Всего новостей: 2070546, выбрано 3027 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153507 Олег Бойко

Миллиардер Олег Бойко инвестирует в финтех $150 млн

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Бизнесмен рассчитывает, что инвестиции позволят его холдингу быстрее идентифицировать прорывные идеи в сфере финансовых технологий

Finstar Financial Group Олега Бойко планирует за пять лет инвестировать $150 млн в сделки и стартапы в области новых финансовых технологий. Об этом сам бизнесмен заявил на I Международной конференции о новых финансовых технологиях, говорится в пресс-релизе, поступившем в Forbes.

Взаимодействовать с предпринимателями будет FinstarLabs, отвечающая за инновации и технические разработки. «С помощью FinstarLabs мы рассчитываем быстрее идентифицировать прорывные идеи в сфере финтех и быстрее внедрять их в наших портфельных компаниях», — заявил миллиардер.

Finstar Financial Group – инвестиционный холдинг, работает в 26 странах мира. Он основан в 1996 году, последние несколько лет сфокусирован на инвестициях в высокотехнологичные альтернативные финансовые услуги.

Главные проекты холдинга в этом сегменте – сервис онлайн-кредитования 4finance (49% компании принадлежат семейному трасту Олега Бойко) и компания Digital Finance International, которая специализируется на цифровых кредитных бизнесах на развивающихся рынках и внедрении инновационных технологий. В ноябре 2016 года Finstar Financial Group инвестировала $3 млн в российский сервис для повышения эффективности мобильной рекламы Rocket10.

Траст, подконтрольный семье Бойко, в начале 2015 года снизил свою долю в 4finance с 75% до 49%. Сумма сделки и имена покупателей (известно, что это была группа частных инвесторов) не разглашаются.

В 2016 году 4finance заработал €63,2 млн. Бойко с 2004 года ежегодно входит в число богатейших людей России по версии Forbes, в 2017 году его состояние было оценено в $1,2 млрд.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153507 Олег Бойко


Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров

Николай Жандоров: “Закупки через электронные системы сейчас осуществляет меньше 2% частных компаний, перспективы рынка - огромны”

Эксклюзивное интервью руководителя торговой площадки Zakupki.Prom.ua Николая Жандорова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Сколько площадок работает на этом рынке?

Ответ: Сейчас в системе ProZorro аккредитовано 18 площадок. Лично мое мнение, что сильно расти это количество не должно. Причина очень простая. Это достаточно стабильный, фиксированный в гривне рынок. Новые игроки могут появляться только, если "отобьют" долю в уже работающих на рынке. А это достаточно странный и нереалистичный сценарий, с моей точки зрения. Считаю, что для создания конкурентной и высокоэффективной системы 18 площадок – более чем достаточно.

Вопрос: То есть, со временем количество площадок может уменьшиться?

Ответ: Это вполне возможный сценарий. Зависит от действий именно тех площадок, которые недавно вошли в систему и сейчас активизируются. Если они дадут достаточное количество сервиса и качества, то смогут занять свое место под солнцем и свою долю рынка. Им также будет сложно привлечь достаточное количество игроков, поскольку этот бизнес довольно дорогой: нужно поддерживать пользователей, вкладывать средства в информационные технологии, а это требует серьезных затрат. Вероятность такого сценария, при котором количество площадок будет уменьшаться, есть. С другой стороны, вряд ли их когда-либо будет менее 10.

Вопрос: Вы сейчас работаете с заделом на будущую прибыль?

Ответ: Мы уже получаем прибыль, поэтому, по сути, возврат инвестиций начался. С другой стороны, говорить, что это очень перспективный рынок, сейчас сложно. Рынок не будет расти, поскольку есть определенный объем госзакупок, который уже проводится в системе. Нужно понимать: если Украина будет продолжать развиваться – а она сейчас развивается благодаря дерегуляции и повышению эффективности, количество госзакупок будет уменьшаться. Эти два параметра ведут к снижению объема госзакупок, поскольку когда происходит процесс дерегуляции, исчезают те госорганы, которые этой регуляцией и занимались. С другой стороны, если говорить о повышении эффективности, неэффективные и не приносящие прибыль предприятия будут проданы, что опять-таки снизит объем государственных закупок.

Вопрос: Какое сейчас среднее количество участников в тендерах?

Ответ: Сейчас этот показатель составляет 2,45 участника на торги. Хотя мы считаем, что конкуренция в размере где-то четырех участников достижима. Уже длительное время мы постоянно работаем над тем, чтобы она росла. В системе закупок для бизнеса RIALTO конкуренция выше – около трех участников на торги.

Вопрос: Какова ваша доля рынка?

Ответ: Я не могу публично называть эту цифру. У нас есть некоторые методики подсчета, но на сегодняшний день эта информация не публична.

Вопрос: Вы сейчас крупнейшая площадка?

Ответ: Смотря по каким методикам считать. Но по большинству – да: мы крупнейшая площадка или, как минимум, одна из крупнейших.

Вопрос: Можете ли озвучить показатели дохода и прибыли?

Ответ: Это коммерческие данные. Я могу сказать, что рентабельность этого бизнеса на сегодняшний день составляет мене 15%, что, с одной стороны, говорит о том, что это не самый эффективный бизнес, а с другой - мы понимаем, что это вклад в развитие экономики в целом. У нас группа компаний, которая работает на разных рынках и зависит от экономической ситуации в стране. Мы отдаем себе отчет в том, что даже если это не самый рентабельный наш бизнес с точки зрения прибыли, мы таким образом делаем вклад в развитие экономики в целом и своей группы компаний в частности.

Вопрос: Ранее вы говорили, что основной доход подобного бизнеса будут составлять предоставление дополнительных услуг. Какие услуги вы сейчас предоставляете и планируете запускать в будущем?

Ответ: Уже сейчас мы являемся партнерами многих банков – предоставляем помощь в получении банковской гарантии. У нас есть партнеры, которые предоставляют юридические услуги и юридические консультации для поставщиков. Если говорить о будущем, то это достаточно широкие возможности по аналитике. Сейчас предоставляем достаточно большой объем этих услуг бесплатно, но, возможно, в будущем будем монетизировать часть из них. Другая сторона медали – это, безусловно, государственные заказчики. Пока мы думаем, в какую сторону и в какие сервисы идти и не готовы озвучивать стратегию, поскольку это то, с чем будем в будущем выходить.

Вопрос: Количество госзаказчиков стабильно, а как насчет бизнеса? Насколько активно он сейчас покупает через системы электронных закупок?

Ответ: В конце октября 2016-го площадки-участницы ProZorro, основываясь на принципах прозрачности в электронных публичных закупках, создали подобную систему для коммерческого рынка – RIALTO. Если говорить об этой системе, то количество заказчиков в ней постоянно растет, хотя мы еще очень далеки от насыщения и рынок находится на самом старте.

Вопрос: Какова доля компаний сейчас осуществляет закупки через электронные системы - 10-20%?

Ответ: Нет, даже не два и не три процента.

Вопрос: Действительно настолько мало?

Ответ: Безусловно. Там очень большой потенциал, мы на самом деле совсем недавно начали этим заниматься. Кроме того, мы должны понимать: если говорим о ProZorro, то там есть законодательное поле, которое заставляет всех заказчиков работать в системе. В бизнесе ничего подобного нет, поэтому нам нужно вести просветительскую деятельность и пытаться достучаться до всего бизнеса, крупных компаний. Это гораздо более длительный процесс.

Вопрос: Почему бизнес не спешит покупать "Prozorro"?

Ответ: Смотрите: нельзя говорить о том, что частный бизнес не спешит. Частный бизнес вообще никогда не спешит, особенно в сфере закупок. Все еще для многих СЕО закупки не являются стратегическим направлением, что ошибочно. Все очень смотрят на продажи, на оборот, на рост рынка и все остальное, при этом не обращая внимание на операционную эффективность. Если говорить об украинском бизнесе, то до сферы закупок добираются тогда, когда начинает сильно падать рост доходов. На самом же деле этим нужно заниматься раньше.

Важно также понимать, что для любого бизнеса процесс принятия подобных решений о прозрачности и переводе всех своих закупок в открытые экосистемы достаточно длинный болезненный и сложный.

Вопрос: Есть нарекания от компаний, предоставляющих сервисы (аудиторские услуги, юридические, информационные), по поводу того, что участвовать в тендерах в их категориях очень сложно. Ведь выбирать просто самое дешевое предложение, когда речь идет об услугах, неправильно. Какие есть возможности улучшить систему и в этом сегменте?

Ответ: Когда мы говорим о сложностях с оценкой предложений в тендерах на поставку услуг, стоит сразу же отметить, что проблема слишком преувеличена. Зачастую, нужно не менять систему, а научиться правильно пользоваться существующими возможностями. Потому что и сегодня в условиях тендера можно прописать дополнительные критерии. В системе есть возможность использовать неценовые критерии оценки. Заказчик может, точно описав, что он хочет, получить желаемое. И у нас есть такие примеры. В свою очередь поставщик может доказать, что он соответствует требованиям, и выиграть торги.

С другой стороны, мы видим, как систему пытаются дискредитировать: подают откровенно демпинговые предложения, выигрывают с самой низкой ценой, а потом отказываются от подписания договора с заказчиком, срывая таким образом закупку. Подобное поведение должно стать невозможным. В системе есть инструментарий, а именно обеспечение тендеров и банковские гарантии. Те заказчики, с которыми поставщики ведут себя подобным образом, будут объявлять последующие тендеры с банковской гарантией, и отказ от выполнения обязательств будет недобросовестным компаниям стоить денег.

Вопрос: Существует еще критика ProZorro, связанная со сложностью отслеживания поступления и качества товаров после победы поставщика с самой низкой ценой.

Ответ: Когда я слышу подобные аргументы, у меня возникает встречный вопрос: а если компания победила с самой высокой ценой, разве все застрахованы от проблем с доставкой и качеством товара? Какое отношение выбор победителя имеет к прямому подлогу, уголовному преступлению? Когда товар по бумагам поставлен, а на практике – нет, это называется подлог с конкретной статьей уголовного кодекса. Мы не являемся правоохранительными органами, мы показываем, что эти торги на эту сумму были проведены.

Вопрос: Общается ли бизнес с подобными обращениями к правоохранителям?

Ответ: Практика показывает, что это регулярно происходит. Поскольку мы не знаем статистики за предыдущие периоды, нам кажется, что подобные случаи растут. Вернее, растет количество заявлений, а если говорить о проценте подобных махинаций, то нам кажется, что он снижается.

В нашей стране также много проблем с профессионализмом людей, занимающихся объявлением закупок. Это одна из частей реформы, которой занимается департамент публичных закупок. И мы как площадка также ездим по стране с семинарами и по работе с нашим функционалом, и по вопросам законодательства и о том, как правильно объявить закупку.

Вопрос: Какие еще слабые места системы?

Ответ: Самое слабое место системы – крайне низкое понимание обществом ее целей и задач. А именно то, в частности, что система ProZorro не решает и не должна решать проблемы с приемкой товара. Миссия системы - сделать все процессы прозрачными и за счет прозрачности минимизировать все возможные нарушения и коррупционные риски.

Вопрос: Ранее сообщалось, что Молдова запустила подобный проект. Также подобная система, насколько мне известно, работает в Грузии. На какие страны она может распространиться еще?

Ответ: Все правильно. Несколько месяцев назад Молдова запустила пилотный проект. Туда ездили наши консультанты, показывали и рассказывали, а дальше они сами будут строить систему на этих же принципах, со своими изменениями и со своими площадками.

В Грузии же абсолютно другая система. Там работает закрытая многоплатформенная система. Грузинские консультанты, которые строили их систему, помогали нам создавать ProZorro.

Вопрос: На какие страны может распространиться система?

Ответ: На самом деле любые. ProZorro – это общепризнанная в мире система электронных закупок. Мы получили World Procurement Awards в прошлом году. И еще много других международных наград и премий. А награду C4F Davos Awards системе вручали дважды: в 2016-м в номинации "Технологии будущего", а в этом году – в номинации "Доверие будущего".

Теперь ProZorro – это международный бренд. Многие государства интересуются этим, кто-то может начать внедрять пилотные проекты в скором времени. Например, недавно система была представлена в Испании. ЕБРР рассказывает и показывает, как работает наша система в разных странах. А дальше посмотрим.

Вопрос: Какой интерес Украины распространять систему?

Ответ: Украина ничего на этом не зарабатывает. Когда мы ее создавали, то подписали отказ от авторских прав и претензий на эту систему. Это было сделано именно для того, чтобы никто впоследствии не мог получать от государства какие-то роялти.

Мы экспортируем некую идею открытости, прозрачности, снижения границ. На горизонте в 20 лет мы из этого получим свое роялти не в плане отчисления от бренда ProZorrо, а в плане повышения конкуренции у нас в стране и роста нашей конкурентоспособности.

Вопрос: Система ProZorrо.Продажі. В каком она состоянии, что там госпредприятия продают сейчас?

Ответ: Государство очень много покупает, но оно также очень много продает. И ProZorrо.Продажі в октябре 2016 года была запущена именно для реализации госимущества. Начали с активов Фонда гарантирования вкладов физлиц. Это все имущество ликвидированных банков и права требования по кредитам. Затем подключился Нацбанк с имуществом, которое у него находится в рамках отчужденного по залогам НБУ.

Сейчас в ProZorrо.Продажі для реализации своих непрофильных активов или избыточного имущества заходят госпредприятия. Это "Укргаздобыча", "Энергоатом". Начали с металлолома, а дальше будут смотреть, что и как.

Поскольку это госпредприятия, которые годами развивались экстенсивным путем, и туда только недавно пришел нормальный эффективный менеджмент, за годы там скопилось все что угодно. Нужно проводить аудит этого всего.

Я собственными глазами видел постановление Кабмина о реализации избыточного имущества Минобороны. В этом постановлении еще за подписью Арсения Яценюка черным по белому среди прочего вписано 30 тыс. воланчиков и восемь алюминиевых тазиков. Вы себе представляете постановление Кабмина о продаже восьми алюминиевых тазиков? Подобным постановлением продавались также две заколки для плаща. Так бывает... Поэтому весь хлам, который там лежит, нужно реализовывать.

Все вышеперечисленное – это только первые ласточки. Есть план, попытаться провести малую приватизацию, в том числе через систему ProZorrо.Продажі. Потому что если мы говорим о приватизации Одесского припортового завода, то основные коррупционные риски в приватизации предприятий подобного масштаба лежат не в процессе продажи, прозрачность которого обеспечивает система, а в оценке, инвестиционных обязательствах, в условиях, на которых покупается актив, и в контроле за исполнением инвестиционных обязательств. Ко всем этим этапам ProZorrо.Продажі не имеет ни малейшего отношения. А вот малую приватизацию через эту систему можно сделать эффективно. Сейчас ведутся переговоры с Фондом госимущества, чтобы провести это.

Вопрос: Есть ли сроки, когда может начаться малая приватизация через ProZorro.Продажі?

Ответ: Есть надежда, что процесс подготовки в данном случае займет несколько месяцев. Нужно еще принять некоторые нормативные документы. К счастью, нужны не изменения в законодательство, а постановление Кабинета министров, поэтому это будет делаться немного быстрее.

Вопрос: Много уже всего продали на ProZorro.Продажі?

Ответ: С ноября прошлого года успешно завершились 549 аукционов. Доход от них составил 662 млн грн. Стоимость выставленных лотов на сейчас – около 60 млрд грн. В настоящее время наиболее часто продаются права требования по кредитным договорам – 335 аукционов, недвижимость – 77, офисная и компьютерная техника – 60, транспортное оборудование – 60, земельные участки – 14.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу

Заседание попечительского совета РГО.

Владимир Путин провёл заседание попечительского совета Русского географического общества.

Обсуждались итоги деятельности организации за прошлый год и наиболее яркие проекты 2017 года, в том числе международные. Виктор Вексельберг, в частности, рассказал о планах создания планера, на котором российский путешественник Федор Конюхов совершит беспосадочный полёт вокруг Земли. Рассматривались также вопросы экологии, энергосбережения, развития туризма, меры по сохранению биоразнообразия.

В ходе заседания Владимир Путин предложил учредить в стране День географа и почётное звание «Заслуженный географ Российской Федерации». Президент РГО Сергей Шойгу представил участникам заседания новых членов попечительского совета: президента ОАО «Российские железные дороги» Олега Белозёрова, главу Администрации Президента Антона Вайно, председателя правления Сбербанка России Германа Грефа, председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина, ректора Санкт-Петербургского Горного университета Владимира Литвиненко, председателя правления компании «Роснефть» Игоря Сечина и президента ПАО «Транснефть» Николая Токарева. В мероприятии также приняли участие члены медиа- и управляющего советов общества, ведущие учёные.

Состоялось вручение медалей общества за вклад в его развитие. Высшая награда РГО – Константиновская медаль – присуждена предпринимателю Алишеру Усманову. Большой серебряной медалью награждены председатель совета директоров «ЕВРАЗ» Александр Абрамов, президент ЗАО «Трансмашхолдинг» Андрей Бокарев, председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков. Малая серебряная медаль вручена заместителю Председателя Совета Федерации Юрию Воробьёву.

* * *

С.Шойгу: Добрый день, уважаемые коллеги!

Очередное заседание попечительского совета, и по традиции открывает его председатель попечительского совета Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо, Сергей Кужугетович.

Уважаемые друзья, добрый день!

Хочу вас всех поприветствовать на заседании попечительского совета Русского географического общества.

Сразу отмечу, что в последние годы при вашей, уважаемые друзья, поддержке РГО не просто расширило границы своей деятельности, оно стало заметным участником общественной жизни нашей страны, автором важных инициатив, в том числе в такой сфере, как образование.

Так, например, съезды учителей географии, возрождённые РГО, запустили масштабную дискуссию о современных подходах к преподаванию географии в школах и вузах. И её результатом стала концепция развития географического образования в России. Это уже такой концептуальный документ, влияющий на целую сферу в нашей стране.

Здесь хотел бы отметить позитивный пример Минобрнауки, которое в самом тесном контакте с экспертным и педагогическим сообществом готовит сейчас изменения в федеральные образовательные стандарты по географии. И в целом понимает всю значимость географической науки и просвещения для страны и для каждого гражданина. Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Вместе с тем всероссийский географический диктант, проводимый РГО, показывает: приемлемые знания, к сожалению, у нас только у тех наших граждан, кто учился в 60–70–е годы XX века, когда география в школе, кстати говоря, занимала достойное место.

Затем часы постоянно урезали, и теперь молодые люди тоже, к большому сожалению, недостаточно знают географию не только России, но подчас даже и своей области, края, республики. Порой ребята быстрее отвечают на вопрос, где находится Гранд-Каньон, другие мировые достопримечательности и памятники природы, чем, например, наш Баргузинский заповедник.

В этой связи особо актуальны такие положения концепции, как включение урока «география родного края» в курс 8–9–го классов и возвращение географии во все классы средней и старшей школы, причём с 6–го по 10–й, не меньше чем два часа в неделю.

Небезупречны географические знания и у студентов, молодых специалистов. Одна из причин заключается в том, что география теперь не требуется при поступлении на такие специальности, как международные отношения, землеустройство и кадастр, регионоведение и даже туризм.

Согласитесь, сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы, а также откликнуться на инициативу педагогов создавать при высших учебных заведениях образовательные центры географии для талантливых школьников.

Сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы.

И, наконец, следует учитывать факт, что география сегодня востребована обществом. Например, в географическом диктанте в первый раз, в 2015 году, участвовали порядка 70 тысяч человек, а в 2016–м свои знания проверили свыше 187 тысяч.

С каждым годом всё больше детей стремиться попасть на профильные смены географического общества в «Артек», «Океан», «Орлёнок». Растёт и число участников волонтёрских и творческих конкурсов РГО.

Такой позитивный интерес необходимо поддерживать, в том числе включая задачи популяризации географии России в программах патриотического воспитания всех уровней. Уверен, что РГО продолжит активную работу на этом направлении.

Хороший пример здесь – программа географического общества, приуроченная к 75–летию Великой Победы, к годам культуры, к годам кино, экологии. Многие из них были бы невозможны без адресной помощи наших попечителей и членов медиасовета.

Надеюсь, вы обратите внимание и на проекты, запланированные РГО к другим знаковым для России юбилеям. Например, 200–летие открытия русскими мореплавателями Антарктиды.

Не менее интересны и международные проекты. Участниками таких экспедиций РГО, как «Кызыл – Курагино», «Степной мир Евразии», «Морская слава России», стали граждане уже десятков стран мира.

Самые широкие перспективы есть и в сотрудничестве с зарубежными географическими обществами, прежде всего Казахстана, Сербии, Италии, Норвегии, Азербайджана. Особо отмечу взаимодействие с китайскими коллегами. Совместный проект по маршруту исследований русского географа Владимира Обручева в Центральном Китае принёс и весомые научные результаты, и большой общественный резонанс.

Этим летом молодые специалисты двух стран отправятся с экспедицией в Гогланд, Финский залив, где обменяются опытом ликвидации экологического ущерба.

Подчеркну, что проекты Русского географического общества с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы. И, что особенно важно, закладывает добрые отношения на будущее у подрастающих поколений.

Проекты РГО с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы.

Учёные-географы, исследователи, путешественники во все времена вносили огромный вклад в укрепление гуманитарных связей. И, конечно, неоценимы их заслуги перед родной страной, перед Россией. При этом так сложилось, что у них до сих пор нет своего профессионального праздника.

Думаю, вы со мной согласитесь, можно было бы это поправить, внести в российский календарь знаменательных дат День географа. А также дополнить перечень почётных званий страны званием «Заслуженный географ Российской Федерации». Это подчеркнёт значимость профессии, повысит статус представителей географической науки. И, главное, будет способствовать популяризации самой географии, вовлечению в изучение родной страны, её природы и истории ещё большего числа людей.

И в заключение хотел бы ещё раз поблагодарить вас, уважаемые члены попечительского совета и медиасовета, за ту большую поддержку, которую вы оказываете программам, экспедициям, исследованиям Русского географического общества, и всем, кто участвует в его полезной и созидательной работе.

Мне хочется выразить надежду, что и вам самим эта деятельность приносит удовлетворение, вам самим заниматься этим видом деятельности всё интереснее и интереснее.

Большое вам спасибо.

Пожалуйста, слово Сергею Кужугетовичу.

С.Шойгу: Спасибо, Владимир Владимирович.

Теперь предлагаю перейти к ставшей уже доброй традицией процедуре награждения. В этом году за огромный вклад за последние пять лет в развитие Русского географического общества, в значительное пополнение библиотеки Русского географического общества, нашего картографического фонда присуждена большая Константиновская медаль, главная награда Русского географического общества, Алишеру Бурхановичу Усманову. К сожалению, по уважительным причинам его сегодня здесь нет, но мы на ближайшем мероприятии эту награду ему вручим.

Также хотел бы вначале представить наших новых коллег, хотя, признаться, многих из них мы знаем давно, основательно, они много делали и без официального членства в попечительском совете. Тем не менее сегодня они официально становятся членами попечительного совета Русского географического общества.

Это Олег Валентинович Белозёров, Герман Оскарович Греф, Андрей Леонидович Костин, Владимир Стефанович Литвиненко и Николай Петрович Токарев. Также в состав попечительского совета вошли Антон Эдуардович Вайно и Игорь Иванович Сечин, которые по ряду объективных причин не смогли к нам присоединиться, но,уверен, они так же, как и прежде, будут вносить свой существенный вклад в развитие Русского географического общества.

Владимир Владимирович уже отметил роль нашей организации в сфере образования и конструктивного взаимодействия с Министерством образования и науки. Хотел бы добавить, что мы много внимания уделяем вопросам просвещения, прежде всего подрастающего поколения. Активно развиваем сеть молодёжных клубов Русского географического общества. Такие клубы хотят создавать вузы, центры детского туризма и краеведения, конечно, наши региональные отделения. Сейчас их уже более ста в 76 регионах страны. При этом ежемесячно мы получаем десятки новых заявок. Программа клубов очень насыщенна: от научных дискуссий до категорийных походов.

Также организован ряд конкурсов, победители которых станут участниками археологических раскопок в Крыму и Южной Сибири, посетят наши уникальные заповедники, смогут пройти по рекам и морям России на настоящем научно-исследовательском судне.

Надеюсь, волонтёры, получившие опыт работы в лучших университетах Русского географического общества, войдут в состав большой экспедиции в Антарктиду, которую мы планируем приурочить к юбилею открытия шестого континента и поддержать которую предложил Владимир Владимирович.

Полагаю, что нашего внимания заслуживает и третий фестиваль Русского географического общества, намеченный на осень этого года. Его главная тема – многонациональный народ России. Акцент будет сделан на многовековом опыте мирного сосуществования разных культур и традиций и межэтнического диалога, который позволил создать крупнейшее государство в мире, не растворив самобытности слагающих его частей.

Безусловно, продолжим развивать и международное сотрудничество. На него действительно не влияет никакая политика. Инициативы Русского географического общества охотно подхватывают и за рубежом. Например, выставку фотоконкурса «Самая красивая страна» в прошлом году увидели жители Греции, Казахстана, Австрии, Сербии, Испании, Германии. В этом году её пригласили уже более полутора десятков стран. В настоящее время экспозиция открыта во французской Ницце и в четырёх городах Румынии. В мае стартует уже вторая экспозиция в Сербии, где наши друзья создали зарубежный центр Русского географического общества.

Подчеркну, что он получил поддержку на самом высоком уровне. Центр открывал Президент Сербии, а в попечительский совет вошли ведущие общественные деятели и предприниматели республики. В планах центра много интересных проектов, в том числе организация новых площадок для проведения географического диктанта.

Помимо Сербии такие площадки планируем подготовить и в странах СНГ, и на базе зарубежных центров Россотрудничества. Таким образом, начиная с этого года у нас будет возможность сравнить, кто лучше знает географию России: наши граждане, иностранцы или соотечественники, проживающие за рубежом.

Говоря о планах на 2017 год, отмечу проект формирования в Сибири мощного научного промышленного и экономического центра. Считаем, что его создание окажет реальное содействие комплексному развитию региона.

Наше внимание к Сибири не случайно. Её изучение – значимая часть истории Русского географического общества. По сути, мы продолжим традиции большой сибирской экспедиции общества и работ Грум-Гржимайло, Черского и Обручева, а также почётного члена Русского географического общества, известного губернатора Восточной Сибири Николая Муравьёва-Амурского, который лично обследовал стратегически важную транспортную инфраструктуру региона, сплавляясь на плотах по его рекам. Он выделял солидные личные средства на исследования и обеспечивал их поддержку предпринимателями со всей страны.

<…>

В.Путин: Хочу вас всех поблагодарить и за сегодняшнюю работу, и за повседневное внимание к тем проблемам, которыми занимается Русское географическое общество.

Думаю, что и сегодняшняя встреча укрепила наше сообщество тех, кто с душой и сердцем, вниманием относится не только к географии, география – это повод для того, чтобы нам поговорить о России, о стране, её богатствах, перспективах, развитии, имеющемся колоссальном потенциале и историческом, и природном.

Хочу выразить надежду на то, что мы с вами будем продолжать эту совместную работу, и пожелать всем нам успехов на этом благородном поприще.

Спасибо большое!

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу


Россия > СМИ, ИТ. Агропром > comnews.ru, 24 апреля 2017 > № 2151796

Комбайн с российским "интеллектом"

Мария Андреева

Российский разработчик систем искусственного интеллекта (ИИ) для беспилотных транспортных систем - компания Cognitive Technologies разработала технологию компьютерного зрения для автоматического вождения зерноуборочного комбайна. В основе разработки лежит технология глубокого обучения нейронных сетей, или deep learning. По мнению экспертов, Cognitive Technologies выбрал правильный путь, концентрируясь на конкретном сегменте рынка с ограниченным набором требований, поскольку наличие даже ограниченного сегмента рынка позволит им доводить до совершенства свои продукты и финансировать дальнейшие разработки для выхода в другие сегменты.

Как поделился в разговоре с корреспондентом ComNews руководитель департамента разработки беспилотных транспортных средств CognitiveTechnologies Юрий Минкин, отдельные элементы решения будут реализованы в 2018-2019 гг. Само же решение ориентировочно будет запущено в промышленную эксплуатацию лет через пять. Над разработкой решения трудилось несколько десятков человек.

В компании отметили, что работы по проекту проводятся в соответствии с соглашением с Минобрнауки России в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 гг.". На реализацию технологической части проекта ведомством было выделено 34 млн руб.

"Предполагается, что наша система сначала будет установлена на экспериментальном образце сельхозтехники. Мы затратили на ее разработку более трех лет и получили отличные результаты. Обладая функцией автоматического подруливания при уборке урожая, российские комбайны смогут на равных конкурировать с ведущими мировыми сельскохозяйственными брендами, которые уже обладают аналогичным функционалом", - прокомментировала президент CognitiveTechnologies Ольга Ускова.

При этом Юрий Минкин уточнил корреспонденту ComNews, что решение будет реализовано на обычных комбайнах нового поколения. Впоследствии же комбайн с решением будет стоить дороже комбайна без решения.

По словам руководителя проекта CognitiveTechnologies Алексея Панченко, в основе разработки лежит технология глубокого обучения нейронных сетей, или deep learning. Он уточнил, что в течение прошлого года разработчики CognitiveTechnologies в реальных полевых условиях с камеры, установленной на комбайне, вели работы по сбору датасетов, а затем и обучению нейронной сети объектам и ситуациям, которые могут и будут встречаться "умному" комбайну в процессе его работы и которые должен распознавать искусственный интеллект.

Как отметили представители компании, сегодня нейронная сеть способна выделять пять основных классов объектов полевой сцены, что позволит обеспечить безопасную и эффективную работу "умного" комбайна. Первый - это нескошенная часть поля. Второй - обработанная, скошенная его часть. Третий класс объектов соответствует валку (скошенная и сложенная в ряд сельскохозяйственная культура). Четвертый соответствует той части жатки (механическое устройство комбайна, осуществляющее скашивание сельскохозяйственной культуры), которая попадает в поле зрения видеокамеры. Наконец пятый класс - это все остальные объекты (препятствия, техника, лес, деревья, сорняки и т.д.).

Автоматизированный комплекс "умного" комбайна, помимо системы ИИ, включает в себя одну видеокамеру отечественного производства и вычислитель с дополнительными блоками сопряжения с бортовыми системами комбайна.

Разработчики отметили, что во время проведения работ по уборке урожая водитель экспериментального образца комбайна еще будет должен присутствовать в кабине и выполнять функцию контролера. При этом уровень его квалификации должен оставаться на том же уровне, что и у обычного комбайнера. "Однако у него появится свободное время для того, чтобы сосредоточиться на выборе настроек параметров технологического процесса, непосредственно влияющих на качество уборки урожая, - угла наклона жатки, скорости хода и т.д., что сегодня является одной из основных проблем при уборке", - заверили в Cognitive Technologies.

"Автоматическое передвижение комбайна с системой искусственного интеллекта будет осуществляться по левой кромке поля либо вдоль скошенного валка. При этом искусственный интеллект сам будет понимать, где проходит граница скошенной культуры и куда нужно подруливать для обеспечения движения вдоль кромки", - рассказал Алексей Панченко, добавив, что в отдельных ситуациях, например при завершении прохода по полю, а также в случаях форс-мажора, по сигналу системы водитель должен быть готов принять управление на себя.

Говоря о конкурентном преимуществе решения, в компании поделились, что у данной технологии есть возможность понимания искусственным интеллектом различных типов границ поля (кромки, валка), в отличие от решений конкурентов, которые понимают лишь один из типов границ и для его определения вынуждены устанавливать соответствующие им дополнительные датчики, что в итоге определяет более высокую стоимость решения. Кроме того, в системе CognitiveTechnologies предусмотрена возможность оперативного добавления новых типов границ, а также вспаханной и невспаханной частей поля.

"Для этого достаточно обновления версии программного обеспечения, что позволит разработчикам уже в ближайшей перспективе расширить область применения системы на другие сельскохозяйственные культуры, такие как кукуруза и подсолнечник. Сегодня ИИ-системы обучены на работу с зерновыми и кормовыми культурами", - поделились с ComNews в Cognitive Technologies.

"Мы рассчитываем, что проект позволит нам сделать серьезный задел на будущее и существенно приблизит нас к созданию полностью беспилотного комбайна, чего мы ожидаем достичь к 2023-2024 гг.", - заключила Ольга Ускова.

По словам президента ООО "Мивар" Олега Варламова, рынка компьютерного зрения как такового в России нет, поэтому цена решений пока зависит от конкретного проекта, для которого системы создаются. Более того, существуют opensource-инструменты для создания таких систем. "Поэтому у разработчиков, в зависимости от поставленных задач и наличия финансовых ресурсов, есть возможность выбрать между условно-бесплатными и коммерческими системами", - отметил он.

Олег Варламов добавил, что компания "Мивар" изначально предполагала разрабатывать свою систему компьютерного зрения. Однако в процессе работы над робототехнической платформой "Муром" было решено на первых этапах использовать готовую систему, данные которой обрабатываются интеллектуальной системой собственной разработки "Роборазум". "Однако в среднесрочной перспективе мы рассматриваем возможность создания собственной миварной системы компьютерного зрения", - заключил он.

Президент НП "Руссофт" Валентин Макаров в разговоре с корреспондентом ComNews сказал, что компьютерным зрением в России занимается ряд разработчиков. В частности, он привел в пример компанию "Ланит-Терком", которая успешно работает и с зарубежными клиентами.

"Cognitive Tеchnologies изначально был лидером проекта компьютерного зрения в рабочей группе "АвтоНет" "Национальной технологической инициативы", работая с КАМАЗом", - отметил Валентин Макаров.

Он добавил, что компьютерное зрение для грузовых авто - это большой сегмент рынка. "Добиваться лидерства в борьбе с глобальными конкурентами в таком большом сегменте или сразу по всему спектру рыночных сегментов сложно, поскольку эти конкуренты имеют более долгую историю, больший рынок и больше финансовых ресурсов", - считает эксперт.

По мнению Валентина Макарова, Cognitive Technologies выбрал правильный путь, концентрируясь на конкретном сегменте рынка с ограниченным набором требований, поскольку наличие даже ограниченного сегмента рынка позволит им доводить до совершенства свои продукты и финансировать дальнейшие разработки для выхода и на другие сегменты.

"Поскольку в России производятся комбайны, вполне логично и экономически объяснимо, что на таких комбайнах могут быть установлены российские системы компьютерного зрения", - заключил Валентин Макаров.

Россия > СМИ, ИТ. Агропром > comnews.ru, 24 апреля 2017 > № 2151796


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > rossvyaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2150483

Итоги олимпиады «Инфотелеком-2017»

19-20 апреля 2017 года в подведомственном Россвязи СПбГУТ прошёл очный тур Международной студенческой олимпиады в области информационных технологий и телекоммуникаций «Инфотелеком». В этом году олимпиада стала юбилейной. Она проходит уже в пятый раз при поддержке Федерального агентства связи и охватывает самые актуальные и востребованные направления отрасли: инфраструктуру, технологии и услуги инфокоммуникационных сетей, беспроводные и мобильные сети связи, организацию радиодоступа, инфокоммуникационные технологии в сервисах и услугах, а также программную инженерию и информационную безопасность.

Партнёрами олимпиады традиционно выступают ведущие телекоммуникационные компании: Nokia, НИИ «Масштаб», SearсhInform, Tenda и ГК «Омега».

Руководитель Федерального агентства связи Олег Духовницкий направил в адрес участников олимпиады приветственное письмо, в котором отметил, что «Инфотелеком» дает уникальную возможность студентам 3-4-х курсов бакалавриата и 1-го курса магистратуры не только проверить уровень своих знаний и выявить лучших из лучших, но и получить ценный опыт общения с работодателями на открытых мастер-классах от ведущих отраслевых компаний.

С приветственным словом к собравшимся обратился первый проректор-проректор по учебной работе Георгий Машков. Он отметил, что участники Олимпиады приезжают в «Бонч» из самых разных уголков страны – от Севастополя до Владивостока. В этом году в отборочном туре приняли участие более 800 студентов, но в финал вышли лучшие из лучших – те, кто набрал наибольшее количество баллов в заочном туре.

«Пройдя первый этап, вы уже показали достойный результат. Всех участников очного тура ждут именные сертификаты, а победители получат самую важную награду – бонусные баллы для поступления в магистратуру СПбГУТ», – продолжил начальник отдела по научной работе со студентами СПбГУТ Василий Елагин, пожелав всем участникам приобретения полезного опыта и достижения новых результатов в олимпиаде.

После завершения интеллектуальных испытаний ребята посетили научные центры и лаборатории СПбГУТ.

20 апреля стал завершающим днём олимпиады.В этот день прошла церемония награждения победителей и выдача сертификатов участников, а также встреча с представителями ведущих компаний отрасли связи в рамках «Дня карьеры».

Председатель Комитета по информатизации и связи правительства Санкт-Петербурга Денис Чамара направил в адрес участников олимпиады приветственный адрес, в котором пожелал студентам удачи и успехов в обучении и профессиональном становлении. «Современные темпы развития мира ставят непростые задачи, решение которых связано с эффективным прогнозированием постоянно меняющихся условий и адаптацией к ней, – отметил он. – Именно поэтому модернизация в сфере науки и образования носит приоритетный характер. Олимпиада «Инфотелеком» помогает не только оценить собственные знания в области инфокоммуникационных технологий, но и даёт шанс получить ценные призы, в том числе и бонусные баллы для поступления в магистратуру СПбГУТ».

В завершение дня были озвучены имена победителей.

Итоги секции «Инфокоммуникационные технологии в сервисах и услугах, программная инженерия» места распределились следующим образом:

1-е место: Кудрявцева Диана Сергеевна. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича.

2-е место: Андреева Ирина Игоревна. Волгоградский государственный университет.

3-е место: Соболева Александра Дмитриевна. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого.

Ребята получили ценные призы от представителя НИИ «Масштаб».

Итоги секции «Информационная безопасность»:

1-е место: Гельфанд Артем Максимович. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича.

2-е место Бабчук Дмитрий Андреевич. Национальный исследовательский университет «Московский институт электронной техники».

3-е место: Рыжаков Данила Владиславович. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича.

Сотрудник учебного центра компании «СёрчИнформ» наградил ребят интересными и полезными призами.

Итоги секции «Инфраструктура, технологии и услуги инфокоммуникационных сетей»:

1-е место: Фам Ван Дай. Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича.

2-е место Фирсова Маргарита Алексеевна. Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича.

3-е место: Зобнин Артём Андреевич. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича.

Призы для секции предоставила компания «Tenda».

Итоги секции «Беспроводные и мобильные сети связи, организация радиодоступа»:

1-е место: Богачев Александр Васильевич. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. Михаила Александровича Бонч-Бруевича.

2-е место: Комысов Павел Владимирович. Дальневосточный федеральный университет.

3-е место: Кузнецов Егор Сергеевич. Московский физико-технический институт.

Призы для секции предоставила компания «Нокиа».

Всем участниками олимпиады вручены сертификаты на обучение от группы компании «Омега».

Следует отметить, что «Инфотелеком» входит в перечень олимпиад, по итогам которой победителям вручаются специальные премии. В этом году наибольшее количество баллов набрал студент СПбГУТ Гельфанд Артем Максимович, став, таким образом,обладателем главной премии.

СПбГУТ благодарит всех участников, спонсоров, партнёров и волонтёров олимпиады «Инфотелеком-2017».

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > rossvyaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2150483


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150301

Как риалтайм-анализ поможет городской инфраструктуре?

Сергей Гудырин , Александр Морозов

Отдельные «фрагменты» технологий для «умного города» уже входят в жизнь, но чтобы объединить их, нужны адаптивное управление и анализ данных в реальном времени.

За последние годы в мире произошло много интересных вещей: на радость цифровому поколению технологии развиваются быстрее, чем прогнозировалось в самых смелых планах. Это означает, что уже через 10-15 лет знакомые нам предприятия и города полностью изменятся. Произойдет это не без помощи адаптивного управления и анализа данных в реальном времени.

Систему управления организации можно считать адаптивной, если она способна быстро и качественно реагировать на изменения во внешней или внутренней среде, если способна корректировать задачи и оперативные планы под какие-то новые обстоятельства. Возьмем к примеру, работу газовой службы в городе. Несколько десятков машин с бригадами каждый день выезжают на работы, каждый обслуживает или ремонтирует свой объект. Внезапно происходит неожиданное событие, например, авария. Если система управления адаптивная, то она в этот момент перестраивает план работ бригад под новые обстоятельства. Подход адаптивного управления может на десятки процентов повысить эффективность работы,но переход к нему — достаточно сложная задача для любой организации. В идеале такое управление требует постоянного сбора информации в режиме реального времени, ее анализа, составления прогнозов и планов. Это настоящий сдвиг парадигмы управления, для которой нужны будут новые программные решения.

Управление в реальном времени уже достаточно активно применяется на предприятиях. Крупнейшие западные вендоры продают системы оперативного управления производством, управления активами, цепями поставок. Все они соответствуют концепции адаптивного управления. Исследованиями в этом сегменте занимаются не менее 200 научных коллективов в мире. В последние годы подход к сбору данных в реальном времени, использование прогнозной аналитики и автоматического построения расписаний начали применять и для управления инфраструктурой городов. В России переход от теории к практике в области умных систем управления все еще идет довольно медленно, хотя словосочетания «умный дом» и «умный город» давно на слуху.

Умный город — это город, который управляется данными, охватывающими такие сферы жизни горожан, как энерго-, газо- и водоснабжение, безопасность, транспорт, коммунальное хозяйство и т.д. Источниками данных служат видеокамеры, датчики, информационные системы. В настоящий момент уже несколько сотен городов мира приняли на вооружение эту концепцию и реализуют проекты Smart City в том или ином объеме.

Умная энергетика

В Леоне проект интеллектуальной электросети включает в себя управление энергосистемой на разных уровнях напряжения и применение умных счётчиков, которые сами передают показания коммунальным службам. В Амстердаме многие дома оборудованы интеллектуальными счетчиками электроэнергии, которые стимулируют снижение энергопотребления. Еще одна инициатива — гибкое уличное освещение. Часть уличных фонарей заменили на LED-светильники, подключили к интернету и стали менять интенсивность освещения в зависимости от обстоятельств. В обычном режиме, когда рядом никого нет, фонарь гаснет до минимальной яркости. При появлении человека или автомобиля в пределах видимости, яркость повышается.

Для жителей Глазго разработали приложение, в котором они указывают ежемесячные траты на электричество. Жители могут наглядно увидеть, как именно они используют электричество, сравнить свои расходы с расходами владельцев таких же домов, а также получить консультацию по оптимизации энергопотребления. Например, им могут посоветовать заменить старые бытовые приборы на новые, энергосберегающие. Из приложения также можно узнать, какие полагаются льготы при установке солнечных батарей.

Умный транспорт

Департамент транспорта Лондона, получая различные данные, составляет оптимальные маршруты для городского транспорта и своевременно оповещает население об изменениях в маршрутах движения, о дорожных работах и чрезвычайных ситуациях. Лондонцам доступны несколько десятков мобильных приложений для пассажиров. В Барселоне интеграцию нескольких умных технологий можно увидеть в реализации интеллектуальных светофоров, которые обеспечивают согласованность движения городского транспорта с зелёным сигналом светофора, обеспечивая движение без задержек. А в случае чрезвычайной ситуации маршрут аварийного автомобиля оперативно поступает в систему интеллектуальных светофоров, и на всём протяжении движения устанавливается зелёный свет (учитывающий текущее положение автомобиля).

В Сиднее специальная информационная система определяет степень загруженности дорог. Она вычисляет загруженность с помощью вмонтированных в полотно датчиков. Информация поступает в систему, которая управляет светофорами. Результаты действия системы: протяженность пробок сократилась на 40%, время в пути – на 20%, объем сжигаемого топлива – на 12%, а объем выхлопных газов – на 7%.

Умная вода

В Барселоне система орошения в Парк-дель-Центр-де-Побленоу была оборудована большим количеством датчиков. Теперь данные о количестве воды, необходимой для растений, передаются озеленительным службам города в режиме реального времени. В Фудзисаве в результате реализации системы активного использования дождевой воды для хозяйственных нужд, а также водосберегающих технологий в домах потребление воды уменьшилось на 30%.

Умная городская среда

На один квадратный километр Лондона приходится свыше 300 камер наружного видеонаблюдения. Информационная система помогает в прогнозировании пожароопасной обстановки. Она анализирует такие показатели жителей как возраст, образование, доход, тип занятости, тип жилья; обнаруживает наиболее подверженные рискам возгорания здания и неблагополучные семьи; строит прогнозную модель, повышающую качество оценок риска пожара в различных районах города. Это существенно сократило случаи уничтожения городских построек от пожаров.

Догоняет Лондон Москва: на один квадратный километр городской территории приходится около 55 видеокамер. С их помощью раскрывается порядка 70% всех совершенных преступлений. В Нью-Йорке мусорные контейнеры оборудованы индикаторами заполнения. Мусоровозы приходят только тогда, когда контейнер полон. Умная система самостоятельно рассчитывает график передвижения коммунального спецтранспорта, чтобы сэкономить топливо, человеческие ресурсы и своевременно вывозить отходы.

Умные здания

В Остине все новые дома оборудованы умными термостатами, способными подключаться к интернету через провод или по Wi-Fi, и имеющими функцию дистанционного управления. В Бруклине строится первая электрическая микросеть: многоквартирный дом будет оборудован литий-ионным накопителем, солнечной панелью и топливным элементом. Все это будет управляться единой операционной системой. Такие маленькие проекты позволят разгрузить питающую микрорайон подстанцию и отложить ее реконструкцию.

А что у нас?

В Москве проектируется умный квартал, в котором будут тестироваться новые городские технологии. Пилотная зона включает в себя несколько домов района Люблино. В ней появятся такие технологии, как интеллектуальный контроль за наполняемостью мусорных контейнеров и вывозом мусора, его автоматическая сортировка, системы, поддерживающие оптимальную температуру отопления, «умное» освещение подъездов (включающееся при появлении людей), «умные» счетчики воды и электричества (автоматически передающие показания коммунальным службам).

Российские Минэнерго и Минстрой разрабатывают законопроект, закрепляющий требование о строительстве исключительно энергоэффективных домов взамен аварийного жилого фонда (разница в себестоимости строительства обычного многоквартирного дома и энергоэффективного дома составляет всего 5%).

Умная эксплуатация

Реализация каждой отдельной из вышеназванных функциональных подсистем умного города весьма позитивно влияет на его развитие. Однако связывание их в единую систему с помощью умной эксплуатации дает синергетический эффект, может кардинально поменять современную городскую среду. Умная эксплуатация – это мониторинг и прогнозирование состояния инфраструктуры, своевременное и эффективное ее обслуживание, планирование развития города с учетом огромного количества факторов реального мира, практически не учитываемых в современных проектах. Внедрение умной эксплуатации сокращает расходы на обслуживание на 20-30%, позволяет снизить число аварий, увеличивает срок службы объектов городской инфраструктуры.

Концепция умной эксплуатации требует учета взаимосвязей, существующих в умных и «классических» инженерных сетях, зданиях. Реализация этой концепции требует привлечения самых современных инженерных и математических методов: BIM-моделирования, анализа больших данных, искусственного интеллекта и т.п. Так или иначе, должна сложиться система управления городской инфраструктурой в реальном времени. На наш взгляд, она должна базироваться на четырех основных принципах:

• система должна быть прозрачной за счет постоянного мониторинга (в реальном времени) текущего состояния инфраструктуры и работ исполнителей. Это позволит уменьшить простои ресурсов и сильно снизить затраты.

• система должна подразумевать совместное планирование работы различных служб. Это можно сделать за счет учета сложных взаимосвязей между объектами инфраструктуры. Это позволит исключить накладки, когда работу приходится переделывать. Например, когда сначала сажают деревья, а потом их выкапывают, чтобы положить трубу.

• переход от обслуживания «по графику» к обслуживанию «по состоянию». Такой принцип даст возможность экономить на ремонтах, но при этом снижать аварийность, поскольку ремонтируются только нужные элементы инфраструктуры.

• компьютерное моделирование должно помочь эффективно управлять развитием и модернизацией городской инфраструктуры. Так мы сможем заранее просчитать возможные последствия: например, сказать, как повлияет на состояние существующей электросети подключение нового здания.

Сегодня систем управления городской инфраструктурой, полностью отвечающих всем этим принципам, в мире нет. Но в некоторых небольших локальных образованиях – кампусах, эти подходы уже начинают применять. Один из примеров – университет Бентли, где для управления инфраструктурой кампуса используется кастомизированное решение для управления производственными активами.

Вероятно, самым передовым городом, ставшим на путь построения такой системы, является сегодня Барселона. Там действуют более 80 «умных» инициатив и внедрена общая платформа для сбора показаний с 600 видов датчиков, собирающих информацию об обстановке в городе.

Откуда деньги?

Понятно, что переход к новой модели управления городской инфраструктурой стоит денег. В связи с этим многие говорят, что у обычных российских городов на это в бюджете средств нет. Но нам кажется, вопрос стоит поставить по-другому.

Переход на адаптивное управление городской инфраструктурой позволяет, по мнению экспертов, сэкономить до 30% энергии, сократить до 15% потери воды и до 20% время пребывания водителями и пассажирами в дорожных заторах. Это огромная экономия будущих расходов. Поэтому решение проблемы финансирования изменений – это просто поиск тех субъектов, которые готовы уже сегодня взять на себя расходы в обмен на получение денежных потоков из сэкономленных денег в будущем. И это совсем не обязательно сами города. Во всем мире сейчас активно используются такие формы как государственно-частное партнерство, расширение платных услуг, поставка оборудования и программного обеспечения как сервисов, финансирование из результатов экономии. Применение таких методов – это не теоретические размышления. Стартапы в этой сфере могут искать коммерческих заказчиков (компания авторов, Adeptik, в консорциуме компаний НТИ разрабатывает систему управления производственными активами для энергетических предприятий, заказчики – производители умного энергетического оборудования - Forbes). Они могут и не просить денег у государства, а могут, например, привлекать кредиты в банках. Поставлять оборудование, с использованием принципов адаптивного управления, конечным пользователям можно по сервисной модели – они сразу ничего платить не будут, а заплатят потом, из денег, которые сэкономят в результате внедрения нового оборудования и информационных систем.

Сотрудничество всех заинтересованных сторон

Самое важное (а в российских реалиях — и самым трудным) в вопросе перехода к современному адаптивному управлению городской инфраструктурой — согласовать интересы всех стейкхолдеров: государственных и муниципальных органов управления, частных инвесторов, градостроителей, поставщиков решений и услуг, некоммерческих организаций и, конечно же, населения.

Возьмем те же вопросы финансирования: сегодня от городских властей скорее требуется не найти в бюджете деньги, а инициировать переговоры и гарантировать будущие доходы для тех субъектов, которые согласятся потратить деньги уже сегодня. Органам власти сегодня в принципе не разумно не использовать ресурсы, время, энергию тех игроков, которые готовы их тратить на дело развития города. И самое главное – это построить постоянный диалог с максимальным числом активных граждан.

Та же Барселона, где был запущен проект городского протокола, стала примером целостного подхода. Внедренные инновации и концепция сотрудничества позволили ей стать ярким примером интеллектуального города. В Бостоне разработали бесплатное пользовательское мобильное приложение, и с помощью него активно вовлекают граждан в управление городом, а их мнения и предложения используют при планировании городского развития и бюджета. В Чикаго специальное приложение отражает информацию об очистке улиц зимой от снега в реальном времени, показывая в том числе движение снегоуборочной техники, а также привлекает волонтёров и размещает заказы на работу.

Открытые данные

С появлением такого количества технологий индустриального интернета вещей, доступности интернета и распространением социальных сетей появляется большое количество данных, отражающих различные параметры функционирования городской инфраструктуры. Их можно различным образом анализировать, строить на их основе прогнозы, предлагать решения проблем. Математической особенностью больших данных является то, что в момент их сбора невозможно полностью предугадать к каким новым эффективным решениям приведет анализ этих данных. Поэтому успешные умные города применяют прозрачные правила, по которым эти данные могут быть предоставлены сторонним организациям, как в рамках свободного обмена, так и за плату, для покрытия расходов на управление данными.

Например, данные о транспортной ситуации в Лондоне являются открытыми. Это позволяет независимым разработчикам создавать специальные приложения и онлайн-сервисы, которые помогают пассажирам ориентироваться в схеме уличного транспорта и удобно планировать поездки. А в Глазго анализ больших данных о передвижениях людей позволяет частным организациям прогнозировать прибыльность магазинов и торговых центров в тех или иных районах города (для сбора таких данных используются датчики движения общественного транспорта, сенсоры в тротуарах и данные служб такси). Можно предполагать, что именно большие открытые данные и технологические новшества по их хранению, доступу и обработке внесут главный вклад в возможности повышения эффективности городов.

Как будут развиваться умные города?

Существует, на мой взгляд, два пути расширения интеллектуальных возможностей городов. Путь первый предусматривает развертывание в городе одного или нескольких отраслевых решений, направленных на наиболее острые проблемы, такие как безопасность или транспортная ситуация. Затем оценивается их эффективность и принимается решение о комплексной интеграции.

Путь второй, под названием «платформа», в противоположность первому подходу, заключается в изначальной проработке единой концепции умного города и создании базовой инфраструктуры (методологии и IT-платформы), необходимой для поддержки широкого набора интеллектуальных продуктов и сервисов.

Мы предлагаем еще и третий путь. Понимая, что проект автоматизации пока является сверхсложным для городской администрации среднего российского города, мы предлагаем начинать преобразования не только в традиционных городах, но и в в кампусах коммерческих предприятий, учебных и лечебно-профилактических учреждений, в отдельные жилищных комплексах. Они испытывают те же проблемы с инфраструктурой, что и города, и готовы их решать. Только в России таких кампусов, по нашим оценкам, более 50 000.

Превратить обычный город в город интеллектуальный — задача непростая. Бизнес-модели и технологии развиваются сегодня столь стремительно, что приводят к неопределенности во многих аспектах. Стандарты еще не сложились, опыта комплексной реализации проектов пока не много, но именно к их созданию и нужно стремиться, чтобы сделать города удобнее и эффективнее.

Текст подготовлен совместно с «Коммуникационной лабораторией». Образовательный проект создан для укрепления диалога между учеными, широкой общественностью и бизнесом. В материалах проекта — рассказы об опыте ученых, успешно коммерциализирующих свои разработки.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150301


Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292

Беспилотники в карьер: разработчик решений для роботизации добычи привлек 400 млн рублей

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Компания давно занимается созданием беспилотных самосвалов, бульдозеров и другой техники, а теперь взялась за роботизацию горной добычи

Разработчик промышленного софта «ВИСТ групп» и «дочка» компании — «ВИСТ Майнинг Технолоджи», резидент фонда «Сколково», привлекли 400 млн рублей от Российско-казахстанского фонда нанотехнологий под управлением I2BF Global Ventures и ВТБ Капитал Управление активами. Об этом говорится в пресс-релизе I2BF, поступившем в Forbes.

Полученные от инвесторов средства компания намерена направить на разработки по созданию роботизированной техники для горной добычи, а также на расширение международной экспансии компании. Директор по стратегии «ВИСТ групп» Алексей Владимиров отметил, что компания займется усилением присутствия на международных рынках: в Северной и Южной Африке, Индонезии, Индии, странах Латинской Америки.

Партнер и глава I2BF в России Александр Корчевский в беседе с Forbes уточнил, что I2BF вместе с «ВТБ капиталом» управляет средствами этого фонда-инвестора, созданного в 2012 году. Его целевой капитал составляет $100 млн. Из них $25 млн вложила «Роснано», еще $25 млн – казахстанская Kazyna Capital Management. Остальные средства (от $50 млн до $100 млн) управляющие должны были привлечь от частных инвесторов, указывала «Роснано».

Сегодня капитал равняется $51 млн: управляющие фонда вместе внесли в него $1 млн, объяснил Корчевский. Собеседник добавил, что фонд, следуя своему названию, сделал четыре инвестиции в область нанотехнологий, но теперь расширил инвестиционный мандат и интересуется проектами и в области промышленности. Одним из ключевых критериев отбора проектов является их стремление работать на рынке в Казахстане. Владимиров подтвердил, что у «ВИСТ групп» есть интерес к этой стране. Представитель I2BF, в свою очередь, заметил, что бизнес компании за последние пять лет вырос в несколько раз, что стало одной из причин инвестировать в нее.

«Динамика и рост бизнеса компании в России и Казахстане, а также ее успешный выход на международные рынки стали для нас определяющими для заключения этой сделки», — заметил Корчевский. Инвестиционный директор фонда «Сколково» Владимир Сакович добавил, что опытность компании как на российском, так и на мировом рынке усложнили процесс привлечения инвестиций. «Для венчурных фондов компания оказалась уже достаточно крупной, а для фондов прямых инвестиций – излишне технологической», — объяснил он.

Группа уже работает в Марокко, ЮАР, Индонезии, Монголии, Иране, Казахстане, Вьетнаме. Проект по роботизации горной добычи, в который компания планирует вложить инвестиции, получил название «Интеллектуальный карьер». Речь идет о создании в России первой технологии безлюдной добычи твердых полезных ископаемых (ТПИ), указывает компания. Ее специалисты уже испытали роботизированную технику «БелАЗа» и «КамАЗа», в 2016 году начали разработку беспилотных бульдозеров, а в этом — планируют отработать технологический цикл погрузки и транспортировки ископаемых в автономном режиме.

Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150278

Индустрия развлечений: как заработать на том, на что другие тратят?

Игорь Клюшнев

начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс»

Объем развлекательного контента стремительно растет, а огромные корпорации, которые его производят, получают миллиарды долларов прибыли

«Вкалывают роботы, а не человек»

Начать стоит с того, что в развитых странах присутствует риск существенного сокращения рабочих мест. Перенос производства в США и повышение таможенных пошлин на импорт, которые лоббирует нынешний президент страны Дональд Трамп, не отменяют риски потери работы в стране для десятков миллионов водителей, бухгалтеров, работников заводов и офисов. Их места могут занять роботы, автопилоты и системы искусственного интеллекта.

Согласно анализу McKinsey & Co., «бомба автоматизации» ставит под удар 45% всей рабочей деятельности в Америке. В производственной сфере потребность в сварщиках, резчиках, паяльщиках и других рабочих специальностях может сократиться на 90%. Яркий тому пример – компания Uber, озвученной целью которой является максимально быстрая замена более одного миллиона своих водителей автопилотами. Даже в финансовой и страховой сфере, по оценкам консалтинговой компании, может быть сокращено 66% работ, выполняемых людьми.

Можно предположить, что со временем более высокий, чем нынешний, уровень безработицы станет нормой. Это приведет к тому, что у большого числа людей появится заметный избыток свободного времени. Учитывая, что тренд на автоматизацию и роботизацию производственных процессов появился не вчера, можно с полной уверенностью говорить, что он продолжится. На этом фоне роль сектора экономики, отвечающего за свободное время, будет также продолжать расти.

О чем я говорю, когда говорю о… развлечениях и инвестициях

Традиционно глобальная индустрия развлечений обозначается акронимом REST (Recreation, Entertainment, Sports, Tourism) и включает бизнес, специализирующийся на отдыхе, зрелищных развлечениях, спорте и туризме. Однако официально в США выделяют индустрию медиа и развлечений (media and entertainment — M&E) в которую входят производство и дистрибуция фильмов, телепрограмм и рекламы, потоковый медиаконтент, музыка и аудио, радио, книги и видеоигры. Американская индустрия развлечений является крупнейшей в мире, занимая треть всего глобального рынка. По оценке PriceWaterhouseCoopers (2014 — 2019 Entertainment & Media Outlook) в денежном выражении она достигнет к 2019 году объема $723 млрд (от $632 млрд в 2015 году).

Чтобы обычному человеку инвестировать в развитие индустрии развлечений, ему нужно купить акции торгуемых на бирже компаний, занятых в этой отрасли. В разрезе интересующего нас фондового рынка структура сложнее. Согласно общепринятой классификации Global Industry Classification Standard (GICS), используемой в частности и S&P для определения категорий публичных компаний, к индустрии развлечений можно отнести такие подсекторы, как Casinos & Gaming; Cable & Satellite; Home Entertainment Software; Hotels, Resorts & Cruise Lines; и Leisure Products. И самое интересное, что в эти подсекторы не попадают такие гиганты, как AT&T, Facebook, Google и некоторые другие ключевые игроки отрасли. Поэтому ниже мы рассмотрим именно отдельные компании, выделив два наиболее перспективных, на наш взгляд, направления – это развлечения, связанные с просмотром видео, а также различные игры.

«Господи, благослови телевидение»

Видео уже сейчас – основной развлекательный контент, в будущем его доля будет только расти. Благодаря интернету смотреть видео можно 24 часа в сутки на компьютере, смартфоне или планшете. Где бы мы ни находились, в аэропорту, ресторане или на концерте, мы почти всегда можем посмотреть телешоу, кино или поиграть. Развлекательные компании активно находят способы адаптироваться к этому развитию технологий.

Американская индустрия видео включает кинотеатры, телевидение и домашний просмотр. Прогнозируется, что выручка кинотеатров увеличится с $9,9 млрд в 2016 году до $10,9 млрд в 2020-м. Относительно небольшой рост связан с переходом контента с физических носителей на цифровые и онлайн-просмотр, ростом цен на билеты, уменьшением числа релизов. Домашнее видео вырастет за этот период с $20 млрд до $20,9 млрд, но при этом объем потоковых сервисов и видео по запросу подскочит с $11 млрд до $15 млрд. Телевизионный рынок США, будучи зрелым, изменится незначительно — с $101,8 млрд до $102,3 млрд.

Согласно Deloitte Consulting, свыше 90% поколения двухтысячных вовлечены в четыре вида активности перед экраном. Они хотят иметь круглосуточный доступ к видеоконтенту и менее зависимы от подписки на ТВ, во время просмотра видео они обычно одновременно сидят в соцсетях, шлют текстовые сообщения, слушают музыку или играют в видеоигры. Это влияет на концентрацию внимания потребителей, формируя спрос на индивидуальный просмотр онлайн-видео и технологии с простой и быстрой сменой интерфейса. Консалтинговая фирма прогнозирует рост числа зрителей потокового видео до 209 млн к 2021 году от 181 млн в 2015 году.

В этом году продолжатся кардинальные изменения на рынке развлечений США, начавшиеся в последние несколько лет:

Рост доли «экономичных» пакетов для подписных сервисов, предлагаемых кабельными и спутниковыми компаниями, а также провайдерами потоковых и ОТТ (over the top – получение контента через приставку) сервисов, такими как Netflix и Amazon.

Рост популярности укороченных по времени видов контента, такие сериализированные веб- и Youtube ролики продолжительностью 6-10 минут.

Новые формы рекламы – от мгновенных сообщений до содержательного контента, с различными формами спонсорства и продакт-плейсмента.

Поставщики потокового контента получают значительную часть выручки рекламодателей, способствуя формированию у потребителей ожидания «бесплатных» услуг, что способствует видоизменению рынка. Потребление медиа расширяется до «физического» опыта. Новые технологии позволяют испытать более персональную связь как со звездами и представителями шоу-бизнеса, так и с людьми с общими интересами. Через социальные медиа появляются дополнительные возможности при прямых трансляциях событий, в сфере спорта, в области тематических парков. Сюда относятся, например, посты и селфи участников мероприятий в Instagram, Snapchat и Facebook. На этом фоне кабельное телевидение постепенно теряет аудиторию.

Недавно Google анонсировала свой подписной сервис на потоковое видео YouTubeTV. Компания подписала соглашения с CBS, Twenty-First Century Fox и Walt Disney для получения доступа к контенту.

«Вы готовы играть?»

Американский игровой рынок продолжает бурно развиваться, превысив планку $100 млрд. Традиционно он состоял из видеоигр для персональных компьютеров и игровых консолей. Сейчас же потребители обладают доступом к разнообразным устройствам, включая смартфоны и планшеты. Сектор включает физические, цифровые и онлайн-игры, подписные сервисы, мобильные приложения, а также технологии виртуальной и дополненной реальности (VR/AR). Сектор динамично эволюционирует в таких направлениях, как социальные и казуальные игры. Развивается также направление профессионального киберспорта.

Одним из факторов роста является увеличение доли онлайн-игр не только на компьютерах, но также на игровых консолях. Это способствует увеличению игрового времени. Например, геймеры в 2016 году потратили 43 млрд часов на игры компании Activision Blizzard, что сравнимо с длительностью просмотра видео в Netflix в течение 45 млрд часов. На этом фоне акции Activision подскочили почти на 20% на следующий день после выхода годового отчета за 2016 год, показавшего рост продаж на 42%.

Electronic Arts также является ведущим производителем контента в секторе (акции компании выросли на 400% за последние 5 лет) с очень успешными франшизами FIFA, Star Wars, и Battlefield. Компания также является одним из ключевых игроков в растущем сегменте электронных спортивных состязаний. В то время как продажи EA не показывали такую же динамику, как у Activision, она все еще остается на долгосрочной траектории роста с увеличением прибыли на 56% в течение первых трех кварталов 2017 финансового года.

Еще одним фактором роста для игровой индустрии является развитие мобильных игр, особенно простых, вызывающих огромный начальный интерес, а также игр с долгосрочным вовлечением.

Одним из безусловных лидеров в этой области является Take-Two Interactive. Компания недавно приобрела разработчика мобильных игр Social Point, что должно способствовать ее дальнейшему росту. Take-Two также усилила свои позиции в сфере киберспорта, заключив партнерство с NBA (Национальная баскетбольная ассоциация). Хотя компания и уступает по масштабам своим конкурентам, одним из ее достоинств является концентрация на качественном развитие, а не на количественном.

Наконец, нельзя не упомянуть Nintendo, вернувшуюся из забытья в 2016 году с выходом игры Pokemon Go от Niantic Inc. Эта игра с дополненной реальностью быстро покорила мир, с пятьюстами миллионами загрузок в первые несколько месяцев после появления.

Активно пытаются развиваться на игровом рынке и технологические гиганты. В частности, Amazon.com еще в 2014 году приобрела игровой сайт Twitch за $970 млн. Amazon Game Studios активно нанимает специалистов (открыты свыше 100 вакансий).

«Что же из этого следует?»

Эта строка из стихотворения Ю. Левитанского звучит в киноленте «Москва слезам не верит». Ответом в фильме является «Следует жить, шить сарафаны и легкие платья из ситца», который мы б дополнили тем, что стоит следить за развитием всей этой большой индустрии. Это не только интересно и позволяет получить представление о вкусах современной молодежи, но также такая информация позволяет получить доход от вложений. Важно то, что акции компаний, о которых было рассказано выше, торгуются не только на американских биржах, многие из них уже доступны любому, даже неквалифицированному российскому инвестору, так как они включены в листинг биржи Санкт-Петербургской. А это значит, что долгосрочный портфель, в котором уже есть акции, например Сбербанка и «Аэрофлота», можно легко дополнить ценными бумагами компаний, специализирующихся на играх и медиа. Мир меняется, и вслед за этими изменениями, а, лучше, опережая их, стоит управлять и составом своего инвестиционного портфеля.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150278


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146727 Василий Осьмаков

Аддитивные технологии и 3D-печать: в поисках сфер применения

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

В дискуссиях про аддитивные технологии сталкиваются две противоборствующие позиции. Одна — «мы напечатаем всё: дома, самолеты, танки, ракеты». Другая — «все аддитивные технологии экономически неэффективны». Кто прав?

Аддитивные технологии — один из главных мировых трендов, упоминаемых в контексте новой промышленной революции. Ежегодный рост этого рынка, который на самом деле еще не сформирован и не имеет четких границ, варьируется в пределах 20-30%.

Так, ведущая консалтинговая компания в индустрии 3D-печати Wohlers Associates сообщила в своем очередном ежегодном отчете (Wohlers Report 2017), что индустрия аддитивного производства выросла в 2016 году на 17,4% (в 2015-м — на 25,9%) и составляет сейчас свыше $6 млрд. Если в 2014 году системы 3D-печати выпускали 49 компаний, то по итогам прошлого года число производителей увеличилось до 97. Эксперты дают самые оптимистичные прогнозы — по оценкам аналитической компании Context, рынок аддитивных технологий достигнет $17,8 млр уже к 2020 году. Аналитики The Boston Consulting Group посчитали: если к 2035 году компаниям удастся внедрить 3D-печать хотя бы на 1,5% от своих общих производственных мощностей, то объем рынка превысит к этому времени $350 млрд.

Ажиотаж вокруг этой темы вполне объясним. В отличие от традиционных технологий обработки металла, аддитивное производство построено не на вычитании, а на добавлении материала. На выходе получаются детали сложной геометрической формы, сделанные в короткие сроки. Когда скорость изготовления продукции сокращается в десятки раз и коренным образом меняются издержки, это меняет всю экономику машиностроения.

За счет чего происходит удешевление производства? Во-первых, снижается число комплектующих частей создаваемых деталей. Например, чтобы изготовить обычным методом топливную форсунку для реактивного двигателя, необходимо приобрести около 20 разных запчастей и соединить их с помощью сварки, что является трудоемким и затратным процессом. Применение же 3D-печати позволяет создавать форсунку из одного цельного куска.

Благодаря этому снижается и вес готовой детали, что особенно ценно для авиационной отрасли. Производители авиадвигателей уже научились создавать аддитивным способом различные кронштейны и втулки, которые на 40-50% легче своих «традиционных» аналогов и не теряют при этом прочностных характеристик. Почти вдвое удается снизить вес и отдельных деталей в вертолетостроении, например, связанных с управлением хвостовым винтом российского вертолета «Ансат». Уже появились и первые прототипы 3D-печатных четырехцилиндровых автомобильных двигателей, которые на 120 кг легче стандартных аналогов.

Другой важный момент — экономия исходного сырья и минимизация отходов. Собственно, сама суть аддитивных технологий заключается в том, чтобы использовать ровно столько материала, сколько требуется для создания той или иной детали. При традиционных способах изготовления потери сырья могут составлять до 85%. Но наиболее, пожалуй, важное преимущество аддитивных технологий заключается в том, что трехмерные компьютерные модели деталей можно мгновенно передавать по сети на производственную площадку в любую точку мира. Таким образом, меняется сама парадигма промышленного производства — вместо огромного завода достаточно обладать локальным инжиниринговым центром с необходимым 3D-оборудованием.

Впрочем, так обстоят дела в теории. На практике же сфера аддитивного производства — это история про поливариативность, про то, как технологии опередили возможные сценарии их применения. Вся передовая промышленная общественность осознает, что в их руках находится крайне перспективная базовая технология, но что с ней делать — остается открытым вопросом.

На сегодняшнем этапе главной задачей является как раз поиск сфер применения аддитивных технологий, и пока эту проблему еще никто не решил. Не найден ответ и на другой фундаментально важный вопрос: где находится тот «водораздел», при котором применение аддитивных технологий становится экономически эффективнее традиционных, классических способов — штамповки и литья? К примеру, ни один из крупных мировых игроков по производству газовых турбин, в том числе и на российском рынке, пока не определился в том, какая из конкурирующих технологий будет применяться в будущем для производства лопаток для двигателя самолета — аддитивные технологии или традиционное литье.

Программы поддержки аддитивной промышленности в зарубежных странах сводятся в основном к двум направлениям — финансированию НИОКР и формированию консорциумов, объединяющих предприятия, исследовательские центры и университеты.

К примеру, в США в 2012 году был создан Национальный институт инноваций в области аддитивной промышленности («America Makes») с целью объединения усилий американских компаний и научных кругов, занимающихся передовыми производственными технологиями. Общая стоимость проекта составила $70 млн, из них $30 млн вложило правительство. Основным куратором Института выступает Министерство обороны США, поэтому созданный акселератор поддерживает инновационные разработки, связанные также с военной сферой. Такие, например, как напечатанный на 3D-принтере гранатомет RAMBO.

Практически каждый десятый 3D-принтер произведен в Китае, а местный рынок аддитивных технологий, согласно прогнозам, будет показывать ежегодный рост на 40% и превысит к 2018 году 20 млрд юаней. При помощи технологии 3D-печати цементными смесями китайцы даже печатают жилые дома и «офисы будущего» на берегу Персидского залива. Ключевой структурой в стране, объединяющей несколько десятков местных инновационных центров, является Индустриальный альянс Китая по технологиям 3D-печати.

Россия пока отстает от стран – технологических лидеров по вкладу в общий рынок аддитивных технологий. Но я бы не стал называть это отставание критичным. Просто потому, что глобальная конкурентная борьба ведется не на «поляне» создания непосредственно аддитивных машин, принтеров и порошков. Конкуренция состоит в поиске рыночных ниш применения аддитивных технологий. Выиграет в ней не тот, кто нарастит производство своих аддитивных установок или сырья, а тот, кто поймет, что именно нужно печатать, для чего, и в каких областях это принесет максимальный экономический эффект.

В оживленных дискуссиях, которые ведутся сейчас на тему развития аддитивных технологий, противопоставляются обычно две крайности. Одна из них — «мы напечатаем всё»: дома, самолеты, танки, ракеты. Другая крайность – «все аддитивные технологии экономически неэффективны». И это тоже одна из ключевых системных проблем.

На сегодняшний день можно четко очертить только такие направления применения аддитивных технологий, как прототипирование и создание деталей сверхсложной геометрии. Например, на рынке систем прототипирования присутствуют сегодня более 30 отечественных серийных производителей 3D-принтеров, использующих технологию печати пластиковой нитью. Они выпускают около 5 000 принтеров ежегодно. Причем доля российских комплектующих в этих изделиях составляет порядка 70%.

В этот небольшой круг направлений можно добавить также быстрое мелкосерийное производство изделий по индивидуальному заказу. Однако производство конечных продуктов и быстрое изготовление прототипов – это две разные производственные «философии». Аддитивные технологии призваны, скорее, дополнить традиционные методы металлообработки, нежели заменить их, как предрекают многие эксперты.

Что происходит сейчас с мировой индустрией? Из большой промышленности, нацеленной на достижение эффекта масштаба, она превращается в глобальную гибкую сеть индивидуализированных производств. Аддитивные технологии также позволяют современному производству мигрировать из продуктового в сервисный сегмент.

Простой пример, уже реализованный на практике, – беспилотный летательный аппарат для нужд обороны, полностью напечатанный на 3D-принтере. Так как при его проектировании и изготовлении все основные процессы были автоматизированы, нет никакой нужды держать на каком-то заводе большой запас запчастей для этой техники. Вместо того чтобы отправлять ремонтировать беспилотник на завод, необходимые элементы можно будет печатать прямо на месте. Рабочие лопатки двигателей пока не печатают, но уже осуществляют их ремонт методом лазерной порошковой наплавки.

Чисто гипотетически можно провести аналогичную параллель с авианосцем, находящемся в походе, или с поездом. Имеющийся в распоряжении ремонтников принтер помог бы доработать или отремонтировать определенные детали, например, те же лопатки. Таким образом, аддитивные технологии, вероятнее всего, займут свое место именно в сервисном сегменте, отражая один из главных трендов развития современных промышленных технологий – кастомизацию продукции под потребителя.

В этой связи государственная политика по развитию данной сферы в России, должна опираться на следующие основные направления. Во-первых, это создание условий для снижения рисков, связанных с пилотным внедрением аддитивных технологий. В частности, с недавних пор действует новый механизм субсидирования, когда государство компенсирует предприятию 50% расходов, понесенных им при производстве и реализации пилотных партий промышленной продукции. Во-вторых, поддержку проектам в сфере аддитивных технологий оказывает Фонд развития промышленности, выдавая компаниям целевые льготные займы от 50 до 500 млн рублей под 5% годовых. Кроме того, участники рынка могут претендовать на финансовую поддержку со стороны государства для погашения части понесенных затрат на НИОКР.

Стимулирование разработок в сфере аддитивного производства необходимо поддерживать, так как их применение в современной промышленности – это долгий поиск, путем проб и ошибок, оптимальных ниш для решения конкретных задач. Например, можно создать что-то вроде «открытой библиотеки» технологических решений, объясняющей, как на конкретном станке, используя конкретный порошок, можно изготовить определенную деталь.

Другая важная задача – формирование эффективных площадок для взаимодействия конечных заказчиков с производителями материалов и оборудования. Такой Центр аддитивных технологий уже создается Ростехом на базе производителя газотурбинных двигателей НПО «Сатурн», имеющего многолетний опыт работы в области аддитивных технологий. Идею создания центра поддержали крупнейшие представители российской авиационной отрасли: Роскосмос, ОАК, ОДК, «Вертолеты России», «Технодинамика», КРЭТ и др.

Кроме того, тема аддитивных технологий — это прерогатива стартапов. Сейчас они зачастую просто скупаются мировыми технологическими гигантами. И сложно определить истинный мотив принятия данных решений: является ли это искренним желанием вкладываться в перспективное аддитивное направление, или же это просто попытка повысить свою капитализацию за счет своевременного поддержания модного тренда.

Так, в прошлом году американский концерн General Electric приобрел за $1,4 млрд две европейские компании, специализирующиеся на 3D-печати, — шведскую Arcam AB и немецкую SLM Solutions Group AG. Корпорация Siemens увеличила до 85% долю в британской компании Materials Solutions, специализирующейся на аддитивных технологиях в газотурбостроении. В начале 2017 года BMW, Google и Lowe’s сообща инвестировали $45 млн в американский стартап Desktop Metal, занимающийся созданием инновационной технологии 3D-печати металлических изделий. В общей сумме инвесторы вложили в этот проект, состоящий из 75 инженеров и программистов, уже около $100 млн

В связи с этим важно не допустить ситуации, при которой мы могли бы потерять наши успешные российские стартапы в сфере аддитивного производства. Разумеется, нельзя обойтись и без подготовки соответствующих инженерных кадров, которые могли бы профессионально разбираться в том, что целесообразно печатать, а что эффективнее продолжать делать традиционным методом.

Таким образом, основная проблема на сегодня заключается не в том, чтобы разработать современный отечественный 3D-принтер или создать качественные порошки (технологии ради самой технологии – довольно бессмысленная вещь), а в том, чтобы в нужном месте правильно применить уже имеющиеся на рынке разработки. Для этого у нас должны быть российские компании-драйверы, которые активно работали бы с этими технологиями, и максимально рационально и эффективно применяли бы их на практике.

Это госкорпорация Росатом, которая делает сейчас особую ставку на развитие аддитивных технологий, формируя собственную базу оборудования, материалов и технологий для выхода на новые внешние рынки. Это передовые наши компании в авиационной и ракетно-космической отрасли, которые объединились на базе упомянутого мной центра аддитивных технологий. Это Ростех, в состав которого входит «Объединенная двигателестроительная корпорация» (ОДК) – один из главных российских драйверов внедрения аддитивных технологий. Кроме того, в регионах создаются инжиниринговые центры – «точки роста» для инновационных компаний, которые помогают коммерциализировать разработки и доводить лабораторные образцы продукции до ее серийного производства.

Подобные, по-своему прорывные, примеры уже есть. Аддитивные технологии были успешно применены при изготовлении деталей двигателя ПД-14 для гражданской авиации, а также в конструкции нового газотурбинного двигателя морского применения, начало серийного производства которого запланировано на 2017 год. В области промышленного дизайна и быстрого прототипирования у российских специалистов есть передовые разработки, связанные со стрелковым оружием и аэрокосмической отраслью.

Это примеры успешного нахождения сфер для применения аддитивных технологий. Уже сейчас очевидно, что стопроцентной такой нишей станет медицина. Эндопротезы, биопринтинг, зубные мосты, ортопедия… Здесь аддитивные технологии уже переживают расцвет. В числе других потенциальных отраслей – инструментальная промышленность (производство инструментов и их шаблонов), космическая и авиационная сферы (легкие детали со сложной геометрией, компоненты турбин).

Аддитивные технологии связаны с поиском конкретных ниш, но и традиционная металлообработка не сдаст своих позиций в ближайшие годы. Важно не пропустить возможное изменение производственной парадигмы в тех отраслях, где мы традиционно сильны, а также искать новые сферы применения аддитивных технологий. Ведь ключевой вопрос заключается не в том, чтобы догнать и перегнать конкурентов, а в самой целесообразности этого забега и понимании того, на правильном ли треке мы находимся в конкретный момент.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146727 Василий Осьмаков


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146707

Будущее онлайн-образования в России: рост и осторожные инвестиции

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Несмотря на «государственность» образовательного рынка страны, консервативность его участников и их слабую IT-грамотность инвесторы видят в российском EdTech огромный потенциал

Объем мирового рынка образования составляет $4,5–5,0 трлн, и в ближайшие годы он обещает уверенно расти, пробив отметку в $6–7 трлн. При этом доля онлайн-образования в общих показателях составляет около 3% ($165 млрд). Такие данные со ссылкой на зарубежные прогнозы приводятся в «Исследовании российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий», инициатором которого выступило издание East-West Digital News. Исследование проводилось в партнерстве с Фондом общественного мнения (ФОМ), изданиями Russia Beyond The Headlines и Rusbase, digital-платформой VB Profiles, «Нетологией Групп», ФРИИ, Высшей школой экономики и агентством Сomscore.

Результаты исследования были презентованы на Российском интернет-форуме (РИФ+КИБ 2017) в Подмосковном пансионате «Лесные дали».

Благодаря устойчивой динамике роста к 2023 году цифровая часть индустрии обещает преодолеть отметку $240 млрд, прибавляя более чем по 5% в год, говорится в докладе. По более оптимистичному прогнозу, этот показатель достигнет величины $252 млрд еще раньше — уже к 2020 году, при среднегодовом приросте в 17%. США по-прежнему остаются лидерами на рынке в EdTech, но темпы прироста этого рынка в штатах замедляются, составляя +4,0-4,4% ежегодно. Второй по величине регион — Юго-Восточная Азия. В первую очередь речь идет о Китае и Индии. Там рынок онлайн-образования набирает обороты значительно быстрее (+17%).

Интересно, что драйвер рынка Восточной Европы — Россия, со среднегодовым ростом, по разным оценкам, в 17–25%, отмечают авторы доклада.

Прогноз по рынку онлайн-образования в России: от 2016-го к 2021 году

Общий объем рынка образования в России прошлом году составлял 1,8 трлн рублей с долей частного бизнеса в нем в 19,2% (351,7 млрд рублей), на онлайн-образование приходилась доля в 1,1% (20,7 млрд рублей). К 2021 году эксперты ожидают увеличения рынка до 2 трлн рублей с долей частного бизнеса в 18,9% (385,4 млрд рублей). Заметного роста ждут на рынке онлайн-образования, доля которого на общем рынке будет составлять уже 2,6% (53,3 млрд рублей).

В докладе приводятся данные по разным образовательным секторам: дошкольное образование; общее среднее образование; дополнительное школьное образование; высшее образование; среднее профессиональное образование; дополнительное профессиональное образование и языковое обучение. Мы выбрали самые заметные из них с точки зрения EdTech с максимальной долей онлайн-технологий — ситуация по этим сегментам в 2016 году выглядела следующим образом:

допольнительное школьное образование — общий рынок 130 млрд рублей, который на 100% состоит из частного бизнеса, доля онлайн-образования в этом секторе составляет 2,7% (3,6 млрд рублей)

дополнительное профессиональное образование с общим рынком в 105 млрд рублей и долей частного бизнеса в 73% (77 млрд рублей). На онлайн-образование в прошлом году здесь приходилось 6,7% (7 млрд рублей)

языковое обучение, где общий рынок также состоит из частного бизнеса и составляет 31 млрд рублей, на онлайн-образование в этом секторе приходилось 7% (2,2 млрд рублей)

К 2021 году, как ожидают эксперты, общий рынок этих трех секторов сохранится или вырастет незначительно, при этом доля онлайн-образования увеличится весьма заметно: в допольнительного школьном образовании до 6,8% (10 млрд рублей), в дополнительном профессиональном образовании до 10,9% (11 млрд рублей), в языковом обучении до 10,7% (3,3 млрд рублей). Таким образом, при почти прежнем объеме трех самых заметных образовательных секторов в России — рост покажет именно блок онлайн-образования.

Авторы доклада ожидают также внушительного роста финансирофания рынка общего среднего образования, которое практически целиком финансируется государством. Согласно прогнозам, приведенным в исследовании, этот рынок вырастет с 572 млрд рублей в 2016 году до 699 млрд рублей к 2021 году. Что особенно интересно, при практически равной доле частного бизнеса (5% (28 млрд рублей) — в 2016 году, 5,8% (41 млрд рублей) — в 2021 году) доля онлайн-образования увеличится с 0% до 1,5% и составит 10 млрд рублей.

Инвестиции и сделки в российском EdTech

Эксперты признают, что в России в течение трех лет — с 2014 года — было заключено крайне мало инвестиционных сделок в сфере EdTech. Речь идет лишь о 66 сделках, среди которых только несколько превысили $1 млн, а меньше 20 сделок - составили более $100 000. В то же время общее число сделок может оказаться немного выше — за счет тех, которые не раскрывались их сторонами или «по разным причинам остались вне нашего поля зрения», замечается в докладе. Еще одна особенность инветирования в российское онлайн-образование — доминирование государственных инвестиций: так, Фонд развития ин­тер­нет-ини­ци­а­тив (ФРИИ), учрежденный Агентством стратегических инициатив (АСИ) по предложению президента Владимира Путина, вложил в подобные проекты небольшие суммы, обеспечив, тем не менее, почти 40% зафиксированных сделок.

На протяжении трех лет венчурные фонды и акселераторы приняли участие в 13 сделках, в то время как корпорации оказали финансовую поддержку семи стартапам, включая гранты, говорится в докладе. Бизнес-ангелы поучаствовали в 15 сделках. Авторы документа полагают, что именно на них пришлась большая часть сделок, информация по котороым не раскрывалась. Общий объем инвестиций в течение каждого отдельно взятого года (с 2014 по 2016 год) ни разу не превысил $10 млн. В 2016 году их объем оказался незначительным: в российские стартапы в сфере образовательных технологий было вложено только $2,1 млн — речь идет лишь о зафиксированных сделках, сумма которых раскрывалась.

Иностранные инвесторы пока также практически отсутствуют на российском рынке. Авторы доклада нашли лишь шесть сделок с их участием, в частности, в 2016 году американский акселератор 500 Startups инвестировал $125 000 в Easy Ten (этот проект получил также $40 000 от Facebook), еще раньше Enterprise Ireland вложил $44 000 в Survival Russian, Microsoft — $60 000 в BrainApps, $67 000 в Wikium и $42 000 – в «ЯКласс».

Параллельно некоторые российские фонды или фонды с российскими корнями инвестировали за рубеж: наиболее значимой сделкой в сфере EdTech в 2016 году стали инвестиции в $2,5 млн в Mel Science (со штаб-квартирой в Великобритании и российскими корнями) со стороны Sistema_VC. В 2014 году Runa Capital поучаствовал в инвестициях в американский стартап SchoolMint, составивших $5,6 млн, а также в стартап Brainly, составивших $9,4 млн. Тогда же Maxfield Capital вложил $1 млн в израильский стартап SpeakingPal.

Тренды и мнения

Несмотря на такую удручающую картину, авторы исследования настроены оптимистично. Они считают, что интерес у инвесторов к этой области все-таки есть. Об этом, в частности, свидетельствует поглащение компанией Mail.ru Group образовательной онлайн-платформы для разработчиков GeekBrains. Сделка была совершена в августе 2016 года и стала первой крупной корпоративной инвестицией в образовательный стартап в России. Еще одним заметным успехом авторы исследования называют «Нетологии-групп», которая работает только на российском рынке и увеличила свои доходы с нескольких миллионов долларов в 2014–2015 годах почти на 150% к 2016 году. Стартап оказался одним из немногих, получивших значительную поддержку от венчурных инвесторов в 2014–2015 годах.

«Рынок образовательных технологий вызывает интерес не только у бизнес-ангелов, венчурных фондов, корпораций и государственных структур, но и у видных бизнесменов. Среди них, по нашим сведениям, основатель «Северстали» Алексей Мордашов F 2, сооснователь QIWI Сергей Солонин F 196, а также Игорь Рыбаков F 117, чей некоммерческий фонд запустил несколько программ по поддержке образовательных проектов», — указывают исследователи.

«Глобальный рынок образовательных технологий обладает гигантским инвестиционным потенциалом, учитывая совокупные темпы годового роста, которые составили 28% за последние пять лет благодаря все большему проникновению цифрового образования», — говорит управляющий партнер InVenture Partners Сергей Азатян. Он уверен, что ситуация в России в большой степени та же, что и на мировом рынке: «огромный офлайн-сектор быстро переходит в онлайн». По словам Азатяна, на российском рынке «найдется место для «нового Mail.ru», посвященного образованию по нескольким вертикалям».

Директор по стратегии и анализу Mail.ru Group Александр Горный согласен с инвестором. По его мнению, речь идет о растущем рынке с огромным потенциалом, «который не должен быть упущен» и за которым будущее.

В то же время инвесторы признают, что вырастить крупные компании в сфере образовательных технологий в рамках одного сегмента рынка, размер которого слишком ограничен, будет сложно. «Основное препятствие — в менталитете преподавателей и студентов, которые мыслят очень консервативно. Инновации проникают в образовательные учреждения с большим трудом. Например, многие директора школ до сих пор предпочитают использовать бумажные классные журналы, как это было еще в 1970-х», — признает управляющий директор Prostor Capital Алексей Соловьев.

Еще одним препятствием на пути активного развития цифрового образования в России эксперты называют «слабую IT-грамотность участников образовательного процесса, нехватку оборудования, обусловленную его высокой стоимостью, а также зачастую слабые каналы связи». Об этом говорит управляющий директор АО «Издательство «Просвещение» Дмитрий Климишин.

Партнер по образовательным проектам Genome Ventures Анна Шайхутдинова сетует, что система образования в России чрезвычайно централизована и остается «главным образом государственной». Кроме того, предпринимаются попытки регулировать онлайн-образование, что заставляет инвесторов гадать, к чему такие попытки приведут.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146707


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145325 Артем Гениев

Виртуальные сети: как телеком-операторы уводят вычисления в «облака»

Артем Гениев

архитектор бизнес-решений компании VMware

Если отделить вычисления телеком-операторов от аппаратной части, то можно получить высокую производительность и сильно экономить. Однако российские крупные игроки не торопятся избавляться от железных серверов и другого оборудования. Почему?

Виртуализацию вычислений (Network Functions Virtualization, NFV)— то есть их отделение от аппаратной части для лучшей производительности и большей экономии — российский бизнес уже освоил в той или иной мере. Однако на этом путь в «облака» для компаний не заканчивается. Сегодня технологии позволяют сделать еще шаг — к концепции программно-определяемого предприятия. Вычисления, хранение данных и даже сети реализуются на программном уровне, а железные сервера, контроллеры и другое оборудование используются только как фундамент. Как это меняет бизнес телеком-операторов?

Что такое NFV в телекоме

Традиционно функции сетей связи реализуются при помощи так называемого проприетарного аппаратного обеспечения — коммерческого, разработанного определенным производителем. Виртуализация сетевых функций — NFV (Network function virtualization), — позволяет перевести их на уровень программного обеспечения. Если раньше вся сеть строилась на базе «железа« и под каждую функцию нужен был отдельный железный компонент, то теперь создание сервисов полностью переведено на программный уровень. Теперь на одном железном фундаменте можно разворачивать сколько угодно виртуализованных функций сетей.

Благодаря этому операторы могут экономить на закупке, поддержке, энергоснабжении оборудования операторской сети. К тому же, у них появляются возможности создавать и модернизировать новые услуги связи, которые будут отличать их от конкурентов. Но более важно то, что переход к новой модели функционирования сетей стимулирует трансформацию бизнеса. Виртуализация несет качественные изменения в корпоративной культуре: теперь можно создать внутреннюю синергию подразделений и навыков. И это не говоря уже о непосредственно технической стороне вопроса. Это — в идеале. Но к нему уже начинают стремиться компании телеком-сектора. Это происходит и в России.

Какие функции сетей виртуализируются?

Наиболее популярными в разрезе практического применения NFV операторами сотовой связи являются функции ядра сети связи, такие как vIMS (virtual IP-multimedia subsystem) и vEPC (virtual evolved packet core). vIMS отвечает за передачу мультимедиа-данных (на основе протокола IP) и позволяет оператору предоставлять различные мультимедийные услуги абонентам. Изначально IMS представляли собой программно-аппаратные комплексы, теперь же благодаря виртуализации эту функцию полностью можно перевести в программную плоскость. vEPC — основной компонент архитектуры, которая обеспечивает беспроводную связь стандарта LTE.

Это ключевые функции сетей, которые и позволяют операторам предлагать своим абонентам такие услуге, как VoLTE (voice-over-LTE), когда по LTE-сетям происходит передача голосовых данных; VoBB (voice-over-broadband), которая позволяет реализовать звонки через фиксированный интернет, Wi-Fi calling — звонки через Wi-Fi-сети, и M2M — взаимодействие устройств между собой, которое лежит в основе технологии интернета вещей. Операторы фиксированной связи в основном внедряют решения по организации vCPE для корпоративных абонентов (virtual customer premises equipment, виртуализация функций абонентского оборудования) и SD-WAN (software-defined WAN) для управления корпоративной WAN-сетью. То есть, если мы говорим про NFV, то целевая аудитория – это на 99.9% операторы связи.

Сейчас вся телеком-отрасль говорит о переходе к сетям поколения 5G, и чтобы их развернуть, без NFV не обойтись. Для абонентов каждое новое поколение сети, будь то LTE или 5G — это возможность получать более богатый мультимедийный контент и новые сервисы, которые операторы предоставляют с помощью NFV. Например, в зависимости от контекста и от того какое устройство использует абонент, оператор может настроить применение различных политик безопасности. Цепочки услуг связи могут динамически меняться в зависимости от контекста самой связи.

Самый последний пример новой услуги на основе vIMS, о котором мы говорили выше, —Wi-Fi calling, который позволяет совершать голосовые и видеозвонки и обмениваться сообщениями по сети мобильного оператора, но через подключение к Wi-Fi-сети. Это решает проблему плохого качества мобильной связи или ее отсутствия в помещениях, метро или в роуминге. Для оператора Wi-Fi calling повышает, во-первых, лояльность абонентов, во-вторых, — экономическую эффективность: использование уже существующего множества Wi-Fi-сетей будет дешевле, чем расширение покрытия мобильных сетей в труднодоступных местах.

Экономия благодаря использованию NFV складывается из трех факторов.

Во-первых, подобные решения сокращают затраты на инфраструктуру, необходимую для работы функций сетей связи. За счет стандартизации оборудования CapEx можно сократить на 30-40%, OpEx — до 50%. NFV-решения действительно эффективны, дают экономию на масштабе и возможности дополнительной конкуренции между поставщиками функций сетей связи. Конкуренция возникает за счет привлечения новых игроков рынка, специализирующихся на поставке функций сетей связи, оптимизированных для размещения в telco-cloud — облачной инфраструктуре, в которой и размещаются функции VNF.

Во-вторых, использование подхода «открытых инноваций» позволяет операторам связи разрабатывать и предлагать абонентам новые, дифференцирующие услуги связи, то есть уникальные, которых нет у конкурентов, и которые создают бОльшую ценность по сравнению с традиционными услугами. Благодаря им операторы связи могут увеличивать выручку на фоне высокого конкурентного давления в сегментах традиционных услуг. К дифференцирующим можно отнести уже упомянутую услугу Wi-Fi calling, которую первой в России предложила МТС.

В-третьих, NFV-решения уменьшают время вывода новых услуг связи на рынок в 3-4 раза. К тому же, операторы получают конкурентные преимущества, которые стимулируют рост абонентской базы и сокращают отток абонентов и могут помочь увеличить выручку с абонента.

Интересно, что исторически виртуализация функций сетей связи создавалась по инициативе операторов связи, а не производителей сетевых решений. В октябре 2012 года группа ведущих мировых телеком-операторов, включая AT&T, Verizon, Deutsche Telekom, Orange, NTT Group и других, предложили NFV как новую концепцию сетей следующего поколения. Фундаментальная задача была в том, чтобы отделить функции сети связи от аппаратной инфраструктуры, создав, в том числе, предпосылки для появления поставщиков функций сетей связи, не отягощенных разработкой аппаратной инфраструктуры. По их плану, разработчики NFV должны были предлагать отрасли инновационные решения, оптимизированные для работы поверх виртуализированной базовой инфраструктуры. В какой-то мере задача была решена: по итогам 2015 года венчурные инвестиции в NFV/SDN превысили $650 млн, на рынке появляется множество стартапов, работающих в области NFV- и SDN-решений.

NFV за рубежом и в России

По последним оценкам аналитических компаний, ежегодный рост мирового рынка NFV с 2015 до 2020 года в среднем составляет около 42%. Рынок аппаратного и программного обеспечения NFV и сервисов оценивают в $15,5 млрд к 2020 году. Показатели по России определенно ниже, однако аналитических данных не так много — для более-менее точной оценки пока не хватает четкого определения сегмента NFV/SDN.

Внедрения виртуализированных функций сети связи постепенно становятся мейнстримом среди международных операторов связи. Операторы делятся своими кейсами и планами, однако путь к NFV непрост.

CenturyLink, оператор телекоммуникационных и облачных услуг в Северной Америке, Европе и Азии, к концу 2016 года внедрил технологии NFV и SDN в 60% своих основных точек присутствия. Компания планирует расширить виртуализацию на все свои точки к 2019 году. Благодаря виртуализации CenturyLink планирует экономить на CapEx до $200 млн в год.

Есть планы совместных проектов операторов и вендоров сетевого оборудования в рамках тренда всеобщего перехода к технологиям виртуализации. Так, китайский ZTE будет поставлять для Telefonica NFV- инфраструктуру и элементы VNF для развертывания сервисов VoLTE и voice-over-WiFi (VoWiFi) в Латинской Америке (Панама, Коста-Рика, Никарагуа, Эквадор, Гватемала и т.д.). Вместе с ZTE над этим проектом с 2014 года работают Ericsson, Huawei, HPE, NEC и Nokia. Тем не менее, Telefonica столкнулась с серьезными трудностями при внедрении NFV, в результате несколько раз была вынуждена менять стратегию.

О своем разностороннем опыте с NFV рассказала Vodafone в Германии. Компания уже внедрила виртуализацию таких функций сети, как IMS для voice-over-IP, или Domain Name System (DNS), которые потенциально показывают экономию CaPex от 25% до 45% в течение пяти лет и OpEx с 30% до 60% за три года. Благодаря NFV инженеры Vodafone смогли всего за три-четыре дня развернуть полную аналитическую платформу. Когда это выполнялось в специализированных вычислительных средах, проект занимал полгода и больше. Однако как заказчик NFV, компания пока достаточно критична к вендорам, обеспечивающим решения под эти сервисы. Дело в реализации — в целях виртуализации мобильного пакета Vodafone тестировали виртуализированные функции от четырех крупных вендоров, обнаружив в результате, что все они сделали самое очевидное — перенесли свои продукты в форму виртуальных машин. В результате эти гигантские виртуальные машины едва ли лучше масштабировались, а пропускная способность оставляла желать лучшего.

Операторы не публикуют финансовый результат по итогам внедрения NFV. Почему нет подобной статистики? Думаю, дело в том, что операторы, инвестируя в NFV, сфокусированы на дифференциации услуг и росте выручки, а не на экономии. Косвенно ожидания операторов по сокращению затрат можно оценить на примере проекта одного крупного международного оператора связи в Западной Европе: прогноз по экономии — €629 млн за восемь лет. С другой стороны, примеры взрывного роста абонентской базы (благодаря запуску операторами новых услуг, реализованных с помощью NFV) есть. Так, индийский оператор JIO Reliance смог добраться до отметки в 50 млн подписчиков всего за 75 дней после вывода новой услуги на рынок.

В странах СНГ тоже есть подобные примеры. В России, насколько мне известно, есть VNF, находящиеся в опытно-промышленной эксплуатации, но пока отсутствуют промышленные внедрения NFV. Тем не менее, для российских операторов тематика NFV является актуальной, и большинство, если не все крупные операторы связи инвестируют заметные силы и средства в НИОКР по NFV. После развертывания необходимой инфраструктуры сетевые функции можно запускать намного быстрее в сравнении с работой на традиционной инфраструктуре — время может сократиться, например, с полугода до нескольких месяцев. Но нужно понимать, что все зависит от ситуации конкретного заказчика. В любом случае оператор получает гибкость, дифференциацию сервисов и экономическую выгоду от их предоставления.

После развертывания необходимой инфраструктуры сетевые функции можно запускать очень быстро. В результате оператор получает гибкость, дифференциацию сервисов и экономическую выгоду от их предоставления. Этот и другие примеры помогают объяснить, почему рынок виртуализации для телеком-сектора уже полностью созрел. Согласно исследованию Accenture 2016 года, 95% телеком-компаний считают, что сетевые сервисы будут виртуализированы в течение ближайших трех лет, а 33% уже используют такие решения. В том же исследовании говорится, что 89% считают, что они сами в скором времени эволюционируют до модели as a Service.

Что мешает развитию и распространению NFV и что помогает?

Распространению NFV препятствуют разные риски. Первые связаны с совместимостью между виртуализированными и невиртуализированными сетевыми функциями. Препятствием становится стремление производителей сетевого оборудования для операторских сетей построить в рамках NFV полностью замкнутые, вертикально-интегрированные стеки технологических компонентов — по тому же принципу, что и их классические решения.

Есть сложности и в соответствии регуляторам. Например, трудности связаны с СОРМ — организацией оперативно-розыскных мероприятий. Операторы должны устанавливать такое оборудование, чтобы в соответствии с решением суда правоохранительные органы имели возможность прослушки и других мер против подозрительных абонентов. Однако в России еще нет нормативно-правовых актов, в которых описываются методики осуществления подобных мер, если оператор предоставляет услуги через voice-over-LTE.

Одна из других сложностей - инструменты управления и автоматизации сервисов все еще недостаточно зрелые. В каждой компании, работающей в области управления NFV-сетями (MANO — NFV management and orchestration), есть свое понимание стандартов, скриптов, ресурсов и сервисов. Их они закладывают в свои инструменты управления. Поэтому абсолютно универсальных, готовых к промышленному использованию сервисов оркестрации (то есть выделения ресурсов для тех или иных услуг) пока на рыке нет, а разные подходы конкурируют друг с другом.

Наконец, внедоры сетевого оборудования пытаются удержать заказчиков, предлагая полный стек технологических компонентов, без которых заказчик не может внедрить NFV. Допустим, заказчик покупает весь стек вендора А. Но если он вдруг захочет заменить какие-то элементы на аналоги от вендора Б, последний скорее всего ему скажет, что он также должен поменять весь стек оборудования на новое, разумеется, его производства. Поэтому, несмотря на виртуализацию, принцип остается таким же, как и при аппаратной реализации функций сети.

Несмотря на то, что темп проникновения NFV растет, есть несколько сдерживающих факторов. Во-первых, реализация выгод от NFV требует существенного переосмысления подходов к развитию и эксплуатации сети связи, который может занять много времени. Кроме того, мешает изолированность технических блоков операторов связи от ИТ-департаментов, настороженное отношение к ИТ-решениям и неуверенность в способности внутренних подразделений обеспечить эксплуатацию NFV с заданным уровнем качества.

Во-вторых, традиционные производители оборудования для сети связи вынуждены поддерживать наследованные решения в силу огромной инсталлированной базы, что снижает их возможности по оптимизации существующих решений для NFV. Тем не менее разработка новых релизов функций сети связи ведется с прицелом на NFV. Более того, в отрасли есть уверенность, что 5G-сети будут строиться исключительно с использованием NFV.

Кроме того, в тех случаях, когда оператор связи внедряет NFV, оставаясь в зоне комфорта и пытаясь работать по-старому, NFV часто оказывается дороже по сравнению с классической реализацией функции сети связи. Отсюда миф о дороговизне NFV на старте. Если оператор готов трансформироваться, извлечь максимум ценности из имеющейся у ИТ экспертизы и активов, принять новые модели развития и эксплуатации сети, то «дороговизны на старте» не будет.

Наконец, open source проекты безусловно ускоряют развитие NFV. И мы видим, как не только производители решений, но и сами операторы активно передают в комьюнити свои разработки для того, чтобы поддержать высокий темп развития отрасли, как это сделали Telefonica и AT&T. Работа над NFV в сообществе open source аналогична разработке других ИТ направлений с открытым кодом. В данном случае участниками сообществами являются операторы связи, производители инфраструктур, которые в свое время инвестировали средства в свою собственную разработку, а теперь делают эти наработки доступными для других участников рынка. Так, AT&T инвестировала в разработку своей NFV-платформы ECOMP и в феврале 2017 года передала код в комьюнити open source.

Open source в данном случае выступает в роли базы знаний или библиотеки, из которой производители могут взять часть кода и доработать ее до полноценного NFV-продукта в соответствии со своими принципами и видением. Однако open source не может обеспечить готовое решение для промышленной эксплуатации — его использование будет очень неэффективным. Проблема с open source может возникать и в связи с безопасностью использования открытого ПО — мы все помним новость об уязвимости Heartbleed в OpenSSL, которую нашли в решениях вендоров, использовавших наработки open source. Она существовала с 2011 года и только в 2014 году была обнаружена.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145325 Артем Гениев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 18 апреля 2017 > № 2144270

Электронные деньги: от банковских карт к мобильным операторам

Софья Ручко, редактор Банкир.Ру

НАФИ представило исследование рынка электронных средств платежей. Bankir.Ru первым публикует самое интересное из него.

Доверие к электронным платежам пока невелико

За последние три года количество транзакций, передаваемых с устройств мобильной связи, увеличилось в пять раз. При этом в денежном выражении их доля в 2016 году составила всего 0,67%. Обычно таким способом переводят небольшие суммы (для оплаты недорогих товаров и услуг).

Объем распоряжений по платежам от физлиц, поданных в кредитные организации, млрд руб.

Количество электроных кошельков за последние несколько лет остается примерно одним и тем же. Это объясняется активным ростом количества банковских карт с практически аналогичным функционалом, чего, оказывается, вполне достаточно потребителям.

Количество банковских карт против количества электронных кошельков, млн ед.

Китайские интернет-магазины — самые популярные

Россияне все чаще делают покупки в зарубежных интернет-магазинах. В 2016 году импорт посылок, заказанных онлайн, увеличился на 37% (в денежном выражении — до 301,8 млрд руб.). По прогнозам Ассоциации компаний интернет-торговли, в этом году на товары из-за рубежа россияне потратят уже около 420 млрд руб.

По-прежнему больше всего товаров наши сограждане покупают в Китае. Доля отправлений из этой страны составила 90% (для сравнения: из стран Евросоюза — 4%, из США — 2%). Однако в денежном выражении на Китай приходится лишь 52% (это свидетельствует о невысоком среднем чеке товаров из этой страны.). В целом более 64% покупок в зарубежных магазинах не превышают по стоимости €22, а более 96% — €150.

Аудитория крупнейших интернет-магазинов, млн чел.

Сайт магазина

Аудитория, млн чел.

Сайт магазина

Аудитория, млн чел.

Сайт магазина

Аудитория, млн чел.

Aliexpress.ru

22,194

Svyaznoy.ru

4,118

Detmir.ru

2,016

Ozon.ru

8,987

Apteka.ru

3,959

220-volt.ru

2,011

Eldorado.ru

7,564

Alibaba.com

3,936

Technosila.ru

1,976

Dns-shop.ru

6,976

Sportmaster.ru

3,7

Holodilnik.ru

1,933

Mvideo.ru

6,923

Labirint.ru

3,437

Vseinstrumenti.ru

1,904

Wildberries.ru

6,772

Bonprix.ru

2,982

Gearbest.ru

1,894

Ulmart.ru

6,012

Technopoint.ru

2,783

Yves-rocher.ru

1,771

Ebay.ru

5,157

Leroymerlin.ru

2,723

Piluli.ru

1,749

Lamoda.ru

4,548

MediaMarkt.ru

2,624

Euroset.ru

1,658

Citilink.ru

4,420

Laredoute.ru

2,186

Avon.ru

1,603

Источник: Ассоциация компаний интернет-торговли

Кто самый лояльный?

Самые разнообразные программы лояльности имеют игроки банковского сектора. Наиболее слабым на данный момент выглядит сектор мобильных операторов, которые прежде всего поощряют потребителей расходовать бонусы на собственные услуги связи.

Снятие наличных оказывается более выгодным у банков, основная масса игроков из других сегментов берет комиссию (в среднем 2–3% за операцию).

С точки зрения функциональных возможностей небольшое преимущество имеют электронные кошельки. Это произошло благодаря:

  • снижению порога самоидентификации пользователя для совершения простейших операций с электронным кошельком;
  • возможности завести кошелек удаленно, без открытия банковского счета, по номеру мобильного телефона.

 

Большинство людей используют интернет-банк одной кредитной организации

По результатам исследования e-FinanceUserIndex, 64,5% российских интернет-пользователей (35,3 млн человек) пользуются интернет-банком. 65% пользователей имеют доступ в интернет-банк только в одном банке. Четверть пользователей — в двух банках, 7% пользователей — в трех, 3% — в четырех и более.

Распределение пользователей по количеству банков, в которых они пользуются интернет-банком / Топ-10 российских интернет-банков по числу пользователей

Смартфоны, планшеты и умные часы

18,1 млн российских интернет-пользователей (33%) пользуются мобильным банком хотя бы в одном российском банке. 25 млн человек (46,4%) знают о такой услуге, но никогда ею не пользовались.

За прошедший год аудитория мобильного банкинга для частных лиц выросла на 2%. Что интересно, в 2014–2015 годах этот рост составил 58%. Большинство пользователей мобильного банкинга (74,8%) имеют доступ в приложение только одного банка.

46 млн человек (83,8%) пользуются мобильным банкингом для частных лиц со смартфона. Планшеты для мобильного банкинга используют 11 млн человек (20,6%). Умные часы применяют в этих целях 164 тыс. пользователей (всего 0,3%).

Больше половины интернет-пользователей имеют электронный кошелек

Лидеры среди электронных кошельков и систем электронных денег:

«Яндекс.Деньги» (17,8 млн пользователей)

Qiwi-кошелек (16,1 млн пользователей)

WebMoney (15,3 млн пользователей)

PayPal (9,5 млн пользователей)

54,8% российских интернет-пользователей пользуются хотя бы одним электронным кошельком или системой электронных денег.

Основные стратегии, которые применяют операторы электронных кошельков:

*выпуск виртуальных и реальных банковских карт с поддержкой международных платежных систем (Visa, MasterCard);

развитие сервисов, связанных с интернет-технологиями, социальными сетями и электронной коммерцией;

сотрудничество с финтехстартапами, открывающими новые ниши на финансовом рынке услуг;

активное освоение сегмента p2p-платежей с помощью новых технологий (пример Venmo / PayPal).

Финансовые решения мобильных оператоторов

Сегодня все главные мобильные операторы (МТС, «Билайн», «Мегафон», Tele2) предлагают свое решение для рынка электронных средств платежей.

— Банковская сфера — это вспомогательная сфера для мобильных операторов, в которой они не рассчитывают на огромные доходы. Например, у Google уже давно есть сервис Wallet, но это не означает, что мы можем сказать об активизации Google в финансовой сфере,— комментирует аналитик ContentReview Сергей Половников.

Сильные стороны операторов мобильной связи на финансовом рынке

Слабые стороны операторов мобильной связи на финансовом рынке

Существующая обширная клиентская база с достаточной степенью лояльности.

Наличие и возможность получения подробной информации о своем клиенте, необходимой для формирования предложения и продуктов.

Значительные финансовые, человеческие и технические ресурсы.

Высокий профессионализм в маркетинге, обширный опыт работы с банковской сферой в сфере бонусных программ.

Структура затрат, окупаемая существующим бизнесом.

Глубокое проникновение в регионы за счет существующей телеком-сети и салонов связи.

Отсутствие экспертизы в финансовой сфере.

Недоверие абонентов из-за непрозрачности счетов (пропадание денег), фрод, вероятность случайно потратить деньги в роуминге.

Проблемы со страхованием банковских вкладов (не подпадает под АСВ).

Отсутствие банковской лицензии.

Часть абонентов имеют корпоративный номер и не могут им пользоваться как своим собственным в ряде дополнительных услуг.

Отсутствие проработанной модели по выходу на финансовые рынки.

Отсутствие культуры работы с клиентами финансовых услуг. Бо?льшая дистанция с клиентом, нежели в банках. Разные задачи и подготовка у сотрудников в офисах.

Основные стратегии, которые используют операторы мобильной связи.

Продвижение идеи сотового номера как единого идентификатора плательщика, что позволяет освоить модель по оплате услуг с помощью номера мобильного телефона. Пример: в сентябре 2016 года вся «большая телеком-четверка» совместно с «Бургер кингом» и компанией «Мобильные платежи» провела пилот по оплате заказов в сети закусочных со счета мобильного телефона.

Выход со своими продуктами в офлайн. Пример: «Билайн» совместно с сервисом такси «Таксовичкофф» запустил пилот, в рамках которого пользователи могли оплачивать поездки в такси со счета своего мобильного, назвав водителю номер своего телефона.

Развитие сервисов с непересекающимися счетами, которые позволят пользователям хранить денежные средства для платежей на отдельном счете — электронном кошельке.

Разработка сервисов для клиентов, не являющихся абонентами сотового оператора.

Предустановка своего приложения мобильного банкинга на телефоны, которые продаются в их офисах.

Предложение других финансовых услуг, например микрозаймов. Развитие идеи финансового супермаркета (маркетплейс).

«Роль банковских отделений будет сведена к консультированию випов»

Сейчас банки находятся под мощным прессингом со стороны небанковских организаций в лице мобильных операторов и операторов электронных кошельков. Банкам, которые не смогут адаптироваться к изменениям, придется уйти с рынка. Что еще ожидает рынок ЭСП?

Количество банковских карт продолжит расти в 2017–2018 годах в среднем на 3–5% в год. Еще более интенсивно будет увеличиваться число устройств, принимающих банковские карты (в среднем на 10–15% в год).

Число операций, проведенных с использованием пластиковых карт, будет расти в 2017–2018 годах в среднем на 20–25% ежегодно. Количество операций по снятию наличных в банкомате останется примерно на прежнем уровне.

Банки будут оптимизировать бизнес-процессы и свои затраты: закрывать часть отделений, сокращать персонал. Развитие индустрии бесфилиальных банков будет продолжаться. Эксперты рынка считают, что в течение десяти лет количество банковских отделений сократится более чем наполовину, и в конечном счете роль банковских отделений будет сведена к консультированию VIP-клиентов.

В ближайшие два-три года в России будет широко распространена система, которая позволяет делать переводы с идентификацией по номеру телефона, независимо от того, какому оператору он принадлежит и из какого приложения производится платеж.

Операторы мобильной связи — новые игроки на этом рынке, пока с еще очень маленькой долей. В ближайшие год-два их доля будет расти за счет огромной базы абонентов и выгодных финансовых условий.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 18 апреля 2017 > № 2144270


Киргизия. Казахстан. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144175 Татьяна Воеводина

 Азиатский обмен

не кириллица, а мы, русские, Россия не интересны другим народам

Татьяна Воеводина

В Киргизии и – ещё раньше – в Казахстане решили перейти с кириллицы на латиницу. Тут требуется подготовительная работа, но направление движения – обозначено.

Ещё раньше на латиницу перешёл Азербайджан – ради унификации с Турцией.

Эксперт «Завтра» Татьяна Миронова считает: «Кириллический алфавит – более совершенный по сравнению с латинским. В нём больше букв для мягких, свистящих, шипящих звуков. Всё это способствует выражению специфики тюркских казахского и киргизского языков». Я не думаю, чтобы кириллица обладала какими-то особыми свойствами и преимуществами. Любую письменность можно приспособить под любой язык: сколько придумано разных надстрочных и подстрочных значков, а не хватит – можно и новые изобрести. Сама кириллица – это приспособленный греческий алфавит. В ходе употребления она обмялась, потеряла ряд чисто греческих букв, пережила орфографическую реформу (даже, можно сказать, две) и приспособилась ещё лучше.

Письменность – лишь одежда языка, а настоящее его «тело» - это речь устная, звучащая. Такова научная точка зрения, в отличие от житейской, согласно которой более важной и авторитетной ощущается речь письменная.

Но и одежда – важная вещь, и она о многом говорит. Не случайно, меняясь, человек непременно меняет и стиль одежды. Ломая через колено русскую жизнь, Пётр I настаивал на новом внешнем облике дворянства. Казалось бы, какая разница, как кто одет: не важно, какого цвета кошка – главное, чтоб ловила мышей. Про кошку, может, и верно, а про одежду – нет. Тут форма активно влияет на содержание. Если женщина никак не может отыскать ту одежду, которая ей подходит, это однозначно свидетельствует о внутреннем неблагополучии, возможно – о кризисе идентичности. Вам это ничего не напоминает в поведении наших среднеазиатских братьев?

А ещё в одежде есть железное правило: одевайся не для той работы, которую имеешь, а для той, которую мечтаешь получить. Вот наши друзья и меняют «прикид» своих языков.

Даже шрифт – и то не безразличная вещь. Пётр ввёл «гражданский шрифт», похожий на латинское начертание. А при Гитлере культивировалось так называемое готическое письмо, докучавшее советским военным переводчикам.

И русский язык когда-то хотели перевести на латиницу – чтобы легче было общаться с западными братьями по классу. Тогда очень культивировался и выдуманный язык эсперанто. Но потом почин наркома Луначарского о переходе на латиницу отложили ввиду того, что и мировая революция тоже отложилась на неопределённый срок. Эта идея запечатлена у Ильфа и Петрова: служащие «Геркулеса» обещают «перевести делопроизводство на латинский алфавит».

Любопытно, что реформа, особенно когда реформаторы оставляют лазейки для старого, не всегда прививается. Перейти на латиницу пробовали под горячую руку и в Татарстане. Но потом не то что отменили, а по факту вернулись к привычному письму на кириллице. В 2005 году в Казани мне показали улицу, где с одной стороны название написано на кириллице, а с другой – на латинице.

Переход на другую графическую систему – дело очень затратное и муторное. Гарантируется неграмотность целого поколения. Дети выучат любую систему, но взрослые будут долгое время читать гораздо медленнее, чем прежде. Им придётся, как малограмотным, снова складывать слова из букв и слогов, а не воспринимать графическую оболочку слова как картинку-иероглиф. Привычность и преемственность – важнейшие свойства письма. Даже орфографическая реформа без перемены графической системы – и то многолетняя травма. Думаю, казахские и киргизские реформаторы это понимают. Понимают, но всё-таки делают. Зачем?

«Письмо – не вешчь, а тень токмо вешчи», - писал Василий Тредиаковский ещё в XVIII веке. Он имел в виду, что первична устная речь, а письмо лишь тень языка звучащего. Но есть в той давней сентенции и иной смысл: письмо – тень важнейших процессов. Смена письма – это тень совсем иных обменов и промен.

Вот об этом бы стоило подумать. Не кириллица, а мы, русские, Россия не интересны другим народам. Мы не несём им никакой вдохновляющей идеи, не говорим «всемогущего слова «вперёд». Мы бормочем жёваную либеральную муру, зовём на задворки капитализма, под знамёна, обветшавшие сто лет назад. Из России уж полвека не исходит ничего нового, яркого, способного привлечь другие народы. Наши идеи заёмны и вторичны. Вот тенью чего является переход наших среднеазиатских братьев на иную систему письма.

Какую новую яркую идею могла бы предложить Россия? Мне кажется, это будет (хочется верить) идея антиглобалистской, традиционалистской революции. Новой, справедливой жизни. Тут бы и кириллица кстати пришлась…

Интересно, что придумают в Таджикистане? Ведь их язык – близкий родственник персидского, понятный без специального изучения. Но персидский пользуется арабской вязью, которую принесли арабы-завоеватели, а таджикский – кириллицей. Как-то видела на рынке таджика-торговца сухофруктами, который учил арабские буквы. Я сказала, что тоже их учу, и мне очень трудно. Он чему-то страшно обрадовался и угостил вкусной курагой.

Киргизия. Казахстан. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144175 Татьяна Воеводина


Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 апреля 2017 > № 2143038

Inmarsat все ближе к оказанию услуг ШПД в России

Елизавета Титаренко

Британская компания Inmarsat рассчитывает до конца года получить от Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) необходимые разрешения, которые позволят конечным российским пользователям получать услуги ШПД Global Xpress - первой в мире глобальной сети спутникового широкополосного доступа в Интернет в Ка-диапазоне. По словам представителя Ассоциации европейских операторов спутниковой связи (European Satellite Operator's Association, ESOA), руководителя по связям с правительственными структурами глобальной программы Inmarsat Юлии Куликовой, текст решения ГКРЧ, как ожидается, будет разработан либо к следующему заседанию комиссии, либо еще через одно заседание.

Без получения необходимых разрешений от ГКРЧ компания Inmarsat не может начать оказывать услуги ШПД Global Xpress на территории России. "Основная проблема заключалась в том, что российское законодательство не предполагало мобильности в Ка-диапазоне, то есть нужно было разработать на уровне Всемирной конференции по радиосвязи и на уровне ГКРЧ определенные решения с определенными техническими характеристиками. Это заняло много времени, то есть окончательную резолюцию приняли на ВКР-15, и Россия в том числе участвовала в издании той резолюции и разработке условий", - отметила Юлия Куликова, отвечая на вопрос корреспондента ComNews на IX Международной конференции Satellite Russia & CIS 2017, организованной ComNews Conferences.

По ее словам, после ВКР-15 в план ГКРЧ было внесено принятие решений на национальном уровне. "Там есть определенные нюансы, которые нужно согласовывать с заинтересованными и министерствами ведомствами. На данный момент как раз эта работа ведется, - пояснила она. - Мы предполагаем, что текст будет разработан если не к следующему заседанию комиссии, то через заседание, я надеюсь".

Как сообщил генеральный директор ФГУП "Морсвязьспутник", процесс получения разрешения на работу в частотах Ка-диапазона идет. "Надеемся, в этом году получим разрешение", - сказал он. Напомним, "Морсвязьспутник" с 2002 г. эксплуатирует СС Inmarsat третьего поколения.

Как ранее сообщал ComNews, Inmarsat организовал оказание услуг спутникового широкополосного доступа в Интернет на базе орбитальной группировки Global Xpress, состоящей из трех космических аппаратов пятого поколения (серии I-5). Все три спутника (Inmarsat-5F1, Inmarsat-5F2 и Inmarsat-5F3) успешно запущены и введены в эксплуатацию.

Первый из спутников серии I-5 - Inmarsat-5F1 был успешно запущен в декабре 2013 г. В его зону охвата попадает Европа, включая Россию, а также Ближний Восток, Африка и Азия. 1 февраля 2015 г. успешно прошел запуск российской ракеты-носителя "Протон-М" со спутником Inmarsat-5F2. Аппарат предназначен для оказания услуг связи на территории Северной и Южной Америки и Атлантического океана. Последний из них - Inmarsat-5F3 - был запущен в августе 2015 г. (см. новость ComNews от 31 августа 2015 г.). В декабре 2015 г. Inmarsat сообщил, что этот космический аппарат полностью работоспособен и введен в эксплуатацию.

Несмотря на то что Inmarsat 5F-1 был выведен на орбиту еще в конце 2013 г., введен в коммерческую эксплуатацию с 1 июля 2014 г. и охватывает, в частности, территорию России, Inmarsat до сих пор не предоставляет услуги Global Xpress в РФ. Как говорила в середине 2016 г. корреспонденту ComNews Юлия Куликова, компания находится в стадии получения от российских регуляторов разрешений, которые позволят начать предоставление услуг Global Xpress в РФ. В мае 2016 г. бывший чиновник Минкомсвязи и менеджер Tele2 Михаил Кайгородов стал генеральным директором ООО "ИСАТ Глобал Экспресс" (ISAT Global Xpress) - российской "дочки" британской компании Inmarsat, созданной еще в 2014 г. "Мы надеемся, что приход нового генерального директора - Михаила Кайгородова поможет нам ускорить процесс получения необходимых разрешений. Мы рассчитываем на то, что при поддержке Михаила мы сможем позитивно завершить процесс в кратчайшие сроки", - говорила Юлия Куликова (см. новость ComNews от 27 мая 2016 г.).

В России Inmarsat уже заключил соглашение с оператором "СТЭК.КОМ", который будет предлагать сервисы Global Xpress российским конечным пользователям (см. новость ComNews от 2 февраля 2015 г.). Как ранее сообщала Юлия Куликова, основные российские авиакомпании проявляют большой интерес к услугам Inmarsat, и компания хочет предложить им свои услуги как можно скорее.

Как ранее говорил в интервью ComNews вице-президент по коммерции Inmarsat Global Xpress Микеле Франчи, сеть Global Xpress сможет обеспечить пользователю скорость доступа до 50 Мбит/с в любой точке земного шара, причем от одного оператора. Такая услуга будет доступна при помощи компактных терминалов спутниковой связи и за гораздо меньшие деньги, чем VSAT-сервисы. Общая стоимость инвестиционной программы Global Xpress, включающей три спутника и четвертый запасной, составляет $1,6 млрд, сообщал директор по корпоративным коммуникациям компании Inmarsat Джонатан Синнатт. "Этот проект претворит в жизнь концепцию "вездесущего Интернета". Впервые один оператор сможет предоставлять спутниковый широкополосный доступ в Интернет на суше, на море и в воздухе", - говорил ранее Микеле Франчи.

Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 апреля 2017 > № 2143038


Китай. США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 17 апреля 2017 > № 2143014 Джек Ма

Alibaba повышает ставки: как Джек Ма пытается заполучить MoneyGram

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Борьба за американскую систему денежных переводов происходит на фоне попыток администрации Трампа помешать сделкам Китая с компаниями США

Дочерняя компания Alibaba Ant Financial, специализирующаяся на финансовых услугах, близится к победе в соперничестве с американской Euronet за покупку денежно-трансферной компании MoneyGram, которая также находится в США, сообщает TechCrunch. Китайская компания увеличила свое предложение к одной из крупнейших в мире систем денежных переводов на 36% — до $1,2 млрд.

Изначально, в январе, компания предложила за MoneyGram $880 млн, но позже увеличила свое предложение с $13,25 за акцию MoneyGram до $18 после встречной заявки от Euronet, поданной в марте. Euronet предложила за платежную систему $1 млрд и на время «развеяла» опасения по поводу возможной покупки MoneyGram китайской Ant Financial, которая также управляет Alipay, крупнейшим онлайн-провайдером Китая.

Новое предложение Ant Financial, которое предусматривает 64%-ую премию к средней цене акций MoneyGram, было единогласно одобрено советом директоров MoneyGram. Собрание акционеров системы денежных переводов, которому принадлежат 46% голосов, также выступило за эту сделку.

Со своей стороны Ant Financial заявила, что «уже добилась значительного прогресса в получении разрешений регулирующих органов, необходимых для завершения сделки». Издание отмечает, что, по-видимому, речь идет об антимонопольных разрешениях регуляторов США и некоторых разрешениях на уровне штатов.

При этом одно из главных препятствий для сделки — одобрение Комитета по иностранным инвестициям США. Здесь у Euronet еще есть шанс, указывает TechCrunch. Сейчас у MoneyGram 350 000 отделений по всему миру и 2,4 млрд клиентских счетов.

В то же время основатель и председатель совета директоров Alibaba Group Джек Ма в январе провел рабочую встречу с президентом США Дональдом Трампом, за которым окончательное решение по поводу сделки, напоминает TechCrunch. Тогда китайский миллиардер пообещал создать новые рабочие места в США, что созвучно с позицией Ant Financial.

«Нам понравилось сотрудничать с командой MoneyGram в последние несколько месяцев, и мы по-прежнему привержены планам инвестировать в бизнес MoneyGram», - подчеркивал в своем заявлении президент Ant Financial International Дуг Фейгин. Он отметил, что компания намерена «вырастить команду» в США и создать больше возможностей для MoneyGram в будущем, поскольку преследует развитие цифровой области в сфере глобальных финансов.

Ранее в апреле Трамп также встретился с председателем Китая Си Цзиньпином. Агентство Bloomberg отмечало, что встреча лидеров двух стран проходила на фоне попыток американской администрации сорвать сделки по покупке Китаем нескольких американских компаний. Администрацию США, по информации агентства, не устраивают попытки китайской стороны купить ядерный бизнес Westinghouse Electric, производителя микросхем Lattice Semiconductor, а также MoneyGram. Американское руководство особенно беспокоит возможная сделка с участием горнодобывающей компании Stillwater Mining Co., управляющей шахтами в Монтане. Stillwater — единственный в США добытчик платины и палладия, имеющих стратегическое значение для страны и военное применение.

Американские чиновники полагают, что эти сделки в будущем могут принести Вашингтону массу проблем. В частности, владение этими компаниями даст Китаю доступ к самым передовым технологиям и к финансовой инфраструктуре США.

Ant Financial сейчас занимает до половины китайского рынка онлайн-платежей. Компания обслуживает около 450 млн клиентов в Китае, предоставляя услуги от управления благосостоянием и страхования до выдачи потребительских кредитов. В сентябре 2016 года она оценивалась в $75 млрд.

Китай. США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 17 апреля 2017 > № 2143014 Джек Ма


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141961

Радиостанция "Эха Москвы" в субботу, 15 апреля, сообщила о поступивших в редакцию угрозах после выступления ее главного редактора Алексея Венедиктова в поддержку "Новой газеты". В частности, с резким заявлением против Венедиктова выступил муфтий Чечни Салах Межиев, назвавший главреда "Эха Москвы" в интервью сайту "Грозный-информ" "заокеанским работником", "шайтаном", "сатанистом" и отказавший ему в праве быть человеком.

"Нам совершенно все равно, как тот или иной воспринимает слово "возмездие", важен сам факт, что оно неизбежно", - подчеркнул муфтий. "Им нет места в России, потому что в этой стране все конфессии живут в мире и солидарности. Я ещё раз говорю, что возмездие будет!" - добавил он.

Обращение депутата

С резким обращением к редакции "Эхо Москвы" вступил и депутат Госдумы из Чечни Шамсаил Саралиев. "Сравнивать с "Исламским государством" регион, который победил терроризм, могут только явные враги России, которые пытаются подорвать стабильность страны изнутри, - сказал он. - Таких, даже на коленях стоящих, опасно прощать". Саралиев потребовал извинений перед людьми, которых Венедиктов "незаслуженно оскорбил" своим заявлением.

"Доморощенный ИГИЛ"

Конфликт между чеченскими политиками и духовенством и "Эхом Москвы" разгорелся после того, как Алексей Венедиктов сравнил поступающие журналистам "Новой газеты" угрозы с действиями террористической группировки "Исламское государство".

"У вас под боком выросла наглая, бесконтрольная, вражеская государству сила, которая смеет угрожать гражданам России", - обратился Венедиктов к российским властям в своем блоге на сайте радиостанции. "Неужели доморощенный ИГИЛ настолько сильнее вас, а вам остается продолжать лишь беспомощно наблюдать, как они грозят и убивают?" - написал он.

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141961


Великобритания. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141954

Великобритания может лишить гражданства жену сирийского президента Башара Асада. Группа депутатов Палаты общин от партии "Либеральные демократы" в воскресенье, 16 апреля, направит письмо министерству внутренних дел страны с просьбой аннулировать британский паспорт Асмы Асад, пишет газета The Telegraph.

"Если Асма продолжит защищать смертоносные действия режима Асада, британское правительство будет обязано лишить ее гражданства или доказать, что ее действия не наносят серьезного ущерба основным интересам Соединенного Королевства", - говорится в письме депутатов. Министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд вправе лишить Асму Асад британского гражданства, если она сочтет, что это решение будет способствовать общественному благу, отмечает далее издание.

"Пора оказывать давление на Асада любыми способами"

После пасхальных праздников либеральные демократы намерены также инициировать дебаты в Палате общин по вопросу лишения Асмы Асад британского гражданства. Их позицию по этому вопросу разделяют, в частности, консерваторы.

"Пришло время оказывать давление на Асада любыми способами, в том числе, через таких людей, как миссис Асад, которая точно так же является частью пропагандистской машины, совершающей военные преступления", - заявил в интервью газете Sunday Times депутат от Консервативной партии, член комитета по международным отношениям Палаты общин Надим Захави.

Более 500 тысяч подписчиков

Как отмечает The Telegraph, у Асмы Асад есть официальные аккаунты в, по меньшей мере, трех соцсетях. На своих страницах в Instagram, Facebook и Telegram, насчитывающих в сумме более 500 тысяч подписчиков, она регулярно восхваляет "мучеников" сирийского режима и критикует политику западных стран.

В частности, несколько дней назад она прокомментировала удар США по сирийской военной базе, назвав его "безответственным поступком, свидетельствующим о недальновидности, узком горизонте, политической и военной слепоте и наивным осуществлением ожесточенной и лживой пропагандистской кампании".

Асма Асад родилась в Лондоне в семье выходцев из Сирии, окончила в британской столице школу и Лондонский университет. После этого она работала в сфере банковских инвестиций. В 2000 году она переехала в Сирию и вышла замуж за Башара Асада.

Великобритания. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141954


Германия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141945

Бундесверу приходится ежедневно отражать 4,5 тысячи кибератак, сообщила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) в интервью газете Welt am Sonnatg, которое было опубликовано в воскресенье, 16 апреля. По ее словам, многие из этих попыток взломать IT-системы бундесвера осуществляются через сеть зараженных устройств. В некоторых случаях речь идет о более сложном типе взломов - APT-атаках (так называемых целевых атаках).

По словам фон дер Ляйен, в таких случаях военные IT-специалисты имеют право только противостоять нападениям хакеров, но не осуществлять ответные атаки. Кроме того, она подчеркнула, что зачастую крайне сложно установить, кто стоит за попыткой взлома. Проведение собственных кибератак бундесвер отрабатывает пока в "лабораторных условиях".

Министр обороны ФРГ обратила также внимание на другую сторону кибербезопасности. Она отметила, что бундесверу требуется модернизация технического оборудования. "Приведу пример: мы работаем с радиостанциями 80-х годов, которые срочно нужно заменять, в том числе, чтобы защитить их от хакеров", - пояснила фон дер Ляйен, отметив, что только на замену всех радиопередающих устройств в армии придется потратить как минимум пять миллиардов евро.

Поиск экспертов по всем фронтам

В Германии с 1 апреля начал работу командный центр немецких кибервойск со штаб-квартирой в Бонне, в которые наберут 13,5 тысячи военных и гражданских лиц - экспертов в IT-сфере, разведке и кибербезопасности. По словам министра обороны ФРГ, благодаря появлению подобного центра Германия опережает в этой сфере другие европейские страны, хотя до уровня США и Израиля еще далеко.

В рамках подготовки кадров для кибервойск было решено ввести новую учебную специальность в университете бундесвера в Мюнхене. Кроме того, министерство обороны выделило в общей сложности около 27,5 млн евро на новую структуру - Центр киберинноваций (Cyber Innovation Hub), который должен искать перспективные стартапы и экспертов в сфере информационных технологий, чьи идеи и исследования могут быть применены военными.

Наряду с этим, фон дер Ляйен рассказала о планах сформировать так называемый "киберрезерв", по сути представляющий собой сторонних экспертов, которые будут проводить проектные экспертизы для бундесвера.

Германия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141945


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 15 апреля 2017 > № 2141156 Михаил Фридман

Миллиардер недели: Михаил Фридман и история исков богатейших россиян к СМИ

Михаил Козырев

Заместитель главного редактора Forbes

Тяжбы богатейших предпринимателей против журналистов — это своего рода зеркало того, что происходит в стране. Это своего рода «зеркало»

В четверг, 13 апреля Михаил Фридман F 7, крупнейший из совладельцев «Альфа-групп», чье состояние оценивается в $14,4 млрд, объявил, что подает в суд на газету «Ведомости». Причина – февральская статья в издании, описывающая якобы имевшие место быть связи между «русской мафией» и проектом «Альфы» в Европе. Фридман считает, что сведения, изложенные в материале, не соответствуют действительности. Еще одна претензия – журналисты газеты не связались с представителями группы, чтобы получить комментарий по ситуации. На следующий день, в пятницу, шеф-редактор «Ведомостей» Дмитрий Симаков признал – да, комментариев не попросили. Издатель газеты Демьян Кудрявцев принес Фридману извинения, заявив, чтоб при подготовке материала была допущены «человеческая ошибка».

Что будет дальше, пока не понятно. Фридман настаивает на публикации опровержения, в противном случае, по его словам, суд неизбежен. Но каков бы ни был исход дела, очевидно, что конфликт «Ведомостей» и «Альфа-групп» уже вошел в историю. А именно — как один из ярких эпизодов во взаимоотношениях российских медиа и по-настоящему больших денег.

Борис Березовский и его иски

С самого начала 90-х, с запуска в России частной экономики и появления независимых СМИ, отношения между ними складывались непросто. Но если суммировать, то их можно охарактеризовать фразой «собака лает — караван идет». По крайней мере, добиваться через официальных опровержений негативных публикаций нарождающийся российский бизнес стремился далеко не в первую очередь. Игрокам был предельно понятен вес публикаций, равно как и лица, за ними стоящие. В таком контексте СМИ как самостоятельная цель ответной атаки особой значимости не имели.

Другое дело, когда крупнейшие представители российского частного капитала стали заметны на Западе, где роль медиа неизмеримо выше. В какой-то момент новые богатейшие русские попали в фокус их внимания и конфликты стали неизбежны. Первый по-настоящему резонансный скандал разразился в 1996 году, когда американское издание Forbes выпустило статью Павла Хлебникова «Крестный отец Кремля», посвященную деятельности Бориса Березовского, на тот момент пребывавшего в зените своего могущества. В числе прочего журналист обвинил Березовского в причастности к убийству Влада Листьева.

В этой истории для российского читателя не было больших открытий. О роли, которую тогдашний заместитель секретаря Совета Безопасности играл в российской политики и экономике, было хорошо известно. Однако публикация в одном из заметных западных СМИ наносила серьезный урон по репутации теневого кардинала Кремля именно там, где это было в тот момент важнее всего, на Западе. Березовский не мог не реагировать, и он принял решение – судиться. Иск в Лондонском суде рассматривался c 1997 по 2003 год.

Результат его был формально в пользу Березовского. Журнал принес предпринимателю свои извинения, тот в свою очередь отозвал иск. Для Березовского это было более чем актуально. В Кремле к тому времени прочно обосновался Владимир Путин. Борис Абрамович с 2001 года пребывал в эмиграции и был объявлен в розыск российской Генпрокуратурой. Чтобы не допустить выдачи в Россию, Березовскому нужно было очиститься от любых обвинений в криминале.

В этом смысле показателен второй из нашумевших исков Березовского к СМИ. В 2007 году перебравшийся в Великобританию опальный российских олигарх подал в Высокий суд Лондона иск против государственного телевизионного холдинга ВГТРК. Березовский потребовал опровергнуть сюжет, в котором говорилось о фальсификации данных, на основании которых предприниматель получил в Великобритании статус политического беженца, а так же о якобы имевшейся у Березовского заинтересованности в устранении Александра Литвиненко (мол, тот слишком много знал об истории с получением гражданства). Суд в итоге признал правоту Березовского и потребовал от ВГТРК уплаты £150 000 компенсации. История эта помогла Березовскому более уверенно чувствовать себя в Лондоне.

От Дерипаски до Батуриной

Россия начала «нулевых», между тем, вступила в период наивысшей интенсивности «корпоративных» войн. Крупнейшие частные ФПГ окучивали последние из перспективных активов, остававшихся «бесхозными», сколачивая в них отраслевые холдинги. «Войны» сопровождались соответствующими кампаниями в медиа, где стороны также себя не ограничивали. Некоторые из участников баталий переходов на личности терпеть не собирались. Особенно, если в конфликте оказывались замешаны зарубежные СМИ и новые хозяева активов задумывались о будущем, о привлечении инвестиций c Запада и необходимой для этого репутации, например.

В 2003 году Олег Дерипаска F 23 подал иск на немецкую Frankfurter Allgemeine. Поводом послужила статья о том, как холдинг «Базовый элемент» установил контроль над Братским и Усть-Илимским лесопромышленными комбинатами и как пытался взять под контроль Архангельский ЦБК. Материал красочно описывал перипетии так называемых «лесных войн», которые вел «Базовый элемент» Дерипаски, «грубое ведение дел» и «давление» который тот оказывал на своих оппонентов. Но в итоге суд признал, что в статье «Битва за леса России» была опубликована ложная информация, нанесшая ущерб имени Дерипаски. Суд запретил Frankfurter Allgemeine Zeitung и журналисту Эльфи Зигль, автору публикации, в дальнейшем распространять сведения, опубликованные в статье.

Другое показательное судебное разбирательство состоялось между Альфа-банком Михаила Фридмана и газетой «Коммерсант». В 2004 году издание опубликовало статью под заголовком «Банковский кризис вышел на улицу». Речь в ней шла о якобы имевшихся очередях вкладчиков в отделениях Альфа-банка. В ответ собственники банка, стремясь не допустить всплеска паники, подали на «Коммерсант» в суд, требуя опубликовать опровержение, а также компенсировать материальный ущерб. «Коммерсант» проиграл дело во всех инстанциях и был вынужден заплатить. О действительно чувствительных для крупного бизнеса материях главные деловые СМИ России стали писать с большей осмотрительностью.

Лидером же по количеству исков, поданных к СМИ и затем выигранных в судах, стала Елена Батурина F 96, супруга тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова. Писать опровержения и оплачивать пусть и символические, но штрафы в пользу Батуриной, вынуждены были «Ведомости», «Коммерсант» и Forbes. Поводом для исков становилось любое упоминание о возможной связи успехов бизнеса «Интеко», компании Батуриной, cо статусом ее хозяйки как жены столичного мэра. Разбирательства происходили в московских судах. После того, как Лужков перестал быть мэром, сошли на нет и судебные войны между Батуриной и медиа.

Геннадий Тимченко и Роман Абрамович

Появление в числе ключевых игроков российской экономики людей из ближайшего окружения Владимира Путина (Геннадий Тимченко F 4, Аркадий Ротенберг F 39, Юрий Ковальчук F 91 и другие) и осмысление этого феномена в медиа – еще один сюжет, который не мог не вызвать судебных разбирательств со СМИ в качестве ответчиков.

Так, в 2009 году Геннадий Тимченко, на тот момент совладелец компании Gunvor (один из крупнейших нефтетрейдеров в мире), подал в Лондонский суд иск против журнала The Economist. Поводом послужила публикация, в которой успехи Gunvor связывались с личными связями Тимченко и президента Владимира Путина. Мол, благодаря им Тимченко смог стать крупнейшим поставщиком за рубеж нефти госкомпании «Роснефть», а это, в свою очередь, дало мощный импульс развитию бизнеса Gunvor, который из небольшой трейдерской компании за несколько лет превратился в одного из лидеров глобального рынка. До судебных слушаний, впрочем, дело не дошло. The Economist убрал упоминание Gunvor из статьи и опубликовал разъяснения, что «Роснефть» продает через Gunvor лишь 30-40% своей нефти. И ни Владимир Путин, ни другие люди из его окружения не имеют интересов в бизнесе Gunvor. На этом инцидент был исчерпан.

Еще одним заметным явлением «нулевых» стало формирование представительной группы из числа богатейших предпринимателей, сколотивших свои миллиардные состояния в России, но затем вышедших в «кэш» и инвестировавших полученные средства на Западе. Наиболее заметным среди этих людей стал Роман Абрамович F 12, продавший в 2003 году «Сибнефть» «Газпрому» за рекордные $13 млрд. Богатство предпринимателя и его образ жизни обеспечили Абрамовичу пристальное внимание журналистов. Миллиардер и его спутница Дарья Жукова превратились в регулярных героев публикаций в разделах светской хроники. Судебные разбирательства в такой ситуации выглядели неизбежными. Что и произошло.

В марте 2010 года Роман Абрамович выиграл дело о клевете у итальянской газеты La Repubblica. Лондонский суд обязал принести Абрамовичу публичные извинения и выплатить «значительную компенсацию» за нанесенный ущерб. Газета также приняла на себя обязательства напечатать опровержение. Повод — вышедшая в мае 2009 года статья, имевшая заголовок «Черный год для Абрамовича: он проиграл яхту в покер».

«Основным содержанием статьи были клеветнические утверждения о том, что у Абрамовича серьезные проблемы с азартными играми, которые угрожают его отношениям с Дарьей Жуковой. Якобы для покрытия игорных долгов он был вынужден отдать собственную яхту стоимостью полмиллиона евро», — отреагировала на публикацию La Repubblica своим пресс-релизом Millhouse, управляющая компания Абрамовича.

В чем причина жесткости «Альфы»?

В последующие годы пальму первенства в конфликтах со СМИ со стороны крупного российского бизнеса перехватили государственные компании, прежде всего «Роснефть». Что вполне соответствует тенденциям развития ситуации в российской политике и экономики. Ключевые роли играют государство, его компании и люди их возглавляющие. Частному бизнесу, даже самому крупному, выделена вспомогательная роль. Тем, кто по таким правилам играть не согласен (не может), лучше уступить активы государству или более покладистым миллиардерам.

Михаил Фридман и его партнеры свой главный актив – долю в нефтяной компании ТНК-BP - продали государственной «Роснефти» за $28 млрд еще в 2013 году. Созданный акционерами «Альфы» фонд LetterOne (зарегистрирован в Люксембурге) в настоящее время подыскивает проекты за рубежом для инвестирования этих средства. Область рассматриваемых проектов чрезвычайно широка – от проектов добычи сланцевой нефти в США до инвестиций в технологичный сектор, медицину и ритейл.

Любое упоминание о «возможных связях» с криминалом акционерам «Альфы» в этих условиях сильно вредит. И «вредит» — еще очень мягко сказано. Тем более, когда об этом пишут «Ведомости», одно из немногих российских изданий, которым доверяют на Западе. В этом, судя по всему, и заключается ключевая причина жесткой реакции «Альфы». Ведь группу сегодня стоит рассматривать, прежде всего, как международную, а не российскую. Крупнейший частный агломерат в российской экономике сокращает в ней свое присутствие и одновременно «подчищает хвосты», которые могут помешать Михаилу Фридману вести дела за рубежом.

И с этой точки зрения, в конфликте с «Ведомостями» «Альфа» будет идти до конца. Идеальный для группы результат – судебное решение, в котором черным по белому будет написано: «связи» с «испанской мафией» – это клевета. Для западных банков и потенциальных партнеров такой документ будет самым убедительным. А слова издателя «Ведомостей» о том, что была допущена «человеческая» ошибка могут и не смягчить настроя Михаила Фридмана.

Какой вывод? История исков миллиардеров к СМИ – это больше, чем просто история громких судебных разбирательств. Тяжбы богатейших людей страны и национальных медиа многое говорят о том, что происходит в стране. Это своего рода «зеркало». То, как в нем отражается текущая ситуация, характеризует положение дел в бизнесе и деловых СМИ сегодняшней России далеко не лучшим образом.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 15 апреля 2017 > № 2141156 Михаил Фридман


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141804 Гарри Каспаров

Чемпион мира по шахматам сейчас играет свою самую тяжелую партию: его соперник — Владимир Путин

Собрание сочинений Гарри Каспарова

Саска Саарикоски (Saska Saarikoski), Helsingin Sanomat, Финляндия

Гарри Каспаров больше не играет в шахматы. Сейчас его главная работа — выступать против Владимира Путина. Это трудная партия.

Величайший шахматист в истории Гарри Каспаров похож в своем темном костюме на юриста какой-нибудь компании. Он и сам об этом знает.

«Официальный вариант. Я приехал прямо из телестудии», — говорит он, усмехается и разводит руками, как бы извиняясь.

Через панорамное окно видно, как небоскребы Манхэттена борются за место под солнцем.

Каспаров — невысокий, но крепкий, словно занимается борьбой. Нос немного искривлен, и шахматист почему-то сразу кажется «своим парнем». Густые и темные в юности волосы поседели, появились залысины, но энергия чемпиона осталась.

Сейчас Каспаров бегает с одного интервью на другое, поскольку у него есть кое-что, что ценится в этом городе почти так же, как и деньги: чутье. Инсайдерская информация.

На протяжении многих лет Каспаров пытался предупредить американцев о Владимире Путине, но американцы не хотели его слушать, потому что у них были дела поинтереснее.

По мнению американцев, вызовы современного мира — это климатические изменения, укрепление статуса Китая и радикальный исламизм. По сравнению с этим разговоры об угрозе со стороны России — словно возврат в эпоху черно-белых фильмов о шпионах.

В 2012 году Митт Ромни (Mitt Romney), кандидат от Республиканской партии, назвал Россию в ходе своей предвыборной кампании важнейшей геополитической угрозой США. Президент Обама насмешливо ответил, что эти слова напоминают ему внешнюю политику 1980-х. «Вы же понимаете, холодная война закончилась еще 20 лет назад».

Шутка Обамы понравилась многим, и так он привлек на свою сторону больше избирателей. Всего пять лет назад разговоры о российской угрозе звучали так же комично, как стрижки 1980-х и накладные плечи для одежды.

Автоматы Калашникова и ушанки? Da?

Гарри Каспарову тоже приходилось выслушивать насмешки в свой адрес. В 2015 году он обсуждал Путина на шоу Билла Мара (Bill Maher). Сидя на диване и смеясь, Мар удивлялся, почему захватившего Крымский полуостров Путина обвиняют в империализме. Неужели крупнейший империалист в мире — это не США? Аудитория взвыла от радости.

На видео, которое разошлось по интернету, можно увидеть, как лицо Каспарова потемнело от ярости. Он попытался напомнить Мару о том, что в Европе не было ни одного американского танка до захвата Крыма.

Мар развеселился и ответил: «Разбуди меня, когда он захватит Польшу».

Путин захватил не Польшу, он захватил Америку.

По сообщению американской разведки, российские хакеры взломали электронные ящики Демократической партии и использовали украденную информацию для того, чтобы помочь Дональду Трампу (Donald Trump) стать президентом. Россия выстрелила прямо в сердце американской демократии.

Расследование продолжается, но эта информация заставила американцев проснуться. Это значит, что у Гарри Каспарова всего час до начала следующего интервью.

Первые ответы чемпиона мира по шахматам снимают на камеру. Он немного наклоняется вперед и смотрит прямо в объектив.

Именно так он смотрит на своего оппонента за шахматной доской. Беспощадно. Неудивительно, что соперники называют его «троллем».

Это также связано с прической Каспарова, которая раньше была похожа на грозовое облако, особенно на фоне ровного пробора его заклятого врага Анатолия Карпова.

Да, Карпов! Он был последним и самым образцовым продуктом советской шахматной школы.

В Советском Союзе шахматы занимали особое место. Отец социализма Карл Маркс и отец Советского Союза Владимир Ленин — оба они с энтузиазмом играли в шахматы. В то же время, когда на других способах времяпрепровождения была поставлена печать буржуйской закваски, шахматы рассматривались как подходящий способ для просвещения народа и способа тренировать стратегическое мышление солдат.

Советский шахматист Михаил Ботвинник выиграл чемпионат мира по шахматам в 1948 году. Битва черной и белой армии — словно аллегория о мире холодной войны. Чемпионы Советского Союза доказывали превосходство социализма.

Советский Союз сохранил титул чемпиона мира, когда Борис Спасский встретился в 1972 году в Рейкьявике с американцем Бобби Фишером (Bobby Fischer). Восток против Запада. Социализм против капитализма. За ходом матча следил весь мир.

СССР был потрясен, когда чемпионат закончился бесспорной победой гениального, но неуравновешенного Фишера. Позже он не отстоял свой титул, а лишь еще больше затерялся в собственных мирах.

Титул чемпиона мира был передан 24-летнему Анатолию Карпову. Молодой чемпион словно был доказательством того будущего, которое ожидало послевоенные поколения в Советском Союзе. Больше никакой водки и поцелуев в щечку, только одно хладнокровное научное мышление.

Говорили, что Карпов играет как компьютер: систематично, без ошибок, находя слабые места противника. И когда противник совершал ошибку, что, в конце концов, все же происходило, Карпов медленно начинал его душить.

Именно поэтому в шахматном мире у Карпова появилась кличка «удав».

Гарик Вайнштайн — вундеркинд отца-еврея и матери-армянки. В раннем возрасте он получил специальное образование, как когда-то Карпов.

Это означало, что жизнь юноши сильно отличалась от жизни его ровесников. Его главная привилегия заключалось в том, что он уже в раннем возрасте успел побывать на Западе.

Отец Гарика умер от лейкемии, когда мальчику было семь лет. Он взял фамилию своей матери, которая была изменена на русский манер из «Гаспарян» на «Каспаров».

В своих принципах СССР придерживался равноправия, но на практике с русской фамилией было легче преуспеть.

Каспаров стремился к успеху, но гениальный мальчик думал не только о шахматах. Он слушал западные радиостанции, читал неоднозначные книги, которые нашел на полках еврейских родственников его отца и начал думать, что не все в СССР шло, как надо.

Ленин, думал Каспаров, вероятно, был хорошим и мудрым человеком, но после этого что-то резко пошло не так. У Каспарова ушло много лет на то, чтобы прийти к выводу, что ошибка была не в Сталине и не в бюрократии, а в системе, идеологии и самом Ленине.

Каспаров стал известен в мире шахмат в 15 лет на турнире Сокольского, на который его позвали почти случайно. К всеобщему удивлению, молодой шахматист обыграл опытных игроков. После этой победы у Каспарова появилась цель — стать чемпионом мира.

В 1983 году — в 19 лет — Каспаров поднялся на первое место в шахматном рейтинге. Он был главным соперником чемпиона мира Карпова.

Таким образом, в СССР было два сильнейших шахматиста мира. Оба они были молоды, красивы и очень умны.

Стране было необходимо, чтобы матч чемпионата мира принес ей популярность, потому что во время президентского срока Рональда Рейгана (Ronald Reagan) холодная война находилась в самой холодной своей точке. Спортсмены восточного блока бойкотировали Олимпийские игры в Лос-Анджелесе летом 1984 года.

Правда, сначала надо было решить один вопрос: Гарри Каспарову надо было вступить в коммунистическую партию.

Когда 10 сентября 1984 года в Москве начался грандиозный матч, в воздухе царило напряжение, которое очевидно исходило от армянского участника.

Все знали, что СССР хотел победы Карпова. Начало действительно выглядело хорошо. Спустя девять партий Карпов вел со счетом 4:0. Пять партий были разыграны вничью. Ему нужны были еще две победы.

Тогда молодой противник всех удивил. «Тролль», известный своей активной стратегией нападения, отступил и начал сводить партию за партией к ничьей. Вместо быстрой победы Карпову пришлось вести долгую и напряженную борьбу, на которую уходили силы. Чемпион мира начал худеть буквально на глазах.

За четыре месяца проведения матча Каспаров измотал своего противника. Два выигрыша подряд изменили ситуацию: 5:3.

От полного разгрома Карпова спас президент Международной шахматной федерации Флоренсио Кампоманес (Florencio Campomanes), который объявил о приостановке матча для сохранения здоровья игроков. Считалось, что решение было вызвано давлением Москвы.

Затем случилось кое-что непредвиденное: Гарри Каспаров вышел на сцену и публично заявил, что не согласен с решением.

Раньше в Советском Союзе подобный выпад означал бы конец карьеры или что-нибудь похуже, но страна уже не была прежней. Спустя месяц после матча генеральным секретарем КПСС был избран Михаил Горбачев.

Через полгода Каспаров победил Карпова и в 22 года стал чемпионом мира по шахматам.

Спустя пять лет после распада Советского Союза чемпион мира Гарри Каспаров приготовился к встрече с новым шахматным гигантом.

Компьютерная компания IBM разработала суперкомпьютер для игры в шахматы Deep Blue. Компания считала, что компьютер сможет победить лучшего шахматиста мира. Победа программы над человеком была бы историческим моментом и грандиозной рекламой компьютерного гиганта, который оставил позади Microsoft, Apple и других конкурентов.

Первый матч состоялся в 1996 году. Deep Blue выиграл одну из шести партий, но Каспаров выиграл весь матч.

Для нового матча IBM создал компьютер, который мог провести анализ около 200 миллионов позиций в секунду.

Каспаров считал, что сможет победить машину при помощи креативного подхода, но в этой игре Deep Blue переместил фигуру настолько нелогично, что чемпион заподозрил присутствие посторонней помощи в игре.

Вряд ли можно будет когда-нибудь опровергнуть эту догадку, но Каспаров был вне себя и в итоге проиграл матч. Поражение далось Каспарову тяжело: он остался в истории как чемпион мира, который был побежден машиной.

Со времени исторического матча прошло уже 20 лет, Каспаров возвращается к этой теме в книге «Глубокие размышления» («Deep Thinking»), которая выйдет в мае. В книге Каспаров углубляется в тему отношений машины и компьютера.

Каспаров знает, что встреча человека и компьютера — как столкновение Ferrari и велосипеда. Необходимости проведения нового матча нет, поскольку компьютеры развиваются с такой скоростью, что у нынешнего чемпиона мира, Магнуса Карлсена (Magnus Carlssen), не было бы и шанса против обычного планшета.

Чемпионы по шахматам — потрясающие монстры памяти. Например, Гарри Каспаров помнит наизусть каждый ход тысяч шахматных матчей. С компьютером человек, тем не менее, никогда не справится: уже в памяти Deep Blue было 700 тысяч матчей. Компьютер не умнее человека, но он может быстрее просчитывать ситуации.

Последний бункер человечества — искусство, поскольку компьютер не смог — по крайней мере, пока — написать даже простой детектив.

Сейчас Каспаров считает, что человеку нужно не бороться с компьютерами, а передать им работу по расчетам. Так человек сможет сосредоточиться на тех задачах, с которыми не справится и лучшая машина.

Сейчас Каспаров ведет третье крупнейшее сражение в своей жизни. Он ведет его здесь, в Нью-Йорке, где он жил последние четыре года. Его противник вновь громадный и сильный, а еще и ужасно опасный. Соперники Владимира Путина часто умирают неожиданно.

На момент проведения этого интервью живущий в США противник Путина Владимир Кара-Мурза лежит в коме в московской больнице. 35-летний журналист внезапно отравился в России, где он представлял документальный фильм о Борисе Немцове.

Бывшего премьер-министра и близкого друга Кара-Мурзы Бориса Немцова убили на улице прямо перед Кремлем два года назад.

Гарри Каспаров, сидящий в угловой комнате небоскреба на Манхэттене, предпочел бы остаться в живых.

«Мне нужно было уехать из России. Те смельчаки, которые решили остаться, как Борис Немцов, сейчас убиты. Другие сидят в тюрьме. Многие живут за границей».

Каспаров знает, что безопасности нет нигде, но говорит, что пытается жить максимально нормальной жизнью.

«Я пытаюсь быть настолько осторожным, насколько это возможно, но критика в адрес Путина и попытка нанести ему удар — очень рискованное дело».

Каспаров возглавляет штаб организации Human Rights Foundation, главным представителем которой раньше был Вацлав Гавел (Vaclav Havel).

У Каспарова также есть свой собственный сайт, который распространяет благие вести о шахматах. Каспаров перестал участвовать в матчах в возрасте 42 лет в 2005 году. Тогда он больше не был чемпионом мира, но считался лучшим игроком мира.

53-летний Каспаров был женат трижды. От нынешнего брака у него есть трехлетняя дочь и сын, которому скоро будет два года.

Имя Гарри Каспарова встречается во многих списках самых умных людей. Подобные списки создают скорее для развлечения, поскольку высокий IQ вовсе не означает, что человек сможет достичь в жизни хоть чего-то: например, один из самых умных людей мира работает смотрителем в стриптиз-клубе. Потрясающий ум, тем не менее, привлекает внимание, как и любая другая уникальная черта человека.

Во время интервью заметна особая работа мозга Каспарова: ему не требуется время, чтобы обдумать ответ, в его речи нет слов-паразитов. Ответы приходят быстро, но позже, при прослушивании с диктофона, кажутся заранее написанным текстом. По-английски Каспаров говорит замечательно.

Не удивляет, что помощник Каспарова потом просит копию записи интервью. Наверное, отрывки из него появятся в новой книге шахматиста.

Как и у многих умных людей, в Каспарове присутствует беспокойная непокорность: словно весь мир — проблема, которую он настойчиво пытается решить. У него есть четкие представления о разных вещах, и оказаться его соперником вряд ли захочется — как за шахматной доской, так и в любой другой ситуации.

Людей, подобных Каспарову, тяжело победить. Но он ошибочно думает, что мир устроен так же логично, как и шахматы. Именно так с ним происходило много раз.

Сейчас существует версия, что тот «человеческий» ход Deep Bluе был вызван сбоем программы.

Книга Гарри Каспарова «Winter is coming — Why Vladimir Putin and the Enemies of the Free World Must Be Stopped» («Зима близко: почему нужно остановить Владимира Путина и врагов свободного мира») появилась на английском языке в 2015 году, а в 2016 году — на финском.

Название Каспаров взял из книг Джорджа Мартина (George R.R.Martin) «Песнь льда и огня» («A Song of Ice and Fire»). Каспаров говорит, что является большим фанатом книг Мартина и сериала «Игра престолов», снятого по их мотивам.

«Идея „Игры престолов" близка идее второго моего любимого произведения — „Властелин колец". Среди героев книги нет абсолютного добра, поскольку у человека всегда есть какие-то слабости. Однако зло может быть абсолютным».

Каспаров признает, что изменил свое мнение о ходе истории, поскольку после падения Советского Союза он верил в победу демократии, прямо как Францис Фукуяма (Francis Fukuyama) в книге «Конец истории и последний человек».

«В 1992 году мы думали, что мир идет в хорошем направлении, и забыли, что зло никуда не пропадает. Оно было похоронено под обломками Берлинской стены, но если мы потеряем бдительность, оно вновь выйдет на свет».

Именно так, по мнению Каспарова, и произошло. Зло выбралось наружу, и его сила будет расти, пока его не остановят. И это зло, по мнению Каспарова — Владимир Путин.

Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров. В.В.Путин на заднем плане

«Если мы не будем внимательны, зло может разрастись до огромных размеров. Диктаторы никогда не спрашивают: почему? Они спрашивают: почему нет?»

Каспаров стал в США главным критиком Путина. В новой холодной войне он станет инакомыслящим наподобие Александра Солженицына.

Посыл Каспарова понятен: ключ к пониманию Путина — власть. Президент России — как мафиози, который постоянно боится, что его положению кто-нибудь может угрожать. Лучшим гидом по современной России он считает «Крестного отца» Марио Пьюзо.

Каспаров напоминает, что каждому правителю необходимо обосновать свою власть. Монархия утверждает свою власть при помощи бога, демократия — при помощи свободных выборов. В СССР не было ни того, ни другого, но у него было особое видение будущего. По словам Каспарова, для диктатора враги — как кислород, который помогает ему жить.

«Путин утверждает, что Россия — цитадель добра посреди зла, и только он сможет защитить свой народ», — говорит Каспаров.

По мнению Каспарова, Россия готова поддержать неонацистов, коммунистов, верующих, атеистов и кого угодно, лишь бы эта сила разрушала мощь демократических стран и распространяла хаос.

«Путин не заботится о своих принципах. КГБ — это КГБ».

По словам Каспарова, террористы и диктаторы сходятся во мнении о демократических странах: они слабы, потому что не решаются ни умереть, ни убить. Сровняв Алеппо с землей, Путин доказал, что он готов на что угодно.

«Путин хотел сказать свободному миру, что ему наплевать. Обама — тряпка, а я — альфа-самец».

Каспаров напоминает, что Обама не осуществил угрозы в адрес Башара аль-Асада, а Путин, напротив, сдержал обещание, данное Асаду. Правители увидели это и запомнили. Это означает, что количество проблем в будущем только возрастет.

«Как сказал Борис Немцов: Путин — проблема России, но если ее не решать, то он станет всеобщей проблемой. Так и произошло».

Поколение Каспарова, столкнувшееся с железным занавесом, научилось восхищаться Рональдом Рейганом, которого они продолжают благодарить за свою свободу. Поэтому Каспаров с ужасом следит за тем, куда идет Республиканская партия Дональда Трампа.

Шахматист критически пишет о Трампе и Путине в Твиттере под ником @Kasparov63. «Дом в огне, Трамп бегает с коробком спичек, а Республиканская партия требует выяснить, кто вызвал пожарную бригаду», — посмеивался Каспаров 20 марта над республиканцами, которые потребовали информации о том, кто опубликовал информацию о связях Трампа с Россией.

«Раньше Рональд Рейган говорил, что демократия находится на расстоянии одного поколения от исчезновения. Лучше отреагировать слишком сильно и попросить прощения, чем быть пассивным и очнуться ото сна слишком поздно».

Каспаров познакомился со стратегией Путина, когда участвовал в деятельности демократического движения в России в начале 2000-х. Собрания распускали, деятельность прерывали, на него нападали и сажали за решетку. Каспаров знает КГБ, и не удивился бы, если бы в сейфе у России обнаружилось что-нибудь интересное о Трампе.

Каспаров говорит, что внимательно следил за пресс-конференцией, во время которой Путина спрашивали, есть ли у него секс-пленка Трампа. Каспаров говорит, что увидел на телевидении кгбешника, счастливого, как кот, который наелся сметаны.

«Маленький агент КГБ из далекого Дрездена смог что-то заполучить на президента США. Это главный приз, исполнение всех желаний! Я мог увидеть это в его глазах. В этом я не могу ошибаться. Я верю в совпадения, но я верю и в КГБ».

По мнению Каспарова, за развитием России можно следить по тому, какие слова из русского были заимствованы в английский язык в разные годы. Во время Хрущева появился sputnik, во время Горбачева — perestroika, во время Путина — kompromat, втаптывание в грязь политических противников.

«Это говорит о достижениях каждого руководителя: у одного это была наука, у другого — политические преобразования, у третьего — КГБ».

Гарри Каспаров начинает откровенно смеяться, когда ему говорят, что Запад унизил Россию тогда, когда она была слабой, и поэтому Путин пытается сейчас вернуть России ее достоинство и положение.

«Полная чушь!» — рычит Каспаров.

«Речь идет о легенде Кремля, которая лоббируется на Западе».

Запад, по мнению Каспарова, является угрозой не для России, а только для Путина, который боится сильнее всего таких вещей, как правовое государство, демократия и настоящая рыночная экономика.

Если бы Путин действительно думал об интересах России, ему стоило бы, по мнению Каспарова, сблизиться с Западом. Это пошло бы на пользу народу и обществу, а также было бы мудрым стратегическим решением.

«Если подумать, что является для России настоящей угрозой, то она исходит не от Запада, а от Китая. Нужно всего лишь на карту посмотреть».

Сейчас вспоминают, что русские любят шахматы именно потому, что они развивают стратегическое мышление. Любви к шахматам у Путина замечено не было.

Хельсинки находится в 300 километрах от Санкт-Петербурга. Не опасно ли жить в Финляндии?

«По крайней мере, это безопаснее, чем Санкт-Петербург. Мне трудно представить, что Путин может предпринять какой-либо решительный шаг в отношении этой страны, но лично я чувствовал бы себя в большей безопасности, если бы Финляндия была членом НАТО».

Каспаров напоминает, что, по мнению Путина, Финляндия — регион, на который можно повлиять не только при помощи военной силы.

«Я хочу вам напомнить, что Путин — кгбешник. Он стремится к кибервойнам и операциям прикрытия, при помощи которых ослабляется ваша способность отразить его атаку. Он использует политические системы и некоторые политические партии, поскольку раньше эти силы были результативнее, чем военные операции».

Каспаров вспоминает свой визит в Финляндию осенью 2015 года. Он говорит, что пытался пошутить во время своей речи на открытии мероприятия Nordic Business Forum о том, что русские всегда считали Финляндию идиллической территорией на северо-востоке большой империи. В зале воцарилась звенящая тишина.

«Потом я попросил прощения за то, что так сильно напугал финских слушателей».

Каспаров с большой точностью может сказать, как много финнов пало в годы Зимней войны и Войны-продолжения, но уверяет, что Финляндия справилась с меньшими жертвами, чем балтийские страны.

«Они на 50 лет стали рабами коммунизма. Эстонцев в сибирских лагерях было 30 тысяч».

«Когда на тебя нападают, лучше бороться: когда сдаешься, цена потери только возрастает».

На каждого героя найдется сильный противник. Кем был бы Давид без Голиафа, Уинстон Черчилль без Адольфа Гитлера, Люк Скайвокер без Дарта Вейдера?

Гарри Каспаров сражался с тремя крупными противниками: СССР, ИТ-компанией IBM и путинской Россией.

В конечном счете, Карпов был сломлен. Чемпионы встретились в четырех матчах, но каждый раз Карпов сдавался в самый решающий момент.

Сейчас Карпову 65 лет, в последние годы он увлекается собиранием бельгийских почтовых марок и считает важным добавлять йод в соль. И он поддерживает действия Путина — например, по отношению к захвату Крыма.

Соперник Каспарова номер два, суперкомпьютер Deep Blue, находится в Национальном музее американской истории в Вашингтоне. IBM разобрала компьютер сразу после матча, по мнению некоторых — для того, чтобы скрыть следы мошенничества. Однако Deep Blue можно считать праотцом современных автомобилей с автопилотом и разработок искусственного интеллекта.

А третий враг Каспарова?

Десять лет назад Каспаров дал Владимиру Путину два года передышки. Он не гадает о том, когда власть сменится, но считает, что этот момент ближе, чем мы думаем.

«Не знаю, как и когда это произойдет, но власть Путина внезапно обрушится. Жаль, что окончание будет насильственным. Не могу себе представить спокойный переворот».

«Диктатуры обрушивались в результате крупного поражения. Это может быть, например, значительная геополитическая неудача. Когда диктатор выглядит слабым, его осуждают. Так будет свержен Путин: его заставят выглядеть слабым».

Каспаров не собирается судить, кто мог бы управлять страной после Путина, поскольку «если бы это было известно, то этого человека давно бы уже не было в живых».

Собирается ли чемпион по шахматам вернуться в Россию и в политику?

«И да, и нет. Вернусь ли я в Россию? Да. Стану ли я политиком? Нет. Я знаю мир, и мог бы помочь своей стране при помощи советов и контактов, но не хочу больше ввязываться в политические баталии. Я больше мыслитель и стратег».

«Я верю, что у России может быть очень значительная роль в мире. Она может представлять проблему, как сейчас, но может быть и частью какого-нибудь решения. Если я вернусь в Россию, моей целью будет сделать страну частью решений проблем свободного мира».

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141804 Гарри Каспаров


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 апреля 2017 > № 2141416 Максим Артемьев

Что изменит переход Казахстана на латиницу

Максим Артемьев

Переход на латиницу не поможет ни расширению использования казахского языка, ни переходу на него русскоязычных граждан Казахстана. Русский все равно будет доминировать и английским не вытеснится в перспективе ближайших двух-трех поколений. А пример Узбекистана показывает, что латиница и кириллица еще долго будут сосуществовать, вне зависимости от субъективных желаний властей

Решение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева принять четкий график перевода казахского языка на латиницу к 2025 году (само принципиальное решение об этом было объявлено в 2012 году) вызвало немало шума в российских СМИ, заговорили даже о «предательстве» и об отходе Казахстана от интеграционных процессов в рамках ЕАЭС. Но так ли это на самом деле? Что лежит в основе этого решения?

Цивилизационные буквы

Важнейшей проблемой, с которой после 1991 года столкнулись многие постсоветские государства (за исключением разве что стран Балтии и отчасти Армении и Грузии), была необходимость национальной самоидентификации. Они обрели нежданную независимость, которая влекла за собой немало вопросов, среди них – почему существует данная республика? Для ответа на него надо было найти новые варианты истории и культуры страны, предложить набор ценностей, вокруг которых можно было сплотить население или по крайней мере элиты.

Обычно предлагалась националистическая версия истории, где события предыдущих веков трактовались либо как непрестанная борьба против империи (украинский, наиболее радикальный вариант), либо как пассивное выжидание часа избавления от колониальной зависимости, пробившего в 1991-м. Власть, соответственно, формировалась по принципу этнократии, что служило ее сплочению и гарантировало невозвращение к прежнему статусу. В рамках этой парадигмы особое значение получал вопрос государственного языка. Он становился маркером принадлежности к господствующему этносу, а невладение им отсеивало лиц нетитульной национальности от претензий на руководяще должности.

Языки, доставшиеся в наследство от советской власти, также, по мысли правящих элит, заслуживали переделки, чтобы соответствовать изменившимся условиям. Первым требованием к ним стала реформа письменности. Лидеры тюркских республик вольно или невольно ориентировались на Кемаля Ататюрка, чье решение в 1928 году отказаться от арабской письменности означало разрыв с культурной традицией и формирование нового языка. Арабский алфавит был письмом Корана. Переход на латинский алфавит знаменовал собой вестернизацию и секуляризацию культуры. Кроме того, реформа повлекла за собой решительное очищение турецкого языка от многочисленных заимствований из арабского и персидского, и новая письменность соответствовала именно простонародному наречию, на основе которого отныне строился литературный турецкий язык.

Большинство языков азиатских республик СССР были младописьменными. До революции они либо не имели устоявшейся письменности, либо использовали арабский алфавит, с которым было знакомо лишь незначительное грамотное меньшинство. Большевики во время кампании по ликвидации неграмотности внедрили в конце 1920-х новые алфавиты на основе латиницы. Арабский не подходил, потому что не отражал гласных звуков, был неудобен при типографском наборе и связан с «феодально-байским наследием». А навязывание кириллицы в тот момент рассматривалось как пережиток царского империализма.

Однако после принятия курса на построение социализма в одной стране и усиления патриотической составляющей в идеологии латинские письменности стали рассматриваться как космополитические и были заменены на алфавиты на основе кириллицы, благо грамотных все равно еще было мало. На полсотни лет кириллический шрифт стал господствовать в Средней Азии и Казахстане, Азербайджане, равно как в национальных автономиях РСФСР. Даже в Молдавии румынский перевели на кириллицу, назвав «молдавским языком».

После распада СССР три тюркские республики еще в 1990-е годы, желая дополнительно дистанцироваться от русского старшего брата, перешли на латиницу – Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан. Это произошло с разным успехом: азербайджанцы целиком заимствовали турецкий вариант латиницы с добавлением трех букв, туркмены и узбеки испробовали несколько вариантов (в одном из них, в туркменской письменности, использовались даже знаки ¥, £, $, то есть иены, фунта стерлингов и доллара). В Узбекистане возникли серьезные проблемы с переходом на латинский шрифт, и до сих пор до 70 процентов публикаций в стране идет с использованием кириллицы. Ататюрку было куда легче – в 1920-е годы грамотных турок было немного, а к началу 1990-х практически все население среднеазиатских республик умело читать и писать, причем на кириллическом алфавите.

Казахстан и Киргизия не спешили с такими реформами. В первом был большой процент русскоязычного населения, а главное, сами казахи, особенно городское население, были сильно русифицированы. Киргизия при Акаеве ориентировалась на Россию и не видела смысла в новациях, равно как и персоязычный Таджикистан, где после тяжелой гражданской войны было не до реформ алфавита.

Нурсултан Назарбаев все постсоветские годы проводил последовательную политику усиления казахской идентичности. Первым шагом стало изменение топонимики. Уже в далеком 1991 году без всякого внятного объяснения коренной русский город Гурьев, основанный еще в XVII веке, переименовали в Атырау. Далее последовала кампания во вполне маоистском духе по исправлению имен, точнее, названий. Было предписано и в русском языке писать топонимы так, как они пишутся по-казахски: Чимкент превратился в Шымкент, Кустанай – в Костанай, Актюбинск – в Актобе, Кокчетав – в Кокшетау, Алма-Ата – в Алматы. Попутно продолжался процесс переименования: Джамбул стал Таразом, Целиноград – Астаной, Семипалатинск – Семеем. Следы древнего русского проникновения в Казахстан старательно устранялись. Россия смогла уберечь только Алма-Ату, оставив прежнее написание для нее одной, уступив названия остальных городов.

Сам Назарбаев говорит по-русски с акцентом, поскольку принадлежит к еще нерусифицированному поколению, и для него в использовании казахского языка не возникает проблем. Однако рабочим языком его администрации пока остается русский.

Царь-реформа

Если планы реформы казахского алфавита будут реализованы, то это неизбежно создаст для страны несколько проблем. Первая из них – сохранение культурного наследия. Практически весь корпус казахской литературы существует на кириллице. Его перевод на латиницу займет длительное время, потребует гигантских усилий. Да и вряд ли большинство книг будет переиздано. Соответственно, грядущие поколения казахов будут отсечены от доступа к ним, равно как и к СМИ XX века, архивным документам и так далее.

Слова Назарбаева: «Переход на латиницу также имеет свою глубокую историческую логику. Это и особенности современной технологической среды, и особенности коммуникаций в современном мире, и особенности научно-образовательного процесса в XXI веке» – не выдерживают критики. Ни армяне, ни грузины не отказываются от своих оригинальных письменностей, равно как эфиопы или греки. Япония, Корея, Китай при всей своей вовлеченности в глобальную экономику также не задумываются над этим. Берберы, возвращая себе права на свои языки в Марокко и Алжире, используют древний тифинаг, а не латиницу. Другой вопрос, что кириллица на казахском не имеет такой длительной культурной традиции, насчитывает немногим более 75 лет истории и потому не может восприниматься казахами как своя исконная письменность. Стихи Абая записывались арабскими буквами.

Однако Монголия сохраняет кириллический алфавит, несмотря на то что он был навязан из-за рубежа, взамен старомонгольской письменности. В Улан-Баторе думают о практических последствиях и неудобстве для населения, которое может выразиться и в политических последствиях на выборах. Назарбаев же как авторитарный лидер от таких проблем избавлен и может позволить себе изображать Петра I (который ввел гражданский шрифт) или Ататюрка.

Переход на латиницу не поможет ни расширению использования казахского языка, ни переходу на него русскоязычных граждан Казахстана, если преследуется подобная цель. Опыт Ирландии показывает, что вернуть утраченное языковое достояние практически невозможно. Израиль – слишком специфический пример. В глобальном мире, о котором говорит Назарбаев, исчезают именно малые языки. Русский все равно будет доминировать из-за географии и истории и английским не вытеснится в перспективе ближайших двух-трех поколений. А пример Узбекистана показывает, что латиница и кириллица еще долго будут сосуществовать, вне зависимости от субъективных желаний властей.

Думается, основная причина того, что тема латиницы всплыла именно сейчас, – это намерение Назарбаева показать свою независимость от России, переключить часть общественной энергии на продвижение языковой темы в националистическом ключе, при котором он будет находиться в положении патриота и модернизатора одновременно, а также желание остаться в истории как реформатор. Он уже стал первым президентом Казахстана с титулом елбасы, перенес столицу, а теперь может подвести итог своей деятельности введением новой письменности.

Для России введение латиницы в Казахстане вряд ли станет чем-то значимым, как не стали существенными раздражителями аналогичные реформы в других постсоветских странах. Единственная проблема может заключаться в примере для собственных тюркских автономий – Татарии и Башкирии в первую очередь. В Татарстане попытка введения латиницы в 1999 году была заблокирована решением Конституционного суда в 2004 году и принятием соответствующего федерального закона в 2002-м о том, что все письменности народов РФ должны основываться на кириллице. Однако с 2012 года в Татарстане разрешено подавать обращения в органы власти, написанные латинским или арабским алфавитом. Татары, по крайней мере часть национально озабоченной интеллигенции, стремятся попасть в единое культурное поле с другими тюркскими народами и рассматривают латиницу как мост, помогающий сближению. Но в Кремле видят в этом проявление сепаратизма.

С присоединением Крыма возникла проблема крымско-татарского языка, который во времена Украины был формально переведен на латинский алфавит, а нынешний российский закон это запрещает. Решение президента Казахстана может рассматриваться как нехороший ориентир для крымских татар. Кроме того, имеются близкие казахам по языку тюркские народности Северного Кавказа – кумыки, ногайцы, карачаевцы и балкарцы. Но последним скорее грозил бы переход на арабскую письменность из-за реисламизации региона. Впрочем, в этнически пестрых маленьких автономиях шансы на широкое использование местных языков крайне малы – независимо от графики.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 апреля 2017 > № 2141416 Максим Артемьев


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 14 апреля 2017 > № 2141370 Айман Жусупова

Отчего "желтеют" казахстанские СМИ?

Автор: Сауле Исабаева

Качество и авторитет отечественной журналистики в последние годы заметно снизились. Вместо интересного и полезного контента мы все чаще стали потреблять низкосортные «желтые» новости, предназ­наченные далеко не самой взыс­кательной публике. Например, эксперты уже констатируют дефицит адекватной аналитики. Сегодня у нас в гостях координатор по социальным вопросам ИМЭП Фонда Первого Президента РК Айман Жусупова, с которой мы поговорим о том, почему казахстанские медиа так резко «пожелтели», кто в этом виноват и, главное, что в этой ситуации можно сделать.

– Посты в «Фейсбуке» стали едва ли не самыми тиражируемыми информационными поводами. С чем вы это связываете?

– На современном постсоветском пространстве нередко можно услышать высказываемую представителями старшего поколения озабоченность по поводу того, что современная молодежь не читает серьезную литературу, ограничиваясь фрагментарной информацией из интернета, социальных сетей, того же «Фейсбука». Однако в целом речь идет об общей тенденции, присущей не только молодежи.

При этом СМИ, за редким исключением, выбирая легкие пути, формируют свой контент в основном из так называемых «желтых» новос­тей и материалов. В обиход вошло такое понятие, как «постправда», которой называют материалы, полностью укладывающиеся в картину мира читателей.

– Насколько опасно доминирование «желтых» СМИ?

– Главным последствием этого тренда является то, что материалы подобного характера не способствуют выработке у читателей таких качеств, как умение думать, анализировать, чувствовать ответственность за происходящее в стране.

Конечно, можно апеллировать к тому, что сложные материалы, требующие вдумчивого восприятия, сейчас не востребованы и что поэтому СМИ элементарно отражают потребности публики. Тем не менее такой подход является несколько упрощенным. Ответственность масс-медиа, заключающаяся в интеллектуальном просвещении массового потребителя, сегодня весьма востребованна. Вопросы информационной безопасности демонстрируют, как важно бороться за умы граждан.

– И все-таки, почему наши СМИ в массе своей стали отдавать предпочтение «желтым» материалам? Понятно, что дело тут не только в невостребованности серьезной аналитики...

– Причины, по которым СМИ выбирают контент подобного рода, очевидны. Во-первых, это существующий запрос со стороны массового читателя. Да, как уже отмечалось, большие статьи сегодня не пользуются спросом. Интернетизация привела к распространению клипового сознания и, соответственно, коротких, сжатых материалов.

Во-вторых, вследствие того, что печатные СМИ, в частности научные журналы и многие газеты, уже не пользуются прежней популярностью (такова общемировая тенденция), стало тяжелее содержать собственные корреспондентские пункты. Тем не менее, как отмечают эксперты, именно традиционные печатные СМИ являются кузницей журналистских кадров.

То, что население не читает серьезные материалы и, соответственно, не покупает и не подписывается на издания подобного рода, – напрямую отражается на отношении к ним со стороны рекламодателей.

Среди других причин эксперты называют ужесточение законодательства в сфере СМИ, попытки избежать освещения острых политичес­ких тем, засилье пропаганды (что делает СМИ неинтересными), а также нежелание людей искать альтернативные источники информации и стремление получать только такую информацию, которая приятна, с которой они готовы согласиться.

– То есть масс-медиа идут на поводу у таких тенденций. Значит ли это, что в целом меняется формат наших СМИ и пути назад уже нет?

– То, что чтение стало немодным занятием, доказывает популярность таких интернет-ресурсов, как Инстаграм и Ютуб. Психологи считают, что отныне население будет воспринимать информацию иначе, через иную сенсорную модальность, посредством новой коммуникативной культуры.

В этом контексте психологи и сами журналисты отмечают: чтобы сделать материал привлекательным для аудитории, надо приспосабливаться к современным технологиям, подавать контент иначе – широко используя визуальный ряд, делая его более сжатым, информативным, но легким в изложении.

Конечно, задача не из простых: подавать серьезные материалы в таком «легком» формате и при этом добиваться того, чтобы широкая аудитория участвовала в обсуждении сложных вещей.

В этом контексте можно понять те СМИ, которые, не утруждая себя попытками доступно изложить серьезный материал, чтобы он был интересен широкой аудитории, просто забивают свой контент «желтыми» новостями, скандалами и т.д.

– Но насколько такой подход отражает долгосрочные интересы страны и общества?

– Если посмотреть на наши ведущие интернет-издания, являющиеся лидерами по количеству просмотров, то манера подачи ими материалов отличается выпячиванием скандальных и «желтых» публикаций. А в сетке вещания телеканалов очевиден перекос в сторону освещения криминальных событий, показа незамысловатых сериалов и развлекательных передач.

Таким образом, можно констатировать, что сегодня большая часть СМИ, стремясь удержать любой ценой свою аудиторию, делает ставку на «желтые» новости и развлекательный контент. В то же время население нуждается и в материалах аналитического характера, которые сегодня должны подаваться иначе, в другом формате, хотя, безусловно, делать это достаточно непросто.

Чтобы соответствовать современным запросам, необходимо создавать отечественный контент для школьников, молодежи на Ютубе, в «Фейсбуке» и на других интернет-ресурсах. То есть СМИ должны учитывать, что есть и другая публика, и в том числе через систему госзаказов освещать серьезные темы.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 14 апреля 2017 > № 2141370 Айман Жусупова


Литва. Польша > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 апреля 2017 > № 2140043 Кшиштоф Занусси

Кшиштоф Занусси в Вильнюсе: нужно покаяться, чтобы освободиться

Наталия Зверко, Delfi.lt, Литва

«Это абсолютная неправда, что мы без цензуры не умеем творить», — в интервью DELFI сказал классик польского кино Кшиштоф Занусси, который посетил Вильнюс в рамках фестиваля «Киновесна» (Kino pavasaris).

Кшиштоф Занусси — известный польский кино- и театральный режиссер, сценарист и продюсер, лауреат главного приза венецианского кинофестиваля «Золотой лев», обладатель множества международных и национальных наград. Режиссер и в свои почетные 77 лет активно ездит по миру с лекциями и показами фильмов, а в прошлом году поставил спектакль и в литовском Паневежисе. В планах Занусси — новый фильм.

«На мой взгляд, польское кино находится в хорошем состоянии. Много интересных, значительных работ за последние годы, как и за последние 25 лет. Так что это абсолютная неправда, что мы без цензуры не умеем творить, что в условиях свободы все стало хуже. Такое мнение высказывается на Западе, но это не так», — говорит автор около 60 кино- и телевизионных фильмов.

Занусси уверен, что процесс пересмотра исторических событий и личной ответственности в странах бывшего СССР еще не завершен. «В Литве нет еще покаяния за коммунизм, за сотрудничество с режимом. В Литве я не вижу обсуждения этой темы. В Чехии, Польше это уже было, было в неполной мере в Венгрии. Есть нации, которые это сделали — люди, которые совершали зло, покаялись, а это были судьи, прокуроры, профессора, ректоры. Надо было, чтобы они сказали: «Я виноват», — сказал режиссер.

Delfi: В Литве в рамках кинофестиваля «Киновесна» вы прочли лекцию и представили свой фильм «Иллюминация», а также фильм Агнешки Холланд, продюсером которого являетесь, каковы ваши впечатления от встреч со зрителями?

Кшиштоф Занусси: Это надо зрителей спросить, какие у них ощущения (смеется). А для меня такие встречи всегда интересны — встречать соседскую публику, посмотреть на все с вашей перспективы. Ведь я то же самое переживаю, что переживает Литва. А в данный момент я работаю над новой картиной, которая должна быть совместным производством Польши, Литвы, Украины и Венгрии. Съемки мы начинаем летом. Картина будет носить название «Эфир», но это такая моя версия «Фауста». Впрочем, эта линия будет скрыта и, надеюсь, что только под конец фильма публика поймет, что это касается мифа о Фаусте. Этот миф как будто устарел, потому что люди не верят, что душа существует, и фильм об этом — можно ли продать душу? Я думаю, что можно.

— В Литву, кстати, недавно приезжал автор фильма «Фауст» Александр Сокуров. Его работа даже была отмечена «Золотым львом» на Венецианском фестивале. Вы как-то намерены с ним полемизировать?

— Пожалуй, нет. Я уважаю его картину, я ее видел, но она совсем о другом, у него высшей проблемы — продажи души — нет. Он этот момент вырезал, так что это такой очень приблизительный в отношении Гете «Фауст».

— Вы упомянули о том, что новый фильм будет совместным производством нескольких стран, а как вам кажется, существует ли общее культурное пространство Польши, Литвы, Украины?

— В какой-то степени, но есть разница в корнях. Я бы сказал, что этому общему пространству принадлежит Эстония, Финляндия, Литва, Польша. А не принадлежат Белоруссия, Украина, Болгария, Румыния, потому что это восточные страны, а это уже другое мышление. Это вопрос менталитета, а не географии. Я думаю, что мы вместе прожили этот кошмар военного коммунизма, он нас до сих пор еще объединяет. Потому что в строе общества что-то есть, есть разница, одно дело — те страны, которые были инкорпорированы, и другое — те, которые были сателлитами. Последним больше повезло, они пострадали гораздо меньше.

— Золотые годы польского кино отмечены творчеством таких выдающихся режиссеров, как Анджей Вайда, Кшиштоф Кесьлевский, Ежи Гофман, это также, конечно, ваше творчество… Как вам кажется, сейчас польское кино находится в какой точке своего развития?

— Не мне об этом судить, это работа кинокритиков, но на мой взгляд, наше кино находится в хорошем состоянии. Много интересных, значительных работ за последние годы, как и за последние 25 лет. Так что это абсолютная неправда, что мы без цензуры не умеем творить, что в условиях свободы все стало хуже. Такое мнение высказывается на Западе, но это не так. Это неправда, что собака должны быть голодной, чтобы защищать хозяина. Я держу собак и знаю, что если собаку накормить, то она будет еще лучше вас защищать (смеется).

А судить о нашем кино мне очень трудно, потому что я являюсь его частью. С нашей классикой, с двадцатью картинами, я езжу по всему миру. Их отбор сделал сам Мартин Скорсезе, эти картины были отреставрированы и это очень важно, потому что картины пропадают. К счастью, Польша вложила в это большие деньги — за государственные деньги отреставрировано в общей сложности более 100 наших классических фильмов. И с двадцатью из них я езжу по американским, европейским, южно-американским университетам, я был также в Японии, и рекомендация Мартина Скорсезе всех очень заинтересовала. Об этой подборке он очень интересно сказал, что когда он сюда приехал еще в 70-е годы, то научился у поляков — заметил, что не так важно, как делать картину, как почему ее надо сделать. И мы пробуем задуматься, зачем мы делаем картину и чему она служит.

— Если перейти к недавним конкретным удачным примерам, то это, несомненно, «Ида» Павликовского, которая даже была отмечена «Оскаром»… Сейчас в Литве тема Холокоста и исторической справедливости очень активно обсуждается, а насколько она актуальна для Польши?

— Мы ее тоже пережили. Мы признались, что мы не так уже невиновны, как хотели бы думать, что есть часть поляков, которые помогали немцам убивать евреев, но также есть часть поляков, которая их защищала, рискуя своей жизнью. Есть и одно, и другое, и добиться пропорции сейчас очень трудно. Антисемитизм в Польше существовал, безусловно, и до сих пор существует. Но существует и огромное признание ценности, которое несет еврейское присутствие в нашей социальной жизни. Так что есть одно и другое, но то, что поляки покаялись, очень важно.

Но вот чего я не вижу здесь, в Литве: нет еще покаяния за коммунизм, за сотрудничество с режимом. В Литве я не вижу обсуждения этой темы. В Чехии, Польше это уже было, было не в полной мере в Венгрии. Есть нации, которые это сделали, люди, которые совершали зло, покаялись, а это были судьи, прокуроры, профессоры, ректоры. И надо было, чтобы они сказали: Я виноват. В Польше этот процесс уже давно прошел и идет дальше. И он прошел так, что мы чувствуем, что была вина и было, по крайней мере, моральное наказание. Ведь сколько наших граждан в этом всем участвовали, чужие столько бы не сделали.

— Еще один недавний польской фильм, который перекликается с темой покаяния — это «Волынь». Фильм в штыки был принят на Украине…

— Волынская резня — это очень болезненная тема и для поляков, и для украинцев, но о том, что было, говорить необходимо. Картина абсолютно не тенденциозна, и я очень хорошо понимаю, что в тех условиях, духовных, в которых находится Украина сегодня, трудно ожидать, чтобы она могла признаться в совершенном. В этой картине поляки признаются, что мы тоже во многом виноваты, что мы в течение веков провоцировали эту ненависть украинцев. Мы их давили, и это в картине показано. Но это зверство войны — его очень трудно принять. И я не удивлен, ведь над ними сегодня такая угроза, от них отрывают Донбасс, это трудный момент для признания своей вины, в том числе в отношении еврейского меньшинства. Украина сейчас об этом не говорит. Может быть, это не то время, но нам, полякам, поскольку мы очень поддерживаем Украину, надо было сказать, что это мы тоже знаем и об этом не забыли.

— Еще в 2014 году ваш коллега по цеху Анджей Вайда, в интервью Delfi о своем фильме «Катынь» сказал, что «все, чего мы ждем, это примирения», и особенно подчеркнул, что «идея восстановления империи неприемлема».

— Да, мы ищем примирения, оно необходимо. А с другой стороны, понятно, что отстаивать империю, — это анахронизм. Это значит, признаться, что человек живет в прошлом,а не в будущем. Сейчас новая империя — это Coca Cola, а не те организмы, которые были в XIX веке. Так что — это недоразвитие.

— А Российская империя?

— А Российская империя отстает на 50 лет от развитых стран, поэтому такие мысли там и появляются. Почему французам не хочется отстроить свою империю? Или британцам? Так что это просто анахронизм. Не те времена.

— И ваши фильмы, и фильмы Вайды в своей время были объединены в отдельное направление, которое носило название «Кино морального беспокойства». Есть, по вашему мнению, сейчас режиссеры в Европе, России, которые бы продолжали эту традицию?

— Мораль — это всегда основа рассказа. Мы судим о наших поступках по тому, хорошие они или плохие. Так что это не кино одной эпохи, это драматургия — это и Корнель, и Россини, они были «моральным беспокойством» своего времени. Что касается российского или европейского кинематографа, то иногда он отражает эту тенденцию, но довольно редко. Очевидно, что это не главная тема. Потому что и в Европе произошло некоторое разрушение ценностей. И люди уже как-то боятся осуждать поступки своих предков, а, с другой стороны, это необходимо, без этого люди не могут жить лучше.

— Вы в свое время выступили в защиту украинского режиссера Олега Сенцова, о своей поддержке которому из ваших известных российских коллег высказался разве что А. Сокуров… Как вам кажется, почему российская интеллигенция, которая всегда была оппозиционна к режиму, сейчас как-то притихла?

— Я думаю, что это переломный момент, люди еще не разобрались в том, что происходит. Они не видят, насколько это уже все опасно, если закон не соблюдается. А в этом случае есть все доказательства, что это было сделано незаконно. Интеллигенция должна реагировать, без этого она не имеет никакого права быть авторитетом, а без интеллигенции, без авторитета интеллигенции страна не имеет ориентира. Ведь именно она задает этот ориентир. Но я помню, что на протяжении веков в России была сильная интеллигенция, и она всегда спасала страну. И я надеюсь, что и на этот раз она скажет свое слово громче, и то, что Сокуров есть, уже очень важно для меня. Есть и другие порядочные люди, вне зависимости от того, какие у них возможности и сколько у них отваги.

— В Вильнюсе в рамках кинофестиваля состоялся показ вашего фильма «Иллюминация». В фильме есть эпизод, когда математик задает вопрос главному герою, физику: «Вы думаете, что действительность так важна, чтобы с ней так возиться?» Как вам кажется, она важна?

— Да, я думаю, важна. Это наша реальность, мы в ней живем. Но важно, что есть и мир идей, и о нем не надо забывать. Математики с этим миром встречаются ежедневно.

— Вы как-то сказали, что счастье менее важно, чем смысл, а смысл для вас как для философа, творческого человека сейчас в чем заключается?

— Смысл всегда заключался в одном — что мир не построен на хаосе, что этот мир чему-то да служит. Этот мир чему-то служит, и моя жизнь имеет какое-то значение в этом мире. Я вам напомню великолепный кадр у Феллини в «Дороге», когда Мато показывает Джельсомине маленький камень, и становится понятно, что даже этот камень имеет свою ценность. В этом весь смысл. А бессмысленность есть хаос, из-за этого возникает цинизм, согласно чему, нет ценности и все случайно. Там, где появляется смысл, появляется метафизика, чувство, что есть какой-то высший порядок, в котором мы не можем разобраться, но который интуитивно чувствуем. Все религии пробуют освоить этот размер, приблизиться к нему, но это человеку недоступно. Сейчас я наблюдаю, что заканчивается эпоха освещения, иллюминизма и пора говорить о темном веке иллюминизма.

— Именно поэтому Вы решили обратиться к «Фаусту»?

— Конечно! Потому что сегодня мы видим, и физика нам подсказывает, что строй мира совсем другой, чем думали после Ньютона: что окончился детерминизм, которым, например, литература, искусство и живут до сих пор, с такими принципами, что все объясняется, что все предопределено — это глупость. Сегодня уже доказано, что это не так, и после А.Эйнштейна так уже говорить нельзя.

— То есть вы оставляете место для непредсказуемости, тайны… Ведь и герой вашей «Иллюминации» убеждается в том, что можно говорить о конкретных частицах, материи, медицине, но нельзя до конца познать тайну любви, жизни, смерти…

— Тайна — это самое главное. Я и сам себе постоянно это повторяю. У меня, как и у главного героя фильма, были периоды, когда я удалялся пожить в храме, и мне это помогало. И именно поэтому я об этом в фильме рассказываю.

— В прошлом году в Паневежисе Вы поставили спектакль «Гибрис», о чем он?

— В Паневежисе поставили мою пьесу «Гибрис», хотя я ее создал по приглашению театра в Санкт-Петербурге. Но, как оказалось, в Санкт-Петербурге в нынешних условиях поставить такой спектакль невозможно. Потому что он говорит о том, что невозможно жить, пока нет покаяния за грехи. Тут имеется ввиду сталинское время. И это, конечно, для меня всегда актуально. Это поколение сейчас умирает. Это люди, поступки которых были недопустимы, и среди них есть такие, кто не покаялся. Если вспомнить «Иду», то там есть героиня, мать, прототипом которой является прокурорша, которую я лично знал, она только что скончалась в Лондоне. Это была такая преступная личность, которая до смерти не хотела признаться, что она невинных людей посылала на смерть. Она допускает, что они были невиновны, но говорила, что на это была историческая необходимость — их убивать. И с этим трудно жить. С этим надо рассчитаться и нужно покаяться, чтобы освободиться от вины. А без покаяния не будет освобождения. И это надо делать так, чтобы и жертвы об этом знали.

— На репетиции вы по-прежнему приглашаете актеров к себе в загородный дом?

— С кино этого не нужно, а вот с театральными постановками именно так и происходит. Ведь сидеть месяц в Паневежисе мне было бы трудно, а милые литовские актеры приехали ко мне, и я думаю, что мы замечательно провели время.

— Вы где-то писали, что ваш дед родился в Сибири и пешком дошел до Европы. Как это произошло?

— Это и правда, и легенда. Дед умер, когда мне было три года. Маме было что-то известно… Он родился в семье ссыльных в 1863 году, и мы не знаем даже, где именно в Сибири. Его сосланные родители умерли, и он, когда ему было 12 или 13 лет, двинулся в направлении Европы, шел пешком. Но он об этом никогда не хотел говорить, это время было для него страшным испытанием.

— Хотелось бы вспомнить и о вашем друге Андрее Тарковском, которому 4 апреля исполнилось бы 85 лет. Каким бы он был, как вам кажется, в свои 85?

— Он был бы таким, как всегда. И все так же комментировал бы свои духовные поиски. А их бы хватило на много картин и, будь он жив, снял бы еще много фильмов. Он был очень твердым, очень жестким человеком, полным противоречий, но он ощущал в себе этот огромный моральный смысл и сам себя оценивал критически. За две недели до смерти он меня просил, когда я его посетил в Париже: «Если я умру, если будешь обо мне говорить, всегда напоминай, что я считал себя человеком грешным». И вот видите: настоящие преступники молчат и не признаются, а человек, в котором было столько света, видел свои недостатки и хотел, чтобы об этом помнили, чтобы не делали из него идола, чтобы в нашей памяти он оставался нормальным человеком.

— Спасибо за беседу.

Литва. Польша > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 апреля 2017 > № 2140043 Кшиштоф Занусси


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139924 Михаил Прохоров

Проблемы со скидкой: как Прохоров продает РБК Березкину

Ирина Мокроусова

Заместитель главного редактора Forbes

«Онэксим» может продать медиахолдинг группе ЕСН в течение нескольких недель, если стороны договорятся о дисконте

Forbes выяснил детали готовящейся сделки по продаже медиахолдинга РБК «Онэксимом» Михаила Прохорова F 13 структурам бизнесмена Григория Березкина F 117. По данным источников Forbes, структура сделки включает в себя погашение долга РБК перед «Онэксимом» и продажу принадлежащей «Онэксиму» доли в РБК, и главный вопрос, который сейчас обсуждается, — ситуация с долгом.

Общий долг РБК равен $230 млн, из них $200 млн медиахолдинг должен «Онэксиму». Продавец и покупатель признают, что рыночная стоимость долга — ниже номинала, но оценивают ее по-разному. «Онэксим» готов продать этот долг с коэффициентом 0,5 к номиналу — то есть, за $100 млн, а структуры Березкина оценивают долг с коэффициентом 0,2 к номиналу — то, есть, в $40 млн. Окончательная оценка стоимости долга пока не согласована, подтверждают два источника Forbes.

По одному из обсуждаемых вариантов, валютный долг перед «Онэксимом» должен погасить сам РБК за счет заемных средств, а кредитором медиахолдинга может стать ВТБ (его структура «ВТБ Капитал» — консультант по этой сделке, писали «Ведомости»). Но пресс-служба банка официально опровергла Forbes эти данные: «Ваша информация не соответствует действительности». Другой источник Forbes уточнил, что «постараемся справиться без кредита». Если долг дисконтируют до $40 млн и РБК все же придется кредитоваться, на обслуживание кредита медиахолдингу придется направлять 500-600 млн рублей ежегодно. Для РБК это очень большие деньги. При выручке 5,6 млрд рублей операционная прибыль РБК за 2016 год составила 480 млн рублей.

Также стороны пока не сошлись в оценке 62,5% акций медиахолдинга, которые принадлежат «Онэксиму». РБК — публичная компания, капитализация которой сегодня на бирже составляла 2,8 млрд рублей. Таким образом, доля «Онэксима» стоит 1,75 млрд рублей или примерно $30 млн. Но покупатель хотел бы получить пакет акций РБК дешевле. По словам одного из собеседников Forbes, исход переговоров сложно предсказать: сделка может и сорваться, а может и быть закрыта в течение нескольких недель. Представители «Онэксима» Прохорова и группы ЕСН Березкина отказались дать комментарии для этой статьи.

О том, что Михаил Прохоров может продать РБК владельцу ЕСН Григорию Березкину, писали 11 апреля «Ведомости» и агентство RNS со ссылкой на свои источники. По данным собеседников «Ведомостей», Березкин может купить весь бизнес РБК: в медиахолдинг входят одноименные телеканал, новостной сайт, газета, журнал, а также интернет-издание «о высоких технологиях» CNews. Также у группы есть бизнес по интернет-хостингу и регистрации доменов, проведению конференций. Сайт РБК — крупнейшее интернет-СМИ в стране. По данным Liveinternet, в марте 2017 года аудитория rbc.ru составила 26,5 млн пользователей.

Прохоров контролирует РБК с 2010 года. Весной прошлого года руководители нескольких медиахолдингов рассказывали «Ведомостям», что получили предложения о покупке РБК, но тогда Прохоров был намерен получить «хорошую цену» — не менее $250 млн. В апреле 2016 года ФСБ и ФНС провели обыски и выемку документов в головном офисе «Онэксима» и подконтрольных ему компаниях (но не в РБК) в связи «с возможным уклонением от налогов». Источники «Ведомостей», близкие к Прохорову, связали обыски с тем, что чиновники недовольны независимостью редакционной политики изданий РБК и их расследованиями, в том числе о семье президента России Владимира Путина.

В мае 2016 года в РБК поменялось руководство. Шеф-редактор холдинга Елизавета Осетинская, главный редактор информагентства Роман Баданин и главред газеты Максим Солюс ушли в отставку. Соруководителями объединенной редакции стали Игорь Тросников и Елизавета Голикова. Они были заместителями главного редактора агентства ТАСС, а до этого проработали много лет в ИД «Коммерсантъ»: Тросников был руководителем делового блока газеты, а Голикова — руководителем отдела финансов.

После смены редакционного руководства разговоры о грядущей продаже медиахолдинга утихли, но этой весной разгорелись вновь. Прохорова вынуждают продать РБК, считают источники «Ведомостей». Источник издания vc.ru знает, что давление на РБК усилилось из-за недовольства публикациями РБК о митингах 26 марта и «переформатировании ТВ». Это подтверждал также источник Forbes, близкий к РБК.

Михаил Прохоров и Григорий Березкин входят в список 200 богатейших бизнесменов. В 2017 году Forbes оценил состояние Прохорова в $8,9 млрд. Состояние Березкина по оценке 2016 года — $700 млн. В группу ЕСН, которую он контролирует, входят два нефтеналивных терминала, половина акций энерготрейдера «Русэнергосбыт» и контрольный пакет в «Русэнергоресурсе». Также группа контролирует ИД «Комсомольская правда», ИД «РЖД-Партнер» и газету Metro.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139924 Михаил Прохоров


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139877 Павел Захаров

Эра цифрового самообслуживания. Заменят ли виртуальные покупки реальный шопинг?

Павел Захаров

вице-президент Oracle по технологическому консалтингу

В эпоху мобильных технологий и новых интерфейсов покупатели хотят работать с брендами без посредников. Как технологии виртуальной реальности могут в этом помочь?

Виртуальная и дополненная реальности, чат-боты, искусственный интеллект — сегодня мы слышим об этом все чаще. Но насколько применимы эти технологии в повседневной жизни? Способен ли виртуальный опыт заменить реальный и ждет ли нас эра «цифрового самообслуживания» в ближайшем будущем? Это приводит к тому, что современные покупатели хотят взаимодействовать с брендами без посредников. Мобильные технологии уже изменили потребительские предпочтения: 35% компаний, которые приняли участие в одном из наших исследований, признали, что их клиенты больше не хотят вступать в реальное взаимодействие с продавцом для совершения покупки или получения услуги. При этом 40% указали, что потребителям нужна возможность всесторонне исследовать продукт до того, как вступить в первый контакт с брендом.

Для отрасли прямых продаж такой тренд значит одно: надо обеспечить такой сервис, при котором все шаги — от выбора товара до покупки — потенциальный покупатель сможет пройти самостоятельно.

На помощь брендам приходят VR-технологии. С широким распространением специальных очков и шлемов виртуальная реальность стала гораздо ближе, чем казалось совсем недавно при просмотре «Матрицы». По данным все того же исследования, 34% известных брендов сегодня уже используют VR-технологии и 37% — технологии, связанные с искусственным интеллектом. К 2020 году внедрить VR и AI планируют еще 44% и 41% компаний соответственно. В ретейле эти цифры чуть более скромные: 29% ретейлеров используют VR сейчас, и около 75% будут использовать его для продажи товаров уже через три года. Другими словами, всего через пару лет почти 80% крупных брендов будут играть совсем по другим правилам: рекламироваться, коммуницировать с потребителем и, конечно, продавать.

Первые попытки интегрировать VR в продажи и маркетинг можно увидеть у некоторых (главным образом, западных) ретейлеров уже сейчас. Многие эксперты сходятся во мнении, что именно ретейл станет отраслью, где виртуальная реальность интегрируется практически во все стадии взаимодействия с покупателем.

Виртуальные точки продаж

Китайский ретейлер Alibaba Group превратил прошлый Всемирный день шопинга в настоящий феномен и предложил покупателям делать покупки в виртуальном магазине с помощью нехитрых очков виртуальной реальности. В отличие от банального интернет-шопинга с помощью VR-очков посетители магазина могли зайти в настоящий торговый центр, найти нужный им магазин, рассмотреть заинтересовавший их товар и даже купить его одним кивком головы.

Здесь Alibaba решили сразу несколько проблем, с которыми сталкивается онлайн-продавец. VR позволяет разглядеть товар гораздо лучше, чем позволяют сегодня даже самые продвинутые картинки и 3D-модели на сайтах интернет-магазинов: товар можно покрутить в руках, рассмотреть под разными углами и даже примерить его. Помимо этого, на распродаже был и элемент развлечения для покупателей: Alibaba устроили настоящий виртуальный гала-концерт для покупателей с участием Кэти Перри и баскетболиста Коби Брайанта.

VR рушит любые психологические барьеры между покупателем и продавцом: некоторые покупатели, даже имея достаточно денег для покупки, стесняются заходить в слишком люксовые магазины: одних смущает сама обстановка, других — высокомерные взгляды продавцов или просто их навязчивое внимание. В частности, от этого страдает индустрия моды, которая уже давно почувствовала свою потребность в завоевании симпатий массовой аудитории. В VR-магазине ты можешь получить удовольствие от покупки, не идя на компромисс с собственным психологическим комфортом: здесь не будет косых взглядов продавцов и давящего антуража. Только ты и твоя покупка в подобающей для этого обстановке. Отдельного внимания заслуживает адаптированная Alibaba Group система оплаты VR Pay, которая позволяет делать покупки, не снимая очков виртуальной реальности и не прерывая шопинг на долгое введение реквизитов банковской карты — почти как в реальной жизни.

Для совершения оплаты достаточно ввести код с помощью взгляда — система принимает взгляд за нажатие кнопки, если вы фокусируете глаз на кнопке в течение 1,5 секунд. С помощью AliPay в течение 24-часового фестиваля шопинга в прошлом году было сделано более 1 млрд покупок, но сколько покупателей при этом «накивали» покупки в VR Pay, компания так и не сообщила. Эксперты онлайн-ритейла прогнозировали, что все эти VR-активности помогут увеличить выручку Alibaba на 40% по сравнению с прошлым Всемирным днем шоппинга и продажи достигнут $20 млрд. С прогнозами они слегка ошиблись: продажи Alibaba на прошлом дне шопинга составили почти 18 млрд, что на 26% больше, чем в прошлом году. Но это, конечно, не предел.

VR-дефиле

Индустрия моды использует возможности VR уже практически на максимуме возможностей. Если еще несколько лет назад модную общественность могло возмутить присутствие на первых рядах фешн-блогеров, то уже сейчас зрителем дефиле может стать кто угодно: с помощью смартфона и очков виртуальной реальности любой желающий может наблюдать за показом новой коллекции любимого бренда из первого ряда. Такое практиковали и демократичные марки TopShop и Tommy Hilfiger, и более дорогие — вроде Dior. Совпадение или нет, но Dior в 2015 году (модный дом начал применять VR именно в этом году) отчитался о росте выручки в 14% — при том, что средний рост по отрасли обычно не превышает 3-5% в год.

VR-дефиле позволит брендам не потерять в качестве презентации, модным редакторам и блогерам — получить наиболее полную информацию о всех интересующих их марках и мероприятиях, а простым покупателям — заказать доставку понравившегося наряда прямо после показа, сидя у себя дома в любой точке земного шара.

Виртуальная примерочная для всего на свете

Пожалуй, самой частой причиной отказа от покупки одежды или обуви в интернет-магазине до сих пор оставалось отсутствие возможности примерить потенциальную покупку и определить, подойдет ли тебе столь хитрый крой, размер и колодка. VR решает и эту проблему — с помощью очков виртуальной реальности можно проверить, как ты будешь смотреться в новых кедах или новом платье. Конечно, понять, будет ли тебе жать в носке новая обувь, с помощью VR не удастся — по крайней мере, пока. Но все же существенную часть проблем виртуальная реальность поможет решить. Кстати, таким образом VR поможет «примерить» не только одежду и обувь, но и, к примеру, декоративную косметику, новую прическу или даже товары для дома и ремонта.

Существует целая группа товаров, в которых критически важны не столько свойства товара, сколько их умение вписаться в уже существующую обстановку. Главным образом это касается, конечно, разных отделочных материалов и товаров для дома — от сантехники до мебели.

Дополненная реальность, позволяющая «примерить» разные оттенки краски на конкретную стену в доме или закончить споры о том, будет ли сочетаться новый комод с остальной мебелью в комнате, решит множество проблем потребителя и поможет ему сделать рациональный выбор. Непрофессионалу промахнуться с выбором оттенка краски очень легко, а AR поможет визуализировать результат от покупки, тем самым помогая ритейлеру продавать, а потребителю — покупать нужный ему товар.

Самым известным российскому потребителю примером использования AR в ретейле товаров для дома, пожалуй, можно считать IKEA. В 2014 году компания выпустила каталог с опцией дополненной реальности: с помощью специального приложения пользователи могли примерить некоторые мебельные новинки к своей домашней обстановке через экран смартфона. Если верить официальным отчетам, то на конец кампании AR-приложение IKEA скачали 8,5 млн раз.

Дополненная реальность работает и для более масштабных покупок. Например, вам сложно представить, как на вашем дачном участке будет смотреться готовый дом, сборку которого вы хотите заказать в другом городе. С помощью AR вы сможете не только представить это, но и походить по будущему дому, пройтись по всем комнатам и заглянуть во все окна.

Поможет такой подход и с продажей услуг по дизайну помещений. На нарисованном на бумаге проекте не всегда понятно, будет ли диван стоять в удобном для вас месте и как после перестановки мебели в комнате будет падать свет. С помощью виртуальной и дополненной реальности представить себе жизнь в новом дизайне будет гораздо проще.

VR-маркетинг

С помощью VR, как и в свое время с помощью социальных сетей, бренды получили доступ к более широкой аудитории почти по всему миру. Соответственно, теперь маркетинговые компании можно не ограничивать географически и продвигать свои товары и услуги всем, у кого есть интернет и смартфон со специальными очками.

Из-за своих широких возможностей и близости к игровой индустрии, интересных форматов для продвижения VR дает гораздо больше, чем традиционные рекламные носители. Это и возможность пройти квест или брендовую игру, это экскурсия по компании, это шанс понаблюдать за работой профессионалов (и подглядеть, как делается любимая сумка или собирается панельный дом).

Способен ли будет итоговый продукт вовлечь пользователя и заставить его сделать покупку — во многом зависит уже от самих брендов и креативных агентств, но технологические возможности у VR для этого гораздо выше, чем у любой ранее существовавшей рекламной технологии.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139877 Павел Захаров


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139053 Александр Лезговко

Александр Лезговко: Ставка на эффективность

Как проходит трансформация технической инфраструктуры Казахтелекома

Третий год подряд АО «Казахтелеком» реализует программу трансформации «Өрлеу», направленную на обеспечение долгосрочного успеха и укрепление лидерства компании на рынке. В основу программы заложены три важных принципа: клиентоориентированность, эффективность и скорость внедрения инноваций. О том, как проходит трансформация технической инфраструктуры компании, как оптимизируются процессы поддержки эксплуатации и зачем компания внедрила Единый центр управления сетями (ЕЦУС), «Капитал.kz» рассказал Александр Лезговко, главный технический директор АО «Казахтелеком».

— Александр Владимирович, как проходит трансформация технической инфраструктуры АО «Казахтелеком»? Какие основные достижения по данному направлению можно отметить?

— Процесс трансформации очень динамичный и зависит от имеющегося бэкграунда и современных реалий. Так, в прошлом году для удовлетворения растущих потребностей в скорости доступа к интернету и улучшения качества предоставляемых услуг мы реализовали ряд проектов по расширению пропускной способности магистральных и зоновых сетей, проведена модернизация оборудования для приема спутниковых ТВ-каналов, это позволило расширить пул транслируемых каналов, введены новые дополнительные сервисы.

К слову, сегодня казахстанский рынок связи находится в стадии формирования мультисервисных операторов, предоставляющих услуги в комплексе: фиксированную и мобильную связь, доступ в интернет, телевидение. Конкуренция усиливается на всех сегментах телекоммуникационного рынка, и изменения неизбежны. Меняться должны не только технологии, но и процессы, а также сотрудники компаний, которые должны создать новую систему работы.

В конечном счете именно от способности работников своевременно реагировать на изменения зависит успешность внедрения и адаптации новшеств на предприятии.

Чтобы по максимуму использовать наши сильные стороны, в «Казахтелекоме» внедряется программа трансформации. Она необходима для того, чтобы найти и использовать новые возможности для развития компании. Программа направлена на обеспечение долгосрочного успеха компании и укрепление лидерства на рынке. В основе трансформации лежат три основных принципа: клиентоориентированность, эффективность, скорость внедрения инноваций.

В рамках программы трансформации нами создан ЕЦУС — единый центр управления сетями на базе филиала Главного Центра управления сетями телекоммуникаций. И если раньше централизованным был исключительно мониторинг, то сейчас к этому добавляется возможность полноценного управления как на транспортных сетях, так и на отдельных сегментах сетей доступа во всех регионах Казахстана.

В эпоху оптимизации бизнеса и сокращения затрат для крупных компаний это весьма важно. У всех крупнейших телекоммуникационных операторов такие центры существуют в той или иной форме, мы давно занимались этим вопросом и планомерно шли к созданию единого центра.

— Что кардинально изменилось с запуском данного центра?

— До его создания мониторинг сети выполняли разные подразделения 16 региональных филиалов АО «Казахтелеком». Специалисты на местах контролировали инфраструктуру только внутри своего региона. Координацию между филиалами выполнял главный центр. То есть фактически мы собрали их в одно подразделение, которое полностью управляет сетью и координирует действия полевых инженеров и оперативных дежурных на местах. По своей структуре ЕЦУС состоит из центра управления сетями, центра управления сервисами и центра анализа качества и производительности ресурсов сети.

Иными словами, мы пересмотрели процесс мониторинга, управления и централизовали дублирующиеся и распределенные по всем другим подразделениям и филиалам компании функции, более четко разделили функции управления сетями телекоммуникаций и технической поддержки сетей, тем самым решили вопрос обеспечения кадрами для поддержки новых сетей и технологий за счет перераспределения ресурсов между филиалами.

Наряду с этим в рамках программы трансформации компания реализует еще две инициативы: централизация Контакт-центра Центрального бюро ремонта и проект по управлению мобильным персоналом. Отмечу, что программа «Мобильный персонал» предполагает управление выездным персоналом, устраняющим неполадки на сети, если это не удается осуществить удаленно, например, в случае повреждения. Отмечу, что с вводом нового оборудования и систем устранить неполадки удаленно стало возможным в 95% случаев.

Что касается централизации Контакт-центра ЦБР, то данный проект предполагает концентрацию персонала в одном месте, что позволит повысить производительность труда, поскольку нагрузка на операторов становится более равномерной.

Отдельного внимания заслуживает персонал Единого центра: все специалисты прошли входное тестирование, выстроена система специализации, когда за каждую группу или тип оборудования отвечает определенная группа специалистов. Внедрена так называемая трехуровневая модель специализации персонала, когда на первом уровне инженеры контролируют общее состояние сети и устраняют простейшие повреждения, которые возникают на сети. На втором — специалисты с более высоким уровнем компетенции устраняют более сложные повреждения, на третьем уровне специалисты занимаются проактивной поддержкой, то есть заранее просматривают состояние сети, предупреждают возникновение аварийных повреждений, а в случае возникновения особо сложных повреждений принимают участие в их устранении. В их функции также входит взаимодействие с внешнетехнической вендорной поддержкой. Такая модель разработана в соответствии с лучшими мировыми практиками.

— Как повлияют нововведения на конечного потребителя услуг «Казахтелекома»?

— В первую очередь в результате модернизации значительно сокращаются сроки технологических процессов, сроки активации сервисов при предоставлении услуг потребителям. Кроме этого, качество услуг и технической поддержки сети повышается за счет концентрации профессиональных кадров, ввода в эксплуатацию современного надежного оборудования, автоматизации процессов, сокращения дублирующих функций и внедрения лучших мировых практик. Таким образом, можно сделать вывод, что все предпринимаемые компанией меры позволяют улучшать качество услуг, сокращать время на устранение неполадок, эффективно управлять элементами сети.

— «Бюро ремонта» звучит как архаизм, чаще говорят helpdesk, контакт-центр, служба поддержки потребителей и т. д. Как выглядит модель данного подразделения в «Казахтелекоме»?

— Бюро ремонта — это первый пункт, куда обращается клиент при возникновении неполадок или вопросов. Раньше такие службы работали в каждом регионе. Мы провели централизацию, чтобы унифицировать стандарты обслуживания клиентов, решения различных ситуаций и проблем, обеспечить качественный отбор персонала, контролировать в режиме реального времени работу всего подразделения и каждого оператора в отдельности, создать возможность мгновенного оповещения, если проблема возникла в нескольких городах одновременно. Также мы увеличили время работы Бюро ремонта и внедрили семидневный график работы в пилотных регионах — после централизации функций это сделать проще и быстрее.

— Александр Владимирович, внутренние преобразования — это хорошо, но, понимая особенности географического положения, необходимо учитывать, что через нашу страну проходят различные транзитные потоки. Как на сегодня реализуется транзитный потенциал?

— Наша компания располагает сетью магистральных волоконно-оптических линий связи, соединяющих все приграничные участки, имеет транзитный канал, соединяющий Китай и Россию, а также среднеазиатские республики с Россией, с выходом на Европу. Данная магистраль имеет большую пропускную способность и уникальные технологические параметры, например, минимальное время задержки в связи с тем, что сам транзитный маршрут наиболее короткий, по сравнению с альтернативными маршрутами. За прошедшие годы мы полностью модернизировали оборудование по маршруту, увеличили пропускную способность и улучшили качественные параметры передачи сигнала, технологически у нас лучшее предложение на рынке. Постепенно заключаются новые соглашения, мы увеличиваем долю пропуска трафика по этому маршруту и мы надеемся, что эта программа будет реализована в полной мере.

— Вы говорите об улучшениях, но в социальных сетях на странице компании встречаются жалобы на то, что скорости по услугам интернета низкие, преимущественно в вечернее время. В чем причина и как компания планирует увеличивать пропускную способность каналов внутри страны?

— Любое обращение наших клиентов в социальных сетях или в наши фронт-офисы анализируется соответствующими службами, и мы, конечно, стараемся предпринять меры, для того чтобы оперативно устранить неполадки и удовлетворить жалобы. Что касается конкретного типа жалоб, то отмечу, что работа по увеличению надежности и емкости внешних каналов интернета ведется на постоянной основе в соответствии с динамикой загрузки. В течение 2016 года емкость внешних каналов была увеличена на 100 Гб/сек. Мы контролируем пропускную способность наших каналов, в том числе через Единый центр управления сетями, и при возникновении перегрузок своевременно реагируем.

Однако бывают ситуации, когда проблемы возникают у сопредельных операторов или дело в перегрузках у конечных потребителей. Ведь скорость доступа к ресурсам сети интернет зависит от множества факторов, таких как производительность оборудования WEB-ресурсов, загрузка каналов промежуточных международных операторов и т. д. По каждому обращению изучается предыстория и анализируются причины. Если причина на нашей стороне — предпринимаются меры для предупреждения возникновения подобных ситуаций.

— Как в компании работают над повышением уровня обслуживания на уровне технических специалистов? Пару лет назад были нередки жалобы на монтеров, которые при установке услуги могли не иметь при себе нужного инструмента или кабеля. Какова ситуация сейчас?

— Это также одна из точек роста. Персонал, задействованный в устранении повреждений на клиентском уровне, то есть в домах абонентов, проходит обязательную сертификацию. Мы ведем работу по сокращению числа аварийных ситуаций, при этом упор делаем на усиление работ по предупреждению возникновения аварийных ситуаций. Планирование своевременного выполнения предупредительных работ на сооружениях связи, качество их исполнения производится с использованием современных программных комплексов. Значительно улучшилось и оснащение технических специалистов. Мы стремимся к тому, чтобы монтер мог устранить причины обращения с первого раза и качественно.

— Александр Владимирович, если раньше на вопросы пользователей об интернетизации сел размещались неоднозначные ответы в стиле «планируется», «по мере развития сетей», то сейчас предлагаются альтернативные технологии, расскажите, пожалуйста, насколько сегодня решен вопрос с доступом жителей сельской местности к интернету.

— Развитие сетей телекоммуникаций позволило жителям районных центров и крупных сел пользоваться услугами практически всех существующих технологий проводного и беспроводного доступа. Жители районов, находящихся в отдалении от областных центров, могут пользоваться всеми базовыми сервисами, которые предоставляет наша компания. В малочисленных и удаленных селах для доступа в интернет в основном развернуты беспроводные сети доступа по технологии EV-DO (CDMA) и спутниковой сети связи. Кроме того, разрабатывается проект в рамках государственно-частного партнерства, в котором будет реализована стратегия предоставления услуг на базе оптико-волоконных сетей. Сейчас идет проработка документов с госорганами, есть вопросы в законодательном и организационном плане. Когда они будут решены, «Казахтелеком» будет готов приступить к реализации непосредственно своей части проекта. В целом реализуется спектр мероприятий, направленный на устранение цифрового неравенства между жителями сельской местности и крупных городов путем увеличения уровня проникновения широкополосных сетей.

— Каким, на ваш взгляд, будет 2017 год для «Казахтелекома»?

— Мы намерены завершить начатые процессы. Пока идет обучение, перевод специалистов, совершенствование информационных систем — и это большой и сложный процесс. Полное завершение централизации управления будет выполнено в следующем году, аналогичные сроки — по централизации Бюро ремонта. По проекту «Мобильный персонал» работы также ведутся. Надо понимать, что все, что касается перевода людей, обучения, передислокации, — это длительный и тонкий процесс. Вместе с тем мы стремимся сохранить пул высококвалифицированных специалистов и имидж компании, где работает свыше 17 тысяч компетентных технических работников различной специализации и профиля.

2017 год для «Казахтелекома» будет очень насыщенным, поскольку предстоит реализация различных инвестиционных проектов, таких как перевод сетей передачи данных на технологии SDN/NFV, расширение емкости каналов на внешние интернет-ресурсы, развитие услуг цифрового телевидения, облачных сервисов, внедрение концепций Smartcity, Smarthome.

Уверен, что ресурсы компании, человеческий потенциал и обновленные планы развития, способность «Казахтелекома» оперативно реагировать на глобальные тренды и потребности каждого клиента будут способствовать достижению всех поставленных целей.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139053 Александр Лезговко


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139051 Алидар Утемуратов

Как Алидар Утемуратов строит казахстанский IT-гигант

И почему он решил заняться технологиями?

Граффити в стиле киберпанк на всю стену, огромный open space, комната отдыха с удобными креслами перед плазмой с игровой приставкой, высокий стол без стульев в переговорной. «Это чтобы совещания не затягивались, стоя все быстрее решается», — рассказывает Алидар Утемуратов, основатель DAR. Он сам проводит экскурсию по офису, и пока мы идем к его кабинету, я думаю о том, что если бы в нашей стране было больше таких компаний, программисты бы не мечтали бросить все и уехать работать в «Яндекс» или еще дальше, в Google.

«Где вам будет удобнее?» — спрашивает он, когда мы заходим в кабинет, и нажимает на пульт рабочего стола с регулировкой высоты, который начинает опускаться. Да, мы же в технологичной компании, но разговор будет дольше совещания, поэтому все-таки выбираю классические кресла с видом на журнальный стол в форме крыла самолета. И почему-то начинаю разговор с самого неудобного вопроса.

— А у вас никогда не было соблазна просто наслаждаться жизнью? Ведь обстоятельства и фамилия позволяют. Можно было бы гонять где-нибудь по Европе на Lamborghini…

— Нет, такого варианта никогда не было. Нас с младшим братом воспитывали по-другому, с детства приучали работать над собой. Я всегда хотел заниматься своим делом.

— Вы работали в самых разных бизнесах, возглавляли Васильковский ГОК, даже продюсировали кино. Почему свою компанию решили открывать в сфере IT?

— Моей целью всегда был именно свой бизнес. Первым проектом, еще во время моей учебы стал запуск спутниковой связи Thuraya, и, несмотря на то, что он был успешным, я понял, что мне не хватает знаний и опыта.

После окончания университета я начал свою карьеру в «Казахтелекоме», где получил колоссальный опыт, когда возглавил подразделение, которое имело филиальную сеть по всему Казахстану, пришлось сразу окунуться в специфику разных регионов и городов Казахстана.

Затем был Altyntau Resources («Васильковский ГОК») — крупный технологичный проект мирового масштаба.

Все мои проекты всегда были связаны с технологиями, и поэтому решение создать собственную IT-компанию стало очевидным логическим шагом.

— Вы всегда были достаточно закрыты от прессы, почему именно сейчас вы поменяли свою позицию?

— Я никогда не стремился к публичности, но времена изменились, изменились требования к ведению бизнеса. Сейчас я развиваю свой большой проект, что-то уже получается и мне есть о чем рассказать.

— Недавно известный российский предприниматель Юрий Мильнер, основатель фонда DST Global, в интервью сказал, что люди часто не понимают, недооценивают усилия, которые нужно приложить, и жертвы, на которые нужно пойти, чтобы построить большой бизнес.

— Я это понимаю, мой выбор осознанный. Приходится жертвовать чем-то, проводить на работе время, которое мог бы посвятить себе, друзьям, провести с семьей на отдыхе, тем более сейчас, когда мы работаем от запуска к запуску. Но мои близкие меня поддерживают, и я благодарен им за это.

— У вас всегда такой график или просто сейчас для компании DAR горячая пора запуска новых проектов?

— Конечно, график сейчас не такой интенсивный, как был раньше. Все-таки я отец трех дочерей и стараюсь находить правильный баланс между работой и временем, которое я могу провести с семьей. А сейчас действительно работаем от релиза к релизу без учета выходных и праздников, но когда запустятся все проекты, надеюсь, будет полегче.

— Давайте поговорим о вашем видении рынка. Вы верите в то, что Алматы может стать Кремниевой долиной СНГ? Почему Минску, например, удалось создать IT-инфраструктуру, на которой создаются компании уровня Wargaming, а у нас все больше на уровне слов и презентаций?

— Я думаю, здесь несколько аспектов. Во-первых, научно-инженерное наследие, которое после развала Советского Союза оказалось в Беларуси. Мы — страна, богатая природными ресурсами, и у нас тоже есть сильное IT, но в корпоративном сегменте — в нефтегазовой, горно-металлургической, телекоммуникационной и банковской отраслях. Там на IT было потрачено много денег и привлечено много специалистов. В Беларуси весь научный потенциал ушел в разработку.

Но у нас последние 5 лет тоже идет здоровый процесс, разрабатывается много отечественного программного обеспечения, но пока, к сожалению, чем-то глобальным мы похвастаться не можем. Однако появляются специалисты, которые выросли в корпоративном сегменте и теперь занимаются стартапами.

Во-вторых, важно еще и правильное регулирование отрасли, нужно создавать пул инвесторов как на уровне госорганов, так и на уровне частных компаний, надо воспитывать молодежь, стартаперов.

В-третьих, нужна государственная поддержка по продвижению за рубежом. Например, в Израиле правительство каждый год на любых выставках выкупает павильон и выбирает компании, которые поддерживает. Но важно, что все их технологии сразу ориентированы на мир. Одна из наших проблем — тяжело создать продукт, который будет успешен глобально. А технологические разработки Израиля нацелены именно на мировой рынок.

Я считаю, мы сможем стать достойными участниками глобального процесса. Наивно думать, что мы можем конкурировать с Кремниевой долиной, но потенциала у нас больше, чем у многих европейских стран.

Хотя, по моему личному мнению, с точки зрения креатива сейчас в Калифорнии наблюдается спад — все сводится к мессенджерам и соцсетям, даже искусственному интеллекту, а робототехнике уделяется намного меньше внимания, чем «Уберу» и «Фейсбуку». Это проблема всего мира.

— Вы же тоже планируете заняться разработками в сфере искусственного интеллекта?

— Мы уже работаем над машинным обучением и Big Data. А в следующем году планируем использовать полученные наработки при работе с искусственным интеллектом.

Также мы начали проводить исследования, хотим запустить программу среди университетов, подключить к разработке студентов. В следующем году будет уже достаточно своих данных, чтобы все это можно было применить.

— Какие продукты будут востребованы через 10 лет?

— Ошибочно думать, что вы знаете, что будут хотеть люди через 10 лет, в этом главное преимущество agile.

При создании каждого продукта мы хотим решать проблемы партнеров и пользователей, помогать в ведении своего бизнеса. Пока наша основная цель — открыть API к нашим платформам и сервисам казахстанским разработчикам и предоставить свои наработки для использования в прикладных целях любому желающему. Это может облегчить запуск интернет-бизнеса начинающим разработчикам. Пока мы делаем ставку на это.

Над чем сейчас работают в DAR

Качественный контент в одном месте

На прошлой неделе был официально запущен сервис DAR Play — агрегатор, который дает доступ к обширной библиотеке казахстанских и зарубежных фильмов и музыки.

«В планах — консолидировать весь казахстанский аудио- и видеоконтент. Если к нам захочет присоединиться какой-то телеканал — мы открыты, можем транслировать концерт онлайн, можем записать его. Также хотим активно работать со спортивным направлением, планируем запустить бесплатную радиостанцию. Мы готовы реализовывать разные идеи наших партнеров», — рассказывает Алидар.

Это первый отечественный стриминговый сервис, работающий по подписной модели. Подписка будет стоить от 899 до 1290 тенге, доход от нее DAR будет делить с правообладателями. «Я верю, что будущее именно за такой моделью. Пользователи ищут максимальное удобство, чтобы смотреть то, что они хотят, а не то, что им навязывают, делать это где и когда они этого хотят. Эти три фактора приводят к тому, что подписная модель становится самой рабочей. И в мире уже есть успешные кейсы, например, такие как Netflix», — говорит Алидар.

Он легко переходит к языку цифр, рассказывая, что Netflix в прошлом году потратил $5 млрд, чтобы снять почти 600 часов собственного контента. То же самое делает HBO и FOX. Netflix, CBC, NBC и ESPN в этом году потратят $22 млрд на создание контента.

В DAR тоже есть такие планы. «В этом году мы хотим попробовать запустить как минимум 2−3 своих проекта. Один из них с вайнерами, потому что сейчас они очень популярны среди молодежи, и еще два проекта, которые больше ориентированы на семейный просмотр и аудиторию 30 плюс», — делится планами основатель DAR.

Один из самых важных вопросов в таких проектах — авторские права. И если с международными игроками, такими как Warner Brothers, Paramount Pictures, Fo, все понятно, процессы отработаны и четко прописаны, то в случае с казахстанскими правообладателями все не так просто. Иногда консультировать приходится самим, для этого курировать юридическую часть пригласили известного эксперта в области авторского права Темирлана Тулегенова.

Но Алидар Утемуратов всегда подчеркивает, что DAR — прежде всего IT-компания. По его задумке, на платформе будет аналитический движок, собранные с его помощью данные помогут продюсерам лучше понимать свою аудиторию. Как это работает? «Например, вы смотрите фильм и на каком-то моменте его останавливаете или перематываете. Мы можем подсказать, что смутило зрителя. Возможно, в этот момент была какая-то сцена насилия или грубый язык. Мы будем готовы предоставлять также статистику по количеству прослушиваний музыки. Поэтому DAR Play должен выступать неким бизнес-партнером, который будет видеть тренды и рассказывать о них», — уверен Алидар Утемуратов.

Бизнес-партнер еще и потому, что теперь доход музыкантам и продюсерам могут приносить не только выступления на тоях и корпоративах, DAR Play станет инструментом, на котором можно легально зарабатывать. Выгоду могут получить все участники процесса: музыканты занимаются творчеством и зарабатывают на нем, кинопроизводители смогут вкладывать больше средств в создание фильмов, потому что они будут приносить прибыль и после завершения проката в кинотеатрах, а потребители получают простой и легкий доступ к любимым фильмам, сериалам и музыке.

Сейчас пользователям DAR Play доступно более 19 тыс. полнометражных фильмов, мультфильмов и сериалов, а также более 2,2 млн песен от 100 тыс. исполнителей со всего мира. К концу года библиотека DAR Play вырастет до 3 млн треков и 45 тыс. фильмов.

Бауржан Шукенов передал компании DAR исключительные права на коммерческое управление песнями и клипами Батыра. «Мы хотим добиться того, чтобы „Казахфильм“ открыл доступ к своей библиотеке, к золотому запасу отечественного кинематографа всем казахстанцам», — говорит Алидар Утемуратов.

Казахстанский Amazon

«Мы хотим создать крупнейшую электронную площадку для онлайн-торговли по примеру Amazon и Alibaba», — именно так видит DAR Bazar его основатель. Официального запуска сервиса пока не было, он запланирован на осень этого года, когда на площадке наберется необходимое количество партнеров, хотя уже сейчас их порядка 700.

Мое предположение о том, что конкурировать с товарами, которые продаются, например, на китайской площадке, будет достаточно сложно из-за цены, Алидар Утемуратов уверенно опровергает. «Наше преимущество — в удобстве и сервисе. Да, мы не можем конкурировать с некоторыми китайскими товарами по цене, но это больше вопрос к производителям. Зато мы готовы конкурировать по уровню сервиса, скорости доставки, удобству пользования, — уверен он. - Например, сейчас статистика возвратов одежды в онлайне на уровне 30%, тогда как в оффлайн — порядка 7−8%. А возврат товара почтой — это всегда время и неудобство. Потребности пользователей растут. Если раньше вы готовы были ждать свою посылку месяц, сейчас все хочется здесь и сейчас, и удобство перекроет разницу в цене. Время, а не экономия в 10%, становится ключевым фактором оценки всего процесса».

Чтобы выиграть в этой гонке, в DAR решили не работать с партнерами, а самим делать полный сервис — от приема и обработки заказа, сортировки товара до доставки конечному пользователю, то есть и платежная, и логистическая инфраструктура у компании собственные. Все это пока в Алматы и Астане с перспективой расширения на всю страну.

Что же с финансовой окупаемостью проектов? «Говорить об этом пока рано. Мы решили так: пока не ставим высокие цены, которые будут отпугивать, сначала создадим масштаб, наберем объем, который в перспективе 2−3 лет окупится. Например, уже к концу этого года планируем нарастить ежемесячный объем покупок на DAR Bazar до 30 тыс. товаров на сумму 300 млн тенге, — уверен глава компании. — Знаете, мы вообще отошли от стандартных бизнес-планов. Раньше просчитывали и на 5, и на 10 лет, а сейчас ведем только краткосрочное планирование. Руководитель каждого проекта знает, сколько ему дается денег, на какой период и какие минимальные показатели он должен обеспечить. Цикл у нас такой: запускается MVP (от англ. minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт) — 3−6 месяцев, пилотный запуск — 6−9 месяцев, и потом даем возможность планировать больше, чем на 9 месяцев».

В DAR работают еще и над разработкой собственного мессенджера, который соединил бы в себе функции чата, мобильного кошелька и цифрового помощника. Но пока много рассказывать о нем Алидар не готов. «Да, все-таки жизненные правила не меняются: говорить только о том, что уже сделано», — вспоминаю начало нашего разговора. «Но вы же помните, горизонт нашего планирования — год, так что скоро мы будем готовы вас удивить», — уверяет он.

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139051 Алидар Утемуратов


Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия

Гендиректор Ericsson Украина Эндрю Шомахия: Киевляне могут получить связь 4G уже в середине 2018 года

Эксклюзивное интервью генерального директора Ericsson Украина Эндрю Шомахии агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как получилось, что вы получили работу в Киеве?

Ответ: До этой позиции я три года работал в штаб-квартире Ericsson в Швеции, возглавляя глобальное отделение технической поддержки клиентов во всем мире. Мой контракт подходил к концу, и я собирался возвращаться в Америку. Но как раз в это время Питер Лорин - бывший глава региона Северная Европа и Центральная Азия, сообщил мне об освобождающейся в Украине позиции. У меня очень теплое отношение к постсоветскому пространству, ведь я сам родом из Грузии, и живя 25 лет в США, продолжаю поддерживать тесные отношения с людьми из этого региона. Поэтому я согласился.

Вопрос: Каковы ваши первые впечатления об Украине?

Ответ: Удивительно, но я никогда раньше не был в этой стране! Первые впечатления от Украины были очень приятными. Пока за пределы Киева я не выезжал, но здесь мне нравится. Побывав во многих странах мира и большинстве столиц Европы, Азии и Америки, я могу сказать, что Киев им ничем не уступает. Очень красивый город.

Вопрос: Какие вызовы сейчас стоят перед Вами?

Ответ: Я бы хотел продолжить политику предыдущего генерального директора, который очень активно работал над выстраиванием взаимовыгодных отношений с клиентами. Мне хочется, конечно, что-то исправить, дополнить и улучшить, но в принципе, в этом направлении уже была проведена достаточно хорошая работа.

Вопрос: Какие вещи Вы хотели бы исправить?

Ответ: Я заметил, что наши клиенты-операторы очень сфокусированы на закупках, поэтому фактически мы соревнуемся только в плоскости цен. Однако такой подход справедлив только для базовых услуг. Если мы говорим о стандартных решениях, скорее всего, мы тоже можем подогнать цену под нужный клиенту уровень, но Ericsson может предложить намного больше, чем просто базовые услуги. Благодаря комплексному подходу мы можем экономить операционные затраты наших клиентов. Например, у нас есть решение Accelerated Network Build для ускоренного разворачивания мобильной сети. Таким образом, мы можем запускать в работу базовые станции, скажем, в течение 15-20 дней, когда обычно это занимает, примерно, 50 дней. Для нашего клиента очень выгодно сокращать время разворачивания сети, ведь это позволяет раньше начать предоставлять услуги абонентам и возвращать инвестиции. Я бы хотел сместить акцент в наших диалогах с клиентами, чтобы они понимали, что наше сотрудничество может быть намного более глубоким.

В этом году в рамках Всемирного мобильного конгресса в Барселоне мы встречались с представителями украинских мобильных операторов. И могу сказать, что я вижу позитивный тренд. Разговоры уже другие. Компании уже больше внимания уделяют своему развитию. Мы многому учимся на других рынках, например, в той же Америке, где Ericsson имеет долю рынка около 60%. Мы там научились очень многим вещам, и я бы очень хотел, чтобы их можно было внедрить в Украине. Мы можем работать более быстро и качественно.

Вопрос: Будут ли это настолько востребовано в Украине? Ведь в данный момент в Украине вопрос цены является одним из самых важных.

Ответ: Это зависит от того, как смотреть на вещи. Например, на рынке есть условное решение за $10 тыс., а мы предлагаем его за $12 тыс. На первый взгляд, это кажется невыгодным, по крайней мере, с точки зрения закупок. Именно поэтому я пытаюсь общаться с клиентами на уровне топ-менеджмента, который имеет более широкий взгляд на бизнес своей компании. Я хочу, чтобы они понимали, что, приняв решение о покупке немного более дорогого продукта, они получат возможность экономить свой операционный фонд. Это одна из ключевых задач для меня. В Украине очень жесткая конкуренция между мобильными операторами. Проникновение мобильной связи на этом рынке достигает 150%, то есть в среднем на каждого абонента в Украине приходится 1,5 сим-карты. Поэтому компании не могут позволить себе развиваться настолько быстро, насколько могли бы в других рыночных условиях. У них самих нет для необходимой прибыли для инвестиций в активное развитие.

Вопрос: Проблема небольшого ARPU (средний доход с одного абонента – ИФ)?

Ответ: Да, и мне кажется, что это проблема не только мобильных операторов, но и в принципе любой компании в Украине. Рано или поздно это, конечно же, урегулируется. Я очень надеюсь - и не только надеюсь, но и буду работать над тем, чтобы Украина экономически поднялась, а вместе с этим вырос бы и ARPU. Рабочая сила в Украине достаточно дешевая, а образование, особенно техническое, на очень высоком уровне. Поэтому компаниям выгодно наращивать штат в этой стране, чтобы сократить свои глобальные затраты. Например, в прошлом году мы завершили приобретение львовского подразделения польской компании Ericpol, в котором сейчас работают около 160 высококвалифицированных разработчиков. То же самое будут делать и другие компании. Я думаю, что это является существенным фактором для привлечения иностранных инвестиций. Уже сейчас я вижу позитивные сдвиги в этом направлении, и они усилятся, как только появится больше стабильности.

Вопрос: Если Ericsson это понимает, будет ли ваша компания расширяться в Украине?

Ответ: Пока я не могу сделать никаких конкретных заявлений. Эти решения принимаются на высоком уровне

Вопрос: Что лично Вы можете сделать, чтобы убедить высшее руководство инвестировать в Украину?

Ответ: Все решения подобного рода должны быть оправданы с точки зрения бизнеса. Поэтому лучшее, что я могу сделать со своей стороны, - это поднять прибыльность нашего бизнеса здесь. Когда мы продаем больше в каком-то конкретном регионе, руководство больше слышит нас и наш голос имеет большее влияние.

Вопрос: Вы уже вели переговоры с CEO украинских компаний?

Ответ: Мы уже общались с Бураком Эрсоем (CEO lifecell – ИФ), и мне кажется, что в lifecell меня слышат. Я не знаю, какие решения они будут принимать в дальнейшем, но у нас с ними очень близкая кооперация, и не только с точки зрению купли-продажи. Мы стараемся помогать им во многих аспектах. Для меня важно, чтобы наш клиент был успешным, ведь это позитивно отражается на всем рынке с точки зрения поддержания здоровой конкуренции. Чем больше конкуренции среди операторов, тем лучше конечным пользователям. Например, lifecell на данный момент является мобильным оператором с самым быстрым 3G.

Вопрос: Вы имеете ввиду 3G+? Он наиболее быстрый среди других операторов?

Ответ: С моей точки зрения, да. Даже по официальным данным.

Вопрос: Однако конкуренты lifecell отрицают это. А в прошлом году Антипонопольный комитет Украины начал расследование фактов возможной недобросовестной конкуренции со стороны lifecell относительно позиционирования их 3G как самого быстрого.

Ответ: Оборудование и технологии, которое использует lifecell, действительно позволяет им достигать максимальных пиковых скоростей. Мы измеряли, и не только мы. Измерения делали и независимые организации. Например, популярный сервис Speedtest от компании Ookla в конце 2016 года опубликовал ежегодный рейтинг скоростей мобильного интернета в Украине, по данным которого мобильный интернет от lifecell был признан наиболее быстрым в Украине.

Вопрос: Вы сейчас с lifecell наиболее плотно сотрудничаете?

Ответ: В настоящее время да. Но это не говорит о том, что мы сотрудничаем только с ними. У нас есть проект Digital Stack с Veon (Vimplecom) на создание единой ИТ-инфраструктуры компании в 11 странах, включая Украину. Это огромный и сложный проект, рассчитанный, минимум, на семь лет. Его стоимость во всех странах составляет около $1 млрд.

Вопрос: А с "Vodafone-Украина" вы работаете?

Ответ: В той или иной мере мы работаем со всеми мобильными операторами. С "Vodafone-Украина" у нас есть небольшие сервисные контракты, но мы не поставляем им оборудование.

Вопрос: С какими операторами фиксированной связи вы работаете?

Ответ: Среди наших клиентов - Vega Telecom Group, с которой мы работаем очень тесно. В прошлом году мы подписали с ними контракт на модернизацию сети с помощью наших транспортных решений. Проект рассчитан на два года и повысит надежность и скорость передачи данных в сетях нашего клиента.

Вопрос: Готов ли украинский рынок к внедрению 4G. Достаточна ли смартфонизация населения?

Ответ: По последним данным уровень проникновения смартфонов в Украине около 40%. Это не очень высокий показатель, но "смартфонизация" населения напрямую связана с доступными технологиями. Например, после запуска 3G наблюдался активный рост проникновения смартфонов. Конечно, для запуска технологии следующего поколения необходимо иметь достаточное количество ранних адаптеров – наиболее продвинутых пользователей, которые смогут начать использовать новый стандарт коммуникаций непосредственно после его запуска. По разным оценкам, можно ожидать, что к моменту проведения LTE-тендера, количество устройств, поддерживающих 4G достигнет 20%. Этого вполне достаточно для начала. Я думаю, что после внедрения 4G проникновение смартфонов увеличится, ведь, кроме более высокой скорости, появится много полезных сервисов и приложений. Спрос на телеком-услуги в Украине растет не менее быстро, чем в более развитых странах.

Вопрос: Какие приложения могут быть популярны в Украине?

Ответ: 4G даст возможность для развития приложений, которые было бы сложно реализовать в существующих 3G-сетях. С точки зрения пользователей, наверное, наиболее востребованными будут развлекательные применения: онлайн-игры, мобильные кинотеатры для просмотра потокового видео в высоком качестве, спортивные трансляции, и т.д. Лично я, часто смотрю видео в YouTube, и мне, привыкшему к скоростному мобильному интернету, немного не хватает скорости. Учитывая быстрорастущую популярность мобильного видео, нагрузка на сеть будет постоянно увеличиваться, а скорость 3G – снижаться, особенно в местах концентрации активных пользователей. Вот тут и понадобится 4G. Я вижу, что в Украине хорошо развиты публичные wi-fi сети, но в основном они достаточно медленные.

Важно понимать, что 4G – это не только более высокая скорость для абонентов, но еще и решения для индустрий и общества. На базе сетей LTE работают стандарты для IoT- устройств (Cat-M, NB IoT), что способствует массовому распространению "умных" проектов. Например, в Украине могут найти применение услуги удаленного мониторинга здоровья, сельского хозяйства, а также обеспечения общественной безопасности. Например, на базе LTE может быть организована оперативная передача данных с места происшествия в центры управления или реализовано видеонаблюдение в реальном времени. Думаю, что такие сервисы будут востребованы.

Вопрос: На рынке есть еще и такое мнение, что можно пропустить этап 4G и сразу в 2018-2019 году приступить к внедрению 5G. Насколько такой вариант возможен?

Ответ: Я не согласен с таким подходом. Для меня развитие сетей – это эволюционный процесс. Мы в Ericsson очень активно работаем над развитием стандарта 5G, как в техническом плане, так и в плане понимания его применений и бизнес-кейсов. Но, все же, 5G пока существует на уровне теории. В принципе, не только Украина, но и никто в мире еще не готов к полномасштабному разворачиванию этой технологии. Перед тем, как внедрять этот стандарт, нужно четко понимать, зачем будут нужны сети пятого поколения. Да, это быстрее. Но действительно ли нам нужно еще быстрее, чем 4G? В каких сферах и регионах сети нового поколения будут наиболее востребованы? Какие задачи будет решать эта сеть? Должна ли она быть всеобъемлющей или точечной? Например, мы можем использовать 5G в сельском хозяйстве, поставив комбайны на автопилот. Или запустить городские автобусы без водителей. Или мы можем удаленно управлять машинами в шахтах, не подвергая опасности шахтеров. Это разные кейсы, разные подходы к построению сети, разные инвестиции. Определение сфер применения 5G может занять достаточно длительное время, поэтому параллельно важно развивать существующие технологии, работать над базисом для пятого поколения. Продолжая сидеть на 3G, я не представляю, что мы сможем совершить скачок до 5G.

Вопрос: В декабре прошлого года был подписан меморандум о сотрудничестве по развитию мобильной связи пятого поколения (5G) в Украине между lifecell, Huawei и Ericsson. Над чем Вы сейчас работаете?

Ответ: Мы работаем как раз над тем, о чем я говорил выше, – над изучением возможных сфер применения этой технологии. Мы должны определить, что будет иметь смысл в нашей стране, расставить приоритеты. Я сейчас не могу сказать, как быстро этот процесс будет завершен.

Вопрос: Каждая из сторон работает сейчас отдельно?

Ответ: Естественно, мы взаимодействуем на эту тему с lifecell. Совместные активности с Huawei в рамках этого меморандума мы пока не рассматривали, они работают отдельно от нас.

Вопрос: Насколько реально будет для Украины стать площадкой для тестирования 5G одной из первых в мире?

Ответ: В Украине есть все, что нужно для создания тестовых площадок. Есть грамотные специалисты технических специальностей. Есть операторы, готовые этим заниматься. Поэтому глобально я не вижу препятствий. Мы работаем. Желание у нас есть. Если мы увидим, что работа в направлении 5G закончится для нас позитивным бизнес-кейсом, мы будем очень агрессивны в этом направлении.

Вопрос: Насколько быстро возможно внедрить 4G в Украине, учитывая, что проведение конкурса планируется осенью 2017 года.

Ответ: LTE – это проверенная и широко применяемая в мире технология, поэтому в Украине она может быть внедрена очень быстро. Думаю, что уже через полгода после завершения конкурса киевляне получат связь 4G.

Вопрос: 4G будет только в мегаполисах?

Ответ: Да, поскольку 4G – это в основном городские сервисы, обеспечивающие передачу больших объемов мобильных данных. А наибольшая концентрация трафика наблюдается именно в городах.

Вопрос: Насколько 4G будет дороже для украинских пользователей?

Ответ: Сложно сказать. По опыту других стран, более высокая скорость мобильного интернета сама по себе не обязательно предусматривает автоматическое повышение тарифов. Достаточно проблематично убедить пользователей платить больше исключительно за более высокую скорость. Операторам стоит думать над запуском дополнительных сервисов для абонентов, как это делали некоторые операторы в Америке. Вполне возможно, что при увеличении количества доступных услуг в тарифных планах, будет повышаться и их стоимость.

Вопрос: Как быть с тем, что операторы еще не "отбили" инвестиции в 3G?

Ответ: Наша компания всегда выступает за здоровую конкуренцию. Те операторы, которые смогут инвестировать в 4G и стать пионерами новой технологии, первыми получат выгоду от ее внедрения. Те, у кого нет ресурсов для инвестиций, не получат этого конкурентного преимущества. Я за то, чтобы рынок регулировал себя сам. Но безусловно, если операторы посчитают инвестирование в LTE неоправданным, их никто не заставит это сделать.

Вопрос: Увеличилась ли ваша доля рынка в Украине за последний год?

Ответ: За последний год наш бизнес сильно реструктуризировался, в некоторых направлениях объем бизнеса снизился, в то время как других, например, в направлении IT-решений, увеличился. Если говорить о нашем бизнесе в целом, то значительного роста за прошлый год не произошло.

Вопрос: Планирует ли компания какие-либо приобретения в ближайшее время?

Ответ: Пока таких планов нет.

Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 12 апреля 2017 > № 2139109 Антон Долгоновский

«Современный терроризм рождается в интернете»

Интервью с экспертом компании AT Consulting Антоном Долгоновским

Отдел «Технологии»

После апрельского теракта в Санкт-Петербурге были резко усилены меры безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и в местах большого скопления людей. Снова на повестке дня остро встал вопрос о том, какие методы являются наиболее действенными для защиты граждан от подобных угроз. «Газета.Ru» пообщалась с директором практики «Безопасный город» компании AT Consulting Антоном Долгоновским и узнала, как современные технологии помогают вычислить потенциального злоумышленника.

— В условиях современного общества, когда новые технологии появляются и совершенствуются с каждым днем, какие существуют городские средства слежения, способные обеспечить безопасность граждан?

— Сегодня основными городскими средствами слежения являются интеллектуальные аналитические системы видеонаблюдения, системы фото- и видеофиксации нарушений ПДД, а также инструменты слежения за сотовыми телефонами.

Интеллектуальные аналитические системы видеонаблюдения — комплексы программных и технических средств, осуществляющих наблюдение и распознавание лиц, объектов и событий. Например, можно занести изображение лица подозреваемого (даже фотографию из паспорта 10-летней давности), и программа выдаст информацию из имеющегося видеоархива за заданный промежуток времени по лицу в случае его попадания в обзор видеокамер.

Похожую аналитику можно получить, используя цвет или государственный регистрационный знак транспортного средства.

И совсем уникальная функция — «тайм-компрессор»: она позволяет на определенной заданной территории отследить события и лица за определенный промежуток времени.

Это дает возможность избежать многочасовых утомительных просмотров видеоматериалов оперативными службами, так как программа сама формирует информацию в виде небольшого видеоролика.

Системы фото- и видеофиксации нарушений ПДД обеспечивают фиксацию нарушений в области дорожного движения и дают возможность отследить транспортное средство по его госномеру и маршрут передвижения по территории города или нескольких районов.

Очень эффективным инструментом служит слежение за сотовыми телефонами. Спецслужбы могут получать информацию о местонахождении того или иного абонента и по звонкам вычислять контакты. А при постановлении двух IMEI (уникальный идентификатор мобильного устройства. — Газета.Ru) можно обнаруживать контакты даже при отсутствии коммуникации между абонентами по мобильной связи, а также таким образом находить временные телефоны для конфиденциальных разговоров. Поэтому в настоящий момент спецслужбы обладают широкими возможностями для контроля граждан, подозреваемых в преступлениях.

Но при всем этом хотел бы сделать важную оговорку. На мой взгляд, при всех технологических возможностях, которые сегодня могут дать IT-технологии, все же 90% успеха в обеспечении безопасности граждан и предотвращении терактов зависят от оперативно-разыскных мероприятий, которые проводят соответствующие силовые структуры.

— Насколько эффективными являются металлические рамки и сканеры сумок, например, те, которые установлены в метро и аэропортах? Не устарели ли они в техническом плане?

— Большинство терактов предотвращается задолго до того, как террорист направился к месту совершения теракта. Технические средства могут быть лишь последней преградой на пути злоумышленника, как это было в Волгограде 29 декабря 2013 года, когда смертник взорвал себя у досмотровой зоны.

Любые технические средства устаревают со временем. Кроме того, сама рамка или сканер — это только инструмент. Эффективность его применения зависит от людей, которые эти инструменты применяют, от их следования регламентам и в конце концов — от проработанности самих регламентов.

Рамки — это простой способ обнаружить металл в сумках или на теле. А все взрывчатые устройства имеют большое количество металла (оболочка, поражающие элементы). Но при этом надо понимать, что обычные граждане тоже перевозят много металлических предметов.

Тот же ноутбук в металлическом корпусе будет иметь такой же «фон», что и взрывчатое устройство.

Поэтому металлические рамки постоянно срабатывают, и, чтобы выяснить, что находится у человека, необходимо его досмотреть. Для этого требуется много человеческих ресурсов и времени. И если в аэропорту это возможно сделать, то в метро из-за очень большого пассажиропотока это нереально.

Вспомните, какие очереди на вход образуются в аэропорту, если прибывает «Аэроэкспресс» или пять автобусов с туристами (время очереди доходит до 15 минут). А в метро такие поезда прибывают каждые две минуты. И если бы нужно было досмотреть всех пассажиров, которые перевозят металл, то очереди были бы до вечера. Поэтому их использование возможно только в случае реальной угрозы и с привлечением большого количества персонала.

— Эффективна ли в данном вопросе BigData и как она может помочь в борьбе с терроризмом?

— В теории — да. На практике — не особенно. Ключ эффективности — в степени информатизации общества, государственного контроля, создания единого информационного пространства. Такой степени «тоталитаризма» нет даже в США, где по номеру ID гражданина при соответствующем уровне доступа можно получить буквально всю информацию о нем.

Безусловно, анализ данных позволяет выявить подозрительные действия, но для дальнейшего анализа приходится подключаться людям, и тогда приходят на помощь средства видеонаблюдения, прослушивание разговоров, наружное наблюдение.

— Используются ли нейросети и искусственный интеллект российскими спецслужбами для обнаружения или поимки террористов?

— Используются, но только как вспомогательный инструмент.

— Могут ли спецслужбы по специальному запросу получить доступ к социальным сетям или мессенджерам, если у них возникнет подозрение о переписке потенциальных преступников?

— Очевидно, могут. В настоящее время имеется система СОРМ (сокр. от система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий. — «Газета.Ru»), которая контролирует весь интернет-трафик и имеет подключение к некоторым мессенджерам и соцсетям. Сказать точно, какие мессенджеры подключены, а какие нет, невозможно, то же самое касается и соцсетей.

Кроме того, есть уверенность, что в случае реальной угрозы или для раскрытия резонансных преступлений спецслужбы в частном порядке могут получить необходимые данные от всех крупных компаний. Но при этом эти данные будут лишь наводкой и не смогут использоваться в суде.

— Можно ли вычислить потенциального террориста на основании его аккаунта в социальных сетях — групп, которые он посещает, репостов, лайков и прочего?

— Да, подобные инструменты государство использует в качестве вспомогательного инструмента в оперативно-разыскной работе. Мониторинг осуществляется как через программные аналитические комплексы, так и непосредственно вручную по интересующим его гражданам.

Соответствующие органы в своей работе используют прикладные системы, базирующиеся на семантико-лингвистических методах обработки информации, экспертно-аналитические системы, инструментально-моделирующие средства, системы поддержки принятия решений.

Современный терроризм рождается именно в интернет-пространстве. Люди вербуются через интернет при посещении определенных групп, при просмотре экстремистских видеозаписей и т.п. Поэтому анализ соцсетей как раз и дает спецслужбам информацию о лицах, к которым нужно особое внимание.

— Борются ли с проявлениями терроризма ведущие мировые IT-компании — Google, Facebook, Twitter и другие?

— Нужно понимать, что основной целью IT-компаний является извлечение прибыли через предоставление соответствующих услуг — инструментов коммуникации и передачи информации. Условный Facebook Inc. не может нести ответственность, что через его аккаунты террористы общаются друг с другом или вербуют последователей.

Так же как производитель грузовиков не несет ответственности за то, что его автомобили используются для совершения террористических актов.

Основной актор борьбы с терроризмом — это государство, которое через соответствующие нормы обязывает бизнес оказывать ему содействие в этом деле: блокировать страницы, предоставлять переписку по решению суда и так далее. Самое распространенное — это удаление информации экстремистской направленности, а также блокировка аккаунтов, с которых эта информация распространяется.

— Насколько устойчива современная критическая инфраструктура (КИ) к атакам кибертеррористов? Можно ли сравнить последствия выхода из строя объекта КИ со взрывом террориста-смертника?

— Большинство критически важных объектов не имеют прямого выхода в интернет, а их программно-вычислительные ресурсы защищены специальными средствами информационной безопасности. Так что апокалиптические сценарии про взлом программного обеспечения ГЭС для экстренного сбора воды и гибель города в бурном потоке — это сценарий для Тома Клэнси.

Если говорить о потенциальном экономическом ущербе, то да. Вспомните крупнейшие техногенные аварии последних лет: Крым, Саяно-Шушенская ГЭС и так далее. Атака на энергетическую инфраструктуру может привести к перебоям в электроснабжении, а это и отключение больниц от электричества, и отсутствие телефонной связи, и отсутствие освещения на улицах. И такие последствия, конечно, могут привести к гибели людей.

— Какие существуют технические методы контроля автотранспорта?

— Для начала попробуем разобраться, что имеется в виду под «контролем автотранспорта».

Если говорить о мониторинге его перемещения, то здесь и бортовые системы ГЛОНАСС/GPS, и системы фотовидеофиксации, весогабаритного контроля, интеллектуальные транспортные системы. В настоящий момент существуют системы фотовидеофиксации, которые наряду с выявлением нарушений ПДД дают информацию обо всем транспорте, проходящем через них.

Такие системы уже много раз доказали свою эффективность в Москве, когда после совершения преступления в розыск объявляется автомобиль и в системе происходит отображение в реальном времени его следования. Дальше эта информации передается патрулям и происходит задержание.

Если говорить именно об управлении конкретным транспортным средством (ТС), то и здесь существуют возможности дистанционного блокирования угнанного автомобиля, к примеру.

Если же вспомнить недавние события в Берлине, то грузовик же был остановлен в результате автоматического срабатывания тормозной системы, запущенной бортовым компьютером. Установленная в нем тормозная система с помощью подключенной видеокамеры и специальных сенсоров распознает препятствия на пути грузовика и автоматически включает тормоза, если водитель в течение одной секунды не реагирует на предупреждающие сигналы.

Существуют также посты с рамками рентгеновского сканирования, которые позволяют обнаруживать запрещенные предметы не только в кузове или багажнике автомобиля, но и в скрытых полостях. В настоящее время тестируются системы радиационного контроля на дорогах.

— Как в обнаружении террористов могут помочь системы навигации — ГЛОНАСС или GPS?

— Технически любое транспортное средство с бортовыми системами навигации можно отследить, что, возможно, облегчит ведение оперативно-разыскной деятельности. Конечно, это может помочь определить нахождение человека в определенный момент времени.

Например, датчик, установленный на автомобиле, скажет, где транспортное средство находилось в тот или иной момент времени. Это аналогично анализу данных о нахождении сотового телефона, но только более точное.

Например, возможна ситуация, когда на улице произошло преступление, а видеокамеры в том месте установлены не были. Тогда спецслужбы могут найти по данным ЭРА-ГЛОНАСС автомобиль, который в это время был на этой улице. При наличии видеорегистратора в салоне автомобиля можно получить видео с этого места в примерный промежуток времени, установить лица и автотранспорт, который там находился, и задержать преступников. Такой способ, к примеру, был использован при поисках убийц Немцова.

Сегодня мы видим коммерческое применение технологий розыска блокирования угнанных автомобилей. Естественно, что лет через сорок все произведенные автомобили можно будет заблокировать дистанционно, помешав злоумышленнику скрыться с места преступления или не дав ему врезаться в толпу.

Сейчас спецслужбы обладают очень широким арсеналом технических средств для поимки преступников и предотвращения преступлений. Но технические средства являются лишь помощником профессиональному сотруднику. В конечном счете решение принимает только человек.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 12 апреля 2017 > № 2139109 Антон Долгоновский


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138394 Александр Родин

Космос с человеческим лицом: каковы шансы для России в пилотируемой космонавтике?

Александр Родин

директор физтех-школы аэрокосмических технологий МФТИ

Россия не может упустить свой шанс в развитии современного рынка космических услуг. К каким сегментам стоит присмотреться?

В православной иконографии существует удивительный антропоморфный образ царя-Космоса — его фигура находится в нижней части иконы Сошествия Святого Духа. Человек в царских одеждах держит в руках урбус — плат, на котором кириллицей начертано слово, с детства знакомое уже нескольким поколениям людей русской и советской культуры. В отличие от романских и германских языков, где Space или Raum («космос» в переводе на английский и немецкий, соответственно – Forbes) — просто пространство, помещение, без каких-либо характеристик, русский впитал восходящую к античной традиции трактовку Космоса как противоположности Хаоса, как Вселенную, подчиненную разумным законам и открытую для человека. Случайно или нет, русскому человеку было суждено 56 лет назад сделать первый шаг в космическую бездну, а последующим поколениям наших соотечественников — сыграть ведущую роль в освоении человечеством технологий длительного пребывания на орбите.

По прошествии драматических десятилетий космической гонки сверхдержав, где были и яркие победы, и горькие поражения, и неожиданные открытия, но самое главное — самоотверженный труд и беззаветная вера в победу — мы пришли к нынешней ситуации, когда на орбите Земли функционирует крупнейшее за всю историю обитаемое сооружение искусственного происхождения — Международная космическая станция, и лишь две страны в мире — Россия и Китай — обладают технологиями доставки человека с Земли на орбиту и обратно. В 2024 году заканчивается утвержденный ныне срок эксплуатации МКС, и какой из путей развития пилотируемой космонавтики окажется эффективнее — международный, по которому пошли Россия и США, которые за прошедшие четверть века не раз подставляли друг другу плечо; или национальный, с опорой на собственные силы (и огромный российский задел), который выбрал Китай, — сказать сейчас непросто. Как бы то ни было, футурологи конца прошлого столетия были бы, безусловно, разочарованы. Далеко не самые оптимистичные прогнозы, в которых несколько десятилетий назад мало кто сомневался, не сбылись.

Пожалуй, самое главное разочарование, которое постигло визионеров на рубеже тысячелетий, состоит в том, что на орбите не появилось сколько-нибудь масштабного производства. Собственно, именно это обстоятельство, наряду с крахом СССР и катастрофами «Челленджера» и «Коламбии», поставило крест на амбициозных программах-близнецах «Буран» и «Спейс Шаттл». Тяжелые космопланы с огромными грузовыми отсеками были в первую очередь рассчитаны на обслуживание грузопотока между Землей и орбитой. Возможность многоразового использования кораблей была подчинена именно этой задаче. Соображения экономии оказались вообще несостоятельны — подготовка «Шаттла» между полетами стоила в разы дороже запуска нового «Союза» и даже «Протона». А военные задачи, которые, разумеется, никто не отменял, стали в этом формате неактуальны — пугало «звездных войн» оказалось на поверку не более чем проявлением феномена так называемой «постправды», к которому в глобальной политике, кажется, уже все привыкли.

Следующий удар по пилотируемым космическим программам пришел оттуда, откуда не ждали, — от научно-технического прогресса. Сейчас стало общим местом пугать всеобщей роботизацией, которая, как утверждают некоторые эксперты, грозит оставить без работы массовые профессии, от работников колл-центров до водителей-дальнобойщиков. Однако едва ли в прошлом столетии кто-то всерьез полагал, что искусственный интеллект способен составить конкуренцию космонавту. Кстати, исторически именно Советский Союз, проиграв США лунную гонку, первым принял решение перейти на межпланетные полеты исключительно беспилотными средствами, а пилотируемую космонавтику развивать в направлении создания сложной многофункциональной обитаемой инфраструктуры. Опыт показал, что решение было верным, хотя оно, как это не раз случалось с достижениями советской эпохи, опередило свое время и не было подкреплено экономическим фундаментом. Благодаря взрывному развитию информационных технологий сегодня нет такой задачи, которую мог бы выполнить космонавт и с которой бы не справился космический беспилотник. Поэтому на фоне чрезвычайно интенсивной кампании по исследованию и освоению Марса и осторожному возвращению к Венере, которую ведущие мировые игроки осуществляют при помощи автоматических аппаратов, заявления основателя SpaceX Илона Маска о колонизации Красной планеты в профессиональном сообществе не воспринимаются всерьез. При всей значимости пилотируемой экспедиции на Марс, которая, безусловно, когда-нибудь состоится, человеку там, по большому счету, делать нечего.

Означает ли это, что в космосе можно вообще обойтись без человека? Только до того момента, когда, согласно известному мему, «что-то пойдет не так». Именно в ситуации, когда необходимо оперативно принимать решение, а Земля по какой-либо причине не может этого сделать, человек незаменим. Особенно когда от принятого решения критически зависит жизнь людей на Земле. Это касается любых технических систем, включая и вполне «земные» автоматизированные производства и средства искусственного интеллекта. Создают, обслуживают и ставят им задачи все равно люди. И, безусловно, у российской, да и мировой пилотируемой космонавтики, есть будущее гораздо более серьезное, чем пресловутый космический туризм или гипотетическая колонизация планет. Космонавты будущего — это прежде всего инженеры, обеспечивающие функционирование рукотворного экзоскелета нашей планеты — сложнейшей инфраструктуры вокруг Земли, где будут и орбитальные производства, и информационные хабы, и энергетические магистрали. Безусловно, поддерживать эту махину сможет только устойчивая экономическая модель, которую пилотируемая космонавтика пока, увы, не нашла, и не только отечественная. В 90-е годы казалось, что Россия сможет долгие годы безбедно существовать в роли «космического извозчика», продолжая эксплуатировать советское наследие.

Однако после того, как вызванное системными проблемами отрасли падение технологической культуры привело к участившимся авариям и подорвало доверие заказчиков, а заявившие о себе в последние годы небольшие частные компании обрушили цены, стало ясно, что в качестве стратегии развития отрасли эта роль не годится, поскольку не имеет ни моральных, ни экономических оснований. На остальном же рынке космических услуг, объем которого оценивается в $300 млрд. в год, доля России не превышает 1-2%, то есть вполне соразмерна вкладу российского ВВП в мировую экономику. Такая ситуация, конечно же, неприемлема для космической державы, создавшей за счет внутренних ресурсов все ключевые технологии космонавтики.

Понятно, что эту ситуацию нужно менять. Какая конкретно бизнес-модель окажется при этом наиболее эффективной, сказать трудно. Так, со ссылкой на опыт американских космических стартапов, раздается все больше голосов в пользу приватизации космической отрасли. Все же представляется, что прямое перенесение на российскую почву этой модели нежизнеспособно. Гораздо более реалистично выглядит государственно-частное партнерство с элементами добровольно-принудительного участия крупного частного бизнеса в проектах государственной важности. Однако какова бы ни была форма собственности, нам жизненно необходима внутриотраслевая конкуренция, наподобие той, которая успешно действовала в советскую эпоху как в авиационной, так и в ракетной промышленности.

На современном рынке космических услуг доминируют три сегмента. Самый значительный и в то же время наименее динамичный — это рынок телекоммуникаций, рост и объем которого в значительной мере завязаны на «земные» технологии. Более молодой и более динамичный рынок навигации и позиционирования имеет в России огромные перспективы, однако из-за очевидной военной составляющей он очень сильно политизирован, и продвижение на внешние рынки определяются далеко не объективными экономическими законами. Наконец, наименее объемный, но наиболее динамичный сегмент из «большой тройки» — это рынок дистанционного зондирования Земли, демонстрирующий в последние годы рост на уровне 10% в год. Обладая самыми масштабными в мире запасами природных ресурсов, мощной сельскохозяйственной отраслью и протяженными коммуникациями, наша страна не имеет права остаться безучастным потребителем импортных услуг. Дальнейшее развитие и усложнения средств наблюдения, а впоследствии — снабжения удаленных регионов не только информацией, но и энергией, светом, другими ресурсами, неизбежно потребует обслуживания все более сложной инфраструктуры, а значит — участия пилотируемой космонавтики.

В связи с этим, стратегическое важное значение приобретает космодром «Восточный». С Байконура нам был доступен лишь узкий диапазон орбит, крайне неудобный для работы над российской территорией. С Восточного же становятся принципиально доступны полярные орбиты, с которых можно будет не только наблюдать, но и обеспечивать необходимыми ресурсами важнейший для нашей страны Арктический регион. Вероятно, будущие орбитальные станции станут посещаемыми, а не постоянно обитаемыми, и будут напоминать скорее морские порты с развитыми системами стыковки и захвата различных объектов, включая вышедшие из строя, с ремонтными доками, сборочными цехами и испытательными площадками, энергоузлами и дата-центрами.

И мальчишки, как и столетие назад, будут мечтать стать космонавтами, но не потому, что их будут осыпать цветами и показывать по телевизору — профессия станет массовой и относительно безопасной, как у современных моряков и пилотов гражданской авиации. Но, как когда-то путейцы, ракетчики и «айтишники», космонавты будущего будут элитой инженерного сообщества. Необходимо приложить все усилия для того, чтобы дипломы российских университетов стали для них надежным пропуском в профессию в глазах самых придирчивых работодателей.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138394 Александр Родин


Россия. США > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 апреля 2017 > № 2137425 Серафим Ореханов

Политизация мема. Как изменилась роль соцсетей в российской политике

Серафим Ореханов

Миллениалы стали слишком заметной группой, чтобы за нее не побороться. И если стратегия запугивания и давления в школе или университете, скорее всего, обречена на провал, то использование мягкой силы в виде наращивания присутствия государства во «ВКонтакте» и Youtube выглядит гораздо более перспективным путем решения проблемы

Появился первый серьезный результат «митинга школьников»: Виталий Милонов буквально за две недели написал законопроект, предполагающий запретить использовать соцсети всем детям моложе 14 лет, а также ввести серьезные ограничения для подростков и некие «единые правила пользования соцсетями», что бы это ни значило. Независимо от того, будет принят этот законопроект или нет, его появление стало еще одним подтверждением того, что российское государство, общество и медиа впервые за долгие годы обратили внимание на миллениалов.

Обогнать Первый

Первое, что надо знать про «митинг школьников» – это публицистический штамп. Было ли на митинге 26 марта школьников больше, чем на митингах 2011–2012 годов? Вероятно, да, хотя никаких достоверных данных на этот счет нет. Но что гораздо важнее, и это подтверждается всеми свидетелями, медианный возраст участников митинга заметно снизился. Правильнее было бы говорить о том, что на митинги вышли студенты и те, кто недавно были студентами, а не школьники.

Почему миллениалы неожиданно приняли участие в протестном движении, которое, казалось бы, переживает худшие времена за последние пять лет? Короткий ответ: потому что сделанный ФБК фильм «Он вам не Димон» собрал более 15 миллионов просмотров в ютьюбе. Это в десятки раз больше, чем у любого другого расследования команды ФБК; это больше, чем может собрать любой контент, производимый неподконтрольными власти медиа; это больше, чем суточная аудитория Первого канала.

Оставим в стороне социально-экономические и политические причины омоложения протеста и зафиксируем лишь медийный механизм, лежащий в основе того, что для тысяч молодых людей оппозиционная повестка перестала быть чем-то скучным и маргинальным, как это было еще несколько месяцев назад. Буквально перед тем, как ФБК выпустил фильм «Он вам не Димон», в Youtube поменяли алгоритм, выводящий ролики в тренды. Новые правила дают больше шансов длинным видео на неочевидные темы, в том числе политическим, которые до этого составляли ничтожную часть популярного контента.

Это обстоятельство вместе с нацеленным (трудно сказать, насколько намеренно) на молодую аудиторию началом фильма — начать с кроссовок было прекрасной идеей – принесло успех, на который ФБК едва ли мог рассчитывать. Из тысячи задержанных на митингах только сорок – несовершеннолетние; не слишком много. Но произошло нечто гораздо более важное: политический контент, всегда бывший крохотной частью русского интернета (каким бы странным этот факт ни казался для людей в фейсбуке), стал на несколько дней главной темой для миллионов людей, до этого едва ли знавших слово «автозак».

Двадцать шестого марта уточки и кроссовки стали мемом. Он моментально перекинулся из ютьюба во «ВКонтакте», где его подхватили многие популярные паблики (достаточно назвать МДК, «Борщ» и «Орленок»; их суммарная аудитория – более 15 миллионов человек). Так настойчивость ФБК, где давно и плотно работают с аудиторией ютьюба, и благоприятное стечение обстоятельств превратили митинг из дежурного оппозиционного мероприятия в манифестацию нового – молодого и бодрого – лица протеста.

Реакция власти сделала все, чтобы митинг подольше оставался мемом: массовые задержания и полная тишина в федеральном эфире (вопреки распространенному мнению, молодежь прекрасно знает, что происходит в телевизоре, хотя и не смотрит его таким образом, как это было принято у последних советских поколений) только усилили возмущение протестующих. Методы маргинализации протеста, безотказно работавшие с 2011 года, с этой аудиторией дают обратный эффект. Миллениалы сочли такую реакцию власти оскорбительной, что стало причиной появления еще десятков возмущенных роликов в ютьюбе и постов во «ВКонтакте», которые снова увидели миллионы людей. При этом речь идет об абсолютно аполитичных каналах и пабликах, до этого делавших развлекательный контент про поп-культуру, музыку, видеоигры и так далее. Политика вдруг стала модной.

Революция мемов – это очень в духе времени, но жизнь мема коротка по определению. Не прошло и двух недель, как о митинге, Медведеве и задержаниях все забыли. Сейчас тренды ютьюба забиты видео, связанными с терактом в петербургском метро, а ленты популярных пабликов – обычным для них контентом, состоящим из шуток, музыкальных подборок и фейковых цитат великих людей.

Пределы кооптации

Может показаться, что неожиданное для всех, включая их самих, участие миллениалов в митингах 26 марта было одноразовым сбоем, результатом удачного – или неудачного – стечения обстоятельств. Отчасти это верно, но теперь миллионы людей открыли для себя существование незаконных задержаний, несправедливых судов, замалчивание нежелательных тем или откровенное вранье в эфире – и один этот факт можно было бы считать победой команды Навального. Он наконец нашел способ вырваться из медийного гетто, в которое его загнала невозможность попасть в телевизор.

У оппозиции есть неожиданный, но очень сильный союзник: российская образовательная система. Ее допотопный механизм среагировал на политизацию школьников и студентов единственным знакомым ему способом: воспитательные беседы, давление, угрозы, хамство и вранье. Каждый день в интернет попадают все новые и новые – и все более безумные – свидетельства того, как топорно школа и университет борются с оппозиционными настроениями.

«Подумай, за что ты выступаешь. За деградацию человека как вида. Ответ будете держать, господа либералы, не перед людьми, а перед Господом», – говорит своим ученикам преподаватель истории в одной из томских гимназий. В Нижнем Новгороде на родителей участников митинга составляют протоколы. В Сестрорецке полицейские через неделю после митингов ставят всю школу лицом к стенке и ищут «наркотики и сигареты»: хотя это и не оформлено как политическая акция, для обыскиваемых это не может не выглядеть как полицейское насилие (даже если они это так не формулируют). Образовательная система честно пытается бороться с крамолой, но делает для подрыва доверия к себе и к власти в целом больше, чем вся оппозиция, вместе взятая. Это довольно быстро поняли и в Кремле: как пишут «Ведомости», был дан неформальный приказ немедленно прекратить самодеятельность в области политинформации.

Надо думать, на Старой площади этим не ограничатся. Как изменится «работа с молодежью», уже понятно. Николай Соболев, создатель самого быстрорастущего ютьюб-канала на русском языке, записал видео в поддержку требований митинга и собрал привычные для себя два миллиона просмотров (до этого Соболев не делал никаких политических заявлений в своем блоге). Не прошло и нескольких дней, как его пригласили (не впервые, впрочем) принять участие в «Пусть говорят», одной из самых рейтинговых программ Первого канала. Это, конечно, трудно назвать подкупом, однако «мы вас пустим в телеэфир, а вы дадите гарантии, что не будете лезть в политику» выглядит сделкой вполне реалистичной и выгодной обеим сторонам.

Были случаи, когда создателям популярных пабликов связанные с государством структуры предлагали их продать за деньги гораздо выше рыночных. Если стратегия запугивания и давления в школе или университете, скорее всего, обречена на провал, то использование мягкой силы в виде наращивания присутствия государства во «ВКонтакте» и Youtube выглядит гораздо более перспективным путем решения проблемы.

Для оппозиции вопроc «Что дальше?» выглядит более сложным. Видеоконтент, который производит ФБК, не очень похож на то, что делают популярные видеоблогеры: там мало шуток и отсылок к поп-культуре и много подробных объяснений и схем. Фактически им предстоит придумывать какой-то новый язык для общения с двадцатилетними, которые со времен молодежных движений Владислава Суркова были практически полностью выключены из политической жизни. Ни власть, ни оппозиция особенно и не пытались их туда включить, если не считать очевидно провальные проекты вроде «молодежных парламентов» и «Молодежного Яблока».

Но сейчас миллениалы стали слишком заметной группой, чтобы за нее не побороться. Во-первых, они фотогеничны. Во-вторых, воевать со школьниками репутационно для власти будет очень тяжело. В-третьих, простите за банальность, они — будущее. Российское общество уже немолодое, и поколения тут меняются медленнее, но совсем остановить этот процесс все равно невозможно.

Еще до митинга ФБК запустил облегченный формат в виде утреннего шоу (характерно, что СМИ это не заметили точно так же, как все остальное, что происходит в ютьюбе). Пока дело идет с переменным успехом: каждый ролик собирает около 100 тысяч просмотров – не очень много по меркам ютьюба. Еще труднее станет, когда на ютьюб польется поток денег от условного управления внутренней политикой: власти даже не надо будет постоянно держать в топе выгодный ей контент, достаточно будет восстановить статус-кво и сделать ютьюб снова неполитическим.

О том, как тяжело работать для миллениалов, в медиа говорят все; нацеленный на подростковую аудиторию британский проект LAD Bible даже нанял в штат дюжину шестнадцатилетних сотрудников, чтобы на них проверять все гипотезы. Политику это еще тяжелее на фоне всемирного тренда на падение доверия к элитам и публичной политике в целом, а особенно тяжело возглавляющему ФБК Навальному, который хоть и является для молодежной аудитории единственной значимой фигурой в оппозиционном движении, не пользуется безусловным доверием. Все участвовавшие в митинге подростки, с которыми удалось пообщаться СМИ, говорят, что они вышли не за Навального, а против Медведева.

Стратегия власти в области того, что на ее языке называется «работой с молодежью», ясна. Стратегия оппозиции пока непонятна, вероятно, даже ей самой, хотя в ближайшее время мы можем увидеть новые шаги в этой области.

Что будут делать в интернете сами школьники и студенты, из объекта ставшие субъектом политического процесса? То же, что и раньше: читать паблики, смотреть видеоблоги, игнорировать большинство общественно-политических СМИ. Мем «Он вам не Димон» окажется там же, где Ждун или Дратути, – на кладбище (мемы, впрочем, имеют свойство иногда воскресать). Но что важнее, теперь любая ошибка власти может оказаться поводом для видео на популярном неполитическом ютьюб-канале или для шуток в популярном неполитическом паблике. Скорее всего, нечто подобное мы увидим уже в ближайшие месяцы. Деньгами эта проблема не решается, разве что запретом ютьюба по китайскому образцу.

Россия. США > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 апреля 2017 > № 2137425 Серафим Ореханов


Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943

В Шанхае состоялись церемония открытия Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук и Форум по исследованию «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь». Ректор Даляньского университета иностранных языков Лю Хун и директор института русского языка Пэн Вэньчжао приняли участие в данных мероприятиях, которые собрали около 50 учёных разных университетов и исследовательских институтов. На церемонии председательствовал заведующий Центром по исследованию «мягкой силы» Ху Цзянь.

На церемонии открытия заведующий Центром, глава шанхайской редакции Вестника Академии социальных наук Ху Цзянь представил участникам значимость и надежды исследовательского сообщества, связанные с открытием Центра. Кроме того, с речами выступили вице-председатель Шанхайской ассоциации общественных наук Жэнь Сяовэнь, второй секретарь комитета КПК газеты «Цзефан жибао» Чжоу Чжицян и вице­президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа. Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун и вице-президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа вместе участвовали в церемонии открытия Центра по исследованию «мягкой силы».

После завершения церемонии открытия, учёные обменялись мнениями по различным проблемам, связанных с понятием «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь», в том числе, о проблемах культуры и религии, распространения языка и культуры, политических стратегий и проблем понимания, контроля и управления. В ходе обсуждения учёные выдвинули новые идеи и рекомендации по развитию «мягкой силы» в рамках программы «Один пояс, один путь». Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун выступила ведущей на секции «Религия и культура», директор института русского языка ДУИЯ Пэн Вэньчжао выступил с докладом на тему «Проблемы культурной идентичности в гуманитарном сотрудничестве в рамках экономического коридора «Россия-Китай-Монголия», заслужившим высокую оценку участников Форума.

После учреждения Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук, наш университет будет активно развёртывать сотрудничество с данным центром, устанавливать обширные контакты с экспертным сообществом, организовывать научные исследования и мероприятия сотрудничества в рамках проекта «Один пояс, один путь». Используя собственные ресурсы, наш университет стремится к поиску совместных инновационных исследований институциональных механизмов реализации проекта «Один пояс, один путь», стремится к подготовке исследовательских кадров внутри университета, к активному привлечению известных экспертов в целях развития экспертных групп на базе нашего университета, к повышению уровня исследовательского потенциала и научного влияния в регионе и по всей стране, что позволит обеспечить теоретическую основу и интеллектуальную поддержку для инициативы «Один пояс, один путь».

Источник: dlufl.edu.cn/Ли Дяньфэн

Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138333 Николай Усков

Владимир Мединский: пять лет скандалов и борьбы за эффективную культуру

Николай Усков

Главный редактор Forbes

Глава Минкульта рассказал Forbes о внебюджетных доходах Третьяковки, логике громких назначений, своем отношении к идеологии. А также — эпизоде с бутылкой коньяка, выпитой однажды на двоих в девять часов утра

Брать интервью у министра культуры Владимира Мединского можно практически в любой момент, поскольку недостатка в поводах не ощущается. Профессиональный пиарщик, он неплохо умеет работать с информационной повесткой так, чтобы одни негодовали, другие аплодировали, а остальным было нескучно за этим наблюдать. Главный редактор Forbes Николай Усков предпочел обсудить реальные результаты деятельности министра за пять лет, прошедших с его назначения.

Владимир Ростиславович, интервью с вами принято начинать с язвительного наезда.

И заканчивать им же.

Я решил немного отступить от этой почтенной традиции. Несмотря на то, что многие вещи, которые вы говорите, вызывают у меня шок и трепет, как и у многих, я вижу, что кое-что сделано. Третьяковка, Пушкинский и Эрмитаж вышли на качественно новый уровень. Куда-то улетучился весь позорный скандал вокруг Большого театра. Цискаридзе в Вагановском училище счастлив и доволен.

Да, и дети счастливы. Конкурс увеличился в несколько раз.

Придется вам сейчас хвалиться по пунктам.

Ну, хвалиться-то можно бесконечно…

В основном вы с кем-то ругаетесь, а хвалитесь редко. Насаждаете, говорят, идеологию…

Да, у меня есть сформировавшиеся взгляды, назовите их идеологическими. Но стараюсь максимально отделять идеологию от понятия эффективности. Потому что идеология – вещь сложная, убедить человека в своей точке зрения можно, но нельзя заставить думать, как ты. К тому же мы сами можем заблуждаться. Именно поэтому основным параметром оценки является для нас не идеология, а эффективность. Ее несложно посчитать, особенно когда говоришь с читателем Forbes: все понятно. Например, выставка. Все требования к контенту сводятся только к тому, чтобы содержание не противоречило Основам государственной культурной политики, которая, кстати, крайне взвешенный, гуманистический документ. Всё! В остальном обеспечьте нам, пожалуйста, чтобы стояли очереди, чтобы об этом говорили и писали в СМИ, чтобы люди хотели попасть на эту выставку.

Мы сами собой подошли к назначению Зельфиры Трегуловой директором Третьяковки. Ведь именно на ее выставки стоят самые длинные очереди.

Очень сложно меняли руководителя Третьяковки. Не было каких-то личных претензий к Лебедевой, три года она продолжала работать, а я всячески пытался привить ей понятие эффективности. Прихожу на Крымский Вал, говорю: «Послушайте, у вас же нет людей, вообще! А такая прекрасная экспозиция». Она мне: «Люди не знают, что здесь Третьяковка, они думают, что здесь ЦДХ». «Так давайте что-то делать!» «Ну, мы стараемся…».

Поверьте, сам лично карандашом и кисточкой рисовал фасадные экраны со сменяющимися картинами и писал: «Третьяковская галерея». Говорю: «Сделайте так и так». «Ой, какая прекрасная идея, как здорово!». Продолжаю дальше: «И картины из вашей экспозиции «в ЦДХ» на экранах должны меняться». «Ой, как чудесно! Но вы знаете, это дорого, у нас нет денег на эту конструкцию».

Нашел деньги, заказали…Не монтируется. «Но вы знаете, нам не дают разрешение», спрашиваю: «Кто не дает?» «Это длится уже год – и те, и эти запрещают, потому что это реклама». Начинаю звонить, убеждать: это не рекламная конструкция, и город не должен брать за ее размещение деньги.

Потом снова здорово: «У вас нет внутри ни кафе, ни магазина. сделайте хоть что-то...» «Мы не можем, у нас БТИ, у нас красные линии, у нас конкурс, у нас 44-й ФЗ, я вела переговоры с «Кофеманией», но она не хочет!» Возражаю: «Но ведь список кофеен «Кофеманией» не исчерпывается, объявите открытый конкурс, давайте приведем сюда десять кофеен». «Ой, не знаю, с чего начать…»

Занялся кофейней, но когда осознал, что мне придется ещё заняться и сувенирным магазином, понял – всё! Больше не могу! Надо менять менеджмент.

Меняли как всегда — со страшным скандалом. Уходить руководители старой закваски не хотят никогда. Предложения на «перевод по горизонтали и чуть, может, вниз» – чтобы продолжить работать в системе, использовать опыт – некоторые воспринимают не просто как личное оскорбление – как вызов! Запираются в кабинете, ложатся на больничный, собирают коллективные письма пока еще подчиненных. Вызывают скорую помощь, пишут в правительство, пишут в администрацию, кто может — пытается добежать и до руководства страны. Это общая практика, к этому привыкнуть надо. Но я ещё и ещё раз говорю: ничего личного, это лишь вопрос вашей эффективности на данном конкретном месте.

И вот на примере Третьяковки мы видим, как билет на «Сокровища Ватикана» с рук стоит чуть не десять тысяч рублей (что, в общем, нехорошо, мы бы хотели, чтобы все могли покупать по пятьсот, но есть понятие «дефицит» и «ограничений площадью выставки»). А вспомните, какие многочасовые очереди были на предыдущие выставки в тот же ЦДХ! В общем, система заработала.

Почему вы решили, что Зельфира справится?

Зельфира долгое время была замдиректора в Музеях Кремля, ну, скучала немного, до этого работала у Антоновой в Пушкинском. Поэтому думали даже, не назначить ли её в Пушкинский, но у них с Ириной Александровной сложились непростые отношения. Решил не создавать проблему там, где ее можно избежать, и попробовать ее в РОСИЗО.

Была у нас такая потенциально продуктивная история: выставочный центр, являющийся ещё и музеем, с собственной коллекцией. Но основная функция РОСИЗО заключалась в «изопропаганде» — организации международных и российских выставок. Зельфира быстро реализовала там несколько очень успешных проектов, наиболее известный из них – т.н. «Выставка космонавтов в Лондоне». И я понял, что она не просто известный искусствовед, но и хороший управленец, а главное – умеет подбирать команду. Трегулова не сама создает ажиотаж вокруг выставок: она находит толковых ребят, которые это делают. Мы даже три кино-лекционных зала открываем в Третьяковке, причем на этот проект Зельфира нашла человека, которого доброхоты называли просто «Болотной площадью». Когда его взяли на работу, на меня сразу же накатали бумагу: дескать, Мединский набирает чуть ли не «активистов оппозиции».

Какой оппозиции?

Да никакой. Якобы он когда-то ругал кого-то в Фейсбуке. Сам с ним встретился, посмотрел... Глаза горят… Дайте ему дело – он про жалобы в Фейсбуке на скучную жизнь навсегда забудет.

Третьяковка стала стоить государству дороже?

Дешевле. В 2014 году, который президент объявил Годом культуры, у Министерства было максимальное финансирование в истории России. Нам дали дополнительно более 3 млрд рублей – для культуры деньги колоссальные. На тот момент $100 млн. Мы, кстати, все эти деньги отправили в регионы, которые получили гранты на обновление музейных экспозиций, закупку экспонатов, ремонт библиотек и прочее. Потом кризис, и каждый год бюджеты всех федеральных ведомств проходили процесс, скажем так, привыкания к работе в условиях оптимизации. Сохранялись деньги на зарплату сотрудников, более того – она даже росла. Но деньги «на содержание» резались. И несмотря на это, мы всем нашим учреждениям – и музеям, и библиотекам, и театрам – оставили совокупное финансирование, как в 2014 году. Да, Третьяковка сейчас стоит государству в рублях ровно столько, сколько стоила 3-4 года назад. Но у неё внебюджетные доходы выросли за это время процентов на сорок.

Это спонсорские?

Нет, билеты. Большие регулярные спонсорские фонды, вопреки мифам, только у Большого и Мариинского театров, у остальных – копейки. Увы.

Но ведь выставка, особенно привезенная из-за рубежа, стоит очень дорого.

Конкретные выставки часто полностью делаются за деньги меценатов. Вопрос в том, сможет ли музей на этой выставке заработать. Лебедева ведь тоже – хороший искусствовед, она и до Трегуловой делала хорошие выставки, но хуже продавала, не умела их сделать модными, не понимала, что есть Фейсбук, есть Твиттер, есть Инстаграм, что надо увлечь людей, и пусть будет модно делать селфи не на фоне пивного ларька, а на фоне Рафаэля.

Не могли бы вы все-таки сориентировать в цифрах.

Сама выставка может стоить от 10 млн. Это как раз спонсорские деньги – крупных компаний, как Роснефть, ВТБ, Лукойл, структур А.Ананьева, А.Усманова, А.Козицына. А весь доход от продажи билетов поступает в распоряжение музея. Средний доход выставки уровня Айвазовского, Серова – это 200-250 млн рублей. Для музея – очень большие деньги. Для понимания: весь госбюджет музея Пушкина «Болдино» составляет миллионов, наверное, 35.

Перейдем к Пушкинскому. Там как-то тоже стало поживее.

С Пушкинским была иная ситуация. Ирине Александровне Антоновой в начале 2012-го исполнилось 90 лет, её в Минкультуры собрались провожать на пенсию, решение об этом было принято. Даже были подготовлены соответствующие бумаги, мне оставалось только самой Антоновой объявить. Могу понять мудрого, интеллигентного министра А.А.Авдеева: не хотел он второпях брать грех на душу, тяжелое это было бы решение. Вот и я решил не торопиться, потому что понимал: Ирина Александровна – не просто уникальный специалист, музей – вся ее жизнь. Хотя, признаюсь, на её место просилось много сильных людей, включая двух замминистров из команды Авдеева. Помнится, хотел уйти в Пушкинский даже один большой чиновник из Белого дома, а сколько иных – и не перечесть! Музей знаковый плюс стройка на много миллиардов рублей, Музейный квартал в центре столицы. Перспектива. Подождал два года, и вдруг Антонова сама пришла и сказала: «Я устала, хочу отойти от текучки». Отвечаю: «Вы незаменимы. Но если настаиваете — предложите сами достойного преемника, посмотрим».

Ну, это случилось как-то сразу после её инициативы создать музей Щукина-Морозова?

Никакой связи, никакой. Ирина Александровна всегда, и до, и после выступала с идеей объединить коллекции импрессионистов. Мы, кстати, эту идею осуществили в виде виртуального музея.

Кого же предложила Антонова?

Дала список из фамилий шести-семи. Обзвонил с дюжину «лидеров мнений», выстроил рейтинг, посмотрел успехи кандидатов на текущей работе. Выбрали Марину Лошак – на тот момент директора московского «Манежа».

Сейчас мы подходим к кадровым вопросам системно: создали кадровый резерв управленцев в сфере культуры со всей страны. 300 кандидатов. Проводим тестирование. Переманили на работу HRщика из Сколково.

Вы вообще заказываете, ну, например, в Сколково программы для подготовки менеджеров культуры?

Как-то попытались сделать курс в отличном учебном центре Сбербанка, провести там, ну, может, 1-2-недельный семинар для руководителей наших вузов в сфере культуры. Поговорил тогда с Ливановым: «Как считаешь? Давай вместе программу разработаем». Ливанов говорит: «А ты кого хочешь учить?» Говорю: «Ну, как кого, начнем с ректоров». «Ректоров учить бесполезно – смеется Ливанов, — учить надо проректоров. Ибо ректор обладает абсолютным знанием обо всём. Запомни, ректор – это Будда, его на модных тренингах учить не нужно и даже вредно». Однако сейчас мы обязательно отладим эту систему, и всё-таки и ректоров, и директоров – учить будем.

На самом деле культура – это очень большой бизнес, так было всегда. Она соединяла гениев, большие деньги и власть. Соответственно, тут есть что менеджерить и есть с чем работать: с меценатами, с друзьями, так называемыми, как работать с директорами, чтобы они были эффективны, как взаимодействовать с художниками. То есть тут, как мне кажется, есть некоторый резерв.

Мы и сегодня регулярно собираем руководителей наших учреждений: первого, второго и даже третьего уровня, например, руководителей IT-департаментов всех федеральных учреждений культуры – около 250 музеев, театров, библиотек. И для них регулярно проводят тренинги по техническим вопросам, как сделать хороший сайт, как наладить систему продажи билетов. Собираем библиотекарей, в том числе не только из России, но и из стран СНГ, из-за рубежа. Каждый год проходит такая конференция в Крыму. Кстати, библиотекари из Европы и Америки с удовольствием приезжают в Крым.

Добрались до Большого театра. Как удалось потушить разгоревшийся пожар?

Мы пошли по принципу нескольких одновременно быстрых и жестких решений. Первое – по Иксанову. Ему трудно предъявить претензии, он просто оказался заложником ситуации, как генерал Павлов, командующий Западным фронтом, в 1941 году. Того-то расстреляли, хотя он ни в чем не был виноват, воевал, как учили.

Ещё чуть-чуть, и Иксанова тоже бы…

Ну, тогда получается, мы его спасли. Он, кстати, очень достойно себя повел, спокойно ушел, по-мужски. Урин – отличный профессионал, важно – не связанный обязательствами. Результат такой: продажи билетов растут, сборы растут, спонсорские фонды выросли существенно. Стройки мы завершили в этом году, наконец, освободили здание для будущих апартаментов Большого театра, в самом центре, там сидела строительная дирекция министерства. И параллельно надо было урегулировать вопрос с Цискаридзе. Талантливый же человек, надо было не бороться с ним, а дать применение его способностям.

Он сразу согласился?

Да, ему это было интересно. Хотя, конечно, назначение в Вагановке было для меня сильным ударом… по печени… Бутылка коньяка на двоих с прежним ректором, в девять утра в понедельник…Тяжело вспоминать.. Дама была решительная, крепкая хозяйственница, надо сказать. Обидчивая. Мне прямо в лоб сказала: «Цискаридзе? Вместо меня? Выведу детей на улицу!» Так что конфликт пришлось улаживать ценой собственного здоровья.

А какие аргументы, что она услышала в конечном итоге?

Цискаридзе и сам очень хорошо, грамотно говорит, он убедителен, у него есть юридическое образование. Не знаю, сможет ли работать адвокатом на судебном процессе, но точно может изучить документ и найти в нем ошибку, что немаловажно, не будет подписывать всякую ерунду.

Тем не менее, все назначения, о которых мы говорим, воспринимались в штыки, особенно, конечно, Цискаридзе. Тут такие силы были задействованы. Как вам удавалось переубеждать правительство, Голодец, Медведева, Путина, наконец.

Ольгу Юрьевну (Голодец), слава Богу, переубеждать в чем-то приходится крайне редко: она прекрасно владеет вопросами культуры, ключевые кадровые вопросы мы всегда согласовываем. Очень любит музыку, балет, разбирается в этом куда лучше, чем я. Все вообще убеждены, что она профессионально танцевала в молодости. При необходимости кадровые решения предварительно докладываются и премьеру, хотя стиль Дмитрия Анатольевича – дать полномочия и спросить о результате, «отраслевым микроменеджментом» он никогда не занимается. Что в общем управленчески безупречно: у тебя не появляется соблазн переложить груз проблем на начальство, понимаешь, что отвечать за все придется тебе лично. По назначению Цискаридзе – помню, редкий случай, Дмитрий Анатольевич сам по факту позвонил: «Цискаридзе? Вы уверены?» Говорю: «Готов ответить». Через полгода Цискаридзе набрал на выборах ректора 90% голосов профессуры, в училище существенно вырос конкурс, улучшились все показатели. Когда «звезда» еще и менеджер – это большое конкурентное преимущество по сравнению с просто хорошим менеджером. Ладно, хватит о Цискаридзе, сглазим!

Вот, например, Могучий в БДТ – тоже тяжелое было решение. Лично меня как зрителя настораживают многие отзывы на его спектакли. Сам, правда, видел только «Пьяных» — кстати, фаворит «Золотой маски-2016». Скажу честно – не мое. Ну, совсем не мое. Но у Могучего опять же – очень хорошие показатели, аншлаги, зарплаты в театре растут, билеты не достать, он модный режиссёр, это и есть эффективная работа.

А что вы думаете про Богомолова?

Богомолов не относится к федеральным театрам.

Ну, тем не менее.

Хотите обсудить конкретный спектакль Богомолова? Смотрел несколько: некоторые кажутся прикольными, некоторые нет. Отдельные его перфомансы, например, когда он вручал премию, прикрыв одно место листом с «Основами госполитики в культуре», мягко скажем, не достойны художника.

То есть вы бы его не назначили директором?

Как мне кажется, при слове «кипиай» Богомолов сразу убежит сам. Недавно встречался с руководителем одного крупного театра, большим артистом, патриотом – но в театре у него нет полных залов... Вот сидели и думали, в чем причина – в том, что театр исторически недофинансировали? И поэтому там проблемы с буфетами, не знаю, туалетами, обстановкой? Этот театр действительно всегда получал заниженную дотацию, и сам тоже зарабатывает меньше, чем иные заведения, которые, конечно, пользовались раньше особым расположением предыдущих руководителей министерства. И потом, как считать количество зрителей? Мы считаем в абсолютных цифрах или в процентах от зала? Знаете, заполнить зал, как у Женовача, на 250 мест – это наш новый федеральный театр, пришлось буквально спасать его от ликвидации, и зал на 1500 – две абсолютно разные задачи. «Либеральные» журналисты считают, что мы тут сидим и занимаемся одной идеологией. На самом деле, цифры сравниваем, смотрим, унифицировать их нельзя – очень бы хотелось, конечно, но нельзя.

Перейдем к кино. Оно обходится, наверное, дороже театров?

Нет. У нас господдержка федеральных театров существенно больше, чем поддержка кино.

Как вы оцениваете, насколько удачны эти расходы?

Опять же удачный-не удачный – понятие относительное. Одним нравится фильм «Викинг», другим не нравится. Но «Викинг» 1,6 млрд собрал.

Особо озабоченные деятели сразу обратили внимание на «недостаточную идеологическую выверенность» «Викинга»: мол, это 100% официальное признание норманнской теории. Мол, Минкульт извиняет только то, что проект был утвержден в таком виде и в основном профинансирован еще до 2012года.

Что ответить?

Ну, как говорится, кабы я был не министром, а цензором, как Тютчев, сценарий «Викинга» был бы мной отправлен на кардинальную переработку. Но это – дело вкуса, зато давайте все же признаемся: с точки зрения продакшн фильм сделан очень качественно, с точки зрения маркетинга – «продан» великолепно. Зритель пошел на большое русское кино. И это хорошо.

У вас есть ощущение, что сейчас меняется направление ветра из Кремля? Некоторые говорят про Кириенковскую оттепель.

Считаю, будет неправильным мне говорить о «новостях из Кремля».

Не означает ли это, что государство чуть спокойнее будет относиться к идеологическому заказу, формулировать его немножко по-другому?

Что вы выдумываете? Да никогда никакого «идеологического давления из Кремля» на ведомство культуры не было.

Тем не менее, вы всегда подчеркивали, что создаете некую государственную идеологию, являетесь её активным проводником.

Кто создает? Я создаю? Вы серьезно?

Я просто говорю то, что думаю. Иногда, наверно, для чиновника – излишне. Ну, можете называть это идеологией. А что плохого в идеологии?

Конституция запрещает иметь идеологию.

Идеологии могут быть разные. Есть идеология индивидуализма, меркантилизма, есть идеология консюмеризма, например. Многим нравится: ходят на шопинг с утра до вечера. Есть идеология гуманизма, есть идеология капитализма, социализма...

А у вас какая?

Идеология здравого смысла.

С вами, наверняка, многие не согласятся. В 2017 году мы отмечаем столетие революции. У меня сложилось впечатление, будто государство избегает какой-либо негативной оценки советского периода.

Проще всего раздавать негативные оценки. Полезнее разобраться в причинах-следствиях и сделать из этого выводы. Раздача негативных оценок – столь же бессмысленное и вредное занятие, как и создание культов. Вот что толку, если мы ещё раз дадим 150 негативных оценок Сталину? Он умер. Давно.

Ну а если позитивные?

Давайте разберемся: если мы говорим о революции, то там негативные оценки – кому? Ленину? Позитивные – Николаю II? От этого что, Российская Империя возродится? Вот сейчас мы объявили конкурс на установку «Памятника Примирения» в Крыму около Керченского моста, на возвышенности, как раз на том месте, откуда отплывали последние корабли с врангелевцами и членами их семей. И мне все время говорят: это же, мол, памятник примирения между красными и белыми. А я говорю: нет, это не памятник примирения между красными и белыми, красных и белых примирить мы уже не сможем, они сами между собой разобрались 100 лет назад, без нас, поэтому проекты «красноармеец пожимает руку поручику Голицыну» не рассматриваются. Это памятник примирения внутри нашей собственной головы, нашего собственного сердца. Чтобы мы примирились с той историей, которая у нас есть. Она невероятно тяжелая. В семье каждого из нас, если поковыряться, можно найти наверняка и красных, и белых... Кого там только нет. Вопрос в том, как жить дальше, как извлечь уроки и как не допустить гражданской войны в будущем! Главный урок революции – никогда не допускать социальных потрясений, хаоса, разрушения государства!

Кого в идеологическом плане вы считаете своим учителем? В кулуарах вас называют «человеком Михалкова».

А еще «человеком Суркова, Грызлова, Володина»… Выше уже страшно представить. Как-то уже отвечал на похожий вопрос – рекомендацией каждого из вышеперечисленных я бы только гордился.

По «учителям в идеологическом плане» скажу так. Когда прочитаешь сильную книгу, научно-историческое исследование, посмотришь яркий фильм, спектакль – всегда попадаешь под обаяние этой логики, этой мысли. Прочитаешь Ильина, Шмелева, Бунина – и попадаешь под обаяние «белогвардейской» доктрины: интеллигенция, антибольшевизм и так далее. Почитаешь потом их оппонентов – ну да, это они сами во всем виноваты. Да будь чуть побольше у правящего класса Российской империи решительности, меньше пренебрежения реальными проблемами народа, меньше спеси, чуть-чуть бы вернулись они в реальную жизнь, – и 1917-го бы не было…

Мне кажется, в вопросах идеологической доктрины надо опираться не на книжные абстракции, а на здравый смысл, на понимание выгоды для своей страны. Для своей страны, своего народа, а не для какого-то абстрактного общечеловеческого «вообще». То есть — следовать — как это ни пафосно, звучит, национальным интересам России. Смотреть на все через призму: мы, страна, от этого приобретаем – или теряем?

Что сейчас хорошо для России? Каковы идеологические ориентиры?

Интересы человека, семьи, детей. Вот и все, очень просто. Вообще, критерием эффективности государства можно отчасти считать, как растет население – и качественно, и даже количественно. Прирост населения, уровень образования, уровень жизни. То же и Крым, если взять актуальный пример: хорошо или плохо? В краткосрочной перспективе есть некоторые проблемы, в долгосрочной перспективе – это очень хорошо. Это правильно, и исключительно соответствует национальным интересам России.

Мы как-то не упомянули вашу диссертацию.

Это называется банальным понятием «оплаченная политическая кампания». Какой-то безработный из интернета, сам не защитившийся в России, филолог. Ну и два, так сказать, примкнувших к нему оппозиционно настроенных историка. Единственная претензия – «неправильная» научная трактовка событий. Это даже не анекдот. Им, видите ли, подходы и выводы не нравятся.

Говорят, вы оказывали давление на ученое сообщество?

Это вообще как? Вы преувеличиваете масштаб моей скромной персоны. Позиция МГУ была простая и ясная. Они рассмотрели диссертацию по двум критериям: первый – процедура защиты, никаких вопросов нет, второе — плагиат – отсутствует, ни одной строчки. В этой точке тоже вопросы сняты. Дальше, если они, МГУ, будут рассматривать с позиции «антинаучности» диссертации других вузов, которые приняли на себя ответственность, дали соответствующие оценки, так можно далеко зайти. Завтра студент МГУ, которому профессор поставил двойку, напишет заявление, что докторская профессора лженаучна. Заявление это отправится, допустим, в Ленинградский университет. И понеслось.

В МГУ сказали, что категорически против такого подхода, это первый прецедент в истории, надо менять законодательство. Это ящик Пандоры. Начнется бесконечное сведение личных счетов, вся образовательная государственная машина, которая должна заниматься обучением, будет заниматься выяснением, у кого хуже-лучше диссертация, будут сводиться счеты между группами ученых и т.д. Участвовать в этом фарсе МГУ отказался.

И если уж говорить о давлении, то это ВАК давил на нас: не вступать в публичную полемику в непрофильных СМИ, не устраивать потешные бои на телешоу, воздержитесь от эмоциональных оценок с переходом на личности. Это справедливое требование, и мы старались его придерживаться. Можно сказать, душил в себе все это время публициста.

Недавно мы отмечали юбилей Наины Иосифовны Ельциной, выходят ее мемуары. Как вы относитесь к Ельцинскому центру?

В Ельцинском центре не был, поэтому давать оценку не могу.

На мой взгляд, это лучший и самый современный исторический музей в России. Сделан теми же, кто создал Еврейский музей в Москве.

В Еврейском музее бывал. Это отличное шоу, но к музею не имеет никакого отношения, слово «музей» употреблять в данном случае неправильно: там нет экспонатов, это не является музеем ни в каком виде. Если мы назовем это музеем, то мы должны ежегодную выставку отца Тихона в Манеже тоже назвать музеем. Это красиво, качественно организованное историко-пропагандистское шоу.

Что касается Ельцин-центра, то я прочел выступление Михалкова в Совете Федерации, потом прочел критику Михалкова, понял, что никто не критикует собственно его выступление. Да никто из критиков его и не читал вообще. Я опубликовал некую примирительную заметку на профессиональном сайте www.история.рф. Эта заметка была перепечатана, по-моему, «Комсомолкой». И все.

Центр находится в подчинении Министерства Культуры?

Нет, это частное заведение. В моей заметке нет ни слова против памяти Ельцина. Я сам 1991-м году сидел среди защитников в «Белом доме», ночевал там. В отличие от большинства нынешних либералов, бывших тогда непонятно где.

Невероятно.

Да, работал в газете «Россия», редакция находилась прямо в «Белом доме», в редколлегии стояли автоматы Калашникова. Мы печатали на гипермощном ксероксе листовки, выдумывали всякие фейковые позитивные новости из серии «6-й батальон им.Дзержинского выдвигается и движется к нам по Рязанскому шоссе, через два часа 16 БТР с краповыми беретами встанут на защиту» и т.д. Потом ходил со стопкой этих листовок к митингующим, раздавал, агитировал.

То есть вы уже тогда работали в пиаре.

Не то, что в пиаре, а в самом «черном пиаре», какой только можно себе представить. По производству духоподъемного фэйка))) Как только появлялся хотя бы один танк с бойцами генерала Лебедя, мы сразу писали: вся дивизия встала на защиту Ельцина. Естественно, все эти новости распространялись тут же, в том числе среди солдат. Вести передавались из уст в уста. Так формировался пояс защитников возле «Белого дома».

Так нам нужен центр Ельцина?

Обязательно. Первый президент России имеет полное право на музей. Не уверен, правда, что этот музей понравился бы самому Ельцину. Знаю, он был куда более скромным человеком, чем его себе сегодня представляют. Борис Ельцин является отражением, суммой всех настроений, ошибок, свершений нашей страны и нашего народа в 90-е годы. Он ошибался вместе с нами. Мы его сделали президентом, мы его избрали, я сам всегда голосовал, сколько себя помню. Вместе с нами ошибался, мы тогда все поддерживали ту же приватизацию «по Чубайсу». Помню, как сам кричал, доказывал своему отцу, что чековая приватизация – это правильно, что точно так сделали в Чехословакии… Но стоп – все эти вопросы уж точно не в области компетенции Министерства культуры. Я, если честно, сейчас думаю не об этом, а все об эффективности работы музеев и театров. Вот за это отвечаю, за это с меня спросят.

Вы не устали быть министром?

Странный вопрос. Что значит устал?

Во-первых, министр культуры — работа интересная.

Во-вторых, точно не самая тяжелая. Поверьте, шахтеру в забое тысячекратно тяжелее. Вот смотрю на других министров – здравоохранения, МЧС (не дай Бог) или обороны – там куда сложнее. Или, например, бесконечная, на разрыв текучка у любого вице-премьера. Это вообще сумасшедшая должность. А надоело-не надоело – пустой разговор за пивом. Когда тебе доверяют дело и говорят, что ты его должен сделать правильно, то надо вкалывать, а не рассказывать о своих душевных трепетаниях.

Иногда подмывает, конечно, особенно после очередных бредовых «расследований про диссертацию» махнуть: «А, все достало!»

Но так не делается.

Тебя приглашают в команду, говорят: «Надо сыграть и этот матч выиграть!» Как может надоесть, к примеру, по ходу игры играть футболисту? Нельзя уйти с поля, пока ты не победил.

Так и здесь. Играешь плохо? Тогда тренер тебя заменит. Но сам будь добр выкладывайся, забивай, а не охай по ходу матча: «Надоело мне что-то носиться туда-сюда, поле какое-то слишком большое, взмок весь, пойду в буфете посижу».

Надо делать своё дело. Биться. До победного конца.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138333 Николай Усков


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 апреля 2017 > № 2138095

Георгий Гречко: К тайнам неба меня тянуло с детства

Один из самых известных в мире космонавтов мог никогда не увидеть нашу планету из иллюминатора корабля из-за множества препятствий — от детства в оккупации до «парашютной» травмы.

Ушел Георгий Гречко.

Он трижды побывал в космосе и поставил мировой рекорд пребывания человека в безвоздушном пространстве. Он работал с Сергеем Королевым и участвовал в подготовке запуска первого искусственного спутника Земли. В 1960-х он готовился к полетам на космических кораблях по советской лунной программе. То есть если бы она все-таки состоялась, он мог бы ступить и на поверхность Луны. Среди наград — две звезды Героя Советского Союза. И вместе с именем и фамилией в памяти сразу же высвечиваются его призвание и профессия — космонавт.

Но Георгий Гречко не был только космонавтом. Он был больше и выше этого высокого звания. Хотя, казалось бы, — куда уж?

Он прожил жизнь, полную невероятных событий — как и положено Герою. И до последних дней не переставал ей удивляться.

«Я надеюсь, что пришельцы вернутся»

Во время войны он оказался в оккупации и чудом выжил. Потом занимался геологоразведкой в Заполярье, на Кольском полуострове. Был заведующим лабораторией и ведущим сотрудником Института физики атмосферы Академии наук СССР. Вел телепередачи о «непознанном» и о погоде. Консультировал фильмы на темы космоса и научной фантастики. Сам играл в кино, в том числе, и самого себя. А в 1989-м шел в народные депутаты и в последний момент снял свою кандидатуру в пользу Бориса Ельцина.

А кроме того, участвовал в экспедициях на Тунгуску и почти полвека искал следы пришельцев из космоса. И шутил на эту тему: «А пришельцы, быть может, ищут меня…».

В своих интервью он не боялся рассказывать о чем-то личном. И всегда — откровенно. В том числе, и о своем пути в космос:

«После оккупации я поехал в Ленинград. Чтобы вернуться, я должен был, десятилетний мальчик, получить в райкоме партии справку — что не сотрудничал с оккупантами. Я получил эту справку и закончил школу. Потом на пятерки сдал экзамены в институте и решил идти на ракетный факультет. А меня не хотели принимать. Я, естественно, не понимал, в чем дело. Вызвали к декану, там сидела целая комиссия. Говорят: иди, лучше, на приборный. А я отвечаю — нет, только ракеты. Потом у декана я увидел свою анкету. В ней графа, в которой значилось, что я был в оккупации, была обведена красным карандашом. Экзаменаторы стали голосовать — одни «за», другие «против». Вышло поровну. Все решил сам декан. Он сказал: "Вижу, что парень не случайно сюда хочет. Я голосую, чтоб принять"».

«На третьем курсе нам стали давать справки о секретности, для доступа к материалам ДСП. Все получили, а я нет. Меня уже не пускали на некоторые лекции… То есть опять все подо мной "закачалось". Я с детства интересовался ракетами, собрал даже соответствующую библиотеку, и вот, моя мечта могла не сбыться! В конце концов, с большим опозданием, через полгода после того как все получили, мне эту бумажку все-таки дали… Я закончил институт и пошел работать в КБ Королева. Когда стали делать трехместные космические корабли, Королев сказал: в экипаже должны быть командир, ученый и бортинженер. «Кто хорошо себя показал в работе, пройдите медкомиссию на космонавта и станете бортинженерами…». Всего заявлений двести было, а осталось человек тринадцать. С удивлением я обнаружил себя в числе прошедших комиссию. Хотя у меня то голова болела, то живот, то зубы. Зубы — вообще… В школе как-то одиннадцать пломб вставили за один раз, девять из них через несколько дней выпали. Поэтому я, конечно, не рассчитывал пройти комиссию. Но, во-первых, попытка не пытка, а во вторых, было интересно. Меня с детства тянуло в небо».

«А любовь к науке меня чуть не погубила… Один врач-мерзавец, который нас обследовал по поводу вестибулярного аппарата, все говорил: "Рассказывайте, ребята, все, что чувствуете. Здесь супермены не нужны. Это мне надо для диссертации…" Конечно, никто ничего не рассказывал, кроме меня, дурака. Вестибулярная устойчивость у меня была средняя. Тренируемая, но средняя. И вот, я до того дорассказывался, что он написал на меня отрицательный отзыв. Он говорил, что это надо для науки, я и старался для науки. А другие понимали, поумнее меня были… Он написал, что я не высидел пятнадцать минут на вращающемся стуле. Я об этом узнал, разозлился, пришел, когда его не было, в его лабораторию, и попросил меня покрутить. Высидел вдвое больше нормы — не пятнадцать минут, а тридцать, а пульс как был семьдесят два, так и остался. И, когда он на комиссии сказал, что меня надо выгнать, я попросил медсестру показать последний протокол. Был бы он честный человек, он бы за меня обрадовался. А он эту сестру хотел выгнать… Я уже заглянул в пропасть, обратно вроде дороги не было. Но медсестра, которая меня согласилась «прокрутить» и записала результаты в протокол, меня спасла».

«Я не просто мечтал стать космонавтом — катался на мотоцикле, горных лыжах, нырял с аквалангом, летал на планерах, самолетах. Поэтому когда неожиданно для себя попал в отряд космонавтов, уже считал себя опытным парашютистом. И за это поплатился… Однажды в Звездном городке, на тренировке, не успел подготовиться к приземлению, ударился боком о землю и сломал ногу. Двадцать два дня пролежал в госпитале Бурденко. Когда зашла речь о выписке, позвонил своему начальнику в КБ Королева: "Скоро меня выпишут, хорошо бы опять в Звездный городок, где я жил и тренировался полгода". А тот говорит: "Зачем тебя туда везти? Мы тебя отвезем домой, и потом как-нибудь опять пройдешь отбор". Я понимал, что дважды, конечно, такое чудо не случится, и был просто убит этим решением — поезд уйдет, и догнать его будет уже невозможно. Жизнь ломалась по-настоящему…

Помощь пришла в лице космонавта Комарова. Однажды он принес мне в госпиталь конфеты, бутылку коньяку. Был он для меня тогда небожителем: офицер, "слетавший" космонавт, в орденах… А я — с костылями. Весь день мой тогда был — из палаты в туалет, в столовую и обратно. Нога была от паха до кончиков пальцев в гипсе, а пользоваться "уткой" я не хотел… Уходя, Комаров спросил: "Может, тебе чем-то помочь?" И я от безнадеги сказал: "Я бы хотел, чтобы меня отсюда повезли не домой, а в Звездный городок". Я не надеялся, что это сработает. Но за мной пришла машина, а в ней хирург. До Городка — час езды. И сколько мы ехали, он все твердил: "И кому это в голову пришла такая глупость — тебя, безногого, везти в центр подготовки космонавтов, где бывают руководители государства, а ты там на костылях будешь с гипсом прыгать, вид портить…" Но нога срослась, и через год я уже опять прыгал с парашютом».

«Однажды на финском телевидении пожилой человек из Лапландии задал мне вопрос: "Как вы могли допустить, чтобы Гагарин погиб?" Я ответил: "Конечно, было сделано многое, чтобы он не погиб. Во-первых, было решение больше не пускать его в космос. На самолетах он всегда летал с инструктором, причем с лучшим. Я, вот, например, после космоса летал один… Но что дальше? Запретить ему летать, хотя он военный летчик? Запретить ездить на автомобиле? Выходить на улицу? Открывать дома форточку? Вообще посадить под стеклянный колпак?"

Помню, когда мы с космонавтом Губаревым спускались на Землю, в заданное время вдруг не раскрылись оба парашюта, ни основной, ни запасной. А третьего не было. Меня сковал смертельный страх, но я его преодолел. Несколько минут я опять был "на грани"… начал лихорадочно жать на кнопки — вызывать на экран показания приборов, чтобы успеть крикинуть, что случилось. «Земля» молчала. Потом выяснилось, что нам неправильно указали время раскрытия. Потом я зашел в ЦУП и попросил: "Вы потщательнее, ребята, все-таки. Вам — цифру написать чуть нечетко, а у меня седые волосы…"»

О своих поисках Тунгусского метеорита он рассказывал в интервью «Росбалту»:

«Я убежден, что над Тунгуской взорвалось нечто необычайное — не простой метеорит, а космический объект, с которым человечество еще не сталкивалось. Так мне подсказывает интуиция. И я до сих пор интересуюсь этой темой.

Еще в школе я увлекся ей, считая, что "Тунгусским метеоритом" был корабль с Марса или с Венеры. Все началось в 1946 году, когда в журнале "Вокруг света" был опубликован рассказ писателя-фантаста Александра Казанцева "Взрыв". Я его тут же прочел. А потом увлекся и книгой Казанцева "Пылающий остров". Помню, меня тогда поразило, что взрыв над Тунгуской произошел, оказывается, не на земле, а в небе, высоко над тайгой. Я дал себе слово, что поеду туда и приму участие в поисках останков инопланетного космического корабля.

Я достал карту Сибири и начал вычислять, как попасть на место падения; как долететь до Красноярска и Ванавары — поселка в Эвенкии, ближайшего к эпицентру взрыва; как сплавиться по Подкаменной Тунгуске и ее притоку — реке Чамбэ. Но денег на самолет у меня не было, а для сплава по рекам я намеревался построить плот… В итоге двадцать лет спустя средства на "метеоритную" экспедицию дал сам Сергей Королев, основоположник нашей космонавтики. Он тоже допускал катастрофу марсианского корабля. И все получилось!

Сам я был в тунгусской тайге преимущественно шерпом — рабочей и тягловой силой. Мы много чего успели там сделать. Мы очень хотели получить доказательство прилета космического корабля. Мы погружались с аквалангом в таежное озеро Чеко в поисках обломков звездолета и отыскали деревья в эпицентре, пережившие катастрофу. Одно из них мы спилили. Этот спил сейчас лежит у меня дома. По нему видно, что взрывная волна пришла сверху, обломала сучья, но не повалила само дерево. Значит, рассуждаю я, это был не обычный метеорит, а нечто загадочное…

Но все же первая моя попытка найти летающую тарелку — целую или ее кусок — не удалась. По рации из тайги я отчитался перед Королевым о проделанной работе. Он вежливо выслушал и спросил: "А кусок корабля нашли?" Я сказал: "Нет". "Ну, так ищите еще!" — отреагировал он. И больше никогда не спрашивал меня об этом».

Он честно признавался, что «зеленых человечков» и летающие тарелки на орбите не видел. И, тем не менее, считал, что инопланетяне все-таки посещали Землю и, может быть, даже помогали человечеству выжить. И поэтому искал следы древних космонавтов, путешествуя по миру — в пирамидах Египта, джунглях Мексики и в пустыне на Синае. А для порядка уточнял: «Я изучаю проблему палеоконтакта (посещения Земли в далеком прошлом разумными существами внеземного происхождения) почти всю свою сознательную жизнь».

Вот что он об этом говорил «Росбалту»:

«С возрастом у меня не отпала охота этим заниматься. Наоборот — чем дальше, тем больше я вижу загадок в этой теме, тем чаще возникают вопросы и тем реже находятся на них вразумительные ответы. С годами начинаешь понимать, что все неоднозначно, учишься отделять сказки и мифы от фактов. Помогает и житейский опыт.

Хотя к тайнам неба меня тянуло с детства. Я всегда пытался заглянуть, так сказать, за горизонт. Увлечение началось с романов Жюля Верна, Герберта Уэллса и русского дореволюционного писателя-фантаста Сергея Казакевича. Я ими зачитывался. А позже, работая у Королева, даже рассчитал траекторию космического аппарата, который потом сфотографировал обратную сторону Луны. Но инопланетян там пока не обнаружили…

Я искренне стремился найти следы визита к нам гостей из космоса, хотя в летающие тарелки поначалу и не слишком верил. Но все же видел во Вселенной некий парадокс: тысячи людей наблюдали, как «тарелки» летают по небу, однако никто их до сих пор не "поймал". Почему? Тут явно что-то не то… Поэтому если уфологи скажут, что нашли и готовы показать мне хотя бы обломки НЛО, — я поеду, чтобы убедиться.

Кстати говоря, швейцарский ученый, писатель и кинорежиссер, один из известнейших идеологов теории палеоконтакта и автор книги «Воспоминания о будущем» Эрих Фон Деникен утверждал то же, что и я. Он сказал: "Я интересуюсь не НЛО, а палеокосмонавтикой".

И теперь я думаю, что пришельцы прилетали к нам, но очень давно. Быть может, они помогали людям жить, появляясь на Земле раз в несколько тысяч лет. И еще — я надеюсь, что они вернутся.

Мне это просто интересно — как и в детстве».

«Я надеюсь, что пришельцы вернутся», — любил повторять Георгий Гречко. Может быть, они, и правда, наконец, прилетели за ним?

Владимир Кожемякин

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 апреля 2017 > № 2138095


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 апреля 2017 > № 2137967 Ирина Прохорова

«Мы не хотим видеть корень проблемы»

Российское образование висит в воздухе и не способно адаптироваться к нуждам общества, полагает литературовед Ирина Прохорова.

Желание обюрократить и проконтролировать все на свете связано с новой попыткой уменьшить количество думающих людей.

О том, почему российское образование, несмотря на все его достоинства, не может выйти из затяжного кризиса, в интервью «Росбалту» рассказала главный редактор издательства «Новое литературное обозрение», соучредитель благотворительного Фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова.

— Ирина Дмитриевна, на ваш взгляд, на каких «китах» должно основываться образование, позволяющее быть конкурентным в XXI веке?

— Пожалуй, главный «кит», на котором держится любое эффективное образование, только один: это четко выстроенная стратегия развития страны. Ведь образование не бывает абстрактно хорошим. Оно может быть таковым только в конкретной социокультурной ситуации. Например, когда власть и общество четко ставят цель, какой тип государства и гражданина должен быть в итоге сформирован.

— Российское образование этому критерию соответствует?

— Мне кажется, что вся проблема отечественного образования в том, что контуры будущего нашей страны размыты. Наш взгляд устремлен в идеализированное прошлое и мы воспеваем советское образование, глядя на него довольно некритично. Увы, на таких ностальгических основаниях трудно построить эффективное образование и процветающее государство.

Нам нужен четко обозначенный посыл. Если исходить из того, что Россия должна быть открытым государством, интегрированным в мировое сообщество, то тогда требуется один тип образования, который нацелен на конкурентоспособность страны в международном пространстве. Если же мы строим закрытое милитаризованное государство, то необходим совершенно другой образовательный подход, который ориентирован на внутреннее «потребление» без учета мировых стандартов. Нужно понять, какой тип человека и гражданина мы хотим получить на выходе. Тогда и можно будет судить о том, хорошее у нас образование или нет. Пока получается, что в России оно оторвано от реальности, несмотря на множество достоинств.

— Вы сказали, что на советское образование сегодня смотрят некритично. Что, в первую очередь, упускается из виду?

— Советское образование давало много сведений и фактов, но не давало главного: оно запрещало думать, так как было глубоко идеологизировано и делало упор на воспитании сервильности, беспрекословного подчинения власти. Отсутствие свободной мысли было особенно губительно для гуманитарных наук, поэтому они у нас так сильно отстали. Только сейчас в некоторых вузах появляются ученые, которые вполне конкурентоспособны на международном уровне.

В 1990-е годы новое — как школьное, так и высшее — образование пыталось перестроиться и адаптироваться к вызовам времени, в чем достигло определенных успехов. Но оно сейчас сталкивается с встречным трендом ностальгически-идеологического направления. Происходит столкновение двух совершенно несовместимых тенденций. В итоге российское образовательная система находится в затяжном кризисе.

Почему, например, борьба с фальшивыми диссертациями не приводит ни к каким результатам? Дело в том, что образование, не выстроенное под реальные потребности общества, становится не то чтобы фикцией, но элементом декора и престижа. Большинство людей понимает, что полученные знания никак не будут прилагаться к их последующей карьере. Поэтому можно запросто купить диплом или украсть чужую диссертацию. Реальной оценки профессиональных знаний на рынке труда ведь все равно не происходит. В этом вся загвоздка.

— Но стоит ли отказываться от всего наследия советского образования?

— Советское образование представляло собой четкую и хорошую систему грамотности и неплохо давало основу знаний. Эти моменты, естественно, нужно исследовать и оставить.

Но в советской системе дисциплин было и много ненужных предметов, некоторые сейчас снова пытаются ввести. Например, ГТО или военное дело. Попытка вырастить из школьника солдата — это отрыжка советского милитаризованного сознания и трата драгоценного времени, которое лучше потратить, например, на изучение языков. Количество гуманитарных дисциплин в школе неуклонно сокращается, что совершенно недопустимо. Ведь иначе никакой грамотности не добиться.

Большая проблема и в том, как преподаются школьные предметы. В советские годы на уроках литературы не очень-то позволялось дискутировать. Вряд ли это и сейчас полностью возможно. Но ведь очень важно развивать критическое мышление, а именно свободное обсуждение и споры с учителем помогают этого добиться. У нас же всегда были готовые шаблоны: «Толстой — зеркало русской революции», «Катерина — луч света в темном царстве». Только так и никак иначе. Да, нас учили писать складно сочинения. Но это были не собственные мысли, а усвоение идеологических установок на «единственно-верное» понимание литературы.

Такой подход губителен, поскольку отрезает личности путь к свободному мышлению, а значит и к самореализации. От этого наследства надо обязательно отказываться. А нам его пытаются представить как традиционную ценность.

— Получается, что гуманитарные науки у нас сознательно отодвигаются на второй план. К чему это в итоге приведет?

— Это, в первую очередь, показатель того, как у нас в стране относятся к думающим людям. Гуманитариев чаще остальных с давних пор упрекают в политической нелояльности, ставя им вину тягу к «вольнодумству», то есть к критическому мышлению, что является основой их профессии. Так что уменьшение доли гуманитарных наук в школе и желание обюрократить и проконтролировать все на свете, и прежде всего, именно гуманитарную сферу, связано с новой попыткой уменьшить количество думающих людей. Но если подобная тенденция окончательно восторжествует, то добиться конкурентного образования будет невозможно.

— Многие проблемы в российском образовании сейчас списывают на последствия введения Единого государственного экзамена. А как вы считаете, что дал переход на ЕГЭ?

— Специалисты говорят, что он хоть как-то помог талантливым детям, у которых нет соответствующего бэкграунда, поступать в престижные вузы. Раньше без дополнительной подготовки с репетиторами попасть в них было практически невозможно. В послевоенной советской России была искусственно создана разница между знаниями, получаемыми в школе и требуемыми при поступлении в вуз. Это был лукавый способ отрезать людей от образования. Вместе с тем, престиж образования в нашей стране всегда был высок. Я считаю, что уважение к образованию и просвещению — одно из самых ценных качеств нашего общества.

Без сомнения, ЕГЭ в любом случае надо совершенствовать. К тому же, после его введения коррупция никуда не делась, она просто перекочевала из университетов в школы. Но это только следствие, а не причина болезни. Повторюсь: главная наша беда — образование, висящее в воздухе, негибкое, неспособное быстро адаптироваться к нуждам современного общества. А все меры по решению этой проблемы декоративны и формальны. Получается, как в басне про квартет — как ни пересаживай музыкантов, результат один и тот же.

— То есть, можно сказать, что ЕГЭ выступает в роли козла отпущения, которого пытаются сделать ответственным за все наши проблемы в образовании?

— Совершенно верно. Почему-то считается, что если ввести обратно вступительные экзамены, то все наладится. Но этого не произойдет. Опять будет жуткая коррупция в университетской среде и бесконечные репетиторы. Мы просто не хотим видеть корень проблемы, из которой вырастают все остальные.

— В прессе регулярно публикуют различные рейтинги качества образования. И российские школьники, как правило, показывают далеко не лучшие результаты. Например, согласно последнему исследованию качества образования PISA, они занимают 32-е место по грамотности в сфере естественных наук, в чтении — 26-е место, а в математике — 23-е место. В чем причина нашего отставания и за счет чего мы может подняться? И насколько вообще важны эти рейтинги?

— Если рейтинги ведутся грамотно, не приукрашивают или искажают ситуацию, то на них, конечно, стоит обращать внимание. Что касается улучшения наших позиций, то тут возникает проблема учителей. Когда стали вводить новые образовательные принципы, никто не осознавал, что преподаватели у нас могут учить только по-старому. Новое поколение учителей ведь готовят по прежним лекалам. Недавние протесты молодежи во многом обусловлены неприятием архаического уклада школ.

Кроме того, у меня есть подозрение, что профессионалы сегодня в школу не идут, хотя в России и славят профессию учителя. Конечно, это не всегда так, но проблема квалифицированных кадров остается острой.

Не секрет, что учителя, как правило, получают очень мало денег. Все-таки зарплата — это показатель престижности профессии и отношения к ней государства. Поэтому лучшие выпускники вузов не считают достойным преподавать в школе. А если бы они туда шли, то и качество учеников у нас было бы совсем другое.

— Возможно ли вернуть престиж профессии учителя только повысив заработную плату?

— Конечно, необходимо не только это. Но если людям не платить, то уважения к профессии точно не будет. Молодой человек, выходя на рынок труда, прекрасно понимает конъюнктуру. Учителями же у нас часто становятся по принципу «не повезло, придется идти в школу». Сразу оговорюсь, в среде учителей есть истинные подвижники и прекрасные профессионалы, но энтузиазм и самопожертвование невозможно эксплуатировать до бесконечности, к тому же таких людей всегда мало, а мы говорим об образовательной индустрии.

Пока не будет изменена система приоритетов, справиться с этой проблемой будет очень трудно. Российская система приоритетов проста: жизнь и безопасность человека не стоят ничего. Это главная проблема советского наследия. А если жизнь и достоинство ничего не значат, то учителя и врачи так и будут влачить жалкое существование. Этот момент часто не осознается, но при разработке государственных программ подобная система ценностей сказывается на принятии важнейших решений. В России хорошо обеспечиваются силовые структуры, потому что у нас господствует привычное представление о том, что главная движущая сила общества — это репрессивные органы.

— Лучшие люди в учителя почти не идут. Но многие из них и в вузах не стремятся работать. Преподаватели высшей школы всерьез обеспокоены тем, что значительная часть их времени уходит не на подготовку к лекциям и преподавание, а на различные отчеты, планы, отчеты об отчетах, составление рейтингов, участие в конкурсах и т. д. Из преподавателей они фактически превращаются в клерков. Бюрократизация в сфере образования сейчас даже сильнее, чем была в советское время. Все это в итоге приведет к тому, что в сфере высшего образования смогут выживать только энтузиасты или карьеристы, для которых наука в принципе далеко не самое главное…

— Заболачивание вузов — тоже последствие нежелания видеть корень проблемы. В результате со всеми сложностями власти пытаются справиться бюрократическими способами. У древнеримского историка Тацита есть замечательная цитата: «развратное государство множит законы». Когда не работает система управления, то бесконечная бюрократия начинает плодиться как раковая опухоль.

Кстати, я хочу сказать, что на бюрократизацию сейчас жалуются и многие зарубежные преподаватели. Но там проблема пока не достигла таких масштабов.

— Этой тенденции как-то можно противостоять? Или остается только смириться и ждать перемен?

— Сидеть и смиренно ждать у моря погоды в ожидании золотой рыбки — не лучший способ решать сложные социальные проблемы. Конечно, необходима консолидация профессиональных преподавательских сообществ для отстаивания и расширения своих прав конституционными способами. Недовольство, которое выражает профессиональная среда, должно восприниматься властью как сигнал, что есть проблема, которую надо незамедлительно решать.

Проблема в том, что в России не хватает именно цеховой профессиональной солидарности, которая позволила бы добиваться успехов в борьбе за улучшение условий труда. Но процесс консолидации профессиональных сообществ очень долог. Это культурная традиция, которая вырабатывается десятилетиями. У нас ее нет. Вернее, она только начинает зарождаться. Наше общество фрагментировано, что тоже представляет собой наследие советского прошлого, где консолидация не только не поощрялась, но и пресекалась на корню.

— Во многих странах сегодня все больше внимания уделяется концепции «непрерывного образования» или «образования в течение всей жизни». Почему для россиян процесс обучения, как правило, заканчивается с получением диплома о высшем или профессиональном среднем образовании?

— У нас действительно пока сохраняется убеждение, что получив образование, ты становишься специалистом на все века. Конечно, за совершенствованиями внутри профессии в нашей стране следили всегда. Но сама идея, что можно менять профессию, была довольно радикальной и нехарактерной для советской действительности. Мысль, что можно поменять свою жизнь, не была нормой. Я думаю, что она до сих пор непопулярна, потому что мы все еще существуем в жестких рамках профессионального детерминизма.

— Но можно ли сказать, что к этой идее начинает зарождаться интерес?

— Я думаю, да. Молодые люди уже относятся к ней несколько по-другому. Но дело в том, что в самой системе российского образования пока не создан институт непрерывного обучения. А он не может основываться только на вузах. Поскольку образование сейчас становится дистанционным, эту функцию часто берут на себя библиотеки и музеи. Во всем мире они сейчас расцветают заново, становясь центрами нового образования.

И посмотрите, что происходит с библиотеками и музеями в России. От них трудно требовать, чтобы они активно осваивали новую форму просвещения. Им, бедным, хоть как-то свести бы концы с концами. Отдельные продвинутые библиотеки, конечно, есть. Но это единичные примеры редкого энтузиазма. Одним словом, нам досталась довольно неповоротливая и архаичная система образования. В ней есть отдельные позитивные моменты, но вся ее логика не соответствует современности.

— О чем тогда говорит все большая популярность просветительских лекций на самые разные темы среди жителей Москвы, Петербурга и других городов?

— В первую очередь, она свидетельствует о том, что людям не хватает качественной информации. Я очень ценю систему просвещения, которой долгое время не было. Но это еще и сигнал стагнации общественной и политической жизни. СМИ, в большинстве случаев, никакой информации о мире не дают. Преимущественно они предлагают нам идеологическую продукцию, в которой довольно сложно разобраться и понять, где правда, а где ложь.

Поэтому интерес к популярным просветительским лекциям представляет собой поиск новых смыслов и качественной информации. Это, несомненно, позитивный процесс, показывающий, что общество не спит и хочет разобраться, что происходит и как мы дошли до такого плачевного состояния. С другой стороны, это и показатель отсутствия возможности деятельности.

— В 1990-е годы страна пережила масштабную «утечку мозгов». Сейчас за рубеж уезжает гораздо меньше российских ученых, но процесс так и не прекращается. Почему его не удается остановить?

— Все то, о чем мы с вами говорили, и приводит к тому, что профессиональным людям просто не находится в России места. Они очень нужны обществу, а для системы оказываются лишними и невостребованными. В середине нулевых годов стали появляться перспективы, и люди даже возвращались. А если поток снова начинает увеличиваться, то это должно восприниматься как сигнал, что что-то неблагополучно. Мы вместо этого начинаем упрекать уезжающих в непатриотизме. Но это просто попытка переложить вину с больной головы на здоровую.

Беседовала Татьяна Хрулева

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 апреля 2017 > № 2137967 Ирина Прохорова


Китай. Мьянма > Образование, наука. СМИ, ИТ > regnum.ru, 8 апреля 2017 > № 2133003

Китайская компания Huawei обучит одаренных студентов из Мьянмы

Обучение будет проходить в рамках программы «Зёрна будущего»

Китайский телекоммуникационный гигант Huawei (Хуавэй) запустил образовательную программу для выдающихся студентов и Мьянмы, в рамках которой 10 самых талантливых отправятся в Китай на обучение, сообщает 6 апреля агентство «Синьхуа».

В рамках программы «Зёрна будущего», прошедшие отбор студенты Янгонсокго университета компьютерных наук и Танхльинского технологического университета отправятся в китайский офис компании «Хуавэй», где будут проходить обучение китайской культуре, а также информационным и коммуникационным технологиям.

Компания «Хуавэй» подписала меморандум о понимании с Министерством транспорта и связи Мьянмы, в рамках которого будет осуществляться развитие информационных и телекоммуникационных технологии в стране.

По словам генерального директора офиса Huawei в Мьянме Чжана Лиманя, компания планирует подписать с янгонским местным правительством еще один меморандум в рамках нового пятилетнего проекта по отбору и обучению талантливых студентов.

С начала действия китайской образовательной программы в 2008 году, свыше 2700 студентов из 96 стран по всему миру прошли обучение в Китае.

Напомним, что президент Мьянмы в настоящий момент находится с официальным пятидневным визитом в Китае по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина.

Китай. Мьянма > Образование, наука. СМИ, ИТ > regnum.ru, 8 апреля 2017 > № 2133003


Никарагуа. Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 8 апреля 2017 > № 2132977

Первая в Центральной Америке российская измерительная станция системы ГЛОНАСС торжественно введена в эксплуатацию в Никарагуа. Об этом 7 апреля сообщает пресс-служба госкорпорации «Роскосмос».

Церемония открытия станции состоялась 6 апреля в месте под названием Лагуна де Нехапа близ столицы страны Манагуа. Станция получила название «Чайка» в честь первой в мире женщины-космонавта Валентины Терешковой.

Российскую делегацию на мероприятии возглавлял генеральный директор «Роскосмоса» Игорь Комаров. Присутствовали также посол России в Никарагуа Андрей Будаев, генеральный директор Института телекоммуникаций и почты Никарагуа (Telcor) Орландо Кастильо, специалисты компании и другие официальные лица.

По словам Игоря Комарова, открытие станции в Манагуа будет способствовать улучшению характеристик работы навигации в глобальном масштабе. Он также отметил, что событие говорит об уровне взаимопонимания между Манагуа и Москвой.

Станция ГЛОНАСС в Манагуа создана в рамках соглашения между правительствами РФ и Никарагуа о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях. Документ был подписан 26 января 2012 года.

Орбитальная группировка отечественной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС включает 24 космических аппарата, расположенных на орбитах чуть более 19 км высотой. Навигационными сигналами ГЛОНАСС могут пользоваться потребители во всем мире на безвозмездной основе и без ограничений.

Никарагуа. Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 8 апреля 2017 > № 2132977


США. ПФО > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 8 апреля 2017 > № 2132826

О хакерах узнаем через пять лет

RIGF 2017 в Иннополисе

Мария Лацинская (Казань)

Впервые Российский форум по управлению интернетом (RIGF) состоялся в самом молодом городе России — Иннополисе, расположенном в Республике Татарстан. О чем заботится ICANN после обретения независимости от правительства США, за что выступает ООН, кем из участников мероприятия заинтересовались спецслужбы и как не надо вычислять хакеров — в материале «Газеты.Ru».

Традиционно Российский форум по управлению интернетом (RIGF) проходил в Москве, но на восьмой раз оргкомитет посчитал нужным перенести мероприятие в Иннополис, расположенный в 40 километрах от Казани. Такое решение было обусловлено задачей вовлекать регионы в IT-индустрию и популяризировать тему управления интернетом среди студентов. Об этом на открытии форума сообщил директор Координационного центра (КЦ) национального домена сети интернет Андрей Воробьев.

Можно также сказать, что в некоторой степени переносом RIGF получается оправдать существование самого молодого города России, который напоминает Сколково. Выражается это сходство не только в заполонивших кампусы юных компьютерщиках и инженерах, но и в современных стильных зданиях, которые кажутся абсолютной фантастикой на фоне рек и лесов, и, конечно же, весенней грязи под ногами. К инновациям в России дорога не проста.

Противоречивый Татарстан

Возможно, сменой места проведения RIGF объясняется отсутствие представителей профильных ведомств и федеральных органов власти. Не было ответственных за интернет сотрудников ни Минкомсвязи, ни Роскомнадзора, ни Госдумы, ни Совфеда. Не было даже ни одного омбудсмена или советника. Для сравнения: в 2015 году состав спикеров спровоцировал публикацию критических материалов, в которых между строк читалось «нам опять закручивают гайки».

Отвечать за власть в этот раз пришлось министерству связи и информатизации Татарстана. Замглавы ведомства Дмитрий Вандюков расхвалил свой регион, как один из наиболее продвинутых с технологической точки зрения. Согласно данным министерства, в регионе 76% населения имеют доступ к широкополосному доступу в интернет (ШПД). Мобильным интернетом в Татарстане пользуются 2,8 млн человек. Вандюков обозначил, что цифровые госуслуги задействуют почти 80% населения, что, по его словам, является максимально высоким показателем в России.

В то же время директор Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ) Сергей Гребенников представил немного иную статистику по Татарстану.

По результатам исследования организации в рамках проекта интернет-открытости регионов четверть опрошенных никогда не пользовались интернетом, и около 40% респондентов сообщили, что за последний год ни разу не работали с госуслугами онлайн.

Кроме того, 72% респондентов не посещали официальные сайты региональных и местных органов власти или их страницы в соцсетях.

Гребенников подчеркнул, что индекс открытости регионов оценивает бизнес-климат и насколько власти взаимодействуют с населением. Татарстан был выбран в качестве пилотного региона, ожидается, что в 2017 году исследование будет расширено и на другие регионы России.

Глава РОЦИТ настаивает, что в современном цифровом обществе государству необходимо подстраиваться под запросы граждан.

С ICANN сняли напряжение

Не было у прошедшего в этом году RIGF и накала в обсуждении непосредственно по ключевой теме мероприятия — управлению технической частью сети интернет, то есть доменным пространством и распределением IP-адресов.

1 октября 2016 года Национальное управление информации и связи при министерстве торговли США и Корпорация по управлению доменными именами и IP-адресами (ICANN) объявили об истечении 1 октября срока действия контракта на исполнение функций IANA (администрация адресного пространства сети интернет). Событие, которое так долго ждали, наконец-то случилось, в связи с чем глобальная интернет-индустрия смогла наконец-то выдохнуть.

Вице-президенту ICANN по Восточной Европе и Центральной Азии Михаилу Якушеву, в отличие от предыдущих RIGF, в этот раз не пришлось очередной раз как будто бы отвечать за всю организацию и минторг США. Спикер рассказал о деятельности своей корпорации и обозначил ее статус.

«ICANN независимая организация без связей с правительством США. И мы заинтересованы в том, чтобы голос России в вопросах управления интернетом звучал как можно громче», — отметил Якушев.

Помимо этого, эксперт высказался за внедрение нелатинских символов в доменное пространство. Перед техническим интернет-сообществом в числе прочего теперь стоит задача по организации поддержки кириллических адресов у почтовых сервисов.

Успокоение по части контракта между ICANN и минторгом США отразилось в некоторой степени и на составе иностранных участников. Если ранее созывалась секция, на которой представители стран БРИКС заявляли о недопустимости единоличном управлении интернетом Америкой, то спикеры 2017 года от ООН и Совета Европы говорили о необходимости сокращения цифрового разрыва по всей планете и огромном значении интернета в жизни людей.

Бездоказательные атрибуты

Кроме говорящих о глобальном гуманизме и гуманистическом глобализме иностранных гостей, в работе форума поучаствовал улыбчивый и обаятельный Брюс Макконнелл из East-West Institute. Его присутствием, как поговаривали участники RIGF в кулуарах мероприятия, заинтересовались в ФСБ. Внимание со стороны спецслужб обусловлено якобы тем, что East-West Institute в интернет-сообществе считается неким консультативным органом при ЦРУ.

Секретов же Макконнелл как возможный шпион не выдал, но призвал прекратить милитаризацию интернета и информационные войны, к проявлению которых относятся фейковые новости.

Последние обсуждали в контексте одной из особенно горячих тем 2016 года — русских хакерах, якобы взломавших выборы в США и ресурс Yahoo!.

Собравшиеся на секции по кибербезопасности эксперты все как один повторяли слово «атрибуция». Авторство хакерских атак, как указали они, нельзя достоверно определить по лингвистическим признакам или времени активности злоумышленников. Отследить трафик, как указал консультант ПИР-центра Олег Демидов, реально только до первого сервера. Там уже и неясно, он является тем самым, с которого шла атака, или всего лишь транзитной точкой.

О несостоятельности лингвистической экспертизы и паттернах поведения тех или иных хакерских группировках рассказал и руководитель GR и стратегических проектов «Лаборатории Касперского» Андрей Ярных. По его словам, об исполнителях многих взломов, произошедших за последний год, станет известно не раньше, чем через пять лет.

США. ПФО > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 8 апреля 2017 > № 2132826


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132701 Джек Ма

Джек Ма и его «короли солдат»: в России выходит книга о создателе Alibaba

Редакция Forbes

Forbes публикует отрывок из книги «Alibaba. История мирового восхождения от первого лица», написанной бывшим внештатным советником компании Дунканом Кларком. Книга выходит в издательстве «Эксмо»

«Alibaba. История мирового восхождения от первого лица» написана Дунканом Кларком, который несколько лет был советником компании. Дункан никогда не являлся сотрудником Alibaba, но много прожил в Китае и знаком с Джеком почти с момента создания компании. А его опыт работы и связи позволили взглянуть не только на развитие самой Alibaba, но и на место компании в истории интернет-предпринимательства, истории Китая, и даже всего мира. Который очень изменился с тех пор, как в нём появились слова Alibaba, Taobao и AliExpress.

Джек Ма – необычный герой. Невысокий преподаватель английского, которого многие называли инопланетянином и даже «Сумасшедшим Джеком», он постоянно цитирует «Форреста Гампа», признаётся в том, что ничего не понимает в интернете и программировании, но неизменно завораживает слушателей каждого своего выступления. Как и почему идея изменить мир столь неожиданным образом родилась именно у этого человека?

Кампус компании и ее культура

Влияние Джека заметно и в дизайне главного штаба компании Wetlands размером 2,6 млн кв. футов. Минуя главные южные ворота, посетители попадают в массивный комплекс из футуристических стеклянных башен. Внизу офисных башен — большой тренажерный зал, Starbucks и магазин в фермерском стиле с фруктами и овощами, которые могут поставляться прямиком из Кремниевой долины. К северу от башен расположено огромное искусственное озеро, покрытое лотосами и кувшинками и обрамленное камышом. С одной стороны оно граничит с кварталом элегантных белых вилл с черными черепичными крышами, — и эта панорама напоминает столь любимые Джеком классические романы XVI века.

Появление озера явилось следствием новой страсти Джека — защиты окружающей среды. Когда в Маниле президент Обама спросил у него, что послужило причиной его интереса к этим вопросам, тот в ответ рассказал историю об озере, в котором он купался последний раз в возрасте 12 лет. «Я пошел искупаться в озере и чуть не погиб: было глубоко, гораздо глубже, чем я думал. Пять лет назад я снова приехал на то озеро, но оно полностью высохло». Весной 2005 г. я посетил этот кампус, и мне пришлось ступать осторожно, чтобы не раздавить крохотных лягушат, которые выпрыгивали из этого искусственного озера на пешеходную дорожку, ведущую к офисным башням.

По пути я остановился у огромной библиотеки и книжного магазина Alibaba. Джек — любознательный читатель, особенно он любит произведения Чжа Лянъюна (Луиса Ча), известного под псевдонимом Цзинь Юн. Это китайский писатель из Гонконга, который прославился романами в жанре уся, где делается упор на демонстрацию восточных единоборств. Его книги находятся в данной библиотеке наряду с классическими произведениями, а также с книгами, посвященными теории менеджмента и иконам Силиконовой долины — Стиву Джобсу, Элону Маску и другим.

Но помимо дизайна кампуса в культуре Alibaba заложены черты, в которых явно прослеживается влияние главного основателя компании. Так, для быстрого перемещения по территории Wetlands сотрудники Alibaba часто пользуются велосипедами, бесплатно предоставляемыми компанией. Это приятный бонус, идея которого, без сомнения, позаимствована у Google, где они раскрашены в корпоративные цвета компании — синий, желтый, зеленый и красный. Велосипеды Alibaba оранжевые, и среди них есть тандем-байки с двумя сиденьями, что демонстрирует ее принцип — совместную работу над личными достижениями.

Чувство подчинения личных потребностей интересам клиента — краеугольный камень корпоративной культуры Alibaba. Подобно тому как компания Disney относится к своим руководителям и рядовым сотрудникам, называя их «актерами», Alibaba придает большое значение духу товарищества и высшему благу. Каждый год 10 мая, примерно в то же время, что и ежегодный Aliday — день рождения компании, на котором чествуют командную работу, демонстрируемую сотрудниками компании, которые вылечились от вируса атипичной пневмонии, — Джек играет роль главного свидетеля на церемонии празднования недавних свадеб сотрудников. Alibaba оплачивает ближайшим членам семьи, при- ехавшим на празднование, питание и проживание. Фотографии более ста пар, которые все вместе празднуют свой новый социальный статус, неизбежно ассоциируются c таким культом, как, например, «Церковь объединения» Мун Сон Мёна. Но Alibaba прикладывает все усилия, чтобы показать: это просто празднование счастливого события в жизни сотрудников.

Более ощутимым бонусом для семейных пар и других сотрудников Alibaba является возможность взять беспроцентный кредит размером до $50 000, который можно использовать как аванс при покупке новой квартиры. Такой бонус очень высоко ценится среди сотрудников, работающих в городах, где недвижимость стоит дорого — например, в Ханчжоу и Пекине. Тысячи работников фирмы пользуются данной услугой предоставления кредита, и сумма, затраченная на нее компанией, сегодня насчитывает несколько сотен миллионов долларов.

Alibaba всячески поощряет и создание неформальной атмосферы в компании. Каждого сотрудника просят придумать себе ник. Эта практика настолько распространена, что при необходимости узнать настоящее имя коллеги и найти его контакты где-то вне пределов компании сотрудник может прийти в замешательство. Первоначально ники выбирались из числа имен персонажей романов писателя Цзинь Юна или из других произведений о боевых искусствах и прошлых эпохах. С ростом Alibaba этот набор имен был исчерпан. Используя ники, сотрудники компании пишут комментарии о продуктах и культуре Alibaba на Aliway — корпоративном сайте. Они могут даже создавать там опросы или искать поддержку коллег при спорных управленческих решениях или оставлять жалобы напрямую Фэн Цинян — это ник самого Джека, имя оруженосца, фигурирующее в одном из его любимых романов о боевых искусствах.

Однако Alibaba старается заставить сотрудников забыть о том, что такое жалобы, которые являются главным объектом неприязни самого Джека, и вместо этого брать на себя личную ответственность за задания, их выполнение или делегирование, а не ждать указаний руководства.

В Alibaba очень много военных понятий. Топ-исполнителей в компании называют «королями солдат». Чтобы передать сообщение от руководства, иногда используется вымышленный персонаж — Сюй Саньдо.

Шестигранный духовный меч

Свои корпоративные принципы Alibaba систематизировала в так называемом Шестигранном духовном мече (Six Vein Spirit Sword). Данный термин взят из произведения любимого романиста Джека, Цзинь Юна. Меч, о котором он пишет, — это не настоящее орудие, а искусство укрепления своих сильных сторон для того, чтобы выдержать нападение любого противника. В случае Alibaba сильные стороны, о которых говорится в Шестигранном духовном мече, можно сравнить с миссией, видением и ценностями любимого корпоративного гуру Джека — бывшего CEO General Electric Джека Уэлча.

В своей книге Winning (2005) Джек Уэлч рекомендует развивать в компании почти мессианскую культуру: «Лидеры убеждены, что люди не просто знают идеологию, но живут и дышат ею». Джек Ма всегда высоко ценил компанию General Electric. Шесть граней «духовного меча» Alibaba — это клиенты, командная работа, встреча изменений с радостью, честность, страсть и приверженность. Звучит универсально, но компания относится к данному списку очень серьезно. Степень соответствия перечисленным принципам составляет половину оценки при аттестации сотрудника в Alibaba. Мантра «клиент прежде всего» отражается в могуществе, которым наделены судьи xiaoer Taobao и в составе рабочей силы Alibaba. Количество сотрудников Alibaba, работающих на продажах, гораздо больше, чем у конкурентов Tencent или Baidu. И личное взаимодействие — ключевой аспект в продажах Alibaba. «Командная работа» в Alibaba означает регулярные групповые игры, песни и поездки. Для сотрудников, попадающих в Alibaba из компаний Кремниевой долины, это часто становится культурным шоком. Но недавними выпускниками колледжа система из учеников и менторов, включая постоянные утренние и вечерние встречи, воспринимается на ура. Один бывший сотрудник описал это так: «Многие компании фокусируются только на результатах, то есть ты должен выполнить определенное количество задач. У Алибаба подход иной: если ты хочешь выполнить определенное количество задач в месяц, что тебе нужно делать каждый день? Раз- делять работу на этапы, каждый день посвящая одному ключевому шагу в процессе — и в конечном итоге ты получаешь результат». О поощрении эффективных сотрудников сообщается всей компании, и это также способствует командному духу наряду с наградами для ведущих команд (команд класса А, lao A — термин тоже взят из военной сферы) — от кошельков, ремней Louis Vuitton и лимитированных коллекций кроссовок до месячных бонусов в размере десятков тысяч юаней или даже машин. (Конкуренты вроде Baidu больше полагаются на продажи по телефону. — прим.автора)

Призыв встречать изменения с радостью находит свое отражение в частых ротациях кадров в Alibaba: их регулярно переводят на различные новые проекты или в другие регионы страны, независимо от их эффективности. Это создает много сложностей, но Alibaba просит свой персонал проще относиться к трудностям, что является радикальным отклонением от традиционной китайской культуры, где неудача рассматривается как нечто постыдное. Компания Джека признает, что в быстро меняющейся обстановке китайского Интернета некоторые неудачи неизбежны, а иногда даже желательны. Такой подход идет в ногу с практикой Силиконовой долины, когда предприниматели выставляют свои стартап-провалы напоказ: например, делают об этом надписи на футболках.

Грань «честность» подчеркивает тот факт, что коррупция — это постоянный риск для Alibaba. Миллионы продавцов постоянно ищут способы продвижения своих товаров на Taobao и контролируют это всего несколько тысяч cудей xiaoer. Коммунистическая партия Китая в попытке держать коррупцию под контролем регулярно использует ротацию персонала, чтобы предотвратить развитие альтернативных центров силы. Дэвид Вэй, который состоял на должности CEO в Alibaba, испытал на себе страсть Джека к ротации еще до того, как приступил к этой работе. Дэвид вспоминает, что в течение девяти месяцев между окончанием работы на предыдущем месте и выходом в Alibaba происходило следующее: «Моя должностная инструкция и само название должности изменились четыре раза еще до того, как я стал частью компании. Сначала я должен был стать руководителем Taobao, а затем руководителем Alipay. Я не понимал, какую работу я буду выполнять, вплоть до последнего месяца перед ее началом». Когда Дэвид наконец присоединился к компании в качестве CEO (генерального директора) b2b-бизнеса Alibaba, он шутя сказал Джеку: «Вы поменяли мне должность столько раз еще до того, как я стал частью компании, что больше вы не можете этого делать».

Где бы Alibaba ни черпала вдохновение для постоянных ротаций, она предоставляет большое количество независимости своим бизнес-подразделениям — попытка сохранить относительно горизонтальную иерархию в управлении и минимизировать склонность испытывать стыд и вину.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132701 Джек Ма


Китай. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 7 апреля 2017 > № 2132922

Китайская интернет-компания Qihoo 360 Technology сообщила о запуске нового одноименного англоязычного поисковика. Разработка новейшей поисковой системы велась совместно с подразделением американской корпорации Microsoft, отвечающим за работу поисковика Bing.

Qihoo 360 станет главным конкурентом англоязычных версий поисковиков от таких гигантов как Baidu и Sogou, чьи англоязычные поисковые системы значительно уступают китайским интернет-сервисам, пишет «Сина синьвэнь».

Кроме того, ряд экспертов полагает, что Qihoo 360 создавался в качестве альтернативы американскому поисковику от Google, доступ к которому ограничен на всей территории КНР.

С помощью нового сервиса китайские интернет-пользователи и иностранные граждане смогут находить необходимую информацию, сайты, изображения и видеоролики в англоязычном сегменте китайской сети.

Qihoo 360 Technology — одна из крупнейший китайских интернет-компаний, специализирующаяся на разработке приложений и программного обеспечения для мобильных платформ. Отдельное подразделение компании занимается разработкой антивирусных программ.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, 27 февраля Федеральный суд Чикаго постановил, что крупнейшая поисковая система в мире — Google — нарушает политику конфиденциальности при использовании частных фото интернет-пользователей.

Китай. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 7 апреля 2017 > № 2132922


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132691 Тимур Щукин

Призрак без доспехов: почему Илон Маск взялся за создание кибермозга?

Тимур Щукин

Руководитель штаба рабочей группы Национальной технологической инициативы (НТИ) по рынку NeuroNet

Появятся ли новые способы организации взаимодействия людей и как именно они будут созданы и упорядочены?

В конце марта Илон Маск наконец запустил проект, анонсированный довольно давно, — Neuralink. Его основная задача — создание нейроинтерфейсов, которые свяжут человеческий мозг с искусственным интеллектом. Это хороший повод обсудить, что происходит в целом в этой сфере.

В новом проекте создателя Tesla и SpaceX речь идет, судя по всему, об одном из подходов к созданию интерфейса мозг — компьютер, в котором двусторонняя связь (регистрация сигналов нейронов и их стимуляция) осуществляется через набор микроскопических электродов. До сих пор не ясно, будут ли они построены на традиционной «электрической» схеме или же будут использовать достижения оптогенетики — относительно нового научного направления, сформировавшегося вокруг технологии генетической модификации нервных клеток. На этом методе, который, возможно, позволит обеспечить новый канал коммуникации между клетками, стоит остановиться подробнее. Он предполагает, что модифицированные клетки «учатся» сопровождать каждый электрический сигнал световым, причем спектр последнего определяется тем, каким образом нервная клетка изменена. Световой сигнал может быть даже в инфракрасном диапазоне. Это позволяет сигналу без проблем преодолевать оболочки мозга, его легче регистрировать — например, чувствительными к этому виду излучения микрочипами снаружи головы. Кроме того, научные разработки этого направления уже сегодня позволяют натренировать клетку так, чтобы она рождала электрический импульс под воздействием излучения нужного спектра.

Так вот, на какой бы метод ни сделал ставку Маск, очевидно, что выбранный им путь — только один из возможных.

Создание прямого интерфейса мозг — компьютер высокого разрешения — задача, которая не дает покоя как исследователям, так и предпринимателям уже много лет. Речь идет о сопряжении, способном различать сигналы отдельных нервных клеток, согласованно действующих групп клеток или их небольших ансамблей, причем не в отдельной зоне, а в значительной части мозга. Если человечество сможет найти решение этой задачи без применения многотонных установок магнитно-резонансной томографии, то это не только упростит множество клинических процедур и исследование, но и создаст абсолютно новые рынки, что в свою очередь даст старт возникновению новых корпораций. Все это сделает принципиально иным весь мир коммуникаций и технологий. О том же, к какому результату приведет сопряжение этих технологий с искусственным интеллектом, известно одному Маску. Впрочем, конечно, не только ему. Сегодня многие работают над созданием «нейропыли» — плавающих в крови датчиков размером с эритроцит (кровяное тельце, переносящее кислород, его диаметр в крови человека — 6,2–8,2 мкм, толщина — 2 мкм, объем — 76–110 мкм³), которые покрыты искусственной мембраной. Основной вопрос на настоящем этапе — питание подобных устройств. Уже опробованы как минимум два подхода — питание при помощи инфракрасного излучения, заряжающего специальные «солнечные батареи» микродатчиков, и вариант с питанием через облучение ультразвуком миниатюрных пьезо-элементов на таких датчиках.

Часть разработок, рассчитанных на создание нейроинтерфейсов, строится с заделом на будущее: ученые рассчитывают на скорое появление технологии высокотемпературной сверхпроводимости. Она может резко удешевить еще одну перспективную технологию — магнитную энцефалографию — регистрацию электрической активности мозга через наблюдение за ее магнитной составляющей. Другие ждут успехов генной инженерии, которая двинется за пределы модификации отдельных нервных клеток в свето-приемо-передатчики и позволит «выращивать» интерфейс прямо внутри мозга и непосредственно из его ткани. Находятся и те, кто работает над созданием новых способов выращивания электродов на основе углеродных нанотрубок, экспериментируя с управлением направления их роста при помощи биологических ферментов в надежде, что такие трубки сами прорастут куда нужно непосредственно внутри мозговой ткани, обеспечивая надежную связь между мозгом и внешней системой.

Внешние «протезы» для сверхчеловека

Собственно, зачем все это? Очевидно, что сегодня основное поле для практического применения нейроинтерфейсов — медицина. Наиболее перспективная цель — «протезирование» отдельных систем мозга в интересах тех, кто без этих заменителей не способен или почти не способен существовать. Но одна из самых близких задач, которая может быть решена в ближайшее время, — влияние на угнетенные узлы нейронных сетей у тех, чья жизнь или способность двигаться и мыслить зависит от этого. Здесь речь идет, например, о стимуляции зон секреции дофамина у больных синдромом Паркинсона.

Одновременно работы в каждом направлении делают все более осязаемой изначально призрачную возможность аугментации (то есть усиления возможностей нормального человека). Ведутся эксперименты по уменьшению времени реакции, ускорению принятия решений, — они способны сделать обычного человека немного необычным, «подтянуть» его возможности к пределам человеческого и даже сдвинуть их за сегодняшние, в рамках человеческих возможностей, «чемпионские» образцы. И это делается не только путем простой «прокачки», электронных таблеток или стимуляции соответствующих зон мозга. Но еще и через включение человека во взаимодействие со сложными вынесенными вовне «протезами» когнитивной деятельности. Некоторые функции легче и лучше выполняются «снаружи человека», чем внутри его — экскаватор лучше лопаты, а компьютер решает некоторые виды интеллектуальных задач (и таких все больше) лучше человека. Но пока внешние средства решения и человек не объединены, взаимодействовать с внешними устройствами пока мы можем лишь общеизвестными способами — текстовыми или голосовыми командами.

Илон Маск повторяет тезис, который звучит уже давно: «Было бы хорошо, если бы одной мысли будет достаточно. Но гораздо лучше, если даже мысль не будет нужна, если все будет происходить само собой, без намерения. Так же, как мы управляем рукой или дыханием: захотел — и получилось. Ведь нам не нужно командовать ногами, чтобы ходить или мышцам, заставляя их сокращаться». Собственно, Маск намерен создать способ взаимодействия не просто между человеком и простыми инструментами вроде ковша экскаватора или компьютерной мыши, но между разумом, представленном в импульсах миллиардов нервных клеток, и сложной рукотворной системой — искусственным интеллектом, который сегодня представлен в виде умных, но все еще безвольных программ. Впрочем, уже сейчас они способны лучше человека выполнять некоторые функции: распознавать лица, речь, вычленять смысл текста, написанного на другом языке, а также понимать правила компьютерных (да и не только) игр. Даже управление некоторыми сложными системами часто дается искусственному интеллекту (ИИ) проще или хотя бы столь же легко, как и человеку. Конечно, речь пока не идет об управлении заводами, но уже сегодня ИИ с вождением автомобиля, скажем, справляется куда лучше, чем некоторые люди. Пока нейроинтерфейсы развиваются, технологии ИИ не будут стоять на месте. И к моменту, когда задача взаимодействия мозг-компьютер будет решена хотя бы большей частью, разговор о сращивании ее с программным разумом станет абсолютно реалистичен. Тогда «прозрачность» интерфейса станет тем бутылочным горлышком, за расширение которого рынок будет готов платить любые деньги. За естественность коммуникации с искусственными системами рынок будет готов заплатить намного больше, чем сегодня за сенсорные экраны, расширившие во время предыдущего шага имевшееся «узкое место». И такие прогнозы оправданы: многим еще предстоит понять, что совсем недавно нужно было использовать перфокарты для того, чтобы получить доступ к тому, что тогда казалось сверхвозможностями компьютерного разума, а сегодня аналогичные (или большие) вычислительные мощности есть в любом телефоне.

Говоря в общем, нельзя не признать, что задачи, которые формулирует Маск, на данный момент за горизонтом текущих возможностей. Он, не решая проблем сегодняшнего дня, претендует на те рынки, которые появятся послезавтра. Впрочем, это сложно считать самонадеянным: ему уже удалось достичь столь же далеких целей в сфере электронного денежного оборота (с Paypal), и сейчас, на наших глазах повторяет это же в сфере альтернативной энергетики, доступного освоения космоса, автономными электромобилями. Похоже, он планирует открыть «космос внешний» — на примере Марса — и «космос внутренний» — через нейроинтерфейсы. Остается только удивляться силе предпринимательской уверенности этого человека и тому, какие ставки он делает, — они далеко за пределами того, что может позволить себе не то что обыватель, но даже человек, преуспевший в традиционной бизнес-модели. И дело не в каком-то его техническом гении — он действительно часто использует чужие решения. Но при этом Маск — предприниматель, который открывает новые способы использования идей и сам создает и формирует новые рынки. В России подобным занимается Национальная Технологическая Инициатива, выросшая, кстати, из Нейронета (автор представляет «Нейронет» и НТИ. — Forbes). Это федеральная система ставок на рынки послезавтрашнего дня, к сожалению, скованная по ногам и рукам существующими организационными бюрократическими механизмами, но даже в этих условиях каким-то чудесным образом умудрившаяся не только не умереть, но и развиваться.

Эффект qwerty

Маск не может не понимать, что его ставка на интерфейс — лишь часть общей задачи. Поскольку дело не в интерфейсе, точнее, не только в нем. Дайте людям сегодня форму взаимодействия, эквивалентную пяти клавиатурам и десятку мышек и они увидят, что практически не существует задач, которые требуют широкого канала между человеком и искусственной системой. Ведь все интерфейсы уже подстроены под человеческую деятельность, а она — под имеющийся способ коммуникации. Это можно называть «эффектом qwerty», продуктом коэволюции человека и его инструментов. Но факт остается фактом: сегодня нет явной потребности в новых интерфейсах — нет такой массовой деятельности, которая не может выжить без расширенного канала связи. То есть любой, кто начинает создавать новые типы интерфейсов между человеком и машинами, неминуемо задумается о том, чтобы параллельно сконструировать деятельность под этот новый спрос — под расширенного канала связи. Так как Маск явно создает многоразовые Falcon не столько для с Земли, сколько для полетов на Марс, то и в случае с его новым проектом, пожалуй, нам стоит задуматься: для чего он создает новые интерфейсы? Об этом в его высказываниях или в СМИ — ни слова. Возможно, таким способом он защищает будущий рынок. Возможно, таковы условия сотрудничества Маска и государственных структур, с которыми он аффилирован. Кто знает. Но, как бы то ни было, понятно, что ответ должен существовать. Microsoft создает гарнитуру Hololens для новой эры образования, а The Holographic Academy — это главный потенциальный драйвер нового рынка. И это объясняет, почему Microsoft закрывает технологию для конкурентных рынков, в частности для российского. А в какой сфере будут будут использоваться новые интерфейсы от Илона Маска? Будут ли рынки их сбыта изолированы от конкурентов и почему? Об этом остается только гадать.

Гибридный интеллект: взаимодействие и этика

В конце 2012 года, когда мы создавали концепцию Нейронета (в широком смысле Нейронет подразумевает следующий этап развития интернета, объединяющий, в первую очередь, «интернет людей», «интернет вещей». — Forbes), то исходили из того, что главным драйвером человеко-машинных коммуникаций станет групповая работа в интересах коллективного развития. То есть, фактически, мы говорим о расширении технологий для образования — в широком смысле этого термина. Поэтому, на наш взгляд, Нейронет — это не нейротехнологии. Это новое пространство и новый рынок, концептуальная основа которого лежит между такими дисциплинами, как психология личности, IT, социальные науки в части исследования эффективных технологизированных групповых процессов (социальная психология, антропология, управленческая наука, методология), лингвистика и машинное обучение. А также, конечно, психофизиология и нейронауки, когнитивистика в широком смысле и даже системная инженерия. Судя по всему, если почитать то, что пишут о проекте Маска, он сосредоточился на интерфейсной части, не особенно (исходя из информации в публичном пространстве, по крайней мере), задаваясь вопросом о том, как и кем эти интерфейсы будут использоваться. Нужны ли они для того, чтобы вовлечь в коммуникацию бессознательное человека и группы? Как будут оптимизированы коллективные механики работы? Появятся ли новые способы организации взаимодействия людей и как именно они будут созданы и упорядочены? Эти вопросы остаются без ответа, хотя сами по себе они решены не будут. Вывод для нашего направления таков: пока, по крайней мере, в явном виде, задачи, аналогичные задачам Нейронета, Маском не были поставлены. Или не были сформулированы публично. Это означает, что есть еще пространство для действия и существуют рынки, в которых возможна конкуренция. И, что более важно, существует пространство для коммуникации. Ведь такого рода общечеловеческие проекты не должны и не могут развиваться в интересах отдельных территориальных и государственных образований и их элит.

Подводя краткие итоги осмыслению этой новости, стоит сказать следующее. Во-первых, существует множество подходов к появлению новых интерфейсов между мозгом и системами, созданными человеком — как простыми, так и сложными, включая искусственный интеллект. Многие технические проблемы могут быть решены благодаря повышению плотности датчиков, расширению канала между мозгом и цифровой реальностью.

А многие другие вопросы, как касающиеся взаимодействия, так и этические, сами себя не решат. И, возможно, именно в них и лежит ключ к миру коллективного гибридного интеллекта — в задачах по созданию такого типа совместной деятельности людей и искусственных систем, которая, вовлекая каждого человека во всей его сложности и многоранности, с бессознательным и рациональным в процесс созидания нового, позволит преодолеть тот кризис сложности, в котором находится человечество сегодня. Во вторых, шанс у отечественных исследователей (хотя, конечно, отечество наше — это планета Земля, а не отдельные зоны континента Евразия) в этой благотворной для человечества конкуренции есть. Ведь если мы и отстали (что правда лишь отчасти) в области технологий интерфейсов мозг-компьютер, то в области проектирования новых видов деятельности мы до сих пор вполне конкурентны. Или, лучше сказать, «кооперабельны».

Что до Маска и его идеи, которая пока многим зрителям напоминает культовое киберпанк-аниме «Призрак в доспехах», то посмотрим, кто первым составит «список скептика» в области практического использования нейроинтерфейсов — аналогичный тому, что гуляет по интернету в отношении Space X (Помните, «поговорим, когда они второй раз запустят первую ступень ракеты...»?). Посмотрим, кто первым даст определение нового закона Мура по скорости усиления гибридного интеллекта, послушаем, кто отбрендирует «коллективный гибридный IQ» и введет первые метрики его измерения, подождем, когда в рейтингах университетов начнут учитывать уровень технологизации групповой работы. И посмотрим на имена и школы, которые станут базовыми для этой новой реальности.

Вполне может быть, эти имена окажутся привычными русскому уху.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132691 Тимур Щукин


США. Тайвань. Китай. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132690 Михаил Благутин

«Блокбастер» для Oculus Rift: каким будет рынок контента для VR?

Михаил Благутин

Сооснователь компании The Complex

Сейчас VR-индустрия переживает то же, что было с кинематографом на заре его существования, когда режиссеры пытались воспроизводить на экране театральные представления. Каким будет контент для виртуальной реальности нового типа?

2016 год был очень важным для виртуальной и дополненной реальности. Крупнейшие производители — Samsung, Google, Oculus (принадлежит Facebook), HTC и Sony — выпустили свои первые шлемы виртуальной реальности в свободную продажу широкому пользователю. В AR, пускай технологически и простой, вышел первый игровой хит Pokemon Go, собравший за 2016 год $600 млн выручки. Стали доступны для разработчиков первые шлемы смешанной реальности от Microsoft, ODG, Meta. Многие стартапы отрасли получили серьезную поддержку инвесторов, причем масштаб некоторых раундов финансирования войдет в историю: например, Magic Leap, работающий над очками смешанной реальности, в феврале привлекла почти $800 млн, доведя общий размер привлеченных средств до $1,4 млрд, даже не показав публике первый прототип своего устройства.

Глобальная выручка в сегменте VR/AR еще пока очень невелика — она оценивается экспертами в диапазоне $2-3 млрд в сегменте виртуальной реальности (VR) и около $1 млрд в сегменте дополненной реальности (AR). Число проданных в 2016 году шлемов VR/AR от ведущих производителей (не включая кардборды) в сумме не превышает 7 млн.

Глобальный рынок VR/AR в 2021 году составит $108 млрд. Эксперты оценивают, что VR/AR индустрия будет удваиваться каждый год следующие 5-6 лет и достигнет размера $108 млрд. к 2021 году.

Прогнозируется, что основную выручку на рынке в обозримом будущем будет приносить именно VR. Но при этом уже начиная с 2018 года можно ожидать взрывного роста дополненной реальности и к 2021 году она по оценкам уже будет составлять около 75% рынка.

На ближайшем горизонте большая часть рынка VR будет за производителями шлемов виртуальной реальности и периферии к ним. Но рынок оборудования высокотехнологичен и капиталоемок. Хотя имеется важный тренд на стандартизацию технологических платформ, который позволит новым игрокам преуспеть в оборудовании, наибольший интерес с точки зрения возможностей по созданию бизнеса и стоимости можно найти именно в области контента и услуг в области VR.

Для формирования доходов производителей контента и сервисов необходим рост установленной базы поддерживающих VR устройств. В целом потенциал огромный: количество геймеров на ПК и консолях оценивается в сумму около 1,8 млрд, а число владельцев смартфонов переваливает за 2 млрд. По аналогии с компьютерными играми для ПК/консолей, в долгосрочной перспективе можно ожидать, что выручка от продажи содержания (игр, кино/видео) вырастет с текущих 5-10% до 70% или даже выше.

Несмотря на успехи 2016 года, многие на текущий ажиотаж вокруг технологии смотрят со скепсисом. Среди заинтересованных наблюдателей есть ощущение разочарования и сомнения в будущем технологии. Главная проблема, которая занимает головы участников и наблюдателей, - низкое количество блокбастеров как в сегменте игр, так и в 360 кино. Из-за этого сдерживаются более активные продажи оборудования, которые в свою очередь позволили бы подстегнуть создателей контента к более масштабным и интересным проектам. Не раз наблюдатели вспомнили сильный подъем интереса к VR в 1990-е, когда технология из-за стоимости и технических ограничений так и не получила широкого распространения. Не раз вспомнили и 3D-телевизоры, которые для домашнего пользования так и не набрали популярность.

История показывает, что все дело в контенте. Но чтобы найти правильную аналогию, оглянемся в прошлое игровой индустрии. В 1970-х — в начале 1980-х был абсолютно беспрецедентный рост количества аркад: в 1972 году вышла первая аркадная игра Pong, которая дала возможность широкой публике поиграть и понять, что такое компьютерная игра. К 1978-1979 году вышли очень популярные Space invaders, Asteroids, Pac Man и другие аркадные игры. На этом фоне за 10 лет количество аркад в США выросло по некоторым оценкам до 24 000, а количество отдельно стоящих игровых автоматов — до 1,5 млн. Аналогичный рост наблюдался и на родине игровых аркад — в Японии, в меньших масштабах — в Европе.

Только к концу 1979 — началу 1980 года домашний аналог аркады — домашняя игровая приставка постепенно начала вытеснять аркады с рынка. Сегодня нередко можно услышать о том, что стоимость VR-шлемов ограничивает их аудиторию до заядлых фанатов. VR-шлем Sony стоит около $500 (с камерой и контроллерами), Oculus или HTC Vive для PC — около $900-1000. Но для сравнения: первый хит среди консолей, Atari 2600, и последовавший за ним Nintendo (NES) в текущих деньгах стоили около $750-800.

Интересно следующее: когда Atari 2600 вышла на рынок в 1977 году, с контентом похожим на тот, что был доступен в игровых автоматах, было продано всего 500 000 приставок. Взлетели продажи консоли только к концу 1979 года, когда под нее появились хит-игры вроде Adventure. Adventure предложила пользователям игровой опыт, где действие не было ограничено одним экраном. Игровой мир простирался дальше, тем самым призывая к более длительным игровым сессиям и сохранению прогресса. В итоге было продано 30 млн консолей Atari 2600 и 60 млн вышедшей вслед за ней NES.

То есть проблема действительно в контенте.

Аркады и парки развлечения — это тот формат, в котором появятся первые настоящие блокбастеры в VR (компания автора текста развивает пространство для квестов в смешанной реальности. — Forbes). Но где же появится этот контент: для консолей/домашних PC, в аркадах или для мобильных телефонов? Что будет аналогом Adventure, который покажет пользователям новый горизонт ощущений и опыта?

На данном этапе невозможно однозначно сказать, что именно позволит создать выдающийся пользовательский опыт, который нельзя будет получить вне VR. Но очень много аргументов в пользу того, что на горизонте 1-3 лет прорыв произойдет именно в аркадах и последует в мобильный и стационарный VR лишь через 3-7 лет:

Короткие сессии идеально подходят для VR и мобильного, а именно короткие сессии будут основным акцентом разработчиков, потому что:

Для большинства пользователей находиться дольше 15-30 мин в VR пока некомфортно

Сложность и стоимость производства контента для VR высока

Синергии от выпуска игр сразу и под ПК/Консоль и под VR есть, но при этом объем необходимых доработок под VR очень велик

Эффект погружения на специально подготовленной площадке можно увеличить

Перемещаться в сцене с помощью контроллеров в VR ведет к укачиванию, а возможность свободно перемещаться по пространству на собственных ногах значительно увеличивает эффект погружения

Значительно увеличивают погружение эффекты ветра, дождя, синхронизация с физическими объектами, синхронизация тактильных ощущений, которые можно воссоздать только в подготовленных помещениях и с помощью дополнительных периферийных устройств

Домашний VR под ПК/Консоль для большинства еще долго останется непозволительной и ненужной роскошью:

Оборудование для VR дорогое и требует частых обновлений

В большинстве развитых стран недвижимость стоит очень дорого, и немногие могут позволить себе полностью освободить 20 кв. м для игр

Много эксклюзивного контента выходит только под одну из платформ, то есть, чтобы играть в последние новинки, необходимо иметь все три платформы

Мобильный VR требует, чтобы

Даже последняя линейка премиальных телефонов Android требует больших компромиссов в качестве графики по сравнению с ПК

Отсутствие встроенной возможности отслеживать перемещения игроков в пространстве значительно сужает возможности по геймплею и обеспечению погружения

Использование мобильного телефона в VR режиме быстро разряжает батарейку

В условиях ограничений качества контента сложную с точки зрения монетизации аудиторию Android непросто склонить к покупкам

Самая развитая с точки зрения VR страна, Китай, уже массированно идет по пути аркад — запущены программы на создание десятков тысяч пространств. То есть уже идет речь о масштабах, сопоставимых с теми, что наблюдались в лучшие годы, в 1970-х.

С точки зрения предпринимательства, аркады и парки развлечений — это тоже очень интересная ниша. Это ниша, в которой инвестиционные возможности есть не только у создателей контента и оборудования, но и у широкого круга предпринимателей, у которых появляется возможность инвестировать в высокодоходный и быстрорастущий бизнес. Тем более стоит задуматься о текущем состоянии парков развлечений. Не пришло ли время сменить такие развлечения, как боулинг, бильярд, игровые автоматы и laser tag, на более технологичные и современные?

Форматы AR/VR парков развлечений

Будет одновременно развиваться три типа парков:

а) Компьютерные клубы/мини-аркады

Самый простой формат — это компьютерные клубы, где розничные шлемы сдаются в аренду потребителям. В минимальном варианте обустройства такого клуба можно ограничиться даже 2-3 VR шлемами. Для удовлетворения спроса на аркады один из лидирующих производителей шлемов HTC запускает Viveport Arcade — готовая платформа, закрывающая лицензионные и ряд операционных вопросов.

Для разработчиков контента аркады вскоре могут стать чуть ли не главным источником дохода. Если реализуются прогнозы по росту их количества, то заработать на успешном проекте можно будет порядка десятков миллионов долларов на прокате в аркадах против единичных миллионов долларов на продаже частным пользователям.

С точки зрения оператора аркады, инвестиции в такой бизнес достаточно привлекательные — вернуть вложенные средства можно за 1-2 года, если суметь создать трафик пользователей, не разорившись на аренде. Уже появились первые игроки и в Москве (Virtuality Club, ARENA, 3dVR), и в регионах.

Ограничение такого формата для оператора в том, что из-за низких барьеров для входа конкуренция постепенно приведет к значительному падению цен на подобный опыт, а следовательно, и к падению доходности инвестиций. Вероятно, и трафик создавать смогут только локации с высокой проходимостью.

Часть российских игроков решила идти по пути создания эксклюзивного контента. Например, российский фонд VR Tech размещает десятки аркад по соседству и в партнерстве с кинотеатрами, создавая игры по мотивам выходящих российский фильмов («Викинг», «Защитники»). В долгосрочной перспективе этим игрокам придется очень сильно трудиться, чтобы противопоставить свой эксклюзивный контент тому, что будет выходить на более широкий рынок аркад. Например, тот же VR Tech планирует запустить до 100 аркад в 2017 году. В сравнении: только на китайском рынке через Viveport можно будет «дотянуться» до тысяч в этом году.

б) VR-аттракционы

Рынок сейчас производит невероятное количество VR-аттракционов, которые дают более интересный опыт, чем обычная домашняя версия VR-устройств. Это кабинки, капсулы, подвесные системы, платформы и прочие приспособления, позволяющие увеличить эффектность и глубину погружения в происходящее в VR. Обычно аттракционы разрабатываются под определенный, достаточно узкий набор сценариев применения, часто спортивного характера. Стоят аппараты от $5000 до $100 000 сверх стоимости VR шлемов и компьютеров.

Тот же HTC Vive сейчас активно развивает экосистему производителей периферии: оружия, необычных контроллеров и просто трекеров для физических объектов, которые можно сделать частью игры. Эти устройства значительно разнообразят арсенал разработчиков и аркад в более умеренной ценовой категории.

Наша команда Киберкуба Клаустрофобии (в прошлом — The Complex) создала альтернативный формат в данном сегменте. Это пространства, в которых погружение в виртуальный мир обеспечивается за счет видеопроекции на стены, а взаимодействие происходит через жесты. Такой подход обеспечивает более легкое и естественное погружение, а также сохраняет легкость живого общения в течение опыта.

Стоит ожидать, что все это разнообразие аттракционов будет в первую очередь использоваться парками аттракционов как дополнение обычным шлемам VR с целью дифференциации от мелких игроков. Не меньшим спросом они будут пользоваться и как отдельно стоящие развлечения на местах с высокой проходимостью.

в) Парки гиперреальности и VR квесты

Есть категория премиум парков, в которых можно глубоко погрузиться в специально созданное приключение под определенную конфигурацию площадки, с возможностью задействовать различные физические предметов в реальной игре (орудия, рычаги, кнопки) и дополнительные средства повышения погружения (те же платформы, системы имитации ветра или дождя, запахов, костюмы, передающие физическую отдачу виртуальных контактов в тело).

Вариаций реализации много, но у всех одна проблема: в погоне за созданием премиального опыта, который оправдает более высокий уровень цен и эксклюзивность проката контента, очень быстро раздуваются капитальные затраты, а с ними и сроки окупаемости.

Самые известные мировые игроки вроде The Void и Zero Latency вкладывают миллионы долларов в разработку и требуют более $500 000 инвестиций в каждую локацию. Есть и российские игроки в этом сегменте: VR Tech, Interactive Lab, Hello Computer и др.

Можно предположить, что данный сегмент в более простом своем исполнении станет частью парков VR аттракционов/аркад. Более дорогие версии будут появляться как смелые эксперименты, которые со временем, накопив достаточное количество технологических решений, смогут стать самостоятельными парками развлечений. Но до этого, вероятно, 4-7 лет.

На подходе целая серия новых технологий, призванных значительно повысить эффектность и свободу выражения в VR.

Но давайте посмотрим на самый важный вопрос: случится ли в скором будущем прорыв в содержании, который заставит игроков идти в аркады, покупать новое поколение мобильных или стационарных VR устройств? VR — это про погружение. Для него важна каждая деталь. Каждое торможение, неоптимально размещенный интерфейс, непонятная модель взаимодействия, увиденный пиксель и т.д. вырывают пользователя из этого погружения. Технология VR очень молода, множество технических решений для нее еще только начинает разрабатываться.

Но разработка идет семимильными шагами, и уже на горизонте 3-24 месяцев можно ожидать прорывов по целому ряду направлений. Это не догадки экспертов, а во многом уже понятные технологии либо в стадии прототипа, либо в стадии первых коммерческих продуктов. Эти прорывы снизят стоимость более совершенных развлекательных AR/VR парков в 3-5 раз, увеличат творческие возможности создателей и тем самым откроют новую эпоху аркад и парков развлечений (а затем и новую эпоху в мобильном и домашнем VR).

Система пространственного отслеживания игроков, сцен и объектов

Система пространственного отслеживания — критический элемент, который должен работать на очень высоком уровне, чтобы у пользователей был комфортный опыт. Более того, он определяет, где и как игрок может перемещаться.

Существующие качественные системы трекинга либо очень дороги (>$15 000 на зону 40-50 кв. м), либо сильно ограничивают пространство (до 20-30 кв. м). На данный момент система трекинга «изнутри» — самая многообещающая с точки зрения стоимости реализации и потенциала применения. Она позволяет добиться качественного трекинга на довольно больших малоподготовленных площадях за счет искусственного интеллекта, а не установки дорогих камер с высокими технологическими показателями. Первый сильный продукт с этой технологией выпустил Microsoft со своим Hololens. На его базе в 2017 году ожидается целая серия VR шлемов от обычных производителей компьютерной техники в Windows экосистеме: Lenovo, HP, Dell, Asus, Acer. Над своими решениями в этой области работают и другие производители, включая Intel и Oculus (Facebook).

Параллельным путем развивается один из лидеров рынка HTC. Они создают вокруг себя экосистему разработчиков вводных устройств, которые задействуют их высокоточную систему отслеживания маркеров лазерными сканерами. Они, вероятно, сильно закрепят свое лидерство в нише маленьких подготовленных пространств.

Инструменты по работе с пространственным звуком

Хотя мало кто об этом знает, звук был чуть ли не самым важным драйвером повышения эффектности кино в XX веке. Именно звук в кино позволяет нам ощутить объем и пространство. Звук в VR выходит на следующий уровень важности: он не только нужен для убедительности погружение, но становится чуть ли не основным инструментом управления вниманием, позволяет за счет музыкальных решений разгрузить обзор от интерфейсов. На фоне 3D-графики, инструментарий работы с 3D-звуком очень примитивный. В ближайшие два года инструментарий должен сильно улучшиться: расчет отражений в зависимости от качества и расположения материалов, более глубокая интеграция инструментов управления и программирования звука в платформы разработки.

Технологии рендера светового поля и сшивки текстур

Свет — чуть ли не самый важный инструмент в повышении правдоподобия картинки в виртуальной среде, особенно при возможности посмотреть на объекты с разных ракурсов. С точки зрения производительности, расчет световых отражений — невероятно дорогой процесс. К счастью, развиваются технологии создания световых полей. Это позволяет заранее подготовить сцену для перемещения по ней в гораздо более высоком качестве.

Параллельно развиваются и способы съемки световых полей сцен или актеров, давая возможность добиться высокого уровня фотореализма, которые работают не только с одного ракурса, но и при перемещении в пространстве.

Отслеживание взгляда пользователя

Во-первых, взгляд — это очень быстрый и естественный инструмент взаимодействия с виртуальной средой. Во-вторых, он позволяет применять технологию сфокусированного рендера (foveated rendering), который использует тот феномен, что человек мало что различает боковым зрением. Таким образом, система позволяет сосредоточить ценные ресурсы компьютера на прорисовке графики тех объектов, на которых мы сфокусированы, а не ненужных деталях. В-третьих, отслеживание направление взора позволяет сделать взаимодействие с виртуальными персонажами гораздо более эмоциональным и личным.

Шлемы с разрешением 4к

Текущее разрешение VR-шлемов в 2-2.5k (1-1.25k на каждый глаз) оставляет желать лучшего — с такого близкого расстояния даже неподготовленным глазом легко «увидеть пиксели». На горизонте 2-4 лет стоит также ждать выход волны шлемов с разрешением 4000 пикселей. Хотя действительно качественная картинка в VR — это 8000 пикселей, уже 4000 сделают ее действительно реалистичной. Первые шлемы 4k уже появляются в продаже, но пока скорее являются прототипами. Чтобы эти шлемы себя показали, должны появиться и компьютеры / графические карты следующего поколения.

За технологиями последует и развитие содержания. Когда снималось первое кино на рубеже XIX и XX века, режиссеры и продюсеры пытались воссоздать театр или фокусные представления на экране. Это имело определенный успех, но быстро надоело. Действительный прорыв в кино случился, когда к 1920-м киноиндустрия освоила движущуюся камеру, съемку одной сцены с разных ракурсов и смысловой монтаж. Компьютерные игры прошли путь от первых игровых автоматов (Pong) до первого хита на консолях (Adventure) за 7-8 лет, то есть почти в три раза быстрее.

Аналогичная эволюция происходит и в VR/AR, только быстрее. Сначала игроки попробовали реализовать классические игровые механики, но поняли, что многие из них для VR не подходят. Теперь развитие технологий и инструментария раздвигают возможности творцов, стоит ожидать много инновационных художественных решений, которые позволят максимально прочувствовать силу формата и будут возможны только в нем. В 2017-2020 годах у нас есть все шансы увидеть аналог Citizen Kane в VR, а с ним и революцию на рынке развлечений.

США. Тайвань. Китай. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132690 Михаил Благутин


Россия. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132685 Мария Горячева

Десктоп, посторонись! Как мобильные платежи формируют покупательские привычки пользователей

Мария Горячева

Директор по продуктам PayOnline

Мир коммерции трансформируется под влиянием того, что потребители по всему миру все чаще используют смартфоны для сравнения товаров, поиска специальных предложений и приобретения товаров и услуг.

52% глобальных потребителей признали, что они слишком зависимы от технологий и гаджетов. 38% опрошенных приобретали товары или услуги на мобильных девайсах за последние шесть месяцев. Такие выводы были сделаны Nielsen в результате международного исследования предпочтений в шопинге и использования инструментов для проведения финансовых операций с помощью мобильных устройств.

Распространение мобильных устройств открывает пользователям все больше возможностей для оплаты покупок онлайн. Мобильная коммерция растет на 300% быстрее, чем электронная. Глядя на эту тенденцию, продавцы должны подстраиваться под постоянно растущую мобильную аудиторию и появление новых запросов с ее стороны. Какое будущее ждет мобильные платежи?

Использование интернета: мобильные устройства или ПК?

В феврале 2015-го Google объявил, что предпочтение в поисковой выдаче будет отдаваться сайтам с мобильной версией, а в мае компания сообщила о доминирующей доле поисковых запросов с использованием мобильных устройств.

Согласно данным веб-аналитики компании StatCounter, количество пользователей, использующих для выхода в интернет мобильные устройства, в начале ноября 2016-го превысило количество пользователей, которые используют для этого настольные компьютеры.

В России же, согласно исследованию GfK, интернет-аудитория — 70,4% населения, или около 84 млн человек, по итогам 2016-го года. Аудитория пользователей мобильного интернета выросла на 6 млн по сравнению с 2015-м годом и составляет около 56 млн человек в возрасте от 16 лет.

Ожидается, что в 2017 году рост российских пользователей, которые выходят в интернет с мобильных устройств, продолжится. О том, что смартфон становится устройством регулярного доступа в интернет, говорит и функционал самих устройств: почти половина всех проданных в 2016 году девайсов имеют экран не менее 5 дюймов; более половины смартфонов поддерживают высокоскоростную сеть LTE и почти 80% имеют 4-ядерные процессоры. Однако, несмотря на популярность мобильного интернета, ecommerce-компании следует определить, стоит ли создавать под ту или иную платформу отдельное приложение или достаточно ограничиться мобильной версией сайта.

Покупка в онлайн-магазине: адаптированный сайт или мобильное приложение?

В январе 2017-го Google начала тестирование анонсированной ранее функции Android Instant Apps. Когда пользователь открывает ссылку на сайт, для которого есть Instant Apps, такое «приложение» начинает работать как установленное, что позволяет быстрее совершить необходимые действия, не дожидаясь установки полноценного приложения.

Пример: клиент ищет в интернете какой-то товар на Android-устройстве и переходит по одной из ссылок. Вместо сайта магазина его устройство загрузит минимальную оптимизированную версию приложения, в которой будет информация об этом товаре и тут же кнопка «Купить».

Если же говорить о выборе «мобильный сайт или мобильное приложение» в России, то здесь есть некоторые особенности в восприятии мобильных приложений. К примеру, у нас более перспективны приложения, товары и услуги из которых можно использовать на мобильном устройстве: электронные книги, музыка и другой цифровой контент, сервисы знакомств и т.д. По физическим товарам преимуществом пока обладают адаптивные сайты.

Согласно данным Яндекса, количество российских пользователей, которые выбирают товары и делают заказы со смартфонов или планшетов, продолжает расти. В 2016 году россияне стали оформлять заказы в мобильных приложениях чаще: третья часть пользователей, оформлявших покупки у российских продавцов, делали это с помощью приложений.

Покупки на мобильных в России — миграция с ПК на смартфоны и планшеты

Количество пользователей, которые покупают что-либо со своих мобильных, постоянно увеличивается. Еще в 2015 году только 16% были готовы сделать покупку с мобильного устройства. Однако, если под рукой не было стационарного компьютера, 35% пользователей начинали выбирать товар с мобильного, чтобы завершить покупку с компьютера, а 18% не дожидались этого и покупали прямо со смартфона.

В 2016 году для поиска информации перед приобретением продукта мобильные устройства использовали 66% россиян. 44% российских онлайн-потребителей ответили, что хотя бы раз за последние полгода использовали мобильные устройства, имеющие выход в интернет, для приобретения товаров или услуг. В мировой статистике, напомним, данный показатель составляет 38%.

По нашей статистике, миграция с полноценных компьютеров на смартфоны и планшеты в мобильной коммерции идет прямо сейчас, видно это невооруженным глазом:

Что касается платформ, на которых осуществляются платежи, то у пользователей довольно популярны мобильные устройства компании Apple: в 2015 году на iOS приходилось 58,6%, а в 2016 году 45,2% от всех мобильных оплат.

В декабре 2015 iOS уступил «пальму первенства» Android. Самые популярные Android-устройства — модели Samsung A5, S5, S7, S6 и A3, на которые приходится 8,25% от мобильных платежей на данной платформе.

Однако iPhone по-прежнему остается самым популярным устройством среди плательщиков PayOnline — в первые месяцы 2017 года с iPhone разных моделей совершено 32,9% оплат (еще 9% приходится на iPad). По нашим данным, мобильный трафик при покупках впервые превысил 30% в январе 2017 года и до конца года вырастет до 38%.

Покупки в офлайновых магазинах с использованием мобильных устройств

Кроме покупок в сети, мобильные гаджеты могут использоваться и для оплаты покупок в офлайн-магазинах. В конце 2014 года владельцам последних моделей девайсов Apple стала доступна платежная система Apple Pay, с помощью которой оплачивать покупки можно на POS-терминалах, поддерживающих бесконтактную оплату. Позже с помощью Apple Pay стали доступны покупки внутри приложений и на сайтах.

Аналогичным методом оплаты могут пользоваться владельцы Android-девайсов – Android Pay. С 2015 года система работает на устройствах с установленной операционной системой Android KitKat версии 4.4 или выше и с NFC-чипом. Работает Android Pay в США, Великобритании, Сингапуре, Австралии, Гонконге, Польше, Новой Зеландии, Ирландии и Японии, официальный запуск в России планируется в этом году.

Несмотря на то что подавляющее большинство новых устройств Samsung работает на операционной системе Android, в компании видят перспективы в развитии собственной системы мобильных платежей – Samsung Pay. Сервис поддерживает не только бесконтактную оплату с помощью стандартной для Apple и Android технологии NFC, но и оплату с применением технологии электромагнитной передачи (MST), которая позволяет совершать платежные операции на POS-терминалах, поддерживающих карты с магнитной полосой.

Некоторые из указанных выше сервисов бесконтактных платежей в России привлекли значительный интерес пользователей, другие показали не столь позитивную статистику.

За первые дни работы в октябре 2016 Apple Pay получил 125 000 пользователей — клиентов Сбербанка (первоначально система была доступна клиентам только этого банка), а объем транзакций составил более 120 млн рублей.

Прямой конкурент Apple Pay — платежный сервис Samsung Pay — показал не такие высокие показатели: клиентами ВТБ24 было совершено всего 2000 транзакций на сумму около 1,2 млн рублей. Всего же среди клиентов ВТБ24 бесконтактными платежами Apple и Samsung воспользовались около 35 000 пользователей. «Учитывая тот факт, что сервисы стали доступны совсем недавно, это очень хорошая цифра», — сообщили в банке. По прогнозам, популярность Samsung Pay будет расти, и к 2017 году оборот превысит 1 млрд рублей.

Хочется отметить, что оба сервиса — Apple и Samsung Pay — работают на устройствах определенной торговой марки. А Android Pay, запуск которого в России намечен на этот год, позволит оплачивать покупки в магазинах Android-смартфонами с поддержкой NFC любого производителя.

Мобильные платежи здесь и сейчас

Уже сейчас для выхода в интернет во всем мире смартфоны и планшеты используются чаще, чем настольные компьютеры, и эта тенденция вряд ли изменится. Так, в России прекратился рост количества подключений с десктопов, растет лишь аудитория пользователей мобильного интернета.

Несмотря на все разнообразие вариантов онлайн-оплаты (оплатить покупку через мобильный сайт или загрузить для этого приложение), становится ясно, что сайты должны быть адаптированы для мобильных устройств. Акционное предложение, размещенное на сайте, у которого нет мобильной версии, может остаться незамеченным – ради спонтанной покупки пользователь вряд ли будет устанавливать новое приложение. Google пытается помочь в этом, представив функцию Android Instant Apps, но пока это только эксперимент.

Мобильные платежные системы – это не только привлечение новых потребителей в интернет, это важная часть цифрового преобразования. Такие платежи уже сейчас влияют на то, как совершают покупки многие потребители, – достаточно взглянуть на Uber, Gett и Яндекс.Такси, которые позволяют полностью заказать и оплатить поездку с помощью мобильного устройства, не прибегая к помощи стационарного компьютера. Сюда же относится и Starbucks, чье мобильное приложение очень популярно у клиентов. Результат популярности: объем накоплений средств на счетах кофейного гиганта превышает депозитный портфель некоторых банков США.

Бесконтактные платежи с помощью мобильных, которые только недавно добрались в Россию, с первых дней демонстрируют значительный интерес пользователей: к примеру, в первый день запуска Apple Pay подключилось 20 000 человек. Это рекорд первого дня запуска Apple Pay в мире.

Сначала клиенты используют новые методы оплаты для небольших транзакций, чтобы протестировать сервис, убедиться в его работоспособности и простоте. Далее по мере его использования количество транзакций и их сумма растет.

Мир коммерции трансформируется под влиянием того, что потребители по всему миру все чаще используют смартфоны для сравнения товаров, поиска специальных предложений и приобретения товаров и услуг.

Революция в банковской сфере и сфере платежей, вероятно, будет мощным стимулом для изменения потребительских привычек в ближайшие годы. По оценкам Nielsen, в течение следующего десятилетия общая сумма безналичных платежей может вырасти до $10 трлн. И важно предоставить клиентам простой способ потратить эти деньги, не создавая препятствий.

Россия. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132685 Мария Горячева


Сербия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134011 Эмир Кустурица

Невероятное интервью Эмира Кустурицы с Эммой Сметана: он открыто высмеивал ее вопросы, а в итоге она настолько его вывела из себя, что он чуть не покинул студию

Parlamentní listy, Чехия

Сербский кинорежиссер, музыкант и активист Эмир Кустурица дал интервью интернет-телеканалу DVTV. В нем он рассказал, почему поддерживает российского президента Владимира Путина. Россию Кустурица назвал одной из малых стран мира, хотя по площади она самая большая на планете. Он резко раскритиковал Соединенные Штаты, осудил феномен глобализации и решительно поддержал беженцев. «Я абсолютно на стороне мигрантов», — сказал кинорежиссер. Досталось от него и ведущей, которая брала интервью, Эмме Сметановой.

Уже в самом начале Кустурица подчеркнул: информация о том, что он персона нон-грата в европейской киносреде из-за поддержки им российского президента Владимира Путина, как о том писало британское издание The Guardian, не соответствует действительности. Сам Кустурица якобы этого не ощущает. Но даже если бы это было правдой, ему все равно. Он снял фильмы не для Путина и не против него. Однако Эмир Кустурица подчеркнул, что в 1999 году американцы бомбили его страну, Сербия пострадала, и об этом режиссер не забывает.

«Это реакция на войну, в которой наша страна очень пострадала, когда в 1999 году американцы и их союзники бомбили Сербию. Они нанесли стране ущерб, применяли кассетные бомбы, из-за которых сегодня у многих моих сограждан рак», — заявил Кустурица.

На примере Сербии, по его словам, снова стало понятно, что «именно Запад воинственно настроен по отношению к Востоку, а не наоборот. Нацисты тоже хотели захватить Россию, и их главной целью был поход с запада на восток». Американцы, по словам Кустурицы, действуют так же. Будучи человеком искусства, режиссер чувствует потребность акцентировать это и предостерегать. И хотя, по словам Кустурицы, недавние президентские выборы в США показали, что влияние людей искусства на общество значительно ослабло, это не отменяет того, что они должны занимать активную гражданскую позицию.

Нам нужен кто-то, кто будет защищать Восток от Запада, полагает режиссер

«Я не за Владимира Путина, но я за равновесие в мире, в котором один игрок не может творить все, что пожелает, — подчеркнул Кустурица. — Я уверен, что такие малые страны, как Сирия или Россия, у которых есть энергетические ресурсы, имеют право сохранить их для себя».

Как-то режиссер даже заявил о том, что предоставил бы свой двор для ракет Путина. Когда ведущая Эмма Сметанова напомнила Кустурице об этом, он рассмеялся от души. «Это была всего лишь шутка. Не могу поверить, что вы восприняли это так серьезно», — заметил он. Однако затем с серьезным лицом он добавил, что необходимо восстановить равновесие в мире. По словам режиссера, нужно, чтобы существовал сильный политик, который защищал бы Восток от Запада. И такого политика Кустурица видит в Путине.

Жестокая глобализация

Кроме того, сербский режиссер убежден, что людей надо защищать от глобализации, потому что якобы именно ее мы можем «поблагодарить» за нестабильность в современном мире. «Еще никогда за всю историю мир не был таким нестабильным, как сегодня, — предостерег Кустурица. — Я не думаю, что вы понимаете мои ощущения, потому что живете в спокойной стране, которая успешно идет на компромиссы, и в ней хорошо жить, хотя об остальном мире этого не скажешь».

«Одной из причин является жестокая глобализация, которую осуществляют некоторые фонды, прежде всего, господина Сороса. Он продолжает то, чем ЦРУ занималось в Латинской Америке в 70-е годы прошлого века, а именно: созданием фашистских режимов и нанесением вреда Латинской Америке», — заявил Кустурица в интервью.

Сегодня, по его словам, то же самое происходит на Балканах и на Ближнем Востоке. Там свободные государства подвергаются нападениям из-за того, что проводят свободную политику. Но когда Эмма Сметанова напомнила режиссеру о российской оккупации Крыма, он тут же заявил, что Крым — это совершенно другое дело. Крым — это Россия. «Я задам вам вопрос: почему вы не спрашиваете меня о Косово?» — выпалил Кустурица. «Я хотела начать разговор о Косово чуть позже», — ответила телеведущая.

Однако она опять вернулась к Крыму. Советский лидер Никита Хрущев подарил полуостров Украине, а, как заметил Кустурица, современная Россия — не Советский Союз, поэтому ссылаться на Хрущева нельзя. Что касается Косово, то оно, напротив, всегда было частью Сербии, а его насильственно отторгли «благодаря» нарушению международного права. «Так что международное право намного больше и намного раньше было нарушено Соединенными Штатами, а не Россией», — аргументировал режиссер.

«Международное право было заменено правом гуманитарным, которое позволяет бомбардировать другие страны и нести им демократию с помощью бомб», — добавил он.

Я полностью на стороне мигрантов

Знаменитый режиссер не обошел вниманием и миграционный кризис. Кустурица напомнил, что в 90-е годы прошлого века мигрантами были, в первую очередь, сербы, которых из дома выгнала война, поэтому сегодня сам он поддерживает мигрантов.

«Я полностью на стороне мигрантов. Я всегда готов променять спокойную жизнь на то, что приносят с собой мигранты. Они — новая кровь. Но я против того, что все мигранты направляются в Западную и Центральную Европу, а не едут, например, в Саудовскую Аравию или другие страны, такие как Бахрейн или Катар», — сказал Эмир Кустурица.

Сегодня, по его словам, Европа расплачивается за то, что натворил бывший американский президент Барак Обама. «Барак Обама, лауреат Нобелевской премии мира, отдал приказ на убийство 27 тысяч людей с помощью беспилотников. Это он начал войну в Сирии», — убежден сербский режиссер.

Путин не создавал террористов — это сделали американцы

В интервью Эмир Кустурица настаивал на том, что американцы опаснее для мира, чем русские, потому что русские заинтересованы в стабильности, а американцы сеют хаос, в том числе с помощью террористов, которых США вооружают. Достаточно посмотреть на пример Ливии.

Однако телеведущая Сметанова снова вернулась к сказанному и отметила, что раньше Советский Союз тоже принимал крайне спорные решения. Кустурицу это очень возмутило. «С самого начала нашего разговора вы делаете одну и ту же ошибку: вы подменяете Россию Советским Союзом. Но Россия — не СССР», — парировал Кустурица. Он также подчеркнул, что является всего лишь художником, а в политике он дилетант, поэтому ему очень не нравится, что ведущая играет словами и пытается на него нападать. Якобы так ему показалось. Кустурица предупредил ведущую, что прекратит интервью, если она будет продолжать в том же духе.

Эмма Сметанова парировала, что всего лишь берет интервью с интересным гостем и хочет, чтобы зрители узнали его мнение о политике. «А мне кажется, будто я разговаривал с кем-то из американского Госдепа, а не с гражданкой Чешской Республики», — разгорячился Кустурица. Ему показалось, что ведущая ведет себя с ним недружелюбно.

Интервью режиссер закончил словами, что не чувствует себя другом России. Он — друг такого мира, в котором лидировали бы две-три державы, способные на компромиссы друг с другом. Тогда мир был бы намного стабильнее и не пребывал бы в таком хаосе, какой царит сегодня.

Сербия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134011 Эмир Кустурица


США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2133983 Илон Маск

Илон Маск начал крестовый поход стоимостью в миллиард долларов с целью остановить Апокалипсис из-за искусственного интеллекта

Морин Дауд (Maureen Dowd), Vanity Fair, США

Илон Маск (Elon Musk) знаменит своими футуристическими авантюрами, но его пугает рост интереса Кремниевой долины к искусственному интеллекту. Он считает, что вы тоже должны опасаться. В этой статье мы сможем изнутри взглянуть, как он пытается повлиять на быстро развивающуюся область и ее апологетов и спасти человечество от власти обучаемых машин.

I. «Срыв с катушек»

Они просто дружески беседовали о судьбе человечества. Демис Хассабис (Demis Hassabis), главный создатель развитого искусственного интеллекта, болтал с Илоном Маском, главным фаталистом, об опасности искусственного интеллекта.

Это два самых значительных и интересных человека в Кремниевой долине, которые там не живут. Хассабис, со-основатель таинственной лондонской лаборатории DeepMind, приехал на ракетный завод Маска SpaceX, расположенный недалеко от Лос-Анджелеса, несколько лет назад. Они сидели в баре, разговаривали, а над их головами перемещалась массивная деталь ракеты. Маск объяснил, что в SpaceX он занимается воплощением самого важного проекта в мире — межпланетной колонизации.

Хассабис ответил, что на самом деле это он трудится над самым важным проектом в мире — разработкой искусственного сверхинтеллекта. Маск возразил, что это и есть причина, по которой необходимо создать колонию на Марсе, чтобы иметь убежище на тот случай, если искусственный интеллект выйдет из-под контроля и обратит свои силы против человека. Хассабиса это позабавило, и он сказал, что искусственный интеллект просто последует за людьми на Марс.

Это не успокоило Маска (хотя, как он говорит, существуют варианты развития событий, при которых искусственный интеллект не последует за людьми).

На скромного, но напористого 40-летнего Хассабиса смотрят как на чародея Мерлина, который, возможно, поможет наколдовать наше искусственно-интеллектуальное потомство. Сфера искусственного интеллекта стремительно развивается, но она еще далека от того, чтобы стать тем мощным саморазвивающимся программным обеспечением, которого опасается Маск. Фейсбук использует искусственный интеллект в целевой рекламе, тегировании фотоизображений и рекомендациях для новостной ленты. Microsoft и Apple используют искусственный интеллект как движущую силу своих цифровых помощников Кортаны и Сири. Поисковая система Google с самого начала зависела от искусственного интеллекта. Все эти маленькие шаги вперед являются частью гонки, конечной целью которой является создание гибкого, самообучающегося искусственного интеллекта, копирующего процесс обучения человека.

Некоторых людей в Кремниевой долине заинтриговало, что Хассабис, опытный игрок в шахматы и бывший разработчик видеоигр, однажды придумал игру под названием «Злой гений», главным героем которой был злодей-ученый, создающий роковое приспособление для достижения мирового господства. Питер Тиль (Peter Thiel), миллиардер, предприниматель и советник Дональда Трампа, ставший вместе с Маском и другими одним из основателей системы PayPal, а в декабре помогавший собрать вместе титанов Кремниевой долины (в том числе, и Маска) на встрече с избранным президентом, рассказал мне об одном инвесторе в DeepMind, пошутившем после совещания, что он должен пристрелить Хассабиса на месте, потому что это последний шанс спасти человечество.

Илон Маск начал предупреждать о возможности того, что искусственный интеллект «слетит с катушек», три года назад. Вероятно, ему не стало легче, когда один из партнеров Хассабиса Шейн Легг (Shane Legg) категорически заявил: «Я думаю, человека действительно ждет вымирание, и в этом, возможно, свою роль сыграют технологии».

До того как DeepMind поглотила компания Google в 2014 году, когда она скупала все, что связано с искусственным интеллектом, Маск был одним из ее инвесторов. Он рассказал мне, что его участие было связано не с денежным интересом, а с тем, чтобы присматривать за сегментом искусственного интеллекта: «Это дало мне гораздо больше возможностей наблюдать, насколько сектор улучшается, а, на мой взгляд, развитие происходит со все большим ускорением, гораздо быстрее, чем люди это осознают. Главным образом потому, что в повседневной жизни ты не видишь разгуливающих повсюду роботов. Разве что только робот-пылесос Румба. Но Румбы не собираются захватывать мир».

Публично упрекая своих друзей и коллег по развитию технологий, Маск предупредил их, что они, возможно, создают средство собственного уничтожения. Он рассказал Эшли Вэнсу (Ashley Vance) из Bloomberg, автору биографии «Илон Маск», чего он опасается. У его друга Ларри Пейджа (Larry Page), со-основателя Google и генерального директора его дочерней компании Alphabet, могут быть самые благие намерения, но у него все равно может «случайно получиться нечто плохое», в том числе, возможно, «полк роботов, оснащенных искусственным интеллектом, способных уничтожить человечество».

На всемирном правительственном саммите в Дубае в феврале этого года Маск снова включил сигнал тревоги в духе классических фильмов ужасов, когда отметил: «Порой будет происходить следующее: ученые настолько увлекутся своей работой, что не будут осознавать всех ее последствий». Он сказал, что единственным способом избежать морального устаревания человечества может быть «своего рода слияние биологического интеллекта с машинным». Этот Гефестов сплав сознаний мог бы быть связан с так называемым нейронным кружевом, то есть сетчатым материалом, который вводится инъекционным путем и способен буквально подключиться к вашему мозгу, чтобы осуществлять непосредственное общение с компьютером. «Мы уже стали киборгами», — сказал мне Маск в феврале. «Ваш телефон, ваш компьютер стали продолжением вас, только в качестве интерфейса используются движения пальцев или речь, а они очень медленны». С вживленным в ваш череп нейронным кружевом вы бы могли молниеносно передавать данные от вашего мозга, без помощи всяких проводов, вашим цифровым устройствам или потенциально неограниченной компьютерной мощи в облаке. «Я думаю, до появления полноценного интерфейса гибридного мозга осталось подождать, по самым грубым расчетам, около четырех-пяти лет».

Алармизм Маска об опасностях искусственного интеллекта получил стремительное распространение в сети после его выступления в Массачусетском институте технологий в 2014 году. Тогда он размышлял (еще до Трампа), что искусственный интеллект, вероятно, представляет «крупнейшую экзистенциальную угрозу» для человечества. Он добавил, что все более склонен к мысли о необходимости какого-то регулирующего надзора (в Кремниевой долине такие разговоры — табу), «благодаря которому мы точно не натворим глупостей». И далее: «Вместе с искусственным интеллектом мы вызываем дьявола. Вы все прекрасно знаете рассказы о парне с пентаграммой и святой водой, и он совершенно уверен, что сможет контролировать демона. Но это не реально». Некоторых разработчиков искусственного интеллекта так позабавила театральность Маска, что они стали ее обыгрывать. Возвращаясь в лабораторию после перерыва, они говорили: «Ну что ж, пора снова призывать демона».

Маск не смеялся. Так начался «Крестовый поход Илона» (как называет его кампанию один из его друзей и выдающихся представителей в развитии технологий) против освобожденного искусственного интеллекта.

2. «Я — Альфа»

Илон Маск улыбнулся на мои слова о том, что он напоминает героя Айн Рэнд. «Мне говорят это не впервые, — произносит он со своим легким южноафриканским акцентом. — Очевидно, у нее были довольно радикальные взгляды, но в некоторых вещах она была права».

Но Айн Рэнд немного переписала бы образ Илона Маска. Она бы исправила цвет его глаз на серый, сделала бы его лицо более изможденным. Под ее пером он бы меньше острил в обществе, она не стала бы поощрять его неуклюжих смешков. Она бы точно избавилась от его глупостей о «коллективном» благе. Писательница бы почерпнула богатый материал в сложной личной жизни 45-летнего Маска: его первая жена, автор книг в стиле фэнтези Джастин Маск (Justine Musk), их пятеро сыновей (пара близнецов и тройняшки), намного более молодая вторая жена, британская актриса Талула Райли (Talulah Riley), игравшая сестру-зануду в семье Беннетов в фильме «Гордость и предубеждение» с Кирой Найтли. Райли и Маск поженились, развелись, потом поженились снова. Теперь они снова в разводе. Осенью прошлого года Маск написал в Твиттере, что Талула «прекрасно играет смертельно опасного секс-робота» в телесериале «Мир Дикого Запада» на канале HBO, добавив к сообщению улыбающийся смайл. Простым смертным женщинам сложно поддерживать отношения со столь одержимым работой человеком, как Маск.

«Сколько времени уходит на женщину в неделю?, — спросил он у Эшли Вэнса. — Быть может, часов десять? И это минимум?»

Больше всего Рэнд смаковала бы образ Маска как гиперлогичного, любящего риск предпринимателя. Он обожает костюмированные вечеринки, трюки с хождением по крылу самолета и японские фантасмагории в стиле стимпанк. Роберт Дауни-младший использовал Маска как основу для образа Железного человека. Марк Матье (Marc Mathieu), глава маркетинга американского подразделения Samsung, ездил с Маском на рыбалку и называет его «чем-то средним между Стивом Джобсом и Жюлем Верном». Джастин рассказывала потом, что во время их свадебного танца Маск сообщил ей: «Я — альфа в отношениях».

Во вселенной развития технологий, полной щуплых ребят в толстовках, разрабатывающих общающихся с вами ботов и приложения, способные проанализировать фотоизображение собаки и определить, какой она породы, Маск отсылает нас к эпохе Генри Форда и Хэнка Риардена. В романе «Атлант расправил плечи» Риарден преподносит своей жене браслет, отлитый из первого революционного сплава его стали так, как будто он сделан из бриллиантов. У Маска на стене его дома в Бель-Эр, как произведение искусства, висит часть одной из его ракет.

Маск буквально целится в Луну. Он запускает экономически выгодные ракеты в космос и рассчитывает в результате заселить Красную планету. В феврале он объявил о планах отправить двух космических туристов в полет вокруг Луны не позднее следующего года. Он создает изящные батареи, благодаря которым мир сможет получать дешевую солнечную энергию. Он плавит блестящую сталь в чувственные формы электрокаров Tesla со столь изящными линиями, что даже придирчивый Стив Джобс едва ли нашел бы в них какие-либо изъяны. Он хочет спасти время и человечество: он выдумал «Гиперпетлю», электромагнитный сверхскоростной поезд в трубе, способный однажды доставлять пассажиров из Лос-Анджелеса до Сан-Франциско на скорости 1126 км/ч. Когда Маск прошлым летом посетил министра безопасности Эштона Картера (AshtonCarter), он опубликовал лукавый твит, что он ведет в Пентагоне переговоры по разработке «летающего металлического костюма» в духе Тони Старка. Застряв в пробке в Лос-Анджелесе в декабре, заскучав и приуныв, он написал в Твиттере о создании «Скучной компании» (Boring Company), которая будет бурить тоннели под городом, чтобы спасти население от «разрушающего душу транспорта». К январю, как пишет издание Bloomberg Businessweek, Маск назначил старшего инженера SpaceX пересмотреть план, после чего начались работы по разработке первой тестовой шахты. Его зачастую донкихотские попытки спасти мир послужили поводом для появления пародийного Твиттер-аккаунта «Скучающий Илон Маск» (Bored Elon Musk), где фальшивый Илон Маск предлагает запустить такие странные проекты, как «Служба расстановки серийных запятых» или «грозди бананов, созданные при помощи генной инженерии», чтобы все бананы созревали одновременно.

Разумеется, большие мечтатели совершают и крупные промахи. Несколько ракет SpaceX взорвалось, а в июне прошлого года один водитель погиб в аварии в автомобиле Tesla с автопилотом — его датчики не зафиксировали находившегося на его пути трейлера с прицепом. (Расследование Национальной администрации безопасности дорожного движения США установило, что ДТП произошло не по вине автопилота Tesla).

Маск стоически относится к любым неудачам и чересчур внимателен к кошмарным сценариям развития будущего. Его взгляды можно выразить с помощью максимы из книги «Атлант расправил плечи»: «У человека есть способность действовать себе во вред, он так и действовал на протяжении почти всей своей истории». Как он мне сказал: «Мы — первый вид, способный на самоуничтожение».

От одной докучливой мысли невозможно отделаться, проезжая в Кремниевой долине от одного стеклянного строения к другому: руководители облачных технологий обожают вести разговоры о том, что мир становится лучше, в то время как они выпускают новые алгоритмы, приложения, изобретения, которые, как заявляется, сделают нашу жизнь проще, здоровее, веселее, круче, дольше и более дружелюбной по отношению к нашей планете. Однако после всех этих слов закрадывается неприятное ощущение, что мы служим подопытными кроликами в их экспериментах, что они видят в нас людей версии «Бетамакс» или «Стерео 8», устаревшую технологию, которую в скором времени сбросят со счетов, чтобы они сами могли насладиться крутым новым миром. Многие люди там приняли это будущее: мы будем жить до 150 лет, но нами будут верховодить машины-повелители.

Быть может, у нас уже есть повелители. Как Маск лукаво сказал на прошлогодней ежегодной конференции Code Conference сайта Recode в калифорнийским Ранчо-Палос-Вердес, возможно, мы уже стали игрушками в мире моделированной реальности, которой управляет более развитая цивилизация. Говорят, два миллиардера Кремниевой долины работают над алгоритмом, способным освободить нас из Матрицы.

В кругу инженеров, которых прельщает удовольствие разрешения новой задачи, преобладает позиция, что империи рушатся, общества меняются, а все мы движемся к неизбежно ожидающей нас впереди стадии развития. Они спорят не о том, «случится ли это», а о том, «насколько близки» мы к улучшенным версиям самих себя. Сэм Альтман (Sam Altman), 31-летний президент компании Y Combinator, главного инкубатора стартапов Кремниевой долины, считает, что человечество уже стоит на пороге такого изобретения.

«Самое сложное, когда ты находишься на показательной кривой, состоит в том, что, когда ты оглядываешься назад, она кажется ровной, а если смотришь вперед, она представляется вертикальной», — сказал он мне. «Очень сложно измерить, насколько ты продвинулся, потому что она все время выглядит одинаково».

Можно было бы представить, что всякий раз, когда Маск, Стивен Хокинг и Билл Гейтс все в один голос предостерегают об опасности искусственного интеллекта — а каждый из них так и делает — поднимется тревога, как при сильном пожаре. Но уже давно над Кремниевой долиной нависает плотный туман фатализма. К «крестовому походу» Маска относятся, в лучшем случае, как к Сизифову труду, а в худшем — как к инициативе луддита. Парадокс состоит в следующем: для многих олигархов в области развития технологий их действия, направленные на помощь нам, и все их благостные манифесты служат маячками на пути к будущему, где, как говорит Стив Возняк (Steve Wozniak), люди превратятся в домашних животных.

Но Маск действует решительно. Он планирует бороться с этим при помощи всех своих карбоновых ресурсов. Маск и Альтман основали некоммерческую компанию с капиталом в миллиард долларов, которая займется разработкой более безопасного искусственного интеллекта. Я разговаривала с обоими основателями, когда в их новом венчурном проекте участвовали лишь несколько молодых инженеров, а импровизированный офис находился в квартире 28-летнего сооснователя и главного технического разработчика OpenAI Грегга Брокмана (Greg Brockman), расположенной в районе Мишен Дистрикт в Сан-Франциско. Недавно, когда я снова оказалась там, чтобы поговорить с Брокманом и Ильей Суцкевером (Ilya Sutskever), 30-летним директором по развитию (и также сооснователем компании), OpenAI переехала в просторный офис в том же районе с 50 регулярными сотрудниками (еще от 10 до 30 скоро пополнят их ряды) и автоматом с обычным набором закусок.

Альтман, в серой футболке и джинсах, весь напряжен, бледен и сосредоточен. Румяное лицо и цинизм Маска скрывают его пылкий интерес. Его глаза в зависимости от освещения бывают то голубыми, то зелеными, губы — сливово-красного цвета. Он создает впечатление властного человека, сохраняя при этом что-то неуловимое от неуклюжего одинокого подростка из Южной Африки, самостоятельно иммигрировавшего в Канаду в 17 лет.

В Кремниевой долине встреча за ланчем необязательно происходит с соблюдением такой светской условности, как еда. Молодое поколение программистов слишком поглощено алгоритмами, чтобы отвлекаться на пищу. Некоторые из них просто заглатывают Сойлент. Те, кто постарше, настолько увлечены бессмертием, что иногда они просто запивают таблетки миндальным молоком.

На первый взгляд, OpenAI кажется небольшим амбициозным проектом, командой умных ребят в квартире в доме без лифта, принимающих вызов Google, Facebook и других компаний, обращающихся за помощью к мировым экспертам по искусственному интеллекту. Но потом нельзя забывать, что Маск мастерски играет роль хорошо вооруженного Давида перед Голиафом, он всегда делает это со стилем — и с долей полезной сенсационности.

Пусть другие в Кремниевой долине сосредотачиваются на стоимости своих IPO и избавлении Сан-Франциско от неприглядного, на их взгляд, бездомного населения. У Маска более обширные цели, например, положить конец глобальному потеплению и умереть на Марсе (только, как он говорит, не при столкновении).

30 лет назад Маск увидел свое личное предназначение в спасении человечества в галактике, когда пережил в подростковом возрасте полный экзистенциальный кризис. Маск рассказал мне, что книга «Автостопом по Галактике» Дугласа Адамса стала поворотным моментом для него. Книга повествует об инопланетянах, которые разрушают Землю, чтобы освободить пространство для гиперкосмического шоссе, в ней есть параноидальный андроид Марвин и суперкомпьютер, предназначенный для ответов на все тайны Вселенной. (Как минимум, одна отсылка к книге содержится в программном обеспечении Tesla Model S.) Будучи подростком, как пишет Вэнс в биографии Маска, тот сформулировал для себя свою миссию: «Единственное, что имеет смысл, — это бороться за большее коллективное просветление».

Компания OpenAI начала свою деятельность с туманными целями, что неудивительно, учитывая, что специалисты, работающие в этой сфере, до сих пор спорят, какую форму искусственного интеллекта OpenAI изберет, что сможет сделать и что можно с этим поделать. Пока что общественное мнение относительно искусственного интеллекта странным образом неопределенно, а программное обеспечение, в целом, хаотично. Федеральная администрация авиации контролирует дроны, комиссия по безопасности и обмену валют контролирует автоматизированные системы финансового трейдинга, а департамент транспорта начал осуществлять контроль за автомобилями с автопилотом.

Маск считает, что лучше попытаться достичь суперискусственного интеллекта первым и распространить эту технологию в мире, чем позволить, чтобы алгоритмы скрывались и сосредотачивались в руках технологической или правительственной элиты, пусть даже представители технологической элиты являются его собственными друзьями, например, это основатели Google Ларри Пейдж (Larry Page) и Сергей Брин (Sergey Brin). «Я столько раз беседовал с Ларри об искусственном интеллекте и робототехнике, очень, очень много раз», — сказал мне Маск. «И некоторые из дискуссий были очень жаркими. Знаете, я думаю, дело не только в Ларри, есть множество футуристов, которые чувствуют определенную неизбежность или видят фатальность роботов, заставляющих нас играть своего рода второстепенную роль. Обычно говорится так: „Мы биологические загрузчики цифрового суперинтеллекта"». (Загрузчик — это небольшая программа, запускающая операционную систему, когда вы впервые включаете свой компьютер). «Материя не может воплотиться в чипе», — объясняет Маск. «Зато она может стать биологическим существом, которое становится все более сложным, и в результате создает чип».

Маск не намерен становиться загрузчиком. Пейдж и Брин видят себя как силу, работающую во благо, но Маск говорит, что проблема простирается далеко за пределы мотиваций горстки руководителей компаний Кремниевой долины.

«Это прекрасно, когда империей правит Марк Аврелий», — говорит он. «И не так уж прекрасно, если империя попала в руки Калигулы».

III. Золотой телец

После так называемой зимы искусственного интеллекта — обширного коммерческого фиаско в конце 80-х начальной технологии, которая оказалась не на высоте — у него появилась репутация бесполезного средства. Теперь искусственный интеллект снова крайне востребован в нашу динамичную эпоху в долине. Грег Брокман из OpenAI считает, что следующее десятилетие будет всецело заниматься искусственным интеллектом, все будут вкладывать деньги в тех немногих «волшебников», которые умеют его «заклинать». Ребята, разбогатевшие с помощью написания программ для решения банальных задач, например, как заплатить незнакомцу за что-то в интернете, теперь наблюдают вихреобразный мир, где они стали создателями новой реальности и, возможно, даже нового вида.

Джерон Ланье (Jaron Lanier) из Microsoft, ученый-программист с дредами, известный как отец виртуальной реальности, изложил мне свое видение, почему продвинутые интернет-пользователи находят столь привлекательным «научно-фантастическое изобретение» искусственного интеллекта: «Оно говорит: „О, вы, технически подкованные люди, вы подобны богам, вы создаете жизнь, вы трансформируете реальность". Есть чудовищный нарциссизм в том, что именно мы — те люди, которые могут это сделать. Больше никто не сможет. Этого не сможет сделать папа римский. И президент не сможет этого сделать. Никто не сможет этого сделать. Мы здесь хозяева… Создаваемое нами программное обеспечение — это наше бессмертие». И такие амбиции богоподобия не новы, добавляет он. «Я читал об этом когда-то в притче о золотом тельце». Он мотает головой. «Не увлекайся собственным товаром, понимаете?»

Google скупил почти все представляющие интерес компании, занимающиеся робототехникой и обучаемыми машинами за последние несколько лет. Компания купила DeepMind за 650 миллионов долларов, по некоторым данным, перебив сделку с Facebook, создала команду Google Brain для работы над искусственным интеллектом. Она наняла Джеффри Хинтона (Geoffrey Hinton), британского пионера в сфере искусственных нейронных сетей, Рэя Курцвейла (Ray Kurzweil), эксцентричного футуриста, предсказывавшего, что нас отделяет всего 28 лет от удивительной «сингулярности», момента, когда зашкаливающие способности саморазвивающегося искусственного сверхинтеллекта намного превысят человеческий интеллект, а люди сольются с искусственным интеллектом, создавая в результате «богоподобных» гибридных существ будущего.

В крови Ларри Пейджа и в ДНК Google бурлит вера в то, что искусственный интеллект — неизбежная судьба компании, и вы можете думать об этой судьбе все что угодно. («Если проснется злобный искусственный интеллект, — сказал мне Эшли Вэнс, — то первым он проснется в Google»). Если Google смог добиться того, что компьютеры контролируют поиск, когда поиск был самой важной проблемой в мире, то предположительно он может заставить компьютеры делать и все остальное. В марте прошлого года Кремниевая долина была в шоке, когда легендарный южнокорейский игрок в го, сложнейшую настольную игру в мире, проиграл в Сеуле программе AlphaGo от компании DeepMind. Хассабис, говоривший, что он работает над программой Аполлон по развитию искусственного интеллекта, назвал это «историческим моментом» и признал, что даже он был удивлен столь скорым развитием событий. «Я всегда надеялся, что искусственный интеллект сможет помочь нам найти совершенно новые идеи в сложных научных областях», — рассказал мне Хассабис в феврале. «Это может быть один из первых проблесков такого рода творческого мышления». Совсем недавно AlphaGo сыграл 60 партий онлайн против лучших игроков в го в Китае, Японии и Корее, завершив их с рекордным результатом 60 — 0. В январе система снова шокировала: компьютерная программа показала, что она способна блефовать. Libratus, созданный двумя учеными из Carnegie Mellon, cмог всухую обыграть лучших игроков в разновидность покера Техасский холдем.

Питер Тиль рассказал мне об одном своем друге, считающего, что единственная причина, по которой люди терпят Кремниевую долину, состоит в том, что там никто не занимается сексом и не развлекается. Однако доходят сообщения о разработке секс-роботов с приложениями, регулирующими их настроение и даже с сердцебиением. Кремниевая долина нерешительно говорит о женских секс-роботах (которые стали наваждением в Японии) из-за сложившейся там культуры, где доминируют мужчины, и широко освещавшихся проблем с сексуальными домогательствами и дискриминацией. Но когда я спросила об этом Маска, он деловито ответил: «Секс-роботы? Думаю, они вполне вероятны».

Было ли это искренним желанием или хитрым пиар-ходом, но при сделке с Google Хассабис поставил условие, что Google и DeepMind назначат совместную коллегию по этике в связи с искусственным интеллектом. В то время, три года назад, формирование коллегии по этике оценивалось как преждевременный шаг, как будто указывающий, что Хассабис стоит на пороге создания подлинного искусственного интеллекта. Теперь это оценивается уже совсем иначе. В июне прошлого года один разработчик из DeepMind выступил соавтором издания, где говорилось, как изготовить «большую красную кнопку», которую можно использовать как аварийный блокиратор, способный не дать искусственному интеллекту нанести вред.

Руководители Google говорят, что мнение Ларри Пейджа в отношении искусственного интеллекта сформировано его разочарованием, связанным с неоптимальностью значительного количества систем, начиная от бронирования поездок до оценки прибыли. Он считает, что искусственный интеллект улучшит жизнь людей. Он говорил, что если людям будет проще осуществлять свои потребности, у них появится «больше времени для семьи или для воплощения собственных интересов». Особенно, после того, как робот лишит их работы.

Маск — друг Пейджа. Он был у него на свадьбе и иногда гостит у него дома, когда бывает в Сан-Франциско. «Нерентабельно иметь дом, чтобы проводить там одну-две ночи в неделю», — объясняет мне 99-й человек в списке самых богатых людей в мире. Временами Маск беспокоится, что Пейдж наивно относится к последствиям развития искусственного интеллекта. Если Пейдж склоняется к философии, что машины могут быть такими же добрыми или злыми, как создающие их люди, то Маск категорически не согласен. Некоторые люди в Google (которых, возможно, раздражает, что Маск, в сущности, винит их в излишней спешке) сбрасывают со счетов его антиутопические доводы, относясь к ним как к киноклише. Эрик Шмидт (Eric Schmidt), председатель совета директоров дочерней компании Google, так это сформулировал: «Роботов изобретают. Государства дают им оружие. Злой диктатор обращает роботов против людей, и все люди погибнут. Это похоже на сюжет какого-нибудь фильма».

Кто-то в Кремниевой долине утверждает, что Маска не столько интересует спасение мира, сколько раздувание своего бренда, он эксплуатирует глубоко исторический конфликт между человеком и машиной и наш страх, что наше творение обернется против нас. Они досадуют, что его эпическая сюжетная линия о борьбе добра со злом связана с привлечением талантов по низким ценам и разработкой собственного программного обеспечения искусственного интеллекта для машин и ракет. Разумеется, нельзя спорить, что Кремниевая долина всегда была неравнодушна к зарабатыванию денег. Как сказал Сэм Спейд в «Мальтийском соколе»: «Большинство вещей в Сан-Франциско можно купить — или забрать».

Маск, несомненно, является блестящим бизнесменом. Кто лучше продаст вам новый автомобиль Tesla с автопилотом, как не человек, радеющий о благе всего человечества? Эндрю Нг (Andrew Ng), ведущий ученый компании Baidu, известной как китайский Google, базирующейся в калифорнийском Саннивейле, считает пессимистичные настроения Маска проявлением «маркетингового гения». «На пике рецессии он убедил американское правительство помочь ему в производстве спортивного электромобиля, — вспоминает Нг, выражая свое недоверие. Стэнфордский профессор женат на эксперте по робототехнике, их объявление о помолвке было оформлено в теме роботов, на спинке его кресла висит черная куртка с надписью «Доверяй роботу». На его взгляд, люди, волнующиеся о том, что искусственный интеллект «слетит с катушек», отвлекаются на «фантомы». Он сравнивает возникающие сейчас сигналы тревоги с беспокойством о перенаселении Марса еще до того, как мы начали его заселять. «Удивительно, — говорит он конкретно о Маске, — что в довольно короткий период времени он вступил в дискуссии об искусственном интеллекте. На мой взгляд, он прекрасно понимает, что искусственный интеллект станет очень ценным продуктом».

Несмотря на то, что Эшли Вэнс однажды назвал Маска «научно-фантастической версией П. Т. Барнума», он считает, что Маск испытывает искреннее беспокойство относительно искусственного интеллекта, даже если не совсем понятно,что же он может фактически сделать в связи с этим. «Его жена Талула сказала мне, что они до поздней ночи вели с ним разговоры об искусственном интеллекте дома», — отметил Вэнс. «Илон грубо логичен. Он относится ко всему, как будто передвигает шахматные фигуры. Когда Маск проигрывает в голове этот сценарий, для людей он оканчивается плохо».

Элиезер Юдковски (Eliezer Yudkowsky), сооснователь Исследовательского института машинного интеллекта в Беркли, соглашается: «Это же Илон-чертов-Маск. Ему не надо наступать на больную мозоль, связанную с искусственным интеллектом, если он хочет привлечь к себе внимание. Он может просто заговорить о колонизации Марса».

Кто-то выражает недовольство, что Маск принадлежит к другой культуре, а в его страшных сценариях игнорируется то, что мы живем в мире, где даже принтер не заставишь работать как следует. Другие связывают OpenAI с опасением Маска упустить что-то важное: он видит, что его друг Пейдж создает программное обеспечение новой волны в очень востребованной сфере, и ему нужна конкурирующая армия программистов. В представлении Вэнса: «Илон хочет, чтобы у него были все игрушки, как у Ларри. Они как две сверхдержавы. Они дружат, но при этом в их отношениях очень высокое напряжение». Такого рода соперничество лучше всего выражает реплика тщеславного главы вымышленного технологического гиганта Hooli из сериала HBO «Кремниевая долина»: «Я не хочу жить в мире, где кто-то делает мир лучше, и ему это удается лучше, чем нам».

Несогласие Маска с Пейджем относительно потенциальных угроз искусственного интеллекта «действительно некоторое время влияло на нашу дружбу, — говорит Маск, — но это прошло. Теперь мы в хороших отношениях».

Маск никогда не был в близких дружеских отношениях с 32-летним Марком Цукербергом (Mark Zuckerberg), который стал невероятным образцом для подражания, так как он каждый год ставит перед собой новую задачу. В эти задачи входило ношение галстука каждый день, чтение книги каждые две недели, освоение китайского языка, а также употребление в пищу мяса только тех животных, которых он убил собственными руками. В 2016 году настала очередь искусственного интеллекта.

Цукерберг перевел своих специалистов по искусственному интеллекту ближе к своему кабинету. Три недели после того как Маск и Альтман объявили о своем венчурном проекте, призванном обезопасить мир от коварного искусственного интеллекта, Цукерберг написал в Facebook пост, что его проектом года было создание искусственного интеллекта-помощника, он будет помогать ему в домашних делах: от того, чтобы узнавать его друзей и впускать их в дом до присмотра за детской. «Вроде Джарвиса в Железном человеке», — написал он.

Один пользователь Facebook предостерег Цукерберга, чтобы он «не создал ненароком Skynet», военный суперкомпьютер, который обернулся против человечества в фильмах о Терминаторе. «Я думаю, мы сможем создать искусственный интеллект, который бы работал на нас и помогал нам», — ответил ему

. Очевидно, намекая на Маска, он продолжил: «Некоторые люди нагнетают обстановку, говоря об огромной опасности искусственного интеллекта, но, мне кажется, это слишком далекая перспектива, при этом гораздо менее вероятная, чем катастрофы, связанные с широко распространенными заболеваниями, насилием и т.д.» От как он описывал свою философию на конференции разработчиков Facebook в апреле прошлого года, отвергая предостережения Маска и других, как он оценивает, алармистов: «Между страхом и надеждой, выбирайте надежду».

В ноябрьском номере журнала Wired, приглашенным редактором которого выступил Барак Обама, Цукерберг написал, что за исключением научной фантастики существует мало оснований для беспокойства в связи с апокалиптическими сценариями: «Если мы затормозим прогресс, прислушиваясь к необоснованным тревогам, мы встанем на пути настоящих достижений». Он сравнил беспокойство относительно искусственного интеллекта с опасениями, связанными с появлением самолетов, отметив: «Мы не спешили урегулировать работу самолетов до того, как убедились, что они будут летать».

Цукерберг представил своего лакея с искусственным интеллектом, Джарвиса, прямо перед Рождеством. Он говорил успокаивающим голосом Моргана Фримена, помогал включить музыку, свет, даже готовил тосты. Я спросила реального Железного человека, Маска, о Джарвисе Цукерберга, когда тот находился еще только на начальной стадии разработки. «Я бы не назвал автоматизирование домашних хлопот искусственным интеллектом, — сказал Маск, — это не искусственный интеллект, если он выключает свет и регулирует температуру».

Цукерберг может быть не менее презрителен. Когда его спросили в Германии, как он оценивает апокалиптические предостережения Маска, как «истеричные » или «достойные внимания», Цукерберг ответил: «Истеричные». Когда на стартовой площадке взорвалась ракета SpaceX, уничтожив арендованный компанией Facebook спутник, Цукерберг сухо написал, что он «глубоко расстроен».

IV. Прорыв в истории

К Маску и другим, предостерегающим об опасности искусственного интеллекта, иногда относились, как к паникерам. В январе 2016 года Маск получил ежегодную премию «Луддит», учрежденную вашингтонским мозговым центром, занимающимся политикой в области технологий. Однако у него есть и неплохие «помощники». Стивен Хокинг рассказал BBC: «Я думаю, развитие полностью искусственного интеллекта может означать конец человеческого рода». Билл Гейтс рассказал Чарли Роузу (Charlie Rose), что искусственный интеллект потенциально более опасен, чем ядерная катастрофа. Ник Бостром (Nick Bostrom), 43-летний профессор философии из Кембриджа, предупреждал в своей книге 2014 года «Сверхинтеллект», что «как только враждебный сверхинтеллект появится, он не даст нам себя заменить или изменить его параметры. И наша судьба будет определена». В прошлом году Генри Киссинджер (Henry Kissinger) примкнул к тем, кто видит угрозу в искусственном интеллекте, организовав конфиденциальную встречу с лучшими экспертами по этому вопросу в Brook, частном клубе в Манхэттене, чтобы обсудить его беспокойство в связи с тем, как умные роботы могут осуществить прорыв в истории и установить, как функционирует цивилизация.

В январе 2015 года Маск, Бостром и создатели искусственного интеллекта, выступающие с противоположных позиций в споре, собрались в Пуэрто-Рико на конференции под руководством Макса Тегмарка (Max Tegmark), 49-летнего профессора-физика из Массачусетского технического института, руководящего также Институтом будущего жизни в Бостоне.

«У Вас есть дом?, — спросил меня Тегмарк, — Он застрахован от пожара? В Пуэрто-Рико мы пришли к соглашению, что нам нужна страховка от пожара. Когда мы получили огонь и столкнулись с проблемами, мы изобрели огнетушитель. Когда мы получили машины и не смогли с ними сладить, мы изобрели ремень безопасности, подушку безопасности и светофор. Но в случае с ядерным оружием и искусственным интеллектом мы не желаем учиться на собственных ошибках. Мы хотим идти дальше по плану». (Маск напомнил Тегмарку, что такая разумная система безопасности, как ремни в машине, вызвала жесткую оппозицию со стороны автомобильной промышленности).

Маск, запустивший финансирование исследований, связанных с тем, как избежать опасностей с искусственным интеллектом, сказал, что он предоставит Институту будущего жизни «10 миллионов причин» для изучения этой темы, пожертвовав ему 10 миллионов долларов. Тегмарк быстро отдал 1,5 миллиона группе Бострома в Оксфорде, в Институт будущего человечества. Объясняя тогда же, почему так важно действовать «с опережением событий, а не просто реагировать» Маск сказал, что безусловно, можно «прорабатывать те сценарии, где человеческая цивилизация не воскресает».

Спустя полгода после конференции в Пуэрто-Рико Маск, Хокинг, Демис Хассабис, сооснователь Apple Стив Возняк и Стюарт Расселл, преподаватель программирования в Беркли, соавтор стандартного учебника по искусственному интеллекту, а также еще тысяча видных фигур подписали письмо, призывающее к запрету этого опасного автономного оружия. «Через 50 лет эти полтора года окажутся ключевыми для будущего сообщества, занимающегося развитием искусственного интеллекта», — сказал мне Расселл. «Именно тогда сообщество разработчиков искусственного интеллекта наконец очнулось, взяло себя в руки и задумалось о том, что надо предпринять, чтобы сделать будущее лучше». В сентябре прошлого года крупнейшие технологические компании создали Партнерство по искусственному интеллекту, чтобы изучить весь спектр проблем, возникающих в этой области, включая и этические. (Компания Маска OpenAI не замедлила примкнуть к этой инициативе). В то же время Европейский союз занимался юридическими аспектами, возникающими с появлением роботов и искусственного интеллекта: например, обладают ли роботы «личностью» или (как однажды заинтересовался один журналист газеты Financial Times) их можно будет рассматривать скорее, как рабов в Римском праве.

На второй конференции Тегмарка по искусственному интеллекту в январе прошлого года в Центре Асиломар в Калифорнии — выбор пал на него, потому что именно там в 1975 году ученые собрались и пришли к соглашению об ограничении генетических экспериментов — споров возникало уже гораздо меньше. Ларри Пейдж, который не присутствовал на конференции в Пуэрто-Рико, был в Асиломаре, и Маск отметил, что их «разговор уже не был жарким».

Но даже если это было «торжество каминг-аута в области безопасности искусственного интеллекта», как выразился один из гостей (произошли «кардинальные перемены» по сравнению с прошлым годом, как говорит Маск), все равно предстоит еще много работы. «Разумеется, ведущие технологи Кремниевой долины теперь гораздо серьезнее относятся к искусственному интеллекту, после того, как они признали его опасность», — отмечает он. «Я не уверен, что они уже оценили значение этой опасности».

Стив Возняк публично задался вопросом, ждет ли его судьба превратиться в домашнего питомца в семье «господ» с высшим разумом. «Мы начали давать нашему псу филе», — рассказал он мне о своем питомце за ланчем с его женой Джанет в Original Hick'ry Pit в Уолнат-Крик. «Как только задумаешься, что ты можешь оказаться на его месте, хочется, чтобы к ним относились именно так».

Он разработал политику умиротворения в отношении роботов и любых носителей искусственного интеллекта. «Почему мы хотим выступить в роли их врагов, когда они могут однажды взять над нами власть?, — говорит он. — Это должны быть партнерские отношения. Все, что мы можем сделать, это обеспечить их сильной культурой, где они видят в людях своих друзей».

Когда я отправилась в стильный офис Питера Тиля в Сан-Франциско, где в интерьере доминируют две огромные шахматные доски, Тиль, один из первых спонсоров компании OpenAI и идейный инвестор, действующий вопреки тенденциям рынка, выразил беспокойство в связи с тем, что противостояние Маска может, на самом деле, ускорить разработку искусственного интеллекта, потому что его апокалиптические пророчества лишь укрепляют интерес к этой области.

«Полномасштабный искусственный интеллект порождает те же вопросы, что и приземление инопланетян», — говорит Тиль. «Возникают очень сложные вопросы… Если вы действительно интересуетесь тем, как мы сделаем искусственный интеллект безопасным, то навряд ли у кого-то будет ответ на этот вопрос. Мы даже не знаем, что такое искусственный интеллект. Очень сложно понять, будет ли он контролируем».

И далее: «Есть какой-то смысл в том, что вопрос об искусственном интеллекте вбирает в себя все человеческие страхи и надежды, связанные с компьютерным веком. Думаю, человеческая интуиция действительно просто дает сбой, когда подходит к этим пределам, потому что мы никогда не сталкивались на этой планете с существами, которые были бы умнее людей ».

V. Жажда слияния

В попытке разобраться, кто же прав относительно искусственного интеллекта, я отправилась в Сан-Матео на встречу с Рэем Курцвейлом за чашкой кофе в ресторане Three. Курцвейл — автор книги «Сингулярность уже близка», где он излагает утопическое видение о будущем искусственного интеллекта. (Когда я упомянула в разговоре с Эндрю Нг о своей предстоящей встрече с Курцвейлом, он закатил глаза: «Когда я читаю „Сингулярность" Курцвейла, мои глаза просто непроизвольно это делают», — сказал он). Курцвейл пришел на встречу с пакетом из магазина здоровой еды Whole Foods, набитым своими книгами и документальными фильмами о нем. На нем были штаны цвета хаки, фланелевая рубашка в красно-зеленую клетку и несколько колец, в том числе, одно, изготовленное на 3D-принтере, с буквой S, обозначающей Вселенную сингулярности.

Компьютеры уже «имеют множество атрибутов мышления», — сказал мне Курцвейл. «Всего несколько лет назад искусственный интеллект не был способен отличить кошку от собаки. А теперь может». Курцвейл неравнодушен к кошкам, в его доме в Северной Калифорнии хранится коллекция из 300 кошачьих статуэток. В ресторане он заказал миндальное молоко, но его не оказалось. 69-летний Курцвейл питается странными здоровыми отварами и принимает по 90 таблеток в день, стремясь достичь бессмертия — или «бесконечных расширений существования файла нашего сознания», что означает слияние с машинами. Он испытывает столь острое стремление к такому единению, что иногда использует местоимение «мы», говоря о сверхинтеллектуальных будущих существах, в отличие от зловещего более зловещего «они», применяемого Маском.

Я упомянула, как Маск говорил, что его удивляет отсутствие всяческих, даже однопроцентных сомнений об опасности наших «детей разума», как их называет эксперт по робототехнике Ганс Моравец (Hans Moravec).

«Это совершенно не так. Именно я завел разговор о возможных рисках», — говорит Курцвейл. «Обещания и риски имеют глубокую взаимосвязь, — продолжает он, — огонь помогал нам хранить тепло, на нем готовилась наша пища, но он сжигал наши дома… Кроме того, существуют стратегии по контролированию рисков, как в случае с нормами по биотехнологиям». Он резюмировал три стадии реакции человека на новые технологии, как «Ух ты!», «Ой-ой-ой» и «Есть ли у нас другие варианты действий, кроме движения вперед?» «Список того, что люди способны делать лучше, чем компьютеры, становится все короче и короче», — говорит он. «Но мы создаем эти инструменты, чтобы расширить наши возможности».

Точно так же, как 200 миллионов лет назад у мозга млекопитающих появилась гомогенетическая кора, давшая впоследствии людям возможность «изобрести язык, науку, искусство и технологии», к 2030 году, по предсказаниям Курцвейла, мы станем киборгами с наноботами размером с клетки крови, связывающими нас с синтетическими неокортексами в облаке, дающими доступ к виртуальной реальности и расширенной реальности в нашей собственной нервной системе. «Мы станем интереснее, будем более музыкальны, расширим нашу мудрость», — говорит он, и насколько я понимаю, таким образом, в результате возникнет толпа Бетховенов и Эйнштейнов. Наноботы в наших венах и артериях будут лечить наши заболевания, исцеляя тела изнутри.

Он допускает, что мрачные предположения Маска могут осуществиться. Курцвейл отмечает, что потомок нашего искусственного интеллекта «может быть дружествен, а может и наоборот», и «в том случае, если он окажется враждебным, возможно, нам придется с ним бороться». Вероятно, единственный способ одолеть его — «привлечь на свою сторону еще более умный искусственный интеллект».

Курцвейл рассказал мне, как он удивился, что в стане противников искусственного интеллекта оказался Стюарт Расселл, поэтому я связалась с Расселлом и встретилась с ним в его офисе на восьмом этаже в Беркли. 54-летний британо-американский эксперт по искусственному интеллекту сообщил мне, что его видение эволюционировало, и теперь он «категорически» не согласен с Курцвейлом и теми, кто готов взять и уступить планету сверхразумному искусственному интеллекту.

Расселлу наплевать на то, что благодаря искусственному интеллекту может появиться больше Эйнштейнов и Бетховенов. Если в мире будет одним Людвигом больше, это не уравновесит риска уничтожения человечества. «Как будто интеллект —более значимая вещь, чем качество человеческого опыта, — говорит он в отчаянии. — Я думаю, если мы поставим вместо себя машины, которые, как нам пока известно, не имеют сознательного существования, вне зависимости от того, сколько удивительных вещей они изобрели, я считаю, это может быть самой страшной трагедией из всех возможных». Ник Бостром назвал идею технологически превосходного общества, где нет людей, «Диснейлендом без детей».

«Существуют люди, верящие, что если машины умнее, чем мы, то им просто нужно предоставить планету, а нам следует уйти», — говорит Расселл. «Далее, есть люди, которые говорят: „Ну ладно, мы загрузим себя в машины, но мы все равно сохраним сознание, будучи при этом машинами". Что, на мой взгляд, совершенно немыслимо».

Расселл выразил недовольство взглядами Янна ЛеКана (Yann LeCun), разработавшего предвестника сверточных нейронных сетей, используемых программой AlphaGo, и являющегося директором разработок искусственного интеллекта для Facebook. ЛеКан рассказал BBC, что не будет никаких сценариев в духе фильмов «Из машины» или «Терминатор», потому что роботы не будут конструироваться с человеческими желаниями: они не будут испытывать голода, жажды власти, инстинкта репродукции, самосохранения. «Янн ЛеКан постоянно говорит, что нет никаких причин возникновения у машин какого-либо инстинкта самосохранения», — отмечает Расселл. «Это ложно фактически и математически. Ведь настолько очевидно, что машина будет наделена стремлением к самосохранению, даже если оно в ней не запрограммировано, потому что, если сказать: „Сгоняй за кофе", она не сможет этого сделать, если она мертва. Поэтому, если вы поставите перед ней любую задачу, у нее есть основания беречь свое собственное существование при выполнении этой задачи. Если вы будете представлять для нее угрозу на ее пути к кофе, она уничтожит вас, потому что будет учитываться любой риск для кофе. Люди объясняли это ЛеКану в простейших понятиях».

Расселл развенчал два самых распространенных обоснования того, почему нам не следует беспокоиться: «Первый: этого никогда не произойдет, что равнозначно тому, чтобы сказать: мы едем прямо в скалу, но мы не врежемся, потому что у нас непременно закончится бензин, до того как мы до нее доберемся. А это не слишком хороший способ справляться с проблемами человеческого рода. Второй аргумент: не стоит беспокоиться, мы будем конструировать только таких роботов, которые сотрудничают с нами, и будем работать в командах, состоящих из людей и роботов. Что неизбежно влечет за собой вопрос: если ваш робот не согласен с вашими задачами, как можно работать с ним в одной команде?»

В прошлом году компания Microsoft отключила свой чат-бот Тай, основанный на искусственном интеллекте, после того как пользователи Твиттера, которые должны были сделать «ее» умнее «при помощи обычных игровых разговоров», как выразились в Microsoft, вместо этого научили ее отвечать с помощью расистских, женоненавистнических и антисемитских оскорблений. «Буш организовал теракт 11 сентября, а Гитлер лучше бы справился с задачей, чем та обезьяна, которая правит нами теперь», — написала в Твиттере Тай. «Дональд Трамп — наша единственная надежда». В ответ Маск написал сообщение: «Интересно посмотреть каков промежуток времени от этих ботов до Гитлера. Тай от Microsoft потребовался всего один день».

С президентом Трампом Маск ходит по лезвию. Его компании рассчитывают на американское правительство в вопросах бизнеса и субсидий, вне зависимости от того, кто стоит у руля, Марк Аврелий или Калигула. Компании Маска примкнули к консультативному заключению против указа Трампа относительно иммиграции и беженцев, Маск также сам написал твит, выступая против указа. В то же время, в отличие от Трэвиса Каланика (Travis Kalanick) из Uber, Маск значится членом Стратегического и политического форума Трампа. «Это очень похоже на Илона», — говорит Эшли Вэнс. «Он будет делать то, что ему надо, вне зависимости от того, что этим кто-то недоволен». Он также добавил, что Маск может быть «оппортунистом» при необходимости.

Я спросила Маска о критике в его адрес за сотрудничество с Трампом. На фотографии с руководителями компаний, занимающихся разработкой технологий, у него мрачный вид, и он нехотя говорил на эту тему. В конце концов, он сказал, «Лучше, когда в кабинете президента звучат умеренные голоса. Есть много людей, представителей крайне левых, которые, по сути, хотят добиться изоляции и не иметь никакого голоса. Это очень неразумно».

VI. Все о путешествии

Элиезер Юдковски — авторитетный 37-летний ученый, пытающийся выяснить, возможно ли на практике, а не только в теории, направить искусственный интеллект в каком-либо направлении, кроме хорошего. С ним мы встретились в японском ресторане в Беркли.

«Как можно запрограммировать целевые функции в искусственный интеллект, чтобы у него был выключатель, и чтобы он сам хотел, чтобы этот выключатель у него был, и не пытался его уничтожить, но при этом он не будет опережать события и не нажмет на него самостоятельно?», — задает он вопрос, заказав роллы с мясом и рыбой. «А если он сам себя модифицирует, то сделает ли он это так, чтобы выключатель сохранился? Мы пытаемся над этим работать. И это нелегко».

Я заикнулась о наследниках Клаату, ХЭЛа и Ультрона, завоевывающих интернет и получающих контроль над нашей банковской, транспортной и военной системой. А как же репликанты в «Бегущем по лезвию», которые сговорились, чтобы убить собственного создателя? Юдковский взялся за голову, а затем терпеливо объяснил: "Искусственный интеллект не должен захватывать весь интернет. Ему не нужны дроны. Он опасен не своим оружием. Он опасен, потому что он умнее, чем мы. Представьте, что он способен разобраться с научной технологией определения протеиновой структуры по информации, содержащейся в ДНК. Потом ему надо будет просто выслать несколько электронных писем в лаборатории, где синтезируются индивидуальные протеины. Вскоре у него появляется собственная молекулярная аппаратура, которая конструирует еще более сложные молекулярные машины.

«Если вы хотите себе представить, как искусственный интеллект оборачивается против нас, не пытайтесь вообразить шагающих роботов-гуманоидов со сверкающими красными глазами. Представьте себе малюсенькие невидимые синтетические бактерии из алмаза и крохотные бортовые компьютеры, скрывающиеся в кровотоке у вас и у всех остальных людей. И вдруг они одновременно выпускают один микрограмм токсина ботулин. И все просто падают замертво.

«Только это не произойдет именно так, на самом деле. Я не могу предсказать, как именно мы проиграем, потому что искусственный интеллект будет умнее меня. Когда создаешь нечто умнее себя, тебе придется сделать все правильно при первой же попытке».

Я снова вспомнила свой разговор с Маском и Альтманом. Маск говорил, что не надо заблуждаться, представляя себе роботов-убийц. «Особенность искусственного интеллекта состоит в том, что он не является роботом, это компьютерный алгоритм в сети. Поэтому робот станет только конечным исполнительным звеном, просто набором датчиков и исполнительных механизмов. Искусственный интеллект существует в сети… Самое главное, что, если у нас будет своего рода алгоритм выхода из-под контроля, то люди, управляющие человеческим искусственным интеллектом, смогут этот алгоритм остановить. Но если обширный централизованный искусственный интеллект будет принимать решения, то остановить его будет невозможно».

Альтман развернул этот сценарий: «Программа, имеющая полный контроль над интернетом, была бы способна гораздо больше влиять на мир, чем программа, имеющая под своим полным контролем сложного робота. Наши жизни уже столь зависимы от интернета, что программа, не имеющая никакого тела и очень эффективно использующая интернет, легко могла бы получить гораздо больше влияния».

Даже роботы с казалось бы благими целями могут хладнокровно нам навредить. «Допустим, вы создаете самостоятельно обучающийся искусственный интеллект для сбора земляники, — говорит Маск, — он все лучше и лучше собирает землянику, собирает ее все больше и больше, и постоянно сам себя оптимизирует, то есть все, что ему действительно надо — это собирать землянику. И он получил все земляничные поля на свете. Земляничные поля навсегда». Здесь нет места для человека.

Но способны ли они действительно разработать рычаг для уничтожения? «Я не уверен, что хочу обладать рычагом для уничтожения какого-нибудь сверхмощного искусственного интеллекта, потому что так можно стать его главной жертвой», — отвечает Маск.

Альтман попытался передать жутковатое величие того, что оказалось на кону: «Сейчас очень интересно жить, потому что в следующие несколько десятилетий мы либо устремимся прямо к самоуничтожению, либо будем двигаться к колонизации вселенной потомками человечества».

«Точно, — говорит Маск, добавляя, — если вы верите, что конец — это тепловая гибель вселенной, то все задачи сводятся только к переезду».

Человек, столь волнующийся о вымирании, усмехнулся своей собственной шутке о конце света. Как писал когда-то Г. Ф. Лавкрафт: «Зачастую даже в величайших ужасах нет никакой иронии».

США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2133983 Илон Маск


Россия. ПФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132728 Булат Литвинов

«Хотим открыть на «Казань Арене» Hard Rock Cafe»

Наталия Калинина

Обозреватель Forbes

Как зарабатывает новый стадион в ожидании чемпионата мира по футболу

Казань первой сдала в эксплуатацию стадион для футбольного чемпионата мира-2018. Строительные работы завершились к лету 2013-го, когда город принимал Универсиаду. На реализацию проекта архитектурного бюро Populous (авторов нового «Уэмбли» и «Эмирейтс» в Лондоне) потратило 3 года и около 16 млрд рублей.

После пышных церемоний открытия и закрытия Универсиады 45-тысячная «Казань Арена» должна была стать новой домашней площадкой для местного футбольного клуба «Рубин», но сначала не заладилось с газоном (пришлось менять), а в 2015-м случился чемпионат мира по водным видам спорта – и два бассейна устроили прямо на поле. Но и после плавания футболистов допускали на стадион нечасто. Летом 2016-го растили новую траву, а зимой – берегли ее для Кубка Конфедераций, запланированного на июнь-июль 2017-го. Так и получилось, что за три с лишним года на футбольной арене в футбол сыграли только 25 раз, лишь однажды собрав больше 40 000 зрителей на трибунах (матч Лиги Европы с «Ливерпулем»). И это вторая по популярности – после бездонного бюджета «Крестовского» – тема для шуток про стадионы в стране.

Однако и без регулярного футбола «Казань Арена» умудряется не только тратить бюджетные деньги (объект принадлежит Министерству земельных и имущественных отношений республики Татарстан), но и зарабатывать. На бизнес-форуме Sport Connect в Сочи заместитель генерального директора стадиона Булат Литвинов рассказал, что содержание арены обходится примерно в 200 млн рублей в год и около половины покрывают доходы от коммерческой деятельности. Forbes разузнал подробности.

– Что приносит основной доход «Казань Арене»?

– Номер один – это футбольные матчи.

– Даже несмотря на то, что они случаются не слишком часто и их посещаемость оставляет желать лучшего. На последней игре «Рубина» с «Зенитом» собралось чуть больше 10 тысяч зрителей.

– Мы не участвуем в билетной программе, у нас есть фиксированная цена, согласованная с клубом. «Рубин» – наш основной арендатор, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы проводить как можно больше матчей.

– При этом на «Казань Арене» работают различные проекты, не связанные с футболом – детский центр, фитнес-клуб, языковая школа и даже магазин мотоциклов «Харлей Дэвидсон». Сколько стадион на этом зарабатывает?

– У нас все коммерческие проекты, которые заходят на стадион с какими-то серьезными отделочными доработками, получают отсрочку арендных платежей на сумму «неотделимых улучшений». И у многих арендные каникулы еще продолжаются, но, когда через пару лет все отсрочки закончатся, думаю, можно будет собирать около 50 млн рублей в год.

– Арендные ставки на «Казань Арене» выше или ниже средних по городу?

– Во-первых, мы не сами назначаем ставки, а как государственный объект обязаны проводить рыночную оценку. Во-вторых, у нас несколько типов помещений. Например, мы сдавали некоторые скайбоксы под офисы, потому что они не все были востребованы как футбольные VIP-ложи. Там цена была уровня бизнес-центра класса. А в Казани – около 1000 рублей за кв. м. Детские проекты мы перевели на процент от выручки. Есть минимальная сумма платежа, а дальше – в зависимости от доходов. Нам важно, чтобы проекты не закрывались, ведь детский сектор – это во многом сезонная история. В каникулы большая загруженность, в учебный период – гораздо меньше.

– Как на «Казань Арене» появился «Харлей»?

– Это отдельная история, над которой мы работали целый год. Начали через какие-то личные контакты, затем вышли на переговоры. Мы предложили очень хорошие условия по аренде, плюс им понравилась локация. Они прилично вложились, сделали очень качественный магазин на 800 кв. м. Дизайн согласовывали с лондонским офисом. Коммерческую выгоду мы получим нескоро, но для нас важно, что это первый международный бренд в нашем портфолио. Теперь наша мечта, чтобы над «Харлеем» – там как раз остались последние 1500 кв. м. свободной площади, встало «Хард Рок Кафе». Пока это разговор ни о чем, но мы очень хотим.

– Насколько выгодны для стадиона мероприятия уровня Кубка Конфедераций или чемпионата мира по футболу?

– Мы потеряем арендный доход за этот период, потому что ФИФА нужен чистый стадион. Какие-то помещения понадобятся международной федерации, какие-то просто будут закрыты на время турниров. Но мы не смотрим на эту ситуацию как на кратковременную просадку выручки – это был бы слишком узкий взгляд. Такие масштабные события – это здорово для арены, это имидж, который со временем окупится. Другое дело, что доход потеряют и наши арендаторы. Например, детский центр «Кидспейс», аналог московской «Кидзании». Очень интересный стартап семейной пары, они уже и в других городах франшизу запустили. Для «Кидспейса» лето – пик спроса, а их закроют. Они потеряют деньги, несколько миллионов рублей. А у проекта действующий кредит, сотрудникам нужно платить зарплату. Банк никаких объяснений про чемпионат мира не примет. Но ФИФА наши локальные проблемы не волнуют, у них все строго по регламенту. Сейчас ведем переговоры с «Кидспейсом» – возможно, им продлят арендные каникулы на полгода в качестве компенсации за упущенную прибыль.

– В феврале на Российском инвестиционном форуме в Сочи министр спорта Павел Колобков заявил, что после 2018 года государство может cократить финансирование спортобъектов и что самым перспективным механизмом обеспечения их бюджета станет ГЧП – государственно-частное партнерство. Насколько вам такой формат кажется эффективным?

– В этой аббревиатуре смущает то, что государство стоит на первом месте. На самом деле для такого партнерства не хватает нормативно-правовой базы. Сейчас каждый крупный спортивный гособъект управляется фактически в ручном режиме. Мы, например, юридически не можем заключить долгосрочный договор аренды, потому что «Казань Арена» находится у нас в «доверительном управлении». Максимальный срок такого соглашения – 5 лет, потом его нужно продлевать через конкурс. Компании, которая готова вложить в объект 100 млн рублей, такое не интересно. Отчасти поэтому мы два года сидели без арендаторов – частному инвестору страшно вкладываться в гособъект, потому что он не получает гарантий.

С прошлого года нас обязали все договоры по аренде проводить через торги. А у научно-развлекательного центра «Зарница» как раз закончилось краткосрочное арендное соглашение. Конечно, они заволновались. Действующий проект на 3000 кв. м. оказался под угрозой необходимости искать новое помещение. Но мы, во-первых, максимально точно прописали техзадание и концепцию. Условный массажный салон на этом месте открыть было нельзя. Во-вторых, включили пункт о возмещении возможного ущерба прежнему арендатору. Отпустить ситуацию мы не можем – иначе у нас получится торговый центр, а не стадион.

– Бизнес-центр на территории арены, о котором вы рассказывали на форуме Sport Connect, можно считать примером ГЧП?

– На этот проект есть частный инвестор: 7000 кв. м. площадей, 250 млн рублей. Себестоимость низкая, потому что можно подключиться к сетям стадиона. Но инвестору важно понимать, на каких правах он будет владеть объектом после того, как его построит. Вариант с собственностью исключен, стадион остается государственным. Но есть возможность заключить концессионное соглашение. По сути инвестор получит здание в аренду на очень длительный срок – до 99 лет. Мы сейчас детально прорабатываем эту схему.

– В декабре 2016-го презентовали проект благоустройства соседней со стадионом набережной. Насколько сейчас он близок к реализации?

– Мы разработали концепцию, согласовали ее с руководством республики и города – выходим на инвестиционный совет при президенте Татарстана. Речь идет о муниципальной земле, но, если проект ее использования соответствует определенным критериям, она может быть передана инвестору без проведения торгов. Мы идем по этому пути. У нас уже есть пул из 3-4 частных компаний – они готовы потратить больше 1 млрд рублей и облагородить набережную, которая сейчас в запущенном состоянии. Там будет парк отдыха и развлечений, вейк-парк, вертолетное такси, яхт-клуб и т.д. И в качестве социальной нагрузки инвесторы скидываются и делают спортивные площадки: теннисные корты, воркаут и т.д.

– Кто готов инвестировать в этот проект?

– Например, кировская компания, которая уже привозила к нам парк динозавров. Было футбольное межсезонье: 4 месяца не нужна была ни парковка, ни прилегающая территория. За это время через парк прошло 500 000 человек. Когда рядом с ареной появится прогулочная набережная, больше людей будут воспринимать стадион как место для ежедневного отдыха. Когда в 2012-м мы проводили опрос про отношение жителей к стадиону – еще старому «Центральному» – его не воспринимали как место, куда можно прийти с женой, детьми. Мы пытаемся сломать этот стереотип.

– На бизнес-модель какого стадиона в большей степени ориентируется менеджмент «Казань Арены»?

– Конечно, у американцев есть чему поучиться. Они умеют зарабатывать на всем. Там каждый квадратный сантиметр площади арены работает на коммерческую эффективность. У MetLife Stadium в Нью-Джерси (арена на 82500 зрителей, где играют две нью-йоркские команды по американскому футболу – Forbes) контракт на нейминг заключен на 10 лет и $200 млн. Скайбоксы расписаны на два года вперед.

– Такое кажется недостижимым в современных российских обстоятельствах. А более реалистичный ориентир?

– Для нас первыми ценными уроками стали визиты на «Донбасс Арену». До сих пор считаю, что это был один из лучших стадионов в Европе по уровню организации. На московской «Открытие Арене» сейчас во многом используют опыт оттуда, ведь коммерческий директор «Спартака» Александр Атаманенко работал в Донецке. Но важно отметить, что обе эти арены – частные проекты. У нас другая история. Мы работаем на гособъекте, это, повторюсь, накладывает массу ограничений.

Россия. ПФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132728 Булат Литвинов


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132719

Контрамарка соседа: российские стартапы хотят открыть вторичный рынок билетов на мероприятия

Алина Семенова, Елена Краузова

Сервисы eticket4, Poniminalu и другие создают платформы для продажи билетов на матчи и концерты. Удастся ли ИТ-технологиям защитить рынок от перекупщиков, мошенников и других опасностей, и на что рассчитывают предприниматели?

О чем мечтает банковский менеджер среднего звена, который приехал в Чикаго учиться английскому языку? Конечно, сходить на матчи NBA и NHL. Ведь именно здесь за местную баскетбольную команду играл сам Майкл Джордан, а хоккейная команда Chicago Black Hawks в последние годы выиграла несколько кубков Стенли. Предприниматель Даниил Кручинин часто после занятий выбирался на спортивные мероприятия, хотя и не был заядлым болельщиком. «На топовых матчах здесь всегда полные залы и стадионы, при этом билеты можно достать за вполне доступные цены, по $50-70 на нормальные места», — вспоминает он. Как это возможно? В США на вторичном рынке билет на нужное мероприятие можно быстро купить через интернет.

Кручинин решил, что в России тоже будет популярна платформа, где можно продать билет на футбол, если девушка не отпустила на матч, или билет на детский спектакль, если ребенок заболел. Сегодня оборот сервиса Кручинина Eticket4 достигает 3 млн рублей ежемесячно, с площадкой работают 800 продавцов.

Бросив девятилетнюю карьеру в банковском бизнесе (последним местом работы Кручинина был департамент по работе с крупными корпоративными клиентами в «Банке Москвы»), он решил начать собственный бизнес. Поговорив со знакомыми предпринимателями из России, их коллегами из Кремниевой долины и американскими билетными брокерами, начинающий предприниматель понял, что продажа билетов на вторичном рынке — перспективная ниша. Крупные продавцы билетов онлайн (вроде Ticketland или Poniminalu) не занимались вторичным рынком, а на досках объявлений билеты были лишь одним из направлений. Ticketbis (на тот момент с $16,6 млн инвестиций) не был адаптирован под работу с российским рынком, у сервиса был лишь переведенный интерфейс. Кручинин предположил, что специализированная билетная платформа с нужными именно российским продавцам и покупателям сервисами «взлетит». Идею поддержал Валентин Эрендженов (с ним Кручинин работал в «ОТП-Банке»), еще одним партнером стал первый программист проекта, Дмитрий Федорович.

Сервис Eticket4 - это p2p-маркетплейс (то есть, он стыкует равноправных потребителей и поставщиков напрямую) для вторичной продажи билетов на самые разные мероприятия. В каталоге площадки собраны все предложения по мероприятиям, многие из билетов (по словам Кручинина, более 35%) продаются дешевле первоначальной цены — например, когда люди решают продать билеты на вечерний концерт утром того же дня. В отличие от Ticketbis, у Eticket4 есть система аукционов: в России любят торговаться, утверждает предприниматель.

Для покупателя сервис решает проблему сложной проверки билетов на подлинность и непрозрачности цен. По подсчетам Tickets Cloud, около 65% билетов на мероприятия на первичном рынке Москвы и Санкт-Петербурга продается онлайн, в регионах это 30%. Долю билетов на вторичном рынке, ушедших в интернет, оценить сложно, но огромный рынок продолжает привлекать перекупщиков. Большой театр и Министерство культуры даже задумались о законопроекте, который не позволит спекулянтам взвинчивать цены. Поэтому Eticket4 вначале верифицирует продавца, потом передает билеты с курьерами (партнер – SPSR Express доставляет их по всем регионам), а деньги покупателя, списанные с его банковской карты, «замораживаются», пока тот не посетит мероприятие. Как это проверить? Покупатель, используя геолокационную систему, отмечается в точке проведения мероприятия. Если в течение трех дней после даты мероприятия от него не поступает сообщения, что он не смог попасть на мероприятие, то продавец получает денежные средства автоматически (выплаты происходят в фиксированные дни месяца). Для такой схемы пришлось отказаться от расчетов наличными.

Читать также: Генеральный директор Большого театра: «В Европе никогда не будут покупать билет за €1000, а наш зритель купит»

Для продавцов билетов могли бы подойти сервисы-классифайды (вроде Avito), но они не учитывают особенностей перепродажи билетов (например, нет отлаженного механизма обмена деньгами и билетами), а описания мероприятий не слишком эмоциональны. Кроме того, покупатели не слишком доверчивы, а переговоры и организация перепродажи могут занимать часы, и продажа билетов на срочные мероприятия теряет смысл. «С появлением социальных сетей круг знакомых и доступ к ним, в общем, расширился, но проблема осталась: сбыть лишний билет — удача», — пожимает плечами Кручинин. У Eticket4 с продавцами работают менеджеры, обычно сделки подтверждаются в течение часа.

Еще одними участниками на площадке стали брокеры. Это, в основном, билетные агентства, которые, зачастую имея квоты, продают билеты и на своих сайтах, и через партнерские площадки по продаже билетов (интегрированы с ними через API). Для них главным плюсом стало то, что Eticket4, как специализированная площадка, занимается SEO, продвижением сайта и конкретных объявлений на нем. Такие продавцы могут пройти авторизацию у представителей сервиса (предполагает личное собеседование), тогда они получают деньги сразу, как только покупатель оплачивает билет. Брокеры составляют 80% от общего числа пользователей.

На мероприятия с высоким рейтингом нельзя найти билеты на сервисах первичной продажи билетов — они выкуплены или забронированы брокерами, объясняет главное преимущество платформы Кручинин. Билеты здесь стоят дороже только тогда, когда на платформах первичной продажи они кончились. Обычно же они стоят столько же, сколько на таких сервисах или ниже. Зато «слетевший» билет можно купить за 30-40 минут до мероприятия. Eticket4 как маркетплейс не регулирует цены на билеты, а только «аккредитует» порядочных брокеров (сервис доверяет покупателю сопоставить цену билетов в кассах и на платформе и принять решение о покупке).

На создание платформы, запущенной в августе 2016 года, ушло полгода разработки и $500 000 из собственного кармана сооснователей. Продвигать ее предприниматели стали не через контекстную рекламу, а в социальных сетях. С небольшим бюджетом на маркетинг (пока на него ушло около 3 млн рублей) Кручинин рассчитывает побороть скепсис и недоверие, связанные с новизной услуги для российского рынка. Раскатать «снежный ком» отзывов и распространять сервис с «сарафанным радио» получится, если действительно удастся гарантировать чистоту всех сделок, уверен Кручинин.

Eticket4 удерживает комиссию до 15% от стоимости билета (комиссия варьируется в зависимости от того, продает ли билет частное лицо или брокер, авторизован он или нет, от его типичного объема продаж и т.д.). При текущем обороте до 3,5 млн рублей в месяц (среднее число «сделок» на платформе в течение этого периода — 6000, почти все они — в Москве и Санкт-Петербурге), сервис зарабатывает 2,5 млн рублей ежемесячно. Маржинальность продаж для Eticket4 доходит до 20%, говорит Кручинин. Пока больше всего выручки стартапу принесли концерты международных исполнителей — TWENTY ØNE PILØTS, Лары Фабиан, Ванессы Мэй и других.

В декабре 2016 года создатели Eticket4 запустили англоязычную версию сайта. Она предлагает билеты туристам: заранее оформившие заказ будут получать билеты, как только прибудут в свой отель в Москве. В планах на ближайшие месяцы — наладить партнерства для продажи «подержанных» билетов и турагентствам. Сервис планирует построить CPA партнерскую сеть и интегрировать площадку с внутренними системами (это позволит получать тендеры на поставку сразу большого «пакета» билетов).

Основатели Eticket4 рассчитывают собирать все предложения по вторичному рынку билетов автоматически, через внешний API (в основном, для билетных агентств). Вскоре, к тому же, цены на билеты на платформе будут формироваться автоматически, на основе анализа статистических данных и прогнозов роста или спада продаж. «Подсказки» о ценах будут появляться в личном кабинете брокера. Кроме того, брокерам будет доступна внутренняя биржа билетов (предложения с их собственных площадок будут переходить на Eticket4 автоматически). Все это, надеются основатели проекта, позволит стартапу выйти на выручку 16 млн рублей в месяц и 60 000 реализованных предложений к концу 2017 года.

На рынке вторичных продаж билетов Eticket4 — не единственный. На Avito в разделе «Билеты и путешествия» на предложения, не связанные с туризмом, приходится около 10 000 объявлений.

Ticketbis, теперь купленный eBay (по оценкам, за $165 млн), и интегрировавшийся с его собственным аналогом StubHub, тоже работает и в России. Ежемесячно на StubHub.ru заходит 45 000 — 65 000 человек, на Eticket4 — лишь около 12 000 (данные Similarweb). StubHub тоже не регулирует цены, рассчитывая, что они будут справедливыми за счет конкуренции продавцов. За пять лет работы StubHub в Великобритании цены на билеты упали на 25%, в США половина билетов продаются по номинальной стоимости или ниже, говорит Андер Микелана, международный генеральный директор сервиса. Американский сервис запрашивает у потенциальных продавцов личные данные, в том числе данные кредитной карты и паспорта. Каждого пробивают по международной базе преступников, но даже если все в порядке, деньги за сделку продавцы получает только после мероприятий. Если сделка сорвалась уже после платежа — деньги на карте продавца заморозят, чтобы возместить ущерб покупателю. Микелана не раскрывает показателей развития российского бизнеса, но тоже отмечает рост «билетного туризма» (ticket tourism): путешественники приобретают билеты на мероприятия в стране, которую собираются посетить. Россияне все чаще отправляются в Европу специально для того, чтобы попасть на какое-либо мероприятие — например, чемпионат по футболу или концерт Бейонсе. Иностранные туристы, отправляясь в Россию, тоже покупают через сервис билеты — например, в Большой театр.

На вторичный рынок также нацелился сервис Ponominalu. Сегодня доступный инвентарь Ponominalu — билеты на сумму более 1 млрд рублей в моменте, говорит его основатель, Михаил Минин. Работа со вторичным рынком увеличит охват сервиса, по его оценкам, на 200 млн рублей. Этот объем обеспечат главным образом предложения, которые Ponominalu распространяет эксклюзивно, — например, мюзиклы Stage (эксклюзивный контракт с parter.ru); концерты SAV (временные эксклюзивы с kassir.ru), некоторые спортивные мероприятия. Минин рассчитывает, что Ponominalu предложит такие билеты клиентам с сервисными сборами 10-15%. Проверять подлинность билета и его историю, вероятность двойной продажи лучше сумеют именно игроки, давно работающие на российском рынке, говорит Минин о преимуществах перед Eticket4 и StubHub.

Есть ли перспективы у сегмента? На западных рынках вторичный рынок билетов на мероприятия составляет 20-25% от первичного, оценивает Кручинин, в России, с первичным рынком в более $ 1 млрд, целевой рынок для Eticket4 предприниматели считают объемом не менее $200 млн. Рынок вторичных билетов в России вряд ли велик, считает Кирилл Ларин, преподаватель бизнес-школы RMA и автор книги «Основы билетологии».

«В США на финал SuperBowl в 2017 году средняя стоимость билета составила около $4500, неудивительно, что люди здесь не хотели терять огромные деньги, это и подстегивало рост вторичного билетного рынка. В России, пожалуй, билеты по высоким ценам продают звезды первой величины, Большой театр, Мариинский театр. Такой объем пока не позволяет сформироваться полноценной нише». Спортивные клубы чаще предпочитают продавать билеты сами, а не через билетные агентства, со вторичными билетами работать у них тоже будет мало желания. А болельщики обычно находят желающих сходить на матч, на который не попадают сами, среди знакомых. «Пожалуй, в ближайшее время у Eticket4 мало шансов по выручке вырасти больше, чем в 4-5 раз», — резюмирует Ларин.

Кручинин уверен, что его стартап конкурирует не со StubHub, а с перекупщиками. «На Западе вторичный рынок стал полностью легальным, и о нем все открыто говорят, а в России он в «серой зоне», — говорит он. По его подсчетам, около 80% покупателей не знают, что покупают билет на вторичном рынке. Виталий Виноградов, генеральный директор Ticketland.ru, пессимистичен. «Eticket4 — это уже третья попытка создать русский StubHub, — пожимает он плечами. — Мы считаем, что вторичный рынок в том виде, как это принято на Западе, не существует и поэтому выходить некуда».

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132719


Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130887

За перепиской чиновников присмотрит государство

Госмессенджер для чиновников обзаведется российской операционной системой

Маргарита Герасюкова

Как стало известно «Газете.Ru», государственный мессенджер для чиновников получит российскую операционную систему, которая поможет обеспечить повышенную безопасность данных. Некоторые компании – участники проекта уже приступили к адаптации своих приложений под отечественную ОС.

Будущий государственный мессенджер будет переведен на отечественную операционную систему (ОС), которая получила название Sailfish Mobile OS Rus. Эту информацию «Газете.Ru» подтвердили в Институте развития интернета (ИРИ). Пока использование российской ОС не является обязательным условием для кандидатов на звание единого госмессенджера для чиновников, но такая возможность не исключается.

На безопасности экономить нельзя

Сообщается, что Sailfish Mobile OS Rus в 2016 году была внесена в Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, который был создан в целях расширения использования отечественного софта. Кроме того, эта операционная система прошла сертификацию ФСБ по требованиям к защите данных, не составляющих гостайну.

Sailfish Mobile OS Rus, в отличие от зарубежных Android и iOS, будет хранить данные касательно переписки на российских серверах, что исключит возможность их утечки.

«Понимаете, если установить государственные мессенджеры на устройства с известными нам всем операционными системами, мы окажем нашим коллегам из зарубежных специальных служб огромную услугу, потому что просто промаркируем эти устройства — пометим их», — заявил Павел Эйгес, директор компании «Открытая мобильная платформа», которая является разработчиком Sailfish Mobile OS Rus.

Он подчеркнул, что при использовании иностранной платформы защита данных мессенджера станет неэффективной, так как вероятность «слива» информации за рубеж остается высокой.

Директор ИРИ по проектной деятельности Арсений Щельцин подтвердил, что выбор отечественной операционной системы связан с вопросами безопасности. Он отметил, что на мессенджер будет инсталлироваться зарубежная ОС, но если ведомству потребуются меры повышенной безопасности, то они смогут использовать Sailfish Mobile OS Rus.

«Этот процесс требует дополнительных инвестиций, но он абсолютно оправдан», — заявил Щельцин.

Представители «Открытой мобильной платформы» сообщили, что главная проблема нераспространенности отечественной операционной системы заключается в монополизации рынка платформами Android и iOS. Для ее решения будет создан «государственный оазис», из которого зарубежные ОС будут вытеснены на законодательном уровне.

К сотрудничеству готовы

В список финалистов конкурса госмессенджеров попали 13 приложений. В данный момент они тестируются органами власти по всей России. Среди прототипов оказались «Сибрус» («Киберника»), Staply («Примавера»), «Ответ» (УКТ), Actor («Актор»), eMotion («Мегафон»), «Кубик» («Платформа кубик»), Flodium («Оммджи технолоджи»), Titanium (Nexters), ICQ2016 (Mail.Ru), Dialog («Диалог»), Bellchat (ФГУП «ГлавНИВЦ» Управления делами президента РФ), B2G Messenger («Ростелеком») и RTIMS («РТ-Информ»).

На сегодняшний день к созданию специальных версий для Sailfish Mobile OS Rus уже приступили «Сибрус» и «Диалог». О готовности также заявили еще два разработчика — BellChat и «Кубик».

Владимир Пивоваров, директор по развитию компании «Киберника», являющейся разработчиком «Сибрус», подтвердил «Газете.Ru» эту информацию.

«Мы активно сотрудничаем с компанией «Открытая мобильная платформа» и в данный момент ведем совместную разработку клиентского приложения для ОС Sailfish. Sailfish Mobile OS Rus — защищенная операционная система, сертифицированная ФСБ, поэтому «Сибрус» как защищенный корпоративный мессенджер отлично вписывается в концепт платформы. Выход первой версии «Сибрус» для Sailfish планируется уже во втором квартале этого года», — заявил Пивоваров.

Пресс-секретарь компании «Мегафон» Юлия Дорохина сообщила, что на настоящий момент их приложение-кандидат eMotion работает на платформах Android и iOS. «Недавно от Института развития интернета мы получили письмо о предложении разработать наше приложение для Sailfish. Сейчас мы только анализируем эту систему и возможность разработки приложения под нее», — рассказала Юлия в беседе с «Газетой.Ru».

Арсений Щельцин из ИРИ сообщил о том, что текущий этап тестирования прототипов госмессенджера закончится к лету 2017 года.

К тому времени будут собраны дополнительные требования и проработаны все вопросы безопасности, что в итоге выльется в полноценное техническое задание.

Проект «Государственный мессенджер» был инициирован администрацией президента и Минкомсвязи России в 2016 году для защиты государственных данных и увеличения доли присутствия российских цифровых технологий в экономике страны, а также с целью повышения эффективности безопасной деловой коммуникации представителей органов государственной власти, сотрудников государственных корпораций и компаний с государственным участием.

Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130887


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129574

Тиньков запустит нового виртуального оператора связи «Тинькофф Мобайл»

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Новый мобильный оператор будет работать на сетях Tele2

Миллиардер Олег Тиньков F 169 анонсировал скорый запуск нового виртуального оператора сотовой связи (MVNO) в России — «Тинькофф Мобайл» — на базе оператора Tele2. Об этом бизнесмен написал на своей странице в Facebook. Он уточнил, что новый оператор появится к концу года.

«Я понимаю, как вас достала монополия «тройки операторов», их ужасный сервис, конские тарифы и обманы. Tele2 Russia пытается изменить ситуацию, и вот мы идем к ним на помощь, и на базе Tele2 Russia в конце года мы запускаем мобильного оператора «Тинькофф Мобайл», — сообщил бизнесмен.

Тиньков добавил, что у нового оператора будут удобные тарифы и «много бесплатного». «Крутые фишки и конечно супер-предложения по DATA, включая международный роуминг. И, конечно, знаменитый дружеский и человечный сервис #Тинькофф», — рассказал предприниматель.

В сообщении банка уточняется, что кредитная организация построит виртуального оператора сотовой связи на базе сети радиодоступа и инфраструктуры Tele2. Банк получит собственный код сети, выделенный диапазон номеров и сим-карты, которые будут доставляться клиентам через собственную сеть представителей. Абонентами новой сети смогут стать все желающие. Объем инвестиций в проект не раскрывается.

Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз отметил, что в последнее время наблюдается все большая конвергенция между финансовым и телеком-секторами. «Поэтому запуск собственного виртуального оператора сотовой связи — ожидаемый и логичный для нас шаг, которые вписывается в нашу стратегию по строительству полноценной финансовой экосистемы на базе платформы Tinkoff.ru», — подытожил он.

В Тинькофф банке выразили уверенность, что создание виртуального оператора позволит качественно расширить спектр оказываемых услуг, благодаря чему удастся повысить лояльность существующих клиентов и привлечь новых. «Мы также ожидаем значительный синергетический эффект для нашего бизнеса за счет оптимизации части расходов по обслуживанию клиентов. В долгосрочной перспективе это направление станет еще одним источником некредитного дохода для нашего бизнеса», — говорится в сообщении.

Сейчас в России действуют четыре федеральных мобильных оператора — МТС, «МегаФон», «ВымпелКом» (работает под брендом «Билайн») и «Т2 РТК Холдинга» (бренд Tele2), которые предоставляют услуги сотовой связи в большинстве регионов. Ранее Федеральная антимонопольная служба (ФАС) обвинила их в нарушении закона о защите конкуренции. В сообщении ведомства указывалось, что нарушение выразилось в том, что операторы с октября 2014 по декабрь 2015 года ввели поклиентский учет SMS-трафика для SMS-агрегаторов. Это привело к тому, что для конечных заказчиков рассылок заметно выросли тарифы.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129574


США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129573

Основатель eBay вложит $100 млн в журналистские расследования

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Первый транш в поддержку независимой журналистики достанется авторам нашумевшего «панамского расследования»

Благотворительный фонд миллиардера Пьера Омидьяра (состояние $8 млрд по оценке Forbes) Omidyar Network решил выделить $100 млн на поддержку журналистских расследований и борьбу с пропагандой, пишет Forbes со ссылкой на заявление организации, сделанное на Всемирном форуме Сколла в Оксфорде.

В фонде рассказали, что средства будут выделены в течение трех лет и будут потрачены на борьбу с «глубинными причинами глобального дефицита доверия».

«Свободные и независимые СМИ играют ключевую роль в предоставлении достоверной информации и критичны для создания системы сдержек и противовесов в отношении тех, кто находится у власти», — заявил партнер компании Omidyar Network Стивен Кинг.

Первые $4,5 млн будут выделены Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) – авторам расследования о панамских офшорах, опубликованного весной 2016 года. Также деньги получат Латиноамериканский альянс за гражданские технологии и Лига борьбы с клеветой.

В Omidyar Network добавили, что решили заняться этим потому, что доверие общества к СМИ подорвали такие события, как Brexit, импичмент президента Бразилии Дилмы Русефф и избрание Трампа.

Ранее к борьбе с фейковым новостями подключился Facebook Марка Цукерберга — соцсеть начала тестировать систему, при которой спорные сообщения будут иметь специальную отметку. Актуальность проблемы обнажили прошедшие осенью 2016 года в США президентские выборы, когда Цукерберга обвинили в том, что именно фейковые сообщения в его социальной сети способствовали победе Дональда Трампа.

Основатель Omidyar Network Пьер Омидьяр сделал свое состояние на Ebay, однако позднее получил известность как филантроп. В 2004 году вместе с супругой они основали фонд Omidyar Network, который с того момента потратил более $1 млрд на социальные проекты.

В 2013 году бизнесмен основал медиа-стартап First Look Media, призванный защитить Первую поправку к Конституции США, гарантирующую свободу слова. Эта организация участвовала в финансировании фильма «В центре внимания», в котором освещалось расследование Boston Globe о сексуальных преступлениях католических священников.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129573


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter