Всего новостей: 2032014, выбрано 2864 за 0.104 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112848 Владимир Познер

А что сделал Путин?

Владимир Познер о реальности ядерной войны, скандале на «Минуте славы» и сделках с совестью.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

«Что происходит и почему? В России ГУЛАГа нет. Да, отдельных людей посадили, но ГУЛАГа-то нет. У нас не расстреливают массово, как при Сталине. А впечатление такое, что это гораздо хуже…» — известный телеведущий Владимир Познер во время творческого вечера в Риге на тему «Противостояние Востока и Запада» высказал недоумение наращиванию военной истерии в мире и демонизации Путина, разложил по полочкам Дональда Трампа и Марин Ле Пен, призвал средства массовой информации выполнять свой долг — информировать, а не пропагандировать.

Встречи с Познером в Латвии устраивают с завидной регулярностью. И всякий раз телеведущий легко собирает полный зал, притом что билеты дешевыми не назовешь, а в социальных сетях его критики то и дело предвещают начало его конца. Особенно после скандальной истории на передаче «Минута славы», в которой Познер не дал путевку в финал танцовщику без ноги на том основании, что физический недостаток не позволяет судить объективно.

Сам Владимир Владимирович признается, что с Латвией его связывает нечто большее, чем гастрольная деятельность — у его жены тут дача. И охотно вспоминает свой первый приезд в Ригу в 1968 году.

«Я приехал летом, один. Это было плохое время в моей личной жизни, поэтому искал одиночества. Сел на электричку и уехал за 65 км от Риги — в Звейниекциемс. Рыболовецкая деревня с большими солидными домами… Стал искать комнату. Шел по улице — увидел человека: невысокого, седоватого, жилистого, в камуфляжных штанах. Спросил у него — он сурово посмотрел и ответил: русским не сдаем.

Тогда я решил зайти с другой стороны: «Sprechen Sie Deutsch?» Он ответил: «Ja-ja!». Разговорились. В итоге он сдал мне комнату. И рассказал о своей судьбе. Он 10 лет провел в лагерях. Сказал: я не жалуюсь, потому что ваших перестрелял много, так что 10 лет — это нормально… Вечерами приезжал его отец Карл. В буржуазной Латвии он держал две овощные лавки. В советской — был одним из первых председателей колхоза. Я его спросил, когда жилось лучше? Он ответил… сейчас. Тогда жилось хорошо, но надо было много работать. А сейчас живу неплохо, но можно ничего не делать».

Познер рассказал и о своих наблюдениях за современной Латвией. «Меня тут на радио спросили: вот нам обещали, что когда освободимся, то станем жить, как во Франции или Германии, но не стали. Почему? Я спросил: а почему вы хотите жить, как Франция или Скандинавия, а не как Латвия? Если это мой дом, то мне совершенно не хочется, чтобы он был, как другой. Вы можете себе представить, что француз скажет: хочу жить, как в Англии? Да боже упаси! В России я тоже наблюдаю это странное сочетание. С одной стороны, говорят, что умом ее не понять, а с другой — русским хочется быть на кого-то похожими. Американцы плохие, но джинсы носим и «Кока-колу» пьем. Национальная психология — очень любопытный вопрос».

Ведущий отметил, что за всю историю его встреч со зрителями к микрофону ни разу не вышел латышский латыш, со своим отношением к русским, и не задал вопрос. «Я все думаю почему? Им неинтересен я? Мне говорят, они все уехали. Я знаю, что уезжали они чаще всего в Англию. И сколько вернутся, в связи с Брекситом».

Познер дал свое напутствие и местным русским: «Мне говорят, что к вам тут плохо относятся… Но я некоторых спрашиваю: а вы выучили язык? Мне отвечают: зачем?! Но тогда у меня возникает вопрос, а что же вы хотите? Вы живете в стране, у которой есть собственные язык и культура, так сделайте небольшое усилие. Почему, когда люди приезжают в Англию или Америку, они считают нужным выучить язык? А здесь — нет? Не понимаю».

В целом, встреча продлилась два часа, во время которых Познер изложил свое видение на темы, которые сегодня волнуют его и ответил на вопросы зрителей.

Мировая политика: Трамп, Путин, Марин Ле Пен, ядерная война и пацифисты

Про опасность Дональда Трампа

Первое, что я хочу подчеркнуть: Дональд Трамп набрал на три миллиона меньше голосов, чем Хиллари Клинтон. Он выиграл, благодаря свойствам американской избирательной системы. Большинство американцев не проголосовало за него. В России этому избранию обрадовались. Во-первых, потому что Трамп неплохо говорил о России во время выборной кампании — он не ругал Путина, выражал желание с ним договориться. А люди устали от ощущения возможного столкновения. Нет сомнения, что большинство россиян хотят нормальных отношений с Америкой. Люди устали от противостояния, которое возникло давно, задолго до Крыма и Украины.

Казалось, что выигрыш Трампа что-то сдвинет с места. В то же время Клинтон говорила исключительно плохо о России и главным образом о Путине, которого сравнивала с Гитлером. И я подумал, а если бы она победила на выборах, как бы она потом разговаривала с человеком, которого сравнивала с Гитлером? Все-таки встретиться они должны были — так того требовала обстановка.

Но надо понимать, кто такой Трамп. Человек, который к политике не имел отношения и у него нет опыта. Думаю, он и не рассчитывал стать президентом. Хотел побыть на виду и заработать на этом некий капитал. Но потом пошел до конца — такой человек. Первый вопрос? Может ли он управлять такой страной без своей политической команды? Мое ощущение: вряд ли. Даже Рейган был губернатором штата Калифорния — два срока.

Сегодня это уже и в России понимают. Непонятно, какими будут отношения. Непонятно, какая его программа и есть ли она. Во всем этом есть что-то почти опереточное. Такое впечатление, что сейчас занавес закроется, и все пойдет нормально, а так до сих пор идет некий розыгрыш…

Никогда еще президент США не воевал со СМИ, заявляя, что журналисты — враги американского народа. Никогда еще СМИ, за редкими исключениями, так массово не выступали против своего президента. В Америке к президенту всегда относились с пиететом. Даже если мой кандидат проиграл, а другой победил, американец говорит: «Это мой президент». А сегодня очень многие говорят: «Это не мой президент». Америка разделена.

Что это сулит Европе, ЕС, а поэтому и Латвии? Каково реальное отношение Трампа к НАТО и ЕС? Непонятно — он так говорит. Никто сегодня не знает, что будет завтра в этих отношениях. А когда такая неуверенность, возникает опасность…

Про реальность ядерной войны

Сегодня все настороже. Никто не знает, чего ждать. В России считают, что США — главный и, пожалуй, единственный настоящий враг. Это мнение существует в народе… Как и в Латвии: главный враг кто — Россия. Одни мои знакомые были в Швеции. Зашли в магазин, говорили по-английски, но продавец услышала акцент и спросила: откуда вы? Из России. Продавец спрашивает: неужели вы собираетесь напасть на Швецию? Она верит в это.

Для России Америка — враг, а для Соединенных Штатов — Россия. Так считает больше 70% населения там и там. Напряжение не меньшее, чем в самые плохие годы холодной войны. Только почему-то люди забыли, что, если не дай бог, будет столкновение — оно будет обязательно ядерным. Потому что, если взять обычное вооружение, Россия в нем намного слабее США. И у России остается лишь один способ — ядерное оружие. А что это значит, надеюсь, понимаете: после всего этого останется Китай и немного Индии. Это не шутки.

Меня удивляет, что в те времена был реальный протест. В Западной Европе люди выходили на улицы — были демонстрации против войны, сотни тысяч считали своим долгом донести свое мнение до своих правительств. Сегодня этого нет. Как будто нет никакой опасности. Это странно.

Про шансы на президентство Франции Марин Ле Пен

Говорили, что в Голландии решено, что к власти придут эти самые. Не только не пришли, а заняли третье место. Верю, что она к власти не придет. Она не наберет больше 50 процентов в первом туре — никто не наберет. Но, скорей всего, она проиграет. Большинство французов не пойдут на это. Французы — все же особый народ с особой биографией.

Это совсем не то же, что случилось с США. Не надо сравнивать. Хотя, я допускаю, что Трамп тоже может оказаться катастрофой. Не удивлюсь, если он не досидит четыре года — то ли попадет на импичмент, то ли его вообще убьют. В Америке это бывает.

Предположим, что я ошибаюсь, и Ле Пен победит — это будет катастрофа для Франции и Европы. Это очень плохой признак. Значит, людям все надоело, и они хотят простых решений. Хотя вопросы сложные. Что делать с беженцами? Простое решение — выгнать к чертовой матери. Не получится. Получится кровавая баня. Зато как приятно сказать: «Я их всех выгоню! Стену построю стометровой высоты и не пущу их!» Но это же не решение, а, наоборот, осложнение ситуации. Если люди на это идут — это очень плохой признак. Значит, люди устали думать.

Про демонизацию Путина

Я приехал в Советский Союз, когда мне шел 19-й год, еще был жив Сталин. Это было время «дела врачей» — «убийц в белых халатах». Всему советскому народу было сообщено, что врачи-евреи поубивали Горького и каких-то советских военноначальников. Это была подготовка к тому, чтобы сослать всех евреев в Сибирь — всех. Но, к счастью, Сталин умер через два месяца после моего приезда.

Я хорошо помню, что к Сталину в США относились не лучшим образом, но из него не делали демона, как из Гитлера. Но то, что сделали из Путина — я такого никогда не видел. А собственно, что такого сделал Путин для всего мира? Крым взял? И вот этого прямо нельзя пережить? И это доказательство, что он пойдет на Латвию, Литву, Швецию, Эстонию и еще Польшу. Сделали из руководителя страны демона, страшилку настоящую. Посмотрите американские, английские, французские журналы, там на обложках, Путин — дьявол. Это уже не журналистика, а совсем другое.

Что происходит и почему? В России ГУЛАГа нет. Да, отдельных людей посадили, но ГУЛАГа-то нет. Не расстреливают массово, как при Сталине. А впечатление такое, что это гораздо хуже… Люди ездят повсюду без проблем — выездные визы от русских властей не нужны. Люди читают, что хотят. Ходят в кино и видят любые фильмы. Интернет — пожалуйста… Что такого ужасного происходит? Но люди в это верят. Так и создается общественное мнение.

Незадолго до того как Гитлер принял яд, его маршал и сподвижник Герман Геринг давал интервью одному американскому журналисту. Он сказал: никто не хочет воевать — ни немцы, ни французы, ни русские, но разве они принимают решения? Их принимает власть. И ей совсем нетрудно заставить всех идти за собой. Неважно: это фашистская диктатура, коммунистическая диктатура, парламентская демократия… Нужно только напугать людей и убедить в том, что на них нападут. И еще нужно пацифистов выставить предателями. И это работает везде. И он понимал, что говорил.

Меня очень беспокоит ощущение, что вот-вот нападут, этот страх — сильно существует. Причем не в одной стране и не вдруг. Это часть сегодняшнего дня повсюду. Поэтому случай может оказаться фатальным.

Я тут никого не представляю, и вообще не большой поклонник политики Путина. Я вообще не доверяю политикам и СМИ, которые в значительной степени перестали быть СМИ, а стали средством пропаганды и убеждения аудитории. Это происходит и в демократических странах. Где вроде бы полная независимость. Ситуация опасная. Увы, пока мы не пробудились, и этого не понимаем.

Про политиков в передаче «Познер»

Моя задача — просвещать публику, чтобы она понимала, кто ею руководит, что за люди. Сказать, что политики — более сухие, это не то слово. Видели ли вы мою передачу с Яровой (Ирина Яровая — депутат Государственной думы от партии «Единая Россия», заместитель председателя Государственной думы с октября 2016 года. Член Генерального совета партии «Единая Россия» — прим. ред.)? Уж никак ее сухой назвать нельзя. Да, государственные деятели более осторожные — так во всем мире. К сожалению, в основном политики отказываются приходить. Вместо того, чтобы воспользоваться возможностью объяснить свою политику. Они боятся вопросов, боятся назвать вещи своими именами, что они не смогут ответить. Я ведь не буду спрашивать у них про собачку. Поэтому получаю очень много отказов от официальных лиц…

Вовсе отказаться от политиков я не могу. Это было бы неправильно. Наоборот, всячески стараюсь. Неоднократно приглашал Путина — пока получаю отказ. Но буду дальше звать. Володина недавно приглашал, но он говорит, что очень занят.

Про нереальность дружбы народов

Трудно добиться того, чтобы мы относились без предвзятости к людям другого цвета кожи, которые на нас непохожи. Которые по-другому одеваются и ведут себя, говорят на другом языке — на этом основаны все предрассудки. Мы опасаемся этих людей… Древние римляне говорили «человек человеку волк» — и это в значительной мере до сих пор так.

Когда Киплинг писал «Восток есть Восток и Запад есть Запад, и вместе им не сойтись» — он был во многом прав. Это другое мироощущение и восприятие бытия. И религиозные штуки играют огромную роль: конфуцианство и буддизм не имеют ничего общего с христианством. Пытаться себе представить, что это можно отменить, я лично не могу. Никакого глобализма я не вижу. Другое дело, что можно жить. Но разное восприятие мира с рождения — это есть, это нормально, преодолевать это не следует.

Россия и русские: скандал на 'Минуте славы', роковое православие, пятая колонна

Почему выбрал жизнь и работу в России

Это за меня выбрал мой отец, который меня в Россию привез. Я почти сразу стал невыездным, а Советский Союз длился довольно долго. Если бы мог уехать тогда — уехал бы точно. Более того, когда в 1957 году в Москве проводили Всемирный фестиваль молодежи и студентов, я попал к американцам и две недели с ними жил — тогда я точно считал, что уеду. Это были мои люди. Я их понимал: почему они смеются, как ходят, говорят, едят. Когда я сказал отцу, что хочу уехать в США, он ответил: только попробуй — я сообщу в КГБ…

Когда уже стало возможно ездить, при Горбачеве, я был женат, двое детей, профессия. Я бы все равно уехал. В 91-м я поехал поработать в США — не думал, что вернусь. Но так случилось, что я потерял работу, Нашу программу закрыли, считая ее слишком левой — другой работы не мог найти. А в России меня только и ждали. Я вернулся и, можно сказать, преуспел. Я довольно успешный журналист. Знаю, что для многих я нужен и важен, а что может быть важнее… Во Франции в 83 года меня только и ждут — стоят в очередь за мной!

Про свою полную свободу

У меня исключительное положение. Я могу ездить и езжу. У нас квартиры в Париже и Лондоне. Нет такого, что я дико скучаю и не могу ездить. Так уж сложилось… Главное, что я свободен. Жаль, что не все ценят это слово. В России свобода печати и взглядов занимает 25-е место в шкале ценностей. Я понимаю почему. Трудно оценить то, чего у тебя этого не было. А когда это было и потом отняли — тогда да. А для многих людей свобода — теоретическая штука. Мне же это колоссально важно. Да, я работаю в России, и моя работа дает мне огромную радость и… шестое чувство советского человека — чувство глубокого удовлетворения.

Про религию и роковую роль православия для России

По моему глубокому убеждению, решение (крестить Русь), принятое князем Владимиром, которому поставили гигантский памятник возле Кремля, оказалось роковым для формирования русского менталитета. Я не поклонник религии, но, когда возникают разговоры на эту тему, предлагаю: давайте, расставим страны по благосостоянию и уровню комфорта жизни, довольствия жизнью, заботы о людях и реальной демократии. Мы увидим, что на первых местах — страны протестантские: Скандинавия, Финляндия, Британия… Далее — страны католические: Франция, Италия, Испания… На последнем месте — страны православные — Греция, Болгария, Россия… Это неслучайно…

Меньше всего на свете я хотел бы задеть чувства верующих. Будучи атеистом, я никогда не ставил такой цели. Я неоднократно читал Библию — Ветхий и Новый заветы — там много мудрых вещей. Я читал дважды Коран — там много мудрых вещей. Они перекликаются и с Библией. Уверен, что читать Коран и Библию всем надо — это как минимум культурный памятник, с массой мудрости, другое дело, что все это не работает. Две с лишним тысячи лет существует христианская вера, а человек не стал лучше. А посмотрите, что творится с исламом — что человек стал лучше, добрее, терпимее, открытее? Ничего похожего! Не работает, к сожалению.

Про скандал на «Минуте славы»

Я сказал (танцовщику-инвалиду), что мне представляется: когда у человека есть физические проблемы, это ставит судей в тяжелое положение. Другое дело, когда конкурс происходит без субъективного жюри. Например, человек бегает стометровку или метает копье. Тогда все ясно. А тут надо принять субъективное решение. Его состояние влияет — мы же не роботы. Сказал, что хоть я им и восхищаюсь, но против его участия. В интернете пошел вал возмущения, который кое-кем подогревался… Потом я подошел к парню и сказал, что сожалею, если обидел — не хотел. Он был суров, сказал, что не будет участвовать…

Шум продолжился. Но чем больше это продолжалось, тем больше я убеждался: вопрос не в том, что произошло с этим человеком. На деле, в России судьба людей с такими проблемами — физическими или умственными — незавидна. У нас мало туалетов и лифтов для колясочников. У многих домов нет пандусов. Отношение к инвалидам в целом — безразличное. Так в чем причина возмущения? В том, что нет большего удовольствия, чем поливать известного человека. Я так это понял. Это не сострадание или сочувствие к инвалиду. Нет в России такого особого сочувствия. Пока его не видать.

Про отношение к инвалидам

Все должно приходить постепенно. При наличии определенного общественного желания. Например, в Москве еще лет пять назад ездить за рулем было делом непростым. Никто никого не пропускал, все друг друга подрезали, ну а переходить улицу было просто опасно. Сегодня в Москве все машины останавливаются, как только человек ступает на переход. Постепенно стало понятно, что так удобнее: я пропускаю сегодня — меня пропускают завтра. Это не потому что кто-то сверху сказал: так надо. А потому что возникло понимание. Да, конечно, есть политическое желание и воля, но главное, когда в обществе появляется понимание, что жить так нельзя.

То же — в отношении к инвалидам. Это нельзя декретировать. Это постепенно. Конечно, важно, чтобы эта тема поднималась в кино, школе, чтобы учителя и родители говорили об этом с детьми. Это должно накапливаться количественно, что потом вызовет изменения качественные.

Про роль русского языка и культуры за пределами России

Есть страны, которые были завоеваны и стали частью империи, где язык завоевателя стал главным — скажем, страны Латинской Америки, где главные языки — испанский и португальский. Коренное население этих стран — индейцы — было практически уничтожено, да и находилось на другой ступени развития. Язык этих племен, по сути, исчез.

Другой случай, когда та или иная страна была присоединена к империи, и язык этой империи стал главным, но у этой страны был свой язык и история. Например, Алжир или Вьетнам. Когда они освободились, главным языком стал не французский, а арабский или вьетнамский. Это естественный путь развития.

Если говорить о странах Балтии, то не сказать, что они были завоеваны, но они были оккупированы в результате Второй мировой войны. Это была часть территории, которую Советский Союз взял себе. Это были страны со своей историей, языком, алфавитом, литературой. Это не сильно отсталые племена.

Когда империя распалась, а страны стали независимыми, для меня очевидно, что хоть имперский язык в них еще существует и будет существовать, но со временем его значение будет все больше уменьшаться. Потому что русскоязычное население не будет увеличиваться — русских будет все меньше. Так что роль русского языка в этих странах будет уменьшаться и не иметь былого значения. Так происходит всюду: в Грузии, Армении…

Это неприятно для вас, но на историю, надо смотреть, как она есть, а не так, как хотелось бы. Это не значит, что надо отказываться от языка и школ, но это естественное развитие… Я бы философски на это смотрел, хоть и понимаю, что для русскоязычного населения это неприятно. Если время покажет, что я был неправ, значит, скажу: да, я ошибался.

Про деятельность вопреки «общественному мнению»

Надо в любой ситуации вести себя нормально. Мало ли что о тебе говорят? На это не надо обращать внимание. Если будет конкретный разговор с кем-то — можете объясниться. В России тоже есть люди, которых называют пятой колонной. У нас есть недавно созданная организация «Царь-град», которая меня внесла в сотню главных русофобов 2016-го года. Неужели я буду на это реагировать? Смешно! Пускай говорят! Главное, знать кто ты, и делать то, что считаешь нужным.

Выбор Познера: профессия, сделки с совестью, заблуждения, формула успеха

Про свой выбор профессии

Лет в 16 я случайно ознакомился с опытами великого русского физиолога Ивана Павлова — условными рефлексами — и страшно этим увлекся, решив, что стану физиологом и раскрою тайны человеческого мозга. Поступив на биофак, к концу 3-го курса понял, что я — не ученый, не та голова… Одним из главных моих поступков было то, что я не пошел в биологию, как ни давили на меня родители.

Потом я хотел быть переводчиком — переводить английскую поэзию на русский. Два года работал у великого переводчика Самуила Яковлевича Маршака, но через два года понял, что всю жизнь этим заниматься не хочу. И случайно позвонил приятель: создают новое АПН — ищут людей с языками, может, пойдешь? Маршак платил 70 рублей, а тут предлагали 190 рублей. А у меня уже была семья — пошел. И попал в пропаганду. Но все-таки это было интересно, давало знакомства с разными людьми, и я понял, что это мое.

Одна из главных бед нашей образовательной системы, что она не помогает человеку понять, что такое его. Очень многие несчастны в своей профессии и не получают от нее удовольствия. Мечтают уйти на пенсию или найти клад, разбогатеть и не работать. А мне страшно повезло, что я счастлив в своей профессии.

Про сделки с совестью

Долгое время я был пропагандистом — работал на внешне-политическую пропаганду СССР в Агентство печати «Новости», в журнале Soviet Life, который издавался в Америке, в обмен на журнал «Америка», который издавался для советского читателя, потом перешел на Гостелерадио СССР — вел программы на США.

Я был воспитан своим отцом-эмигрантом, который вернулся в СССР, потому что поддерживал советскую систему. Я был воспитан в очень просоветском духе и долго верил в эту идею. Понимал, что не все блестяще, но идея-то хороша. Я не поклонник капитализма — это несправедливая организация общества. Впрочем, видимо, справедливости вообще нет.

Я делал свою работу очень успешно, потому что верил — это важно… Постепенно я стал понимать, что у меня не получается, моя вера ослабевает. У отца во Франции был приятель Йосиф Гортон, который вернулся в Россию в 36-м году, а в 37-м его арестовали — он получил 25 лет лагерей, как английский шпион. В конце концов, его реабилитировали, и мой отец в 1954 году столкнулся с ним в Москве. Тому было негде жить — папа предложил переехать к нам, потому что они с мамой уезжали в Германию, оставляя меня одного. Ему предложили пожить со мной.

Как-то он мне сказал: желаю вам одного, чтобы не случилось так, что вы только встали, пошли в ванную чистить зубы и, увидев свое лицо в зеркало, вдруг захотели бы плюнуть в него… В какой-то момент своей пропагандистской работы я начал об этом думать. Мучительно было расставаться с верой и признаваться себе, что занимаюсь неблаговидным и греховным делом. Но когда в конце концов я созрел — ушел.

Может, благодаря этому я смог принять для себя некоторые решения. Что я не буду никогда членом никакой партии, не буду никогда поддерживать никакое государство, что ни у кого не буду работать, а буду независим и буду делать работу так, как считаю нужными, или не буду ее делать вообще… Мне до сих пор это удается. Заметьте, я же не позиционер, не выступаю за или против — я занимаюсь своей работой, информирую. Очень редко высказываю собственное мнение. И я не в штате — Первый канал покупает мою программу. Это разные вещи.

Про переломные моменты и расставание с заблуждениями

Первым серьезным ударом для меня стала Чехословакия 68-го года, когда Советский Союз ввел войска. Никаким образом нельзя было это оправдать. Но мне надо было это оправдать в своей работе. И я нашел аргумент: сказал, что Западу выгодно спровоцировать, чтобы там не получился социализм с человеческим лицом. Потому что социализм с человеческим лицом — это социализм плюс западная демократия. А кто может против этого устоять? И все это специально сделали, чтобы у Советского Союза не было иного выхода. Теперь мне стыдно, что я такое говорил. Это был первый эпизод, когда тошнит.

Второе — это когда меня в 77-м году выпустили в «страны народов демократии» — в Венгрию… Я попросился в Будапешт — мне разрешили. Приятный городок. Гулял по нему. Вдруг вижу кинотеатр — на фронтоне написано на английском «One Flew Over the Cuckoo's Nest with Jack Nicolson»- «Пролетая над гнездом кукушки» с Джеком Николсоном». Я тогда не знал ни Николсона, ни «кукушки». Но кино шло по-английски с венгерскими титрами. Я обрадовался и пошел — это кино изменило мою жизнь.

Там есть сцена, где герой Николсона подзадоривает людей из сумасшедшего дома, чтобы они выпрямились. Он спорит, что может оторвать умывальник от пола. У него вздуваются жилы во лбу от напряжения, но ничего не получается. Поворачивается, а они над ним смеются. Он говорит: At least I tried it («По крайней мере, я это попробовал»). Я понял, что смысл жизни в этом — надо пробовать, неважно, если у тебя не получится. Это для меня стало откровением и совершенно изменило жизнь.

Третье — это преодоление страха. 19 августа 1991 года был путч, а 22 сентября я должен был уехать в Америку. Когда путч произошел, было понятно, что все закончилось: армия, КГБ, партия и правительство — все против Горбачева. Это конец. Я уже тогда был известен в США и Англии. Телефон разрывался. Я не отвечал. Ходил вокруг Белого дома и думал. И потом понял, что если не буду говорить, то не смогу жить с собой — тогда я буду плевать в свое отражение. Понимал, что это конец, что скорей всего, меня арестуют, и поеду не в Америку, а в другую сторону, но не мог иначе. И в этот момент я перестал бояться. Решил: я буду это делать.

Так что Прага, фильм и путч — это вещи, которые сыграли особую роль в моей жизни. Хоть и было много другого.

Про свой атеизм

Я знаю, что после смерти меня похоронят. Я неверующий и нерелигиозный человек. Хотел бы, чтобы после смерти меня сожгли и пепел развеяли над моим любимым городом Парижем. Надеюсь, что так оно и случится.

На самом деле, разные боги придуманы церквями. Из-за заявлений «только наш бог правильный» столько крови пролито и столько ненависти — это все из области политики и не имеет отношения к реальному существованию. Кому какое дело, за кого я молюсь? Это не мешает мне жить. Если меня за это не преследуют. Все это придумано для власти, которая всегда была сильно связана с церковью. На этом играют: безбожник, басурман… Я атеист. Как говорил Дон Жуан в замечательной пьесе Мольера: «Я очень верю в то, что дважды два — четыре».

Про самые ценные качества

В людях я ценю ум, доброту, преданность. Ненавижу — зависть, ложь и все, что имеет отношение к предательству.

Про язык своих мыслей

Я думаю на том языке, на котором в данный момент говорю. А когда остаюсь один — по-разному. Иногда сразу на нескольких языках. Зависит от ситуации. Иногда вдруг по-английски начинаю думать. Это называется шизофрения вообще-то.

Про свою формулу успеха

Нет такой формулы! Иначе все были бы успешными. Для меня лично главное — это терпение. Ведь я стал известен, когда мне было 52 года. Некоторые уже думают о пенсии, а я только прорвался. Может, потому так долго длится мой век? Просто надо не сдаваться — быть верным себе.

Мой любимый американский государственный деятель Линкольн когда-то замечательно написал своему другу: «Если бы я должен реагировать реагировал на все то, что говорят мои критики, пора было бы закрыть эту лавку. Я буду делать все, что могу, так, как могу, и пока могу. И если в итоге окажется, что я был прав, то все слова моих хулителей не будут означать ничего. А если итог будет другим, то 12 ангелов, поющих мне славу, ничего не изменят». Это и есть формула успеха. Делайте то, что вы считаете нужным — делайте.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112848 Владимир Познер


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 21 марта 2017 > № 2111758 Дмитрий Медведев

О государственной инфраструктуре облачных технологий.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Несколько слов для обсуждения. Тема касается тех самых высоких технологий, о которых мы довольно часто говорим, в том числе использования так называемых облачных технологий. В России они ещё не так заметны, но всё равно начинают проникать и в бизнес-структуры, и в государственную сферу. В мире этот процесс идёт уже весьма активно – и в Соединённых Штатах Америки, и в Китае, и в Японии, и в странах Европейского союза. То есть, по сути, это уже явление современного мира.

Давайте обсудим перспективы этих технологий в нашей стране, все нюансы, которые с этим связаны, возможности их более широкого применения, подумаем, что для этого надо сделать. Поскольку развитие таких технологий даёт возможность накапливать и анализировать огромные массивы информации, облачные хранилища позволяют одновременно существенно экономить ресурсы. В первую очередь – за счёт предоставления различных сервисов из единого источника. Такие услуги, как электронная почта, правовые системы, бухгалтерские системы, различные программы электронного документооборота – всё это можно раздавать, по сути, с единого сервера самым разным пользователям. Этим занимаются в очень многих странах и в очень многих компаниях. В этом есть и очевидные технологические преимущества, и, как в любых технологических решениях, определённые технологические проблемы и даже риски.

Помимо грамотного использования ресурсов, если этим заниматься, это позволит поддержать у нас процессы импортозамещения и развития бизнеса российских разработчиков программного обеспечения (к чему, как известно, мы стремимся и что недавно обсуждали на комиссии), электронных сервисов – в общем, всего того, что сегодня полезно.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 21 марта 2017 > № 2111758 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111761 Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о ходе строительства космодрома Восточный; о реализации программы создания в субъектах Федерации новых мест в общеобразовательных организациях; о выборах президента Российской академии наук.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Олегович (Рогозин) в очередной раз забрался далеко, на космодром Восточный, с этого и начнём разговор.

Первый этап строительства практически завершается. Проект очень важный. Не говорю о его значении для развития космонавтики, для осуществления пусков, для развития научного потенциала страны – это и так общеизвестно.

В рамках строительства были выделены очень большие деньги, там не всё было без проблем. Занимались иногда и просто их эффективным использованием. Но сейчас хотел бы, Дмитрий Олегович, к Вам обратиться не по поводу пусков и научной составляющей (хотя она, конечно, важнее всего), а по поводу социальной составляющей. Место это дальнее, скажем, не сахарное для жизни (мы с вами там все бывали), и нужно, чтобы там была современная инфраструктура жилья, социальная инфраструктура. Когда мы встречались, об этом говорили. Что сделано? О чём можно сказать?

Д.Рогозин (в режиме видеоконференции): Сегодня я вместе с руководителем «Роскосмоса» Игорем Комаровым и руководителем Федерального медико-биологического агентства Владимиром Уйбой провёл очередную инспекцию космодрома Восточный. Мы были на техническом комплексе, на стартовом комплексе.

Сейчас мы находимся в городе Циолковском, и я могу доложить, что мы ввели в строй несколько новых социальных объектов, которые будут предназначены для того, чтобы ими могли пользоваться работники космодрома. Вы совершенно справедливо сказали, что крайне важно создать максимально благоприятные условия для того, чтобы лучшие из лучших специалисты космической отрасли могли приехать и обслуживать космодром Восточный.

С правой стороны от меня находится административное здание, оно уже принято в эксплуатацию. Здесь будут находиться и загс, и администрация города, уже работает аппаратно-программный комплекс «Безопасный город».

За мной находятся ясли-сад на 140 малышей, в конце мая они будут открыты, причём с бассейном. Сегодня мы этот объект также проинспектировали: очень хорошая работа. А чуть дальше, за садиком, находится 84-квартирный дом, который тоже сейчас вводим в эксплуатацию. В мае этого года будут введены в эксплуатацию ещё два дома – на 63 и на 125 квартир, а в сентябре заканчивается строительство всего этого объекта – города Циолковского (первая очередь заканчивается) и будут введены в эксплуатацию 195-, 125- и 95-квартирный дома.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, я думаю, что, когда Вы во второй половине года приедете на космодром Восточный – а здесь Вас очень ждут, мы планируем два пуска с космодрома, – Вы уже увидите практически полноценный, работающий, заселённый город, очень красивый город со всеми необходимыми условиями для нормальной, творческой жизни.

Д.Медведев: Будем надеяться, что увидим и счастливые лица людей, которые там живут.

Д.Рогозин: Я на это тоже надеюсь. По крайней мере всё, что делают строители и федеральная государственная корпорация «Роскосмос», нацелено на то, чтобы люди чувствовали себя здесь максимально комфортно.

Сегодня мы также посетили уже работающий медико-санитарный центр, который был построен Федеральным медико-биологическим агентством. Я убедился, что он функционирует. Огромное количество людей, амурчан, не только работников космодрома, но и тех, кто жил раньше в городе Углегорске, соседних населённых пунктах, уже пользуются услугами уникального оборудования, которое сегодня сосредоточено в этом центре. Произвело достаточно приятное впечатление, работу будем продолжать.

Д.Медведев: Действительно, очень важно, что вместе с основными пусковыми модулями, вместе с научной составляющей вводится в эксплуатацию и нормальная социальная инфраструктура. Прошу это тоже держать на контроле. И когда приедем, обязательно всё посмотрим.

Привет передавайте коллегам.

Д.Рогозин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Теперь перейдём к образовательным вопросам, вопросам, касающимся строительства школ.

Мы эту программу, что называется, выстрадали, нашли на неё деньги. Деньги в настоящий момент не фантастические, но позволяют нам развивать эту программу и в этом году. Выделено 25 млрд рублей. В прошлом году за счёт выделенных средств (средства были такие же) было создано 58 тыс. новых учебных мест. В этом году также средства распределяются бюджетам регионов. Эта работа по-разному идёт: где-то быстрее, где-то медленнее. Где-то это создание новых школ, где-то модернизация существующих. Особенно на Дальнем Востоке, в Сибири очень часто говорят: нам не нужны огромные новые школы, которых мы будем ждать десятилетиями, отремонтируйте нашу малокомплектную школу. Как работа выстроена? Какие темпы набрали? Что надеемся получить?

О.Голодец: Сегодня развитие социальной инфраструктуры является одним из основных импульсов развития социальной сферы в целом. И мы знаем, насколько решает проблемы программа по детским садам, которая была реализована в предыдущие три года, когда удалось создать 1,36 млн мест. И замечательно, что эта программа продолжается.

По программе развития школьного образования за десять лет планируется увеличение школьной инфраструктуры и создание дополнительно 6,5 млн новых учебных мест. В 2016 году на эти цели было выделено 25 млрд рублей. В дополнение к федеральной программе регионы осуществляют свои мероприятия по реконструкции, вводу новых мест.

Если считать полный объём всех созданных в 2016 году мест, то их число (это наши усилия плюс региональные) – 167 911 мест. Это очень хороший темп, который задан на старте.

По поручению Правительства мы перешли к тому, что вводим новые типовые школы. Это школы нового образца, современные с точки зрения новых образовательных стандартов, а с точки зрения экономики строительства абсолютно оптимальные.

В 2017 году на реализацию проекта также заложено 25 млрд рублей. Число регионов, которые вошли в эту программу, увеличилось на 19% – с 48 субъектов Российской Федерации до 57. Регионы готовятся заранее, они выделяют площади, что позволяет нам решать вопрос строительства в очень компактные сроки, то есть мы не порождаем никаких долгостроев. Как правило, школы, которые заложены в начале года, к концу года уже сдаются.

В этом году мы ожидаем, что будет введено дополнительно 170 тыс. новых мест, включая реконструкцию школ, которые нуждаются просто в модернизации. Конечно, мы готовы разворачивать программу более масштабно, и если такая возможность появится, то мы сможем реализовать эту программу в более широких масштабах.

Д.Медведев: Появятся деньги – её, конечно, лучше реализовывать быстрее. Мы изначально ориентировались на десять лет. Но десять лет вообще-то большой срок, и по возможности, если будет дополнительное финансирование, было бы лучше этим воспользоваться и стройку приближать.

Что у наших коллег в Академии наук происходит? Это ведь не общественная организация, а государственная академия. Там что случилось, Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу)?

А.Дворкович: Сегодня началась работа годового общего собрания членов Российской академии наук.

Сегодняшний день посвящён отчёту президента академии и научным докладам, дальше были запланированы выборы президента академии на последующий период. Было внесено три кандидатуры, при этом наибольшая поддержка, по предварительным данным, была у нынешнего президента академии. Тем не менее часть членов академии – и их поддержал нынешний президент академии – посчитала, что есть определённые узкие места в нормативных документах самой академии, прежде всего в уставе, в том, что касается порядка выбора и системы выдвижения кандидатов.

Д.Медведев: Устав утверждается Правительством?

А.Дворкович: Утверждается Правительством. И значительная часть членов академии считают, что нужны изменения в устав. Они их будут предлагать. В связи с тем, что, с их точки зрения, будущая система, которая могла бы быть поддержана Правительством в случае общего согласия, будет более прозрачной и позволит осуществить более эффективный отбор кандидатов, все три кандидата решили снять свои кандидатуры и отложить выборы.

Д.Медведев: А рулить кто будет? Кто на заседании Правительства будет присутствовать? Есть понимание, с кем мы общаться будем?

А.Дворкович: Сейчас юристы смотрят, кто при несостоявшихся выборах будет руководить академией. Видимо, один из вице-президентов.

Д.Медведев: Нам, конечно, небезразлично, что происходит в нашем крупнейшем академическом учреждении. Я ещё раз повторяю: это же не общественный клуб, это государственная академия, которая функционирует на базе государственного имущества и тратит государственные деньги. Поэтому нужно, чтобы там коллапс не наступил. Надо, чтобы они как-то определились. Если потребуется правовая помощь в части, касающейся быстрейшей подготовки нормативных актов – внутренних документов академии, которые позволят провести выборы как можно быстрее, эту помощь надо оказать. Тем более что в конечном счёте, их устав утверждается Правительством Российской Федерации. Если можно сделать что-то красиво и прозрачно, давайте поможем им в этом.

А.Дворкович: Мы сегодня проведём с ними работу и консультации.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111761 Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111615

Коллектор в «цифре»: как стартап помогает собирать долги с помощью соцсетей и машинного обучения

Елена Краузова

Обозреватель Forbes

Российские основатели платформы Collectly, предлагающие зарабатывать на анализе профилей должников, получили в инвесторы финских и американских бизнес-ангелов — банк Nordea и Y Combinator

Предприниматели Левон Брутян и Максим Мизотин решили, что технологии машинного обучения должны проникнуть и в такую консервативную сферу, как сбор долгов. Как оказалось, на рынке почти нет игроков с такими решениями. Получив $800 000 от бизнес-ангелов, создатели сервиса Collectly уехали в США — в топовый акселератор Y Combinator.

Попасть в YC чрезвычайно сложно, а получившим отказ обычно не дают второго шанса. Поэтому к интервью, которое состоялось в феврале 2017 года, Брутян и Мизотин подготовились основательно. Еще в Москве составили список из 200 самых вероятных вопросов об их продукте (сервисе для автоматизации взыскания долгов), «гоняли» по нему друг друга, так что на собеседованиях (два по 10 минут) ответы отскакивали от зубов. Вышли они с ощущением полного триумфа, купили вина и, пока распивали его на лавочке в центре Маунтин-Вью, начали задумываться: а так ли все прошло хорошо. Бывалые рассказывали в блогах выпускников Y Combinator, что «простые» вопросы — плохой симптом. «Мы подошли к разговору с экспертами Y Combinator как хорошие «продажники», а нужно было беседовать с ними как с партнерами», — говорит Брутян. Вечером того же дня Брутян и Мизотин стояли у кассы местного супермаркета, чтобы расплатиться за бутылку виски — теперь они собирались заливать им горе. После окончания всех собеседований предпринимателей пригласил поговорить (повторно, что случается нечасто и на целых 25 минут) Майкл Сибель, новый CEO Y Combinator. Он задал около 40 вопросов только о портрете потенциальных клиентов Collectly и то и дело ставил создателей проекта в тупик. Теперь они уже были полностью уверены, что потерпели фиаско, и вот в очереди к кассе им снова позвонили. «Прошли!» -раздалось на весь магазин. Обычная сцена для супермаркета Кремниевой долины...

Брутян, выпускник Финансового университета, задумался о платформе для автоматизации труда коллекторов после семи лет работы в российском подразделении немецкой Creditreform. Брутян хорошо знал немецкий — в Москве он учился в немецкой школе, а отец, преподаватель советского права, много ездил по Европе с лекциями и часто брал сына с собой. В Creditreform Левон устроился в 2009 году и занимался поначалу взысканием долгов, но быстро дорос до главы офиса и руководил проектами по кредитному менеджменту во всей России и в странах СНГ. Брутяну тогда было 22 года и он получил в подчинение 25 человек. «Управленческого опыта — никакого, я был просто в шоке», — признается он. Через четыре года после назначения он уже заскучал. Знакомые один за другим уезжали из России, и в августе 2014-го Левон отправился на учебу в Hult International Business School в Сан-Франциско. На курсе было 200 человек более чем из сотни стран, многие пришли учиться с идеей собственного бизнеса, и Брутян после долгой работы на корпоративной должности тоже задумался о стартапе.

«После переезда стало ясно, что в России и США механизмы работы бизнеса совершенно разные, — говорит Брутян. — Сколько здесь провалилось стартапов, основанных русскими, и в первую очередь потому, что не понимают здешнюю культуру». Чтобы освоиться, Брутян стал ходить на все стартап-мероприятия в округе и меньше чем за год прослушал почти 2500 презентаций. В успех тех из них, которые начинались с разговоров основателей «о, вот это ты здорово придумал, давай попробуем!», он не верил. В Hult учеников призывали искать проблемы индустрий. Левон задумался о том, что в США, по информации ACA International, в коллекторские компании передают $700 млрд, взыскать удается около 10%. Совокупная годовая выручка коллекторских агентств — около $13 млрд (данные разнятся, по другим источникам, $52 млрд). Технологии, которые помогли бы повысить эти показатели, — основа для хорошей бизнес-идеи. Поиск в интернете, разговоры с коллекторскими агентствами, представителями банков убедили Брутяна: к этому крайне консервативному рынку практически никто не подступался. В СМИ еще было мало информации о проекте TrueAccord, который запустился в конце 2014 года с той же идеей, к которой пришел и российский предприниматель: сделать коммуникацию между коллекторами и должниками эффективнее. Данных о неплательщиках становится все больше, а возможности анализа этих массивов информации с появлением машинного обучения растут. Можно провести детальный анализ профилей таких людей, персонализировать сообщения для них, подбирать индивидуально финансовые планы, варьируя дисконты и сроки выплат.

Чтобы обсудить перспективы создания такого инструмента, Брутян после выпускного в Hult полетел в Москву к Мизотину, своему давнему знакомому. Тот отучился на Факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ и уже попробовал себя в качестве предпринимателя — запускал сервис для поиска одежды по фото в интернет-магазинах и приложение для заказа столиков в ресторанах, но оба проекта закрылись. Идея Collectly показалась ему интересной. «Лично ко мне коллекторы не приходили, но истории, думаю, слышали все, коллекторы у нас в России ассоциируются с битой, — пожимает плечами Мизотин. - Понятно, что и в этой сфере все должно постепенно стать более цивилизованным». С технической точки зрения он увидел в коллектинге узкую область с массой повторяющихся действий — нишу, идеальную для автоматизации.

Collectly — это платформа, которая помогает коллекторским фирмам экономить время и искать подход к каждому должнику: чем «моложе» долг, тем больше вероятность, что его вернут. Коллекторские агентства обычно получают задолженность от банков спустя минимум 90 дней после даты просрочки и, по подсчетам Брутяна, обрабатывают ее около шести месяцев. Получается, с момента начала просрочки по кредиту до начала активной работы коллекторского агентства проходит почти четыре месяца, подчеркивает предприниматель. Коллекторы работают с группами должников — отправляют первичные уведомления, звонят, отсылают SMS, затем встречаются с заемщиками, тоже «сортируя» их. Collectly собирает открытые данные о должниках (в том числе из открытых профилей в соцсетях) и предоставляет сервисы, которые позволяют работать с каждым должником отдельно. Через платформу, например, можно отправить персонализированный e-mail и отследить, перейдет ли человек на «вшитую» в письмо страницу оплаты. Если нет, Collectly автоматически отправляет второе письмо. Снова молчание — полетят автоматически третье, четвертое, пятое, причем содержание новых сообщений будет варьироваться в зависимости от реакции должника. Или Collectly помогает общаться коллекторам в мессенджерах — система предлагает работникам агентств типичные ответы и «шаблоны» графиков платежей. Общение идет намного эффективнее, если учесть, что коллекторские агентства в США (а именно на этот рынок нацелились создатели Collectly) до сих пор нередко отсылают письма по обыкновенной почте. Сейчас основатели Collectly работают над диалоговой системой, «ботом», — она позволит еще больше автоматизировать общение.

Брутян и Мизотин понимали: чтобы доказать преимущества системы для коллекторского бизнеса, им нужно получить много данных о должниках. Поэтому они сразу искали в партнеры крупный банк, который сам бы занимался взысканием долгов. Весной 2016 года предприниматели писали из Москвы письма в американские банки — с идеей и минимальным прототипом . «Информационный шум» в прямых продажах в США огромный, — вздыхает Брутян. — Специалисты банков отвечали в среднем только на седьмое письмо — «О, да, звучит интересно», а мы удивлялись: почему нельзя ответить на первое?»

Брутян и Мизотин подавали заявки в финтех-акселераторы, и, хотя Collectly был готов взять известный американский акселератор Plug and Play, предприниматели выбрали финский Nordea Startup Accelerator — важно, чтобы у программы был крупный банк-партнер. От акселератора предприниматели получили около $12 000, еще $400 000 вложили финские и американские бизнес-ангелы. Но главное, Nordea запустила пилотный проект по тестированию Collectly в своем подразделении в Дании. «Мы сказали: дайте нам раскладушку, мы будем здесь ночевать, готовы носить кофе , — только рассказывайте, как все устроено», — смеется Брутян. Пока компания интегрирует платформу с внутренними IT-системами банка, Collectly будет работать с долгами на сумму около €200 млн, говорит он. Тестирования начнутся в апреле, получив первые результаты, стартап сможет начать переговоры с новыми крупными (в первую очередь американскими) банками, надеется предприниматель.

После программы в Nordea Startup Accelerator и переезда в Кремниевую долину (этого требуют правила Y Combinator), создатели Collectly стали работать и с небольшими американскими коллекторскими агентствами. Сегодня их семь, стартап обрабатывает около $2 млн от заемщиков (в основном физических лиц) по кредитам по картам, потребительским займам, сделкам, связанным с недвижимостью и другой собственностью. Collectly удерживает 0,5-1% от каждой сделки, что уже позволяет ему зарабатывать «несколько тысяч долларов» ежемесячно (точные показатели выручки Брутян и Мизотин не раскрывают). Это неплохо подпитывает бизнес, коллектив которого пока насчитывает двух перебравших в Кремниевую долину основателей и трех разработчиков, оставшихся в Москве.

В России пока продаж нет. Возможно, к этому рынку Collectly стоило бы присмотреться. По словам Бориса Воронина, директора Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), в России объемы обработки и хранения информации очень велики: в стране почти 10 млн российских должников, а новый 230-ФЗ требует в течение трех лет хранить все переговоры с заемщиками (телефонные разговоры, SMS-переписку, записи бесед при личных встречах). Коллекторские агентства автоматизируют практически все процессы (часто инвестируя средства в свой софт, в том числе с элементами искусственного интеллекта) — анализ долговых портфелей, переписку и обзвон должников, контроль над соблюдением операторами колл-центров стандартов общения, отмечает Воронин. Ботов в России активно не используют, подчеркивает Максим Богомолов, генеральный директор «Агентства судебного взыскания», но в том, что они дадут большой прорыв в улучшении взыскания, он сомневается. Скорее боты помогут сэкономить на персонале. «Возможно, голосовой искусственный интеллект сейчас действительно на передовом крае досудебного взыскания, — говорит Богомолов. - Все же, самыми прогрессивными технологиями для российского рынка сейчас являются разные методы скоринга, полномасштабный сбор информации о должнике, в том числе в соцсетях, и общение там же».

После выпуска из Y Combinator Collectly рассчитывает привлечь раунд инвестиций около $1 млн - деньги пойдут в основном на разработку, а также на все более активное подключение банков и коллекторских фирм. TrueAccord привлек уже $13 млн — стартап, основанный Охадом Самметом, бывшим главным риск-менеджером крупнейшего в Европе сервиса покупок в рассрочку Klarna, смог получить финансирование в том числе от Макса Левчина, сооснователя PayPal. TrueAccord первым на рынке предложил переводить общение с клиентом в интернет, чтобы сделать его быстрее. Зато Collectly использует алгоритмы на основе машинного обучения, которые помогают системе автоматических ответов подстраиваться под «манеру разговора» должника, обучаясь самостоятельно, говорят создатели сервиса. К тому же можно выходить в новые сегменты. Например, в США около 40% всех долгов связаны с медицинскими услугами — около $280 млрд в год, TrueAccord в этом сегменте пока не работает. «Мы нацелились на сложный рынок: в отличие от массовых приложений, например, нам предстоит переубедить рынок играть по новым правилам, — говорит Брутян. — Но это же интереснее: если ты решаешь крупную проблему и провалился с одним продуктом для ее решения, всегда eсть стимул придумывать что-то новое. А если рынок маленький, мотивации нeт».

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111615


Россия > Финансы, банки. Экология. СМИ, ИТ > banki.ru, 20 марта 2017 > № 2110131

Клуб взаимного страхования котиков

Домашних животных можно застраховать в Интернете

Ну как такого не застраховать?

Дигитализация жизни домашних животных перешла на качественно иной уровень. Теперь в соцсетях и мессенджерах можно не только запостить и расшарить фото любимого питомца, но и застраховать его здоровье.

Идентификация по морде

Около года назад в России стартовал уникальный стартап, использующий самые современные технологии скоринга и андеррайтинга с применением автоматической системы распознавания «лиц». Правда, распознает он не лица, а… морды. В буквальном смысле.

ReGa Risk Sharing создал сервис, не имеющий аналогов в мире, — клуб взаимопомощи Lexi Club, в котором с помощью Интернета можно застраховать домашнее животное: без предварительного чипирования, предъявления паспорта животного и встречи со страховым агентом. Агентов в этой системе вообще нет: регистрацию, прием взносов, выплаты — все осуществляет робот, который визуализирован в виде милой собачки Lexi Bot.

Оформление происходит за полторы минуты, деньги перечисляются через «Яндекс»-кошелек. На выплату уходит чуть больше — полтора часа. Деньги также уходят на «Яндекс»-кошелек клиента. Все общение с ботом происходит через мессенджеры Telegram и Facebook.

Lexi Club обращается к исходному принципу страхования, используя систему «кассы взаимопомощи», когда участники клуба вносят определенные суммы в общий «котел», а при наступлении страхового случая для кого-либо из членов клуба ему выплачивается необходимая сумма.

При этом сервис действительно инновационный, причем не только для России. Он находится на пике современных банковских, страховых и маркетинговых технологий. Для анализа и идентификации животных используются нейронные сети, которые обычно применяют в банках для оценки кредитоспособности, рассказал Банки.ру один из основателей бизнеса Сергей Севрюгин, CEO компании Bellwood Systems, придумавшей Lexi Club и разработавшей платформу для него. Сам Севрюгин в начале 2000-х возглавлял банк, так что банковские технологии, в том числе IT-решения, знает изнутри.

«Мы использовали наши банковские наработки. Уже 15 лет мы предоставляем платежные платформы для банков, розничных сетей, страховых брокеров. Через наши платформы в год проходит около 2 миллиардов рублей, все крупнейшие розничные сети работают на них», — рассказывает Севрюгин.

Система скоринга, используемая в Lexi, отработана на кредитовании: оценка потенциального заемщика производится просто по фотографии. Предварительно машину обучают — прогоняют через нее более 10 тыс. лиц заемщиков (анонимно) из базы. Машина сопоставляет лицо и кредитную историю человека и постепенно обучается выявлять черты неблагонадежных клиентов. Проанализировав базу и обучившись, машина по фотографии уже реального человека, обратившегося за кредитом, принимает решение, выдать или не выдать деньги. Попадание не стопроцентное, но в целом неплохое — 70%.

«Заемщикам сейчас не хочется заполнять многостраничные анкеты, скоринг по фотографии очень удобен. В перспективе для розничного кредитования в магазинах будет применяться эта методика: в банк будет отсылаться фото клиента и фото товара, который он хочет приобрести в кредит. Решение будет принимать машина, буквально за минуты», — уверен Севрюгин.

В Lexi Club все происходит по аналогии: желающий вступить в клуб присылает боту в мессенджере фото своего животного (пока Lexi распознает только кошек и собак), чтобы зарегистрировать его. Впоследствии, при наступлении страхового случая, нужно прислать еще одно фото — уже из клиники, обязательно включив геолокацию, чтобы бот видел, где находится ваш питомец. Программа узнает животное в другом положении, в другой обстановке. Также член клуба присылает фото чека и полного счета с указанием проведенных процедур. Программа все проверяет и переводит деньги. Если клиент обращается в одну из авторизованных клиник, Lexi сразу оплачивает ваш чек напрямую клинике — на 80%. Оставшиеся 20% должен доплатить сам страхователь.

Данные о взносах и тратах хранятся самым безопасным сегодня способом — на блокчейне. То есть информация находится не в одном месте, а на многих компьютерах в сети, уничтожить или подменить сведения практически невозможно. «Блокчейн пока находится в «серой зоне», но уже в ближайшее время ЦБ РФ и американские власти выведут его в легальную зону, и тогда этим будут пользоваться все, появятся обменники биткоинов и прочего, — полагает Севрюгин. — Но и сейчас мы действуем абсолютно законно, нам это подтвердили наши консультанты из «Делойт».

Платформа создавалась с использованием «кусочков» Microsoft, они всячески поддерживают стартап, даже дали грант на 120 тыс. долларов. Примерно столько же вложили в проект основатели — владельцы и топ-менеджеры Bellwood Systems. В перспективе владельцы намерены получать 20% комиссии от взносов, пока об этом речь не идет.

«Мы не хотим участвовать в «убийстве» клиентов»

C точки зрения маркетинга ReGa Risk Sharing также на переднем крае: продвижение и каналы продажи — самые современные, характерные для эпохи доверительного маркетинга, в которую мы только вступаем. «Умный» контракт (smart contract), управление ботом, общение через мессенджеры, обращение к тематическим сообществам любителям животных — все это повышает прозрачность и, соответственно, степень доверия. Вся статистика Lexi по страховым случаям открыта — любой, даже не член клуба, может посмотреть ее на сайте.

Идея родилась из наблюдений за тем, как умирают традиционные банковские и страховые продукты, признается основатель Lexi Club. «Мы хотели дать людям возможность создать финансовую структуру своими руками, без посредников. Плюс это fun, удовольствие — продажи через Интернет», — говорит Севрюгин.

Он также признается, что авторы идеи хотели создать страховой продукт, который стал бы альтернативой нынешнему страхованию покупок через розничные сети, в котором сети забирают себе 80% комиссии. «Если вы платите 4—5 тысяч за дополнительную гарантию на iPhone, то львиную долю забирают сети, на страховое возмещение почти ничего не остается. Клиент попадается на эту удочку один раз и больше никогда не приходит. Мы не хотим участвовать в «убийстве» этих клиентов», — рассказывает бизнесмен.

«Участие человека в этом сервисе сведено к минимуму, — комментирует Сергей Севрюгин. — Мы не платим сотрудникам и посредникам, поэтому стоимость страхования животного в клубе почти в два раза меньше, чем в специализированных компаниях. Робот трудится круглосуточно и стопроцентно выполняет все инструкции. Но главное, что мы хотим показать через сервис, — с помощью «умного» контракта люди сами могут выпускать финансовый продукт, без участия банков и страховых компаний».

Многие эксперты финансового рынка признаются, что за форматом децентрализованного страхования или p2p-страхования (peer-to-peer — по сути общества взаимного страхования или кассы взаимопомощи) будущее. Продукты в этом формате начали разрабатывать и очень крупные игроки на рынке страхования. Так, «Сбербанк Страхование» в начале марта представило свой пилотный проект по взаимному страхованию от онкозаболеваний, построенный на блокчейне с использованием смарт-контрактов, как и ReGa Risk Sharing.

Микрострахование для братьев меньших

В перспективе создатели сервиса взаимного страхования животных хотят пойти дальше и возвращать страхователю от 30% до 50% взносов. Либо на эту сумму можно будет продлить действие смарт-контракта («умного» договора) с клубом. «Все держатели карт являются акционерами и совместно владеют оставшимся капиталом», — рассказывает Сергей Севрюгин.

Услуги Lexi Club можно отнести к микрострахованию: здесь невелики и взносы, и выплаты. Чтобы вступить в клуб, нужно сделать взнос — 999 рублей в квартал для собак (это 333 рубля в месяц) или 289 рублей в месяц для кошек. В ближайшее время «полис» немного подорожает, но зато в него будут бесплатно включены услуги по уходу за животными (стрижка когтей, чистка ушей и пр.), на которые не все хозяева готовы тратиться, говорит Севрюгин. «У нас вообще люди часто не лечат животных, потому что у них нет денег. Мы хотим помочь исправить эту ситуацию. Потенциально у нас в России второй в мире по объему рынок ветуслуг, он и сейчас уже оценивается в один миллиард рублей», — отмечает Севрюгин.

Средняя стоимость посещения клиники составляет около 1,5 тыс. рублей, а не очень сложная операция для животного обойдется владельцу в 15—20 тыс. рублей. Максимальная выплата в Lexi Club — 30 тыс. рублей за три месяца и 10 тыс. рублей единоразово. Стоматология, онкология, вакцинация, косметические услуги, а также травмы, полученные до начала действия страховки, являются исключениями из страховых случаев, как и в классическом страховании. Не принимают на страхование щенков и котят возрастом до четырех месяцев, пожилых (старше восьми лет) собак и кошек, а также собак бойцовых пород, собак, используемых для бизнеса, а также служебных собак. Выплата производится на основе таблицы базовых цен.

Кроме страховых услуг — компенсации затрат на лечение, Lexi предоставляет и сопутствующие: помогает выбрать клинику, отыскать домашнее животное, если оно потерялось, используя нейросетевой анализ фотографий в соцсетях. Lexi при этом еще и обеспечивает выплату вознаграждения за возврат в размере 6 тыс. рублей.

Выплаты на случай смерти животного, в частности из-за врачебных ошибок, пока в клубе не предусмотрены. Но, по словам Сергея Севрюгина, этот вариант будет рассматриваться, когда появится достаточный объем статистических данных.

Как и в любом страховании здоровья, здесь действует период охлаждения — пять дней, этот пункт введен как препятствие для мошенничества. Получить выплату за уже заболевшее животное не получится.

Классические страховщики, кстати, не жалуют этот вид микрострахования — очевидно, из-за слишком маленьких сумм и не отлаженной системы скоринга и андеррайтинга. Лет 10—12 лет назад в него пробовали входить некоторые компании, еще пару лет назад этим видом страхования занимались «Росгосстрах» и «АльфаСтрахование». Однако теперь «Альфа» не занимается им вовсе, а РГС называет «непрофильным видом», как пояснили нам в пресс-службе. Между тем, как стало известно Банки.ру, тему входа на рынок страхования домашних животных прорабатывает еще одна крупная страховая компания.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Экология. СМИ, ИТ > banki.ru, 20 марта 2017 > № 2110131


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 18 марта 2017 > № 2110251 Дмитрий Нагиев

Дмитрий Нагиев: «Если начнут расти гонорары артистов, значит начался подъем в российской экономике»

Людмила Егоршина

Журналист

Самый высокооплачиваемый российский актер по версии Forbes — о своих рекламных контрактах, сравнительной доходности кино и ТВ, правилах ведения корпоративов и актерском тщеславии

В 2016 году Дмитрий Нагиев возглавил список самых обеспеченных актеров в рейтинге российских знаменитостей Forbes. В общем списке он занял 19-е место с доходом $3,2 млн, удвоив свой доход по сравнению с 2015 годом (в 2015 году актер занимал 29 место с доходом в $1,7 млн.). Нагиев сыграл в сериале ТНТ «Физрук» (по данным TNS Россия первый сезон показал по аудитории 14–44 долю 25,7%) и в самой кассовой русской комедии 2015 года «Самый лучший день» (сборы 725 988 064 рублей, фильм посмотрели 2 815 760 зрителей). Он лицо рекламной кампании МТС, ведущий программ «Голос» и «Детский голос» на Первом канале (по данным TNS Россия, на 30.12.2016 шоу «Голос» имело рейтинг 6,3% и долю 18,8%), а также лицо рекламной кампании МТС. В 2017 году с участием актера выйдут четвертый сезон сериала «Физрук» и полнометражный фильм «Кухня: Последняя битва».

— Считаете «Физрука» главной ролью в своей жизни?

— «Физрук», безусловно, знаковая роль. Но в один момент для меня сложилось несколько знаковых историй – «Голос», «Кухня», «Физрук» – они вдруг стали очень популярны. Не склонен считать, что это моя заслуга целиком. Могу сказать, что «Физрука» мы снимаем как полнометражный фильм. Этот сериал – очень скрупулезная работа, тяжелая морально и физически. И, может, уже не нужно копание в глубины героя, а мы все копаем. Вы сами видите, сколько делается дублей, сейчас вечерняя смена (интервью проходит на съемках «Физрука»), и даже поздней ночью в пыли и грязи я буду продолжать ковать славу сериалу.

— Николай Фоменко был первым кандидатом на главную роль в «Физруке». Виделись с ним после выхода сериала? Он жалеет, что отказался от этой роли?

— Неоднократно виделись. Но, думаю, это миф, что сериал писался под него.

— Чистая правда, создатель «Физрука» Антон Щукин писал под него персонажа. Фома – потому что Фоменко. И, наверное, Фоменко жалеет.

— Что поделаешь, у меня тоже были проекты, от которых я отказался в силу недальновидности.

— Что по поводу съемок полнометражного «Физрука»?

— Контракт подписан, летом начинаются съемки. Про сюжет ничего сказать не могу.

— В «Самом лучшем дне» Жоры Крыжовникова (самый кассовый русский фильм 2015 года, собрал в прокате 726 млн рублей) у вас как раз нетипичная роль, отличная от привычного образа: персонаж, как характеризует его одна героиня фильма, «страшный, немолодой, пьющий».

— Кино — это режиссура, поэтому все лавры за фильм я бы отдал Крыжовникову. Не думаю, что кассовый успех картины – только моя заслуга.

— Я тоже так не думаю. Вопрос в том, насколько фильм для вас важен?

— Для меня «Самый лучший день» – огромный опыт и большое удовольствие работать с Жорой Крыжовниковым. Не знаю, насколько фильм войдет в историю, как «Ирония судьбы» или «Служебный роман». Но увидеть его в предновогодней телепрограмме одного из центральных каналов мне было очень приятно.

— Cложно было сниматься в этой роли?

— Трудно, но интересно. Я был уверен, что пришел на площадку со своим недюжинным талантом и точно знаю, как играть. Но режиссер снял с меня всю «шелуху».

— Как снималась «шелуха» и всем ли режиссерам позволяется это делать?

— Если соглашаюсь работать с режиссером, значит я ему доверяю. Но когда я в кадре, мне же кажется, что знаю все про юмор и комедию. И вот я играю, Крыжовников хохочет перед монитором, потом говорит: «Дмитрий, было очень смешно. Нам так не надо. Теперь попробуйте сыграть просто». Я играю просто. Но режиссер говорит: «А теперь нужно что-то между этим». Так что методом проб и ошибок, совместными усилиями получилось то, что увидел зритель.

— Вы снимаетесь в фильме «Непрощенный» про Виталия Калоева (история, основанная на реальных событиях, про архитектора, убившего авиадиспетчера, из-за ошибки которого в авиакатастрофе погибла его семья). Знаете, что этого персонажа сыграл Арнольд Шварценеггер в фильме 2017 года «Последствия»?

— Конечно. И я ему крайне признателен. Это подстегнет интерес к нашему фильму, и мне будет с кем состязаться. И еще более признателен за то, что у Голливуда работа не совсем удалась.

— По трейлеру судите?

— По трейлеру и отзывам тех людей, которые посмотрели картину. Наш фильм совсем про другое, снят другими приемами.

— Интересно про ваши актерские принципы. Вы отказались от нецензурных выражений и слова «мужик» в «Физруке». На что вы еще не готовы пойти на экране?

— Всегда пытаюсь оправдать своего персонажа. Но, например, мне тяжело играть физиологически неприятного человека, поэтому стараюсь убирать такие моменты из сценария. Также мне хочется, чтобы мои герои говорили смешным правильным языком.

— Если вам категорически не нравится роль, но гонорар предлагают внушительный, согласитесь?

— Не бывает такого. Как правило, солидные кинокомпании предлагают неплохие роли за неплохие гонорары. Те, кому посчастливилось раздобыть хороший сценарий, – это думающие люди при деньгах.

— Мэтью Макконахи до недавнего времени предлагали однотипные роли в романтических комедиях. Он 15 лет соглашался, но потом стал отказываться от всех подобных предложений. В итоге актер сыграл в драме «Далласский клуб покупателей», за которую получил «Золотой глобус» и «Оскар», и в хитовом сериале HBO «Настоящий детектив». Вы могли бы отказываться от ролей в ожидании лучшей?

— Мы с Мэтью Макконахи находимся в разных весовых категориях, он все же в Голливуде снимается. То, что вы сказали, лишь доказывает, как важен шанс. Так для актера сошлись звезды. Не думаю, что он отказывался от чего-то хорошего ради «Далласского клуба покупателей». Кроме того, его нынешний успех доказывает, что люди живут в мире своих представлений друг о друге. Мы все думали, что Макконахи такой, а он совсем другой. Это я говорю в первую очередь и себе.

— Вы видели, как менялись гонорары в русском кино, в том числе ваши собственные. Возможна ли ситуация для России, что гонорары актеров ощутимо вырастут?

— В ближайшее время нет. Если начнут расти гонорары артистов, значит начался подъем в российской экономике. Тот же «Физрук» – первая строчка в рейтингах. Для Америки подобная роль – совсем другие деньги, прибавляются нули. У нас вроде и грех жаловаться, смотря с чем сравнивать. Мои гонорары приличны в России, но по западным меркам очень скромные. Один состоятельный человек спросил меня, сколько я получаю за съемочный день, и был крайне удивлен, услышав ответ. Он думал, что мы на равных, а оказалось, что я нахожусь внизу пищевой цепи.

Приписанные мне миллионы доводят меня до девичьих слез, я их не ощущаю. Это деньги на достойное существование, не на покупку домов и яхт. Есть вещи, о которых стыдно задумываться, – где жить, на чем ездить, они просто должны быть. А мечтать надо о чем-то более серьезном. Как в «Курьере», помните? «Возьми мое пальто и мечтай о чем-то другом».

— Считается, что в русском кино съемочный день самых высокооплачиваемых актеров стоит около €10 000. Это правда?

— Вранье. Есть маститые актеры, которые могут согласиться на 1-2 съемочных дня в роли посаженных генералов, тогда сумма действительно будет похожая. Но если мы говорим про длительный съемочный процесс, то гонорар, конечно, меньше. Сейчас много больших актеров, у которых гонорары упали до 60 000 рублей в день. Идет тенденция к снижению оплаты труда.

- Получают ли актеры в России проценты от кассовых сборов?

— К сожалению, нет.

— Вы занимались озвучиванием мультфильма «Головоломка» студии Pixar. Озвучивание равносильно гонорару за съемки в полнометражном фильме?

— Нет, мультфильмы обычно работа за интерес.

— Что выгоднее, кино или телевидение?

— Кино. Телевидение не является для меня большим куском заработка. У меня контракт с «Первым каналом», я получаю зарплату, она не зависит от количества проектов. И это весьма скромные деньги. Контракт подразумевает, что я не могу вести программы на других каналах, только появляться в качестве гостя. Но сниматься в сериалах для любых каналов я могу.

— Для «Первого канала», где все ведущие в костюмах, а кто-то даже с бабочками, вы со своими татуировками и рваными джинсами явно неформат. Почему вам такое позволяется?

— Когда я вышел на свою первую программу примерно в таком виде, вызвали Константина Львовича Эрнста. Он посмотрел на темные очки и все остальное, секунд 40 подумал и сказал: «Ему можно». То, что Эрнст столько лет руководит каналом, доказывает, что он имеет право на неординарные и смелые ходы.

— Если представить, что ваш общий доход – это пирог, то какую часть в нем составляют кино, телевидение, съемки в рекламе, корпоративы?

— Возможно, что 40% – кино, 20% – реклама, остальные 40% – телевидение, спектакли, корпоративы.

— Какой из ваших рекламных контрактов самый крупный? МТС?

— МТС – самый уважаемый. Мы подписываем контракт на год с гарантированным количеством роликов. Я сотрудничаю с МТС несколько лет и меня попросили отказаться от нескольких сытных рекламных контрактов, чтобы не «замыливался» образ. Что я и сделал.

— Сумму контракта при этом увеличили?

— Увы, нет.

— Какие еще ваши рекламные контракты можно назвать крупными?

— Есть некая ценовая планка, которую озвучиваю всем компаниям, я не на рынке и торговлю не веду. Если цена подходит заказчикам, они соглашаются. И мне не стыдно за работу ни в одной рекламной кампании. Скажем, рекламу «Мирамистина» снимали американские режиссеры.

— Кто выбирает рекламные контракты, вы или ваш агент?

— У меня нет агента, есть директор и соратник — Елена Сергеевна Шайкина. Вместе с ней мы обсуждаем любые коммерческие проекты. Во многом решения принимаю я сам.

— Кроме МТС, ресторанов «Евразия» и «Мирамистина» вы рекламировали препарат «Ловелас Форте». Последний мешает или наоборот, работает на вашу репутацию?

— Для меня это спорный и до сих пор непонятный момент. Я запросил по данному продукту всю документацию и убедился, что это важная история. Другой вопрос — ханжество, как относится к этому зритель.

— У вас есть Instagram с 4 млн. подписчиков, и вы там тоже что-то рекламируете – тостовый хлеб Harry's , планшет Asus, телевизор LG, розыгрыш iPhone 7, огурцы «6 соток».

— Мой Instagram — самый быстрорастущий в стране. И не понимаю артистов, которым Instagram нужен не для рекламы, а для чего-то другого. Я закрытый человек и далек от того, чтобы показывать что-то, связанное с частной жизнью.

— С чем можно сравнить доход от рекламного поста - с одним съемочным днем?

— Близко, да. Но это все разовые проекты, не рекламные контракты. Я не хочу рекламировать дешево и много, поэтому существует некий ценовой рубеж, который не всех устраивает. Но даже для Instagram рекламу мы стараемся делать забавную, на ходу придумываем сценарий и снимаем на айфон.

— Идея завести Instagram — ваша или директора?

— Директора. Instagram еще и способ выбить почву у фейковых аккаунтов под моим именем, которых развелось немало.

— Как вы, кстати, нашли своего директора?

— Когда-то Елена была администратором программы «Окна». Спустя 10 лет, когда мы встретились, оказалось, что она занимает руководящий пост в «Доме-2». Теперь она полностью отвечает за мои контракты и график. Вместе работаем уже 6 лет.

— Насколько ваши отношения стандартизированы, у вас контракт или все на доверии? Как вы делите доходы?

— Абсолютно на доверии. Директор получает процент от всего, что я делаю.

— Ваш случай — исключение? Как у актеров в России строятся отношения с агентами?

— Как правило, актеры принадлежат агенту, у которого их несколько, скорее всего, даже несколько десятков. У меня никогда не было агента, а сейчас уже поздно заводить. Нет необходимости подкладывать мою фотографию режиссерам.

— Если бы актерские гонорары выросли, вы бы перестали вести корпоративы?

— Думаю, да. Но как показывает мировая практика, $200 000 – они для всех $200 000. Западные звезды охотно приезжают в Россию на мероприятия. И я далек от того, чтобы осуждать кого-то.

— На корпоративах, которые вы ведете, кого хотят видеть — человека с билборда?

— Да, но это первые 5 минут. Потом надо что-то сделать, чтобы удержать внимание несколько часов кряду, ведь я взял деньги, и немаленькие. Не боюсь выглядеть хвастуном, но для полного зала на спектакле и для корпоратива я работаю одинаково.

— Какая тематика мероприятий?

— Совершенно разная, годовщины свадеб, дни рождения. Бывают вещи на корпоративах, которые я принципиально не делаю, как дешевые конкурсы, бег вокруг стульев. Если при обсуждении это не устраивает заказчика, мы расходимся.

— Сами программу придумываете?

— Никогда. Всегда существует готовый сценарий. На серьезных мероприятиях, где участвуют несколько крупных медийных артистов, организаторы нанимают режиссера, чтобы праздник задался.

— Как себя публика ведет?

— Расту я, и хочется думать, что растет публика. Сейчас попадаю, в основном, на интеллигентные мероприятия.

— Часто проводите мероприятия?

— Редко именно в силу своей занятости. Поэтому называю такую цену, которую не все могут потянуть.

— А кто устанавливает гонорары за корпоративы? Какой порядок цен для топовых телеведущих?

— Каждый ведущий устанавливает свою цену, опираясь на спрос или на свою занятость. Есть расценки и $10 000, и $50 000-60 000 за мероприятие. И все равно гонорары ведущих никогда не сравнятся с гонорарами певцов, которые исполняют получасовую программу и уезжают. Ведущий же находится на площадке от начала и до конца, очень тяжелая работа.

— Проведение «Золотого граммофона» – это престижно или тоже приравнивается к корпоративу?

— В первую очередь престижно, но когда оказывается, что за мероприятие полагается гонорар, это вдохновляет.

— Вы участвовали в открытии китайского ресторана «Хуанхэ». Что там от вас, только «лицо» или деньги?

— Для меня «Хуанхэ» — долевая история, частично это и мой ресторан тоже. Мой партнер по «Хуанхэ» Александр Орлов, наверное, является лучшим ресторатором страны, владеет наибольшим их количеством, и при этом он совсем не публичный человек. А у меня давно была мечта иметь свой «свечной заводик».

— Какая у вас доля?

— Небольшая, я не основной акционер.

— И как там идут дела?

— Вышли в ноль в первый же месяц. И дело не только во мне. Это большие вложения, высокого качества продукт, китайский шеф-повар.

— Верна ли оценка вашего дохода Forbes в 2016 году в $3,2 млн.?

— Сложно сказать, я не подсчитывал. Но дыма без огня не бывает. Возможно, оценка Forbes похожа на правду. Отчего-то у нас в стране стыдно говорить о деньгах, хотя мне стыдиться нечего. Все, что я имею, я добился своим трудом Я не американская мечта, я стал звездой не в 20 лет, и не в 30 лет. И только последние 5 лет начал получать крупные гонорары.

— Вкладываете куда-то деньги? Есть ли у вас другие коммерческие проекты вне кино помимо ресторана?

— Во-первых, у меня нет таких денег, которые можно куда-то вкладывать. Во-вторых, не умею этого делать.

— Что для вас важнее: деньги или востребованность?

— Востребованность на первом месте. У актеров же психика искалечена. Приведу цитату – «Можно жить без женщин, без денег, но если есть хоть капля тщеславия, она тебя разорвет». И, к сожалению, это так.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 18 марта 2017 > № 2110251 Дмитрий Нагиев


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110307

Дальше — больше: МОК и ВАДА потратили $6,5 млн на расследование допинг-махинаций в российском спорте

Марина Крылова

Спортивный юрист объясняет Forbes, почему преследование России за допинг продолжается и к чему оно может привести

В начале марта Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) публично отчиталось о том, что на продолжающееся с 2015 года расследование допинг-нарушений в российском спорте потратило $3,7 млн. 16 марта директор по коммуникациям Международного олимпийского комитета (МОК) Марк Адамс сообщил журналистам, что на перепроверку сочинских допинг-проб российских спортсменов (в связи с данными, представленными в докладе независимой комиссии ВАДА под руководством Ричарда Макларена) уже истрачено $2,8 млн. Кроме того, исполком организации согласился выделить на эти цели дополнительно $1 млн. Допинг-преследование России активно продолжается. Forbes вспомнил все недавние заявления и решения борцов за чистоту спорта и попросил партнера юридической фирмы SILA International lawyers Михаила Прокопца, который неоднократно представлял интересы российских спортсменов в судах и в июле 2016-го через спортивный арбитраж (CAS) добился отмены запрета на участие в Олимпиаде спортсменов из России, отбывших допинговую дисквалификацию, дать им правовую оценку.

Нехватка доказательств

В конце февраля на официальном сайте МОК было опубликовано информационное письмо генерального директора организации Кристофа де Кеппера, посвященное первым итогам деятельности независимой комиссии Ричарда Макларена. В письме сообщается, что в некоторых случаях федерациям не хватает доказательств, чтобы применить санкции к спортсменам, и содержится рекомендация – обратиться за более детальными расшифровками к Макларену. Прекращать расследование при этом никто не планирует и от обвинений в адрес российского спорта не отказывается.

Что не так. Большинство российских СМИ интерпретировали послание Кристофа де Кеппера по-своему и радостно сообщили, что ВАДА признало недостаточными доказательства в докладе Макларена, опуская при этом важные замечания об отказе российской стороны предоставить независимой комиссии сведения на этапе сбора информации.

Правда, ошибки в докладе действительно находили. Так, например, адвокат отстраненных лыжников Александра Легкова и Евгения Белова обнаружил несоответствия между именами спортсменов и идентифицирующими их кодами.

Оценка эксперта. «Доклад независимой комиссии ВАДА сам по себе не может быть основанием для отстранения, дисквалификации или их отмены. И это не раз подчеркивал сам Макларен. Его задача – собрать информацию. Все решения принимаются только на уровне федераций. И единственное, что остается спортсменам сейчас, – ждать и общаться со своей федерацией. Именно ее нужно убеждать, что оснований для обвинительного приговора недостаточно, а не тратить силы на выпады в адрес Макларена».

Перепроверка сочинских проб

Сразу после публикации второй части доклада Ричарда Макларена МОК заявил о том, что планирует перепроверить допинг-пробы всех российских спортсменов, взятые во время Олимпийских игр в Сочи, — всего 254 пробы мочи. Проверкой занялась дисциплинарная комиссия во главе с Денисом Освальдом (отдельная комиссия МОК под руководством Самуэля Шмида проверяет факты вмешательства государства в российскую антидопинговую систему). Результаты работы должны быть опубликованы не позднее декабря 2017 года.

Что не так. Главный свидетель и информатор ВАДА Григорий Родченков уже не раз поведал публике историю о том, как в Сочи российские спортсмены употребляли разработанный им коктейль из стероидов. А чтобы его следы не обнаружились в анализах, грязные пробы подменяли чистыми. Зачем перепроверять то, в чем запрещенных веществ не может быть по определению?

Оценка эксперта. «Перепроверка проб – один из элементов расследования. Если какой-то процент окажется грязным или на контейнерах обнаружат следы вскрытия, это может стать косвенным доказательством вины. Отдельного внимания заслуживают пробы Б. В ситуации, когда спортсмену предъявляют конкретное обвинение в употреблении допинга, я советую о них забыть. Спортсмены ошибочно воспринимают их как второй шанс. Но это не так. В 99 % случаев проба Б оказывается положительной и серьезно усугубляет положение.

Если оригинальные пробы А уничтожены, как утверждает Родченков, забывать о пробах Б неправильно. И надо четко понимать: вскрывать пробу Б без ведома спортсмена нельзя. Это серьезное нарушение кодекса ВАДА. И если, например, Макларен или комиссия МОК пошли на это, их расследование автоматически выходит за пределы правового поля.

Но вообще говорить о каких-то последствиях таких проверок сложно. Мы не знаем всех подробностей дела. И это логично – в интересах следствия информация, которая попадает в открытый доступ, жестко дозирована».

Лишение Тюмени чемпионата мира по биатлону

Право на проведение чемпионата мира-2021 Тюмень получила 4 сентября 2016 года на очередном конгрессе IBU, когда спортивная общественность вовсю обсуждала доклад Ричарда Макларена, посвященный проблеме допинга в российском спорте. К тому моменту ВАДА и МОК уже выпустили свои рекомендации об отмене крупных соревнований на территории России. В IBU их проигнорировали.

Что не так. После публикации второй, более подробной части доклада в биатлоне появился «список 31» (упомянутых в отчете Макларена) и настойчивое желание отказаться от поездок в Россию. Сначала на этап Кубка мира в этом году – его перенесли в финский Контиолахти, а потом и на чемпионат мира. Соревнования в Тюмени вдруг стали противоречить кодексу ВАДА, и Международный союз биатлонистов предложил российскому (СБР) добровольно отказаться от чемпионата мира. В СБР эту идею не поддержали. В итоге чемпионат все же отобрали, а в Тюмени решили подготовить новую заявку для внеочередных выборов столицы чемпионата мира — 2021.

Оценка эксперта. «Ситуация с Тюменью очень странная. Это решение IBU, а не решение ВАДА – и апеллировать к кодексу антидопингового агентства в данном случае как минимум непрофессионально. Понятно, что нужно было как-то объяснить свои действия. Было оказано политическое давление, и тут попалось формальное обоснование.

Организаторам чемпионата мира в Тюмени надо идти до конца и судиться. У них неплохие перспективы если не вернуть чемпионат в Тюмень, то добиться финансовой компенсации. Достаточно предъявить документальное подтверждение произведенных затрат».

Отстранение лыжников и разрешение на выступления для скелетонистов

Быстрее всех на доклад Макларена отреагировали в Международной федерации бобслея и скелетона. Сочи остался без чемпионата мира, а олимпийский чемпион 2014 года Третьяков, бронзовая медалистка тех Игр Никитина и призер чемпионатов мира Орлова – без права выступать. Чуть позже свои претензии к российским спортсменам предъявила лыжная федерация и отстранила олимпийского чемпиона Легкова, трехкратного вице-чемпиона Вылегжанина и бронзового призера чемпионата мира Белова (а затем еще троих).

Что не так. Временное отстранение скелетонистов продлилось чуть больше двух недель. К соревнованиям их допустили с формулировкой «недостаточно доказательств». Лыжникам примерно в это же время разрешили тренироваться с командой, но на соревнования не допускают до сих пор.

Оценка эксперта. «Это иллюстрация того, как федерации могут отреагировать на данные, предоставленные Маклареном. Если федерация считает, что может принять на себя риски от обжалования в CAS (а в данном случае они неизбежны), она занимает жесткую позицию и настаивает на отстранении с последующей дисквалификацией. Если возникают сомнения в объективности данных или информации недостаточно, федерация, как в случае со скелетоном, может закончить расследование и разрешить спортсменам выступать. Для них история, в принципе, закончена. Можно, конечно, отправиться в суд с требованием возместить убытки, но расходы на разбирательства могут превысить компенсацию.

Во временном отстранении лыжников нет ничего удивительного. Как только возникает подозрение в употреблении допинга или нарушении антидопинговых правил, спортсмена отстраняют до окончания расследования. И, конечно, важно понимать, что у каждого спортсмена, который оказался в докладе Макларена, своя история. Есть какие-то общие черты, но нюансов много, а потому не может быть универсальных решений».

Исключение Олимпийского комитета России из международного олимпийского движения

Сообщения о том, что российских спортсменов нужно оставить без олимпийских Игр в Пхёнчхане, регулярно появляются в медиапространстве. Из последних – резкое заявление главы Британского антидопингового агентства Дэвида Кенворти (именно UKAD обрабатывает часть российских проб, пока РУСАДА пытается восстановить свой статус, ищет генерального директора на зарплату 140 000 рублей и ждет обещанного госбюджетом финансирования в 1,67 млрд рублей на три года. — Forbes).

Что не так. Вопрос о дисквалификации всей российской сборной поднимался еще перед Играми в Рио. Но тогда президент МОК Томас Бах отказался брать на себя такую ответственность и объяснил: столь серьезное решение можно принимать только при наличии неопровержимых доказательств вины. С тех пор в доказательной базе ВАДА мало что изменилось, но разговоры о коллективной дисквалификации не утихают.

Оценка эксперта. «Еще раз повторю: ни Макларен, ни Родченков никаких решений не принимают и не могут принимать. А вот Международный олимпийский комитет может. Чтобы оставить Россию без Игр в Пхёнчхане, например, не нужно придумывать никаких специальных процедур – достаточно приостановить или отменить членство Олимпийского комитета России в МОК. Механизм такой же, как и в ситуации с ИААФ и российской федерацией легкой атлетики. МОК выступит с заявлением: «Мы считаем, что вы нарушили основные принципы олимпийского движения» – и все. Но есть одна очень важная деталь: решение о дисквалификации должно быть мотивированным. Представители МОК обязаны объяснить, за что исключают национальный комитет и, самое главное, дать возможность представить свои аргументы и оправдания. Только так может быть соблюдено право на честное судопроизводство. Но хочется верить, что до этого не дойдет».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110307


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446

17 марта Beeline Казахстан объявлил о возможности снятия наличных денежных средств с баланса мобильного телефона через отделения АО «Казпочта» и банкоматы Qazkom по всему Казахстану.

«Сотрудничество с «Beeline Казахстан» в рамках реализации данного проекта позволит отправлять и получать денежные переводы еще быстрее. Если ранее переводы можно было осуществить только с платежной карты или с помощью систем денежных переводов, то теперь можно просто пополнить баланс на вашем телефоне и обратиться в любое наше отделение для снятия и получения наличных денег. Кроме того, являясь социально-ответственной компанией, мы решили не взимать комиссию с клиентов по данной услуге», – комментирует Нариман Мукушев, управляющий директор по инновациям и информационным технологиям АО «Казпочта».

Минимальная сумма снятия наличных составляет 1000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Мы рады, что у абонентов Beeline Казахстан теперь есть возможность использовать свой мобильный телефон не только как средство связи, но и фактически как мини-банк. Для того чтобы перевести деньги со своего баланса, абоненту Beeline, равно как и получателю денег, вовсе не обязательно быть клиентом какого-либо банка, – сказал управляющий директор Qazkom Нурлан Жагипаров. – Сотрудничество с ведущим сотовым оператором Казахстана подтверждает наши стратегические планы изменить парадигму финансового рынка страны на основе концепции «банк для небанков». Мы планируем и дальше развивать сотрудничество с технологическими компаниями, предлагая им широкие возможности платежной и эквайринговой инфраструктуры Qazkom для удобства и пользы клиентов».

Минимальная сумма снятия наличных в банкоматах Qazkom составляет 2000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Развитие мобильных финансовых систем выходит на новый уровень. Клиентам Beeline стали доступны уникальные услуги, ранее не представленные в Казахстане. Теперь, чтобы сделать денежный перевод, достаточно иметь смартфон с SIM-картой Beeline, а получателю – найти ближайшее почтовое отделение или банкомат наших партнеров. Выражаю благодарность АО «Казпочта» и Qazkom за доверие и оперативную реализацию совместной инициативы», – прокомментировал Александр Комаров, главный исполнительный директор Beeline Казахстан.

«Компетенция в финансовых решениях и технологические ресурсы Wooppay в сотрудничестве с мобильными операторами и банками открывают перед абонентами Beeline возможности новых финансовых сервисов, – говорит Александр Бондаренко, директор системы электронных денег Wooppay. – В совместном сервисе с Qazkom все настолько просто, что клиенту даже не нужно иметь пластиковую карту или идти в отделение банка, чтобы получить деньги. Проект с АО «Казпочта» позволяет самым удобным способом получать средства в любой точке страны: у почтового оператора есть отделения даже в небольших и отдаленных от городов населенных пунктах. То есть операции, которые раньше могли отнять у вас часы, сейчас занимают пять минут. Мобильный телефон – больше, чем средство связи, это – полноценный инструмент платежа».

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 марта 2017 > № 2110276 Евгений Курт

Евгений Курт (uCoz): «Пользователь рублем доказал, что ему больше нравится freemium»

Максим Спиридонов

сооснователь "Нетология-групп"

Руководитель сервиса uCoz, одного из старейших конструкторов сайтов в российском интернете, — о конкуренции с гигантом Wix, о том, что нужно бизнесу от посадочных страници о пределах применения модели freemium в современных digital-продуктах.

В новой постоянной рубрике Forbes — интервью с интернет-предпринимателями.

Герой нового интервью блога «Рунетологии» на Forbes — Евгений Курт, управляющий партнёр конструктора сайтов uCoz. Сегодня на uCoz работает более 1 млн сайтов. На также принадлежащем ему Narod.ru — более 2 млн сайтов.

— Что на рынке конструкторов сайтов изменилось за семь лет, с тех пор как мы с тобой побеседовали в «Рунетологии» впервые, семь лет назад? Общее положение дел хуже ли, лучше ли прежнего?

— Сложнее. Моя позиция: сайты — история долгая и стабильная. Я уверен, что сайт как основная сущность в интернете сохранится.

В отличие от каких-нибудь онлайн-кинотеатров, которые резко набрали популярность, у нас нет лавинообразного роста. И ждать его не нужно. Всё в точности как с открытием новых бизнесов. Не бывает так, чтобы полпланеты ринулось в предприниматели.

Зато скепсис по отношению к конструкторам сайтов, мне видится, рассеялся.

— За последние годы многие научились продавать через социальные медиа, доски объявлений. Не перестал ли сайт быть необходимостью для бизнеса?

— Большинство из тех, кто начинает продажи в Instagram или на Avito, всё-таки не бизнес, им сайт действительно ни к чему. Вообще же, организовать продажи в соцсетях — прекрасный первый шаг для тех, кто понял, что в интернете быть необходимо.

В некоторых вертикалях сайты и правда не нужны. Бывает, вся целевая аудитория — в соцсетях. Однако со многими задачами по-прежнему лучше справляются сайты: там удобнее посмотреть, как, например, доехать до ресторана, ознакомиться с меню, забронировать столик.

Да, под какие-то события проще сделать event в Facebook. Но для крупного публичного мероприятия всё-таки необходим сайт с системой бронирования и всем прочим.

Особая статья маркетплейсы. Не только товарные типа eBay и AliExpress, но и маркетплейсы услуг. Вспомним хотя бы YouDo. Уборщице или мастеру маникюра точно не нужен сайт — достаточно маркетплейса. Зато большому салону нужен, как и раньше. Возможно, у меня профдеформация, но, скорее всего, я не пойду в салон красоты или ресторан без красивого представительства в Сети, и вряд ли его страничка во «ВКонтакте» убедит меня в том, что это хорошее место, даже если оно в регионе.

Вдобавок присутствие исключительно в соцсети накладывает ограничения на маркетинг. Даже контекстную рекламу полноценно не дашь. Потом, бизнесу чаще всего важно, чтобы его можно было найти в Сети, через поисковик.

Большинству компаний требуется и будет требоваться завтра что-то за пределами соцсетей. Иногда как дополнение. А бывает, наоборот, нет надобности в соцсетях. Стройматериалы во «ВКонтакте» или Facebook продавать не будешь.

ДОСЬЕ ГОСТЯ

Родился в 1981 году в Москве.

В 2005 году окончил факультет международного частного права Московской государственной юридической академии.

В 2001 году вошёл в состав административно-модераторской команды форума Ru-Board.

В то же время начал карьеру в сфере электронной коммерции, организовав нескольких интернет-магазинов.

В 2005 году совместно с партнёрами создал сервис uCoz.ru.

— Что предлагает uCoz сейчас?

— Мы как отвечали за обеспечение паблишинга в Сети, так и продолжаем. Существует uCoz, существует конструктор сайтов для бизнеса uKit. Мы предлагаем набор инструментов для веб-мастеров и владельцев сайтов.

Например, недавно запустили uCalc, позволяющий создавать калькуляторы на сайтах. Пришлось: хотели использовать стороннее решение, подобно тому как мы берём виджеты live-чатов. Но не нашли такого на рынке. Есть uSocial — кнопки шаринга в соцсетях. Все эти субпроекты комплементарны конструктору сайтов.

Был у нас внутренний стартап uPages, который копировался с американского HubPages. Запуская проект, мы не справились с несколькими вещами. Ниша для него, безусловно, существует. Предназначался он для тех, кому как раз не нужен сайт, но мало соцсетей. Предполагалось монетизировать их авторский контент по рекламной модели.

— У малого бизнеса также формируется привычка использовать в качестве площадок для «приземления» трафика так называемые одностраничники, они же landing pages — «посадочные страницы». Эту потребность вы тоже закрываете?

— Одностраничник — частный случай сайта. С точки зрения продукта мы эту потребность неплохо удовлетворяем. Кроме того, к лету собираемся на базе своего uKit выкатить сервис под рабочим названием uLanding. Это инструментарий для создания посадочных страниц с A/B-тестированием, рассчитанный скорее на маркетологов. Чтобы те не бегали за верстальщиками и дизайнерами и делали всё сами. С аналитикой и другими вещами для работы на действительно профессиональном уровне.

— Получается, вы строите «супермаркет сайтостроительства» с самыми разными продуктами, от одностраничников до интернет-магазинов?

— В сущности, да. Таковы наши компетенции, набранные за годы работы и, видимо, не утерянные, раз мы не только остаёмся на плаву, но и удерживаемся среди лидеров рынка. Где-то запаздываем, а где-то даже предвосхищаем спрос.

— Narod.ru, который когда-то принадлежал «Яндексу», теперь в ваших руках. Как он вам достался, в каком состоянии находится на текущий момент?

— Нам его, условно говоря, просто «передали» несколько лет назад. Бренд старый, и у энного числа сайтов, соответственно, старые домены. Но технологически они функционируют на платформе uCoz.

В каком-то смысле это «достояние Рунета», дающее повод поностальгировать. Тогда делались в основном контент-ресурсы — «про меня и мою кошку». Хотя были и сайты-энциклопедии, занимавшие не один гигабайт, например с информацией обо всех железных дорогах России.

«Живых» сайтов нам досталось не так уж много: большую часть мы уничтожили как неактивные. Вычистили великое множество дорвеев (сайт, при заходе на который пользователь автоматически перенаправляется на другой ресурс, обычно не связанный с исходным поисковым запросом; инструмент «чёрного SEO». — Forbes) и прочего вредоносного спама. Сайтов на Narod.ru сейчас больше 2 млн, тогда как трафик и посещаемость там заметно ниже, чем на сайтах uCoz.

У конструкторов, ориентированных на бизнес, включая uKit, посещаемость намного ниже: на редкий сайт-визитку будут заходить десять тысяч, а тем более сто тысяч человек в день. Между тем на uCoz есть сайты и с миллионами уников в сутки. Это для конструкторов скорее нетипично.

— Каков совокупный трафик сайтов на uCoz?

— Суточный — суммарно порядка 6–7 млн уников, включая мобильную аудиторию. Месячный — больше 120 млн уникальных устройств. Подчеркну, это не люди, а устройства или даже браузеры.

— В конце 2000-х ты говорил, что вы не продвигаетесь в России и исходите из принципа «хороший продукт сам себя продвигает». Всё по-прежнему?

— У uCoz ничего не поменялось за эти годы. Маркетинговый бюджет минимальный, главным образом для внутренних активностей. К сожалению, попытки вывести продукт на другие рынки показали, что он скорее для русской души.

Конечно, рынок изменился. Мы оказались в куда более конкурентной среде. Запускать uKit нужно было не два, а желательно четыре года назад. И мы это понимали. Где-то не хватило ресурсов, где-то — подобающей акционерной ситуации. Но главное для меня, что удалось преодолеть эти трудности и выпустить продукт. Возможно, раньше мы его не сделали бы таким хорошим. А у uKit, конечно, есть маркетинговые бюджеты. На нашем рынке хороший продукт действительно больше не продвигает себя сам. В нише «полухардкорных» конструкторов сайтов аналогов у uCoz, наверное, нет. А вот в случае с WYSIWYG-конструкторами (аббревиатура от англ. what you see is what you get — «что видишь, то и получаешь», интерфейс с наглядным отображением изменений в процессе редактирования, близким к конечному результату. — Forbes) конкуренция острая. Уже недостаточно быть лучше с точки зрения продукта, нужно быть лучше и с точки зрения маркетинга. Кстати, на внешних рынках наши конверсионные модели местами даже работают эффективнее, чем на родном.

— Именно с uKit вам удалось выйти за пределы России?

— Прежде всего, у uKit есть модель white label. Например, в Мексике мы с партнёрами запустились под брендом Pagina.mx. Будут и другие такие истории. Своих ресурсов нам хватает не на все рынки, которые хотелось бы охватить. Что-то мы успели протестировать: скажем, в США и Канаде привлечение дорогое — из-за крупных конкурентов. Надо очень долго ждать возврата инвестиций.

— Почему вы сформировали uKit в виде отдельного продукта, а не сделали апдейт uCoz?

— Переделывать uCoz под другую среду было бы болезненно. Всё равно в таких случаях остаются ошмётки старого. Поэтому запустили новый продукт для нового сегмента и оставили старый для сокращающегося старого сегмента, обслуживающий тех клиентов, которые с нами были долгие годы и которых всё в общем устраивает. Мы не можем отбросить потребности тех, кому всё ещё нужен uCoz. Так что и его продолжаем развивать, а не только поддерживаем. Пусть и не так быстро, как, возможно, хотелось бы его потребителю.

— Совсем недавно uKit отметил двухлетие. Вижу, вы продолжаете бороться за место под солнцем. Но рынок сложный, на нём огромное количество игроков. Чего стоит один международный Wix с его инвестициями. Вспомним и UMI, в чей бизнес вошёл 1С. Не чувствуешь себя как в осаждённой крепости?

— Рынок действительно непростой, зато реально существующий. Тяжелее, когда ты не знаешь, есть ли вообще у тебя рынок. Делаешь что-то, делаешь, а рынок никак не образуется.

Что касается нашего рынка, тот же Wix торгуется на NASDAQ и хорошо себя чувствует в финансовом отношении. Капитализация у него сейчас в районе $2,7 млрд. На североамериканском рынке присутствуют и другие крупные игроки, например Squarespace и Weebly.

— Только, по-моему, Wix убыточен.

— Смотря как считать. Если считать деньги, привлекаемые такими компаниями от клиентов, то они скорее прибыльны. Исходя из системы учёта, обычной для подписки, всё иначе: клиент заплатил за два года вперёд, и дальше мы списываем по десять долларов в месяц с его баланса. Но понятно, что возврат (moneyback) будет на уровне 0,1%. Возможно, кто-то когда-то эти деньги и заберёт. Хотя чаще всего люди, переставая пользоваться такой услугой, уплаченное за неё не возвращают.

— По кассовому методу — прибыльны, по методу начисления — убыточны. Но ведь с точки зрения классической бухгалтерии и МСФО второй метод правильнее.

— Конечно. Но даже по МСФО разрыв сокращается. Они долго и упорно были в минусе. Двенадцать лет компания существует, и по инвестиционной модели она двигалась очень уверенно. На сегодняшний день она обслуживает по меньшей мере 2,5 млн платных пользователей.

— Получается, тем хуже для тебя, ведь Wix — твой конкурент на российском рынке.

— Конечно. Тем интереснее и тем сложнее для меня. Здесь они растут очень хорошо и быстро. Но без их маркетинговых бюджетов и с меньшим размахом по части разработки, как показывает практика, мы оказались способны делать конкурентоспособный продукт и обеспечить uKit примерно те же темпы роста, что и у Wix. Значит, всё не так плохо.

Плюс у нас есть амбиции и вне рынка конструкторов сайтов. Сейчас в мире набирает обороты направление генеративного дизайна: оно связано с использованием нейронных сетей и искусственного интеллекта, а применимо как в создании сайтов, так и в дальнейших продажах и аналитике. Туда движется Wix, туда движемся и мы. Пока речь скорее о разработке, чем о готовых решениях. Есть вызовы, есть о чём мечтать. И есть стабильный понятный рынок, где мы работаем и удовлетворяем спрос.

— Три года назад, по одной из оценок, годовой оборот российского рынка конструкторов сайтов составлял 3,0-3,5 млрд руб. С твоей точки зрения, насколько он велик сегодня?

— Зависит от того, что мы понимаем под рынком. Скажем, конструкторы магазинов вроде InSales — отдельная ниша? Наверное, да. Тогда здесь нужно учитывать и российский Ecwid, действующий на международном рынке. Из зарубежных сервисов — Shopify. То же самое с CMS: отдельный рынок или связанный с нашим?

Наконец, закрытие потребности в создании сайта лишь верхушка айсберга. Подводная часть — это маркетинг, затраты на продвижение в интернете. Конечно, все хотят получить свою долю пирога, начиная c образования своих пользователей и заканчивая продажей им доменов, сопутствующих услуг, рекламного обслуживания. В конечном счёте мы приходим к лидогенерации.

Вернёмся к посадочным страницам. Опорные понятия для них — конверсия и лид. Что должен давать конструктор лендингов — только ли собирать страничку? Это базовая потребность, без неё нельзя сделать следующий шаг. Но вообще нужно помогать продавать: хотя бы аналитикой на первом этапе, а на втором, возможно, автоматизируя ту же контекстную рекламу.

Резюмирую: три миллиарда рублей на рынке есть. Хотя в прямых продажах топ-5 конструкторов точно того же класса, что и наш, пожалуй, столько не наберётся.

— Ваш заработок — это прежде всего пользовательские платежи, а на рекламу приходится меньшая его часть?

— Это так. Семь лет назад всё было с точностью до наоборот. В uKit — вообще только пользовательские платежи.

— До сих пор активно используете freemium?

— Да. Запустили uKit мы на базе premium: пробуешь бесплатно, а дальше плати. Мы провели сплит-тесты, чтобы проверить, как люди станут реагировать на то, что по завершении пробного периода мы будем добавлять какой-то баннер, вводить другие ограничения. Пользователь рублём доказал, что ему больше нравится freemium-модель. Когда можно пользоваться бесплатно, пусть и с какими-то ограничениями, бесконечно долго, он платит лучше, чем если ему говоришь: «Всё, сайт закрыт, пока не заплатишь».

Почти у всех заметных игроков рынка, кроме, пожалуй, Squarespace, есть freemium.

— Где в digital-бизнесе, с твоей точки зрения, freemium уместен, где нет?

— Я убеждён, что ответ зависит от сложности продукта. Допустим, человек сколько-то заплатил за сервис и мотивирован. Хотя он вправе вернуть остаток, он думает: «Я же что-то потратил, дай-ка разберусь». Вот есть у нас uShop — конструктор магазинов внутри uCoz. И там как раз, тоже по результатам тестов, мы сохранили premium-модель. А когда продукт лёгкий, будет побеждать, скорее всего, freemium.

Положим, сам я не хотел, чтобы uKit был freemium. Но цифры доказали обратное. В другой стране, возможно, было бы иначе. Надо тестировать. Не всегда это удаётся. Или оказывается очень дорого, например в случае с играми. В конце концов, с free-to-play и маркетинг будет совсем другим. Нам было проще: мы сумели проверить гипотезу на ранней стадии.

Все мы играем с ценами: один пользователь получает одну, другой — другую. Возможно, с точки зрения потребителя это не очень здорово, но иначе мы не получим ответов, кому что подходит.

— В 2014 году из бизнеса uCoz вышла Mail.ru Group. Почему?

— В то время они выходили из целого ряда проектов, включая Free-Lance.ru. Избавлялись от непрофильных активов, которые не контролировали целиком или почти целиком. Тогда они руководствовались концепцией communitainment. Мне кажется, положение вещей изменилось, судя по развитию того же «Mail.ru для бизнеса». Изменилась и их акционерная ситуация.

Для Mail.ru Group мы были портфельной компанией. Из каких-то других они не сумели выйти потому, что не нашли покупателя, по крайней мере по устраивающей их цене. Были ли они довольны активом? Наверное, нет. Хотя HeadHunter должны были быть довольны, однако вышли и из него: тот не соответствовал их новой стратегии.

— В прессе проскальзывала информация о том, что в ходе той сделки uCoz оценили в $7 млн.

— Близко к истине. Добавлю, также свои доли тогда полностью продали два сооснователя uCoz.

— Кто был покупателем?

— Консорциум физических и юридических лиц. Сейчас среди совладельцев uCoz нет никаких фондов и крупных холдингов.

— По нашим внутренним оценкам, ваш годовой оборот находится на уровне 150–200 млн руб.

— Больше. Хоть и не на порядок. Например, мы заметно больше того же UMI.ru. С точки зрения базы платящих пользователей самые крупные на русском рынке — Wix, Nethouse, uCoz, Setup.ru. За ними идут UMI, Tilda и другие проекты.

На мой взгляд, имеет смысл смотреть, сколько доменов второго уровня обслуживается той или иной платформой на русском рынке, прежде всего в зоне .ru. Получается число, близкое к тому, сколько у компании платящих пользователей. Хороший сайт — это почти всегда свой домен, хотя есть исключения.

— Каким ты видишь будущее uCoz как её руководитель и акционер? Например, ведёшь ли ты компанию к продаже стратегу?

— В 2017 году я веду компанию в первую очередь к прорывам на рынке. Задачи продать бизнес конкретному стратегу никогда не существовало. Может ли она появиться? Может. Но вот в чём сложность. Кто способен выступить в роли стратега для конструктора сайтов? Таких компаний мало. Хороший стратег — тот, кто обслуживает большую часть юридических лиц. 1С и UMI — прекрасный пример такого партнёрства.

Интервью выходит в рамках спецпроекта Forbes и аналитической программы «Рунетология». Предприниматель и основатель компании «Нетология Групп» Максим Спиридонов беседует с руководителями интернет-проектов о том, какие бизнес-модели в Рунете могут позволить стартапу стать следующим «единорогом», и в целом о том, как технологии меняют наш мир

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 марта 2017 > № 2110276 Евгений Курт


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2105427

Эксперты: основа «могущества» Путина – в соперничестве с Западом

Российские политологи комментируют фильм телекомпании CNN о президенте России

МОСКВА — Фильм обозревателя CNN Фарида Закарии о Владимире Путине «Самый могущественный человек в мире» был воспринят в Кремле с раздражением: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков оценил его в комментарии для журналистов как «очередной материал в русле истеричного эмоционального фона, который основывается на мнении, не имеющем под собой ничего существенного, мнении, которое чаще всего является абсолютным вымыслом».

Дмитрий Песков сообщил во вторник, что сам российский лидер с фильмом «не успел ознакомиться, потому что он вышел ночью, у нас этого фильма еще нет, мы какие-то выжимки из СМИ читали».

«Зачастую эти мнения формулируют в материале CNN разные представители, которые уже успели выйти в тираж, поэтому это достаточно одиозный материал, из серии того, что было, ничего нового там нет» – так оценил представитель Кремля мнения критиков Путина, приводимые в работе Фарида Закарии.

При этом сам Дмитрий Песков дал для этого фильма интервью и позже признал, что его точка зрения «в каком-то объеме в фильме присутствует».

Российские политологи в интервью Русской службе «Голоса Америки» ответили на вопрос, насколько оправдано определение, которое журналисты телекомпании CNN дали президенту России.

Мария Липман: Путин воплотил традиционную роль России как соперника Запада

Главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман говорит, что Запад долгое время наслаждался отсутствием в Москве какого-то лидера, вызывающего страх: «После распада СССР было десятилетие эйфории по поводу того, что не надо больше бояться России, потому что они боялись ее всю «холодную войну», а потом у них наступило облегчение, принесшее много бед — никто не думал о том, что будет дальше, а все, в основном американцы, только радовались тому, что теперь они самые сильные».

«Путин не просто создает себе такой «могущественный» имидж – это же правда, он действительно доказал всем, что он может присоединить часть территории чужого государства, и за это ему ничего не будет, кроме санкций, которые на него не действуют. И это – его серьезное заявление о том, что раньше только США сходило с рук военное вмешательство в разных частях мира, а вот теперь и Россия так может. Для Путина это важнейший этап – «теперь я могу как Америка, никто мне ничего не сделает» – считает Мария Липман.

«Россия вообще всю «холодную войну» себя сравнивала с Америкой, когда было ясно, что это – противостояние двух центров силы, деливших между собой мир, а во времена Ельцина Москве просто было не до этого противостояния, но это не значит, что оно не предполагалось: Ельцин был жестко против расширения НАТО, и сейчас по всем мемуарам видно, что Биллу Клинтону пришлось его успокаивать и подсластить пилюлю, например, принятием России в «Большую восьмерку», куда она по параметрам этого клуба не подходила» – говорит главный редактор «Контрапункта».

По ее мнению, «Россия всегда в силу разных обстоятельств оказывается соперником Запада из-за того, что не может стать его частью – она слишком большая, слишком серьезное у нее ощущение национальной идентичности и своего величия, и при Путине она просто восстанавливала свою традиционную установку: доминирование государства во внутренней политике и внешнее позиционирование как соперника Запада».

«Путин в своей знаменитой мюнхенской речи предупреждал Запад, что так, как себя ощущала Россия в 90-е годы, будет не всегда, и, честно говоря, Западу надо было прислушаться к этим предупреждениям и понять, как действовать дальше. Он – лидер, очень естественный для России, и со стороны Запада было легкомысленно и недальновидно не ожидать возможности прихода такого лидера, пренебрегать такой возможностью» – полагает Мария Липман.

Дмитрий Орешкин: Путин пугает Запад, но западные страны сделают из этого выводы

Специалист по российской внутренней политике, член Комитета гражданских инициатив Дмитрий Орешкин считает, что слово «могущественный» («powerful») использовано Фаридом Закарией в названии его фильма со значением «опасный»: «Да, Путин сейчас – самый опасный и непредсказуемый из мировых лидеров, что в самой России очень многим нравится, тут это понимают как «самый крутой». С каждым годом его действия становятся все более «отмороженными» и, в то же время, холодно просчитанными. Вопрос в том, как выйти из сферы таких определений, по сути, пропагандистской сферы, в сферу реальных действий».

В области же реальных действий, говорит Дмитрий Орешкин, отношение к «крутизне» Путина со стороны Запада пока не определено, но, как говорит эксперт, западные журналисты правильно определяют желание российского лидера доминировать и контролировать существующими у него страхами (в фильме CNN говорится об испуге, который Путин испытал, увидев массовые выступления в Дрездене в конце 1980-х): «Когда человек все время ждет от мира какого-то бесконечного коварства и упреждает это предполагаемое коварство и опасность своими агрессивными действиями, это, конечно, отражение внутренней слабости».

«Путин совершенно открыто презирает Запад и считает, что стоит ему топнуть ногой, и они все испугаются. Что иногда работает, как например, со всеми решениями по выплатам ЮКОСу – они не платят, и невнятно грозят в ответ, и никто ничего пока не может сделать. Эта модель поведения дает краткосрочные и персональные преимущества Путину, но России она сильно портит будущее» – полагает Дмитрий Орешкин.

«Путин совершенно открыто презирает Запад и считает, что стоит ему топнуть ногой, и они все испугаются.

«СССР – ядерная держава, большая и крутая – проиграл афганскую войну, а потом и сам рассыпался. Примерно такая же ситуация случится и с государством Путина, и вопрос только в том, сколько людей в процессе разрушения этого государства будет погублено, и какую цену мы все, включая Запад, за это заплатим» – делает неутешительный вывод российский политолог.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2105427


Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 14 марта 2017 > № 2103586

Британские библиотеки: слухи о смерти явно преувеличены

Александр Кан

обозреватель по вопросам культуры

Как обстоит дело с библиотеками в Лондоне? Обозреватель Русской службы по вопросам культуры Александр Кан отвечает на вопросы читателей о культурной жизни британской столицы.

Наш читатель Роман прислал сразу два вопроса: о бесплатных музеях и о судьбе и новых тенденциях развития библиотек. На первый из них я ответил в прошлый раз, на второй попытаюсь ответить этой статьей.

Вопрос о библиотеках звучит предельно актуально. Запрос в Google "Могут ли библиотеки выжить?" дает свыше 17 млн различных материалов на эту тему: от газетных статей и мнений в большей или меньшей степени заинтересованных в этом лиц до докладов культурных институций и специальных научных исследований.

Цифровая эра

Одна причина всеобщей озабоченности судьбой библиотек совершенно очевидна: наступление цифровой эры если не вовсе уничтожило книгу в ее привычном бумажном виде, то сильно подорвало ее позиции.

При этом для потребителя ситуация не только не ухудшается, но нередко и улучшается - причем значительно. Из 170 миллионов единиц хранения в крупнейшей в стране Британской библиотеке 42 миллиона доступны для получения в электронном виде. В их число входят многочисленные документы, научная литература и даже художественная - но только в том случае, если авторское право на нее уже истекло.

Скорость получения электронной копии интересующего вас текста варьируется от мгновенной до 24 часов. Стоимость услуги определяется скоростью и качеством электронной копии.

Даже если интересующей вас книги нет пока в электронном хранилище библиотеки, сотрудники ее по вашей просьбе могут сделать ее скан.

Снижение финансирования

Вторая причина при кажущейся независимости от первой является ее прямым следствием.

Библиотеки в Британии, как, впрочем, и практически везде в мире существуют за счет общественных фондов - будь то на центральном, государственном уровне или же на уровне местных бюджетов.

Спровоцированная финансовым кризисом 2008 года и так до сих не отмененная политика жесткой экономии привела к тотальному урезанию бюджетных средств, и первыми жертвами такого урезания становятся наименее востребованные сферы социальных услуг.

И если потребность в старых привычных библиотеках с наступлением электроники снижается, то и финансирование их - по логике составителей бюджета - тоже должно сокращаться.

По данным проведенного Би-би-си в марте прошлого года исследования, за последние шесть лет 343 из существовавших в Британии в 2010 году 4290 библиотек были закрыты.

Еще 111 библиотек должны были закрыться в течение следующего года. 8 тысяч сотрудников библиотек - четверть из общего на 2010 год их числа - потеряли работу.

Однако есть и положительные тенденции. При значительном сокращении штатных сотрудников за это же время отмечен еще более значительный рост библиотечных волонтеров. Их число за эти же годы увеличилось вдвое - с 16 до 31,5 тысяч человек.

Этой же тенденции - перехода деятельности библиотек от государственного к общественному финансированию - отвечает и перевод значительного их числа из ведения местных муниципальных советов в управление различного рода общественных организаций.

Тем не менее, правительство настаивает на необходимости сохранения и поддержания библиотек. Летом прошлого года Роб Уилсон, министр по делам гражданского общества, в ведении которого находятся библиотеки, обнародовал рассчитанный на ближайшие пять лет (2016-2021) план развития библиотек.

Документ признает существующие перед библиотечной отраслью проблемы. Он приветствует диверсификацию статуса библиотек и перевода многих из них в ведение общественных организаций. В то же время он призывает местные советы к многоцелевому использованию библиотечных зданий для повышения их самоокупаемости.

В заключение Роб Уилсон приводит факт, повергший меня, признаться в немалое изумление:

"Не следует забывать, что библиотеки остаются невероятно популярными. В прошлом году число посещений библиотек в Англии превысило число проданных кинобилетов, посещений матчей Премьер-лиги и десяти самых популярных туристических достопримечательностей страны - вместе взятых".

Перефразируя сакраментальную фразу Марка Твена, можно смело сказать: "слухи о смерти библиотек явно преувеличены".

Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 14 марта 2017 > № 2103586


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 марта 2017 > № 2103929

Четыре выставки, связанные с историей России и ее искусством, откроются в Лондоне в нынешнем году, рассказали на ежегодной пресс-конференции представители ведущих столичных музеев.

В настоящее время в Королевской академии художеств проходит грандиозная выставка "Революция: русское искусство с 1917 по 1932 годы". В музее дизайна в ближайшие дни откроется выставка "Воображая Москву: архитектура, пропаганда, революция", а в музее науки – выставка, посвященная биографии и достижениям первой женщины-космонавта Валентины Терешковой. Британский культурный фонд Kino Klassika недавно открыл серию показов революционных кинофильмов в ознаменование столетия Великой Октябрьской социалистической революции.

Кабаковы в Tate Modern

Восемнадцатого октября в галерее современного искусства Tate Modern откроется выставка "Илья и Эмилия Кабаковы", посвященная творчеству живущего в США российского художника-концептуалиста и его супруги. Кабаков – один из самых дорогих ныне живущих русских художников.

"Темой этой большой выставки станет провал утопии. Мы рассчитываем, что выставка, с одной стороны, будет интересна всем, кто интересуется искусством советского периода, но с другой, ее тематика носит очень универсальный характер, и поэтому мы надеемся, что она будет интересна широкой аудитории", — сказала представитель музея Эмма Дабл.

Выставку можно считать ретроспективной: на ней будут представлены ранние работы, рисунки, альбомы и инсталляции Кабакова московского периода и его произведения, созданные уже в эмиграции, то есть после 1967 года. Также в состав экспозиции войдут и совместные проекты Кабакова с супругой Эмилией, в том числе иммерсивные инсталляции и архитектурные макеты.

Выставка "Илья и Эмилия Кабаковы" пройдет с 18 октября 2017 года по 28 января 2018 года.

Плакаты

Восьмого ноября в музее откроется выставка под названием "Красная звезда над Россией", посвященная советскому плакату и графике.

"Мы знаем, что многие лондонские музеи в ознаменование столетия русской революции проводят выставки, надеюсь, что мы не опоздаем", — улыбаясь, сказала представитель Tate Modern Дэйзи Тэйлор РИА Новости.

"Октябрьская революция повлекла за собой радикальные изменения в искусстве и дизайне и, по сути, создала новую визуальную культуру. Наша выставка, охватывающая довольно длинный отрезок времени – с революции 1905 года до смерти Сталина в 1953-м — расскажет о том, как именно российские и советские художники создавали эту уникальную культуру", — добавила она.

На выставке будут представлены редкие плакаты и фотографии из собрания известного, ныне покойного, коллекционера Дэвида Кинга. Его коллекция теперь находится в собственности музея. Среди художников, работы которых станут частью выставки – советский художник и архитектор Эль Лисицкий, художник-авангардист Густав Клуцис, живописец, монументалист и график Александр Дейнека, известный плакатист Нина Ватолина и фотограф Евгений Халдей.

Выставка "Красная звезда над Россией" пройдет с 8 ноября 2017-го по 18 февраля 2018 года.

"Да, скифы — мы!"

Выставка под рабочим названием "Сокровища скифов" откроется 14 сентября в Британском музее и будет посвящена истории цивилизации, впервые упомянутой ассирийцами в 9-м веке до нашей эры.

"Скифами восхищался Геродот, а древнеперсидская династия Ахеменидов считала их врагами, но при этом испытывала глубокое уважение к ним. Скифская цивилизация простиралась на огромную территорию: от Сибири до Черного моря", — рассказала представитель музея Никки Элвин.

Среди экспонатов выставки – сокровища из скифских гробниц, обнаруженных в Сибири и Казахстане, некоторые из которых, уверяют специалисты музея, поразительной красоты, и то, что они дошли до наших дней – это настоящее чудо.

"Это и разноцветные ковры, и отороченные мехом наряды, и украшения, и золотые предметы и многое-многое другое. Выставка стала возможной благодаря тому, что Государственный Эрмитаж предоставил нам порядка 200 ценнейших экспонатов. Мы также представим посетителям новые археологические находки и расскажем о последних научных открытиях", — пообещала она.

Выставка пройдет с 14 сентября 2017-го по 14 января 2018 года.

Валюта коммунизма

Тему русской революции не смог обойти и Британский музей. Двадцать шестого октября в музее откроется выставка под рабочим названием "Валюта коммунизма".

"Выставка расскажет о том, как коммунистические государства полностью меняли структуру своей экономики под требования марксистской идеологии. Коммунистические режимы были установлены по всему миру, и все они оставили яркие визуальные свидетельства того, как строится жизнь в стране с плановой экономикой", — рассказала Никки Элвин РИА Новости.

"Мы рассматриваем все аспекты денежной системы, от купюр и монет, выпускаемых государством, до ваучеров и черного рынка", — добавила она.

Выставка пройдет с 26 октября 2017 года по май следующего.

Мария Табак.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 марта 2017 > № 2103929


Россия. Весь мир > Медицина. СМИ, ИТ > svoboda.org, 13 марта 2017 > № 2103655 Николай Дурманов

Дисквалификация: пожизненно

Владимир Кара-Мурза

Дело врача Португалова обсуждают Николай Дурманов, Юрий Векслер, Алексей Кузнецов

Спортивный арбитражный суд в Лозанне пожизненно дисквалифицировал российского врача Сергея Португалова. Об этом сообщается на сайте Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА).

По данным федерации, решение было вынесено 10 марта.

Его признали виновным в нарушении сразу трех пунктов антидопинговых правил, в том числе в назначении и распространении запрещенных препаратов.

Ранее Португалов занимал должность заместителя директора Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры и спорта. Его фамилия упоминалась в докладе независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA). По информации организации, Португалов поставлял спортсменам запрещенные препараты в обмен на процент от их призовых денег.

Португалов фигурирует в фильме немецкого телеканала ARD о применении допинга российскими легкоатлетами. Кроме того, имя Португалова упоминается в связи с историей информатора WADA, легкоатлетки Юлии Степановой, которая одной из первых привлекла внимание к проблеме допинга в российском спорте.

Из-за допингового скандала российские легкоатлеты были отстранены от всех международных соревнований, включая Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 году. Команду России также не допустили до Паралимпиады.

О продолжении российского допинг-скандала – эксперт, бывший руководитель Российского антидопингового агентства Николай Дурманов, корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер, спортивный обозреватель Радио Свобода Алексей Кузнецов.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: Спортивный арбитражный суд в Лозанне пожизненно дисквалифицировал российского врача Сергея Португалова. Об этом сообщается на сайте Всероссийской федерации легкой атлетики. По ее данным, решение было вынесено 10 марта.

Продолжающийся допинговый скандал мы сегодня обсудим с нашими гостями – это спортивный обозреватель Радио Свобода Алексей Кузнецов и эксперт, бывший руководитель Российского антидопингового агентства Николай Дурманов.

Николай, вы давно знаете Сергея Португалова?

Николай Дурманов: Да, давно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Он же был противником применения допинга.

Николай Дурманов: Почти любой антидопинговый или допинговый скандал рано или поздно заканчивается наказанием каких-то врачей в любой стране. Вот в России "крайним" оказался Сергей Португалов, один из самых известных спортивных медиков на нашей территории.

В Америке несколько врачей были пожизненно дисквалифицированы, в Испании. Вот с Англией не получается. Там есть "английский Португалов", зовут его Марк Бонар, и его почему-то не трогают пока. Посмотрим, как дело пойдет.

Владимир Кара-Мурза-старший: Алексей, как вы считаете, хватит ли пожизненной дисквалификации одного врача, чтобы России вернуть свое доброе имя?

Алексей Кузнецов: Разумеется, не хватит. И так вопрос пока не стоит. Мне кажется, достаточно широко взялись за Россию. Это было ясно и после доклада Ричарда Макларена, и после дальнейших действий. Насколько я знаю, сразу несколько крупных представителей российского спорта вообще и антидопинга в частности сейчас попали под удар.

Все выглядит не совсем как антидопинг. Португалов, что называется, ушел именно из-за конкретных обвинений... Я зачитаю: "Португалов признан виновным в нарушении статей Антидопинговых правил Международной федерации легкой атлетики. Речь идет о статье 32.2 (f) "Обладание запрещенной субстанцией или методом", статья 32.2 (g) "Распространение или попытка распространения запрещенной субстанции или метода", статья 32.2 (h) "Назначение или попытка назначения запрещенной субстанции или метода". То есть обладание методом, распространение и назначение. Тонкость между этими понятиями, наверное, не очень нам ясна, но ясно, что это серьезный подход. И те, кто эту акцию проделывает, наверняка к ней подготовились.

Я напомню, что совсем недавно не были допущены к выборам два крупных российских спортивных деятеля. Ушла в отставку президент Российского антидопингового агентства Анна Анцелиович. Она покинула пост исполняющего обязанности генерального директора РУСАДА. В России говорят, что это не очень связано с допинговыми разоблачениями, причина – организационные вопросы.

И буквально на днях не был допущен к выборам в Совет Международной федерации футбола Виталий Мутко, который является, между прочим, вице-премьером России и одновременно главой Российского футбольного союза. С одной стороны, было сказано, что это никак не связано с комиссией Макларена, хотя в докладе Макларена были серьезные претензии к Мутко. Это связано с тем, что Мутко представляет государственную структуру, как вице-премьер, соответственно, он не может работать в такой общественной организации, как FIFA. Но кроме FIFA, общественной организацией является еще и Российский футбольный союз! И получается, что в FIFA он быть не может, а в РФС – может. И эти странности еще будут продолжаться. Я думаю, что это не последнее разоблачение или попытка наказания крупного спортивного чиновника в России.

Владимир Кара-Мурза-старший: У нас на связи корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер.

Юрий, как в Германии спортивная общественность и простые болельщики воспринимают российскую ситуацию с недопуском каких-то спортсменов, а сейчас и с пожизненной дисквалификацией главврача Федерации легкой атлетики?

Юрий Векслер: Я не думаю, что это животрепещущая тема, обсуждаемая в Германии. Тем не менее, благодаря усилиям немецкого журналиста Зеппельта, который снял несколько фильмов для телеканала ARD, тем, кому интересен спорт, конечно, внимание этому люди, которые являются спортивными болельщиками, уделяют. Германия – это все-таки спортивная страна, там очень любят спортивные трансляции. И они, опять же благодаря фильмам Зеппельта, более или менее в курсе дела.

В последнем фильме Зеппельта есть момент, когда Португалов уже был отстранен от работы со спортсменами, тем не менее, камеры его отлавливали на каких-то базах, где он присутствовал и явно проводил какую-то работу. Формально он не был при деле, а фактически, как показывал Зеппельт, был. Более того, два часа назад Зеппельт сказал, что у него есть точная информация, что Португалов продолжает работать в спорте, то есть работает с хоккейными командами.

Все это доходит до внимания немецких любителей спорта. Есть виды спорта, где немецкие спортсмены конкурируют с российскими. Конечно, болельщики – в понимании логики событий и положения дел – за чистый спорт. Вопрос в том, насколько чистый спорт вообще возможен. Но антироссийского настроения на эту тему я в Германии не вижу и не слышу. А внимание к тому, что российские спортсмены попадались в последнее время на допинге чаще (по крайней мере, так попали статистически), существует – и конечно, внимание напряженное, как у спортсменов, так и у немецких болельщиков.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я помню, были врачи в советское время, которых все уважали. Например, был врач Савелий Мышалов в сборной по футболу. А теперь врачи – проводники запрещенных препаратов. В какой момент это произошло? До этого они были на страже чистоты, а теперь сами стали как бы преступниками.

Николай Дурманов: Давайте поспорим о чистоте нашего спорта. Два последних года мы себя не проверяем, нас проверяют англичане. Они планируют допинг-контроль. Их допинг-офицеры – это те люди, которые собирают пробы, их лаборатории проверяют. И получается, что за последние два года российский спорт – чемпион мира по чистоте. За последние два года плотного иностранного, явно непредвзятого, как мы можем надеяться, контроля выяснилось, что в нашем спорте допинга существенно меньше, чем во всех других командах.

Я бы сказал, что эти два года бесконечных скандалов стали одновременно и аргументом: каков был вклад мифического или реального допинга в наши победы? И выясняется, судя по всему, что не было никакого вклада. Потому что по формальным признакам сейчас без допинга наши спортсмены выступают не хуже.

Что касается врачей, по одному-двум-трем случаям крайне сложно обвинять всю эту замечательную гильдию людей, многие из которых – хорошие люди, с допингом дела не имеют и, наверное, не планируют иметь. Но не будем забывать, что перед нами грандиозный бизнес. Большой спорт – это большое шоу, в нем крутятся, если брать в расчет игровые лиги в Северной Америке, миллиарды долларов. Поэтому денежный соблазн есть всегда, и не все против этого соблазна могут устоять.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вот убрали Сергея Португалова – и что, теперь не будет ни метода, ни субстанций в легкой атлетике?

Алексей Кузнецов: Куда же он денется?! Ведь если была субстанция, соответственно, с ее помощью использовался некий метод, то бесхозным-то это дело не останется.

Николай Дурманов: Португалову инкриминируют, в том числе, в докладе Макларена, правонарушения прошлых лет. Если говорить о ситуации сейчас, то крайне сложно сейчас играть с допингом, тем более – тяжелым, долгоиграющим, в условиях внешнего контроля.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но ведь только три дня назад его пожизненно дисквалифицировали.

Николай Дурманов: Видимо, в последние два года подопечные Португалова при плотном контроле не попадались.

Алексей Кузнецов: Но нельзя отрицать, что последние олимпийские годы, начиная с 2002 года в Солт-Лейк-Сити... А по большому счету, серьезная история была в Атланте в 96-м году. Я уже не говорю про Олимпиаду 80-го года в Москве. И с тех пор, с 2002 года, практически каждая Олимпиада, зимняя или летняя, проходила с тем или иным "допинг-участием" не только россиян (ну, в частности, поскольку речь идет о России), российских спортсменов, а были крупные скандалы и с другими участниками. От Олимпиад отстраняли спортсменов. Последнее крупное отстранение, тянущееся до сих пор, было с Виктором Чегиным, знаменитым тренером школы спортивной ходьбы в Мордовии, много спортсменов было отстранено.

Я думаю, что последние два года, конечно, меньше затронуты, но только потому, что пока занимаются более ранними Олимпиадами. Идет проверка проб, которые были восемь лет назад, две Олимпиады назад. А до нынешних еще не дошли. В частности, до Сочинской Олимпиады, по-моему, процесс еще не дошел. Вот по Олимпиаде в Пекине 2008 года, насколько я знаю, лишают медалей спортсменов.

Николай Дурманов: В том, что вы говорите, есть очень важный момент – не только российских. Я помню ситуацию в Турине, на Олимпиаде 2006 года, когда соседний с нами дом, где проживала австрийская сборная, штурмовали через окна карабинеры. Они искали запрещенные субстанции, иголки, шприцы, систему переливания. На многих других Олимпиадах досталось не только нам. Ну, большой спорт, денежный спорт и допинг – они всегда рядом.

Но тут очень важный момент. Из наших прегрешений, которые есть, из неоптимальной, иногда корявой работы нашей антидопинговой системы (а она корявая) делается вывод о государственной программе. Хотя логичнее предположить, что это коммерческое предприятие, примеры которому есть в жизни многих других сборных, в первую очередь Соединенных Штатов Америки.

Ну, мы подставились, мы дали повод, но несоразмерны обвинение и наказание. Тем более, на основе доклада Макларена. Поверьте мне, это не технический документ, это какое-то литературное эссе. Там много эмоциональности, много слов: "может быть", "нам кажется", "мы практически уверены". И на основании такой бумаги отстраняют сотни спортсменов, не давая им даже малейшего шанса какие-то встречные аргументы выдвинуть. Ну, неправильно это. То есть "родимое пятно" большого спорта – допинг – в нашем случае вдруг объявляется чуть ли не государственной политикой. Да не было этого!

Алексей Кузнецов: Насколько я знаю, государственная политика и обвинение России в использовании государственных средств – такой вывод делается на основании конкретного заявления – использования пресловутой дыры в стене, через которую передавали допинг-пробы, по-моему, в Сочи, и использование офицеров ФСБ в этой процедуре.

Николай Дурманов: Американцы страшно не любят явления, которое называется "whataboutism", по-нашему это называется "сами дураки".

Все видели фильмы Зеппельта. Какие-то достаточно сомнительные с этической точки зрения записи на телефон, который лежал под подушкой, провокационные разговоры... Параллельно вышел фильм "Аль-Джазиры", который назывался "The Dark Side" ("Темная сторона"), где с поличным пойманы лучшие спортсмены Америки. Почему в этом случае мы не говорим о государственной политике? А там не только дырки были, там было применение препаратов, которые нелегально получались из клиник, на стадии испытания. Тут на самом деле – полная уголовщина. Поэтому "двойные стандарты".

Алексей Кузнецов: Действительно, стандарты не должны быть двойными. И ситуацию нужно исследовать целиком. Но в данном случае речь идет о российских спортсменах и о методах, которые использовались на Олимпиаде в Сочи. Ведь мы же знаем о крупных разоблачениях американцев – Лэнс Армстронг, Мэрион Джонс, канадец Бен Джонсон.

Николай Дурманов: А сколько мы не знаем!.. И публиковали, но это все уходит в тину, особенно когда речь идет о таком замечательном явлении, как североамериканские игровые лиги, – это квинтэссенция американской культуры. В американском жаргоне очень много слов из бейсбола, американского футбола. Так вот, там регулярно всплывают какие-то чудовищные цифры – чуть ли не 30 процентов бейсболистов (особенно возрастных) "сидят" на психостимуляторах. Как они их получили – полностью нелегально или легально в виде терапевтических исключений – не важно.

То же самое с американским футболом. Был знаменитый квотербек Пейтон Мэннинг, наверное, он познаменитее, чем Месси в Аргентине. Его поймали, жену его поймали, которая в клинике ночью – все это было снято, записано – для него получала препараты. И ничем это не закончилось. Он тихонько ушел в отставку, а через два месяца его торжественно проводил президент Обама в Белом доме.

Если бы что-то похожее было у нас здесь, температура скандала, которая и так уже запредельна, была бы еще выше. И вот эти "двойные стандарты" подрывают доверие к тем документам, которые легли в основу всего этого.

Владимир Кара-Мурза-старший: А зачем "двойные стандарты"? Чтобы Россию утопить? Я что-то не верю, что Россия им опасна как спортивная держава.

Николай Дурманов: Во-первых, опасна. А во-вторых, я думаю, что здесь дело не только в спорте, а в общем градусе плохих отношений. Это как часть информационного противостояния. А спорт – это такая штука, она легко продается. На какую-нибудь демонстрацию вышли 2 тысячи человек – все телекомпании мира показывают. А на стадионы ходят миллионы каждый день, а около телевизоров сидят миллиарды. Это "вкусная" тема.

Владимир Кара-Мурза-старший: Зимой 2002 года депутат Никонов говорил, что именно Россию хотят утопить...

Алексей Кузнецов: Это не только он говорил, тогда все кричали про это.

Владимир Кара-Мурза-старший: И России выгодно было, когда был этот скандал.

Алексей Кузнецов: Тогда немецкий лыжник Йохан Мюлегг, выигравший "золото" в марафоне, попал "под допинг", его лишили золотой медали, а золотую медаль получил российский спортсмен.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы Никонову сказали: "Слава, ты же видишь, что утопили других – и Россия стала повыше". Он говорит: "Нет, нас хотят..." И он до сих пор считает, что нас хотят как-то унизить.

Николай Дурманов: Раньше – в меньшей степени, но сейчас, безусловно, мы попали под общую разборку между государствами. И спорт стал интересной темой, аперитивчиком, потому что это близко всем.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий, вы в ФРГ чувствуете, что именно Россию хотят унизить? Или видно, что хотят унизить те страны, которые нарушают правила?

Юрий Векслер: Я думаю, что сейчас действительно России уделяется пристальное внимание, и даже Зеппельт говорит о том, что если бы такое внимание было уделено спорту в США или в Китае, то мы бы узнали гораздо больше о применении допинга в этих странах. И конечно, масла в огонь подлила история с информацией, которая исходила от Родченкова. Потому что именно от него пошло, что это была система, придуманная к Олимпиаде в Сочи, которая работает на пропаганду, а на то, что российский спорт самый лучший. С пропагандистских точек зрения и целей это выгодно, чтобы так мир считал, что Россия всегда побеждает.

И сегодня это выглядит именно так, что Россия отдувается, может быть, и за кого-то другого, но все-таки вопрос серьезный: насколько именно в России, к которой такое внимание, работа со спортсменами по применению допинга приведена в систему, насколько она поддерживается государством? Мне это, глядя из Германии, непонятно. Я только слышу информационные сообщения, что это так. Поэтому я бы очень хотел спросить господина Дурманова, как он оценивает фигуру Родченкова и то, что с ним произошло?

Николай Дурманов: Григорий Родченков – один из лучших (если не самый лучший) специалистов в аналитической химии в антидопинговом контроле, чрезвычайно опытный человек, работал в Канаде, в Штатах, в Германии, человек с энциклопедическими познаниями именно в технической стороне вопроса. Большой артист, очень эксцентричный человек, нестандартный. Про него до сих пор рассказывают разные интересные случаи, то ли как он то на официальный прием в красных шортах пришел, то еще что-то. Ну, большой ученый может себе позволить такую эксцентрику…

В том, что он наговорил (мне эта тема достаточно знакома, я даже представлял, как Родченков все это рассказывает корреспонденту The New York Times), наверное, процентов 25 так или иначе близки к действительности. Впрочем, этого никто и не скрывал. Мы видели, что это такое. Но все остальное – это все-таки похоже на литературное творчество.

Когда мы смотрим доклады Макларена, какие-то заключения по этим докладам, мы вдруг видим, что Григорий Родченков здесь объявляется абсолютно непререкаемой истиной. Но еще полгода назад вы, первая комиссия, утверждали, что ни одному слову Родченкова верить нельзя. И получается интересная штука. Пока Родченков функционер, пока он под русским флагом, верить ему нельзя, он жулик, он тайный распространитель допинга, он выдумыватель каких-то немыслимых коктейлей. Что на самом деле нонсенс. А как только он, извините за жаргон, "свинтил", он стал источником, достойным всяческого уважения и надежности.

Я считаю, при всем моем уважении к профессиональному творчеству Григория Родченкова, а я искренне считаю, что это один из величайших виртуозов антидопингового контроля, то, что он наговорил, – в большой степени это, наверное, "отработка" новой зарплаты или попытка защитить новый статус.

Алексей Кузнецов: А я бы предложил все-таки уйти от околополитических, как говорится, наворотов. Давайте поговорим по сути. Если я правильно вас понимаю, Николай, вы говорите о некой более или менее равноценной, равнозначной системе. Не будем сейчас брать Китай, не будем задавать вопрос: что было бы, если бы на Китай так "наехали", как на Россию? Возьмем пока Америку и Россию. Системы в Америке и в России, на ваш взгляд, равнозначны?

Николай Дурманов: Оборот допинга, допинг-трафик в Америке, наверное, на два порядка больше, чем у нас. Допинг гнездится не в большом спорте, он гнездится в "body image", он гнездится в "baby boomers" – в людях, которые хотят поддерживать спортивную, сексуальную форму после 45. Он гнездится в огромном количестве фитнес-клубов, омолаживающих клиник и так далее. В этом смысле нам до американского допинг-бизнеса – как до Луны.

Что касается качества нашей антидопинговой работы. Оно плохое, потому что самое главное – работа со спортсменами, работа с врачами, а она практически не велась. Какие-то невнятные брошюрки, при ближайшем рассмотрении переведенные с других языков, – этого недостаточно. Надо работать с головами, а не с мочевыми пузырями. Но у нас есть одно большое преимущество перед американцами – мы, как страна, приняли Всемирный антидопинговый кодекс, подписали его. Ни одна спортивная организация на нашей территории не может взять и отбросить этот Антидопинговый кодекс. В Америке бейсболисты, баскетболисты, игроки в американский футбол и даже хоккеисты вообще не признают Всемирный антидопинговый кодекс, не признают запрещенный список. Более того, когда на чемпионат мира в Финляндию, допустим, приезжают финны же из NHL, м местная Антидопинговая служба не может к ним подойти с допинг-контролем, потому что таковы условия NHL – иначе не пришлем своих ребят.

Дальше. У нас кто-то попался на мельдонии, на фуросемиде, на анаболике – четыре года. Если будет сильно плакать и докажет, что это нечаянно, какой-то Португалов дал и так далее, – два года. Если американский бейсболист попадается ровно на этом же, он получается коротенькое отстранение на 10 или 20 игр для первого раза. Второй раз – игр 40-50. Третий раз – еще чуть побольше. И только с четвертого раза он рискует получить какое-то реальное наказание. Примерно похожая ситуация в американском баскетболе и особенно в американском футболе. А надо сказать, что зарплаты огромные, игроки возрастные и не очень режимные. Вот уж у кого есть соблазн с помощью химии не выскочить с поля, не усесться на скамейку запасных. И об этом американцы говорят периодически. Но резонанса нет. Даже в Сенате иногда об этом говорят. Уж тем более никто не обвиняет американцев в какой-то мифической государственной программе.

Алексей Кузнецов: Может быть, это связано со спецификой этих лиг?

Николай Дурманов: У нас такая же есть – КХЛ, которая полностью подчиняется...

Алексей Кузнецов: КХЛ создана относительно недавно. Но все-таки эти лиги в большинстве своем в чемпионатах мира официальных, легальных не участвуют, кроме, может быть, хоккеистов, иногда баскетболистов, не говоря уж об американском футболе.

Николай Дурманов: Это неправильная логика: "Живут у себя там, не будем их трогать, пусть живут по своим правилам".

Алексей Кузнецов: Я не говорил, что не будем их трогать.

Николай Дурманов: Тут есть интересный момент. Вот есть эти лиги, не признающие Всемирный антидопинговый кодекс, не пускающие на пушечный выстрел допинг-офицеров, не подчиняющиеся Американскому антидопинговому агентству (USADA). Тем не менее, люди оттуда вдруг обнаруживаются в виде сотрудников USADA. Например, знаменитый мельдоний был запрещен с помощью метода, который был разработан на деньги этих лиг. Представляете, какой нонсенс: лиги, которые находятся за пределами Всемирного антидопингового кодекса, дают деньги, озаботившись здоровьем людей за океаном. Да еще такой препарат несерьезный – мельдоний. То есть тут все не так просто.

Я все-таки утверждаю, что вся эта история с допингом очень рано попалась в общую струю "информационных войн". Повод этих "информационных войн" – отдельная история: кто первый начал, кто больше проштрафился. Но, так или иначе, спорта во всей этой истории с русским допинговым скандалом все меньше и меньше, а политики все больше и больше.

Алексей Кузнецов: Мы все больше обращаем внимания на какую-то подоплеку дела – политическую, социальную и так далее, и как можно меньше обращаем внимания на спорт как таковой. Ведь есть спорт больших достижений, а есть спорт для поднятия жизненного уровня, для 45-летних людей, и это совершенно разные и финансовые, и прочие условия. И наверное, в Америке уровень использования таких препаратов выше в этой социальной среде. Но это же не снимает с России ответственность.

Николай Дурманов: Не снимает. Действительно, мы провалили антидопинговую работу. И самое главное, что есть на кого посмотреть в качестве положительного примера. Например, французы: 95 процентов всей французской антидопинговой работы приходится на детей. В каждом маленьком городишке во Франции есть специальный Антидопинговый комитет, который работает с родителями, с тренерами, с врачами, с детьми. Вот это правильная модель. Потому что если мы объявили, что мы боремся с допингом, чтобы беречь здоровье нашего молодого поколения, так давайте бороться на самом деле.

Алексей Кузнецов: Вернемся к Китаю. Понятное дело, что, наверное, там тоже не без допинга, и со своей спецификой: народная китайская медицина, свои травки разные...

Николай Дурманов: Я с большим подозрением отношусь к формулировкам "понятное дело". По принципу Оккама: не сотвори себе лишней сущности. Мне приходилось жить и работать в Китае. На западе Китая, в бесконечных деревнях, на бесконечных пыльных равнинах живут 600 миллионов человек, у которых не так много шансов в этой жизни. У этих 600 миллионов человек есть много детей. Ребенок, который пропал в сборную Китая, тем более что-то выиграл на значимом соревновании, осчастливливает не только свою семью, но и свою деревню. Поэтому когда мы смотрим на успех китайцев, мы должны понимать: они так мотивированы, как нам и не снилось. Потому что для них это мощнейший социальный лифт с такого дна, которого мы еще не видели.

Что касается допинга. Думаю, что по уровню нелегальной химизации китайцы находятся на среднеевропейском уровне, и препараты те же самые. А что касается знаменитой китайской медицины, я не верю, что с помощью этих травок, настоек и пилюлек можно резко поднять спортивную форму. По крайней мере, я пытался изучать все эти вещи, но ничего выдающегося не увидел.

Алексей Кузнецов: Я согласен, китайцы имеют феноменальные мотивации в своей жизни. Но ведь на одной мотивации не уедешь. И не везде же они выигрывают.

Николай Дурманов: Но, наверное, используют. В Китае, особенно на востоке, капитализм, там те же интриги и дрязги, которые наблюдаются в Европе и Америке. Наверное, у кого-то есть соблазн обойти конкурента с помощью какой-то химии. В общем, все как у людей. Но чего-то выдающегося с точки зрения допинга в Китае я не замечаю.

Хотя есть одна вещь, где Китай сильно выделяется среди других стран. Ведь когда мы говорим "допинг-трафик", то есть транспортировка субстанций, превращение их в таблетки, в капсулы, в шприцы, выясняется, что очень часто все эти субстанции идут с китайских фармацевтических фабрик, в том числе и генно-инженерные препараты – эритропоэтин, гормон роста, огромные коллекции прогормонов, стероидные гормоны и так далее. Они попадают в Европу и Америку, где и расфасовываются. В этом смысле, я думаю, китайцам можно было бы "гайки подкрутить". Но не пойман – не вор. Пока это только разговоры.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий, часто ли вспоминает германская общественность о временах двух Германий, когда в ГДР был скрытый допинг? Там были какие-то тренеры, которые умели работать полулегальными методами... Юрий, эти традиции были начисто отрезаны, когда объединились две Германии? Или все-таки в каких-то видах спорта они сохранились?

Юрий Векслер: Это двойственная вещь. Они были сразу же серьезно отрезаны. Тем более что спортсменки ГДР... – а это все-таки была государственная система допинга в ГДР, в частности, в плавании, в легкой атлетике, – эти спортсменки получили голос в объединенной Германии и очень активно начали бороться за свои права. Потому что они считаются, по немецкому законодательству, пострадавшими, даже с генетическими проблемами и с проблемами со здоровьем. В основном это женщины, но есть и мужчины. Они получили голос, и этот голос услышан. Поэтому отказ от всего того, что было в ГДР в плане работы в спорте с допингом, очевиден. Хотя некоторые специалисты, по-моему, все-таки получили возможность работы и в объединенной Германии, но это уже конкретные люди, которые работают в новых условиях. Конечно, этот опыт известен, про него есть фильмы, эти люди участвуют в телепередачах. И он является для спортсменов ФРГ прививкой своего рода, люди знают про это. С этой точки зрения отсматривается ситуация и в российском спорте.

Я не берусь убеждать, что немецкие спортсмены не используют допинг, но думаю, что применение допинга в немецком спорте невелико. У нас есть очень известная история с конькобежкой Пехштайн, которая сумела во многих случаях доказать, что была обвинена в применение допинга несправедливо. По крайней мере, война против допинга в немецком спорте идет. И память о том, что было сделано в ГДР, как были изуродованы судьбы и здоровье спортсменов, – это у нас сохраняется, и мы видим эту информацию, представленную на телеканалах, в прессе и так далее.

Но я хочу спросить Николая Дмитриевича, как официального человека, и умного человека: что признается Россией официально в проблемах с допингом в российском спорте больших достижений? Я уточню вопрос. В конце февраля я прочитал интервью с Михаилом Прохоровым. Он опирается не только на период, когда он руководил Союзом биатлонистов России, и он просто камня на камне не оставляет на всех обвинениях против России, на докладе Макларена и так далее. С Зеппельтом Россия судится. Так что признается Россией официально в этой большой проблеме?

Николай Дурманов: Я не официальное лицо, поэтому могу оперировать собственным мнением. У меня такое впечатление, что у нашего антидопингового движения три голоса: Министерство спорта, Олимпийский комитет и независимая комиссия Виталия Георгиевича Смирнова. И такое впечатление, что у каждого из них свой сюжет. И если все эти сюжеты сложить, то, наверное, официальная квазипозиция звучит так: "В нашим антидопинговом хозяйстве большой непорядок – несколько жуликов скомпрометировали не только большой спорт, но и всю страну. Нужно срочно все это перестраивать на международных стандартах, при этом ни в коем случае нельзя в пароксизме обиды или ненависти прекратить контакты с международным антидопинговым движением". В общем и целом звучит здорово. Но прошло два года, и хотелось бы, конечно, увидеть результаты такой замечательной позиции.

Вот вроде бы несколько дней назад был объявлен конкурс на должность главы Российского антидопингового агентства (РУСАДА). Можно предположить, что это будет конкурс не персоналий, а конкурс неких программ. Человек, который идет на эту скандальную должность, на эту "горячую сковородку", должен рассказать, как он видит свою деятельность, какие приоритеты он видит на ближайший период, как он планирует обеспечить взаимодействие разных ветвей антидопинговой службы, потому что она состоит из нескольких подразделений. Ну, будем надеяться, что конкурсный подход приведет, в конце концов, к появлению человека, который будет озвучивать единую позицию, а не так, как сейчас, когда нам приходится по кусочкам, полученным из разных источников, складывать какую-то мозаику.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я бы хотел вспомнить Олимпиады 80-го и 84-го годов. Алексей, верно ли то, что их бойкотировали другие страны, восемь лет были потеряны для борьбы с допингом? Потому что практически бесконтрольно сначала советские спортсмены, а потом и американские применяли из-за этого запрещенные препараты.

Алексей Кузнецов: Я знаю, что есть мнение по поводу советской Олимпиады 80-го года, что допинг-пробы были подготовлены заранее, сложены в контейнеры. И спортсменам было сказано: "Пользуйтесь всем, чем угодно, ваши допинг-пробы уже готовы, они все чистые". И вроде бы не было разоблачений.

Что касается Олимпиады в Лос-Анджелесе, то я не знаю, как там обстояло дело. Главные разоблачения пошли позже, и то не всегда успешно. Я упоминал 96-й год в Атланте, когда три советских спортсмена вроде бы были уличены в применении бромантана. А потом выяснилось, что бромантан не включен в список запрещенных препаратов. И они были оправданы.

Я не знаю, как было в Америке, но если в России было приблизительно так, как я сказал, то это, конечно, похоже на правду, но только похоже. Я этого не знаю наверняка.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я был на Олимпиаде, но я помню, что там никакой конкуренции не было. По-моему, никто не проверял спортсменов на допинг.

Алексей Кузнецов: Николай, а вы не знаете этой истории по поводу Олимпиады в Москве?

Николай Дурманов: Немножко знаю. Вообще история с середины 60-х и где-то до начала 90-х – это была история дикого поля, тотального, жестокого, беспощадного применения допинга во всех крупных спортивных странах.

Алексей Кузнецов: На "Тур де Франс" были смертельные случаи.

Николай Дурманов: Все говорят про генно-инженерный допинг. Когда в спорте появился эритропоэтин (это препарат, который повышает уровень кислорода в крови, препарат для почечных больных, для раковых больных), а появился он до того, как попал в медицину, на стадии испытаний, в Европе погибло несколько десятков велосипедистов. Их кровь становилась такой густой, что сердце отказывалось качать эту жижу и останавливалось. Эти спортсмены по ночам каждые три часа были вынуждены вставать, идти к велосипеду и крутить педали, потому что только так они могли выжить. Про анаболики просто ничего не говорю. В этот момент из Восточной Германии очень много пришло экзотических анаболиков, тогда неуловимых. Наверное, до середины 90-х с допингом было тяжело во всех странах. И я думаю, то, что сейчас не очень эксплуатируют тему Москвы 80-го года, во многом объясняется тем, что тут же будет эксплуатироваться тема Лос-Анджелеса 84-го или Сеула 88-го.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мне кажется, что массовой гибели советских спортсменов не было зафиксировано ни в одном виде спорта.

Николай Дурманов: У нас таких фокусов не было. Но велосипед – это особый вид спорта, совершенно экстремальный.

Алексей Кузнецов: Тогда советские велосипедисты не участвовали в крупнейших гонках. Была только Велогонка мира для социалистических стран. Она была альтернативой "Тур де Франс".

Николай Дурманов: И это очень важный момент. Мы все время говорим про какие-то мельдонии, какие-то наркотики, которые легально получают американские спортсмены. Но мы забываем про то, что сейчас на мировой спорт надвигаются вещи покруче того, что я рассказал. Генный допинг, психотропы, пептидный допинг неуловим в принципе. И как бы бодро ни держались специалисты из антидопинговых служб, ряд супердопингов, которые можно купить в интернете, – нет ни малейшей идеи, как их ловить, на какой аппаратуре. Это допинги, которые отключают или включают гены. В наших мышцах есть белок миостатин, который не дает мышцам расти бесконтрольно. Эволюционно – понятно: зачем таскать лишнюю мышечную массу? С помощью генетических манипуляций можно выключить этот ген, и тогда мышцы растут во сне, без нагрузки до чудовищных размеров. Есть допинги сейчас, и их можно купить в интернете, называются "пилюли для лентяев". Они поднимают энергетику организма без упражнений, без нагрузок. Есть сильнейшие психотропы, которые отбивают у человека боль, страх, повышают координацию. Кстати, риталин, который прописали американской чемпионке 2016 года Симоне Байлз, – он из этой оперы. Вот что с этим делать? То есть как бы не вернулся кошмар 70-х и 80-х сейчас, но на новом уровне.

И надо сказать, что ни у нас, ни у них, ни в WADA никто об этом не говорит. Мы только пикируемся: кто верит Макларену – кто не верит Макларену, хороший Родченков – плохой Родченков, Португалова выгнали – не выгнали. Но перед нами гораздо более страшные проблемы, давайте ими займемся.

Алексей Кузнецов: Видимо, потому и не говорят, что пока не знают, как с ними бороться.

Николай Дурманов: Но замолчать это не удастся.

Алексей Кузнецов: Но вот мы, в частности, об этом говорим. Действительно, вопрос о том, что делать, стоит гораздо более остро, чем последствия допинг-скандалов всех Олимпиад вместе взятых. Я знаю, что есть люди, в том числе и некоторые участники наших бывших программ, которые стоят на позиции: "Может быть, мы позволим всем заниматься допингом, и пускай все в этом смысле будут в одном и том же положении. Хотят себе вредить? Пусть вредят. Хотят умирать? Пусть умирают". Но это же не выход из положения, мне кажется. А в чем тогда выход?

Николай Дурманов: Допинг в спорте, в обществе, в "околоспорте" – это сложный социальный феномен. У него нет простой причины: жулики начальники, воры, разбойники врачи, бессовестные спортсмены с уровнем IQ меньше 50. Это грандиозная проблема. В каком-то смысле табаки водка в киоске – это тоже допинг, это тоже культурный феномен. Рок-концерты, где обдолбанные звезды играют на своих странных инструментах, – это тоже допинг. Молодежная субкультура, галлюциногенные, рекреационные наркотики, а их сейчас огромное количество, – это тоже допинг. Спорт – это только одна из частей громадной проблемы химизации нашего молодого поколения.

Алексей Кузнецов: И самая большая часть, мне кажется.

Николай Дурманов: Она самая видная, потому что она организована, и на ее основе делается грандиозный шоу-бизнес. Например, Олимпиаду смотрят, по-моему, 6 миллиардов человек – невероятная цифра!

Владимир Кара-Мурза-старший: И там огромные рекламные деньги.

Николай Дурманов: А если серьезно говорить, то с допингом надо бороться так же, как с наркотиками. То есть это серьезное занятие для большого количества людей, для профессионалов в разных областях: социология, психология, аналитика, оперативная работа. Потому что объем допинг-трафика превышает объем наркотрафика – это исторический факт.

Более того, иногда допинг оборачивается легально. В аптеке можно что-то купить. Когда смотришь, как знаменитая американская теннисистка получает два препарата, понимаешь, что оксикодон и гидроморфон – это опиаты, это родные "братья" и "сестры" героина! И сразу вспоминаются слова главврача Соединенных Штатов Америки Вивека Мурти, что от этих двух легальных препаратов в Америке умирает народа больше, чем от нелегальных героина и крэка вместе взятых. Это очень сложная тема.

И в этой связи наивные разговоры: "А мы выделим на борьбу с допингом 1,5 миллиарда рублей", – ребята, это даже не капля в море, это тысячная доля капли.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вы сказали, что это как борьба с наркотиками, но наказание тут не такое строгое. За наркотики в некоторых странах казнят.

Николай Дурманов: У нас строго. У нас по статье 234, по-моему, за 35 анаболиков и психотропов можно сесть точно так же, как за героин, кокаин и марихуану. У нас примерно так, как в Италии и Германии. Есть зоны, где уголовная ответственность (и эта история лет 10 длится) пересекается со спортивным правом.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какое следующее большое спортивное событие?

Алексей Кузнецов: Кубок конфедерации по футболу в этом году.

Николай Дурманов: Но мы сидим спокойно, потому что там работает английская антидопинговая служба.

Алексей Кузнецов: А ее методы работы, по вашему мнению, достойные?

Николай Дурманов: Все бы ничего, но не так давно в Англии полыхнул грандиозный скандал. Сеть клиник омоложения в своих клиентах имела 150 ведущих спортсменов Великобритании, в том числе чемпионов мира, олимпийских чемпионов. И несколько врачей подкармливали их допингами. И когда все это дело вскрылось, Министерство здравоохранения Великобритании заявило: "Эти клиники легально имели эти препараты. Эти врачи – не спортивные врачи, это врачи-омолодители. Мы не можем их наказать – они находятся за сферой действия спортивного права и Всемирного антидопингового кодекса". И вот такие ребята проверяют нас сейчас, учат нас уму-разуму. Ну, определенные сомнения есть в их непредвзятости.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но для России это унизительно, что чужая страна нас взяла под контроль.

Николай Дурманов: У нас стоит лаборатория, наверное, лучшая в мире, но она не работает. Давайте запустим туда международную команду, чтобы лаборатория работала.

Владимир Кара-Мурза-старший: Видно, это делается для того, чтобы руководство государства могло это превратить в политическую проблему.

Николай Дурманов: Руководство было бы счастливо, если бы у нас работала лаборатория. Дело в том, что те пробы, которые не идут в нашу лабораторию, идут в Лозанну, в Барселону, в Монреаль, в Канберру, а это большие деньги. То есть получается, что с рынка выгнали большого игрока. Мы, между прочим, до момента закрытия нашей лаборатории были чемпионами мира по количеству допинг-проб, взятых на своей территории. Никто столько не брал. А теперь у нас – ноль. Все наши пробы едут куда-то, и там за наши деньги проверяются. Так что здесь, я думаю, надо держаться ближе к запаху денег – вот какая причина.

Владимир Кара-Мурза-старший: А когда изменится ситуация принципиально? Не тогда же, когда дисквалифицируют всех российских врачей. Наверное, что-то другое должно сдвинуться с мертвой точки?

Юрий Векслер: Честно говоря, весь наш разговор поверг меня в огромный пессимизм. Потому что те вещи, которые надвигаются, как возможное повышение способности спортсменов к рекордам в этих видах спорта, – я думаю, что противостоять этой волне очень трудно. Мне очень печально. Я болельщик, я люблю смотреть спортивные соревнования. И я вижу, что есть до сих пор спортсмены, которые не применяют допинг. Например, Мартен Фуркад в биатлоне – чистый спортсмен. И наш Антон Шипулин – тоже чистый спортсмен. Но когда я вижу отношение этих людей к тем людям, которые применяют допинг, я его понимаю. Я понимаю, что относятся к применившим допинг конкурентам, как к ворам, как к людям, которые могут украсть победу нечестным путем. И будет ли чистый спорт существовать? В частности, можно ли хотя бы на Олимпийских играх обеспечить возможность равной конкуренции и неприменения допинга?

Владимир Кара-Мурза-старший: Конечно, это первая задача.

Владимир Кара-Мурза

Россия. Весь мир > Медицина. СМИ, ИТ > svoboda.org, 13 марта 2017 > № 2103655 Николай Дурманов


Австралия. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 13 марта 2017 > № 2103585

Почему чистый лист бумаги - это самое крутое мобильное приложение

Элисон Биррейн

BBC Capital

Мобильные приложения постепенно становятся неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Однако, как выяснила обозреватель BBC Capital, все больше людей тоскуют по тем временам, когда жизнь была проще, а технологии еще не заполонили все вокруг.

Каждый год в январе Анжела Себерано составляет список целей на 12 месяцев вперед, а по вечерам в воскресенье готовит и систематизирует план мероприятий будущей недели.

Однако при этом Анжела, создавшая собственную фирму по связям с общественностью Flourish PR в австралийском Мельбурне, использует не электронные таблицы и замысловатые приложения для смартфонов: ей достаточно блокнотов, старомодного ежедневника, цветных авторучек и стопки журналов.

При помощи этих простых вещей она генерирует новые идеи, составляет списки и коллажи.

Себерано вовсе не технофоб. Она свободно владеет цифровой техникой и активно общается в социальных сетях, но при этом пользуется и традиционными носителями информации. Живет она тоже "на два дома" - в Австралии и Сан-Франциско, где находятся некоторые клиенты ее стартапа.

Она считает, что для некоторых задач удобнее использовать лист бумаги - простой, осязаемый и пригодный для многих целей.

"Иногда мне хочется уйти от всех технологий и просто присесть в тихом уголке с ручкой и чистым листом бумаги, - говорит она. - Приложений огромное множество, но мне кажется, что ни одно из них не соответствует моим задачам полностью".

"Я пыталась пользоваться ими: заполняла списки дел, расставляла приоритеты, использовала приложения для "мозгового штурма"... Но с листом бумаги или старомодным ежедневником и ручкой я чувствую себя более свободной. Я в любой момент могу взять его и сосредоточиться".

У Анжелы много единомышленников. При беглом обзоре социальных сетей обнаруживается, что люди потихоньку снова начинают получать удовольствие от таких простых радостей, как рукописные заметки в бумажных блокнотах и дневниках.

Вооружившись цветными чернилами, они от руки расписывают свои жизненные планы или конкретные цели - будь то занятия спортом, финансы или карьерный рост.

И хотя приложений становится все больше, в сетевом сообществе набирают популярность и другие идеи, объединенные принципом "назад к истокам".

Что говорит наука

Результаты последних научных исследований показывают, что приверженцы традиций по-своему правы.

Конечно, технологии могут облегчить решение конкретных задач, но избыточность цифровой информации представляет собой реальную и все более серьезную угрозу.

Согласно проведенному в 2010 году исследованию Калифорнийского университета в Сан-Диего, сегодня мы потребляем почти втрое больше информации, чем в 1960-х годах.

По данным британского медиарегулятора Ofcom, 60% британцев признают собственную зависимость от электронных устройств, и каждый третий ежедневно проводит в сети больше времени, чем изначально планировал.

Означает ли это, что мы переутомляемся и что гаджеты слишком нас отвлекают? Возможно.

Например, результаты многих исследований указывают на то, что одновременное выполнение нескольких дел вредно для человека и приводит к рассредоточенности мышления.

Другие ученые выяснили, что бумага и ручка имеют некоторые преимущества перед клавиатурой.

Совместное исследование Принстонского университета и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, опубликованное в 2014 году, доказывает, что написанное пером действительно "не вырубить топором".

Проведя три эксперимента, исследователи выяснили, что студенты, которые вели конспект с помощью ноутбука, отвечали на абстрактные вопросы хуже, чем их однокашники, делавшие заметки от руки.

Студенты с бумажными конспектами лучше понимали и запоминали учебный материал, так как обрабатывали информацию в мозгу вместо того, чтобы перепечатывать ее дословно.

А в другом исследовании, опубликованном в "Журнале прикладной когнитивной психологии", содержится вывод о том, что рисование каракулей облегчает запоминание однообразной информации.

Набросок в блокноте

Разумеется, в самой идее постановки задач без использования технологий нет ничего нового. Именно так поступали все люди до наступления эры интернета.

Разница заключается в том, что сегодня к традиционным методам возвращаются даже те, кто свободно пользуется цифровой техникой. Многие из этих людей ведут успешные видеоблоги, работают в технической сфере и отлично разбираются в новых медиавозможностях.

Производители ежедневников Moleskine и Leuchtturm1917 утверждают, что эта тенденция привела к настоящему буму продаж канцелярских принадлежностей.

Например, президент Moleskine America Марк Сислински сообщил, что за последние четыре года ежегодный рост продаж компании превышал 10%.

Директор по маркетингу компании Leuchtturm1917 Ричард Бернье говорит, что продажи начали стремительно расти в июне 2016 года, и не последнюю роль здесь сыграла bullet journaling - новая форма ведения ежедневников, набирающая популярность в сетевом сообществе.

Самоанализ по-новому

Итак, в чем же заключается неизменная привлекательность простых методов в эпоху расцвета технологий, специально направленных на повышение эффективности и производительности труда?

Для начала, у блокнота никогда не сядет аккумулятор и он не зависнет на середине задачи. Вы никогда не удалите информацию по ошибке.

Он не звонит, не вибрирует и не выводит вас из себя, постоянно докладывая о новой почте и обновлениях в социальных сетях.

В блокноте можно нарисовать набросок, диаграмму или схематичную картинку, что непросто сделать в смартфоне, а ведь иногда рисунок может заменить тысячу слов.

Эми Джонс из американского Сан-Диего создала проект Map Your Progress, который позволяет отслеживать достижение целей с помощью рисунков. Ей самой использование наглядной иллюстрации помогло вернуть долг в 26 тысяч долларов.

Взяв за образец визуальные подсказки, которые использовала ее мать, работавшая в сфере продаж, Джонс нарисовала на большом листе бумаги множество завитушек, каждая из которых соответствовала 100 долларам, и повесила этот плакат на стену.

Каждый раз, когда ей удавалось вернуть такую сумму, Эми закрашивала один из завитков ярким фломастером.

И что же в итоге? Она вернула долг вдвое быстрее, чем рассчитывала, и заодно создала интересное произведение искусства.

"Я поразилась тому, насколько эффективным оказался плакат и сколько удовольствия принесло мне его раскрашивание, - говорит Джонс. - Я могла взглянуть на любой завиток и увидеть на цветном рисунке, как становлюсь все ближе к цели".

"Это помогало мне принимать решения, и я отдавала долг намного более активно, чем если бы у меня не было настолько наглядной мотивации".

Когда она поделилась своим успехом в "Фейсбуке", идея обрела популярность. В 2015 году Эми начала продавать через интернет свои плакаты, получившие название "карты прогресса".

Ее клиенты из разных стран мира, включая даже Австралию, используют их, чтобы сосредоточиться на достижении своих целей, будь то возвращение долга, похудение или подготовка к марафону.

"В этом действии даже есть что-то от ритуала, - объясняет Эми. - Люди волнуются и ждут того момента, когда смогут закрасить очередной завиток. Это более важное ощущение, чем простое движение пальцем по экрану телефона или заполнение ячейки в таблице. Вы переживаете его более интенсивно".

Точно так же нью-йоркский дизайнер цифровых устройств Райдер Кэрролл придумал для самого себя метод составления заметок и списков, названный им Bullet Journal.

"Вы видите перед собой итог моих многолетних попыток справиться с собственной неорганизованностью, - рассказывает он. - Все началось еще в детстве, когда мне поставили диагноз "синдром дефицита внимания".

"Те, кто считает, что мы ни на что не обращаем внимания, очень ошибаются. На собственном опыте я знаю, что мы обращаем внимание на слишком много вещей одновременно. Поэтому мне пришлось придумать способ фиксирования информации короткими блоками и научиться слушать".

"Я придумал систему Bullet Journal для себя, но она подходит для всех людей с моим складом ума, нуждающихся в гибком подходе", - продолжает Кэрролл.

"Ее можно использовать для рисования, записей, планирования - в общем, для чего угодно. Я хотел создать систему, которая была бы многофункциональной".

Не бойтесь испачкать руки

Записывая идеи на бумаге, вы можете придумать нечто совершенно новое.

Чтобы разбудить в себе творческое, новаторское начало, необходимо "испачкать руки", говорит профессор бизнес-школы Кенан-Флэглер при университете Северной Каролины Арвинд Малотра.

Именно этого ощущения не хватает людям, использующим гаджеты и современные технологии.

"Исследования также показали, что тактильные ощущения могут стимулировать участки мозга, связанные с творческой деятельностью. Поэтому творческие достижения во многом зависят от прикосновений, ощущений и того чувства, которое вы испытываете, создавая нечто материальное", - говорит он.

"Мой собственный опыт быстрого прототипирования показывает, что даже в цифровую эпоху новые идеи появляются на стыке цифрового и физического аспектов", - рассказывает Малотра.

По его словам, именно поэтому во многих компаниях любят использовать настенные доски.

"По моим наблюдениям, почти в 80% офисов, где принимаются важные творческие решения, используются настенные доски", - поясняет ученый.

"И самое интересное, что почти во всех высокотехнологичных компаниях, производящих цифровое оборудование и программное обеспечение, эти настенные доски по-прежнему остаются основным инструментом для стимулирования творческой мысли и совместной работы".

Назад к основам

Главное для Анжелы Себерано - это возможность выключить телефон, отойти от компьютера, сесть и сосредоточиться. Для создания собственных систем ей нужна свобода.

"Технологии увлекают вас, но на самом деле вы всегда играете по чужим правилам, - говорит она. - Я не пользуюсь приложениями потому, что они всегда сделаны для кого-то другого. Мой процесс мышления выглядит иначе".

"Поэтому когда я беру ручку и бумагу, мои записи выглядят для меня идеально организованными, но для другого человека, возможно, это будет не так. Я считаю, что люди просто пытаются вернуть себе контроль над своим временем и над той информацией, которую они поглощают".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Австралия. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 13 марта 2017 > № 2103585


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 марта 2017 > № 2103379 Дмитрий Гришин

Руководитель Mail.Ru Group: «Я сам был готов работать бесплатно, настолько мне все было интересно»

Николай Усков, Елена Краузова

Дмитрий Гришин— о своем пути в IT, о непредсказуемых последствиях технологий и о том, какие прогнозы сбываются, а какие нет

В кабинете 38-летнего мультимиллионера Дмитрия Гришина, сооснователя и председателя совета директоров Mail.Ru Group (стоимость его доли в компании, около 2%, — $80 млн), то и дело раздается: «Ооу!» Так о входящих сообщениях сигнализирует один из старейших российских мессенджеров ICQ, объединяющий около 6,7 млн ежемесячных пользователей, — в ноябре 2016 года он отпраздновал 20-летие. На столе рядом с ноутбуком — макет дроида R2D2 из «Звездных войн» и очки дополненной реальности Microsoft HoloLens, в которых Гришин предлагает гостям кабинета отстреливаться лазерами от роботов, вылезающих из дыр в стенах офиса. По правде сказать, большого впечатления очки не производят, чего не скажешь о самих стенах. Они покрыты особыми белыми обоями, на которых можно фломастером писать формулы или напоминалки, фиксировать научные озарения. Гришин руководит Mail.Ru Group уже больше шести лет. За это время компания запускала и закрывала проекты, скупала и распродавала активы, а ее годовая выручка прошла отметку 36,3 млрд рублей. Mail.Ru Group часто критикуют за то, что она объединяет разнородные бизнесы — поисковые сервисы, почту, социальные сети, игры, а с начала 2017 года — облачные сервисы для бизнеса. В интервью Forbes Гришин подчеркивает, что такая разнонаправленность, как и разделение компании на максимально самостоятельные бизнес-юниты, — это единственный способ не отстать от технологических трендов в стремительно меняющемся интернет-бизнесе. Сам Гришин такой же «многозадачный»: параллельно он инвестирует в робототехнические компании через собственный фонд Grishin Robotics объемом $100 млн. Интернет-технологии именно сейчас приходят во все сферы реальной жизни, вскоре приставки «онлайн» и «робо» появятся у всего и вся, уверен Гришин. Бояться, что роботы убьют людей и отнимут работу, не стоит, сразу предупреждает предприниматель.

Компания Mail.ru заняла второе место в рейтинге Forbes 20 самых дорогих компаний рунета – 2017.

— Вы уроженец поселка Капустин Яр. Это обычная карьера для местных жителей?

— В Капустином Яре служил мой дедушка, а меня родители быстро увезли в Саратов. Так что это, скорее, просто место рождения в паспорте. Но дед действительно работал на космодроме, даже пересекался в проектах с Королевым. Отец участвовал в конструкторских работах для МиГ-29. Так что инженерные гены мне помогают, это правда. Как-то в детстве, посмотрев по телевизору гонку биатлонистов, я из какого-то советского конструктора собрал винтовку, стрелявшую орехами. В семье ей не особенно обрадовались — переживали за сервиз и другие ценные вещи на полках серванта. Будильники постоянно раскручивал. К шестому классу у меня появился компьютер БК-0010-01, аналог американской мини-ЭВМ PDP-11. На нем я написал первую игру: машина «Альфа Ромео» (я видел такие только на вкладышах к жвачкам, которыми мы играли в перевертышей) должна была объезжать столбики. Я продал ее в саратовском магазине игр, эти первые «заработанные в IT» деньги полностью пошли на дисковод.

— Зачитывались фантастикой?

— Я вырос на ней — на фильмах, на книгах. «Полет Навигатора» — одно из самых ярких воспоминаний детства. Хорошо запомнились «Москва — Кассиопея», путешествия Алисы Селезневой, «Гостья из будущего».

— В чем фантасты вашего детства предвосхитили будущее, а в чем оказались слишком наивными оптимистами?

— Сейчас я много думаю о будущем робототехники и потому пытаюсь анализировать прогнозы людей о развитии технологий. Недавно мне на глаза попался отчет американских ученых 1960-х. Удивительно, они описали появление крупных телеком-компаний, которые будут раздавать интернет по кабелям в специальные терминалы для коллективного доступа. Но они и предположить не могли появление мобильного интернета.

Люди часто думают о прямом влиянии технологий, но забывают о множестве косвенных эффектов. Возьмем самоуправляемые автомобили. Они действительно скоро придут в жизнь — они безопаснее, они экономят время и делают возможными, например, ночные грузоперевозки (сейчас это слишком дорого). Большинство споров вокруг «беспилотников» на дорогах — оставят ли они водителей без рабочих мест? На самом деле нужно смотреть дальше и шире. Например, автономные авто кардинально изменят рынок недвижимости. Цена квартиры больше не будет зависеть от ее близости к центру. Парковочные места как самостоятельный объект покупки и продажи исчезнут. То же самое произошло, когда человечество пересело с лошадей на автомобили. Дело не только в том, что изменился способ передвижения. Стала возможной бизнес-модель Walmart — огромные моллы за городом, куда семьи едут закупаться на выходных на своих четырех колесах.

Если бы я был владельцем крупного торгового центра в Москве с огромной парковкой сейчас, когда Google, General Motors и Uber уже тестируют самоуправляемые автомобили, я бы всерьез задумался о будущем своего бизнеса. А если бы я управлял сетью кинотеатров, я бы задался вопросом: могут ли стать новой аудиторией миллионы людей, которые во время поездки в самоуправляемых автомобилях будут предоставлены сами себе? Точно так же мало кто представлял себе, что мобильный интернет, благодаря в том числе магазинам приложений, создаст новый огромный рынок, все думали больше о распространении смартфонов как средств связи. Вот эти «вторые производные» новых технологий обычно и недооценивают. Так что когда фантасты описывают будущее, а изобретатели создают новые технологии, они сами часто не могут знать, к каким глобальным изменениям все это может привести.

— Эта многовариантность сценариев развития технологий и вдохновляла?

— Не могу сказать, что тогда, в школе, я задумывался о том, что интернет будет везде. Скорее было ощущение, что появляется что-то интересное и новое и что ты сам за компьютером можешь делать то, чего не могут остальные. Это было сродни тому, как дворовые ребята придумывают новый, не понятный никому из посторонних язык.

— Помогал физико-математический уклон в школе?

— Конечно. Но в кружок по программированию я записался еще в обычной саратовской школе, где учился до девятого класса. В середине 1980-х компьютеров в школах было мало, так что мы сидели с книгами по Basic и писали программы на листочках. Ты должен был научиться думать как машина. Только когда ты хорошо справился с упражнением, тебя пускали к компьютеру протестировать написанную программу. А в физико-математической школе был уже целый класс с компьютерами IBM. Я в нем практически жил. В старшей школе начались олимпиады по программированию, и, хотя участвовало в них совсем мало людей, постепенно становилось понятно: информатика стала такой же дисциплиной, «наукой», как физика.

— Кто был тогда ролевой моделью?

— Билл Гейтс. И в старших классах, и в университете очень много читал про него. Тогда, в середине 1990-х, появилась первая интернет-сеть «Релком». Первый пласт айтишников в интернете перекидывался сообщениями, я хорошо помню, как читал про Гейтса в интернете. Переезд из Саратова в Москву вообще очень расширил горизонты амбиций. И Бауманка, конечно, стала настоящей школой жизни.

— Выбор вуза был очевиден?

— Да, самый престижный технический вуз страны был естественным выбором. Единственное, родители переживали. Мама даже сказала, что младшего сына она в Москву не отправит. Дома прошел «подготовительный курс» — учили жарить яичницу. В общежитии жили втроем, съехать оттуда было одной из главных мотиваций. Но сейчас я понимаю, что именно тогда я приобрел многое из того, что помогает до сих пор. Не хочу обидеть москвичей, но у меня есть ощущение, что у ребят, которые приезжают в столицу из других регионов, обычно больше драйва и желания что-то изменить. Лично у меня было так: во-первых, о возвращении домой не было и речи, во-вторых, я постоянно жил с чувством, что я человек второго сорта, с этим хотелось что-то сделать. Мне все казалось, что я не справлюсь, что в столицу съехались самые умные технари со всей страны.

— Учиться было сложно?

— Помогло то, что благодаря очень сильной математике в школе на первом курсе я чувствовал себя среди однокурсников уверенно. С другими предметами все было не так гладко. До сих пор помню, как наши чертежи карандашом на ватмане А1 (на них уходило по нескольку недель) преподаватель правил ручкой… Было сложно, но я рад, что застал «матерую» Бауманку — много математики, черчения, инженерных наук. Университет, во-первых, привил умение учиться. Когда я поступил, мне говорили, что красный диплом в таком вузе — это в принципе невозможно. А я закончил с красным, только с одной четверкой. Во-вторых, в те годы я понял, как важно уметь договариваться с людьми. Что иногда простые уговоры не работают, нужна тактика. И еще: именно тогда появилось чувство разделения людей вокруг на «наших» и «не наших». Всегда были внутренние разборки, но, если кто-то из «чужих» бил «своих», вставали и шли давать отпор все.

— Вы были «ботаником»?

— Я бы называл себя «оптимизатором». Я умел схватывать на лету. К тому же я всегда узнавал как можно больше про каждого преподавателя: если тот требовал сидеть на первой парте каждую лекцию, — сидел. Если можно было отделаться вовремя сданными «лабами» — сдавал. В общем, строил эффективную систему, учитывая, конечно, какие предметы нравились больше. Единственная беда была с русским языком. Еще в школе все то время, которое я должен был потратить на сочинения и русскую классику, я просидел в компьютерном классе. Предвыпускной диктант я написал на «1/2». В Бауманке русского языка в расписании не было. Но для поступления надо было сдать зачет. Надо было выбрать: делать упражнения (вставить пропущенные буквы, расставить знаки препинания) или писать сочинение. Я ночами просиживал за физикой и математикой (по ним были не зачеты, а экзамены), и вот в день зачета по русскому языку я захожу в огромную аудиторию. Преподаватель просит поднять руки тех, кто пишет сочинения. Две руки: девушка в огромных очках на первой парте и я. Все вокруг смотрели на меня так, как будто я действительно разбирался в русском языке.

— Вы начали работать еще в институте?

— Первую подработку взял на втором курсе. Мы тащили пианино с пятого этажа какого-то старого здания на Арбате. Лестницы были ужасно узкие, перила постоянно мешали. Кажется, игру было легче написать, чем пианино вынести из той квартиры. Первые карманные деньги я тратил на молоко и батоны. Это было «элитное» питание, потому что обычно я питался «дошираком».

Потом по предложению преподавателя в Бауманке я устроился писать программы для проектирования гидростанций в Гидропроект — там можно было программировать час-два и все успевать. Оставшееся время шло на работу на одну из американских компаний, писал систему проектирования для предприятий. Вся первая зарплата ушла на пейджер, на котором я сразу же настроил прием электронной почты. Дальше я так и работал по ночам в общежитии (тогда я уже купил компьютер), постепенно дорос до руководителя отдела разработки.

— Английский у вас уже тогда был хороший?

— Английский у меня был необычный, но его хватало, чтобы общаться с американцами со словарем и понимать задания. Я хорошо знал слова-команды из языков программирования вроде «if», «then» (причем многие произносил неправильно, «run» говорил с «у»), но как-то постепенно освоил и повседневную лексику. Акцент у меня до сих пор сильный.

— Сколько удавалось зарабатывать?

— Около тысячи долларов в месяц — хорошие деньги по тем временам. Часть денег шла на компьютерную сеть, которую мы прокладывали сами в общежитии. Нашли провайдера, скинулись на стоимость подключения. Тянули кабель из комнаты в комнату. Конечно, все делалось в первую очередь, чтобы «рубиться» в игры. Вообще в общежитии был здоровый технарский дух — всем хотелось что-то развинтить и разобраться, как это работает. Думаю, любой студент Бауманки тогда мог собрать компьютер из купленных частей. Мы все ездили на Митинский радиорынок, он был Меккой электроники для компьютеров. Находили какую-нибудь подержанную карту, возились с ней, пока не заработает, разгоняли процессоры.

Но хотя мне очень нравилось «железо», я уже тогда понимал, что именно интернет вырастает в новую индустрию. Уже был «Рамблер», а первые крупные интернет-провайдеры — «Релком», «Демос» — подключали к интернету все больше людей.

— Как познакомились с Юрием Мильнером?

— В Netbridge меня позвал друг из общежития: он сам шел на собеседование, я отправился практически за компанию. Хотя я еще учился, меня взяли руководителем группы разработки проектов. Netbridge только запустился, они искали программистов. Мы начали с интернет-аукциона «Молоток», потом был сайт для хостинга сайтов. В целом у Мильнера была идея повторить успешные западные бизнес-модели. Я за полгода-год вырос до технического директора. И тут кризис. Netbridge объединился с Port.Ru, который развивал очень много проектов, и в том числе сайт Mail.Ru.

— В 23 года сложно было понять специфику управления в IT? Какими качествами должен обладать технарь-менеджер?

— Мне помогло то, что в компании после кризиса остались работать настоящие энтузиасты (в Netbridge и Port.Ru работало по 250 человек, а после слияния осталось 40). Я сам был готов работать бесплатно, настолько мне все было интересно. Так что я оказался в нужном месте в нужное время. Сказался и опыт руководства командой разработки в американской компании — было хоть какое-то понимание стандартов. Ну и у нас у всех горели глаза. Мы готовы были на все, чтобы то, что мы сделали, не умирало. Мы не думали о бизнес-моделях (даже в американской экономике в начале 2000-х интернет-бизнесы не «заводились»), нужно было выживать. Мы учились на своих ошибках и сильно экономили. Закупали оборудование обанкротившихся американских компаний на eBay, сами возились с ним на таможне. Потом стало легче — началась эра расцвета интернета, в нас поверили крупные рекламодатели вроде Microsoft и Beeline. Но на первых порах умение выживать на три копейки в общежитии действительно пригодилось.

— Сейчас вы с Мильнером продолжаете общаться?

— Да, конечно. В 2005 году мы организовали компанию Digital Sky Technologies. Для меня это был первый предпринимательский опыт. Я понимал, что электронная почта и поиск — это только начало, что нужно ждать прихода в интернет и игр, и торговли. Задумывалось, что в DST Юрий Борисович будет отвечать за все, что касается финансов и инвестиций, а я — за продукты и технологии. Я вложил в DST несколько сотен тысяч долларов собственных денег, которые к тому времени получилось накопить.

— Квартира у вас уже была своя?

— Нет, тогда еще не было. К тому времени уже прошло больше пяти лет после краха доткомов. Я чувствовал, что вот-вот начнется какая-то большая история. Собственно, она и произошла — выросла Mail.Ru Group. Ключевую роль в ее становлении сыграл Алишер Усманов. Я с ним познакомился, когда Мильнер позвонил Ивану Стрешинскому (член совета директоров USM Holdings. — Forbes) и мы поехали на встречу с Алишером Бурхановичем. Усманов вовремя разглядел в российском интернете огромный потенциал, а потом помог объединить все проекты в один коммуникационный портал. Вскоре Digital Sky Technologies объединили с Mail.Ru, появилась Mail.Ru Group. В 2010 году мы вывели компанию на IPO. К тому моменту я стал генеральным директором всего, что объединяла Mail.Ru Group.

— Помимо здорового любопытства к разным решениям и умения учиться на своих ошибках что помогло стать хорошим управленцем?

— Немного помогло то, что я сам программист, меня было не одурачить. Но куда важнее то, что мы быстро поняли: вместо одной большой корпоративной иерархии лучше работают небольшие гибкие проекты. Они достаточно свободны в решениях и даже конкурируют друг с другом. Сейчас в Mail.Ru Group около 3500 сотрудников, мы идем в новые направления, но бизнес-юниты сохраняются. Чем они будут меньше по масштабу, тем лучше, но нужно помнить о сложности проектов. Для создания классной игры нужно несколько сотен человек. А вот для разработки сложной системы хранения данных — уже намного больше. Но все равно, только набор таких самостоятельных единиц помогает быстро и четко реагировать на то, как меняется среда. Потому что так в каждой «ячейке» будет своя культура, связанная с типом разрабатываемого продукта. В одних случаях нужно двигаться мелкими шагами, в других — работать дольше и сосредоточеннее. В конечном счете такое устройство внутри позволяет тебе, с одной стороны, стимулировать обмен знаниями между сотрудниками и подразделениями, с другой — давать максимум свободы и не ждать, что разработчики ничего не смогут сделать без твоего одобрения.

— Какие направления бизнеса в приоритете сегодня для Mail.Ru Group?

— Мы видим, что в России интернет начинает все активнее выходить в отрасли, которые до сих пор были вне его. Поэтому мы, например, купили сервис доставки еды Delivery Club. Я верю, что вокруг самых разных повседневных вещей будут появляться новые бизнес-модели, на стыке офлайн и онлайн. Что это значит для Mail.Ru Group? Первое: мы знаем, что как интернет-компания сами не будем заниматься физической инфраструктурой. Второе: хотя долго шли разговоры о том, что «уберизация» изменит очень многие рынки, маркетплейсы все же применимы не всегда. Теперь задача — рассмотреть, где интернет-технологии действительно приносят сервису огромное преимущество и меняют пользовательский опыт, а где они только «вишенка на торте».

Читать также: Доставка на 100 миллионов. Сколько стоит Delivery Club

— В каких отраслях это уже можно увидеть?

— Интернет может кардинально поменять сферу образования. В мире есть два типа людей: первые умеют учиться сами, вторые не так хорошо мотивированы. Для вторых очень важно погружение в среду, поэтому они, например, ходят на конференции — попить кофе, пообщаться, «проникнуться» — хотя на самом деле все лекции есть на сайте. Поэтому большой вызов для онлайн-образования сейчас — научиться имитировать среду, чтобы лучше стимулировать людей учиться. Вот тогда онлайн-образование станет огромным рынком, а учителя будут новыми селебрити и потеснят звезд эстрады.

— Это все-таки отдаленное будущее, а на какие отрасли стратегически смотрит сейчас Mail.Ru Group?

— Онлайн-образование, кстати, для нас не столь далекая сфера — в 2016 году мы купили 51% образовательной онлайн-платформы для программистов GeekBrains. Я не могу озвучивать конкретные планы, но в целом мы смотрим на самые разные варианты электронной коммерции, на новые применения социальных сетей и новые способы монетизации аудитории в ее повседневной жизни. Мы, безусловно, верим в большой потенциал сервисов доставки еды.

— В январе вы запустили сервис облачного хостинга данных, это новый для вас рынок корпоративных услуг.

— Да, исторически мы были компанией с продуктами, ориентированными на конечного пользователя. Это в ДНК нашего бизнеса. Но мы увидели, что за последние несколько лет мы накопили так много технологий внутри, что решили попробовать вывести их на рынок. Один из таких экспериментов — система управления базами данных Tarantool, есть инструменты для работы внутри редакций (например, сервисы рекомендации новостей). Безусловно, b2b — новый для нас рынок с точки зрения культуры заказчиков и покупателей, научимся ли мы правильно работать с ним — вопрос открытый.

— Какие направления, наоборот, могут пропасть из списка важных для Mail.Ru Group?

— Запуская новые продукты или инвестируя в проекты на рынке, мы всегда думаем о том, насколько они дают синергетический эффект тем сервисам и продуктам, которые у нас уже есть. Например, Delivery Club и проект «Юла» (сервис объявлений на основе геотаргетинга) получают выгоду от наших социальных сетей.

Читать также: По следам Tencent. Что общего между Mail.ru и китайским интернет-гигантом

— Вы продолжаете активно развивать игры, с которыми многие интернет-компании и венчурные инвесторы предпочитают не работать: слишком сложно просчитать экономику и повлиять на успех продукта.

— Действительно, игры остаются hit driven бизнесом. Если проводить параллель с рынком кинопроизводства, мы одновременно делаем фильмы и владеем кинотеатрами. У нас есть большая аудитория, которой мы предлагаем самые разные игры, и, изучив ее потребности, разрабатываем новый продукт сами или лицензируем игры у китайских или корейских партнеров. Такая сбалансированная модель позволяет нам в каждой ситуации решать, продавать нашей же аудитории лицензированную игру или делать свою (и, может быть, идти с ней на другую аудиторию). К этой модели, кстати, идет и Netflix.

— Как на российском интернете и Mail.Ru Group сказывается растущее влияние государства? Прошлый год побил все рекорды резонансных законодательных инициатив, касающихся Рунета.

— С чисто эмоциональной точки зрения мне, как человеку, выросшему вместе с интернетом (когда он находился полностью вне поля зрения государства), никакое регулирование не нравится. Но если смотреть более рационально, то надо честно признаться: российский интернет стал очень большим. И поэтому, действительно, нужно задаться вопросами о правовом поле Рунета, о способах идентификации пользователя, о его юрисдикции, о том, что он может делать, а что — нет. Попытки очертить правила этой новой системы — мировая тенденция. Во многом поводом задуматься стала история со Сноуденом. Теперь главное, чтобы был найден баланс между свободой и регулированием.

— И его находят?

— В целом да. Хотя по этому поводу слышно много возражений. Мне кажется, тут мы имеем дело больше со страшилками, которые активно муссируются в медиа. Честно признаться, думаю, даже у людей внутри интернет-отрасли не всегда есть ответ на вопрос, каким именно должен быть этот оптимальный баланс.

— С Mail.Ru Group и другими игроками власть консультируется?

— Да, активно. И мне кажется, это важно: власть понимает, что интернет становится ключевым бизнесом во всей экономике, поэтому так важно построить правила игры. Изначально я смотрел на будущее интернета как романтик: думал, что это будет отдельный мир, где люди общаются свободно. Но так не бывает. Как только интернет начинает дотрагиваться до все новых сфер человеческой деятельности, перед нами встает вопрос регулирования. Думаю, мир идет к тому, что в интернете будут отдельные «регионы», каждый со своей спецификой. И чтобы вести бизнес глобально, тебе нужно будет подстраиваться под особенности каждой страны. Масштабировать IT-продукты за рубеж станет сложнее. Мы превращаемся в этаких P&G, которым, чтобы распространять продукт по всему миру, нужно понимать внутренние правила каждого региона.

Это естественный процесс. Когда появились поезда, люди выходили бунтовать и собирались в церквях. Им не нравилось, что под запретом отдельные участки для строительства жилищ и дорог и что поезда сбивали коров, потому что вдоль железнодорожных путей не было ограждений. Потребовалось время на то, чтобы общество адаптировалось к изменениям и создало общие для всех правила. То же самое сейчас с волной протестов против Uber, с проблемами автомобилей-беспилотников и предписаниями по регистрации дронов.

— Кем вы видите себя через десять лет?

— Мне хочется, чтобы в ближайшие десять лет все позитивные прогнозы про технологии и робототехнику сбылись. Лично я хотел бы запустить новые направления — в интернете, робототехнике. У меня уже так сложилась жизнь: чего-то не было, но тут появляется технология — и вот ею уже пользуются миллионы людей. Над нами смеялись в начале 2000-х, когда мы говорили, что бумажные письма уступят место электронной почте. Точно так же сегодня, с выходом интернета за пределы «классических» для него дисциплин, с развитием робототехники и искусственного интеллекта, многое изменится кардинально. Мне просто хочется быть причастным еще к какому-то числу подобных проектов/

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 марта 2017 > № 2103379 Дмитрий Гришин


США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт

На пороге кибервойны с Америкой

Георгий Бовт о том, как будет выглядеть новая гонка вооружений

Теперь мне совсем не жалко двух накрывшихся один за другим смартфонов «Самсунг». Предсмертные конвульсии были странные. Но теперь все понятно. После публикации «Сейфа номер 7» от «Викиликс».

Это все происки ЦРУ! И телевизор одноименной марки имени импичмента корейской президентши — тоже ведь дурным красным глазом косит в темноте. Я давно заметил. Подсматривает, сволочь. Буду накрывать его, как попугая, попонкой. Глазок камеры на ноуте заклеивать изолентой. Мобильник запирать в железный ящик. Не зря их теперь делают со встроенными и неизвлекаемыми батареями.

Прознали враги про давнюю (сейчас она, конечно, устарела, новые средства защиты есть) привычку важных чиновников вынимать источник питания во время конфиденциальных разговоров.

В прошлом году «члены секты Стива Джобса» следили за препирательствами гордой корпорации Apple в лице Тима Кука и ФБР, требовавшего разлочить айфон участника массового расстрела в Сан-Бернардино. Не сдался гордый Кук: якобы ФБР нашло иные пути вскрыть невскрываемую продукцию. Капитализация устояла. Вера «сектантов» в неприкосновенность своих постов про котиков не пошатнулась.

Но вываленные «Викиликс» документы ЦРУ вернули многих с небес мечтаний о неприкосновенности их персональных данных на грешную и усеянную шпионами землю. Еще недавно ФБР активно лоббировало в конгрессе закон о защите гаджетов граждан США от взлома террористами и заморскими шпионами. Производители обязаны были бы по такому закону устранять вскрытые спецслужбами уязвимости устройств. И обязательно должен был быть предусмотрен «золотой ключ», или «задняя зверь» для проникновения в программное обеспечение этих устройств для самих спецслужб. Но теперь, как ясно из слива «Викиликс», в ЦРУ нашли «золотой ключик» сами. При этом сознательно скрыли от компаний-производителей обнаруженные уязвимости (хотя обязаны были информировать), чтобы пользоваться ими.

Короче, взломано и заражено шпионскими программами все. Весь софт от Windows до Linux, флешки и CD, операционные системы айфонов и смартфонов. Всех типов.

Секретные мессенджеры оказались несекретными, притом без взлома их кода, а просто путем внедрения соответствующих вирусов в ОС передающих устройств. Разработка самоуправляемых, без водителей, автомобилей тоже под колпаком у ЦРУ — «закладки» в софте есть и там.

В условный час икс еще неизвестно, что начнут вытворять компьютеры, дроны и прочая электроника. А внедрение вируса в бортовой компьютер современного авто, на минуточку, является потенциально идеальным оружием для покушения на неугодных лиц. Да, и ракеты. Куда полетят ракеты? Особенно у тех стран, компонентная база которых зависит от кудесников из Кремниевой долины. И, как выяснилось, от «тихих американцев» из Лэнгли тоже.

На днях газета The New York Times, ненадолго отвлекшись от борьбы с ненавистным ей Трампом, опубликовала расследование о кибервойне США против Северной Кореи. Она идет уже года три. С тех пор, как северокорейские хакеры взломали серверы Sony Pictures Entertainment. Вышло им это боком. А вы думаете, почему до 88% пусков северокорейских ракет (как их называют американцы, «советского типа») — неудачные? А вот, оказывается, почему. В отличие от 13% (данные тоже американские) в России. Это пока 13%.

Кстати, об уязвимостях, так называемых zero days, и всяких «золотых ключиках» (в прошлом году ЦРУ использовало в своих целях 24 уязвимостей в айфонах). Если они стали известны хакерам из ЦРУ, то станут рано или поздно доступны террористам. Это как в гонке вооружений: все, что изобретает одна страна, может быть использовано против нее же. Уже сейчас в широком доступе имеются (данные Центра интернета и общества Гарвардского университета) 865 продуктов по шифрованию контента из 55 стран, из которых две трети коммерциализированы, а остальные находятся в открытом доступе. Это уже огромный рынок, оцениваемый более чем в 75 млрд долларов, и там непременно найдется место «зловредным хакерам», которые разработают собственный зашифрованный софт.

В киберпространстве начинается неконтролируемая гонка вооружений. Россия и Америка в ней снова будут противниками. Собственно, они уже.

В Америке потенциально ошеломительный слив «Викиликс» насчет глубины проникновения ЦРУ во все электронное и с чипами постепенно затягивается тиной полуумолчания. Оно понятно: если ЦРУ не шпионило за гражданами Америки (чем занимается АНБ, спасибо Сноудену, что рассказал), то преступления нет, — против иностранцев можно все. Хотя по мере обработки очередной порции файлов шум периодически будет.

Но примечательно, что в первой же публикации, посвященной скандальной утечке, газета The Washington Post сразу же предполагает, что нельзя исключить и тут «русского следа», поскольку, мол, связи русских с «Викиликс» давно известны. Потенциальный противник как бы вскользь, но обозначен.

Борьба за контроль над big data станет сутью нового противостояния, как раньше была борьба за контроль над природными ресурсами. Big data — это «новая нефть».

Так это сформулировал Эрик Шмидт, один из топ-менеджеров «Гугла», в недавнем выступлении.

Теперь «вопрос в студию»: страшно ли вам, что за вами следит или может следить ЦРУ? А если не ЦРУ, а наши? А кто страшнее?

Каковы будут последствия нынешнего скандала для нашей страны? Они будут. То, что еще недавно казалось мракобесными бреднями охранителей, обернулось правдой? То, над чем смеялись, вчитываясь в формулировки Доктрины информационной безопасности, изготовленной недавно Советом национальной безопасности под руководством Николая Патрушева, это не перепевы советской идеологии 70-х, а вроде как тоже недалеко от истины? То есть враг — в каждом чипе, и надо бдить? Реакция на слив от «Викиликс» будет не меньшей, чем в свое время на откровения Сноудена, сильно впечатлившие, говорят, наше руководство.

Будет усилено давление на разные мессенджеры, чтобы они подчинились российскому законодательству по поводу персональных данных, а также предоставили коды шифрования российским спецслужбам. Упрямых будут от российского рынка отключать. Как-то вовремя случилась эта утечка в «Викиликс». Только собрались смягчать «пакет Яровой» — а тут такое. ЦРУ за каждым углом. Найдутся теперь охотники придумать новые ужесточения.

Давить будут на «Гугл», «Фейсбук» и пр. Угрожая блокировкой в России, о чем уже давно говорит «помощник по интернету» при президенте Клименко. Каждая иноземная интернет-структура будет рассмотрена как вольный или невольный агент ЦРУ. Может быть ужесточен порядок сертификации ввозимых в страну электронных устройств. Мало ли что там зашили враги. Госслужащим и особенно силовикам светят новые ограничения в пользовании интернетом и всякими мессенджерами. Иностранный софт, включая «Майкрософт», будет еще более активно вытесняться отечественным. Под это придумают соответствующие государственные целевые программы.

Будет ли только прок от таких «неошарашек»? Софт по госкоманде разве размножается? Какие новости из «Сколково»?

Скорее под страшилки про ЦРУ легче представить расцвет разных яровых, которые начнут сыпать новыми бессмысленными репрессивными «пакетами». Или не начнут? Многое зависит от того, сумеют ли Москва и Вашингтон договориться об ограничении гонки вооружений в киберпространстве. Усиление конфронтации приведет к усилению репрессий по этой части внутри нашей страны. Она будет подстегивать внутренние тенденции к самоизоляции (как защите от вездесущего ЦРУ) и ограничениям свободы интернета.

Переговоры об ограничении гонки вооружений в киберпространстве должны бы, по идее, стать темой уже первой встречи Путина и Трампа.

Другая проблема — внутренняя — состоит в том, что наше законодательство об охране частной жизни и персональных данных находится на уровне, условно, каменного века. При полном неведении общества о том, кто из «наших» следит за нами и с какой целью.

Когда мне, например, начинают названивать из разных страховых компаний в момент истечения страховки на машину — это сигнал: персональные данные проданы и перепроданы. Судя по субъективным ощущениям, это сейчас наиболее активно происходит в страховом бизнесе и банковской сфере. И это только начало. Торговля персональными данными и манипулирование поведением людей на этой основе — дело ближайшего будущего и у нас тоже. И не только в безобидном маркетинге, но и в общественно-политической сфере.

Уже в обозримом будущем можно создать условия, при которых выборы станут бессмысленными технически, — все какая-нибудь система «ГАС Выборы» решит.

Тотальный контроль за умонастроениями при помощи новейших технологий даст возможность пресекать нежелательное поведение в зародыше. Ты еще не успел подумать — а за тобой уже пришли.

Что мы вообще знаем о способностях отечественных компаний? А о соответствующих способностях отечественных спецслужб? Если про ЦРУ известно, что оно не должно шпионить за гражданами США (это уголовное преступление), то разве у наших есть какие-то ограничения? У нас не принято задавать такие вопросы. Ни в парламенте, ни — почти никогда — в прессе.

В обществе отсутствует на массовом уровне понятие неприкосновенности частой жизни. Индивидуальные свободы вторичны по сравнению с социальными. Свобода вторична по сравнению с безопасностью. Она вообще у нас вторична.

Мы еще не успеем построить развитую демократию и привыкнуть к ней, а она уже сменится тоталитаризмом на новой технологической основе?

Отечественный закон об обработке персональных данных россиян в России на самом деле ничего не решает. Он почти бессмысленный. Его писали люди, не разбирающиеся в проблеме. Само понятие «хранить данные на территории» — уже нонсенс. Хотя самоуспокаивает.

Осознания масштабов новой реальности, где большая часть экономики будет строиться на обработке big data, попросту нет. Для понимания: сегодня коммерческие компании США имеют доступ и анализируют информацию big data по 75 тысячам «точек» в отношении каждого (!) отдельного потребителя. При этом идентифицировать конкретного человека с почти 100-процентной вероятностью, не имея доступа к тому, что у нас понимают под «персональным данными», а только лишь на основе big data, — это уже технологическая реальность.

Мы стоим на пороге взрывного развития «интернета вещей». Условно, когда ваш холодильник сам начнет заказывать привычную вам еду в службе доставки. А автомобиль сам запишется на сервис в нужное время. К 2020 году в мире будет не менее 30 миллиардов вполне самостоятельно общающихся в сети гаджетов. Готовы ли мы к этому в иной форме, чем привычно запрещать или ограничивать все новое и непривычное?

У нас пытаются сыграть с новой технологией сугубо «от глухой обороны», закрываясь максимально от внешнего «враждебного воздействия». Такая игра обречена на поражение. Нужно развивать собственные технологии. В том числе давая всевозможные льготы отечественным IT-компаниям, стимулируя, но контролируя законодательно, гарантируя права потребителей, развитие отечественных технологий работы с big data в самых разных областях, в том числе сугубо коммерческих.

Именно оттуда сегодня во многом на Западе идут разработки, затем используемые в ВПК, а не наоборот, как раньше. Всякие «войска информационных операций» нужны, конечно, но к ним не должна сводиться вся активность в этой области — иначе это станет печальным повторением СССР: военные технологии были, а страна технологически в целом была отсталой.

То есть выстроить большой Всероссийский Firewall попытаться можно. Но за ним не удастся отсидеться.

США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт


Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536

Будучи ведущим проектом по выходу китайского книгопечатания за рубеж, «план по популяризации китайских книг за рубежом» осуществляется уже 11 лет, данный план, используя книги в качестве посредника, расширяет каналы, по которым иностранные страны могут знакомиться с Китаем, а также их кругозор. В июле 2016 года в Москве открылся и начал принимать клиентов первый в России тематический книжный магазин. Для русских, которые горячо любят читать, это – не только отличное место, где можно спокойно предаться чтению, но еще и окно для знакомства с Китаем. Здесь часто организуют разные китайские культурные салоны, поэтому многие, придя сюда лишь раз, возвращаются вновь и вновь.

Книжный магазин «Шанс Боку» тесно примыкает к самой особенной в Москве улице Старый Арбат. Среди старинных европейских построек, окружающих его со всех сторон, он, хоть и не привлекает особого внимания, все равно за половину с лишним года с момента своего основания завоевал достаточную популярность. Площадь книжного магазина «Шанс Боку» невелика, однако здесь есть все, что душа пожелает, в магазине представлено более 5000 разных книг, в том числе, оригинальные издания на китайском языке, а также переводы китайских книг на русский язык и большое количество русских изданий, рассказывающих о Китае. И, и в особенности, для русских китаистов и тех, кто изучает китайский язык, здесь – просто целое море знаний. При магазине организована «Чайная станция», здесь регулярно организуют разные культурные салоны, лекции, собрания и пресс-конференции. Директор магазина Наталия сообщила журналисту, что разной формы культурные салоны – это самое популярное на данный момент среди посетителей книжного магазина направления. «Мы организовали курсы китайского языка, группу китайской живописи, группу каллиграфии, у нас есть и русские, и китайские преподаватели, конечно, наибольшей популярностью пользуются учителя из Китая, все хотят познакомиться с самой аутентичной китайской культурой. А еще и берем у преподавателей интервью, и издаем газету нашего книжного магазина. Кроме того, здесь практически каждую неделю демонстрируют уроки чайного искусства, читатели могут отведать самые разные сорта чая, ощутить прелесть чайной культуры».

Салоны китайской культуры при книжном магазине «Шанс Боку» привлекают на обучение множество русской молодежи. Здесь они читают книги и встречаются с друзьями, приумножают свои знания. Для русских читателей магазин «Шанс Боку» - это не просто книжный магазин, а окно для культурного обмена.

Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 10 марта 2017 > № 2101174

Дмитрий Медведев забанил оппозиционера Алексея Навального в Instragram после того, как Фонд борьбы с коррупцией опубликовал расследование о "тайной империи" российского премьер-министра. Об этом в пятницу, 10 марта, сообщил сам Навальный.

Несмотря на то, что фильм-расследование "Он вам не Димон" посмотрело более 7,5 миллиона человек, российские власти практически никак не прокомментировали его появление. "Комментировать пропагандистские выпады оппозиционного и осужденного персонажа, заявившего, что он уже ведет какую-то предвыборную кампанию и борется с властью, бессмысленно", - заявила, в частности, пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова.

Однако, по словам Навального, Медведев все-таки отреагировал на расследование ФБК. Кроме того, что он заблокировал в приложении для обмена фотографиями главу фонда, премьер также оставил комментарий под репликой девушки, раскритиковавшей фильм.

"Для меня особенно омерзительно, что данную заказуху опубликовали именно сегодня, в мой день рождения", - написала девушка по имени Наталья. В ответ Медведев поздравил Наталью с днем рождения.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 10 марта 2017 > № 2101174


Великобритания > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100880 Юрий Гладильщиков

Академия кислоты: фильм недели «Трейнспоттинг-2»

Юрий Гладильщиков

Forbes Contributor

В прокат вышло продолжение знаменитейшего фильма Денни Бойла, снятого по сочинениям Ирвина Уэлша. Мало не покажется, но могло быть и больше

В мае 1996-го я испытал одно из самых сильных киновпечатлений. Тогда на Каннском фестивале в 00.30 в главном зале «Люмьер» на почти 2500 мест показали вне конкурса для продвинутой ночной публики из числа критиков и молодых дельцов кинорынка фильм Trainspotting англичанина Денни Бойла.

Trainspotting — вид европейского хобби, заключающегося в отслеживании поездов и записывании номеров локомотивов. Но наименование «Пересчитывая проходящие поезда» показалось нашим видеопиратам скучным (а именно они заправляли тогда на нашем внутреннем рынке, в легальном прокате фильмов было мало, и они выходили с опозданием). Они выпустили фильм на пиратской кассете под названием «На игле». С изумлением я обнаружил на криминальной коробке часть своей рецензии на фильм, причем честно подписанную моим именем, разумеется, о праве на перепечатку меня никто не спрашивал.

В итоге пиратское название «На игле» укоренилось. Под ним вскоре вышли легальная кассета с фильмом, а потом и роман эдинбургского писателя-хулигана Ирвина Уэлша, на основе которого фильм был снят.

Лучшие дни нашей жизни

На Каннском фестивале на сеанс 00.30 ставили в те годы только те фильмы, которые могли обрести славу культовых, то бишь особенно модных в прогрессивных кинокругах. Так, например, именно в 00.30 несколькими годами ранее в Канне презентовали «Бешеных псов» никому тогда не известного Квентина Тарантино.

На сеанс 00.30 мужчинам не требовалось в обязательном порядке (иначе не пропустит охрана) надевать смокинги, накрахмаленные белые сорочки, галстуки-бабочки и туфли от Gucci, как на главные вечерние сеансы в 19.00 и 22.30. На него можно было прийти хоть в майке, но все-таки — желательно — надев поверх пусть мятый летний и светлый, но пиджак.

Часть публики уже знала, чего ожидать от Денни Бойла, недавно посмотрев его «Неглубокую могилу»: стильную, стебную, очень-очень черную. Про то, как в том фильме смешно труп распиливали, киноманы середины 1990-х вспоминали часто. «Трейнспоттинг» — столь же черный, стебный, клиповый, сюрреалистический. Гиньоль и данс макабр. Нижепоясной, иногда концептуально сортирный юмор в преддверии скорого Апокалипсиса.

Фильм оправдал не просто, а все-все ожидания. В самом начале один из главных персонажей в исполнении малоизвестного тогда Юэна Макгрегора (впрочем, уже сыгравшего в упомянутой «Неглубокой могиле»), засунув себе в известный проход пилюли с наркотиком, забегал в барный сортир, поскольку прихватило (на экране возникал титр «самый омерзительный туалет во всей Шотландии»). Успевал опорожнить желудок в неисправный — не смывается — унитаз... и только тут соображал, что пилюли шмякнулись тоже. Чуточку посомневавшись, персонаж лез руками в вековую жижу, потом... нырял в нее с головой, проваливался по ботинки и... (глюки) ощущал себя плывущим в кристально-прозрачной воде. В этот момент публика на фестивале в Канне в восторге вскочила с мест и коллективно ощутила, что жизнь прожита не зря.

После фильма, продлевая удовольствие, я в три ночи бодро вышагивал по уже умытой поливальными машинами и редкостно прохладной для дней фестиваля Круазетт вместе со съемочной группой, слегка ошалевшей после пережитого триумфа. Рядом шагали Бойл, Уэлш и главная актерская четверка фильма: Юэн Макгрегор (которого я всегда именовал Эван, но мне объяснили, что это неправильно: Ewan — имя иного национального происхождения и произносится иначе, в отличие от Evan), Юан Бремнер, Роберт Карлайл, Джонни Ли Миллер — еще один нынешний Холмс из сериала, где Ватсон — это китаянка Люси Лью. Вокруг бегали, пытаясь делать снимки — всего 20 лет прошло, а ведь снимали мыльницами, около ста поклонников фильма и столько же папарацци.

Мода на «Трейнспоттинг» достигла тогда такого размаха, что почти во всех модных журналах рубрики были переделаны так, чтобы иметь окончание «ing». От привычных офшоринг и лизинг до стайлинг, вечеринкинг, слухинг, сплетнинг и т. д.

«Трейнспоттинг №1». Теперь серьезнее.

Фильм «Трейнспоттинг» Денни Бойла, как и роман Ирвина Уэлша, по которому он снят (написанный в начале 1990-х, он занял первые места в списках бестселлеров разных стран), — о быте шотландских придурков, обитателей заплеванных квартир: наркоманов, неудачников, воров, драчунов, психопатов, тех, кого определяют словом junkies (утиль, отбросы). По-нашему, гопников. Их жизнь мелькает и проносится — не жизнь, а световые пятна, как от проходящих поездов. Не реальность, а глюки.

За «Трейнспоттингом» и Бойлом сразу укоренились две славы, обе неуместные. Во-первых, слава британского Тарантино — но куда ближе к Тарантино экс-муж Мадонны, создатель смешного криминального хита начала 2000-х «Карты, деньги, два ствола» Гай Ричи.

И во-вторых, что серьезнее, слава создателя нового «Заводного апельсина» — образца 1990-х. На самом деле общего мало. Да, персонажи тоже говорят на новоязе, но совсем иного типа: наркоязе. Темы насилия, поколенческого фашизма, тоталитаризма, важные для «Апельсина», Бойлу и Уэлшу не интересны. Но, конечно, оба произведения отличает антибуржуазность. Главный персонаж в лице Юэна Макгрегора, очевидно, занимается саморазрушением. Предпочти жизнь, выбери работу, выбери семью, сиди в воскресенье перед телевизором, жуя отвратительную стандартную пищу и радостно наблюдая, как уроды играют в свои траханные «поля чудес» — от подобного героя воротит. Уж лучше, считает он, героин. Однако, разрушая себя и сознательно воюя с правильно-буржуазным миром, ребята из окружения героя постепенно становятся социальными беспризорниками.

Публике постарше в «Трейнспоттинге» не хватает морализаторства и социального пафоса. По мне, напротив, авторы фильма пошли на уступки и чуть было не превратили свой чернохарактерный фильм в обычную соцреалистическую драму, объясняющую, что ширяться и воровать лошадей нехорошо. Но, ура, все же не превратили. Фильм приятен отсутствием здорового банального финала. Самых больших негодяев из окружения главного героя все-таки арестовали, а он решил исправиться. Предпочесть упомянутую выше траханную жизнь. Убедить себя в том, что иного варианта нет. Стать как все: работа, семья, большой гребаный телевизор (это его собственный монолог), стиральная машина, автомобиль, компакт-диски. Крепкое здоровье, низкий уровень холестерина, зубная страховка. Три выходных костюма, досуг, обычная пища обычных остолопов. Прогулки в парке, работа с девяти до пяти, мытье машины в субботу. Рождество в кругу семьи, индексируемая пенсия — смело гляди вперед, мужик, там день, когда ты наконец подохнешь.

«Трейнспоттинг №2»

В титрах нового фильма Денни Бойла сказано, что он снят по роману Ирвина Уэлша «Порно», написанному лет десять спустя после «Трейнспоттинга». Но «Порно» имеет к сюжету «Трейнспоттинга-2» примерно такое же отношение, как «Незнайка на Луне» к «Титанику». И это меня смущает, ведь без первого фильма, полного неожиданных ударов-кульбитов, новые зрители во втором ничего не поймут.

Это абсолютно разные штуковины.

Никакого «Порно» (ну, почти никакого) в «Трейнспоттинге-2» нет. Разве что один из четверых бывших приятелей — выкрашенный Джонни Ли Миллер — подставляет свою новую подружку-болгарку под солидных мужиков, которым требуется наказание в виде кожаной одежды с хлыстом и не только, фиксирует на камеру их извращенную связь, а потом пытается заниматься шантажом.

Ну а трое остальных персонажей за 20 лет не очень-то и изменились.

Постаревший персонаж Роберта Карлайла (вот главное впечатление от фильма — как заматерел вчера еще молодой Карлайл!) — все тот же психопат, бежит из тюрьмы, где отбывает срок за убийство и больше всего мечтает встретить и замочить героя Юэна Макгрегора, который сбежал в конце первого фильма с их общими деньгами, вырученными за наркотики.

Намять ему бока надеется и крашеный аморалист Джонни Ли Миллера.

В Эдинбург возвращается вор общака, пытавшийся начать пакостную буржуазную жизнь герой Юэна Макгрегора. У него свои проблемы.

Но выясняется странное. Жизнь четверых эдинбургских гопников все-таки стала плавильным котлом, из которого родилась как минимум литература. И ее создателем по все той же литературной традиции стал тот, от которого ничего не ожидали, — дурачок с лицом актера Бремнера. Не Том Сойер, а Гекльберри Финн. Четверо главных персонажей, которые ширялись не просто так, но еще и потому, что им не нравился тоскливый окружающий мир обыденных людей, озабоченных добыванием копейки, все-таки породили своего мессию. Он написал роман про их жизнь. Насколько он в нем проповедует, не знаю.

Великобритания > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100880 Юрий Гладильщиков


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100877

Места силы современного искусства. Часть I. Краснодар

Нина Шилоносова

Главный редактор «Деловая газета. Юг»

На первой Триеннале в «Гараже» показывают работы 60-ти художников из регионов.

С 10 марта по 14 мая все пространство «Гаража» отдано российскому провинциальному искусству. Впрочем, провинциальное оно только географически. Кураторы Триеннале побывали в 40 городах России и познакомились с 200-ми художниками в возрасте от 19 до 69 лет, выбрав все самое современное и передовое. Представленное искусство разделено на семь основных тенденций, директорий. В Триеннале участвуют краснодарцы Михаил Смаглюк и арт-группировка ЗИП. А краснодарская группа ReCycle снялась по уважительной причине — в этом году художники участвуют в создании проекта российского национального павильона в Венеции.

Об искусстве на карте города Forbes Life рассказала краснодарский журналист, главный редактор газеты «Деловая газета.Юг» Нина Шилоносова

Арт-группировка ЗИП — братья Василий и Степан Субботины, Евгений Римкевич и Эльдар Ганеев — появилась на художественной сцене города в сентябре 2009 с выставкой «Живой уголок». Художники арендовали мастерскую в одном из цехов Завода измерительных приборов на улице Зиповская. Кредо команды сформулировано на одной из картин: «Саморганизуйся/ самовыражайся /самообразуйся/ самообороняйся».

С первой же своей акции The burden на улицах Краснодара и Санкт-Петербурга ЗИПы взвалили на себя бремя «троякой ответственности художника». Следуя установке Кандинского, они стали «творить вокруг себя духовную атмосферу, использовать свой талант для просвещения».

Первый фестиваль «Может» на улицах и во дворах краевого центра, нацеленный на просвещение и пропаганду совриска, привлек к «зипам» новых молодых художников и внимание местных СМИ. Затем был образован КИСИ – Краснодарский институт современного искусства, ставший регулярно проводить лекции и показы.

Весной 2012-го в край по приглашению губернатора Ткачева приехал Марат Гельман. Власть сама же в итоге испугалась «эстетической революции», но зато позволила местным авторам выйти из подполья. Краснодарский предприниматель и меценат Николай Мороз предложил ЗИПам перебазироваться с окраины в центр города, в бывшие цеха полиграфического предприятия «Советская Кубань». Так появился культурный центр «Типография» на улице Рашпилевская, 106.

В 2013 зипы впервые вошли в десятку самых заметных молодых художников по версии The Art Newspaper Russia. Группировка ЗИП и активисты КИСИ (Юлия Капустян, Татьяна Стадниченко и Виктор Линский) в 2014-м победили во Всероссийском конкурсе «Инновация» в номинации «Региональный проект современного искусства» с проектом «Краснодар: линии плоскости». Были зипы и номинантами на премию Кандинского. В 2016 вошли в рейтинг влиятельности АртГида.

Зипы работают с западными институциями, с Ассоциацией современного искусства Rotor из Германии, с Бергенской академией художеств, участвовали в фестивале в Финляндии, приглашали британского куратора Дэвида Эллиота. В «Типографии» провели выставку австрийской художницы Габриэль Эдльбауэр. Много выставляются в городах России. К ним на арт-дачу «Пятихатки» под Анапой отдыхать и работать приезжают художники из других регионов.

А «Типография» теперь занимает два этажа, превратившись в самое известное выставочное и общественное пространство Краснодара. Здесь проводятся разнообразные лекции, собирается киноклуб, учат живописи и дизайну детей и взрослых. Кроме КИСИ в этом же лофте базируется Галерея современного искусства Red Gift. Это стало возможным благодаря появлению еще одного инвестора, бизнесмена Евгения Руденко, владельца портала Юга.ру.

В 2014 году в галерее показал свою коллекцию современного искусства бизнесмен Николай Мороз. В собрании Мороза — работы ЗИП, краснодарских художников Ивана Дубяги, Валерия Казаса, Михаила Смаглюка, Людмилы Барониной, Recycle Groupe, москвичей «Еликука».

Там, где изначально квартировали «зипы», на Зиповской, 5 почти десять лет находится мастерская краснодарской арт-группы ReCycle (Андрей Блохин и Георгий Кузнецов). Лауреаты премии Кандинского (2010) в этом году представляют Россию на Венецианской биеннале, все больше времени проводят за границей, и открыли вторую мастерскую во Франции. На волне общественных дискуссий об облике города как-то прозвучало предложение об установке арт-объекта Recycle Groupe на улице Краснодара, но потонуло в спорах об озеленении и ливневке в отсутствии реального генплана…

Работы Recycle можно приобрести в Краснодаре на торгах Аукционного дома MOST. С зимы 2014-го сессии современного искусства прошли уже четырежды. Продаются не только кубанские художники, такие как Владимир Мигачев, Владимир Колесников, Нальби Бугашев, но и авторы из Москвы и Санкт-Петербурга. Аукционный дом создали бывший топ-менеджер ретейлера «Магнит» Олег Гончаров, основатель креативного агентства RuPort, digital-агентства Rutorika и совладелец американского мобильного сервиса такси Fasten Роман Левицкий. MOST прописан тоже на улице Зиповской, 5, корп. 33.

Первый аукцион Most отметился успешной продажей работы Михаила Смаглюка «Блеск решений», достигшей отметки в 360 000 рублей при эстимейте в 50-70 000 рублей.

Аукцион MOST организует выставки и торги в залах Государственного краевого художественного музея им. Ф.А. Коваленко на улице Красной, 13/15. У Художественного музея с 1920-х годов — впечатляющая коллекция русского авангарда: Кандинский, Шагал, Малевич, Филонов, Гончарова, Ларионов, Попова, Розанова.

В залах «Коваленко» весной 2012 года в рамках Ночи музеев прошла выставка Danger! Museum Александра Виноградова и Владимира Дубосарского, организованная Маратом Гельманом. Его же Icons со скандалом открылась в краевом Выставочном зале изобразительных искусств (ул.Рашпилевская, 32), где были представлены Дмитрий Врубель, Анатолий Осмоловский, Арсен Савадов, а также краснодарцы Елена Суховеева, Виктор Хмель и Recycle Groupe. А к открытию Зимней Олимпиады в Сочи Гельман планировал создать в Краснодаре Музей современного искусства на территории Завода измерительных приборов.

В залах Художественного музея им. Коваленко уже восемь лет идут выставки Международного фестиваля фотографии PHOTOVISA. Его придумали краснодарские фотохудожники Татьяна Зубкова, Леван Мамулов и Маша Гольдман — творческая группа «ВиваФото». Штаб-квартира «ВиваФото» на улице Красноармейская, 64.

Учредители выставочно-образовательного центра современного искусства «На Куличках» ( ул. Вавилова 18 кв. 40) — художники Елена Суховеева и Виктор Хмель (группа «Хмели-Сунели»).

Прошлой осенью в центре города на улице Октябрьской, 61 появился «СмаГлюк», выставочное пространство-студия художника и музейного реставратора Михаила Смаглюка.

Большинство деятелей современного искусства города и края (в том числе, все зипы, кроме Ганеева, и Андрей Блохин и Георгий Кузнецов, приехавший из Ставрополя) окончили Художественно-промышленную Академию (ХПА) Краснодарского государственного института культуры на улице им. 40-летия Победы 33\1. Академия начиналась как факультет Монументально-декоративного и прикладного искусства, образованный в 1995 году ректором вуза Ириной Горловой и выпускницей Строгановки, деканом Светланой Дёмкиной (сейчас — член-корреспондент Академии Художеств РФ).

В ХПА преподает отец братьев -зип-Субботиных — заслуженный архитектор РФ Юрий Субботин. Еще в советское время, в начале 1980-х, когда он был главным архитектором Краснодара, Субботин сделал главную улицу города Красную пешеходной в выходные: тогда же в квартале на улице Чапаева появился местный «Арбат», где все и завертелось.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100877


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 10 марта 2017 > № 2099480 Андрей Ильницкий

«Настоящая элита — это военные»

Интервью «Газеты.Ru» с советником министра обороны Андреем Ильницким

Михаил Ходаренок, Максим Солопов

Советник министра обороны России Андрей Ильницкий рассказал «Газете.Ru» о важности современного военного сословия и его традиций в российском обществе и о том, как формируется имидж Российской армии и какие лекции читают в военных академиях министры, депутаты, известные журналисты и политологи.

— Андрей Михайлович, можно ли как-то измерить влияние Вооруженных сил на современное российское общество?

— Можно. Это делают независимые социологические службы регулярно. Сегодня армия, согласно опросам, к примеру, ВЦИОМ, по уровню доверия в российском обществе стоит на первом месте по сравнению со всеми остальными государственными институтами. Доверие к армии в настоящее время на уровне 87%. На втором месте — церковь (72%). На третьем — СМИ. Далее — правоохранительные органы, судебная система — около 40%. Общественные организации — 36–40%. Что касается политических структур, то о них даже говорить не буду, чтобы не обижать. Этот же опрос показал, что 94% россиян считают армию боеготовой, то есть способной обеспечить защиту Родины. Это, согласитесь, вдохновляет. Это большая ответственность.

— Не является ли такой уровень доверия продуктом некой пиар-активности Минобороны?

— Не люблю слово «пиар». Но уж если вы зашли с этой стороны, напомню старую мудрость: «Можно один раз ввести в заблуждение всех, некоторое время можно поддерживать иллюзию у многих, но нельзя обманывать всех постоянно». Правда рано или поздно проявится.

Поэтому пиар может быть успешен только в том случае, если в его основании — реальные дела.

У нас сегодня боеготовая и боеспособная армия. И это не только оценка россиян, это оценка наших зарубежных партнеров. Это и оценка Верховного главнокомандующего Вооруженными силами России Владимира Путина. На итоговой коллегии 2016 года он заявил: «Сегодня Российская армия сильнее любого потенциального агрессора».

— Нельзя же сказать, что другие ведомства у нас бездействуют. В чем все-таки отличие отношений с обществом Минобороны и других государственных структур?

— Поверьте мне, мы в свое время с большим удивлением ознакомились с данными другого опроса ВЦИОМ — об открытости российских ведомств. Исследование было проведено в 2016 году на основе интервью, экспертных оценок и заключений, опросов рядовых граждан. На первых местах оказались министерства обороны, иностранных дел, культуры и МЧС.

Что любопытно, на последних местах по уровню открытости ведомств — Минстрой, Минтранс и Минприроды — ведомства, работающие с весьма актуальными для россиян проблемами.

По-видимому, у них иные приоритеты и оценщики… Мы же всегда внимательны к мнению россиян, учитываем его в работе. Это установка нашего министра.

Почему? Постараюсь объяснить. Армия — опора государства и важнейшая составляющая общества. Эта всегда было, это в российской традиции, это так и сегодня. Хочешь, чтобы тебе доверяли люди, информируй общество о том, как служат их дети, братья, отцы; куда идет каждая народная копейка, затрачиваемая на армию; как это сказывается на боеготовности — на том, для чего, собственно, предназначены Вооруженные силы, на способности армии обеспечить мирное развитие России. Мы и даем такую информацию. Ведь армия — это всегда испытание. Мы постоянно показываем и рассказываем — и спасибо СМИ за поддержку в этом вопросе, — в каких условиях живут военнослужащие по призыву, как наши военные умеют управлять современными вооружениями, как они выполняют конкретные боевые задачи. Когда люди это видят, возникает доверие. У нас есть что показать обществу — и мы считаем, это необходимо делать. По-моему, это делается моими коллегами и товарищами весьма профессионально.

Итог — люди знают свою армию, люди верят нам. Вот так просто!

— Не идет ли это в ущерб сохранению военной и государственной тайны?

— Безусловно, у нас есть определенные и очень жесткие ограничения. Но мы понимаем, что сегодня Вооруженные силы, политика в области обороны — это важнейший элемент внутренней и внешней политики России. Поэтому и здесь мы должны действовать наступательно, по-суворовски — работать «первым номером», на опережение, формируя свою информационную повестку. Если мы не будем говорить сами, за нас это сделают иные, иногда откровенно переврав.

— Что вы делаете для того, чтобы такое не происходило?

— Для полного ответа на ваш вопрос нужен подробный многостраничный отчет. Это не газетный формат. Приведу лишь отдельные примеры.

Возьмем работу с экспертным сообществом. Почему она важна? Коротко объясню. Эксперты, медиаперсоны и представители СМИ — модераторы общественных настроений. Это те люди, которые формируют информационную среду. Сегодня в условиях развязанной Западом информационной антироссийской кампании, если ты не формируешь свою повестку, если лишь отвечаешь на вопросы оппонентов, ты уже проиграл. А мы не привыкли проигрывать. Поэтому работа в этой среде для нас приоритет. Она ведется и через общественные советы, и через СМИ, и через такие проекты, как «Армия и Общество. Социальные среды».

— Расскажите подробнее о последнем. Что это за проект?

— Это курс лекций и мастер-классов для слушателей военных академий, которые читают ведущие российские эксперты, политики и ученые. В сентябре 2017-го ему будет уже два года. Идея этого проекта принадлежит министру обороны. Этот проект можно рассматривать и как факультативный учебный курс для слушателей военных академий и университетов. А можно — и как мировоззренческий проект, где повышаются компетенции военнослужащих.

Социология показывает: большинство россиян считает определяющим влияние Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса на экономику и культуру нашего государства.

Если такое влияние признается обществом, то военнослужащие должны обладать навыками выстраивания коммуникации с общественностью. Особенно сегодня, когда все мы живем в едином информационном пространстве. Военные не могут, как бы кому-то этого ни хотелось, быть изолированными от информационных потоков. Важно, чтобы они в них ориентировались, причем умели это делать самостоятельно.

Для обретения подобных навыков универсальных учителей нет. Есть эксперты-специалисты, каждый из которых в своей области обладает определенными компетенциями. Они расширяют знания и опыт военной аудитории. Помимо учебных целей, курс «Армия и Общество. Социальные среды» преследует в том числе задачу продвижения позиций Вооруженных сил в обществе, формирования их имиджа в экспертной среде.

— Что же это за специалисты?

— К примеру, телеведущий Владимир Соловьев выступает перед слушателями Военной академии Генерального штаба и Военного университета. Он объясняет, как выстраивать информационные потоки, рассказывает, как должна строиться информационная политика российских СМИ, безопасность в информационной сфере. Подчеркиваю, это его точка зрения. Она не является абсолютом. Но в наборе разных компетенций и мнений, которые высказываются по ходу нашего курса разными людьми — признанными лидерами в своем деле, у слушателей военных академий формируется некий единый подход, единая мировоззренческая концепция.

Скажем, по вопросу, связанному с безопасностью работы в социальных сетях, мы приглашаем советника президента по интернету Германа Клименко, а также Игоря Ашманова и Наталью Касперскую. Мы же знаем, все технологии «цветных» революций базируются на воздействии на активную агрессивную часть молодежи через сети. И мы обсуждаем с лучшими в стране специалистами, как выстроить систему противодействия этому.

— С лекциями в рамках проекта «Армия и общество» выступают и руководители государства, депутаты Госдумы. Насколько это необходимо военнослужащим?

Командующим и командирам нужно выстраивать отношения с местными и региональными властями. Выстраивать политику в таких условиях можно только со знанием перспектив и стратегии развития парламентаризма в России. Поэтому мы приглашаем выступить в рамках проекта председателя Государственной думы Вячеслава Володина или председателей парламентских комитетов, отвечающих за развитие местного самоуправления в Совете Федерации и Госдуме.

По теме безопасности выступает вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, вице-спикер Государственной думы Петр Толстой освещает вопросы информационной политики и культуры. Актуальные вопросы международной политики раскрывает перед слушателями военных академий министр иностранных дел Сергей Лавров. Культура и образование очень чувствительные зоны для военной среды — поэтому запланированы выступления министра образования Ольги Васильевой и министра культуры Владимира Мединского.

— С гражданскими вузами и академической средой у вас как-то организовано взаимодействие?

— Среди экспертов курса «Армия и общество» — ректор МГИМО Анатолий Торкунов, президент Академии наук Владимир Фортов, генеральный конструктор космических систем Николай Севостьянов, заведующий кафедрой ВШЭ, президент Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, историк Армен Гаспарян, востоковед Евгений Сатановский и другие. Это — лучшие ученые и эксперты страны.

Мнение руководства Минобороны по вопросам военного строительства крайне важно. С установочными лекциями на курсе выступают военачальники Вооруженных сил: министр обороны, генерал армии Сергей Шойгу, начальник Генерального штаба генерал армии Валерий Герасимов, первый заместитель министра обороны Руслан Цаликов, заместитель министра обороны статс-секретарь Николай Панков, представители других силовых ведомств. Как правило, подобные мероприятия имеют более закрытый характер.

Таким образом мы создаем для военнослужащих возможность получать уникальную информацию из первых уст, от тех, кто сегодня определяет политику России, мы делаем такие, говоря языком военных, закладки на годы вперед. Ведь ясно: если офицер получил стратегическое видение вопроса от профильного министра, к примеру главы МИДа Сергея Лаврова, или от руководителей министерства обороны, или от ведущего российского политика-парламентария уровня Вячеслава Володина, то, когда он приезжает продолжать службу на места, в гарнизоны, он идеологически укреплен, у него сформировано стратегическое видение и навыки к анализу общественно-политической ситуации в стране и мире. Для современного офицера умение жить в обществе и работать с ним, причем с лидерами общественного мнения, на наш взгляд, крайне важно.

— Андрей Михайлович, с недавних пор в Министерстве обороны принято приглашать и видных деятелей культуры. Чья эта идея?

— Автором этого проекта, как и многих других наших начинаний и новаций, является министр обороны Сергей Шойгу. Такие встречи проходят в Национальном центре управления обороной регулярно. На них, несмотря на занятость, собирается руководящий состав Министерства обороны. Культура и армия — в фокусе этих встреч. Много души вложил в этот проект Антон Губанков, трагически ушедший от нас. Светлая ему память.

Накануне Дня защитника Отечества у нас выступал Александр Розенбаум. Замечу, что это был не концерт, а именно встреча. До артиста, что называется, можно было дотянуться рукой и поговорить с ним. До Розенбаума выступали Евгений Евтушенко, Александра Пахмутова и Николай Добронравов, Элина Быстрицкая, Василий Лановой, Никита Михалков, Игорь Бутман и другие. Очень интересно прошло выступление группы «Любэ». Всех их связывает позитивное отношение к Вооруженным силам. Еще раз повторю: это не концерты, это именно встречи, очень доверительные и душевные по характеру, когда значимая для нашей культуры личность приходит к военным, защитникам Родины.

— И, наверное, деятели культуры выходят от вас уже как агенты влияния Российской армии?

— Уверяю вас, они к нам и заходят таковыми.

— В качестве современного образа российских военных получил распространение, как сейчас принято говорить, мем «вежливые люди». В России, пожалуй, невозможно найти пример такого успешного пиара других институтов, будь то полиция, спецслужбы, судебная система. Можно ли управлять созданием подобных мемов?

— Не все так просто. Нельзя, наморщив лоб, сесть и сказать: давайте-ка что-нибудь такое-эдакое придумаем и начнем это транслировать в общество. Нет, так не бывает.

Я в свое время был хорошо знаком с Виктором Пелевиным, большим писателем и гениальным пиарщиком.

Он очень хорошо это описывал в книге «Generation P»: все виртуально, вся жизнь — пиар, все остальное к нему прикладывается, что «не показали по ТВ — того не было» и т.д. Это красиво, конечно, но это не так. Реальная жизнь гораздо сложнее и жестче любых виртуальных построений.

Любой пиарщик знает: продавая обществу свой продукт, нужно уметь профессионально его упаковывать. Это законы человеческого бытия. Давайте спросим себя: что производит армия, какой продукт? Если упрощенно — мы производим безопасность. Министр обороны Сергей Шойгу как-то сказал: «Безопасность для нас — это глагол». Благодаря Российской армии люди могут выстраивать жизненную стратегию. Если не обеспечена безопасность, ты не сможешь думать о том, куда ребенку пойти учиться, принимать решения на десять лет вперед. Мы же обеспечиваем людям и стране долговременную стабильность. Это наш продукт, и мы очень вежливо этот продукт обществу представляем. И да, «вежливые люди» — это очень удачное попадание. И по форме — она красива, — и по содержанию, за которым стоит реальная боеготовность армии.

Кстати, новая форма, знаете, она очень удобна. В ней человек выглядит по меньшей мере не хуже, чем в гражданском, а на мой взгляд — лучше. Посмотрите, как выглядят наши офицеры. Вы сейчас не обнаружите таких вот людей: огромный выпирающий живот, высокая тулья фуражки, три подбородка. Нет. Сегодня наши офицеры и генералы — просто красавцы. Я — гражданский государственный служащий, а хожу в форме и горжусь этим. Все мы здесь от министра до рядового — члены одной большой военной семьи. Поэтому мем «вежливые люди» — это лишь свидетельство здоровой обстановки в армии и ее правильного позиционирования в обществе.

Он был предложен и подхвачен, но он не был навязан сверху. В противном случае он просто бы не прижился.

— Всем хорошо известны военные игры, парк «Патриот», форумы «Армия» в Кубинке, «Танковый биатлон», «Авиадартс», тематические передачи на федеральных телеканалах. Каких еще проектов нам ждать от Российской армии в ближайшее время?

— На самом деле важно же «не множить сущности», а развивать удачные форматы. Вот вы упомянули военные игры. В этом году немалая их часть будет проходить уже на зарубежных площадках — в Китае, в Азербайджане. Бренд «Военные игры» и то, что родилось на площадках парка «Патриот» в Алабино и Кубинке, стали международными брендами. Этот формат продвигается и расширяется.

Тот же «Танковый биатлон» и «Авиадартс» многие вначале рассматривали как некие красивые забавы. Сейчас уже не так. Приведу лишь один факт.

Все экипажи первого набора ВКС, которые работали в Сирии, были участниками и победителями «Авиадартса».

Это не игры — это реальная боевая учеба, сделанная красиво и современно.

Проекты «Юнармия» и «Гонка Героев» — это очень крутые и современные как по форме, так и по содержанию формы работы с молодежью. Они уже охватили всю Россию и выходят на международный уровень. Поучаствуйте в них и вы! Это очень интересно и увлекательно. Уж поверьте мне, прошедшему со товарищи «Гонку Героев» в прошлом году.

— Нет ли во всех этих имиджевых мероприятиях какой-то новой идеологии?

— Конечно есть. Хотя слово это мы стараемся не употреблять, оно многих почему-то пугает. Но если вспомнить, что оно означает, что это набор идей, ценностей, идеалов и традиций, то у кого они должны быть, как не у военных, у офицеров. В основе всего — идея служения Отечеству, готовность положить ради него свою жизнь, свою судьбу, идея строго противоположная вот этой потребительской идеологии из 1990-х.

С обывательской точки зрения это весьма иррациональный выбор. Но определенный процент мужчин просто рождаются, чтобы стать воинами.

Так было всегда.

Идеология служения Отечеству — это ровно то, что сегодня транслирует армия в общество. Это ровно то, на что направлены военно-патриотические проекты. Они формируют вокруг армии лояльную среду, причем среду лояльную не армии, а государству российскому.

Когда видишь, как наши военные управляют современным вооружением и военной техникой, как они красиво выглядят, какие они при этом вежливые, спокойные, достойные люди, то рождается совершенно иное отношение к Вооруженным силам. Сейчас 64% россиян готовы служить и приветствуют военную службу. Это очень высокая цифра. У нас в некоторые военные учебные заведения сейчас средний конкурс до тридцати человек на место.

— Можно назвать этот процесс сознательным формированием новой российской элиты?

— Как-то слово «элита» сейчас не в чести. И по делу. Потому что те, кто себя так называет, в моем представлении элитой вовсе не являются.

Элита — это вовсе не люди на «Гелендвагенах» и не гламурные тусовщики с ТВ-экранов.

Настоящая, национально ориентированная элита — это военные, что блестяще показывают себя в Сирии, это инженеры и ученые из оборонки, создающие лучшее в мире вооружение, это учителя и врачи, сохранившие себя в профессии в лютые 90-е годы, это спасатели из МЧС, это те, кто возрождает сельское хозяйство сегодня, это мастера своего дела, которые служат людям и Отечеству нашему…

— Многие скажут, что это милитаризация общества…

— Я не о милитаризации говорю, а о том, что служение Отечеству, идеология, которую генерирует армия, — это то, что позволит России обеспечить свою независимость и свое спокойное и поступательное развитие. Никто в мире не должен пренебрегать национальными интересами России и игнорировать наше государство. И это не пафос. Слава богу, сейчас благодаря нашему Верховному главнокомандующему Владимиру Владимировичу Путину, благодаря армии России, ее руководству как-то все вдруг поняли, что это именно так.

— Но, образно говоря, у «вставания России с колен» есть и обратная сторона. Наша страна все чаще становится удобной для консервативных сил на Западе «страшилкой», эксплуатируя которую удобно, например, наращивать оборонные расходы. Не втягиваемся ли мы таким образом в гонку вооружений?

— Не втягиваемся. И не рефлексируем. У нас своя стратегия развития, своя программа модернизации Вооруженных сил, по которой к 2021 году уровень обеспеченности современными вооружениями достигнет 70%. Мы — военные — спокойно и последовательно следуем курсу, намеченному нашим Верховным главнокомандующим президентом России Владимиром Путиным. Каждую неделю выверяем этот курс на селекторных совещаниях, которые проводят министр обороны Сергей Шойгу и его заместители, с командующими объединениями и командирами соединений до бригады включительно. Российской общество может быть спокойно: армия задачу обеспечения безопасности страны выполняет. Вежливо и уверенно.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 10 марта 2017 > № 2099480 Андрей Ильницкий


Норвегия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100878

Полоса препятствий. Как норвежская компания научила географа строить веревочные парки в России

Елена Ганжур

Forbes Staff, корреспондент Forbes

Срок окупаемости крупного веревочного парка — около 3,5 лет, небольшого — до двух лет. Основную выручку паркам приносят взрослые посетители

В августе 2014 года в небольшую компанию Space Concept, занимавшуюся ландшафтными работами, позвонили владельцы крупного земельного участка в Ленинградской области. Это были основатели федеральной косметической сети «Рив Гош» Павел и Лариса Карабань. «У заказчиков было 11 га леса, которые они не знали, как использовать. Мы предложили построить веревочный парк «Кошкино», — вспоминает основатель Space Concept Федор Прилежаев о первом крупном проекте, который определил дальнейшее развитие его бизнеса. В строительство «Кошкино парк», который открылся в мае 2015 года, инвесторы вложили 23 млн рублей. Выручка Space Concept за 2016 год составила около 20 млн рублей.

Выпускник геофака СПбГУ Федор Прилежаев уже на старших курсах в 2010 году устроился в российско-норвежскую компанию Norway Park, которая строила веревочный парк в поселке Орехово под Санкт-Петербургом. Проект был масштабный — норвежцы вложили в строительство 140 препятствий более €1 млн, а Прилежаев как менеджер занимался всем — от набора персонала до составления маркетинговой стратегии. «После запуска парка мне предложили заняться строительством новых объектов компании, но операционная деятельность мне была неинтересна, хотелось построить собственный бизнес», — говорит Прилежаев. В конце 2012 года предприниматель открыл небольшую компанию, которая выполняла заказы по ландшафтному дизайну дачных участков, но мечтал самостоятельно строить большие парки для активного отдыха, как Norway Park. «По работе я постоянно ездил по области и стал обращать внимание на полузаброшенные парки и базы отдыха», — рассказывает Прилежаев. Предприниматель решил искать такие объекты и предлагать собственникам проекты по их развитию. В июле 2014 года он зарегистрировал ООО «Спэйс Концепт», а уже в августе получил первый крупный заказ на обустройство большой территории.

Павел и Лариса Карабань обратились в Space Concept через гендиректора компании «Терра-М», управляющей участком. «Федор предложил построить на этом участке парк для активного отдыха с веревочным лабиринтом, вейкбордом, кемпингом, трассой для беговых лыж», — рассказывает Никита Базжин, генеральный директор «Терра-М» (по данным «Контур.Фокус», компания принадлежит супругам Карабань и управляет «Кошкино парк»). Начать решили с веревочного парка, чтобы привлечь в «Кошкино» посетителей. «Нашим преимуществом было отсутствие прямых конкурентов в направлении Мурманской трассы в Петербурге», — добавляет Базжин. Супруги Карабань инвестировали в проект 23 млн рублей. Перед началом строительства 15% в проекте выкупил Прилежаев, а супругам Карабань принадлежит по 42,5%.

Веревочные парки появились в России в середине 2000-х. Первыми строить такие зоны активного отдыха стала компания GoPark (строит парки «ПандаПарк»), в 2006 году появились «Лесной Экстрим» в Челябинске и «Эльф» в Екатеринбурге. «До середины 2000-х годов в России не было качественных веревочных парков», — говорит Дмитрий Скляренко, гендиректор GoPark и сооснователь сети веревочных «ПандаПарк». Компания «ПандаПарк» владеет и управляет 14 объектами в Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Сочи. За 10 лет GoPark построила более 100 парков в России и Казахстане и, по оценке Скляренко, занимает 70% рынка.

Space Concept Прилежаева также зарабатывает не только на строительстве, но и на эксплуатации парков (ежегодные проверки, техобслуживание, обучение персонала), а также консультирует клиентов по операционной деятельности. Это приносит около 30% выручки. Оборот Space Concept по итогам 2015 года составил 30 млн рублей, в 2016-м — около 20 млн. «В 2015 и 2016 годах не было крупных проектов. Такие, как «Кошкино», бывают раз в несколько лет», — говорит Прилежаев. Но за эти два года Space Concept построила еще три парка в Ленобласти. На строительство одного объекта, по оценке Прилежаева, уходит 3–5 месяцев. По словам гендиректора Norway Park Павла Штелинга, средняя стоимость одного парка составляет 20–25 млн рублей (выручка компании за 2016 год — 86,5 млн).

Срок окупаемости крупного веревочного парка — около 3,5 лет, небольшого — до двух лет. Пропускная способность зависит от масштаба. За два первых сезона «Кошкино парк», оснащенный девятью трассами разной сложности и протяженности, посетило около 26 000 человек. Число посетителей парка «Северный» в городе Кировске Ленобласти (две трассы, тренировочная площадка и троллей) в 10 раз меньше. Для сравнения: у самого крупного объекта Norway Park в Орехово посещаемость за сезон составляет 35 000 человек, а «ПандаПарк» принимает более 1 млн за сезон.

Основную выручку паркам, которые строит Space Concept, обеспечивают взрослые, на детские билеты приходится около 30%, а на корпоративные заказы — 15%. Стоимость билета для ребенка и взрослого в выходной день составляет 1100 и 1400 рублей соответственно. Затраты на эксплуатацию мало зависят от числа посетителей, уверяет Прилежаев: «Весь парк, через который в удачный день проходят 350–400 человек, обслуживает всего 6–7 инструкторов».

По словам Штелинга, строить большой парк за городом много выгоднее: «Человек не может пройти все трассы за один день и в любом случае возвращается к вам». Возврат посетителей в одном сезоне в «Кошкино парк» — около 30%. У Norway Park возвращается около трети клиентов.

Летом 2017 года Space Concept начинает строительство нового проекта — вейкборд-парка в Санкт-Петербурге. Инвестиции составят 5 млн рублей, но с партнером по проекту Прилежаев пока не определился. «Мы изначально занимались не только веревочными парками, теперь взяли у государства в аренду водоем, разработали концепцию и проект», — добавляет предприниматель. Полежаев уверяет, что все парки, которые строит Space Concept, отвечают стандартам Европейской ассоциации веревочных парков ERCA.

Парки для активных развлечений — сезонный бизнес, на зиму их обычно консервируют. Чтобы компенсировать простои, Прилежаев решил заняться производством комплектующих для веревочных парков и строительством детских площадок под брендом Fun Concept. В эти проекты он вложил уже около полумиллиона рублей. Параллельно предприниматель ищет инвесторов в строительство нового крытого парка в Петербурге. «Правда, в погожий летний день посетители все равно предпочтут открытый загородный парк», — отмечает Федор Прилежаев. Он считает, что выбрал правильную стратегию.

Норвегия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100878


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100810 Руслан Юнусов

Вычисления на скоростях: технологии квантового компьютинга готовятся к масштабированию

Руслан Юнусов

генеральный директор Российского квантового центра, кандидат физико-математических наук

Квантовые компьютеры в 2017 году покажут, что они могут больше, чем самые мощные классические суперкомпьютеры

В начала марта бок о бок в журнале Nature вышли статьи о коммерциализации квантовых технологиях и возможностях квантовых компьютеров для бизнеса, а затем статья о разработке компанией IBM первого коммерческого сервиса квантовых облачных вычислений. Однако квантовый компьютер — это не только новые перспективы для бизнеса, но и драйвер развития средств информационной безопасности, поскольку его появление сделает существующие инструменты уязвимыми. Для того, чтобы при появлении доступного коммерческого квантового компьютера все секреты вдруг не стали открыты — нужны новые идеи для защиты информации.

Больше полувека развитие компьютеров подчиняется знаменитому закону Мура: каждые два года в процессорах становится вдвое больше элементов. А сами элементы же становятся все меньше… Но в следующем десятилетии закон Мура может перестать действовать: транзисторы нельзя сделать меньше атомов. И чаще всего главной надеждой ИТ-отрасли называют квантовый компьютер.

Тут, правда, имеет место некоторое недоразумение. Квантовые компьютеры вряд ли заменят обычные. Скорее они станут сверхмощными вычислительными модулями для решения отдельных особо трудоемких задач, подобно современным видеокартам обрабатывающим мультимедийную информацию.

Обычный компьютер работает с битами — нулями и единицами в ячейках памяти. Квантовый строится на основе кубитов — квантовых ячеек, способных находиться не только в состояниях «0» и «1», но и одновременно в каждом из этих двух состояний, подобно знаменитому коту Шрёдингера, который одновременно и жив, и мертв. В таком смешанном состоянии «0» и «1» сосуществуют в определенной пропорции. Так продолжается, пока значение кубита не будет считано обычным компьютером. Тогда кубит с соответствующей вероятностью принимает одно из двух значений.

Впрочем, одиночный кубит — вещь не слишком полезная. Всё самое интересное начинается при взаимодействии кубитов. В особых условиях, называемых квантовой запутанностью, кубиты объединяются в единую систему. Если каждый из них смешан в два состояния, то пара запутанных кубитов будет находиться сразу в четырех состояниях, три кубита — в 23 = 8 состояниях, а N кубитов — в 2N состояниях. И все эти состояния могут одновременно участвовать в вычислительных операциях.

Представьте что, вы забыли код цифрового замка на чемодане. Подбирать его — это часы нудной работы. Вот если бы все возможные положения дисков замка можно смешать вместе и применить одновременно… Тогда одна из комбинаций сразу открыла бы замок, а остальные не оказали бы никакого воздействия. С механическим устройством такого не сделать, но для квантовых частиц это — норма. Надо только научиться приводить их в нужное исходное состояние.

Квантовые алгоритмы устроены так, что по мере их выполнения в системе запутанных кубитов быстро растет вероятность того состояния, которое решает поставленную задачу. Достаточно привести систему кубитов в определенное исходное состояние, немного подождать и считать получившееся состояние — оно и окажется искомым ответом.

Примерно так видится процесс взлома систем шифрования с использованием квантового алгоритма Шора, позволяющего раскладывать целые числа на множители. Сегодня шифрование большей части данных, передаваемых по интернету, опирается на огромную трудоемкость этой задачи в случае разложения больших чисел. Классически она решается только перебором вариантов, что не под силу даже суперкомпьютерам. Алгоритм Шора позволяет мгновенно решить эту задачу, опробовав сразу все варианты. Остается только создать квантовый компьютер с сотнями кубитов, и банки со спецслужбами лишатся своих секретов.

Впрочем, взломом криптографических систем квантовые вычисления не ограничиваются. Есть и другие неподъемные для классических компьютеров задачи. И, в первую очередь, это крайне ресурсоемкое моделирование самих квантовых систем. Еще в прошлом веке советский математик Юрий Манин и американский физик Ричард Фейнман почти одновременно предложили использовать одни квантовые объекты для предсказания поведения других, с которыми трудно экспериментировать. Моделирование на квантовом компьютере может, например, позволить разработать материалы, сохраняющие сверхпроводимость при комнатной температуре. Пока этого состояния добиваются лишь при температуре жидкого азота, хотя фундаментальных запретов на сверхпроводимость при комнатной температуре нет. Квантовый компьютер мог бы смоделировать строение новых высокотемпературных сверхпроводников, которые обойдутся без криогенных систем. Появление таких материалов приведет к грандиозным переменам не только в электроэнергетике, но и во всей технологической цивилизации. Например, обыденностью станут сверхскоростные поезда на магнитной подушке.

Квантовые сопроцессоры помогли бы и в поиске структуры других новых материалов, например, легких, высокопрочных, жаростойких, которые необходимы авиакосмической отрасли. А, скажем, квантовый алгоритм Гровера, позволит значительно ускорить поиск в неупорядоченных базах данных. Это очень актуальная задача в условиях роста популярности «больших данных». На сайте американского Национального института стандартов и технологий собирается полная коллекция известных квантовых алгоритмов, и их там уже более полусотни. Так что квантовый компьютер может стать уникальным и незаменимым инструментом для решения множества задач, вот только создать его очень трудно.

Запутанные квантовые состояния крайне хрупки. Любое случайное взаимодействие с окружающей средой разрушает их и прерывает вычисление. Поэтому так важно на пути к квантовому компьютеру найти лучшую технологию реализации кубитов, чтобы они могли запутываться между собой, не испытывая посторонних помех. Мы знаем, что все классические процессоры построены на одной технологии – кремниевой. В случае же квантовых, можно использовать совершенно разные материалы и соответственно разные подходы: одиночные атомы, фотоны в оптическом резонаторе, ионы азота в кристаллической решетке алмаза, так называемые сверхпроводящие джозефсоновские цепи.

В 1999 году квантовое состояние у сверхпроводящих кубитов на основе контактов Джозефсона удавалось сохранять всего несколько наносекунд. К 2013 году это время выросло в 10 000 раз — до сотни микросекунд, и этого уже достаточно для полезных вычислений. Но есть другая трудность — при переходе от одиночного кубита к системам из десятков и сотен сложность поддержания квантовых состояний многократно вырастает. Так что проблема полноценной изоляции от внешних помех остается главным препятствием на пути создания квантовых вычислительных машин.

Среди физиков есть пессимисты, считающие, что преодолеть это препятствие не удастся. Так израильский физик Джил Калай полагает, что рост числа кубитов ведет к лавинообразному росту шумов, которые делают бессмысленными попытки что-то просчитать. Российский физик Михаил Дьяконов полагает, что невозможно с необходимой точностью задавать начальные и считывать конечные состояния квантовых процессоров. Однако большинство специалистов считает эти препятствия преодолимыми. Так, Алексей Устинов, профессор Технологического института Карлсруэ и руководитель научной группы РКЦ, называет создание универсального квантового компьютера чисто инженерной проблемой, которая будет решена в ближайшие десять лет.

Судя по всему, так же считают и крупные технологические корпорации. В развитие квантовых вычислений десятки и сотни миллионов долларов вкладывают Google, Microsoft, IBM, Intel и даже китайский интернет-ритейлер Alibaba. Проекты в этой области реализуют NASA и Lockheed Martin, а правительства многих стран запускают программы по развитию квантовых технологий.

Единственная компания, предлагающая сегодня решения в области квантовых вычислений — канадская D-Wave Systems. В ее устройствах используются тысячи сверхпроводящих кубитов, однако это не полнофункциональные, а так называемые адиабатические квантовые компьютеры. Они решают, по сути, только одну задачу — поиск минимума очень сложных функций методом квантового отжига. Их можно сравнить с популярными в середине XX века аналоговыми компьютерами, где вычисления проводились путем измерения параметров специально подобранных физических процессов, например, давления воды в перенастраиваемой гидравлической системе.

До недавнего времени многие специалисты даже сомневались, что эти устройства D-Wave действительно используют квантовые эффекты. Но эксперименты сотрудников Google подтвердили наличие квантовой прибавки к скорости вычислений. Компьютерами D-Wave интересуется Пентагон и американские разведывательные агентства. Компания Lockheed (один из первых клиентов компании) закупила такую машину для проверки и оптимизации программного обеспечения, используемого в разработке истребителя пятого поколения F-35. При тестировании системы удалось с помощью D-Wave за шесть недель найти ошибки в программном обеспечении истребителя F-16, тогда как c традиционными инструментами для этого понадобилось несколько месяцев.

«Настоящие» квантовые компьютеры содержат пока лишь по несколько кубитов, из которых собирают отдельные логические элементы для экспериментов. В 2001 году ученые из Стэнфорда и IBM впервые продемонстрировали практическую реализацию алгоритма Шора — устройство из семи кубитов успешно разложило число 15 на простые множители — 3 и 5. Через десять лет, в 2011 году, группа китайских физиков объявила, что им удалось разложить число 143. Прогресс кажется не слишком быстрым, но в этой области он идет сразу во всех направлениях — создаются языки программирования для будущих квантовых ЭВМ, прорабатываются алгоритмы, ведутся эксперименты с задачами. Например, IBM открыла для всех желающих доступ к своему 5-кубитному квантовому компьютеру Quantum Experience. Microsoft работает над своим вариантом квантового компьютера, основанного на использовании квазичастиц — неабелевских анионов, которые возникают в цепочках холодных электронов.

В России эксперименты в этой сфере пока на начальной стадии: группа ученых из РКЦ и МФТИ под руководством Алексея Устинова создала первый кубит на базе контактов Джозефсона. Готовятся эксперименты с двумя кубитами.

Наблюдая за всем разнообразием идей и подходов, ведущий научный журнал Nature в первые дни января 2017 года опубликовал статью, прогнозирующую уже в этом году выход квантовых компьютеров из лабораторий в «большую жизнь». Это означает появление технологий масштабирования квантовых вычислителей, позволяющих наращивать их мощность, как это делается с классическими компьютерами. По мнению журнала, возможными лидерами в этом прорыве будет группа под руководством Джона Мартиниса, который работает в лаборатории Google с кубитами на основе контактов Джозефсона, а также компания IonQ под руководством Кристофера Монро из университета Мэриленда. Эта компания развивает технологии кубитов на основе ионов в магнитных ловушках.

Мы ждем, что в этом году или в следующем будет достигнута точка квантового превосходства – момент, когда квантовые компьютеры покажут, что они могут больше, чем самые мощные классические суперкомпьютеры. Сама по себе задача квантового превосходства не является решением индустриальных вызовов, но это означает первый шаг квантовых вычислительных машин из лабораторий в реальный мир. И нам нужно готовиться к этим переменам.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100810 Руслан Юнусов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 9 марта 2017 > № 2099233 Сергей Куликов

 «Чистка» наследием

главный архитектор ЦНРПМ Сергей Куликов в гостях у «Завтра»

Николай Гуляницкий

Реставрацию сегодня мало кто напрямую связывает со своей повседневной жизнью. Между тем именно реставраторы — хранители той среды, которая незаметно воспитывает в нас чувство, позволяющее разделять красоту — и пошлость, фальшивый блеск — и сияние истинного культурного сокровища. О том, почему реставрация должна стать неотъемлемой частью национальной экономики, о профессиональных откровениях и буднях войны за культурное наследие — в интервью с главным архитектором Центральных научно-реставрационных проектных мастерских (ЦНРПМ) Сергеем Куликовым.

"ЗАВТРА". Реставрацию многие считают профессией почти мистической: мастера реставрационного дела как будто открывают новые временные пространства, восстанавливая памятники. Вы согласны с таким мнением?

Сергей КУЛИКОВ. Думаю, это можно отнести практически к любой профессии: когда люди занимаются серьёзно, они открывают новые горизонты в себе, какую-то новую "ойкумену" в рамках своего мироздания. Что касается реставрации, то, с одной стороны, всё, что закрыто завесой времени, всегда вызывает некоторое уважение. Вроде бы ушло и ушло, и вдруг появляется человек, который способен разгадывать эти следы, шаги, мгновения, которые ушли. Может связать разорванную нить времени. С другой стороны, реставрация — это технология поиска, обобщения, принятия решений. Безусловно, здесь нужно и чутьё, и знание, и профессионализм.

"ЗАВТРА". А понимание собственной ответственности за сохранение наследия?

Сергей КУЛИКОВ. Безусловно, она необходима. На недавнем Всероссийском конгрессе молодых реставраторов говорил об этом участникам — можно вдохновиться до такой степени, что принять себя за некоего "медиума", который проходит через время и пространство и, разгадав загадку прошлого, готов творить в нынешнем времени. Но иллюзия его создания превращается в точку, в которой ты "царишь, как Бог", но не замечаешь, что разрываешь связь с прошлым. И из этой "точки" стартуешь в свой индивидуальный мирок. Если профессия таким образом будет индивидуализироваться, то она превратится в лоскутные мирки. Чтобы этого не допустить, профессиональная ответственность, о которой вы упомянули, должна присутствовать у каждого реставратора.

"ЗАВТРА". У современного потребителя бытует мнение, что реставрация — это "никому не нужно", потому что никак явно не влияет на "мою" жизнь. А власти, особенно в условиях скудных местных бюджетов, зачастую относятся к сохранению памятников как к спущенной сверху "общественной нагрузке". В чём, на ваш взгляд, заключается прагматизм реставрации в наши дни?

Сергей КУЛИКОВ. Это сложный вопрос. У нас есть понятие "комфорт жизни" или "комфорт окружающей среды". В Риме есть старые кварталы — там старые домики, кривое мощение улиц, в тавернах столики древние, потёртые. Но люди в них собираются, общаются, музыканты для них поют — и так каждый день. На этом выстраивается цепочка жизни, жизни в исторической среде. Но для них это не абстрактная среда, а сама жизнь. Она сохраняется во времени. Сохраняется, в том числе, за счёт реставрации.

Понимаете, перед реставрацией не стоит узкой, одиночной цели — давайте восстановим тот или этот памятник. Это площадка, которая на привлечении внимания к своей деятельности позволяет осознать: что у нас было, что есть, и что, исходя из всего выше перечисленного, будет? Как у нас воспитывается эстетическое чувство? На что оно "оглядывается", к чему глаз привыкает? Всё-таки хорошо, когда он привыкает к чему-то традиционному, хорошему — тогда человек готов эту жизнь продлевать. И это не та жизнь, которая каждый день рождается на передовице газет и на каждом закате умирает — такая жизнь не чувствует, что живёт в среде, пропитанной смыслами, традициями, преемственностью. Это как в семье: чем больше в ней представлено поколений, тем она более полная и, соответственно, более уверенно смотрит в будущее.

"ЗАВТРА". Представляется, что сейчас больше люди озабочены не преемственностью, а тем, чтобы, к примеру, машину приобрести…

Сергей КУЛИКОВ. Приобрести машину, вкусно питаться и тому подобное — это некий функционал жизни. Но когда мы вспоминаем о шикарном ресторане, который посетили когда-то, чаще вспоминаем не то, что именно мы там ели год или три года назад. Мы вспоминаем среду, в которой тогда оказались, придя в ресторан.

Любой избыток приводит к потере ориентиров. А реставрация возвращает тебя к сохранению культурного наследия в целом — не только памятника, а и пространства вокруг него. И это не только охранная территория — это и природа вокруг, и страна, где этот памятник находится. В этом есть элемент некоего прозрения — такого, о котором на конгрессе молодых реставраторов в Москве говорил Александр Проханов: когда тебя будто обухом кто-то по голове огрел — и тебе открываются глубокие смыслы.

"ЗАВТРА". У вас лично такие прозрения были?

Сергей КУЛИКОВ. Да, в начале 80-х годов, когда приехал в Кирилло-Белозерский монастырь, что под Вологдой. Был солнечный, жаркий июньский день. Мы спустились в холодный подклет церкви, и я остро ощутил, как в него втекало с улицы всё разнотравие запахов. С ума сойти можно было от контраста: текущий момент с его ярким зноем — и холодный подклет, в стенах которого время будто сублимировалось!.. Это та память, что потом постоянно всплывает и даёт силы. Да, в реставрации порой присутствует много романтизма, но есть такие точки отсчёта — к ним возвращаешься и понимаешь, что увиденное и ожидаемое тобою исполняется.

"ЗАВТРА". Это было время, когда вы только пришли в реставрацию?

Сергей КУЛИКОВ. На тот момент я уже занимался памятниками деревянного зодчества. А в Кириллов монастырь поехала отдельная бригада реставраторов, в которую мне посчастливилось войти.

"ЗАВТРА". Сложно было в то время стать реставратором?

Сергей КУЛИКОВ. Скажем так — существенно сложнее, чем сегодня. Я активно занимался спортом, серьёзно увлекался историей и философией, но стимулом идти в реставрацию для меня послужило изучение истории собственного рода. Узнал, что история страны прокатилась через моих предков — они воевали и в Первую мировую, и в японскую войну, и в Великую Отечественную. Все они служили Отечеству, и это понимание служения собственной стране, собственной истории мне передалось. Сам я воспитывался во многом дедом, в глубине костромских лесов. У деда была хорошая библиотека — с дореволюционными журналами, книгами… Был и амбар у него, где лежали древние вещи — лампы семилинейные, чашки из кузнецовского фарфора и проч. Офицером я не стал, но служить стране стал — на фронте сохранения культурного наследия.

А начинал на стройке, уже с неё пришёл в реставрацию. И попасть в профессию реставратора было очень сложно – мест не было, штат мастерских менялся редко. Года четыре ходил, прежде чем меня приняли – не с «улицы», а только по знакомству. Один из друзей оказался племянником директора мастерской, и я получил через него шанс быть выслушанным. Меня выслушали и взяли в мастерскую. Сейчас же ребятам проще попасть в профессию.

"ЗАВТРА". Вы, как только что сказали, стали воевать за культурное наследие — в чём заключается сегодня эта война?

Сергей КУЛИКОВ. Достучаться до людей, которые принимают решения. Общество слабо заинтересовано в сохранении памятников, но иногда удаётся через общественные советы доказывать людям, что мир, в котором они живут, больше и лучше, чем они могут представить. Когда в Выборге, во Владимире, в Кириллове мы рассказывали людям об истории местных памятников, это удавалось.

А с чиновниками очень сложно, постоянно приходится доказывать, что реставрация нужна. В советское время если были деньги, которые выделены в рамках бюджета на реставрацию, то они приходили в организации. Это помогало формировать методологию, философские основы профессии, её фундамент. А сегодня даже если средства выделены, то не факт, что ты их получишь. При этом нельзя сказать, что современные чиновники — враги памятников. Нет, большинство из них просто инертно в своём отношении к делу сохранения наследия. Они не помогают — они наблюдают.

"ЗАВТРА". Вы уже упоминали о конгрессе молодых реставраторов в Москве, который прошёл в Доме архитектора 30-31 января. Что вас на нём более всего удивило?

Сергей КУЛИКОВ. Когда ты давно в профессии, удивить чем-то сложно (улыбается), но это удалось сделать некоторым молодым реставраторам, которые съехались в Москву из разных регионов. Очень порадовала глубокая профессиональная заинтересованность нового поколения и уровень профессиональной честности его представителей. Наиболее ярко это проявилось в ходе работы "круглых столов". Вопросы, которые задавались, были не просто о чертежах, "картинках" или об умении какого-то мастера-краснодеревщика. Это были вопросы о технологических нюансах реставрации, касающихся консервации объекта, его превентивного сохранения. Честно говоря, это очень порадовало — если у реставратора есть такие вопросы, значит, у него есть внутренне понимание того, чем он занимается. Знаете, какое у меня было одно из самых мощных впечатлений от конгресса? Когда, встав на трибуну, поднял глаза в зал — а на меня из него были устремлены двести пар молодых, задорных, заинтересованных глаз!

Знаете, с возрастом начинаешь ворчать: время уже не то, время изменилось… Но когда сталкиваешься, разговариваешь с молодыми реставраторами понимаешь — а ничего подобного! Реставрация — профессия разноплановая, и она позволяет при желании реализоваться в любом качестве — будь то исторические исследования или сфера технологий. Мотивацией сегодняшних молодых ребят, идущих в реставрацию, я увидел ту "ауру" профессии, которая открывает не только тайны памятника, но порой тайны собственной души. Можно двадцать лет проектировать многоэтажные жилые дома — тайны в этом не будет, но будет явный социальный эффект. А авторов проектов будет утешать, что в их домах люди живут. Но откровений не наступит. А каждый памятник для реставратора — своего рода откровение.

"ЗАВТРА". Расшифруйте, в чём это откровение, когда речь идёт непосредственно о памятнике?

Сергей КУЛИКОВ. Это многоуровневое явление. Первый уровень — это составляющие памятника: его история, особенность конструкции, сводов, какие-то неожиданные находки, уникальные приёмы мастеров, которые они использовали много веков назад, а сегодня они уже забыты… Но когда глубже погружаешься в памятник, как это случилось у меня с Кирилловым монастырём, то начинаешь понимать весь исторический контекст — потихонечку ощущаешь, как этот памятник жил, как создавалась вокруг него среда. Дальше понимаешь, как он образовывался, как проходили периоды становления. И возникает некое чувство, как будто на эти процессы смотришь "сверху", начинаешь находиться немного "над временем".

"ЗАВТРА". Говорят, что сегодня стать реставратором проще, возможностей больше. Но раньше, в советское время реставраторам было легче работать. Почему?

Сергей КУЛИКОВ. Раньше был системный подход к реставрации. Если в бюджете была выделена строчка, то власть "железно" выделяла деньги на постоянной основе. Поэтому создавались школы, люди имели возможность работать вдумчиво, было понимание, что наступит "завтра". Для реставрации это является необходимым условием профессиональной работы. Сейчас жизнь бьёт мотивацию молодых реставраторов нещадно — бьёт бессистемностью в реставрации, когда идут постоянные конкурсы, торги, фирмы появляются-исчезают… Всё-таки в 90-е годы надломили хребет реставрации, она не умерла, но пока не может до конца восстановиться.

"ЗАВТРА". Что нужно для полного восстановления отечественной реставрации сегодня?

Сергей КУЛИКОВ. Социальный заказ — полное понимание людей всех уровней, что сохранение наследия — это часть нас, нашей страны. И страна перестанет существовать, если не изучать своё наследие, если не понимать, что реставрация — одна из форм такого изучения, а не просто метод того, как положить камень на место или подтонировать и укрепить фреску.

Реставрация многообразна: это и то, что делается руками, и то, что рождается после исследований (например, концепции сохранения исторических городов или их исторического пространства). Государство же пока по большей части только декларирует своё позитивное отношение к реставрации. Памятники-то исчезают в России каждый день… Реставрационные организации, которые надо поддерживать как последний рубеж профессии в России, по большому счёту, "сдаются". У нас осталось, пожалуй, только две реставрационные организации, которые действуют более полувека и ещё как-то держатся на современном рынке — это МНРХУ и ЦНРПМ. Есть ещё "Спецпроектреставрация", но там ситуация крайне сложная. А в нашей профессии сохранение традиций, опыта необходимо как воздух!

"ЗАВТРА". Вы много лет боретесь за то, чтобы реставрация стала отдельной отраслью. Но в СССР она ею не была, и дела шли неплохо. Зачем это нужно сегодня?

Сергей КУЛИКОВ. Попробую объяснить на примере. Когда мы говорим о здравоохранении, то говорим о защите здоровья населения. Соответственно, мы говорим о подготовке и защите специалистов здравоохранения — врачей. Их право на труд и доходы защищены. Реставрация сохраняет и защищает среду, в которой живёт человек. Убеждён, что это — одна из составляющих здоровья нации. И люди, которые за этим следят, должны быть выделены в отдельную отрасль, чтобы их права на трудовую деятельность, их право на защиту профессиональной компетенции были защищены.

"ЗАВТРА". В одном из интервью вы сказали, что культурное наследие "чистит" наш взгляд на мир, на жизнь — мы все проходим так или иначе "чистку наследием". Поясните, что это значит?

Сергей КУЛИКОВ. Мы знаем, что Италия является лидером мирового дизайна — это касается и автомобилей, и одежды, и архитектуры. Но не всегда задумываемся о причинах такого успеха итальянцев. А Италия — лидер по количеству объектов культурного наследия и лидер в реставрации (около миллиона памятников под охраной государства!). И когда человек живёт в этой среде, он каждый день глазом запечатлевает эстетически организованный мир. Это формы, близкие к совершенству. Так идёт невербальное воспитание художественного чувства, которое и рождает дизайнеров мирового уровня. Увы, такое чувство очень трудно воспитать у людей, которые всю жизнь прожили в спальном районе в пятиэтажке.

У нас такую воспитательную функцию выполняют музеи — выполняют незаметно, без лишней помпы. В том же Кириллове, в Архангельске, в Ярославле, в Костроме музеи инициируют массу мероприятий — в том числе для молодёжи. Так воспитывается поколение, из которого выходят "градозащитники" — люди, не безразличные к культурному наследию. Мне кажется, это очень важно — неравнодушие людей является, в том числе, основой стабильности для профессии реставратора.

"ЗАВТРА". А что нужно от властей, чтобы вернуть стабильность отечественной реставрации?

Сергей КУЛИКОВ. Сохранение культурного наследия — это то, что является конституционной обязанностью граждан, и то, что гарантирует федеральное законодательство как обязанность государства. Поэтому губернаторы, власти всех уровней должны нести солидарную ответственность вместе с федеральными руководителями и отчитываться о состоянии памятников в своём регионе. Зачастую регионы, пока "сверху" не спросят, сами не ответят. Но это полбеды: нередко региональные власти выступают в роли активных разрушителей исторического наследия. Поэтому стоит сделать одним из критериев правительственной оценки эффективности работы губернаторов и мэров то, как они заботятся о сохранности культурного наследия. Сейчас этого нет, хотя общественный совет при Минкультуре РФ, в который входит масса достойных и уважаемых у нас в стране людей, заявлял уже, что это необходимо.

Второй момент — необходима и скорейшая легализация реставрации как вида экономической деятельности в России. Слава Богу, что работу по включению её в общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД) продвигается — проект внесён в Минэкономразвития. Очень надеемся, что он будет утверждён — следствием этого должно стать утверждение стандартов образования, ведение статистики и возможность мониторинга состояния отрасли. А пока что в случае с включением в ОКВЭД всё упирается в политическую волю. Очень хочется, чтобы тема системной поддержки реставрации регулярно получала звучание в парламенте, на заседаниях правительства. Пока этого нет.

"ЗАВТРА". Русская реставрация в мире — на каких ролях мы находимся сегодня?

Сергей КУЛИКОВ. Наша методическая, теоретическая грамотность признавалась в мире всегда. Когда в 1964 году принималась Венецианская хартия — один из основополагающих документов для мировой реставрации — наши специалисты принимали в её разработке самое активное участие. По разным причинам они не смогли под ней подписаться, не обладали "политическим" правом. Но сейчас, когда мы общаемся с коллегами из других стран, читаем лекции за рубежом (в тот же в Рим приглашают), нас слушают очень заинтересованно, дискутируют с нами. То есть за нами признают лидерство в теории и методике. А вот в технической оснащённости у нас всё намного хуже — здесь мы находимся на последних ролях.

Проблема здесь не в умах, а в финансировании — появится оно, и материальная база подтянется на уровень нашей реставрационной теории. Нам нужно привлекать средства не только под отдельные большие объекты — такие, как Новый Иерусалим, Соловки и т.д. Необходимо системное финансирование для создания научной школы, для создания материаловедческих лабораторий и всего того, что присуще науке. Терпеть не могу словосочетание "научная реставрация" — потому что реставрация и есть наука! И для её развития нам нужно сегодня не проектное, а системное мышление.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 9 марта 2017 > № 2099233 Сергей Куликов


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 8 марта 2017 > № 2100879

Christie's продал картину Ротко из коллекции Рыболовлева за $13 млн

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Это почти в три раза ниже цены, за которую миллиардер приобрел полотно у дилера Бувье

Christie's продал картину Марка Ротко «Номер 1» из коллекции миллиардера Дмитрия Рыболовлева за 10,7 миллиона фунтов стерлингов ($13,1 млн). Об этом сообщается на сайте самого аукционного дома.

Полотно было создано в 1949 году. Планировалось, что оно будет продано в диапазоне $10-15 млн. Это значительно ниже, чем цена, по которой Рыболовлев купил его у швейцарского арт-дилера Ив Бувье – в 2008 году он приобрел его за $36 млн.

«Номер 1» стала не первым произведением искусства, которое бизнесмен выставил на продажу. В течение последних шести месяцев владельца сменили еще три работы Поля Гогена, Густава Климта и Огюста Родена, принадлежавшие миллиардеру.

Все они также были приобретены Рыболовлем у Бувье и были проданы со значительным дисконтом. Так картина Гогена «Дом» была продана за $25 млн при цене покупки в $85 млн, то есть за 26% от первоначальной цены.

Между Бувье и Рыболовлевым уже несколько лет идет тяжба. В начале 2015 года Рыболовлев подал в суд на арт-дилера, утверждая, что он переплатил около $1 млрд из-за того, что Бувье вводил его в заблуждение касательно реальной стоимости картин.

В общей сложности в произведения искусства Рыболовлв инвестировал около $2 млрд, приобретя 38 работ, включая полотна Пикассо и Леонардо да Винчи.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 8 марта 2017 > № 2100879


Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова

Интервью руководителя Россотрудничества Л.Глебовой к 8 Марта

В преддверии Международного женского дня руководитель Россотрудничества Любовь Глебова дала интервью одному из федеральных российских изданий.

- Любовь Николаевна, Вы родились в самом начале весны, на символической линии перехода от длительных холодов к долгожданному теплу. Стала ли весна особо желанным временем года в Вашей жизни?

- Весна – совершенно особенное время года. Это всегда начало: новой жизни, пробуждение природы после зимы. Этот период связан с землей, цветением садов и лесов. Весна – это и вдохновение, рождение новых идей и творческих замыслов, добрых надежд.

Неслучайно именно на это время года приходится самый нежный и светлый весенний праздник, когда мужские голоса сливаются в своеобразный гимн любви к матерям, женам, дочерям. Всем женщинам близким и далеким

Уже 72 года, как весна для нас носит особый смысл… Каждый май мы переживаем вновь и вновь трагические страницы нашей истории и вместе с тем надежду и осознание масштаба Великой Победы. Это поистине святой день, гордостью скрепляющий сердца всех причастных к нашему Отечеству. По большому счету, эта дата служит всем нам напоминанием о том, какое значение имеет для России, сохранения нашей государственности национальное единение, чувство матери-Родины и своих корней.

- Мы часто слышим в разных иностранных аудиториях слова об особом русском характере, так называемой всемирной отзывчивости русской души. На Ваш взгляд, есть ли у России особый гуманитарный код, особые гуманитарные ценности?

- В знаменитой «Пушкинской речи» Достоевский, развивая мысль о всемирной отзывчивости русской души, говорил о первом нашем национальном гении: «Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе … они уже более понимали бы нас, чем теперь». Действительно, иностранцы во все времена интересовались Россией, стремились постичь феномен загадочной русской души. Отечественная история знает немало примеров, когда европейцы приезжали к нам, влюблялись в нашу страну, людей, оставались служить России, основывали династии. Это и итальянский архитектор Растрелли, и русский полководец Барклай-де-Толли, и сестра последней русской императрицы Елизавета Федоровна, которая по рождению была немецкой принцессой.

Эта «отзывчивость» была, есть и, уверена, будет важнейшей из черт нашего национального характера. Это прекрасное качество мы впитываем с детства, как говорится, с молоком матери. На Руси всегда ценились чувство сострадания, взаимопомощь и выручка. Когда в доме случалась беда соседи всегда приходили на помощь, в случае бедствий стихии - пожаров, наводнений - русские всем миром восстанавливали свои селения. Всем миром выступали мы и всякий раз, когда на нашу землю приходил захватчик.

В России издревле особое внимание уделялось благотворительности, истоки которой несла за собой Вера. Назову яркие примеры - Марфо-Мариинская Обитель милосердия, Императорское Человеколюбивое общество, Воспитательное общество благородных девиц, которое помогало детям, инвалидам, вдовам и престарелым.

Безусловно, такое отношение к наиболее незащищенным в обществе людям характерно не только для русских, но я не ошибусь, если скажу, что в России это приобрело поистине вселенский масштаб. И в наши дни эта хорошая традиция получила новое развитие – в международных гуманитарных отношениях, в оказании помощи странам, у которых тяжелое экономическое положение, произошли природные бедствия или гуманитарные катастрофы. Например, в прошлом году мы впервые в рамках приемной компании организовали и провели отборочные испытания для студентов из Сирии, желающих обучаться в России. Было удивительно, что несмотря на тяжелую военную обстановку, когда, казалось бы, человек живет одним днем и пытается просто выжить, сирийская молодежь думает о будущем, о восстановлении своей страны.

- Что-то в этом плане отличает русскую женщину от других, есть ли отличие русской женщины от, например, той же англичанки?

- Мне кажется, что для нас во все времена на первом месте были семья, тепло домашнего очага, счастье детей. Этот традиционный уклад сохраняется сегодня и это прекрасно. По служебным делам я часто бываю в разных странах, на разных континентах. Много общаюсь с нашими соотечественницами. Что самое интересное, где бы они ни жили в своих семьях они остаются русскими женщинами, жертвенными, хранящими тепло домашнего очага, безгранично любящих своих детей. Они, их семьи – это тоже Россия…

- Известно, что Вы родом из Поволжья. Волга, по сути, является одной из визитных карточек страны, также, как и необъятные луга и равнины ее окружающие. Как Вы полагаете, есть ли что-то в русском характере от равнины и насколько география в целом способна влиять на особенности личностные?

- Россия испокон веков была своеобразным мостом между Европой и Азией. И это отразилось как на нашем мировоззрении, так и на нашем историческом пути. И, во многом, русским людям тоже присуща некая двойственность. Например, русский философ Бердяев считал главной особенностью русского национального характера его противоречивость. И это обусловлено не только нашими обширными территориями на востоке и западе, но и территориями, расположенными от Кавказа до Якутии. Эта двойственность сохраняется до сих пор. Так, например, мы давно уже выстраиваем свою жизнь по современным стандартам, в соответствии с веяниями времени, но при этом сохраняем многие русские традиции. Что называется, умом живем «на Западе», а душой рвемся «на Восток».

Россия – страна преимущественно северная и это во многом определяет наше стремление к некоей общинности, традиционной семье. Моя семья тоже не исключение. Для меня мои родители всегда были авторитетом и в жизни, и в профессии. К тому моменту, когда пришло время выбирать, чем я буду заниматься в дальнейшем, я уже знала, что пойду по пути своей мамы – стану учителем, буду передавать те знания и опыт, которым в свое время учили меня, в том числе и мои родители.

- Комплекс гуманитарных отношений, который курирует возглавляемое Вами Федеральное агенство, сложен и обширен. По долгу службы Вы бываете в разных регионах мира, встречаетесь и с президентами, и с простыми соотечественниками. Какие события произвели на Вас особое впечатление? Что отложилось в кладовой Вашей памяти?

- По долгу своей работы я много езжу, встречаюсь с интересными людьми, всего и не перечислишь в рамках одного интервью. Приведу несколько примеров. Своеобразной проверкой на прочность для меня стала работа нашего представительства в Непале после землетрясения в 2015 году. Я как раз только возглавила Агентство. Тогда наш центр стал фактически «лагерем спасения», как его впоследствии назвали сами спасенные, куда приходили за помощью не только русские туристы, которые были в тот момент в стране, но и наши соотечественники с семьями и простые непальцы. Люди нуждались в самом простом, хотя бы получить еду и сообщить родственникам, что человек живой и он в безопасности. За более чем недельное время своего существования через «Лагерь Спасения» прошло более 500 человек, которые могли получить приют, набраться сил, провести ночь в безопасности. Я до сих пор не могу вспоминать без слез трогательные письма с очень искренними словами благодарности. Одно из них лежит на моем рабочем столе: «Такой заботы, дружеского внимания, готовности прийти нам на помощь порой не ждешь даже от знакомых тебе людей, а в российском культурном центре мы чувствовали, насколько это было возможно, как в гостях у лучших друзей, где тебе рады». Эти слова поистине бесценны для меня, вдохновляют к работе.

Особенные чувства меня связывают с нашей братской по вере страной – Сербией. Невозможно не полюбить гостеприимство и отзывчивостью сербского народа. Здесь как нигде сильны те братские узы, что традиционно связывают нас. Знаковым событием не только в моей жизни, но и, я надеюсь, в жизни сербского народа, стало начало работ по оформлению внутреннего убранства Храма св. Саввы в Белграде. Этот храм строится уже 100 лет, но работы над его убранством начались только в прошлом году. Выполняя поручение Президента России по курированию, я, прежде всего, испытываю большое удовольствие от сопричастности к этому важному делу. Восстановление кафедрального собора Святого Саввы имеет огромное значение не только для православных Сербии, но и для всего православного мира и славянской культуры в целом.

Но самое большое, и по-настоящему хорошее, потрясение я испытываю постоянно от общения с людьми, с нашими соотечественниками, которые будучи фактически оторванными от Родины, (некоторые в России были или очень давно, или вообще никогда ее не видели), но испытывают такую колоссальную любовь к нашей стране, к русскому языку, культуре – ко всему, что с ней связано. И эта любовь заряжает всех вокруг этим настроением. Эта любовь, а не политика или экономика, по истине, стирает все границы.

- Вы красивая, яркая и умная женщина, но при этом и государственный политик. Какие качества, на Ваш взгляд, необходимы женщине для того, чтобы состоятся и в большом – общественном, и в личном, оставаясь при этом просто Женщиной, любящей и любимой?

- Вся история цивилизации вела к тому, что женщина заняла достойное место не только в малом семейном кругу, но и в жизни общества. Первоначальная роль женщины – хранительница очага, а ведь самая простейшая линейка человеческих отношений – это уже политика. Роль мужчины-воина, завоевателя, добытчика в веках, по сути, осталась неизменна. А посмотрите на женщину? Помимо семьи, женщина вынуждена предпринимать всё новые и новые шаги для самореализации. И это касается практически всех сторон нашей современной жизни. Александра Коллонтай была не только дипломатом с большой буквы и первой в мире женщиной-послом, но и глубоко интеллигентной, обворожительной женщиной, оставившей ярчайший след в памяти современников. Таких примеров очень много и все они укрепляют веру женщин в себя, побуждают к профессиональной и социальной активности, а главное - желанию найти достойное место в современном мире.

Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова


Узбекистан > Транспорт. СМИ, ИТ > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097922

Система управления безопасностью дорожного движения в г. Ташкенте начнет фиксировать нарушения правил дорожного движения в тестовом режиме с 15 марта 2017 года. Об этом сообщил начальник ГУБДД МВД Узбекистана полковник Холматжон Сайдалиев.

Напомним, что видеокамеры установлены пока на 115 перекрестках Ташкента. До этого дня камеры фиксировали нарушения, но штрафы не выписывались.

Холматжон Сайдалиев отметил, что с 15 марта владелицам автомобилей будут отправляться штрафы.

По его данным, в ходе этого процесса специалисты протестируют работу оборудования и при выявлении проблем они будут устранены. Поэтому штрафы будут выписываться в тестовом режиме.

Узбекистан > Транспорт. СМИ, ИТ > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097922


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bumprom.ru, 6 марта 2017 > № 2101898 Владимир Узун

Электронные учебники заменят бумажные к 2025 году, считает эксперт

Традиционные бумажные учебники перестанут быть главным источником знаний в школах уже в 2025 году, им на смену придут электронные учебные пособия, считает глава издательства "Просвещение" Владимир Узун.

"Просвещение", история которого насчитывает свыше 85 лет, в годы СССР было единственным педагогическим изданием в стране. В 2011 году оно было приватизировано, но продолжает взаимодействовать с государством, принимало участие в разработке федеральных государственных образовательных стандартов, издательство выпускает учебные пособия, в том числе цифровые, создает образовательные и научные проекты.

"Рынок образовательной литературы – это рынок авторитетной книги. Мы не можем просто дать учебные пособия учителю и ребенку без пятилетней апробации, без предварительных результатов, без сложных экспертиз – научной, педагогической, психологической. То есть у нас процесс подготовки книг идет долгие годы, но потом они, конечно, очень долго "играют" — если учебник удачный, то он работает много лет", — рассказал в интервью РИА Новости Узун в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи.

Школа-2025

Уже менее чем через десять лет процесс образования в школах изменится, уверен глава издательства.

"Школа-2025 – это не просто новые "коробки со стеклами", а школы, которые будут давать образовательный результат. Мы уверены, что к 2025 году вообще не будет никакой бумаги. А если нужен результат – зачем вам нужно оплачивать целлюлозу, какие-то склады, книгопечатные машины, если данные есть в электронном виде?" — считает Узун.

По его мнению, многие дети уже готовы перейти к образованию в новом виде. Другое дело – что есть инертность системы, есть желание учителей, которые любят книгу – им так удобнее. "Но, согласно данным наших опросов, мнения учителей разделились ровно 50/50: кто-то говорит, что электронные учебники очень нужны, кто-то, что совсем не нужны", — отметил он.

"А какая будет форма этого контента, мы сейчас экспериментируем, как его защитить, чтобы это были действительно научные авторитетные знания. Очень важно, чтобы это было связано с воспитанием, с семьей, с трудом", — рассказал он.

По словам Узуна, проблемой некоторых регионов для электронного образования является в школах отсутствие доступного высокоскоростного интернета и мощных компьютеров, которые смогут хранить необходимую информацию — объем федерального перечня учебников – 84 терабайта, а материал пока тяжело технически "сжать".

"Но надо отдать должное нашему государству, которое очень много работает над созданием опорных школ (с необходимым IT-оборудованием – ред.)", — напомнил он.

"Просвещение" также в экспериментальном режиме уже начало выпуск специальных планшетных компьютеров, но для поддержания всего контента их мощности недостаточно.

Уроки истории

Несколько лет назад было много дискуссий о том, по каким учебникам следует преподавать историю в школах. Историко-культурный стандарт был принят в 2015 году. Он включает в себя перечень обязательных для изучения тем и основные подходы к преподаванию истории Отечества в школе, оценки ключевых событий, персоналий и дискуссионных вопросов. Учебники издательства "Просвещение" вошли в линейку утвержденных министерством образования.

"Мы идем в фарватере государственной политики об изменении концепции истории, обществоведения, русского языка, и здесь мы можем предлагать своих специалистов, авторов", — сказал Узун.

"Если говорить об истории – наверное, в этом был смысл, потому что был период времени нашей страны, когда она была в славе величия, и это был долгий период — 200-300 лет. И был период времени – например, 20 век, по которому пока очень сложно определиться. Я хочу напомнить, что первый учебник по новейшей истории Франции вышел через 100 лет после Великой Французской революции. 100 лет французы не могли определиться, как им относиться к этому перевороту. Поэтому история – вещь очень сложная", — напомнил он.

Решение президента РФ о введении стандарта, по его словам, как раз было сфокусировано на том, что сначала школьникам надо пройти ту историю, когда без решения России "ни одна пушка в Европе не стреляла".

"Поэтому события, по которым пока спорят, не нужно изучать их в школе. Наверное, в этом есть здравый смысл", — считает он.

Период президентства Владимира Путина и Дмитрия Медведева войдет в учебники истории еще не скоро, рассказал глава "Просвещения". "Наверное, лет через 50", — заключил он.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bumprom.ru, 6 марта 2017 > № 2101898 Владимир Узун


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 марта 2017 > № 2097728 Валентина Терешкова

Встреча с Валентиной Терешковой.

Владимир Путин поздравил с юбилеем Валентину Терешкову – лётчика-космонавта, первую в мире женщину, побывавшую в космосе, Героя Советского Союза, депутата Государственной Думы.

За выдающийся вклад в укрепление российской государственности, развитие парламентаризма и активную законотворческую деятельность Указом Президента Валентина Терешкова награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени.

* * *

В.Путин: Дорогая Валентина Владимировна, позвольте Вас искренне и сердечно поздравить с Вашим юбилеем.

В.Терешкова: Спасибо большое, я тронута. Спасибо огромное.

В.Путин: Вам спасибо большое за Ваше служение Отечеству.

Начиная с Вашего легендарного полёта в космос Вы всегда были для нас примером и символом служения Отечеству – причём в разных местах, на разных должностях – и сейчас продолжаете активно трудиться в Государственной Думе.

Я знаю, как Вы любите нашу большую, общую Родину – Россию – и свою малую – Ярославль, всё время об этом думаете, как мы ни встретимся, всегда об этом говорите. В этом как раз и Ваша сила – в Вашем сердечном отношении к Родине.

Спасибо Вам большое.

В.Терешкова: Спасибо.

Берегоукрепление в Рыбинске уже начали.

В.Путин: Ну слава богу.

У нас два подарка.

(Скульптура «Чайка садится на воду», автор И.Рукавишников; картина «Чайки над Волгой», художник В.Зайцев.)

Это Ваш позывной. И замечательная, красивая картина – «Чайки над Волгой». Как раз, собственно, из Ваших родных мест картина.

В.Терешкова: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Я очень тронута Вашим вниманием, Вашими добрыми словами.

И ещё огромное Вам спасибо за Ярославию [Ярославскую область], за то, что Вы прислали нам человека, который уже сейчас и ведёт встречи, и посещает города, и встречается не только с рабочими на предприятиях, но и с жителями, то есть начало хорошее. А мы стараемся всячески помогать.

В.Путин: Ему [временно исполняющему обязанности губернатора Ярославской области Дмитрию Миронову] нужна будет Ваша поддержка. Знаю, что он действительно реально выкладывается, старается. Ещё много нужно будет сделать для того, чтобы люди поверили и поддержали его.

В.Терешкова: Мы постараемся.

В.Путин: Я знаю, что Вы в Думе продолжаете очень активно работать. Вам за это отдельное спасибо. Когда такие люди, как Вы, представлены в парламенте, это повышает доверие к высшему законодательному органу страны.

В.Терешкова: Спасибо большое.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 марта 2017 > № 2097728 Валентина Терешкова


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097238 Дмитрий Травин

Доживет ли путинизм до 2042 года?

Михаил Соколов, Радио Свобода, США

Возможны ли модернизационные реформы при путинском авторитаризме? Какова вероятность возвращения власти после 2018 года на курс модернизации России?

Как оценить первые планы ЦСР Алексея Кудрина? О чем говорят разоблачения Алексеем Навальным коррупционных дел премьера Дмитрия Медведева?

Обсуждаем с профессором, научным руководителем Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрием Травиным.

Дмитрий Травин — автор книг «Просуществует ли путинская система до 2042 года» и (вместе с Отаром Маргания) «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара».

Михаил Соколов: Сегодня у нас в студии Дмитрий Травин, профессор Европейского университета, научный руководитель Центра исследований модернизации того же университета в Петербурге и автор книг «Просуществует ли путинская система до 2042 года?», и вторая книга только что вышла вторым изданием, она называется «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара», в соавторстве с Отаром Маргания. Две такие работы, они нам позволят поговорить и на актуальные темы, и о том, что происходит с реформами и реформаторством не только в России, но и вообще в мире, на историческом пространстве, наверное, с XVI века.

Хотел бы начать с чисто технического, может быть, вопроса. У вас есть набор реформаторов, действительно, от Елизаветы до Егора Гайдара, есть яркие реформаторы, про которых любой, кто пишет о реформах, скажет, например, фон Хайек или Сергей Витте в России, Бисмарк, Александр II, но есть люди довольно неприметные или необязательные, например, Владислав Грабский или, я не знаю, я Иосифа Брос Тито таким реформатором серьезным не считаю, или Пер Альбин Ханссон, вообще мало кто знает, кто это такой. Как вы выбирали своих героев?

Дмитрий Травин: У каждого своя история. Скажем, история с Владиславом Грабским — это знаменитый польский реформатор, в Польше он, конечно, известен. Хотя единственный памятник, который я ему нашел в Польше, — это небольшой бюст в здании Центрального банка, причем внутри. Притом что памятников Пилсудскому в Польше довольно много. Владислав Грабский — это человек, который фактически сделал финансовую стабилизацию после Первой мировой войны. В Польше были такие же острые финансовые проблемы, как в Германии, Австрии, Бельгии и советской России, пять знаменитых инфляций были почти одновременно. Многие знают про Ялмара Шахта, который ввел рентную марку в Германии и осуществил таким образом финансовую стабилизацию. А Владислав Грабский решал соответствующие проблемы в Польше.

Я попытался выделить такие фигуры, потому что это важнейшие реформы, которые предшествовали реформам Егора Гайдара в России в 1990-е годы. По сути, проблемы, стоявшие перед Польшей в эпоху Грабского и перед Гайдаром или Бальцеровичем в той же Польше в 1990-е годы, были очень похожие. Это довольно стандартные задачи финансовой стабилизации.

Если говорить про Иосифа Брос Тито, то целый ряд очерков в этой книге, которую мы с Отаром писали, посвящены не собственно реформаторам, ученым, политикам, а государственным деятелям, при которых эти реформы осуществлялись. Задача была не столько выделить конкретного человека, сколько показать задачи, которые решались в данной стране в данную эпоху. Поэтому там речь шла об Иосифе Брос Тито. По сути, это очерк о построении рыночного социализма в Югославии в те годы, когда у нас безнадежно господствовал сталинский административный социализм.

— Самоуправление, рабочие комитеты и так далее.

— В тексте немножко есть и о Миловане Джиласе, которому пришла идея, что надо покопаться в трудах Маркса и найти альтернативу сталинскому подходу, и еще о некоторых персонажах.

— Еще я про Ханссона хотел бы, Пер Альбин Ханссон — действительно интересная фигура, его в России никто не знает, а это важно, раз в России социальное государство по конституции.

— Я либерал по взглядам и начинал работать над тематикой модернизации с анализа либеральных преобразований или, по крайней мере, рыночных преобразований, может быть не либеральных, но ведущих к рынку. Естественно, при написании такой книги мы не могли обойти проблему построения социального государства, потому что это реалии XX и XXI века. Первый герой этой книги, с которым связано построение социального государства, — это даже не шведский министр Пер Альбин Ханссон, а Бисмарк. В тексте касательно Бисмарка речь идет не столько о том, как он выстраивал единую Германию и побеждал в войнах, а о том, что при Бисмарке впервые в Европе было принято рабочее законодательство, и, собственно говоря, социальная политика от этого и идет. Бисмарк пытался противопоставить государственную социальную политику активизации социал-демократии, которая шла от Маркса, и довольно успешно это делал до поры до времени. Пер Альбин Ханссон символизирует построение шведского социализма. То есть Швеция — это самый яркий, самый успешный пример построения социального государства. Успешный в относительном смысле, потому что шведам потом пришлось немножко откручивать назад, они слишком далеко зашли в построении социального государства. Откручивали они уже потом позже.

— Карл Бильдт.

— Да, Карл Бильдт откручивал уже после того, как социал-демократы проиграли выборы правым силам. Ханссон — это социал-демократ, который в середине ХХ века, собственно говоря, и двинулся по пути построения социального государства со всеми плюсами и минусами этой повестки дня.

— Скажите, есть какой-то общий алгоритм всех этих реформ модернизационных, которые нужны? Рыночная экономика, финансовая модернизация. А что еще, чтобы страна развивалась, не отставала, не была догоняющей, как вечно Россия догоняет то Португалию, то неизвестно кого?

— Действительно, самое главное — построение рыночной экономики и финансовая стабилизация, если рынок дестабилизирован. Но за этими общими словами кроется масса деталей. Скажем, что значит построение рыночной экономики? В разных странах это делалось по-разному. Допустим, в ряде стран для построения рыночной экономики надо было в свое время отменить крепостное право, потому что крепостной крестьянин — это не субъект рынка.

— И хорошо бы вовремя это сделать.

— В этой книге есть очерки не только об Александре II, который этим занимался в России, но есть очерк про императора Иосифа II Габсбурга, который впервые взялся за это дело еще в конце XVIII века в Габсбургской империи.

— В то же время, когда Екатерина раздавала на территории Украины крестьян в крепость дворянам.

— Чтобы быть окончательно объективным к Екатерине: Екатерина с одной стороны задумывалась о том, что рабство — это как-то не по-немецки, она же немка, собственно, была, приехала в Россию, подумала, что рабство не по-немецки, а потом, когда вошла в наши реалии, решила, что рабство сойдет, а заодно можно расширить масштабы его действия, потому что иначе не получается. Иосиф Габсбург в этот момент отменял крепостное право в своей империи, тогда еще не называвшейся Австро-Венгрией, но по сути представлявшей именно Австрию, Венгрию и славянские земли, вокруг них находящиеся. Сделал он это успешно наполовину. Реформа в каком-то смысле удалась, но часть реформ была отыграна назад его преемниками, и окончательно земельные реформы были проведены уже значительно позже, примерно через 50 лет после Иосифа. В Пруссии отменяли крепостное право довольно долго, начиная с 1807 года при бароне фон Штейне, вплоть до 30-х годов XIX века шел этот процесс.

— Но все равно раньше, чем в России. Россия задержалась, еще и общину крестьянам после освобождения на шею взвалила.

— Да, в результате чего только Столыпин завершал этот процесс. Если совсем по-крупному говорить, то после сталинской коллективизации эта проблема в каком-то смысле легла еще на плечи Егора Гайдара, потому что надо было как-то разбираться с колхозами.

— Помните, ВКП(б), Всероссийская коммунистическая партия большевиков, народ расшифровывал Второе крепостное право большевиков.

— Да, что-то в этом роде. После Сталина сначала была паспортизация крестьян, которая еще при Хрущеве осуществлялась. Это,

собственно, не экономическая проблема, в данной книге мы ее не брали. Превращение колхозов в сельское хозяйство рыночного типа — это уже задача 1990-х годов, причем до конца так до сих пор и не решенная.

— Если говорить о препятствиях для модернизации, мы не будем обсуждать, хороша модернизация или плоха, поскольку бессмысленно. Есть успешно развивающиеся страны, каждый может взять загранпаспорт, денег заработать, поехать, посмотреть, что с ними, и посмотреть результаты модернизации, сравнить своими глазами. Мы считаем, что модернизация — это хорошо, она должна идти. Что в России мешает ей? Например, культура, мы имеем, мне кажется, гигантскую библиотеку книг об особом пути России, разнообразных трудов, авторов называют великими, и евразийцами, и славянофилами, бог знает кто. Мое личное мнение, если его упростить: многие из них очень сильно навредили собственной стране, получается. Эти люди и эти идеи соответствуют той реальности, что особый путь или особые климатические условия препятствуют для того, чтобы жить так же хорошо, как, например, в Европе.

— Я изучал большинство этих теорий, и я не нашел ни одной теории, объясняющей, что у нас какая-то ущербная культура. Ни одной такой теории, которая меня бы удовлетворила в плане фактов. Все эти теории строятся либо на ошибочных фактах, либо на своеобразной интерпретации фактов, при которой что-то выпячивается, что-то затемняется. Либо иногда так получается, что автор подробно исследует Россию, но при этом вообще не изучает заграничные проблемы, как бы предполагая, что западноевропейские страны уже родились развитыми, рыночными, там вообще никогда не было никаких реформ, считают эти авторы, а у России сплошь проблемы. Когда мы исследуем западные страны, то мы обнаруживаем там массу похожих проблем, и мы видим, что культура трансформировалась и в Англии, и во Франции, и в Германии, и в других странах. Там была масса похожих проблем, которые приходилось решать, проводя реформы и немного трансформируя культуру. Поэтому я считаю, что культура не мешает российской модернизации, хотя, конечно, у России культура несколько иная, чем у поляков, немцев или французов. Точно так же есть очень серьезные культурные различия между французами и англичанами, между немцами и итальянцами. Культура не мешает, но есть проблемы, которые серьезно мешают и создают такое запаздывание.

Я бы, если кратко, выделил бы две вещи. Первое: Россия — периферийная европейская страна, и импульсы модернизации идут из северо-западного угла. Впервые модернизацию начали англичане и голландцы: эти импульсы возникают и в силу культурной связи между странами, и в силу территориальных проблем, которые были в XIX веке очень серьезными, это сейчас есть интернет, а тогда пока импульсы дойдут до России — это очень долго надо было ждать. В силу этого периферийная страна всегда запаздывала.

Самый простой пример: Петру I надо было совершить поездку долгую, очень долгую поездку по Европе, сначала Голландия, Англия, потом в зрелые годы и до Франции добрался, чтобы посмотреть, как все дела обстоят. Пока кто-то не съездит, непонятно, как там развивается, думается, что там и нет этих преимуществ, которые Петр обнаружил. Так что запаздывание естественное. Поляки развивались медленнее немцев также в силу того, чтобы были окраинной страной.

— Некоторые говорят, что Испания и Португалия — тоже периферия Европы, там все не очень хорошо происходило, прямо скажем.

— Периферия Европы — это, конечно, одна из проблем. До Испании тоже некоторые импульсы от Англии и Голландии долго доходили. Но когда мы говорим о периферийности, надо иметь в виду не только территориальные моменты, но и — вот здесь слово «культура» надо употребить — некоторые культурные ограничители, тормозящие передачу информации. Скажем, при переходе информации от протестантских стран к католическим информация реформаторская медленнее переходила. Скажем, в Испании очень сильно затормозило процесс модернизации то, что это была жестко ортодоксальная католическая страна, очень религиозная, где светские ценности медленно прививались.

— Инквизиция поработала.

— Совершенно верно. Кстати, современной Польше тоже ортодоксальность католическая мешает реформировать, хотя и не в такой степени, как Испании в свое время.

— А России мешает православие?

— Для России очень серьезным барьером начиная с XVII века, конечно, было то, что мы исповедуем иную ветвь христианства, качественно иную. Есть масса свидетельство того, как знания в XVII веке, еще до Петра, я имею в виду, медленно проникали в Московское государство, потому что считалось, что эти знания идут от латинской ереси и для нас они неприменимы, хотя вроде бы от тех же самых христиан идет, но другой ветви. Отдельные бояре, скажем, боярин Ртищев, чуть ли не тайком завозили к себе монахов из Киева, которые, в свою очередь, получали информацию от поляков. Каким-то образом новые знания проникали в Москву. Только при Петре I этот барьер был сломан. Эти вещи, конечно, очень серьезно влияли на модернизацию, мы запаздывали.

Потом есть, конечно, некоторые особенности исторического пути. Скажем, для нас крепостничество имело большее значение, чем для прусаков или венгров, поэтому мы дольше с ним разбирались, труднее было демонтировать эту систему. Но это определяется массой конкретных исторических обстоятельств, о которых можно вести отдельный долгий разговор.

— У меня вопрос к юбилею революции. Россия пережила то ли три, то ли четыре революции за век, Франция тоже пережила где-то за столетие четыре революции и много революционных попыток. Потом все это прекратилось и началось поступательное развитие, не без проблем, но тем не менее. В чем все-таки принципиальная разница, почему Россия срывалась, скажем так, в саморазрушение достаточно длительное, как после того же Октябрьского переворота, а во Франции из таких катаклизмов выходили?

— Я бы не преуменьшал французские проблемы. Потому что из Великой Французской революции, хотя она у них великая до сих пор, Франция сорвалась в такую катастрофу, что это очень даже сопоставимо с тем, что у нас было в первые годы после октября 1917. Развал экономики, установление административное максимумов цен — все было очень похоже.

Другое дело, что Наполеон… у нас иногда Сталина называли нашим российским Наполеоном, потом правильнее говорили, что Сталин — это скорее засидевшийся Робеспьер. Во Франции Робеспьера вовремя убрали, нехорошо так говорить про смертную казнь, скажем так, Робеспьер очень быстро был репрессирован, а Наполеон использовал довольно разумные рыночные меры для стабилизации экономики. У нас этого не произошло, и Сталин робеспьеровские методы протянул на все 30 лет своего пребывания у власти. Это было связано с целом рядом обстоятельств, но, в частности, с тем, что французская революция произошла в ту эпоху, когда были довольно популярны если не либеральные, то фритредерские идеи, идеи постепенной отмены рабства, а в то же время идеи социальной справедливости еще не распространились в такой степени, как в начале ХХ века. Российская же революция сошлась с марксистской идеологией, и это сочетание, конечно, принесло для нас очень большие проблемы. Если бы Февральская революция победила бы в какой-то другой форме, не дошла бы до Октября, в корниловском варианте она бы победила.

— Или крестьянская утопия, Учредительное собрание, власть социалистов?

— Да, что-то в этом роде. Или если бы после Февральской революции произошло то, что сейчас принято называть латиноамериканизацией, то есть такие длительные циклы развала экономики, стабилизации, развала, стабилизации.

— Диктатуры, демократии.

— Да, что-то в этом роде, в принципе нельзя исключить такого варианта. Тогда мы бы не попали в такую страшную ловушку коммунистической псведомодернизации, мы бы развивались вяло, нестабильно, но все-таки развивались, больше напоминая страны Латинской Америки или Центральной и Восточной Европы.

— Псевдомодернизация: можно немножечко любителям сталинизма объяснить, почему псевдомодернизация? Они же вам сразу про Гагарина, космос, ракеты, Енисей, Енисей позже, Беломорканал назовут.

— Еще про балет. Да, это известно. Я считаю это псевдомодернизацией. Собственно говоря, заслуги сталинизма в области индустриализации я, честно говоря, вообще не очень ценю.

— Как житель города Петербурга?

— Совершенно верно. Индустриализация началась задолго до Сталина. Любой житель Петербурга, который не поленится пройти не только по историческому центру, а по тому поясу промышленных предприятий, который окружает исторический центр, прекрасно знает, что эти заводы и фабрики создавались до Сталина, в основном с участием иностранного капитала, и наиболее активно это происходило после реформы Витте где-то в последние годы существования царской империи.

Поэтому если бы не Октябрь и не сталинизм, то, конечно, индустриализация бы продолжалась, у нас было бы много промышленных предприятий, создававшихся в стилистике Сергея Витте, а не Иосифа Виссарионовича Сталина. Я думаю, что эта индустриализация была бы медленнее сталинской, но зато не было бы такой милитаризации.

— И потерь человеческих, конечно.

— И потерь человеческих, конечно же, не было бы. Сталинская индустриализация прошла в форме милитаризации прежде всего, и это создало нам огромные проблемы при реформах 1990-х годов, когда приходилось этих блестящих специалистов советского ВПК, очень умных, квалифицированных людей каким-то образом реформировать, потому что содержать их было не на что. Сталин и Брежнев довели страну до нищеты во всех иных областях, кроме того, что было завязано на ВПК, на милитаризацию.

— Теперь Владимир Владимирович Путин возрождает ВПК, можно сказать.

— Теперь Путин возрождает ВПК, но, к счастью, не такими темпами, как Сталин. Говорили в свое время: Путин — это Сталин-лайт. В области экономики и милитаризации это, к счастью, пока очень-очень лайт, пока очень легкий вариант, не сопоставимый со сталинским.

— Не мировая война, а локальные войны.

— Если говорить о том реальном элементе модернизации, который содержался в сталинскую эпоху, то я бы выделил только один, не индустриализацию, а резкую урбанизацию. Это элемент любой модернизации — переезд людей из деревни в город.

Начинался этот процесс тоже не при Сталине, а после отмены крепостного права. И Петербург, и ваша Москва, конечно, резко выросли еще до революции по населению, но этот процесс продолжился дальше. И то, что мы уже к эпохе реформ Гайдара имели дело не с сельским, а с городским и промышленным населением — это сильно отличало нашу страну от крестьянских стран XIX века.

— И женщина в массе раньше была привлечена, чем в Европе, в промышленное производство.

— Да, эта феминизация промышленного производства тоже, конечно, значима. Это элемент модернизации, который был бы в любом случае, и при Сталине это тоже происходило, но опять же такими диковатыми методами.

— Искусственные города, которые до сих пор мучают страну.

— Из которых рано или поздно людей придется переселять, и дай бог, чтобы у государства хватило денег им помочь, потому что иначе они будут переселяться, просто бедствуя.

— Если говорить о революциях как об элементе модернизации: когда власть не справляется, происходят какие-то катаклизмы, иногда они приводят к позитивным реформам, иногда не очень. Я о втором этапе. Произошла в той или иной форме революция, предположим, революция, на мой взгляд, 1991-1993 годов. Неизбежна ли потом реставрация, откат? Каково ваше ощущение или знание как ученого?

— Да, я тоже считаю, что у нас была революция. Я бы сказал так, она началась в 1988 году и шла до 1993. Горбачев стал сознательно трансформировать политическую систему, трансформация вышла из-под горбачевского контроля, все пошло вразнос. И только конституция 1993 года установила новую политическую систему, с большими недостатками, но понятную и внутренне непротиворечивую. Так что это, конечно, была революция политическая.

Обязателен ли откат? Нет, не обязателен. Но в наших условиях мне представляется, что вероятность такого отката была, конечно, велика. Это уже элемент моей книги «Просуществует ли путинская система до 2042 года?», с нее, собственно, она начинается, и первые главы этому посвящены. Мне представляется, что откат был связан с тем, что у нас было сочетание трех проблем, они в принципе при других обстоятельствах могли бы не сочетаться. Проблема первая: болезненность реформ 1990-х, которая была объективно обусловлена той экономикой, которая Гайдару была оставлена от Сталина, Брежнева, и той неудачной реформой, которая была проведена Горбачевым и Николаем Рыжковым. Отсюда болезненность реформ в годы Гайдара.

— Да и после Гайдара Черномырдин был.

— Гайдар ушел в отставку, и непоследовательность движений, которые делали Черномырдин, Геращенко и так далее, обусловила то, что реформы были очень болезненные. Даже, собственно говоря, попытка финансовой стабилизации через создание системы государственного долга, которую предпринял Анатолий Чубайс, из-за азиатского кризиса 1998 года оказалась неудачной, мы сорвались в дефолт и девальвацию. То есть эти проблемы были практически неизбежны из-за наследия, которое в экономике осталось, из-за горбачевско-рыжковских дел и из-за того, что финансовый кризис в 1998 пришел очень не вовремя, но пришел объективно.

Вторая проблема, которая не могла не наложиться на первую: как только Путин пришел к власти, тут-то и пошла пруха. Быстрый рост цен на нефть, благодаря чему Путин обошелся почти без реформ, реформы были только в налоговой сфере, хорошие реформы, бесспорно.

— Опять с подачи Гайдара, кстати говоря,13% подоходный.

— Да, с подачи Гайдара через Кудрина, который был министром финансов. Реформы были хорошие, но, конечно, резкий рост уровня жизни произошел не из-за налоговой реформы, а из-за нефтедолларов, которые перераспределялись среди широких слоев населения. То есть так получилось, что пока реформаторы предлагали нам рынок, люди испытывали тяжелые проблемы, связанные не с действиями реформаторов, а с наследием.

Как только нам перестали предлагать рынок, а предложили авторитарную путинскую модель, оказалось, что у людей быстро растут доходы, растет благосостояние, потому что нефтедоллары этому помогают. Это очень важный момент, который я хочу подчеркнуть, многие коллеги со мной спорят на этот счет. У российских граждан, у российских избирателей была совершенно нормальная рациональная логика, связанная с тем, что простые люди не обязаны глубоко разбираться в реформах. Нормальная логика: в девяностые было тяжело, в нулевые было хорошо.

— «Путин — молодец, а Ельцин — не молодец».

— Конечно, нормальный человек чисто рационально будет поддерживать того лидера, который обеспечил ему рост благосостояния, и этот же простой человек не будет читать горы книг, статей, объясняющих, почему Путин — не молодец, и почему гайдаровские реформы были важны.

— Как же сейчас Путин молодец, если жизненный уровень падает?

— Это следующая проблема.

Когда сошлись высокие нефтедолларовые доходы с проблемами 1990-х, люди поддержали Путина, и очень важно, что Путин не был идеалистом-демократом, каким в какой-то степени был Ельцин, Путин, конечно, очень просто и прагматично использовал для себя и для той системы, которую он выстраивал, народную любовь.

Но сейчас ситуация изменилась, конечно, реальные доходы населения у нас падают, они упали примерно до уровня 2011 года. Но, с одной стороны, все-таки наш сегодняшний кризис уронил нас до 2011 года, а в 2011 году мы жили намного богаче, чем в 1999, когда Путин пришел к власти.

— То есть надо свалиться в 1998, чтобы люди как-то начали вести себя по-другому?

— Не приведи господь, я совершенно не хочу, чтобы мы свалились в 1998. Но я прекрасно понимаю российских граждан, которые все-таки говорят так: конечно, сегодня стало тяжелее, но все-таки это не сравнить с «лихими 90-ми».

— Давайте мы граждан собственно и послушаем. Мы решили их сегодня спросить про последние годы, стало ли им жить лучше, хуже.

Эти люди пережили, как вы описали, эпоху богатой, я бы сказал, политической реставрации, авторитаризма, нового авторитаризма. А сейчас они выскажутся за модернизацию, как вы думаете?

— Если верить различным массовым опросам, то не выскажутся. По моим личным наблюдениям, ситуация действительно примерно такая.

Дело в том, что помимо того, что уровень жизни не так уж сильно упал, Путин сделал две очень важные вещи, которые обеспечивают стабильность его режима и может быть надолго еще обеспечат. Вещь первая — это зачистка политического пространства.

Простой избиратель, простой человек мыслит очень конкретно. Это мы, профессора, иногда к абстрактным материям склоняемся. Человек мыслит очень конкретно: если не Путин, то кто? Вот вы покажите рядом с Путиным, причем покажите не в интернете, который люди не читают, а покажите по телевизору, по Первому каналу, по «России» покажите альтернативу Путину.

— Вот им показывают Зюганова, Жириновского и Миронова много лет.

— Именно в этом состоит ход Путина, понятно, что эти ребята — не альтернатива Путину. Это довольно жалкое зрелище.

— Есть еще Дмитрий Анатольевич Медведев, есть еще Шойгу.

— Можно еще вспомнить Фрадкова и Зубкова, которых Путин в свое время вытащил бог знает откуда.

Это все очень тонкий профессиональный ход Путина, конечно. Рядом с Путиным стоят люди, которые не могут с ним конкурировать, они действительно слабее его по многим параметрам.

— Я бы, правда, не игнорировал Игоря Ивановича Сечина, но его народ не знает.

— О чем и речь, Сечина никогда не назначают на пост премьера-министра, главы Думы или Совета Федерации, Сечин все время в тени. Потому что такого выпусти, ему палец дай, он руку откусит. Естественно, Сечин поэтому в тени. Я думаю, Сечин сам понимает, что Путин так и будет его держать.

— Сергей Иванов отправился экологией заведовать.

— То есть альтернативы люди не видят.

Поэтому постоянно, как ни беседуешь с людьми, они говорят примерно одно и то же: да, жить стали хуже, Путин когда-то нам нравился, сейчас не очень, но других же нет. Какого-нибудь слабого лидера — это будут опять «лихие девяностые», поэтому пусть уж лучше будет Путин.

— А второе — это Крым?

— Да, второе — это Крым. С одной стороны люди должны с грустью, с болью в сердце думать, что, конечно, хреновато мы живем,

но как-то при Путине тянем. А второе — это надо сделать так, чтобы людям грустно было только от экономики, а чего-то еще такое было духоподъемное.

— Чего духоподъемного в Крыму? Спасаем мифических «русских» от мифических «бандеровцев»?

— Да, спасаем мифических «русских» от мифических «бандеровцев», конечно. Но многие люди хотят верить в мифы. «Ах, обмануть меня не сложно, я сам обманываться рад», — Александр Сергеевич Пушкин писал. Он писал скорее о любовных, скажем так, не о любви к Крыму, а о любви к женщине писал Пушкин. Но любовь к Крыму по большому счету здесь тоже может просматриваться.

Люди хотят приобщаться к чему-то великому — это нормальное свойство, этого я хочу, думаю, вы это хотите, это свойственно любому человеку, но приобщаемся мы по-разному. Я могу приобщиться к научным трудам и думать о том, что после меня в жизни останутся книги. Вы создаете прекрасные программы на Радио Свобода. Но есть миллионы людей, которым нужны какие-то другие механизмы. Человек стоит у станка целый день, ему нужно что-то такое, чтобы он почувствовал, что он сопричастен к великим делам.

Путин ему говорит первое: есть страшные бандеровцы, которые вот-вот все захватят. Второе: эти страшные бандеровцы на самом деле являются наймитами страшной Америки, а Америка сопоставима с Россией по силе. Значит, если мы хотя бы русских людей в Крыму спасем от этих страшных бандеровцев, то тем самым мы их спасем и от Америки, а косвенным образом спасем еще и Россию, потому что страшная Америка хотела в Крыму сделать военную базу.

И вот человек думает: если я проголосовал за Путина, то, значит, я сопричастен тому, что великий Путин спас Россию и Украину заодно от страшной Америки.

— Хорошо, дальше идет Донбасс, за который надо платить, там война, дальше идет увязание в Сирию, неизвестную большинству россиян до последнего времени, а теперь известную, где злодеев тоже бомбят. Это же какой-то такой странный процесс, он разве не может насторожить, ассоциации с Афганистаном вызвать, еще что-то? Как это все сочетается с тезисом, с которым жили советские, да и постсоветские люди: «лишь бы не было войны»?

— Тезис «лишь бы не было войны», конечно, относился к войне мировой, от которой действительно наш народ страшно пострадал, мои предки пострадали, все пострадали. Афганистан был проблемой для тех молодых ребят, которых туда призывали, но в общем страна пережила это довольно спокойно, пока в годы перестройки не объяснили, что там происходило на самом деле.

При этом я знаком с офицерами-афганцами, которые вспоминали об этом как о лучших годах своей жизни, потому что они приобщались к великому, они приобщались к великой геополитической миссии Советского Союза, как они считали.

— То есть так и тут: Сирия, Донбасс — это великая геополитическая миссия по уничтожению нехороших людей.

— Скорее я бы сказал, что сюда Сирия попадает, потому что Путин сказал: мы боремся с международным терроризмом. Вялый Обама ни туда ни сюда, а мы и от международного терроризма спасали, и Пальмиру спасали, великие культурные ценности. То есть Путин позиционирует себя как крупного мирового лидера, сопоставимого не с Януковичем каким-нибудь, а с президентом Соединенных Штатов — вот на таком уровне решает проблемы.

А Донбасс затирают помаленьку. Россия никогда не пыталась пиарить этот проект «Новороссия». Там были ушлые ребята, которые пиарили, потом их отправили куда-то, задвинули, проект прикрыли. Россия все время говорит: да нет, эти регионы украинские, мы признаем, что это часть Украины, просто Украина должна с уважением относиться к русскоязычным гражданам, которые там живут, должна соблюдать их права.

— Эскалация все-таки происходит военная, теперь захват чужой собственности происходит, признание «ЛДНР»-паспортов. Это не сползание туда, вглубь этого конфликта?

— Каждый раз, когда происходит эскалация, мы говорим, что виноват Киев, а Киев говорит, что виновата Москва. Поэтому для наших телезрителей во всем виноват Киев, для украинских во всем виновата Москва. Паспорта… я не думаю, что миллионы российских граждан озабочены этой проблемой, пока это довольно частный вопрос.

— Один из героев вашей книги очень интересен — это генералиссимус Франко. Вы пишете, что это единственный автократ, который довольно долго правил, мягко говоря, не очень рыночно, почти то ли по-социалистически, то ли очень по-государственнически и бестолково, а потом вдруг позволил начать либеральные экономические реформы, которые после его смерти привели к демократии. К России этот опыт применим, или это такой индивидуальный частный случай?

— Мне бы хотелось надеяться, что Путин после 17 лет пребывания у власти, даже к будущим выборам это будет 18 лет — 18 лет, кстати, — это срок Брежнева — мне бы хотелось надеяться, что Путин вдруг после выборов примет программу Кудрина и начнет все реформировать. Но как раз мировой опыт реформ показывает, что случай Франко — это действительно случай. Что двигало старым генералиссимусом, до конца мы не очень понимаем.

Там, конечно, были объективные обстоятельства, которые его толкали к рыночной экономике, но это единственный пример в истории мировых реформ.

— Соединенные Штаты его толкали, страна была в НАТО, надо было показать лицо, в конце концов.

— Это толкало. Потом все-таки соседние страны очень быстро развивались, после Второй мировой войны было германское экономическое чудо, даже итальянское чудо, несмотря на отсталость юга Италии, Италия все-таки быстро развивалась. А Испания стояла на месте, конечно, это в какой-то степени испанцев тоже подталкивало.

У Путина такого рода стимулов нет, наоборот, скорее Путин, порвав с Америкой, снял с себя бремя влияния, даже морального влияния западных стран. Каждый раз, когда не столько даже Франко, но южнокорейским авторитарным лидерам 1950-60-х годов Америка говорила: ребята, как-то демократичнее надо. Корейцы должны были думать, Корея — все-таки экспортер, Корея заинтересована в том, чтобы дружить с такими крупными рынками, как Америка, и они вынуждены были думать.

— И военная защита.

— И военная защита от Северной Кореи. Они должны были думать об Америке. А у нас наоборот, если Америка скажет: ребята, вы ведете себя неправильно, вот вам санкции. Мы сразу скажем: ах, вы хотите свободолюбивый русский народ еще санкциями задавить? А вот назло вам ничего делать не будем, а народ поддержит, потому что ваши деструктивные предложения нас только раздражают. Пока вот так все и идет.

— Правда, был еще один случай кроме Франко — это Чан Кайши, который на старости лет сыну передал управление, и реформы стали проводиться в последние три года. Был даже на четвертом месте Тайвань по уровню жизни к моменту смерти тоже генералиссимуса. Может быть, конечно, если Путин станет генералиссимусом, какие-то реформы и начнутся.

— Хоть сейчас проголосуем за то, чтобы сделать его генералиссимусом, лишь бы начал.

— А реформы какие, собственно, нужны, есть ли смелые планы ЦСР Алексея Кудрина сейчас модернизационные? Все, что я вижу пока, — это нанятые этим центром сотрудники Института Гайдара покушаются на его последнее детище, хотят подоходный налог поднять с 13 до 17%, что символично.

— Насколько я представляю, все-таки реформы там в целом достаточно разумные, грамотные разрабатываются. В конечном счете будем судить, когда Кудрин это обнародует.

© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Председатель Наблюдательного совета Московской биржи Алексей Кудрин

Другое дело, что если представить себе фантастическую ситуацию, что Путин решится взять кудринские реформы, начать их реализовывать, — это будет очень хорошо. Но все-таки ситуация с финансами после ухода Кудрина в отставку стала настолько тяжелой. Кудрин предупреждал в 2011 году, что будет плохо, его не послушали, в результате довели до тяжелой ситуации.

— То есть проели Резервный фонд?

— Проели все, что можно. Поэтому даже если кудринские реформы будут реализовываться, тому же Кудрину, или кто будет премьер-министром, придется каким-то образом затыкать бюджетные дыры, может быть, это будет напоминать то, что приходилось делать гайдаровцам в 1992 году.

— То есть Гайдар-2? Налоги повышать.

— Гайдар вынужден был установить очень высокий НДС в первый год своего пребывания у власти, потому что как иначе затыкать бюджетные дыры, иначе денежная эмиссия, еще хуже будет. Так что безболезненного выхода из тех 17 лет путинского правления, которые мы имеем, не будет.

— Может быть так, что это будет не выход из путинского правления, а просто продление этого правления фискальными методами через повышение налогов, пенсионного возраста, деградацию медицины, социалки и так далее.

— Думаю, самый вероятный вариант после победы Путина на выборах 2018 года — это то, что кудринские реформы будут отложены или их будут реализовывать формально, у нас есть такой большой опыт. Горбачев в свое время принял программу «500 дней», но тут же академик Аганбегян ее так переписал, что Явлинский сказал: это не моя программа.

— И Советский Союз скончался.

— Программа Грефа, все это было. Думаю, что реально программу Кудрина отложат в сторону, будут просто повышать налоги и повышать пенсионный возраст для того, чтобы как-то заткнуть зияющие дыры в бюджете и в Пенсионном фонде, и таким образом будут стараться держаться как можно дольше.

— Как все-таки модернизация сочетается с таким замечательным словом как«коррупция»? Когда мы видим проведение разнообразных реформ — в вашей книге это тоже описано — практически везде это рост коррупции, воровства и разнообразных безобразий.

— Скажем так, был у нас Советский Союз, экономика не рыночная, там была коррупция, там была теневая экономика, там много чего было, но масштабность коррупции и масштабность соблазнов, конечно, были меньше, чем в любой рыночной экономике. Человек мог украсть много денег, но было непонятно, на что их тратить.

Скажем, министр Щелоков много чего напокупал, но в общем видно было, что ему не размахнуться было на те деньги, которые у него имелись. А когда появляется в ходе модернизации рыночная экономика, соблазнов все больше и больше. И очень важно, чтобы в ходе модернизации была реальная демократизация, которая ставит преграды коррупции.

— То есть представительная демократия, которая контролирует исполнительную власть, получается?

— Примерно так. То есть рынок без демократии может быстро развиваться, но почти всегда он коррупционный. Может быть, в малых странах, где авторитарный лидер все контролирует, он может без демократии коррупцию прижимать.

— И сажать друзей?

— Сажать друзей, сажать не друзей, там все налицо. А в больших странах без демократизации не обойтись, потому что здесь даже позитивно настроенный деспот не может сам все контролировать.

— Сюжет свеженький, весь интернет им полон, хотя в нормальной стране вся пресса была бы этим полна, о том, как получает деньги Дмитрий Анатольевич Медведев от олигархов, Алексей Навальный сделал большую публикацию и видео.

Просто сбрасываются ему на благотворительные фонды, строятся красивые здания в разных местах, агрофермы какие-то, поместья в Италии, поместья на юге, виноделие, мясомолочное какое-то производство. Как ученый, как вы это восприняли, красивая такая история с картинками про потребление премьера и про коррупцию, конечно?

— Я воспринял без удивления. Потому что у меня и у моих коллег давно уже в наших научных работах используется понятие «рентоориентированное поведение властей». То есть, проще говоря, когда миллионы наших граждан думают, что государство существует для того, чтобы заботиться о них, — это неверно.

На самом деле такое государство, как в нашей стране, существует для того, чтобы заботиться о властителях, они сами о себе заботятся, они стремятся получать ренту от тех ресурсов, которые контролируют. И в этом смысле Медведев, конечно, не исключение. Я думаю, аналогичные вещи есть у всех ведущих представителей власти. Собственно, тот же Навальный проводил расследование по Шойгу, по Шувалову, по Чайке, по некоторым лидерам, всюду картина похожая, различаются детали, в зависимости от того, какие ресурсы человек курирует и личные особенности поведения тоже существуют. Те люди, которые не хотели участвовать во всем этом, они уже давно не у власти, даже если они в этом режиме какое-то время занимали какие-то посты.

— А сам характер потребления вас не удивляет? Строительство дворцов роскошных и демонстративное поведение — яхта, дворец, дорогая одежда, дорогие часы. Никакого поведения, связанного с тем, что хорошо, он коррупционер, он получил деньги и заработал еще больше денег для детей, еще что-то — а вот это такое роскошество.

— Мы видели разные механизмы коррупции. Мы видели по ряду политиков и чиновников меньшего масштаба, чем Дмитрий Анатольевич, что у них есть квартиры и виллы за рубежом, очевидно, есть очень большие счета за рубежом, и я подозреваю, что есть вложения в зарубежный бизнес. То есть те люди, которые могут в случае развала российской политической системы уехать за границу и там спокойно жить, — они, я думаю, коррумпированы по западному сценарию. То есть они будут иметь там на Западе нормальное жилье, вкладывать деньги в какой-то бизнес или пассивно иметь счета в банках и жить на проценты как рантье. Но есть фигуры, которые, особенно в условиях конфронтации с Западом, уже никуда уехать не могут.

— То есть тот же Путин, тот же Медведев?

— Конечно. Я бы сказал так, что у нас в России приватизируют не собственность, а государство. Люди, которые находятся у власти в нашем государстве, никогда не уйдут от этой власти, они собираются здесь находиться всегда, передать значительную часть имущества детям, но опять же не столько в форме денег, сколько в форме должностей.

— Вот мы видим: Андрей Патрушев стал председателем совета директоров центра «Каснефтегаза». Дети прокурора Чайки: у них бизнес-империя. Сын Сергея Иванова назначен начальником «Алроса». Это должности — это же временное дело, а завтра их снимут, предположим? Власть сменится, эти люди не нужны.

— Вот смотрите: люди старшего поколения, Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев, министры обороны, иностранных дел, того, сего, генеральные прокуроры, они, собственно, не будут уходить от власти, пока живы. Понятно, что какого-нибудь Якунина Путин может отправить в отставку, но в рамках той политической системы, которую будет Путин держать еще очень долго, Якунин будет спокойно существовать в этой системе.

— Со своим фондом и с сыном в Лондоне.

— С фондом, с домом, который у него не маленький, там, кажется, какое-то шубохранилище есть, что-то в этом роде. То есть у старшего поколения, у людей, которым сегодня 50, 60, 70 лет, идет приватизация государства, они вкладываются в дома, имения, чтобы здесь нормально жить долгие годы. Им нельзя уехать на Запад, они будут существовать здесь.

— Так что, они на пенсию рассчитывают? На отдых. Передать государство детям?

— В рамках того, что у них есть, они будут жить до самой своей кончины пресупевающе. А с детьми другая ситуация, дети не под санкциями, сын за отца не отвечает — это нормальный демократический принцип.

Дети сегодня имеют влиятельные позиции, высокую зарплату, вполне возможно, что эта зарплата уже конвертируема в очень большие валютные активы, эти дети могут свободно приобретать недвижимость за границей, никто им это не мешает делать, на себя, на подставные фирмы, как угодно, может быть, на тещу или еще на кого-то. Поэтому дети в случае чего будут нормальными гражданами цивилизованного мира.

Они могут когда-нибудь написать мемуары, как потом были написаны мемуары детьми Хрущева, Лаврентия Павловича Берии, по-моему, внук Сталина что-то писал. Никонов написал о своем дедушке Молотове. «Да, были наши родители, у них были плюс, минусы, но это прошлое, а мы нормальные жители современного цивилизованного общества, мы за них не отвечаем». Поэтому все эти Патрушевы, Ивановы, Фрадковы и так далее, конечно, через какое-то время будут нормально жить либо здесь, либо на Западе, но как частные лица.

— Неизбежность провалов прошлых уже глобальных. На мой взгляд, Трамп — это провал в 1920-е годы с национализмом, изоляционизмом, протекционизмом и, возможно, новая дорога к мировому кризису. А как вы думаете?

— Я немножко по-другому это оцениваю. У меня даже сейчас большой цикл статей идет, который я публикую на «Экономик Таймс», есть такое издание. Если очень кратко, я бы сказал так, что эпоха глобализации порождает принципиально новые проблемы, проблемы, отличающиеся от проблем ХХ века.

В эпоху глобализации друг другу противостоят не правые, левые, борющиеся за перераспределение бюджетов в пользу бедных, а противостоят либералы и протекционисты. Такого рода противостояния бывали раньше, но они всегда были вторичны, сегодня они первичны.

Трамп — это важнейшее направление XXI века, такое массированно протекционистское. Марин Ле Пен по такому же пути идет и многие западные лидеры. Им противостоят лидеры, стремящиеся к глобализации, к тому, чтобы международное сотрудничество разных стран активизировалось.

Я думаю, что весь XXI век будет проходить в борьбе таких Трампов с одной стороны и сторонников международного сотрудничества, глобализаторов с другой.

— А Россия будет ставить на Трампов?

— Россия при Путине, конечно, скорее склоняется к трампизации, потому что Путин даже контрсанкции ввел, чтобы мы как можно меньше сотрудничали с Западом. Но после Путина будет какая-то другая ситуация, здесь тоже будут разные лидеры.

— Все-таки просуществует путинская система до 2042 года на сегодня?

— Я бы каждому посоветовал мою книгу прочесть. Потому что если бы я мог ответить одним словом, я бы не писал книгу.

Но если очень кратко, я считаю, что путинская система имеет большие ресурсы для того, чтобы долго существовать, но практически не имеет ресурсов для того, чтобы активно развивать экономику. То есть мы можем долго существовать в стагнирующей и даже деградирующей экономической системе.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097238 Дмитрий Травин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093532

Герасимов — российский генерал во главе информационной войны

Марк Нексон (Marc Nexon), Le Point, Франция

Этот военный совершенно не похож на теоретика, но это именно он придумал концепцию «гибридной войны», главным достижением которой стал Крым.

Депутаты Думы были поражены. Когда 22 февраля министр обороны Сергей Шойгу представлял им военную стратегию страны, они не ждали, что тот раскроет бережно хранившийся секрет: создание в министерстве четыре года назад специального отдела информационной войны. Речь идет о целом управлении, которое занимается контрпропагандой, кибератаками и распространением фальшивых новостей.

У программы был вдохновитель. Это 62-летний Валерий Герасимов, начальник штаба российской армии. Именно он заложил в 2013 году основы гибридной войны, которую одобрил Владимир Путин. «Вполне благополучное государство за считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, — писал он о войне на Украине и арабской весне. — И сами "правила войны" существенно изменились. Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия».

Как бы то ни было, генерал Герасимов совершенно не похож на «гика». Это военный до мозга костей, говорил о нем министр Шойгу. Этот уроженец Казани начал карьеру во время затяжной второй чеченской войны. Тогда он командовал 58-й армией и пытался приструнить деревни этой кавказской республики. Он проявил непреклонность в вопросах дисциплины и участвовал в задержании полковника Буданова за пытки чеченской девушки. Это его качество высоко отмечала даже убитая в 2006 году оппозиционная журналистка Анна Политковская. По ее словам, он — человек, которому по силам защитить честь офицера.

Герасимов продолжил движение вверх в Санкт-Петербурге и Москве. В 2012 году он был заместителем начальника штаба, когда разгорелся скандал вокруг министра обороны Анатолия Сердюкова, которого обвинили в расхищении средств и уволили из правительства. Как бы то ни было, он сохранил место и даже стал правой рукой нового министра Сергея Шойгу. По словам полковника Виктора Баранца, тот решил оставить 80% старого руководства, что позволило сплотить команду. Герасимов же получил возможность реализовать свой сценарий гибридной войны.

В чем его главный успех? Во взятии Крыма в 2014 году без кровопролития на фоне сильнейшей волны дезинформации. Впоследствии он расширил кибервойну и позволил российским хакерам вмешаться в американские выборы.

В последнее время НАТО усматривает руку Москвы в распространении ложных сведений для дискредитации альянса в Прибалтике. Это касается, например, появившегося в середине февраля в Литве электронного письма о том, что немецкие солдаты изнасиловали у казармы несовершеннолетнюю девочку. «Это совершенно не соответствует действительности, но нам следует ждать новых происшествий подобного рода», — уверяет глава военного комитета НАТО Петр Павел. Российский министр обороны не стал этого отрицать. «Пропаганда должна быть умной», — заявил он депутатам Думы.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093532


Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093515

Добро пожаловать в тоталитарную Украину Порошенко

Глава медиа-холдинга «Вести Украина» Ольга Семченко заявила, что с 3 марта в стране публично подтверждена цензура.

Вести.ua, Украина

Глава медиа-холдинга «Вести Украина» Ольга Семченко прокомментировала решение Нацсовета о непродлении лицензии Радио Вести в Киеве.

«С сегодняшнего дня в стране публично подтверждена цензура. 3 марта Нацсовет по вопросам ТВ и радиовещания вынес противоправное решение о непродлении лицензии Радио Вести в Киеве, невзирая на многотысячную поддержку украинцев. Нацсовет окончательно зарекомендовал себя как не просто репрессивное, но и регрессивное ведомство. Политика, направленная на отъем, запрещение, покарание — это политика регресса. Это путь в тоталитарную Украину», — сказала Семченко.

Она также уточнила, что чиновники Нацсовета, вынеся вердикт о непродлении лицензии Радио Вести, попросту отработали политический заказ.

«Чиновники Нацсовета просто отрабатывают политический заказ, они лишены инициативы. Потому так легко, не оглядываясь на закон, лишают воздуха тех, кто способен на инициативу и собственное мнение, на развитие и создание чего-то нового на Украине. Регресс не предполагает "новое". Деградация — не боится закона. Цензура, информационный вакуум — добро пожаловать в тоталитарную Украину президента Порошенко», — резюмировала Семченко.

Ранее Семченко рассказала, что глава Национального совета по вопросам телевидения и радио-вещания Юрий Артеменко уже пообещал отдать частоты Радио Вести, в частности частоту 104,6 в городе Киеве, группе «Тавр».

Как сообщалось ранее, Национальный совет по ТВ и радиовещанию на заседании, которое прошло 3 марта, в пятницу, рассматривая решение о вопросе продления лицензии Радио Вести, единогласно проголосовал за непродление лицензии вещателю на частоте 104,6 в городе Киеве.

Решение было принято несмотря на то, что около двух тысяч человек под стенами Нацсовета требовали продлить лицензию радио.

Напомним, 23 февраля Нацсовет лишил Радио Вести лицензии в Харькове. За данное решение проголосовали все члены совета. При этом Нацсовет нарушил закон, проигнорировав судебный запрет.

По словам замглавы Нацсовета по ТВ и радиовещанию Ульяны Фещук, Нацсовет решил не исполнять решение суда потому, что «не знаком с судьей». Печати суда члены регулятора также назвали «непонятными».

Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093515


Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104335 Игорь Порошин

Футбольный Brexit. Как уход из Европы помогает Англии создать самую сильную футбольную лигу в истории

Игорь Порошин

Большая Футбольная Европа – это проекция на футбол брюссельской идеологии с ее гуманитарными ценностями и социалистическим регулированием. Это содружество слишком разновеликих субъектов, чтобы мечта о самой сильной футбольной лиге могла здесь победить. А то, что происходит с английской лигой сегодня, – это курс на самоопределение, куда более радикальный, чем Brexit

Всемирная рождественская футбольная ярмарка снова, как и год назад, была освещена волшебными китайскими фонариками. Причем в этот раз они загорелись так ярко, что Европа кричала «пожар!», пока наконец китайские партия и правительство не постановили убавить огонь. Однако вне зависимости от того, сколько будет дозволено тратить на шопинг магнатам, стоящим за командами китайской футбольной Суперлиги, это никак не отменит почти уже свершившийся факт: Англия находится в финальной стадии строительства первого в истории глобального предприятия по производству футбольных зрелищ.

Сегодня футбол вторая после кино в своем влиянии на планету Земля зрелищная культура. Учитывая это, в ряду символов глобализации ожидается пополнение. Английская премьер-лига уже скоро станет тем, что олицетворяет наднациональную силу, власть и влияние. Для одних это целительно неизбежное, для других неминуемо трагическое. МсDonalds, НАТО, Голливуд, теперь – Английская футбольная лига.

Силиконовый остров

В сезоне 2016/17 команды Английской премьер-лиги (футбол в Европе живет в цикле осень – весна) инвестировали в покупку прав на футболистов 1,62 млрд евро. Это в два раза больше итальянской лиги, второй в мире по этому показателю (810 млн евро). Еще более точно отрыв Англии в том, что касается вербовки новых кадров, выражает другой показатель – сальдо покупок и продаж. Италия продает почти столько же, сколько покупает (минус 60 млн евро). Двадцать английских фирм, объединенных в Премьер-лигу, купили в два раза больше, чем продали (минус 790 млн евро).

Сальдо сделок Английской премьер-лиги за последние пять лет выражается цифрой минус 3 млрд евро. Это в четыре раза больше, чем у ближайшего преследователя, Китая (минус 775 млн евро). А если учесть, что Китай ничего не продает на мировой футбольной бирже, а только покупает, непонятно, по каким правилам собирается развивать футбол и долго ли, то Англию следует сравнивать не с Китаем, а с Германией – на сегодня второй футбольной экономикой мира. Отрицательный баланс Бундеслиги почти в 10 раз ниже, чем у Англии (минус 354 млн евро).

Занятно и забавно, что по соотношению трат к продажам в последнее пятилетие Россия занимает 5-е место в мире (после Турции) – минус 165 млн евро. Это не соотносится ни с какими тенденциями на футбольном поле, а скорее является историческим памятником стилю жизни патронов российских футбольных клубов – удали русских купцов и госкорпораций первой половины нулевых.

В строгом смысле сегодня вся мировая инфраструктура футбола, все ее всепланетные ресурсы – человеческие, коммерческие, управленческие, интеллектуальные – работают на Англию. Нигерийский, боливийский или даже русский мальчик, гоняющий мяч на пустыре в майке со словом Messi на спине, может сказать: «Я мечтаю играть в "Барселоне"» («Реале», «Ювентусе» или «Баварии»). Но эта мечта покоится на прежней картине футбольного мира, все еще видимой, но обреченной на исчезновение. У мальчишки следующего десятилетия на уме будет одно слово – Англия. Англия как Силиконовая долина, как Голливуд, Тибет или Эльдорадо.

Они заслужили это

В обосновании того, почему именно Англия строит самое успешное футбольное предприятие в истории, преобладает рационалистическая аргументация. Это связывается главным образом с перемещением из Нью-Йорка в Лондон международной столицы капитала в последнее десятилетие. Деньги живут повсюду, ими по-прежнему активно играют на биржах Нью-Йорка, Гонконга, Цюриха, а теперь еще и Шанхая. Но самым удобным местом встречи и квартировки успешных коллекционеров денег стал Лондон.

В Лондоне в связи с «как потратить» футбол приходит на ум, конечно, быстрее, чем в Нью-Йорке. Из двадцати команд Премьер-лиги пятнадцать принадлежат иностранцам, иностранным компаниям или лицам с двойным гражданством («Борнмут» и «Челси», например, – русские команды), а 13% акций одной из самых могущественных футбольных корпораций мира, «Манчестер Сити», записаны даже на правительство КНР.

Прикупить себе футбольную команду – довольно старый аттракцион на ярмарке тщеславия. Но со второй половины ХХ века футбол стал рассматриваться еще и как инструмент капиталиста для умножения политического и общественного влияния, которое, разумеется, тоже можно и должно превращать в прибыль. Некоторые исследователи политической карьеры Сильвио Берлускони утверждают, что он пришел к власти через футбол. Фан-клубы «Милана» по всей Италии фактически служили сотами, где болельщики, вдохновленные всемирными успехами любимой команды, автоматически превращались в электорат партии Forza Italia.

Футбол – бизнес наемных работников. Игроков, агентов игроков, тренеров, врачей, газонокосильщиков и бюджетораспильщиков, если, как в случае России, речь идет о государственных ассигнованиях на профессиональный футбол. Он не приносит никакого прибытка только хозяину цирка. Англии пока не удалось опровергнуть эту аксиому. Английская новость заключается в другом – через футбол можно возвращать потраченное, уверенно выходить в ноль или даже с маленьким, но благородным плюсом.

Роман Абрамович в 2003 году покупал «Челси», как билет на званый ужин, а теперь его футбольное предприятие никак не тревожит кошелек хозяина, заработав, например, в сезоне 2015/16 450 млн евро. Этого хватило бы на содержание всей сегодняшней российской Премьер-лиги, включая «Спартак» и «Зенит».

Стремительно растущее могущество английской лиги вызывает естественное отторжение. «Раздутое, разрекламированное, перекредитованное предприятие», «Мыльный пузырь, который скоро лопнет», – критика Премьер-лиги развивается в предсказуемом антиглобалистском русле. Однако за всеми этими ярлыками скрывается только естественная эмоция перед силой богатства, ее неодолимостью. За ними нет содержательной основы.

В традиционном январском рейтинге аудиторской компании Deloitte, подсчитывающей заработки футбольных клубов, двенадцать из тридцати мест за англичанами (второй показатель у Италии – пять). Через год все двадцать команд Английской премьер-лиги будут в этой тридцатке. Потому что именно в нынешнем финансовом году начинает действовать новый телевизионный контракт. В зависимости от спортивных и в меньшей степени от аудиторных показателей двадцать команд Премьер-лиги разделят 2,45 млрд евро (ближайший показатель у Германии – 1,16 млрд евро), то есть в среднем по 120 миллионов евро. Это чуть меньше расходной статьи бюджета «Зенита» – богатейшей футбольной фирмы Европы, если не считать Англию, Германию, Италию, Испанию, Францию и Турцию.

Кроме того, в Англии высочайший показатель выручки в день матча (билеты, еда, мерчандайзинг). Он составляет от 15% до 30% в структуре доходов английских клубов. Размещение логотипа компании на майке английского клуба стоит дороже всех в мире. И будет еще дороже.

Таким образом, к лету даже самые скромные команды Английской премьер-лиги будут располагать гарантированными бюджетами 150–200 млн евро. И смогут поменять не самых сильных своих игроков на лучших из других лиг. Благополучие Английской премьер-лиги уже почти никак не связано с настроениями Лондонской биржи. Машина Премьер-лиги, таким образом, в каком-то смысле уже отделилась от английской почвы и летит сама по себе. Но именно свойства почвы оказались решающими для успешного запуска этого гигантского развлекательного треста.

Первой пыталась построить глобальную футбольную лигу Италия. В конце ХХ века там формально было все, что есть сегодня у Англии: сильная экономика, высокая покупательная способность населения. Италия занимала первое место в мире по объему инвестиций в футбол, Италия стала первой футбольной экономикой, чье могущество питается главным образом продажей телевизионных прав.

Но самого по себе желания очень много тратить на футбол оказалось совершенно недостаточно для построения коммерчески успешного предприятия. Любовь к футболу в Италии проявлялась как каприз и эгоизм, в Англии – как постоянство и самоотверженность. Италией правил результат. Скорейшее его достижение обеспечивалось скупкой звезд. Победа – одна, а домогающихся ее – множество. Итальянский футбол золотого века развивался как психоз. Возник такой тип взаимоотношений, где общественный договор между владельцем клуба и болельщиками определяется через цену подарков (игроков), – тип взаимоотношений богатого ухажера и капризной любовницы.

В такой модели скупость наказуема, а любой расчет одной стороны понимается другой как жадность. Несколько лет назад болельщики «Милана» бойкотировали кампанию продаж сезонных абонементов в связи с тем, что Берлускони перестал тратить деньги на звезд. Скупой любовник – скверный любовник.

Ничего подобного невозможно представить себе в Англии. Тут скорее наоборот, известие о том, что владелец команды испытывает затруднения в основном бизнесе, – это сигнал подняться с дивана и занять место в очереди за билетами. Абсолютная преданность англичан футболу, осознание прямой связи между тем, сколько ты платишь за зрелище, и самим качеством зрелища – не единственная причина сегодняшнего возвышения Английской лиги. Но без этой веры, ответственности и готовности условного английского мужика пожертвовать ужином в ресторане в пользу футбола Английская премьер-лига не стала бы тем, чем она является.

Социализм не прошел

Идея наднациональной футбольной лиги, сродни большой киностудии, конвеерно производящей блокбастеры, закономерно проявилась в первой половине 1990-х годов с развитием глобального спутникового телевидения. Главные футбольные тресты Европы тогда объединились в неформальную группу G-14. Однако УЕФА, патронирующий развитие футбола в Европе, очень ловко нейтрализовал эту могучую кучку. Самые богатые футбольные фирмы Европы отказались от раскола в обмен на реформирование Лиги чемпионов.

Действующая структура Лиги чемпионов – шедевр политического компромисса, монумент брюссельской политики, триумф маастрихтской воли. Это турнир, который де-факто служит ареной состязания сильнейших с сильнейшими, умножает их славу и заработки. Но при этом процедура отбора придумана так, что на первом этапе у больших команд под ногами обязательно путается кто-то маленький. Так, например, белорусский БАТЭ, бюджет которого не позволил бы ему участвовать даже во втором английском дивизионе, пять раз пробивался через квалификацию в основную стадию Лиги чемпионов. А в этом году с «Баварией» и «Атлетико» бодался «Ростов».

Политика УЕФА – проекция брюссельской философии и идеологии с той лишь поправкой, что она распространяется на все европейские государства, включая Россию. И даже не вполне европейские – Казахстан и Израиль, тоже являющиеся субъектами УЕФА. Это сотрудничество на основе рыночных отношений с элементами социалистического регулирования, где часть доходов, генерируемых богатыми, распределяется в пользу бедных.

УЕФА – заложник тех же противоречий, что и ЕС. УЕФА пестует и насаждает гуманитарные ценности, проповедует наднациональное единство, изводит расизм, национализм, надежным убежищем которого очень долго служили футбольные стадионы, и даже уже наказывает за региональную дискриминацию (это когда пьемонтцы хором обзывают, скажем, неаполитанцев), но при этом одной из своих первых задач провозглашает сохранение форм национальной идентичности. В условиях, когда богатые команды все равно богатеют и все дальше отрываются от бедных внутри своих государств, это превращает национальные турниры в ритуалы, лишенные какой-либо интриги в том, что касается определения чемпиона. Так, «Париж» во Франции, а «Бавария» в Германии выигрывают национальный чемпионат последние четыре года, «Ювентус» в Италии – уже пять лет.

Ситуация в высшей степени парадоксальная. Если посмотреть на нее глазами американцев, так и вовсе абсурдная. Профессиональный футбол живет по законам шоу-бизнеса, но связан рамками национальной идентичности. При этом сугубо формальными. Это как если бы какой-то блокбастер, снятый на территории Небраски, был бы приговорен к кинопрокату в границах той же Небраски, а на территории Невады шел бы строго ограниченным прокатом.

Суперлига – суперпоздно

Победителем в бесконечной войне УЕФА с европейскими суперклубами вышла Англия. Прагматика обыграла идеологию. Если бы ЕС был всего лишь прагматическим союзом, а не воплощением тысячелетней мечты, то есть не только союзом равноправных, но и равносильных, то тогда у ЕС было бы меньше проблем. Точно так же Большая Футбольная Европа – это содружество слишком разновеликих и разнозначимых субъектов, чтобы мечта о самой сильной футбольной лиге в истории могла здесь победить. Поэтому она реализовалась на территории отдельно взятого национального пространства.

Когда величие Английской лиги вдруг проявилось со всей очевидностью, боссы крупнейших футбольных корпораций с континента пошли в атаку на УЕФА, требуя реформировать формат Лиги чемпионов и распределить ее доходы в пользу тех, кто определяет лицо этой лиги. УЕФА быстро пошел на уступки. Впрочем, очень скромные. Скорость реформ на континенте безнадежно уступает скорости развития Английской лиги.

Момент для создания глобальной европейской лиги, кажется, навсегда упущен. То есть такая лига может возникнуть, но уже без англичан. В Европе осталось шесть, от силы восемь компаний, сотрудничество с которыми могло бы принести ощутимую пользу Big Six (неформальное прозвание шести английских команд, обладающих самым высоким финансовым потенциалом), – «Бавария», «Париж», «Ювентус», «Реал», «Барселона», «Атлетико», ну и, наверное, «Интер» и «Милан» с их новыми китайскими владельцами.

Еще пять лет назад коллаборация с континентом для флагманских английских фирм была в высшей степени выгодной. Сегодня эта мечта кажется скорее праздной, чем соблазнительной для Англии. Зачем устраивать революцию, сокрушать существующий уже 70 лет порядок политического управления футболом, отрываться от британской почвы, если эта мечта реализуется эволюционно и без отрыва от почвы?

А то, что не на этой почве произрастает «Реал» или «Барселона», не так уж теперь и страшно. Да, все главные, самые узнаваемые футбольные герои мира до сих пор приписаны к «Мадриду» и «Барселоне». Но звезды Месси, Криштиану и Неймара зажглись в старых мирах и старый мир освещают. Еще живой, но уходящий. Новый самый дорогой футболист планеты Поль Погба («Манчестер Юнайтед» заплатил за него «Ювентусу» 105 млн евро) пейзажу Мадрида и Барселоны предпочитает пейзаж Манчестера. Не самый выразительный пейзаж на свете. Погба послушал своего агента: «Поезжай в Англию, сынок. Футбол теперь будет жить там, больше нигде». Совершенно не нужно было присутствовать при этом разговоре, чтобы угадать эти слова.

То, что происходит с Английской лигой сегодня, – тихий, без горлопанства Brexit. Мерное, но быстрое отделение от тела Европы. Курс на самоопределение, куда более радикальный, чем Brexit.

Кто сказал Мао?

Единственной силой, которая может помешать окончательному оформлению монополии Англии в футболе, многим представляется Китай.

Китай – вечная мерзлота футбольного мира – пробудился к жизни в одночасье, когда китайские футбольные фирмы год назад устроили беспрецедентную интервенцию на европейском футбольном рынке. Через год они снова пришли на футбольную биржу. Поначалу, казалось, с еще более агрессивными намерениями. Нынешняя зимняя торговая сессия началась с того, что «Шанхай СИПГ» (там работает, к слову, бывший тренер петербургского «Зенита» Андре Виллаш-Боаш) подписал бразильца с символическим именем Оскар. «Шанхай» заплатил «Челси» в качестве компенсации 60 млн евро. Это самая крупная сделка по импорту из Европы и 17-я в истории футбола.

Затем другая шанхайская фирма, «Шеньхуа», сделала самым высокооплачиваемым футболистом мира Карлоса Тевеса. Тевес заработает за сезон 38 млн евро. Это почти в два раза больше гонорара Лионеля Месси в «Барселоне», которого называют лучшим игроком современности, а многие и величайшим футболистом в истории.

А когда в связи с китайскими искушениями перестал спать и ходить на тренировки нападающий «Челси» Диего Коста (на данный момент он круче и Тевеса, и Оскара), Европа увидела в Китае варваров, которые хотят разрушить гармонию сегодняшнего мироустройства.

В современной политической аналитике, посвященной Китаю, есть разные мнения по поводу того, насколько согласовываются действия китайского бизнеса (а за всеми профессиональными футбольными командами Китая стоит бизнес – крупный или очень крупный) с партией и правительством. В этом смысле история зимнего шопинга китайцев на европейском футбольном рынке вполне отчетливо описывает тип отношений власти и капитала в Китае. Несомненно, это отношения строгого, но не деспотичного отца и азартного, но очень послушного сына.

Как только о лихом кутеже китайских магнатов стали говорить признанные мировые авторитеты (в частности, тренер «Арсенала» Арсен Венгер), от имени Федерации футбола Китая раздалось громкое «цыц!». Было объявлено, что и так невысокая квота на ввоз иностранной футбольной силы теперь будет снижена. В чемпионате Китая на поле могут выходить только четыре иностранца, причем один из них должен представлять азиатскую страну. Тут же вся торговая активность Китая если не сошла на ноль, то во всяком случае из нее исчез градус безумия.

Безумие здесь – это междометие. Это не восклицательный даже знак, а восклицание с вопрошанием. Потому что в рациональных терминах Европа не может описать, какую задачу преследует Китай в своем увлечении футболом. Формально партия и правительство хотят, чтобы футбол превратился в национальную игру. Как решение этой задачи соотносится с зарплатой Карлоса Тевеса в Шанхае, уяснить затруднительно.

Если же Китай собирается построить футбольную лигу, которую будут смотреть не только в Китае, но и в Японии и Индонезии, то как ее всемирная привлекательность может расцвести в условиях этой сегрегации – разделенности на драгоценную чужую рабочую силу и дешевую собственную?

Оглядываясь на историю мира, китайское увлечение футболом похоже на насаждение новой веры, причем в духе Мао, где дорогие иностранные гости исполняют роль живых сосудов учения, верховных жрецов, а местные футболисты – их смиренных последователей, жреческой свиты. Такое сакральное отношение к игре ногами в мяч скорее революционно противостоит опыту человечества, чем учитывает его.

Китай только в 1979 году вступил в футбольный ООН – ФИФА. Только один раз играл в финальной стадии Кубка мира – в 2002-м. И вот теперь вне всякой связи с историческим контекстом и свойствами почвы Китай соблазняет и связывает контрактами лучших игроков мира. Видимо, в надежде, что их искусство, как пыльца или вирус, передастся местным игрокам.

Китайские манипуляции вокруг мяча вызывают изумление. И никак не угрожают формирующейся гегемонии Англии. Если партия и правительство позволят владельцам китайских команд тратить очень много денег на футбол, то Китай станет единственной в мире страной, куда Английская премьер-лига будет экспортировать, что называется, эксклюзив. А на вырученные колоссальные деньги приобретать новых игроков, еще лучше прежних.

В сегодняшнем же своем виде со своими антирыночными регламентами китайская лига не представляет никакой опасности для Англии.

Новое пугало глобализма

У Английской лиги есть все шансы открыть Америку в футболе. То есть создать коммерческую спортивную лигу по образцу американских – удаленную от остального мира и возвышенную над ним.

В ближайшие пять лет Англия может добиться того, что не удалось сделать с футболом чиновникам Евросоюза: упразднить компенсационные выплаты при переходе игрока из одной команды в другую, так называемые трансферы. Примерно 15 лет назад в Брюсселе заметили, что в ХХI веке футболистами торгуют, как гладиаторами в императорском Риме. Однако Йозеф Блаттер и Мишель Платини, которых с нами уже в некотором смысле нет (оба дисквалифицированы в связи с коррупционным скандалом), проявили в переговорах с еврочиновниками находчивость философов-схоластов: да, по форме – рабство, по духу – свободный современный рынок, чья современность как раз и заключается в том, что учитываются уникальные и деликатные свойства индустрии футбола. Компенсации – это совершенный регулятор отношений, позволяющий выживать в футболе маленьким именно за счет торговли живым товаром. Если бы этого регулятора не было, то на земле остались бы только большие и богатые. В этом есть непреходящее величие Европы: учитывать в своих единых установлениях уникальное и неповторимое. И потом, ну какие же эти ребята рабы.

Итогом виртуозной защиты этого своеобразия остается данность, в которой футбол – единственная область человеческой деятельности, где легализована торговля людьми (в США не существует никаких компенсационных выплат при переходе, скажем, бейсболистов из одной команды в другую).

Англия может отменить эту данность уже в ближайшее время. Сейчас Премьер-лиге принадлежит 35% списка ста самых дорогих игроков мира, по оценке ресурса tranfermarkt.de. Как только эта цифра достигнет 60–70%, а это, судя по всему, произойдет в ближайшее пять лет, англичане могут перестать платить компенсационные выплаты. Если сейчас некоторые игроки еще раздумывают, куда поехать – в Испанию или Англию, то, когда споры о том, какую лигу считать сильнейшей, стихнут и играть в Англии станет всеобщей мечтой, Премьер-лига сможет перейти к обычной форме взаимоотношений: работодатель – работник. Англия будет предлагать футболистам самые высокие зарплаты на Земле (потому что уровень зарплат иностранцам в Китае не вполне соотносится с земным климатом) без компенсационных выплат.

Это подорвет позиции фирм, которые зарабатывали продажей игроков, и еще больше укрепит позиции Премьер-лиги. Обособление Англии неминуемо приведет ее к американским правилам игры для коммерческой спортивной лиги: введение потолка зарплат, определение допустимых границ бюджетов, как верхней, так и нижней. Тут может последовать автоматическое возражение, что Англия не сможет построить «лигу равных возможностей» по образцу американских. Потому что в американской реальности профессиональные спортивные команды представляют города-агломерации и никогда команда города Бернли с населением 70 тысяч не будет конкурировать с «Челси» или «Манчестер Юнайтед».

На это следует ответить, что все американские спортивные лиги основаны на том принципе, что доход профессиональной команды почти наполовину базируется на коммерческой деятельности вокруг матчей на стадионе – билеты, мерчандайзинг, еда. В Англии в структуре доходов эта локальная коммерция никогда не превышает трети, а с вступлением в силу колоссального телевизионного контракта неизбежно уменьшится. В конечном счете футбольная команда может базироваться и в Стоунхедже. Футбол на фоне знаменитых каменных глыб будет смотреться эффектно.

Трибуны будут заполняться туристами и жителями окрестных коттеджей. Сорок или двадцать тысяч наблюдает за этим матчем вживую, не так важно в условиях, когда основной продукт продажи – это телевизионный образ.

Все, что происходит сегодня с футболом в Англии, – это ярчайший пример, чем глобализм XXI века отличается от глобализма прежних эпох. Прежде глобальные проекты реализовывались через расширение территорий. Теперь глобализм может проявляться через ограничение пространства. Земной шар теперь легко вмещается в сервер, лабораторный корпус, уютную долину. Страстями мира можно управлять, как мячом, на очень ограниченной территории. В сущности, Англия похожа на идеальное футбольное поле.

Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104335 Игорь Порошин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 3 марта 2017 > № 2094811

Россию взламывают с утроенной силой

Совбез России заявил о троекратном увеличении кибератак в 2016 году

Маргарита Герасюкова

Количество хакерских атак на госструктуры Российской Федерации увеличилось в три раза по сравнению с прошлым годом. Какие шаги в этой области предпринимает ФСБ, зачем России Единый центр кибербезопасности и какое наказание ожидает хакеров за причинение вреда инфраструктуре страны — в материале «Газеты.Ru».

Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил на выездном совещании в Уральском федеральном округе об увеличении втрое количества кибератак на государственные структуры России в 2016 году по сравнению с 2015-м.

«В целом по стране в прошлом году выявлено и нейтрализовано более 52,5 млн компьютерных атак. Для сравнения, в 2015 году их было 14,4 млн», — сказал Патрушев.

Секретарь Совбеза отметил недостаточную защищенность государственных систем России от хакерских атак, о чем и свидетельствует количество информационных преступлений.

По его словам, ресурсы органов власти государства постоянно подвергаются деструктивному внешнему воздействию со стороны хакеров, которые стремятся дестабилизировать работу российского сегмента интернета, а также получить информацию, находящуюся в ограниченном доступе.

Ранее с подобным заявлением на коллегии Федеральной службы безопасности (ФСБ) выступил президент России Владимир Путин, который также заявил, что количество компьютерных атак на официальные государственные ресурсы в прошлом году возросло в три раза.

Объединение усилий

В конце 2016 года несколько крупных российских банков — Сбербанк, Росбанк, Альфа-банк, Банк Москвы и другие — подвергались масштабным DDоS-атакам. Тогда представитель Сбербанка рассказал о том, что атаки были организованы с ботнетов, включающих десятки тысяч машин, расположенных в разных странах мира.

Замдиректора Федеральной службы безопасности Дмитрий Шальков в интервью «Интерфаксу» сообщил о том, что «все атаки были нейтрализованы специалистами по информационной безопасности финансовых учреждений во взаимодействии с ФСБ».

«Анализ показывает, что количество информационных атак на официальные информационные ресурсы России неуклонно растет. В 2016 году их было совершено более 70 млн», — заявил Шальков.

В связи с ноябрьскими событиями Центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере (ФинЦЕРТ) Центробанка направил в финансовые структуры России рекомендации по противодействию возможным хакерским нападениям.

Кроме того, ФСБ объединила усилия с Минкомсвязи России в области противодействия киберпреступлениям в финансовом секторе. Оба ведомства разослали специальные инструкции операторам связи, в которых рассказали о первоочередных мерах по предотвращению подобных атак.

Борьба ведется

Противодействие кибератакам и разработка современных средств защиты от них остро стоит на политической повестке дня. В ноябре 2016 года Путин указал Совету безопасности на необходимость совершенствования механизмов борьбы с атаками на финансовую инфраструктуру России.

В связи с этим генеральный директор InfoWatch Наталья Касперская предложила создать Единый центр кибербезопасности, который объединит более мелкие и разобщенные структуры, чтобы совместно противостоять преступлениям со стороны хакеров.

Кроме того, она отметила важность появления законодательной базы по данному вопросу.

«Начинать надо все-таки с создания правовой базы, потому что у нас понятие «киберугрозы» вообще не зафиксировано в правовых документах», — заметила Касперская.

В этом направлении уже были предприняты важные шаги — с 5 декабря 2016 года вступила в силу обновленная доктрина информационной безопасности России. Советник президента по интернету Герман Клименко отметил, что эта доктрина четко описывает все вызовы, с которыми встречается государство, и намечает пути решения возникающих проблем.

Согласно документу, главными задачами обеспечения информационной безопасности России стали стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть на фоне применения технологий, а также сопротивление информационному воздействию, направленному на подрыв патриотических традиций страны.

Спустя несколько дней после утверждения обновленной доктрины в Госдуму был внесен законопроект, ужесточающий наказание за создание и распространение вредоносных программ для кибератак.

Пакет законопроектов, направленных на обеспечение безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ) России, был принят в ходе заседания Госдумы в первом чтении 27 января 2017 года. Теперь хакерам может грозить вплоть до 10 лет тюремного заключения.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 3 марта 2017 > № 2094811


Россия > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 3 марта 2017 > № 2094779 Зоя Светова

Зоя Светова: «Думаю, мы победим. Когда-нибудь»

Эксклюзивное интервью Зои Световой Русской службе «Голоса Америки»

МОСКВА – 28 февраля в квартире известного публициста и правозащитницы Зои Световой, чьи родители подвергались репрессиями в советское время, прошел обыск. По официальной версии, причиной стало расследование дела бывших владельцев и руководителей компании ЮКОС. В поддержку Зои Световой выступили многие общественные деятели и деятели культуры России, которые не удовлетворены этим объяснением.

Зоя Светова рассказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» об обыске и своих объяснениях случившегося.

Виктор Владимиров: Что вы можете сказать об официальных объяснениях причин обыска?

Зоя Светова: Во-первых, мы обжалуем этот обыск в суде как незаконный. Что же касается версии следствия, то это абсолютная белиберда, ни в коей мере это не связано с делом ЮКОСа. Я не имею никакого отношения к этому делу и не понимаю, почему ко мне пришли с обыском в связи со столь давними событиями. Считаю, что обыск – месть за мою журналистскую и правозащитную деятельность, в рамках которой я посещала политических заключенных. Это также связано и с тем, что я работаю в «Открытой России».

В.В.: Как проходил обыск?

З.С.: Сотрудники правоохранительных органов с самого начала повели себя некорректно. Они заставили меня открыть дверь обманом, сообщив, что хотят вручить мне повестку на допрос, и я должна расписаться. Кроме того, обыск начался без присутствия моих адвокатов, что является нарушением закона. Всего ко мне – вместе с сотрудниками ФСБ и Следственного комитета – пришло около десяти человек.

Двое из них были непонятные люди, один из которых снимал происходящие на видеокамеру. Потом человек с камерой убежал. Следователь сказал, что он не имеет отношения к следственной группе. Я не знаю, кто это был. Очевидно, какой-то журналист, который снимал фильм, в котором, наверное, будут кадры, как к журналистам и правозащитникам приходят с обыском.

В.В.: Возникает ощущение, что все сделано с целью устрашения…

З.С.: В принципе, любой обыск – это устрашение, даже, когда он не кончается арестом. Это операция по устрашению. Приятных обысков вообще не бывает. Но когда в ваш дом приходят десять незнакомых мужиков, которые не снимают ботинки, все пачкают и роются в твоих вещах, это акция не только устрашения, но и унижения. После этого хочется помыть весь дом, позвать священника, освятить квартиру и забыть все, как страшный сон.

В.В.: Вы сказали, что подали жалобу. Надеетесь восстановить справедливость?

З.С.: В России в подобных случаях протесты практически никогда не удовлетворяются в судах. Поэтому я ни на что особенно не рассчитываю. Но, все равно, надо обязательно протестовать, подавать жалобы. Я не надеюсь, что получу какой-то положительный ответ сразу. Может быть, что-то изменится, когда я дойду до Верховного суда, до Страсбургского. Возможно, тогда я получу какой-то ответ, который будет иметь отношение к правосудию.

В.В.: Как вы относитесь к тому, что в вашу поддержку выступило так много людей?

З.С.: Мне важна любая поддержка – друзей, журналистов, общественных деятелей. Очень приятно, что люди проявляют такую солидарность. Я считаю, что мы все должны проявлять солидарность друг с другом, потому что государство у нас репрессивное, оно наступает на свободу граждан, нарушает их права. Но, в результате, я думаю, мы победим. Когда-нибудь.

В.В.: Более тридцати лет назад у ваших родителей также проходили обыски…

З.С.: Да. 23 января 1985 года у моего отца, Феликса Светова, был проведен обыск, а до этого - 3 августа 1982 года – у моей мамы (Зои Крахмальниковой – В.В.) было проведено два обыска – дома и на даче. На одном из них я присутствовала. Все обыски были проведены сотрудниками КГБ. И тот человек, который проводил обыск у меня, сотрудник ФСБ, лично знает тех людей, которые обыскивали мою маму. Не знаю, к счастью, или, к сожалению, но такая судьба. Это такая история России.

В.В.: Все возвращается на круги своя?

З.С.: Не совсем. Все-таки, мою маму после обыска арестовали, а меня, слава Богу, нет. Так что некая разница есть. Да, мы живем в авторитарном репрессивном государстве, но люди не боятся поддерживать друга друга. И это очень важно.

Россия > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 3 марта 2017 > № 2094779 Зоя Светова


Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 2 марта 2017 > № 2112627 Александр Пашутин

Не прочь испытать себя на прочность.

В гостях у редакции народный артист России Александр ПАШУТИН.

- Александр Сергеевич, вас не раз приглашали на роли персонажей в погонах. Да и выправка у вас военная. Это в деда, отца? Или связано с тем, что родились в годы войны?

- Конечно, война отпечаток свой оставила. Отец с фронта вернулся инвалидом. Работать уже не мог. Семью содержала только мама, которой, как и большинству, в послевоенное время было нелегко.

Будучи ещё мальчишками, в классе четвёртом-пятом, мы с другом решили поступить в Воронежское суворовское военное училище. И первая мысль, которую преследовали, - помочь родителям. Ведь после войны суворовцы переходили на полное гособеспечение, даже спали в казарме, а не дома. Помню своего старшину, прошедшего всю войну. Часто перед отбоем просили мы его вспомнить какой-нибудь военный эпизод: как ходили в атаки, в разведку, сидели в засаде, ловили «языка». А потом засыпали сладким сном и воевали - только уже во сне, несясь с пистолетом и криками «Ура!!!»

Так что выправка у меня суворовская, с пятилетним стажем строевого шага! Правда, офицером, увы, так и не стал, хотя по окончании училища стопроцентно попадал в высшее военное. Как говорится, судьба внесла свои коррективы.

Ещё до суворовского училища я пел в хоре, был запевалой. В одной из песен солировал, что по тем временам для меня, мальчишки, конечно, казалось престижным. С ансамблем песни и пляски Московского городского Дома пионеров под руководством Владимира Локтева выступал на крупных площадках Москвы и других городов Советского Союза.

Однако в переходном возрасте с музыкальной жизнью пришлось распрощаться. Причиной тому стала мутация голоса. Но поскольку сцена уже вошла в мою жизнь, решил попробовать себя на театральных подмостках. В училище был драматический кружок, где сделал первые шаги в искусстве. Кстати, когда сценическая жизнь только набирала обороты, узнал, что при Театре им. Станиславского есть студия. Недолго думая написал письмо и получил ответ с приглашением. Представьте, мне, суворовцу из Воронежа, дневальный вручил конверт с логотипом знаменитого театра. Через месяц, окончив восьмой класс, стоял перед приёмной комиссией, читал Есенина и был безгранично счастлив.

И хоть восьмой десяток уже, а я по-прежнему блаженствую на сцене. До недавнего времени играл в Театре им. Моссовета. Сейчас участвую в антрепризах, провожу творческие вечера.

- Ваша киношная жизнь началась одновременно с театральной…

- Да. Дебют в кинофильме «Городской романс» состоялся в 1970 году. Тогда же неизгладимый след в памяти оставила эпизодическая роль в фильме «Штрихи к портрету В.И. Ленина». Перед моими юношескими глазами вживую стояли такие выдающиеся актёры, как Михаил Ульянов, Игорь Кваша, Олег Ефремов, Олег Табаков. У них я учился, точнее, впитывал все тонкости актёрской профессии.

Но всё же первой настоящей работой в кино считаю роль в фильме «Премия» режиссёра Сергея Микаэляна. В этой картине состоялось моё рождение как киноактёра. Потому своим кинематографическим отцом, подарившем мне любовь к киноискусству, считаю именно этого мастера. К слову, и в той картине я снимался со звёздным актёрским составом: Евгением Леоновым, Арменом Джигарханяном, Олегом Янковским…

Тёплые воспоминания остались о всенародных кумирах. Гениальном актёре Николае Крючкове, с которым участвовал в концертах. До сих пор бережно храню подписанную им авторскую книгу. С великим актёром Борисом Андреевым мне посчастливилось сыграть в фильме «Сапоги всмятку». По сценарию я был его доверенным лицом, всегда находился рядом. Несложно представить, какой восторг тогда испытывала моя душа. Сколько забавных случаев осталось в памяти до сих пор. После первого же отснятого эпизода со всех сторон в мой адрес посыпались восхищённые отзывы. Каждый на ушко пытался шепнуть, что Борису Фёдоровичу понравился пробный материал, что хвалил меня за работу. На радостях прямиком поспешил к нему с надеждой, но вдруг вместо похвалы услышал:

- Смотрел, Сашок! Мы с тобой как две крысы в подвале. Ничего не видно!

Ещё был смешной эпизод. Сидим как-то после съёмок у него в гостиничном номере, смотрим футбол. И вдруг он спрашивает:

- Сашок, ты не куришь?

- Нет.

- И не пьёшь?

- Нет. Я бабник, - отшутился.

Проходит пара минут, Андреев продолжает:

- Сашок, познакомил бы меня с какой-нибудь молоденькой. А то позвонил тут одной. Пришла рухлядь, не знал, что с ней делать.

- А сколько ж вы ей до этого не звонили?

- Ой, да лет двадцать пять!

Как-то опять захожу к нему на чай после съёмочного дня, уставший. Он смотрит на меня и спрашивает:

- Сашок, ты чего такой мрачный?

- Да что-то администрация деньги не выплачивает.

И тут он произносит гениальную фразу про тех людей:

- Не волнуйся, Сашок, это всё мартышки на ветвях искусства.

Да, он был потрясающе обаятельным человеком, со свойственным лишь ему хрипловатым баритоном, чувством юмора и безграничным талантом.

А вообще за почти полувековой киношный стаж мне посчастливилось сыграть людей множества профессий, званий. Находился в небе и под водой, играл злодеев и добряков. И продолжаю работать. Только в прошлом году снялся в трёх картинах.

- Вы столько раз играли военачальников, полицейских, что в каждом силовом ведомстве наверняка вас принимают за своего. А сотрудники ДПС, видимо, и вовсе отдают честь. Часто ли приходилось доставать водительские права или обходилось одной фразой: «Автограф можно?»

- Случаи бывали разные. Конечно, и автограф просили, и с радостным лицом провожали. Но однажды было совсем смешно. На улице ветер, снег с дождём, еду тихо (я всегда езжу без спешки). Останавливает инспектор ГИБДД в звании майора:

- Александр Сергеевич, я так хочу пожать вам руку. Вы молодец. Так достойно повели себя, когда украли ваш автомобиль.

Я лихорадочно прокручиваю в голове: что, когда угнали, какой автомобиль? И тут вспоминаю, что речь идёт о телепрограмме «Розыгрыш», которая прошла неделю назад на Первом канале, где действительно была якобы угнана моя «шкодушка» и торжественно возвращена под звуки оркестра.

- Не всякий может похвастаться медалью «Защитник свободной России». А у вас она есть…

- Я человек политизированный. Всегда следил за событиями как российского, так и мирового масштаба. Эту награду получил за защиту Белого дома, где вместе с единомышленниками находился три дня. Не скрою, тревога была нешуточная. Тогда всё действительно висело на волоске. И сейчас трудно представить, что могло бы произойти, приди к власти консерваторы. Вместе с Ростиславом Ростроповичем, Геннадием Хазановым нам довелось присутствовать на заседании чрезвычайной сессии Верховного Совета РСФСР. На повестке дня был один вопрос - политическая ситуация в результате государственного переворота. Кстати, спустя неделю Эльдар Рязанов перед защитниками Белого дома в зале парламента ещё до выхода на экраны устроил показ фильма «Небеса обетованные», где я снимался в роли машиниста поезда. Позже в одной из своих книг великий режиссёр писал, что этот день был одним из лучших в его биографии. Картину приняли как своего рода предсказание, пророчество.

- Вас можно назвать крепким семьянином. Две дочери, семеро внучат! И, наверное, это не предел. Как проводите свободное время? Удаётся ли собрать всю большую семью за одним столом?

- Видимо, я один из немногих актёров, кто не имеет дачи. А ещё долгие годы не ходил в отпуск. Таких понятий, как дома отдыха, санатории, для меня не существовало никогда. Так получилось. Когда можно было бы, вмешивались съёмки, гастроли. Проходили они в разных местах. Поэтому, пользуясь возможностью, в свободные часы знакомился с городом, достопримечательностями, ходил по музеям, при случае наслаждался морским воздухом. Больше свободного времени появилось лишь лет пять назад, когда ушёл из театра. Поэтому сейчас моя драгоценная супруга, с которой в любви и согласии живём долгие годы, довольно часто лицезреет меня дома. Хотя и здесь я чуток лукавлю. Много времени в моей жизни занимает спорт: плавание, теннис, бокс. Последние 12 лет практически ежедневно стараюсь поддерживать форму. Даже на гастроли выезжаю, обязательно прихватив с собой ракетку.

А вот со всеми внучатами вместе удаётся видеться нечасто. Тем более что старшему внуку Егору уже 21 год, а младшенькому Сашеньке в апреле будет три. Но дни рождения моих сокровищ знаю без подсказки. Я счастливый муж, отец и дед!

- В свои 74 года вы по-прежнему активны, спортивны и артистичны! Не за горами юбилей! Что хотите успеть за это время? Может, ещё одно испытание, как в «Последнем герое» или других телепрограммах? Помнится, тогда вам было почти 60, и вы оказались одним из самых выносливых. Уверена, мужества вам и сейчас не занимать!

- Хотелось бы, конечно, как и любому киноактёру, сыграть интересную роль. Как человек, участвовавший в трёх захватывающих экстремальных играх, с удовольствием принял бы предложение ещё раз испытать себя на прочность среди акул, крокодилов, змей и всякой опасной живности, которой с лихвой хватало в Аргентине, на Гавайях и в Доминикане. Знаете, в «Форт-Боярде» как-то с актрисой Екатериной Волковой проходили по проволоке. Страх был неимоверный, потому что тремя этажами ниже расхаживали тигры. Страховка хоть и была, но на прочность её никто не испытывал. Когда препятствие осталось позади, кричал сам себе: «Я это сделал!» Вот и сейчас, если поступит предложение, буду уговаривать жену, чтоб отпустила.

- На днях россияне отметили День защитника Отечества. Что бы вы хотели пожелать тем, кто бесстрашно спешит на помощь, кто днём и ночью охраняет покой и сон людей, кто, не считаясь с личным временем, решает проблемы граждан?

- Как суворовец, как актёр, не раз примерявший погоны разных чинов, не понаслышке знаю, что такое закон, совесть, честь и достоинство. Поэтому желаю всем, кто причастен к службе, здоровья, везения, обязательного возвращения домой, где ждут жёны, дети и родители. Пусть всегда этим людям сопутствует удача!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Советский и российский актёр театра и кино Александр Сергеевич Пашутин родился 28 января 1943 года в Москве. В 1968 году окончил Школу-студию МХАТ и стал выступать на сцене Московского театра им. Н.В. Гоголя. Служил в Московском театре им. М.Н. Ермоловой, Театре им. Моссовета.

Более 200 ролей в кино. В 1970 году дебютировал на большом экране в фильме «Городской романс». В 1974-м к актёру пришла известность благодаря роли бригадира в фильме «Премия», получившем Государственную премию СССР.

Женат. Имеет двух дочерей.

Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 2 марта 2017 > № 2112627 Александр Пашутин


Россия > Финансы, банки. Транспорт. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 марта 2017 > № 2109328 Михаил Волков

Страховой рынок России: есть ли поводы для оптимизма?

Как действует электронное ОСАГО, почему законопроект о возмещении ущерба в натуральной форме может так и не заработать, рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков

Генеральный директор компании «Ингосстрах» Михаил Волков рассказал об итогах 2016 года и прогнозах на 2017-й.

Михаил Юрьевич, мы с вами беседуем довольно часто, и каждый раз, когда я прошу сделать какой-то прогноз, вас сложно обвинить в излишнем оптимизме. Вот начало 2017 года, изменилось ли что-либо?

Михаил Волков: Будем последовательными, оптимизма не прибавилось, несмотря на то, что «Ингосстрах» 2016 год закончил очень хорошо, большого оптимизма, если смотреть вперед, у нас нет. Несколько слов про 2016 год. «Ингосстрах» продолжает наращивать свою финансовую устойчивость. То, что мы получили порядка 14 млрд рублей прибыли за прошлый год, привело к тому, что за последние три года мы удвоили свои чистые активы, а это один из самых важных показателей для страховой компании. Наши клиенты могут нам доверять, мы совершенно точно ответим по всем нашим обязательствам. К вопросу о будущем. Конечно, мы больше всего следим за тем, что происходит в сфере ОСАГО. Рынок ОСАГО стал определяющим не только в розничных линиях бизнеса, но и в целом для всего страхового рынка. И те надежды и опасения, которые связаны с ОСАГО, во много определяют дальнейшее развитие. По 2016 году, к сожалению, мы уже получили очень большой убыток в этом виде страхования. Сейчас, в момент обсуждения законопроекта, многие говорят: ну в целом же рынок прибыльный. Я, честно говоря, не очень понимаю, откуда рынок может быть прибыльным при условии того, что у нас показатели лучше, чем в среднем по рынку, мы несем убытки, а рынок я уже сейчас оцениваю как глубоко убыточный.

Самый простой вопрос, который приходит на ум. Я часто слышу, когда люди возмущаются, они говорят: если страховым компаниям не выгодно заниматься ОСАГО, уйдите с этого рынка. Зачем вы там остаетесь, если все так плохо?

Михаил Волков: Дело в том, что ОСАГО носит определенную социальную составляющую сейчас. Наверное, представить себе, что весь рынок уйдет, неправильно. Надо говорить о том, что нужно изменить, чтобы эту ситуацию исправить. И, конечно, все наши надежды были связаны с новыми поправками к законодательству по переходу на натуральное возмещение, что привело бы к тому, что мы убираем из нашей экосистемы недобросовестных посредников, автоюристов, антистраховщиков. Мы понимаем, что натуральная форма возмещения отчасти привела бы к росту убыточности, потому что мы стали бы выплачивать возмещение без учета износа, но мы бы убрали все то неестественное, что в этой системе происходит.

На каком этапе сейчас обсуждение этого законопроекта, как скоро он может быть принят, как вы оцениваете шансы того, что он вступит в силу?

Михаил Волков: Мы ожидали, что этот законопроект вступит в силу с 1 марта, сейчас очевидно, что это невозможно. По плану этот вопрос вынесен на заседание Госдумы на 10 марта. Проблема в том, что, как и в прошлые разы, ситуация, на мой взгляд, сейчас выходит из-под контроля, потому что огромное количество поправок, и благую идею засыпают всякими разными изменениями, которые непредсказуемы, их нельзя просчитать. По нашему однозначному ощущению, в сумме своей, если закон примут в том виде, в котором сейчас эти поправки обсуждаются, это будет иметь негативный эффект для страховой отрасли. И тогда да, действительно, может быть, многие уже задумаются о том, чтобы сдавать лицензии.

Эти поправки вносят отдельные депутаты, кто делают, по вашим оценкам, закон хуже? Советуются ли с вами парламентарии?

Михаил Волков: Вы знаете, вносят разные группы людей, не буду сейчас перечислять. Но эти поправки аккумулировались, по крайней мере, на сегодняшний день в какой-то документ, плохо читаемый, много поправок, которые противоречат друг другу. С нами, как нам казалось, логично было бы консультироваться. РСА принимает участие в этих обсуждениях, но наш голос далеко не всегда слышен. И те предостережения, которые мы на этих обсуждениях озвучиваем, их не всегда, к сожалению, слышно.

Что касается серьезных изменений, которые уже вступили в силу, это я говорю об электронном ОСАГО, можно сейчас уже подводить какой-то промежуточный итог? Как стартовала эта программа по обязательному предоставлению электронных полисов ОСАГО, что видит рынок?

Михаил Волков: Большинство страховых компаний организовали такую услугу у себя на сайтах. Конечно, как только происходят такие существенные изменения, там много шероховатостей, много из того, что нужно додумать, доделать, докрутить, но то, что стартовало, точно стартовало. И по той отчетности, которую мы ежедневно получаем, уже на сегодняшний день электронных полисов всего по рынку продано больше, чем за целый 2016 год. Другое дело, что не может нас не пугать — большинство этих полисов продается именно в тех самых «токсичных» регионах, где убыточность, по нашим цифрам, а я еще раз подчеркну, у нас положение лучше, чем в среднем по рынку, ситуация сильно зашкаливает за 100% убыточности. Есть регионы, где и 150%, и 160% убыточности. В общем, ситуацию пока что делает только хуже.

Что касается остальных видов страхования, какие итоги 2016 года и перспективы на 2017 по рынку и по компании «Ингосстрах», в частности?

Михаил Волков: С гордостью могу сказать, что все виды бизнеса у нас были прибыльными за 2016 год.

Кроме ОСАГО.

Михаил Волков: Правильно, кроме ОСАГО. Медицина вышла в небольшой, но плюс. Мы растем в этом сегменте чуть медленнее рынка, что меня пока что беспокоит. Но я надеюсь, что в 2017 году мы выйдем на нормальные темпы и будем расти хотя бы вместе с рынком. Это всегда проще делать, когда у тебя уже хороший старт прибыльного бизнеса. По корпоративу больших изменений я не вижу. Действительно, экономика находится не в самом лучшем состоянии, всегда говорил о том, что страхование является производной от макроэкономики: что у нас в макроэкономике — то же самое происходит в страховании. Мы делаем очень много интересных проектов не только в розничном, но и в корпоративном страховании. Надеемся, что получим определенные конкурентные преимущества, тут, скорее, будет конкурентная борьба между лидерами рынка. Розница — тут, наверное, та же самая ситуация. Рынок КАСКО снижается вместе с продажами автомобилей, пока что тенденция не переломлена. За январь и февраль машин продается меньше, чем в 2016 году. И все ожидания, что спрос на новые автомобили восстановится, пока что не оправдал себя. «Ингосстрах» продал в 2016 году авто-КАСКО чуть больше, чем в 2015-м. Там новые продукты, продукты с франшизы продолжают все больше превалировать, и конкурентная борьба за хороших клиентов обостряется, это нормальная рыночная ситуация, которая в итоге приводит к правильному, справедливому тарифу для всех наших клиентов.

Иван Медведев

Россия > Финансы, банки. Транспорт. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 марта 2017 > № 2109328 Михаил Волков


Россия. Весь мир > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 2 марта 2017 > № 2094236 Терентий Мещеряков

Терентий Мещеряков: «Только Россия предлагает футбольным болельщикам бесплатный проезд на поезде»

Гендиректор АНО «Транспортная дирекция-2018» Терентий Мещеряков рассказал Gudok.ru и телеканалу РЖД ТВ об особенностях транспортного обслуживания болельщиков и о подготовке транспортной инфраструктуры к Кубку Конфедераций-2017 и Чемпионату мира по футболу 2018 года

— При проведении крупных международных состязаний организаторы тщательно изучают опыт своих предшественников. Вы и ваши коллеги тоже, наверное, обращались к особенностям транспортного обеспечения на крупных турнирах последних лет. На кого вы в большей степени ориентировались, чей опыт вам был особенно полезен? Как составлялся прогноз возможного пассажиропотока на Кубок Конфедераций 2017 года и на чемпионат мира?

— Кубок Конфедераций является неким подготовительным тестовым мероприятием. Чемпионат мира — это крупнейшее массовое событие, которое проходит в мире. И задачи транспортной логистики стоят на одном месте с созданием и развитием спортивной инфраструктуры.

При организации проезда болельщиков мы ориентируемся на вместимость стадионов и исходим из их полной загруженности. Таким образом, та система проезда болельщиков, с которой мы работаем, ориентируется на прибытие более 700 тыс. зрителей на Кубок Конфедераций-2017. Подавляющее большинство, порядка 75%, зрителей Кубка Конфедераций 2017 года будут гражданами России, причем основная часть болельщиков будут местными жителями; 25% болельщиков прибудут из других государств.

Что касается приезда болельщиков летом 2018 года, то их количество будет зависеть от того, как FIFA и Оргкомитет-2018 проведут билетную кампанию.

Когда мы готовили Объединенный операционный транспортный план чемпионата мира 2018 года, мы, безусловно, изучали международный опыт. В каждом случае и в каждой стране присутствует своя специфика. К примеру, последний чемпионат мира в 2014 году проходил в Бразилии. Там нет развитой системы железных дорог, там вся нагрузка легла на авиатранспорт. Если же анализировать Евро-2016 во Франции, то очень хорошо отработали железные дороги: были отдельные специальные забрендированые поезда.

Сочинский опыт (Зимняя Олимпиада 2014 года) — замечательное наследие. И сегодня видно насколько транспортные решения, которые были использованы на Олимпиаде, дали импульс развития Сочи. Данный опыт будет использован и при проведении чемпионата мира. Сегодня мы вместе с Краснодарским краем ведем работу по использованию транспортного наследия Олимпиады.

— Есть прогнозы, каким видом транспорта воспользуется большинство болельщиков, чтобы добраться до стадионов, где будут проходить матчи?

— У нас два основных направления — это авиационный и железнодорожный транспорт. Согласно прогнозу, спрос на перевозки между городами, проводящими матчи чемпионата мира, по видам транспорта распределится так: порядка 2/3 зрителей выберут авиатранспорт, примерно 1/3 поедут на соревнования на поездах. Около 10% зрителей выберут автотранспорт.

В каждом городе, за исключением Казани и Сочи, где транспортная инфраструктура была модернизирована под Универсиаду-2013 и Олимпиаду-2014, запланирована модернизация аэропортов. Так, впервые в новейшей истории России строится абсолютно новый аэропорт в Ростове-на-Дону, который недавно получил название «Платов». Заработали новые пассажирские терминалы в аэропортах Нижнего Новгорода, Самары, Волгограда.

Чемпионат мира по футболу дал возможность практически в каждом городе, который принимает участие в этом мероприятии, создать качественно новую транспортную пассажирскую инфраструктуру.

Очень хороший пример — это Нижний Новгород, где новый аэропорт с новой взлетно-посадочной полосой будет расположен в пешеходной доступности от будущей трассы ВСМ Москва-Казань. Там также по программе подготовки к ЧМ-2018 строится новое шоссе «Проспект Молодежный», которое обеспечит быструю и комфортную связь с центром Нижнего Новгорода. Такая связь автомобильного, высокоскоростного железнодорожного, авиационного транспорта даст, по оценкам экспертов, очень большую синергию в развитие Нижнего Новгорода как крупного транспортного узла, даст импульс развитию экономики города и региона.

Если мы говорим о железнодорожном транспорте, то необходимо понимать, что это гигантские масштабы: от Калининграда до Екатеринбурга и от Санкт-Петербурга до Сочи. Таких масштабов еще не было в истории проведения аналогичных мероприятий. Поэтому сейчас идет работа по подготовке вокзалов с точки зрения транспортной безопасности, с точки зрения информирования – к нам приедут люди из разных стран, которые говорят на разных языках.

— Во время Кубка Конфедераций и чемпионата мира болельщики смогут перемещаться между городами на поездах бесплатно, а все расходы транспортным компаниям будут компенсированы из бюджета? Чья это идея? Чем оправданы такие расходы государства?

— Бесплатный проезд — это обязательство нашей страны как организатора, которое было закреплено в нашей Заявочной книге; это один из очень серьезных аргументов, благодаря которому заявка России была наиболее сильной и была выбрана победителем.

FIFA уделяет большое внимание работе транспортной инфраструктуры. Никто не хочет повторения транспортного коллапса как на Олимпиаде в Атланте (США) в 1996 году, когда болельщики и спортсмены не попадали на матчи, и отменялись соревнования.

Анализ негативного и положительного опыта предыдущих мероприятий позволил России сформировать продуманную заявку, одним из условий которой был бесплатный проезд между городами. Эта норма отражена в заявке, и потом в федеральном законе. Поэтому это не чья-то инициатива, это осознанное решение руководства нашей страны.

В данном вопросе Россия, можно сказать, «бросила вызов» будущим организаторам футбольных первенств, да и вообще крупных спортивных мероприятий. И сегодня Министерство транспорта, Минспорта, Правительство России вместе с коллегами из ОАО «Российские железные дороги» и Федеральной пассажирской компании проводят системную работу, чтобы гарантия бесплатного проезда была реализована на высоком уровне.

Необходимо понимать, что бесплатный проезд на железнодорожном транспорте — это важный стимул для людей путешествовать между городами. Купив недорогой билет на матч, болельщик получит возможность бесплатно доехать до места проведения матча. Это даст очень хороший импульс к повышению мобильности населения.

Межрегиональный проезд на дополнительных бесплатных железнодорожных поездах будет компенсироваться из федерального бюджета. Внитрирегиональный и внутригородской проезд – из бюджетов регионов-организаторов.

На сегодняшний день АО «ФПК» и ОАО «РЖД» определили количество дополнительных поездов, организованных в дни проведения Кубка Конфедераций — всего будет 262 дополнительных поезда. И при наличии билета на матч и Паспорта болельщика (Fan ID) зрители могут уже сейчас пройти регистрацию для получения права на бесплатный проезд на сайте tickets.transport2018.com

— Правительство Москвы объявило, что зрители и волонтеры Кубка Конфедераций также получат право бесплатного проезда на «Аэроэкспрессе», в поездах МЦК, наземном городском транспорте, метрополитене. В других городах-участниках соревнований будут тоже введены подобные льготы?

— Да. И это еще одно наследие сочинской Олимпиады. Именно там был организован бесплатный проезд на электричках. Сегодня эта технология ежегодно используется при проведении этапов «Формулы-1». Это большая и слаженная работа железнодорожников, которые в это время увеличивают количество железнодорожных составов, привлекают дополнительные силы.

Во время Кубка Конфедераций и чемпионата мира - 2018 в городах-организаторах также будет организован бесплатный пригородный транспорт. В зависимости от существующей транспортной инфраструктуры города-организатора это может быть железнодорожный транспорт, связывающий город и аэропорт, или автомобильный транспорт. Например, в Санкт-Петербурге во время Кубка Конфедераций между Пулково и городом будет организовано движение бесплатных автобусов-шаттлов.

Также в городах, принимающих чемпионат мира, можно будет воспользоваться бесплатным городским транспортом. Для бесплатного проезда зрителю надо будет предъявить билет на матч и Паспорт болельщика (Fan ID). Это обязательное условие, которое, в первую очередь, решает вопросы безопасности. Мы помним, как проблемы с безопасностью испортили впечатления от мероприятий на прошлогоднем чемпионате Европы. Поэтому в России абсолютно обоснованно будут приняты дополнительные меры, чтобы хулиганы не испортили праздник настоящим любителям спорта.

— Как будут оснащены поезда, которые будут перевозить болельщиков? Будет ли организовано информирование болельщиков в поездах? Как будет работать система информирования на транспорте общего пользования? При этом будет использоваться только русский и английский язык или другие языки тоже?

— Мы считаем, что у нас очень хорошие поезда. Я сам регулярно пользуюсь нашими поездами, и могу сказать, что они, наверное, одни из самых лучших в мире с точки зрения качества сервиса. Поэтому создавать что-то дополнительно не имеет смысла. У наших железнодорожников весь набор сервиса уже существует.

Но однозначно будут усилены меры безопасности на транспорте. Отдельные бригады сотрудников МВД обязательно будут сопровождать дополнительные бесплатные поезда для болельщиков.

Если мы говорим с точки зрения информирования на транспорте, то, например, на своих информационных ресурсах мы стараемся давать информацию, кроме русского, еще на пяти языках (английском, испанском, французском, немецком и китайском). Мы делаем это осознанно, и думаю, работникам транспорта стоит присмотреться к нашему опыту. Во время проведения мероприятий футбольного первенства кроме навигации на транспортных объектах (вокзалах, аэропортах), будет работать электронный гид болельщика, который поможет приезжим легко разобраться, как и куда им необходимо следовать в городе-организаторе. Данная программа будет также работать на нескольких иностранных языках.

— Будут ли проходить испытания на вокзалах — на возможность выдержать пиковую нагрузку во время чемпионата мира?

— Вокзалы как транспортные объекты построены достаточно давно, все параметры по ним известны. Они уже не раз были проверены, и дополнительно их проверять, тратить ресурсы не имеет смысла. Однако руководству вокзалов все равно надо быть готовым к большому количеству приезжих во время соревнований и, возможно, в отдельных случаях более детально продумать логистику и навигацию, чтобы не образовывались заторы и столпотворения.

— Какие-то антивандальные мероприятия предусмотрены на вокзалах и в поездах?

— Вопрос безопасности - это один из основных вопросов. Поэтому будут приняты дополнительные меры на всех транспортных объектах. Порядок будет обеспечиваться силами МВД, Национальной гвардии, других силовых ведомств. Также планируется обеспечить разделение потоков болельщиков. Всем будет более комфортно, если, например, болельщики одной команды поедут на одном бесплатном поезде, а болельщики другой сборной — на следующем.

— Как отмечается в Стратегии транспортного обеспечения чемпионата мира, в ближайшее время должна быть уже утверждена «Концепция мобильности болельщиков». Расскажите про этот документ.

— Это документ, который позволяет потребителям транспортных услуг, болельщикам ориентироваться — какие услуги они могут получить, что для этого необходимо. Документ разработан, в ближайшее время будет утвержден. Когда он будет опубликован, мы сможем более подробно о нем рассказать, прокомментировать его пункты.

— Будет ли на Кубке Конфедераций и на чемпионате мира использоваться беспилотный транспорт?

— Отдельных программ по организации беспилотного транспортного сообщения у нас не планируется. Гораздо важнее обеспечить чемпионат мира с точки зрения безопасности, чтобы транспорт работал без сбоев. Пока по беспилотному транспорту, на данном этапе его развития, не накоплен достаточный опыт с точки зрения технологии безотказной работы.

— Есть ли план использования инфраструктуры, построенной для обслуживания болельщиков, после завершения чемпионата мира?

— Прежде всего, при любой задаче, которую мы решаем в рамках подготовки к чемпионату мира 2018 года, главный вопрос, который мы задаем — это дальнейшее использование «наследия». В транспортной инфраструктуре нет ни одного объекта, который строится или модернизируется исключительно для чемпионата мира. Все объекты капитальных вложений (дороги, взлетно-посадочные полосы, терминалы аэропортов, новые станции и линии метро) будут работать и после мирового первенства, способствовать транспортному, туристическому, экономическому развитию регионов и после мероприятия.

Анна Булаева

Россия. Весь мир > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 2 марта 2017 > № 2094236 Терентий Мещеряков


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 марта 2017 > № 2091657

 Жалует царь, да не жалует псарь?

кому не нравится программа Константина Затулина

Борис Сабуров

Как стало известно общественности, руководство телеканала «ТВ-Центр» в лице гендиректора Юлии Быстрицкой отказалось продлить контракт с телепрограммой «Русский вопрос» (ведущий Константин Затулин). Отказ был сделан в устной форме, причины его госпожа Быстрицкая не разглашает. Остается только гадать, что перед нами: личная неприязнь амбициозной и авторитарной медиа-леди к не менее амбициозному, независимому и самостоятельному политику и телеведущему – или перед нами проявление заурядной животной русофобии, так характерной для либеральных кругов российской интеллигенции. А может быть, есть причины поважнее? Чтобы ответить себе на этот вопрос, напомним читателю о некоторых свойствах конфликтующих сторон.

Мне давно известно из достоверных источников, что телепрограмма с таким характерным названием «Русский вопрос» образовалась на одном из главных телеканалов России не случайно, а была поддержана лично президентом Путиным. Это явление – звено в цепи мер, оперативно и дальновидно предпринятых Кремлем по итогам анализа причин и последствий так называемой «снежной революции» 2011-2012 гг. В те годы политическому истеблишменту, ответственно подходящему к выбору будущего нашей Родины, стало совершенно ясно, что замалчивание проблем, связанных с непростым бытованием государствообразующего народа России, не может привести ни к чему хорошему. Необходимо своевременно предупреждать всяческие «великие потрясения», если мы хотим увидеть Великую Россию. А значит, надо не в последнюю очередь учитывать как историческую роль, так и современное значение русских в российском житье-бытье. Надо открыто и широковещательно говорить о русских, об их политических, социальных и этнических проблемах. Таков современный политический императив. Именно поэтому еще летом 2012 года важнейшая для нашего национального самосознания инициатива получила возможность развиваться, и программа «Русский вопрос» стала выходить в свет.

Надо прямо сказать, что появление такой телепрограммы, наряду с некоторыми другими мерами, сыграло важнейшую роль в продвижении идеи «Русского Мира» и предварило явление «Русской Весны» и воссоединение с Крымом и Севастополем в 2014 году. То есть, стало важным фактором не только внутренней, но и международной политики России.

И надо сказать также, что новое направление государственной политики вовсе не ограничилось созданием телепрограммы «Русский вопрос». Нет, ее вектор был задан вполне четко и определенно на годы вперед. В октябре 2014 года на Валдайском форуме Путин произнес очень ко многому обязывающие слова: «Самый большой националист в России – это я». Понятно, что все общественные деятели и профессионалы СМИ, чуткие к новым политическим веяниям, услышали нашего президента. Одним из тех, кто в меру своих сил помогал ему продвигать новый курс в общественном сознании, был Константин Затулин со своей программой «Русский вопрос».

За 2012-1216 гг. телепрограмма подготовила и выпустила в свет почти 150 передач, а это, между прочим, примерно 400 сюжетов, охватывающих множество тем, связанных с историей и современностью. Сколько важных для русской истории и культуры персон, сколько знаменательных событий, сколько важнейших, наиболее острых проблем современности, так или иначе отражающихся на судьбе русского народа было представлено в этих сюжетах! Программа выполняла на канале ТВЦ не только просветительские, но и аналитические функции, помогала воспитывать аудиторию в патриотическом духе. Аналогов ей не было не только на данном телеканале, но и вообще на российском телевидении.

За время своего существования программа сформировала и в какой-то мере воспитала собственную телеаудиторию, отзывчивую, неравнодушную, настроенную патриотически. Это люди, интересующиеся национальной историей, культурой, стремящиеся осмыслить «русский путь», место России в современном мире и т.д. Большую популярность программа получила у наших соплеменников в странах СНГ, которые обрели в ней моральную, а порой и конкретную помощь. Все они охотно вступают в переписку с ведущим, с администрацией программы, выступают на ее сайте. Особенно важно отметить, что рейтинг программы «Русский вопрос» был по России выше, чем у канала ТВЦ как такового, что ярко свидетельствует о ее востребованности.

Словом, телепрограмма «Русский вопрос» на канале ТВЦ все эти годы была активным соработником президента, помогала проводить в жизнь его идеи, его политику.

Что же случилось? Почему она вдруг стала неугодной на, казалось бы, проправительственном канале?

Может быть, кто-то решил, что изменилась конъюнктура, что ветер подул в другую сторону, что «Русская весна» прошла и не вернется, что «Русский Мир» можно свернуть в трубочку и засунуть себе в портмоне? Спору нет, очень многим представителям либеральствующей «пятой колонны» страстно хотелось бы так думать.

Но для такого поспешного вывода нет никаких оснований. Ведь совсем еще недавно, на последней сессии клуба «Валдай», в ответ на просьбу сформулировать, что такое национальные интересы России, наш президент Владимир Путин ответил вполне четко и однозначно: «То, что хорошо для русского человека, – то и национальные интересы России и вообще для народов Российской Федерации».

Сказано – как отрезано. Казалось бы, что неясно?

Но, видимо, во влиятельных кругах российских СМИ не переводятся те руководители, для которых вообще русский народ – как бельмо на глазу. Для таких даже и сам президент – не указ.

В этой связи не мешает поближе присмотреться к личности госпожи Юлии Ракчеевой (в новом замужестве – Быстрицкой), так быстро и радикально решившей судьбу телепередачи, открытой некогда по благословению Путина.

К своей важной должности она шла долго и упорно. Окончив в 1991 году Институт военных переводчиков, она, решив сменить профессию, пробилась редактором на программу «Время» (ОРТ), так началась ее телевизионная карьера. В интервью журналу «Форбс» она пропела выразительный дифирамб своему наставнику Олегу Добродееву: «Менялось в жизни все: друзья, мужья, места жительства, но Олег Борисович был моим начальником все время – 21 год работы. Он меня всему научил. Вообще всему».

Ракчеева тут не совсем честна: с 1996 по 2000 гг. она работала у Владимира Гусинского в телекомпании НТВ, в самые «цветущие» времена этой обер-русофобской конторы. Кто и чему учил ее там, об этом она предпочитает умалчивать, но сам тот факт, что именно она была шеф-редактором программы «Сегодня», где под ее ласковым присмотром работали такие корифеи, как Евгений Киселев, Татьяна Миткова, Елена Масюк, Михаил Осокин и Марианна Максимовская, олицетворявшие «пятую колонну» тех лет, говорит весьма о многом.

Разгром медиа-империи Гусинского, произошедший после бесславного ухода Ельцина со сцены, не повредил Ракчеевой, вовремя перешедшей на телеканал «Россия» в качестве замдиректора информационных программ. Ее карьера успешно продолжилась. В сентябре 2009 года она даже была назначена заместителем генерального директора ВГТРК.

Однако для дальнейшего роста на этом канале возможностей больше не было. Ее новое возвышение последовало лишь после того, как она вышла замуж за Андрея Быстрицкого, человека непростого. Кто он? Прежде всего – декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, этого, как у нас говорят, «осиного гнезда российского либерализма». Но есть у него ряд и других важных должностей: например, сегодня он председатель Совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай». Характерна его былая карьера: завотделом возглавлявшегося Сергеем Пархоменко общественно-политического журнала «Итоги» (1996-1997); заместитель генерального директора ОАО «ТВ-Центр» (1997-1998); продюсер Русской службы BBC (1998–1999); председатель радиовещательной компании «Маяк» (1999); генеральный директор ВГТК «Вести» (2000); заместитель гендиректора телеканала «Россия» и глава Совета вещателей стран СНГ (2000–2008); председатель Российской государственной радиовещательной компании «Голос России» (2008–2013). В его влиятельности в кругах высокопоставленных либералов, тех самых, о которых Михаил Делягин написал книгу «Светочи тьмы», не приходится сомневаться.

Итак, вскоре после такого замужества Юлия Ракчеева, ныне Быстрицкая, возглавила ТВЦ. Она была назначена в сентябре 2012 года, в аккурат тогда же, когда на этом канале началась работа телепрограммы «Русский вопрос». Не Быстрицкая ее открывала, не ей бы и закрывать, кажется. Но она смотрела на дело по-другому.

Она вообще смотрит своеобразно на некоторые вещи. К примеру, в том интервью «Форбсу» она поведала: «Благо отечества гораздо важнее блага личного. Я из семьи военных. У меня и папа военный, и дедушка военный, и прадедушка военный, и прапрадедушка – все». Казалось бы, наш человек. Однако, что есть в ее понимании «благо отечества»? Если мы припомним цитированные выше слова Путина о том, что именно благо русского человека составляет благо всей нашей с вами России, то придется признать, что Быстрицкая понимает самые важные, принципиальные вещи совсем не так, как Путин и мы, русские.

Недаром, едва придя на новое место работы, она сразу же предвзято отнеслась именно к программе «Русский вопрос», став ее придирчивым и недобрым цензором, не раз лично вмешиваясь в ее содержание, запрещая одни сюжеты и заставляя менять другие (прочие программы она от подобной цензуры избавила). Быстрицкая не раз сдвигала время вещания программы на все менее и менее рейтинговые часы, пока на задвинула ее, наконец, на после полуночи, когда аудитория старшего возраста, наиболее интересующаяся политикой, уже легла спать. Постоянное недофинансирование программы, растущее по мере падения рубля и инфляции, также ярко характеризует отношение нашей героини к русскому вопросу как таковому. Не друг она ему, это ясно…

О скрываемой русофобии Быстрицкой, проявляющейся порою в деятельности канала ТВЦ, поговаривали, конечно же, и ранее. Так, в интернете на официальной странице известного политолога Николая Старикова 25 августа 2015 года появилась такая запись по поводу событий в Донбассе: «Сегодня блогеры обратили внимание, как представители российского телевидения с телеканала ТВЦ "События 25 час", в условиях информационной войны поддерживают позицию наших врагов». О том, как Быстрицкая неоднократно вмешивалась в качестве цензора в содержание затулинской программы «Русский вопрос», сказано выше. Ну и всем, конечно же, памятно, как в 2016 году из повтора программы Алексея Пушкова «Постскриптум» вдруг удалили (вырезали) замечание, направленное против журналиста со спортивного телеканала Матч-ТВ, хамски оскорбившего русский народ. Этим покровительством Быстрицкой по отношению к коллеге-русофобу тогда же резко возмутился Никита Михалков в своей передаче «Бесогон»… Но изгнать беса в тот раз ему не удалось.

Что же удивляться, что почуяв отчего-то свою силу и безнаказанность, Быстрицкая, и без того известная авторитарным стилем управления (чтобы не сказать: самодурством), при первой же возможности ликвидировала режущий ей и ее единомышленникам глаз «Русский вопрос». Что ж, не в первый раз русским предписывают роль «великого немого». А ракчеевых, полагающих, что русскому народу не хватает лишь шпицрутенов, нам в России всегда хватало с лихвой…

«Вы когда-нибудь снимали материалы по политическим причинам?» – спросила Быстрицкую интервьюер из «Форбса».

«Никогда!» – ответила Юлия Анатольевна, не моргнув глазом. Другого ответа от мастера информационных войн мы и не ждали, конечно же.

Но самый интересный вопрос ей пока никто еще так и не задал. Вот он.

Как призналась она сама: «Самое главное, чему учат в любом военном институте, – это умению подчиняться и умению командовать. Вот и все».

Кто же ей скомандовал убрать из вверенного ей телеканала такую нужную для русского народа, для всей России программу «Русский вопрос»? Кто дал ей «добро» на это, вопреки ясно выраженной позиции руководителя нашей страны?

Явно, не президент Путин.

Тогда – кто?!

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 марта 2017 > № 2091657


Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 1 марта 2017 > № 2112629 Владимир Петрухин

Владимир ПЕТРУХИН: «Народ без истории – сирота».

В гостях у журнала «Полиция России» Владимир ПЕТРУХИН, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института славяноведения РАН, профессор НИУ «Высшая школа экономики».

– Владимир Яковлевич, вы были консультантом в фильме «Викинг», имевшем ошеломительный успех у нашей не избалованной отечественными историческими блокбастерами публики. Успех заслуженный?

– Поскольку фильм – произведение искусства, главное – это его замысел, идея. Всё остальное – антураж, работающий на эту идею. Замысел «Викинга» благородный, традиционный для нашей истории – вопрос выбора веры. А насколько он осуществился – судить зрителям.

– Ответ на этот вопрос фильм даёт?

– На мой взгляд – да. Это, к сожалению, не всегда понятно зрителям, которые привыкли к гламурным, «приглаженным» фильмам или к боевикам. Отсюда и реакция некоторой части зрителей, чьи ожидания не оправдались. Грязь, кровь, грубое насилие – это, по всей видимости, было не то, чего они ожидали от картины, на которую были потрачены громадные деньги. Их это оскорбило, но из этой грязи начинала расти наша государственность. Теремов с золотыми куполами, нарядных горожан, устроенного быта тогда не было, но именно к этому стремились варяги – богатый, царственный Царьград манил к себе дикие народы. И это стремление ощутимо в фильме: у наших далёких предков было не только желание обрести неведомого бога, но и приземлённая тяга к более цивилизованной, устроенной жизни.

– Почему именно сейчас усилился интерес к личности Владимира?

– В памяти народа и в фольклоре он остался как мечта о золотом веке. Это не совсем так. Но именно таким он попал и в историю, сохранившись в ней как герой на все времена. Нельзя сказать, что это далось ему легко. Основоположник не только государства, но и государственной религии, он, например, финансировал этот государственный проект из государственных же средств, как сказали бы сейчас. Не всем это прошлось по нраву, о чём поведали летописи. Но у Владимира хватило характера и воли оставаться последовательным в выборе пути.

– Имеет ли смысл говорить об истории как об объективной науке? Особенно если учесть, что её пишут победители...

– История всегда субъективна и каждый историк субъективен. А вот общественный интерес к своей истории – объективен, потому что человек и народ без истории – сирота.

– Коль скоро «Викинг» – художественный фильм, а не документальный, зачем понадобилась целая команда серьёзных учёных-консультантов?

– За тем, чтобы сосредоточить внимание зрителей именно на том отрезке времени, когда происходит действие. Это не абстрактное, а совершенно конкретное время, в контексте которого становятся понятными помыслы, которые движут героями.

– Вы были удивлены, когда к вам обратились за помощью?

– Это как раз нормально. Что меня удивило, так это реакция общественности на фильм: мы хотели красиво, а что нам показали? А по сути, такая реакция есть не что иное, как незнание нашей собственной истории: откуда в те достаточно дикие, неустроенные времена взяться красоте? Всё было жёстко, грубо, кроваво. Насмотрелись сказок, иноземных боевиков на исторические темы, которых сейчас тьма. А «Викинг» – это фильм-отрезвление для понимания того, какой ценой доставалось нам всё, чем мы гордимся сейчас, – страна, народ, вера.

– Вас, как учёного, радует внимание к истории, пусть даже вызванное таким неоднозначным, спорным фильмом?

– Он заставляет задуматься о своем прошлом и настоящем. То, что получилось, безусловно, интересно. Вердикты выносить рано, но как историк могу сказать, что силы были приложены значительные, идея – серьёзная, а командный настрой на конкретный результат в итоге вывел публику на нужную волну.

– Типажи соответствуют нашим представлениям о том, какими были реальные персонажи Х века?

– В целом – да. Иногда говорят, что князь Владимир в исполнении Данилы Козловского выглядит нерешительным: не богатырь, не мачо. А с чего ему быть иным? Чтобы быть решительным, ему надо было опереться на какие-то силы, которых у него не было. Кроме дружины, которая в фильме состоит из викингов. И самый яркий человек в этой команде – Свенельд в исполнении Максима Суханова, который и воплотил идею викингов – всё решим и всё добудем мечом. А главный человеческий подвиг Владимира как раз в том, что он убил в себе этого викинга, поняв, что мечом всего не добьёшься. Ему нужна была одна вера и один бог. И эту веру он обрёл.

– Мы судим о Владимире с высоты ХХI века. Кроме того, сохранилось крайне мало документальных источников, которые дали бы представление о нём, как о реальном человеке. Насколько уместна в фильмах, претендующих называться историческими, такая приблизительность, даже фантазия?

– Массу чувств и переживаний, и не всегда восторженных, вызвал в свое время роман Льва Толстого «Война и мир». Он был опубликован, когда были ещё живы некоторые участники войны 1812 года, по мнению которых, всё было совсем не так. А мы сейчас представляем те события по роману, несмотря на то, что сохранилось много исторических документов и мемуаров. Искусство – это эмоции, а эмоции, вызванные талантом авторов, убедительнее фактов. Из летописей мы знаем, что Владимир даже после крещения был сомневающимся человеком. И в фильме Владимир такой. Да он и должен быть таким! Подумайте, что человек взвалил на себя, перед каким сложным выбором стоял, какой груз ответственности принял за весь народ!

– Нет ли тут другой опасности? Если многое осталось скрытым во тьме веков, отчего бы не выдумать или даже не исказить историю?

– Конечно, для фантазии места много. Но авторы фильма придерживались немногих документов, которые сохранились с тех времён. Сюжетная линия выдержана, хотя её довольно трудно ухватить: летопись – не роман, она «рубит» историю по годам, по отдельным событиям. Владимир совершает достаточно противоречивые, порой жёсткие и жестокие действия. Но это было в рамках тех общепринятых норм, которые действовали в Х веке. Главное – то, что он пошёл против своего века, поняв, что война и сила оружия не решат социально-политические проблемы, которые уже тогда назрели. И пошёл в цивилизацию по пути мирных переговоров. А это уже не выдуманная история.

– Очевидцем какого события тех лет вы хотели бы стать?

– Пожалуй, посмотрел бы, как крестились киевляне. Летопись пишет, что они делали это с радостью. Но более поздние источники сообщают, что уже Новгород крестили огнём и мечом. Интересно, насколько добровольно наши предки становились православными. В нашей общественно-политической и исторической традиции считается, что крещение было формальным. Что Владимир делал это охотно, понять можно – лучше быть цивилизованным правителем и на равных разговаривать с культурной Европой. Но понимал ли народ его устремления? Добровольно ли расставался со своими богами?

– Были ли до этого на Руси случаи принятия христианства?

– Часть дружинников, служивших в Константинополе, были крещёными. Бабка Владимира – княгиня Ольга стала первой славянской правительницей, принявшей новую веру. К тому времени, как Владимир крестил Русь, племенной быт был разрушен, наступали новые времена, проявлялось новое самосознание, возникали новые ценности, христианские в том числе.

– Легко ли поменять веру?

– Думаю, нелегко. Но это происходило и происходит постоянно. Наше современное кино пыталось найти ответ на этот непростой вопрос в фильме Владимира Хотиненко «Мусульманин».

– Для историка главный объект изучения – человек или событие?

– Человек с его выбором – это и есть событие. Владимир был и фактом, и фактором истории не только русской, но и мировой.

– Чем заполняются белые пятна истории?

– Археологическими памятниками. Письменные источники немногочисленны: кроме двух летописных памятников, ничто не может свидетельствовать о той эпохе. Но археология позволила нам составить достаточно точное представление о быте той эпохи, о том, как христианство проникало в нашу языческую страну и до Владимира. К археологии как к науке отнеслись серьёзно и создатели фильма: пытались на основе археологических данных воспроизвести быт, костюмы, оружие. Понятно, что не всегда это в полной мере удавалось, любители реконструкций могут найти в картине массу неточностей.

– Что есть объективность в истории?

– Она весьма умозрительна: сколько исторических школ – столько и мнений. Например, латинские авторы после смерти Владимира называли его женолюбцем, развратником, коварным деспотом. Да, он много воевал, был жестоким правителем. Но это было нормой жизни. А что стало итогом его правления? Мирное сосуществование с соседями. В летописи так и сказано – Владимир жил в мире с окрестными странами. И это была объективная максима, важная для оценки Владимира как государственного деятеля.

– На какой стадии подготовки или съёмок фильма вы приступили к обязанностям консультанта?

– Сценарий менялся даже во время съёмок, иногда и под моим диктатом. Но не всегда создатели фильма шли у меня, как у историка, на поводу. Например, в тех эпизодах, где драккары – боевые корабли викингов – спускают с гор, проявилась воля авторов: по рекам эти громадные корабли просто не прошли бы – слишком мелко, пороги. Это были морские суда, а на Руси использовали лёгкие гребные ладьи со съёмными бортами, которые быстро разбирались и переносились через пороги. Хотя можно понять и создателей фильма: они не смогли пожертвовать даже ради исторической правды захватывающей картиной. Но могу повторить, что работа съёмочной группой была проделана большая. Думаю, энтузиазм их вознаграждён небывалым интересом к фильму.

– Интерес к фильму возбудил интерес зрителей и к самому историческому событию.

– Я этому рад. То же, вспомните, было с «Мастером и Маргаритой» – романом, кстати, о выборе веры, который долгое время оставался чтивом для интеллектуалов.

В мои студенческие времена «Повесть временных лет» можно было получить только в библиотеке. Сейчас найти её издание не проблема. Человек, называющий себя россиянином, должен знать это произведение, если он хочет понимать страну, в которой живёт.

– Артисты обращались к вам за помощью?

– С актёрской группой общался редко. В основном – с режиссёром и продюсером Анатолием Максимовым, который имеет университетское филологическое образование и отлично понимал все риски, связанные с тематикой фильма.

– По мнению известного российского историка Ключевского, история – не учитель, она ничему не учит. Она – надзиратель и наказывает за плохо выученные уроки. Если это так, какой оценки мы заслуживаем?

– Государство существует – значит, как минимум, оценка удовлетворительная. Было бы иначе – нас, как народа и государства, не было бы вовсе. Такие случаи во всемирной истории были. Пока есть желание учиться, даже побуждаемое искусством, – мы справляемся с уроками. А отличников в современном мире нет.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА

Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 1 марта 2017 > № 2112629 Владимир Петрухин


Россия. Весь мир. СФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 марта 2017 > № 2092098 Владимир Путин

Совещание о подготовке к универсиаде 2019 года.

Владимир Путин провёл совещание о ходе подготовки проведения XXIX Всемирной зимней универсиады 2019 года в Красноярске.

Перед началом совещания Президент ознакомился с картой строящихся объектов универсиады–2019, в частности с макетом нового аэровокзального комплекса, спортивного тренировочного центра, спортивно-зрелищного комплекса, центра горнолыжного спорта.

Глава государства посетил также спортивный комплекс «Академия биатлона» и встретился с победителями XXVIII Всемирной зимней универсиады 2017 года, прошедшей в Алма–Ате.

* * *

Стенографический отчёт о совещании о ходе подготовки проведения XXIX Всемирной зимней универсиады 2019 года в Красноярске.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня обсудим вопросы, связанные с подготовкой универсиады 2019 года, которая состоится здесь, в Красноярске. Для России она станет второй по счёту и первой зимней универсиадой. И конечно, значимым событием не только для спортивной жизни сибирского региона, но и всей страны.

Мы уже знаем, насколько мощным стимулом инфраструктурного, инвестиционного развития территорий является проведение спортивных соревнований такого уровня. В нашем активе – наследие Олимпиады в Сочи, универсиады в Казани, которые, безусловно, преобразили эти города, позволили масштабно обновить не только спортивную, но и транспортную, туристическую, культурную, социальную городскую инфраструктуру.

И что немаловажно, все вложенные государством средства, всё, что было сделано, приносит отдачу. Много было сомнений по поводу того, как мы будем использовать, скажем, то, что создали в Сочи, меньше – в Казани, но всё активно работает так, как, может быть, не работает в других мировых центрах по проведению подобных мероприятий.

Всё загружено, всё функционирует. И транспорт работает исправно, вся транспортная инфраструктура, связь, водоснабжение, водоотведение, очистные сооружения, электроснабжение – всё функционирует, всё сегодня работает на благо людей. Надеюсь, [будет работать] и завтра, и послезавтра.

Заслуживает нового облика, новых ресурсов развития, конечно, и Красноярск – самый восточный город-миллионник нашей страны и крупнейший экономический центр Сибири. Право стать большой спортивной ареной он уже доказал успешным проведением крупных соревнований международного уровня.

И, откровенно говоря, мы сегодня уже бегло ещё раз посмотрели на то, что и где должно быть построено, – мне очень понравилось размещение объектов. Всё, что называется, практически в шаговой доступности, всё очень компактно, рядом с мегаполисом, действительно в нескольких километрах от самого центра. Людям будет очень удобно потом пользоваться всеми спортивными сооружениями. Ну и, разумеется, это будет мощным развитием Сибирского федерального университета.

Одно из крупных мероприятий – чемпионат мира по ориентированию на лыжах – начнётся в Красноярске уже через несколько дней, 5 марта. И конечно, общеизвестна огромная популярность зимних видов спорта здесь, в Сибири и в Красноярске, так же, как и хорошо известны громкие спортивные победы уроженцев края и Красноярска тоже. Эти победы действительно неоднократно прославляли Россию.

Не сомневаюсь, такая востребованность очень во многом поможет сформировать к универсиаде и достойный волонтёрский корпус. Тем более что в распоряжении организаторов обширный кадровый ресурс Сибирского федерального университета, который станет ключевой базой предстоящих соревнований, а по завершении игр примет в свой состав многие спортивные и социальные объекты универсиады.

Хочу подчеркнуть, что кроме обязательной, расписанной по объектам, у универсиады есть и дополнительная, но не менее важная программа. Жители Красноярска ждут не только современные спортивные объекты, но и новые дороги, больницы, жилые дома, используемые сначала для спортсменов, а затем и для граждан; новый аэропорт.

Они справедливо надеются – имею в виду жителей города, – что городская среда в целом станет более комфортной и безопасной. И, безусловно, ещё раз хочу подчеркнуть, как мы с вами говорили уже неоднократно в другой обстановке, такие ожидания не могут быть обманутыми, их нельзя обмануть.

Не менее важно выполнить и взятые нами обязательства перед мировым спортивным сообществом. Работу по подготовке универсиады мы ведём в самом тесном контакте, сотрудничестве с Международной федерацией студенческого спорта. Олег Васильевич Матыцин – наш соотечественник, он тоже даст свою оценку того, как идёт работа по подготовке к универсиаде.

Подчеркну, что процесс подготовки всемирных студенческих игр находится под самым пристальным вниманием государства и в целом обеспечен солидной федеральной поддержкой. Затраты федерального бюджета – ориентировочно это проектирование, строительство, реконструкция и капремонт объектов: спортивные объекты – это 14 с лишним миллиардов рублей, объекты транспортной инфраструктуры – 3,6 миллиарда рублей, медицинские объекты – 7 миллиардов рублей, объекты деревни – 6 миллиардов рублей.

На 2014–2016 годы предусматривалось 8,9 миллиарда, на 2017–2019–й – 22,2 миллиарда рублей. Всего же бюджет на универсиаду 2019 года составит 40,5 миллиарда рублей и будет включать не только строительство спортивных объектов и реконструкцию, но и организацию культурной программы, расходы на подготовку, как я уже говорил, волонтёров. Деньги это большие, и результат их вложения должен быть очевиден для всех.

До начала универсиады осталось два года. Это небольшой срок, особенно учитывая масштаб и многогранность стоящих перед нами задач. В этой связи нам необходимо понимать, как, в каком объёме и с каким качеством выполняются все намеченные в рамках этого проекта мероприятия и, что немаловажно, насколько своевременно реализуется этап за этапом этой работы.

В настоящее время – сейчас я буду говорить о грустном – есть вопросы к тому, как идёт эта работа. Отставание от двух до четырёх месяцев от графика зафиксировано по 12 из 34 объектов. Это и по спортивным сооружениям, и по медицинским, в частности нарушены сроки краевой клинической больницы, двух транспортных объектов, по некоторым спортивным сооружениям.

Давайте сегодня поговорим подробно о том, почему, чем это вызвано. Хотя, конечно, у меня это всё в документах есть, но я хотел бы услышать ваши оценки. Нужно это всё внимательно разобрать, посмотреть, что там у нас происходит и по тендерам, и по организации работы. Нужно ликвидировать эти отставания и, главное, не допускать их впредь.

Обращаю внимание, что, по предварительным прогнозам, в зимней универсиаде 2019 года примут участие порядка трёх тысяч спортивных делегатов из 50 стран мира. И мы должны сделать всё, чтобы спортивный праздник студенчества прошел на самом высоком уровне и ещё раз показал открытость и гостеприимство России, нашу готовность к созидательному партнёрству со всеми нашими друзьями.

И ещё одно, о чём хотел бы сказать, – это о чистоте спорта. Имею в виду антидопинговые программы. Сейчас мы только что с Виталием Георгиевичем [Смирновым] тоже говорили на этот счёт. Хочу его поблагодарить за ту работу, которая его комиссия проделывает по работе по этому направлению.

Мы с вами знаем и оценки, самые последние оценки чиновников ВАДА, и наших коллег из МОК по поводу того, что в комиссии Макларена то ли переводы были неточные, то ли доказательств недостаточно. И ещё раз хочу подчеркнуть, мы всегда об этом говорили: в России никогда не было, нет и, надеюсь, никогда не будет никакой государственной системы поддержки допинга, напротив, будет только борьба с допингом.

И конечно, это тоже вполне естественно: претензии по поводу того, что на каких–то пробах выявили какие–то царапины – мы не понимаем, что это за доказательства, потому что, когда мы эти пробы передавали, никаких претензий не было. Если бы были претензии к каким–то царапинам, то они должны были быть отмечены в соответствующих протоколах. Ничего этого не было. Значит, они где–то хранились, и мы не несём ответственности за это хранение.

Но, и сейчас я скажу самое главное, а самое главное заключается в том, что мы должны прислушаться, несмотря на эти промахи в работе этой независимой комиссии, прислушаться к тому, что она сделала, и к результатам её работы. Мы должны прислушаться к требованиям ВАДА, потому что надо признать, что у нас есть достоверные, выявленные случаи применения допинга. Это абсолютно неприемлемо.

И это значит, что имеющаяся и существовавшая до сих пор российская система контроля за неприменением допинга не сработала, и это наша вина, нужно об этом сказать прямо и это признать. Очень рассчитываю на то, что Следственный комитет доведёт соответствующее расследование до конца и выявит всех, кто виноват в ситуации, которая сложилась.

И как вы знаете, мы создаём новую систему борьбы с допингом, мы передаём эту систему из Министерства спорта, из Правительства, в независимую организацию, так, как это во многих странах мира сделано, на площадку Московского государственного университета, и не фигурально, а в прямом смысле этого слова. Мы разместим лабораторию именно на одной из площадок МГУ, поможем оснастить современной техникой, оборудованием и кадрами.

Надеюсь, что никаких жуликов, которые сами организуют допинговые программы, а потом бегут за границу, там не будет. Надеюсь, что с помощью и наших независимых специалистов, и с помощью привлекаемых иностранных специалистов будет налажена строгая, действенная, эффективная система борьбы с допингом.

Очень рассчитываю, что и комиссия Виталия Георгиевича Смирнова как общественная структура продолжит работу по надзору за деятельностью антидопинговых структур в России. И само собой разумеется, что в молодёжном, студенческом спорте мы должны сделать всё для того, чтобы в этой среде, молодёжной спортивной среде, ничего подобного никогда не было. Это молодые люди, которые только начинают свою спортивную карьеру.

Безусловно, ещё раз хочу подчеркнуть, мы всё будем делать для того, чтобы наладить позитивную, очень действенную и эффективную работу со всеми нашими партнёрами, включая ВАДА и Международный олимпийский комитет.

Давайте начнём работать. Слово Виталию Леонтьевичу Мутко.

В.Мутко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как Вы уже отметили, Владимир Владимирович, осталось ровно два года до открытия XXIX Всемирной зимней универсиады. Вы знаете, она откроется 2 марта, продлится 10 дней, будет разыграно 78 комплектов медалей в 11 видах спорта. Помните, что было восемь обязательных видов спорта, потом после консультаций с Вами, рекомендаций, мы включили ещё два выставочных, они включены в программу, – это хоккей с мячом прежде всего.

В Красноярск приедут более трёх тысяч спортсменов из 50 стран мира. Мы ожидаем порядка 170 тысяч зрителей на трибунах. Телевизионная аудитория, по последним подсчётам Алма–Аты, составила около миллиарда человек, это подтверждённый факт. Надеюсь, что так же будет и у нас.

В.Путин: Прилично.

В.Мутко: Очень прилично. Олег Васильевич, наверное, более подробно скажет об этих статистических данных, они уже подвели итоги.

Подготовка к универсиаде идёт в спокойном, плановом режиме. Правительством России в соответствии с Вашим указом 2014 года и всеми обязательствами, которые мы взяли перед FISU, приняты все организационные, правовые решения, создан организационный комитет, утверждена программа подготовки к Играм, сформированы соответствующие концепции и планы, которые нам необходимо реализовать, создана исполнительная дирекция – механизм запущен. Опирались мы на опыт, конечно, и собственной универсиады, и Олимпийских игр, опыт здесь богатый. В общем–то в организационном плане всё намечено и реализуется.

Конкретные результаты таковы, что нам в соответствии с нашим планом подготовки надо реализовать 42 мероприятия, 37 уже реализованы. План подготовки к универсиаде реализуется успешно. Утверждён ряд концепций и программ, прежде всего экологическая, транспортная, информационная, обучение волонтёров. Все эти программы запущены, работают, и каких–то сомнений здесь у нас нет. Завершена разработка культурной, маркетинговой программ, появились партнёры универсиады, символику мы уже утвердили, план коммуникаций – всё это запущено, и сейчас наша универсиада активно продвигается на всех форумах, выставках, «круглых столах», конференциях, спортивных событиях.

Вы знаете, что в Алма–Ате мэр города Красноярска получил флаг, и мы смогли представить там некую собственную презентацию всему спортивному миру. Поэтому все концепции реализуются, в ближайшее время, думаю, мы завершим оставшиеся работы – это уже полностью операционное планирование проведения игр, также две концепции телерадиовещания и метеорологическую, которую мы разрабатываем. Они тоже в высокой степени готовности.

Практическую большую помощь нам оказывает FISU, Олег Васильевич здесь присутствует. Мы уже приняли несколько контрольных операционных визитов наших коллег из FISU, тех делегатов, которые практически все трассы, объекты смотрели, все рекомендации мы имеем. В ближайшее время весь штаб FISU вместе с коллегами, которые проводили универсиаду в Алма–Ате, приедут сюда, и мы окончательно, в общем, все точки над «i», последние операционные планы скорректируем и утвердим. Поэтому я хотел, пользуясь случаем, также поблагодарить Олега Васильевича за такую поддержку.

Более того, мы договорились, что во время работы и проведения в Алма–Ате универсиады наши представители, наши специалисты исполнительной дирекции работали там, практически на всех функциональных направлениях трудились, получили опыт. Это была одна команда. Надеюсь, что так будет и здесь. Планка, надо признать, задана очень высокая нашими коллегами в Казахстане, и, естественно, уже есть ориентир, куда нам двигаться дальше.

Идёт подготовка спортивных мероприятий, конечно, это и спортивные объекты. Это сложная масштабная работа, в ней бывают сложности. Пока отставание – Вы отметили уже в своём вступительном слове – по пяти мероприятиям, в том числе это касается прежде всего концепции «Наследие». Мы договорились, что её во втором квартале будем утверждать. Мы просто не спешим только по одной причине, что очень серьёзное «Наследие» здесь создаётся, и, может быть, даже оно будет выходить за рамки студенческого спорта Красноярска, за рамки края.

Наверное, подразумевается создание ряда межрегиональных центров, федеральных центров, потому что близость с Кореей, с Азиатским регионом велика, создаются уникальные объекты. Мы о них Вам подробно сегодня ещё доложим и уже докладывали на макетах. Поэтому к «Наследию» мы относимся очень серьёзно. Практически каждый объект, который создаём, – материальный, нематериальный – мы стараемся прописать очень серьёзно в программе «Наследие». Во втором квартале мы на специальном оргкомитете утвердим, и уже будет понятно, как какой объект будет в дальнейшем эксплуатироваться.

Конечно, есть и проблемные вопросы, мы Вам в ходе поездки докладывали. Один из проблемных вопросов – обеспечение автотранспортом. Наши коллеги из Минтранса вместе с Правительством Красноярского края подсчитали: потребность в автотранспорте, прежде всего в автобусах, где–то 320 автобусов. Надо признать, что мы имеем определённый резерв. Мы с Минфином и оргкомитетом с учётом оптимизации смогли найти определённые резервы, где–то в районе 500 миллионов можем направить на приобретение. Считаем предложенный вариант аренды не совсем правильным. Думаю, что всё–таки сюда нужно приобретать транспорт.

Естественно, мы ещё раз посмотрим, может быть, за счёт увеличения доли софинансирования со стороны края нам всё–таки эту проблему решить. Это пока не до конца решённый вопрос, но мы надеемся, что сможем ещё поработать. Мы вчера посмотрели, транспорт изношен, естественно, городской транспорт. Тем более что «Наследие» остаётся социальным учреждениям, детским спортивным школам, городскому транспорту. Конечно, эту работу нам нужно будет сделать, решить эти вопросы.

Говоря о «Наследии», не могу не сказать о строительстве. Вы подробно уже сказали, огромный спортивный кластер создаётся, и не только. Мы вчера объехали практически все объекты, которые строятся: от аэропорта до больниц и студенческого кампуса. Надо сказать, что Правительство выделяет на это очень серьёзный ресурс – 31 миллиард рублей. Вы отметили некоторые задержки. Могу Вам сказать, что они были связаны с двумя причинами.

Это прежде всего прохождение через экспертизу проектно–сметной документации. Это всегда очень сложный процесс, невидимая большая работа. Дальше, конечно, требования безопасности. Многие требования, которые в последнее время применяются на крупных соревнованиях, может быть, где–то и чрезмерны, но в целом это периметры, это требования 485–го постановления Правительства. Нам пришлось немножко скорректировать проекты по ряду объектов. И где–то эти два–три месяца отставания как раз и привели к задержке по объектам.

Но могу Вас заверить, и Виктор Александрович, наверное, подтвердит, что никаких угроз здесь нет, все объекты будут сданы в срок. Это практически май, середина следующего года, мы все объекты хотим сдать. И конечно, уже провести здесь все тестовые спортивные события, которые нам необходимо решить.

Такие поручения и Правительству, и оргкомитету даны, в крае приняты дополнительные меры. Издан указ губернатора, постановление правительства, где чётко по каждому объекту установлены очень жёсткие сроки. Поэтому я не вижу здесь каких–то тревог. Мы в ежемесячный режим контроля все эти объекты поставили, видеоконтроль установили на каждом объекте. Сейчас опыт такой у нас есть по футболу. Поэтому каждый объект практически в онлайн–режиме контролируется. Каких–то тревог я здесь не вижу, мы с этим справимся.

В целом у нас налажено хорошее взаимодействие с правительством и руководителями края. Приходится очень сложные вопросы оперативно решать. И надеюсь, что мы сможем в полном объёме решить все вопросы. Как раз начиная этот проект, в связи с тем, что мы не смогли вовремя пройти экспертизу, 860 миллионов рублей не было освоено по прошлому году. С Министерством финансов мы сейчас все вопросы решили, эти ресурсы возвращены, и надеюсь, что уже в этом году мы все ресурсы и средства освоим, и никакой необходимости принимать специальные решения не будет. Надеюсь, что так и в дальнейшем будет.

Ещё, конечно, есть у нас один момент. Он связан с концепцией открытия и закрытия. Мы не до конца её сейчас утвердили, потому что нам пришлось принимать решение об изменении в целом подхода. Мы посмотрели последние церемонии открытия, закрытия. И Вашу установку мы понимаем, что сейчас на помпезные, большие церемонии открытия тратить колоссальные деньги смысла нет никакого, но должно быть достойно, солидно. Мы приняли решение, что это будет на новой, строящейся «Платинум-арене». Правительство и оргкомитет в ближайшие месяцы решат вопрос. У нас есть три концепции церемоний, мы утвердим, бюджет определён. Надеюсь, что мы эту тему в ближайший месяц снимем и закроем.

Хочу ещё раз в заключение сказать о том, что здесь – то, что Вы отметили, – через четыре дня начнётся первое тестовое соревнование «Академии биатлона». Стартует наш тестовый чемпионат мира по лыжному ориентированию – 150 участников, 22 страны. Конечно, это позволит нам очень серьёзно протестировать сейчас и студенческий кампус, они будут жить в общежитиях университета, соревноваться на «Академии биатлона». Логистику, транспорт – мы всё сейчас сможем оттестировать. Уверен, что такой подход нам позволит и впредь решать все задачи по подготовке, потому что у нас большая тестовая программа написана, мы её будем реализовывать.

И конечно, мы договорились с правительством, наверное, Виктор Александрович скажет, концепция города очень уникальная. В отличие от Алма–Аты, может быть, она очень компактная, основные объекты расположены в 10–15 минутах, максимум двадцати от деревни универсиады. Дальше есть правый берег Енисея – это минут тридцать, наверное, будет дорога занимать.

Конечно, развязки, дороги, протокольные маршруты – надо прямо сказать, что правительству и мэрии города здесь предстоит ещё очень большая работа. С учётом, может быть, инструментов, которые Правительство приняло по обустройству городской среды, предстоит ещё серьёзная работа: дороги, улично–дорожная сеть, благоустройство дворовых территорий, подъездов.

Поэтому в заключение хотел бы сказать, что никаких тревог, сомнений по ходу подготовки нет. Убеждён, что мы справимся с этой задачей и проведём на высоком уровне, оставим огромное наследие, дадим толчок к занятиям спортом в очень многих дисциплинах, потому что те объекты, которые здесь строятся, своего рода уникальные, они будут использованы, конечно, не только горожанами, но и спортом высших достижений.

В.Путин: Сомнений, конечно, нет в том, что мы всё это сделаем, но тревога всегда возникает, когда есть сбои по срокам. Очень хорошо помню, как у нас развивались события при подготовке Олимпиады в Сочи. Поэтому давайте, чтобы без нервов, нагнать нужно всё упущенное и впредь не допускать никаких сбоев, надо внимательно за этим всем следить.

Виктор Александрович, пожалуйста.

В.Толоконский: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Красноярцы понимают, насколько большая ответственность на нас возложена по подготовке Всемирной универсиады 2019 года. И в то же время очень благодарны Вам, Владимир Владимирович, Правительству России за доверие, которое нам оказано, потому что для нас подготовка к универсиаде – это мощный шанс развития всего города, всего края. Вы правильно сказали в своём вступительном слове и о преображении Сочи и Казани; Красноярск тоже стоит на пороге очень серьёзных изменений.

Свою работу по подготовке мы ведём по трём главным направлениям. Первое – это организационная работа, работа дирекции, подготовка всех организационных планов и концепций. Виталий Леонтьевич подробно об этом сказал, повторять не буду. Хочу только подчеркнуть, что у нас запущена очень мощная программа подготовки волонтёров.

Мы ожидаем примерно три тысячи участников, а готовим пять тысяч волонтёров, притом это программа и для красноярских студентов – Вы правильно сказали, в основном для студентов Сибирского федерального университета, – но привлечены и студенты всех федеральных университетов России. Они сейчас готовятся.

Привлечены студенты тех регионов, откуда будут в основном транспортные потоки в Красноярск, – Владивосток и Москва. Мы из городов и районов огромного края тоже готовим сюда молодых людей. И даже из стран – участниц универсиады будет подготовлено около 100 волонтёров, задействованы наши университеты, Олимпийский университет в Сочи. Мы по очень серьёзным программам готовим, и это вызывает большой отклик в молодёжной среде.

Второе направление – это инвестиционно-строительная программа. На этом остановлюсь подробнее. Ответственность за эту работу несёт правительство Красноярского края, мы выступаем заказчиками по этим объектам. Всего по обязательной программе универсиады нам надо построить 34 объекта. Почти все они запущены, в стройке, буквально на днях мы приступаем к строительству трёх объектов, решение по которым принималось позднее, чем решение о проведении универсиады. Это большой крытый стадион на пять тысяч зрителей для хоккея с мячом, это решение было позднее, мы проектировали; 16 марта последняя игра. Уже сегодня контракт подписывается, мы начинаем большую стройку.

Краевая клиническая больница, решение несколько позднее принимали, сейчас контракт будет подписан, и эта стройка начнётся.

И центральный стадион. В связи с принятием решения, что открытие пойдёт на закрытой арене, мы оптимизировали, уменьшили объём реконструкции, сделали новый проект и тоже сейчас приступаем.

Эти 34 объекта распределены на четыре направления. Основные – это 22 объекта спорта, кроме тех, начало которых сейчас произойдёт. Все остальные отставания, которые допустили из–за более длительного прохождения экспертизы, мы восполнили. Более того, я сегодня заверяю Вас, что мы большую часть объектов сдадим на месяц–два раньше намеченного графика, раньше намеченного срока. Ряд объектов уже будут сдаваться в этом году.

В этом году сдадим часть объектов кластера «Сопка», где фристайл и сноуборд, мы на макете с Вами смотрели, сдадим ряд объектов лыжного стадиона уже в 2017 году. Сдаётся новый корпус больницы скорой медицинской помощи, который рядом с универсиадской деревней. Это 14,5 тысячи квадратных метров. Уже сейчас для участников чемпионата мира по лыжному ориентированию мы используем вновь построенное общежитие, где будут жить участники универсиады в универсиадской деревне, в университетском кампусе.

Основная масса объектов будет сдаваться в июне–июле 2018 года, и нам хватит времени провести все необходимые тестовые соревнования. Я очень благодарен компании «Русская платина», компании «Норильский никель». «Русская платина» полностью за свои средства ведёт строительство «Ледовой арены» на семь тысяч зрителей, где пройдёт открытие и закрытие универсиады. Компания «Норильский никель» вкладывает серьёзные средства в развитие и реконструкцию горнолыжного комплекса «Бобровый лог». Это очень серьёзно укрепляет нашу инфраструктуру.

Ещё большое направление – это объекты федерального университета. Общежитие на три тысячи мест мы примерно вводим. Это многофункциональный центр, где во время универсиады будет организовано питание всех участников, примерно будет 800 единовременных посадочных мест. После завершения универсиады это будет легкоатлетический манеж с профессиональной 200–метровой дорожкой и многими спортивными залами.

Строится медицинский центр. Он тоже будет сдаваться в 2017 году. Это будет и исследовательский центр, и поликлиника для студентов и преподавателей, которая очень необходима из–за очень большого университетского кампуса, который мы здесь имеем.

Кроме медицинского центра для универсиады, третье направление – это укрепление объектов здравоохранения. Один корпус больницы скорой медицинской помощи и большой объект в краевой клинической больнице. Здесь большие ресурсы. Я очень благодарен тоже за поддержку, это крайне необходимо сегодня Красноярску.

И четвёртое – это транспортные коммуникации. Вы знаете, мы два года назад сдавали новый мост через Енисей, который, кстати, очень удачно соединяет все объекты универсиады. Сейчас строится продолжение этого моста, большая автомобильная магистраль с выходом в центр города – улица Волочаевская, и развязки на правом берегу Енисея, где у нас основная арена – «Платинум-арена». На Волочаевской осваивается семь миллиардов рублей, а на развязках – 500 миллионов рублей. Эти объекты тоже будут в этом году в основном завершены. Значительная часть финансирования идёт по федеральному бюджету, и это тоже нам серьёзно помогает.

Ещё одно большое направление – это развитие всей инфраструктуры Красноярска, улучшение его внешнего облика. Для нас один из главных объектов – это аэропорт. Мы долго не могли приступить к строительству нового аэропорта. Сейчас он уже в стадии очень высокой готовности, до конца этого года будет построен. Проект ведёт компания «Русал», я благодарен Олегу Владимировичу. Одновременно мы реконструируем всю трассу, соединяющую центр города с аэропортом: делаются новые транспортные развязки, освещение трассы.

Я очень благодарен, Владимир Владимирович, за решение о поддержке федеральным бюджетом развития дорожно–транспортной инфраструктуры крупных городов. Мы в этом году, уже в 2017 году, в Красноярске будем осваивать 1 миллиард 700 миллионов, и это в пять раз больше, чем было во все последние годы, сколько мы могли потратить в городе. Миллиард федеральных средств, миллиард мы добавляем своих средств, миллиард семьсот – это только Красноярск, ещё 300 миллионов – это прилегающие территории, так называемые агломерации, входы, связанные с аэропортом, транспортные коммуникации.

И точно так же очень нам помогает программа благоустройства дворовых территорий, внутриквартальных проездов. Город Красноярск получает около 500 миллионов рублей в 2017 году, такие же деньги будут и по дорогам, и по благоустройству на 2018–й и последующие годы. Это долговременная программа, мы её утвердили, подписали соглашения с Минтрансом и Росавтодором.

Кроме того, по инициативе жителей Красноярска, депутатов Законодательного Собрания мы принимаем сейчас программу ещё на четыре миллиарда рублей по благоустройству набережной, по благоустройству парковых зон. Очень большим разделом этой программы является расселение ветхого и аварийного жилья в центре города. Мы планируем расселить 64 дома. Требуется для этого ещё 1 миллиард 800 миллионов.

Я когда–то Вам докладывал, если позволите, я ещё письмо передам, в софинансировании мы готовы 900 миллионов выделить из бюджета края, это очень серьёзно обновило бы историческую часть, центральную часть города Красноярска. Мы понимаем, что универсиада – это не только соревнования, это молодёжный социокультурный форум. Мы готовим музеи, памятники истории, библиотеки, у нас большая реконструкция идёт, театры, концертные залы. Будет очень большая культурная программа.

Мы готовим парк универсиады в самом центре города, где будет не только награждение, но будут все массовые мероприятия. Поэтому для нас эта программа имеет очень большое значение. Мы реализуем большую программу улучшения экологического состояния города. Это мобилизует население, позволяет нам включать в орбиту этой работы очень многих людей, очень много общественных сил.

Два слова о наследии универсиады, оно очень серьёзное. Мы даже в чём–то меняем историческую парадигму развития Красноярска. Он очень долго развивался как исключительно индустриальный центр: заводы, промышленные объекты, к ним необходимая социальная сфера, всё это в разные периоды времени, несколько хаотично. Сейчас мы очень серьёзно добавляем в развитие общественных пространств, в создание условий для развития науки, образования.

Очень серьёзное значение сыграло Ваше решение десятилетней давности о создании здесь первого в России федерального университета. Новая инфраструктура, новая интеграция с научно–исследовательским комплексом, новый набор студентов. Мы ещё много не построили, но уже сейчас популярность университета растёт, конкурс растёт, приезжают студенты из других стран, других регионов, это очень важно для развития.

Красноярск становится местом, центром с очень большими возможностями развития всего человеческого потенциала за счёт появления фактически новой спортивной инфраструктуры, потому что у нас на всех объектах не только зимние виды спорта развиваются, но и летние. В ледовых дворцах – это игровые, мы делаем такой трансформер, чтобы был паркет для игровых видов спорта. На лыжном стадионе – 50–метровый спортивный бассейн. В горнолыжном комплексе на «Сопке» – акробатический зал с трамплином, поролоновой ямой, бассейном, батутами, чтобы можно было тренировать всю горнолыжную акробатику.

Мы планируем в 2019 году практически удвоить число детей, которые будут заниматься в спортивных школах, откроем новые отделения. Планируем открыть новый спортивный интернат, попросив у университета часть площадей в общежитиях. Так как у нас здесь вся спортивная инфраструктура, мы это сделаем.

Точно так же мы хотим заключить соглашение с университетами, чтобы студенты могли использовать все те объекты, которые мы строим. Мы думаем, что 80 процентов студентов дневного отделения будут регулярно заниматься физической культурой и спортом. В наших условиях это примерно 75–80 тысяч молодых людей.

Мы также, Виталий Леонтьевич сказал об этом, с Министерством спорта хотим в этом году начать работу по заявке спортивных объектов, заявке Красноярска на проведение крупных общероссийских международных соревнований, чтобы уже через три–четыре года в Красноярске были регулярно соревнования мирового уровня. Действительно, здесь можно открыть несколько отделений, центров олимпийской подготовки, потому что инфраструктура соответствует всем самым современным требованиям.

Поэтому в заключение ещё раз хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за решение, которое было принято, доверив Красноярску эту подготовку, за поддержку при всех сложностях изменившихся сегодня внешних условий. Все те договорённости о финансировании из федерального бюджета, все безукоризненно выдерживаются.

Я благодарен всем, потому что никогда не было разговора, что что–то здесь можно уменьшить. Благодарен за поддержку крупным компаниям края. Без этого тоже нам было бы трудно построить все эти объекты. Красноярцы, поверьте, ценят это. И мы уверены, что за пятилеткой активной работы по подготовке к универсиаде наступят пятилетки очень масштабных дел по развитию всех сфер жизнедеятельности. Начало, которое сейчас происходит, очень важно для настоящего и будущего нашего большого края.

Спасибо.

В.Путин: Павел Анатольевич, есть что добавить?

П.Колобков: Да, я буквально несколько слов скажу.

Владимир Владимирович, у нас, безусловно, нет сомнений, что мы подготовим и создадим все условия для успешного проведения универсиады. Минспорт постоянно проводит мониторинг хода реализации программы подготовки.

Хотел бы остановиться на другом моменте. Конечно, не менее важно подготовить студенческую сборную команду для успешного выступления на универсиаде. Хочу сказать, что у нас участники с 17 до 25 лет. В рамках универсиады будет разыграно 79 комплектов наград в 11 видах спорта, в основном это олимпийские виды спорта и два неолимпийских – это хоккей с мячом и спортивное ориентирование.

Мы предполагаем, что российские спортсмены примут участие во всех дисциплинах универсиады. Состав команды будет порядка 400 человек, из них 300 спортсменов. Это будет самая многочисленная команда на универсиаде. Мы будет конкурентоспособны во всех видах программы.

По плану подготовки сборных команд в конце 2017 года мы утвердим расширенные списки сборных команд Российской Федерации, которые будут проходить подготовку в основном составе основной сборной команды на наших федеральных базах подготовки.

Для успешного выступления на универсиаде мы, безусловно, будем использовать тестовые мероприятия, в которых наши спортсмены примут участие практически по всем видам спорта. Основными конкурентами на завоевание медалей, как обычно, станут команды Казахстана, Республики Корея, Японии, Украины. В хоккее, как обычно, основной наш конкурент – это команды из Канады и Казахстана.

Безусловно, самое важное, конечно, что среди спортсменов у нас будут проведены профилактические мероприятия, направленные на недопустимость применения допинга. Эту работу мы сейчас проводим и с основными сборными командами совместно с федерациями. Вся подготовка к универсиаде осуществляется нами совместно с Российским студенческим союзом и федерациями по видам спорта.

Хотел бы также поблагодарить Вас за поддержку. Считаю, что проведение таких крупных международных соревнований, безусловно, способствует развитию спорта в Российской Федерации, в частности студенческого спорта.

В.Путин: Спасибо.

Вениамин Шаевич, есть что по Вашему ведомству добавить?

В.Каганов: Да, я хотел бы добавить.

Во–первых, спасибо. Благодаря этому событию мы, конечно, здорово разовьём наш Сибирский федеральный университет. Это будет очень хорошая история не только для Красноярска и Красноярского края, но и в целом для системы образования, поскольку уверены, что привлекательность российского образования будет подрастать.

Два предложения. Недавно мы запустили проект вместе с оргкомитетом по чемпионату мира по футболу – подготовка волонтёров по русскому языку. Наши новые дистанционные технологии позволяют это делать. Мы надеемся, что порядка 30 тысяч волонтёров будет вовлечено накануне этого события.

Мы могли бы пойти и дальше, здесь волонтёров не такое большое количество, но большое количество зрителей, спортсменов, и мы готовы открыть такую программу в случае Вашего одобрения и оргкомитета. Такие возможности у нас есть за счёт образовательного портала «Открытое образование на русском», и резонанс хороший.

В.Путин: А что, здесь будет недостаточное количество волонтёров?

В.Каганов: Нет. Приезжают зрители, спортсмены, те же студенты. Вполне возможно, они захотят знать немножко больше о России. И с точки зрения популяризации.

В.Путин: Да, думаю, что это можно.

В.Каганов: И второе. Видимо, уже с 2017 года нам вместе с коллегами надо активно использовать потенциал универсиады для популяризации вообще спорта, университетского спорта через уроки в школах, через встречи и так далее. Мы к этому готовы. Нам кажется, что это будет иметь очень большой эффект.

В.Путин: Хорошо. Спасибо, Вениамин Шаевич.

Мы сейчас только разговаривали с Олегом Владимировичем и Виктором Александровичем по поводу аэропорта. Очень хорошая синергия обычно возникает, если кроме одного вида транспорта можно пользоваться и другим, и доставка пассажиров, и выезды из зоны аэропорта. Речь идёт о возможной железнодорожной ветке к аэропорту.

М.Соколов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, аэропорт – это ворота Красноярска, ворота универсиады. И те темпы, которыми сегодня строится терминал, вселяют во всех надежду и уверенность, что он действительно к концу этого года будет завершён в своей строительной части. Есть вопросы, помимо транспортного обеспечения, и к самому терминалу с точки зрения организации воздушного пункта пропуска через государственную границу.

Хотел бы отметить, что изначально в программе «Госграница», которая координируется Федеральной службой безопасности, средства на организацию международного пункта пропуска были заложены. Но при бюджетном процессе 2016 года они были сокращены, и вся программа финансируется в инвестиционной части только лишь на треть.

Поэтому для того, чтобы пункт пропуска заработал одновременно с запуском самого терминала, необходимы какие–то финансовые решения. Либо Минфин восстановит секвестрированные средства в программе Федеральной службы безопасности для организации этого пункта пропуска, либо это будут внебюджетные средства оператора. Такие примеры у нас уже есть и по Южно–Сахалинску, и по аэропорту Тюмени, и по аэропортам, которые готовятся к чемпионату мира по футболу 2018 года, либо это будут средства субъекта.

В качестве истории этого вопроса хочу сказать, что из казны Российской Федерации в 2012 году субъекту переданы как раз 100 процентов акций аэропорта и все объекты имущественного комплекса аэродрома, для того чтобы был привлечён инвестор и построен новый терминал. Эта задача решается.

Но субъект для этого продал лишь 50 процентов своих акций, и 50 процентов у него ещё в активе есть. Продажа части пакета этих акций могла бы быть источником для финансирования как развития пункта пропуска, так и строительства в том числе новой железнодорожной ветки к этому аэропорту.

Конечно, мы этот вопрос дополнительно проработаем с «Российскими железными дорогами», но тех двух миллионов пассажиров, которые сегодня есть у аэропорта Красноярска – конечно, будут развиваться и прогнозироваться три, даже четыре миллиона пассажиров в конечном итоге в год, – всё равно будет недостаточно для эксплуатации такой протяжённой ветки, потому что аэропорт расположен достаточно далеко.

И как раз источником для развития, может быть, на принципах софинансирования с «РЖД» или федеральным бюджетом как раз могли бы быть те акции, которые ещё находятся в руках аэропорта, а мы их из Федерации передали как раз для того, чтобы этот аэропорт развивался. И подходящая инфраструктура, и в том числе пункт пропуска, и какие–то другие задачи, может быть, по развитию аэродрома, который тоже находится сегодня не в собственности Российской Федерации, а в собственности субъекта.

Поэтому мы эту тему обязательно проработаем и с оператором – Олегом Владимировичем, и с Виктором Александровичем, и предложим конкретные окончательные предложения.

В.Путин: Давайте мы договоримся так, что Вы возьмётесь за решение этой задачи как организатор, но с привлечением того же Минфина, края, оператора аэропорта, РАО «РЖД». Соберите всех, пообсуждайте, сколько нужно времени для того, чтобы прийти к окончательному мнению.

М.Соколов: Владимир Владимирович, по пункту пропуска это должны быть буквально недели, скажем так.

А что касается ветки, то этот вопрос надо предварительно проработать с проектировщиками, чтобы чётко понимать, что она будет представлять, хотя бы на предпроектном уровне. В течение месяца мы с этой задачей справимся.

В.Путин: Понятно, что окупаемость должна достигаться в определённые сроки и считается от объёма перевезённых пассажиров, но мы с вами также думали, стоит или не стоит строить скоростное железнодорожное сообщение с городом – кластером Сочи. Сейчас это полностью загружено.

То же самое происходит во Владивостоке, когда говорили, нужно ли нам вообще так обновлять аэропорт и нужно ли к нему подводить железнодорожную ветку. Всё загружено и эффективно работает. Эффекты произошли, которые даже и не ожидались, а именно: Владивосток используется в значительной степени как перевалочный пункт для других маршрутов, Вы это знаете лучше, чем я.

Поэтому здесь не то чтобы на вырост, но имея в виду, что это всё-таки миллионный город в самом центре страны, в центре Сибири, это всегда будет востребовано. Когда будет инфраструктура, тогда и люди появятся. А когда у нас в Дальневосточном регионе во многих субъектах Федерации вынуждены люди платить за электроэнергию больше, чем в других регионах, там и не будет притока, а отток будет продолжаться.

Решение одной проблемы сразу решает множество других. Поэтому Вы исходите из того, что это в целом надо сделать, но, конечно, с минимальными затратами и с наибольшим эффектом. Но стремиться к этому нужно, потому что развитие инфраструктуры – это то, чем мы должны заниматься всегда. Это обязанность государства прежде всего – развитие инфраструктуры. Конечно, нужно подумать о том, чтобы и оператор принимал участие, и край, и Федерация – все вместе, нужно объединять усилия. Лучше планировать сейчас.

М.Соколов: Есть, Владимир Владимирович. Задача понятна.

В.Путин: Что касается пунктов пропуска и вообще организации работы по безопасности, я бы попросил два слова сказать и Владимира Александровича и Александра Васильевича. Пожалуйста.

В.Колокольцев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Министерством внутренних дел совместно с ФСБ реализуется комплекс мероприятий по обеспечению безопасности универсиады 2019 года, подготовлен расчёт сил, средств органов внутренних дел. Информация о потребностях в дополнительных бюджетных ассигнованиях направлена в Министерство финансов и Федеральную службу безопасности, которая является головной организацией в этом вопросе. Вместе с тем до настоящего времени решение о выделении необходимых финансовых средств не принято. Хотел бы обозначить отдельные проблемы, возникшие на этапе подготовки к предстоящим мероприятиям.

В прошлом году представители МВД неоднократно выезжали в Красноярск для оказания методической помощи и непосредственного участия в проектировании временной инфраструктуры универсиады. Несмотря на это, значительная часть поступающей в наш адрес документации не отвечает установленным требованиям. Ситуацию усложняет стремление проектировщиков как можно быстрее направить проекты на согласование и доложить о выполнении работ в установленный контрактом срок. При этом они заведомо знают об имеющихся недостатках. В результате уже 15 из 17 строящихся объектов универсиады не имеют утверждённой проектной документации.

Но есть и ряд других вопросов, когда просто не хватает возможностей на проверку завозимого сырья, оборудования. С одной стороны, операторов, которые занимаются возведением этих объектом, можно укорять, с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что всё упирается в финансовые возможности той или иной организации. Такой подход может повлечь существенное увеличение финансовых и временных затрат на их возведение с учётом внесения в последующем вынужденных конструктивных изменений. Для исправления данного положения нами совместно с Росгвардией и организациями, осуществляющими строительство, подготовлен рабочий график представления документов.

Кроме того, не в полном объёме соблюдаются меры антитеррористической защищённости строящихся зданий и сооружений. Не хватает досмотрового персонала, поискового оборудования для завозимых материалов и контроля. Это значительно осложнит процесс обследования объектов в ходе подготовки и проведения универсиады.

Также не принято окончательное решение по транспортному обеспечению предстоящего мероприятия. Не завершена разработка операционного транспортного плана, который должен учитывать существующую инфраструктуру, её пропускную способность, организацию парковочного пространства, движение пешеходных переходов. По каждой из указанных проблем МВД в инициативном порядке информирует заинтересованные ведомства для принятия необходимых мер реагирования.

Вот вкратце то, что мы сделали.

Спасибо.

В.Путин: Александр Васильевич.

А.Бортников: Владимир Владимирович, я повторяться не буду, Владимир Александрович сказал о проблемных вещах, которые имеют место быть, это объективная составляющая, прежде всего упирающаяся, конечно, в финансирование, мы это прекрасно понимаем.

Тем не менее вопросам обеспечения безопасности проектируемых и строящихся объектов уделяется должное внимание. Мы используем те наработки, которые были, опыт получен при подготовке мероприятий в Сочи, Казани. В то же время обращаем внимание всех заинтересованных, прежде всего силовиков, и непосредственно участников этого процесса на вопросы обеспечения как непосредственной безопасности, так и антитеррористической защищённости объектов с учётом складывающейся обстановки.

На данный момент создана рабочая группа по безопасности, которую возглавляет мой первый заместитель Смирнов, в которую входит весь силовой блок. Мы активно работаем и с правительством края. Все требования, которые разрабатываются по вопросам безопасности, доводятся до непосредственных исполнителей, подрядчиков, проектантов. Идём, конечно, на компромиссы в пределах разумного, чтобы уменьшить и финансовую составляющую нагрузку.

В то же время ещё раз, пользуясь случаем, хочу обратить внимание всех заинтересованных руководителей: конечно же, вопросам обеспечения безопасности, прежде всего антитеррористической защищённости объектов, нужно уделять должное внимание. Это наша общая ответственность, она касается не только того, что мы строим, но касается и того, что будет происходить. Это прежде всего обеспечение безопасности непосредственных участников и гостей, которые будут принимать участие в этом празднике.

В части, касающейся строительства или открытия пункта пропуска. Поскольку аэропорт будет иметь статус международного, конечно, надо закладывать сразу финансовые средства хотя бы в минимуме того, что этот аэропорт будет и в последующем работать, как раз обеспечивая потоки иностранцев, приезжающих сюда. Инфраструктура развивающаяся, город и край на это, естественно, будут привлекать и другие возможности, в том числе наверняка и инвестиции будут сюда идти.

Насколько изначально мы общались, я вижу заинтересованность тех лиц, которые начинают уже эксплуатировать строящиеся объекты, соответствующие заявки идут. Есть интерес и бизнеса, и, как я понимаю, других структур, которые будут использовать эту инфраструктуру в своих интересах. Поэтому в своей части будем делать всё необходимое, для того чтобы решить на должном уровне вопросы безопасности.

В.Путин: Алексей Михайлович, Ваши комментарии.

А.Лавров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как неоднократно подчёркивалось, федеральный бюджет выполнил абсолютно все обязательства, которые ранее были определены. Подтверждаю ещё раз, что в бюджет 2017–2019 годов тоже все необходимые средства заложены. Мы видим возможность внутреннего перераспределения внутри бюджета в размере примерно до 600 миллионов рублей, которые предлагаем в том числе прежде всего направить на обеспечение транспортной проблемы, поскольку это является изначально запланированной частью программы подготовки универсиады.

Что касается всех других вопросов, начиная с вопросов, наверно, самых важных и самых масштабных – по финансовому обеспечению безопасности. Изначально были приняты решения, что эти вопросы будут рассмотрены отдельно, вне обычного бюджета универсиады. И сейчас мы получили такие предложения и действительно начинаем их прорабатывать, с тем чтобы в рамках либо корректировки бюджета на 2017 год, либо в основном при формировании бюджета на 2018–2019 год, на 2018 год прежде всего, были предусмотрены все необходимые средства. Но этот процесс у нас только начался. Нам нужен, соответственно, перечень мероприятий, расчёт их сметной стоимости, и после этого мы выйдем на цифру, которую будем предлагать зафиксировать в бюджете как дополнительные расходы федерального бюджета.

Что касается пункта пропуска, то здесь мы считали бы правильным поддержать предложение Министерства транспорта, исходящее из того, что пункт пропуска для такого объекта является изначально необходимым элементом инфраструктуры. И, конечно, в части, касающейся именно помещений, реализовать его нужно было бы за счёт средств, которые тратятся на собственно создание этого аэропорта. Конечно, затем само функционирование пункта пропуска, как и всех других, возьмёт на себя федеральный бюджет, это тоже будут определённые дополнительные расходные обязательства.

В.Путин: Давайте мы так договоримся. Мы будем исходить из того, что после нашего сегодняшнего совещания Виталий Леонтьевич, силовые структуры, ФСБ в том числе, вы согласуете окончательные формулировки, связанные с решением этого вопроса. Потому что, конечно, можно на Дерипаску возложить и ему сказать: пусть он платит и строит. Но надо понять, за что он сам должен заплатить, а за что должна заплатить Федерация, имея в виду, что там всё-таки должны быть размещены пограничники и таможенные службы. Я сейчас не буду вам ничего навязывать, но жду от вас в течение недели окончательной, согласованной формулировки. Договорились.

Сергей Германович, пожалуйста.

С.Сейранов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

По подготовке сборной Павел Анатольевич сказал. Действительно, никакого сомнения нет, что выступит команда успешно.

Я могу сказать, на этой универсиаде, прошедшей в Алма-Ате, у меня это была уже 12–я универсиада, когда я, шеф миссии, руководитель делегации, начальник штаба, такого подъёма боевого духа у ребят не было никогда, даже в Казани. Думаю, что в Красноярске будет ещё более высокий уровень морально-волевых проявлений у спортсменов, потому что ребят мы собирали, награждали вечером в деревне, пели все гимн, скандировали «Россия!».

У ребят был такой единый настрой, что в условиях, когда на наш, российский спорт есть нападки, определённые претензии, прессуют, ребята хотели – эта молодёжь, студенты, наш резерв – доказать, что мы можем побеждать честно в яркой и бескомпромиссной борьбе. И они это успешно сделали. Во всех 12 видах спорта завоеваны медали, 109 человек – это 50 процентов команды – вернулись с медалями. Выступали не первые, не вторые и даже не третьи номера сборных команд.

Виталий Леонтьевич сказал, что у нас в основных составах будут ребята готовиться. Думаю, что да, всегда, когда домашняя универсиада, страна старается выставить сильнейших спортсменов, как было в Казани. И сомнений нет, что совместно с Министерством спорта у нас, у Российского студенческого спортивного союза, отлажена эта работа, как и с федерациями, как подготовить команду. Думаю, что выступим достойно.

В.Путин: Спасибо.

И Олег Васильевич.

О.Матыцин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Прежде всего хотел бы выразить Вам благодарность от имени моих коллег FISU за поддержку этого проекта, «Красноярск–2019», с момента заявочной кампании, мы помним Вашу встречу ещё в Казани, когда решался вопрос. Для нас, конечно, является гарантом самого высокого статуса личное внимание Президента страны к этому проекту.

И я, пользуясь случаем, конечно, хочу Вам выразить признательность за доверие ко мне, как к кандидату, когда я выдвигался на выборы президента FISU. Надеюсь, что оправдаю доверие, учитывая опыт и Казани, и развития студенческого спорта в Российской Федерации.

Взаимодействие с организационным комитетом и с Министерством спорта, со всеми структурами идёт очень позитивно, конструктивно. Сегодня Виталий Леонтьевич, Виктор Александрович говорили о том, что красноярская команда работает буквально с момента получения права на проведение универсиады. Мы взаимодействуем со всеми международными федерациями, потому что, вы, безусловно, знаете, все соревнования проходят по требованиям международных федераций. И в этом отношении все технические делегаты, которые посещали Красноярск и которые в ближайшее время приедут, они своим опытом делятся. И уже определённые коррективы в процесс подготовки внесены.

Мы сейчас в FISU приняли стратегию, которая предполагает два основных направления. Это укрепление взаимодействия в сфере международного спортивного сотрудничества с международными спортивными организациями, такими как прежде всего Международный олимпийский комитет, международные федерации.

С другой стороны, мы понимаем, что сейчас развитие студенческого спорта должно идти в основном через партнёрство с университетами. И в этом отношении проект Красноярска очень показателен, потому что здесь как бы центр студенческой жизни – это Сибирский федеральный университет, и все волонтёрские программы, инновационные программы будут разработаны здесь.

С другой стороны, наше взаимодействие с Международным олимпийским комитетом, – буквально в прошлом году мы подписали соглашение о сотрудничестве, впервые в истории. И сейчас все программы согласуются в соответствии с «повесткой-2020». Впервые на универсиаде в Алматы было приветствие Томаса Баха. Уверен, что это сотрудничество продолжится. И конечно, уверен, что в Красноярске те программы, которые заявлены, прежде всего это программа международной подготовки волонтёров, она, кстати, будет в этом году впервые реализована в Казани как наследие казанского Международного образовательного центра.

И второе: очень важно, что в этих программах принимают участие ЮНЕСКО и ВАДА. Я разделяю Ваши озабоченности, безусловно, FISU будет делать всё необходимое, чтобы спорт среди студентов был чистым. Мы уже два года назад приняли образовательную программу совместно с ВАДА. Это программа для университетов, она переведена на пять языков и сейчас активно реализуется на территории Российской Федерации и во всех странах, которые говорят на этих языках.

Очень важно, Виктор Александрович это подчеркнул, что этот проект не только спортивный. Конечно, это мультиспортивное соревнование по масштабам сравнимо с Олимпийскими играми, но ещё более важно для нас, для международной федерации, что это образовательный и культурный проект. В следующем году здесь, в Красноярске, состоится международный форум FISU, куда приедут представители 150 стран. Опыт России, прежде всего казанское наследие, сочинское наследие Олимпиады, безусловно, будет нами использован, и этому будет уделено большое внимание.

Хотел бы особо подчеркнуть опыт Красноярска по организации универсиады, имея в виду интеграцию бизнеса и государственных структур. В этом отношении, пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить компанию «Норильский никель», через универсиаду она стала партнёром FISU. И те программы, которые я анонсировал, это и волонтёрская программа… Сейчас мы начали программу совместно с комиссией атлетов МОК «Послы FISU». Имеется в виду опыт ведущих олимпийских чемпионов, позиционирование их жизненных ценностей, ценностей олимпизма среди студентов. Поэтому надеюсь, что компания будет также и в дальнейшем нашим партнёром и будет расширено это сотрудничество.

По подготовке спортсменов, созданию такого духа и атмосферы праздника на универсиаде, не сомневаюсь, что опыт России очень богатый. Мы сейчас были вместе в Алма-Ате, тоже есть несколько предложений, которые мы уже обсуждали и с Виталием Леонтьевичем, и с Павлом Анатольевичем, и с Виктором Александровичем, как привлечь молодёжь на стадионы, как сделать так, чтобы этот праздник был для всего города и для всей страны. Надеюсь, что с опытом FISU, опытом России нам удастся действительно сделать так… Россия – это всегда открытая страна с богатейшим опытом, богатейшими традициями, к нам, безусловно, с удовольствием люди приедут.

Спасибо вам.

В.Путин: Хочу вас тоже поблагодарить, ваших коллег из FISU за доверие, которое оказано России. Уверен, что мы сделаем всё для того, чтобы это мероприятие прошло на самом высоком уровне и способствовало развитию молодёжного спорта, студенческого спорта.

Уважаемые коллеги, есть ещё что-то, что мы упустили, и кто что хотел бы сказать? Пожалуйста, Олег Владимирович.

О.Дерипаска: Поднимался вопрос по скорости оформления документов. Проблема есть небольшая с госэкспертизой. У них есть формальный срок, допустим, «рассмотреть в два месяца». Они выдают ровно за день до окончания срока. Хотя мы понимаем, что это иногда был второй заход, третий заход. Может быть, есть возможность им посоветовать, чтобы они побольше людей мобилизовали, мы тогда бы многие вопросы ускорили.

В.Путин: Хорошо.

Пожалуйста, ещё что-то? Всё?

Уважаемые коллеги! Смотрите, у нас осталось всего два года. Объектов, которые нужно закончить, ещё достаточно. Инфраструктура подлежит доведению до того уровня, который соответствовал бы проведению такого большого, мощного мероприятия.

Работы очень много, только так кажется, что стройки запущены и вроде всё в порядке. Но мы с вами хорошо знаем, что самый главный и самый ответственный период – это период завершения, даже не середина работы, а завершение. Это всегда, везде, на всех мероприятиях подобного рода и подобного масштаба происходит. Чтобы всё было без сбоев, нужно вовремя принимать решения и вовремя реализовывать намеченные планы.

Давайте договоримся так, что сегодня мы сделаем хороший протокол, который был бы ещё одной вехой в реализации всех наших масштабных мероприятий, которые мы наметили. Согласуйте, пожалуйста, Виталий Леонтьевич, со всеми коллегами, которые принимают участие в этой работе, так чтобы это был действительно согласованный документ. Чтобы потом никто не сказал, что кто-то чего-то не знал или кто-то на что-то не был готов. И представьте мне его на подписание.

И ещё хочу особые слова благодарности адресовать нашим коллегам из «Русской платины» – Мусе Юсуповичу Бажаеву, из «Базового элемента» – Олегу Владимировичу Дерипаске, и из «Норильского никеля» – Владимиру Олеговичу Потанину, за то, что они так активно включились в эту работу. Надеюсь, что также вместе будем и дальше продолжать идти к намеченным целям.

Очень надеюсь на то, что и краевые власти мобилизуют все свои ресурсы и возможности для того, чтобы эта задача была решена. Тем более мы с вами прекрасно понимаем, что спорт – чрезвычайно важная вещь, но в конечном итоге всё делается для жителей Красноярска, для тех, кто проживает в Красноярском крае, вообще для всей страны.

Потому что это существенный рост возможностей по развитию спорта вообще да и просто для того, чтобы создать благоприятные условия для жизни людей в этом регионе страны, чрезвычайно важном регионе. И это должно быть хорошим толчком для развития социальной сферы, создания благоприятных современных условий жизни.

Россия. Весь мир. СФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 марта 2017 > № 2092098 Владимир Путин


Канада. Швейцария. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 1 марта 2017 > № 2092095 Владимир Путин

О совершенствовании системы антидопингового контроля в России.

На совещании о ходе подготовки проведения XXIX Всемирной зимней универсиады 2019 года в Красноярске Владимир Путин заявил, что Россия должна признать отдельные выявленные случаи применения допинга, провести соответствующее расследование и выявить виновных. Глава государства отметил, что применение запрещённых препаратов в спорте абсолютно неприемлемо, а существовавшая до сих пор российская система контроля не сработала.

Вместе с тем, напомнив о последних оценках чиновников ВАДА и МОК относительно доказательности доклада Макларена, Президент подчеркнул, в России никогда не было, нет и не будет никакой государственной системы поддержки допинга.

Президент выразил надежду, что новая система борьбы с допингом, создаваемая в России на базе МГУ, позволит в будущем избежать жульничества в этой сфере, будет максимально строгой и эффективной, а российские власти наладят действенную работу со всеми партнёрами, включая Всемирное антидопинговое агентство и Международный олимпийский комитет.

* * *

В.Путин: <…> О чём хотел бы сказать – это о чистоте спорта. Имею в виду антидопинговые программы.

Мы с вами знаем и оценки, самые последние оценки чиновников ВАДА, и наших коллег из МОК по поводу того, что в комиссии Макларена то ли переводы были неточные, то ли доказательств недостаточно. И ещё раз хочу подчеркнуть, мы всегда об этом говорили: в России никогда не было, нет и, надеюсь, никогда не будет никакой государственной системы поддержки допинга, напротив, будет только борьба с допингом.

И конечно, это тоже вполне естественно: претензии по поводу того, что на каких–то пробах выявили какие–то царапины – мы не понимаем, что это за доказательства, потому что, когда мы эти пробы передавали, никаких претензий не было. Если бы были претензии к каким–то царапинам, то они должны были быть отмечены в соответствующих протоколах. Ничего этого не было.

Значит, они где–то хранились, и мы не несём ответственности за это хранение. Но, и сейчас я скажу самое главное, а самое главное заключается в том, что мы должны прислушаться, несмотря на эти промахи в работе этой независимой комиссии, прислушаться к тому, что она сделала, и к результатам её работы. Мы должны прислушаться к требованиям ВАДА, потому что надо признать, что у нас есть достоверные, выявленные случаи применения допинга. Это абсолютно неприемлемо.

И это значит, что имеющаяся и существовавшая до сих пор российская система контроля за неприменением допинга не сработала, и это наша вина, нужно об этом сказать прямо и это признать. Очень рассчитываю на то, что Следственный комитет доведёт соответствующее расследование до конца и выявит всех, кто виноват в ситуации, которая сложилась.

И как вы знаете, мы создаём новую систему борьбы с допингом, мы передаём эту систему из Министерства спорта, из Правительства, в независимую организацию, так, как это во многих странах мира сделано, на площадку Московского государственного университета, и не фигурально, а в прямом смысле этого слова. Мы разместим лабораторию именно на одной из площадок МГУ, поможем оснастить современной техникой, оборудованием и кадрами.

Надеюсь, что никаких жуликов, которые сами организуют допинговые программы, а потом бегут за границу, там не будет. Надеюсь, что с помощью и наших независимых специалистов, и с помощью привлекаемых иностранных специалистов будет налажена строгая, действенная, эффективная система борьбы с допингом.

Очень рассчитываю, что и комиссия Виталия Георгиевича Смирнова как общественная структура продолжит работу по надзору за деятельностью антидопинговых структур в России. И само собой разумеется, что в молодёжном, студенческом спорте мы должны сделать всё для того, чтобы в этой среде, молодёжной спортивной среде, ничего подобного никогда не было. Это молодые люди, которые только начинают свою спортивную карьеру.

Безусловно, ещё раз хочу подчеркнуть, мы всё будем делать для того, чтобы наладить позитивную, очень действенную и эффективную работу со всеми нашими партнёрами, включая ВАДА и Международный олимпийский комитет.

Канада. Швейцария. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 1 марта 2017 > № 2092095 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 марта 2017 > № 2092094 Михаил Осеевский

Встреча Дмитрия Медведева с Михаилом Осеевским, представленным на должность президента ПАО «Ростелеком».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Михаил Эдуардович, Правительством подписана директива о Вашем назначении на должность президента «Ростелекома». Я сейчас дам указание, чтобы на основании этой директивы был собран совет директоров и чтобы он принял все необходимые решения.

Мы с Вами уже встречались, обсуждали перспективы работы компании, некоторые изменения основных направлений деятельности. Но хотел бы ещё раз уточнить: каким образом Вы видите свои основные задачи в качестве руководителя компании, имею в виду расширение спектра услуг в сфере связи, передачи информации и целый ряд других задач, которые решает эта компания.

М.Осеевский: Прежде всего, Дмитрий Анатольевич, хочу поблагодарить Вас и Правительство за доверие. Это очень серьёзная ответственность – возглавить «Ростелеком», поскольку компания является базовой для всей телекоммуникационной отрасли, обеспечивая предоставление услуг для домашних хозяйств, для предприятий и государства. И от того, насколько этот сервис будет современным и доступным, зависит и качество жизни граждан нашей страны, и возможности создания новой, умной цифровой экономики.

Компания за последние несколько лет очень серьёзно изменила структуру своего бизнеса, двигаясь в сторону предоставления цифровых сервисов, выбора новых направлений. Тем не менее очевидно, что объём предоставления этих услуг нужно расширять, имея в виду и малодоступные регионы, реализацию программы устранения цифрового неравенства. Думаю, что есть серьёзные ресурсы для повышения внутренней эффективности, сокращения издержек. Над этим планирую в ближайшее время работать, весь свой опыт и знания приложить для решения этих задач.

Д.Медведев: Я надеюсь, что компания действительно будет развиваться и количество сервисов, удобных как для граждан нашей страны, так и для компаний, для юридических лиц будет меняться сообразно тому, как меняется в целом этот рынок в мире. Потому что он очень динамичный, быстрый. Надеюсь, что и наша государственная компания будет соответствовать всем современным тенденциям.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 марта 2017 > № 2092094 Михаил Осеевский


Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви

Бернар-Анри Леви: «У битвы за Мосул есть духовное измерение»

Адриан Жолм (Adrien Jaulmes), Le Figaro, Франция

После «Пешмерга», «Битва за Мосул» стала вторым фильмом, который Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy) посвятил иракским курдам и их борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России — прим.ред.).

Фильм снят в стиле военного репортажа: дрожащая камера, грохот стрельбы, эвакуация раненых… Он представляет собой личный труд небезразличного автора. Настоящая битва за Мосул, идущие не первый месяц ужасные уличные бои иракских сил под ударами смертников ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), позволивший им отвоевать три четверти города профессионализм — все это упоминается меньше, чем благородство и разочарование курдских бойцов, которые остались за бортом в битве после освобождения пригородов. Как бы то ни было, перед нами фильм с великолепными планами и закадровым голосом писателя и философа, эпическая ода, которую тот посвятил выбранному делу, борьбе иракских курдов.

Le Figaro: Почему именно этот фильм?

Бернар-Анри Леви: Это продолжение «Пешмерга», который снимался недалеко от Мосула, как у некоего запретного объекта, черного зеркала. «Битва за Мосул» несколько развеивает этот мираж и приникает на его территорию. Это субъективный фильм с моим повествованием от первого лица. Я не журналист, а писатель, который отправляется на место событий, рискуя там своей головой. Иначе говоря, я вовсе не претендую на нейтральность. Я создал отнюдь не беспристрастный фильм, который отстаивает определенное дело и, как и его предшественник, занимает четкую позицию в более широкой борьбе…

— Что это за борьба?

— Разумеется, борьба с джихадизмом. То есть, с фашизмом нашего времени. Все началось после терактов в Париже. Я сказал себе: «Сложилось чрезвычайное положение планетарных масштабов. Нужно уничтожить новый нацизм, как поколение моего отца уничтожило прошлый». Для этого хороши любые средства. Военные, если вы — военный, слова, если вы — оратор. Визуальный ряд, если вы — фотограф или режиссер. Таким образом, этот фильм — мой вклад в борьбу.

— Победа близится?

— Да. Потому что международное сообщество, наконец, осознало, что убийцы сильны исключительно нашими слабостями и колебаниями. На ауру неуязвимости джихадистов было просто странно смотреть! Некоторые СМИ тоже внесли в это вклад. Как и ряд интеллектуалов, которые утверждали, что ИГ так сильно и страшно, что будет лучше договориться с ним. Ничего подобного! Пузырь лопнет. Джихадисты — бумажные тигры. Я пытаюсь показать это в фильме. Должен сказать, что просто возмущен часто звучащими утверждениями о том, что исламисты превосходят Запад, потому что готовы умереть за свой джихад, тогда как у нас больше не осталось сил защищать наши ценности. Но взгляните на западные спецподразделения, представителей НКО, журналистов и особенно курдов, которые формируют батальоны этой великой армии свободы. Именно они рискуют всем ради защиты своих ценностей. И мне хотелось это показать.

— Но разве эта война не ведется по большей части руками союзников? Непосредственно бои ведут иракцы и курды.

— Да, разумеется. Но не только они. Так, например, я снял американские спецподразделения в христианской зоне Барталлы. Это редкие кадры, потому что американцы обычно против съемок. Но они очень важны. Дело в том, что без отмашки и логистической помощи Запада, без решения США и Франции покончить с преступным фарсом «Исламского государства», не было бы битвы за Мосул.

— Курды занимают центральное положение в этом фильме, как было и в «Пешмерга». Вы считаете, что Багдад не допустил курдов к битве за Мосул по политическим причинам?

— Не только Багдад, а коалиция и в том числе Вашингтон. Над битвой за Мосул витает большая тень, тень Ирана. Мне кажется, что желание угодить Тегерану подтолкнуло Белый дом к тому, чтобы остановить курдов у врат города. Обаме хотелось, чтобы «иранская сделка» стала центральным элементом его наследия. И часть на первый взгляд непонятных решений можно объяснить подобным курсом. Невероятное и катастрофическое решение 29 августа 2013 года отказаться от ударов по Башару Асаду, хотя тот нарушил красную линию применения химического оружия… Поворот от Израиля в конце мандата… Наконец, стремление позволить иракцам из Багдада, то есть главным союзникам Ирана в регионе, получить все политические и военные дивиденды от победы…

— Мосул удалось бы взять быстрее при поддержке курдов?

— Думаю, да. Прежде всего, потому что они храбрее. Далее, как я уже говорил, они знают, за что сражаются. Это знаменитый вопрос Фрэнка Капры (Frank Capra) 1943 года: Почему мы сражаемся? Бойцы в Багдаде, шииты в своем большинстве, до сих пор не лучшим образом себе это представляют. Чего не сказать о курдах. Но их попросили не участвовать. Это предпоследняя сцена фильма. В ней один из самых героических генералов пешмерга Сирван Барзани стоит в нескольких километрах от закрытого для него города. Он говорит: «Если мне все же разрешат туда пойти, я пойду…»

— Кроме того, он говорит, что сделает это в обмен на независимость Курдистана.

— Это меньшее из того, что можно просить. Курды первыми остановили ИГ. Они больше двух лет практически в одиночку давали отпор варварам. Теперь этот забытый и преданный народ, которому вот уже век дают еще ни разу не сдержанные обещания, говорит: «Хватит! Мы готовы стать стражами мира, его щитом и мечом, но пусть нам, наконец, дадут наше место в сообществе наций!» Честно говоря, это требование кажется мне вполне законным. С давних времен, от Анри де Буланвилье (Henri de Boulainvilliers) до Мишеля Фуко (Michel Foucault) нам говорят, что нации создаются в крови сражений. Но сейчас, когда борьба в кои-то веки благородна, мы отказываем им в этом крещении?

— Вы куда меньше уважаете жертвы иракских сил и, в частности, Золотой дивизии, чьих бойцов вы называете неорганизованными «Рэмбо», которые стреляют куда попало. На самом деле это эффективные военные, которые освободили, оставив позади немало тел товарищей, квартал за кварталом, весь восток Мосула и теперь сражаются на западе города. Вам не кажется, что это необъективно и даже несправедливо?

— Я снимаю то, что вижу. И показываю то, что снял. Там, разумеется, есть военные, и мы показали это в фильме. Тем не менее мы вместе с моими операторами Камийем Лотто (Camille Lotteau), Оливье Жакеном (Olivier Jacquin) и Ала Тайибом видели иракских солдат, которые стреляют "в молоко", теряют занятые районы и т.д. Мы видели призрачную армию, скитающуюся по улицам разрушенных кварталов, которые ей не удалось обезопасить. Наконец, это напоминающее ИГ отношение к смерти… Это тоже есть в Золотой дивизии.

— Вам не кажется, что все несколько преувеличено? Несколько черепов на одежде рискующих жизнями солдат и свастика на футболке. Этого достаточно, чтобы они стали СС?

— Я показал одну свастику. Но мы на самом деле сняли их намного больше.

— У пешмерга нет нездорового отношения к смерти?

— «Пешмерга» означает «те, кто смотрят смерти в лицо». Чтобы бросить ей вызов. Чтобы победить ее. А не прославлять. Там не слышно «Да здравствует смерть», как среди некоторых бойцов-шиитов из Багдада.

— Вы говорите, что не любите войну, хотя эта тема проходит через все ваши фильмы и часть ваших книг. Парадокс или противоречие?

— Нет, я не люблю войну. Но я люблю величие. Я люблю моменты в жизни людей, когда они возвышаются над собой. И должен признать, война иногда становится к этому толчком. У меня всегда была слабость к большим авантюристам: Гарибальди, Байрон, Лоуренс и Мальро, некоторым образом, Ксенофонт и его «Анабасис». Но мне кажется, что величие может пробудиться в каждом человеке, а не только в трансцендентных грандах, которыми, по Канторовичу, являются короли и стоящие рядом с ними. Именно за этим я ездил к бойцам в Бангладеш, к защитникам Сараево, к ливийским повстанцам. Сегодня к курдам…

— Такой открытый выбор стороны не оставляет за бортом всю сложность битвы за Мосул с шиитским ополчением, соперничеством шиитов и суннитов, неоднозначной ситуацией в международной коалиции, которая встала на сторону союзников Ирана?

— Мне кажется, там все это есть. Но вскользь. Без упора. Взять хотя бы первое сражение. В деревне Фазлия мы попадаем в засаду ИГ. Ужасный бой. Гибнут люди. Но поддержка американской авиации не приходит, несмотря на призывы наших товарищей. Вот она — «неоднозначность» коалиции…

— Съемки изменили ваше отношение к ситуации?

— Мне хочется вам сказать, что самым большим ударом стал «метафизический» шок. Потому что Мосул — новое название древней Ниневии. Ниневии пророка Ионы. Город преступлений и зла, обращение которого находится в самом центре размышлений иудеев и христиан об искуплении и единстве людского рода. Меня так захватила эта история. Я столько размышлял о толкованиях Малбима, Виленского Гаона, Гершома Шолема, святого Августина и святого Иеронима. Для меня было шоком физически оказаться на этом магнитном полюсе, в тени тысячелетних слов, которые находятся в душе каждого из нас. У битвы за Мосул есть это духовное измерение. 3 тысячи лет спустя, это второе падение местной империи.

— Кажется, вы всегда находитесь в поисках борьбы, которую хотите поддержать. Это объясняет, почему вы неизменно ищете лагерь добра в противостоянии со злом?

— Я бы сказал, что ищу лагерь меньшего зла. Потому что на самом деле не верю в добро. Как бы то ни было, я не беспристрастный наблюдатель, и не возвожу нейтралитет в религию. В моих военных репортажах, как письменных, так и отснятых, меня интересуют в первую очередь мирные жители, жертвы и те, кто волей обстоятельств рискуют жизнью ради их защиты. Так, например, я не смог бы снять фильм о победоносной армии. Я не стал бы рисковать, если бы речь шла об освещении «обычной» войны. Есть один знаменитый военный писатель, который совершенно не вызывал у меня интереса: Цезарь со своей «Галльской войной». Глядя на Европу прошлого века, нельзя не отметить два очень громких имени. Малапарте в «Капут» переходит из варшавского гетто к столу генерал-губернатора Польши Ганса Франка и корзине с глазами хорватского диктатора Анте Павелича. Мальро же выстроил «Надежду» как роман на службе дела республиканцев, которые, как он говорил, ведут войну, не любя ее. Я восхищаюсь обоими, хотя мне, разумеется, ближе Мальро.

Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 1 марта 2017 > № 2090050

Пресса Британии: белорусское IT-чудо

В обзоре британских газет:

Ситуация с беженцами в Европе вновь накаляется

Минск становится европейским центром инноваций?

МЮ оплатит своим болельщикам российские визы

"Еще 20 миллионов мигрантов"

Средиземноморский кризис с мигрантами породил многомиллиардный бизнес, которым заправляют торговцы людьми. В ближайшие годы в Европу из Северной Африки могут прибыть еще 20 миллионов беженцев, предупреждает Daily Mail.

"ООН заявляет, что нынешняя ситуация вышла из-под контроля: преступные банды отправляют рекордное число мигрантов в опасное путешествие от берегов Ливии", - информирует издание, ссылаясь на обнародованный накануне новый доклад ЮНИСЕФ.

Мигранты платят контрабандистам тысячи долларов. В прошлом году свыше 4700 человек погибли, пытаясь достичь Европы на утлых суденышках, напоминает Daily Mail.

Особое внимание в докладе ЮНИСЕФ уделяется отчаянному положению многих женщин и детей, которые по пути к Италии регулярно подвергаются насилию, в том числе и сексуальному, и "переживают невообразимые страдания".

Агентство Европейского союза по безопасности внешних границ (Frontex) обвиняет благотворительные организации в том, что они своими действиями способствуют усугублению кризиса, связанного с наплывом мигрантов, пишет Daily Mail.

"Глава Frontex Фабрис Лежери заявил, что контрабандисты, зная о спасательных лодках, направляемых благотворительными организациями, применяют более рискованную тактику, поскольку считают, что шансы мигрантов на спасение таким образом увеличиваются", - сообщает газета.

Лежери, по словам Daily Mail, призвал благотворительные организации изменить свой подход к проблеме.

"Европейские суда теперь спасают мигрантов еще ближе к ливийским берегам, нежели раньше. Однако мы не должны тем самым поддерживать бизнес орудующих в Ливии криминальных группировок и торговцев людьми. Это побуждает контрабандистов отправлять на непригодных для плавания лодках еще больше мигрантов, не обеспечивая их достаточным количеством воды и топлива", - цитирует издание главу Frontex.

Председатель Европарламента Антонио Таджани предлагает устроить в Ливии при поддержке ЕС центры временного содержания мигрантов. Таджани считает, что подобная мера поможет ограничить дальнейший массовый приток мигрантов из Северной Африки.

"Мы либо сейчас принимаем меры, либо в ближайшие годы в Европу прибудут 20 млн африканцев", - приводит Daily Mail слова председателя Европарламента.

Однако, как констатирует ЮНИСЕФ, уже существующие в Ливии центры временного содержания стараниями криминальных группировок давно превратились в "лагеря принудительного труда", а потому эффективность предложения Таджани представляется весьма спорной.

На родине Viber

Financial Times посвящает статью Белорусскому парку высоких технологий, который располагается в административном корпусе советской постройки в пригороде Минска.

Несмотря на то, что местные СМИ называют его "аналогом Силиконовой долины", местный технологический парк не напоминает кампус Google даже отдаленно.

Однако не стоит спешить с выводами, считает Financial Times: "Бывшее советское сонное царство пытается возродиться в качестве центра инноваций".

Мало кто знает, что из Белоруссии родом такие известные разработки, как онлайн-игра "Мир танков" (World of Tanks), созданная компанией Wargaming, мессенджер Viber, перекупленный в 2014 году японцами за 900 млн долларов, и приобретенное "Фейсбуком" приложение Masquerade, позволяющее создавать анимированные маски во время видеочата.

В настоящее время, рассказывает Financial Times, в Белорусском парке высоких технологий, который считается безналоговой зоной, зарегистрировано 164 компании, в которых работает 27 тысяч IT-инженеров.

В прошлом году оборот технопарка составил 950 млн долларов, дополняет картину издание.

Зарплата инженера-разработчика программного обеспечения составляет в Минске всего около 1600 долларов - однако по белорусским меркам это большие деньги.

Многие местные специалисты, продолжает Financial Times, имеют хорошую профессиональную подготовку и высшее профильное образование, что также делает Белоруссию привлекательной в глазах иностранных IT-компаний.

Как отмечает директор программ Финского института международных исследований Аркадий Мошес, до сих пор белорусский авторитарный режим позволял "айтишникам" существовать и развиваться относительно беспрепятственно.

"Пока они не нарушают установленные правила, их не преследуют. Это - не самая большая корова, которую хочет доить режим", - заявил Мошес в интервью изданию.

Согласно документам, безналоговый режим в Белорусском парке высоких технологий должен закончиться в 2020 году. Однако все ожидают, что правительство Белоруссии все-таки потихоньку продлит его, пишет Financial Times.

Подарок болельщикам

Английский клуб "Манчестер Юнайтед", который 9 марта сыграет на поле соперника свой первый матч в 1/8 финала Лиги Европы с "Ростовом", собирается компенсировать своим фанатам расходы на получение российской визы, выяснила Independent.

Ростов находится от Манчестера на расстоянии почти 2000 миль (около 3200 км), стоимость российской визы достигает 120 фунтов (около 150 долларов), а еще перелет и проживание - а потому сопровождать любимую команду в далекую Россию сможет не каждый болельщик, констатирует газета.

На прошлой неделе, узнав о результатах жеребьевки, главный тренер "Манчестер Юнайтед" Жозе Моуринью пожаловался: "Этот жребий плох для нас во всех отношениях. Лететь придется далеко, будет трудно. И вообще, все это приходится на тяжелый для нас период".

"Они - очень сложная команда. Они очень хорошо выступали в Лиге Чемпионов. Они обыграли "Аякс" и "Андерлехт" в отборочных матчах", - цитирует Independent лестные для "Ростова" слова Моуринью.

Март нынешнего года для "Манчестер Юнайтед" действительно будет крайне непростым, отмечает издание: за 15 дней, начиная с 4 марта, клубу предстоит провести 5 матчей.

А 13 марта подопечным Моуринью предстоит один из самых важных матчей в сезоне в Премьер-лиге - встреча с лондонским "Челси", дополняет картину Independent.

Обзор подготовилДмитрий Полтавский, bbcrussian.com

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 1 марта 2017 > № 2090050


США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980

Новые алгоритмы искусственного интеллекта Facebook будут вычислять сообщения пользователей, которые выражают суицидальные мысли.

Социальная сеть разработала алгоритмы, которые помогут определять предупредительные знаки в сообщениях и комментариях пользователей. После того, как эти подозрения подтвердятся командой специалистов Facebook, владельцу аккаунта предложат способы, куда он может обратиться за помощью. Сеть имеет партнерские отношения с несколькими организациями по охране психического здоровья США, и клиенты получат уведомление с полезной информацией через Messenger.

Пока инструмент проходит тестирование только в США. Это знаменует собой первый этап использования искусственного интеллекта для проверки сообщений по сети.

Основатель Fаcebook Марк Цукерберг (Mark Zukerberg) объявил в прошлом месяце, что сеть также будет использовать алгоритмы для идентификации сообщений, оставленных террористами, среди контента другого содержания.

США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089977

Директор по развитию бизнеса YouTube Роберт Канкл (Robert Kuncl) представил сервис YouTube TV, который будет транслировать различные телевизионные каналы. Стоимость подписки на такой сервис составит 35 долларов в месяц, при этом основной целевой аудиторией станут молодые люди.

Google Inc. наращивает спектр услуг развлечений, открывая новый сервис YouTube TV, который позволит абонентам смотреть прямые трансляции топовых телеканалов. Служба будет запущена в течение ближайших месяцев и будет сотрудничать с 40 телевизионными сетями, включая CBS, ABC, ESPN, Fox и NBC.

Поскольку большинство молодых людей использует смартфоны для просмотра видео, то это привлечет дополнительное количество зрителей, желающих смотреть телеканалы на своем мобильном устройстве.

«Нет сомнений, что поколение «тысячелетия» любит смотреть телеканалы, но зачастую ТВ остается доступным лишь традиционными способами. Теперь молодым людям не придется в обязательном порядке смотреть телевидение, сидя в гостиной. Достаточно лишь подключиться через смартфон», - говорит исполнительный директор YouTube Сьюзан Воджиски.

Через новый сервис Google выходит на переполненный рынок услуг интернет-телевидения услуг, на котором уже работают Apple TV, Sling TV, Sony PlayStation и Vue DirecTV . Популярный онлайн видео сайт Hulu также планирует запустить свой собственный инструмент для трансляции традиционных телеканалов.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089977


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089974

Сколько раз просмотрен один ролик на YouTube – отследить легко, поскольку у каждого видео есть счетчик. Намного сложнее узнать, как долго зрители просматривают файла на портале. Разработчики YouTube сообщают, что на сегодня ежедневная продолжительность просмотров по всему миру составляет миллиард часов.

Для одного человека просмотр такого количества часов займет 100 тысяч лет. Но на данный момент количество регулярных зрителей портала так велико, что такие показатели стали возможны всего за сутки. Больше половины пользователей просматривают видео с мобильных устройств, и все больше тех, кто предпочитает смотреть ролики без звука.

Общее количество часов просмотра в сутки будет расти, считают эксперты, поскольку все чаще портал предоставляет возможность прямых трансляций.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089974


Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 28 февраля 2017 > № 2088160 Всеволод Баев

 Прозрачным быть выгодно.

Как поменялся рынок рекламы недвижимости за 10 лет.

Российский рынок рекламы жилой недвижимости демонстрирует в последнее десятилетие динамичное развитие Digital-технологий и все более интенсивное использование их в рекламных кампаниях застройщиков, а также проникновение рекламной экспертизы в воронку продаж вплоть до момента заключения сделки с покупателем. Из неповоротливого консерватора девелопмент в нашей стране превратился в трендсеттера, готового не только подхватывать и применять новые технологии, но и зачастую инициировать их развитие. А честность, прозрачность и инновационность решений рекламного агентства выходят на первый план при оценке его эффективности.

Гендиректор маркетингового агентства «Медиа108» Всеволод Баев для «СГ Онлайн»:

Сказать, что за минувшее десятилетие отрасль сделала колоссальный шаг навстречу технологиям и развитию Интернет-коммуникаций, не сказать ничего. В 2005 году, когда я начинал свою карьеру в рекламе недвижимости, специализированных порталов и агрегаторов было столько, что хватало пальцев одной руки, чтобы их перечислить . Тогда недвижимость в Сети практически не продавалась - на онлайн приходилось не более 10% предложений. В основном это были статичные баннеры, выполнявшие роль outdoor-конструкций в Интернете, SEO-продвижение и объявления на тематических порталах. В контекстной же рекламе застройщики вообще видели «черный ящик» и не желали в нее вкладываться (хотя сегодня это самый понятный инструмент в планировании рекламы и продаж). Тогда количественно росла аудитория Рунета. Сейчас же, несмотря на продолжающийся процесс увеличения Интернет-пользователей и возникновения избыточного трафика, речь, прежде всего, идет с сегментации аудитории с целью воздействия на нее наиболее эффективными технологиями.

Сегодня уровень компетенции застройщиков в рекламе недвижимости значительно повысился. Раньше на некоторых встречах рекламщики «открывали Америку» клиентам, а сейчас в штате любой уважающей себя строительной компании есть отдельный Digital-специалист, а то и отдел. В недвижимости наступил этап борьбы себестоимости, когда девелоперы начинают соревноваться в цене продукта, что напрямую связано с оптимальностью их бизнес-процессов и внутренней эффективностью. Все окончательно поняли, что в сегодняшних реалиях сверхмаржа уже не сможет окупать любую неэффективность. И предпочитают инвестировать в технологии: снизив риски, не понижать бюджетов. Так что и застройщики, и обслуживающие их агентства, находятся в таком драйвовом состоянии - оптимизации и повышения собственной продуктивности. И однозначно будут находиться в нем еще не один год.

Что же будет происходить с рынком рекламных технологий? Продолжаются процессы автоматизации и интеграции различных Digital-технологий и решений. Все большую важность приобретают системы работы агентства с оплатой за результат (за целевое действие или сделку) как для онлайн, так и оффлайн каналов. При этом усиливается система защиты от недобросовестных накруток и нецелевого трафика (антифрод). Возрастает значение аналитики полученных данных и погружения в воронку продаж девелопера. Помимо этого, появился ряд новых каналов - соцсети, реклама в мобильных приложениях, например, кардинально поменяли не только характер диалога между застройщиком и покупателем, но и само сознание пользователей.

Эти тенденции будут развиваться и дальше. На фоне влияния внешнеэкономических факторов и реального уменьшения доходов населения, которые нельзя сбрасывать со счетов. В условиях текущей конъюнктуры застройщики вынуждены повышать качество своей продукции, что только играет на руку покупателям. Однако в таких условиях принципиально важной становится экспертиза рекламных агентств, работающих с девелоперами: качество работы рекламщиков непосредственно отражается на объеме их финансирования и выполнении планов, ведь львиную долю выручки компании привлекают сегодня согласно 214-ФЗ и строят жилье на средства покупателей. Так что рекламная индустрия сегодня значительно влияет на стабильность в секторе.

Автор: Гендиректор маркетингового агентства «Медиа108» Всеволод Баев для «СГ Онлайн»

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 28 февраля 2017 > № 2088160 Всеволод Баев


Кипр > СМИ, ИТ. Образование, наука > vkcyprus.com, 27 февраля 2017 > № 2102775 Стелиос Тсангаридис

Астрономическая и космическая академия Кипра: через тернии к звёздам

В начале января 2017 года на Кипре открылась Академия астрономии и космонавтики или CASA. Министр транспорта, коммуникаций и общественных работ Кипра Мариос Димитриадис в ходе пресс­конференции, посвящённой этому событию, сказал, что верит не только в научные, но и в экономические перспективы проекта. А в обществе началось бурное обсуждение будущего академии, способностей её исследователей и планов развития. Президент Академии астрономии и космонавтики Стелиос Тсангаридис согласился дать «Вестнику Кипра» эксклюзивное интервью и ответить на все вопросы специально для наших читателей.

– Стелиос, от лица «Вестника Кипра» я поздравляю вас с открытием академии и желаю достичь всех поставленных целей. И наш первый вопрос: какой вы видите свою миссию в кипрском научном сообществе?

– Спасибо за добрые слова! Что ж, на Кипре много астрономов-любителей и просто людей, увлеченных изучением звездного неба. Большинство из них – юные ученые и студенты. Они активно наблюдают за космическими объектами и остро нуждаются в знаниях астрофизики, результатах последних исследований и в информации о новейших открытиях. Они действуют сами по себе, в отрыве от научного сообщества.

В связи с этим возникла необходимость создания государственного института, способного распространять новые данные, координировать ученых и рассказывать об их успехах. Кипру была нужна организация, которая возьмет на себя и административные вопросы. Так и появилась Кипрская Академия астрономии и космонавтики.

Цель академии – информировать ее членов и кипрскую общественность о научных открытиях, координировать действия астрономов-любителей до и во время их научных изысканий. Также мы взяли на себя ответственность за взаимодействие с государством и местными общинами. Это поможет привлечь власти к развитию астрономии на Кипре: с их помощью мы сможем не только получить доступ к ресурсам, но и сделать все результаты научных исследований официальными, признанными кипрским научным сообществом.

Наша миссия – представлять астрономию на Кипре как серьезную науку, а также – как похвальное, достойное хобби.

– Вы уже определились с командой, с чего начать, как двигаться к достижению цели?

– Конечно! И первая долгосрочная задача CASA состоит из двух этапов. Во-первых, поднять астрофизику на Кипре на действительно академический уровень путем создания телескопа, отвечающего международным стандартам. Он должен быть размером от 4 до 10 метров. Под стать такому телескопу нужна обсерватория, которая привлечет внимание мирового научного сообщества.

Во-вторых, дать возможность юным ученым стать профессиональными астрофизиками здесь, на Кипре. Не покидая страны, они смогут вносить свой вклад в международные усилия по изучению космоса.

Для этого мы делаем CASA по образу и подобию всемирно известных и уважаемых академий, таких как: Королевское астрономическое общество (Великобритания), Американское астрономическое общество (США), Институт астрономии РАН (Россия) и Астрономическое общество Китая.

– Мы знаем, что Кипр занимает весьма удачную для наблюдений позицию, однако, CASA – первая организация, деятельность которой посвящена изучению астрономии и космонавтики. Ее открытие – это история о том, как оказаться в нужном месте в правильное время? Или этому событию предшествовали годы неудачных попыток?

– Приблизительно до 2000 года практически никто не верил, что астрономия на Кипре может «выстрелить», стать популярной наукой, а быть астрофизиком – считаться достойной профессией. Я не думаю, что это было осознанно. Скорее всего, киприоты привыкли недооценивать себя.

Например, в моей юности астрономию просто не принимали как приемлемый выбор в жизни, даже если ребенок был очевидно научно одарен. Когда я говорил, чем именно планирую заниматься в университете, на лицах людей появлялось странное выражение – смесь удивления и сомнения в моей адекватности. Словно они думали, что я окончательно потерял связь с реальным миром. Они говорили мне: «Стелиос, это Кипр!», имея в виду, что тут никому не будет интересно то, что я делаю. Думаю, вы найдете примерно ту же историю у других членов команды CASA.

Это заявление – какое-то надуманное оправдание такому существенному пробелу в науке Кипра – ужасно меня злило. Потому что, как вы и сказали, Кипр занимает идеальную позицию для развития этого направления. Мы должны были создать лучшую обсерваторию! Сама природа дала нам для этого все условия! Так почему мы продолжали говорить себе «нет»?

В новом тысячелетии значительно увеличилось количество человек, для которых телескоп стал настоящим хобби. Среди них были и люди с богатым математическим и иным научным опытом, которые хотели основательно изучать астрономию. Они собирались в небольшие сообщества, объезжали Кипр в поиске лучших точек для наблюдения, нарабатывали практические знания. К 2017 году у нас наконец-то появилось достаточно человек для аккумуляции всего опыта и результатов наблюдений для исполнения научной мечты – открытия академии.

– Кто состоит в CASA? Как вы знаете, после появления в прессе сообщения об открытии академии, общественность была настроена скептически, сомневалась в возможности эффективной работы команды неизвестных ученых…

– Члены-основатели CASA – это те самые сообщества, которые разрозненно занимались научными изысканиями в течение последних десяти лет. Речь идет о Кипрской организации астрономов, Доме науки, Научном кафе в Никосии, обществе Ideodromion и научном центре Innovation Gym. Нас поддерживают, в том числе финансово, Европейское космическое агентство (ESA), Национальное управление США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA).

Также с нами сотрудничают Университет Чикаго, и особенно – доктор Танасис Эконому, всемирно-известный греко-американский астрофизик, работающий над проектами NASA, Университет Никосии, Министерство транспорта, коммуникаций и общественных работ Кипра и лично министр Мариос Димитриадис, а также – Cooperative Central Bank и Кипрская организация по туризму (КОТ).

И, конечно, в CASA есть я. Я не состою ни в каком любительском научном кружке, я – доктор наук в сфере ядерной астрофизики.

Научное звание я получил в 2005 году во время работы с Шоном Райаном, одним из ведущих мировых экспертов по астроспектроскопии (раздел астрофизики, который состоит из приложения спектрального анализа к изучению небесных тел – прим. авт.). Мы проводили наблюдение за углеродным и бедным гелием звездами с помощью эшелле-спектрографов и четырехметровых телескопов. Работали с Телескопом Вильяма Гершеля, итальянским Национальным телескопом имени Галилея, Англо-австралийский телескопом и другими…

Так что я могу заверить читателей «Вестника Кипра», что CASA – это объединение людей, которые действительно заинтересованы в астрономии с научной точки зрения.

– Удивительно! NASA, ESA, ученые мирового уровня, астроспектроскопия… Сколько усилий, внимания и интереса вложено в проект! Как стать членом вашей академии?

– Сейчас политика членства в Астрономической академии Кипра еще обсуждается, но я почти уверен, что мы сделаем вступление полностью свободным. Думаю, я могу говорить за всю команду, и я приглашаю всех желающих, готовых отдаться делу с таким же энтузиазмом, присоединиться к нам и внести свою лепту в научную работу. Мы, безусловно, с удовольствием пообщаемся и с русскоговорящими астрономами-любителями, уверен, они есть среди читателей «Вестника Кипра»!

Возвращаясь к предыдущему вопросу о неуверенности общества в CASA, от себя хочу добавить, что я абсолютно не против здорового скептицизма. Напротив, как истинный ученый я планирую доказать ценность CASA на практике – с помощью своей работы в академии.

– Стелиос, мы слышали также о возможном строительстве обсерватории в Троодосе. Некоторые кипрские СМИ писали об открытии площадки в апреле 2017 года. Это тоже проект CASA?

– Да, обсерватория в Троодосе – проект, с которым мы связаны напрямую. Правда, со сроками журналисты ошиблись: до апреля мы планируем начать сбор средств на ее строительство. Если все пройдет успешно, то обсерватория будет готова в 2018 году. К тому времени мы придем к единому решению о времени ее использования посетителями. Тогда и жители Кипра, и туристы, и, самое важное, школьники смогут посещать ее и участвовать в наблюдениях.

– Чего еще нам ожидать от академии в первой половине 2017 года?

– В этом году мы планируем вплотную заняться вопросом сбора средств для различной научной деятельности, в том числе для строительства обсерватории в Троодосе, покупки солнечного телескопа. Разовьем идею о создании нового туристического направления на Кипре – астрономического. Также мы сфокусируемся на открытии первой Астрономической школы в стране (всего в Европе на данный момент их семь).

И, наконец, с апреля на базе Научного кафе в Никосии мы планируем проводить различные мероприятия, информацию о которых будем размещать в открытых источниках.

– CASA планирует стать учебным заведением с правом выдавать дипломы? Расскажите обо всех вариантах обучения, которые будет готова предложить академия.

– Мы определенно хотим сделать CASA оплотом достоверных знаний, и в будущем перед нами будет стоять задача добавить Кипрской Академии астрономии и космонавтики образовательную функцию. В ближайших планах создать классы для начального обучения и начать выдавать сертификаты о присутствии на том или ином мероприятии.

Однако мы не собираемся концентрироваться исключительно на обучающем процессе. Пока мы должны приложить максимум усилий к тому, чтобы объединить под одной крышей ученых, государство и международные организации и вплотную заняться вопросом создания необходимой инфраструктуры.

– Вопрос, который я не могу не задать астрофизику, тем более, что вы упомянули о мероприятиях. Мы знаем о полном солнечном затмении, которое ожидается в августе. А что еще интересного будет происходить в небе в этом году?

– Первое, чем порадовал нас год – полутеневое лунное затмение в ночь на 11 февраля, в ходе которого Луна прошла в полутени Земли. Следующее интересное лунное затмение ожидается ночью 7 августа.

К сожалению, не все грандиозные астрономические явления можно будет наблюдать на Кипре. Два солнечных затмения мы не увидим. То, что случится 26 февраля, можно будет увидеть преимущественно с южного полушария планеты, а космический феномен 21 августа, который назвали Великим американским полным солнечным затмением, будет видно только с упомянутого континента.

Еще год подарит ряд метеоритных дождей, среди которых: дожди Лириды (пик придется на 22-23 апреля), Эта-Аквариды (пик 6-7 мая), Дельта-Аквариды (28-29 июля), Дракониды (7 октября), Орианиды (21-22 октября), Тауриды (4-5 ноября), Леониды (17-18 ноября), Геминиды (13-14 декабря) и Урсиды (21-22 декабря).

Что касается планет, то в 2017 году в самых близких позициях к Земле окажутся Юпитер (7 апреля), Сатурн (15 июня), Нептун (5 сентября) и Уран (19 октября).

Елизавета ЕНДРО

Кипр > СМИ, ИТ. Образование, наука > vkcyprus.com, 27 февраля 2017 > № 2102775 Стелиос Тсангаридис


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter