Всего новостей: 2400007, выбрано 5028 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505366 Лев Гудков

Россия: «Наркотик пропаганды действует»

Самый известный исследователь общественного мнения страны наблюдает возврат тоталитаризма. Все демократические идеи дискредитированы, говорит Лев Гудков. Президентские выборы — это всего лишь ритуал подтверждения власти.

Юлиан Ханс (Julian Hans), Süddeutsche Zeitung, Германия

Через четыре недели в России состоятся выборы президента, но самый авторитетный институт исследования общественного мнения не публикует никаких результатов опросов. Почему? В сентябре 2016 года Министерство юстиции внесло «Левада-центр», которым руководит Лев Гудков, в список «иностранных агентов». Публикация результатов опросов расценивается как влияние на политику, что запрещено «иностранным агентам».

Süddeutsche Zeitung: Что бы произошло, если бы вы, несмотря на запрет, опубликовали бы результаты опросов?

Лев Гудков: Тогда нам грозят штрафы в размере до двух миллионов рублей (28 тысяч евро). При повторном нарушении наш институт может быть закрыт.

— Что вы тем не менее можете сказать о предстоящих 18 марта выборах?

— Самая важная их особенность — высокая степень предсказуемости. Понятно, кто «победит» — в кавычках. Строго говоря, это не выборы. Собственно говоря, надо найти другое обозначение, возможно, плебисцит или аккламация. Это ритуал подтверждения полномочий того, кто уже находится у власти.

— Какова причина?

— Нет реальных претендентов. Единственным, кто мог бы придать смысл выборам, был бы оппозиционный политик Алексей Навальный. У него не было шансов против Путина, он едва ли набрал бы более 20% голосов…

— … так много? По результатам ваших опросов, он всегда набирал 1%.

— он набрал бы максимально 20%, если бы были действительно справедливые условия и он бы, например, получил доступ к телевидению. Это принципиально изменило бы ситуацию. Но это все гипотетически. Против него был сфабрикован уголовный процесс, который был использован как предлог, чтобы отклонить его кандидатуру.

— Почему его не допустили, если у него все равно не было шансов?

— Регистрация в качестве кандидата дала бы ему возможность выступить на телевидении и рассказать перед большой аудиторией об обвинениях в коррупции Путина и его окружения.

— Откуда берутся 80% одобряющих Путина?

— Большую роль играет то, что ответственность за ошибки Путина перекладывается на другие государственные институты. На премьера, правительство, Госдуму. Как и во всех авторитарных режимах, высокая степень одобрения Путина отражает слабость государственных институтов. Полиция и правосудие защищают государство, а не права отдельных граждан. Поэтому происходит перенос надежд на лидера.

— В Кремле хотят достичь результата в 70% проголосовавших за Путина при 70% явке избирателей. Это реально?

— В декабре я бы сказал, что это невозможно. Тогда лишь каждый второй был готов пойти на выборы. Теперь я в этом уже не так уверен. В январе началась мобилизация. Можно наблюдать, как оказывается давление в ведомствах и на предприятиях. С тех пор готовность идти на выборы резко возросла. 70% за Путина кажутся реалистичными, из остальных семи кандидатов никто не наберет более 10%. Это именно тот эффект, которого хотели достичь стратеги в Кремле: впечатление единодушной поддержки, безальтернативности.

— Последние президентские выборы 2012 года вызвали большие протесты против фальсификации результатов выборов. Люди смирились?

— Ситуация тогда была особенной по двум причинам. Во-первых, Путин и Медведев объявили, что они собираются еще раз поменяться постами, что разозлило многих людей. Тогда в наших опросах свое недовольство выразили 27% опрошенных, многие из которых затем зарегистрировались наблюдателями на выборах. Когда они обнаружили массовые нарушения, последовали демонстрации, которые остались безуспешными и разочаровали людей, деморализовали их и привели к апатии.

Затем произошла аннексия Крыма и наступила шовинистская эйфория. А с ними и раскол в группе, поддерживавшей те протестные движения. Внезапный рост степени одобрения деятельности Путина — это последствие раскола оппозиции, или лучше сказать не оппозиции, а той группы населения, которая была недовольна Путиным. Часть группы присоединилась к путинскому большинству. Аннексия Крыма позволила забыть старые комплексы неполноценности.

— Но с момента аннексии Крыма дела в стране идут все хуже: экономический кризис, международная изоляция, санкции.

— Верно. Реальная заработная плата падает, сегодня она почти на 15% ниже, чем в начале рецессии. Это больно, но не катастрофично. И для режима это не опасно; регресс протекает медленно и люди приспосабливаются. Они говорят: «Жизнь трудная, но терпимо».

— Работает ли эффект Крыма и сегодня?

— Эйфория прошла, но последствия аннексии будут продолжать действовать еще долго. Ситуация изменилась в корне. Государство массово ужесточило цензуру и контроль населения, вся внутренняя политика приняла репрессивный характер. В какой-то мере можно говорить о возврате тоталитаризма. Все демократические идеи дискредитированы, что и было целью антизападной политики, проводимой после 2012 года. Речь шла не столько о конфронтации с Западом ради нее самой, сколько о дискредитации прозападно настроенных либералов в собственной стране. Это удалось. Мы переживаем сильный рост искусственного традиционализма, можно даже сказать, фундаментализма.

— Почему такая тактика действует?

— Люди в провинции, в маленьких городках, где живет примерно 65% населения, все равно живут плохо. От конфронтации они, по крайней мере, получают символическое удовлетворение. Жизнь лучше не становится, но во всех опросах эти люди говорят нам: «Мы показали миру зубы и заставили его нас уважать». Этот наркотик пропаганды действует.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505366 Лев Гудков


Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303

Министерство здравоохранения Узбекистана предлагает узаконить административную ответственность для должностных лиц, отказывающих гражданам в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи.

Минздрав предлагает дополнить Кодекс об административной ответственности статьей 59. Согласно этой поправке, за необоснованный отказ в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни или здоровья состоянии, должностные лица будут оштрафованы. Сумма штрафа составит от 5 до 10 МРЗП (на сегодняшний день 1 МРЗП равен 172 тысячи 240 сумов).

Соответствующий законопроект сегодня, 21 февраля, был размещен на специальном портале СОВАЗ. Напомним, что в обсуждении проектов законов, размещаемых на это площадке, может принять любой гражданин Узбекистана.

Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303


Таджикистан. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > news.tj, 21 февраля 2018 > № 2504292

Верховный суд и партнеры способствуют открытости судебной информации

Сегодня в Верховном суде Таджикистана состоялась официальная церемония запуска проекта «Доступ к судебной информации» на период 2018-2019 годы.

Основной целью Проекта является повышение потенциала судей и работников судебных органов по оказанию качественных услуг, включая предоставление своевременной и достоверной информации общественности, а также поддержка в разработке правовых рамок относительно открытости судебной информации, - сообщили в отделе информации ВС РТ.

По данным источника, в рамках проекта планируется модернизация веб-сайтов Верховного суда, суда Душанбе, областных судов в Согдийской, Хатлонской областях и ГБАО с целью предоставления информации о деятельности судебных органов и повышения доверия населения к судебной системе.

Также планируется обучение около 100 сотрудников судебных органов и представителей СМИ по работе с общественностью, подготовке и передаче своевременной и достоверной информации через местные и международные СМИ.

«Проект также будет способствовать укреплению правовых основ доступности судебной информации при поддержке национальных и международных экспертов, а также создаст условия для изучения передового опыта в этом направлении», - отметили в отделе информации ВС.

В целом проект направлен на достижение Национальной программы развития Республики Таджикистан на период до 2030 года и Глобальной Цели (16) устойчивого развития.

Проект финансируется Министерством иностранных дел Королевства Норвегии в рамках программы «Верховенство закона и доступ к правосудию».

Рабочий план совместного Проекта подписали председатель Верховного Суда РТ Шермухаммад Шохиен, Постоянный координатор ООН/Постоянный представитель ПРООН госпожа Пратибха Мехта, Чрезвычайный и Полномочный посол Королевства Норвегии Оле Йохан Бёрной.

Таджикистан. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > news.tj, 21 февраля 2018 > № 2504292


Казахстан > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503826

В Казахстане планируется создание геопортала для ведения мониторинга сельхозугодий.

В целях усиления государственного контроля сельхозземель в Республике Казахстан планируется создание геопортала для ведения мониторинга сельхозугодий на основе данных космоснимков. Это следует из доклада вице-министра сельского хозяйства РК Нысанбаева Е.Н., озвученного на заседании коллегии «Эффективное использование водных ресурсов и устойчивое управление биологическими ресурсами».

Как сообщается в докладе, создание геопортала позволит акиматам своевременно выявлять и оперативно реагировать на факты неиспользования земель, сокращению временных издержек и процессуальных сроков выявления и изъятия неиспользуемых земель, исключению коррупционных рисков, развитию института 10-кратного налогообложения как эффективной экономической меры для стимулирования рационального использования сельхозземель.

Для реализации данного механизма разрабатываются правила ведения мониторинга земель сельхозназначения.

Кроме того, в рамках госпрограммы развития АПК в республике продолжаются работы по проведению почвенных, геоботанических изысканий и бонитировки почв, по результатам которых планируется создание электронных почвенных, геоботанических карт.

Так, в текущем году указанные работы запланированы на площади 18,3 млн га на общую сумму 4,7 млрд тенге (в т.ч. почвенные обследования — 7 млн га, геоботанические – 7,3 млн га, бонитировка – 4,8 млн га).

Акиматами начаты работы по ревизии земельного фонда на землях промышленности и особо охраняемых территорий на общей площади

10 млн га.

Казахстан > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503826


Россия. ПФО > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503820

В Нижегородской области запустили онлайн-фермерство.

В Нижегородской области сделали реальностью онлайн-игру «Веселый фермер»: участники могут следить за жизнью животных на ферме, не покидая пределов своего города, вкладываться в их содержание и получать доход в виде продуктов. Проект «Телефермер» основали предприниматели из Москвы Владислав Павлов и Михаил Зимин.

Инвестиции в проект составили более 15 млн руб. Ферма и посевные площади располагаются на 60 га земли в Навашинском районе Нижегородской области. Здесь выращивают овощи, в основном это топинамбур, который идет на подкормку скоту; содержат поросят, баранов, бычков, куриц. По веб-камерам можно из города наблюдать, что происходит с животными, или же приехать и посмотреть на все вживую. Пользователи могут нажать на кнопку на сайте, и скотник получает команду покормить животное вне графика. Сегодня на телеферме работают 10 человек, проект нуждается в квалифицированных и надежных кадрах.

Пользователи проекта – на сегодняшний день их 25 человек – вступили в кооператив, заплатив членский взнос (10 рублей). Далее на свой счет каждый из них вносит средства для оплаты животных и расходов на их содержание. 10 цыплят обойдутся в 1000 руб., а двухмесячный поросенок – уже в 4000 руб. Можно вложиться и в строительство новых курятников, чтобы в будущем получать яйца. Мясо животных доставляют домой участникам кооператива или в распределительный центр во Фрязине. Участники проекта в 2017 году закупили животных на 400 тыс. руб., на содержание потратили 2,1 млн руб. В будущем они смогут также продавать излишки своей сельхозпродукции через онлайн-ярмарку на сайте.

Россия. ПФО > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503820


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 20 февраля 2018 > № 2505211 Лев Гудков

Лев Гудков: "Дурман пропаганды действует"

Юлиан Ханс | Süddeutsche Zeitung

Самый известный социолог страны наблюдает скатывание России в тоталитаризм. Все демократические идеи дискредитированы, говорит Лев Гудков в беседе с московским корреспондентом Sueddeutsche Zeitung Юлианом Хансом.

Самый уважаемый социологический центр страны не публикует результаты опросов, пишет Ханс: в сентябре 2016 года "Левада-центр", которым руководит Гудков, попал в список "иноагентов", а опросы считаются влиянием на политику, что "иноагентам" запрещено. В противном случае, пояснил Гудков, им грозит штраф в размере до 2 млн рублей, а при повторном нарушении "Левада-центр" может быть закрыт.

Самой важной приметой предстоящих президентских выборов, по мнению Гудкова, "является их предсказуемость". "Строго говоря, это не выборы вообще. Здесь нужно подобрать другие определения: плебисцит, может быть, одобрение, ритуал утверждения во власти того, кто там уже находится".

По мнению собеседника SZ, выборы обрели бы смысл в случае участия оппозиционера Алексея Навального, который мог бы рассчитывать на 20% голосов. Гудков сказал: "Если бы он был зарегистрирован в качестве кандидата, он получил бы возможность выступать на телевидении и донести до широкой аудитории коррупционные обвинения в адрес Путина и его окружения".

Высокий рейтинг Путина, по словам социолога, отражает, как и во всех авторитарных режимах, слабость государственных институтов. "Полиция и судебная система защищают государство, а не права отдельных граждан. Поэтому мы наблюдаем перенесение надежд на лидера государства", - пояснил он.

По словам руководителя "Левада-центра", с декабря выросла готовность россиян пойти на выборы. "Можно наблюдать, как выросло давление со стороны властей и предприятий. (...) 70% для Путина теперь кажутся реальными - ни один из прочих кандидатов не перешагнет планку в 10%. Это именно тот эффект, которого добиваются кремлевские стратеги: ощущение единодушной поддержки и отсутствия альтернативы".

Волна протестов против фальсификации итогов выборов, которая захлестнула страну в 2012 году, сошла на нет: демонстрации не привели к каким-либо результатам, "люди почувствовали разочарование, были деморализованы, их охватила апатия. И тут случилась аннексия Крыма со всей вытекающей из нее шовинистской эйфорией. Это привело к расколу среди тех, кто поддерживал протестное движение. Неожиданный рост популярности Путина, - считает Гудков, - является следствием раскола оппозиции, точнее, группы тех, кто был недоволен президентом. Часть этой группы примкнула к путинскому большинству. Аннексия Крыма позволила забыть о старых комплексах неполноценности".

По мнению социолога, снижение уровня заработной платы - сегодня она на 15% ниже, чем в начале рецессии, - не является катастрофой для режима. "Люди приспосабливаются", - заметил Гудков.

"Эйфория (от присоединения Крыма) прошла, но последствия аннексии будут ощущаться дольше. Ситуация в корне изменилась. Государство в значительной мере ужесточило контроль над обществом и цензуру, внутренняя политика приобрела репрессивный характер. В определенной степени можно говорить о рецидиве тоталитаризма. Все демократические идеи дискредитированы - в этом и состояла суть антизападной политики начиная с 2012 года. Речь шла не столько о конфронтации с Западом, сколько о дискредитации ориентированных на Запад либералов внутри страны. Мы испытываем резкий рост искусственного традиционализма, можно сказать, фундаментализма", - указал Гудков.

"Около 65% населения России проживают в провинции, в небольших городах, где жизнь и так не назовешь хорошей. Конфронтация несет им по крайней мере символическое чувство удовлетворения. Жизнь лучше не становится, но в опросах люди говорят нам: мы показали всему миру зубы и вынудили уважать себя. Дурман пропаганды действует", - резюмировал Гудков.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 20 февраля 2018 > № 2505211 Лев Гудков


Казахстан > Медицина. Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2504386

Казахстанцы смогут проверить платежи за ОСМС в онлайн режиме, сообщает zakon.kz.

Воспользоваться этой государственной услугой станет возможно уже в текущем году. Новшество будет реализовываться в рамках внедрения и развития информационных технологий в системе обязательного социального медицинского страхования. Планируется, что услуга будет доступна на портале электронного правительства для граждан и в центрах обслуживания населения. Каждый гражданин сможет отслеживать платежи, поступающие за него, в систему ОСМС.

Так же, в 2018 году фондом социального медицинского страхования планируется усовершенствовать технологию, предоставляющую государственную электронную услугу, по прикреплению граждан к поликлиникам.

- Эта работа проводится Фондом в рамках поручений главы государства, данном в послании народу Казахстана в 2018 году, в части «обеспечения доступности и эффективности медицинской помощи за счет развития информационных систем», - отметил Нурлыбек Кабдыкапаров директор филиала НАО «ФСМС» по г. Астана.

По итогам прикрепительной кампании столичные медицинские организации на данный момент обслуживают более миллиона человек.

С первого января Фонд выступает единым оператором по распределению государственных средств, направленных на обеспечение гарантированного объема бесплатной медицинской помощи для населения. Казахстанцы и иностранцы, постоянно проживающие на территории РК, могут использовать право свободного прикрепления без ограничений. Раньше это было возможно реализовать всего раз в полгода, либо в рамках прикрепительной кампании.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2504386


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 февраля 2018 > № 2504342

Казахстанцы смогут онлайн отслеживать оформление документов на соцвыплаты

 На сайте Государственного фонда социального страхования www.gfss.kz и через мобильное приложение Smart-Astana запущено online-прослеживание документов с момента их сдачи до назначения социальной выплаты. Об этом сообщает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Министерства труда и социальной защиты населения РК.

«Путем введения ИИН человек может узнать, на какой стадии рассмотрения находятся его документы», - пояснили в ведомстве.

Напомним, социальные выплаты из ГФСС назначаются по шести видам социальных рисков: это утрата трудоспособности, потеря кормильца, потеря работы, беременность и роды, усыновление новорожденного ребенка, уход за ребенком до 1 года.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 февраля 2018 > № 2504342


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504334

Куда язык доведет: почему Казахстан перешел на латиницу

В Казахстане утвердили окончательный вариант алфавита на латинице

Екатерина Суслова

В Астане утвердили новый казахский алфавит, основанный на латинице. Отказаться от кириллицы в Казахстане решили еще в октябре 2017 года, однако представленный тогда проект нового алфавита пришлось отправить на доработку. Переход Казахстана на латиницу многие трактовали как стремление Астаны обозначить свою «независимость» от Москвы, хотя Нурсултан Назарбаев приводит другие причины. «Газета.Ru» разобралась, зачем Казахстану новый алфавит.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев утвердил новый вариант казахского алфавита, основанный на латинской графике. В алфавите, на который в течение ближайших семи лет должна перейти страна, будет 32 буквы. В кириллическом варианте казахского алфавита, который использовался на протяжении почти восьмидесяти лет, их было 42.

Назарбаев еще в конце октября подписал указ о поэтапном переходе на латиницу в срок до 2025 года. Изначально главе республики представили на выбор два варианта казахского алфавита на латинице: в первом некоторые специфические звуки казахского языка предлагалось обозначать с помощью диграфов (сочетаний из двух букв), второй вариант предполагал передачу этих звуков на письме при помощи апострофов.

Глава республики одобрил вариант с апострофами, однако лингвисты и филологи раскритиковали эту версию алфавита. По словам ученых, чрезмерное использование апострофов серьезно усложнило бы чтение и письмо — из 32 букв алфавита сразу 9 писались бы с надстрочной запятой.

Проект отправили на доработку — в итоговом варианте, утвержденном Назарбаевым 20 февраля, апострофы отсутствуют, зато используются новые диакритические знаки наподобие умляутов (например á, ń), а также два диграфа (sh, ch).

Дорогое удовольствие

Несмотря на то что власти согласились доработать первоначально предложенный вариант алфавита, сам по себе переход на латиницу будет сопряжен с большими трудностями. Критики и ученые предупреждают, что людям старшего возраста будет непросто привыкнуть к латинской графике, из-за чего может возникнуть разрыв поколений.

Еще одна опасность заключается в том, что будущие поколения не смогут обратиться ко многим научным и другим трудам, написанным на кириллице — большую часть книг попросту не смогут переиздать на латинице.

Потенциальной проблемой является и снижение интереса молодежи к чтению — поначалу перестраиваться под новый алфавит будет тяжело и на чтение придется тратить существенно больше времени. В итоге молодые люди могут просто перестать читать.

Пока в стране по-прежнему используется несколько модифицированный русский кириллический алфавит — переходный период продлится до 2025 года. Новые паспорта и удостоверения личности начнут выдавать гражданам Казахстана с 2021 года, а в 2024-2025 годах будет совершен переход на латиницу госорганов, образовательных учреждений и СМИ — 13 февраля такой план озвучил замминистра культуры и спорта Казахстана Ерлан Кожагапанов.

Процесс перехода на латиницу будет еще и затратным. Как минимум, он предполагает профессиональную переподготовку педагогов.

Согласно данным, опубликованным на сайте правительства Казахстана, в ближайшие семь лет «переучивать» придется 192 тыс. учителей. Это удовольствие обойдется Астане в 2 млрд руб., а на переиздание школьных учебников уйдет еще около 350 млн руб.

В сентябре Назарбаев говорил, что в первых классах школ начнут преподавать на латинице в 2022 году. Тогда же он подчеркнул, что процесс перехода не будет болезненным — президент пояснил, что в школах дети изучают английский язык и знакомы с латинской графикой.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин также высказал опасения, что дороговизна латинизации может привести к злоупотреблениям и коррупции. «Выделение такого объема средств при очень слабом механизме контроля над расходами приведет к ситуации, когда значительная часть чиновьичьего класса, особенно в регионах, столкнется с соблазном тратить деньги, не отчитываясь. Открывается широчайшее поле для злоупотребления», — считает эксперт.

Зачем Астане латиница: версия Назарбаева

Назарбаев впервые заговорил о внедрении латинского алфавита в 2012 году, выступая с ежегодным посланием народу Казахстана. Пять лет спустя в своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» президент аргументировал необходимость отказа от кириллицы особенностями «современной технологической среды, коммуникаций, а также научного и образовательного процесса XXI века».

В середине сентября 2017 года Назарбаев и вовсе заявил, что кириллица «искажает» казахский язык. «В казахском языке нет «щ», «ю», «я», «ь». Используя эти буквы, мы искажаем казахский язык, поэтому [с введением латиницы] приходим в основу», — отметил глава Казахстана.

Эксперты, кстати, утверждают обратное: по их словам, именно латинская графика плохо справляется с задачей отражения на письме всех звуков казахского языка — об этом свидетельствуют проблемы с дополнительными диакритическими знаками вроде апострофов.

Подписав указ о переходе на латиницу в октябре прошлого года, Назарбаев заверил, что эти изменения «ни в коем случае не затрагивают права русскоязычных, русского языка и других языков».

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев отмечает, что в подобных заявлениях есть доля лукавства. «Тратить деньги будут из налогов всех граждан, это касается и русскоязычного населения», — пояснил эксперт.

Президент Казахстана также поспешил развеять опасения, что переход на латинский алфавит сигнализирует о смене геополитических предпочтений Астаны. «Ничего подобного. На этот счет скажу однозначно. Переход на латиницу — это внутренняя потребность в развитии и модернизации казахского языка. Не надо искать черной кошки в темной комнате, тем более, если ее там никогда не было», — заявил Назарбаев, напомнив, что в 1920-40-е годы казахский язык уже использовал латиницу.

До 1920 года казахи пользовались на письме арабской вязью. В 1928 году в СССР был утвержден единый алфавит для тюркских языков на основе латиницы, однако в 1940 году его все-таки заменили на кириллицу. В этом виде казахский алфавит существует уже 78 лет.

При этом некоторые другие союзные республики после распада СССР в 1991 году поспешно перешли на латинское письмо — хотели тем самым указать на собственную независимость от бывшего СССР.

В частности, латинскую графику пытались вводить Туркменистан, Узбекистан и Азербайджан, хотя там и возникли определенные проблемы с использованием нового алфавита. В Казахстане от подобных изменений долгое время отказывались, поскольку большинство населения было русскоязычным. Тем не менее, в стране тоже предпринимались попытки обозначить и усилить собственную идентичность — в частности, происходило замещение русских топонимов казахскими.

Прощай, Россия — здравствуй, Запад?

Несмотря на все уверения Назарбаева в том, что отказ от кириллицы не говорит о смене геополитических устремлений республики, и в России, и в самом Казахстане многие считают, что цель этого шага — подчеркнуть «независимость» от Москвы.

Астана проводит «многовекторную политику», то есть старается развивать отношения одновременно и со странами постсоветского пространства, и с Китаем, и с Западом. При этом Казахстан — наиболее развитая и богатая из центральноазиатских республик, Евросоюз является вторым после России торговым партнером Астаны. Казахстан, в свою очередь, является основным партнером Евросоюза в Центральной Азии, хотя его доля в товарообороте ЕС, конечно, весьма незначительна.

По словам замдиректора Института стран СНГ Владимира Евсеева, именно стремление подчеркнуть «многовекторность» своей политики является основной причиной для перехода на латиницу.

«В рамках этой многовекторности развиваются отношения Казахстана с Западом — для этого Астана и переходит на латиницу. Это нужно, в том числе, чтобы получать дешевые инвестиции, дешевые кредиты и так далее», — объяснил эксперт.

В то же время заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин не видит оснований полагать, что переход Казахстана на латиницу свидетельствует о развороте внешней политики. «Казахстан лавирует между Пекином, Москвой и Вашингтоном, так было всегда, так будет и дальше», — констатировал эксперт.

Опрошенные «Газетой.Ru» специалисты утверждают, что Москву не сильно беспокоит вопрос о том, какой алфавит будут использовать казахи.

«В Москве особого напряжения это решение не вызывало и вряд ли вызовет, у нас эту тему воспринимают как отвлеченную, не касающуюся настоящей политики», — отметил Грозин.

Владимир Евсеев, в свою очередь, отмечает, что Россия старается относиться к этому шагу Астаны с пониманием. «Это просто затрудняет общение. Это право Казахстана, как им писать — они могут пользоваться хоть китайскими иероглифами», — признал собеседник «Газеты.Ru».

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504334


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2502505

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ от 19 февраля 2018 года № 637 "О внесении изменения в Указ Президента Республики Казахстан от 26 октября 2017 года № 569 "О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику", передает Zakon.kz со ссылкой на пресс-службу Акорды.

"ПОСТАНОВЛЯЮ:

1. Внести в Указ Президента Республики Казахстан от 26 октября 2017 года № 569 «О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику» (САПП Республики Казахстан, 2017 г., № 50-51-52, ст. 326) следующее изменение:

алфавит казахского языка, основанный на латинской графике, утвержденный названным Указом, изложить в новой редакции согласно приложению к настоящему Указу", - говорится в документе.

Указ вводится в действие со дня его опубликования, то есть с 20 февраля 2018 года.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2502505


Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502430 Роман Виктюк

Роман Виктюк: "За каждую минуту любви мы платим пятью минутами страдания"

Роман Виктюк вернулся с гастролей в Петербурге, где публика восторженно приняла его новый спектакль "Мандельштам".

Веста Боровикова

- Роман Григорьевич, Вы выступали в БДТ, и я уже знаю об овации в полчаса, которую устроила вам питерская публика.

- 27 минут. Не полчаса. В двухтысячном зале. Они аплодировали неистово, завороженно. Этого не было в их театре давно, как они сказали. Они очень любят мой театр, это правда. Я всегда привожу к ним премьеру. И надо еще понимать, что мы играли в зале, где все они были. Все поэты. И Блок, и Мандельштам.

- То есть Мандельштам приехал в гости к Мандельштаму?

- Совершенно верно. Он жил рядом, ведь театр в центре. И там ни-че-го в зале не изменилось. Хотя и делали ремонт.

- Что послужило идеей для рождения спектакля «Мандельштам»?

- Театр потерял способность ставить поэтические произведения. Проще ставить бытовую драму. Смешные, грустные зарисовки из жизни, в которой мы живем. Но когда встала проблема перемены духа в театре, то решить её было возможно лишь поэзией. Потому что поэзия - это вершина всего. Но никто из наших великих поэтов на сцену не попал. Марина Цветаева носила и читала «Федру» в студии Вахтангова в те годы. И Вахтангов сказал: «Нет». Она второй раз приходила читать. И второй раз был отказ. И до тех пор, пока я не поставил «Федру» в театре на Таганке с Аллой Демидовой, драматургия Цветаевой интереса не вызывала. А я знаю, что без поэзии воспитать артиста сегодня в ощущении собственного духа и тела и соприкосновении с мирозданием не-воз-мож-но.

Потому что хороший артист – это тот, кто чувствует, как его направляет энергия, которая руководит вселенским процессом. Если артист слышит эти ноты оттуда, он совершенно по-другому играет каждый спектакль. Игорь Неведров и Дима Бозин первые получили возможность через свой организм пропускать те сигналы и волны, которые идут сверху. Все планируется, строится и разрушается наверху, но очень мало людей, которые слышат сигналы сверху. И могут их транслировать. И театр сейчас должен меняться не оформлением, не количеством смеховых раздражителей, не передразниванием вождей и животным смехом публики. Всё это подножный корм. И все это неправда.

Сейчас Миша Ефремов подражает Сталину, его интонации и так далее. Но все это - не о Сталине. Потому что Сталин – это порождение энергетической силы там, над всеми нами. Она выбрала его, чтобы люди очнулись. К сожалению, это не произошло.

- Вы хотите сказать, что зло является слугой Бога?

- Конечно. Для того, чтобы люди не погрязли во зле, приходит его воплощение. А если сказать грамотно, то эта высшая энергия периодически вызывает рост энергии творчества. И появляется Серебряный век, например. Вспышка, и потом мы получили ошметки от нее. И больше эта энергия на землю не приходила. Поэтому сейчас мы наблюдаем пустые головы, низменные намерения и нежелание служить этому вселенскому энергетическому потоку.

- А как он работает? Например, в музыке?

- Музыка – это, прежде всего волны, которые отправляются туда, вверх, а потом возвращаются оттуда на землю, и рождаются великие музыкальные произведения. Я очень примитивно объяснил этот процесс, но вы меня понимаете.

- Не все хотят пропускать через себя этот поток энергии. Потому что тот, кто к нему подключается, становится мишенью.

-Это не имеет значения. Это и есть выбор. Как он может не стать мишенью, если вокруг – темнота?

- Вы только что создали афоризм.

- …и поэтому тех, кто чувствовал эти потоки, их миллионами отправляли подальше. А они там, в тюрьмах, на стенах оставляли свои строки. И эти строки читали. Но эта черная энергия. И ее в пять раз больше, чем остальной энергии на земном шаре.

- То есть любви в пять раз меньше, чем боли, страха, подлости и насилия?

- В пять раз меньше.

- То есть за каждую минуту любви мы будем платить пятью минутами страданий?

- Совершенно верно. Или – гибелью. Но те, которые уходят, свет там, наверху, увеличивают. И когда придет оборот всей этой гигантской структуры опять на землю, может быть, что-то изменится. Но этот приход надо готовить. Для взрыва, для всплеска небесного света людям на земле.

- Ваша миссия - это подготовить приход света?

- Да.

- Далеко не все это понимают.

- А зачем? У них есть ирония. И смех. Они говорят: «Сумасшедший!» - «Да, сумасшедший». - «В искусстве нельзя не быть сумасшедшим».

- Почти все ваши спектакли – об отсутствии любви. «Служанки» – о том, что любовь невозможна в рабстве. «Давай займемся сексом» - о попытке спрятаться от отсутствия любви в секс…

- Этот спектакль - вообще наш вопль! Люди хотят любви даже в сумасшедшем доме. Но не получают, потому что она уходит из этого мира. Сейчас я тружусь над «Мелким бесом» Сологуба. Это все – о нас. Мелкий бес никуда не делся. Он процветает сегодня. И свою молитву ненависти он реализует. Когда-то я впервые поставил его в Русском театре в Риге. Здесь я даже не мог заикнуться о том, что хочу его поставить. Решил попробовать в Риге. Там меня привели в ЦК партии к человеку, который отвечал за культуру. Он меня выслушал и подписал разрешение. Приезжаю в начале сентября, разрешение действует. Прошу: «Я бы хотел встретиться с этим человеком». А мне говорят: «Он летом поехал с семьей в Париж и там остался». И я вспомнил его взгляд, когда он подписывал это разрешение. Он знал, что уедет. И в Русский театр в Риге впервые пошли эстонцы, именно на мой спектакль. Успех был ошеломляющий. И буквально в прошлом году они меня пригласили на годовщину «Мелкого беса» в Русский театр.

- То есть времени нет? Оно прорастает новыми побегами на старом месте?

- Совершенно верно. Энергетика сохраняется там, куда она пришла. Человек, который открыл мне этот клапан в Риге, так и не вернулся. Но несколько раз оттуда передавал мне приветы.

- Видите, как важно встретить своих.

- Можно ведь и не встретить своих. Если нет той же волны.

- Сологуб в предисловии к роману писал примерно так: «Вы думаете, это автор такой злой и нехороший? Нет, друзья, это автор написал о вас. Это вы - злые и нехорошие». Вы могли бы подписаться под этими словами?

- Думаю, он многого не сказал. Действие в романе происходит на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Персонажи романа принимали участие в революции и строили новое государство. Это они в один день отказались от Бога. Он ведь не выдумал никого. Это интеллигенция, учителя гимназии. Будущие бойцы с самедержавием. И все монологи героя есть подготовка к убийству. Там есть гениальный монолог о том, что мысль об убийстве уже есть убийство. И то, как воспитывают гимназистов, и как дирекция следит за гимназистами, и то, в чем гимназисты участвуют в свободное время - участвуют в сражении - это все говорит о том, что «будет беда». Все это очень важные вещи. Сологуб хотел уехать.Но его жена покончила жизнь самоубийством, и он остался. Он перестал общаться с людьми, и его впервые стали называть «старик». Это великий писатель, и то, что он незаслуженно вошел в историю литературы без великой славы, это неверно. Его сто лет не издают. А у него есть и пьесы. Пьесу «Мелкий бес» он написал сам. И участвовал в постановке.

- Вы ставите его пьесу?

- Нет, я написал свою. По его роману. Я расшифровал для себя, что происходило с Сологубом, когда он это писал.

- Герой романа Передонов - это типаж?

(Кричит)

- Это не типаж, а событие, которое грядёт. Идёт беда! Все, что было потом - ГУЛАГ, тюрьмы, расстрелы, разруха храмов – какой это типаж? Это то, что случилось. Страшно, что он готовится убивать, не сожалея! Этой мысли не было даже у Федора Михайловича…

- Да, у него они потом все каялись.

- Нет этого даже близко. До конца. Он ждет возможности реализовать эту энергию убийства.

- Вы хотите этим спектаклем предостеречь?

- Это можно предостеречь? Как вы наивны… Уже всё случилось. Дела давно минувших дней.

- Роман Григорьевич, вы преподаете, у Вас такое количество учеников. Кого можете назвать как самого талантливого?

- Ни-ко-го. Это неправильно. Они все талантливы. Уже есть те, кто стал главрежем. И даже в разных бывших советских республиках. Но не все приходит сразу. Кроме того, они не делают того, что от них хотят. А только то, что считают нужным.

- Ваш ученик Игорь Неведров, сыгравший главные роли в премьерах этого и прошлого сезонов – «Крыльях из пепла» и «Мандельштаме» - сейчас готовит свой второй спектакль как режиссёр-постановщик.

- Да. Он очень волнуется. Но его лицо светится. И я этому рад.

Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502430 Роман Виктюк


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502297

В Veon смена рулевых

Анна Устинова

Компания Veon Ltd. (материнская компания ПАО "ВымпелКом", работающая под брендом "Билайн") сообщила об изменениях в руководстве двух дивизионов - "Развивающиеся рынки" и "Евразия". Глава дивизиона "Развивающиеся рынки" (Пакистан, Бангладеш и Алжир) Джон Эдди и глава дивизиона "Евразия" (Узбекистан, Казахстан, Украина, Киргизия, Таджикистан, Армения, Грузия) Михаил Герчук покинули свои должности. Их места соответственно заняли генеральный директор Jazz (входит в Veon) Амир Ибрагим и генеральный директор "Киевстара" (также входит в Veon) Петр Чернышов.

Глава дивизиона "Евразия" компании Veon Михаил Герчук (на фото) покинул свой пост. Его место занял генеральный директор одного из крупнейших операторов Украины "Киевстар" Петр Чернышов. Он продолжит руководить "Киевстаром", а также будет отвечать за бизнес Veon в Узбекистане, на Украине, в Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Армении и Грузии.

В течение нескольких лет Петр Чернышов был главным исполнительным директором Carlsberg Ukraine и впоследствии стал вице-президентом Carlsberg, ответственным за операции на шести восточноевропейских рынках.

Глава дивизиона "Развивающиеся рынки" Veon Джон Эдди также ушел с поста. На его место пришел генеральный директор пакистанского оператора Jazz Амир Ибрагим. Он будет совмещать руководство Jazz и управлять активами Veon в Пакистане, Бангладеш и Алжире.

Как сообщили в Veon, при Амире Ибрагиме произошло успешное объединение крупного пакистанского оператора Mobilink с его конкурентом Warid под брендом Jazz, после чего компания продемонстрировала сильные операционные результаты. До прихода в Jazz Амир Ибрагим был старшим вице-президентом норвежского оператора Telenor, где возглавлял направление по трансформации и дистрибуции в Азии. Ранее Амир Ибрагим занимал руководящие должности в Ford, Jaguar и Land Rover.

Причины ухода Михаила Герчука и Джона Эдди с постов в Veon раскрывать не стали. Их дальнейшие планы в пресс-службе Veon также комментировать отказались.

Новые руководители - Амир Ибрагим и Петр Чернышов будут подчиняться главе Veon Жан-Иву Шарлье и станут частью старшей исполнительной команды компании.

"В настоящее время они (Петр Чернышов и Амир Ибрагим - Прим. ComNews) возглавляют две из наиболее успешных операционных компаний в нашем портфеле. Я рассчитываю на их помощь в развитии нашего основного бизнеса связи и ускорение темпов развития нашей цифровой стратегии. Эти шаги также отражают изменения в нашем бизнесе, поскольку мы используем тех лидеров, которые ближе к своим рынкам и имеют необходимый опыт для руководства нашими предприятиями на глобальном уровне", - прокомментировал назначения Жан-Ив Шарлье.

Как рассказали корреспонденту ComNews в пресс-службе Veon, изменения в руководстве двух дивизионов означают шаг к реализации более гибких корпоративных структур. По словам представителя пресс-службы, изменения направлены на то, чтобы привести некоторые виды деятельности группы компаний непосредственно к местным операциям.

В пресс-службе Veon сообщили, что Петр Чернышов и Амир Ибрагим уже приступили к выполнению обязанностей на новых постах.

Согласно прогнозам аналитиков Sberbank Investment Research, которые приводит агентство "Прайм", Veon покажет снижение консолидированной выручки в IV квартале 2017 г. на 0,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тогда как в III квартале 2017 г. этот показатель вырос на 4%. По их оценкам, консолидированная скорректированная EBITDA в IV квартале 2017 г. составила $0,9 млрд, что на 4% ниже, чем годом ранее, а рентабельность была на уровне 37,3%. Главным фактором, спровоцировавшим снижение выручки и EBITDA, аналитики Sberbank Investment Research называют девальвацию узбекского сума в сентябре (его стоимость снизилась почти вполовину). Однако они также ожидают слабые показатели в Алжире и Бангладеш, тогда как на Украине и в Пакистане - хорошие. Официальное опубликование результатов намечено на 22 февраля.

Старший аналитик ИК "Фридом Финанс" Богдан Зварич не исключил, что неудовлетворительные финансовые результаты компаний в отдельных регионах могут привести к тому, что руководители этих направлений могут потерять свои посты. "Приход новых людей может способствовать пересмотру стратегии развития компании в данном регионе, изменений в основных направлениях деятельности. Без подобных изменений компании будет сложно развиваться", - сказал он.

Аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин напомнил, что кроме дивизионов "Развивающиеся рынки" и "Евразия" в Veon входит Россия (представленная оператором "ВымпелКом") и неконсолидируемая доля в итальянском Wind Tre. Он предположил, что если выделять такие сегменты, то Россия в этом году однозначно покажет лучшую динамику.

"При этом в сегментах "Евразия" и "Развивающиеся рынки" есть успешные подразделения. К примеру, выручка и рентабельность на Украине и в Пакистане повышаются благодаря росту потребления мобильного Интернета с низкой базы. Наиболее проблемные регионы - это Алжир и Бангладеш, где заметно усилилась конкуренция. В частности, в Бангладеш произошло слияние двух конкурентов, а в Узбекистане состоялась девальвация валюты и были повышены налоги", - сообщил аналитик Райффайзенбанка. Однако, по мнению Сергея Либина, большинство этих факторов находятся за пределами влияния менеджмента.

В том, что руководить двумя подразделениями группы Veon поставлены главы основных активов в этих регионах, аналитик "Фридом Финанса" не видит ничего страшного. "Напротив, новый руководитель может оценивать сложившуюся ситуацию с двух точек - как руководитель актива и как руководитель подразделения, что может позволить выявить новые возможности для компании", - добавил Богдан Зварич.

Сергей Либин привел пример внутри того же Veon, когда Шелль Мортен Йонсен совмещал должности главы "Ключевых рынков" (Россия и Италия) и лично возглавлял "ВымпелКом" на протяжении полутора лет. При этом, как заметил аналитик Райффайзенбанка, улучшение финансовых показателей наблюдалось именно в этот период, хотя это произошло в первую очередь в результате снижения уровня конкуренции на рынке, что ставить в заслугу лично Шеллю Мортену Йонсену, безусловно, нельзя.

В целом, по словам Сергея Либина, совмещение должностей укладывается в концепцию оптимизации издержек в части устранения промежуточных уровней управления, которой придерживается Veon.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын считает, что плюсы и минусы схемы управления, когда руководитель основного актива в подразделении группы Veon является по совместительству и главой этого подразделения, могут зависеть от конкретной ситуации.

"Сделав главу регионального подразделения одновременно главой группы рынка, можно его поощрить, продвинув его на более высокую позицию и предоставив возможность самому решить вопрос с управлением региональным рынком, например доверив операционные задачи одному из подчиненных. Вопросов несколько, из них первый заключается в том, что менеджер будет перегружен и начнет разрываться между сложными рынками. Второй заключается в возникновении неопределенности в вопросе о том, как оценивать работу этого менеджера - исходя из успехов и провалов основного актива или, наоборот, всего подразделения. Эти открытые вопросы могут стать как плюсами - они обеспечат гибкость при необходимости кадровых решений на следующем этапе, - так и минусами, потому что вносят больше неопределенности", - считает Леонид Делицын.

Досье ComNews

Петр Чернышов. В течение нескольких лет Петр Чернышов был главным исполнительным директором Carlsberg Ukraine и впоследствии стал вице-президентом Carlsberg, ответственным за операции на шести восточноевропейских рынках. С 2014 г. является главой "Киевстара". С февраля 2018 г. совмещает руководство "Киевстаром" с руководством дивизионом "Евразия" в группе Veon.

Амир Ибрагим. Амир Ибрагим занимал руководящие должности в Ford, Jaguar и Land Rover. Позже был старшим вице-президентом норвежского оператора Telenor, где возглавлял направление по трансформации и дистрибуции в Азии. Затем стал главой пакистанского оператора Jazz. С февраля 2018 г. совмещает руководство Jazz с руководством дивизионом "Развивающиеся рынки" в группе Veon.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502297


Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский

Шпионские обвинения в адрес компании Huawei неубедительны

Самое большое преступление китайского производителя может состоять в том, что он слишком успешен.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стойкая нелюбовь американского правительства к китайским производителям смартфонов Huawei и ZTE вновь проявилась на этой неделе на слушаниях в сенатском Комитете по разведке, во время которых шесть руководителей разведывательных ведомств говорили о том, что они не рекомендовали бы американцам покупать продукцию этих компаний из соображений безопасности. В Конгрессе даже имеется подготовленный и поддерживаемый республиканцами законопроект, запрещающий правительству использовать любое оборудование, выпускаемое компаниями Huawei и ZTE. Последняя попытка фирмы Huawei, предпринятая ранее в этом году, прорваться на рынок Соединенных Штатов, где господствующее положение занимают телекоммуникационные компании, закончилась провалом, поскольку компания AT&T неожиданно отказалась от запланированной сделки — возможно, после того, как на нее было оказано политическое давление.

Американским потребителям следует воспринимать подобные предупреждения как проявления политиканства и плохо скрываемого протекционизма, а не как беспокойство по поводу их коммуникации. Есть три причины для того, чтобы скептически относиться к этим предостережениям.

Первая из них технического порядка. Шпионские программы, внедренные в приложения или в операционные системы, относительно легко обнаружить, и если китайское правительство решило шпионить за американцами с помощью, скажем, телефонов фирмы Huawei, то в таком случае весьма велика вероятность того, что эксперты в области кибербезопасности или даже сами разведывательные ведомства могли бы обнаружить подобного рода устройства и сообщить об этом широкой публике. Более серьезную озабоченность вызывают так называемые «внеполосные» (out-of-band) закладки в различных телефонных компонентах или даже встроенные на аппаратном уровне. Насколько нам известно, такие закладки могут оставаться незамеченными в течение многих лет, как это недавно подтвердил случай с наличием аппаратных уязвимостей Spectre и Meltdown, оказавшихся — непреднамеренно, судя по всему, — в значительном количестве современных процессоров, которые шпионы, как китайские, так и других стран, могут использовать.

Сегодня нет таких мобильных телефонов, в которых не использовались бы хотя бы несколько изготовленных в Китае деталей. Если бы китайский правительственный план в области масштабной слежки существовал, он не ограничился бы только китайскими аппаратами, а предусматривал бы также использование сотовых телефонов Apple, Samsung и других компаний. Насколько нам известно, Китай — а также Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, где разрабатываются широко распространенные микросхемы — уже это делают. Если у вас на это параноидальная реакция, то избавьтесь от вашего мобильного телефона, независимо от его бренда.

Вторая причина имеет отношение к избирательности сделанного предупреждения. Американское правительство преследует компании Huawei и ZTE с 2011 года, когда Комитет по разведке Палаты представителей начал расследование деятельности этих двух фирм как поставщиков телекоммуникационного оборудования. В конечном итоге этот Комитет счел подозрительным их сотрудничество с китайскими властями, хотя никакие особые лазейки в оборудовании не были обнаружены. Однако уже после того как этот наносящий ущерб доклад был опубликован, Lenovo, китайская фирма, купила у компании Google расположенную в Чикаго фирму Motorola Mobility, и, несмотря на шум, периодически доносящийся из Пентагона, а также из разведывательных ведомств Соединенных Штатов и наших союзников о рисках, связанных с использованием оборудования Lenovo, нет никакого заметного давления на телекоммуникационные компании с целью остановить продажу телефонов Lenovo и Motorola. Если взять показатели за последние три месяца 2017 года, то доля Lenovo в области поставок в Соединенные Штаты компонентов для сотовых телефонов составила 4,1%, тогда как доля Huawei составляет всего 0,3%, а продает она только разблокированные телефоны (unlocked phones).

Motorola — уважаемый американский бренд и, несмотря на значительное сокращение количества сотрудников в Соединенных Штатах после заключение сделки с Lenovo, это все еще технически американская компания.

Протекционистские инстинкты — единственная причина того, что ее не бросили в одну кучу с Huawei и ZTE.

Третья причина для скептического отношения состоит в том, что компании Huawei и ZTE не находятся под каким-либо давлением в Европе. В последнем квартале 2017 года компания Huawei заняла третье место по количеству проданных смартфонов после Samsung и Apple, а ее доля на рынке составила 13,5%. В Европе нет необходимости защищать местных производителей смартфонов — достойных упоминания там просто нет, — и одержимые идеей защиты частной жизни европейцы не видят никаких проблем с американскими и китайскими поставщиками. Но если бы были найдены убедительные свидетельства того, что кто-то из них шпионит, то потребители были бы недовольны. То же самое можно сказать о ситуации с антивирусными программами. Как известно, американское правительство запретило использовать в своих сетях разработанные в России программные продукты компании «Лаборатория Касперского», тогда как большинство правительств стран Евросоюза (Соединенное Королевство в данном случае является заметным исключением) ничего не знают относительно их опасности и используют как российские, так и американские программы.

Стефани Пелл из военной академии Вест-Пойнт и Кристофер Согоян (Christopher Soghoian) из Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union) кратко объяснили политическую сторону истории с компаниями Huawei/ZTE в своей опубликованной в 2014 году статье, посвященной проблеме прослушивания переговоров по сотовым телефонам.

«Те компании, которые производят вызывающие подозрение аппараты, являются китайскими, и поэтому они становятся объектом всегда готовой к применению и политически безопасной (на самом деле, политически выгодной) демонизации со стороны разведывательного сообщества и его союзников в Конгрессе. Более того, угроза для национальной безопасности, которую представляют собой использование китайским правительством различного рода закладок в китайском телефонном оборудовании, в отличие от многих других угроз, связана с неотъемлемой политической выгодой, поскольку есть законная возможность проведения публичной дискуссии без того, чтобы подвергать риску разведывательные источники американского правительства и соответствующие методы работы».

Однако теперь иное отношение к фирме Lenovо добавляет к этой истории элемент защиты рынка. Не существует причин для того, чтобы американский рынок смартфонов отличался от глобального, на котором фирма Huawei — например, в Европе — является третьим по значению брендом, доля которого в поставке комплектующих составляет 7,9%. Причина, по которой эта китайская компания достигла столь завидного положения, состоит в том, что она продает надежные аппараты с хорошим дизайном и с самым современным набором функций — некоторые из них являются уникальными, включая те, в которых используются встроенные камеры фирмы Leica — по значительно более низким ценам, чем ее конкуренты. Разблокированный флагманский аппарат Mate 10 Pro можно заказать на сайте Amazon за 799 долларов, тогда как за iPhone X придется заплатить, по меньшей мере, 1100 долларов.

Потребители сами сделают свой выбор, однако вся эта история значительно больше похожа на рыночную конкуренцию, чем на попытку Китая проникнуть в Соединенные Штаты, чтобы украсть частные сообщения американцев и данные о совершаемых пробежках. Даже Китай не делает этого по поводу таких американских телефонных брендов, как Apple, хотя он вполне может выразить похожую обеспокоенность.

Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 февраля 2018 > № 2502180 Анна Немцова

После обвинительных заключений Мюллера - интервью с "кротом", побывавшим на российской протрамповской "фабрике троллей"

Анна Немцова | The Daily Beast

"Когда Людмила Савчук прочла обвинительный акт Федерального большого жюри США в отношении 13 россиян, обвиняемых во вмешательстве в выборы в США в 2016 году и в других преступлениях, в том числе в мошенничестве в банковской сфере и в краже личности, она испытала разочарование", - пишет The Daily Beast. "Все из тех, кого назвал спецпрокурор Роберт Мюллер, были связаны с "Агентством интернет-исследований", также известным под его печально знаменитой кличкой "фабрика троллей". Савчук раньше там работала, и в список Мюллера, сказала она, следует включить сотни людей", - сообщает журналистка Анна Немцова.

"Я очень рада видеть обвинительное заключение, но на данный момент 13 троллей - это кажется шуткой", - сказала Савчук в воскресенье в интервью Daily Beast, изучив документ.

Издание пишет: "С 2015 года Савчук и ее команда "Интернет мир" (так в оригинале, пресса называет Савчук основателем движения "Информационный мир". - Прим. ред.), состоящая из 15 специалистов по борьбе с троллями, ведут собственное расследование методов "фабрики". Они рассматривали, каким образом она нанимала "ботоводов", чтобы создавать тенденциозные или полностью надуманные записи, которые с помощью автоматизированных сетей могли распространяться в соцсетях со скоростью лесного пожара, а также изучили кампании и проекты "фабрики троллей" и в соцсетях, и в прокремлевских СМИ. И потому, едва они прочли об обвинительных заключениях и увидели первую реакцию, они хорошо представляли себе, какой будет линия Кремля - по выражению Савчук, "смеяться и высмеивать американское расследование".

Немцова продолжает: "Наблюдатели из российской оппозиции приветствовали шаг Мюллера, но гадали, почему Соединенным Штатам потребовалось столько времени, чтобы получить этот довольно легкодостижимый, по их мнению, результат. Существование и деятельность так называемого "Агентства интернет-исследований" были четко установлены в нескольких журналистских расследованиях задолго до американских выборов".

"В нескольких журналистских материалах упоминались Савчук и информация, собранная ею в "Агентстве интернет-исследований". Она публиковала свои статьи в "Новой газете" и других независимых газетах и сказала, что была бы рада поговорить со следователями Мюллера, но пока он не вступал с ней в контакт", - пишет автор.

"Сегодня ферма ботов работает. Тысячи людей вовлечены в машину пропаганды, которая атакует демократию США и ЕС. Я полагаю, что имеется не одно здание, а больше, - сказала Савчук в интервью The Daily Beast. - В США, должно быть, тоже есть тролли, но у нас в России дешевая рабочая сила, люди, которые рады трудиться, как рабы, за мизерную плату".

"Савчук сказала, что все сотрудники на "фабрике" отчитывались перед "высоким, лысым мужчиной по имени Олег Васильев", и она удивилась, не обнаружив Васильева в списке Мюллера. Бывший "крот" сказала, что была знакома с несколькими из "тринадцати с "фабрики троллей", в том числе с Глебом Васильченко, Михаилом Быстровым и Михаилом Бурчиком. А когда она посмотрела, кто во френдах в Facebook у людей из списка обвиненных, то обнаружила Сергея Карлова и Роберта Бовду - это тоже были "мужчины, которых я видела на "фабрике". Она сказала, что не помнит двух женщин из "Агентства интернет-исследований" - Александру Крылову и Анну Богачеву - которые предположительно ездили в США в 2014 году, чтобы собирать разведданные для их операций. Но в обвинительном заключении отмечено, что обе ушли из агентства до конца того года - до того, как Савчук начала там работать", - говорится в статье.

Издание отмечает, что критики называют Савчук предательницей, а поклонники президента Путина, видимо, полагают, что в манипуляциях соцсетями ради его блага нет ничего дурного.

"Даже подруга моей мамы покачала головой, услышав о секретной "фабрике", где люди круглосуточно пишут пропутинские посты: "Какая это, должно быть, почетная работа - поддерживать президента в такое трудное время!" - рассказала Савчук.

"Мне бы хотелось, чтобы каждый, самый мелкий тролль был наказан, чтобы все, даже те, кто носит штативы для операторов "фабрики", осознали, что им придется отвечать за искажение реальности", - сказала Савчук.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 февраля 2018 > № 2502180 Анна Немцова


Россия. Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > rs.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2499441

Технологический каникулярный лагерь познакомил британских школьников с криптографией и основами блокчейна

Русской школой математики и программирования при представительстве Россотрудничества в Лондоне был проведен Технологический каникулярный лагерь. В нем приняли участие двадцать четыре школьника в возрасте от 7 до 16 лет.

На протяжении пяти дней ребята работали над серией проектов в электронике, робототехнике, 3D моделировании и печати. Участники собрали и запрограммировали свой собственный телеграф.

Старшие школьники с большим интересом обсудили с преподавателями основы криптографии, которые заложены в технологии блокчейн (blockchain). Курс Интерактивного взаимодействия систем частиц прочитал старшей группе преподаватель из Имперского колледжа Лондона (Imperial College London).

Россия. Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > rs.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2499441


Турция. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 16 февраля 2018 > № 2499710

Суд в Турции в пятницу, 16 февраля, в день освобождения репортера газеты Welt Дениза Юджела (Deniz Yücel) приговорил к пожизненному тюремному заключению трех известных турецких журналистов.

Бывший главный редактор ныне закрытой газеты Taraf Ахмет Алтан, его брат - профессор экономики и писатель Мехмет Алтан, а также известная журналистка Назли Иличак признаны судом в Стамбуле виновными в связях с движением радикального проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого власти в Анкаре обвиняют в организации попытки путча в 2016 году, сообщило Анатолийское информационное агентство. Вместе с этими журналистами осуждены также еще трое сотрудников газеты Taraf.

Правозащитная организация "Репортеры без границ" выразила глубокое возмущение решением суда в Стамбуле. "Приговор Ахмету Алтану, Мехмету Алтану и Назли Иличак является катастрофическим сигналом для предстоящих в ближайшие недели дальнейших судебных процессов против журналистов, которые находятся на скамье подсудимых по аналогичным обвинениям", - заявил один из руководителей "Репортеров без границ" Кристиан Мир (Christian Mihr).

Он отметил, что "в связи с этим суровым приговором тем важнее, чтобы мировая общественность и после освобождения Дениза Юджела следила за происходящим в Турции и выступала в поддержку всех журналистов, которые продолжают страдать от произвола органов юстиции в этой стране".

Турция. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 16 февраля 2018 > № 2499710


США. КНДР > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Финансы, банки > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499663

Foreign Policy: Разведка США готовится нанести удар по КНДР

Бывшие американские разведчики и действующие шпионы утверждают, что на создание технической инфраструктуры и подготовку профессионалов для работы в Пхеньяне направлены миллиарды долларов

Во время обсуждения в Вашингтоне возможного превентивного удара по КНДР всё внимание общественности было сосредоточено на военных приготовлениях возможного нападения на Пхеньян, вследствие чего, практически никто не обратил внимания на очень важный аспект. За последние несколько месяцев Вашингтон направил крупные ресурсы для расширения разведывательной деятельности на территории Корейского полуострова, пишет Дженна Маклохлин в статье для The Foreign Policy.

Высокопоставленные чиновники США никогда не скрывали, что Вашингтон наращивает разведывательные возможности на Корейском полуострове. Однако шесть источников, знакомых с ситуацией в разведывательной сфере, утверждают, что в агентствах, ответственных за шпионаж и кибербезопасность, идет беспрецедентный переполох.

По словам бывших сотрудников разведки, первый удар по КНДР будет кибернетическим, а не физическим. Последние шесть месяцев США были заняты созданием центров в Южной Корее и Японии для осуществления возможных кибератак против Северной Кореи. Идет поиск возможного доступа к северокорейской сети интернет, которая в значительной степени заблокирована для внешних подключений.

Бывшие американские разведчики и действующие шпионы утверждают, что на создание технической инфраструктуры и подготовку профессионалов для работы в Пхеньяне направлены миллиарды долларов. Идет перепрофилирование аналитиков разведывательных агентств. «Если вы специалист по Африке, то у вас большие проблемы», — заявил бывший чиновник. Подрядчики, работающие с министерством обороны США и разведывательными ведомствами, ведут поиск аналитиков со знанием корейского языка.

В ноябре 2017 года появились слухи о том, что ЦРУ подключает аналитиков из разных сфер к работе центра по осуществления миссий на Корейском полуострове, который был создан в мае прошлого года. Данные приготовления свидетельствуют о высокой возможности начала военных действий против КНДР, заявил один из бывших сотрудников разведки. Директор ЦРУ Майк Помпео публично подтвердил, что ведется отбор людей для работы в этом центре.

«ЦРУ создало центр по осуществлению миссий на Корейском полуострове, чтобы сконцентрировать ресурсы, возможности и полномочия разведывательного управления для устранения угрозы, которую представляет Ким Чен Ын и его режим», — заявил представитель ЦРУ Джонатан Лю.

В разведывательном управлении министерства обороны США (РУМО) также произошли изменения. Эксперты в сфере борьбы с терроризмом и нелегальным оборотом наркотиков неожиданно были назначены на новые должности. Им говорят, что скоро они должны будут сосредоточить свое внимание на Корейском полуострове.

Тайная служба министерства обороны США — шпионское подразделение РУМО — увеличила свое присутствие на Корейском полуострове. По словам бывшего сотрудника разведки, правительство работает над тем, чтобы «собрать на полуострове элиту элит».

С другой стороны, некоторые действующие и бывшие сотрудники разведки опасаются, что переброска крупных ресурсов на корейское направление может негативно сказаться на обеспечении разведывательной деятельности в таких горячих точках, таких как Сирия или Иран. В ЦРУ заявили, что опасения относительно ограничения ресурсов для проведения операций в других регионах мира являются неуместными.

«ЦРУ вполне может решать сразу несколько приоритетных задач и агрессивно выполнять полученную миссию. Мы никогда не забываем о своей обязанности защищать Америку от угроз, исходящих со всего мира», — заявил представитель ЦРУ Лю.

В офисе директора национальной разведки США подтвердили, что Северная Корея оказалась под пристальным вниманием разведывательного сообщества, однако отказались предоставить конкретные детали.

Северная Корея пытается компенсировать воздействие санкций за счет массированных кибератак на биткоин-обменники в Южной Корее, согласно данным Присциллы Мориути, ранее возглавлявшей отдел агентства национальной безопасности по обеспечению кибербезопасности в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе.

«Очевидно, что Северная Корея уклоняется от санкций… Это может стать существенным источником дохода. Мы просто не знаем, когда они обналичивают (электронную валюту)», — заявила Мориути.

Соединенным Штатам необходимо использовать разные рычаги давления, чтобы сдержать Северную Корею, поскольку одних санкций явно недостаточно, чтобы помешать Ким Чен Ыну продолжить развитие своей ракетной программы. «Криптовалюта может оказаться тем самым рычагом», — заявила Мориучи.

 Максим Исаев

США. КНДР > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Финансы, банки > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499663


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 февраля 2018 > № 2498763 Алексей Парабучев

Алексей Парабучев — о стартапах, блокчейне и будущем Москвы

Что инновационного в самокатах, кто такие фармацевтические лингвисты и как протестировать свой стартап в городских условиях, рассказал генеральный директор Агентства инноваций Москвы Алексей Парабучев.

В Москве постоянно появляются стартапы. Некоторые сразу находят инвесторов и развиваются с их помощью. Другие так и остаются незамеченными, хотя их разработки могут быть полезны и городу, и бизнесу. Чтобы находить такие проекты и помогать им, в Москве в 2015 году создали Агентство инноваций. Как оно работает, рассказал его генеральный директор Алексей Парабучев.

— Алексей Игоревич, что происходит на рынке стартапов в Москве?

— По разным подсчетам, в столице сейчас от пяти до семи тысяч стартапов. Это компании, которые только появились, а также те, которые существуют давно, но сейчас выводят на рынок новую технологию или услугу.

Мы помогаем проектам, у которых есть интересные решения, протестировать их в реальных городских условиях. То есть помогаем получить доступ к инфраструктуре: транспорту, паркам, музеям и так далее. Для стартапа это очень важно. Ведь когда у тебя готов прототип, надо понять, как он будет вести себя в реальных условиях, как его доработать, сделать удобнее для пользователя. Одним словом, мы помогаем получить обратную связь. Это полезно еще и по другой причине: компания пойдет к инвестору с пилотным проектом в Москве, а это большой бонус.

— А какие компании могут к вам обращаться? Есть критерии отбора?

— У нас есть критерии не по компаниям, а по областям. Мы работаем в сферах, которые интересны Москве, предполагая, что заказчиком того или иного продукта может выступить сам город. То есть мы думаем заранее, интересно ли городу, чтобы некая технология появилась на улицах, в транспорте, в парках и так далее.

Например, в числе проектов, которым мы недавно помогли, — Samocat Sharing («Самокат-шеринг»). Он реализован в парке «Сокольники» и в «Цифровом деловом пространстве» (ЦДП) на Покровке. Идея состоит в том, чтобы создать в Москве городскую систему проката самокатов, подобную велопрокату. Человек берет самокат на одной станции, доезжает до нужной точки и оставляет его там, на такой же станции. Почему самокат? Потому что с велосипедом сложнее зайти во многие места: в метро, в автобус, в магазин и так далее. Самокат в этом плане удобнее. Это так называемый транспорт последней мили, когда нужно доехать буквально несколько сот метров от остановки общественного транспорта до нужного вам места.

Если вы стартапер, то вы можете зайти на портал-навигатор iMoscow и воспользоваться интерактивной картой объектов инфраструктуры для высокотехнологичных компаний, узнать об услугах и возможностях в сфере поддержки инновационного бизнеса со стороны города, забронировать через личный кабинет место в технопарках, коворкингах или центрах развития производственных технологий.

— Это интересный проект, но у большинства людей самокаты никак не ассоциируются с инновациями. Как вы их распознаете?

— Инновация — это не только современные технологии. Главное, чтобы она отвечала нескольким требованиям. Во-первых, продукт или услуга должны быть новыми на рынке. То есть если кто-то уже делал такие проекты в Нью-Йорке или Лондоне, они все равно могут быть инновационными для Москвы. Во-вторых, решение должно создавать новое пользовательское качество для потребителя, чем-то выгодно отличаться от уже предложенного на рынке. И в-третьих, оно должно быть более экономичным, более экологичным или более безопасным.

Бывают классные, высокотехнологичные инновации, но на практике совершенно бесполезные. Они настолько дорогие, что никто ими не будет пользоваться. Поэтому для нас инновация — это очень локальная и контекстная вещь. Не бывает каких-то абстрактных идей, они всегда привязаны к конкретному месту и времени.

Другими словами, инновация — это лучшее решение в данный момент, позволяющее потребителям получить новое качество за меньшие деньги или за те же деньги, но с большим комфортом и безопасностью. Поэтому городской прокат самокатов — очень инновационная вещь. Кстати, в мире он пока мало распространен, насколько мне известно, — только в двух-трех городах.

Еще одна разработка, которая уже применяется в городе, — это система таргетирования и навигации в исторических парках и музеях NaviGuide. Вы загружаете мобильное приложение и отправляетесь на экскурсию. Программа рассказывает об экспонатах, к которым вы подойдете, составляет для вас индивидуальные маршруты и параллельно отмечает, какие объекты вызывают наибольший интерес. Система NaviGuide уже используется в музее-панораме «Бородинская битва» и тестируется на мультимедийной выставке «Россия — моя история» на ВДНХ.

Среди других интересных проектов, запущенных в Москве благодаря международной программе «Открытые запросы» Агентства инноваций, — умные браслеты, которые следят за состоянием здоровья сотрудников пожарно-спасательных отрядов во время чрезвычайных происшествий, и дроны, помогающие спасать утопающих.

Правда, новые беспилотники не всем придутся по вкусу, потому что они не только спасают, но еще и следят за порядком, например за теми, кто разводит костры в неположенных местах.

— А как вы понимаете, что проект будет соответствовать перечисленным критериям?

— Мы не выступаем арбитрами, потому что у нас нет экспертизы по всем городским отраслям, это не нужно. Мы всегда работаем с представителями профильных департаментов или отраслевых заказчиков. То есть если мы ищем инновации в сфере транспорта, мы это делаем вместе с Департаментом транспорта или Московским метрополитеном. В сфере экологии — соответственно, с Департаментом природопользования, и так далее. У них есть квалифицированные эксперты. Если они нам говорят, что это интересная услуга, давайте пробовать, значит, у проекта есть будущее.

Повторю, что у нас есть портал iMoscow, который позволит молодому предпринимателю сориентироваться и понять, чем он может помочь столице. Кроме того, здесь получится найти информацию об инновационном развитии города, о мерах поддержки технологических компаний, карту инновационных объектов и актуальные сведения о профильных мероприятиях.

— Недавно на Покровке открылся обновленный Центральный дом предпринимателя. Теперь он называется «Цифровое деловое пространство». Почему так?

— По поручению заместителя Мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Натальи Сергуниной осенью прошлого года в столице появилось «Цифровое деловое пространство». Сергей Собянин торжественно открыл обновленное здание 12 октября 2017 года.

Деловое — потому что направлено на поддержку и развитие технологического предпринимательства, а цифровое — потому что оно очень современное. Там есть киберкапсулы для отдыха, умные столы, медиаколонны, территорию освещают светодиодные фонари с Wi-Fi и портами для зарядки гаджетов. Так что Центральный дом предпринимателя стал еще одной тестовой площадкой для инновационных технологий.

— Какие проекты на очереди?

— Весной протестируем в ЦДП интерактивные витрины. Они умеют взаимодействовать с прохожими, рассказывают, что находится внутри. Они могут быть интересны как городским объектам, например музеям, так и бизнесу — различным кафе или магазинам.

Мы будем тестировать много подобных вещей, потому что город постепенно превращается в огромную интерактивную площадку, где с людьми будут взаимодействовать фонари, скамейки, витрины зданий.

В Великобритании был очень интересный проект, основанный на интернете вещей. Старые брандспойтные колонны, которые остались еще с XIX века, сделали интерактивными. Люди могли переписываться с ними посредством СМС-сообщений. Колонна рассказывала о своей жизни, о своей истории. Проект вызвал очень большой интерес. Это пример хорошего интерактива, который делает город более интересным.

Сейчас возникают различные самообучаемые чат-боты, с их помощью предметы учатся говорить что-то осмысленное. У портала iMoscow есть чат-бот на основе «Телеграма», он обрабатывает запросы пользователей по аренде площадей, стоимости услуг, мерам поддержки.

— Какими еще направлениями занимается Агентство инноваций?

— Мы активно развиваем пространства для технологических компаний, а именно коворкинги. Сейчас в партнерстве с агентством создано три таких пространства: на Полянке, «Красном Октябре» и в концертном зале «Известия-холл». Как минимум еще одно планируем открыть в «Цифровом деловом пространстве».

Коворкинги — это специализированные места для компаний, у которых нет большого штата, но которым нужно общее пространство, где можно обсуждать проекты и обмениваться идеями. Некоторые эксперты вообще считают, что офисы в традиционном смысле в будущем исчезнут. Компаниям нужны более гибкие форматы работы, которые позволяют взаимодействовать с другими компаниями, с разработчиками, фрилансерами и так далее.

Кроме того, коворкинги предлагают дополнительные услуги. Например, участие в различных мероприятиях — от мастер-классов до лекций и круглых столов. Туда периодически приглашают венчурных инвесторов, которые готовы рассмотреть проекты для инвестирования или посоветовать, как улучшить те или иные продукты. Приходят и представители крупных корпораций: они ищут новые технологии. В Москве таких пространств больше 80, и их количество будет увеличиваться.

— Все эти направления помогают начинающим или состоявшимся предпринимателям. Но вы работаете и с подрастающим поколением. Расскажите об этом.

— Да, другое масштабное направление агентства — профнавигация школьников и студентов. Мы показываем им, насколько интересен мир технологий и инженерии. А еще объясняем, что с подобной профессией у них будут хорошие перспективы трудоустройства и дальнейшего роста в Москве. Как мы это делаем? Показываем технопарки, предприятия, которые занимаются высокими технологиями. Также у нас по всему городу работает 69 центров молодежного инновационного творчества. Ребята ходят туда заниматься 3D-принтингом, работают с современным оборудованием.

И конечно, важный элемент в этой области — детские технопарки. Их уже 12. Сегодня места, где дети могут познакомиться с основами инженерных профессий, есть в каждом округе столицы.

— В чем суть вашего проекта «Профессии будущей Москвы»?

— Это онлайн-сервис, который помогает узнать, какие профессии будут востребованы в будущем. Ребенок проходит тестирование и получает индивидуальные рекомендации по выбору профессии и программам дополнительного образования. Сейчас дети и родители выбирают профессию, опираясь на опыт предыдущих поколений, однако развитие информационных технологий диктует свои правила. Многие традиционные виды занятости потеряют свою актуальность уже через пять — десять лет. Проект «Профессии будущей Москвы» помогает юным москвичам выбрать перспективное направление в сфере инноваций и высоких технологий.

— Назовите несколько перспективных профессий.

— Есть такие экзотические профессии, как, например, фармацевтический лингвист, который делает для компаний описания лекарственных препаратов. Или оператор 3D-печати. И мы говорим не только о печати деталей, но и человеческих органов.

У нас большие планы по развитию этого направления, и мы хотим разработать игру для школьников. Чтобы профориентация проходила в новом формате.

— Как вы отбираете профессии?

— Мы берем недавно появившуюся технологию, которая активно развивается, и смотрим, как она меняет традиционные профессии, прогнозируем, во что эти профессии трансформируются в будущем. Также важным критерием отбора является востребованность в столице.

Сейчас идет процесс внедрения технологии блокчейна в городские системы государственного управления. Мы понимаем, что с помощью нее можно сделать прозрачной всю цепочку участников, например проследить историю объектов недвижимости. Кто, что и у кого арендует, что у кого на балансе, кто раньше был собственником и так далее. С помощью блокчейна огромный массив данных можно вложить в единый распределенный реестр.

Сейчас «Активный гражданин» уже использует технологию блокчейна, благодаря этому обеспечивается абсолютная прозрачность при голосовании.

Использование цифровых технологий в московской промышленности возможно и крайне необходимо. Например, той же технологией блокчейна пользоваться очень просто, это может сделать каждый. Мы определяем профессию по блокчейну и смарт-контрактам как перспективную и уверены, что на огромном московском рынке труда найдутся высококвалифицированные специалисты для работы в этой сфере.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 февраля 2018 > № 2498763 Алексей Парабучев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин

БОРИС ЕСЕНЬКИН: «БЕЗ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЧЕЛОВЕК ТЕРЯЕТ СЕБЯ»

Б.С. Есенькин - президент ТД «Библио-Глобус», президент Гильдии книжников - самый, пожалуй, уважаемый и известный корифей книжного дела в стране, благодаря которому миллионы книг в СССР и России дошли до своего покупателя.

О деле его жизни с мэтром книгоиздания и распространения наш сегодняшний разговор.

- Борис Семенович, вы счастливый человек? Ведь книги сопровождают вас с раннего детства, их запах приносила мама домой с работы...

- Мне в жизни повезло, хотя мое детство пришлось на войну. На фронт забрали отца, дядю одного, второго... Даже овчарку нашу забрали - и собаки нужны были фронту. Помню землянки, в которых мы прятались... Недоедание, голод... Помню семейные чтения - тогда вслух читали «Тихий Дон», и мне это было очень любопытно, хотя я еще мало что понимал.

Моя мама работала на фабрике «Детская книга». Оттуда и появились мои первые книги: «Дед Мазай и зайцы», «Городок в табакерке» и другие, открывшие мне естественный многофункциональный мир.

- Почему вы поначалу выбрали рабочую специальность?

- Один мой дядя был парикмахером, свою трудовую жизнь после семилетки я начал рядом с ним. Потом были вечерняя школа рабочей молодежи, служба в армии.

Другой мой дядя, который был связан с телевидением, изменил немного мои представления, устремления в жизни. Я поступил в телевизионное техническое училище на Таганке, окончил его и стал специалистом: ходил с чемоданчиком и ремонтировал телевизоры.

Затем ушел работать в так называемый почтовый ящик, секретное предприятие, и, уже работая там, поступил заочно в Московский полиграфический институт. После 15 лет службы меня избрали председателем профсоюзного комитета большого предприятия - НИЭТИ завода «Пластик», но перед этим я организовал народный книжный магазин. Мне тогда было около сорока лет.

- Это было в 70-е годы?

- Да, это 1975-1977 годы, когда к книгам был повышенный интерес. Я уже хорошо разбирался в книгах, собирал их по мере возможности. Почему возникла идея народного книжного магазина?

У нас был 85-й магазин «Москниги» недалеко от Войковской, где располагался «почтовый ящик», я туда часто ходил, видел, чем интересуются покупатели, вот тогда мне и пришла идея создать народный книжный магазин, это было очень востребовано.

- Ваш путь активного распространителя, популяризатора, пропагандиста книги начался именно тогда?

- Да, уже позже я пришел трудиться в «Москнигу», в 1985 году начал работать в Калининском районном книготорговом объединении, где было шесть магазинов. Предстояло окунуться в происходящее, разобраться и наметить определенные шаги в улучшении обслуживания покупателей с учетом происходящих изменений в стране.

В 1988 году предприятие было признано лучшим книготорговым объединением. А в 1989 году мне предложили перейти работать в магазин №120 «Москниги», будущий «Библио-Глобус», с тех пор я и тружусь на этой площадке.

- Ваша жизнь богата на события, в том числе исторические. Сравниваете прожитые эпохи?

- Как без этого... В СССР, как я сегодня отчетливо понимаю, была пропаганда даже не книг, а была пропаганда знаний, и каждый из нас старался себя обогатить именно знаниями. И что интересно: я всегда считал, что битие определяет сознание человека. Но не битие розгами, а битие жизнью. И вот пройдя школу партийную, профсоюзную, я убедился, что жизнь не так проста, как кажется. Надо постоянно повышать свой образовательный уровень, поэтому у меня была и магистратура по книгоизданию и книгораспространению, потом - защита кандидатской диссертации по философии, докторской по экономике...

- Итак, вы пришли в «Москнигу», а затем в «Книжный мир» в переломный момент перестройки, наверняка было непросто выстроить работу в меняющихся условиях?

- Я уже работал в книжном магазине №120, когда устои СССР рухнули, образовалась, как в горах, расщелина между прошлым и будущим...

Книги, которые тогда выпускались миллионными тиражами, стали никому не нужны, книги, которые жаждал получить читатель, еще не были напечатаны. Выход из объединения «Москнига» на самостоятельную хозяйственную деятельность, приватизация, в которой участвовало более семидесяти человек, кампания по выбору руководителя и множество других событий...

Когда задачи бизнеса не подкреплялись законодательством, дефолты, когда рушилось все, созданное тобой, и еще многое-многое другое, что не способствовало созиданию. Требовалась постоянная трезвость сознания в самых неблагоприятных условиях - это способствовало укреплению веры в собственное дело, хобби, которое переросло в любимую профессию.

- Как повлияла на книжную торговлю смена эпох?

- Крах коммунистической идеологии повлек за собой и крах более чем на треть тогдашнего книгоиздания, в первую очередь трудов классиков марксизма-ленинизма, партийной и пропагандистской литературы.

Появились первые независимые магазины, издательства, стали ломаться государственные издательства. Встали вопросы: где брать книги для торговли, какие теперь будут нужны книги? Расцвели книжные ярмарки по типу черного рынка в «Олимпийском», в Люберцах да много где... Нам приходилось выживать, как и всем тогда, торговать одно время приходилось даже коврами, компьютерами, всякой модной тогда мелочевкой. А книг, хороших и нужных, еще не было, не хватало.

Надо было начинать новую жизнь, и начал я ее со списания огромной массы никому уже не нужных изданий, что поначалу привело наши финансы в минус. Но пошли уже переговоры с новыми издателями, началась работа с ними.

- Ведь тогда во многом поменялся и сам тип книжных магазинов?

- Например, ушли в прошлое прилавки, мы перестроили магазин. В этот сложный период предстояло не потеряться и выстроить себя на новом витке с определенными амбициями, стремлением к новизне.

Обширного опыта все равно не хватало. На международном книжном семинаре в Библиотеке иностранной литературы я разговорился с американцами - представителями книжного дела. Это и подтолкнуло меня поехать на стажировку в США. По приезде оттуда я написал статью в газету «Книжное обозрение» - «Мы и они - двадцать первый этаж и нулевой».

Разница в технологическом, логистическом и других отношениях была огромной. Бизнес-планирование, бюджет, почасовая оплата труда, жесткий алгоритм в построении цепочки: автор - издатель - библиотекарь - книжный магазин - вторичный рынок - потребитель. Это был другой мир, который оперативно подстраивался под постоянно меняющиеся современные технологии. Все надо было переварить, впитать, осмыслить и выработать свою собственную концепцию...

- С тех пор очень многое изменилось, вы добились огромных успехов...

- Да, сегодня мы решаем глобальные задачи, выстраиваем современную логистическую систему многофункционального информационно-культурного просветительского центра ХХI века. Мнение о падении книжного рынка, на мой взгляд, сильно преувеличено. Хотя, конечно, надо людей, особенно молодежь, настойчиво возвращать именно к печатной книге.

И здесь у «Библио-Глобуса» есть что предложить: ежемесячно к нам поступает более 4000 новинок художественной, учебной литературы по всем отраслям знаний, книг по искусству. И они неизменно находят своего читателя. И это понятно, потому что история показывает: без духовного, культурного наследия человек себя теряет. Без любви к печатному слову, навыков чтения развитая духовная личность состояться не может. А без этого каким станет наше будущее?

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2497800 Алексей Антонов

Кругом враги: как умные вещи стали лазейкой для хакеров

Алексей Антонов

директор по проектам, зам.генерального директора Digital Security

Хакеры умело похищают приватную информацию, используя для этого интернет вещей, облачные технологии и большие данные

Всего-то пару лет назад мы активно рассуждали о наступлении эры Big Data и цифровой прозрачности, а сейчас уже можем ощутить себя частью новой реальности. Нас почти не тревожит, что почти все электронные устройства собирают какие-то данные о нас и нашей жизни. Выстраивают маршруты, диагностируют проблемы со здоровьем, рекомендуют покупки, оценивают спортивные показатели и так далее.

Огромные массивы информации аккумулируются в облаке для «Анализа и улучшения качества предоставляемого сервиса». Попутно и множество других данных о нас крутятся в огромных лопастях машины Big Data. Нас успокаивают тем, что информация обезличена, но статистических данных вполне достаточно, чтобы отслеживать наши передвижения и находить различные объекты на маршрутах следования. Отличный пример: компания Strava, опубликовавшая глобальную карту использования фитнес-трекеров, раскрыла данные о местонахождении американских военных баз.

Конечно, мы никогда не хотели, чтобы в большие базы данных попадала вся информация о нас, включая приватную. Однако стоит понимать, что такая принудительная прозрачность — обратная сторона цифровых удобств. И все было бы не так уж страшно, если бы даже самые обычные вещи не таили угроз для приватности и безопасности.

Можно также вспомнить менее значимый, но не менее интересный кейс американской торговой сети Target, в котором супермаркет по определенным паттернам в совершении покупок вычислил беременность девушки и отправил ей домой скидочные купоны на товары для беременных раньше, чем она рассказала семье о своем положении.

Лазейки для злоумышленников

Но прежде всего такие «лазейки» с персональными данными о вас — отличная наводка для хакеров, которые могут получить доступ к окружающим нас умным вещам. И о них мы поговорим дальше подробнее.

Разные гаджеты легитимно собирают о нас массу различной информации, передают ее вендору для дальнейшего анализа и формирования выводов. Таким образом, производители получают огромные массивы данных о миллионах людей. При этом не только пользователи, но и даже сами вендоры не всегда отдают себе отчет в том, к каким неожиданным выводам можно прийти при анализе такой информации, особенно если что-то пошло не так и это не было предусмотрено сценарием.

Конечно, производители любят анализировать анонимные данные пользователей и строить на их основе глобальные отчеты, в том числе и публичные. Они всем интересны, их любят журналисты, а значит, они служат отличным пиаром сервисам вендоров. Помимо этого, аналитика помогает компаниям поднимать продажи за счет знания предпочтений аудитории, изменения спроса.

Но благодаря истории с публикацией данных мировой карты активности фитнес-трекеров мы получили возможность увидеть, как на первый взгляд безобидная статистика может превратиться в нечто противоположное. Давайте представим, что такими данными могут воспользоваться хакеры, причем, как показывает практика и наш опыт исследований, без особых усилий. Давайте подумаем о том, как злоумышленники без труда следят за вами с помощью фитнес-трекеров, слушают ваши разговоры благодаря уязвимостям в ПО смартфонов и других устройств, следят за вами через камеры, подключаются к управлению вашим автомобилем.

Умные вещи несут опасность

Вещи со встроенным интеллектом окружают нас. Скоро станет непросто купить «не умное» устройство. Наши дома наполнены холодильниками, микроволновками, мультиварками, выключателями с богатым функционалом. Производителям выгодно расширять покрытие такими технологиями, потому что с данными о пользователях они могут заработать больше. И скорее всего довольно скоро «умные» устройства станут стоить дешевле обычных, менее технологичных. Для того чтобы пользователи активно покупали их и применяли в повседневности. Учитывая наличие многочисленных уязвимостей в этих устройствах, можно представить, что произойдет, если злоумышленники получат к ним доступ. И однажды утром несколько тысяч чайников и микроволновок включатся одновременно, на полную мощь заработают отопительные системы, а умные замки заблокируют своих хозяев в их жилищах.

Конечно, есть и много позитивных результатов тотальной оцифровки. Имея в работе такие данные и устройства, можно определять и предотвращать различные опасные ситуации, эпидемии, катаклизмы и различные менее глобальные события, например, даже создавать целые телесериалы, как Netflix («Карточный домик»). Привычный нам мир стремительно меняется вне зависимости от нашего желания, и проникновение таких технологий неизбежно. Всепроникающий интернет вещей вкупе с облаками, большими данными и искусственным интеллектом скоро приведет нас в новую цифровую эпоху, с новыми возможностями и, конечно же, с новыми угрозами. Темная сторона этого мира — доступ к данным и их использование злоумышленниками, спецслужбами, различными террористическими организациями.

Об ответственности производителей

Поэтому задуматься о том, что технологии необходимо развивать не только с точки зрения функциональности, но и с точки зрения безопасности, необходимо не сегодня даже, а вчера. С развитием технологий приходит ответственность производителей, от которой никуда не деться. Игнорирование этого очевидного профессионалам факта может привести всех нас к катастрофе.

Новая цифровая эпоха требует пересмотра того, как мы создаем и используем технологии, как мы контролируем и внедряем их. Кстати, этому посвящен целый раздел в нашумевшей программе «Цифровая экономика», где расписывается развитие технологий на несколько лет вперед, где как раз предусматривается влияние технологии на пользователей и предпринята попытка донести до производителей, что пора заниматься безопасностью устройств.

Переломный момент уже наступил — разработаны иммунные технологии для интернета вещей, способные вызвать революцию в области безопасности. Но главное, что нам, как пользователям, необходимо доносить до производителей, что пришло время делать свои технологии не только функциональными, но и безопасными.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2497800 Алексей Антонов


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 15 февраля 2018 > № 2496823 Даурен Абаев

Новый Закон о СМИ, цифровизация, развитие медиасферы: Даурен Абаев в интервью «Казахстанской правде»

Новое законодательство о СМИ, развитие медиасферы, реализация государственной программы «Цифровой Казахстан», названной важнейшим приоритетом в деятельности Правительства... Об этом и многом другом «Казахстанской правде» рассказал министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

– Большое спасибо, Даурен Аскербекович, за то, что уделили время и согласились в преддверии расширенной коллегии ответить на наши вопросы. Начнем с нового Закона о СМИ, подписанного Президентом в канун Нового года. Практичес­ки сразу возникли проблемы с его реализацией, в частности, связанные с авторизацией при комментировании и идентификацией IMEI-кодов. Как будут эти проблемы решаться?

– На самом деле серьезных проб­лем с реализацией поправок у нас нет. Обозначенные Вами вопросы решаются в рабочем порядке и уже в ближайшее время сойдут на нет.

Например, касательно обязательной идентификации – мы встретились и переговорили с руководством практически всех «комментируемых» интернет-ресурсов. Соответствующую работу они проводят, и в скором времени ее завершат. Как правило, речь идет о регистрации через получение одноразового SMS-пароля, так как данная опция оказалась удобнее.

Что касается IMEI-кодов, то мера об их регистрации была принята еще в 2016 году в рамках пакета поправок, направленных на борьбу с экстремизмом и терроризмом.

Однако, как показала дальнейшая практика, сам по себе

IMEI-код не позволяет идентифицировать владельца мобильного устройства. Более того, на рынке встречаются сотовые телефоны с одинаковыми IMEI-кодами. Единственным действенным способом во всей этой ситуации является привязка IMEI-кода устройства к ИИН владельца и номеру абонента. Когда телефон будет зарегистрирован таким образом, кражи мобильников станут бессмысленными.

– Каков нынешний статус данной процедуры?

– Мы не хотим, чтобы повторилась ситуация с временной регистра­цией, поэтому определили на проведение этой процедуры один календарный год. Если быть точнее, то с января 2019 года услуги для незарегистрированных телефонов оказываться не будут.

Для многих этот срок может оказаться недостаточным, вдобавок ко всему есть фактор нежелания людей идти в отделения сотовых операторов. Все это вкупе может создать социальное напряжение.

Чтобы этого избежать, мы сейчас работаем над максимальным упрощением процедуры регистра­ции. Прорабатываются альтернативные методы и способы онлайн-регистрации: посредством ЭЦП, SMS или USSD-команды.

– Говоря о Послании Президента, необходимо отметить, что по большей части оно посвя­щено цифровизации – отрасли, за которую полностью отвечает Мининформации. Готово ли Ваше ведомство к реализации поставленных задач?

– Что касается содержательной части нынешнего Послания, то, как Вы правильно отметили, основным лейтмотивом является цифровизация, поэтому для Министерства информации и коммуникаций оно имеет особое значение. Тем более что у цифровизации нет альтернатив.

Прежде всего хочу отметить преемственность задач, обозна­ченных в документе. Цели и приоритеты, озвученные в Посла­нии, синхронизированы со всеми государственными программами.

Более того, это Послание является прямым руководством к действию по реализации программы «Цифровой Казахстан». В нынешнем году Правительство приступает к активной фазе ее исполнения. И первые проекты уже запущены. К примеру, в начале месяца мы дали старт акселерационной программе в рамках созданной стартап-экосистемы Astana HUB. В этом технопарке будут реализованы меры поддержки и развития отраслей цифровой экономики.

Это будет сделано за счет адаптации законодательства, создания финансовых и налоговых преференций для стартапов, совершенствования вопросов защиты интеллектуальной собст­венности и так далее.

Посетив это мероприятие, я в очередной раз убедился, что у нас формируется сообщество молодых и креативных ребят, способных производить высоко­технологичные продукты. Нашей задачей остается лишь создать необходимые условия для их работы.

– Даурен Аскербекович, можно ли сказать, что цифровизация в первую очередь начинается с предоставления качественной мобильной связи и Интернета, а не с развития ИТ-индустрии?

– Безусловно, поэтому инфраструктурные проекты являются одними из ключевых в гос­программе.

Конечно, учитывая территорию страны, ландшафтные особенности и плотность населения, обеспечить всех в одночасье Интернетом стандарта 4G не так просто. Тем не менее сегодня почти 14 миллионов человек обеспечены мобильной связью стандарта 3G. Абонентами 4G на сегодня являются почти 5 миллио­нов человек. А услугами сотовой связи 2G охвачено практически 100% населения. Уверен, это в значительной степени говорит о качестве проделанной работы.

Однако наша основная задача состоит в другом. К 2020 году мы планируем охватить высокоскоростным Интернетом свыше 1 240 перспективных сел. Этот проект имеет большую социальную значимость, предоставляя сельчанам доступ к электронным госуслугам, онлайн-торговле, различным образовательным и медицинским сервисам и так далее.

Отдельно отмечу вопрос развития цифрового эфирного и спутникового телевещания. Сегодня более 1,3 миллиона пользователей подключены к услуге OTAU TV. В ближайшее время мы планируем значительно увеличить охват населения цифровым эфирным телерадиовещанием.

– Не считаете ли Вы, что телевидение – это вчерашний день, и уделять столь пристальное внимание его развитию не стоит?

– Безусловно, сегодня Интернет отвоевывает все большую аудиторию. Однако проводимые нами социологические замеры показывают, что главным источником информации для большинства граждан по-прежнему остается телевидение. Так, 63% опрошенных респондентов заявляют, что новости предпочитают узнавать с экранов телевизоров. Если говорить об Интернете, то эта цифра находится в районе 38%.

Более того, я твердо убежден, что ошибочно противопоставлять Интернет и телевидение. Они могут развиваться конвергентно. Конечно, благодаря новым технологиям телевидение уже не будет прежним, но прогно­зы о скором его закате явно прежде­временны.

Как показывает практика, даже периодическая печать может быть вполне конкурентной в условиях цифровой трансформации.

Последние исследования City University of London показывают, что читатели The Guardian тратили 43 минуты в день на бумажную версию и только 41 секунду на онлайновую. Известный экономист Мэтью Генцков даже рассчитал, что час времени, проведенный в онлайн-версии газеты, в среднем выше и стоит ему 4,24 доллара. Для бумаги тот же показатель эквивалентен 1,57 доллара.

В связи с этим развитию телевизионного вещания мы по-прежнему уделяем особое внимание. К примеру, как я ранее говорил, порядка 600 тысяч казахстанских семей пользуются так называе­мыми серыми тарелками, а это примерно 1,5 миллиона человек. Получается, все эти люди находятся вне информационного поля Казахстана.

Я считаю, что это ненормально. Именно поэтому в новом Законе о СМИ мы закрепили норму о запрете на распространение устройств спутниковых операторов, не имеющих лицензии в Казахстане.

– Многие считают, что ахиллесовой пятой Министерства являются ЦОНы. В прошлом году все началось с ажиотажа при временной регистрации, осенью прогремел скандал с разглашением персональных данных…

– Действительно, эти вещи имели место быть. Озвученные события обнажили существующие проблемы, потребовали от нас изменить подход к их решению.

Необходимо понимать, что ежегодно 349 фронт-офисов по всей стране предоставляют порядка 37 миллионов услуг. При этом ЦОНы работают с девяти утра до восьми вечера шесть дней в неделю, без обеда и перерывов. Естественно, что при выполнении такого объема работы сущест­вует риск совершения ошибок. Человеческий фактор еще никто не отменял.

При этом, озвучивая критику в адрес ЦОНов, все забывают о том, что было 12 лет назад, когда людям приходилось ходить по госорганам и часами в очередях ожидать выдачи необходимых справок.

Сейчас мы пришли к тому, что за наиболее востребованными справками и вовсе не нужно никуда идти, госорганы самостоятельно решат этот вопрос посредством проекта Paper free. Важно уточнить, что через SMS-уведомление гражданин должен дать свое разрешение на получение той или иной справки госорганом.

Согласитесь, что это масштабная работа, о важности которой все забыли на фоне единичных инцидентов, озвученных Вами в вопросе.

Если говорить в целом, то через государственную корпорацию «Правительство для граждан» можно получить 621 услугу. Более того, мы считаем, что доступ к госуслугам должен быть абсолютно у всех граждан страны, вне зависимости от места проживания, именно поэтому работают 70 мобильных групп, которые только за 2017 год осуществили более 12 тысяч выездов к услуго­получателям.

В работе с госуслугами важно не только сделать их доступными, но и научить людей самостоятельно пользоваться ими, привить цифровую грамотность. В этих целях мы организовали работу секторов самообслуживания, где человек самостоятельно может получить необходимые ему справки. Задача сотрудников – лишь консультация.

Следующий шаг – реализация принципа Digital By Default. Он подразумевает оказание государственных услуг исключительно в электронной форме с расширением возможности самообслуживания. Первый такой ЦОН мы запустили в конце 2017 года в Астане, теперь наша цель – открытие таких структур в каждом областном центре.

Еще одним достижением в этой части я считаю открытие в Астане Центра миграционных услуг. Так, если раньше на получение разрешения о работе уходило порядка 5 дней, то теперь на все уйдет не более 60 минут. Это в значительной степени положительно влияет и на инвестицион­ную привлекательность нашей страны.

Отдельный блок – спецЦОНы, которыми только в 2017 году выдано более 360 тысяч водительских удостоверений. Всего по стране работают 14 спецЦОНов, два из которых – в Кокшетау и Семее – заработали в прошлом году. В ближайшее время спецЦОНы будут открыты в Атырау и Уральске.

– Много внимания в прошлом году уделялось реализации программной статьи Президента «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Министерство информации и коммуникаций, наверное, можно назвать пио­нером в этой работе. Вы достаточно успешно реализовали проект «100 новых лиц Казахстана». Будет ли у него продолжение?

– Уникальность этого проекта заключается в беспрецедентнос­ти его масштабов. В нем приняли участие жители всех облас­тей страны, всех возрастных категорий и профессий. Только вдумайтесь – было подано более 2 тысяч заявок. За участников проекта проголосовали порядка 340 тысяч человек.

1 декабря была организована встреча победителей проекта с Главой государства. Елбасы высоко оценил значимость меро­приятия.

В текущем году будет реализован проект Generation 100. Он раскроет казахстанцам истории успеха «100 новых лиц» и покажет лучшие примеры жизненного пути и самореализации для подрастающего поколения.

Вместе с тем на особый конт­роль Правительства взяты все предложения и инициативы, озвученные участниками как во время встречи с Президентом, так и в рамках последующих мероприятий. Мы постараемся оказать помощь каждому герою проекта «100 новых лиц».

– Есть ли какие-либо конкретные проекты?

– К примеру, предложения Альмиры Жилкашиновой и Хадичахан Рафиковой направлены на внедрение технологических инноваций в рамках «зеленой» экономики. Маулен Бектурганов планирует расширить производст­во по выпуску бионических протезов. Благодаря инициативам Гульмиры Абдрашевой, возможно, нам удастся включить волонтерские часы в образовательную программу.

– В рамках расширенного заседания Правительства Президент высказал критику относительно информационной работы по разъяснению программы «Цифровой Казах­стан». Приняты ли оперативные меры?

– С озвученной Главой государства критикой мы полностью согласны. По итогам расширенного заседания Правительства Министерством информации и коммуникаций были скорректированы подходы информационной работы с учетом особеннос­тей целевых аудиторий.

Тем не менее мы не ограничиваемся только текстовым контентом или визуальной графикой. К примеру, в 2018 году будет снят сериал о молодых стартаперах и программистах. Будет запущен цикл из 5 документальных фильмов, направленных на детальное разъяснение каждого из 5 направлений программы «Цифровой Казахстан».

Естественно, будет усилена информационно-разъяснительная работа посредством традиционных каналов донесения информации – пресс-конференции и брифинги, новостные и аналитические сюжеты с конкретными кейсами внедрения «цифры» в производство.

Процесс реализации программы «Цифровой Казахстан» только начинается, в информационной же работе важно действовать на несколько шагов вперед, так сказать, предвосхищая события. Поэтому во многом именно от качественного информсопровож­дения и разъяснения данной программы на начальном этапе зависит ее конечный успех.

Источник: Казахстанская правда

Автор: Анна Владимирова

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 15 февраля 2018 > № 2496823 Даурен Абаев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497952 Александр Проханов

Я с тобой, Донбасс

у России много столиц, сегодня – это Донбасс

Александр Проханов

У России много столиц. В разные времена эти столицы перемещаются. Хотя Москва остаётся первопрестольной, но бывали периоды, когда столицей становился Нижний Новгород, и оттуда шла рать спасать свою главную столицу – Москву. Была пора, когда столицей становился Сталинград, и весь народ ложился костьми, чтобы отстоять эту свою столицу на Волге.

А сегодня столица России – это Донбасс. Там происходит главное русское дело – там рождается будущая свободная цивилизация, которая основана на справедливости, на красоте, на божественной правде. Там, на блокпостах, в окопах, во время бомбардировок, во время погребений зарождается новая русская сила, новое русское сознание. Это новое сознание – оно вечное, никуда не девшееся. Его хотели замотать, замутить, превратить наше русское сознание в тряпку, в тлен, а оно прорывается. И сегодня в Донбассе делается огромное русское дело.

Иногда я испытываю сожаление и даже стыд, что я не в окопах Донбасса. Но многие мои соотечественники там – в окопах, на блокпостах. Они подвозят снаряды, ходят в контратаки, сбивают вражеские дроны, доставляют продовольствие… И во время этого русского ратного дела я с вами, дорогие братья. Не телом, но духом, сердцем – с вами. Считайте меня ополченцем, считайте человеком, который вместе с вами был под Дебальцевом, вместе сражался в Илловайском котле. Мы ещё повоюем. Убеждён, мы с вами ещё обнимемся: и на Днепре, и на Днестре, и на Дунае.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497952 Александр Проханов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497943

Надежда на гармонию

«Бесконечная история» Владимира Анзельма в Крокин-галерее

Марфа Петровичева

В одной из кинокартин Феллини инженеры метро, путешествуя по древним подземельям Рима, обнаруживают закрытую пещеру со множеством ярчайших фресок. Кислород, проникший в пещеру с прибытием туда людей, сжигает драгоценные образы; отчаянные попытки их спасти оказываются бесполезны.

«Бесконечная история» Владимира Анзельма, развёрнутая в ключевых символах классицизма, — отнюдь не хрестоматийный список хрестоматийных образов. В противовес депрессии постмодернизма и всего, что прикрывается данным понятием, выставка повышенно оптимистична: перенасыщена динамикой борьбы, преодоления и победы.

Обращаясь к застывшим фигурам европейской цивилизации, Анзельм заставляет их пульсировать и звучать, переселяться из пространства в пространство, из века в век, от «Виктории» Рауха — к «Раненому» Брекера, от «Марсельезы» Рюдо — к пролетарию Шадра. На столкновении устойчивого с мятежным и возникает конфликт, улавливаемый не в яркой цветовой гамме, а на уровне смысловых интерпретаций. Конфликт, достойный музыки Вагнера, того, кто как никто другой умел зажигать внутренний огонь не только в облике призрачного Зигфрида, но и во вполне осязаемых человеческих существах.

Интерес к потенциалу классического образа в очередной раз подтверждает его неизбывную актуальность: художественное воплощение трагической судьбы человечества, извечный дискурс борьбы и страдания неизменно обрушивает иллюзорные основы гипертрофированной терпимости, категорически исключающей эту самую борьбу, — богатство представления «Бесконечной истории», безусловно, включает в себя и идеологический контекст (с его собственной системой сдержек и противовесов).

В разговоре о бесконечности, а уж тем более о подвижности и перемещаемости, формальное обращение к «корням» звучит довольно некстати: в данном случае речь идёт скорее о «вершинах», которые, перекликаясь то с водной рябью, то с волнами тумана, ненавязчиво присутствуют в каждом из восьми представленных полотен. Символ древнегерманской мифологии и аналог Мирового древа, в общей идее художника гора вызывает дополнительный смысловой ряд, зовущий зрителя в потаенные глубины зарождающегося эпоса северной Европы: предания скальдов о конунгах и богах, о великанах и карликах, героические саги обеих Эдд — и вот уже прекрасный Биврёст, мост-радуга от мира земного к миру небесному, высвечивает радужными бликами холст, играющий сотнями оттенков.

Выставка Владимира Анзельма поистине жизнерадостна: перемещаются границы, возникают и распадаются государства, а парящие в чистом горном воздухе образцы Большого стиля по-прежнему совершенны и по-прежнему глубоко дышит мир великой надеждой на преодоление самых страшных разрушений и катастроф — надеждой на гармонию и порядок.

Выставка продлится до 25 февраля 2018 года.

Адрес: г. Москва, Климентовский переулок, 9 (м. Третьяковская, Новокузнецкая) - Крокин галерея.

Посещение по предварительному звонку - 8-964-564-03-03.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497943


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум

Российский диссидент виртуозно троллит путинский режим

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Колумнистка The Washington Post Энн Эпплбаум в своей статье советует посмотреть последнее видео Алексея Навального "всем желающим получить представление об информационных войнах, которые могут ждать Америку в будущем".

"Это видео настолько вывело из себя Олега Дерипаску, олигарха и антигероя видео, что он только что убедил российский регулятор в области СМИ его заблокировать", - отмечает она.

По словам Эпплбаум, видео представляет собой "сочетание журналистского расследования и развлекательного видео, серьезное разоблачение коррупции, сдобренное мемами и шутками".

"Для Навального суть дела была в коррупции: сопровождая Дерипаску на его самолете и яхте, Приходько (а за кулисами он один из тех, кто в наибольшей мере отвечает за российскую внешнюю политику), по сути, принимал взятку. Но Навальный еще и много шутит, высмеивает литературные амбиции Рыбки и подкидывает несколько предположений "на благо конспирологам", - рассказывает Эпплбаум.

"У Дерипаски, отметил он, давние отношения с бывшим главой предвыборного штаба Трампа Полом Манафортом, который сейчас находится в центре расследования спецпрокурора Роберта Мюллера", - пишет колумнистка The Washington Post. Манафорт предлагал Дерипаске личные брифинги о ходе кампании, и Навальный предполагает, что они были в интересах Приходько и его начальника Владимира Путина. "И, возможно, на яхте они были насущной темой для разговора", - добавляет Эпплбаум.

"Помимо интригующих намеков о нашем коррумпированном политическом классе, видео Навального может преподать несколько уроков американцам насчет того, как справиться с правительством, которое отрицает, мутит воду и утверждает, по яркому выражению экс-советника Трампа Стивена Бэннона, что "настоящая оппозиция - это СМИ, а способ справиться с ними - затопить дерьмом", - отмечает автор статьи.

Колумнистка указывает на то, что на видео кликнули уже более четырех миллионов человек. "Острая смесь журналистского расследования, выслеживания в цифровом пространстве, шуток, мемов и вирусного маркетинга помогла россиянам пробиться через "дерьмо". Просто потому, что это забавно, она, возможно, привлекла людей, которые не слишком интересуются политикой. Изучите это как следует, потому что вскоре нечто подобное может понадобиться и нам", - заключает Эпплбаум.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум


Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496476 Томас де Мезьер

Вы бы отстранили всех россиян от Олимпиады?

Bild, Германия

Томас де Мезьер (64 года) на этой неделе был в стане проигравших — он потерпел поражение в борьбе за свой министерский пост в новом правительстве. В интервью Bild am Sonntag пока что занимающий свой пост министр внутренних дел Германии ответил на ключевые вопросы из области политики спорта, связанные с Олимпиадой.

Bild am Sonntag: Такие звезды, как Феликс Нойройтер, критикуют Олимпийские игры за то, что у них больше нет былого шарма, речь идет только о коммерциализации и «гигантизме». Что вы скажете?

Томас де Мезьер: Насколько я помню, критические голоса раздаются перед каждой Олимпиадой. А затем, когда Игры начинаются, спорт все-таки снова всех восхищает. Для меня Олимпийские игры — это захватывающее спортивное событие, которое объединяет не только атлетов, но и вообще людей во всем мире. Где еще так сближаются победа и поражение, эйфория и разочарование, командный дух и личные амбиции? Но точно так же есть и повод для критики — нехватка устойчивого развития, гигантизм, кризис доверия в международном спорте высших достижений, допинг-скандалы. Это меня огорчает. И как министра спорта, и как болельщика. Нашей общей целью должно стать стремление вдохнуть новую жизнь в олимпийский дух. Олимпийская идея в своем первоначальном виде настолько хороша, что заслуживает всяческой поддержки.

— Что должно измениться, чтобы Олимпийские игры вновь заслуживали доверия? Существует ли опасность, что Олимпийские игры умрут?

— Я так не думаю. Нам нужно только снова сосредоточиться на истинной функции Олимпийских игр. Соревнование, результат, уважение, честная игра и, основываясь на этих ценностях, взаимопонимание между людьми абсолютно разного происхождения и говорящих на разных языках. Люди должны снова болеть за спортсменов, не думая в это время о допинговых и коррупционных скандалах. Они должны снова обрести уверенность в смысле и цели спорта высших достижений. Только так Олимпийские игры смогут вновь безгранично восхищать своими историями.

— Вы разочарованы работой Томаса Баха в качестве главы МОК?

— Томас Бах, будучи президентом МОК, запустил многие процессы. С программой реформ 2020 он задал хорошие и важные импульсы. Сейчас эта инициатива, как и борьба с допингом, должна показать себя в практической реализации и конкретных результатах.

— Эксперт по допингу Зергель недавно высказал критику: «МОК — как „Фольксваген“: они признают только то, что каждый уже и так знает». Он прав?

— Допинг ставит под сомнение целостность спорта. МОК и ВАДА выявили систематическое применение допинга россиянами в ходе зимних Олимпийских игр в Сочи и сделали из этого выводы. Процитированное вами сравнение я тем не менее не поддерживаю.

— Вы отстранили бы Россию полностью от Олимпийских игр после допингового скандала четыре года назад?

— Я всегда говорил, что в борьбе против допинга и тем самым в обращении с российским спортом я призываю к жесткости. Но так должно быть, разумеется, всегда только при должном принятии во внимание отдельных случаев. Решение МОК отстранить Олимпийский комитет России от зимних Игр было последовательным. Но с точки зрения справедливости по отдельным случаям, я считаю правильным, что чистым российским спортсменам, которые прошли допинг-контроль и чьи пробы дополнительно перепроверялись, должно быть разрешено выступать в Пхёнчхане под нейтральным флагом.

— Другие страны платят за золотую медаль на Олимпийских играх суммы до 800 тысяч евро. Почему в Германии призовые составляют только 20 тысяч евро? «Горнолыжный босс» Майер недавно потребовал вознаграждение до одного миллиона.

— С моей точки зрения, это не решающий аспект, но в то же время я должен отметить — не государство, а спортивные организации выплачивают премии. Намного важнее общественное признание спорта высших достижений и тот факт, что наши спортсмены и после окончания спортивной карьеры всячески защищены. Они тяжело тренируются ради спортивного успеха день за днем, и они представляют нашу страну на международных соревнованиях по всему миру. Вокруг них должна существовать оптимальная концепция поддержки.

И что касается экономики. Хороший задел уже имеется. И ясно, что спорт и политика и в будущем должны идти рука об руку. Путь к этому уже успешно подготовлен первыми шагами к настоящей реформе поддержки спорта высших достижений. Это основополагающая реформа, которую решили совместно провести спорт и политика и которая должна сейчас совместно реализовываться — для наших атлетов и для больших немецких спортивных успехов.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496476 Томас де Мезьер


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков

Русскому языку не нужен никакой особый статус, нужно признать его частью языковой украинской культуры

Писатель Андрей Курков в интервью программе «Бацман» на телеканале «112 Украина» рассказал, почему Россия не имеет монополии на русский язык, чем украинцы отличаются от россиян и как изменилась украинская литература за последнее время.

Алеся Бацман, 112.ua, Украина

«112 Украина»: В программе «Бацман» — писатель, сценарист Андрей Курков. Добрый вечер, Андрей. Ваше заявление о том, что русский язык является украинской культурной собственностью, и что его нужно взять под украинский филологический контроль, в России и в российских СМИ наделало много шума. Что вы имели в виду?

Андрей Курков: Прежде всего то, что Россия, Москва, Кремль не имеют монополии на русский язык. Как Париж не имеет монополии на французский. С русским языком произошло то же самое, что произошло с французским 150 лет назад, когда появилась франкофония. Когда французская культура перестала быть единственной культурой на французском языке: возникла Бельгия, Квебек, африканские страны, вышедшие из-под колониальной французской лапы. Они оставили себе французский язык как инструмент культуры. На французском пишет гораздо больше арабских или североафриканских писателей, чем на арабском. И это потому, что на арабском можно писать только Коран, а он уже написан. Все остальное — это как если использовать божественный инструмент, арабский язык, для того, чтобы писать банальные или небанальные человеческие истории. То есть это унижать язык.

По сути русский язык, русскоязычная культура рассыпалась. Русский язык стал инструментом, который не обслуживает ту страну, в которой считается государственным. Он обслуживает в каждой стране, где он используется, собственную культуру. Он используется для описания жизни не в России, на Украине пишут на русском языке об украинской жизни, в том числе пишут и на венгерском языке об украинской жизни. Практически, де-факто, мы имеем фрагментированную культуру в языковом смысле, но тематика одна и та же: украинские писатели пишут на всех своих языках о себе, о своих близких, о своей стране, о своих ситуациях. Поэтому делать вид, что язык — это как пустая бутылка, которую можно пойти сдать и забыть о ней, не получится. Это опасно и с точки зрения политической, потому что делать вид, что не существует русскоязычных, — это давать им карт-бланш на их политические решения во время любых выборов. Чем больше кого-то игнорируют, тем больше он будет делать наоборот.

— А кто и зачем сегодня на Украине лоббирует инициативы по ущемлению или запрету?

— Это не ущемление, все нормально. Государственный язык расширяет свое воздействие, расширяет свою территорию так же, как и европейская индивидуалистическая ментальность оттесняет советскую или российскую коллективную ментальность все дальше и дальше на восток. В конце концов украинский язык займет свое главенствующее положение, но языки национальных меньшинств никуда не денутся. Русский язык, к сожалению, не является языком национального меньшинства, потому что как раз, я думаю, на нем говорят меньше представители этнических россиян и больше представители других национальностей. Поэтому говорить о статусе совершенно не имеет смысла — сразу переход в драку: вызываешь огонь на себя. Но русскому языку и не нужен никакой особенный статус, нужно просто признание его частью языковой украинской культуры.

— А чем русский язык «украинский» отличается от русского языка «русского»?

— Во-первых, в нем очень много украинизмов. Синтаксис отличается. Можно отдельно говорить об одесском русском языке, харьковском — слобожанском. Он отличается, и с точки зрения филологов, там есть над чем работать. Самый простой пример: «в Украине» и «на Украине». В «украинском» русском языке — «в Украине» звучит совершенно нормально, а в «русском» русском языке…

— Это политический вопрос, скорее. Россия категорически, специально, оставляет это «на».

— Правильно. Но, на самом деле, есть такое понятие, как политическая лингвистика, и многие вещи, которые из политики приходят в язык, потом остаются и становятся нормой. Практически на Украине выражение «в Украине, в Украину» стало нормой для нашего русского языка. Но не стало нормой и не может, наверное, стать нормой для «российского» русского языка.

— Но если бы они признавали Украину независимым государством, они бы говорили «в», потому что, на самом деле, «в стране», но «на территории». Украина — это давно независимая суверенная страна.

— Я знаю, что я говорю с образованным человеком.

— Спасибо за «образованного». Как вы видите языковую политику — на телевидении нужны квоты?

— Квоты, вообще, — это довольно унизительное слово. В идеале, я думаю, должны быть украиноязычные каналы, должен быть один или два канала на русском языке и должен быть на Буковине канал на румынском. Хотя в таких местах, как Бессарабия, Закарпатье, Буковина могут быть многоязычные каналы, потому что тянуть одноязычный канал тяжело. Но если говорить о национальном телевидении, логичнее иметь одноязычные каналы — украиноязычные, и один или несколько каналов для русскоязычной аудитории.

— А обучение как вы видите?

— Университеты на государственном языке — 100%. И на английском можно. В Будапеште, например, есть два университета, где преподают на английском, в Голландии 30% преподавания в университетах на английском и 70% — на голландском или 50% — на голландском. Что касается школ, то нацменьшинства, этнические, должны иметь право обучать своих детей на родном языке, и по-настоящему сдавать государственный язык. Все должны знать украинский язык.

— Что касается государственного языка — один украинский?

— Да. Если мы говорим о государственном языке, который должен объединять людей, то он должен быть один. Два государственных языка будут разъединять людей. Бельгия от этого страдает и мучается. Там есть постоянное напряжение — среди интеллектуалов, не среди простых людей, как, в принципе, и у нас. Между валлонами и фламандцами постоянные споры. В результате у них два министерства культуры: бельгийской и фламандской культуры, бельгийской и валлонской культуры. В принципе, нам это не нужно. А прийти к такой ситуации можно, если завести два государственных языка.

— Сегодня Россия — агрессор. Как вы относитесь к позиции, что в такой ситуации русский язык — это язык врага?

— Я вижу выражение о том, что русский язык — это язык врага, только в «Фейсбуке». «Фейсбуком» не пользуется большинство населения Украины. «Срачи», споры в «Фейсбуке» не представляют собой открытые общественные дискуссии национального масштаба. Там главное устроить конфликт, спор и развесить ярлыки. Если мы посчитаем количество избирателей, которые считают русский язык своим родным, и подумаем о том, какое может быть их влияние на исход любых выборов, особенно местных, то мы увидим, что страна может очень далеко качнуться назад. И это будет своеобразный, не агрессивный протест. Но, наверное, пассивные протесты могут быть намного опаснее, чем громкие и агрессивные. Люди не интересуются своей страной, раз их считают представителями врага, им плевать на нее. Они в ней живут, но для них это неважно. Как для большинства жителей Донбасса было неважно, как называется страна, в которой они живут, — они жили на Донбассе. И такие ситуации я видел в других регионах. Задача государства Украина — интегрировать все регионы в единое политическое целое, чтобы люди ощущали, что они живут на Украине, что они соучаствуют в построении этой страны, а не просто живут на ее территории и ждут пенсии. Когда их что-то раздражает, они выражают свою реакцию голосованием, или еще каким-то образом.

— Каким образом сделать так, чтобы граждане Украины и в быту переходили на украинский язык? Методом кнута или пряника?

— Кнут не пройдет. Украина — замечательная казацкая держава. Любой кнут будет вызывать обратную реакцию разрушительной силы. Просто пряник — это мелкий царский подарок, он не будет восприниматься или будет восприниматься как заигрывание теми, кто немного лучше разбирается в политических мотивах и действиях. Должна быть стимуляция определенная, вместо пряника. Но стимуляция не материальная, хотя, я думаю, в каких-то регионах можно и доплачивать. Если человек (чиновник, например) хочет доказать, что он знает на высоком уровне украинский язык, он может пойти заказать себе экзамен в университете, и получить сертификат, что у него высокий уровень украинского языка. После этого получить добавку к своей зарплате. Это можно делать. Но, по сути, страну нужно объединить, прежде всего, не языком: нужно украинизировать сначала не языки людей, а их сознание. Чтобы они все чувствовали себя украинцами, чтобы они знали, что в стране происходит то, что они хотят, чтобы в стране происходило то, что от них зависит и т.д. То есть вовлечение, грубо говоря, каждого думающего человека в государственное строительство и в жизнь государства.

— Украинская национальная идея сегодня какая должна быть?

— Украинская национальная идея сейчас — это чтобы Украина выжила, состоялась, и чтобы счастливыми украинцами считали себя люди любого происхождения, имея в руках паспорт гражданина Украины и имея все остальные причитающиеся им блага, включая работу, доступ к культуре, образованию и все остальное.

— Как вы относитесь к запрету советских фильмов, в которых сыграли актеры, которые поддерживают политику Путина?

— Спокойно. Я телевизор не смотрю. Если хочу — покупаю видео. Все можно найти на Ютубе. То же самое с запретами книг. Можно запретить какую-то книгу, но никто не запретит человеку купить эту же книгу в электронном формате, закачать себе и читать. А можно просто поехать на Петровку и купить запрещенную книгу.

— Как вы относитесь к инициативе института Национальной памяти об отмене, замене каких-то праздников?

— У меня в последнее время возникает впечатление, что институт Национальной памяти был построен по принципу польского института памяти. В данном случае память имеет тенденцию вытаскивать только трагедии. Мне кажется, что еще ничего хорошего из государственной памяти институт не вытащил. Поэтому надо что-то с ним делать, но не моя это задача. В принципе, конфликт Украины с Польшей, последний, — это конфликт двух институтов памяти: польской памяти и украинской памяти. И в данном случае, может быть, склероз помог бы двум странам наладить отношения. Тем более, что Польша наряду с Литвой были главными нашими адвокатами в Европе.

— Почему происходит ухудшение отношений между Польшей и Украиной? Кто виноват в этом?

— Виноваты, прежде всего, инициаторы дискуссий на эту тему. История — это коллекция драм и трагедий. В конце концов, через 100 лет стороны забывают, кто победил. Каждый себя считает победителем, а для того, чтобы утвердиться, достает из памяти или из института памяти какие-то новые доказательства, потому что победитель иногда — это тот, кто больше пострадал. И победителю должны что-то вернуть за эти страдания, которые не он пережил, а его соотечественники 100-200 лет назад.

— Вятрович недавно заявил, что нужно признать весь советский период Украины периодом оккупации. И Украина должна быть правопреемницей УНР. Как вы это прокомментируете?

— Я не историк, но если по факту, то советская оккупация накрыла собой по пакту Молотова-Риббентропа территории, которые отошли к советской Украине в 1939 году. Так же, как произошла оккупация Литвы, Эстонии, Латвии. А все, что было здесь, — это была страна, часть Советского Союза, где победили большевики, коммунисты. Такая моя точка зрения.

— На каком языке издаются сегодня ваши книги?

— На 37 языках.

— Украинские тиражи на украинском языке примерно какой процент занимают?

— Небольшой. Если брать суммарные тиражи, то, может, процентов пять-семь.

— Какой запрос сегодня у читательской аудитории к украинскому книгоизданию? Какой процент книг на украинском издается и какой на других языках?

— Детские книги, в основном, покупают на украинском языке. И издают их, в основном, только на украинском. Взрослая литература, я думаю, примерно на 80% выходит на украинском языке, практически уже 100% выходит на украинском. В принципе, рост тиражей и рост названий на украинском колоссальный. Но национального рынка нет до сих пор. Никто вам не может сказать, статистически, сколько какой книги на Украине продалось, потому что единой системы учета нет. Ассоциация украинских издателей, по-моему, не занимается этим вопросом, и наверное, еще не скоро можно будет, как в Германии или в Польше, вывесить в книжном магазине афишку со списком книг, исходя из которой будет видно, какие в стране есть бестселлеры, например, за прошлую неделю. Такого у нас нет, к сожалению, и пока не планируется. А это означает, что книгоиздание до сих пор не стало бизнесом.

— Как вы зарабатываете на Украине писательским трудом?

— Я не зарабатываю на Украине писательским трудом. Правда, какие-то деньги на Украине я тоже зарабатываю. Но, на самом деле, писатели, у которых количество проданных экземпляров одного названия от 50 — 100 тысяч, они должны зарабатывать даже на Украине себе на жизнь.

— Что лично вам приносит сегодня основной доход?

— Книги, изданные за рубежом, — на немецком, английском, японском, французском языках.

— Самый большой ваш гонорар был какой и за какую книгу?

— Вопрос немножко непрофессиональный. Книжка пока живет, она продается, и роялти с продажи идут, и они могут идти два года. Есть агенты, есть субагенты, которые собирают в регионах и передают агентам, агент год собирает, считает, передает автору. Хит у меня один — «Пикник на льду», который продается уже более 20-ти лет во многих странах. Сейчас уже опять переиздание испанское, в конце месяца, недавно был новый перевод на итальянский. Это уже второй перевод. Я проехался с этим новым переводом по Италии, заехал первый раз в жизни в Палермо — увидел, что и там читают.

— За эти 20 лет сколько, примерно, вам принес «Пикник на льду»?

— Много.

— Ну, 100 тысяч долларов?

— Да, может быть, столько.

— А самый маленький гонорар за что был?

— Даже маленькие гонорары у меня не вызывали смеха. В советское время «Рабочая газета» мне заплатила 17 рублей 62 копейки за юмореску — это был мой первый гонорар, в 1978-м году. Я радовался не деньгам, а публикации. А за книги, мне кажется, меньше чем 100 — 200 евро в качестве аванса в пересчете на разные времена жизни гривны писатели не получали. А получали ли они потом что-то еще — большой вопрос. Потому что очень часто издатели только дают аванс, а потом говорят, что книжка до сих пор не продалась. Аванс — это будущие роялти. Вам дали 200 евро, а потом продают вашу книгу. Пока эта книжка 10% от минимальной стоимости не накапает в эти 200 евро, то следующие капли до вас не дойдут.

— В мире много писателей-миллионеров. Вам не обидно?

— А почему мне должно быть обидно?

— На Украине нет такого рынка. Вы популярны в мире, но родина же здесь. Здесь должен был быть основной рынок, который приносил бы вам доход.

— Должен, но его нет. А я реалист. Поэтому я радуюсь каждому шагу в сторону светлого издательского будущего Украины. Но я не плачу, если чего-то не произошло, потому что нужно работать. Жаловаться — это другая профессия.

— Сколько в день вы работаете?

— В среднем 8 — 9 часов. А когда заканчиваю роман — до 14 часов в день.

— Выходные у вас есть?

— Вот, например, сегодня я ничего не написал. Отредактировал немножко.

— Вы можете назвать себя богатым человеком?

— Я счастливый человек. Сытый человек, человек, который может позволить себе куда-нибудь повезти всю семью, в Вену на праздники, например. Человек, который откладывает что-то, чтобы у детей была гарантия нормального развития. Богатым я себя не считаю, потому что у меня нет потребностей богатого человека: мне не нужна яхта. Машина мне нужна такая, чтобы ее надо было редко чинить, и такая, чтобы ее не украли.

— На какой вы ездите сейчас?

— «Мицубиши Грандис» (Mitsubishi Grandis).

— Леонид Кучма написал книгу «Украина — не Россия». Насколько он прав оказался? Насколько украинцы отличаются от россиян?

— В принципе, ментальность совершенно другая. Натуральные, естественные украинцы — они индивидуалисты, эгоисты, то есть нормальные европейцы. Они не собираются в группы, партии, а если собираются, то тут же начинают друг другу предъявлять претензии, хотя только что были единомышленниками. Организовать из украинцев государство, где все будет работать, как часы, невозможно, потому что у каждого часы показывают его собственное время. И у каждого украинца в голове своя Украина, которую он строит или уже построил у себя дома, у себя в воображении. Русские, во-первых, любят царя. У них есть чувство коллективной ответственности за свою страну, чувство гордости за свою страну. Если они разочаровались в царе, они могут его убить и любить следующего. Но они всегда коллективны и, как сказал один из российских то ли политиков, то ли журналистов: «Если для родины нужно врать, мы будем врать всем народом». Такого «коллективизма» здесь быть не может, потому что другая культура, другая история. Опять же казацкая держава, то есть уникальная форма демократии, при которой не нужно печатать деньги, не нужно министерств, есть только военные суды. Границы не фиксированы, они могут туда-сюда ходить, но при этом есть какой-то странный порядок и замечательное сельское хозяйство.

— После Майдана что на Украине не поменялось, что должно было поменяться, на ваш взгляд?

— Поменялось то, что общество консолидировалось, впервые у людей возникло ощущение страны, потому что они поняли, что ее можно поменять. Страна была данностью, казалось, что границы никогда не будут нарушены. А оказалось, что все намного более хрупкое. Не поменялось то, что в очередной раз Майдан не выдвинул наверх новую политическую силу, новую партию, которая отличалась бы по своим моральным качествам от тех, которые уже существуют. Не выдвинул Майдан новых лидеров. Я думаю, что после того, как Майдан 2004-го года выдвинул Каськива и других, многие, наверное, уже и не особенно верили. А с другой стороны, был интересный феномен, который не стал политическим фактором, — феномен «Правого сектора», который собирался стать политической партией, имел популярность и у украиноязычных, и у русскоязычных, и мог спокойно заменить собой скомпрометированную уже «Свободу». Мог быть катализатором, провокатором изменений уже в парламенте и в политических реалиях страны. Но этого не случилось. Почему, может, знает Дмитрий Ярош или другие люди. Главное, что этого не произошло — не появилась новая политическая элита.

— Вы с Сергеем Жаданом ездили в зону АТО. Что вы там увидели?

— Я увидел и услышал то, что люди видят и слышат на войне. Но, прежде всего, я увидел и услышал местное население. Когда я ходил и специально пытался заговаривать с людьми на улице, от незнакомого меня шарахались все, кроме детей. Прежде всего, меня поразил Северодонецк. Славянск я хорошо знаю и до, и после. Я и сам потом ездил туда.

— Сколько раз вы там были?

— Два раза. Но больше всего я запомнил Северодонецк. Там в 7 км от города еще стреляли — слышны разрывы. Я подходил к людям, спрашивал, можно ли с ними поговорить, и люди просто перепугано уходили. Я тогда подумал, что этим людям все равно нужно донести какую-то информацию, но, наверное, легче ее было бы донести сообразно их отношению к жизни и их позиции. Нужно вернуть стенгазету или стенды под стеклом, куда развешивали каждое утро кнопками газеты. Вот так можно доносить информацию, потому что прямой диалог тогда не получался. Сейчас может получиться, но Украине катастрофически не хватает национального диалога, национальной дискуссии на любую тему. Когда половина населения, если не больше, молчит, то ничего хорошего не выйдет. И это молчание в разных регионах продолжается.

— А кого сейчас не слышно?

— Сейчас частично не слышно болгар Бессарабии, молдаван не слышно, азовских греков. Что вы о них знаете?А они — граждане Украины. Какова была их роль, например, под Мариуполем, во время начала военных действий? Почему они останавливали колонну украинских войск, и из-за этого не успела дойти до Новоазовска украинская армия? Вопросы остаются, их просто не задают. Но, на самом деле, это показывает, что не было у этих людей доверия к собственному государству, ощущения, что они живут в этой стране.

— Вы туда поехали. Что вы там делали?

— Мы встречались с людьми, были большие выступления: актовые залы в университете в Славянске.

— Какие вопросы вам люди задавали?

— Самые банальные: когда закончится война. Людей волнует только один вопрос — когда все закончится. Этот вопрос волновал тогда и волнует сейчас. Единственное, думаю, что многие уже бы и не задавали этот вопрос, потому что они понимают, что никто на него не ответит.

— Вы знакомы с Захаром Прилепиным?

— Да, знаком.

— Как вы оцениваете его участие в военных действиях с российской стороны, когда он приехал на украинскую территорию убивать украинских людей?

— Я был в шоке. И до сих пор пытаюсь понять, что это такое. Можно сказать, что чем-то он близок к Лимонову, по своему мировоззрению, но откуда это мировоззрение взялось? И связано ли это с тем, что он был профессиональным контрактным солдатом в Чечне, во время войны? Наверное, связано. Человек хочет воевать, а российское государство пригревает всех, кто хочет воевать за него.

— Это не коньюктура, не просто способ повышения своих тиражей и возвращения в топ, с точки зрения писателя?

— Нет. В данной ситуации это не коньюктура, это что-то другое. Это какое-то психологическое явление. На самом деле, он же подвел литературную базу под свое поведение, под свою позицию, и написал эссе о том, что все уважаемые российские писатели были вояками — они все воевали и убивали. Только поэтому они и стали великими писателями, начиная со Льва Николаевича Толстого. Насколько я знаю, в России, в основном, засмеяли это эссе, но я допускаю, что он совершенно искренне его писал, потому что он хочет себя в этом ряду видеть. Но, действительно, ни один из российских писателей, начиная с 20-х годов, в открытую так не говорил, что, мол, настоящий писатель должен быть убийцей.

— Украина устала от войны?

— От войны, прежде всего, устал Донбасс. Но об этом никто не думает, потому что действительно платит за эту усталость каждый регион. «Усталость от войны» — довольно абстрактное понятие, потому что нет ощущения, что экономика Украины буксует из-за войны. Нет очередей за хлебом, бюджетные деньги поступают на социальные нужды в районы вовремя и в полном объеме. Украина научилась экономически жить с войной, оплачивая и войну, и все остальное. Поэтому есть драма и трагедия людей, которые потеряли там своих родных, но это не усталость — это драма и трагедия.

— А Россия устала от войны?

— России война нужна. Там же главнокомандующий у власти — победы у него не получается, но войну нужно вести. В Сирии он почти победил — Асад остался у власти, американцы вывели войска. Я думаю, что Россия так привыкла к войнам, что она бы устала без войн.

— Как закончить войну вы знаете?

— Закончить войну без того, чтобы оттуда ушла Россия, невозможно. Пока она там, пока на ту территорию заезжают автотанкеры с бензином, завозится оружие — явно, что стрелять будут. Будет ли это вечной позиционной войной? Думаю, что нет. Ситуация, как в Израиле, тоже не возникнет, потому что Израиль защищает свою территорию от более слабого врага. А мы защищаем от более сильного. Поэтому я не вижу возможности военного решения, только с помощью Европы и тех же продолжающихся санкций можно вынудить Россию уйти.

— В вашем романе «Последняя любовь президента» вы написали, что Путин захочет аннексировать Крым. Это было в 2004-ом году. Какие еще были у вас пророчества, которые потом сбывались?

— В этом романе как раз за год до газового конфликта описан газовый конфликт, в этом же романе украинский президент во время перевыборов оказывается отравленным своими друзьями и единомышленниками и заболевает странным заболеванием кожи. После этого подумали, что это о Ющенко, хотя Ющенко отравили через полгода после того, как роман вышел. Потом мне пришлось отвечать на многие вопросы: два генерала СБУ пригласили меня в ресторан и спрашивали, не думаю ли я, что мой роман могли использовать как сценарий для отравления Ющенко. На что я ответил, что не могли, потому что люди, которые знают, как кого-то отравить, они читают специальную литературу, а не художественную. А, кроме того, понятно было, что уже всем надоели убийства с помощью Калашникова или снайперских винтовок, и с 98 — 99 годов началась фаза отравлений. В Москве отравили банкира греческого происхождения, потом отравили Анну Политковскую, когда она летела в Беслан.

— Ваша жена — гражданка Великобритании. А вы и ваши трое детей?

— Дети тоже граждане Великобритании. А я — гражданин Украины и отказался ото всех остальных, которые мне предлагали. Зачем мне иностранное гражданство? Я и так езжу с украинским паспортом по всему миру. Но зато я всегда возвращаюсь домой с огромным удовольствием. Именно сюда, к себе на Украину, в Киев.

— Как ваша семья устроена? В какой стране вы больше всего проводите времени?

— Семья сидит здесь все эти годы. Но сейчас старшие двое учатся в Будапеште. Дочка нашла университет в стране, где у меня меньше всего знакомых. Я хотел, чтобы она училась или во Львове, или в Вильнюсе, но она пошла своим путем. А старший сын попробовал поступить в Вильнюсе в Академию искусства — не поступил. Подал документы в Будапешт и там его приняли. Он там учится на аниматора.

— У вас никогда не было мыслей уехать из Украины?

— У семьи таких мыслей не было, а у меня, может быть, были какие-то ситуации, когда я допускал эту мысль, на самом деле, но очень быстро от нее отмахивался. Потому что самое страшное, что может с человеком произойти, — это когда он становится иностранцем. Мигрант — это иностранец. Я, в принципе, почти весь мир уже знаю. Масса друзей бывших украинцев, бывших советских.

— Что вас здесь держит? Писать вы можете в любом месте, язык знаете.

— Прежде всего — любовь к Киеву. Моя история, история моих разных семей, потому что у нас много интересного и по отцовской, и по материнской линии. И я скажу еще, что стыдно покидать родину — есть такое понятие. Покидать родину можно из-за физической угрозы жизни или из-за нищеты — экономическим беженцем становиться. У меня в жизни как бы ни то, ни другое не присутствует.

— Ваша жена вас поддерживает в вашем желании жить на Украине?

— Да. Еще перед свадьбой она знала, что я не собираюсь переезжать.

— Кем она работает сейчас?

— Она преподаватель английского языка в Британском совете, экзаменатор от Кембриджской экзаменационной комиссии по тестам, и учит наших преподавателей английского и экзаменаторов английского. Ездит по всей нашей стране, проводит семинары, курсы.

— Искусство во время войны либо расцветает, либо умирает. Наш вариант какой?

— Литература у нас изменилась почти на 100%. В принципе, украинские писатели, постсоветские, были аполитичны. Причем принципиально аполитичны, потому что, как и многие не писатели, они считали, что политика — это грязь, социальные проблемы — это чепуха, советское наследие. Будем писать про тусовки, секс, наркотики. Тем более, что литературы 1968-го года, европейской, у нас не было. А начиная с 2013-го года, вдруг активная часть ранее аполитичных писателей стала очень политизированной, возникла тема государства, возникли политические темы в текстах, возникли социальные проблемы. То есть вернулись нормальные темы в литературу. На самом деле, литература была неполной постоянно. Она писалась людьми двадцатилетними для двадцатилетних. А старики читали советскую литературу, пока им хотелось читать.

— Какую книгу вы принесли сегодня?

— Книжку, над которой я работал на протяжении четырех лет. Она является большим моим «спасибо» от имени всей Украины литовскому народу за то, что они нас поддержали во время обоих Майданов и сейчас поддерживают. Это роман о Европе, о миграции внутри Европы. О трех молодых литовских парах, которые решили уехать из Литвы, когда Литва уже была членом ЕС и вступила в Шенгенскую зону. Две пары уехали — одна в Лондон, вторая — в Париж, а третья, которая хотела уезжать в Рим, осталась вынужденно в Литве на хуторе.

— На Украине можно купить эту книгу?

— Да, везде, кроме магазинов «Є». Она вышла на русском и украинском языках. Через месяц выходит на литовском языке.

— Вы раньше сочиняли анекдоты. Какой ваш самый любимый?

— Я уже давно перепутал, что я сочинил, а что не я. Но кроме анекдотов, я писал еще «глумизмы» — я выдумал такой жанр: «Случай: однажды главный инженер Протопопов попал в камнедробильный станок. Когда его вытащили оттуда, он уже не был главным инженером».

— Спасибо вам большое.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496439 Стивен Коэн

Рашагейт или Разведгейт?

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Коэн впервые поднял вопрос о «Разведгейте» — вероятно, он сам и придумал это слово — в первой половине 2017 года. Теперь он вновь к нему возвращается.

Говоря о меморандуме, подготовкой которого занимался конгрессмен от республиканской партии Дэвин Нунес (Devin Nunes), а публикацию санкционировал президент Трамп, и о похожих еще только предстоящих докладах, Коэн, много лет занимавшийся исследованиями архивных материалов советского времени (когда-то бывших под грифом «совершенно секретно»), понимает, какие трудности возникают при пересказе этих секретных документов, особенно, когда они были созданы разведывательными агентствами. Их нужно рассматривать в более обширном временном контексте, который полностью можно понять лишь при обращении к другим источникам, в том числе и открытым. Им также могут противоречить другие засекреченные материалы, которые еще не попали в открытый доступ.

Однако «меморандум от республиканцев», как его назвали, указывает, что в течение длительного времени высокопоставленные чиновники спецслужб США проводили своего рода операцию—«расследование» в отношении сначала кандидата в президенты, а потом и президента Дональда Трампа (Donald Trump). Внимание меморандума сосредоточено на сомнительных методах, которыми пользовались при Обаме ФБР и Министерство юстиции, чтобы получить ордер, позволяющий им вести наблюдение за Картером Пейджем (Carter Page), второстепенным и недолго выполнявшим функции советника Трампа по внешней политике, и на роли, которую во всем этом сыграло антитрамповское досье Кристофера Стила (Christopher Steele), бывшего сотрудника британской разведки, специализировавшегося на России. Но в меморандуме содержится гораздо больше намеков.

Досье Стила, где высказывалось предположение, что у Кремля уже давно, за несколько лет до того, как Трамп выдвинул свою кандидатуру на президентский пост, имелся разного рода компромат на него, было основой дела «Рашагейт», по меньшей мере, с того времени, как его содержание стали сливать в американские СМИ летом 2016 года, в доклад разведывательного сообщества США в январе 2017 года (когда досье опубликовал также сайт Buzzfeed), и в том же месяце директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) «оповестил» избранного президента Трампа об этом досье (очевидно, пытаясь запугать его) — и вплоть до сегодняшнего расследования Мюллера (Mueller).

Несмотря на то, что и один, и другой документ критиковали в связи с отсутствием поддающихся проверке доказательств, досье и последовавший за ним доклад разведсообщества остаются основными источниками для тех, кто говорит о деле «Рашагейт» и «сговоре Трампа и Путина». Меморандум и досье сейчас подвергаются пристальному анализу (пусть и внутри партии), и внимание во многом сосредоточено на том, что штаб Клинтон финансировал работу Стила через его работодателя, компанию Fusion GPS. Однако, как утверждает Коэн, не рассматриваются два ключевых и центральных вопроса: когда именно и кто начал эту разведывательную операцию в отношении Трампа? А также где Стил получал «информацию», которую он фиксировал в периодических заметках, превратившихся позже в досье? В свою защиту в ответ на обвинения, содержащиеся в меморандуме, что ФБР использовало непроверенное досье, чтобы начать расследование в отношении помощников Трампа, агентство заявляет, что основанием для него стал появившийся в мае 2016 года доклад о высказываниях другого малозначительного советника Трампа Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos) в ходе разговора с послом Австралии в баре в Лондоне. Даже если вынести за скобки смехотворность этого эпизода, публичные источники его не подтверждают. Выступая перед комитетом палаты представителей по разведке в мае 2017 года, Джон Бреннан (John Brennan), бывший глава ЦРУ при Обаме, с уверенностью заявил, что он и его агентство были первыми, как писала тогда газета «Вашингтон Пост» (Washington Post), кто «инициировал расследование ФБР». Безусловно, как «Вашингтон Пост», так и «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) интерпретировали эти высказывания так. Настолько же верно и то, что Бреннан сыграл центральную роль в дальнейшем распространении дела «Рашагейт», рассказав о нем членам конгресса в частном порядке и лично передав президенту Обаме конверт со сверхсекретной информацией в начале августа 2016 года, в котором почти наверняка содержалось досье Стила. Ранее Бреннан, предположительно, делился своими «подозрениями» и идеями с Джеймсом Клэппером (James Clapper), директором национальной разведки. Директор ФБР Коми, занимавшийся делом о взломе частного сервера Клинтон во время президентской кампании, наверное, активно подключился к ним несколько позже.

Но, когда он сделал это публично, выступая в марте 2017 года в комитете палаты представителей по разведке, он стал живым воплощением Джона Эдгара Гувера (John Edgar Hoover), и говорил с позиций главного эксперта по России и ее глобальной угрозе США (хотя, когда ему задавали вопросы, он ответил, что никогда не слышал о Газпроме, российском энергетическом гиганте, который часто называют основным столпом власти Путина).

Таким образом, вопрос состоит в следующем: когда Бреннан начал свое «расследование» в отношении Трампа? В его выступлении в Палате представителей об этом не сообщается, но, как пишет газета «Гардиан» (Guardian), в конце 2015 или начале 2016 года он получал, или запрашивал доклады в иностранных разведагентствах относительно «подозрительных "взаимодействий" между людьми, связанными с Трампом и известными или предполагаемыми российскими агентами».

Одним словом, если верить этим докладам и свидетельству Бреннана, то он, а не ФБР, был инициатором и крестным отцом расследования «Рашагейт». Безусловно, его дальнейшие, частые и громкие публичные пересказы предполагаемых обвинений, содержащихся в деле «Рашагейт», против Трампа говорят о том, что он играл роль (вероятно, единственного) инициатора этого дела. И, складывается впечатление, что он играл и определенную роль в досье Стила.

Так где же, спрашивает Коэн, Стил получил информацию для своего досье? По словам Стила и его многочисленных стенографов, — к числу которых можно отнести и его американских работодателей, и представителей демократической партии, отстаивающих «Рашагейт», и мейнстримовые СМИ и даже прогрессивные издания — информацию он получил благодаря своим «глубоким связям в России», в частности, от отставных и действующих сотрудников российских спецслужб и людей, приближенных к Кремлю. С того момента, как досье начало просачиваться в американские СМИ, оно казалось крайне неправдоподобным (как могли бы понять журналисты, заглотнувшие его приманку) по нескольким причинам:

Стил не возвращался в Россию, покинув свой пост там в начале 1990-х. С тех пор в главном российском разведывательном агентстве ФСБ произошло много изменений и перестановок, особенно после 2000-го года и, в частности, в путинском Кремле и в кремлевском окружении. Неужели у Стила действительно были такие «связи» столько лет спустя?

Даже если это было так, то стали бы эти предполагаемые российские инсайдеры действительно сотрудничать с «бывшим» агентом британской разведки, под, как это часто называют, неусыпным оком беспощадного «бывшего агента КГБ» Владимира Путина, рискуя таким образом своими должностями, доходом, возможно, свободой, а также благополучием своих семей?

Изначально говорилось, что российские источники получили хороший гонорар от самого Стила. Вероятно, это могло оправдать такой риск. Но впоследствии работодатель Стила и глава Fusion GPS Гленн Симпсон (Glenn Simpson) написал в «Нью-Йорк Таймс», что «источники Стила в России…не получали никакой платы». Если цель Путина состояла в том, чтобы Трамп оказался во главе Белого дома, то зачем этим «связанным с Кремлем» источникам участвовать в антитрамповском проекте Стила, если они не получают финансовой или политической выгоды, и при этом подвергать себя серьезному риску?

Существуют другие красноречивые данные о фактических ошибках в досье, которые не могли сделать кремлевские «инсайдеры», но это тема для отдельного анализа.

Мы теперь знаем, что у Стила было по меньшей мере три других «источника» досье, о которых до этого не упоминал ни он, ни его работодатель. От иностранных разведагентств поступала информация, которую Бреннан передавал Стилу или ФБР, тоже сотрудничавшему, как мы теперь уже знаем, со Стилом. В этой информации были данные из «второго досье по Трампу и России», подготовленного людьми, приближенными лично к Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) и делившимися своими «находками» со Стилом. Самое интересное, здесь фигурировало в том числе и «исследование», предоставленное Нелли Ор (Nellie Ohr), женой Брюса Ора (Bruce Ohr), высокопоставленного чиновника министерства юстиции, которого, по данным меморандума республиканцев, «компания Fusion GPS наняла для сбора компромата на Трампа. В дальнейшем Ор предоставил ФБР весь собранный его женой компромат». Скорее всего, он попал в досье Стила. (Госпожа Ор является опытным исследователем, специалистом по России, она получила докторскую степень в Стэнфорде, была доцентом в Вассаре. Таким образом, она, как представляется, является идеальным сотрудником Стила).

Теперь нам осталось разобраться с жизненно важным вопросом, влекущим за собой все остальные: какая часть «развединформации» из досье Стила действительно получена от российских инсайдеров, если таковая вообще там имеется? (Уже одна эта неуверенность должна остановить Шона Хэннити (Sean Hannity) c «Фокс Ньюз» (Fox News) и других, когда они заявляют, что Кремль использовал Стила — и Хиллари Клинтон — чтобы раздуть в Америке «свою пропаганду и дезинформацию». Такие протрамповские подозрения, как и само дело «Рашагейт», лишь подливают масло в новую холодную войну, которая со дня на день может превратиться в настоящую, от Сирии до Украины.)

Таким образом, Коэн делает вывод, что мы сталкиваемся с вопросами, которые вызывают еще большее количество вопросов:

— Является ли «Рашагейт» делом рук главных лидеров американского разведсообщества, а не только ФБР?

— Если да, то это самый опасный политический скандал в современной истории Америки и самый унизительный для американской демократии. А если это так, то он действительно, как утверждают рьяные сторонники расследования «Рашагейт», затмевает собой Уотергейтский скандал. (Чтобы понять больше, нам нужно больше узнать, в том числе, велось ли каким-либо из участвовавших в этом деле агентств официальное наблюдение за какими-либо еще партнерами Трампа, кроме Картера Пейджа и Пола Манафорта (Paul Manafort). И велось ли это наблюдение, чтобы подобраться поближе к самому Трампу, раз уж те находились в непосредственной близости к нему, как предположил президент в одном своем твите).

Если «Рашагейт» появился в результате сговора американских разведагентств, что теперь вполне вероятно, то почему это было сделано? Существуют разные варианты ответов. Из ненависти к Трампу? Из-за нежелания разных институтов власти выполнять его обещание об улучшении отношений — «сотрудничестве» — с Россией? Или из личных амбиций? Не стремился ли Бреннан стать главой ЦРУ? или он метил еще выше и хотел получить должность в администрации Клинтон?

Какова была роль президента Обамы? Или обратимся к вопросу Уотергейта: что он знал и когда он это узнал? И что он сделал? Те же вопросы нужно будет задать и его помощникам в Белом доме и другим назначенным им чиновникам. Каковы бы ни были полные ответы, нет сомнений, что Обама действовал, опираясь на предполагаемые обвинения, содержащиеся в деле «Рашагейт». Он ссылался на них в связи с наложенными на Россию санкциями в декабре 2016 года, что привело непосредственно к делу генерала Майкла Флинна (Michael Flynn) (не за то, что он вел какие-то дурные дела с Россией, а за то, что «солгал ФБР»), к усугублению новой холодной войны между Америкой и Россией и, следовательно, к тому, что эти опасные отношения получил в наследство президент Трамп, которому в свою очередь дело «Рашагейт» помешало попытаться улучшить двусторонние отношения через «сотрудничество» с Путиным.

Учитывая все это и полагая, что Трамп знал почти все это, был ли у него выбор, когда он увольнял директора ФБР Коми, за что в отношении него теперь несправедливо ведет расследование Мюллер? Мы можем также спросить, учитывая роль Коми во время президентской кампании Хиллари Клинтон (за что она и ее команда громогласно осудили его), не пришлось бы и ей, окажись она на посту президента, уволить его.

Почти ежедневно выслушивая, как легион бывших сотрудников американской разведки как никогда громко и упорно осуждает в СМИ людей, скептически относящихся к делу «Рашагейт», мы можем задаться вопросом, не связано ли это с их постоянно растущим опасением, что все узнают: на самом деле, дело «Рашагейт» является, по большей части, «Разведгейтом». Для этого нам потребуется новая двухпартийная сенатская комиссия Черча 1970-х годов, расследовавшая и выявлявшая нарушения американских разведагентств, что привело к важным реформам, которые уже не являются превентивными мерами против злоупотребления властью, как это задумывалось. (В идеале все участники должны быть амнистированы за нарушения последнего времени, что положит конец разговорам о «тюремных сроках» в том случае, если они будут говорить правду). Но такое всеобъемлющее расследование по делу «Разведгейта» потребует поддержки со стороны входящих в конгресс демократов, а это уже не представляется возможным.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496439 Стивен Коэн


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496436 Николас Гвоздев

Если вы хотите пристыдить Россию и повлиять на ее поведение, то одних слов недостаточно

Это опасный и нестабильный подход к ведению дел с Россией — сильная риторика, подкрепленная вялыми действиями.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

По каким-то причинам международное сообщество, похоже, так и не усвоило урок из недавних попыток «пристыдить» Россию, «заставить» в большей степени придерживаться его правил и найти способ оказания давления на Кремль для изменения его поведения. На этот раз очередь дошла до Международного олимпийского комитета (МОК). Россия действовала по затасканному сценарию, отвечая на обвинения в том, что правительство страны систематически склоняло спортсменов, выступавших под трехцветным флагом, к применению запрещенных препаратов для повышения своих результатов.

Она находила все более изощренные ответы, которые использовались уже после аннексии Крыма и обвинений во вмешательстве в недавние выборы в Европе и в Америке. Сначала было абсолютное и полное отрицание любых неправомочных действий, а параллельно в качестве оправдания говорилось о том, что любая крупная держава нарушает правила, когда ей это нужно, и что только Россию выделяют из общего ряда за ее проступки. Когда рассматривался вопрос о введении санкций, Кремль и связанные с ним организации гражданского общества угрожали ввести жесткие ответные меры в случае применения каких-либо санкций с целью наказать Россию за ее мнимые нарушения, и при этом высказывалось мнение о том, что этот вопрос закрыт и «нужно двигаться вперед».

В конечном итоге — в первую очередь для внутреннего потребления — официальный ответ России был таким: жаловаться на несправедливое преследование России (с намеком на то, что успех России — аннексия Крыма, использование «мягкой силы» и подготовка способной завоевывать медали олимпийской команды — вызвал зависть и раздражение). Одновременно приветствовалось умелое использование Россией своего влияния, что позволило снизить эффективность штрафных санкций, а в случае с Олимпиадой остаться в буквальном смысле в игре.

Первоначально Международный олимпийский комитет обсуждал возможность полного отстранения российских спортсменов от участия в Зимних Олимпийских играх 2018 года. Это было бы беспрецедентным шагом. В своей риторике МОК не исключал такую возможность, однако в реальности он стал отказываться от такого рода намерений и постепенно изменял свою первоначальную позицию. Россия не сможет направить на Игры свою национальную команду, однако «Олимпийские спортсмены из России» получат такую возможность, а запрет распространился только на отдельных людей, уличенных в прошлом в нарушении антидопинговых правил.

Членам российской команды не будет разрешено маршировать под триколором и использовать государственный гимн, поскольку теоретически они участвуют в соревнованиях как «нейтральные личности». Однако ничто не мешает большому количеству российских болельщиков занять места на трибунах и размахивать флагами, давая тем самым понять, что «Олимпийские спортсмены из России» на самом деле представляют их родину. МОК даже может согласиться на то, что российские спортсмены на церемонии закрытия пройдут уже как российская команда.

Как и в случае с западными санкциями — они были введены из-за Крыма, Украины и вмешательства в выборы — Москва разрабатывает весьма креативный ответ, чтобы получить возможность обойти все штрафные санкции. Поэтому российский президент Владимир Путин имеет возможность громко жаловаться на то, что к России относятся предвзято и пытаются ее унизить. Он может подчеркнуть свое умение справляться с некоторыми из введенных ограничений, чтобы получить свои 60% голосов на выборах.

Одновременно мы можем сказать, что, несмотря на первоначальные заявления МОК и западных правительств, российские спортсмены выступают в Корее, и вот что сказал по этому поводу Рафаэль Арутюнян (Rafael Arutunyan), который в настоящее время тренирует американских атлетов: «Все будут знать, что это русские, независимо от того, есть у них флаг или нет».

Россия, судя по всему, отказывается от прямого ответа на санкции Запада в пользу стратегии жалоб и маневра, тогда как последний вариант требует более быстрых ответных действий в расчете на то, что заинтересованность некоторых западных групп (особенно компаний) позволит склонить их к минимизации санкций или даже к обходу их. Так, например, несмотря на значительное давление со стороны администрации Обамы и администрации Трампа, Германия продолжает выдавать разрешение на строительство трубопровода «Северный поток — 2», немецкие компании подписывают новые сделки с Роснефтью, находящейся под санкциями крупной российской энергетической компанией, и делается все это для того, чтобы еще больше связать российские и немецкие энергетические и нефтехимические сектора экономики.

Предпринимаемые Евросоюзом и Соединенными Штатами усилия помешать реализации российских планов по обходу Украины, не нанесли никакого смертельного удара ни по «Северному потоку», ни по связанному с ним проекту строительства «Турецкого потока». И кроме того, Россия продолжает расширять свое военное и экономическое присутствие на большом Ближнем Востоке.

Путин и другие официальные лица, возможно, в частном порядке негодуют по поводу мелких унижений, которые российские спортсмены испытывают в Корее: унылые серые спортивные костюмы, использование флага с пятью Олимпийскими кольцами. Однако, как Дон Корлеоне в «Крестном отце», они готовы пройти через все унижения, если это улучшит и укрепит их стратегические позиции.

Что касается Олимпиады, то она подтверждает для них важный стратегический урок: пока риторика Запада о привлечении России к ответственности за ее проступки значительно превосходит по масштабам его желание подвергнуть себя риску, пытаясь заставить Москву выполнять существующие правила. В каком-то смысле для МОК было бы лучше не занимать максималистскую позицию относительно российского участия в Зимних играх, поскольку за последние несколько месяцев мы не увидели никакого искреннего раскаяния России по поводу содеянного. Зато мы стали свидетелями односторонних уступок со стороны Международного олимпийского комитета, которые свели на нет последствия первоначального шока в России, вызванного возможностью полного и тотального запрета.

Это опасный и нестабильный подход в отношениях с Россией — сильная риторика, поддерживаемая вялыми действиями. Кремль, в частности, пришел к выводу о том, что Запад, похоже, не хочет вводить какие-либо карательные меры, в результате которых его стороне тоже придется заплатить значительную цену. Россия уже восстанавливает свою уверенность в том, что она может благополучно пережить недовольство Запада по поводу своей политики и что рано или поздно отношения могут вернуться к формуле «бизнес как обычно».

Поэтому и сегодня не утратил своего значения совет Уолтера Липпмана (Walter Lippman), который он дал 70 лет назад: Когда речь идет о России, у нас не может быть дисбаланса между нашими заявлениями и нашими действиями. Бессистемные санкции, военные жесты и высокопарные заявления никогда не смогут сдержать Россию и не смогут заставить ее изменить свое поведение.

Мы должны либо привести риторику в соответствие с карательными мерами, которые мы хотим применить, либо сесть за стол и договариваться — с позиции силы — о приемлемых компромиссах. Олимпийские Игры 2018 года показывают нам тщетность попыток пристыдить кого-то и заставить его изменить свое поведение, если это не подкрепляется чем-то более существенным.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496436 Николас Гвоздев


США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов

Пистолет за биткоины. Кто на самом деле зарабатывает на криптовалютах

Михаил Константинов

Эксперт

Мир переоценил технологию блокчейн. Блестящего прорыва в этой сфере до сих пор нет, а криптовалюты активно используются разве что в расчетах на черном рынке

В январе 2018 года платежный сервис Visa без предупреждения заблокировал криптовалютные карты, выпускаемые в Евросоюзе. О том, что карты аннулированы, владельцы узнали в кассах магазинов, на автозаправках, при оплате номера в отеле на отдыхе. Неделей позже Республика Корея заявила о планах запретить на своей территории любые сделки с криптовалютой.

Сегодня эта страна занимает 20-25% мирового рынка криптовалют по объему заключенных сделок. Что на самом деле вынуждает крупнейшие платежные системы и целые государства отказываться от виртуальных денег? Попробуем разобраться.

Находка для криминала

Посмотрите ради интереса, что продается в даркнете: информация из чатов в мессенджерах Telegram и What’s App, фальшивые паспорта и дипломы, наркотики, сомнительной подлинности бланки рецептов строгого учета с печатями, оружие и многое другое, столь же уголовно преследуемое.

Основная валюта на этих анонимных просторах — биткоин, реже — другие криптовалюты. И уж совсем редко вы увидите «динозавра» — оплату через веб-кошелек. Почему? Потому что криптовалюта стала стопроцентной гарантией анонимности. Прежде на криминальных онлайн-рынках платежи шли через веб-кошельки, но платежные системы с завидной регулярностью эти кошельки блокировали. Чтобы открыть новый, нарушителям приходилось делать это с другого IP-адреса, да и пропавших на заблокированном кошельке денег не вернуть. Теперь, с появлением криптовалют, оплаты происходят легко и без лишнего риска: ты никто и нигде.

Черный рынок проголосовал за криптовалюты живым рублем, юанем или долларом: за цифровые активы поставляются товары и услуги, они стали реальным эквивалентом, а не эфемерными цифрами. Причем криптовалюта стала не ценой реального товара, а ценой анонимности при получении этого товара. Товар стоит $20, но вы покупаете его за $200, потому что делаете это анонимно.

Самый близкий пример — продажа оружия. По российским законам вы имеете право владеть оружием, но только получив разрешение на владение и зарегистрировав его, поэтому в магазине вы купите пистолет за $50. Если хотите незарегистрированный ствол, вы получите его, заплатив на черном рынке в десять раз больше. Почему? Потому что анонимность стоит дорого.

Доход для законопослушных

А теперь давайте посмотрим, сколько легальных товаров и услуг оплачиваются криптовалютой. Привести достоверную статистику нам не удастся, ее нет даже в любительских исследованиях — как раз потому, что за счет анонимности кошельков и невнятности назначения платежа такую статистику невозможно отследить.

Но знаете ли лично вы автосалон, где вам продадут Porsсhe за биткоины? Или агентство недвижимости, которое продаст вам квартиру за криптовалюту, взятую в ипотеку в солидном банке? Или, например, спецтехнику, тяжелый транспорт и машинное оборудование для вашего бизнеса? Я о таком не слышал.

Где же тогда законный стык криптовалюты, бизнеса и валюты реальной? Как на криптовалюте зарабатывают «белые» компании?

В первую очередь, за счет устройств для майнинга. Каждая видеокарта куплена у производителей не за биткоины, а за реальные деньги, с которых уплачены налоги. Во-вторых, неплохо зарабатывают компании, которые занимаются системами хранения данных, в том числе такие гиганты, как IBM, HP, EMC и др. Они продают инфраструктуру за живые доллары тем, кому надо хранить тонны информации, порождаемые распределенным реестром.

И конечно, лучше всех зарабатывают электростанции, питающие электроэнергией майнинговые фермы. Они делают это за реальные деньги, ведут отчетность и дружат с налоговиками. Их заработок прозрачен, так что анонимность им не нужна. По факту дорогая анонимность нужна только черному рынку, и Visa с корейскими властями это понимают. Более того, серьезные компании вообще не свяжутся с биткоинами — им пришлось бы серьезно постараться, чтобы задекларировать доход в криптовалюте.

Не декларировать нельзя — рано или поздно налоговые регуляторы разработают технологию, при которой взносы за криптовалюту будут начисляться по валу, по факту владения и по максимальному курсу за период владения. Налоговые службы не будут спать, видя такой потенциальный источник дохода для государства. История с взаимным декларированием доходов нерезидентами подтверждает, что налоговики во всем мире мыслят примерно одинаково — в режиме постоянного поиска упущенного государством дохода. Если налоговые службы добились от банков отчета по доходам европейских налогоплательщиков в банках других стран, где они не резиденты, то что говорить о криптовалюте?

Причем здесь блокчейн

Тренды, касающиеся криптовалют, ясно обозначены уже сейчас. Однако в вопросе блокчейна такой определенности нет до сих пор. Несмотря на ажиотаж, распределенный реестр пока не прижился массово в рознице, в корпоративном бизнесе или в финансовой индустрии. Одна из причин — распределенные реестры изначально придуманы футурологами как источник премии за вычислительную деятельность, а мы восприняли идею неверно.

Писатели-фантасты предсказывали, что валютой будущего будет энергия — джоуль, киловатт, даже литр воды, которую тоже можно воспринимать как чистую энергию, говоря о водородном топливе. Однако нам навязывают другой тренд — единицей расчетов предлагается сделать способность выполнить вычислительную работу. Но чтобы расплатиться способностью, надо превратить ее в некую единицу. Так появилась криптовалюта.

Смысл этой футурологической концепции в том, что не энергия, а способ ее утилизации для вычислений станет доминирующим. Но пока нет серьезных предпосылок перехода от реальных денег к энергии вычислений. Ведь следующий шаг после этого — отказ от денег в том понимании, в котором они существуют сейчас. Пока мы далеки от этого, а нам предлагают перепрыгнуть сразу через три этажа.

Распределенных реестров как блестящих бизнес-инструментов мы пока не видим: все то, что сейчас можно сделать с помощью блокчейна, легко реализуется и без него. Например, централизация власти — антипод распределения полномочий. В корпоративном мире, где есть вертикальная зависимость, что-то всерьез «распределить» трудно. По той же причине трудно внедрить распределенный реестр в инвестиционной деятельности — всегда есть категории инвесторов, которые входят в управление.

Блестящего прорыва до сих пор нет, все остальное — сомнительные разговоры. Например, компания заявляет: мы внедрили распределенный реестр, и вместо четырех дней сделку теперь обрабатываем за 4 часа. Но что это значит на самом деле? Компания внедрила новую технологию, поменяла регламент работы сотрудников, чтобы этапов согласования было меньше, и решения принимаются теперь быстрее. При чем тут распределенный реестр? Это обычная оптимизация. Просто под маркой внедрения распределенного реестра компания перетрясла штат, стимулировала сотрудников и увеличила скорость обработки сделки. Да, компания работает эффективнее и зарабатывает больше. Но распределенный реестр здесь ни при чем.

Мы часто слышим о пилотном внедрении распределенного реестра в отдельных проектах, но его массового использования с реальной выгодой пока нет. Может быть, это этап адаптации. Но рынок слишком долго находится в ожидании: в мире IT, где за год делаются серьезные проекты, полуторагодовое пустопорожнее обсуждение блокчейна — это плохой знак.

США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов


Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922

Экспорт услуг резидентов Парка высоких технологий в 2017 году превысил $1 млрд. Об этом сегодня на семинаре-совещании "Цифровая экономика - новые возможности развития" сообщил заместитель директора администрации ПВТ Александр Мартинкевич, передает корреспондент БЕЛТА.

Компании-резиденты парка в прошлом году оказали услуг по разработке программного обеспечения на экспорт на сумму более $1 млрд. Это около 80% в общем объеме экспорта услуг IT-компаний, зарегистрированных в Беларуси. "Порядка 45% того, что делается в ПВТ, уходит в США. Это самый крупный потребитель IT-технологий. На втором месте - рынок Евросоюза. Это такие страны, как Германия, Великобритания, Ирландия, Швейцария. Те, которые занимаются построением индустрии 4.0", - рассказал Александр Мартинкевич.

Он также проинформировал, что в ближайшее время в Гомеле заработает образовательный центр ПВТ, который будет готовить (переобучать) специалистов для IT-индустрии.

В Гомеле проходит семинар-совещание на тему "Цифровая экономика - новые возможности развития". Участие в нем принимают председатель Гомельского облисполкома Владимир Дворник, председатель Гомельского горисполкома Петр Кириченко, представители Парка высоких технологий, ведущих вузов области, предприятий, банков, деловых кругов. Целями проведения встречи является обсуждение вопросов, связанных с применением норм декрета №8 "О развитии цифровой экономики", в частности, внедрение в отечественную экономику цифровых финансовых инструментов.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922


Россия. Корея > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2018 > № 2496121 Наталия Калинина

Сноубордист Влад Хадарин: «Флаг России можно повесить только в комнате и только с согласия МОК»

Наталия Калинина

Обозреватель Forbes

Дебютант Олимпиады рассказал Forbes, почему живет в Италии, сколько стоит подготовка к Играм и как мотивирует спортсменов Владимир Путин

Сноубордист Влад Хадарин отметит день рождения в Пхенчхане, на своей первой Олимпиаде — 22 февраля ему исполнится 20. Влад родился и вырос в Новосибирске, еще дошкольником увлекся сноубордом, а последние 6 лет живет и тренируется в Италии, куда перебрались его родители. В 2016-м Хадарин выиграл серебро Юношеской Олимпиады в дисциплине слоупстайл (это серия акробатических прыжков трамплинах, пирамидах, контруклонах и других фигурах, последовательно расположенных на трассе), а в январе 2017-го победил на этапе Кубка мира — в биг-эйре (прыжки со специального трамплина с исполнением различных трюков в полете). Благодаря обновлениям в олимпийской программе — на Играх-2018 дебютирует биг-эйр — у Хадарина есть два шанса побороться за медали. В слоупстайле Влад не смог пробиться в финал, а соревнования в дисциплине биг-эйр начнутся 21 февраля. Накануне отъезда в Пхенчхан спортсмен рассказал Forbes, почему мечтает выиграть Олимпиаду, сколько платит тренеру и как получил первое допинг-предупреждение.

Про переезд в Италию

До 13 лет я жил в Новосибирске, пока родители не решили перебраться за границу. Сначала хотели в Америку, но возникли какие-то проблемы, а в Италии к тому моменту уже лет 10 жил брат моего отца. С его помощью мы и переехали в Комо. В Новосибирске у нас осталась квартира, папа часто бывает в городе по работе. У него с братом две типографии. Печатают этикетки, наклейки и т.д. Очень востребованное производство. Мама занимается с детьми — у меня еще младшие брат и сестра, и дает частные уроки русского языка.

Про адаптацию в новой стране

У меня не было проблем на новом месте. Во-первых, я из России, а это конкретная закалка во всех смыслах. Во-вторых, в детстве я поменял много школ и привык адаптироваться. Конечно, было обидно бросать друзей, свою компанию, но в каком-то смысле я был рад переезду – в школе, где я провел последние полгода, был не лучший коллектив, довольно жесткие ребята. Зато в Италии нас приняли очень доброжелательно, там вообще позитивные по сути люди. У меня сразу появилась компания, я пошел в хорошую школу и в первую же зиму познакомился со своим тренером.

Про самостоятельность

Первый сезон в Италии мы с дядей ездили на тренировки каждые выходные. В пятницу собирали шмотки и ехали в горы, в Мадонна ди Компильо, а в воскресенье возвращались в Комо. На второй сезон мы сняли апартаменты в маленьком городе неподалеку от курорта и стали ездить туда еще чаще, а после окончания средней школы я переселился в Мадонна ди Компильо. Сначала делил жилье с фотографом, а потом решил снимать квартиру один. Хотя в этом зимнем сезоне провел там дней 30, не больше. Так много поездок, что, кажется, сейчас мой дом в чемоданах.

Первые полгода отдельно от семьи было сложно. Как только появилась возможность хозяйничать самостоятельно, оценки в школе резко пошли вниз. Я просто не учил. Но родители отпустили меня по инициативе тренера, под его ответственность, и он, конечно, стал шпынять меня за неуспеваемость. Когда через полгода пришли оценки, мы серьезно поговорили, и я понял, что, если буду продолжать в том же духе, просто вернусь в Комо.

В бытовом плане никаких проблем не возникло. Я с детства привык и посуду мыть, и в квартире убираться, и как включить стиральную машинку, тоже знал. Сейчас мне 19, но людей это часто удивляет — думают, что мне 22-23. И тогда, в 15, я тоже чувствовал себя старше своего возраста. Единственное, в чем я мог позволить себе вольности — это питание. Вместо того, чтобы приготовить что-нибудь полезное и вкусное, мог заехать в пиццерию. Зато обходился почти без чипсов. Мой наркотик — это сладкое.

Про учебу

Труднее всего было состыковать учебу с тренировками. В Италии к спорту не толерантны. В школе всем по барабану, что ты тренируешься, выступаешь на соревнованиях. Пришлось выбрать самую обыкновенную школу, чтобы совмещать. Часто получалось так — неделю отсутствуешь, а на следующий день после приезда сдаешь 2-3 экзамена. А я же еще гиперактивный. Сесть и выучить — это для меня проблема. Но ради диплома приходилось себя заставлять.

Про расходы

Сноубордом я начал заниматься еще в Новосибирске, и все затраты на мое увлечение взяла на себя семья. Это и в детстве были немаленькие деньги, и тем более, когда я стал старше. Доска в среднем стоит €500, а в сезон я раньше использовал 2-3, теперь — штук 10. Крепления — €300, ботинки — €300-400. Плюс одежда, расходы на переезды, проживание. Сезонный ски-пасс стоит €500-1000 в зависимости от региона, заявка на соревнования – в среднем €200. И чем старше, профессиональнее ты становишься, тем больше затраты.

Например, сейчас самая большая статья расходов — это мой тренер Давидэ Чиккони. Ему 32, и у нас с ним очень тесный контакт. Он и тренер, и психолог, и брат. Пожалуй, он единственный, с кем я могу поболтать о своих проблемах. Конечно, Давидэ не может ездить со мной везде бесплатно. Поэтому мы определили сумму — €100 в день, которую я ему плачу. По сути это деньги, которые он мог бы заработать, оставаясь дома в Мадонна ди Компильо.

Про доходы

Поначалу даже затраты на экипировку были полностью на плечах родителей, но со временем тренер нашел мне технических партнеров. Теперь компании Nitro (доски, крепления, ботинки), Dakine (одежда) и Smith Optics (очки) меня обеспечивают, некоторые еще платят бонусы. Перед новым годом я подписал рекламный контракт с автомобильным брендом Citroen — на год.

Кроме того, последние два сезона есть регион, который меня хорошо поддерживает — Республика Татарстан. Плюс зарплата в Центре спортивной подготовки. Федерация сноуборда нам сейчас не платит, зато тренировки со сборной финансирует Минспорта. Плюс призовые. За победу на этапе Кубка мира можно заработать около €10 000, на соревнованиях попроще – €1000-2000. На турнирах уровня X-Games гонорары выше. Думаю, €30000-40000 за первое место. Но по сравнению с началом нулевых, когда сноуборд только вошел в моду и бренды стремились в него вкладываться, денег стало меньше. Тогда на самых крутых соревнованиях победа могла стоить €100 000.

Если сложить все источники дохода, то у меня в среднем за месяц получается около €1500. Живем хорошо, но можно жить лучше.

Про главную звезду сноуборда Шона Уайта

Его результаты – это нечто, выходящее за рамки сноуборда. Шону 31, но он остается королем. Недавно выиграл престижные соревнования, набрав 100 баллов из 100. Такое никому никогда не удавалось, а он сделал это второй раз. Конечно, у него крупные контракты со спонсорами, но большинство из них работают с ним с самого детства, когда Шон еще был никем. Бренды вложились в его будущий успех.

Но чтобы стать такой звездой, как Уайт, недостаточно быть просто профессионалом. Важно быть шоуменом, уделять время маркетингу, быть активным в соцсетях, общаться… Вот сейчас в моей дисциплине – слоупстайле – есть очень талантливый молодой парень из Норвегии. Маркус Кливленд. Ему 18, и он крутой. У него свой стиль катания, невероятная стабильность, и его с детства любят бренды. Возможно, у него есть шанс повторить звездную карьеру Уайта.

Про допинг

Когда в Сочи шла Олимпиада, я был еще совсем мальчишкой – катался в свое удовольствие, за соревнованиями особо не следил. И про допинг-скандал, признаться, узнал подробности только этой зимой. В сноуборде проблем с допингом никогда не было, к тому же у нас мегапозитивный спорт, так что никакой ненависти или презрения по отношению к нам я не чувствовал. Наоборот, все спортсмены, с которыми я разговаривал, сочувствовали нашей ситуации. Спрашивали, что за бред творится?

При этом к теме допинга я отношусь очень внимательно. С тех пор, как получил первый флажок — предупреждение — в системе ADAMS. Туда мы вводим данные о своем местонахождении, там отражаются результаты допинг-тестов и т.д.

Третий флажок означает дисквалификацию, а первый я получил на пустом месте. Тренировался в Швейцарии, пробыл там все время, отмеченное мной как слот для посещения допинг-офицеров, потом поехал в Италию повидаться с родителями. Вдруг звонок. Допинг-офицер: мы в Швейцарии, можем подъехать. Так время для посещений уже прошло. Да-да, но у нас возникли трудности по дороге. Я объясняю, что нахожусь сейчас в другом месте, но вернусь к вечеру. ОК, подъедем в другой день. По дороге назад получаю сообщение: «Мы тебя ждем, перезвони, как сможешь». А у меня, как назло, денег на телефоне нет. И никуда не заедешь позвонить — Европа, вечер, горы. Приехал домой, включил вай-фай, дозваниваюсь и слышу в ответ: «Мы уехали, лыжная федерация будет разбираться». Пришлось писать большую докладную, все объяснять. Но мне ответили, что это халатное отношение к системе ADAMS и вынесли предупреждение. С тех пор я все антидопинговые документы заполняю как следует.

Про мотивацию

Накануне отъезда в Пхенчхан мы были на приеме у президента Путина. Это один из лучших дней в моей жизни, невероятно насыщенный эмоциями и гигантской мотивацией. В час ночи вернулся домой и совершенно не хотел спать, меня зашкаливало.

В резиденции Ново-Огарево мы почти час провели в комнате ожидания, потом нас пригласили в конференц-зал. Когда президент вошел, несколько секунд была абсолютная тишина, а потом он едва заметно кивнул – и все начали аплодировать. Я смотрел только на него, боялся повернуться — вдруг президент на меня посмотрит. Он толкнул очень проникновенную речь, извинился. И сказал именно те напутственные слова, которые нам были необходимы. Я прям начал респектовать ему. В политике не особо разбираюсь, но это было вау! Потом выступили спортсмены, общая фотография, затем возникла пауза — и можно было лично пообщаться с президентом. Все по очереди делали с ним селфи. Я сначала смущался, но потом подошел: «Здравствуйте, у меня бабушка ваша фанатка, можно сфотографироваться?» «Да, конечно, как зовут бабушку? Лариса Анатольевна? Передавай привет». Рукопожатие, фотография — моя жизнь удалась. Сразу бабушке скинул и выложил в инстаграм. Там народ взорвался. Русские друзья, итальянские друзья – все в шоке. «Самый большой кинг всего мира рядом с тобой, респект».

В город мы вернулись к шести вечера. И я пошел в кино — на «Движение вверх». Разрыдался в конце. Блин, Россия — это же могучая страна. Едем на Олимпиаду и всех рвем. В общем, бешено зарядился.

Про бойкот

Есть итальянское слово sacrificio – как это по-русски? Жертвовать. Так вот люди, которые призывают к бойкоту Олимпиады, не имеют ни малейшего понятия о том, что это значит. Каждый спортсмен – еще раз, каждый – жертвует всем, чем возможно, ради результата. Просто взять и перекрыть ему кислород из-за каких-то политических проблем — неправильно. Если спортсмен заработал право поехать на эти соревнования, он вложил в это максимум – пот, падения, плохие моменты, хорошие моменты. Запретить ему туда поехать – значит обломать мечту.

Все и так будут знать, что под нейтральным флагом выступают русские ребята. А если мы, несмотря на все проблемы и отстранение лидеров, еще и надерем всех, это будет вдвойне котироваться.

Про нейтральный статус

Взбесило отношение МОК. Получается, что они применили санкции ко всем – даже к тем, кто не имеет никакого отношения к допингу. Правила поведения для российских спортсменов прочитал. Все, что касается символики олимпийского комитета России и триколора, запрещено. Произносить «Россия» или «российская команда» не имеешь права – только олимпийские атлеты из России. Флаг можно повесить только в комнате – так, чтобы снаружи не было видно, и только с согласия МОК. Можно разговаривать по-русски, но петь гимн вслух запрещено. Если беззвучно, губами? Не знаю. В правилах ничего не сказано, но МОК может посчитать это провокацией и прицепиться. Я всю жизнь стараюсь идти против правил, но в сложившейся ситуации это ни к чему хорошему не приведет. Нам остается только следовать регламенту.

Про Олимпиаду

Для сноубордиста X-Games, конечно, очень престижный турнир. Для кого-то, возможно, круче Олимпиады. Но если ты россиянин и станешь чемпионом X-Games, всем наплевать. А вот если выиграешь Олимпиаду, то получишь золотые горы и все будут об этом знать… Но нет — даже в сноуборде каждый спортсмен желает олимпийскую медаль. Она признается во всем мире.

Про гражданство

У меня безлимитный вид на жительство в Италии, и мне предлагали выступать за сборную, но я категорически отказался. Да, я там живу и моментами говорю на итальянском лучше, чем на родном языке, но все равно ощущаю себя русским.

В России мало качественных парков для экстремального сноуборда, в это никто не хочет вкладываться. Мало классных тренеров. Но в Италии финансирование спорта строится хуже, чем в России. Если ты попадаешь в сборную, у тебя нет зарплаты, оплачивается только часть переездов на сборы и соревнования. От контрактов с личными спонсорами ты обязан отдавать процент федерации. Зарплату ты можешь заработать – если покажешь высокий результат. Плюс ты поступаешь в одно из военных ведомств — полиция, таможня и т.д. И вот там можно получить зарплату — €1200-1500, если успешно выступаешь.

Россия. Корея > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2018 > № 2496121 Наталия Калинина


Белоруссия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > belta.by, 13 февраля 2018 > № 2495906

Национальный банк Беларуси пояснил особенности совершения операций с криптовалютами после вступления в силу декрета №8. Об этом заявил на расширенном заседании правления Нацбанка заместитель председателя правления Сергей Калечиц. Текст выступления опубликован в январском номере журнала "Банковский вестник", сообщает БЕЛТА.

"Целый ряд положений декрета №8, особенно являющихся принципиально новыми для нашей экономики, требует значительной работы по их разъяснению общественности и субъектам экономики, а также доработки действующей нормативной базы", - пояснил зампред правления Нацбанка.

В этой связи Сергей Калечиц обратил внимание на несколько важных моментов. Во-первых, единственным законным платежным средством на территории Беларуси остается белорусский рубль. Во-вторых, сфера обращения токенов на территории страны будет ограниченной. "Декрет №8 не предусматривает возможности совершать сделки по обмену токенов на объекты гражданских прав иные, чем белорусские рубли, иностранная валюта, электронные деньги, другие токены. Запрещается также использование иностранной валюты в расчетах между резидентами Беларуси в сделках с криптовалютами, за исключением операций с операторами криптоплатформ", - отметил он.

В-третьих, декретом закреплен ряд мер, направленных на повышение правовой защищенности участников операций с токенами. Функции по контролю за деятельностью операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют в части соблюдения законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, возлагаются на государственные органы в соответствии с их компетенцией. "В связи с этим банкам следует регламентировать контроль за совершением операций с криптовалютами и иными цифровыми знаками в рамках законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем. Платежи юридических лиц за приобретаемые или отчуждаемые токены смогут осуществляться по сделкам, заключенным через резидентов Парка высоких технологий; платежи физических лиц - путем перечисления денежных средств на банковские счета или электронные кошельки владельцев токенов, операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют, зарубежных торговых площадок", - рассказал зампред правления Нацбанка.

Сергей Калечиц подчеркнул, что операции с токенами по своей сути являются высокорисковыми и носят, как правило, спекулятивный характер. Риски связаны с отсутствием четкого и понятного механизма формирования их цены, надлежащих гарантий по защите прав и законных интересов держателей токенов, в частности по погашению обязательств перед ними (в том числе при покупке токенов на зарубежных торговых площадках). "Банкам следует повышать финансовую грамотность своих клиентов в данном вопросе, разъяснять им, что владельцы токенов берут на себя все возможные риски, совершая соответствующие операции", - заявил он.

Для минимизации рисков вовлечения банков в проведение подозрительных операций клиентов, защиты интересов физических лиц, осуществляющих операции с цифровыми знаками, Национальным банком подготовлен проект соответствующего постановления правления. Нормы разработанной Инструкции о требованиях к правилам внутреннего контроля банков, небанковских кредитно-финансовых организаций в сфере предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и распространения оружия массового поражения дополняются положениями об отнесении операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют к лицам, работе с которыми банком присваивается высокий риск по профилю клиента, а систематически осуществляемые клиентами банка финансовые операции с цифровыми знаками - к операциям повышенного риска.

"Банк должен уделять таким клиентам повышенное внимание. Он должен проводить расширенные процедуры идентификации, чаще обновлять и верифицировать идентификационные данные, проводить мониторинг операций в режиме текущего контроля. Инструкция будет дополнена двумя признаками подозрительности, учитывающими особенности проведения банками расчетов денежными средствами по операциям клиентов, связанным с приобретением или отчуждением цифровых знаков (токенов)", - констатировал зампред правления Нацбанка.

Беларусь стала одной из первых стран, где начато практическое применение технологии блокчейн в работе банков. На ее основе в 2017 году реализованы прикладные задачи по ведению реестров банковских гарантий и операций с ценными бумагами на Белорусской валютно-фондовой бирже. "В текущем году сфера применения технологии блокчейн будет расширена. Одной из наиболее важных задач является внедрение в банковскую деятельность смарт-контрактов (заключение коммерческих договоров в виде программного кода)", - сообщил Сергей Калечиц.

Декрет №8 "О развитии цифровой экономики" вступает в силу с 28 марта.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > belta.by, 13 февраля 2018 > № 2495906


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин

Ни эллина, ни иудея. Россия как начало конца Олимпийских игр

Игорь Порошин

Русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира

В декабре Международный олимпийский комитет принял историческое решение отстранить Россию от зимних Игр в Пхенчхане. Решение озвучил президент МОК Томас Бах, представитель самой многострадальной олимпийской нации в ХХ веке. Германию четырежды не допускали за развязывание мировых войн. Россию отстранили за нарушение правил спортивного регламента, фальсификацию допинг-анализов в Сочи-2014 – в этом беспрецедентность решения.

Русский авангард: без флага и гимна

На основе докладов специальных комиссий МОК утверждает, что в России при поддержке государства развивалась допинг-программа для олимпийцев. Президент России Владимир Путин это отрицает. Он считает, что дисквалификация российского флага и гимна – результат политической воли определенных сил Запада, которые очень хотят представить миру тех, кто сегодня управляет Россией, как банду взломщиков. И этой банде все равно, что взламывать – границы других государств, серверы Демократической партии США или контейнеры с мочой олимпийцев. Негласно с Путиным согласны более-менее все: как и Германия в ХХ веке, Россия забанена по политическим причинам. Однако на этом опасное и соблазнительное сравнение РФ со Вторым и Третьим рейхом следует оборвать.

Российская символика на аренах Пхенчхана запрещена, а в гражданах России ничего дурного нет. Они выступают под белоснежным олимпийским флагом и называются независимыми атлетами России (Independent Athletes of Russia).

Решение МОК – шедевр политической балансировки. Это не только наказание за конкретные провинности российского спорта. Оно еще и учитывает реакцию влиятельнейшей части мира на эти прегрешения (то есть политический контекст), прогнозирует реакцию России на эти реакции (политическую изоляцию) и предупреждает ее. Как у любого исторически важного решения, у него есть символический аспект, который значительно возвышается над текущими политическими интригами. Это решение ясно показывает, в каком веке мы живем и чем этот век отличается, скажем, от предыдущего.

Русские прогрессисты сегодня сетуют на то, что Россия находится в плену архаических сил. Но русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира. Это то, к чему сегодня взыскует гражданский хай-тек в любом государстве Запада. То есть завершение процесса развода, полного отделения человека от государства. В широком смысле – превращение его в новую сущность без роду и племени.

Интересно то, что лидер России, которого все его оппоненты упрекают в слишком глубокой привязанности к старым символическим кодам и старым политическим картам, принимает такую картину будущего мира. То, что в ХХ веке неизбежно повлекло бы за собой строительство новых стен, увитых колючей проволокой, и масштабных военных учений (вы хотите отнять у нас наш гимн и флаг, так будет вам снова наш флаг над Рейхстагом!), разрешилось мирным благословением президента РФ.

Во все тяжкие

Решение об отстранении Национального олимпийского комитета России как организации, представляющей олимпийское движение в РФ, было принято на основании трех докладов – Макларена, Шмидта и Освальда. Доклад Макларена – это около ста страниц. В его основу легли 1166 документов. По мнению МОК, доклад Макларена и его последующая проверка и разработка комиссиями Шмидта и Освальда доказывает наличие в России государственной программы внедрения запрещенных стимулирующих веществ в олимпийский спорт.

Это звучит хотя и зловеще, но слишком туманно. На самом деле расследование было нацелено на изучение совершенно конкретного эпизода, приписанного к определенному времени и пространству, – возможной подмены проб российских атлетов в антидопинговом центре в Сочи.

С точки зрения официальных лиц России, доклад Макларена, а также его последующие разработки обладают одним существенным недостатком: они во многом базируются на показаниях одного человека – бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории и ее филиала в Сочи (подразделения Минспорта) Григория Родченкова.

Бывшие коллеги характеризуют Родченкова как талантливого, даже гениального биохимика. Для Генеральной прокуратуры РФ Родченков с недавних пор преступник. Его обвиняют в сбыте допинга (с 2016 года это деяние уголовно наказуемо). И для Владимира Путина Родченков совсем не чужой человек. У него есть о Родченкове свое собственное знание. Во время недавней прямой линии оно было сказано. Президент РФ назвал Родченкова «придурком». Так в высшей степени неполиткорректно, но и предельно доходчиво президент намекает на душевное расстройство человека, командовавшего в Сочи антидопинговой лабораторией.

Родченков действительно некоторое время провел в одной из московских психиатрических клиник после попытки самоубийства. Родченков говорит, что он был заключен в эту клинику силами ФСБ и вызволен оттуда повелением Путина в обмен на клятву верно служить силам зла, то есть своими знаниями и находчивостью помогать русским олимпийцам обходить антидопинговое законодательство.

Это признание Родченков делает в фильме «Икар» – наверное, самом впечатляющем референсе к этой истории. «Икар» попал в шорт-лист Американской киноакадемии в категории «Лучший полнометражный документальный фильм». Согласно котировкам букмекеров, он второй претендент на «Оскар». Но не только потому, что попадает в моднейшую американскую тему магического всесилия президента РФ.

«Икар» внушает зрителю дорогую сердцу американских киноакадемиков истину: кино – это чудо. Оно может менять мир. Иногда очень быстро. Смотришь «Икар» и понимаешь: если бы четыре года назад не слишком удачливому комику и велосипедисту-любителю Брайану Фогелю не пришла в голову игривая идея, Россия спокойно отправилась бы на Олимпиаду в Пхенчхан с гимном и флагом, и все бы шло своим чередом.

Однажды Фогель задумал снять реалити про допинг в жанре before & after. Он проходит велогонку сначала чистым, а потом, через год, по скайпу с помощью допинг-гуру Григория из России. Но это всего лишь пролог, к тому же не очень эффектный – Фогель совершенно сдувается под допингом, результат хуже.

Но далее герои меняются ролями. У Григория большие неприятности на его основной работе. Григорий опасается, что его могут убить. И тогда Фогель предлагает Григорию бежать в Америку. Он его прячет у себя до тех пор, пока Григорий в мае 2016 года не дает New York Times интервью, ставшее началом самого громкого скандала в олимпийской истории, и его под свою опеку забирает ФБР.

Во время просмотра «Икара», конечно, неизбежно возникает вопрос – а чего это Родченков, министр алхимии российского спорта, чью жизнь в своей железной ладони сжимает лично Владимир Путин, вдруг по скайпу начинает говорить, чем колоться, первому встречному велосипедисту-любителю из Америки? Но за приключениями героев эта неувязка легко забывается.

По здравом размышлении в «Икаре» многое кажется придумано постфактум. Но здравомыслие – враг хорошего шоу. В сегодняшнем мире состязаются не армии и дипломаты, а креативные концепции. Креативная концепция Брайана Фогеля торжествует над коварным замыслом ФСБ. Если он был.

Шекспировский герой Мутко

В своих разоблачениях российской допинговой системы Родченков расчерчивает треугольник, где вершины – это президент РФ и два ведомства, ФСБ и Министерство спорта. Он говорит, что Путин лично визировал план операции по подмене проб в сочинской допинг-лаборатории. Но в этой части расследование не верит Родченкову. Иначе МОК вынес бы президенту РФ точно такой же приговор, как и министру спорта Виталию Мутко, – пожизненную невозможность присутствовать на Играх в качестве официального лица. А в отношении Мутко все свидетельства принимаются.

Родченков утверждает, что Мутко осуществлял оперативное руководство допинг-программой, в частности фальсификацией проб, и был «в курсе всего». Это утверждение отчасти подтверждается перепиской, но в корне противоречит номенклатурной реальности того времени. Мутко, возможно, знал о подмене допинг-проб, но при этом ничем не руководил. Он был исключен из этой схемы. Взаимодействием с ФСБ занимался заместитель Мутко, Юрий Нагорных, чьи тайны теперь охраняются российскими спецслужбами так же неусыпно, как тайны Григория Родченкова – спецслужбами американскими.

На поверхности есть только одно подтверждение этой кулуарной правды про Мутко. В бесконечном ряду людей, получивших правительственные награды за взятие Сочи, Нагорных есть, офицеры ФСБ имеются, Григорий Родченков, конечно, молодчина и свою награду получил. Виталия Мутко в этом списке нет. В логике этой версии понятно почему.

С Мутко действующим, а не только говорящим в телевизоре, российский олимпийский спорт пережил унижение в Ванкувере-2010, когда российская/советская команда впервые не попала в первую десятку так называемого медального зачета Игр. Мутко оставили декоративную роль первого лица в спорте – пусть отвечает за разговорчики в строю. Но великую победу в Сочи-2014 хитроумием, находчивостью, потом, кровью и мочой добывали совсем другие. Не заслужил.

Если довериться этой версии, то Мутко, этот министр-мем, Иванушка-спортсмен в медведевском правительстве, прославившейся своей речью на попугайском английском, оборачивается просто героем Шекспира. Чиновник, напрочь отключенный от сочинской спецоперации, назначен перед миром главным ответственным за то, что случилось. Если спросить сегодня русскую домохозяйку, кто виноват во всех бедах русского спорта, она, скорее всего, скажет не Америка, а Мутко. Есть даже вероятность, что и американская домохозяйка скажет то же слово.

Троллинг-сверхдержава

Слово «позор», которое так часто произносится последние несколько лет в связи с приключениями русских олимпийцев и их попечителей, впору считать устаревшим. Позор – это неотменимая этическая оценка, своего рода клеймление.

Но никакой позор в прежнем применении, когда, скажем, немецкие спортсмены несли всеобщую ответственность за действия немецких политиков и военных, теперь невозможен. В эру, которую последние годы часто называют постправдой, любой приговор можно опротестовать, а на любое «возмутительно» найдется свой лайк, выставленный хотя бы ботом. Но и без бота можно обойтись.

Человеку, родившемуся в СССР, трудно сопротивляться правде канадского адвоката Макларена. Это очень понятный зрелому русскому человеку образ действия – похищать допинг-пробы российских атлетов через специальный лаз. Это очень похоже на способ расхищения продукции на советском колбасном заводе. И это скорее смешно, чем позорно. Советский человек, опоясанный колбасой, не вполне считался вором. Скорее он бунтовал против начальства, не умеющего накормить свой народ.

То, что кажется нам архаичным, миру представляется современным. Язык российского внешнеполитического протеста – это троллинг. Уже несколько лет троллинг является стратегической доктриной России. Мы очень злим одну часть мира, но можно не сомневаться, что другую отменно развлекаем – мимо Белого дома мы без шуток не ходим.

Со стороны злящихся, правда, следует важное уточнение: если троллинг – это язык русской дипломатии, то инструмент внешней политики – хакинг. Однако и в отношении хакинга человечество, несмотря на все предупреждения ответственных людей, никак не может проникнуться ужасом. Хакинг бескровен. Хакинг веселит. Неслучайно все современные киносаги изображают хакеров скорее обаятельными хулиганами, чем черными злодеями.

Никакие невосполнимые репутационные потери в эпоху постправды невозможны. Все поправимо, пока горят экраны ноутбуков. А тут еще через несколько месяцев стартует беспрецедентная по масштабу рекламная кампания России. В эпоху деградации Олимпийских Игр чемпионат мира по футболу стал самым масштабным и ожидаемым событием планеты Земля.

На территории России одновременно окажется столько иностранцев, сколько не было никогда по праздному поводу. И если власти победят тяжелую одержимость граждан РФ инстинктом наживы (в Саранске сейчас просят с дорогих гостей чемпионата мира 600 тысяч за ночь в однокомнатной квартире; нет, правда, посмотрите на соответствующих сайтах), то десятки тысяч человек во всем мире будут рассказывать о довольно приветливой, аккуратной, местами изумительно прекрасной стране, переживающей, кстати, высшую стадию вестернизации в своей истории.

После чемпионата мира по футболу это простое, ясное знание о России возведет разговоры о российской угрозе миру в совсем уж отвлеченную абстракцию.

Дисквалификация Венички Ерофеева

Злоумышленники в сочинской допинг-лаборатории чужого не брали. Они подменяли анализы российских атлетов. Значит ли это, что в оригинальных пробах присутствовали следы запрещенных препаратов? Скорее всего, да. Значит ли это, что все русские атлеты в Сочи принимали допинг? Очевидно, нет. Об этом говорят результаты расследования. Почему же тогда 46 чистых русских спортсменов не допустили в Пхенчхан, несмотря на решение Высшего спортивного арбитражного суда?

Да и вообще, по какому принципу составляется список запрещенных веществ? Почему уколоться до 1 января 2016 года пресловутым мельдонием было можно, а после боя курантов – уже страшный грех, за который одна из самых популярных теннисисток мира Мария Шарапова получает дисквалификацию? Маша все сказала на пресс-конференции с красивыми слезами на глазах. Извещение об обновлении списка запрещенных препаратов ей действительно прислали, да она не заметила. Потерялось в предновогодних хлопотах. А с вами, кстати, такое не случалось?

За невнимательность порой следует страшная расплата. Но даже то, что случилось в Сочи, не очень похоже на описание семи смертных грехов. Отношение к запрещенным веществам в спорте сегодня сродни вопросу уплаты налогов. Это скорее ближе к административному правонарушению, чем к уголовному. Хотя в некоторых странах за это сажают в тюрьму.

Если бы Григория Родченкова не существовало, его следовало бы придумать (он и кажется в большей степени бесплотным существом, порождением экстравагантной фантазии сочинителя телевизионного романа). Все, что последовало за его побегом и его свидетельствами (чего бы они ни стоили), поставило олимпийское движение в такое сложное положение, в каком оно прежде никогда не бывало.

Вопрос допинга, его природы может быть решен только на сущностном, философском уровне, а не бесконечным совершенствованием технологии поимки нарушителей. Это превратило олимпийский спорт в бесконечную сагу о ворах и полицейских. Именно так теперь живут Олимпийские игры в информационном поле. Это скверно для Игр.

Прежде всего, следует расстаться со старейшим заблуждением, будто спорт высших достижений – это манифестация здорового образа жизни, здоровья вообще. Олимпийский спорт – область практического исследования физических возможностей человека. Есть люди (их довольно много), совсем не понимающие зрелище спортивного состязания. Оно и в самом деле на первый взгляд может показаться крайне нелепым и бессмысленным. Но нелепость не равняется бессмысленности. В строгом смысле спорт высших достижений стал испытательным полигоном медико-фармакологической индустрии.

Исследование и расширение пределов человеческого организма должно быть признано целью спорта. Точно так же, как целью написания текста является сам текст, а не нравственное благообразие пишущего.

Одним из популярнейших сочинений в истории русской литературы является, скажем, поэма «Москва – Петушки». Согласно многим свидетельствам, часть ее написана Венедиктом Ерофеевым под допингом. Каким образом это обстоятельство может повлиять на нашу оценку этого произведения? Следует ли нам изъять поэму из библиотек ввиду того, что Ерофеев подстегивал свое сознание разного рода жидкостями? И следует ли нам признать романы Владимира Набокова образцовым ЗОЖем ввиду того, что этот писатель, напротив, никогда не принимал допинг во время сочинительства?

Гонка за увеличение продолжительности жизни человека – самый старинный вид спорта на земле. Последние сто лет спортсмены выполняют в ней роль авангарда испытателей, пилотов со всеми вытекающими отсюда рисками. Очевидна экономическая подоплека этой борьбы. Невозможно, впрочем, отрицать и ее гуманитарную составляющую.

Состязания в дисциплинах, испытывающих в чистом виде скорость, силу и выносливость, должны стать подобием «Формулы-1» для фармацевтических концернов. Нужно начисто отделить государство от спортсмена. Выходя на старт, спортсмен представляет в первую очередь себя, во вторую очередь медицинскую компанию, которая ответственна за его здоровье и медицинское сопровождение.

Льюис Хэмилтон в титрах «Формулы-1» представляет «Мерседес», а уж потом, если кому-то очень надо, можно вспомнить о том, что он англичанин. В титрах будущих Олимпиад, где таким образом решена философская проблема допинга, фигуристка Евгения Медведева будет представлять не Россию, а Bayer или Hemofarm.

Это не значит, что Женя принимает допинг. Это значит, что зарплату и все расходы на подготовку ей оплачивает эта компания и она же занимается ее медицинским обеспечением. Перед Играми Женя сама выбирает свой идентификационный знак – это может быть герб России, герб Москвы, где она родилась, или флаг муниципального округа Москвы, где она живет. Это может быть знак группы сети «ВКонтакте», где она состоит, или просто иероглиф аниме, которое Женя очень любит.

В ХХI веке связь атлета и медицины сущностна, а связь с родиной туманна и химерична. Речь идет о победе над предрассудком, о трудном признании очевидного. Разговоры о том, что спорт утерял свою изначальную чистоту и невинность после того, как атлеты стали массово пожирать запретные плоды под руководством циничных госчиновников, питаются невежеством.

В 1904 году, на третьих Играх современности, американец Томас Хикс на двадцать втором километре марафона потерял сознание. Врачи, приводя его в чувство, сделали ему инъекцию стрихнина и дали выпить бренди. Хикс падал еще несколько раз, и тут же появлялись врачи со стрихнином и бренди. Хикс, шатаясь, добрел до финиша и получил золотую олимпийскую медаль. При этом финишную черту он пересек вторым. Самого быстрого – Фреда Лорза – дисквалифицировали. Часть забега он проехал на автомобиле. Это заметили.

С точки зрения современной культуры спортивной медицины, да и чего уж там, современной допинг-культуры – это кошмар, воспоминание о грубости и невежестве наших предков. Ну, конечно же, никто сейчас так не рискует здоровьем ради победы.

Большинство людей выросли в убежденности, внушенной родителями, что чем больше ты занимаешься спортом, тем меньше пьешь таблеток. На самом деле ровно наоборот. Большим нагрузкам – большое количество таблеток. Я никогда не пил столько препаратов, как тогда, когда готовился к первому и единственному в моей жизни марафону.

Как только люди признают неразрывную связь медицины и спорта, как когда-то признали подчиненность Земли Солнцу, психоз в его текущем виде стихнет. Медицинский регламент должен стать, с одной стороны, результатом конвенции компаний, с другой – добровольной готовности спортсменов брать на себя все риски профессии, как это, собственно, происходит в автомобильных гонках.

Распутывание этого этического узла будет сопряжено с новыми потерями. Скорее всего, произойдет полное размежевание так называемого зрелищного спорта и спорта менее популярного, как это было в античности, когда на территории Римской империи граждане сходили с ума по гладиаторским боям, а одновременно в Греции продолжали проводить Олимпийские игры, которые смешили римлян своей старомодностью и лицемерными разговорами о сохранении чистоты священной традиции. На самом деле там процветал подкуп судей, наемничество, ну и, разумеется, допинг. То есть все то, за что сегодня ругают Олимпиаду.

Научное доказательство особого пути России

Современные Олимпийские игры возникли из романтической тоски по античности. Но при этом они взяли от ХIX века одну из самых живых и мощных его идей – доктрину о национальном самоопределении и национальной экспансии. Все самые грандиозные потрясения ХХ века питались энергией этой доктрины. Когда же эта энергия уже в буквальном смысле стала атомной, национализм безопасно локализовался в спортивных состязаниях.

Олимпиады служили еще и наглядной политинформацией. Летние Игры неизбежно оборачивались соперничеством СССР и США. Результат в командном зачете совпадал с самым расхожим представлением об устройстве мира – так называемой биполярностью.

Но к концу века в этом символическом ритуале стало обнаруживаться больше нелепого, чем великого. И дело даже не в том, что распался биполярный мир. В конце концов, итоги последних трех летних Игр убеждают в том, что на месте прежней биполярности обязательно возникнет какая-нибудь другая – в 2008 году Китай впервые после распада СССР отобрал у Америки первенство по добыче олимпийского золота.

Но слово «биполярность» теперь звучит как пустой звук. Вот гражданин США, который пронес на церемонию открытия Игр в Пхенчхане российский флаг, он какой полюс представляет? Может, это яростный болельщик Трампа? Или ему просто по приколу внешнеполитический троллинг Владимира Путина? Или сам он тролль?

Прежде служившие грандиозной и довольно ясной панорамой мира, Олимпиады все больше похожи на кривое зеркало. Вот, скажем, стоит немецкий атлет на верхней ступени пьедестала. На плечах его черно-красно-желтый флаг. Что должны переживать немецкие болельщики при возвышении этого флага? Превыше чего тут Германия? Неужели опять Франции? Нет, это больше не является популярным переживанием Германии. Или Германия превыше всех и вся? А вот в таком переживании гражданин ФРГ не только не может признаться вслух, но и даже про себя.

Конечно, его триумф прославляет новую Европу! Теперь она не расчесывает раны старых междоусобиц и перешагнула через тысячелетние предрассудки. Но почему тогда на его плечах нет флага ЕС? Возможно, триумф Германии на Олимпиаде – это повод популяризировать немецкий язык и достижения немецкой цивилизации? Но зачем тогда этот флаг на пьедестале, а не Гёте?

Няня моих детей выходит на террасу нашего летнего дома с округленными глазами. Няня родом с Западной Украины, почти пограничной ее территории. Только что она узнала, что ее добрая знакомая, почти соседка, стала призером Олимпийских игр по вольной борьбе в составе сборной Азербайджана. Подруга няни празднует свой успех с азербайджанским флагом на плечах. Но она не знает слов азербайджанского гимна, вообще очень мало слов азербайджанских знает.

Флаг Азербайджана – это корпоративная норма. За этим нет ни чувств, ни эмоций. Это рекламное время азербайджанского флага в кадре. За ношение этого флага, за медаль ей хорошо заплатят. В этом событии нет ничего сакрального. Это про работу, а не про связь с землей, на которой ты родился. С таким же успехом эта украинская женщина могла бы в прямом эфире вырыть траншею или нянчить ребенка.

Зимним Олимпиадам еще пока удается сохранять свое специальное камерное обаяние, а вот летние давно превратились в гигантское мероприятие с разбухшей, расползшейся программой – огромную спортивную барахолку, где на одной арене выступают мировые суперзвезды, а на другой судьи могут снять с тебя заслуженную медаль среди бела дня.

Последняя новость из рубрики «Олимпийский декаданс» – сообщение о том, что так называемый любительский бокс может быть исключен из программы Олимпийских игр. ФБР прислало в МОК досье на президента АИБА (Всемирная организация любительского бокса) Гаруфа Рахимова. ФБР называет его одним из руководителей старинной восточноевропейской преступной группировки «Братский круг».

Появление криминальных закоулков, практически неуправляемых центром, – следствие безоглядной и бездумной политики экспансии олимпийской программы. На Олимпиаде в Рио за 16 дней олимпийский чемпион провозглашался 306 раз. Такое умножение сущности приводит к девальвации значимости олимпийской победы, по большому счету – ее дефолту. Лица триумфаторов сливаются в одно неразличимое лицо. К тому же зритель знает, что финиш – это еще не конец. Потом герой отправится на допинг-контроль и может перестать быть героем. А потом еще раз им станет, если олимпийский комитет атлета наймет хороших юристов.

В ХХ веке люди брали отпуск, чтобы посмотреть Олимпиаду перед телевизором. Теперь это невозможно представить. Олимпийская программа уже больше чем наполовину состоит из экзотических дисциплин, постижение правил которых может длиться гораздо дольше серии «Игры престолов» и к тому же будет гораздо скучнее.

В Олимпийских играх никогда не было никакой стерильности. Они всегда были пропитаны конъюнктурой времени, грязью, болью, желаниями сегодняшнего дня. Именно поэтому их смотрели. В них всегда, что называется, было много политики. В этом была не болезнь их, а, напротив, здоровье.

Сегодня в Играх слишком мало сегодняшнего дня. Это рыхлое, громоздкое мероприятие. Оно противоречит всем определениям зрелищности в эпоху, нервом которой является борьба за свободное время людей. Олимпиада риторична, как старый историко-этнографический музей, настаивающий на ценности каждого своего экспоната. Отчаянно лихие люди Брайан Фогель и Григорий Родченков, прежде работавший в этом музее смотрителем, устроили такой переполох, что вернуть прежний порядок уже будет невозможно.

У нас довольно популярна концепция жертвенного пути России. Эти жертвы могут быть и неосознанными. Они могут выглядеть и не жертвами вовсе, но безумием, блудом – любой формой экспериментального, авангардного опыта, который помогает миру уцелеть и стать лучше. В случае с Олимпиадами эта мистическая концепция может считаться научно доказанной.

Олимпиада, которая в ХХ веке была мощнейшим символическим ритуалом, в некотором смысле всемирной мессой, не отвечает ни одному сущностному запросу нового века. Следовательно, как ритуал она будет радикально трансформирована или вообще отменена как нелепый, оскорбительный анахронизм, дичайший пережиток язычества в новом, чистом христианском мире. Российские атлеты без национальной символики – его невольные предтечи.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491965 Екатерина Еременко

Минспорт отозвал один из исков к компании Геннадия Тимченко

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Иски в общей сложности на 2,92 млрд рублей получили сразу несколько компаний, принадлежащих участникам списка Forbes. Но после отзыва иска к «Стройтрансгазу» сумма требований министерства снизилась до 2,38 млрд рублей

АО «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко F 4, выполнявшее подряд на строительство стадионов в Нижнем Новгороде и Волгограде, получило 5 февраля два иска от Министерства спорта более чем на 1 млрд рублей. Иски связаны со сроками проведения некоторых работ по строительству стадионов.

В «Стройтрансгазе» заявили, что компания не согласна с требованиями, поскольку речь идет только о промежуточных работах, а в итоге спортивные объекты к Чемпионату мира по футболу были сданы вовремя. Отклонение от графика произошло по двум задачам: устройство внутриплощадочных тепловых сетей на «Волгоград арене» в 2016 году и монолитные работы по эстакаде на стадионе в Нижнем Новгороде в 2017 году. Общая сумма этих госконтрактов — 32,9 млрд рублей.

«Стройтрансгаз» направил в суд документы, где изложил свою позицию и факты, в связи с которыми были допущены отклонения от графика завершения двух задач.

Как удалось выяснить Forbes, после этого (8 февраля) один из исков — на сумму 531,6 млн рублей — министерство отозвало. В пресс-службе Минспорта не стали объяснять решение. В «Стройтрансгазе» также воздержались от комментариев.

Другой иск к компании Тимченко принят к производству и находится на рассмотрении суда. Сумма требований по нему — 483,5 млн рублей. Собеседование с участниками спора назначено на 15:00 18 апреля.

Кто еще получил повестку в суд

Принадлежащее Равилю Зиганшину F 41 ПСО «Казань», выполнявшее за 32,8 млрд рублей госзаказ на строительство стадионов в Самаре и Саранске, также получило 5 февраля иски — на 609,7 млн и на 555,4 млн. Второй иск принят к рассмотрению, собеседование с участниками дела назначено на 28 февраля.

Находящееся под контролем семьи Араза Агаларова F 51 АО «Крокус интернэшнл», строившее стадионы в Калининграде более чем за 17 млрд рублей и Ростове-на-Дону за 12 млрд рублей, получило один иск на 385,6 млн рублей.

АО «Синара-Девелопмент» миллиардера Дмитрия Пумпянского F 64 в 2015 году получила на реконструкцию стадиона в Екатеринбурге 12,2 млрд рублей. За нарушения сроков проведения работ компания получила иск на 349,5 млн рублей.

Таким образом, с учетом отказа от одного из исков к компании Тимченко, общая сумма исковых требований министерства к девелоперам составляет 2,38 млрд рублей.

Forbes также удалось ознакомиться с подробностями иска к АО «Синара-Девелопмент», находящегося на рассмотрении арбитражного суда Свердловской области.

Согласно контракту, подрядчик обязан был незамедлительно информировать о задержке строительно-монтажных работ и отставании от графика. Как отмечается в иске министерства, АО «Синара-Девелопмент» более чем на три месяца задержало устройство фундамента временных трибун на стадионе.

Министерство указывает в иске на данные проверки и фотоотчет, из которого следует, что работы не были завершены в начале апреля 2017 года, хотя по графику их должны были закончить еще до 31 декабря 2016 года. «Синара-Девелопмент» направила в суд ходатайство, в котором просит вернуть истцу иск, поскольку компания якобы не получала официальной претензии от ведомства. В ходатайстве говорится, что Минспорт не использовал возможность досудебного урегулирования спора с компанией: «До настоящего времени АО «Синара-Девелопмент» не получена претензия об уплате неустойки за нарушение исполнения обязательств по государственному контракту». В материале уточняется, что компания вела по этому вопросу переписку с выступавшим заказчиком работ ФГУП «Спорт-Инжиниринг», но не с министерством.

В компании вечером 8 февраля на запрос Forbes ответили, что исковое заявление Минспорта России в адрес АО «Синара-Девелопмент» не поступило, «в связи с чем прокомментировать основания заявленных требований не представляется возможным». При этом в центре общественных связей группы «Синара» не стали отвечать на вопрос о ходатайстве на иск.

Министерство спорта переадресовало вопросы о содержании исков в ФГУП «Спорт-Инжиниринг», заключавшее контракты с подрядчиками по поручению Минспорта. В предприятии не ответили на вопросы Forbes о возможности мирного урегулирования споров. ПСО «Казань» и АО «Крокус интернэшнл» не ответили на вопросы Forbes.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491965 Екатерина Еременко


Киргизия > Легпром. СМИ, ИТ > kg.akipress.org, 9 февраля 2018 > № 2490987 Сергей Быковский

Издание Tazabek продолжает рубрику «Большой разговор», в которой мы разговариваем с бизнесменами о предпринимательстве, секрете успеха, о взглядах и о жизненных уроках.

Сегодняшним гостем стал глава компании BIGSERSPORT Сергей Быковский.

- Сергей, ваша компания с 1996 года шьет одежду для олимпийской сборной Кыргызстана. Расскажите, какие критерии у Национального олимпийского комитета?

- Основная задача при выборе - это сделать определенные отличительные моменты дизайна, в котором отражена символика, представление страны. Например, в Сочи во время выхода нашей сборной форма была отмечена Американским домом моды и другими сборными.

Выбор компании еще зависит от финансовых возможностей. Есть два варианта: заказать индивидуальный дизайн, либо взять обыкновенные вещи и нанести на них шевроном вышивку, написав Kyrgyz Republic. На Олимпиаде в Рио как раз такое было. Взяли обыкновенную потоковую форму из Китая, нанесли на нее вышивку и поехали. Сказали, что дешево, сердито и круто.

Все зависит от того, какую ставит задачу НОК. Есть такое понятие как продвижение узнаваемости страны за рубежом. Когда наша сборная выступает на Олимпиаде, все страны смотрят, во что она одета. Если сборная в китайской одежде, то, соответственно, напрашивается вывод, что в Кыргызстане нет своей легкой промышленности и брендов.

Спорт сегодня оценивает не только какая сборная и в каком количестве приехала, но и внешний вид. Если форма неважная, то, значит, страна экономически отсталая, она представлена там, потому что финансируется или дотируется Международным олимпийским комитетом. Сегодня мы становимся свидетелями того, какие дебаты идут по допуску российской сборной. Это все борьба и конкуренция.

- Вам не кажется, что это бизнес?

- Как только олимпийские игры стали коммерческими, они превратились в бизнес. МОК зарабатывает на них 22 млрд долларов. У нас вся страна работает и еле-еле может 2 млрд осилить. И это при том, что в игры сама страна вкладывает, а не МОК.

- Как Вы, будучи легкоатлетом, попали в бизнес?

- В 14-летнем возрасте я попал в спортивный класс по легкой атлетике. В то время, 1978-1979 годы, создавались спортивные классы. К нам в школу пришли тренера и провели тесты для отбора в спортивные секции.

Когда начал тренироваться, испытал на себе все недостатки дефицита в СССР. Особенно трудно было достать кроссовки для бега или спортивные костюмы. Одежду выдавали по усредненным стандартам.

Я изначально попал к очень хорошему опытному тренеру. У нас в секции были старшие по группе члены сборной СССР. Вот у них была совсем другая экипировка. Вот тогда, в 14 лет, во мне стала зарождаться идея постигать эти вещи.

- Как можно в 14 лет постигать эти вещи?

- Начал шить прямо на своей ноге. Брал у спортсменов старые фирменные западные кроссовки, разбирал, раскладывал на лекала, изучал. Потом я приобрел колодки. В ДОСААФе приобретал парашютный материал, он был очень прочный, брал чулки-сапоги женские, они были на поролоне и соединял эти слои. Потом из этих слоев кроил, добавлял и делал из них полноценные кроссовки, микропору клеил. Тогда не было пресса, я на ночь две деревяшки брал и собирал вверх с низом и под шифоньер ставил как пресс, всю ночь пролежит, склеивалось, формовал потом заново и бегал.

Суть в том, что я через себя стал все пропускать. Если я что-то неправильно сделал, то после нескольких километров появляются мозоли, кровь и боли. Через это все я начал четко понимать, в чем суть обуви, какая она должна быть, какие должны быть параметры одежды. Потом я уже более профессионально начал заниматься спортом, попал в сборную Советского союза, была экипировка разных компаний. Была возможность сравнивать, понимать и это не просто были разовые вещи для себя, я начал это делать на продажу.

Меня все стали просить: сделай мне, сделай мне. Так я за ночь сшивал кроссовки, а утром их продавал. В 15 лет у меня появилось уже четкое понимание, что есть спрос и какое должно быть предложение.

- Неужели это стало поводом закончить карьеру спортсмена?

- В 1987 году я получил травму и не смог дальше профессионально заниматься спортом. Как раз в это время по стране стали открываться кооперативы. Мы с ребятами одни из первых открыли кооператив, они назывался «Темп», потом «Азия спорт». Естественно, не было никаких торговых точек. Я днем выходил с этой продукцией, вставал возле «Детского мира» и продавал. Конечно, у людей тогда шок был, потому что все подобные дела считались спекуляцией. Многие люди высказывались, ругались.

В 1991 году «Азия спорт» развивался сам по себе, а я открыл свое дело, назвал компанию «Бигсерспорт». Все думают, что это Быковский Сергей, а на самом деле, «Биг» - это большой, «сер» - это сервис, получается большой спортивный сервис. Мы в 90-е годы делали ринги, ковры, маты, груши, аксессуары и сразу я начал двигаться по государственно-частному партнерству. Когда СССР развалился, не было обеспечения для спорта, не было возможности развиваться. Не было снарядов, перчаток, лап. Как ассоциация спортивных товаропроизводителей, в которую входят много предпринимателей, мы начали осваивать все эти вещи, рынку дали возможность не потеряться.

Потом уже начали с Китая завозить что-то, стал поддерживаться детско-юношеский спорт. Даже баскетбольных колец не было, мы их сами варили и гнули, все потерялось, люди уезжали и приезжали, никому не было до спорта дела.

- Тяжело ли Вам было начинать бизнес в Кыргызстане? Многие же уезжали в Россию?

- Да, многие мои партнеры переехали и меня тоже соблазняли. Я четко понимал, что где бы человек ни был, все завит от него. Переезды и создание новых позиций - это потеря время. И я не ошибся. Те люди, которые переезжали, что-то делали, они не смогли лучшее что-то создать.

- Но многие же у нас начинают ныть, что нам государство не дает преференций. Не секрет, что бывают и случаи рейдерства.

- Чем отличается джип от легковой машины? Тем, что джип застрянет чуть дальше, чем легковая машина. Чуть дальше проедет. У каждого человека разные стартовые площадки. У людей разные возможности: приближенность к власти, какая-то избранность. Это только преференции. На каком-то этапе они срабатывают, но дальше надо играть на этом футбольном поле. Все равно, рано или поздно, доберешься до потолка конкуренции, где тебе никто уже не может помочь.

- Как вы считаете, должен ли бизнесмен сам развиваться или полагаться на государство в наших условиях?

- Давайте вспомним теорию государства и права. Раньше было социалистическая ориентация - это народная собственность, потом мы все решили, что СССР рухнул и мы перешли к частной собственности и основа у нас капитализм. Если бизнес частный, собственность частная, то причем тут государство? Постепенно шел процесс приватизации, перехода от государственной к частной собственности. Некоторые отрасли государство не отпускает и эти отрасли не могут развиваться в частном характере, к примеру, нефтянка, недра.

По идее, если мы движемся к частной собственности, то сама исполнительная власть должна собирать бюджет от налогооблагаемой базы в идеале. Чем больше налогов, тем успешнее ведет свою деятельность исполнительная власть. Конечно, проще взять и монополизировать какие-то отрасли и за счет монополизации собирать себе бюджет. Сегодня такая экономика в России, и они от нефти тратят деньги на пенсионные вещи. Должна ли власть помогать? Она не должна вмешиваться.

- Хорошо, а что тогда должно делать государство?

- Оно должно создавать равные условия. Я, к примеру, взял сегодня кредит и хочу сделать швейное предприятие, рассчитал всю доходность, создал продукт, прихожу, на рынке он дешевле в 3 раза. Я у Таможни спрашиваю: А как так? почему вы демпингуете? Как оказался товар с такой стоимостью на рынке? Почему правительство не обеспечило мне равные права? Почему какой-то демпинговый товар сюда попал на рынок? На каком основании? Вот я могу спросить у исполнительной власти, почему сегодня на «Дордое» цена спортивного костюма 5-10 долларов, когда я зарплату плачу 10 долларов. У меня средняя цена костюма составляет 50 долларов. Откуда?

- Это свободная конкуренция.

- Это не свободная конкуренция. Это контрабанда, когда товар, который по закону должен быть уничтожен, оказывается на рынке.

- Как вы докажете?

- Любой человек поймет, если начнет считать. Вот, скажем, 10 долларов стоит на рынке костюм. Давайте посчитаем: 10 долларов сырье, 10 долларов зарплата, 10 долларов вы накинете, это без всяких технологий. А если вы будете технологии добавлять, окупать станки, оплачивать помещение, налоги, то вы минимум можете продавать за 50 долларов. Откуда цена 10 долларов?

- В Урумчи отшивают, наверное.

- Вы не понимаете, в Урумчи тоже ничего бесплатного нет. Наверное, это совсем другой товар. Его нужно уничтожить, а зачем его уничтожать, давайте мы его продадим за доллар, куда продадим? В страны третьего мира - туда, кто купит, где есть определенное отсутствие запросов, стандартов, ГОСТов, сертификатов происхождений, нет никаких правил. Вот зашел сюда груз на рынок по доллару, выставили по 5 и продают, почему нет?! А где здесь производитель, предприниматель?

- Так это же перекупщики.

- Тогда почему на рынке присутствует этот товар и как выживет промышленник? Потом бросовая цена. Это когда большие гипермаркеты купили костюмы за 50 долларов, а продали его за 300, продали 70% товара, заработали свои деньги и остатки сбывают по 1-3 доллара.

Предприниматель покупает по 3-5 долларов этот костюм, выставляет его по 20, ему выгодно, но какое отношение это имеет к производству? Никакого.

- Если вернуться к ведению бизнеса, с каким капиталом начинали?

- Очень многие люди мне часто говорят, что важен начальный капитал. На самом деле, все просто, вы берете сом и вкладываете его. У каждого человека есть примерно 10 тыс. сомов. Он их может найти для того, чтобы чтобы выпустить 2-3 пары кроссовок. Он выпускает 2-3 пары кроссовок и из 10 тыс. делает 12 тыс. и так далее. Если бизнес правильный, он определенно дает доходность. На эту доходность компания развивается. Я на этих принципах свою компанию развивал. Сейчас используют другие бизнес-схемы. Сперва кредитнулся, рассчитал бизнес-план, посчитал, что тебе нужно 10 млн долларов, пошел кредитнулся. Вроде в теории все правильно, но в конце все превращается в ничто, потому что самой души нет. Есть определенное воображение, что это будет работать, есть повторение какого-то успеха. Если сегодня брать, то стартовый капитал нужен большой.

- Вы ни разу не брали кредит?

- Нет.

- А сколько лет понадобилось, чтобы вы вышли на точку безубыточности, окупаемости?

- Товар должен сразу приносить прибыль. Я до сих пор не езжу за границу. У меня деньги появились и я бегу станок покупаю. У меня жена уже смирилась с таким порядком вещей. Дочь занимается гимнастикой, ездит по заграницам, жена помогает. Я сам нет. Я все время вкладываю в бизнес, в компанию,в бренд. Поэтому компания живет. Пока вы будете ухаживать за собой, у вас все будет все цвести, а если все бросить, будете эксплуатировать, будете потребителем, то у вас ничего не получится. Это закон бизнеса.

- Вы сырье местное используете?

- Вот иногда кожу мы используем местного завода «Булгаары» на некоторых изделиях, в борцовках, но в основном все привозное. Местный швейпром ходит на «Мадину», берет ткани, а мы все привозим, по 3-4 месяца ждем.

- Реально все-таки использовать местно сырье?

- У нас нет местного сырья. Вот даже с кожевенным заводом мы работаем, везде делают с кожи 4-5 слоев спилок, срезов и себестоимость этой продукции в разы другая, а у нас только два слоя между собой пилят, нет современного изделия. Не завезены технологии. Какие-то технологии отделки, само качество кожи, это все нюансы, которые не делает та или иная компания. Что касается тканей, то наше оборудование не рассчитано на них.

- Какую сейчас нужно иметь минимальную сумму для входа в бизнес спортивной одежды в КР?

- Мы как-то маркетинговый план разрабатывали для одной компании. Они хотели запускаться, но не в КР. Наша компания выступала консультантом. Посчитав, мы вышли на цифру в 10 млн долларов. Такая сумма нужна, чтобы запустить полноценное производство. Не так как сегодня: я состряпал из того, что было и продаю. Это сумма нужна для того, чтобы забрендироваться, чтобы создать систему, чтобы создать ассортимент, чтобы этот ассортимент начал узнаваться и покупаться, появились запросы. Это очень большая работа. Это не так, что я пошел на «Дордой», взял какой-то костюм, распорол и сделал примерную копию с лекал. Это подделка, она изначально никакого отношения к бренду не имеет. Свой пирожок - это достойный тяжелый труд.

- Вы так много говорите о бренде, неужели нельзя без него обойтись?

- Можно, но это уже не свой пирожок. Вот, в Турции появляются бренды, в Китае появляются бренды, но в основном made in Turkey, made in Kyrgyzstan, made in China. А где бренды? Это такое обширное понятие Почему я должен это брать? Кто в этом случае отвечает за качество? У каждого пирожка есть свой вкус, потому что его кто-то печет, бабушка какая-то. Бренд - это то, что знает покупатель. Если ты создаешь бренд, то это больше, чем заниматься бизнесом и коммерцией. Бренд - это построение самовоспроизводящийся системы.

- Может ли наш Легпром конкурировать с Китаем?

- Наш предприниматель думает, что он сейчас поставит 30 швейных машин и сделает очень низкое ценообразование и у него будет продаваться. Я считаю, что это самая страшная ошибочная ситуация, потому что сделать дешевый товар не каждый может. Вот, hand made - индивидуальность, мы можем сделать, но чтобы сделать дешевый товар... нужно иметь как минимум 1000 швей, а то и все 5000 швей. Это очень крупный бизнес, для него нужна логистика, целыми днями по 10 камазов должны увозить готовые изделия, понимаете? Представляете, какой оборот. А наши думают, я мало накину процентов, а чтобы мало накинуть процентов, он технолога на работу не берет, у него нет конструктора, дизайнера. Он там заказал, там принес, сам сшил, сам привез, то бишь он делает 10 работ, накидывает маленькую цифру и думает, что он зарабатывает деньги. На самом деле, нет обновления парка новых технологий, все сходит на нет.

- Тем не менее, наш Легпром хорошо узнаваем и продается за границей, в той то же России.

- Если бы он реально покупался и реально все так было, как мы говорим, то у нас сейчас бы здесь швейные цеха бурлили, гудели, но это же не так.

- На Ваш взгляд, что им мешает бурлить и гудеть?

- Я считаю, что Китай все время будет делать дешевле. Надо делать акцент на качество. Качество - это значит разрабатывать технологии, иметь специалистов, это повышать их квалификацию, создавать свой бренд.

- И напоследок, как легкоатлет, можете сказать, как спорт помогает в бизнесе?

- Всем людям советую заниматься спортом, потому что спорт - это воспитание себя, в первую очередь, умение правильно видеть цель и каждодневный труд, не изменяя ценности. Спорт позволяет человеку двигаться к цели. Спорт модернизирует, хочешь ты того или нет. Спорт - это больше, чем внутрення организация, это образ жизни, стиль, постановка задач.

- Сколько часов в день вы бегаете?

- 1,5 часа в день я бегаю и потом я вечером делаю зарядку. Полседьмого я уже выбегаю и в строну Оруу-Сай по горам 15 км каждый день пытаюсь пробежать.

- Есть дни, когда даете себе слабинку из-за погоды или или еще по каким-либо причинам?

- Даже если я в командировке, то я все равно бегаю. Пока еще за 30 лет не было такого дня, чтобы я не бегал.

Спасибо за интервью.

Tazabek

Киргизия > Легпром. СМИ, ИТ > kg.akipress.org, 9 февраля 2018 > № 2490987 Сергей Быковский


Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич

Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень

Леонид Ковачич

Много лет Эквадор, как и другие латиноамериканские страны, страдал от разгула преступности. Но теперь на помощь пришли китайские технологии слежки. Преуспев в создании системы тотального контроля внутри страны, Китай начал делиться своим опытом с остальным миром

«В темное время суток водители обычно не останавливаются на красный свет, а очень осторожно и на малой скорости продолжают движение. Связано это с тем, что в данный период преступники могут нападать с целью ограбления на стоящие на перекрестках автомобили. В Кито и Гуаякиле нередки случаи уличных преступлений ненасильственного характера и грабеж на дорогах. Туристам следует особенно остерегаться карманников, часто «работающих» в аэропорту, в портах, на вокзалах, в общественных заведениях и в местах большого скопления народа».

Такое предупреждение для выезжающих в Эквадор россиян можно прочитать на сайте консульского департамента МИД РФ. Складывается ощущение, что уехать целым и невредимым из Эквадора непросто. Впрочем, не исключено, что информация уже устарела. Эквадор поднялся на четвертое место в рейтинге самых безопасных стран Латинской Америки, хотя еще в 2010-м был на одиннадцатом. А все благодаря системе ECU911, которая пришла в страну из Китая.

В 2016 году Эквадор внедрил китайскую систему умного видеонаблюдения, оснащенную технологией распознавания лиц. Камеры, установленные в 24 провинциях, круглосуточно наблюдают за 16-миллионным населением. Под присмотром камер крупные аэропорты, транспортная инфраструктура, места массового скопления людей. «За время работы системы преступность в стране упала на 24%, превратив Эквадор в одно из самых безопасных мест в Латинской Америке», – гордо цитирует замруководителя штаба оперативного управления системой ECU911 Сиксто Эраса агентство «Синьхуа».

Любопытно, что оборудование для создания ECU911 на сумму $14 млн китайцы передали Эквадору безвозмездно. Правда, о том, что Китай помогает создавать всевидящую систему, президент Эквадора Рафаэль Корреа заявил всего за две недели до государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в ноябре 2016 года. В ходе этого визита Си и Корреа посетили штаб управления ECU911.

Создавать ECU911 помогала Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC, близкий российский аналог – Объединенная приборостроительная корпорация). Это государственное предприятие, занимающееся производством и экспортом электроники для военных нужд, а также систем обеспечения безопасности. В портфеле экспортных заказов компании не только системы видеонаблюдения, но даже радиолокационные станции.

В Эквадоре компания построила комплексную систему общественной безопасности. Это и умные камеры, и система оперативного отслеживания мобильных телефонов. По словам Сиксто Эраса, с помощью пеленгации мобильных устройств полиция смогла существенно повысить раскрываемость дел, связанных с похищением или пропажей людей. Эквадорские полицейские довольны: много висяков удалось раскрыть.

Возможно, для Эквадора налаженная система ECU911 – настоящее технологическое чудо. Однако это лишь малая часть того, что умеет Китай. Чтобы понять, какие еще прорывные технологии в области безопасности и контроля может дать миру КНР, стоит рассмотреть подробнее, что собой представляет «всевидящее око» внутри Китая.

Система сетевого управления

Китайская система управления обществом действительно может считаться одним из величайших изобретений наряду с порохом и компасом. Еще в 400 году до н.э. китайский реформатор Шан Ян, премьер-министр царства Цинь, приказал всему народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству ответственный за группу семей. Эта система называлась «баоцзя». Деление населения на маленькие блоки с назначением ответственного за каждый блок помогло создать передовую для того времени саморегулирующуюся систему. Все друг за другом следили, везде был порядок.

Уже в наши дни китайские власти решили снова применить проверенную веками технологию. В 2004 году район Дунчэн в Пекине поделили на 1652 квадрата. Каждый квадрат – 100 на 100 метров. Забавно, но изначально это делалось для того, чтобы оптимизировать процесс обслуживания трансформаторных будок и других объектов инфраструктуры, например общественных туалетов.

Со временем власти поняли, что с помощью такой системы очень легко контролировать население. В Дунчэне были повсеместно установлены камеры слежения. Кроме того, местные власти и полиция привлекали дружинников. Дружинники должны были патрулировать квадрат и сообщать о случаях нарушений общественного порядка или поломки объектов инфраструктуры начальнику квадрата. Тот, в свою очередь, передавал данные в единый информационный центр. В информационном центре располагались мощные компьютеры, которые аккумулировали информацию с камер и от волонтеров.

В базе данных единого информационного центра, помимо каждого объекта инфраструктуры вплоть до скамеек, было учтено и все население, распределенное по квадратам (примерно по 200–250 человек). Ответственный за квадрат должен был сообщать о всех изменениях: кто уехал из района, кто, наоборот, приехал. При этом все информационные системы были объединены в единую систему управления, поэтому перемещения людей фиксировались: допустим, если человек сменил место жительства в пределах района, то база данных другого квадрата сообщает, что он переехал именно туда.

За три года эксперимента в пекинском районе Дунчэн число социальных волнений и конфликтов удалость сократить на 35%. Власти стали пробовать работать по той же схеме и в других городах: Шанхае, Яньтае, Гуанчжоу. Но это были скорее инициативы и эксперименты местных властей. На общенациональном уровне за сетевое управление взялись в 2011 году.

В начале 2011 года на Ближнем Востоке бушевала «арабская весна». Волна протестов прокатилась по многим странам арабского мира и в некоторых из них привела к свержению режима или затяжной гражданской войне. Причем большую роль в организации протестных движений играли соцсети и интернет. Современные средства коммуникации позволяли за считаные дни мобилизовать тысячи человек и организовать массовые беспорядки.

Власти некоторых стран пытались в последний момент точечными мерами ограничить распространение информации. Власти Туниса, например, ограничивали доступ к LiveJournal. В Египте крупнейшие провайдеры по указанию режима Хосни Мубарака и вовсе отключили интернет. Но эти меры не помогли – было слишком поздно.

В Китае с тревогой смотрели на эти события, невольно проецируя их на собственные неспокойные регионы на западе и северо-западе страны. В июле 2011 года ЦК КПК и Госсовет КНР выпустили «Предложения об укреплении инноваций в социальном управлении». Документ не был опубликован в свободном доступе, но по некоторым цитатам из него на китайских государственных порталах и в СМИ можно сделать вывод, что значительная часть этого документа была посвящена сетевому управлению.

Стало понятно, что сетевое управление – полезный механизм, но одними камерами слежения и дружинниками здесь не обойтись. Нужна тотальная взаимосвязанная система контроля всех сфер жизни – как реальной, так и виртуальной. Как это можно сделать, показал Чэнь Цюаньго.

Железный Чэнь

В августе 2011 года в Тибетский автономный район был назначен новый партийный секретарь – Чэнь Цюаньго. И он сразу начал воплощать в жизнь идеи сетевого управления, причем с существенными инновациями. Он также разделил все городские территории на квадраты. И поставил через каждые 500 метров по небольшому полицейскому участку. Конечно же, не обошлось без камер наблюдения с технологией распознавания лиц, которые были установлены буквально на каждом шагу.

Данные с камер подведомственных квадратов поступают и обрабатываются в этих полицейских участках. При этом за счет близости участков друг к другу полицейский патруль в случае какой-либо экстренной ситуации может появиться на месте через одну минуту.

Кроме того, в отличие от пекинского района Дунчэн, где патрулирование квадратов осуществляли дружинники-добровольцы, для выполнения этой задачи в Тибете Чэнь привлекал исключительно полицейских. Если с 2007 по 2011 год в Тибете было принято на работу 2830 полицейских, то за пятилетку 2011–2016 годов на охрану общественного порядка поступило уже 12 313 новых сотрудников.

Все эти меры оказались очень результативны: за пять лет пребывания Чэнь Цюаньго на посту в Тибете не было ни одного случая массового протеста, произошло лишь восемь актов самосожжения (распространенный среди тибетцев способ выражения индивидуального протеста), тогда как по всей стране таких актов было 150 за тот же период. Таким образом, Чэнь зарекомендовал себя как успешнейший борец за стабильность. Поэтому в 2016 году его отправили в еще более нестабильный регион – Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).

Полицейские сети от земли до неба

О том, что Синьцзян – это бомба замедленного действия, власти Китая думали всегда, но особенно после «арабской весны». В регионе, где живет более 10 млн уйгур-мусульман, сильны сепаратистские и радикальные настроения. В 2008 году произошли массовые волнения. В 2013-м террористы-смертники подорвали автомобиль прямо на центральной площади Тяньаньмэнь в Пекине. В 2014 году радикальные уйгуры устроили резню на вокзале в Куньмине, столице провинции Юньнань, и взрыв на рынке в Урумчи (административном центре Синьцзяна). После этих событий председатель КНР Си Цзиньпин призвал «расставлять сети от земли до неба», чтобы искоренить терроризм.

Чэнь Цюаньго подошел к поставленной задаче ответственно. Во-первых, он, как и в Тибете, расставил через 500 метров полицейские участки. Штат полицейских вырос значительно. Например, с 2003 по 2008 год в регионе было принято на работу 5800 полицейских. С 2009 по 2016 год было открыто уже 40 тысяч вакансий. В одном лишь 2016 году было принято на работу 90 тысяч новых полицейских.

В регионе на каждые 10 тысяч жителей приходится столько же камер наблюдения, сколько в других частях страны смотрят за несколькими миллионами человек. По подсчетам аналитической компании IHS Markit, на Китай приходится 46% мирового рынка систем видеонаблюдения на $17,3 млрд. В Китае уже установлено 176 млн камер (для сравнения: в США всего 50 млн), а к 2020 году будет установлено еще почти 500 млн камер. Значительная часть из них, конечно, поставят в Синьцзяне.

Однако этим система безопасности Синьцзяна не ограничивается. Каждый житель подвергается процедуре сканирования радужной оболочки глаза. Делается это для того, чтобы удостоверение личности невозможно было подделать. Кроме того, в полицейских базах данных хранятся фотографии всех зарегистрированных жителей, эта база связана с нейросетью, на основе которой и работает система распознавания лиц. Таким образом, уличные камеры в автоматическом режиме могут отслеживать перемещение по городу любого человека.

Во многих торговых центрах перед входом установлены сканеры, которые распознают лица и идентифицируют личность посетителей. Чтобы проехать на автозаправочную станцию, человек должен просканировать свои права на специальном устройстве, только тогда шлагбаум открывается и можно заехать на АЗС.

Если человек значится в полицейской картотеке как подозрительный, система автоматически посылает предупреждение в полицейский участок. При этом подозрительными для полиции могут быть не только люди с криминальным прошлым. Это могут быть и активисты-правозащитники, и просто этнические уйгуры-мусульмане. Недавно агентство Bloomberg сообщало со ссылкой на источник, знакомый с проектом, что власти ввели в строй систему, оснащенную искусственным интеллектом, которая сама предупреждает полицию, если подозрительные личности отклоняются от своего привычного маршрута работа – дом более чем на 300 метров.

На каждый автомобиль, зарегистрированный в Синьцзяне, согласно распоряжению властей, устанавливаются специальные датчики геолокации. При этом машина с номерами из другого региона не может просто так въехать в город. Дорожные камеры заранее предупреждают о приближении к городу «чужой машины». Каждый въезд в крупные города Синьцзяна оборудован специальными КПП. Иногородние автомобили тщательно досматриваются, а у водителей и пассажиров проверяют документы и фотографируют их.

Полицейские ходят по улицам со специальными гаджетами. Это анализатор мобильного контента. Они могут остановить любого человека на улице и попросить его мобильный телефон. Мобильный подключают к этому гаджету, который самостоятельно, независимо от модели телефона, определяет наличие на нем запрещенного, политически чувствительного контента. Поэтому распространена практика, когда люди имеют два телефона: один держат дома, а с другим ходят по улице. С другой стороны, все мобильные номера регистрируются. Поэтому власти все равно знают, сколько у человека мобильных устройств.

В Синьцзяне жестко контролируется даже оборот кухонных ножей. Купить нож можно лишь при предъявлении удостоверения личности. Всех продавцов этой продукции обязали приобрести специальное дорогостоящее оборудование. Если человек покупает нож, то на лезвии лазером гравируется QR-код, который содержит полную информацию о покупателе. Только после этого нож дают в руки покупателю. Видимо, вспоминая резню в Куньмине, власти решили пойти и на такие крайние меры.

Под маской доктора

Абдул Карем Абдулайни более 40 лет не посещал врачей. Он живет в отдаленном горном селе в Синьцзяне, и добраться до городской больницы для него целое приключение. Но медработники пришли к нему сами. Измерили давление, сняли кардиограмму, сделали экспресс-анализ крови. Оказалось, что у пожилого уйгура повышен сахар. Скоро врачи придут к нему снова; если уровень глюкозы в крови не нормализуется, придется начинать лечение от диабета.

А Турсун Реджеп давно страдал от гипертонии, но к врачам обращался нечасто. Бесплатная диспансеризация показала, что у него коронарная болезнь и сердечная пневмония. Турсуна Реджепа сразу госпитализировали без лишних бюрократических формальностей. Через четыре дня пациенту стало уже гораздо лучше.

Подобные истории часто рассказывают официальные синьцзянские СМИ. Вовремя выявить серьезные заболевания помогла ежегодная бесплатная диспансеризация, которую власти проводят для всего населения Синьцзяна в возрасте от 12 до 65 лет. В тестовом режиме программу стали проводить в 2016 году. В 2017-м, согласно сообщению на сайте Госсовета КНР, диспансеризацию прошли 18,8 млн человек. При этом население всего региона – 21,8 млн человек. Власти уездов отчитываются, что «диспансеризация приходит к каждому жителю самых удаленных поселений на самых последних километрах». На массовое обследование в 2017 году было потрачено 1,5 млрд юаней.

Официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель, конечно, благородная. Но ведь Синьцзян не единственный относительно бедный регион Китая. Почему же «диспансеризация для всех» положена только жителям Синьцзяна?

Ответ на этот вопрос нашла организация Human Rights Watch. В декабре она опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам. «Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – писала HRW.

В подтверждение своих опасений организация приводит документ: «Рабочие указания по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». Документ, по данным HRW, выпущен руководящей группой по системе регистрации настоящего имени, управлению и обслуживанию населения. HRW ссылается на сайт администрации города Аксу, где был опубликован полный текст этого документа (сейчас страница, на которую была дана ссылка, уже не существует, причем она даже не отображается в кеше поисковых систем).

Зато был найден другой документ: «План реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» (тоже находится в Синьцзяне), опубликованный на сайте администрации уезда. В нем говорится, что основная цель программы – собрать и проверить данные о реальном количестве населения региона, собрать фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаз, данные о группе крови и ДНК у всего населения в возрасте от 12 до 65 лет. А для представителей фокус-групп и их родственников возрастные ограничения отсутствуют.

Все данные должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР. Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе.

На своем сайте HRW дает неофициальный перевод на английский язык «Рабочих указаний по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». И хотя оригинал документа найти не удалось, текст найденного «Плана реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» практически полностью совпадает с текстом, который дает HRW. Поэтому можно сделать предположение, что документ, найденный правозащитниками, просто был удален с официальных сайтов администраций и все следы в интернете тщательно зачищены после того, как вышла резонансная публикация HRW.

Биослежка

Конечно, ежегодная диспансеризация – дело добровольное. Однако власти развернули масштабную кампанию, убеждая население в необходимости этого мероприятия. Причем делают это на редкость настойчиво. На местном телевидении регулярно выходят сюжеты о счастливых жителях деревень, которые прошли обследование, не потратив на это ни юаня, и вовремя выявили опасные заболевания. Люди оперативно получили высокотехнологичную медицинскую помощь, и это спасло им жизнь. При этом регулярно приводятся слова Си Цзиньпина, которые он произнес на Национальном конгрессе гигиены и здоровья в 2016 году, что «без здоровья всего народа невозможно построение общества средней зажиточности».

Что делают на диспансеризации? Согласно «Плану реализации процедур диспансеризации населения», в программу входит общий осмотр, аускультация (прослушивание внутренних органов с помощью стетоскопа), общий анализ крови и анализ на глюкозу, анализ мочи, ЭКГ, ультразвуковая диагностика печени, почек, поджелудочной железы, рентгенография органов грудной клетки. При этом пациентам ничего не сообщается о заборах образцов ДНК.

Чем грозит для человека тайный сбор его биоматериалов? Дело в том, что образцы ДНК – это, по сути, конфиденциальные личные данные человека. Их сбор без личного согласия нарушает фундаментальное право человека на телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья. Использование таких данных должно быть строго регламентировано. Иначе они могут быть использованы для тотальной слежки над людьми, причем на генетическом уровне.

В процессе жизнедеятельности человек неизбежно оставляет свои генетические следы: например, слюну на посуде, волосы на одежде и на мебели и т.д. Таким образом можно идентифицировать и отслеживать места пребывания человека, его круг общения. Это возможно, даже если человек, например, кардинально изменил свою внешность, поскольку генетический код остается одинаковым всю жизнь. Более того, можно выявлять, отслеживать и оказывать давление на родственников искомого человека.

Прецеденты в Китае были. В прошлом году полицейские рапортовали о поимке серийного убийцы, который изнасиловал и убил более 11 женщин. Его не могли поймать много лет. А теперь с помощью технологий анализа ДНК на убийцу вышли через его дядю, у которого произвели забор биоматериала.

В уезде Цяньвэй в провинции Сычуань медработники ходили по школам, собирая образцы ДНК у всех учащихся мужского пола. Зачем это делалось, стало понятно через некоторое время. Таким образом полиции удалось раскрыть убийство двух владельцев магазина девятилетней давности – на преступников вышли через их младших дальних родственников, которые учатся в школе.

Китай обладает самой крупной в мире базой ДНК. Руководитель Центра экспертизы вещественных доказательств Министерства общественной безопасности КНР Лю Шо в своей статье в специальном ведомственном журнале «Технологии криминалистики» писал, что на 2016 год в базе данных китайской полиции 54 млн профилей ДНК. Для сравнения: в США этот банк данных насчитывает всего 13 млн профилей.

В планах китайской полиции к 2020 году довести этот показатель до 100 млн профилей. Это значит, что каждый год должно собираться столько же биоматериала, сколько в США собиралось в течение более 20 лет. Полиция с воодушевлением смотрит на поставленную задачу. «Банк данных ДНК стал оружием точного поражения, которое применяет полиция в расследовании и раскрытии преступлений» (DNA)», – пишет Лю Шо. На эти цели уже потрачен не один миллиард юаней.

С другой стороны, для китайской полиции нет никаких юридических преград в этом деле, что дает ей существенное преимущество по сравнению с иностранными коллегами. В США, например, образцы ДНК в большинстве штатов могут собираться лишь у осужденных за тяжкие преступления людей. В некоторых штатах, правда, есть послабление: сбор биоматериалов можно осуществлять и у подследственных.

В Китае статья 130 Уголовно-процессуального кодекса гласит: «Для определения конкретных обстоятельств, характера повреждений или физического состояния жертвы или подозреваемого может быть проведено медицинское обследование, собраны отпечатки пальцев, кровь, моча и другие биологические материалы. Если подозреваемый отказывается от процедуры, следователи в случае необходимости могут настаивать на проведении принудительных процедур. Осмотр и забор биоматериалов должен проводиться лицами того же пола, что и подозреваемый». Других разъяснений по этому вопросу Уголовный кодекс не дает.

В 2011 году Главное государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину совместно с Государственным комитетом по стандартизации Китая опубликовали для обсуждения проект документа «Технологии информационной безопасности – инструкции по защите персональных данных», разработанный Министерством промышленности и информатизации КНР. В них говорится, что обработку персональных данных нельзя проводить без согласия лица, которому они принадлежат, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Документ не разъясняет, что это за случаи. Но в конце декабря 2017 года те же структуры выпустили «Технологии информационной безопасности – стандарты по защите персональных данных». Документ разработан Всекитайским техническим комитетом по стандартизации в сфере информационной безопасности и вступит в силу в мае 2018 года. В нем говорится, что собирать, использовать, передавать и обнародовать персональные данные, в том числе «деликатные» персональные данные, можно без согласия лица, которому они принадлежат, в случае, если эти действия напрямую связаны с государственной или общественной безопасностью, национальной обороной, общественным здравоохранением, важными общественными интересами, расследованием преступлений, вынесением приговора и его исполнением. Биологические материалы упоминаются в документе как «деликатные персональные данные», и данный пункт на них также распространяется.

Безусловно, иногда исследование образцов ДНК бывает необходимо для раскрытия преступлений. Однако практика показывает, что рутинный сбор и обработка биоматериалов не оправданы хотя бы по экономическим соображениям. Например, полиция Дацина (северо-восток КНР) собрала 340 тысяч образцов. Но это помогло раскрыть лишь 136 преступлений. По словам представителя полиции города, большинство преступлений совершается рецидивистами, поэтому собирать биоматериалы целесообразно лишь у определенной фокус-группы. Между тем власти Синьцзяна потратили более 60 млн юаней на закупку оборудования для обработки образцов ДНК. Зачем вкладываются такие деньги?

Любопытно, что программа бесплатной диспансеризации и, соответственно, массового сбора ДНК началась в 2016 году – именно тогда, когда на должность партийного секретаря Синьцзяна заступил Чэнь Цюаньго. Можно предположить, что Чэнь решил выстроить систему тотального контроля: физического, цифрового и даже генетического. Кстати, в фокус-группы, на которые не распространяются возрастные ограничения по сбору ДНК, входят мигранты, не имеющие прописки в Синьцзяне. Соединив материалы ДНК с другими большими данными, например с камер слежения или сканеров радужных оболочек, действительно можно создать всемогущее всевидящее око, которое знает подноготную каждого человека в городе.

Море данных

По свидетельствам очевидцев, жизнь в Синьцзяне сейчас напоминает пребывание на режимном объекте. Многочисленные отряды вооруженной полиции, КПП, похожие на блокпосты, поделенные на квадраты города, камеры слежения и сканеры. Конечно, большая масса радикально настроенного мусульманского населения Синьцзяна – серьезный источник нестабильности в стране. Это по-прежнему бедный регион с высоким уровнем безработицы.

Различные террористические организации, в том числе ИГ (запрещена в РФ), активно вербуют жителей Синьцзяна в свои ряды. Так что понять обеспокоенность властей можно. Но помогут ли решить проблему Синьцзяна сотни миллионов камер и сбор биоматериала у миллионов человек? Сможет ли система уследить за всеми? Не утонет ли полицейская машина в море big data?

Может быть, важен не сам тотальный контроль, а мысль, что Большой брат все время смотрит на тебя? Может, это и есть те самые моральные сдержки, которых, по мнению многих китайских исследователей, так не хватает современному обществу? По словам Софи Ричардсон, директора китайского отделения HRW, важно, чтобы люди знали, что они под постоянным контролем. Не важно при этом, смотрит на них полиция на самом деле или нет. Это будет подсознательное чувство, которое, конечно же, будет отражаться на их поведении и образе жизни.

Что будет с огромной исследовательской и производственной базой, когда система контроля полностью отстроится и наладится? Ценным опытом и знаниями можно поделиться. В Эквадоре уже спокойно. Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC распространила свою сеть на Лаос, Мьянму, Венесуэлу, Бразилию, Боливию, Перу. Кстати, единственное представительство компании в Европе находится в Москве.

Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490563 Владимир Жириновский

ЛДПР против сталинизма

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Он был не лучшим за 100 лет правителем России, а худшим

Говорят, многие жители Волгограда хотели бы переименовать свой город обратно в Сталинград. ЛДПР поддерживает эту идею. Но не ради Сталина, а потому что не было никакой Волгоградской битвы — была Сталинградская. Под именем Сталинград город вошел в мировую историю. То есть вернуть ему имя следует в память о героизме наших солдат.

Что касается Сталина, то он был не лучшим за 100 лет правителем России, а худшим. Конечно, всегда можно прикрыться фразой: «В любую эпоху было хорошее и плохое». Но давайте сравнивать.

Какой ценой, к примеру, достались экономические успехи? Миллионы крестьян были лишены своей земли, ограблены, фактически ввергнуты в состояние крепостного рабства. «Великие стройки» осуществлялись за счет бесплатной рабочей силы зэков. А программы электрификации и индустриализации начали осуществляться еще при царе, но были прерваны из-за начала Первой мировой войны.

Успехи в науке? Да, но не благодаря Сталину, а скорее вопреки. Большевики с первых дней у власти репрессировали интеллигенцию и ученых. Именно по решению Сталина в СССР прекратили исследования генетики и кибернетики. Он счел это лженауками, которые нам навязывают, чтобы мы разорились на бесцельных исследованиях. Это его единоличное решение сказывается до сих пор! В производстве компьютеров мы отстаем на десятки лет.

Только в СССР и только при Сталине существовали «шарашки» — тюрьмы, через которые прошли десятки ученых с мировым именем. Сергей Королев, отправивший Юрия Гагарина в космос, величайшие авиаконструкторы Георгий Озеров и Андрей Туполев, изобретатель Лев Термен...

А сколько великих ученых были изгнаны из страны и свои знания применили на благо других государств? Выдающийся русский авиаконструктор Игорь Сикорский уехал в США. Один из изобретателей лампы накаливания физик Александр Лодыгин уехал в США. Разработчик искусственного интеллекта и создатель легендарной игры «Тетрис» Алексей Пажитнов уехал в США. Русских ученых, сделавших огромное количество ценнейших открытий, за границей — сотни и даже тысячи!

Кстати, что такое сегодня американский университет? Это русские преподаватели и китайские студенты!

Еще одна заслуга, которую некоторые любят приписывать Сталину, — победа в Великой Отечественной. Это вообще миф. Наоборот, из-за Сталина мы оказались практически не готовы к войне. Его все предупреждали, что Гитлер планирует нападение летом 1941 года, подготовка немцев у самой границы была почти неприкрытой. И тем не менее он Гитлеру верил, а своей разведке — нет. В итоге 22 июня был так шокирован, что потерял голос. А когда к нему приехали соратники, Сталин был уверен, что его арестуют.

Народ так ненавидел эту власть, что сотни тысяч добровольно сдавались в плен и даже помогали фашистам, лишь бы сбросить ненавистных большевиков.

Ход войны удалось переломить только чудом, благодаря огромному мужеству рядовых граждан, солдат, офицеров, которые жертвовали собой, проявляли невиданный героизм. А в это время заградотряды стреляли в спину своим, чтобы те не отступали. А ведь порой воевать приходилось без оружия: в начале войны солдатам давали одну винтовку на троих. Дескать, будете подбирать оружие с погибших товарищей...

Вот каким великим военачальником был Сталин. Это победа не умом, а ценой миллионов жизней.

Главное же, о чем мы вспоминаем, говоря о Сталине, — это репрессии. Важно понимать, что репрессии — не «ошибка», а фундамент сталинского режима. Вся страна жила в страхе, потому что любое свободомыслие или неповиновение жестоко каралось. Люди по ночам прислушивались, кто подъезжает к их дому, потому что черный воронок мог пожаловать за анекдот на кухне, за «неправильных» родственников, за разговоры с иностранцем, по любому анонимному доносу. И люди радовались, когда ночной топот сапог по коридору заканчивался у двери соседа, а не у их собственной...

После смерти Сталина даже его соратники-однопартийцы (!) признали зверства, за которые он ответственен. А сегодня его пытаются защищать люди, которые не жили ни дня при его правлении, не имеют представления о миллионах трагедий, разыгравшихся из-за Сталина в семьях простых граждан.

Никогда в России не должен вернуться режим, подобный сталинскому. Это было крайне жестокое и бессмысленное испытание для нашего народа.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490563 Владимир Жириновский


США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский

Как Илон Маск обошел космическую программу России

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ни в одной стране запуск сверхтяжелой ракеты-носителя Falcon Heavy, произведенный во вторник компанией SpaceX, не вызвал такого резонанса, как в России. Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых российская космическая промышленность отказалась: сначала SpaceX начала многократно использовать ракеты, а теперь успешно запустила ракету, оснащенную 27 двигателями.

СССР пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х годов. Сергей Королев, конструктор ракетно-космической техники, который запустил первый спутник и первого человека в космос, начал разработку того, что позже получило известность как Н-1, сверхтяжелая ракета-носитель с 30-двигателями, которая была способна доставить 75-тонную космическую станцию на орбиту, а возможно, и на Луну, Марс и Венеру. Проект была закончен после смерти Королева в 1966 году, и испытательные пуски Н-1 проводили четыре раза. Все пуски были неудачными, во многом из-за сложностей, связанных с одновременной работой такого количества двигателей.

А сегодня компания SpaceX успешно справилась с аналогичной задачей, и хотя пока неясно, кто будет заключать контракт на обслуживание Falcon Heavy, у основателя SpaceX Илона Маска теперь есть самая мощная в мире ракета-носитель: она может доставить на орбиту до 64 тонн груза. Планы России по созданию такой ракеты, способной совершить полет на Луну или на Марс, пока еще не завершены и, конечно, не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров пообещал осуществить первый запуск в 2028 году. Вероятно, даже у Китая будет сверхтяжелая ракета-носитель раньше, чем у России. Но именно успех «выскочки» Маска вызывает чувство жгучей обиды. Ведь за «Роскосмосом» стоит государство со всей его властью и возможностями. Но надо же — этот шоумен, выглядящий как мальчишка, запускает свою Tesla Roadster в космос. Из динамиков автомобиля во всю мощь звучит голос Дэвида Боуи. А на экране приборной панели светится цитата из «Путеводителя для путешествующих по галактике автостопом» Дугласа Адамса: «Не паникуй!»

Не помогли и плоские шутки — событие от этого не становится менее горьким и обидным. Когда больно, русские смеются. И после запуска появилось множество русских мемов, авторы которых, ерничая (храбро), признали поражение, предлагая варианты того, что могла бы Россия запустить в космос вместо автомобиля Tesla Roadster.

Но подтекст у всего этого серьезный. Виталий Егоров, представитель частной космической компании «Даурия Аэроспейс», которая производит российские спутники и сотрудничает с «Роскосмосом», с горечью написал в Facebook:

«На самом деле Маск не сделал ничего фантастического. Такое делал Королев, делал Глушко. Такое делали советские люди, и могут сделать русские. Но сейчас мы смотрим на это со стороны, как на что-то фантастическое. У меня неоднократно спрашивали различные люди: „Можем ли мы повторить успех SpaceX?″. Технически можем. В конечном счете, посадка ступени или сверхтяжелая ракета — это математическая задача. Математики у нас не перевелись! У нас перевелись мечтатели. Чтобы знать, как лететь, и куда лететь, нужно знать, зачем лететь».

У Маска, с его природным умением показать товар лицом или протолкнуть идею и с надоевшими культурными ориентирами, есть мечта, о которой он рассказал в своем докладе, опубликованном в прошлом году: колонизировать Марс. В докладе Маск признается, что даже разбогател ради этой мечты.

В России действительно нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться. В России есть Дмитрий Рогозин, вице-премьер и националист, отвечающий за оборонную и аэрокосмическую промышленность, который устроил публичную ссору с руководством «Роскосмоса» после последнего неудачного запуска ракеты в ноябре. Чиновники «Роскосмоса» арендовали бизнес-джет Gulfstream и полетели на Дальний Восток на запуск космического аппарата с нового космодрома «Восточный», но ракета «Союз» с 18 спутниками на борту сгорела в атмосфере. Позже Рогозин обвинил «Роскосмос» в том, что настройки разгонного блока «Фрегат» были выставлены в расчете на пуск с другого космодрома. «Один портной шьет карман, другой — лацкан, а костюмчик не получился», — возмущался Рогозин. «Роскосмос» опроверг слова о допущенной ошибке. Но после серии уголовных расследований в российской аэрокосмической отрасли (во время которых были выявлены случаи использования дешевых компонентов, что недопустимо при строительстве ракет) не исключаются даже самые нелепые объяснения.

После распада Советского Союза российская космическая программа осуществлялась на прагматической основе — для зарабатывания денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность специалистов SpaceX, а также успех компании в снижении затрат за счет повторного использования ракет, сделали ее в прошлом году вероятным лидером рынка и, возможно, даже прибыльным. Вне всякого сомнения, ракета Falcon 9 по количеству удачных запусков стала самой лучшей в мире.

«Роскосмос» признал, что компания SpaceX представляет угрозу, к которой он многие годы относился с презрением и которую игнорировал. Сейчас российская корпорация работает над снижением стоимости запуска на 20% процентов и повторным использованием компонентов ракет. Но на данный момент лучшей в этой области является компания Маска, и догнать ее будет нелегко.

Многие россияне, которые завидуют успеху Маска, подчеркивают, что он не достиг бы всего этого без государственной поддержки — технической помощи от НАСА, а также многомиллиардных правительственных субсидий. Но остальные компании аэрокосмической отрасли США тоже получают значительную финансовую поддержку от государства, что можно сказать и о космических программах европейских стран, Китая, Японии и Индии. Наверное, Егоров видит эту разницу. Никакая государственная поддержка не смогла бы обеспечить компании SpaceX успеха и лидирующих позиций в той степени, в какой это стало возможным благодаря личной страсти и энтузиазму этого неуклюжего, всех раздражающего чудака-умника, который читает научную-фантастику и ездит на электромобиле Tesla Roadster. В производственно-технической сфере мечта, возможно, не играет столь серьезной роли, как государственные соображения, которыми руководствуются Рогозин и Комаров. Но поднимать некоторые тяжелые объекты в космос она, мечта, несомненно, помогает.

США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский


Россия. США > СМИ, ИТ > newizv.ru, 8 февраля 2018 > № 2490901 Никита Исаев

Чёрная дыра бюджета. Роскосмос только вытягивает бюджетные деньги

Частная компания Илона Маска обещает беспрецедентно низкую цену на запуски FalconHeavy: 90 – 120 млн долларов. Чем не революция в космической отрасли?

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики

На днях компания Илона Маска SpaceX впервые запустила самую тяжёлую на сегодняшний день ракету-носитель Falcon Heavy c электромобилем Tesla на борту, за рулём которой сидел манекен. Исполнительный директор Роскосмоса Буренков сколько угодно может обиженно смеяться над запуском ракеты, называя это рекламной акцией Tesla из-за убытков (попробовал бы он что-нибудь с нуля создать - узнал бы, какая бывает отчётность), сути это не меняет: был совершён величайший прорыв. Кстати, поучиться рекламировать себя и свои услуги Роскосмосу тоже не помешало бы.

Кроме того, что частная компания Маска смогла создать одну из самых эффективных ракет современности, у которой нет действующих аналогов, и успешно выполнить сложнейшую миссию с первого раза, так ещё эта частная компания обещает беспрецедентно низкую цену на запуски FalconHeavy: 90 – 120 млн долларов. Чем не революция в космической отрасли? Однако это не восторги гением Илона Маска. Это, скорее, упрёк Роскосмосу во главе с Игорем Комаровым и Дмитрию Рогозину лично.

При них Россия стала стремительно терять свои позициив сфере космонавтики. Даже не берём сейчас такие важные и наиболее прибыльные сферы, как строительство спутников и оказание услуг по предоставлению спутниковой связи, или коммерческий мониторинг Земли и объектов на ней: в этих областях мы и не блистали никогда. Но запуски ракет! Хоть они и дают ничтожные 1,6% от всего рынка космических услуг, именно в этом наша страна ещё совсем недавно была сильна.

В 2010 году Россия занимала 43% рынка космических запусков. Тогда стартовала 31 ракета-носитель против 15 у США, 15 у Китая, 6 у ЕС, 3 у Индии и 2 у Японии. Безоговорочное лидерство. Но потом в Америке появилась SpaceX с невероятными по меркам закостенелой космонавтики темпами развития. А в России не появилось ничего. Ну ладно, появился космодром Восточный… Но это, в первую очередь, политическое, а не экономическое решение. В итоге, в 2017 году США совершили 29 запусков, и все были успешными, Россия осилила только 19, из них гладко прошли только 17. Китай же совершил 18 запусков, из которых 16 удались.

На растущем рынке космических запусков (прибавка 25% к 2010 году), Россия умудряется только терять своё присутствие. 21% запусков – это совсем не то, чем можно гордиться. Сейчас весь Роскосмос впору сравнивать с одной только SpaceX, которая совершила 18 запусков, при этом все – успешные. Но количество запусков у нас – это только верхушка айсберга проблем.

Из 18 пусков только 4 были заказаны не самим Роскосмосом или Воздушно-космическими силами РФ. Только 4 коммерческих запуска, среди которых был только один спутник отечественного производства – тот самый многострадальный «Ангосат-1» для Анголы. Печально. Такое положение дел говорит о том, что отечественная космическая техника становится неконкурентоспособной на открытом глобальном рынке. Рогозин с Комаровым допустили три основных промаха, которые оказали фатальное воздействие на отечественную космонавтику.

Во-первых, эти люди попустительствуют тотальной халатности на всех этапах производства. Вспомните только историю с неправильным припоем для двигателей Протона, забытые заглушки в трубопроводах при запуске ангольского спутника, и пропуск тестирования системы ориентации разгонного блока при запуске с нового космодрома. Один раз – случайность, два раза… но три раза – это уже закономерность. Такое разгильдяйство не появляется само собой, а только при попустительстве руководства. И при соответствующем уровне зарплат, разумеется: ведущего инженера-конструктора в Центр Хруничева в Воронеже приглашают работать за 21 тыс. рублей, ведущего конструктора в Москве приглашают на работу за 45 тыс. рублей. Неужели талантливым и ответственным людям будет интересна работа за такие деньги?

Во-вторых, у нас так и не появилось никаких ясных планов развития. Сначала все ринулись доделывать модульную Ангару, которая своим семейством должна была стать новой сверхтяжёлой и заменить старые модели ракет-носителей: и Союзы различных версий, и Протон. В итоге два тестовых запуска и всё. Потом последовали судорожные попытки Ангару, которую разрабатывал НПЦ Хруничева (только официально на подготовку самой первой лёгкой версии ушло 200 млрд рублей), заменить на перспективный Союз-5 от РКК «Энергия». Вот только этот «перспективный» Союз-5 очень похож на советский Зенит, который производил украинский Южмаш... Могоразовость? Двигатели на метане?Ничего подобного. Просто создание новой ракеты-носителя ради галочки. Даже пилотируемый корабль «Федерация», который должен был стартовать на Ангаре перенесли на Союз-5. Но чехарда на этом не закончилась. НПЦ Хруничева объявил о разработке среднего и лёгкого Протона, а на Восточном скоро должно начаться строительство второй очереди со стартовой площадкой для (внезапно) Ангары! Более того, Рогозин заявил, что первую ступень оснастят крыльями, чтобы она стала многоразовой, как у Маска. Про экономическую целесообразность никто не говорит. Главное, чтобы было, как у Маска. Впрочем, идея не нова. Крылья хотели приделать ещё во времена СССР, а макет крылатой Ангары показывали 17 лет назад.

В общем, как в том анекдоте «я и умная, и красивая, мне что, разорваться что ли?» В США уже есть планы по прекращению финансирования МКС (которая может быть передана в частные руки), запуску в производство альтернатив российским двигателям, началу эксплуатации двух пилотируемых кораблей (то есть Роскосмос перестанет и на отправке людей зарабатывать, в 2018 году одно место должно стоить чуть более 80 млн долларов), переключению внимания на окололунную орбитальную станцию. А у нас... Ну как пойдёт. Если МКС не затопят, то может для приличия ещё и сохранится формально экипаж в российских модулях. А если повезёт, то может к американцам на окололунной станции DeepSpaceGateway присоединимся. А экономическая целесообразность и отношение к деньгам – это третья проблема. Рогозин, Комаров, Роскосмос – эти три слова никак не могут находиться в одном предложении со словом «коммерция».

Единственная их задача – выкачивание денег из бюджета. Больше они, похоже, ничего не умеют и, что самое страшное, не хотят делать. Роскосмос –огромная дыра, поглощающая деньги. Раньше, когда пусков было много, и они были дорогими, с этим, что называется, можно было жить. Ещё в 2014 году запуск Протона оценивался в 115 млн долларов. Но появился Илон Маск, готовый запустить Фалькон за 62,5 млн долларов, и всё изменилось. В итоге и стоимость запуска Протона пришлось снизить до 70 млн долларов.Теперь доставка на американской ракете выходит примерно на 10% дешевле, чем на нашей: 2740 долларов против 3000 долларов за 1 кг на низкую орбиту. Сколько будет стоить доставка на Ангаре – неизвестно, но прогнозы не утешительны. Шансы на то, что у нас получится сделать дешевле ничтожно малы.

Игорь Комаров пообещал представить нашего сверхтяжёлого конкурента через 10 лет. Никаких готовых разработок, всё заново, чтоб было, как у Маска. И понадобится на её разработку и строительство инфраструктуры 1,5 трлн рублей. Это 26,2 млрд долларов по текущему курсу. Разработка FalconHeavyобошлась в 0,5 млрд долларов. В 52 раза дешевле! Это провал. Начинать что-то проектировать с такими расчётами – уже преступление! Но кого это волнует? Для нас космос – это процесс, позволяющий вести подковёрную борьбу и осваивать бюджеты. Для США – это бизнес. В итоге в 2016 году американские компании заработали на запусках в 9 раз больше, чем Роскосмос: 1,185 млрд долларов против 130 млн. Даже европейцы заработали 1,15 млрд долларов. Вот реальный показатель положения дел.

И так будет до тех пор, пока Роскосмос остаётся и заказчиком, и исполнителем в одном лице. Получил деньги от государства, сам что-то заказал, сам что-то исполнил, сам себе отчитался, сам себя проверил – прекрасно! В итоге ни техники, ни денег, ни перспектив. Какие-то подвижки в лучшую сторону возможны только в том случае, если за Роскосмосом останутся функции только заказчика и контролёра. Тогда откроется рынок и для частных компаний, которые сейчас находятся вне рынка, поскольку не имеют отношения к Роскосмосу. А РКК Энергия и НПЦ Хруничева пусть создают ракеты, конкурируют друг с другом. Только не рассчитывая на 1,5 триллиона государственных рублей, а рискуя собственными инвестициями.

Так было и со SpaceX: НАСА поддержало компанию, частично вложившись в разработку ракеты. Но это были не подаренные деньги, а предоплата за будущие пуски к МКС. И своих денег Маск вложил куда больше... Из былой советской космической отрасли мы взяли только худшее – закостенелость, бюрократию и зависимость от госдотаций. Пока за рубежом во всю воплощают в жизнь сюжеты фантастических фильмов, мы «все еще кипятим».

Россия. США > СМИ, ИТ > newizv.ru, 8 февраля 2018 > № 2490901 Никита Исаев


Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2490895 Петр Чернышов

Президент "Киевстара" Петр Чернышов: Четвертого мобильного оператора в Украине не будет

Эксклюзивное интервью президента мобильного оператора компании "Киевстар" агентству "Интерфакс-Украина"

- На момент вскрытия конвертов по тендеру на 2600 МГц было очень много вопросов, почему "Киевстар" решил не бороться за самый крупный лот. В чем заключалась ваша стратегия?

- Мы претендовали на то количество частот, которое реально требуется нам для качественного обслуживания клиентов. Данный лот не представлял для нас экономического интереса, поскольку это отдельно стоящие полосы частот, а для работы 4G нужен сплошной спектр. Мы купили три рядом стоящих участка спектра по 5 МГц, что дало нам суммарную полосу в 15 МГЦ и возможность предоставления максимальной скорости.

Знаете, что еще хочется отметить? Хочу сказать, что наш регулятор очень умный. НКРСИ так хитро выстроила лоты на аукционе, что произошло то, чего никто не ожидал – операторы купили все полосы, хотя их было слишком много для "большой тройки". Купили даже далеко стоящую полосу в 5МГц, которую все заочно считали "мертвой".

- Вы говорите о первом лоте?

- Да. В существующей на сегодня технологии 4G развертывать сеть нужно на непрерывных полосах частот. Есть также технология, которая позволяет запускать 4G на отдельно стоящих полосах, но она очень дорогая и применяется на рынках, где ARPU довольно большой. Это не про нашу страну.

- Возможно, конкуренты купили этот лот с заделом на будущее?

- Ну, разве что на очень отдаленное будущее, ведь там рядом спецпользователи. А подвинуть их очень, очень сложно. По сути, получилось так, что мы купили три полосы по 5МГц, "Vodafone-Украина" - две, lifecell - вроде как также три, но использовать сможет только две. Может, в этом их решении и есть логика, но нам она непонятна.

- Где вы планируете пользоваться этой частотой при запуске 4G?

- Исходя из нашей стратегии развития, мы планируем подключить более 500 сайтов, работающих в диапазоне 2600 МГц. И мы знаем, что у наших конкурентов такого оборудования будет меньше – не драматически, но сопоставимо с объемами абонбазы.

В ряде городов мы уже установили это оборудование. Это – мегаполисы, крупные города, такие как Киев, Днепр, Харьков, Одесса, Львов. Но у нас есть еще четыре города, где будем развивать покрытие 4G на этой частоте. В частности, в первой очереди запуска – Хмельницкий, где мы занимаем практически 80% рынка, и сеть нужно будет просто разгрузить. Также это оборудование установлено в пунктах пересечения границ, в местах летнего отдыха, таких как, к примеру, Затока в Одесской области. И теперь технически мы готовы запуститься. Остаются бюрократические моменты, связанные с выдачей разрешительной документации.

- Планируете ли инвестировать в 2600 МГц в дальнейшем?

- Базовые станции для 2600-го диапазона нам нужны для усиления работы 4G в диапазоне 1800 МГц. 1800-й диапазон безусловно, лучше подходит для создания 4G-покрытия, но не стоит забывать, что комбинация диапазонов не только повысит пропускную способность общей сети КС, но и даст возможность предложить абонентам самые высокие скорости доступа к интернет.

Мы будем развивать технологию 4G в обоих диапазонах частот, тем более, что наша сеть уже готова к ним. Еще в 2017 году компания начала устанавливать на действующих базовых станциях дополнительное оборудование для услуг 4G связи.

В 2018 году "Киевстар" планирует установить еще 600 новых базовых станций. Будем строить сеть, которая позволит компании оставаться лидером по качеству связи и услуг.

- Ваши ожидания от 4G-тендера на 1800 МГц?

- Ожидаю, что второй аукцион будет еще успешнее первого.

- Сейчас звучит множество предположений насчет того, что "Киевстар" может оказаться в проигрышной позиции из-за распределения лотов на 1800-й диапазон. Так ли это?

- Полагаю, что лоты в этом спектре размещены просто несправедливо. И при этом размещение лотов благоволит одному участнику рынка. Ни нам, ни lifecell оно не выгодно.

Кроме того, распределение частот не соответствует еще и принципам распределения спектра, которые изложены в руководящих документах Международного союза электросвязи и рекомендациях международного консультанта Analysis Mason. Изначально все операторы настаивали, чтобы три дополнительных лота по 5 МГц, освободившиеся в результате рефарминга, были расположены смежно с основными лотами радиочастот или не имели жесткой привязки к частотам (т. н. generic lots – принцип, позволяющий не привязывать лоты к конкретным частотам, а победителю по отдельному лоту - присоединять его к своей основной полосе частот, получая непрерывный спектр). Но нет.

В итоге распределение частот оказалось для нас некоторой неожиданностью. Мы этим недовольны, но у регулятора наверняка были на это свои веские причины, о которых мы не знаем. Можно сказать лишь одно: ценность отдельно стоящих лотов стала ниже для некоторых участников тендера.

Проблема в том, что отсутствие непрерывного частотного диапазона может увеличить расходы на развертывание сети и определенно понизит эффективность использования спектра. А это ценный ресурс.

- Возможно ли будет "поменяться" частью диапазона с "соседями"?

- Законодательство дает такую возможность, и украинские операторы неоднократно ее использовали. Посмотрим, как это будет на этот раз. Мы считаем, что в интересах всех операторов будет обменяться частотами для более рационального использования спектра.

- Если у "Киевстара" под 4G будут и частоты 2600 МГц и 1800 МГц, будете ли вы принимать участие в тендере на 2300 МГц, когда его объявят?

- Ни в каких сумасшедших мечтах мы не планируем участвовать в тендере на частоты 2300 МГц. Мы очень надеемся, что до этого будет внедрена технологическая нейтральность – возможность запускать любую технологию на любых частотах. Напомним, государству это не будет стоить ни копейки – достаточно подписать несколько бумаг. А еще напомню, что технологическая нейтральность – это общемировая практика.

После запуска 4G в 2600 МГц и 1800 МГц мы будем искать возможности для развития в низкочастотных диапазонах. Для Украины очень важно сократить "цифровой разрыв" между городом и селом. Известно, что покрытие мобильной связью больших территорий возможно только на частотах ниже 1ГГц. Поэтому следующим интересным для рынка диапазоном частот, по нашему мнению, может стать 900 МГц, а также диапазоны 700МГц и 800 МГц.

О частотах 900-диапазона регулятор не раз высказывался как о четвертом шаге по развитию мобильной связи в Украине. Первым был запуск 3G, потом 2600-спектр, 1800-спектр и вот четвертым шагом станет технологическая нейтральность. И осенью этот шаг рынок сможет совершить. А этого будет достаточно для полноценного разворачивания 3G в селах, и, конечно, 4G на следующем этапе.

- И как быстро после этого вы сможете покрыть новыми стандартами связи удаленные регионы?

- Главное, понимать, что технейтральность, по сути, – это бумажка. Потом нам нужно будет обменяться кусочками спектров с другими операторами, чтобы получить сплошную частоту. А это, учитывая украинскую бюрократизацию всех процессов, может занять месяца два, не меньше. А потом нам нужно будет еще какое-то время на то, чтобы перенастроить все наши станции. Так что в целом нам понадобится около четырех месяцев – но в итоге это обеспечит покрытие всех территорий вместе с железными дорогами, шоссе, дальними селами и т. д.

- В начале прошлого года украинский телеком-оператор "Просат" в сотрудничестве с китайской корпорацией Xinwei Group начал строительство 4G-сети на базе технологии McWiLL. Как оцениваете их возможность стать четвертым игроком на рынке?

- Просто забудьте о четвертом операторе на рынке мобильной связи в Украине. Нам хорошо втроем.

В Украине нет свободных частот для полноценной работы еще одного оператора. По теории, можно запустить сеть на низких частотах, но для этого в крупных городах нужно будет поставить такое огромное количество базовых станций, что инвестиции попросту не окупятся.

- Еще один вопрос, который хотелось бы осветить - Mobile ID. Каково ваше отношение к внедрению этой услуги в Украине? Какие есть подводные камни?

- Раз мы ее внедряем, то очевидно, что я к ней отношусь прекрасно. Это еще одна возможность с помощью мобильного телефона провести идентификацию клиента и использовать его электронно-цифровую подпись для доступа к электронным услугам и документообороту. Да, для работы сервиса нужна специальная защищенная SIM-карта, которая, кроме привычного телеком-функционала, имеет функцию повышенной защиты информации при электронной идентификации. Но мы такие карты уже выдаем.

Вопрос в том, будет ли спрос на эту услугу и сколько реестров в итоге к ней подключат. Сейчас к ней подключены всего два реестра – "Госгеокадастр" и "Он-лайн дом юстиции", но два реестра не создадут спроса – это слишком мало.

Кроме того, важна пропаганда этой услуги со стороны государства. Без этого дела не будет.

- А как это работает?

- До июня мы пока ведем опытную эксплуатацию и Mobile ID доступен только для ограниченной группы контрактных абонентов "Киевстара" (всего 100 карт). После коммерческого запуска услуги во втором квартале 2018 года сервис будет доступен для всех абонентов компании. Замена SIM-карты – их добровольный выбор. Если абонент заинтересован в доступе к услугам определенных сервис-провайдеров при помощи сервиса Mobile ID, он сможет обратиться в магазин "Киевстара" для замены имеющейся SIM-карты на карту, которая позволит работать с Mobile ID. Для оформления услуги необходимо будет предъявить оригинал паспорта и ИНН.

- Что она может принести пользователям и чего потребует от мобильных операторов? Где в Украине, по вашему мнению, ниша для Mobile ID?

- Это могут быть не только государственные структуры, но также финансовые и страховые компании, учреждения образования, медицины, онлайн-сервисы и т. д.

После коммерческого запуска сервиса Mobile ID, кроме электронной идентификации, станет доступным и использование электронно-цифровой подписи (ЭЦП). Это позволит получать доступ к банковским электронным услугам и подтверждать платежи; работать с государственными электронными реестрами; входить на ресурсы, где нужна идентификация – медицинские, образовательные, страховые и т. п. И даже подписывать документы для ведения бизнеса.

Но я опять-таки скажу, что без подключения новых сервисов эта услуга будет нужна разве что нотариусам. А их в нашей стране не так-то и много.

- Поговорим об инициативе Владимира Гройсмана по привлечению операторов к интернетизации школ по всей стране.

- Если говорить об использовании спутниковой связи, то я к этой инициативе отношусь пессимистически. Ведь что такое спутниковый канал? Во-первых, это нестабильный канал, который очень сильно зависит от погоды. Мобильный интернет, к счастью, работает стабильнее. Во-вторых, это канал с очень сильной задержкой сообщений. Задержка передачи сигнала у спутника – аж 180 милисекунд. Для сравнения: у 3G задержка сигнала – 40-50 милисекунд. Что это значит на практике? Что школьники не смогут пользоваться интерактивными приложениями – играть, слушать лекции, кодить – все будет тормозить!

В-третьих, стоимость спутникового канала – в долларах. И это очень, очень дорого. Я специально посмотрел на сайт провайдера, чтобы проверить цены. Так вот: за 60 ГБ в месяц нужно выложить 1500 грн. Наш безлим 3G сейчас стоит 155 грн - в 10 раз дешевле. А в-четвертых, это же очевидная монополия на рынке. Одна компания, которая установит эти каналы и будет обслуживать школьное оборудование, сможет играть ценами как угодно. Кому придется платить? Школьникам и их родителям, а еще – налогоплательщикам, если государство решит частично компенсировать школам расходы. Затраты лягут на систему образования и местные администрации.

Мы же предлагаем следующее: дайте операторам технологическую нейтральность, и уже через четыре месяца во всех школах появится 3G. Все-таки наши школы не находятся в лесах, а все населенные пункты мы спокойно охватим 900-м диапазоном. Тем более что за технейтральность операторы готовы сами заплатить государству – ничего не нужно будет тратить.

Ну и да, в случае мобильной связи это будет не монополия одного игрока, а жесткая конкуренция. И гривневые цены – ведь оборудование будет стоять на постоянной основе. А после внедрения полной технологической нейтральности (с 4G диапазоном) связь будет намного лучше спутниковой.

В случае проводной связи это будут попросту зарытые в землю миллиарды гривень. И время, которого также понадобится очень много.

- К слову, а как у вас с хищением кабеля?

- У нас воруют очень сильно. В основном это Днепр и Киев.

Только за девять месяцев 2017 года зафиксировано 22,300 тыс. случаев краж и повреждений, что обошлось операторам в 600 млн грн. Только вдумайтесь в эти цифры!

- Недавно вы снова писали о том, что были вызваны в налоговую по вопросу задолженности "Киевстара". В чем заключалась суть дела?

- Я потратил там два часа на абсолютно бессмысленный допрос. Вопросы были феерические: "А кто у вас главный бухгалтер?", "А она ли отвечает за отчетность?" Я не шучу. Долго снимали копию с паспорта, переписывали данные. Правда, в этот раз кофе предложили, в отличие от встречи в прошлом году.

Я потратил два часа времени, со мной прибыли четыре адвоката – и все впустую. У нас уже почти два года длится суд с ГФС Украины, которая считает, что "Киевстар" недоплатил в бюджет Украины рекордную сумму – почти 1,5 млрд гривень!

Мы считаем, что это дело придумано, так как компания всегда исправно и в полном объеме перечисляет все налоги и сборы в бюджет страны. Не зря мы являемся и нас регулярно называют налогоплательщиком №1 в сфере связи и одним из самых крупнейших налогоплательщиков страны.

- Вам не предлагали закрыть дело по мировой, выплатив какую-то часть задолженности?

- Никто не предлагал. Но даже если бы и предлагали, я бы не согласился. Во-первых, мы – часть западной корпорации, которая работает "в белую". Во-вторых, мы абсолютно правы в этом деле и рассчитываем выиграть суд.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2490895 Петр Чернышов


США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский

Как Илон Маск опередил космическую программу России

Леонид Бершидский | Bloomberg

Нигде запуск ракеты SpaceX Falcon Heavy не получил такой мощный отклик, как в России, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

"Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых отступилась российская космическая промышленность: сначала планомерное повторное использование ракет, теперь - успешный запуск ракеты с 27 двигателями. Советский Союз пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х", - отмечает журналист.

Сергей Королев начинал разработку сверхтяжелой ракеты Н-1 с 30 двигателями, способной вывести 75-тонную космическую станцию на орбиту и, возможно, лететь на Луну, Марс, Венеру. Проводилось четыре испытательных пуска Н-1, и все провалились. SpaceX справилась с аналогичной задачей, и теперь у Илона Маска есть самая мощная ракета в мире: она способна доставить на орбиту до 64 тонн, передает Бершидский.

"Планы России по созданию такой ракеты, способной лететь на Луну или Марс, пока еще не завершены, и, конечно, они не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства "Роскосмос" Игорь Комаров пообещал первый пуск в 2028. Даже у Китая сверхтяжелая ракета-носитель, вероятно, появится раньше, чем у России. Но жгучую боль причиняет именно успех выскочки Маска", - говорится в статье.

У Маска, подчеркивает Бершидский, есть мечта, которую он описал в прошлогоднем докладе: колонизация Марса. Маск сказал, что это его единственная мотивация к обогащению. "У России толком нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться", - пишет журналист.

"После распада Советского Союза российская космическая программа прагматично проводилась ради денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность SpaceX и ее успех в снижении затрат путем многократного использования ракет сделали ее вероятным лидером рынка, возможно, даже приносящим прибыль", - отмечает колумнист Bloomberg.

"Роскосмос признал угрозу со стороны SpaceX, от которой годами отмахивался, и теперь работает над 20-процентным сокращением затрат на запуски и над повторным использованием ракетных компонентов. Но компания Маска сейчас впереди, и ее будет нелегко догнать", - считает автор.

"Личная страсть гика, неловкого в обществе, раздражающего, читающего научную фантастику, ездящего за рулем электромобиля, сделала для утверждения лидерства SpaceX больше, чем могла бы сделать любая господдержка", - подчеркивает Бершидский.

США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб: Введение электронного полиса ОСАГО - одно из самых важных достижений прошлого и этого года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба.

- Сегодня основной темой дня на страховом рынке является введение в Украине электронного полиса обязательного автострахования. Это ваше детище, вы удовлетворены результатом?

- Одно из самых важных достижений, побед прошлого и этого года – это электронный полис, который удалось довести до ума общими усилиями с рынком. Начиная с 7 февраля, любой гражданин Украины может онлайн приобрести полис обязательного страхования автогражданской ответственности.

Но это первый шаг. Рабочая группа по электронному полису будет продолжать работу, анализировать, как проходит процесс, какие возникают ошибки, оперативно реагировать на них, с цель их исправления как в техническом, так и нормативно-правовом плане.

Министерство юстиции зарегистрировало положение о Централизованной базе данных Моторного бюро. В настоящее время этот документ ожидает свой очереди на официальную публикацию. Я думаю, что в ближайшее время он будет опубликован.

Хотя сам по себе документ, который регламентирует электронный полис, самодостаточный и дает возможность Моторному бюро обеспечить все эти процедуры и заключать электронные договора, выдавать подтверждение о заключении либо в электронном, либо в бумажном виде.

- Вы владеете данными, насколько члены Моторного бюро готовы к электронному полису?

- По моему мнению, рынок можно разделить на три части: те, кто не хочет и не готовится к этому процессу, таких мне кажется меньшинство. Средняя и самая большая категория, которая хочет и готовится, но еще не успела либо не знает как. И третья – самая прогрессивная, которая готова.

Думаю, что большая часть компаний - членов Моторного бюро, в первые несколько месяцев подключатся к этому процессу. По моей информации многие страховщики пытаются сегодня создать собственные интернет-магазины для реализации таких продуктов. Но уже есть посредники, которые готовы предоставлять свои площадки в интернете для заключения электронных договоров. Я знаю минимум две такие площадки и в настоящее время замечаний у меня к ним практически нет.

- Что измениться для простого потребителя с введением электронного полиса?

- Для простого потребителя добавится возможность заключить договор с помощью планшета, компьютера, т.е. с помощью интернета. Если кто-то является более консервативным и желает получить обычный полис, то эта возможность у него останется. Таким образом, мы просто развиваем сервис и доступность страховщика к обычному обывателю, получающему возможность по интернету выбрать понравившуюся ему компанию, по названию, статусу и т.д. и тут же заключить с ней договор. Это удобство, больше ничего не меняется.

Мы стремимся к тому, чтобы реализовать любые возможности и открыть те направления, которые на сегодняшний день не исследованы для нашего страхового рынка. Есть масса прогрессивных компаний, которые пытаются работать в инновационных сферах, найти новые методы и способы продаж, разрабатывают специальные продукты и т.д. Есть спрос на рынке, есть люди, которые хотят покупать, таким образом и страховаться через интернет – это удобно. Я, например, буду покупать полисы в интернете, потому что это экономия времени.

- Не приведет ли введение электронного полиса к увеличению мошенничества?

- Я думаю, наоборот, электронный полис снизит уровень мошенничества. Поскольку в регулирующие его нормативные акты заложен алгоритм и система учета, которая не позволит заключать договор задним числом, это один из основных способов мошенничества. Т.е. выписывание полисов под ДТП задним числом мы сделаем не возможным с помощью электронного полиса. Кроме того с его помощью мы решим проблему двойных полисов, когда один действительный, а второй – нет. Это два основных момента, которые должны уйти с введением электронного полиса.

- Что будет следующим после электронного полиса?

- Во-первых, электронный полис не закончен. Его внедрение – это первый шаг, теперь надо исследовать, как будет происходить этот процесс. Кроме того, у нас остается бумажная версия и те проблемы, которые с ней связаны. Следующим шагом, наверное, будет разработка нового порядка, который будет предусматривать заключение бумажных договоров исключительно через электронную базу данных МТСБУ. Т.е. до момента заключения договора в базу должна попадать краткая информация об автомобиле, страхователе и только после этого система должна разрешать заключить договор, предоставляя его номер, с жесткой фиксацией времени. Нам необходимо убрать регистрацию полиса задним числом. Мы уже этот процесс обсудили с членами Моторного бюро и ассоциациями.

- Ранее заявлялось о намерении Нацкомфинуслуг перейти на электронный документооборот, как проходит этот процесс?

- С 1 января 2018 года Нацкомфинуслуг перешла на систему электронного документооборота. Сначала система была запущена в тестовом режиме, а с 15 января мы ее запустили в промышленную эксплуатацию. Практически все внутренние процессы мы осуществляем в системе, которая учитывает все наши шаги и т.д. Сегодня это внутренние документы, служебные записки, приказы, регистрация входящей корреспонденции и обработка ее в системе, подготовка ответов, согласование, подписание, в том числе, в электронном виде.

Следующим вопросом является получение всех административных услуг через Единый государственный портал административных услуг без личных посещений комиссии, без бумажных вариантов документов. Я думаю, это будет уже в этом году, не могу назвать конкретные сроки, но мы семимильными шагами приближаемся к этому.

Для этого мы сегодня анализируем нашу нормативную базу, законодательство, которое регламентирует электронный документооборот и электронное взаимодействие органов власти и участников рынка. Скорее всего, нам надо будет принять одно небольшое положение о порядке предоставления электронных админуслуг и мы сможем стартовать.

Кроме того надеюсь, что в феврале в последний раз мы будем принимать отчетность не в электронном виде. В 2018 года вся отчетность, по всем рынкам, будет подаваться исключительно в электронном виде. Наконец мы уйдем от бумаг, сможем эффективно работать с оцифрованными данными, и нам не придется тратить кучу времени, чтобы сводить все данные в таблицах вручную.

- Какие документы необходимо предоставлять в бумажном варианте на сегодняшний день?

- Пока все по всем процедурам, которые связаны с предоставлением административных услуг, например, выдача лицензии, регистрация обособленных подразделений, регистрация договоров перестрахования и т.д. документы предоставляются в бумажном варианте. То, что не является административной услугой: любые запросы, обмен информацией – в электронном виде. Надеюсь, вскоре все будет в электронном виде. Мы обязательно сообщим прессе, потребителям и рынку о том, что админуслуги можно получать через электронный документооборот. Мы стремимся сделать работу комиссии удобной и прозрачной.

- Недавно на сайте комиссии появилось предупреждение о том, что гражданам необходимо быть внимательнее при заключении договоров страхования в банках. С чем это связано?

- На сегодняшний день это касается двух банков. Мы начали получать довольно много жалоб о том, что по договорам страхования, заключенным в банках, страховые выплаты не производятся. При анализе документов, полученных от страховых компаний, мы пришли к выводу, что эти договоры ничтожны (недействительны), а значит, потребитель не может получить качественную услуги и защитить свои права, поскольку их попросту не существует. Это массовое страхование, страховки "на сдачу", но главным образом - страхование имущества и от несчастного случая.

Вся причина в том, что они заключаются с нарушением закона, согласно которому все договора страхования должны соответствовать требованиям к письменным договорам либо заключаться в порядке предусмотренном для электронных договоров. Применение факсимиле или других форм копирования подписи предполагает наличие предварительное письменного согласия с "живой" подписью. Факсимиле без "живой" подписи использовать нельзя.

Мы неоднократно на своем сайте сообщали, на что следует обращать внимание порядок заключения договоров страхования. Буквально на прошлой неделе мы обнародовали сообщение, адресованное преимущественно потребителям финансовых услуг, страхователям, которых мы просто предупредили: не заключайте договоры, когда вы не имеете "живых"подписей. Если в отношениях с вами используют факсимиле, все равно должна быть письменная договоренность со страховой компанией. К сожалению, банки гонятся за количеством клиентов, за простым обслуживанием, и такие мелкие юридические тонкости они опускают.

- Возможно, они идут в сговоре со страховщиком? Это явно ограниченный круг страховых компаний?

- Я не могу сказать, что они в сговоре, потому что есть случаи, когда страховые компании платят по таким договорам. Нельзя сказать, что они просто собрали деньги и все. Сейчас этих жалоб стало намного больше. По данным фактам мы неоднократно разъясняли банкам-посредникам необходимость соблюдения предписаний законодательства, сейчас мы готовим эту информацию для подачи в госорганы, которые так же могут повлиять на сложившуюся ситуацию. Будем писать и в страховые ассоциации и в Национальную ассоциацию банков Украины.

- Как обстоит ситуация с проверками, в частности разрешений Государственной регуляторной службы?

- Мы в прошлом году в ГРС направили около 1400 запросов на проверки, получили 700 разрешений. Вышли на 70 проверок. В Нацкомфинуслуг в конце года также были две проверки - одна плановая (нас проверяла ГРС на предмет выполнения закона о надзоре и контроле), вторая на предмет выполнения решений ГРС по принятых в результате рассмотрения жалоб участников рынка. Обе проверки мы прошли положительно. Мы, наверное, первый госорган, который прошел без нарушений.

Сейчас ждем, когда Кабинет министров утвердит перечень госорганов, на которых не распространяется мораторий по проверкам. Если мы будем в этом перечне, тогда сможем оперативнее реагировать на факты нарушения законодательства.

- Что ждет страховой рынок в 2018 году?

- Обо всем рынке мне говорить тяжело, могу о том секторе, в который я вовлечен. Основными задачами на этот год у нас являются наша надзорная деятельность, усовершенствование законодательства, поскольку оно очень старое и не дает возможность бороться с теми проблемами, которые сегодня существуют.

К большой радости у нас будет техническая помощь от Европейского Союза по имплементации Евродиректив на небанковском финансовом рынке. Есть много проектов в рамках этой техпомощи. Там будет и ОСАГО, очень рад, что и Парламентский комитет по финансовым ринкам и банковской деятельности возобновил работу по законопроекту №3670 (новая редакция закона об ОСАГО - ИФ).

Мне кажется, в этом году мы будем пересматривать вопрос тарифов в ОСАГО. Так или иначе, мы придем к этому, не знаю только, в каком это будет виде - или повышение, или перераспределение, или что-то другое. Рост цен на ремонты, увеличение частоты страховых событий, негативно сказываются на финансовом положении участников Моторного бюро. Одним из вариантов пересмотра тарифной политики может стать отказ от верхней границы вилки коэффициентов при определении стоимости договора, чтобы компании сами могли регулировать какой потолок цен им нужен. Это так же может стать первым шагом к свободному ценообразованию. Пока о конкретных вариантах говорить рано.

Кроме того, нас ждет защита прав потребителей, работа по проверкам. Стоят большие задачи по внутреннему электронному документообороту и электронному общению с рынком. Это то, за что я отвечаю, но на самом деле планы глобальные и они будут раскрыты в годовом отчете регулятора. Это будет после 28 февраля.

Хочу также подчеркнуть, что предварительные результаты очень оптимистичны, в том числе для страхового рынка и практически по всем параметрам. Кажется, что дно мы уже проходим.

- Страховщики сетуют, что комиссия мало популяризирует страховой рынок. Почему?

- Будем хвалить, когда нам удаться очистить его от некачественных компаний и плохих услуг. Я каждый день получаю обращения от граждан: "Вы же выдавали лицензии, почему они не платят, зачем вы разрешили им работать?" И мне кажется, на сегодняшний день таких компаний довольно много. Кто-то плохо работает, у кого-то нет на это денег, но он пытается, кто-то не понимает, зачем так работать. Наверное, государство должно популяризовать рынок и услугу, но только в том случае, когда этого негатива будет крайне мало. Он всегда будет, это неизбежно, но его должно быть мало.

Когда каждый человек будет уверен, что он, заключив договор страхования, получит выплату, на которую рассчитывает, когда ему не надо будет по 20 раз ездить в страховую компанию и доказывать каждое слово бумажкой, тогда, наверное, и не надо будет ничего популяризировать.

- Количество ассоциаций на рынке увеличивается, вам с ними легче становится работать?

- Если бы ассоциации перестали быть лоббистами, а стали помощниками, нам было бы проще. Я ни разу не видел, чтобы пришли ассоциации и сказали: мы разработали документ, давайте поговорим. Как правило, заканчивается тем, что все критикуют, не внося своих конструктивных предложений, и в 95% случаях разговор на этом заканчивается. Думать и писать, кричать и критиковать - это разные вещи. Мне очень хотелось бы, чтобы наши ассоциации стали думать и писать. Да, лоббировать надо, но это всего лишь часть работы.

Ярким примером тому является законопроект "О страховании". Количество правок ко второму чтению от трех объединений и комиссии перевалило за 1000. При таком количестве ни один закон не будет принят. Как определятся с этим 450 депутатов, из которых человек 10 знает, что такое страхование.

Я уверен, что начинать надо хотя бы с малого и это будет фундаментом для строительства большего.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 февраля 2018 > № 2490977 Ерлан Смайлов

Когда начнут регулировать онлайн-кредиторов?

Прогнозом с Kapital.kz поделился исполнительный директор «ФинТех» Ерлан Смайлов

Компании по онлайн-микрокредитованию по собственной инициативе начали вести переговоры с Национальным банком РК относительно законодательного регулирования своей деятельности. Уже в этом году может быть принят соответствующий нормативно-правовой акт. Об этом корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал исполнительный директор Казахстанской ассоциации «ФинТех» Ерлан Смайлов.

«С Нацбанком сейчас обсуждаются разные модели регулирования сектора онлайн-кредитования. У регулятора уже есть проект закона регуляторной песочницы. Конечно, его должен рассмотреть парламент, но, думаю, что к концу года такой закон может быть принят. Это нужно делать быстро, потому что цифровизация — стремительный процесс, в котором важна скорость создания условий для выхода на рынок новых сервисов», — рассказал он.

Регулирование нужно, для того чтобы у государства, ассоциации ФинТех была возможность ограничить недобросовестные компании. Дело не в том, что они несут какой-то системный риск для финансовой системы — онлайн-микрокредитование занимает менее 1% рынка розничного кредитования. Важно защитить население от недобросовестных кредиторов, пояснил наш собеседник.

«Это наша рациональная позиция, которую не стоит идеализировать. Компании хотят таким образом защитить свои инвестиции, чтобы можно было годы и годы вперед зарабатывать на казахстанском рынке. Мы видели негативный опыт Грузии, где компании агрессивно росли, население в конце концов стало жаловаться, и власти на это отреагировали. Рынок поработал пару лет и закрылся», — рассказал Ерлан Смайлов

Понимая, что такая перспектива может постичь любую страну, онлайн-кредиторы решили сами себя ограничить и с 1 января 2018 года установили ОД 3,5 вместо ОД 4. Речь идет об уменьшении коэффициента предельных долговых обязательств по договору онлайн-кредита по отношению к телу кредита. Это важная мера, направленная на защиту потребителя от чрезмерной долговой нагрузки и восстановление платежеспособности.

Говоря о долгосрочных перспективах отечественного рынка онлайн-микрокредитования, Ерлан Смайлов заметил, что оно может находить новые формы, учитывая, как быстро развиваются технологии.

«Правильное регулирование даст сигнал инвесторам, что этот рынок долгосрочный и в него можно инвестировать. Зайдут несколько международных игроков. Следствием этого станет повышение конкуренции на рынке. Какие-то компании уйдут с рынка сами, какие-то объединятся. То есть мелких игроков на рынке не будет, появятся средние и крупные. Возможно, некоторые банки купят какие-то компании онлайн-кредитования», — рассказал Ерлан Смайлов.

При этом роль ассоциации «ФинТех» в области саморегулирования сектора сохранится. В современном мире повсеместный государственный контроль становится все менее актуальным, считает он. Вместе с профильными госорганами отраслевые ассоциации устанавливают общие правила игры на рынке и уже по ним занимаются внутренним регулированием, реагируют на жалобы населения и предпринимают все необходимые меры, заключил Смайлов.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 февраля 2018 > № 2490977 Ерлан Смайлов


США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488301 Илон Маск

«Тяжелый Сокол» Илона Маска: как миллиардер открывает частный космос

Максим Артемьев

Историк, журналист

Илон Маск пока успешно отвлекает внимание от проблем освоения космоса, заставляя миллионы зрителей во всем мире сопереживать запуску своей сверхтяжелой ракеты Falcon Heavy

Если почитать прогнозы шестидесятых годов — эры начала полетов в космос, о том, каким будет мир в 2000 году, ну или, хотя бы, через пятьдесят лет, то главная мысль футорологов крутилась вокруг выхода человека с Земли во Вселенную. Будущее представлялось в виде планомерного освоения околоземной орбиты, Луны, планет Солнечной системы.

Реальность показала, насколько убога фантазия фантастов. О роботах и звездолетах писали все, а вот до Интернета не додумался никто. Дело даже не в скудности воображения, а в неспособности человеческого представления вырваться из привычной колеи.

Пилотируемые полеты оказались дорогим и в высшей степени затратным делом. Американцы поняли это к 1975 году, на шесть лет — до 1981-го, прекратив их. В 2011 году, безо всякого сожаления, НАСА точно также приостановило запуск астронавтов, пользуясь отныне для полетов к Международной комической станции российскими ракетами-носителями и кораблями.

Зачем нужен космос человеку

С точки зрения науки и технологий человеку в космосе делать нечего. Одной МКС вполне хватает, причем, ей мало кто интересуется – назовет ли кто из читателей состав нынешней экспедиции на ней по памяти? К России и США присоединился Китай со своей пилотируемой программой, но он производит полеты раз в несколько лет.

Надо заметить, что на Западе государственные программы по освоению космического пространства представляли собой в известном смысле отклонение от традиции. Если обратиться к романам Жюля Верна и Герберта Уэллса, то их героями, обеспечивающими научный и технический прорыв, становились всегда частные лица — одиночки, одержимые либо злодейскими, либо гуманными замыслами, начиная с капитана Немо. И в реальности открытие Северного и Южного полюсов, покорение Джомолунгмы свершались не по заказу государства.

Илон Маск (чем не герой вышеупомянутых фантастов?) своей космической программой символизирует не только возвращение интереса к космосу, но и продолжение европейской традиции — частной инициативы в открытиях и путешествиях. Он перехватил инициативу в момент очевидного кризиса американской космической программы под руководством НАСА. После высадки человека на Луну, после космических челноков, после достижения аппаратами всех планет Солнечной системы и телескопа «Хаббл», оказалось, что амбициозных целей, по сути, и не осталось. Полет человека на Марс слишком затратен, как и создание постоянной базы на Луне, о которых говорил еще президент Буш-младший. Даже проект «Орион» — пилотируемого корабля следующего поколения, до сих в подвешенном состоянии. Поэтому нынешняя стратегия НАСА — по максимуму отдать все на аутсорсинг, а самой выступать в роли распорядителя средств.

Космический бизнес

Впрочем, таковой она и была все время своего существования, просто это тогда не так бросалось в глаза. Скажем, самую мощную в истории ракету Сатурн-5 изготовляли три компании — «Боинг», «Норт Америкэн» и «Дуглас», челнок в «Спейс шаттле» — «Рокуэлл» и т.д. Другой вопрос, что прежде НАСА активно задавала стратегию и тактику, определяло приоритеты, вела конструкторские разработки, приобретала в собственность корабли и ракеты.

Теперь же Илон Маск сам от начала и до конца расставляет свои цели, и является владельцем космической техники. Он показал себя в высшей степени целеустремленным и волевым лидером, умеющим добиваться результата, свидетельством чему — запуск Falcon Heavy, самой мощной частной ракеты в мире. Однако нынешний триумф не должен застилать нам глаза.

Во-первых, ставка в программе Falcon (а это и более легкие ракеты, такие как Falcon-9) на многоразовое использование компонентов. Такой подход, в свое время усиленно распиаренный, уже привел в итоге в тупик «Спейс шаттл». Экономия оказалось небольшой, а побочные последствия — удручающими. Из пяти кораблей два были потеряны (вместе с экипажами). В тоже самое время, одноразовая технология советско-российской программы «Союз» себя полностью оправдала. Ракеты и корабли, созданные более пятидесяти лет назад (разумеется, с тех пор усовершенствованые) успешно запускают и ИСЗ, и экипажи на МКС, и без них американцы бы были сейчас как без рук. Конечно, посадка на площадку использованной ступени выглядит эффектно, но кто просчитал экономический эффект?

Во-вторых, восхищаясь и предпринимательскими талантами, и бизнес-предвидением Илона Маска, не стоит забывать, что основной его источник доходов в космосе — все та же НАСА. С ней подписан контракт на $1,6 млрд на доставку грузов на МКС по программе Dragon — беспилотных кораблей, аналогов российского «Прогресса». Никакое частное лицо или частная фирма сегодня не в состоянии платить такие деньги. Тоже самое касается Orbital Sciences Corporation — соперников Маска по снабжению МКС, которая разработала корабль Cygnus. Тесная привязка в итоге к госбюджету остается.

В-третьих, космический рынок — очень специфический. Перед нами есть свежие примеры миллиардеров Пола Аллена и Ричарда Брэнсона с их планами космического туризма, из которых пока ничего не вышло. Да, техника создана — SpaceShipOne и SpaceShipTwo, но полеты не выполняются. Даже в сфере запуска спутников конкуренция очень высока, а клиентов не так много. Есть и разнообразные политические риски. Можно вспомнить проект Sea Launch. Международный консорциум вложил почти $2 млрд (как минимум), а в 2014 из-за событий на Украине он приостановился.

Разумеется, Маск за счет своего уникального таланта еще и пиарщика (один выбор названий чего стоит — Of Course I Still Love You и т.д.), пока успешно отвлекает внимание от проблем, заставляя миллионы зрителей во всем мире сопереживать онлайн-запуску своей сверхтяжелой ракеты. Возможно, не все так проблематично, и впереди у него — новые достижения, в том числе давно обещанный частный запуск человека в космос.

Любопытно, что и Маск и Брэнсон не являются американцами по рождению. Возможно, тут сказывается эффект постороннего, когда человек — изначально чужак, прикладывает больше усилий для достижения результата. Америка в этом смысле идеальная площадка для экспериментов. Не забудем, что ее ядерная программа делалась почти целиком руками эмигрантов. Но, учитывая стремительное развитие современного Китая, нельзя ли предположить, что в скором будущем и тамошним миллиардерам захочется выйти в космос? Вот тогда космическая гонка приобретет совсем иное измерение.

США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488301 Илон Маск


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488247 Владимир Синельников

Лучший в мире магазин. Как избежать типичных ошибок начинающих онлайн-ретейлеров

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Чтобы проект не провалился на самом старте, важно учесть несколько распространенных ошибок, которые до сих пор допускают даже те, кто работает в рознице десятилетиями

Цифровые технологии в торговле открывают перспективы для роста маржинальности и клиентоориентированности бизнеса и, что важнее, позволяют работать с конечными потребителями без посредников. Однако запуск онлайн-продаж требует немалых вложений. Создание интернет-витрины на отечественной платформе стоит около 15 млн рублей. Прибавьте к ним 1-2 млн рублей ежемесячно на развитие и еще несколько десятков на доработку/внедрение CRM-системы (в зависимости от объема клиентской базы). Кроме того, инвестиций требуют изменение бизнес-процессов, перестраивание логистики и маркетинга, штатная команда специалистов. Итого к названной сумме может добавиться еще несколько нулей. «Почте России», например, автоматизация продаж обошлась в 95 млн рублей. Чтобы деньги были потрачены с умом и на эффективный бизнес, стоит учесть несколько важных моментов.

Ошибка 1. Строить онлайн-продажи без оглядки на покупателя

Часто подобное допускают промышленники: большинство предприятий никогда не интересовались конечным потребителем, отгружая тоннами продукцию дилерам, трейдерам и оптовым дистрибьюторам. Часто они даже не представляют себе портреты клиентов, плохо ориентируются в розничных ценах, недооценивают конкуренцию в розничном сегменте и не знают, какие товары представлены на полке.

Поэтому запуск онлайн-продаж — то самое время, чтобы начать исследовать поведение и привычки своего покупателя. Этим придется заняться уже во время планирования бизнес-процессов. Так, предпочтения покупателя по способам доставки или оплаты будут влиять на выбор логистических и банковских партнеров, организацию работы IT-систем. От паттернов поиска товаров будут зависеть организация и наполненность каталога, а от контекста использования интернет-магазина — выбор каналов продаж (сайта, мобильного приложения или даже мессенджера).

Е-commerce — это улица с двусторонним движением. Покупателям есть, что сказать производителю, надо быть готовым слушать клиентов и извлекать из этого выгоду. Как бы банально это ни звучало, процесс интернет-покупки должен быть простым, понятным и удобным. Важно: не для проектной команды, а для конечного клиента. Если завод только осваивает e-commerce, то его конечный клиент скорее всего — уже избалованный интернет-покупатель.

И будет сравнивать удобство покупки металла и клиентский сервис со своим опытом на Ozon или AliExpress. «Северсталь» на старте e-commerce-проекта провела с клиентами около 50 часов. По итогам работы с фокус-группой было собрано 400 пожеланий к интернет-платформе. Оказалось, что клиенты видят интернет-покупки совершенно иначе, чем проектная команда.

Производство становится все более адаптивным и делает возможным и создание новых продуктов в коллаборации с крупными клиентами, и даже кастомизацию товаров под потребности конкретных покупателей. Одним из пионеров кастомизации была компания Nike, предложившая своим покупателям в качестве «фана» заказывать кроссовки с индивидуальным дизайном. Теперь сервис NIKEiD в интернет-магазине компании пользуется популярностью по всему миру, а успешный опыт Nike копируют конкуренты.

Ошибка 2. Создавать «лучший в мире магазин»

Едва ли не самый верный способ похоронить проект — поставить себе задачу сделать «лучший в мире интернет-магазин» на старте и откладывать запуск до ее решения. Из-за такого подхода одни проекты так и не увидели свет, а другие устарели уже к запуску. Это не означает, что не нужно иметь стратегического плана и дорожной карты развития продукта на пару лет. Но продвигайтесь к цели небольшими шагами, проверяя каждое новое решение на практике.

На этапе замысла практически невозможно точно описать, каким должен быть проект. Вместе с разработкой интернет-магазина проектируются новые бизнес-процессы (обработка заказов и обращений, логистика, эквайринг и т. д.), внедряются IT-системы, в компании появляются новые подразделения, роли и люди. Финальный ландшафт практически никто на ранних стадиях себе полностью не представляет.

Из-за этого в ходе работы часто меняются требования, и чем амбициознее цели и шире размах изменений, тем чаще это случается. Поэтому для сложных e-commerce-проектов мы используем стратегию минимально жизнеспособного продукта (minimum viable product). За четыре-шесть месяцев вы внедряете продукт с набором самых важных для покупателей функций, запускаете его, собираете от потребителей обратную связь, на основе которой формируете гипотезы по развитию продукта, наращиваете функционал и улучшаете покупательский опыт.

Сложно представить, что такой гигант, как «Алроса», будет продавать бриллианты в розницу, да еще и через интернет. Между тем амбиции мирового лидера добычи алмазов выходят далеко за пределы разработки обычного интернет-магазина. Уже в тендерном задании компания ставит цель построить маркетплейс, на котором будут представлены товары разных компаний, и описывает три модели аукциона, которые должна поддерживать электронная площадка. Получается такой гибрид Amazon и eBay. К слову, даже на eBay всего две модели аукциона.

Вместе с этим к моменту запуска проекта у вас есть исследования, стратегия развития, разработку которой можно вести параллельно, технологическая инфраструктура, позволяющая ее реализовывать, и команда, готовая это делать. И только когда пойдут продажи, вы будете вооружены для того, чтобы начать делать лучший на рынке проект. Этот подход имеет несколько неоспоримых преимуществ: реально быстрый запуск, низкая вероятность ошибки и большая гибкость в управлении продуктом. К тому же в этом случае снижается риск непредвиденных затрат на изменение уже сделанного.

Ошибка 3. Ждать, когда интернет-магазин заработает сам

Сам по себе запуск нового канала продаж не гарантирует потока новых заказов. Без продвижения этого никогда не случится. Кроме совершенствования витрины, придется ежедневно работать над привлечением и удержанием клиентов. Конечно, можно зарегистрировать на сайте всех своих текущих дилеров, заставив их кнутом и пряником оформлять заказы онлайн. В этом тоже может быть смысл: автоматизация продаж может сократить операционные расходы и вероятность ошибок, но без продвижения новых клиентов вы все-таки не увидите.

С выходом в онлайн вам придется изменить свое представление о маркетинге, он должен стать омниканальным, а коммуникации во всех каналах — взаимосвязанными. Потому что нет онлайн- и офлайн-покупателей. Есть люди, которые в разных ситуациях и на разных этапах взаимодействуют с компанией по-разному. Вам потребуется освоить много новых маркетинговых инструментов: контекстную и медийную рекламу, рекламу в соцсетях и ретаргетинг, мобильную рекламу, лидогенерацию, SEO-оптимизацию, директ-маркетинг, персонализацию и многое другое. Но и офлайн-реклама для продвижения интернет-магазина и повышения лояльности покупателей будет полезна.

Если маркетинговые коммуникации управляются из единого центра и сбор данных о клиентах автоматизирован, то вопрос о распределении бюджетов между инструментами решаем. Но онлайн-медиа постепенно отъедают все большую долю в расходах рекламодателей. По итогам девяти месяцев 2017 года digital-реклама занимала уже 40% от объема рекламного рынка. В структуре маркетинговых расходов интернет-компаний реклама в интернете превалирует. Так, лидер рейтинга онлайн-рекламодателей интернет-магазин Lamoda в 2016 году вложил в онлайн-рекламу почти весь свой рекламный бюджет — более 1,3 млрд рублей, это около 5,6% чистой выручки компании. В то же время производственники пока направляют основные маркетинговые усилия в традиционные медиа. Так, крупнейший рекламодатель в России Procter & Gamble потратил на продвижение в 2016 году 5,4 млрд рублей, из них 748 млн рублей — на онлайн-рекламу (0,5% чистой выручки).

Ошибка 4. Бояться ошибок

Даже у розничных компаний «отношения» с e-commerce складываются непросто, но это не повод ничего не делать. X5 Retail Group впервые запустила интернет-магазин E5.ru в 2012 году, но спустя пару лет закрыла его из-за низких продаж. В 2017 году группа начала тестировать цифровой канал снова, теперь уже на базе онлайн-супермаркета «Перекресток». Международная сеть гипермаркетов Globus тоже наблюдает за своими продажами через интернет. Стоит отметить, продуктовая розница — очень специфичное направление, так как привычки покупать еду в интернете только формируются. До сих пор на рынке почти не было успешных проектов, но компании уже накопили опыт, и теперь мы видим развитие в этом сегменте.

Когда речь идет о цифровизации таких крупных производителей, как «Русагро», Renault или НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат), — каждый кейс уникален, и пока стандартизированной модели нет. Поэтому единственный верный путь — экспериментировать. Сперва в рамках пилотов, а потом масштабировать опыт. Такая стратегия позволяет быстрее учиться и оценивать эффективность новых решений.

Подразделение, которое внедряет digital-решения, должно быть достаточно независимо от корпорации, чтобы действовать быстро, но при этом достаточно тесно с ней связано, чтобы использовать накопленные знания и связи корпорации в разработке новых решений. Именно так поступил СЕО группы Klöckner & Co Гисберт Рюль, три года назад создав центр цифровых компетенций kloeckner.i и разместив его сотрудников в модном берлинском коворкинге. Стартап, в котором поначалу работало всего несколько человек, сегодня разрабатывает и внедряет инновационные продукты и программное обеспечение для всей группы, отвечает за онлайн-маркетинг и выступает платформой для обмена знаниями.

Другая стратегия — инвестировать в молодые технологичные проекты. Год назад Walmart создала стартап-инкубатор Store No. 8 для экспериментов, которые изменят будущее торговли. В прессе периодически появляется информация о проектах, над которыми они работают. В начале этого года стало известно о проекте Project Kepler, разрабатывающем роботизированные магазины вроде Amazon Go, и сервисе busy NYC moms, который помогает совершать покупки с помощью чат-бота. Работать в этом направлении пытаются и российские компании. Тот же X5 Retail Group в 2017 году посмотрел более 50 стартапов в рамках сотрудничества с ФРИИ и фондом «Сколково». С помощью стартапов ретейлер рассчитывает тестировать и внедрять в своей сети инновации на ранних проектных стадиях.

Ошибка 5. Доверить внедрение инноваций «не тем людям»

И еще один очень важный момент. Гореть диджитализацией должен лидер компании — владелец или CEO, человек, который определяет вектор развития бизнеса. Как Герман Греф в Сбербанке, Алексей Мордашов в «Северстали» или Вадим Мошкович в «Русгаро». Только в этом случае новое направление имеет шанс на успех, сопротивление изменениям по всей вертикали будет сломлено, и пусть через ошибки, но команда всему научится.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488247 Владимир Синельников


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев

Основа образования будущего

Замшев Максим

К юбилею Музея-библиотеки Н.Ф. Фёдорова

Четверть века назад на юго-западе Москвы усилиями энтузиастов был создан общественный музей-читальня, посвящённый памяти Николая Фёдорова, «идеального библиотекаря», московского Сократа, идеями которого вдохновлялись многие писатели и поэты: от Достоевского и Толстого до Брюсова и Маяковского, Пришвина и Горького, Платонова и Пастернака. Теперь это Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова, работающий в биб­лиотеке № 180. Одна из востребованных культурных площадок современной столицы.

Главный редактор «ЛГ» Максим Замшев побеседовал с одним из создателей музея-библиотеки, филологом и библиотекарем Анастасией Гачевой.

– По официальному статусу музей-библиотека – всего лишь структурное подразделение библиотеки № 180. По реальной значимости – востребованный культурный, научный, просветительский центр, известный не только в России, но и за рубежом. Здесь выступают с лекциями известные учёные и деятели культуры, проходят семинары, круглые столы, конференции, собирающие участников из разных стран мира...

– Вижу в этом говорящую аналогию с Фёдоровым: по должностной музейской шкале он – всего лишь дежурный чиновник при читальном зале, по реальным обязанностям – заведующий каталогом и уникальный библиограф, а Леонид Пастернак, автор знаменитого портрета московского Сократа, в своих воспоминаниях называет его даже заведующим «огромной Румянцевской библиотекой», имея в виду масштаб духовного влияния мыслителя на служащих библиотеки и её читателей.

Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова действительно небольшой. Но как сказал при его освящении известный пастырь XX века протопресвитер Александр Киселёв, красота здесь не обязательна, хотя и желательна. Согласитесь, тайна того впечатления, которое Фёдоров производил на своих современников, была не столько во внешности (хотя его

одухотворённый лоб, прямая, благообразная фигура в скромной, почти что бедной одежде, привлекали и притягивали многих), а прежде всего в содержании его мысли, проекта общего дела, обращённого к каждому землянину и к каждому смертному. Вот и наш музей-библиотека интересен прежде всего содержанием деятельности. Мы пытаемся сделать реальностью тот образ библиотеки, который отстаивал Фёдоров. Библиотеки как открытого, всевмещающего, дружелюбного, творческого пространства, где любой человек, вне зависимости от своего возраста, социального статуса, профессии, убеждений и платёжеспособности, обретает доступ ко всей полноте знания, где он прикасается к наследию, воплощённому в книгах, за каждой из которых, как писал Фёдоров, «стоит человек», где, наконец, он сам становится «живым деятелем», и не в обособленности, а во взаимодействии с другими людьми, в умном и добром соработничестве с ними.

– Хотите сказать, что библиотека – это нечто вроде народного университета?

– Фёдоров мыслил ещё смелее. Для него библиотеки – это основа образования будущего, не элитарного, а открытого для всех. Он говорил, что высшие учебные заведения должны стать факультетами библиотеки, что учёные специалисты, которые не добились бы никаких результатов без библиотеки и структурированного в ней знания, должны, в свою очередь, ей помочь. Как? Собственным бескорыстным участием. Руководя читателями, давая им научные консультации, уча их быть исследователями, т.е. не поверхностно-приблизительно знать тот или иной предмет, а стремиться к точному, объёмному, фундаментальному знанию, которое даёт возможность не только мыслить о мире, но и совершеннолетне действовать в нём. Проецируя эту модель на современность, увидим, что она созидает человека-творца, самосознающее, растущее, ответственное за мир существо. Такой человек радикально отличается от «квалифицированного потребителя», которому, как говорил Достоевский, лишь бы «чай всегда пить».

– Юбилей обязывает задуматься о перспективах...

– Мы и задумались. И начинаем создание в библиотеке Центра самообразования «Циолковский».

– А почему «Циолковский»?

– Центр самообразования «Циолковский» в Библиотеке имени Н.Ф. Фёдорова – это по-настоящему символично! Циолковский ведь «автодидакт», самоучка. В отличие от элитарных учёных, получивших образование в университетах, он… учился в библиотеке. И знаете какой? Библиотеке Румянцевского музея. А «идеальный библиотекарь» Фёдоров был его наставником, причём таким, который, по воспоминаниям самого Циолковского, смог заменить юноше «университетских профессоров», более того, вдохновил его идеей освоения космоса. Вот и мы, задумывая данный центр в библиотеке, хотим, чтобы каждый человек, приходящий сюда, ощущал себя Циолковским, верил в то, что невозможное сегодня в результате усилий личности завтра станет осуществимым.

– Вы сказали, что центр самообразования будет создан «в биб­лиотеке имени Н.Ф. Фёдорова». Это не оговорка?

– Нет, не оговорка. Это проект. Биб­лиотеку № 180, в которой создан музей, в Москве давно называют ласково Фёдоровкой (по аналогии с Некрасовкой, Тургеневкой, Лосевкой, именными городскими библиотеками). Очень надеемся, что в юбилейном году имя Фёдорова будет наконец уже официально присвоено ей.

– Как вы собираете ваши фонды?

– Николай Фёдоров не раз говорил о долге авторов и издателей перед публичными библиотеками. Весь наш фонд – а это более 10 000 экземпляров – собран без единой бюджетной копейки. Это дары учёных, писателей, издательств, друзей музея. Основа коллекции – книги, пожертвованные Светланой Семёновой, выдающимся исследователем наследия Фёдорова, издателем его сочинений. Есть у нас и книжные собрания известных учёных – геронтолога Льва Комарова, историка Михаила Панфилова. Помимо современных изданий библиотека хранит раритеты, такие, как первое издание «Философии общего дела», вышедшее тиражом всего 480 экземпляров «не для продажи» с автографом его составителя В.А. Кожевникова, или экземпляр второго издания, посланный Сетницким Марине Цветаевой, а затем оказавшийся в коллекции евразийца П.Н. Малевского-Малевича. За каждой книгой – история «некалендарного» ХХ века… Кстати, недавно мы сделали выставку из таких книг с «историей».

– Идеи Фёдорова стоят у истоков русского космизма. Многие мотивы русской литературы XX века находят своё начало в его «Философии общего дела». Его видением искусства будущего вдохновлялись художники русского авангарда. Вы как-то затрагиваете эту связь в работе музея-библиотеки?

– Да, разумеется. На конференциях и семинарах, в открытых лекциях и выставках. Одна из больших наших удач – выставка «Колыбель человечества. Философия космизма», которую мы сделали совместно с московским Музеем космонавтики. Есть и планшетный её вариант – он уже побывал в нескольких городах. В мае 2017-го, на «Ночь в музее», устроили однодневную выставку к 80-летию художественного объединения «Маковец» вместе с потомками С.М. Романовича, А.М. и Н.М. Чернышёвых, П.А. Флоренского и Р.А. Флоренской. Теперь мечтаем о выставке-реконструкции, которая бы представила нашим современникам проект «Собора Воскрешающего Музея», звезды русского авангарда Василия Чекрыгина.

– За плечами музея – ряд крупных научных проектов: четырёхтомное собрание сочинений Н.Ф. Фёдорова, двухтомник «Н.Ф. Фёдоров: pro et contra», Международные научные чтения памяти Н.Ф. Фёдорова. Теперь вы замахиваетесь на создание «Фёдоровской энциклопедии».

– В 2019 году – 190-летие Н.Ф. Фёдорова. Не за горами 200-летний юбилей со дня рождения философа, который, по словам Сергия Булгакова, поистине «опередил своё время». Пора дать целостный и авторитетный свод знаний о Фёдорове, создать научный путеводитель по его творческому наследию и фёдоровиане XX–XXI веков. Формат энциклопедии – а она планируется с онлайн-версией – для этого подходит лучше всего.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов

Оборонное сознание. Враг у ворот

«кремлёвский список», обнародованный Госдепом, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти

Александр Проханов

Открытия совершают ядерные физики, микробиологи, робототехники. Но открытия – абсолютно гениальные – совершают и политологи, знатоки социальной субстанции. Они знают, как устроено общество, все его прожилки, кристаллические решётки, чужеродные образования, все вкрапления и примеси. И находят способы воздействовать на общество, взрывают его, ломают его структуру, срезают государство.

Западная политология создала организационное оружие, именуемое «оранжевой революцией». Это способ устранять режимы без применения танков и космических лазеров. Используя информационные технологии, общественный раскол и трещины, проходящие через элиты, удаётся вызвать бунт, который всё более и более разрастается, проходит фазу кровавой "сакральной" жертвы и в итоге устраняет деморализованную, сникшую под психологическим давлением власть.

Первая такая революция была осуществлена в Советском Союзе в 1991 году, подтвердив действенность и гениальность открытия. За ней последовала череда оранжевых революций, одни из которых удавались, а другие проваливались. К числу несостоявшихся оранжевых революций относится бунт на Болотной площади в Москве 2011 году. И сегодня российское общество и российское государство подвергаются новой волне интеллектуального насилия. Россия вновь становится полигоном, на котором испытывается новая модификация организационного оружия.

«Кремлёвский список», обнародованный Госдепом Соединённых Штатов Америки, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти. Для кого-то этот список является простым перечнем имён приближённых к Кремлю людей, некоторые из наших неискушённых политиков называют этот список телефонной книгой. На деле же список является первым ударом, за которым неизбежно через некоторый промежуток времени последует второй. Пауза между первым и вторым ударом есть главное содержание сделанного американскими политологами открытия. За это время, как полагают американцы, среди перечисленных элитных персонажей – банкиров, силовиков, сырьевых олигархов, коррумпированных чиновников – начнётся химия распада, неотвратимый процесс разложения. Элита, которая ещё недавно окружала Путина плотным кольцом, кормилась его милостынями, выбирала его арбитром своих внутренних распрей, - сегодня эта элита разомкнула кольцо, сразу же после опубликования списка стала раскалываться. Одна её часть ищет защиты у Путина, жмётся к нему, надеется сохранить своё благополучие благодаря авторитету государства российского, авторитету президента.

Другая часть элиты, напротив, отшатнулась от Путина, бежит к противнику, демонстрирует свою лояльность, уверяет в поддержке в случае предстоящей смуты, обещает свержение неудобного для Запада президента и возвращение всей российской политики в докрымский период.

Этот начавшийся раскол элит, возникшая в элитах трещина есть щель, куда устремится народное недовольство. Возбуждённая протестная интеллигенция, нищающее население – и вот начало оранжевой революции обеспечено. Несомненно, это понимает Путин, понимает Совет безопасности, понимает администрация президента. Это понимают политологи – не те, что своими ироническими прогнозами полнят страницы либеральных газет и эфиры. А те политологи, для которых безопасность государства является целью их политологических исследований и политтехнологических комбинаций.

Чем ответит Москва на проект американских учёных? Через сколько лет после реализации Манхэттенского проекта был осуществлён проект Курчатова и Королёва? Сегодня этого времени у России нет. Нет шарашек, в которые усилиями жестокого и дальновидного Берии были собраны лучшие умы советской науки.

В одном из своих недавних выступлений Путин в необычной для него экзальтированной манере говорил о рывке, который мощно двинет Россию в новый цивилизационный период, обеспечит ей прочность и динамичность настолько, что ей будут не страшны потрясения.

Это повторное заявление о рывке. После первого, прозвучавшего лет десять тому назад, рывка не последовало. А последовало образование паразитарного класса банкиров и сырьевых олигархов, коррумпированных управленцев и консолидированного либерального сообщества. Новый рывок – синоним долгожданной модернизации – невозможен без соблюдения важных условий. Государство при нехватке средств для модернизации должно перейти к мобилизационному проекту, который сконцентрирует малые ресурсы в руках государственной власти и направит их в точки развития. Для модернизации нужны деньги. У Сталина не было этих денег: в период революционной смуты из России были вывезены все золотые миллиарды царя. Модернизация Сталина проходила за счёт надрывной эксплуатации российского крестьянства. А в экстренных случаях для приобретения сверхточных станков приходилось продавать шедевры Эрмитажа, такие как «Святой Георгий» Рафаэля.

Сегодня у российского государства денег нет. Нет и наполненного жизненными энергиями крестьянства. Фонды пусты. Накопления истрачены. Деньги есть у миллиардеров, которые держат их в офшорных зонах и ценных бумагах Америки. Эти несметные богатства есть результат бессовестной эксплуатации российского народа, поставленного на грань нищеты и вымирания. Вернуть все эти деньги в Россию, направить их на развитие, обеспечить этими деньгами рывок – это насущная задача Кремля, задача Путина.

Какое открытие необходимо совершить, чтобы вернуть эти деньги? Чтобы они превратились в новое русское развитие, в новые заводы и университеты, в клиники и научные центры? Как сформулировать идею общего дела, чтобы в этой идее нашли своё место бедные и богатые, русские и татары, православные и мусульмане? Как насытить содержанием всё чаще звучащие слова о справедливости, о русской мечте, о русском порыве, как перевести эти слова в практику, наполнить их бурлением очнувшегося пассионарного народа, поверившего в свою путеводную звезду? Здесь таится главное открытие, главное стратегическое решение, без которого предстоящие шесть лет путинского правления будут изъедены социальным страданием и губительной неустойчивостью.

Кремль с его соборами, царскими гробницами, рубиновыми звёздами, президентскими апартаментами, что это – лаборатория будущего или же склад архаических представлений, которым место в музее русской истории?

Оборонное сознание грядёт. Враг у ворот.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487795

Про белый флаг и разрыв шаблона

словно начальники наши абсолютно утратили представление о том, что олимпиада – это всего-навсего игра

Татьяна Воеводина

Оскорбления России со стороны олимпийских начальников идут по нарастающей. Похоже, антироссийские силы нарочно проверяют: какой уровень унижения может вынести Россия, продолжая привычно утираться и проворно подставлять другую щёку для следующей оплеухи.

Мне кажется, решение напрашивается само собой: просто взять да единым махом и выйти из олимпийского движения. Не прервать, не приостановить, а просто выйти. Навсегда. Отозвать всех этим бесчисленных бюрократов, распустить олимпийский комитет, отдать здание под дом пионеров или иное какое полезное дело и спокойно начать заниматься своими делами, в том числе развивать свою собственную физкультуру и спорт. Случись это - большинство граждан и не почешется, потому что среднему человеку от всего этого спорта высших достижений – ни жарко, ни холодно.

Отчего же сделать это никому из начальства не приходит в голову? Даже помыслить об этом не дерзают. А ведь это именно и есть то, что единственно нужно. В НЛП это называется разрыв шаблона: противник ожидает от тебя определённого поведения, а ты вдруг – р-р-раз! – и действуешь совершенно по-иному. И выигрываешь. Ну куда там! Мы продолжаем действовать по раз навсегда заведённому шаблону. Т.е. рваться на олимпиаду, доказывать, что мы «чистые» (слово-то какое!), примерять «нейтральную» форму, где – Боже, сохрани! – не должно быть и малого намёка на, так сказать, страну происхождения. Знаменитая тренерша плачет в телевизор и обещает отрубить себе руку, чтобы её воспитанницы поехали на олимпиаду – стыдобища, да и только.

Словно начальники наши абсолютно утратили представление о том, что олимпиада – это всего-навсего игра, и больше ничего. Она им видится какой-то подлинной и страшно важной реальностью.

В Средние века был знаменитый спор реалистов и номиналистов. Реалисты считали, что абстрактные понятия – это нечто реальное, а номиналисты полагали что это плод абстрагирующего человеческого сознания, а в действительности их нет. Сегодня наши начальники впали в самый крайний реализм понятий: им мнится, что олимпийское движение – это какая-то подлинная реальность и окажись мы вне его – мы все разом умрём, или тяжко заболеем, или станем мучительно голодать. На самом деле, это просто раскрученная выдумка и больше ничего. Такую же выдумку (или совсем другую) мы можем завести у себя хоть завтра.

Так отчего же такие муки? Мне кажется, происходит это от крайне низкой, даже не нулевой, а отрицательной самооценки. У нас не верят, что мы, такие убогие и бессильные, можем шаг ступить без НИХ - без этих Гудвинов великих и ужасных, без этих хозяев мира. Пропадём, подлинно пропадём, точно ничтожный воробьишка, вывалившийся из гнезда.

Если они нас шпыняют – значит имеют право, значит, могут себе позволить, - так по сути дела, мыслят, даже не мыслят, а подсознательно ощущают наши начальники. Выходит, место, откуда нас гонят, - ценное, желанное, хорошее место, надо туда протыриться – по старинному анекдоту, «хоть тушкой, хоть чучелом». А уж добровольно уйти оттуда – нельзя и помыслить.

Подобный подход встречается и на бытовом уровне. Есть немало парикмахерш, косметичек и прочего подобного обслуживающего персонала, который своих клиентов буквальным образом унижает, презрительно обзывает и всячески демонстрирует, что он, обслуживающий персонал – представитель бомонда и хайлайфа, а клиенты – ничтожные козявки, которым недоступна высшая жизнь. И что же? Клиенты от них бегут, чтоб больше никогда не вернуться? Кое-кто, конечно, к ним не пойдёт, но у спесивых хамов есть своя устойчивая клиентура. Ей – нравится. Нравится осознавать, что ты попала в ценное и непростое место. Там с тебя сдерут большие деньги, обругают, назовут твой цвет волос (фасон ногтей) деревенской безвкусицей. А раз так – значит, имеют право, значит, место ценное.

Никогда не забуду курьёзный случай. Это было много лет назад, только закончилась советская власть. Мы со знакомой мамашей отправились выбирать для детей школу (дело было в Москве). Она повела меня в какую-то особую, ценную, по её понятиям, «английскую» школу. Входим и встречаем толстую тётку из тамошнего персонала. Мы и рта не успели раскрыть, как она начала на нас нефигурально орать: «Не ходите сюда больше, к нам всё равно не попадёте, мы с улицы не берём» и что-то в этом роде. Наша с приятельницей реакция была диаметрально противоположной: я немедленно ретировалась с мыслью, что здесь моему ребёнку делать нечего. И то сказать, если они орут на взрослых незнакомых людей – это далеко не воспитательное учреждение, и лучше держаться от него подальше. Моя спутница, напротив, преисполнилась к заведению самым высоким уважением: раз они так себя ведут – значит, имеют право, значит, место это ценное и надо туда стремиться. И она, употребив немалые усилия, протолкнула туда ребёнка.

Вернёмся, впрочем, к олимпиаде. Так стыдно лично мне не было с самых «святых 90-х». И страшновато опять же: руководители самого высокого ранга показали, что самооценка у них – как у бездомного щенка, подвизгивающего под дверью.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487795


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488335 Владимир Войнович

У россиян пропаганда работает, но такой внутренней человеческой естественной ненависти к украинцам нет

Выдающийся российский писатель Владимир Войнович в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал, каким, по его мнению, будет будущее украинско-российских отношений, как пропаганда влияет на россиян, и почему ему жаль дочерей Путина.

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

«112»: Добрый вечер. В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость выдающийся российский писатель Владимир Войнович. Владимир Николаевич, добрый вечер.

Владимир Войнович: Добрый вечер.

— Недавно вам исполнилось 85 лет. Во-первых, я вас с этим поздравляю. Во-вторых, скажите пожалуйста, на сколько вы себя ощущаете?

— Мне сложно говорить. Мне не очень нравится, когда люди говорят: «Я себя ощущаю на 30 лет, на 40». Поэтому я буду скромен в этом смысле.

— Вы мне когда-то сказали, что никогда не думали, что до такого возраста доживете. Действительно так?

— До сегодняшнего дня тем более не думал. Тут недавно у нас одного оппозиционера ударили трубой по голове и потом спрашивали, как он себя чувствует. Он сказал: «Чувствую себя так, как будто меня ударили трубой по голове». Так вот, я чувствую себя так, как будто мне 85 лет.

— 85 — это уже старость или еще такой средний возраст?

— Старость, старость — не буду молодиться.

— Вы жили на Украине. Сколько вы на Украине жили лет, в общем?

— Всего я жил 6 лет. Это были для меня очень знаменательные годы. Примерно с 13 до 19 лет я жил. Так что, в общем, вся юность доармейская прошла у меня в Запорожье.

— Вы что-то по-украински помните?

— Да. Я майже все розумию. Але трудно говорыты, тому що багато позабував. (Да. Я почти все понимаю. Но трудно говорить, потому что многое позабывал).

— Вас на Украину тянет, вообще? Вот вам хотелось бы бросить все, взять и приехать — в Киев, в Запорожье?

— С удовольствием. Я, между прочим, в Запорожье сравнительно недавно был. Года два тому назад. И в Киеве, кстати, был. Но еще бы с удовольствием приехал. Я вообще всегда рад приезжать в Запорожье. Киев мне не такой родной, а Запорожье — родной город.

— Когда мы с вами последний раз встречались, года четыре назад, я думаю, даже у такого пророка, как вы, даже у вас не было мысли о том, что между Россией и Украиной могут начаться реальные боевые действия. Скажите пожалуйста, что вы думаете об этой жуткой войне между двумя братскими народами — казалось бы братскими?

— Я думаю, что это дикость, и я думаю, что эта дикость, все-таки, в обозримом будущем закончится. И я даже думаю, хотя сейчас ненависть… Я думаю, честно говоря, что у украинцев больше ненависти к русским, потому что у них больше оснований. А у русских, собственно говоря, пропаганда работает, но такой внутренней человеческой естественной ненависти нет. Когда весь этот морок закончится, мы опять подружимся и почувствуем себя близкими друг другу, потому что… Вы знаете, во время войны, которую я очень хорошо помню (я имею в виду во время большой войны, с Германией), мы все ненавидели немцев, ненавидели немецкий язык и все такое. А вот теперь с удовольствием те, кого я знаю, ездят в Германию, общаются с немцами, и немцы кажутся не такими плохими. Пропаганда делает, все-таки, из людей зверей. Даже из такого европейского народа, как немцы, когда-то она сделала, а сейчас их не узнать.

— Но вы сказали, тем не менее, что украинский народ никогда не простит россиянам войну. Война еще ладно — более 10 тысяч человек погибло, у них матери, жены, дети. А сколько безруких, безногих, сколько людей психически стали инвалидами в результате этой авантюры жуткой.

— Я понимаю. Это ужасно и я также оцениваю эти события, как и вы, но я просто повторяю: обычно войны все-таки начинают и ведут не солдаты, а ведут руководители государств. А солдаты исполняют приказ. Хотя, конечно, люди, исполняющие преступный приказ, не освобождаются от ответственности, но солдаты, как правило, люди малообразованные и они всего этого не знают. И кроме того, когда пропаганда говорит им, что вот враги, которые убивают людей за то, что они говорят или думают по-русски, это возмущает. Или там «распяли» мальчика, и какой-нибудь молодой человек, даже весьма романтически настроенный, идет на эту войну и там убивает, и сам погибает. Вина все равно всегда на руководителях. А потом, когда это кончится, то постепенно украинцы простят русским. Как мы простили немцам.

— Я внимательно смотрю все российские центральные каналы. И за границей, когда бываю, большинство российских каналов есть в сетке. И их смотрят в том числе и наши эмигранты. Люди оболванены, так подвержены пропаганде. Вас не пробивает эта мощная пропаганда?

— У меня иммунитет от нее, против такой пропаганды. Я все время жил под лучами советской пропаганды и как-то устоял. И перед этой я тоже устою.

— За что вы Россию любите, а за что — нет?

— У меня есть стихотворение, которое кончается такими словами:

Не то чтобы героем был,

Но честь берег и скромный дар свой,

Народ жалел, страну любил,

Что не скажу про государство.

Поэтому для меня страна и государство — это совершенно разные вещи. Страна — это природа, поля, леса, озера, моря. Страна — это народ, такой народ, что если вы среди него живете, то вы не можете сказать, что он плохой. А те люди, которые верят этой пропаганде, то я не верю, что их 86%. Их, я думаю, не так и много. Это очень глупые люди. Хотя телевидение сейчас есть везде и в глубинке, в этом, может быть, и успешность пропаганды, что телевидение проникло во все уголки. Но так, по-человечески если вы приедете в деревню и будете жить среди людей — они, вроде, неплохие люди, но если им говорят все время… Ума у них не хватает. Людей, которые могут устоять перед пропагандой (извините меня, это я как бы сам себя хвалю), таких людей бывает очень мало, которые умственно самостоятельны.

— Вы очень хорошо знаете Россию, русский характер. А каков процент дураков и умных людей, на ваш взгляд?

— Я думаю, что везде, во всех странах, умных людей мало. Они, в общем, поддаются всякой пропаганде. Например, Америка — очень свободная страна, и американцы — свободолюбивый народ, но когда им говорят, что надо бросить курить — они все бросают курить. Когда им говорят, что надо бегать трусцой — они все начинают бегать трусцой. Потом говорят, что это вредно бегать — и они перестают бегать. Дело в том, что настроить любой народ можно на что угодно. Извините меня, но украинский народ тоже можно настроить в любую сторону.

— Да, согласен. Вы когда-то мне в интервью сказали: «Кто в Советском Союзе жил, тот в другом цирке смеяться не будет». Скажите, пожалуйста, Россия — это тоже цирк?

— Россия, конечно, цирк. Но я надеюсь, что, в конце концов, я просто уверен, что пройдет какое-то время и… Россия уже сделала шаг к правде, к свободе и к демократии — она потом отступила куда-то, но еще какие-то охвостья этого остались. Она сделает второй шаг, и когда людям подробно расскажут, что было на самом деле, то они, в конце концов, те же 86% поверят, и даже будут думать, что именно они всегда это знали.

— Что будет с Россией? Я уверен, что вы об этом часто задумываетесь.

— Я часто задумываюсь. Я думаю, что в России российская политика движется по принципу маятника — от одного к другому. От Сталина — к Хрущеву, от Хрущева — к Брежневу, от Брежнева через Черненко, Андропова — к Горбачеву, к перестройке. Значит, следующий период, я думаю, наступит в обозримом будущем (может, для меня уже необозримом), когда Россия сделает следующий шаг. Но тогда, во время таких событий, как перестройка, оттепель и все такое, ослабляется государственный механизм, рычаги государственные, которые скрепляют всю эту махину. И тогда появляются новые силы, новые молодые люди приходят в политику. Среди этих людей есть много радикально настроенных, поэтому для радикализма тоже есть основания. Поэтому вполне возможно, что с Россией произойдет то, что произошло с Советским Союзом: она, возможно, развалится на какие-то куски. И какие-то куски пойдут далеко, как Украина пытается (правда, по-моему, вы еще не очень далеко ушли), но, во всяком случае, пойдет в эту сторону, а какая-то часть застрянет в далеком прошлом.

— В 70-ые годы вы были процветающим советским писателем. У вас было все для того, чтобы жить и радоваться. Но вы начинаете протестовать и выступать против этой всемогущей системы, понимая, что вы все равно проиграете. В это же время представители КГБ просто вас отравили. Это действительно было?

— Действительно было. Эта история описана в моей книге, которая называется «Дело № 34 840».

— Но вот сейчас, спустя время, вы понимаете, что могли погибнуть, реально?

— Конечно, я мог погибнуть реально, потому что мои противники, враги, были людьми серьезными. Но я думаю, что это все же была попытка меня запугать. Чтобы я сам отказался от каких-то моих планов. У нас же страна странная. Я когда уже вернулся, встретил каких-то там работников КГБ, которые говорили: «Да, мы все знали, да, мы вас читали». И как мне говорили (не знаю, насколько правда — этому верить сложно), что были какие-то люди, которые меня читали, которым нравилось то, что я пишу, и которые как-то, втайне, пытались меня оставить в живых. Мне рассказывали, он, кажется, министром обороны был — маршал Кулаков, так вот даже ему очень нравился Чонкин. Так что я не знаю, хотели они меня действительно убить или хотели сильно напугать.

— На Украине открыли архивы КГБ — до 91-го года все открыто. Я иногда прихожу туда и читаю расстрельные дела киевлян, которых расстреливали с 37 по 39 год. Конечно, это страшно, когда ты держишь в руках эти дела, когда ты видишь, какой конвейер, какой механизм был задействован по уничтожению людей. Это ужасно. И в это же время я вижу, как в России открывают памятники Сталину. Как на его могилу у кремлевской стены возлагают цветы дети. Скажите, Сталин жив до сих пор?

— Сталин, да, в какой-то степени он даже воскресает постепенно. Но это тоже пройдет. Потом эти старые памятники опять выкинут на помойку. Я не думаю, что такая любовь к Сталину будет. Она, правда, гораздо дольше длится, чем я ожидал. Но в то же время у нас собираются открыть памятник жертвам тоталитаризма. Все это говорит, что значительная часть людей об этом помнит. Это, конечно, инициатива частная, людей. Так называемые патриоты пытаются ей противодействовать, но все-таки благодаря таким людям, как Сергей Пархоменко и другие, все это есть, и память эту все равно выжечь невозможно. И память одолеет, и правда одолеет неправду. В конце концов, при следующем уже каком-то правлении в этот вопрос будет внесена достаточная ясность. Конечно, может быть, какие-то поклонники Сталина будут еще, но это уже будут маргиналы.

— В 86-м году в романе «Москва 2042» вы напророчили, что Россией будет руководить резидент советской разведки в Германии, а церковь объединится с КГБ. Вы что, ясновидящий?

— Я не ясновидящий. Я просто оцениваю те тенденции, которые я вижу в настоящее время. Тогда, в 70-х годах и начале 80-х, я просто видел, что церковь, еще будучи практически запрещенной, начинает играть все большую роль в советском обществе. Я видел, что люди из КГБ приобретают все большее влияние на государственную политику. Не только как «карательный меч революции», но и как интеллектуальная сила, потому что их привлекали к работе над разными экономическими планами, потому что они лучше знали жизнь, лучше знали ситуацию в России, в Советском Союзе, знали, что происходит за границей, знали настроения людей и т.д. Были образованны, знали разные языки. Все вместе делало их более образованными, чем были руководители КПСС. И сами руководители КПСС привлекали их, ясно было, что КГБ будет играть в каком-то будущем большую роль, чем играл до этого.

— Вы вывели уникальный закон смены лидеров Советского Союза: «лысый-волосатый-лысый-волосатый». Скажите, на Россию этот закон распространяется?

— Пока что да, распространяется. У нас Горбачев был лысый, Ельцин — волосатый, Путин сейчас уже полысел, Медведев — волосатый. Кто будет следующий, я не знаю, после Путина.

— И кто будет следующим президентом России, исходя из этого?

— Я не знаю.

— В 2015-м году, в день рождения Путина, вы сказали, что у Путина «едет крыша». Скажите, она еще «едет» или уже «приехала»?

— Там же дело не только в Путине. А дело и в его окружении. Раньше делили политиков, сейчас, по-моему, нет этого. Но делят политиков на ястребов, на голубей. Я думаю, что там какие-то ястребы, но я надеюсь, что теперь они немножко уступают свои позиции, потому что страна проигрывает свою, собственно, линию. Я думаю, что отрезвление очень медленно наступает. Я думаю, что там ищут сейчас какие-то пути выхода из положения, но все боятся потерять лицо. Поэтому, может быть, крыша начинает ехать в другую сторону — общая крыша.

— Но в России ощущается, что весь цивилизованный, нормальный мир просто смотрит на Россию с ненавистью. Есть это или нет? Или понимания нет этого?

— Среди многих людей, с которыми я общаюсь, понимание этого есть. Люди же ездят на Запад — они же видят. Есть много образованных людей, которые смотрят западное телевидение или читают западные газеты. Эти наши, которые, условно говоря, 14%, но я думаю, что их больше. Я думаю, что 14% — это которые себя как-то раскрывают. А еще есть много молчащих, которые думают, но сидят и говорят о чем-то шепотом, на кухнях. Я думаю, осознание того, что идет все неправильно — это да, и кроме того, эта ненависть есть, но я вам скажу еще и другое: на Западе есть очень много поклонников Путина. Я сам видел в Мюнхене, как какие-то сумасшедшие ходят с плакатом, что хорошо бы, чтобы Путин был нашим канцлером. А не Ангела Меркель.

— Кстати, было бы неплохо, чтобы он уехал из России в Германию…

— Ну да.

— Тогда же, в 2015-м году, в день рождения Путина, когда журналисты попросили вас ему что-то пожелать, вы сказали, что желаете ему, чтобы им занялся международный трибунал. Вы до сих пор это ему желаете?

— Я пытаюсь выражаться более обтекаемо. Я не стесняюсь никогда сказать правду, но я хотел бы, если бы была какая-то надежда выйти из положения, то не желать ничего такого, а я бы пожелал, чтобы все это закончилось. Поэтому я на этом не настаиваю.

— Вы также сказали, что вам жалко дочерей Путина. Почему?

— Мне жалко вообще дочерей и сыновей всех диктаторов, о которых я что-то знаю. Я знаю, какой плачевной была судьба Василия Сталина, Светланы Сталиной, и как люди потом переименовываются. Трудно вообще быть сыном или дочерью такого правителя. Например, Галина Брежнева. Они живут неестественной жизнью. Кажется, что им все можно, а на самом деле им ничего нельзя, потому что они должны ходить с охраной, они должны прятаться от кого-то, они должны скрывать, кто они есть. Эта жизнь, по-моему, очень тяжелая. Мне кажется, что жизнь любого президента и любого диктатора тоже довольно сложна. Я бы тоже ему не позавидовал. А их детям еще хуже, потому что когда папа уходит от власти, в общем-то, отношение к ним резко меняется. И они становятся жертвами, может быть, не каких-то наказаний, но отъема у них каких-то привилегий, презрительного отношения к ним многих людей. Поэтому мне их жалко.

— В феврале 2015-го года вы написали открытое письмо Путину с просьбой об освобождении Надежды Савченко. Сегодня за Надеждой Савченко вы следите?

— Я слежу за ней, да. И меня некоторые люди попрекают моим письмом и говорят: «Вот видишь ты, кого защищал». А я говорю, что я бы и сейчас ее защищал, потому что суд над ней был несправедливым. Дело кончилось для нее хорошо, но просто она была очередной предполагаемой жертвой российского режима. И вообще казалось, что судьба ее будет ужасной. Поэтому я решил, что обязан за нее заступиться. То есть я считаю, что я тогда был прав, а как она себя ведет — я за нее не отвечаю. Она мне не дочь, не внучка — как ведет, это вам на Украине виднее. Мне все равно, как она себя ведет.

— Ваша трилогия о солдате Иване Чонкине — это произведение на века, я считаю. И «Москва 2042». Вашу книгу автобиографическую «Автопортрет: Роман моей жизни» я всем просто рекомендую от души прочитать. Это произведение тоже выдающееся, на мой взгляд. А продолжение трилогии о Чонкине вообще возможно?

— Нет, невозможно. Просто сейчас другое время, другие герои. Наверное, такие персонажи, как Чонкин, они существуют. Чонкин как характер, он, извините, я думаю, бессмертен. Это я говорю не о своем сочинении, а именно о таком характере. У меня спрашивают: «А вот если бы Чонкин сейчас был, то на чьей стороне бы он был?» Чонкин, он же не борец, он стоит на той стороне, куда его поставят. Но если его ставят на неправую сторону, то он плохо исполняет. Он пытается сделать все как лучше, но у него не получается, потому что он естественный человек в неестественных обстоятельствах. Поэтому ждать от него, что он стал бы героем войны за то или за другое — этого ожидать нельзя. Он бы стоял на своем месте, пытался бы исполнять приказания, но, повторяю, если бы дело было неправое, он бы исполнял эти приказания плохо.

— Вы заглядываете в «Чонкина», в свою книгу, или нет?

— Да нет, особенно не заглядываю. Я свои книги обычно не перечитываю. Иногда при переиздании заглядываю. Но тоже так — проглядываю, а не читаю.

— Но хорошо написано, нравится вам?

— Мне трудно сказать. Но, наверное, некоторые страницы мне нравятся. Кстати, сейчас вот у нас эта история с Поклонской, которая заступается за Николая ІІ…

— Совершенная идиотка, по-моему, правда?

— Да, я с вами согласен. Но дело в том, что когда я где-то выступаю, меня спрашивают о ней, а я защищаю свободу художественного вымысла и привожу такой пример: я бы, например, предположил бы, что Сталин является сыном генерала Пржевальского и лошади Пржевальского. Писатель имеет право даже на такое представление о происхождении героя.

— А Поклонская откуда тогда произошла?

— Когда я напишу роман о Поклонской (что вряд ли будет), тогда я изучу этот вопрос.

— Удивительная, вообще, страна Россия — на полном серьезе полудурочная, субтильная прокурорша из Крыма на всю Россию стоит с этими иконами, с изображением царя Николая ІІ, и вся Россия обсуждает, прав режиссер Учитель с этим фильмом или не прав. Какой-то театр абсурда, вам не кажется?

— Совершенно верно. Это самый большой абсурд из всего того, что сейчас происходит в России. И занимаются какие-то инстанции, прокуратуры, высшие лица государства. А она всех побеждает. Там уже и Путин выступал, высказывался в защиту режиссера Учителя, но Поклонская твердо стоит на своем. Не знаю, она фанатичка. Некоторые говорят, что она вовсе не фанатичка, а она просто знает, что делать. Некоторые предполагают, что она состоит в какой-то секте. А если говорить о ее происхождении, то, может быть, она произошла, между прочим, от статуи Николая ІІ, когда он мироточил очередной раз. Может он там, извините, спермой замироточил, такое тоже может быть. Во всяком случае, автор какой-нибудь может такое вообразить.

— Вы что-то сейчас пишете, Владимир Николаевич?

— Да, я пишу. У меня сейчас выходит новая книга из старых моих вещей и первой части моей новой повести «Фактор Мурзика», где главный персонаж — кот.

— Сегодня вы читаете что-то? Вам интересна еще литература чья-то?

— Я не успеваю все читать. Мне очень много книг и рукописей присылают и просят прочитать. Я, бывает, отбиваюсь, но отбиваюсь неудачно, и потом все равно это читаю. Когда я устаю от этого, я перечитываю классику. А сейчас, между прочим, прочел книгу Михаила Зыгаря. Он написал книгу о начале 20-го века, с 1900-го года до 1917-го. Очень интересный труд.

— С точки зрения современного классика, кто из классиков прошлых веков самый великий, на ваш взгляд?

— Самый великий — не знаю. А самые любимые у меня — Гоголь, Чехов. Эти два писателя мне ближе других.

— А в Бога вы верите?

— Нет, я агностик. Я не могу сказать, что я верю, что я не верю — я сомневаюсь. Я думаю, что, может быть, что-то такое есть, но что именно — я не знаю. Я не верю ни в какую религию, не верю ни в какое представление человека о Боге. Но я понимаю, что есть какая-то сила, которую, я думаю, человеку никогда не понять.

— Многие умные люди говорят, что да, в бога можно не верить, но когда человеку тяжело или плохо, или когда человеку уже много лет, все равно начинается какая-то вера в бога. У вас не начинается ничего?

— У меня ничего не начинается. Я с молодости не верю в человеческое представление о боге, в существование бога, и не верю в его отсутствие. Поэтому то, что у меня есть, то у меня и есть. Когда я буду умирать, я не думаю, что я приму какую-то конкретную религию, потому что в религию я не верю. Насчет бога я сомневаюсь.

— Начало 60-х годов. На трибуне мавзолея стоит первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев, окруженный только что прилетевшими космонавтами, и поет в микрофон на весь Советский Союз вашу песню «Я верю, друзья, караваны ракет помчат нас вперед от звезды до звезды, на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы…». Он пел о том, во что он верил. Во что вы сегодня верите, в 85 лет?

— Я это писал, потому что имел какое-то отношение к авиации. Я авиацию очень любил, читал много о космических полетах будущего задолго до того, как они стали совершаться — о Циолковском, о многом другом. Поэтому я верил в это как в прогресс всего человечества, а не в то, что там советская наука чего-то достигнет. В прогрессе я, кстати, несколько разочарован, потому что люди 19 века были уверены, что 20 век — это будет век науки, просвещения и благоденствия. А 20-й век оказался ужасным. 21-й век начинается не лучше. И неизвестно, что ждет впереди. Вообще прогресс, в конце концов, вполне возможно, приведет к гибели всего человечества. Вот такая угроза существует. Поэтому прогресс я сейчас не готов прославлять. А тогда был готов.

— Но во что вы верите сегодня?

— Я верю в эволюцию, я верю, что постепенно, но слишком медленно, человечество идет (если все-таки оно не придет к мировой, сокрушительной для него войне). Какая-то часть человечества, например, страны западной демократии — Америка, Япония уже нашли какой-то путь к мирному сосуществованию. Сосуществованию внутри стран, сосуществованию со своими соседями. Они шли очень долго к этому — у западной демократии 3 тыс. лет попыток. Еще сравнительно недавно всей Европой руководили диктаторы: Гитлер, Муссолини, Салазар, Франко. После большой войны произошла такая революция внутренняя в этих странах, что они нашли какие-то пути, когда можно и внутри страны найти более-менее справедливое правление, при котором человек живет и материально, и духовно лучше. Я надеюсь, что человечество идет к этому. Но оно идет через всякие последние всплески разных диктатур, при этом исламском фанатизме (радикальной части ислама) и т.д.

— Вы долго жили в ФРГ. Сегодня, приезжая в Европу, в страны процветающей западной демократии, можно увидеть огромное количество неевропейских лиц, огромное количество беженцев, носителей чуждой цивилизации. Вам не кажется, что рано или поздно закончится все межцивилизационным конфликтом? С полным уничтожением вообще всего.

— Такая опасность есть. Но я думаю, что как раз европейские страны как-то умеют приспосабливаться. Мой личный опыт: я в Мюнхене жил и сейчас часто бываю, и я вижу много этих лиц. Как-то страна умеет интегрировать этих людей, но и в Америке тоже, хотя там существует такая скрытая война межрасовая. Но, все-таки, есть тенденции к мирному сосуществованию. В том же Мюнхене я вижу много не «светлых» лиц, но я вижу, что они мирно живут. Мюнхен — очень мирный город, хотя там огромное количество турок, албанцев, югославов и других.

— Дорогой Владимир Николаевич, спасибо вам большое за ваши потрясающие произведения, за ваш светлый ум и за это интервью. Я вам хочу пожелать: раньше говорили 120 лет, а я вам хочу пожелать 240 лет жизни.

— Я вам тоже лично желаю. Но я, кроме всего, желаю, чтобы Украина ускорила свой путь по направлению к Европе. И я надеюсь, что Россия тоже в скором времени станет на этот путь, и разум возобладает в политике.

— Спасибо вам.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488335 Владимир Войнович


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 февраля 2018 > № 2485937

Еще дешевле: зачем AliExpress запускает в России новый маркетплейс

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Специально для России компания AliExpress, являющаяся частью Alibaba Group, запустила маркетплейс-дискаунтер «Лоукостер» со средним чеком до 600 рублей

В семействе Alibaba Group появилась новая компания, которая станет более бюджетным вариантом маркетплейса AliExpress. Дискаунтер «Лоукостер», разработанный специально для российской аудитории, заработает 5 февраля, сообщает РБК со ссылкой на представителя Alibaba Group.

На «Лоукостере» можно будет приобрести товары стоимостью до 600 рублей. Предполагается, что это привлечет «малобюджетную» и молодую аудиторию до 25 лет, а также новую аудиторию покупателей, которые остерегаются совершать интернет-покупки.

В пресс-службе AliExpress пояснили Forbes, что согласно статистике за последний год, постоянные покупатели маркетплейса стали отдавать предпочтение более дорогим товарам, поэтому более дешевые было решено выделить в отдельный сегмент, а нижний ценовой порог AliExpress будет повышен. Продавцы таким образом смогут размещать товары на обоих ресурсах, разделяя их согласно ценовой политике площадки.

Площадка «Лоукостер» создавалась специально для российского рынка, который является для китайского ретейл-гиганта стратегически важным. По данным Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), 52% от всех расходов россиян в зарубежных онлайн-магазинах приходится на Китай. В пересчете на количество покупок это составляет примерно 90%. Таким образом, из Китая заказываются более дешевые вещи в большом количестве, из других стран — более дорогие, но их значительно меньше. По данным АКИТ, около 65% приходится именно на недорогие покупки стоимостью до $30, а еще 21% — на заказы в диапазоне от $30 до $60.

Зачем нужен «Лоукостер»

«Лоукостер» нужен в том числе и для того, чтобы AliExpress перестал ассоциироваться у покупателей с дешевыми китайскими товарами низкого качества, как объяснил директор по развитию AliExpress в России и странах СНГ Марк Завадский. Он утверждает, что компания отходит от этого имиджа, а средний чек покупателей стал выше. «С запуском «Лоукостера» мы сможем четко разделить потоки покупателей: для молодой аудитории и начинающих — «Лоукостер», для постоянных и уверенных клиентов — AliExpress, для тех, кто хочет купить известные бренды с доставкой из России, — Tmall», — пояснил он.

Так как новая торговая площадка рассчитана на молодую аудиторию до 25 лет, первоначально «Лоукостер» будет запущен в формате мобильного приложения, а впоследствии будет адаптирован под полноценный интернет-сайт.

По мнению главы АКИТ Алексея Федорова, «Лоукостер» никак не повлияет на сегментацию электронной торговли на российском рынке:

«Лоукостер» не станет принципиально новой площадкой. Просто у AliExpress появится еще один дополнительный субдомен с более дешевыми товарами». Он добавил, что на покупки дешевле €1 и дороже €700 в России приходится менее 1% всей электронной коммерции. А те товары, которые будут размещены на домене «Лоукостер», будут «дешевыми и самыми низкокачественными товарами для школьников, которые могут купить что-то не дороже 300 рублей», — считает Федоров.

Исходя из цены товаров на «Лоукостере», президент АКИТ указал, что внедрение субдомена никак не связано с инициативой изменения таможенного порога, так как товары по такой стоимости не попадут под ограничения в любом случае. В июле 2017 года было предложено воспользоваться опытом Евросоюза и перейти с субъектного на объектное налогообложение. Сейчас в России без уплаты пошлин можно заказывать товары в иностранных онлайн-магазинах на сумму до €1000 и до 31 кг ежемесячно в расчете на одного покупателя. Этот порог в ЕАЭС планируется поэтапно повышать до €500 за каждую покупку в 2018 году и до €200 в 2019-м.

Дешевый ретейлер станет третьей площадкой AliExpress после флагмана и платформы Tmall, которая появилась в России осенью 2017 года и стала специализироваться на продаже товаров среднего и высокого ценового сегментов. В отличие от AliExpress, работающей с китайскими компаниями, Tmall вывела на рынок крупные российские и международные бренды и стала осуществлять доставку со складов партнеров Alibaba в России. До выхода на российский рынок Tmall работал только для китайской аудитории, занимая 12-е место по посещаемости среди всех китайских сайтов и соперничая с Taobao (тоже Alibaba Group), который в секторе онлайн-шопинга занимает первое место.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 февраля 2018 > № 2485937


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter