Всего новостей: 2032014, выбрано 454 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Германия > Экология. Авиапром, автопром > dw.de, 8 марта 2017 > № 2097986

Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) заявила, что узнала о манипуляциях с показателями экологических тестов на автомобилях Volkswagen только из прессы в сентябре 2015 года. Меркель стала последней из почти 70 экспертов и свидетелей, которые были опрошены специальной комиссией бундестага по расследованию "дизельного скандала". Члены комиссии, созванной по инициативе оппозиции, должны выяснить, какие меры принимало правительство ФРГ в отношении экологических стандартов с 2007 года и когда узнало о манипуляциях результатами тестов в VW.

Меркель уточнила, что занималась вопросами регулирования выхлопных газов еще в 1990-х годах, когда возглавляла министерство охраны окружающей среды. Будучи канцлером, она также возвращалась к этой проблеме, когда необходимо было выработать позицию федерального правительства на европейском уровне.

"Дизельный скандал" выявил системную ошибку

Глава спецкомиссии, представитель Левой партии Герберт Беренс (Herbert Behrens) считает, что ожидания от допроса Меркель не оправдались. По его мнению, тот факт, что канцлер якобы не знала о нарушениях такого масштаба, указывает на системную ошибку.

В Германии Volkswagen приходится иметь дело с многочисленными судебными процессами в связи с "дизельным скандалом". В частности, Высший земельный суд в Брауншвейге принял к рассмотрению жалобу одного из акционеров концерна, к которой могут присоединиться и другие держатели акций. Помимо этого, в земельном суде Брауншвейга лежат еще около 70 других исков против VW. Общая сумма компенсаций, которые истцы требуют от концерна, достигает 8,8 млрд евро.

В результате расследований, инициированных властями США в сентябре 2015 года, концерн VW был вынужден признать, что во всем мире было продано 11 млн автомобилей с программным обеспечением, позволявшим манипулировать тестами на соответствие дизельных моторов экологическим стандартам. В действительности загрязнение отработанными газами дизельных автомобилей VW в 40 раз превышало допустимые нормы.

Германия > Экология. Авиапром, автопром > dw.de, 8 марта 2017 > № 2097986


Узбекистан. Канада. США > Авиапром, автопром. Транспорт > uzdaily.uz, 28 февраля 2017 > № 2097889

В марте текущего года НАК «Узбекистон хаво йуллари» получит Full-flight-симулятор (FFS) самолета Boeing-767 канадской компании САЕ.

С помощью нового тренажера летный состав авиакомпании будет укреплять навыки пилотирования этого типа ВС в условиях, максимально приближенных к реальным.

FFS Boeing-767 – это новейшая разработка компании САЕ - ведущего производителя авиационных тренажеров. Он оснащен самым современным компьютерным обеспечением, системами визуализации и подвижности c шестью степенями свободы, на нем можно разыгрывать различные сценарии полета, как в воздухе, так и на земле. Кроме того, база данных, заложенная в компьютерной системе симулятора, позволяет совершать полеты в любую точку земного шара и осуществлять взлет и посадку во многих аэропортах мира.

Для технической поддержки тренажера на первом этапе канадскими специалистами в Учебно-тренировочном центре НАК будут обучены восемь специалистов - инженеров авиакомпании, которые получат допуски к самостоятельному обслуживанию FFS.

Сегодня в Тренажерном комплексе Национальной авиакомпании функционируют современные процедурные тренажеры для воздушных судов Боинг-757, А320 и Full-flight симуляторы А320 и отечественного Ил-114-100, которые позволяют НАК «Узбекистон хаво йуллари» осуществлять тренажерную подготовку не только собственного летного состава, но и предлагать услуги по обучению и переподготовке пилотов иностранным авиакомпаниям. А с вводом в эксплуатацию FFS B-767 в Узбекистане будет создана необходимая база для подготовки и переподготовки пилотов на ВС Boeing -767 без привлечения зарубежных учебных центров.

Запуск в эксплуатацию нового Full-flight-симулятора Boeing-767 запланирован на июнь этого года.

Узбекистан. Канада. США > Авиапром, автопром. Транспорт > uzdaily.uz, 28 февраля 2017 > № 2097889


США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 февраля 2017 > № 2087114

NASA продувает модель нешумного сверзвукового самолета.

В США проходят испытания в аэродинамической трубе модели будущего сверхзвукового пассажирского самолета QueSST X-Plane разработки Lockheed Martin, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на космическое агентство NASA.

Работы проводятся в Научно-исследовательском центре им. Гленна NASA в Кливленде. Агентство проверяет масштабную модель в размере 9% от перспективного авиалайнера. В течение 8 недель инженеры должны протестировать модель на скоростях от 0,3 до 1,6 М. Отмечается, что летные испытания самолета начнутся "в не слишком отдаленном будущем".

Основной целью испытаний является снижение шумности при полетах на сверхзвуковой скорости. Недавние исследования показали, что есть возможность того, что сверхзвуковой самолет будет гасить ударную волну быстрее чем скорость звука достигнет земли. Таким образом, люди на земле вряд ли услышат, что над ними пролетает самолет на сверхзвуковой скорости.

"Уникальный дизайн самолета имеет такую форму, которая существенно снижает шум на сверхзвуковой скорости. Этот шум можно сравнить с обычным сердцебиением, чем с тем звуковым ударом, который сейчас обычен для сверхзвукового полета", говорит инженер, менеджер программы QueSST компании Lockheed Martin Skunk Works Питер Лосифидс (Peter Iosifidis).

NASA выдало контракт компании Lockheed Martin для предварителного проектирования сверзвукового самолета в феврале 2016 года, испытания в аэродинамической трубе будут продолжаться до середины 2017 года. Предполагается, что демонстрационный образец с низким уровнем шума начнет летные испытания примерно в 2020 году.

США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 февраля 2017 > № 2087114


Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870

Компания GM Uzbekistan в марте 2017 года запустит сборочное производство автомобилей в Казахстане. Об этом было сообщено на заседании Совместной межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству между Узбекистаном и Казахстана.

Мощности по сборке автомобилей будут созданы на базе компании «СарыаркаАвтоПром».

На первоначальном этапе будет создано производство по сборке седана Ravon Nexia R3 мощностью 7 тыс. автомобилей в год. В будущем планируются наладить сборку автомобилей Spark.

Узбекистан и Казахстан начали работу по организации в Казахстане сборки транспортной техники предприятия JV MAN Avto Uzbekistan, автобусов и грузовых машин «СамАвто».

Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870


Туркмения. Узбекистан > Авиапром, автопром > turkmenistan.gov.tm, 24 февраля 2017 > № 2094847

В Ашхабаде состоялась презентация автомобилей нового бренда Ravon – преемника марки Uz-Daewoo

Организатором мероприятия выступило Хозяйственное общество «Туркмен-УзАВТО» - совместное предприятие Акционерной компании «УзАвтоСаноат» и Государственного торгового центра «Туркменистан» Министерства торговли и внешнеэкономических связей.

В торжестве приняли участие официальные представители ряда заводов по производству автомобилей различных модификаций. В их числе – Акционерное общество «Дженерал Моторс Узбекистан» («GM Uzbekistan») по выпуску легковых автомобилей, ООО «СамАвто», специализирующееся на производстве автобусов и грузовых машин средней грузоподъёмности под брендом Isuzu, совместное узбекско-немецкое предприятие по выпуску грузовиков, спецтехники и прицепов марки MAN и др.

Среди собравшихся – также представители отечественных отраслевых структур, главы дипломатических представительств и миссий, аккредитованных в нашей стране, многочисленные автолюбители.

Как известно, Туркменистан успешно осуществляет программы, нацеленные на создание новых высокотехнологичных производств, модернизацию основных фондов и техническое переоснащение предприятий, посредством внедрения достижений менеджмента, маркетинга, ноу-хау. При этом огромное значение придаётся изучению позитивного опыта зарубежных стран и применению его с учётом приоритетов туркменской экономики.

Сегодня автомобилестроительная индустрия Республики Узбекистан является высокотехнологичной отраслью и служит примером сочетания передовых зарубежных технологий и оборудования с местным кадровым и сырьевым потенциалом.

Узбекские партнёры, заинтересованные в организации нынешней презентации в Туркменистане, исходили из того, что модернизация и наращивание материально-технической базы автомобильного транспорта нашей страны, включая повышение качества оказываемых услуг, – одно из основных направлений стратегии развития этой отрасли народнохозяйственного комплекса. Поэтому к транспорту, в том числе автомобильному, предъявляются особо высокие требования по безопасности и надёжности.

Производители утверждают, что представленные здесь новые машины марки Ravon отвечают мировым стандартам. Они оснащены кондиционерами, усилителями руля, весьма экономичны и соответствуют экологическим требованиям.

С узбекского языка «ревон» переводится как «светлая, чистая, ровная дорога» или «лёгкий путь». Успех этого нового бренда на рынке формируется за счёт высоких стандартов обслуживания.

На сегодняшней презентации были представлены Ravon Gentra, Ravon Nexia R3 и Ravon R4. Помимо этого, на специальной площадке демонстрировались образцы различных видов автотранспортных средств, также выпускаемых в Узбекистане. Участники мероприятия могли ознакомиться с техникой, предназначенной для сельского хозяйства, строительных работ, коммунальных служб. Здесь были представлены автомобили разной модификации и назначения. Так, среди машин для строительных работ – техника марки MAN, которая производит большегрузные автомобили, автобетоносмесители и др.

Как известно, сегодня в Туркменистане большое значение придаётся вопросам обеспечения чистоты и соблюдения экологических норм в городах и сёлах. В этой связи предметом особого внимания присутствующих стали образцы техники для служб коммунального хозяйства, в том числе комбинированная машина, предназначенная для уборки снега и посыпания автомагистралей песком, а также чистки и мытья дорожного покрытия в любое время года.

Интерес у собравшихся вызвала и сельхозтехника – зерноуборочный комбайн, тракторы общего назначения, хлопкоуборочные машины, сеялки, опрыскиватели и др. Наряду с этим, на выставке были представлены грузовые автомобили, автобусы марки ISUZU, а также образцы мини-техники для малых, в том числе садоводческих и домашних хозяйств.

Туркмения. Узбекистан > Авиапром, автопром > turkmenistan.gov.tm, 24 февраля 2017 > № 2094847


Китай. Весь мир > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 24 февраля 2017 > № 2087110

FC-31. Палубный вариант + будущий экспортный успех.

В китайской прессе начинают появляться статьи о начале разработки палубной версии истребителя J-31 (FC-31), сообщает "Военный Паритет".

На прошедшей в ноябре 2016 года выставке Zhuhai Airshow был показана модель второго прототипа истребителя, который имеет некоторые общие черты с J-20, в частности, обрезанные кили вертикального оперения и оптико-электронный датчик под носовой частью. Военный аналитик Чэнь Ху сказал, что это неудивительно, так как оба самолета разрабатываются Государственной корпорацией авиационной промышленности (Aviation Industry Corporation of China - AIVC).

Модель прототипа оснащена носовой стойкой с двумя колесами, как большинство палубных истребителей, также было сообщено, что третий китайский авианосец будет оснащен тремя паровыми катапультами. Отмечалось, что по сравнению с J-15 (Су-33) этот самолет имеет значительно меньшие размеры, что позволит ему лучше маневрировать по палубе. Тем не менее, на стенде сообщалось, что длина самолета по сравнению с первым прототипом увеличилась с 16,8 м до 17,5м, максимальный взлетный вес достиг 28 т. Во внутреннем отсеке оружия возможно размещение до 8 т бомб и ракет (вероятно, это слишком завышенные цифры - прим. Военный Паритет).

Разработка самолета ведется на инициативной основе. Шэньянская авиастроительная корпорация делает ставку на будущий экспортный успех самолета. Согласно прайс-листу, его стоимость составит 70 млн долл США, что значительно ниже чем у американского F-35A. В 2014 году министр оборонной промышленности Пакистана Рана Танвиир Хусейн заявил, что Исламабад заинтересован в покупке 30-40 истребителей FC-31. С тех пор, как сообщают источники, переговоры значительно продвинулись.

Китай. Весь мир > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 24 февраля 2017 > № 2087110


США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087

Убийца-невидимка: как Россия и Китай могут сбить американский F-35 или F-22 Raptor

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Соединенные Штаты вкладывают десятки миллиардов долларов в разработку истребителей-невидимок пятого поколения, таких как F-22 Raptor компании Lockheed Martin и единый ударный истребитель F-35. Однако простых усовершенствований в обработке сигнала при наличии у ракеты мощной боевой части и собственной системы наведения на конечном участке траектории может оказаться достаточно, чтобы низкочастотные РЛС и эти ракеты могли поражать новейшие американские самолеты.

В Пентагоне и военно-промышленных кругах хорошо известно, что РЛС, работающие в ОВЧ и УВЧ-диапазоне, способны обнаруживать и сопровождать малозаметные летательные аппараты. Считается, что такие РЛС не в состоянии направить ракету точно в цель, то есть, обеспечить высокую точность сопровождения. Но это не совсем верно. Некоторые специалисты говорят, что эту проблему можно обойти стороной.

Обычно работа низкочастотной РЛС при наведении оружия на цель ограничивается двумя факторами. Первый фактор это ширина луча РЛС. Второй — ширина радиолокационного импульса. Но оба ограничительных фактора можно преодолеть за счет обработки сигнала.

Ширина луча напрямую связана с конструкцией антенны, которая обязательно должна быть большой, поскольку используются низкие частоты. Первые низкочастотные РЛС типа советской П-14 метрового диапазона имели огромные размеры, и в них использовались полупараболические антенны для ограничения ширины луча. В более поздних РЛС типа П-18 «Терек» применялась антенная решетка типа «волновой канал». Она была легче и немного меньше по размерам. Но у этих первых низкочастотных РЛС были серьезные ограничения по определению дальности и точного направления контакта. Кроме того, они не могли определять высоту, так как создаваемые этими станциями радиолокационные лучи имеют несколько градусов в ширину по азимуту и десятки градусов в ширину по углу места.

Другой традиционный недостаток РЛС ОВЧ и УВЧ-диапазона заключается в том, что длительность импульсов у них велика, а частота повторения импульса — низкая. Это приводит к тому, что такие станции не могут точно определять дальность. Бывший офицер РЭБ ВВС США Майк Пьетруча (Mike Pietrucha), летавший на F-4G Wild Weasel и F-15E Strike Eagle, как-то рассказал мне, что импульс шириной 20 микросекунд создает длину импульса примерно 6 000 метров. Разрешающая способность по дальности у РЛС составляет половину длины этого импульса. То есть точно определить дальность в пределах трех километров она не в состоянии. При этом, если две цели находятся рядом, РЛС не может распознать их по отдельности.

Обработка сигнала частично решила проблему разрешения по дальности еще в 1970-х годах. Главное здесь — это импульсная частотная модуляция, которая используется для сжатия радиолокационного импульса. Преимущество сжатия импульса состоит в том, что при импульсе в 20 микросекунд разрешение по дальности снижается примерно до 60 метров или около того. Есть и другие способы, которые можно использовать для сжатия радиолокационного импульса, например, манипуляция сдвигом фазы. По словам Пьетручи, технологии сжатия импульса появились десятки лет тому назад, и их преподавали офицерам РЭБ ВВС еще в 1980-е годы. По современным меркам, это требует ничтожной производительности компьютеров.

Проблему разрешающей способности по азимуту и направлению инженеры решили, создав РЛС с фазированной антенной решеткой. При этом отпала необходимость в параболической антенне. В отличие от более старых антенных решеток с механическим сканированием, РЛС с фазированной антенной решеткой направляет свои радиолокационные лучи при помощи электроники. Такие РЛС могут формировать несколько лучей, придавая им разную ширину, частоту сканирования и прочие характеристики. В конце 1970-х годов уже существовала необходимая вычислительная мощность для выполнения этой задачи. Со временем появилась боевая система ВМС «Иджис», которая устанавливается на ракетных крейсерах типа «Тикондерона» и эсминцах типа «Арли Берк». Но антенна с активной фазированной решеткой все равно лучше, так как она обеспечивает большую точность.

Если у ракеты достаточно мощная боеголовка, точность попадания не имеет большого значения. Например, у устаревшей на сегодня ракеты С-75 «Двина» масса боевой части составляет 200 килограммов, а радиус сплошного поражения превышает 30 метров. Таким образом, согласно теории Пьетручи, сжатый импульс в 20 микросекунд с разрешением по дальности 50 метров достаточен для того, чтобы доставить боезаряд достаточно близко к цели.

Разрешение по углу места и по направлению должно быть схоже с угловым разрешением примерно 0,3 градуса для цели на скорости 30 морских миль, потому что радиолокационная станция управления ракетой это единственная система, направляющая ракету С-75. Например, если ракета оснащена собственными приборами обнаружения, скажем, инфракрасным датчиком с зоной сканирования кубический километр, она становится еще более опасной для F-22 или F-35.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087


США. Германия > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083037

Говорящий асфальт: как должна измениться инфраструктура для авто без водителей

Илья Екушевский

Forbes Contributor

Почему нам сначала нужен не беспилотный автомобиль, а умная дорога

BMW и крупнейшая компания по разработке программного обеспечения для автомобилей Mobileye 21 февраля объявили о старте совместного проекта по сбору данных о дорогах в режиме реального времени. Для чего нужна эта информация? Главным образом для того, чтобы создать оптимальные условия для беспилотных автомобилей. Установка программы Road Experience Management (REM), созданной Mobileye, поможет собрать всю информацию для детального мэппинга дорог. Очевидно, что чем больше у компании будет партнеров-производителей, тем ближе будет мир к массовому воплощению идеи беспилотного транспорта. Кроме того, это значит, что работа над самоуправляемыми автомобилями не затихает, а только набирает обороты. Но пока многие рассуждают о технической части вопроса, мы хотим поговорить об этической — как же все-таки будет решаться вопрос ответственности и выбора в случае с беспилотным транспортом.

Сейчас на наших глазах сошлись два больших технологических тренда: разработка беспилотных транспортных средств и массовое распространение электромобилей нового поколения. По отдельности каждая из этих тем, мягко говоря, не нова. Первые попытки запустить в эксплуатацию «тележек» с электрическим двигателем появились еще в середине XIX века, фактически в одно время с двигателем внутреннего сгорания. Но сложность утилизации и дороговизна «батареек» свели на нет целесообразность эксплуатации. Также технология не получила развития из-за лоббистов-нефтяников, которые подавили интерес к электромобилям с помощью кампаний в СМИ, продвигающих теорию об опасности электродвигателей для человека и их технологическое несовершенство. Неудивительно, что активные разработки были на десятилетия отложены, все преференции получил двигатель внутреннего сгорания. Но в последние десятилетия, в частности из-за экологических проблем автотранспорта и роста стоимости топлива, ситуация стала кардинально меняться. Это позволило частным предпринимателям и крупным автопроизводителям вновь посмотреть в сторону электроавтомобиля.

После финансового кризиса 2008 года, когда производилось значительно больше электрических транспортных средств, чем когда-либо ранее, их доля на мировом автомобильном рынке начала стремительно расти. Особенно это стало заметно с выходом на рынок компании Илона Маска. Количество электромобилей под брендом Tesla ежегодно удваивается: в 2015 году компания продала около 50 000 автомобилей, в 2016-м — уже 100 000. К этой теме также подтягиваются и автомобильные гиганты. Многие решили объединить усилия, чтобы создавать электрокары на единой платформе. Кажется, сегодня практически все автопроизводители поймали тренд на работу с транспортом, работающим на электричестве. Что неудивительно, так как по самым оптимистическим оценкам доля электромобилей в мире к 2030 году может составить около 30%.

Похожая ситуация и с развитием беспилотных транспортных средств. Образы самоуправляемых автомобилей можно легко встретить в научной фантастике 1960-х или даже раньше. Будущее, в котором автомобили передвигаются без водителей, многократно обыграно в художественных фильмах. Иными словами, идея «беспилотников» — и на земле, и в небе — витала давно, но только в последние годы получила мощный рывок к реализации, когда разработка искусственного интеллекта, особенно deep learning, вышла на следующий уровень. У частных предпринимателей, занятых в этой сфере, у автопроизводителей и, что не менее важно, у инвесторов появилось понимание, что подобные наработки могут быть широко востребованы уже в самом ближайшем времени. Кажется, что вот-вот мир заполонят беспилотные автомобили на электротяге. И те, кто успеет влиться в когорту пионеров-разработчиков, – станут богатейшими людьми XXI века. Технологические гиганты уже сейчас пытаются поделить формирующийся рынок. Google и Uber активно тестируют свои беспилотные системы. В октябре 2016 года Илон Маск объявил о планах оснащения всех электромобилей Tesla автопилотом. Беспилотными технологиями интересуется и корпорация Apple, которая, возможно, выпустит к 2019 году свой электромобиль. А компания Toyota еще в 2014 году вложила в разработку искусственного интеллекта для автомобилей более $1 млрд. Но за всем этим ажиотажем (или, как принято говорить, «хайпом»), ускользает цель: зачем именно нам нужны эти нововведения, что если отбросить логику неотвратимости технологической революции? С электромобилями все более-менее ясно: человечество хочет «чистые» виды транспорта, чтобы решить проблемы с экологией, прежде всего, в мегаполисах. Электродвигатель поможет решить проблему загазованности, снизит уровень шума на улицах, сделает транспортное средство более комфортным и экономичным. Остается пока нерешенным вопрос утилизации аккумуляторов, но, кажется, решить эту проблему можно. Учитывая, что лучшие умы человечества сейчас брошены на решение этой проблемы, то какой-то выход обязательно найдется.

С идеей беспилотного автомобиля все немного сложнее – тут очень много социальных аспектов. Одна из причин, по которым сегодня решено эту тему развивать, – вопрос безопасности. В мегаполисе автомобиль, который управляется роботом, намного безопаснее автомобиля, управляемого человеком. В управлении автомобилем человек постоянно отвлекается: внешняя среда, общение, периферия в салоне и многое другое – все это влияет на уровень безопасности и стиль езды. Стоит также обязательно учесть, что человек в принципе эмоционален, а это может негативно сказаться при управлении транспортным средством. Искусственный интеллект способен сделать «беспилотник» приспособленным к быстро меняющейся дорожной обстановке. При этом безопасность передвижения на автомобиле может вырасти в разы, поскольку скорость реакции сенсоров сегодня во много раз превосходит человеческие, а охват и объем считываемой информации об окружающей среде в разы больше, в отличии от человека, который направляет свой фокус получения информации всего лишь на отдельные фрагменты. Также, в отличии от человека, «опыт» одного беспилотного автомобиля можно передать всем остальным. В будущем это позволит сделать поездки на любом транспортном средстве максимально безопасными с самых первых метров, в отличии, например, от человека, которому непременно потребуется время на адаптацию, чтобы получить необходимый опыт вождения.

Безопасность передвижения — важный, но не единственный мотив для развития беспилотного транспорта. Человек выигрывает время. Возможно, об этом говорят мало, но это также важнейший мотив: сегодня человек проводит достаточно много времени, управляя транспортным средством. Легко подсчитать, что в крупном мегаполисе за среднестатистическую жизнь человек проводит около четырех лет за рулем. Согласно последним исследованиям, москвичи, например, тратят около двух часов в день на дорогу при пользовании личным транспортом — и это при условии, что эти горожане живут не на окраине города и не за пределами МКАД, а достаточно близко к центру. Куда люди направят высвободившиеся часы: на личные дела, обучение или работу? Пока это вопрос, но последствия этих изменений точно будут глобальными. Возможно, без необходимости следить за дорогой, люди начнут больше читать книги, общаться друг с другом или чаще пользоваться аудио- и видеоконтентом. Существует также гипотеза, что при массовом внедрении «беспилотников» резко подскочит потребление алкоголя. Подобных предположений можно привести десятки, но точно ясно одно – свободные часы в дороге серьезно изменят привычное всем устройство жизни.

При многих бесспорных плюсах беспилотного транспорта неизвестным пока остается только одно: насколько быстро возникнет доверие к искусственному интеллекту и изменится поведенческая модель потребителей. Пока не решена одна базовая проблема, каким бы обучаемым не был «беспилотник» – постоянно меняющаяся дорожная обстановка всегда будет привносить совершенно новые сценарии и, следовательно, все новые и новые риски. Окружающая среда полна неожиданностей и постоянно меняется, и, возможно, единственное, что может оказать серьезный толчок к широкому использованию беспилотного транспорта – умная дорожная инфраструктура. Очевидно, что в цифровой мир перейдет множество элементов транспортно-логистической экосистемы:дорожная разметка, уличное освещение, устройства оптической сигнализации, регулирующие дорожное движение, технические средства безопасности дорожного движения, устанавливаемые у дороги и прочие. Практически все элементы станут источником информации. Дорожное полотно сможет снабжать «беспилотник» важными температурными и телеметрическими данными, необходимыми для определения стратегии передвижения, коррекции траектории движения транспортного средства, его скорости и других параметров, необходимых для обеспечения гарантированной безопасности. Пока «оцифровывается» дорожная инфраструктура довольно рано говорить о новом шаге для всего человечества, но будущее , как говорится, уже не за горами.

США. Германия > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083037


Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792

Небо, самолет, чиновники: как мировой авиапром зависит от России

Анастасия Дагаева

Forbes Contributor

Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок.Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок. Фото Павла Лисицина / РИА Новости

В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих

Пассажирские самолеты создаются всем миром — это не метафора, а реальность нынешнего гражданского авиапрома. Достаточно зайти на сайт любого авиапроизводителя и изучить раздел поставщиков комплектующих. Обычно указываются поставщики первого уровня (например, производители двигателей и авионики), но и их набирается десятки компаний. А есть еще поставщики второго, третьего, четвертого уровней. Самолет — слишком сложная и дорогая конструкция, чтобы с ней справиться в одиночку: только длина электропроводов для одного самолета может достигать 500 километров.

Если посмотреть на карту мира с точки зрения авиапрома, то страны, а точнее, компании той или иной страны, имеют свою «специализацию». Россия тоже есть на этой карте. И здесь крупнейший представитель — титановая корпорация «ВСМПО-Ависма». Российский титан используется для производства деталей шасси, двигателей и крыла, которые подвергаются наибольшим нагрузкам в полете.

Сильные позиции «ВСМПО-Ависмы» не пошатнули ни корпоративные войны, в результате которых контроль над компанией перешел к «Ростеху», ни антироссийские санкции. Политические события 2014 года, конечно, осложнили сотрудничество между российской компанией и иностранцами, но не прекратили его.

«Санкции практически не повлияли на объемы реализации «ВСМПО-Ависмы», — говорит представитель корпорации. — По некоторым продуктам произошло перераспределение поставок, а по некоторым — нас попросили создать буферные склады, что мы и сделали». И даже попадание Сергея Чемезова — главы «Ростеха» и по совместительству председателя совета директоров «ВСМПО-Ависмы» — в санкционные списки Европы и США не привело ни к каком ущербу.

Иркутский завод, входящий в Объединенную авиастроительную корпорацию (контролируется государством), продолжает работать по контакту с Airbus, обеспечивая серийное производство компонентов для А320. Транспортная авиакомпания «Волга-Днепр» участвует в производственной цепочке Boeing — перевозит комплектующие и оборудование. А российские инженеры вовлечены в создание таких новинок мирового авиапрома, как В787 Dreamliner и Airbus A350 — самолетов из композитных материалов.

Парк российских авиакомпаний примерно на 80% состоит из самолетов Airbus, Boeing, Bombardier, Embraer. Нередко это вызывает публичное негодование чиновников. У них не принято говорить про интересы рынка. Зато принято ругать авиакомпании за «непатриотичность». Аргументация одна: иностранные самолеты мешают развиваться отечественному авиапрому. В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих.

Чего стоит негодование вице-премьера Дмитрия Рогозина: «Это позор! В стране с таким количеством часовых поясов летать на иностранных бортах. Они не лучше нашей авиационной техники, которую мы просто не можем довести до ума. <…> Это нетерпимая ситуация!» На встрече в январе Рогозин даже предложил президенту Владимиру Путину выдавать разрешения на международные полеты только тем авиакомпаниям, которые поставят на эти маршруты отечественные воздушные суда.

В итоге мы видим проекты из советского прошлого, разумеется, с единственным источником финансирования — из бюджета страны. Деньги уже идут на региональный самолет Ил-114, дальнемагистральный Ил-96-400 — всего предусмотрено 109,3 млрд рублей. Парадокс в том, что российский авиапром и сам не живет без иностранных поставщиков комплектующих. Например, еще не взлетевший среднемагистральный самолет МС-21 на 40% «иностранец», а ближнемагистральный SuperJet — более чем на 50%.

Если отбросить эмоции, то отчетливо видно: чуть ли не в каждом иностранном самолете есть производственный и интеллектуальный вклад россиян. И кто тут более патриотичен — чиновники в праведном гневе или компании, которые давно и успешно интегрированы в мировой гражданский авиапром?

Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792


Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062965

Китайская государственная авиастроительная корпорация Commercial Aircraft Corp. of China (COMAC) сообщила о завершении установки всех бортовых систем на новейшем пассажирском авиалайнере С919, который был представлен публике 2 ноября 2015 г. По неподтвержденным данным, первый тестовый полет лайнера может состоятся уже весной 2017 г.

В заявлении COMAC подчеркивается, что самолет практически готов к первому полету. Проведены сотни тестов, главный из которых — тест на воздействие давления на фюзеляж лайнера — благополучно завершился в январе 2017 г., пишет «Сина синьвэнь».

«Мы проверили весь самолет, все компоненты и системы С919 работают в штатном режиме», — сообщил журналистам ведущий эксперт центра проектирования летательных аппаратов при Commercial Aircraft Corp. of China Ли Цян.

Пассажировместимость первого китайского среднемагистрального авиалайнера составит около 158 мест. Дальность полета превысит 4 тыс. км. Как ожидается, китайский С919 станет главным конкурентом Airbus 320 и Boeing 737. По состоянию на конец 2016 г. COMAC получила 21 заказ суммарно более чем на 500 лайнеров.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, первый тестовый полет С919 должен был состоятся до конца 2016 г., однако из-за длительной процедуры лицензирования авиатехники в Китае первый широкофюзеляжный лайнер из КНР поднимется в воздух лишь в 2017 г.

Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062965


Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 31 января 2017 > № 2061687 Анастасия Дагаева

Вдруг война. Зачем Россия восстанавливает производство советских самолетов

Анастасия Дагаева

На возрождение старых советских самолетов пойдет 109,3 млрд рублей. А для чего? По мнению властей, в стране с таким количеством часовых поясов стыдно летать на иностранных бортах. Но рассмотреть проекты Ил-114 и Ил-96-400 под экономическим углом необходимо, хотя бы для того, чтобы наглядно убедиться в их несостоятельности

На днях президент Владимир Путин и вице-премьер Дмитрий Рогозин в очередной раз обсуждали будущее российской гражданской авиации. «Мы столкнулись с наиболее сложной проблемой – это дальнемагистральный самолет. У нас рынок сегодня на 80% [состоит] из Airbus и Boeing», – жаловался Рогозин. Ну а дальше он ожидаемо предложил комплексную стратегию решения этой проблемы: государство выделяет деньги на строительство самолетов, на их продвижение, продажу, обслуживание; государство обеспечивает льготные кредиты, субсидии, прочие меры поддержки.

Рогозин перечислил три самолета, которые нужны России: Ил-114, Ил-96, МС-21. И если МС-21 считается самолетом нового поколения и его первый полет ожидается только нынешней весной, то Ил-114 и Ил-96 появились еще в СССР. Ни тот ни другой уже давно не производят, но теперь все должно измениться. Государство готово потратить несколько лет и несколько десятков миллиардов рублей на то, чтобы вернуть эти советские модели обратно на рынок и таким образом вытеснить оттуда европейцев и американцев.

Не в экономике счастье

Предназначенный для региональных перелетов Ил-114 был разработан еще в 1980-х годах; в нем 64 места, дальность полета – 1500 км. Самолет строили в Ташкенте (всего было выпущено около 20 машин, большинство уже выведено из эксплуатации). Там же в Ташкенте осталось несколько комплектов, которые теперь планируют пустить в производство.

Ил-96 рассчитан на дальние расстояния и большую вместимость – точные значения зависят от модификации. Всего построено 30 самолетов. Базовый вариант Ил-96-300 тоже появился в конце 1980-х годов, выпускали его в Воронеже. На основе Ил-96-300 создали главный президентский самолет, так называемый пункт управления. А единственная коммерческая авиакомпания, которая до сих пор имеет в своем парке Ил-96, – это Cubana de Aviacion (три самолета).

Рогозин продвигает Ил-96-400М (удлиненная модернизированная версия Ил-96-300) вместимостью 400 кресел и дальностью перелетов до 9000 км. Полноценной пассажирской версии Ил-96-400 никогда не было. Самолет изначально был построен как грузовой – четыре борта для авиакомпании «Полет». После ее банкротства один самолет переделали в VIP-версию для ФСБ, еще один – для Минобороны. Судьба оставшихся двух неизвестна, хотя были планы сделать из них топливозаправщики.

О том, чтобы снова запустить производство Ил-114, заговорили в 2014 году, а в следующем, 2015 году вспомнили и про Ил-96-400. В отрасли это вызвало недоумение, кажется, никто всерьез не поверил в реальность таких планов, ведь самолеты экономически бесперспективны. Минпромторг признал, что внутренний рынок России не способен довести проекты авиапрома до точки окупаемости. Поэтому если и рассчитывать на прибыль, то лишь выдерживая международную конкуренцию.

Однако весной прошлого года стало известно, что оба проекта получат бюджетное финансирование. Сначала речь шла о 50 млрд рублей на каждый самолет. Сейчас цифры уже больше: 55,9 млрд идет на Ил-114; 53,4 млрд – на Ил-96-400.

Производство Ил-96-400 оставили в Воронеже, запустить его должны в конце 2019 года. Мощности завода могут потянуть два самолета в год. Региональный Ил-114 определили на площадку РСК «МиГ» в подмосковных Луховицах. В 2019 году там должны собрать первые Ил-114 – из оставшихся ташкентских комплектов.

Итак, на возрождение старых советских самолетов пойдет 109,3 млрд рублей. А зачем? Вице-премьер Рогозин на этот счет красноречив и категоричен: «Это позор! В стране с таким количеством часовых поясов летать на иностранных бортах. Они не лучше нашей авиационной техники, которую мы просто не можем довести до ума. <…> Это нетерпимая ситуация!» Но рассмотреть проекты Ил-114 и Ил-96-400 под экономическим углом необходимо, хотя бы для того, чтобы наглядно убедиться в их несостоятельности.

Сколько строить

У чиновников план такой: за пять лет выпустить шесть-восемь самолетов Ил-96-400 и двадцать – двадцать пять Ил-114 (может быть, и сто, «в зависимости от спроса»). Объемы, мягко скажем, скромные. И если Рогозин грозится вытеснить с российского рынка дальнемагистральные Airbus и Boeing (у нас в основном используют А330 и В777), то посмотрим на их объемы производства. В месяц американцы выпускают шесть В777 (с августа 2017 года снизят до пяти), европейцы – семь А330, то есть за пять лет это несколько сотен самолетов.

При этом вице-премьер хочет оградить, защитить, отвоевать внутренний рынок, ссылаясь на мировой опыт. «Хоть и говорят некоторые наши либералы о том, что, если самолет хороший, его будут покупать везде, это не так. Попробуйте продать Airbus, скажем, на американском рынке или, наоборот, Boeing где-то в Европе», – просветил Рогозин российского президента.

Теперь берем открытые данные. Сегодня более 1400 самолетов Airbus летает в Северной Америке, в том числе в парке крупнейших авиакомпаний США – American Airlines и Delta Airlines. В США компания Airbus открыла и сборочное производство самолетов A320.

Похожая ситуация и в Европе. Более 1700 самолетов Boeing в настоящее время находится в парке европейских перевозчиков, включая Lufthansa, Air France, Ryanair. Для Airbus и Boeing рынок – это весь мир, а не отдельные регионы. Они агрессивно конкурируют в Африке, на Ближнем Востоке и, разумеется, в Азии, где сейчас самые высокие в мире темпы роста пассажиропотока.

И одно лирическое отступление. Airbus и Boeing долго спорили, сколько двигателей на дальнемагистральном самолете лучше, два или четыре. Это была жесткая борьба. В итоге победила концепция двух двигателей от Boeing: безопасность не страдает, а экономическая выгода на порядок выше. Airbus пришлось закрыть производство А340 с четырьмя двигателями, потому что он не выдержал конкуренции с двухдвигательным В777.

Программы пассажирских четырехдвигательных самолетов – A380 у Airbus и B747 у Boeing – на грани закрытия, рынку они не нужны. Зато у еще несуществующего пассажирского самолета Ил-96-400 четыре двигателя. Наверное, это все, что нужно знать про его конкуренцию с Airbus и Boeing.

Кто купит

Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) формулирует так: самолет Ил-96-400М в специальных версиях может заинтересовать специализированных госзаказчиков. Вице-премьер говорит про авиаперевозчиков. «Для тех компаний, которые будут закупать российскую авиационную технику, мы предоставим выгодные маршруты, а также специальные льготы экономического характера», – сказал Рогозин Путину. Идея Путину понравилась.

Вопрос, нужны ли Ил-96-400М российским авиакомпаниям с точки зрения бизнеса, не поднимался. Но достаточно посмотреть на маршрутные сети «Аэрофлота», S7, «Ютэйр» – в основном это направления средней продолжительности до пяти часов. Значит, и флот нужен соответствующий. Даже у «Аэрофлота», самого крупного и состоятельного перевозчика, на дальнемагистральные самолеты приходится всего пятая часть парка (пятнадцать В777; двадцать два А330).

Про рынок региональных самолетов чиновники честно говорят: глубоко не исследовали. Опрос авиакомпаний выявил потребность примерно в пятидесяти новых судах. «В бесконечной мыльной опере с оживлением отечественного авиастроения смущает только один момент: авиаперевозки по выручке, чистой прибыли, налогам и рабочим местам уже бесконечно далеки от убогой отрасли, по инерции собирающей ведра с гайками. Но чиновники продолжают смотреть на них [авиаперевозки] как на придаток авиапрома», – указывает независимый авиационный эксперт Андрей Крамаренко.

«У представителей авиапрома одна мысль – отечественные авиакомпании должны заказывать отечественные самолеты. Никто не собирается создавать современный конкурентоспособный продукт. Желание одно – вернуть СССР и заставить брать то, что дают», – говорит главный редактор avia.ru Роман Гусаров.

Куда летать

Как уже упоминалось, Рогозин обещает «патриотичным» перевозчикам разные бонусы – например, передать им выгодные маршруты. Любопытно, что к таким он отнес прямые перелеты на Дальний Восток (это для Ил-96-400).

Государство не первый год субсидирует дальневосточные направления (компенсирует часть стоимости билета для стимулирования пассажиропотока). В понимании вице-премьера получение бюджетных денег это и есть выгода? Кстати, ряд региональных перевозок тоже сидят на государственных дотациях, то есть и за Ил-114 вполне могут перепасть «выгодные» маршруты.

Также в категорию выгодных маршрутов попали «наиболее популярные у российских туристов» (это какие?). Давно не секрет, что из-за экономического спада туристическая ниша просела. И вообще, количество дальних рейсов: в США, Латинскую Америку, Юго-Восточную Азию – не растет.

Для лучшего понимания масштаба: в самой летающей стране мира, США, очень не просто найти прямой рейс из Нью-Йорка в Анкоридж, Аляску (такой аналог Москва – Владивосток). Поисковики выдают почти 60 рейсов между этими городами, но с пересадкой – одной или двумя. Единственный прямой рейс удалось обнаружить в августе, выполняется раз в неделю, стоит вдвое дороже пересадочных.

Патриотизм, конспирология, семья

Экономический мотив в проектах Ил-114 и Ил-96-400 не прослеживается. Но почему Рогозин так одержим идеей вернуть эти самолеты? Попытаемся выдвинуть версии.

Патриотическая версия. Ее главные кричалки: «Россия – великая авиационная держава!», «Внутренний рынок – наш!», «Airbus и Boeing, руки прочь от наших пассажиров», «Вернем наш самолет любой ценой!», «Кругом враги!». Нынешние руководители страны родом из Советского Союза – страны, изолированной от внешнего, обязательно враждебного мира. Именно такая, закрытая модель существования им кажется самой приемлемой.

Выходит, и возвращать надо советские самолеты. И не абы какие – на Ил-96 летает лично Владимир Путин. А уж сколько этих самолетов будет сделано, кто их купит и по какой цене – дело десятое. Подогрели авиационный патриотизм и санкции: сколько ведется разговоров про холодную войну и укрепление обороны.

Но пока Рогозин распекает Airbus и Boeing, грозится вытеснить их с российского рынка, те же Airbus и Boeing имеют крупные контракты с российской компанией «ВСМПО Ависма» на поставку титана для своих самолетов. У Boeing есть совместное предприятие с «ВСМПО Ависма» на Урале, а инженерный и конструкторский центр Boeing в России самый крупный за пределами США. Подконтрольный государству «Аэрофлот» продолжает получать новые иностранные самолеты.

Конспирологическая версия. В центре сюжета – борьба за ресурс (в данном случае за бюджетные деньги, которых становится все меньше). А Ил-114 и Ил-96-400 – лишь средство достижения цели. Борьба идет на разных уровнях и скрыта от посторонних глаз. В публичном пространстве ее отголосками могут быть странные заявления, намеки, многозначительное молчание и т.д. Их и остается интерпретировать.

Возьмем фразу «хоть и говорят некоторые наши либералы…», которую вице-премьер использовал в разговоре с Путиным. Кого он подразумевает под этим определением, неизвестно. Но ощущение, что фраза вырвана из долгого неприятного спора с кем-то. Наблюдательные эксперты обратили внимание, что Рогозин ненароком зашел на поле другого вице-премьера – куратора авиатранспорта Аркадия Дворковича. Именно его принято относить к так называемому либеральному блоку правительства. Вот и делаем выводы. Партия выиграна: Путин денег дал.

Дальше борьба разворачивается на уровнях попроще: между заводами, лизинговыми компаниями, производителями двигателей/комплектующих, опосредованно или напрямую контролируемыми государством (чужим здесь места нет). Под видом важности проектов каждый будет стараться урвать от бюджетного пирога кусок, кусочек, да хоть крошки.

Обратим внимание на временной фактор. Все заявленное по Ил-114 и Ил-96-400 отсылается за 2018 год, но разговоры ведутся уже сейчас. Случайно ли это? В 2018 году выборы президента, а с ними и возможная кадровая перетряска. Главное же правило кадровой политики Путина – внезапность. Поэтому никаких промедлений: выбивать деньги нужно здесь и сейчас, а там как карта ляжет.

Семейная версия. Задай любому в авиационном сообществе вопрос, почему Рогозин заинтересован в продвижении самолетов Ил, получишь ответ про родственные связи. Говорят, Рогозин связан с генеральным директором авиастроительного комплекса им. Ильюшина Виктором Ливановым. Ливанов руководил КБ с 1998 года, занимался авиапромом до самой смерти в 2014 году.

Подробностей в СМИ немного. По утверждению журнала «Профиль»: «Семьи Ливановых и Рогозиных близки с советских времен. Ливанов работал в КБ им. Ильюшина. Отец Рогозина в Минобороны СССР как раз курировал вопросы разработки новой военной техники. <…> Старшая сестра Рогозина – вторая жена Ливанова». Возможно, отсюда и любовь Рогозина к Ил-114 и Ил-96?

Хотя сам Ливанов еще в 2013 году в интервью «Ведомостям» на вопрос, сможет ли ОАК сделать новый дальнемагистральный самолет, честно признался: «Однозначно сказать не могу. Все лучшие умы утекли в Airbus и Boeing».

Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 31 января 2017 > № 2061687 Анастасия Дагаева


Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 30 января 2017 > № 2069431 Андрей Крамаренко

«Легкий патриотический оргазм от гражданского авиапрома»

Эксперт: МС-21 — это «черный ящик» по эксплуатационным характеристикам

Елена Платонова

Стратегия развития авиапрома предполагает как развитие экспорта, так и увеличение поставок на внутренний рынок. Но для экспорта нужен конкурентоспособный продукт, которого пока нет, а внутренний рынок для развития гражданского авиапрома слишком мал, пояснил в интервью «Газете.Ru» ведущий эксперт ВШЭ Андрей Крамаренко.

— Одним из барьеров на пути развития отечественного авиапрома в Стратегии развития до 2030 года, которую в ноябре прошлого года опубликовал Минпромторг, указан «недостаточный для конкурентоспособной экономики производства масштаб внутреннего рынка». Предлагается создавать технику не только для внутреннего рынка, но и на экспорт. Но пока результаты неутешительны. С чем это связано?

— Сначала о внутреннем рынке. На российские авиакомпании приходится всего 3% мирового пассажиропотока, и даже в лучшие годы объем поставок — с учетом вторичного рынка — немногим превышал 100 самолетов в год. Получается, что даже если в припадке патриотизма полностью запретить импорт зарубежной авиатехники, мы не можем обеспечить достаточную серийность производства в каждом из рыночных сегментов, которых вообще-то не менее четырех.

Если производить самолеты по 15–25 штук в год, то мы никогда не достигнем того уровня издержек, как у иностранных производителей.

В результате пассажир будет вынужден больше платить за билеты, а поскольку ценовую эластичность спроса еще никто не отменял, рынок будет сужаться. Получится замкнутый круг, требующий бесконечных субсидий.

Без экспорта российский авиапром будет болтаться в своем неглубоком болоте.

Для экспорта требуются конкурентоспособный продукт и адекватно выстроенная система послепродажной поддержки, а не принцип: «Не будете брать — отключим газ».

Надо отдать должное ОАК и ГСС, сформировавшим отличный финансовый пакет для получателей SSJ как на внутреннем, так и на внешних рынках.

Поддержка отечественного авиапроизводителя и экспорта есть или была во многих странах. Крупнейшие авиакомпании вроде Emirates или Ryanair умело пользуются механизмом экспортных гарантий, с которыми покупать самолеты в кредит выгоднее, чем брать в финансовый лизинг. В этом отношении Россия выглядит ничуть не хуже, а то и лучше. Но ключевой вопрос в качестве продукта, а не в его финансовой «обертке».

— В Стратегии развития говорится о необходимости дополнительных мер поддержки для продвижения российских самолетов на внутреннем рынке, пусть даже это небольшой рынок в мировом масштабе. Недавно вице-премьер Дмитрий Рогозин предложил отдавать авиакомпаниям, эксплуатирующим российские самолеты, допуски на самые доходные направления. Каковы возможные последствия от внедрения такой инициативы? Нужны ли еще какие-то дополнительные меры поддержки?

— Сперва хочу отметить, что Стратегия развития авиапрома и смелые идеи вице-премьера не имеют между собой никакой связи. Стратегию писали грамотные авторы, хотя, вероятно, она так и останется на бумаге.

С мерами поддержки гражданского авиапрома у нас все в порядке. Бюджетные субсидии выделяются на всех этапах жизненного цикла продукта: от его проектирования до эксплуатации. С административными мерами дела тоже обстоят неплохо, к примеру, лишь относительно недавно обнулили ввозные таможенные пошлины на иностранные самолеты в сегментах, где отечественная промышленность или отродясь ничего не производила, или производит «штучную» продукцию.

Предложение вице-премьера само по себе прозвучало абсурдно, поскольку «выгодные» маршруты не существуют объективно. На одном направлении кто-то может получать прибыль, кто-то убыток, и со стороны понять это невозможно из-за большого количества трансферных и прорейтовых тарифов. К тому же SSJ100 не предназначен ни для полетов на Дальний Восток, ни для туристических направлений, о которых говорил вице-премьер.

Может быть, он имел в виду Ту-204СМ, но припоминаю, что в свое время мы считали прямые операционные затраты на этот тип, и его эксплуатация выходила дороже Airbus A321 и Boeing 737-900ER при нулевой лизинговой ставке. Проще говоря, такой самолет и даром не нужен.

В Канаде и Бразилии, с которыми мы пытаемся конкурировать на рынке региональных джетов, местные авиакомпании отнюдь не делают погоду в заказах и поставках.

К примеру, бразильская компания Embraer ежегодно производит более 200 коммерческих самолетов, включая бизнес-джеты. При этом крупнейшие бразильские авиакомпании — TAM и GOL — не эксплуатируют отечественную технику. Стартовыми эксплуатантами Bombardier CSeries стали европейские SWISS и AirBaltic.

— Доля России на мировом рынке гражданской продукции оценивается в 1%. Есть ли предпосылки для ее увеличения?

— Единственная более-менее конкурентоспособная модель — SSJ100 — имеет ограниченную рыночную нишу, поскольку представлена в единственной размерности примерно на 100 кресел. При этом всеми путями за десять лет на внутреннем рынке коммерческим эксплуатантам удалось «пристроить» чуть более 50 SSJ, а всего остального — в количестве менее десяти единиц каждой модели.

Проект SSJ100NG на 130 кресел, вероятно, не будет реализован. В текущем виде на внутреннем рынке ниша SSJ100, во-первых, невелика, во-вторых, уже почти закрыта поставленными или законтрактованными самолетами.

Внутренний рынок не сможет поглотить больше 40–60 самолетов МС-21 в год.

Если мы планируем выйти на масштаб производства, позволяющий конкурировать по издержкам с Airbus и Boeing, объем экспортных поставок должен в разы превышать внутренние продажи. К тому времени, как МС-21 пойдет в серию, оба конкурента будут выпускать более 40 среднемагистральных самолетов в месяц.

— Как стимулировать потребителей покупать российские самолеты? Стоит ли увеличивать субсидирование из бюджета?

— Вариантов мотивации всего два: позитивная (сделать наилучшее соотношение цены и характеристик) и отрицательная («возьмите наш самолет, а то…»).

С нынешним модельным рядом возможности позитивной мотивации ограниченны. Можно надеяться, что МС-21 окажется совершеннее SSJ и его продажи пойдут веселее. Но обойдемся без эйфории: современный гражданский самолет — чудовищно сложный технический продукт, и полностью новая модель, даже если окажется удачной, без предыдущего опыта проектирования и послепродажной поддержки потребует многолетней «доработки напильником».

Можно увеличить объемы субсидирования производства и лизинга отечественной авиатехники, но появляется резонный вопрос, в чем, собственно, профит правительства и налогоплательщиков?

Нам действительно нужно иметь гражданское самолетостроение любой ценой и во всех рыночных сегментах, как утверждает Минпромторг в стратегии, о которой шла речь выше? Такое удовольствие стоит дорого, а будет стоить еще дороже. К слову, ни в США, ни в ЕС, ни в Китае не производится весь спектр гражданской авиатехники. Международное разделение труда для того и существует, чтобы сосредоточиться на том, что мы умеем делать хорошо, а не делать все сразу и плохо.

Сама по себе идея отрицательной мотивации абсурдна в рыночной экономике, поскольку увеличивает издержки пользователей. Мы помним, к чему привели продуктовые санкции: российский сыр подорожал и превратился в «сырный продукт». Ограничивая конкуренцию и предложение на рынке, мы получим ухудшение качества и рост равновесной цены. Базовые законы экономики не может отменить даже вице-премьер.

Даже если удельные издержки на российских самолетах будут всего на несколько процентов выше иностранной техники, в масштабах отрасли авиаперевозок это будет означать несколько десятков миллиардов рублей дополнительных эксплуатационных затрат. Это, кстати, превышает всю годовую выручку ОАК от продукции коммерческого назначения.

Как следствие — несколько миллионов пассажиров, пересевших на поезда, автобусы и диваны, сокращение транспортной мобильности, внутреннего туризма, экспорта авиатранспортных услуг.

С точки зрения возможных преференций… Из четырех крупнейших авиакомпаний страны отечественные самолеты есть только у одной, которая и так имеет все возможные преференции. К тому же — формально — в алгоритме рейтингования заявок при выдаче назначений на международные воздушные линии уже много лет есть критерий наличия в парке российских самолетов.

— Если сравнить с другими авиапроизводителями, например Бразилией или Канадой, то там тоже оказывается поддержка авиапрому?

— Все страны в той или иной мере использовали и используют меры поддержки авиастроения. Но с апелляцией к здравому смыслу: бюджетный эффект должен быть положительным.

Многие страны прямо или косвенно субсидируют разработку и производство авиатехники, почти все предлагают механизмы экспортного кредитования или экспортных гарантий. Bombardier, кстати, из-за проекта CSeries попала в финансовое болото и получила в прошлом году солидную помощь от правительства.

Но, разумеется, никому и в голову не приходило запрещать канадским или бразильским авиакомпаниям пользоваться иностранной техникой. Отрицательная мотивация уже давно не в моде.

— Возможно, речь идет прежде всего о поддержке проекта МС-21, а не SuperJet?

— В этом году обещают первый полет МС-21, через пару лет можно ожидать серийного производства. С этим самолетом, вероятно, тоже не все будет просто. Поэтому идея «поощрить и запретить» могла пойти и в превентивном порядке.

Чем ближе к началу коммерческих поставок МС-21, тем чаще будут звучать заявления, что нужно заставить российские авиакомпании брать отечественные самолеты.

— Почему при всех уникальных характеристиках МС-21 пока не пользуется большой популярностью на мировом рынке?

— Авиакомпанию интересуют операционные издержки самолета, а не уникально сложные инновационные инженерно-технические решения при его проектировании и производстве. Она смотрит на самолет как на «Газель»: он должен быть низкозатратным в эксплуатации, надежным, желательно недорогим, и — опционально — обеспечивать пассажирам известный уровень комфорта. В недавней истории в имиджевых целях брали только один самолет – Airbus A380, но проект фактически закрыт.

Сейчас МС-21 представляет собой «черный ящик» по эксплуатационным характеристикам, в первую очередь расходу топлива, готовности к вылету (т.е. надежности) и организации поддержания летной годности.

В ходе летных испытаний они подтвердятся (или не подтвердятся), но многие статьи издержек раскроются только в коммерческой эксплуатации.

В отрасли, где средняя рентабельность по чистой прибыли за 50 лет составляет 0,3%, отклонение, скажем, по расходу топлива на 1% от «маркетинговых» характеристик – катастрофа. К тому же за МС-21 будет тянуться негативный имидж SSJ100 в части организации поддержания летной годности и уровня издержек на него и ПМЗ (Пермский моторный завод, АО «ОДК-Пермские моторы». — «Газета.Ru») в части надежности и организации техобслуживания двигателей предыдущего поколения ПС-90. Отечественный гражданский авиапром еще не получил положительную репутацию ни внутри страны, ни тем более за ее пределами.

— В программе предлагается активно привлекать частный бизнес в авиапром и провести частичную приватизацию поставщиков второго-четвертого уровней, в том числе продать их действующему менеджменту. А почему сейчас частный бизнес не привлекается?

— Согласно предыдущей стратегии, мы частный бизнес из авиапрома выдавили и консолидировали в вертикально интегрированные холдинги все, что можно было консолидировать.

Но авиапром денег «жрет» много, бюджет не резиновый, и в какой-то момент встанет выбор: или шашечки, или пенсии.

Бесконечно вливать бюджетные субсидии в эту «черную дыру» невозможно, даже если кто-то испытывает легкий патриотический оргазм от того, что у нас есть подобие гражданского авиапрома. Нынешняя стратегия пытается ответить на вопрос, как сделать так, чтобы бюджетных денег в авиапроме стало меньше. Поэтому появилась идея разукрупнить кое-что из того, что в предыдущие годы героически наукрупняли.

Продажа менеджменту — это не приватизация как зарабатывание денег, а способ повысить эффективность управления этими активами. Но пока комплектаторы почти целиком и полностью завязаны на поставки ОАК и ОДК, качественных изменений ожидать не стоит. А для развития международной производственной кооперации и встраивания в мировое разделение труда сейчас политический фон, откровенно говоря, так себе.

Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 30 января 2017 > № 2069431 Андрей Крамаренко


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин

Видеоконференция с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ».

В ходе видеоконференции с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ» главе государства представлен доклад о начале лётных испытаний нового многофункционального истребителя «МиГ-35».

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Прежде всего хочу всех вас поздравить с важным событием – началом лётных испытаний нашего нового лёгкого истребителя «МиГ-35». Разумеется, поздравляю конструкторов, инженеров, рабочих, лётчиков – всех, кто участвовал и продолжает участвовать в этой серьёзной и важной работе, ставит на крыло новую машину.

Отмечу, что новейший многофункциональный истребитель «МиГ-35» обладает улучшенными лётно-техническими характеристиками, оснащен самым современным вооружением, вы знаете это лучше меня, готов и способен сопровождать сразу от 10 до 30 целей, работает не только по поверхности земли, но и по морю. Это действительно интересная, уникальная машина, можно сказать – «4++», приближается к пятому поколению.

Очень рассчитываю на то, что наша армия будет значительно усилена этой машиной – наши Военно-воздушные силы, Военно-космические силы. Но этот самолёт имеет и хороший экспортный потенциал, имею в виду, что более чем в 30 странах активно эксплуатируется другая машина – «МиГ-29», и создана хорошая инфраструктура в этих странах для использования этого истребителя, есть подготовленные кадры. Но, разумеется, и промышленность, и всё, что связано с эксплуатацией этих машин, – всё должно быть готово для того, чтобы предложить нашим потенциальным партнёрам максимально необходимые в современном мире услуги по обслуживанию этой техники.

Есть ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание, он заключается в том, что на одном из предприятий «МиГа» планируется выпуск гражданского самолёта, который очень востребован в народном хозяйстве, очень востребован нашими людьми, имеется в виду среднемагистральный турбовинтовой самолет для использования на внутренних гражданских линиях.

Очень рассчитываю на то, что и эта работа, тем более что решение нами принято по поводу источников финансирования, будет проделана вовремя, в срок, и мы увидим модернизированную машину, которая будет широко эксплуатироваться и применяться на внутренних линиях.

Пожалуйста, слушаю ваш доклад.

Ю.Слюсарь: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Докладывает руководитель Объединённой авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь. Со мной рядом находится генеральный конструктор корпорации [ОАК] Сергей Сергеевич Коротков и шеф-пилот корпорации «МиГ» Михаил Александрович Беляев.

Владимир Владимирович, сегодня начаты лётные испытания новейшего лёгкого многофункционального истребителя «МиГ-35». Истребитель спроектирован специально для ведения боевых действий в условиях конфликтов повышенной интенсивности, в условиях высокой плотности ПВО.

Высокие показатели, которые имеет самолёт, достигнуты благодаря использованию впервые установленного бортового комплекса обороны, новой оптико-локационной станции. Снижена в разы радиолокационная заметность, мы увеличили с шести до восьми количество точек подвески, что позволяет использовать и текущие, и перспективные образцы авиационных средств поражения, включая лазерное оружие.

Самолёт имеет увеличенную дальность, больше чем на 50 процентов, за счёт большей ёмкости внутренних баков и функции дозаправки в воздухе, которая в том числе может осуществляться в режиме танкера с самолётов этого же семейства.

Все системы самолёта «МиГ-35» – российской разработки и производства, включая вновь используемые системы: инерциальной системы и нашлемной системы целеуказания.

Самолёт запланирован в проекте государственной программы вооружения, закупки его серийные – с 2019 года. Завтра здесь, в Луховицах, мы будем презентовать для наших потенциальных покупателей из других государств эту машину. Очень надеемся на то, что она будет успешно реализована на внешних рынках, уже отмечаем повышенный интерес к этой машине. Надеемся на то, что в этом смысле, конечно, те заказы, которые мы получим по линии Министерства обороны и по линии военно-технического сотрудничества, обеспечат загрузку завода.

Но, как Вы уже отметили, здесь, в Луховицах, на основе производственной площадки корпорации «МиГ» параллельно мы разворачиваем подготовку производства регионального турбовинтового самолёта «Ил-114». Решения, которые приняли на совещании у Вас полгода назад, начали реализовываться, ресурсы выделены, доведены до корпорации. Параллельно по линии конструкторского бюро осуществляется подготовка документации к передаче на завод, и здесь, в том же цехе, где будет производство самолётов «МиГ-35», параллельно мы выходим на темп – минимум 12 самолётов «Ил-114» в год.

Это позволит, в том числе в соответствии с поставленными задачами, сбалансировать портфель корпорации, увеличить долю гражданской продукции и выполнить наши стратегические цели по увеличению количества гражданских самолётов к 2025 году до 45 процентов портфеля корпорации.

Владимир Владимирович, хотели бы Вам представить фрагмент видеозаписи сегодняшнего полёта, если позволите.

В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас.

(Демонстрация видеозаписи.)

Ю.Слюсарь: Хотел бы предоставить слово пилоту, впервые поднявшему эту машину в воздух, – Михаилу Беляеву.

М.Беляев: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи члены Военно-промышленной комиссии!

В рамках выполнения программы испытаний на самолёте «МиГ-35УБ» (двухместный вариант) экипажем Российской самолётостроительной корпорации «МиГ» – лётчиками-испытателями Беляевым Михаилом и Горбуновым Станиславом – выполнен полёт с целью демонстрации характеристик устойчивости, управляемости и манёвренности.

При выполнении полёта цели и результаты достигнуты полностью. Все бортовые системы работали штатно. Силовая установка, комплексная система управления самолётом работали штатно. Качественная оценка экипажем – положительная. Количественная оценка будет получена по результатам обработки и анализа материалов, полученных по записям контрольно-записывающей аппаратуры. Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо, Михаил Александрович.

Сергей Сергеевич, как Вы оцениваете работу?

С.Коротков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Военно-промышленной комиссии!

Мы сумели создать многоспектральную систему, которая была интегрирована в оружие, доустановлена на борт самолёта «МиГ-35», и наряду с другими системами мы создали комплекс, который относится к поколению «4++». Надеемся на то, что Министерство обороны после проведения испытаний будет закупать эту машину и иностранные заказчики тоже придут к нам заключать контракты. Я бы пожелал успеха этому проекту.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас передать самые тёплые, самые искренние поздравления всему большому коллективу, который работал над этим изделием, над этой машиной.

Всего доброго, удачи.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин


Россия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta-pravda.ru, 26 января 2017 > № 2051259 Юрий Стадников

«Нам здорово, ребята, повезло»

Автор: Беседу вёл Александр ПЕТРОВ. (Соб. корр. «Правды»). г. Тольятти.

В январе 1967 года, 50 лет назад, был вынут первый ковш грунта под фундамент корпуса вспомогательных цехов ВАЗа. Началось строительство предприятия, которое стоит в одном ряду с Днепрогэсом и Магниткой, Сталинградским тракторным и великими сибирскими стройками. Волжский автомобильный завод вскоре прогремел по всему миру короткой, но ёмкой аббревиатурой — ВАЗ. Около миллиона машин в год выпускал стодвадцатитысячный коллектив автогиганта в лучший советский период своей работы. А комплектующие детали и узлы для него производили сотни различных предприятий нашей страны. Недаром ВАЗ называли локомотивом экономики СССР.

В числе тех строителей, кто первым пришёл на площадку будущего завода и работал до начала монтажа оборудования в производственных корпусах, был и кавалер ордена «Знак Почёта» бригадир комплексной комсомольско-молодёжной бригады Юрий Стадников. «Нам здорово, ребята, повезло», — написал он в своей книге «Записки бригадира», изданной в Тольятти накануне юбилея автогиганта.

Сегодня Юрий СТАДНИКОВ делится своими воспоминаниями, отвечая на вопросы корреспондента «Правды».

Здесь была степь

— Юрий Алексеевич, я бывал на многих крупных предприятиях нашей страны, но такого размаха, как на ВАЗе, нигде не встречал. Даже сегодня, когда «реформаторы» уничтожили целый ряд производств, а коллектив сократили в три раза, автогигант поражает воображение. Десятки огромных корпусов, свой внутризаводской транспорт, бесконечные улицы — словом, это целый промышленный город. А что было раньше на этой огромной территории?

— Раньше была степь. Приехал я в Тольятти после службы в армии где-то в конце 1966 года. Строительная площадка находилась невдалеке от города. Уже лежал снег. Кое-где были видны чёрные квадраты очищенной от снега земли и техника — грузовые машины, бульдозеры, экскаваторы. Отдел кадров направил меня и другого «дембеля» — десантника Василия Трубчанинова в только что созданное СУ-11 треста Автозаводстрой. Приехали на площадку, нашли вагончик, где начальник участка №1 Василий Иосифович Кокин определял задачи бригадам. Когда совещание закончилось, он спросил бригадира Алексеенко.

— Тимофеевич, сколько у тебя орлов в бригаде?

— Двадцать три.

— Вот тебе новое пополнение.

— Да куда ещё, ведь фронты работ не открылись, землю не угрызёшь…

— Возьми, не пожалеешь. Ребята после службы в армии по комсомольским путёвкам приехали…

Так я стал плотником третьего разряда.

Зима 1966/1967 года была снежная, с морозами до тридцати градусов. Спецодежду первое время не выдавали, работал я в армейском бушлате, солдатской шапке и кирзачах. От ветра спрятаться негде — степь вокруг. Вагончик для обогрева и столовая появились позднее. Разжигали костёр из строительных отходов. Как задубеешь — так быстрее к огню. Землеройная техника едва справлялась с твёрдой, как бетон, промёрзшей землёй. Выходили из строя так называемые ямобуры, ломались зубья экскаваторов при копке котлована для будущего здания. Нередко использовали динамит, чтобы прорваться через полутораметровый пласт замёрзшей земли.

Жили кто где. Я сначала кантовался у своего армейского друга, который имел однокомнатную квартиру в так называемом Старом городе. Жил он с ребёнком и женой. Конечно, я их стеснял, но другого выхода не было. Весной ко мне приехала жена Людмила. Нашли ещё одно временное пристанище — барак в Комсомольском районе. Нас приняла знакомая родителей тётя Тая. Она нас просто пожалела, ведь сама жила в тесноте с тремя детьми. К майским праздникам перебрались в квартиру Николая и Веры Мосиных — они нам выделили небольшую комнатёнку и стол. Стульями поначалу служили чемодан и кровать. Позднее мы получили комнату в общежитии.

Мы работали до мозолей…

— Юрий Алексеевич, а у вас сейчас, полвека спустя, нет ощущения досады, что многих трудностей можно было избежать, если бы начало работ отодвинули на весну? Сперва построить общежития, столовые, дороги к будущим заводским корпусам…

— Ощущения досады нет. Есть чувство гордости, что был причастен к великому делу. Невольно вспоминается классик: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Но я был участником этого «боя» с холодами, бытовым неустройством и прочими трудностями. И хорошо знаю, что такая громадная стройка не могла начаться в один день. Чтобы работы развернулись летом — в самое благоприятное время, готовиться надо с предыдущей осени. Так оно и было. Дорогу к строительной площадке сделали до начала зимы. Сняли со всей площади строительства и вывезли за её пределы пласт чернозёма толщиной до метра. Потом его использовали при благоустройстве территории ВАЗа и города Тольятти. Подготовили подъездные пути к некоторым строительным объектам. Чтобы не сдерживало весеннее бездорожье, тяжёлую технику завозили по зимникам.

Сразу же началось возведение столовых и других объектов соцкультбыта. Но размах работ пришёлся на лето 1967 года. Если бы мы не сделали зимой базу своего управления, не обнесли её забором, не подготовили площадки для материалов и техники, на всё это пришлось бы терять драгоценное летнее время, когда легче рыть котлованы для основных цехов, днём и ночью укладывать бетон, не беспокоясь о том, что его прихватит морозом.

Антисоветчики разных мастей на протяжении последних десятилетий старательно вбивают в головы молодых людей лживое утверждение, что в годы Советской власти строить не умели, решения принимались годами, проекты создавались десятилетиями, использовался рабский труд безропотных «совков».

Отвечу всем клеветникам строчками из своего стихотворения тех лет:

Мы работали до мозолей,

Поклоняясь своей звезде.

Нас никто к тому не неволил,

Не держал ни в какой узде.

Всего полгода прошло с принятия решения о строительстве завода на заседании Политбюро ЦК КПСС 19 июля 1966 года до начала выемки грунта под первый котлован. А с наступлением весны 1967 года всюду ревела тяжёлая техника. Но природа продолжала жить своей жизнью. Как-то мы вернулись с обеда из бригадного вагончика и вдруг услышали крики Николая Спирина, нашего бульдозериста.

— Ребята, пчёлы!

Николай сидел, согнувшись, невдалеке от своего трактора, голова была накрыта спецовкой. Как выяснилось, с пасеки, что находилась невдалеке на краю поля подсолнухов, к нам прилетел целый рой пчёл и уселся на дверцу бульдозера. Николай хотел тихонечко открыть дверь, чтобы сесть в кабину, ну они и дали ему жару. Хорошо, что нашёлся в бригаде опытный человек — Сашка Мезенцев, помощник крановщика. Он притащил зажжённую на конце проволоки ветошь, которая немилосердно дымила и воняла. И так отогнал от Спирина разозлившихся насекомых. Отличился и Петя Николаенко, агроном по образованию. Он уже имел опыт общения с пчёлами и вскоре усадил рой в ящик из-под столярного инструмента. Накрыл его курткой и унёс в тёмное место.

После работы пошли менять рой на медовуху. Пасечник нам дал целое ведро. На бригаду в двадцать с лишним молодых, здоровых парней это было только для аппетита...

Вы можете спросить, а где же героика трудовых будней? Повышенные социалистические обязательства, борьба за их выполнение и перевыполнение? Всё это, конечно, было. И высокие обязательства, и красочные плакаты, на которых крепкие ребята звали нас к трудовым подвигам. Проходили шумные собрания с «пропесочкой» нерадивых и награждением добросовестных. Но у меня нет никакого желания представлять нас кристальными чудо-богатырями Всесоюзной ударной комсомольской стройки — именно такой высокий статус получило возведение производственных корпусов и объектов соцкультбыта будущего ВАЗа. Мы были самыми обыкновенными парнями. Стеснялись произносить высокие слова о долге и чести. В свободное время пили пиво, а порой и кое-что покрепче. Травили анекдоты, влюблялись и разлюблялись. Ведь на стройке было немало девушек.

В те далёкие дни жилось просто —

Никакого в стране дележа.

Наших душ не касалась короста,

Никакая не трогала ржа.

К маю 1967 года наш трест уже насчитывал четыре строительных управления и расширялся на глазах. Бригада выросла до 30 человек. Люди прибывали с каждым днём и после демобилизации из армии, и с других строек страны. Огромную роль, конечно, играла пропаганда. О нас трубили в полный голос радио и телевидение, газеты и журналы. Постаралась и народная молва: якобы строители получают заработную плату, как в Италии, а к обеду каждому выдают по стакану сухого вина, изготовленного из итальянского винограда. И ещё кто-то распустил слух, что каждому строителю по себестоимости будет продан автомобиль. Денег на сберкнижках у советских людей было много. Это подтверждали огромные очереди желавших приобрести «Жигули», которые сохранялись до развала СССР, а затем и самого завода. А купить автомобиль по себестоимости хотел чуть ли не каждый строитель. К апрелю 1970 года в Совмин было отправлено письмо с такой просьбой, но никто из официальных лиц не обещал, что будет продажа по сниженным ценам. И надежды не оправдались.

Кадры решают всё

С начальниками высшего звена мне общаться не приходилось. Но общее впечатление о тех, кто работал со мной рядом или руководил участками и бригадами, сформировалось в первые же месяцы работы. Верхоглядов и пустозвонов среди моих руководителей, начиная с бригадира, не было. Мой первый «бугор» Владимир Алексеенко стал главным героем повести «Рабочая карьера» писателя Валерия Романюка. Мне повезло, что попал именно в этот коллектив. Бригадир организовал работу так, что она стала школой для каждого. Мы учились друг у друга. В итоге где-то через год все стали плотниками, бетонщиками, сварщиками, монтажниками и так далее. Алексеенко создал совет бригады, который и решал все важные вопросы. Строгая производственная дисциплина у нас сочеталась с самой широкой демократией. Конечно, использовались всякие поощрительные меры, тот же коэффициент трудового участия, который ежемесячно определял совет бригады.

Помню, как весной 1967 года затопило паводком котлован, где мы укладывали бетон. Алексеенко первым полез в воду и подавал пример всем нам. Две недели мы то откачивали воду, то укрепляли земляные валы и дежурили около своего объекта. И вовсе не потому, что хотели заработать высокий КТУ, а значит, и прибавку к зарплате. Были у каждого твёрдая уверенность, что иначе просто нельзя, чувство ответственности за судьбу огромной стройки.

Алексеенко смело выдвигал своих ребят на повышение, хотя прекрасно понимал, что с новичками ему будет непросто. Именно Владимир Тимофеевич рекомендовал комитету комсомола направить меня бригадиром в комсомольско-молодёжную бригаду 16-го стройуправления. Я потом с большой радостью узнал, что Алексеенко наградили вторым орденом Ленина. И до сих пор с чувством огромного уважения и благодарности вспоминаю своего бригадира.

А как не вспомнить начальника моего участка Василия Иосифовича Кокина, который и рекомендовал меня в бригаду Алексеенко, и начальника стройуправления Алексея Александровича Улесова.

Как-то во время разгрузки пиломатериалов мы обратили внимание на коренастого мужчину лет пятидесяти. Нам он не представился, но всё в нём выдавало руководителя. Одет был в овчинный полушубок, такую же шапку-ушанку, на ногах — бурки белого цвета. Была в те времена такая обувь, похожая на валенки. Голос у мужчины оказался громким, интонации повелительные:

— Эй, народ, — скомандовал он, — помогите снять вон ту балку…

Мы тут же подскочили и сняли с машины тяжеленный брус. Обращение к нам, как к «народу», показалось необычным, но подкупало своей простотой. Мы и сами порой употребляли это слово, когда обращались ко всей бригаде. В общем, все сразу признали в Алексее Александровиче начальника, как вскоре выяснилось, всего нашего СУ-11. А когда узнали, что он дважды Герой Социалистического Труда, строил Асуанский гидроузел и вообще прошёл, как принято говорить, все огни и воды, то уважению к нему уже не было предела. В меру строгий, требовательный, но в то же время внимательный и заботливый руководитель — вот таким он остался навсегда в моей памяти.

Несмотря на то, что прошло полвека, хорошо помню Ивана Липатова, Александра Капленкова, Владимира Рожкова, Татьяну Сипер и многих других товарищей по бригаде. К сожалению, нельзя назвать поимённо всех, с кем плечом к плечу я отработал не один год. А разве забудешь Фёдора Шульгу, руководителя объединённого студенческого отряда, созданного по решению ЦК ВЛКСМ. Во время так называемых трудовых семестров рабочую закалку получили свыше 11 тысяч бойцов. Это были посланцы высших учебных заведений и техникумов из 60 городов страны. Они выполнили строительно-монтажные работы на 12 миллионов рублей, прочитали множество лекций, дали более ста концертов. А возглавлял студенческую комсомолию Фёдор Шульга.

Он прибыл на строительство автограда после окончания Одесского инженерно- строительного института. Сначала работал мастером в СУ-15, проявил себя умелым организатором, а затем стал руководителем студенческих отрядов. Человек очень яркий, самобытный, преданный делу партии, он не затерялся и после окончания строительства завода. Был заместителем главного инженера и главным специалистом российско-итальянского предприятия «Лада-Итал», избирался секретарём горкома по идеологии. В последний путь мы его проводили 12 января 2015 года.

Но вернёмся из наших действительно тревожных дней во времена строительства завода.

К осени 1967 года предприятие приобрело уже конкретные очертания. По целому ряду цехов нулевые работы были закончены. Часть нашей бригады перебросили на корпус будущего цеха оснастки, где наметилось отставание от графика. Фамилии бригадира, который тогда нами временно руководил, уже не помню. Вот здесь и случилось ЧП, которое и хотел бы забыть, но не получается. Рассказать о нём нужно, дабы не сложилось впечатление, будто на такой огромной стройке всё шло как по писаному. Так не бывает, когда одновременно работают десятки тысяч людей и тысячи единиц техники.

Мы работали в котловане, на дне которого лежала бетонная плита метровой толщины. На ней был смонтирован каркас для опалубки под бетон. Кран нам почему-то не дали, и бригадир решил выставить каркас вручную по осям. По его команде мы начали двигать это довольно тяжёлое сооружение. А вокруг котлована работали крановые трамбовки, сотрясая землю. Никто не заметил, что часть стены котлована стала наклоняться в нашу сторону и затем рухнула, сметая на своём пути и людей, и опалубку. Я только услышал крик: «Берегись!» — и тут же от удара потерял сознание. Очнулся, когда меня уже вытащили из завала. Следом за мной откопали Диму Марычева, едва живого. У него оказался повреждённым позвоночник. В больнице пролежал полгода. А Виктору Сухову уже ничем нельзя было помочь, так его искалечило. Я травмы и ушибы лечил целый месяц. После того ЧП нашу бригаду в полном составе перевели на главный корпус.

Сооружение оказалось гигантское. Длина около двух километров при ширине 500 метров. Здесь работали 165 экскаваторов, около 280 бульдозеров и скреперов, сотни гусеничных и башенных кранов. Начался монтаж железобетонных конструкций: колонн, балок, ферм. Параллельно прокладывались инженерные сети, велось строительство внутризаводских дорог. Стройка шумела на разные голоса. Чем выше поднимались корпуса, тем мощнее и выше были краны. По утрам, особенно в пасмурные дни, нам казалось, что высоко над землёй летают какие-то гигантские птицы. Впечатление было потрясающее.

В нашей бригаде работа велась уже в три смены. Днём устанавливали арматуру, крепёж, во вторую и третью смены бетонировали. В 1968 году за границу стали отправлять будущих работников ВАЗа в зависимости от профессии и стран-поставщиков. Это тоже говорит о том, что всё продумывалось заранее. А из-за границы стали прибывать монтажники — из Италии, Германии, Англии, откуда поступало оборудование для монтажа.

Новички становились мастерами

— А как шли дела у бригады, которую поручили вам возглавить, когда набрались опыта под руководством Владимира Алексеенко?

— Бригаду пришлось формировать из новичков, которые приехали со всех концов страны на строительство ВАЗа по комсомольским путёвкам. Как учил меня Алексеенко, так и мне пришлось учить ребят азам строительного дела. Тем более что квалификация уже требовалась высокая. Ведь бетон укладывали порой на значительной высоте. Опалубка подвергалась огромным нагрузкам. И если где-то не выдерживала сварка или крепёжная проволока, то ситуация возникала просто катастрофическая.

Как-то мы в ночную смену заливали бетон. Краном подавали его наверх, как обычно, утрамбовывали. Вдруг опалубка не выдержала, и чуть ли не на наши головы обрушился поток бетона. Пройдёт несколько часов, и он начнёт схватываться, а потом его динамитом не возьмёшь. Сразу же доложили прорабу, чтобы направил людей на помощь. И начали укреплять опалубку. Затем лопатами накладывали бетон в корыто и снова поднимали наверх. Вина в том ЧП не моя и не моих товарищей, но от этого было не легче.

Обучение новичков в бригаде шло как во время работы, так и после неё — в городе действовали различные курсы по подготовке строителей разных профессий. Если сегодня молодой человек занимался монтажом, то завтра я старался его поставить уже помощником к сварщику или на кирпичную кладку. Поочерёдно назначал звеньевым то одного, то другого парня. Так они учились организаторскому искусству. Если делали что-то не так, тут же исправляли. Не успевали выполнить задание в смену, оставались после неё. Я один не мог стоять около каждого и объяснять, что надо делать и как. И вскоре из наиболее умелых и боевых подобрал постоянных звеньевых. Ими стали Витольд Ланцевич, Иван Фалюшин, Виктор Тюленев…

Нужно было учиться и самому. Поступил на рабочий факультет местного политехнического института. К тому времени я уже стал коммунистом, избрали кандидатом в члены Центрального райкома КПСС Тольятти. По поручению райкома был ответственным за состояние воспитательной работы в общежитиях. Постепенно набирался опыта партийной работы. А моя бригада набиралась мастерства и считалась одной из лучших. Мы первыми среди строителей стали использовать возможности так называемой малой механизации: сами изготавливали различные приспособления, чтобы ускорить производственный процесс. К примеру, сделали передвижные леса и устанавливали их не с помощью крана — это была бы длинная история! — а своей же лебёдкой. Темпы работ ускорились почти в два раза. У нас сложилась своя технология укладки войлочных матов, чтобы в холодное время уберечь бетон от мороза. В итоге вместо одного-двух раз мы каждый мат использовали раз по десять, а то и больше. А ведь это тоже большая экономия рабочего времени. Да и сами маты стоили недёшево.

Подобных примеров творческого отношения к делу можно привести немало.

Атмосфера в бригаде была доверительной, дружеской, весёлой. И приколы были, и подначки, как в бригаде Алексеенко, — его школа. Однажды и я стал, вовсе не желая того, «героем» дня. Иду как-то в прорабский вагончик и вижу, что метрах в пятнадцати от него стоит на бетонной плите прилично одетый незнакомый мужчина в туфельках. А вокруг грязища, весенняя распутица. Подошёл и говорю:

— Давайте я вас до вагончика подвезу?

А он мне в ответ:

— Да вы что, неудобно…

Сгрёб его без лишних слов и донёс до вагончика. Оказалось, это корреспондент областной партийной газеты. К вагончику подъезда не было, ну его и высадили из машины на плиту, так что я вовремя оказался рядом. Журналист спрашивает у прораба, как найти Стадникова. А тот кивнул в мою сторону:

— Да вот он, Стадников!

И добавил с улыбкой:

— Носильщиком подрабатывает…

Вскоре в газете вышла о нашей бригаде большая и хорошая статья. И начиналась она с того, как я доставил корреспондента к вагончику. Повод для шуток был просто замечательный. Ребята мне пожимали руку и приговаривали:

— Молодец, Юра! Так на собственном горбу ты нас и вывезешь к славе…

Благодаря самоотверженному труду всего коллектива известность к нам действительно пришла. Бригаду ставили в пример, отмечали в приказах.

1 марта 1970 года первые 10 кузовов будущих автомобилей выдал цех сварки, а 19 апреля того же года с главного конвейера завода сошли первые шесть автомобилей

ВАЗ-2101 «Жигули», по конструкции повторявших итальянскую модель «FIAT-124», но собранных в значительной мере из наших комплектующих. 28 октября 1970 года в Москву был отправлен первый эшелон с автомобилями «Жигули». При расчётном сроке строительства в шесть лет завод был пущен в эксплуатацию досрочно на три года, что позволило СССР сэкономить более 1 млрд. советских рублей. За эту трудовую победу многие строители были отмечены высокими правительственными наградами. Я получил в апреле 1971 года за строительство первой очереди ВАЗа орден «Знак Почёта». А ещё знак «Отличник Минэнерго СССР». Бережно храню Почётную грамоту ЦК ВЛКСМ, которую мне вручил в Москве первый секретарь Евгений Тяжельников.

В декабре 1972 года Госкомиссия приняла завершающую, третью, очередь автозавода. Мощность предприятия была доведена до проектной — 660 тысяч легковых автомобилей в год. В последующие годы, в ходе технического обновления оборудования, эта цифра возросла. В стране действовало множество отечественных предприятий, изготавливавших комплектующие детали. Потребность в строителях уже не была острой, и бригады порой в полном составе разъезжались по другим объектам. После окончания политеха я работал на возведении Чилисайского фосфоритного рудника, который тоже был Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. А потом, после окончания строительства, вернулся в город своей юности — Тольятти. И с 1986 года работал здесь до выхода на пенсию.

Я очень часто вспоминаю то счастливое незабываемое время. А потом началась так называемая перестройка, разрушение автогиганта…

Уничтожить завод не позволим

— Как вы оцениваете перспективы борьбы за сохранение трудового коллектива и роль в этой борьбе коммунистов Тольятти?

— Большая часть акций уже принадлежит зарубежным «коллегам» важных российских начальников. У нас за рубежом тоже есть товарищи по борьбе с современными буржуями, но «коллег» по развалу отечественной промышленности нет и не будет.

Недавно один из них, бывший президент АвтоВАЗа — так теперь называется предприятие, — уже отбыл в дальние края в соответствии с требованиями многочисленных митингов протеста. Увольнения шведа Андерссона добились общими силами члены фракции КПРФ в Госдуме, наш депутат Леонид Калашников, тольяттинские коммунисты и работники автогиганта. Это они скандировали на митингах: «Чемодан, вокзал, Стокгольм!» — рекомендуя в качестве конечного пункта маршрута родную Андерссону столицу Швеции.

Новый руководитель АвтоВАЗа Николя Мор во время встречи с Калашниковым обещал не сокращать больше трудовой коллектив. Но это слова. А что будет на деле, мы увидим. Завод уже доведён до ручки. Уничтожены научно-технический центр, другие подразделения автогиганта, потому что теперешним хозяевам завода не нужны новые российские модели. Все комплектующие идут из-за рубежа. Отечественные смежники бывшего ВАЗа и его дочерние предприятия остались без заказов. Они обречены на банкротство.

Но главное нам всё-таки удалось сохранить. Невзирая на многочисленные сокращения, уцелел костяк трудового коллектива, в котором есть и строители ВАЗа. Мы сохранили память о тех героических днях и решимость бороться несмотря ни на что. В городской Думе Тольятти действует фракция КПРФ. Есть она и в губернской Думе, в состав которой вошли три коммуниста из нашего города. Активно действует местное партийное отделение. Недавние выборы в Госдуму и областной парламент показали высокий уровень доверия к коммунистам со стороны жителей Тольятти. А на предыдущих выборах в Госдуму коммунисты вышли на первое место в городе.

В общем, протестный электорат у нас достаточно многочисленный, поддержка коммунистов активная. Так что уничтожить АвтоВАЗ не удастся. Мы не позволим.

— Спасибо за интервью.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta-pravda.ru, 26 января 2017 > № 2051259 Юрий Стадников


Франция > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > tourinfo.ru, 25 января 2017 > № 2080863

В Париже запустили беспилотные автобусы

Беспилотные мини-автобусы курсируют между Лионским вокзалом и вокзалом Аустерлитц

Автобус вмещает 12 человек

По форме он напоминает контейнер на колесах без выраженной передней и задней части. Прибыв к месту назначения, электрокар может, не разворачиваясь, сразу же двинуться обратно, подобно вагону фуникулера.

Беспилотники оснащены лазерными дальномерами и многочисленными камерами, установленными по всему периметру, чтобы предотвратить столкновения с людьми и машинами, сообщает BBC News. Несмотря на это, движутся автоматические электрокары исключительно по выделенной линии, на которой нет другого транспорта. На маршруте пока работает два автобуса, но в случае успеха этого эксперимента, власти Парижа готовы развивать подобный вид общественного транспорта.

Заместитель мэра Парижа Жан-Луи Миссика заявила журналистам, что беспилотные транспортные средства скоро совершат революцию в мире городского транспорта и полностью изменят жизнь людей в больших городах.

В перспективе городские власти надеются заменить подобными автобусами пригородные поезда, соединяющие небольшие города под Парижем с мегаполисом. Итоги эксперимента подведут через три месяца.

Франция > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > tourinfo.ru, 25 января 2017 > № 2080863


Иран. Франция > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054002

Авиастроительная компания АТР и Иран в ожидании подписания контракта

Авиационная производственная компания ATR завершила коммерческие переговоры с "Iran Air" о продаже, по крайней мере, 20 самолетов, и ожидает подписания контракта в самое ближайшее время, заявил глава франко-итальянской авиастроительной компании Кристиан Шерер, сообщает Tehran Times.

Иран, который непосредственно не приобретал самолеты западного производства почти 40 лет, подписал контракты с европейской компанией "Airbus" и ее американским конкурентом "Boeing" в прошлом году, чтобы приобрести в общей сложности около 180 самолетов.

Это стало возможным после того, как между Ираном и шестью крупными державами было подписано соглашение по иранской ядерной программе, и были отменены международные санкции.

Иранские официальные лица заявили в декабре, что сделка по приобретению 20 двухмоторных турбовинтовых самолетов ATR 72-600 близка к завершению. Сумма сделки между "Iran Air" и ATR составляет 540 млн. евро ($ 576 млн.) по каталожным ценам.

Все три производителя получили лицензии на экспорт самолетов от казначейства США.

Иран. Франция > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054002


Иран. Оман > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054001

Иран построит в Омане совместный автомобильный завод

Иранский временный поверенный в делах Омана Мохаммад Тутунчи раскрыл в воскресенье, что Тегеран и Маскат договорились о создании совместного завода по производству автомобилей в Омане, сообщает информагентство Fars News".

"Иран намерен построить завод по производству автомобилей в Особой экономической зоне Аль-Дакм в Омане", - рассказал Тутунчи. Подробности сделки он не разгласил. Он также отметил, что будут приняты твердые шаги в направлении активизации Ирано-Оманских отношений во время проведения крупной выставки Ирана в Омане, которая пройдет 23-27 января.

Тутунчи указал на рост товарооборота между Тегераном и Маскатом в 2016 году на 35 процентов, и сказал: "Объем двустороннего товарооборота между двумя сторонами в настоящее время составляет $ 1,35 млрд.".

Иран. Оман > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054001


Россия > Авиапром, автопром > kremlin.ru, 23 января 2017 > № 2048218 Дмитрий Рогозин

Встреча с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Рогозиным.

Владимир Путин обсудил с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Рогозиным вопросы организации работы Авиационной коллегии.

Авиационная коллегия создана постановлением Правительства 21 декабря 2016 года в целях улучшения координации действий федеральных и региональных органов исполнительной власти, организаций авиационной промышленности и воздушного транспорта в области разработки, производства, эксплуатации и продвижения на рынках отечественной гражданской авиационной техники.

* * *

В.Путин: Дмитрий Олегович, по Вашему предложению фактически создана Авиационная коллегия по примеру Морской коллегии. Давайте поговорим об организации её работы.

Д.Рогозин: Владимир Владимирович, Вы дали поручение Правительству. Мы его отработали. В конце декабря, 21 декабря, уже официально вышло постановление Правительства о создании Авиационной коллегии. Как я Вас информировал ранее, нам необходимо было синхронизировать и гармонизировать спрос и предложение, то есть производство авиационной техники и, собственно говоря, её эксплуатацию, её закупки, прежде всего на внутреннем российском рынке. Совершенно очевидно, что без отвоевания национального рынка внутри страны мы не могли бы даже ставить перед собой задачи экспорта российской авиационной техники.

На сегодняшний момент мы завершаем формирование состава Авиационной коллегии. В неё войдут представители всех ведущих конструкторских бюро, которые работают над разработкой гражданской авиационной техники, научные организации, естественно, ЦАГИ, а также государственные заказчики – потенциальные потребители авиационной техники и коммерческие компании. В перспективе туда войдут также и те, кто будет заниматься послепродажным обслуживанием авиационной техники. Это у нас всегда было слабое место. То есть мы можем продать, а вот дальше поддерживать эксплуатацию сложно.

В начале весны примерно мы поднимем в воздух «МС-21», наш магистральный самолёт, я Вам тоже по этому поводу докладывал. Работы идут в полном порядке. В конце декабря я посетил ЦАГИ, посмотрел, как идут прочностные испытания самолёта. В самом Иркутске также идёт подготовка к первому полёту. К этому же моменту мы подготовим план, где произойдёт синхронизация производства новых самолётов: «МС-21», «Ил-114», ближнемагистральный пассажирский самолёт на 64 пассажиро-места, и «Ил-96–400», удлинённый дальнемагистральный самолёт, – синхронизация с планами выхода из эксплуатации старой техники, а также выхода из эксплуатации иностранной авиационной техники.

Для тех компаний, которые будут закупать российскую авиационную технику, мы предоставим необходимые льготы, включая и правильный, выгодный маршрут, а также специальные льготы экономического характера, в том числе связанные с лизингом авиационной техники. Поэтому работа идёт по плану, и думаю, что в начале весны мы будем готовы Вам доложить уже о первых результатах.

В.Путин: Что касается маршрутов, это очень правильно. Хороший бонус.

Д.Рогозин: Конечно. Тем более, скажем, сейчас мы столкнулись с наиболее сложной проблемой – это дальнемагистральный самолёт. У нас рынок сегодня практически на 80 процентов – это «Эйрбасы», «Боинги». Причём, хоть и говорят некоторые наши либералы о том, что, если самолёт хороший, его будут покупать везде, это не так. Попробуйте продать «Эйрбас», скажем, на американском рынке или, наоборот, «Боинг» – где-то в Европе. То есть всегда существуют гласные и негласные протекционистские меры.

Для того чтобы нам защитить наш внутренний рынок (мы видим эти маршруты: огромная, большая наша страна, это полёты на Дальний Восток, а также туристические маршруты в те страны, которые наиболее приемлемы для россиян), эти маршруты будут даваться только тем компаниям, которые будут выставлять на эти маршруты российские самолёты.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Авиапром, автопром > kremlin.ru, 23 января 2017 > № 2048218 Дмитрий Рогозин


Казахстан. Япония. ПФО > Авиапром, автопром > newskaz.ru, 17 января 2017 > № 2055815

Впервые за последние семь лет Toyota стала лидером отечественного рынка новых автомобилей, сместив продажи автомобилей под российским брендом LADA на второе место, следует из анализа Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ).

По итогам 2016 года, полученными специалистами АКАБ, официальные игроки рынка реализовали 46 712 новых автомобилей. Заявляется, что показатель превысил прогнозы, однако позже глава ассоциации Андрей Лаврентьев оговорился, что вообще-то первоначально прогнозировалась продажа 60 тысяч единиц, и только в середине прошлого года, учитывая очевидный спад продаж, смелые расчеты пришлось пересмотреть.

Доля продаж автомобилей казахстанской сборки составила по итогам года 26%, то есть, каждая четвертая проданная официальными дилерами машина была собрана в Казахстане. ТОП-3 продаж новых автомобилей "официалами" в 2016 году выглядит так: 1. Toyota – 9 059 единиц (доля рынка 19,39% в 2016 году против 7,42% в 2015) 2. LADA – 8 147 единиц (обвал на сразу на 67% по сравнению с 2015 годом) 3. Renault – 3 772 (двукратный спад продаж – в 2015 году реализовано 8 235 машин)

Однако эксперты ассоциации отмечают "оздоровление" рынка новых машин после обвала рубля и массового ввоза автомобилей из России в 2014-2015 годах. Фактор агрессивного импорта продолжал оказывать давление на рынок официальных продаж и в прошлом году, но для отечественных производителей и дилеров, кажется, забрезжил свет в конце тоннеля. Лаврентьев усматривает его в статистике регистраций автомобилей, предоставленной МВД.

Так, за пять месяцев 2015 года в Казахстан было завезено 318 тысяч автомобилей. По отношению к результатам продаж официальными автодилерами в 2016 году, приведенным выше – это ни много, ни мало шестилетняя норма. В том же 2015 году по понятным причинам был установлен рекорд количества регистраций автомобилей. Однако в прошлом году зарегистрированных машин оказалось меньше всего на 4%, что может быть позитивным симптомом.

"Если говорить о регистрации, то регистрация в 2016 году сократилась и составила 882 826 единиц транспортных средств. Если сравнивать с 2015 годом, то 920 тысяч было, поэтому на 4% сократилась. Вот эти показатели для нас с вами достаточно хорошие. Все-таки количество секонд-хэнда, которое было завезено, оно уже идет на уменьшение. Потому что если мы возьмем 2014 год, 2013 год, то, при росте общего рынка новых автомобилей количество регистрации иной раз не доходило до 650 тысяч автомобилей. То есть, эти 318 тысяч автомобилей, которые были завезены, они были реализованы в течение 2015-2016 годов. И чем больше будет падать количество регистраций секонд-хэнд-сделок, тем больше будет расти новый рынок", — отмечает глава АКАБ.

Отложенный спрос, который был в результате большого ввоза автомобилей, начинает потихоньку уходить. Начинает снижать свое давление на рынок новых автомобилей, констатирует Лаврентьев.

Его слова подтверждает статистика ежемесячных продаж. По всей видимости, дна рынок достиг в середине 2016 года, далее пошел рост продаж, и даже был преодолен психологический барьер в 4 тысяч проданных автомашин. Однако, новые прогнозы аналитики АКАБ делают с заметной с осторожностью. Так, по их расчетам, в 2017 году будет продано 50 тысяч новых автомашин, что ненамного превышает прошлогодние показатели.

Казахстан. Япония. ПФО > Авиапром, автопром > newskaz.ru, 17 января 2017 > № 2055815


Франция > Авиапром, автопром > akm.ru, 12 января 2017 > № 2037450

Компания Airbus в 2016 году установила новый рекорд, поставив 688 воздушных судов 82-м заказчикам. Как сообщает пресс-служба Airbus, объём поставок увеличился более чем на 8% по сравнению с 2015 годом.

За отчётный период клиентам было передано 545 узкофюзеляжных самолётов семейства A320, в том числе 68 - A320neo, 66 - A330, 49 - A350 XWB и 28 - A380. Более 40% поставок узкофюзеляжных самолётов пришлось на модель A321 с увеличенной пассажировместимостью.

Таким образом, уже 14 лет подряд компания планомерно наращивает количество поставленных самолётов, отмечается в сообщении.

За отчётный период Airbus получила 731 твердый заказ от 51-го заказчика, включая 8 новых. Среди заказанных лайнеров - 607 узкофюзеляжных ВС и 124 широкофюзеляжных. Общий портфель заказов компании в настоящее время составляет рекордные 6.874 тыс. воздушных судов каталожной стоимостью $1.018 млрд.

Airbus Group (ранее - концерн EADS) - мировой лидер в аэрокосмической и оборонной отрасли, а также в предоставлении сопутствующих услуг. По состоянию на конец 2015 года в группе, включая компании Airbus, Airbus Defence and Space и Airbus Helicopters, работало около 138.6 тыс. человек.

Чистый доход Airbus Group за 9 месяцев 2016 года снизился на 4.68% до 1.811 млрд евро с 1.9 млрд евро за аналогичный период прошлого года. Выручка уменьшилась на 0.7% до 42.7 млрд евро с 43 млрд евро, показатель EBIT без учёта единовременных операций - на 13.87% до 2.415 млрд евро с 2.804 млрд евро. Объём полученных заказов группы сократился на 34.58% до 73.2 млрд евро со 111.9 млрд евро, а суммарный портфель заказов к концу III квартала достиг 986 млрд евро.

Франция > Авиапром, автопром > akm.ru, 12 января 2017 > № 2037450


Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757 Майкл Мальмстен

«Русские водят агрессивно, но вежливо»

В 2017 году Volvo планирует продать на 20% автомобилей больше

Алина Распопова

Только в России вас могут подрезать, а потом поблагодарить «аварийкой», уверен президент Volvo Car Russia Майкл Мальмстен. Привычка россиян сидеть в телефоне за рулем ставит его в тупик, а московские пробки не перестают удивлять. В интервью «Газете.Ru» Мальмстен рассказал, что надеется в 2017 году продать на 20% больше автомобилей Volvo, отметил успех XC90 и признался, за что ему иногда хочется побить русских водителей.

— Давайте сразу о хорошем. Курс рубля заметно укрепился в конце 2016 года — что это означает для автопроизводителей? Позволит ли такое положение дел сдерживать цены?

— Если посмотреть на обменный курс, то рубль действительно стал немного сильнее. Но пока я не вижу в этом ничего революционного.

Пока я не верю в рубль и считаю, что в наступившем 2017 году нам по-прежнему будет непросто.

Конечно, не так, как раньше, но тем не менее. И если посмотреть на автопроизводителей и ту прибыль, которую они получают в России, — я говорю не за всех, но за подавляющее большинство, — то они, включая Volvo, продают огромное количество автомобилей в убыток. То, что рубль укрепляется, конечно, помогает. Но это не означает, что мы сможем снизить цены. К сожалению.

— Получается, к чему же нам готовиться в этом году? Если цены не будут снижаться, то, значит, будут расти?

— В целом по рынку мы увидим рост цен, но он будет не очень высоким благодаря укреплению рубля. То есть не 15–20%, а нормальным — на уровне 2–5%.

— В новогодние праздники дилеры обычно старались завлечь покупателей распродажами и скидками. Как обстоят дела в этот раз?

— В России новогодние праздники длятся очень долго! И большинство дилеров действительно раньше были готовы отказаться от маржи, дать огромные скидки. Российский авторынок прошел через несколько стадий: начиная со времен, когда дилеры чувствовали себя отлично и «заряжали» максимальную стоимость автомобилей, до другой крайности, когда все распродавалось с минимальной прибылью. Сейчас я бы назвал ситуацию в этом плане более спокойной.

— Раз уж речь зашла о дилерах — как чувствует себя ваша сеть?

— Она выжила. И в ближайшее время мы узнаем, кто сможет адаптироваться к тяжелым временам, а кто — нет. Потому что многие дилеры существовали на накопленные ранее средства или же получали доход от другой деятельности. Но сейчас они должны начать делать все возможное, чтобы сосредоточиться на автобизнесе и его развитии. К примеру, 80% подержанных автомобилей продается без участия автосалонов — от продавца к покупателю. Дилеры должны плотнее заняться этой нишей. Финансы, страхование, аксессуары — все эти направления тоже надо развивать.

Потому что прибыль от продажи новых автомобилей будет падать и падать. Времена будут более жесткими. Покупатели нашли способы приструнить дилеров.

Клиенты научились выбирать, они объезжают автосалоны, переписываются с ними, сравнивают варианты, заставляя дилеров бороться за себя и снижать цены. Поэтому если вы приедете под конец месяца, а дилеру нужно распродать пару оставшихся автомобилей, то есть шанс получить хороший вариант.

— Как сейчас меняется спрос на автомобили в целом — люди выбирают более простые модели?

— В структуре спроса на авторынке есть некий раскол. Так, премиальный, более дорогой сегмент чувствует себя неплохо и довольно стабильно. А вот те, кто продает недорогие автомобили, видят переключение спроса на более дешевые варианты. При этом в России 35% от общего числа автомобилей старше 15 лет — это старые, плохие автомобили.

Для автопроизводителей хорошо, что если у россиян есть деньги, они готовы менять свои даже новые автомобили на еще более современные гораздо быстрее, чем, к примеру, жители Европы.

— Российское правительство как может подталкивает автопроизводителей к тому, чтобы они локализовали здесь свое производство. Насколько это вам интересно и насколько для вас существенна та господдержка, которую чиновники предлагают автопроизводителям взамен?

— Да, в России 90% проданных автомобилей производятся в России. Но я дам вам очень политкорректный ответ на этот счет: мы внимательно следим за ситуацией. При этом посмотрите — на господдержку по различным программам сейчас могут рассчитывать автомобили в сегменте стоимостью до 800 тыс. руб. И мы не попадаем в эту нишу. Мы следим за тем, что будет со стоимостью импортируемых автомобилей, программой утилизации, конкурентами… Поэтому надо подумать. У нас есть заводы в Европе, в Китае, строится завод в США. Сегодня все автомобили в Россию поставляются из Швеции и Бельгии, но маловероятно, что в будущем эта ситуация останется неизменной. Мы точно знаем, что в перспективе Volvo S90 будет приходить из Китая, хотя финального решения, когда эти поставки начнутся, пока нет. Главное, что я могу сказать точно, — Volvo останется в России, и мы сделаем все, чтобы быть конкурентоспособными.

— 2016 год был тяжелым?

— Он оказался странным. Потому что я привык продавать автомобили. А мне приходилось бороться за то, чтобы просто привезти их в Россию. Потому что на наши новые автомобили сегодня очень большой спрос на других, более прибыльных рынках. Это было моей настоящей проблемой. Но в целом я доволен результатами, которые, к примеру, показала модель XC90. Рынок принял этот автомобиль.

Сначала у нас были некоторые сомнения относительно того, кто же будет его покупать и как на него отреагируют владельцы XC90 прошлых лет, ведь это совсем другой автомобиль.

Мы боялись, что они заявят: «Что вы сотворили с моим любимым XC90, вы испортили его и сделали таким дорогим!» Но все сработало. И я уверен, что такие же обсуждения нас будут ждать относительно моделей XС70 и V90 Cross Country. Но теперь-то я знаю, что все кончится хорошо.

— Когда дела в России на авторынке пойдут в гору?

— У меня есть два сценария на ближайшие 10 лет. Один реалистичный: продажи новых автомобилей в России будут медленно расти, и к 2026 году рынок достигнет объема 2,2 млн автомобилей. И оптимистичный: продажи в 2026 году превысят 3 млн единиц. Так что выбирайте, что вам нравится больше. На самом деле, все это будет зависеть от экономической, политической ситуации. Будет ли Россия по-прежнему продавать нефть или же найдет другие серьезные источники дохода.

— А ваши планы на 2017 год?

— Планы у нас есть всегда, но все зависит от того, сколько нам дадут автомобилей. Если мы получим столько автомобилей, сколько хотим, то мы сможем продать до 20% больше, чем в 2016 году. Что касается общего прогноза, то ситуация на российском авторынке будет чуть-чуть лучше, чем в 2016-м. По моей оценке, в этом году будет продано 1,35–1,4 млн новых автомобилей. Конечно, результат будет зависеть от объемов господдержки.

— Вы относительно недавно живете в Москве — уже привыкли к нашим платным парковкам, трафику?

— Ваша парковочная система очень современная, а принцип ее работы не отличается от того, что мы видим в других городах.

Пробки, конечно, ужасные. Я к такому не привык. Приходится учиться водить автомобиль заново, по-русски.

— И как же это?

— Это очень интересная смесь очень агрессивной манеры вождения и при этом вежливой. Так, если вы пропускаете кого-то, вас всегда поблагодарят.

К примеру, вы едете по дороге, шесть полос превращаются в одну, и вдруг какой-то негодяй влезает в полосу сбоку, расталкивая всех! Ты его пропускаешь и взамен получаешь сигнал «аварийкой» — благодарность.

В том месте, откуда я приехал, в такой ситуации водитель просто остановил бы эту машину, вытащил шофера из окна и задал бы ему как следует. Но есть вещи, которых я не понимаю. А самая главная проблема российских водителей в том, что они ведут автомобиль, сидя в телефонах. В других странах это запрещено! И вот так, отвлекшись, они попадают в аварию, но не убирают свои автомобили, что приводит к огромным пробкам.

— Людям с такой манерой езды явно не подходит очень умный XC90 с его навыками автономного вождения, который просто этого не потерпит.

— Я думал об этом очень много — о том, как же русским подать это самое автономное вождение.

А потом решил, что главное — это упор на системы безопасности. Они могут больше, чем водитель, реагируют быстрее, более аккуратно. Это сложная система может защитить вас от людей, которые пытаются въехать в вас из крайнего ряда.

Поэтому наши клиенты более спокойные, уравновешенные водители. Они не какие-то сумасшедшие, которые гоняют по улицам на тонированных автомобилях на высоких скоростях. И нам это подходит. Я уверен, что эти технологии будут работать в полную силу уже через пять лет. Люди привыкнут — можно сесть в автомобиль, нажать кнопку и заняться чем-то еще. Это же здорово!

Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757 Майкл Мальмстен


Иран. Белоруссия > Авиапром, автопром > iran.ru, 27 декабря 2016 > № 2019762

Беларусь будет поставлять электрические автобусы в Иран

Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявил, что эта европейская страна планирует продавать электрические автобусы в Иран, сообщает информационное агентство Tasnim News.

"Минск имеет заказы на 20 электрических автобусов. (...). Есть заказы на электрические автобусы для Москвы, Санкт-Петербурга и Тегерана", - сказал Семашко, во вторник.

Еще в мае этого года премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков выразил готовность своей страны развивать двусторонние отношения с Ираном в различных экономических и политических областях.

Выступая на 13-й сессии Ирано-белорусской экономической комиссии в Минске, Кобяков также высоко оценил долгую историю сотрудничества между двумя странами, приведшую к ряду значительных достижений.

Премьер-министр далее подчеркнул энтузиазм стран Восточной Европы в деле инвестиций в различные сферы промышленности Ирана, включая производство грузовых автомобилей, горнодобывающую промышленность и дорожное строительство.

Иран. Белоруссия > Авиапром, автопром > iran.ru, 27 декабря 2016 > № 2019762


Россия > Транспорт. Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 декабря 2016 > № 2016382

Эре подержанных иномарок в России пришел ГЛОНАСС

С 1 января таможня не пропустит в Россию машины, не оборудованные системой ЭРА-ГЛОНАСС. Речь идет как о новых, так и о подержанных автомобилях

С 1 января 2017 года абсолютно все ввозимые в страну автомобили должны быть оборудованы российской системой вызова экстренных оперативных служб. В противном случае на таможне не выдадут ПТС. Правило будет касаться всех, независимо от того, ввозятся ли машины дилером или частным лицом для личного пользования.

Раньше предполагалось, что это коснется только новых автомобилей. Сюрприз для участников рынка малоприятный, ведь установка ЭРЭ-ГЛОНАСС — это слишком дорого, если речь идет о небольших партиях машин, говорит главный редактор журнала «За рулем» Максим Кадаков.

«Если они поднимут таможенные документы, то в них указано, что это относится и к физическим лицам. И если это будут применять на практике так, как это написано у таможенников, то и физические лица не смогут ввозить бывшие в употреблении автомобили с 1 января 2017 года. Исключение делаются только для так называемых винтажных автомобилей, исторических, возраст которых превышает 30 лет. То есть если вы ввозите Mercedes, то да, вы его можете ввезти без этой системы. Если вы ввозите в страну десятилетний Mercedes, вам нужно оборудовать его системой ЭРА-ГЛОНАСС, а сделать это практически невозможно. Допустим, Toyota Corolla девятилетней давности. Вот они собрали тысячи автомобилей и хотят их ввезти. Предположим, я фантазирую. Это значит, что они должны на эту машину получить одобрение. Это значит, они должны минимум провести сейчас два краш- теста. Испытание такое стоит примерно 250 000 евро. Никто сейчас этим заниматься не будет. Если все будет идти в соответствии с буквой закона, то можно считать, что импорт подержанных автомобилей закрыт. Конечно, ландшафт наш немножко изменится. Он явно оскудеет».

Во Владивостоке, Калининграде и Хабаровске почти траур, пишет «Автомэйл.ру». Ввоз столь любимых местными автомобилистами заграничных машин прекратится, а других там никогда и не было.

Вячеслав Лысаков

первый зампредседателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству и председатель общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»

«А это сильнее всего ударит по Сибири, Дальнему Востоку и не только автомобили в личном пользовании, но и автомобили коммунальных служб, снегоуборщики, автомобили, на которых стоят буровые установки, строительная техника, любая техника — бытовая, строительная, в том числе и личный автотранспорт, — это машины, привезенные из Японии. Поэтому, естественно, будет полностью отсечен этот автомобильный парк от пользователей, и чем это обернется для Сибири, Дальнего Востока, мне сложно сказать. Идея простая — это очередные протекционистские меры для российских автозаводов. Хотя российскими их назвать очень сложно, ведь эти заводы принадлежат нашим западным коллегам, западным инвесторам. У нас локализация 30%, ну где-то в единичных случаях — 40. А льготы и преферент огромный, в том числе растаможка, ряд других льгот. Все это, естественно, дает возможность получать большую прибыль, которая выводится за границу. Поэтому вот эта мера, она направлена на уничтожение конкуренции. Правительство ничего лучше не нашло, как снизить конкуренцию, фактически вводя различные барьеры, препоны для ввоза иномарок как новых, так и секонд-хэнда. Самый насыщенный и представительный американский рынок автомобильный, они в свое время хотели ограничить ввоз японских автомобилей. По легенде, миф это, легенда ли, правда, сложно сказать. Приходили к Рейгану автомобильные боссы, просили, как у нас говорят, перекрыть кислород японцам, потому что у них продажи были максимальные, и спрос на японские автомобили на американском рынке был максимальный. Но Рейган якобы им ответил очень мудрую вещь: «Ребята, делайте лучше. В чем проблема?»

Новое требование освободит российский рынок от непопулярных моделей, внедрение системы на которых точно не окупится, пишут СМИ. В частности, в компании BMW заявили, что откажутся от поставок в Россию кабриолетов, а также моделей M3 и 5GT.

Россия > Транспорт. Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 декабря 2016 > № 2016382


США. Россия > Авиапром, автопром. Транспорт > forbes.ru, 22 декабря 2016 > № 2014268

Задержка рейса: у Геннадия Тимченко убытки из-за санкций

Ирина Мокроусова

Заместитель главного редактора Forbes

Как выяснил Forbes, одна из структур миллиардера создала резервы по предоплате за бизнес-джет Gulfstream G650. Но «каких-либо сложностей с организацией своих деловых поездок и путешествий» бизнесмен не испытывает

В интервью ТАСС в 2014 году миллиардер Геннадий Тимченко поделился, что из-за санкций компания Gulfstream перестала с ним сотрудничать. «Техника не обслуживается, стоит на приколе. Мой Gulfstream нельзя эксплуатировать, поскольку компания не обеспечивает его запасными частями, летчики не вправе пользоваться навигацией, встроенными картами», — рассказывал бизнесмен. Тогда же он упомянул, что Gulfstream не обсуждает поставки уже заказанных самолетов.

Как выяснил Forbes, заказчик одного из воздушных судов — принадлежащая Тимченко компания Danzi Investments Limited — создал резервы по предоплате в размере $7 млн, внесенной за самолет Gulfstream. Модель G650 — это технически одна из наиболее совершенных моделей бизнес-джетов, которую американский производитель выпускает с 2008 года. G650 способен совершить беспосадочный рейс на 13 000 км с 11-18 пассажирами на борту.

Бизнес-джет стоимостью не менее $64 млн компания Тимченко заказала 31 октября 2013 года. «Самолет находится в процессе строительства и будет поставлен в 2017 году. Однако из-за американских санкций совет директоров одобрил перевод всей суммы в резерв. Это было отображено в отчетности как чрезвычайные расходы», — говорится в отчетности Danzi.

«Создание резерва через чрезвычайные расходы — одна из форм признания убытка, но именно с точки зрения отчетности», — поясняет вице-президент по аудиту компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» (ФБК) Алексей Терехов. По его словам, реальный ли это будет убыток, станет понятно со временем и в зависимости от тех усилий, которые компания будет предпринимать для возврата денег: когда все возможности будут исчерпаны, тогда можно будет сказать, что указанную сумму окончательно списали в убыток.

«Господин Тимченко не испытывает каких-либо сложностей с организацией своих деловых поездок и путешествий», — заверил представитель бизнесмена Антон Куревин. Но надеется ли Тимченко получить самолет или хотя бы вернуть деньги, непонятно. Куревин лишь подтвердил факт наличия договоренностей 2013 года, которые упомянуты в отчете компании, но от дальнейших комментариев по поводу взаимоотношений с Gulfstream отказался. В пресс-службе Gulfstream в ответ на вопрос, собирается ли компания производить самолет или возвращать предоплату, сказали, что отношения с клиентами не комментируют.

«Утверждать, что Gulfstream не отдает ни деньги, ни самолет, нельзя. Деньги формально подвисли, но до 2017 года никто не станет однозначно говорить, списаны ли средства в убытки или на них еще можно рассчитывать, равно как и на самолет, — рассуждает человек из окружения Тимченко. — Если взять гипотетическую ситуацию: снимаются санкции и все возвращается в нормальное русло, все будет так, как планировалось, то есть деньги работают, самолет строится и, возможно, с задержками, но выполняются условия контракта. Если санкции не снимут, тогда можно будет считать, что деньги списаны в убыток».

Пока США отменять санкции в отношении России не спешат и даже наоборот: во вторник, 20 декабря американский Минфин расширил санкционный список. А ранее Евросоюз продлил секторальные санкции против России до 31 июля 2017 года. Впрочем, большинство экспертов Bloomberg считает, что США в 2017 году начнут ослаблять антироссийские санкции, введенные в 2014 году из-за кризиса на Украине, и вслед за ними на смягчение наложенных на Москву ограничений может пойти Евросоюз.

При участии Игоря Терентьева и Марии Тодоровой

США. Россия > Авиапром, автопром. Транспорт > forbes.ru, 22 декабря 2016 > № 2014268


Япония. США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > nhk.or.jp, 22 декабря 2016 > № 2014136

Японская автомобилестроительная компания Honda сообщает, что она планирует провести совместное исследование с американским гигантом в области IT технологий Google для разработки самоуправляемого автомобиля, сообщает японская международная вещательная служба телерадиокомпании NHK.

Компания Honda разрабатывает такую технологию практически самостоятельно. Установив сотрудничество с Google, она стремится занять лидирующую роль в мировой конкурентной борьбе.

Такое сотрудничество, вероятно, обострит конкуренцию с компаниями Toyota, Nissan и другими в разработке технологий самоуправляемого автомобиля.

Япония. США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > nhk.or.jp, 22 декабря 2016 > № 2014136


США. УФО > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 21 декабря 2016 > № 2015295

ВСМПО-Ависма и Boeing расширят совместное предприятие

Сегодня Boeing и ВСМПО-Ависма объявили о расширении мощностей завода Ural Boeing Manufacturing.

Новый производственный объект разместится в ОЭЗ «Титановая долина» (Свердловская область). На новой площадке будет осуществляться обработка титановых штамповок в рамках всех программ гражданских самолётов Boeing, включая семейство 787 и новые модели 737 MAX и 777X, начало производства которой намечено на 2017 г.

Открытие нового производственного объекта, за счёт которого будет обеспечено снижение итоговой себестоимости изготовления комплектующих изделий, запланировано на 1-й квартал 2018 г. Объект представляет собой новый производственный цех, который будет работать наряду с существующим заводом Ural Boeing Manufacturing, открытым в 2009 г., и является совместным предприятием Boeing и ВСМПО-Ависмы с равными долями участия.

«Мы очень рады пройти ещё один рубеж развития и укрепления наших партнёрских отношений с ВСМПО-Ависмой, – отметил Сергей Кравченко, президент Boeing в России и СНГ. – На протяжении более чем двадцати лет мы поддерживаем крепкие доверительные отношения, направленные на повышение производительности и создание высококачественной продукции для самолётов Boeing».

«Мы солидарны с компанией Boeing в стремлении быть полезными друг другу в производстве технологичного и качественного продукта, – сказал Михаил Воеводин, генеральный директор ВСМПО-Ависмы. – Сегодняшнее решение о расширении совместного производства – знаковое, потому что открывает уже третье десятилетие нашего весьма успешного сотрудничества».

ВСМПО-Ависмы является партнёром компании Boeing и поставляет ей сырьё и титановые изделия по ряду долгосрочных договоров купли-продажи начиная с 1997 г., когда Boeing подписала первый контракт с российским производителем титана. В настоящее время подразделение Boeing Commercial Airplanes получает 35% поставок титана от ВСМПО-Ависмы.

США. УФО > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 21 декабря 2016 > № 2015295


Китай. Германия > Авиапром, автопром > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013280

Китайский "дешевый Porsche"

Как две капли?

Zotye Auto выпустила на китайский автомобильный рынок новый внедорожник SR9 SUV, вызвавший многочисленные разногласия. Почему он вызывает столько противоречивых мнений, как в Китае, так и за рубежом? Потому что это почти идеальный клон Porsche Macan. Я отправился к дилеру Zotye в Пекине, чтобы посмотреть на автомобиль и, к счастью, магазин по продаже б/у Porsches был буквально в ста метрах, что дало возможность легко сравнивать обе модели.

Общий дизайн, как и следовало ожидать, очень похожий, от бампера до лобового стекла и крыльев, линии крыши до заднего люка. Даже зеркала одинаковые. Сравнение размеров показывает, насколько близки SR9 и Macan на самом деле: Размеры Zotye SR8: 4744/1929/1647, колесная база 2850. Размеры Macan: 4681/1923/1624, колесная база 2807.

Как видите, почти одинаковые размеры. В отношении цены, однако, есть «небольшая» разница. SR9 стоит от 108800 до 162800 юаней (от 16115 до 23900 долларов). Macan Porsche стоит «посолиднее» в пять раз дороже, начиная от 558000 юаней и до 990800 юаней (83000 – 149000 долларов). Б/у Macan S в дилерском центре был оценен в 320000 юаней, что по-прежнему в три раза дороже, чем новый SR9.

Zotye скопировали также интерьер. Кнопки на центральном туннеле точно такие же, как и у Macan, и такая же панель вокруг зеркала заднего вида и форма часов на приборной доске одинаковая. Рулевое колесо - точная копия, сидения очень похожи. Сенсорный экран у Zotye на самом деле больше, чем Porsche, и у Zotye приборная панель полностью цифровая, а у Porsche шкалы приборов аналоговые.

У SR9 двигатель на базе Mitsubishi 2.0 турбо с 190л.с. и 250nm, в паре с пятиступенчатой механической коробкой передач или шестиступенчатым двойным сцеплением DCT . У Macan мощность двигателя начинается от 2,0 турбо тоже, но уже с 252 л.с. и 370nm в паре с восьми-ступенчатым двойным сцеплением DCT.

«Дешевый Порше»

Я спросил владельца дилерского центра, что он думает о сомнительном клонировании. Тот улыбнулся и сказал, что это хорошо для бизнеса, SR9 стал популярным, люди полюбили «дешевый Порше», и он продавал по машине в день. Я спросил, было ли ему стыдно перед фирмой Porsche, на что он ответил, что это собственная вина Порш за то, что они так сильно задрали цены на свои автомобили. С другой стороны, он абсолютно не боялся каких-либо юридических проблем.

После этого я прошел сто метров по улице и спросил людей в магазине, продающих б/у Porsches что они думают по поводу всей сложившейся ситуации. Они сказали, что их все это не волнует, и что люди, у которых есть деньги на Porsche, никогда не купят Zotye. Что, вероятно, правда, но аргумент не в ту тему, о чем я спрашивал, на мой взгляд.

«Высокая цена» - этот аргумент часто используется в дискуссиях о скопированных продуктах в Китае; люди обвиняют недоступность оригинальной вещи и из-за этого появление версии подражателя. Некоторые идут еще дальше, заявив, что это даже хорошо, когда китайские компании преподносят урок "чрезмерно завышенным" ценам западных автопроизводителей, потому, что цены должны быть конкурентными.

Представители другой точки зрения, молодое поколение, считают, что подделка чего бы то ни было, не является хорошей практикой для страны. Такие компании, как Zotye плохо сказываются на имидже и репутации китайской автомобильной промышленности. Эти голоса, однако, представляют меньшинство.

Рынок, похоже, подтверждает это. Zotye еще не опубликовала цифры своих продаж SR9, но я слышал, что они уже наращивают производство, чтобы удовлетворить растущий спрос. Zotye также открывает больше дилерских центров и заходит в крупные города, как Пекин и Шанхай, куда они не отваживались заходить до этого. Жители мегаполисов Китая долгое время считали Zotye брендом транспорта для сельской местности, но, возможно, больше уже так не считают.

Нечто подобное произошло и с самым известным клоном в прошлом году - Landwind X7, клоном Land Rover Evoque. Никто не интересовался торговой маркой Landwind до тех пор, пока не вышла модель X7. Продажи дешевой модели клона взлетели, сделали фирму знаменитой, они расширили число своих дилерских центров, сегодня X7 их хлеб насущный, причем с маслом, составляя более 60% от общего объема продаж компании. Zotye надеется, что SR9 выполнит сопоставимое чудо для их компании.

Китайцы ничего не боятся

Дилер сказал, что не боится юридических трудностей, и, вероятно, имеет на это право. Porsche заявил, что может подать в суд на Zotye, но они пока этого еще не сделали. В любом случае сейчас уже слишком поздно этим заниматься, даже если они выиграют в конечном итоге битву в суде - автомобиль уже давно выставлен на продажу и хорошо продается. И все это, как будто в Порш не знали об этом заранее - фотографии SR9 первый раз появились в публикациях еще в июне 2015 года.

И еще одна поучительная предостерегающая история для Porsche: Jaguar Land Rover подал в суд на Landwind в июне, через год после того, как был выпущен X7. Дело до сих пор разбирается в суде, а X7 до сих пор продается.

Zotye Авто была основана в 2005 году и раньше занималась производством автомобилей на основе законным образом лицензированных старых европейских платформ, в основном от Fiat, но в последние пять лет фирма отошла от законной практики и занялась клонированием.

Они скопировали целый парк автомобилей от Volkswagen Group: SR7 (Audi Q3), X5 Damai (Volkswagen Tiguan), Zotye T600 (Audi Q5) и Damai X7 (Crossblue Coupe Concept). Они также делают серию небольших и довольно привлекательных электрических автомобилей, которые имеют несколько более оригинальный дизайн, чем остальной модельный ряд. Zotye также владелец Jiangnan Auto, компании, которая делает самый дешевый автомобиль в Китае.

Как оказалось в моем случае, скидки в цене из-за дешевизны подделки не было достаточно, чтобы дать Zotye хорошее преимущество против Porsche. Поэтому, когда я выходил из дилерского центра, владелец подбежал ко мне и предложил белую модель SR9 в придачу с багажником для лыж всего за 100000 юаней, на 8800 юаней ниже указанной в прайс-листе цены. Заманчиво ...

Автор: Де Фейджтер Тайко @Forbes

Китай. Германия > Авиапром, автопром > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013280


Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 19 декабря 2016 > № 2009860 Манфред Айбек

«Двигатель – это сердце автомобиля»

Интервью с генеральным директором корпорации «Русские машины» Манфредом Айбеком

Владимир Рагозин

О результатах уходящего и планах на будущий годы, увеличении объемов экспорта, газовых двигателях и потенциале рынка электромобилей в России «Газете.Ru» рассказал генеральный директор корпорации «Русские машины» Манфред Айбек.

Прогнозы и регулирование

— С какими финансовыми и производственными результатами «Русские машины» завершают год? Насколько эти результаты совпали с прогнозами и планами в начале года?

— Текущий год был очень непростым для всей машиностроительной отрасли – негативные тенденции, начавшиеся в 2014 и в 2015, продолжились и в 2016. Рынок легких коммерческих автомобилей и грузовиков остался на прежнем уровне, рынок строительно-дорожной техники сократился примерно на 25%.

Тем не менее, в ряде сегментов наметилось небольшое оживление.

Рост рынка автобусов составил примерно 15-20%, в основном благодаря закупкам со стороны муниципалитетов и государственных структур, которым требовалось обновление устаревающих парков.

Лучше, чем в 2015 году, ощущал себя и рынок железнодорожной техники.

Что касается «Русских машин», мы не потеряли в объемах, и в сравнении с другими даже показали рост, в том числе на падающих рынках — например, в сегменте легких коммерческих автомобилей. Наша доля в этом сегменте составляет 50%, а в области грузовых автомобилей она осталась на уровне 35%. По автобусам мы занимаем 75% рынка. В области железнодорожного бизнеса, в связи со вступившим в силу запретом на продление жизненного цикла вагонов, нам удалось нарастить долю рынка в сегменте специализированного подвижного состава. На рынке строительно-дорожной техники мы увеличили свою долю на 19%.

Финальные итоги будем подводить по завершению года, но уже сейчас можно сказать, что в целом наши продажи в этом году выше, чем в прошлом, и если сравнивать с утвержденным в начале года бизнес-планом, то мы идем с небольшим опережением – примерно на 10%.

— Какие результаты вы ждете в следующем году и что на них будет влиять?

— В перспективе мы ожидаем стабилизацию экономики и макроэкономических факторов. Цена на нефть не снижается, она стабилизировалась и даже растет, что хорошо для российской экономики. Обменный курс рубля также изменяется в пользу российской валюты. Все это должно помочь нам более уверенно чувствовать себя на рынке. Мы ожидаем, что в наших сегментах мы будем расти в следующем году в диапазоне 6-9%.

Конечно, на ситуацию в отрасли по-прежнему будут влиять такие негативные факторы, как рост стоимости материалов и комплектующих, высокая стоимость кредитного финансирования.

Для наших клиентов, которые покупают у нас коммерческую технику, стоимость привлечения автомобильного займа по-прежнему очень высока, если сравнивать с уровнем 2012-2013 годов.

Стоимость заимствования для инвестиционных целей также остается на крайне высоком уровне.

— А если говорить о влиянии государства, то что может повлиять на рынок? За какими инициативами отрасль будет пристально следить?

— Программы льготного лизинга, обновления парков транспортных средств -– то, что уже доказало свою эффективность в предыдущие годы. Благодаря этим мерам, страна сделала большой шаг по выводу на улицы российских городов современных, экологичных автобусов и коммерческих автомобилей. Но если посмотреть на малые города, поселки и деревни, то там по-прежнему в глаза бросается большое количество старой и изношенной коммерческой техники. Она не вписывается в мир современной России. Поэтому я надеюсь, что программа обновления парков продолжится -– было бы нелогично бросать на середине такой масштабный проект.

В числе новых инициатив можно отметить тему ограничения сроков эксплуатации школьных автобусов до 10 лет. Я всецело ее приветствую, и дело здесь не в увеличении заказов для автопрома, а в понятном стремлении государства обеспечить максимальную безопасность и защищенность детей.

Часто аварии происходят из-за того, что для детских перевозок используются старые автобусы, которым может быть и 15, и 25 лет. В цивилизованном мире такое просто недопустимо.

В Евросоюзе срок эксплуатации всех пассажирских автобусов, включая школьные, ограничивается десятью годами, а на локальном уровне ограничения часто бывают еще более жесткими. Например, в Австрии срок эксплуатации таких автобусов составляет шесть лет. Так что лимит в 10 лет, который может быть введен в России в 2017 году, далеко не самый строгий.

Кстати, при грамотном управлении автобусными парками объем бюджетных средств, направляемых на закупку школьных автобусов, увеличится ненамного. Если при каждом муниципалитете создать единый парк детских перевозок, используя имеющиеся там автобусы и для школ, и для других детских учреждений, это будет выгоднее, чем содержать отдельные парки при каждом учреждении. И контролировать техническое состояние автобусов так тоже будет проще. Полагаю, федеральному правительству и властям в регионах стоит оперативно проработать этот вопрос.

О газовом сердце машины и электрических автобусах

— Хотелось бы также затронуть тему инвестиций. В ярославский завод «Автодизель» было вложено более 11 млрд руб. Какова необходимость вкладывать такой объем средств в производство? Насколько критичным для развития машиностроения сегодня является наличие собственного современного двигателя?

— Двигатель – это сердце автомобиля, без него машина не поедет. Поскольку у нас есть силовой агрегат, мы можем говорить о полноценном собственном производстве техники. Вся наша продукция в периметре «Русских машин», за исключением ряда нишевых продуктов, комплектуется нашими двигателями.

Все автобусы, все грузовые автомобили, все среднетоннажные грузовики оборудуются двигателями нашего собственного производства. За счет этого мы контролируем качество и себестоимость конечного продукта и можем предложить потребителями конкурентоспособные цены.

В части технологий двигатель – это самый сложный компонент автомобиля. На примере собственного абсолютно нового, современного завода в Ярославле мы доказали, что можем разрабатывать и производить двигатели, сравнимые лучшим мировым аналогам. Это крайне важная часть нашего бизнеса – не только Группы ГАЗ, но и «Русских машин» в целом, поскольку двигателями ЯМЗ сегодня комплектуются как автомобили, так и наша строительно-дорожная техника.

Кроме того, мы продаем наши двигатели другим российским и зарубежным производителям для комплектации сельскохозяйственной, дорожно-строительной техники, водных судов.

Локализация для нас – ключевой фактор, без которого в сегодняшних условиях невозможно обеспечить конкурентоспособность машиностроительной продукции на российском рынке.

— В ноябре вы запустили на заводе «Автодизель» серийное производство нового газового двигателя. Что скрывается за этим, какие у вас планы на автомобили на газе?

— Мы считаем, что оснащение транспорта газовыми двигателями позволит значительно повысить экономичность и экологическую безопасность пассажирских и грузоперевозок. Наш двигатель соответствуют лучшим мировым образцам по удельной мощности, крутящему моменту, вибро-акустическим характеристикам и расходу топлива. Плюс мы уже на протяжении двух лет ведем работу по локализации компонентов для двигателей, за счет чего мы сможем контролировать отпускную цену.

— Но, очевидно, что техника, работающая на газе, будет пользоваться массовым спросом только при наличии развитой газозаправочной инфраструктуры. А с этим в России пока не очень хорошо.

— Тема компримированного природного газа требует целостного подхода. Да, недостаточно просто иметь надежный современный двигатель, работающий на газовом топливе, нужна инфраструктура – развитая сеть газозаправочных станций. Но как раз для того, чтобы в России появилась такая сеть, мы создали компанию «РМ-КПГ», которая занимается поставкой и локализацией производства оборудования для автомобильных газовых наполнительных компрессорных станций (АГНКС). Уже локализовано производство газораздаточных колонок – они выпускаются на мощностях «РМ КПГ» в Нижнем Новгороде, идет процесс локализации АГНКС в контейнерном исполнении.

Уже есть результаты: первая газозаправочная станция, которую «РМ КПГ» запустила в Нижнем Новгороде на территории автозавода ГАЗ, сегодня активно эксплуатируется техническим транспортом компании. Мы хотим, чтобы эта заправка стала своеобразным эталоном качества для других проектов — сейчас «РМ КПГ» прорабатывает возможность строительства еще нескольких станций.

Мы рассчитываем на рост объемов продаж заправочных решений по контрактам с «Газпромом» и с «Роснефтью» в ближайшие годы.

— Еще об альтернативном топливе. Как известно, газовые двигатели — это не единственное, что вы разрабатываете в этом сегменте. Как обстоят дела с развитием техники, работающей на электричестве?

— Я полагаю, что на длинном горизонте электромобили смогут набрать популярность в России, особенно в сегменте пассажирских автобусов. Запрос со стороны покупателей такой техники формируется уже сейчас – и коммерческие перевозчики, и руководители крупных муниципалитетов, отвечающие за развитие городской транспортной сети, видят этот тренд и не остаются от него в стороне.

Несколько недель назад мы передали правительству Москвы первый опытный образец электробуса для тестовой эксплуатации. В следующем году планируем произвести и поставить заказчику уже партию таких электробусов, впрочем, пока небольшую.

Мы видим перспективу и в сегменте коммерческих автомобилей, которые совершают поездки по определенному маршруту. «Группа ГАЗ» уже выпустила два разных варианта электромобиля ГАЗель. Здесь, как и с автобусами, нужно построить необходимую инфраструктуру.

Для этого требуется стратегия развития инфраструктуры для электромобилей на государственном уровне.

Эта тема сейчас находится в обсуждении. Если здесь все будет работать так, как с КПГ, то медленно, но верно рост будет.

Экспортный курс

— В сентябре «Группа ГАЗ» впервые представила новую продукцию — линейку автомобилей Next — на международной выставке коммерческой техники в Ганновере. Там же вы объявили о новой экспортной стратегии компании. Почему компания, которая традиционно была ориентирована на рынки России и СНГ, приняла решение сделать ставку на зарубежные рынки?

— Мы никогда не замыкались исключительно на российском рынке и странах СНГ, где у нас всегда были достаточно прочные позиции. Сегодня мы лидируем в сегменте легкой коммерческой техники на рынках Казахстана, Белоруссии, Украины, Таджикистана, Армении и других стран ближнего зарубежья. И правда в том, что здесь у нас настолько высокая доля рынка, что в сегодняшних условиях ее уже сложно нарастить.

Однако мы видим высокий потенциал роста за пределами стран СНГ. Учитывая запуск нашей новой линейки продукции, мы должны наращивать экспорт.

В настоящее время мы уделяем повышенное внимание странам Северной Африки, Ближнего Востока, Южной Америки и Азии. Мы уже зашли на рынки ряда стран Восточной Европы. Мы хотим и можем развиваться дальше.

— Вы назвали много направлений, однако не сказали о Западной Европе. Есть ли планы расширения на этих рынках?

— Такую возможность мы рассматриваем в среднесрочной перспективе, в качестве уже второго или третьего шага. Сейчас мы зашли на рынки Сербии, Боснии и Македонии, на территории Турции у нас организовано сборочное производство.

Поскольку политическая ситуация в Турции стабилизировалась, в 2017 году мы продолжим развитие на турецком рынке.

В перспективе, возможно, мы будем заходить и на рынки стран Западной Европы, но это не является нашим приоритетом сегодня. На текущий момент наша продукция обеспечивает высокую надежность эксплуатации, она доступна. Высокий спрос на такую технику возникает в основном в развивающихся странах, где климатические и дорожные условия приближены к российским. Рынки стран Западной Европы перенасыщены, а в странах с развивающимися экономиками не хватает надежной и доступной по цене машиностроительной продукции, и здесь мы видим наш шанс.

— Есть ли уже какие--то результаты по продажам после выставки в Ганновере?

— Прошло всего четыре месяца, подводить итоги было бы преждевременно. Сейчас мы изучаем свои приоритетные задачи. Мы планируем осуществлять экспортные поставки в Тунис, Гану, Монголию, Эквадор, Перу, Чили, Филиппины. Недавно я был в Марокко и лично убедился, что этот рынок имеет для нас высокий потенциал. Он может стать своеобразным центром, из которого можно будет заходить на рынки других африканских стран. Помимо этого, совместно с Минпромторгом мы работаем над проектом, предусматривающим организацию сборочного производства в Египте. На выставке коммерческого транспорта в Ганновере мы начали переговоры с потенциальными клиентами из стран Южной Америки, и в данный момент мы работаем над формированием предложений для них.

— Планируете ли вы расширение экспорта по другим бизнесам «РМ», например, в области железнодорожного машиностроения, производства строительно-дорожной техники?

— В 2016 году мы получили очень хороший экспортный контракт по железнодорожному машиностроению.

Мы экспортировали 360 вагонов разной модификации на Кубу. Кроме этого, наш железнодорожный бизнес начал поставлять продукцию в Иран.

Это свидетельствует о том, что не только автомобилестроение способно экспортировать свою продукцию. Экспортный потенциал есть и у других сегментов машиностроительной отрасли. Российская продукция отличается высоким качеством и технологичностью и вполне способна конкурировать по цене с продукцией других международных производителей.

— Думаю, что такие обширные планы по экспорту вы рассчитываете осуществить не только своими силами. Какую поддержку со стороны российских и иностранных властей вы ждете?

— Я очень высоко ценю те усилия, которые осуществляются на уровне российского правительства в части развития экспорта.

Если говорить о необходимых механизмах, то нам нужна поддержка в области логистики, так как из России до многих экспортных рынков большие расстояния, и издержки при транспортировке продукции тоже весьма высоки

Крупные затраты мы также несем в связи с адаптацией нашего продуктового портфеля к условиям новых рынков, например, специфическим техническим требованиям: правый руль, система ESP и так далее. Все это мы сейчас обсуждаем с правительством, и надеемся, что в итоге поддержка будет реализована на практике.

Кроме того, российским производителям, планирующим открытие сборочных производств за рубежом, также требуется помощь со стороны государства, поскольку у наших западных конкурентов стоимость инвестирования в такие проекты намного ниже, и мы можем оказаться в заведомо неравных условиях.

Иностранные партнеры ожидают от нас организации производства нашей техники у них, в противном случае, нам придется платить очень высокие таможенные пошлины за ввоз готовых машин. Поэтому прямо сейчас, например, мы запускаем в Казахстане сборочное производство грузовиков, автобусов и коммерческих автомобилей «ГАЗ».

Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 19 декабря 2016 > № 2009860 Манфред Айбек


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 19 декабря 2016 > № 2008912

Интернет-революция в российском автопроме

Какие возможности появляются у водителей машин с мобильным доступом к сети? Кто превращает автомобили в смартфоны, и как на этом заработать?

Уже сегодня характеристики системы Connected Car являются решающим фактором при выборе автомобиля для каждого пятого водителя в США и Европе. Крупнейшие автопроизводители — Toyota, Volkswagen, Ford, Chrysler, Mercedes и BMW — уже предлагают опцию «подключенного автомобиля». Все они вступили в альянс с такими компаниями, как Google и Apple. По прогнозам, количество проданных новых авто с подключением к беспроводным сетям в следующем году достигнет 40 миллионов.

В России, где тренд только начал проявляться, в сегменте Connected car активно работают телеком-операторы. Например, в 2016 году на базе мобильного интернета МТС был реализован первый крупный проект по подключению автомобилей Toyota к глобальной сети. Покупатели самых популярных в стране моделей японских брендов могут приобрести и установить в официальных дилерских центрах модули, которые позволят пользоваться онлайн-картами и слушать интернет-радио. Кроме того, автомобиль с мобильным доступом к интернету гораздо проще дооснастить и другими сервисами, будь то геолокация, мониторинг или дистанционная охранная система.

Елена Нечай

директор по маркетингу и продуктам бизнес-рынка МТС

«Connected Car действительно сейчас завоевывает свой рынок, и это вещь достаточно интересная и необходимая. МТС как игрок этого рынка предлагает для установки в автомобили свои сим-карты с необходимым подключением в интернет. При этом выигрывают все. Если мы говорим об автопроизводителе, то автомобиль, который сходит с конвейера, приобретает некую дополнительную ценность для нас как потребителей. Дилерский центр точно также получает дополнительные опции, которые выводят сервис на новый уровень, в принципе стимулируют продажи»

В ближайшее время МТС планирует расширить сотрудничество с российскими и зарубежными автопроизводителями. Возможно, скоро sim-карта в автомобилях для российского рынка станет такой же стандартной опцией, как, например, обогрев сидений или парктроник.

Страховщики тоже приветствуют распространение технологии Connected Car. Все дело в том, что подключение машины к интернету значительно затрудняет манипуляции со страховкой недобросовестными клиентами.

Ну а водители в так называемом «подключенном автомобиле» прямо во время движения могут получать данные обо всем, что их интересует — от бесплатного паркинга и ближайшей заправки до персонализированных скидок и акций в магазинах по маршруту.

Денис Смирнов

гендиректор компании поставщика автоэлектроники Stopol Group

«В конце концов, это просто удобно. Автовладельцы, которые привыкли пользоваться интернетом, имеют огромное желание точно так же внести его в свою повседневную жизнь за рулем. Многие автопроизводители задумались о том, что им точно так же хочется предоставить своим клиентам такой сервис. Мы совместно с компанией МТС закупили партию модемов, которые поставляем в дилерские сети автопроизводителей. С нашим партнером, компанией Тойота, мы запустили такую акцию по оборудованию мультимедийных систем в качестве аксессуарной позиции».

В уходящем году Connected Car предлагали российские дилеры премиальных брендов. В ближайшие годы интеллектуальные сетевые решения получат не менее трети автомобилей. Уже в 20-м году на российских дорогах будет как минимум 2-3 миллиона connected cars (не считая коммерческого и общественного транспорта), а на горизонте 10 лет больше половины российского автопарка будет оснащена системами беспроводной связи.

Михаил Задорожный

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 19 декабря 2016 > № 2008912


Россия. ПФО > Авиапром, автопром > svoboda.org, 18 декабря 2016 > № 2060693 Владимир Воронов

История автокатастрофы

Владимир Воронов

Схема "убытки – долги – кредиты – долги" применяется в России многими предприятиями, но один из самых ярких примеров – "АвтоВАЗ", бывший Волжский автомобильный завод.

ВАЗ не просто гигант российского автопрома, это национальный символ. Ключевые и стратегические решения по ВАЗу принимаются на уровне самых первых лиц государства. В основном это решения о выделении очередных кредитов ради спасения завода от краха.

Автоград мечты

Ощущение обшарпанности, неухоженности и запущенности в Тольятти преследует. Уныло-однообразные клоны спальных коробок, разбитый асфальт замусоренных дорог, одинаковые и почти всегда пустые улицы, словно в городе никто не живет. Приезжая в Тольятти, оказываешься в затхлой эпохе поздней "советскости". Дееспособные люди покидают Автоград при первой же возможности – здесь уже нет никаких перспектив. Не случайно распоряжением правительства (№1398-р от 29 июля 2014 года, с дополнением от 28 октября 2015 года) Тольятти включен в список моногородов самой тяжелой, 1-й категории – "с наиболее сложным социально-экономическим положением (в том числе во взаимосвязи с проблемами функционирования градообразующих организаций)".

– Много лет руководство ВАЗа не устает твердить: "Сейчас потерпите, зато скоро будет хорошо", – говорит Петр Золотарев, в прошлом руководитель независимого вазовского профсоюза "Единство", ныне председатель первичной профсоюзной организации Межрегионального профсоюза работников автомобильной промышленности (МПРА) в Самарской области. – Но вместо хорошего – не работающий на полную мощность завод, сокращенная рабочая неделя, нищенские зарплаты и массовые увольнения – это основной способ сокращения затрат и издержек.

В лучшие времена на крупнейшем автозаводе страны трудились 120 тысяч человек – каждый пятый тольяттинец, да и в 2006 году там было свыше 111 тысяч работников. Но в 2009 году на улицу разом выставили 27 840 человек, хотя руководство автогиганта божилось, что массовых увольнений не будет. В 2010 году "оптимизировали" ВАЗ, судя по официальным данным, еще на 23 500 человек, а в 2011 году без работы остались еще 14 367 заводчан. С той поры "АвтоВАЗ" сведений о количестве уволенных в своих ежегодных отчетах не публикует, но поскольку на конец июня 2016 года на заводе числились 43 224 человека, масштаб кадрового погрома несложно представить. Массовые увольнения на ВАЗе обрушили рынок труда, лишив город основной массы своих кормильцев. С работой в Автограде совсем худо: по официальным данным, в 2009 году на одно рабочее место в Тольятти претендовали 12 человек, ныне "конкурс" еще больше.

– Массовые сокращения вновь начались в январе 2014 года, с приходом Бу Андерссона, – продолжает Петр Золотарев. По его словам, тогда почти сразу же были уволены 26 тысяч человек. – Обстановка на заводе гнетущая, над работниками все время висит угроза сокращений, царит неуверенность в завтрашнем дне, люди озлоблены. Условия труда ухудшились: после сокращений нагрузка возросла, каждый теперь пашет за себя и уволенных. Но зарплаты при этом не увеличиваются и не индексируются. Проблему низкой производительности труда решают исключительно путем увеличения нагрузки на "выживших", закрывая глаза на нарушения техники безопасности. Заводское оборудование устаревшее, может, и поновее того, что завезли при строительстве завода, но реально все равно отсталое. Все делается только за счет усиления эксплуатации дешевой рабочей силы…

По словам Петра Золотарева, вся программа развития "АвтоВАЗа" сводится лишь к затыканию дыр. Все равно ведь, что ни делай, с конвейера будут сходить не современные машины, а "тазики с шурупами": "Завод откровенно убыточный. Как он еще существует? Да лишь за счет кредитов государства и прощения долгов…"

"Командировка" в инвалиды

Перманентное балансирование над пропастью банкротства стало для "АвтоВАЗа" делом традиционным, а для его менеджеров – еще и прибыльным. Все привыкли, что эту проблему "лечат" вливаниями из госказны, да еще кадровой чехардой в высшем звене вазовского руководства: за последние 10 лет на ВАЗе сменили шесть президентов-гендиректоров. Если сначала словно перчатки меняли одного посланца Ростехнологий на другого, то затем стали тасовать "иностранную" колоду. С января 2014 года и до апреля 2016 года президентом – генеральным директором ОАО "АвтоВАЗ" был швед Бу Инге Андерссон, бывший майор шведской армии и менеджер корпораций Saab, General Motors, советник Олега Дерипаски и президент "Группы ГАЗ". Теперь ему на смену назначили француза Николя Мора, ранее работавшего в Renault и ее "дочках". Как в сердцах заметил Петр Золотарев, "они приезжают сюда, затем уезжают, но никакой ответственности ни за что не несут".

За провалы и колоссальные убытки ответственных нет. Всегда выдается лишь дежурный набор объяснений, что во всем виноваты: снижение цен на нефть, девальвация рубля, рост цен на сырье и комплектующие, снижение покупательной способности населения… Эти отговорки слышны из года в год: подъем или кризис, но ВАЗу, как тому незадачливому танцору, всегда что-то мешает. Согласно консолидированному отчету о финансовом положении на 30 сентября 2016 года, убыток группы "АвтоВАЗ" в январе – сентябре этого года составил 34,044 миллиарда рублей. За аналогичный период 2015 года убытков было "всего лишь" на 15,8 миллиарда рублей. Значит, за год ВАЗ стал в два раза убыточнее? При этом, судя уже по ежеквартальному отчету за 3-й квартал 2016 года, сумма так называемого непокрытого убытка, то есть убытка, не покрытого соответствующими источниками финансирования, который образуется в результате превышения расходов компании над доходами, достигла 122 миллиардов 19 миллионов рублей.

Правда, как следует из того же ежеквартального отчета, не все так плохо: за 9 месяцев этого года производительность труда выросла с 2,48 до 3,09 миллиона рублей на человека. Но этот показатель достигнут не за счет внедрения новых технологий или нового оборудования, а за счет того, что работники стали выполнять больше функций и операций за ту же зарплату. Неимоверно возросла нагрузка, косяком пошли нарушения технологического процесса и техники безопасности.

– 8 сентября этого года, – рассказывает Анна Перова, председатель профкома независимого заводского профсоюза "Единство", – молодой рабочий, штамповщик Дмитрий С. (настоящее имя пострадавшего по просьбе собеседников не называем. – РС), помогая наладчику отлаживать пресс, левой рукой нажал кнопку, правая оказалась под прессом и ее отрезало. Кто виноват? Руководство, приказавшее парню заниматься не своей работой, не той, которой он был обучен. Есть у нас такая система, "командировки": людей принудительно отправляют в другие цеха работать – не по специальности, а официально они числятся в командировках. Вот и Дмитрия "послали в командировку", хотя он не наладчик, а рихтовщик и в прессах ничего не понимал. Зачем? А затем, что после сокращений людей катастрофически не хватает, некому обслуживать прессы, вот работников и кидают туда-сюда: слесарь, сварщик, фрезеровщик, токарь или штамповщик – без разницы, всех посылают на прессы "в командировку". Наладчиков переводят в штамповщики, а наладчиков делают из транспортировщиков… При этом пользоваться незнакомым оборудованием людей не обучают, а подделывают подписи, оформляя липовые документы, что человек прошел необходимую стажировку. Но Дмитрий С., работая на новом для себя оборудовании, никакой стажировки не проходил, не по своей, разумеется, вине.

– Если работник отказывается делать не свою работу, отказывается от "командировок" в другой цех, пытается защищать свои права, – присоединяется к разговору Андрей Т., – начинается прессинг, человека постоянно ловят на мелких нарушениях, а организация труда такова, что без нарушений работать невозможно в принципе. Где должны работать двое – трудится один, где девять – двое, люди совершенно измотаны, технологический процесс грубо нарушается, вот и результат. И не откажешься: все в кредитах, в ипотеках. Вот и держатся за места: потеряешь работу – куда идти, как с кредитами и процентами рассчитываться?

– Надеемся выбить пострадавшему за потерянную руку 100 тысяч рублей единовременно, – продолжает Анна Перова. – Ну, может, еще 8-10 тысяч рублей дополнительно, за потерю трудоспособности.

– И это все, на что он может рассчитывать?! – изумляюсь я.

– Так вообще хотели отделаться 50 тысячами, – пожимает плечами Анна. – Мне за отрубленные, тоже прессом, пальцы заплатили 30 тысяч рублей.

И показывает покалеченную руку…

Когда в октябре этого года двое рабочих получили травмы – из-за обрыва стропы на них упал транспортер, – то обоих вынудили подписать документ, что пострадали они не на заводе. Еще более тяжелый случай произошел на ВАЗе 4 июля 2015 года: по ошибке включили смесительную машину, когда внутри находилась работница, чистившая оборудование, и та погибла…

– Я квалифицированный электросварщик, – говорит Алексей Захаров, – а теперь, оказывается, еще и слесарь по монтажу неподвижных звеньев петель к двери, и руководству совершенно наплевать, что это совершенно не моя специальность. Подал иск в суд о незаконности включения в обязанности электросварщика слесарной операции, меня этому не обучали, в трудовом договоре об этом ни слова. Но Трудовой кодекс для них пустой звук – некому работать, некому уже и гайки крутить, даже мастера стоят у станков. Еще лет пять, и никаких квалифицированных специалистов просто не останется, теряется практика передачи опыта, да и не готовят уже мастеров, специализированных учебных заведений подготовки кадров для ВАЗа фактически уже нет. Так что наша ближайшая перспектива – отверточная сборка и контракт на один день!

– Так это и есть их стратегическая цель, – замечает Анна Перова, – создание класса люмпенов. Скоро на весь завод оставят пару-тройку тысяч работников, оформят их по однодневным контрактам, и они будут наперегонки бегать из цеха в цех: фрезеровать, штамповать, варить, красить, транспортировать и убирать за собой мусор – все сами.

Официальные документы "АвтоВАЗа" утверждают, что средняя заработная плата почти 30 тысяч рублей. Мои собеседники смеются: "Какие 30 тысяч? Это как средняя температура по больнице: у одних пусто, а у других – густо, но в среднем все чудесно". По словам Петра Золотарева, реальная средняя зарплата – 12–15 тысяч рублей. "Моя зарплата за последние три года не изменилась, как была, так и осталась 25 тысяч рублей "грязными", – говорит Андрей Т. – Дополнительная работа и переработки не оплачиваются". "Станочник 3-го разряда получает 15–18 тысяч рублей – тоже "грязными", – говорит Анна Перова. – Транспортировщик – примерно 12–13 тысяч "чистыми". Сварщик получал раньше 29 тысяч, сейчас реально 20 тысяч, работники не слишком высокой квалификации –12–15 тысяч рублей "грязными".

Кому ВАЗ должен – тому прощает

При этом, как следует из отчетов, средний годовой доход высших менеджеров, членов правления, составил в 2015 году 34,909 миллиона рублей на человека – почти три миллиона рублей в месяц на "нос". Очень даже неплохо, хотя в 2014 году было еще лучше: доходы 11 членов правления составили 514 миллионов рублей. Памятен казус Владимира Артякова, когда он, будучи председателем правления "АвтоВАЗа", получил в качестве бонуса почти 1,5 миллиарда рублей "за труды", результат которых – развал и убытки. Нехорошо заглядывать в чужие карманы, но карманы-то наполняются деньгами не из абстрактной тумбочки, а казенными кредитами и займами.

Откроем раздел "Кредитная история эмитента" в отчетах ОАО "АвтоВАЗ". Из самого свежего (за 3-й квартал 2016 года) следует, что 5 июня 2009 года государство в лице госкорпорации "Ростех" предоставило ВАЗу на 23 года беспроцентный кредит – 25 миллиардов рублей. 29 апреля 2010 года от все того же Ростеха ВАЗ получил очередной целевой заем еще на 28 миллиардов рублей – на 22 года, тоже беспроцентный. Помимо этого, 2 августа 2013 года 13,768 миллиарда рублей дал Внешэкономбанк – на 10 лет, под 10,93% годовых. Это не все: 16 июня 2009 года был оформлен кредит на 7 лет от одного из крупнейших французских банковских домов, Societe Generale, на 171,369 миллиона евро под 4,65% годовых. Плановый срок погашения этого кредита истек 30 июня 2016 года, но сведения, что ВАЗ расплатился, отсутствуют. Стоит ли удивляться, что, если в 2011 году долги ВАЗа были 35–36 миллиардов рублей, то к 2016 году они выросли уже до 103 миллиардов рублей? На что потрачены – загадка. Но явно не на модернизацию и развитие производства.

Вопрос, как автогигант будет отдавать долги, видимо, не стоит в принципе. Наверное, традиционным вазовским методом, о котором мне охотно поведали на ВАЗе еще весной 1996 года. Тогда в "голубом зубе" 24-этажной высотки заводоуправления отмечали назначение гендиректора "АвтоВАЗа" Владимира Каданникова вице-премьером правительства, и в кулуарах пересказали очередную шутку из его уст. Генерального спросили, как же долги завода государству, которых тогда было свыше двух триллионов неденоминированных рублей – более 400 миллионов долларов по тогдашнему курсу. В ответ новоиспеченный вице-премьер якобы выдал анекдот: "Сара и Абрам ложатся спать. Абрам ворочается, никак не заснет. – Что с тобой, Абрам? – Да вот, должен Хаиму пять рублей… – Сара снимает трубку телефона, набирает номер: "Хаим? Тебе Абрам должен пять рублей? Так вот, он тебе их не вернет!" Кладет трубку: "Спи спокойно, теперь пусть у Хаима болит голова…"

По "спецпроекту" ЦК КПСС

Не исключено, что истоки многих проблем Автограда кроются в его "родовой травме". Завод в буквальном смысле построили в чистом поле, точнее, на огромном кукурузном поле. А возле него вырос – тоже на пустом месте – новый город: без корней, истоков и традиций, населенный переселенцами из других краев. Принципиальное решение о строительстве нового автозавода ЦК КПСС принял еще при Никите Хрущеве и по его инициативе, но реализовали задумку уже при Брежневе. По утверждению первого гендиректора ВАЗа Виктора Полякова, строительство автозавода "имело своей целью удовлетворение потребностей населения в индивидуальном транспорте". Трудно себе представить, чтобы в ЦК всерьез задумывались над народным спросом и "удовлетворением потребностей": при сооружении объектов машиностроения во главу угла всегда ставились потребности военной промышленности, любой завод должен был "в случае чего" гнать военную продукцию. Не удивительно, что ЦК и Совет министров тех лет в поисках легального доступа к современным западным технологиям обратили свой взор именно на автозаводы: это классическое производство двойного назначения. Под видом строительства и развития автопрома можно было влезть в закрытое для советской "оборонки" западное станкостроение через черный ход. Оставалось решить, у кого именно покупать.

Сверхвыгодный контракт пожелали получить такие гиганты, как General Motors и Ford. Генри Форд II предложил приобрести у него завод за 5 миллиардов долларов, но Кремль решил, что это дорого. Тогда Форд посулил необычный бонус: в придаток к заводу обещал бесплатно (!) построить современную автостраду от Москвы до Владивостока! Столь выгодных предложений Советский Союз не получал никогда, весь СССР можно было связать этой трассой, сделав ее локомотивом развития Севера, Сибири и Дальнего Востока! Бесплатным довеском тут выглядел на самом деле собственно автозавод… Но в Кремле возобладали политические соображения, и сделка не состоялась. Велись переговоры с Volkswagen, но и тут Кремль отказался от "немецкого варианта" по политическим соображениям. Оставались французы и итальянцы. Самой оптимальной казалась сделка с Renault: их машины лучше всего подходили для советских условий, да и французские технологии были перспективнее, чем у итальянцев, которые, как полагали ведущие деятели советского автопрома, торгуют залежалым товаром. Но с Renault, если верить официальной версии, договориться не удалось, и вот тут подсуетился FIAT.

На деле это тоже было политическое решение, реальные детали принятия которого покрыты мраком тайны. Известно лишь, что когда министр автомобильной промышленности СССР Анатолий Тарасов с цифрами и фактами пытался убедить высшую инстанцию, что "Рено" лучше "Фиата", то получил жесткий отпор от Брежнева: "Пусть инженеры занимаются техникой, мы же будем заниматься политикой!" По версии бывшего советского торгпреда в Италии Константина Бахтова, FIAT нажал на свое правительство, которое предоставило кредит на льготных условиях. Ради выгодного контракта руководство FIAT даже согласилось поделиться военными секретами, поскольку на принадлежащем концерну заводе выпускалось кое-что и для военной авиации. Опять же покупка завода у итальянцев позволила провернуть через FIAT операцию по закупке в США оборудования, в поставках которого американцы Кремлю отказали. Была и скрытая часть сделки, о которой глухо упоминается: якобы одним из условий покупки завода у FIAT было финансирование концерном итальянских коммунистов. Правда, FIAT, как оказалось, предоставил СССР устаревшее производство, не имевшее перспектив модернизации, да и модельные разработки продал не первой свежести. А еще представители FIAT "забыли" вписать в контракт ряд необходимых комплексов оборудования, которое потом пришлось покупать отдельно и втридорога. Сделка выглядела фантастически дешевой: 550 миллионов долларов. Но реально сумма контракта с FIAT превысила миллиард долларов, да еще строительство "влетело" еще в 4–5 миллиардов инвалютных рублей. Хотя все это выглядело прорывом, но уже изначально в этот "прорыв" было заложено серьезное технологическое отставание советского автопрома.

Отдельная тема, насколько удачен был выбор места и площадки для базирования завода – в чистом поле, удаленном от цивилизации, где не было не только кадров, годящихся в автомобилестроители, а вообще никаких кадров не было. До сих пор неясно, как кастинг на Политбюро прошла именно эта площадка, опередив безусловных лидеров, у которых точно не было проблем с квалифицированными кадрами: Горький, Ярославль, Бровары, Минск… Рядышком, правда, был промышленно развитый областной центр, Куйбышев, но с тамошних военных заводов никого не дали, да никто оттуда в чистое поле и не рвался.

Строителей – они же потом и встали к станкам – на этот пустырь пришлось завозить со всей страны методом всесоюзной ударной стройки. Добровольцы ехали большей частью оттуда, где не только производства автомобилей, но и самих автомобилей не было: две трети приехавших были из села. Как вспоминал бывший замгендиректора ВАЗа Петр Кацура, на завод поступали кузнецы с шестым разрядом, ранее работавшие в колхозной кузнице! А машиностроение традиционно держится на высококвалифицированных кадрах и навыках, передающихся от поколения к поколению. Но ЦК КПСС такие "мелочи" не занимали.

Сооружение автогиганта вылилось в штурмовщину: все делали зачастую тяп-ляп, кое-как и на живую нитку, лишь бы успеть отрапортовать к очередному съезду КПСС. Не успели даже подготовить значительную часть проектной документации, поэтому проектировать и строить решили одновременно. Уже при проектировании ВАЗа, как признавался позже первый гендиректор автозавода Поляков, выяснилось, что фактически все материалы без исключения, применяемые для создания комплектующих, нужно было делать на другом уровне по техническим условиям FIATа, отражавшим уровень техники мирового автомобилестроения, значительно отличавшийся от уровня производства материалов в СССР и уровня советских технических условий на материалы.

Выходит, даже устаревшая к моменту закупки фиатовская технология оказалась советским машиностроителям не по зубам, поскольку не делали в СССР материалы соответствующего качества. Пришлось половину комплектующих производить за рубежом. Втиснули четверть всего отечественного автопрома на площадку в 500 га, но оказалось, что этот монстр требовал колоссальных инвестиций для технологического обновления. Но, как пишет уже упомянутый Кацура, у советской экономики "таких средств не оказалось ни во второй половине 70-х, ни в первой половине 80-х годов".

"Аллея героев" "АвтоВАЗа"

Больше всего в Тольятти впечатляет Баныкинское кладбище. Длинный ряд ухоженных могил, вычурные надгробия и высеченные на них набычившиеся "пацаны" с якорной толщины "цепками" на могучих шеях. Местами целые династии: вот братья, снова пара братьев, а там и отец с двумя сыновьями, покинувшими мир в расцвете сил… Жизненный путь большинства завершился в 1994–1999 годы: это жертвы эпохи первоначального накопления. Их могилы не в скромной глубине некрополя, а на самой почетной, главной аллее, именуемой "Аллеей героев". Убитые и убийцы рядышком, бронза, гранит, мрамор и такие одухотворенные лица… Все пали в Автоградской битве. По скромным подсчетам, только с 1992 по 2002 годы в тольяттинских криминальных разборках за контроль над заводской продукцией убиты свыше 500 человек.

Криминал вокруг ВАЗа возник одновременно с заводом: дефицитные запчасти к "Жигулям" стали воровать сразу по выходу первых партий. По данным МВД СССР, с 1976 по 1980 годы заводская охрана задержала 7667 человек, выносивших похищенные детали. В одном лишь 1980 году взяли 2342 "несунов" с дефицитными запчастями. В том же году по факту хищений на ВАЗе возбудили не менее 400 уголовных дел. Но охранно-карательные меры не помогали. Уже тогда, как поведал в своих воспоминаниях Петр Кацура, правоохранительные органы четко зафиксировали "формирование в Тольятти и вокруг завода организованных преступных групп из числа приезжих, которые склоняли к кражам работников ВАЗа и втягивали их в состав своих групп". Так что Меккой автомобильного криминала Тольятти стал уже к середине 1980-х годов: уже тогда там правил бал рэкет и шло формирование преступных группировок, в 1990-е ощутивших себя полноправными хозяевами города. В самарских и тольяттинских газетах того времени можно найти подробные схемы, как делили ВАЗ банды Напарника (Владимир Вдовин), Большого Димы (Дмитрий Рузляев) и прочие конкурирующие группировки. Технология рэкета была проста: ни один покупатель, даже госконтора, не мог забрать предоплаченные автомашины, "по-братски" не поделившись с бандитами. Время от времени "пацаны" прореживали друг друга автоматными очередями, но вылепленный СМИ облик бандитского Автограда скорее камуфлировал реальное положение дел. Беспрецедентный пиар криминальных разборок надежной дымовой завесой укрыл более существенное: разграбление автогиганта его же менеджментом.

Об этом свидетельствует и "статистика" дохода криминальных групп от грабежа вазовской продукции. Например, в 1997 году ежемесячный "навар" криминальных структур на ВАЗе оценивали в 60–80 миллиардов неденоминированных рублей ("Самарская газета", 25 июля 2002 г.). По курсу того года это тянуло на 12–17 миллионов долларов. Затем эту цифру "подправили" до 17–19 миллионов долларов: получается, братки стригли с ВАЗа до 200 миллионов долларов ежегодно. Официальные цифры несколько скромнее. 23 марта 2002 года тогдашний президент АО "АвтоВАЗ" Виталий Вильчик поведал, что сумма ежегодных хищений на заводе достигает 30 миллионов долларов ("Самарское обозрение", 2002, № 14). Заместитель генпрокурора Владимир Колесников назвал схожую цифру: с завода ежегодно воруют запчастей на 800 миллионов рублей – это было эквивалентно 26 миллионам долларов (ГТРК "Самара", 16 июля 2002 г.).

То есть, пока братки занимались взаимным истреблением, завод успешно "пилили" его же менеджеры. Можно даже предположить, что руководству автоконцерна эти разборки не всегда шли во вред: широко распиаренная бандитская война скрыла реальные процессы. Ведь главный навар – по крайней мере, до начала 2000-х годов – делался на аферах с акциями и поставках комплектующих. Но самый большой туман – валютный: по словам Владимира Каданникова, в 2000 году валютные затраты на каждую машину составляли 142 доллара, в 2001-м – 120. По другим оценкам, реальная цифра была намного выше – 700 –800 долларов. И что же это за "маржа", целых 600–680 долларов?! Помножим ее на 767,3 тысячи официально произведенных в 2001 году "Жигулей" – уже полмиллиарда долларов.

И тут входит БАБ…

ВАЗ и Березовский – тема, которой можно посвятить не один триллер. Собственно, этот автогигант и стал площадкой, с которой Борис Березовский начал свой путь в большой бизнес и большую политику. Без Березовского и его афер ВАЗ не стал бы тем ВАЗом, которым является сейчас. Именно тогда и при деятельном участии Березовского были отработаны схемы, действующие и поныне. Сначала был "ЛогоВАЗ", созданный Березовским на паях с заводскими управленцами еще в 1989 году для перепродажи продукции ВАЗа. Дело было наваристым, поскольку товар дефицитный. Но подлинную золотую жилу Березовский нащупал позже. Придуманная им схема проста и гениальна: "реэкспорт". Дело в том, что экспортные контракты, как в своей книге "Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России" писал Пол Хлебников, "подразумевали еще более низкую цену за автомобили, чем на внутреннем рынке, и позволяли оплачивать сделки в течение более длительного времени (до года)". Вот Березовский и получил лицензию на экспорт, оказавшийся фикцией: он получал машины для "экспорта", что позволяло ему торговать за валюту. По документам машины якобы шли на экспорт, а затем ввозились обратно в Россию – на льготных условиях, без пошлин. На деле они никуда не экспортировались, а продавались на внутреннем рынке. Автозавод на этом ничего не зарабатывал, погружаясь в пучину долгов – деньги же туда не возвращались, а если и поступали, то с большим запозданием, обесцененные. Не в проигрыше были лишь сам Березовский и его подельники из числа высших менеджеров ВАЗа. По данным Пола Хлебникова, "к 1995 году дилерские структуры вроде "ЛогоВАЗа" задолжали автозаводу 1,2 миллиарда долларов – треть всего торгового оборота "АвтоВАЗа".

А там пришло время и новой аферы: Березовский анонсировал создание Автомобильного всероссийского альянса (АВВА), который вместе с General Motors должен был наладить выпуск нового "народного автомобиля". С октября 1993 года развернулась мощная пиар-кампания, были выпущены в продажу депозиционные сертификаты, покупателям которых обещали сказочные дивиденды и массу лотерейных призов. На эту сказку купились десятки тысяч россиян, приобретших сертификатов АВВА на 50 миллионов долларов. На чем все и заглохло: GM, ошарашенная размахом коррупции на ВАЗе, вышла из проекта, а народный автомобиль приказал долго жить. Собранные миллионы, разумеется, испарились.

Под крыльями Ростеха

Управлявшая ВАЗом команда директоров чисто советской закваски за 14 лет свободного падения не создала ничего, кроме долгов. Зато все игры вокруг "национального достояния" исправно оплачивались: государство щедро одаряло завод льготами, выдавало кредиты, субсидии, прощало долги и снова кредитовало. Концепция поменялась, когда Сергей Чемезов приступил к собиранию своей военно-промышленной империи, и в 2005 году ВАЗ оказался под контролем "Рособоронэкспорта". Тот вроде бы даже выложил за обновку 700 миллионов долларов, так что и топ-менеджеры, разорившие Автоград, без выходного пособия не остались. Но ресурсы уже были исчерпаны, а бесценное время невосполнимо растрачено. "Национальное наследие", как быстро выяснилось, оказалось в надежных руках "эффективных менеджеров" из корпорации Чемезова. Хотя реально правит ВАЗом и контролирует финансовые потоки Ростех, формальная структура собственности сложна и запутана. Группа контролируется офшором Alliance Rostec Auto B.V., а тот представляет интересы группы инвесторов с таким раскладом: Renault – 50% (минус 1 акция); Ростех – 32,87%; Nissan International Holdings B.V. – 17,13%.

Сколь эффективны оказались новые собственники и распорядители, уже сказано выше. Завод как был убыточным, так и остался, реальным технологическим прогрессом не пахнет, на выходе все тот же низкокачественный продукт, и та же вечная финансовая схема: убытки – долги – кредиты – долги… Из года в год стабильны и новостные сводки, вот самые свежие:

"Банки-кредиторы согласны реструктурировать долги "АвтоВАЗа", "для финансового оздоровления понадобится 85 миллиардов рублей"…

ВАЗ, может быть, и национальное российское достояние – в конце концов, какое государство, такое у него и достояние, – но почему миссия его спасения после фокусов "эффективных менеджеров" должна быть повинностью для всех остальных жителей страны и осуществляться за их счет?

Россия. ПФО > Авиапром, автопром > svoboda.org, 18 декабря 2016 > № 2060693 Владимир Воронов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Авиапром, автопром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 10 декабря 2016 > № 2000540 Сергей Глазьев

Комментарий. Сергей Глазьев: «Стратегия-2030» – важный ориентир развития экономики.

«Крестьянские ведомости» уже рассказывали о заседании Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, которое обсудило принципы альтернативной Стратегии экономического развития России до 2030 года, ориентированной на поддержку и стимулирование реального сектора и новую индустриализацию страны. Сегодня публикуем мнение советника президента РФ, академика РАН Сергея ГЛАЗЬЕВА о «Стратегии-2030».

Прогрессивно мыслящие экономисты считают, что темпы роста вполне могут быть 4%, если просто создать нормальные условия для развития производительных сил и производственного сектора, прежде всего. Оптимисты, которые основываются на теории долгосрочного технико-экономического развития и ратуют за стратегическое планирование, указывают на возможность вытянуть темпы роста до 10% в год.

Действительно, можно согласиться с Евгением Максимовичем Примаковым. Он доказал на практике, что переход к экономическому росту возможен за полгода. В этой связи «Стратегия-2030», которая предлагается, очень важный и серьезный шаг в направлении формирования ориентиров возможностей развития нашей экономики.

Мне особенно нравится первая мысль Стратегии: меры поддержки должны способствовать выравниванию конкурентных условий отечественных и мировых производителей. Нам стыдно это признать, но в большинстве отраслей высокотехнологического сектора у импортеров льготные условия по сравнению с нашими товаропроизводителями.

Возьмите авиапром. За счет льгот по НДС иностранные товаропроизводители косвенно, через субсидирование импорта, за счет отмены НДС и за счет того, что наши госбанки вложились в лизинг иностранных самолетов, по сути, за счет российского государства получили субсидию. По нашим оценкам за последние 5 – 7 лет мы субсидировали – порядка 5 млрд долларов – ввоз иностранной авиатехники. Сколько можно было произвести наших самолетов, которые вполне конкурентоспособны при выравнивании условий конкуренции.

В этих принципах говорится о том, что центральную роль в политике государства должны занять обрабатывающие сектора промышленности. Я бы добавил, что центральную роль в современном экономическом росте, ключевую роль играет научно-технический прогресс, как повышение эффективности, конкурентоспособности и обеспечение роста производства, так и снижение инфляции. Поэтому мы должны обязательно, в рамках этой Стратегии, предусмотреть меры по стимулированию инновационной активности и научно-технического прогресса, по которым наша страна сегодня очень существенно отстает и в объемах, и в институтах развития.

Теперь хочу высказать несколько соображений по тем тезисам, которые мне представляются наиболее сложными. В части налоговой политики. Сразу скажу, что мне кажется, что очень хорошо проработан раздел, и можно его брать сегодня за основу для того, чтобы выходить с законодательными инициативами, пользуясь предложением президента более активно деловым кругам представлять свои интересы в органы власти, начиная с Госдумы обсуждать обратный налоговый маневр. Абсолютно правильная постановка и достаточно полно проработанная.

Для первого этапа, мне кажется, вполне достаточно. Можно к этому добавить еще расширение. Допустим, увеличение льготного налогообложения по инвестиционной активности, то есть ускоренная амортизация и повышение амортизационных отчислений за счет перехода к прогрессивной шкале подоходного налога. Мы сегодня основную тяжесть налогов делаем на производственный сектор, в то время как в других странах все-таки наиболее богатые слои населения – главные налогоплательщики.

И я бы добавил налог «Тобина», поскольку у нас сегодня главным центром деловой активности и извлечения доходов стала московская биржа. Там объем операций вырос более чем в 6 раз, и зашкаливает сегодня уже за 150 трлн рублей в квартал. Эти бесконечные роботы-манипуляторы, которые разгоняют наш курс рубля туда назад, вполне могут быть обложены налогом, что по моим оценкам, дало бы бюджету 3 трлн дополнительных доходов без всякого ущерба для экономической активности.

По внешнеторговой политике. Я хотел обратить внимание на то, что согласно нашим международным обязательствам мы не сильно можем разогнаться в области таможенного тарифа. Сегодня роль таможенного тарифа в мировой экономике не столь велика, как была раньше. Гораздо большее значение имеет денежно-кредитная политика и политика валютного регулирования.

Изменение таможенного тарифа играет маргинальную роль по сравнению с колебаниями валютного курса. Сегодня считается нормой хорошего тона – выполнять правила ВТО. Но надо понимать, что ВТО не распространяется на кредитную политику. Поэтому все страны сегодня, формально соблюдая нормы ВТО, активно поддерживают своего товаропроизводителя за счет мер денежно-кредитной политики.

Более того появилось новое понятие – денежно-промышленная политика, отражением которой являются отрицательные процентные ставки, субсидирование кредитов производственным предприятиям, количественное смягчение, то есть увеличение предложения денег.

Исходя из теории денег, мы должны понимать, что для экономики всегда существует некое оптимальное количество денег, обеспечивающее расширенное воспроизводство. И мы должны понимать роль кредита как механизма авансирования экономического роста и роль процентных ставок, который Шумпетер назвал налогом на инновации. Сегодня все страны мира работают с фиатными деньгами, потому что деньги – это не товар, как думают монетаристы, это инструмент, прежде всего, кредитной поддержки экономического развития. Классик денежного предложения Тобин говорил о том, что главная функция ЦБ должна быть в создании условий для подъема инвестиционной активности. Кейнс говорил, что, если у вас есть свободные мощности, нужно увеличивать предложение денег. Всё это так. Мы сегодня недомонетизированы, нам нужно расширять денежное предложение, но ключевой вопрос – как? Через какие инструменты это делать? Если просто снизить процентную ставку до единицы и наращивать кредиты, то мы должны вспомнить опыт 2008 года, когда 2 трлн рублей, выделенных на поддержку банков, ушли на валютный рынок. Симметрично мы наращивали рефинансирование коммерческих банков – они наращивали валютные активы.

То же самое произошло в 2014 году. Поэтому очень важно обеспечить целевое использование кредитных ресурсов. Да, низкие процентные ставки, но при целевом использовании кредитных ресурсов. И валютный контроль нам необходим избирательный, прежде всего против спекулятивных атак. Мы должны не обременять наших экспортеров избыточным контролем, но должны защищать наш валютный рынок от спекулятивных атак, с последствиями которых мы потом целые годы пытаемся разобраться.

Автор: Сергей ГЛАЗЬЕВ, советник президента РФ, академик РАН

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Авиапром, автопром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 10 декабря 2016 > № 2000540 Сергей Глазьев


Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984

Voestalpine инвестирует €40 млн в аэрокосмическую отрасль

Как сообщает агентство Reuters, австрийская стальная группа Voestalpine планирует инвестировать €40 млн. в высокоскоростную линию ковки на заводе Böhler Edelstahl GmbH в г. Kapfenberg.

Инвестиции "придадут дополнительный толчок" доходам группы в технологически сложном сегменте клиентов.

В настоящее время доходы компании колеблются на уровне около €300 млн, но Voestalpine надеется увеличить эту цифру до €500 млн за счет инвестиций в Böhler.

Полный ввод линии в эксплуатацию планируется на 2018 г. и она будет работать на производство поковок в качестве предварительных материалов для экстремально высоких несущих компонентов воздушных судов, таких как детали двигателя.

Компания оценила, что в ближайшие 15 лет спрос в аэрокосмической отрасли будет неуклонно расти.

По словам ген.директора компании Wolfgang Eder, "все самые важные производители самолетов уже полагаются на технологии и продукты Voestalpine. При активизации наших инноваций и инвестиционной деятельности мы стремимся к дальнейшему расширению нашей позиции в качестве ведущего поставщика в этом сложном сегменте клиентов.»

Компания по производству специальных сталей, Voestalpine Group является ведущим мировым поставщиком высокопрочных материалов и специальных поковок для авиационно-космической промышленности. Компания производит высоко стрессоустойчивые продукты, включая структурные детали, узлы двигателя и крепления, деталей шасси и сегментов дверей, которые используются Airbus, Boeing, Bombardier и Embraer.

Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984


Казахстан. ПФО > Авиапром, автопром > inform.kz, 9 декабря 2016 > № 1998445

Сегодня на казахстанском заводе «АЗИЯ АВТО» прошла церемония старта новой линейки автомобиля «LADA».

Старт нового автомобильного продукта отечественной сборки сопровождался официальным подписанием технического разрешения на сборку - свои подписи под стратегическим документом поставили прибывший в регион президент «АВТОВАЗА» Николя Мор и председатель совета директоров ГП «БИПЭК АВТО-АЗИЯ АВТО» Анатолий Балушкин.

Казахстанскому автосборочному заводу дается право собирать для экспортного производства седан Vesta, кроссовер XRay, универсал Largus и лифтбек Granta.

«Казахстан - это экспортный рынок номер один для «Lada». Развитие производства в Усть-Каменогорске - это расширение возможностей в экспортной политике. Перед нашими предприятиями стоит много задач - мы продолжим строительство автомобильного завода полного цикла, и я бы хотел выразить слова благодарности властям РК за их поддержку нашего масштабного совместного автомобильного проекта», - подчеркнул Николя Мор.

В свою очередь глава казахстанского автомобильного холдинга Анатолий Балушкин отметил, что уходящий год был самым насыщенным в истории партнерства «АВТОВАЗ» и «БИПЭК АВТО-АЗИЯ АВТО».

А.Балушкин подчеркнул, что начало производства премьерных моделей «LADA» - это достойный подарок в год 14-летия завода и 25-летия Независимости Казахстана.

В Усть-Каменогорске продолжается реализация большого индустриально-инновационного проекта «АЗИЯ АВТО Казахстан» по строительству автомобильного завода полного цикла на 120 тыс. авто в год. Проект входит в республиканскую Карту форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана. Его реализация началась в 2014 году, а запуск первого этапа производства запланирован на 2017 год. Реализация проекта начиналась с одобрения президентов Казахстана и России Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина.

Казахстан. ПФО > Авиапром, автопром > inform.kz, 9 декабря 2016 > № 1998445


Россия > Образование, наука. Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 28 ноября 2016 > № 1988139

О дополнительном финансировании закупок школьных автобусов.

Распоряжение от 25 ноября 2016 года №2502-р. Минпромторгу России дополнительно выделяются 900 млн рублей на закупку школьных автобусов. В результате в 30 субъектов Федерации будет поставлено 633 школьных автобуса, в том числе 513 автобусов вместимостью 10–12 человек, 111 автобусов вместимостью 22–24 человека и 9 автобусов вместимостью более 30 человек, дополнительно к тем, которые были предусмотрены распоряжением Правительства от 17 августа 2016 года.

Справка

Подготовлено Минпромторгом России в соответствии с пунктом 13 программы поддержки автомобильной промышленности на 2016 год (утверждена распоряжением Правительства от 23 января 2016 года №71-р).

Распоряжением Правительства от 17 августа 2016 года №1726-р Минпромторгу России были направлены бюджетные ассигнования в размере 3 млрд рублей на закупку в 2016 году школьных автобусов для получателей, определённых Минобрнауки России в субъектах Федерации, в соответствии с потребностями регионов в таких машинах.

За счёт этих средств осуществляется поставка 1835 школьных автобусов в субъекты Федерации, в том числе 985 школьных автобусов вместимостью 10–12 человек, 170 школьных автобусов вместимостью 13–20 человек, 630 школьных автобусов вместимостью 22–24 человека и 50 школьных автобусов вместимостью более 30 человек.

Подписанным распоряжением Минпромторгу России дополнительно направляется 900 млн рублей на закупку школьных автобусов.

На эти дополнительные средства в 30 субъектов Федерации поступит ещё 633 школьных автобуса, в том числе 513 автобусов вместимостью 10–12 человек, 111 автобусов вместимостью 22–24 человека и 9 автобусов вместимостью более 30 человек.

Средства на дополнительное финансирование закупок школьных автобусов выделяются за счёт перераспределения бюджетных ассигнований в рамках программы поддержки автомобильной промышленности на 2016 год.

Россия > Образование, наука. Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 28 ноября 2016 > № 1988139


Россия > Медицина. Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 28 ноября 2016 > № 1988134

О дополнительном финансировании закупок автомобилей скорой медицинской помощи.

Распоряжение от 25 ноября 2016 года №2501-р. Минпромторгу России дополнительно выделяется 1 млрд рублей на закупку автомобилей скорой медицинской помощи. В результате в 44 субъекта Федерации будет поставлено 477 машин скорой помощи дополнительно к тем, которые были предусмотрены распоряжениями Правительства от 10 августа и от 14 сентября 2016 года.

Справка

Подготовлено Минпромторгом в соответствии с пунктом 12 программы поддержки автомобильной промышленности на 2016 год (утверждена распоряжением Правительства от 23 января 2016 года №71-р).

Распоряжениями Правительства от 10 августа 2016 года №1695-р и от 14 сентября 2016 года №1941-р Минпромторгу России были направлены бюджетные ассигнования в размере 4 млрд рублей на закупку в 2016 году автомобилей скорой медицинской помощи для организаций, определённых Минздравом России в субъектах Федерации, в соответствии с потребностями регионов, а также для нужд Федерального медико-биологического агентства. За счёт этих средств осуществляется поставка машин скорой в субъекты Федерации в количестве 1790 единиц и в учреждения ФМБА России в количестве 40 единиц.

Подписанным распоряжением Минпромторгу России дополнительно направляется 1 млрд рублей на закупку в 2016 году автомобилей скорой медицинской помощи класса В (скорая медицинская помощь) и класса С (реанимационный автомобиль) для организаций, определённых Минздравом России в субъектах Федерации, в соответствии с потребностями регионов.

На эти дополнительные средства в 44 субъекта Федерации поступит ещё 477 машин.

Средства на дополнительное финансирование закупок машин скорой помощи выделяются за счёт перераспределения бюджетных ассигнований в рамках программы поддержки автомобильной промышленности на 2016 год.

Принятые решения позволят обновить часть автопарка скорой помощи.

Россия > Медицина. Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 28 ноября 2016 > № 1988134


Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 25 ноября 2016 > № 1980659

Андрей Богинский посетил с рабочим визитом Казань.

25 ноября заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Андрей Богинский посетил с рабочим визитом Казань.

Он встретился с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым и заместителем Министра обороны РФ Юрием Борисовым и обсудил реализацию проекта по глубокой модернизации сверхзвукового стратегического бомбардировщика-ракетоносца Ту-160 («Белый лебедь»), а также текущее социально-экономическое состояние предприятий оборонно-промышленного комплекса Республики Татарстан.

Андрей Богинский осмотрел производственные площадки Казанского авиационного завода – филиала ПАО «Туполев», на котором идет подготовка к началу серийного выпуска самолетов Ту-160.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 25 ноября 2016 > № 1980659


Франция. ЦФО > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 22 ноября 2016 > № 1980018

ЦАГИ обсудил направления сотрудничества с предприятиями французской авиационной отрасли.

В середине ноября представители ЦАГИ приняли участие в заседании рабочей группы по авиастроению XXIV сессии Российско-Французского совета по экономическим, финансовым и торговым вопросам (CEFIC). CEFIC – это ключевая структура российско-французской комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества на уровне глав правительств.

ЦАГИ входит в состав рабочей группы, активно работает с научными институтами и предприятиями авиационной отрасли Франции, среди которых ONERA (сотрудничество ЦАГИ и ONERA длится уже 50 лет), GIFAS, Airbus Group, Thales Group, Dassault Aviation и другие.

В ближайшее время партнерами планируется осуществить проект в области исследования пороговых значений и правил оценки уровня звукового удара от сверхзвукового пассажирского самолета. Полученные результаты станут основой дальнейшего формирования рекомендаций для Международной организации гражданской авиации ИКАО (ICAO). В этом проекте ЦАГИ объединит усилия с Airbus Group, Dassault Aviation, ONERA, Университетом Пьера и Марии Кюри (UPMC) и российскими коллегами – Московским авиационным институтом, Летно-исследовательским институтом им. М.М. Громова, Научно-испытательным полигоном авиационных систем, Центральным институтом авиационного моторостроения им. П.И. Баранова и другими.

Франция. ЦФО > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 22 ноября 2016 > № 1980018


Германия. СЗФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977397

Специалисты калининградского предприятия «Автотор» приступили к выпуску компактного кроссовера BMW X1 второго поколения. Об этом рассказал журналистам представитель завода Сергей Луговой.

По его словам, для производства кроссовера завод закупил более 200 позиций, включающих новое оборудование и инструмент. Сотрудники предприятия прошли обучение в Германии, для выпуска BMW X1 потребуется 250 человек.

На начальном этапе завод будет выпускать полноприводную модификацию кроссовера, под капотом которого будет установлен 2-литровый дизельный двигатель мощностью 150 л.с. В течение 2016−2017 года предприятие запустит в производство пять версий кроссовера с бензиновыми и дизельным моторами.

В 2010—2014 годах с конвейера «Автотора» сошли 16 тыс. моделей BMW Х1 первого поколения. На сегодняшний день предприятие производит автомобили BMW, KIA, Hyundai.

Германия. СЗФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977397


Мексика. Россия. Весь мир > Авиапром, автопром. Транспорт > minpromtorg.gov.ru, 15 ноября 2016 > № 1980045

Андрей Богинский выступил на Мексиканском бизнес-саммите.

Заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Андрей Богинский выступил с докладом в рамках сессии «Высокий потенциал роста: аэрокосмическая промышленность» (High Growth Potential: Aerospace) в рамках Мексиканского инвестиционного бизнес-саммита, который проводится с 13 по 15 ноября в городе Пуэбла (Мексика).

Замминистра отметил, что ежегодно самолетами, произведенными в различных уголках мира, перевозятся миллионы пассажиров на тысячи километров. К 2030 году пассажирооборот увеличится примерно в два раза по сравнению с сегодняшним днем. Создание летательных аппаратов новых поколений потребует существенного развития технологий.

Технологии, разрабатываемые для воздушных судов, с успехом находят применение в смежных областях: композитные детали в автомобилестроении, газотурбинные установки для энергетики, интегрированные средства связи и контроля, системы криптобезопасности, инновационные сырье и материалы.

Мультипликативный эффект по отдельным видам технологий (экологические, топливосберегающие) может достигать восьми раз, при этом в структуре добавочной стоимости более 50% может приходиться на другие отрасли.

Важно отметить, что с современными технологиями появляются поставщики нового поколения. Стали организовываться мощные центры технологических компетенций по композитному производству, аддитивным технологиям, инновационные сборочные производства. И эти новые площадки открываются не только в традиционных странах, где развивается авиационная промышленность, но и там, где заинтересованы в создании конкурентоспособной экспортно ориентированной промышленности.

«Наш опыт показывает, что фундаментальным фактором технологического развития отрасли являются люди, – подчеркнул Андрей Богинский. – Мы начинаем воспитывать будущих конструкторов, инженеров, технологов со школьной скамьи. В России мы поддерживаем участие вузов в научно-исследовательских работах и обеспечиваем совместно с участниками отрасли возможность стажировки молодых специалистов в лучших инжиниринговых центрах и на производственных предприятиях нашей страны».

Особое внимание в докладе Андрея Богинского было уделено вопросам международного сотрудничества: «Мы считаем крайне важным поддерживать обмен опытом с зарубежными университетами и помогать готовить кадры для иностранных партнеров. Кроме того, наши научно-исследовательские организации участвуют в европейских рамочных программах, мы постепенно наращиваем международные проекты в разработке и производстве элементов фюзеляжей, двигателей, компонентов, сборке воздушных судов, реализуем и другие совместные проекты».

Одним из ключевых проектов России и Мексики в настоящее время является сотрудничество российского авиапроизводителя «Гражданские самолеты Сухого» с мексиканским авиаперевозчиком – компанией Interjet, которая предпочла российский лайнер, заключив контракт на 30 воздушных судов, 22 из которых уже поставлены.

Об активной эксплуатации российских самолетов в Interjet свидетельствуют более 650 рейсов в неделю, маршрутная сеть включает почти 40 направлений, среди которых Мексика, США, Куба, Гватемала, Коста-Рика. В парке Interjet российские самолеты взлетают каждые 15–20 минут.

«Мы всегда выступали за развитие отношений с Interjet, расширяя периметр взаимодействия, – добавил замминистра. – В настоящее время наши инициативы касаются авторизации Interjet для локального производства некоторых компонентов SSJ 100 в Мексике, ремонта компонентов и внедрения самолетных модификаций».

Дополнительное направление – это содействие со стороны Interjet в продвижении и развитии продаж SSJ.

«Убежден, успешная история в современной авиастроительной индустрии может возникнуть только в тесной международной кооперации», – завершил свое выступление Андрей Богинский.

Мексика. Россия. Весь мир > Авиапром, автопром. Транспорт > minpromtorg.gov.ru, 15 ноября 2016 > № 1980045


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969818 Владимир Путин

Посещение завода «Автодизель».

В ходе рабочей поездки в Ярославль Владимир Путин посетил ПАО «Автодизель» (Ярославский моторный завод, входящий в «Группу ГАЗ»), где выпускается продукция под маркой «ЯМЗ». Глава государства ознакомился с производством и встретился с рабочими предприятия.

В.Путин осмотрел стенды, посвящённые 100–летию Ярославского моторного завода, двигатели ЯМЗ, ознакомился с экспозицией компонентов мотора ЯМЗ–530. Президент также осмотрел новые, созданные на заводе микроавтобусы для перевозки детей и реанимобиль.

Глава государства также принял участие в торжественном пуске серийного производства новых газовых двигателей ЯМЗ–530 CNG экологического стандарта «Евро–5». В рамках церемонии Президенту и сотрудникам завода представили первый сошедший с конвейера мотор.

«Автодизель» – одно из крупнейших российских предприятий по производству дизельных двигателей многоцелевого назначения, сцеплений, коробок передач, запасных частей к ним, а также стационарных агрегатов на их базе.

* * *

Встреча с рабочими завода «Автодизель»

П.Никитин: Владимир Владимирович, у меня вопрос.

Никитин Павел, главный специалист управления главного технолога Ярославского моторного завода.

В.Путин: Главный специалист, серьёзный начальник.

П.Никитин: Я пришёл на Ярославский моторный завод в 2007 году и практически сразу попал в команду проекта, которая занималась строительством этой новой площадки. Но в 2008 году был кризис, и строительство было заморожено. Практически год у нас была введена сокращённая рабочая неделя, уже хотели на другие проекты переориентировать, немного грустное впечатление было. Но потом Вы к нам приехали с визитом на Ярославский моторный завод, поверили в этот проект – ЯМЗ–530, и дали поручение ВЭБу обеспечить финансирование проекта.

Хотелось бы от всех нас, от молодёжи, которая работает на этом предприятии, Вам выразить благодарность, что теперь мы можем работать на одном из самых современных заводов в России, но и в Европе.

И вопрос такой у меня: Вы уже прошли по нашему производству, какое Ваше впечатление?

В.Путин: Знаете, я начну с того, что всех вас и всех нас, всю отрасль, да и всю страну поздравлю со столетием этого крупнейшего и старейшего предприятия. Ещё в 1916 году в соответствии с решением Николая II тогда было создано это предприятие как производящее автомобильную технику, а потом, в период первой пятилетки, перешли на выпуск именно грузовой техники, автобусов, и даже первый двухэтажный троллейбус здесь был сделан, сейчас мне показывали. За это время многое изменилось, завод стал специализироваться на производстве двигателей.

Что было, то было. Что греха таить, было много проблем, особенно в 90–е годы, к этому времени и основные мощности уже устарели совсем, были неэффективными, своевременно не вкладывали ресурсы. Рынок открыли для иностранной достаточно дешёвой и, надо прямо сказать, качественной техники, и собственные предприятия стали просто умирать довольно быстрыми темпами. В таком состоянии я в первый раз застал этот завод.

Но действительно за это время многое сделано, и сегодняшняя площадка, где мы находимся, Вы точно совершенно сказали, – это один из лучших, если не лучший завод в Европе. Здесь осуществлены новейшие разработки, самые новые технологии, и мы целенаправленно проводили эту работу.

Действительно, 2008 год был сложным, и если вы помните, а если не помните, я напомню, это не было связано с нашими внутренними проблемами, кризис пришел извне. Это был сначала финансовый, а потом и мировой экономический, по сути, кризис, который повлиял и на нашу экономику.

Но ещё раз хотел бы вспомнить то, о чём мы тогда говорили, и тогда на одном из публичных мероприятий я, если помните, сказал: «Мы не знаем, как будет развиваться ситуация на сто процентов, но точно я обещаю: мы не повторим печального опыта 1998 года». И, слава богу, это удалось сделать, хотя то, что я тогда сказал, было большим риском, потому что очень много было так называемых факторов неопределённости.

Наверняка, на сто процентов, мы не могли сказать. Но нужно было верить в себя, нужно было двигаться и решать конкретные задачи, в том числе в области промышленного производства.

Один из проектов, результат которого мы сейчас здесь видим, родился ещё раньше. Вы сказали, в 2007–м начали об этом думать. Действительно, даже не на год, на полтора примерно всё затихло, в 2009–м реально началась новая работа.

Сейчас мы вспоминали, мы через систему Внешэкономбанка проинвестировали примерно 4,5 миллиарда рублей, оказывали другую поддержку, нефинансового характера, но очень важно, что здесь нашлись такие люди, как вы. Это существенно, это самое главное, наверное, потому что и наши иностранные специалисты, и, надо отдать должное, акционеры компании, в целом компании «ГАЗ», и те, кто изначально работал над этим проектом, постарались, и вы все вместе добились вот этого блестящего результата. Так что какие впечатления? Самые лучшие. Я вас поздравляю.

П.Волощенко: Когда я обучался в аспирантуре, приводил на наш завод студентов на практику, и было видно, что ребятам не хватает знаний современного высокотехнологичного производства, такое, как это. И у группы «ГАЗ» есть позитивный опыт. Допустим, в Нижнем Новгороде они открыли в университете кафедру по производственным системам, где преподают сотрудники предприятия.

В.Путин: «ГАЗ» открыл в Нижнем Новгороде?

П.Волощенко: Есть планы и в Ярославе открыть. То есть сотрудники предприятия читают лекции, потом приводят студентов на завод и дают им реальное задание, которое они решают. То есть руководители уже видят, кто заинтересован, кто к ним придёт, сами студенты выбирают. Я так же пришел, допустим, на свой завод. И в связи с этим хотел бы предложить распространить этот опыт на всю страну. И, кроме того, у меня такой вопрос: будет ли Правительство поддерживать подготовку инженерных кадров для крупных производств?

В.Путин: Я думаю, что если мы будем все вместе создавать производство, подобное вашему, то люди с удовольствием пойдут работать. Потому что, конечно, уровень заработной платы важен, а он у вас не самый большой, я понимаю, я знаю, сколько здесь примерно средняя заработная плата, но очень важны ещё и условия, в которых люди работают, очень важно чувствовать, что ты занимаешься таким серьёзным, важным и перспективно важным, интересным делом. В этом смысле такие производства создают такие условия для привлечения молодых и талантливых специалистов.

Что касается этого опыта, «Группы ГАЗ», то, конечно, его надо распространять. Хотя у нас с 2013 года, по–моему, уже действуют правила, закреплённые в законе, которые в обратную сторону работают, а именно: высшим учебным заведениям предоставлено право создавать кафедры на производстве. Высшее учебное заведение может прямо на каком–то крупном предприятии создавать свои кафедры. Я не знаю, существуют они сейчас или нет, по–моему, где–то есть. В советское время были такие высшие учебные заведения, втузы назывались, прямо при конкретных предприятиях и группе компаний создавались. То есть это дорога с двусторонним движением, и, конечно, это очень хорошая практика.

Вы не можете этого не замечать, мы в последние годы постоянно к этому обращаемся, ведём очень интенсивный диалог с бизнес-сообществом, с тем чтобы работодатели подключались к этому процессу и вырабатывали профессиональные стандарты вместе с Правительством и в соответствии с этими стандартами готовили бы специалистов.

Государство выделяет на это необходимые ресурсы, можно сказать, или нельзя сказать, что необходимые, денег всегда недостаточно, но они выделяются, и мы будем дальше это делать. Так что, безусловно, практика замечательная, надо посмотреть, что конкретно делает «Группа ГАЗ», вместе будем работать, конечно.

Ю.Шудин: Меня зовут Юрий Шудин, я инженер-конструктор Объединённого инженерного центра. Ещё студентом я участвовал в программе «Робототехника» от фонда «Вольное дело» Олега Владимировича Дерипаски. Собственно, благодаря этому проекту я определил свою профессию, то есть сейчас я работаю здесь.

Не секрет, что всё больший оборот набирает тема беспилотных транспортных средств в мире. Европа, Америка уже давно этим занимаются, мы с недавнего времени тоже активно к этому подключаемся. На сегодняшний момент разработали электромобиль на базе «Газели», «Газель-электро» называется проект, и на его базе же будет беспилотное транспортное средство.

Хотелось бы узнать, по Вашему мнению, получит ли у нас в России эта тема широкое распространение? Приживётся ли оно у нас?

В.Путин: Вы с чего начали, Вы сказали?

Ю.Шудин: С того, что я был участником «Робототехники».

В.Путин: Участником «Робототехники» – это что было такое?

Ю.Шудин: Проекта от фонда «Вольное дело», «Робототехника», либо со школьной скамьи, либо в моём случае со студенчества.

В.Путин: Это продолжение ответа на Ваш вопрос.

Ю.Шудин: То есть мне посчастливилось, но, к сожалению, не всем посчастливилось.

В.Путин: Я понял. Но сейчас мы плавно от Вашего вопроса перейдём к вопросу, который задал коллега. Кроме практики совместной подготовки кадров с производствами, крупными предприятиями, у нас развивается ещё и такое движение, как WorldSkills — подготовка специалистов в области рабочих профессий, но в высокотехнологичной сфере производства. Кстати говоря, мы готовимся к чемпионату мира, вы знаете, национальные соревнования проводим, и из Ярославля тоже принимала участие команда в последнем чемпионате, по–моему, шесть человек. Двое, по–моему, взяли золотые медали, двое – серебряные. Так что Ярославль – хорошая площадка для подготовки молодых специалистов.

А что касается беспилотников, конечно, это перспективная вещь. И в рамках технологической инициативы, о которой вы наверняка слышали, у нас предусматриваются меры поддержки развития и беспилотной автомобильной техники. На первом этапе мы планируем сделать несколько пилотных проектов, для того чтобы эти беспилотные аппараты могли быть использованы на закрытых территориях.

Реплика: <…>

В.Путин: Это, допустим, какие–то закрытые торговые зоны, производственные зоны, где можно обеспечить безопасность, как вы понимаете. Но в дальнейшем мы исходим из того, что это можно будет использовать и при обеспечении движения общественного транспорта, но соответствующим образом это всё должно быть проработано.

На сегодняшний день важнейшими задачами является подготовка соответствующих технических компонентов, технологических и удалённых серверов, которые будут связаны с обеспечением безопасности самого движения, программное обеспечение уже соответствующее создать и удалённые центры управления.

Вот постепенно, постепенно будем к этому двигаться, мы должны быть в тренде мирового прогресса, а ещё лучше, хотя бы на шаг опережать его. Опережать надо. Если мы хотим сохранить конкурентоспособность, всегда нужно быть на шаг вперёд. Но, естественно, мы должны быть частью мирового процесса развития и всё равно стремиться быть на шаг впереди. Это возможно, мы по многим направлениям уже сегодня добиваемся такого результата.

Реплика: Владимир Владимирович, меня как молодого специалиста из области технической кибернетики прежде всего интересует развитие наших наукоёмких производств. В частности, ракетно-космической отрасли. И у меня такой вопрос к Вам: считаете ли Вы, что в перспективе есть тенденция к развитию российской космической программы в связи с успешным запуском космодрома «Восточный», и какие средства и методы есть у нашего государства на сегодняшний день для поддержки частных инициатив в развитии этого направления? Например, такой проект, как «Космокурс» в рамках фонда «Сколково».

Спасибо.

В.Путин: Мы всегда гордились достижениями Советского Союза, затем России в области ракетостроения, освоения космического пространства. Мы до сих пор остаёмся одной из ведущих держав в этой сфере. Как вы знаете, мы осуществляем в процентном отношении самое большое количество пусков в мире и своих собственных аппаратов, и по кооперации, и как бизнес. Есть сферы в этой области, за которыми нам нужно не только внимательно следить, но и, к сожалению, в некоторых местах ещё догонять.

Мы помним и опыт советского «Бурана», это всё возможно, такие разработки у нас тоже есть, есть уже даже соответствующие проекты. Буквально через несколько дней мы будем обсуждать стратегию развития космической отрасли до 2030 года, и намечено, по–моему, у нас где–то дней через пять совещание на этот счёт. Будем на всё это внимательно смотреть.

Что касается восточной части программы и строительства космодрома «Восточный», то я могу с гордостью сказать, что это была действительно моя идея. Во–первых, Россия должна иметь свой космодром, именно гражданский, национальный. Мы, конечно, будем оставаться на Байконуре, будем работать с нашими казахстанскими друзьями, и не просто работать. Между прочим, скажу, что мы договариваемся о том, что будем помогать им создавать отрасль. И это правильно, это наши самые ближайшие союзники, партнёры, и у них такое огромное наследие, как Байконур. И конечно, они хотят иметь право, и для нас самих это выгодно будет, создавать у них соответствующие компетенции.

Но Россия, как одна из самых мощных космических держав, должна иметь собственный космодром. У нас ведь этого не было, у нас остались только площадки Министерства обороны, по сути дела. И вот на севере – это же просто позиционный район одной из ракетных дивизий, вот и всё. А это новая, современная, технологичная площадка, которая и для отрасли важна, и для региона очень важна. Потому что нам нужно поддерживать интерес к Дальнему Востоку России, прежде всего своих собственных граждан, нужно, чтобы он был перспективным, интересным, привлекал бы туда высококлассных специалистов, таких как вы, в другой отрасли работающих. Мы же там целый город строим, Циолковский. Городочек будет небольшой, но, я надеюсь, очень комфортный для жизни.

Основные элементы первого этапа завершены, вы знаете, что уже пуск произошёл, в следующем году будет намечено ещё два пуска. А этап строительства, который мы планируем, – это создание стола и пусковых установок для тяжёлых ракет, которые будут использоваться в том числе для пилотируемых полётов. Вот оттуда мы планируем это делать в будущем.

Что касается систем многоразового использования. Кстати говоря, «Восточный» предполагается к использованию и для изучения дальнего космоса. Что касается многоразовых аппаратов, то вопрос только цены и качества в данном случае.

Реплика: Дело в том, что уже есть какие–то разработки у нас в стране.

В.Путин: Есть, они есть, специалисты об этом знают. И на Западе есть, и у нас есть. Вопрос, чтобы они были эффективными. Возможно ли привлечение частных ресурсов? Конечно, можно. А почему нет? Но ведь привлечение любых частных ресурсов предполагает хорошую экономическую эффективность. Нужно, чтобы рынок соответствующим образом созрел для того, чтобы частный инвестор был заинтересован в таких вложениях.

Реплика: Возможно, какая–то дополнительная фискальная и налоговая политика должна быть введена.

В.Путин: Да, согласен. И это тоже нужно и можно будет делать с того момента, когда мы увидим, что есть реальные инвесторы, которые видят коммерческую перспективу. Она может появиться, эта коммерческая перспектива. Вы понимаете, ведь из России, скажем, до Вашингтона можно долететь за 20 минут. Ну а как же? Вот космический корабль вышел в космос. Сколько он выходит? Четыре-пять минут, не помню. А потом в космосе до Вашингтона, до Нью-Йорка, условно, всего 15–16 минут, и посадка. Но для этого нужна соответствующая техника. Вот если техника будет отвечать потребностям рынка, то, конечно, я уверен, пойдут и предложения от частных инвесторов.

Но есть и сложности. Вот сверхзвуковой самолёт. У нас был Ту–144, а там был «Конкорд» французский. Их же нет сейчас. И дело не в безопасности. Дело в целесообразности экономического характера. Когда Председателя Совета Министров Косыгина спросили, сколько стоит Ту–144, он сказал: «Это знаю только я один, и никому не скажу». Нам нужно, чтобы все знали, сколько это стоит, и эффективно использовать.

А.Шагалов: Алексей Шагалов, Объединённый инженерный центр.

В этом году «Группа ГАЗ» впервые представила свою коммерческую технику в Евросоюзе. Это произошло в Ганновере. И мне довелось участвовать в этой выставке. Я видел мнение журналистов, видел потенциальных потребителей. Многим из них автомобили нравятся: нравятся по дизайну, по качеству, по функциональности.

В.Путин: Напугали ваших конкурентов? Я смотрел первую реакцию, в том числе в Ганновере: «Русские идут!»

А.Шагалов: Да. Я хочу отметить, раньше мы ездили на зарубежные выставки, фотографировали конкурентов и пытались создать что–то подобное. Я имею в виду, детально фотографировали узлы, системы. А в Ганновере был обратный процесс, то есть инженеры конкурирующих компаний приходили и фотографировали «Газель», «Газон», «Урал» буквально до каждого болта. Конечно, есть определённые сложности. В Европе нас не ждут, и уровень технического регулирования там несколько иной: там более жёсткие экологические стандарты, там требуется выполнение норм «Евро–6». У нас сейчас есть «Евро–4», «Евро–5». Мы работаем над «Евро–6», но, конечно, это инвестиции. Мы уже поставляем в 40 стран мира нашу коммерческую технику, но Евросоюз – это очень перспективный рынок. В связи с этим мой вопрос: будет ли какая–то от Правительства программа поддержки экспорта? И как, по Вашему мнению, не помешают ли санкции, которые периодически возникают, нашему выходу?

В.Путин: Вы знаете, если оттолкнуться от последнего, по поводу санкций, все эти санкционные ограничения, они формулируются не гигантами мысли, это не большие интеллектуалы, кто предлагает вот такую форму взаимодействия в мировой экономике, но и полной идиотией они тоже не страдают. Поэтому если мы будем производить, если вы будете производить высокотехнологичный и конкурентоспособный продукт для мирового рынка – европейского, азиатского, латиноамериканского или североамериканского, то никакие ограничения никому не помогут. И ограничения связаны в основном с чем? Связаны с ограничением доступа к нам финансов, инвестиций, попытки, во всяком случае, и технологий на наш рынок.

Ваше предприятие показывает, что закрутить это практически невозможно. А если на базе этой кооперации вы будете производить высокотехнологичные, конкурентоспособные продукты для мирового рынка, то, конечно, можно предпринимать и предпринимаются эти ограничения входа на собственный национальный рынок, они используются, к сожалению, во всём мире, несмотря на все принятые решения в рамках Всемирной торговой организации. Но всё равно качественный продукт всегда себе дорожку протопчет и свою нишу займёт. Поэтому нужно бороться за качество и за эффективность. Но, безусловно, эти вопросы, связанные с выходом на рынок, дорогостоящие, мы это знаем. Это связано прежде всего с транспортом, сертификацией и некоторыми другими вопросами формального характера. У нас есть целая программа поддержки, она, к сожалению, небольшая. Сколько там, 6,3 миллиарда у нас?

Д.Мантуров: На следующий год запланировано 26 миллиардов.

В.Путин: 26 миллиардов запланировали на следующий год как раз для решения этих вопросов: логистика, то есть в основном транспорт, сертификация и некоторые другие формальности такого характера. Это главное, чего, кстати говоря, и бизнес от нас ждёт. Будем это делать и дальше.

Я знаете хотел бы что отметить? У нас эти программы есть, у нас же она и в этом году работает. Уже сегодня за 2–3 года у нас экспорт машин и оборудования в общем объёме экспорта вырос в два раза практически. Он у нас был в 2014 году, по–моему, три с небольшим миллиарда, а сейчас уже шесть. Это мало пока, это очень мало, но тенденция очень хорошая, надо эту тенденцию сохранить.

Реплика: Здравствуйте!

Я специалист по закупкам.

В этом году на моторном заводе у нас произошёл рост производства двигателей, порядка 20 процентов и отчасти за счёт реализации государственных программ поддержки по закупкам для среднего бизнеса, малого бизнеса, социальных учреждений автомобилей как грузовых, так и пассажирских. Это во многом нам помогло, и мы хотели бы сохранить в будущем также тенденцию роста производства. Запланированы ли какие–то программы на будущий год по поддержке или обновлению автопарков?

Спасибо.

В.Путин: Вопрос понятный. Мы вчера только с Денисом Валентиновичем об этом говорили, с привлечением других членов Правительства. В этом году общий объём поддержки автопрома составил 65 миллиардов рублей. Если бы этой поддержки не было, а она у нас осуществляется по очень многим направлениям: от субсидирования приобретения машин до закупок и обновления транспорта, скажем, школьных автобусов, спецтехники для системы жилищно-коммунального хозяйства и так далее, – если бы этой поддержки не было, то у нас было бы сокращение рынка на 30–40 процентов. А так нам удалось не только сохранить сегмент в сфере производства легковых автомобилей, но и даже чуть–чуть увеличились продажи грузовиков и автобусов. Это вот такая наша общая победа, потому что это реально требовало от нас усилий.

Что будет сделано в следующем году, я пока не смогу сказать, мы как раз этим занимаемся. Я вот сказал, вчера только это обсуждали, Министр, Денис Валентинович, «выкатил» целую «простынь» требований, предложений и планов. Сейчас Министерство экономического развития, Министерство промышленности и торговли, Министерство финансов всё это вместе посмотрят – поддержка будет. Я сейчас просто боюсь забегать вперёд и боюсь называть конкретные цифры или конкретные направления, способы этой поддержки, пока преждевременно, но она будет.

Реплика: Всё–таки эта программа утилизации – это очень серьёзный инструмент для поддержки рынка на самом деле. И мы тоже здесь оцениваем и видим, насколько серьёзно всё это происходит. На самом деле я ведь хотел сказать, что она для нас очень важна, потому что машиностроение, двигателестроение и автомобилестроение как конечный продукт создают очень большую цепочку прибавленной стоимости. И я понимаю так, что в ближайшее время будет решаться этот вопрос как раз?

В.Путин: У нас программа утилизации существует, действует.

Реплика: А она будет продолжена?

В.Путин: Будет. А я не вижу оснований её прекращать. А какие основания? Я потом скажу, кто и как это придумал, когда камеры выключат, но это мы думали так настойчиво над этим, имея в виду ограничения Всемирной торговой организации. Но вопросы экологического характера решать никто не запрещает.

При этом я хочу обратить ваше внимание на то, что мы предъявляем требования по утилизации, а это связано с экологией, чтобы у нас утилизация была своевременной и правильно промышленно организованной. Это, конечно, прежде всего решение вопросов экологического характера – сохранение природы. Но это и целая отрасль производства, между прочим, – утилизация должным образом. Это первое.

Второе, это поддержка автопроизводителей, которые производят новую технику, чтобы гарантировать наш рынок от того, чтобы завозился всякий хлам по бросовым ценам.

Третье, это распространяется, что очень важно, на всех производителей: и на отечественных, и на иностранных. Там есть дальше нюансы, об этих нюансах я расскажу, когда пресса уйдёт, но они все находятся в рамках Всемирной торговой организации. Так что мы будем работать, я не вижу оснований прекращать работу.

Реплика: А можно ещё один вопрос? Или даже предложение я бы хотел внести.

В.Путин: Пожалуйста.

Реплика: Вы ходили по нашему предприятию, Вы видели, мы большую работу по импортозамещению проводим сейчас, в течение последних двух лет.

В.Путин: Да, здорово. Вы знаете – извините, что я перебиваю, – это просто отлично. Я не знаю большого количества примеров, когда «Мерседес», допустим, разрешает ставить произведённый за границей двигатель на свои машины. А здесь, у вас, такая работа с ними сложилась. Это показатель, очень хороший показатель высокого, если не сказать, высшего качества.

Реплика: Да, но я хотел бы несколько конкретизировать. Понимаете, автомобильная отрасль в России относительно небольшая по объёмам. Но существует целый ряд смежных отраслей, где много продуктов или видов технологий, они примерно такие же. Вот существует координационный совет по развитию дизелестроения, и, может быть, в рамках этого совета создать какой–то более расширенный совет, межотраслевой совет, который позволил бы некоторые комплектующие объединять. Таким образом, поставщики могли бы находить себе ресурсы для более ёмкого рынка, потому что реально тяжело нам приходится.

В.Путин: Вот здесь начальник отрасли сидит, командир, он услышал. Это идея неплохая, это хорошая мысль, и, безусловно, вот эти прямые контакты между производителями различных компонентов из смежных отраслей пойдут только на пользу. Потому что одно дело – лакокраска, другое дело – производители металла, и когда они друг друга слышат, они начинают понимать, в чём интерес друг друга. Это хорошая идея, надо только организовать грамотно и своевременно.

С.Богачёв: Уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Богачёв, Ярославский завод дизельной аппаратуры, главный конструктор.

В.Путин: Все такие молодые – все такие большие начальники, все главные конструкторы. Здорово, мне это очень нравится.

С.Богачёв: Во–первых, от лица нашего предприятия хочу Вам как главе государства сказать спасибо, что наше предприятие получает субсидированную поддержку новых инновационных проектов через Минпромторг. В недавнее время мы получили субсидии, и во многом благодаря этому нам удалось создать продукты нового класса, нового мирового уровня. Наш завод не такой большой, как моторный, но дизельная аппаратура в составе двигателя, она является самым высокотехнологичным элементом и, в общем–то, ключевым элементом.

И сейчас на фоне наших успехов с «Автодизелем», с КамАЗом, к нам обращаются уже представители таких заводов, как «Звезда», Санкт-Петербург, «Дизель», Коломна, «Пензадизельмаш», Уральский дизель-моторный завод, и просят для своих новых двигателей, новых разработок перспективных также им сделать системы common rail, с которыми они вошли бы в новые рынки. Сейчас там фирма Bosch, фирма Heinzmann, фирма Liebherr. К сожалению, отечественной топливной аппаратуры практически нет.

В связи с чем у меня возникает вопрос: будет ли продолжаться политика поддержки со стороны Минпромторга в ближайшие несколько лет, выделение субсидий на новые инновационные проекты? В одиночку нам с такой глобальной фирмой, как Bosch, которая нас в десятки, сотни раз больше, очень сложно конкурировать, но всё равно мы это делаем.

В.Путин: Будет. Сколько у нас предусмотрено?

Д.Мантуров: У нас по Ярославскому заводу дизельной аппаратуры по прошлому году, позапрошлому и по этому в общей сложности получается, в целом по «Группе ГАЗ», около миллиарда рублей только на НИОКРы. И плюс они получают сейчас льготный заём по Фонду развития промышленности. Мы исходим из того, что все эти направления будут обязательно на контроле у Министерства, и мы, собственно, для этого и создавали инструменты.

В.Путин: Из Фонда поддержки промышленности сколько?

Д.Мантуров: Около 300 миллионов.

В.Путин: Спасибо.

Одним из эффективных инструментов оказался Фонд поддержки промышленности, который был создан по инициативе вашего Министерства, и вопрос решается о его докапитализации, поддержке. Будем продолжать все эти программы. Но, конечно, нужно в каждом конкретном случае смотреть, что за программа, какой поддержки она требует, но в целом высокотехнологичные производства конечно должны быть поддержаны.

Мы это прекрасно понимаем, отдаем себе отчёт в том, что такое прорваться на рынок, даже на собственный, внутри страны. Не так просто. Если бы не эти умники, которые придумали санкции, мы бы не смогли даже на собственном рынке сейчас сельхозпродукции себя чувствовать уверенно. Только благодаря нашим ответным мерам рынок освободили. Да, был сложный момент, когда цены поднялись. Да, но сейчас они будут постепенно-постепенно… У нас инфляция в этом году до 6 процентов будет, сейчас только 4,7. Всё выравнивается, а в сфере высокого производства, высокотехнологичного производства, конечно, нужна поддержка. И, безусловно, она будет, просто сейчас я не готов всю палитру этих инструментов сказать, какая будет приниматься, это Министерство решает. Но то, что мы будем это делать, будем на это ресурсы выделять, – это точно.

А.Буслаева: Буслаева Анна, инженер-конструктор, Ярославский моторный завод.

У нас в стране есть программа по ипотеке для молодых семей. Но для Вас также не секрет, что молодые специалисты после института не особо рвутся идти работать на производство.

В.Путин: На такое производство, я думаю, пойдут с удовольствием.

А.Буслаева: Всё–таки с целью привлечения молодых квалифицированных специалистов на производство возможно ли обеспечить их льготной ипотекой?

Спасибо.

Реплика: Владимир Владимирович, извините, что перебиваю, но я хотел бы дополнить. При запуске производства мы общались с иностранными специалистами, и у них процент по ипотеке варьируется 3–4 процента. Можно ли как–то у нас эту программу опробовать?

В.Путин: Это можно и нужно сделать. Но это можно сделать на основе развития экономики. Смотрите, там 3–4 процента, потому что там ставки рефинансирования, ставки Центрального банка, приближаются к нулю. Там у них совсем другая экономика и другие проблемы. У нас инфляция, а у них дефляция, во многих странах. Сейчас не буду вам голову забивать этим, но, во всяком случае, ставка по ипотеке не может быть ниже в нормальном режиме.

Я сейчас пошире отвечу на Ваш вопрос, потому что вопрос очень важный. Он жизненно важный для любой семьи, а для молодой семьи тем более. Но, строго говоря, исходя из требований законов экономики ставка по кредитам вообще и ипотечным в частности не может быть ниже, чем ключевая ставка Центрального банка. Она может снижаться и должна снижаться для определённых категорий людей, но это делается отдельными инструментами, дополнительными. Скажем, для молодых семей, для семей с малолетними детьми, для инвалидов и так далее. Сейчас у нас в целом ипотечная ставка где–то, по–моему, 12,5 процента, но при использовании различных инструментов поддержки отдельных категорий граждан, включая молодые семьи, она может опускаться даже до 10,5 процента. Это связано в том числе и с суммой первого взноса. Если первый взнос поменьше, то ипотечная ставка побольше, если первый взнос достигает 50 процентов, то тогда и ставка по ипотеке может быть 10,5 процента.

Кроме этого, во многих регионах создаются специальные, отдельные программы, когда из регионального бюджета для отдельных категорий граждан, в том числе для молодых семей с детьми, даются дополнительные льготы, и там эта ставка уходит тогда ниже, но это чисто за счёт государства, это уже не рыночная ставка. А в некоторых регионах идут ещё дальше – не помню, в каком регионе: при рождении второго или третьего ребёнка вообще освобождают от выплат, сам регион платит за такую семью.

На сегодняшний день мы будем стремиться к распространению такой практики для отдельных категорий граждан, стимулировать регионы. Это возможно и при участии бизнеса, и крупных предприятий, например, такое как ваше тоже может вносить за своих работников определённые деньги. Будем развивать систему жилья по найму, наёмного жилья, служебного жилья. То есть это может быть целая программа в рамках программы «Жилище». Мы будем эту программу продолжать и всячески стимулировать, повторяю, и бизнес, и регионы к тому, чтобы они участвовали в совместной работе, в софинансировании.

Ну а в целом, хочу на этом закончить, всё это возможно, для всех уже граждан, дальнейшее снижение, при снижении инфляции, снижении ключевой ставки Центрального банка и коммерческих банков. А инфляция как раз у нас, я говорил, в прошлом году была 12 с лишним, а в этом году, сейчас, только 4,7. Но по году, может быть, будет 5–5,5, 5,7. Около шести. Уже в два раза снизили уровень роста потребительских цен.

Реплика: Вы знаете, а если некоторые предприятия сами захотят предоставлять своим сотрудникам льготную ипотеку, возможна ли поддержка таких предприятий каким–нибудь льготным налогообложением либо льготным кредитованием, например?

В.Путин: Возможна, но это будет не по–честному. Потому что тогда это не их поддержка, а опять же поддержка со стороны государства, только из основного кармана государство вынет, а в другой им положит.

Реплика: Владимир Владимирович, раз актуальная тема про жильё поднялась… У меня семья, двое маленьких детей, мы состоим в федеральной программе «Молодая семья» по субсидированию покупки жилья, то есть оплата части стоимости, и стоим в ней уже третий год. Там очередь очень большая, и, по нашим подсчётам, когда эта очередь до нас дойдёт, мы уже де-факто молодой семьёй не будем считаться и из программы уйдём. Вот в ближайшее время будет со стороны государства какая–то поддержка на сокращение этой очереди?

В.Путин: Это связано только с бюджетными ограничениями. Слава богу, у нас молодых семей с детьми всё больше и больше, и чтобы такие программы поддерживать, нужно денег всё больше и больше, чисто бюджетного финансирования. Здесь, как говорят в деревне, два «путя»: или давать дополнительные деньги из бюджета, либо способствовать повышению уровня заработной платы. Мы будем стараться идти по обоим этим путям, для того чтобы добиться искомого результата. Вот по программе «Жилище», а молодая семья – это часть общей программы «Жилище», у нас целевой показатель был к 2018 году, по–моему, улучшить жилищные условия для 400 с лишним тысяч семей. Это целевой показатель, исходя из бюджетных возможностей.

Для молодых семей, конечно, хотелось бы в первую очередь это делать. Есть у нас такая категория, как ветераны, инвалиды и так далее. Государство хочет всех поддержать – всех сразу сложно, но всё равно, исходя из принципа социальной справедливости, государство действует, поддерживая все эти льготные категории. Конечно, хочется молодым помочь. Будем стараться, посмотрим, что получится. Если по–простому, это нужно просто насыпать больше бюджетных денег.

Ю.Щербакова: Наладчик отдела промышленной электроники, Ярославский моторный завод, Щербакова Юлия.

Я мама двоих детей. Мы получили материнский капитал. Планируем его в скором будущем реализовать. Но есть многодетные семьи, которые нуждаются не только в квартирах, но и в машинах.

В.Путин: Молодец! Это называется лоббирование отрасли через социальные программы государства.

Ю.Щербакова: И может ли государство помочь таким семьям приобрести микроавтобусы?

В.Путин: Вы знаете, когда я встречаюсь с многодетными семьями, и когда спрашиваешь, чем помочь, в полуприватном порядке, как правило, ставят вопрос об этих микроавтобусах. Особенно там, где в полном смысле этого слова многодетная семья, где 5–6 детишек или больше. У нас пока такой программы нет, хотя программа материнского капитала развивается, она существует до сих пор. Она должна была бы прекратить своё существование в 2016 году, но мы приняли решение продлить её до конца 2018 года.

Кстати говоря, обращаю внимание тех, у кого ещё нет детей, здесь много молодых людей: до конца 2018 года действует программа материнского капитала, 450 тысяч рублей. И в следующем году мы сохраним поддержку по линии материнского капитала на уровне текущего, 2016 года. Уже таких, как Юля, мам, которые получили материнский капитал, 7,5 миллиона человек, 7,5 миллиона. Только в этом году количество получателей материнского капитала возросло на 600 тысяч человек, 600 тысяч семей.

Почему я об этом говорю? Это очень серьёзные затраты для государства. Никогда такой программы в истории России и Советского Союза не было. Да не только в истории России и Советского Союза, нигде и никогда этого не делалось. Мы эту программу придумали, осуществляем, она требует очень больших финансовых ресурсов. У нас, Юля, наверное, знает, надеюсь, Вы пользовались и другими инструментами, выражаясь бюрократическим языком, поддержки материнства и детства: лекарства, витамины и прочее, целый набор – это всё мы генерировали, всё это придумывали, всё это работает. У нас, слава богу, демография начала улучшаться. Напомню, что в 90–е годы Россия, как это ни печально сказать, вымирала, потому что каждый год у нас количество наших граждан уменьшалось в стране почти на миллион человек, 900 с лишним тысяч была естественная убыль населения, почти миллион, 900 с лишним тысяч. Катастрофа, понимаете? И нам уже предрекали демографы со всего мира, и специалисты ООН даже говорили, как будет падать население России в ближайшее десятилетие. А это системные проблемы создаёт для всего, вплоть до удержания нашей огромной, самой большой в мире территории, до обороноспособности, до качества производства – до всего. Но нам, тьфу-тьфу-тьфу, удалось переломить эту ситуацию, в том числе и благодаря, думаю, материнскому капиталу, вообще целой системе поддержки материнства и детства.

У нас – не помню, не ошибиться бы, – по–моему, в 2012 году ещё коэффициент рождаемости был средний – а коэффициент рождаемости – это среднее количество рождений на одну женщину, он был 1,69, а сейчас он 1,777. Казалось бы, рост незначительный, 1,69 и 1,777, но он существенный, потому что он прямо лежит на водоразделе, что называется, начался рост численности населения.

К сожалению, с января по сентябрь у нас количество рождений немножко стало поменьше, но всё равно естественный прирост продолжается, потому что увеличивается ещё и продолжительность жизни. Мы все эти тенденции не только видим, мы радуемся вместе с вами этому, и все эти инструменты, наиболее эффективные, стараемся сохранить. Вопрос в том, чтобы машины ещё давать, конечно, тоже бы очень хотелось.

Реплика: Может, программа будет стимулирующая?

В.Путин: Очень бы хотел, это бы поддержало и семьи многодетные, автопром бы поддержало, но пока такой программы нет. Подумаем, ладно?

Реплика: Владимир Владимирович! Такой вопрос, волнующий, наверное, больше мужскую составляющую нашего коллектива.

В.Путин: Женщинам уши закрыть нужно?

Реплика: Нет, можно послушать. Приближается всё–таки чемпионат мира по футболу.

В.Путин: Чего Вы женщин обижаете? Играют женщины сейчас в футбол и болеют, наверное.

Реплика: Мы успеем с вами достроить стадионы?

В.Путин: Успеем, конечно.

Реплика: И дополнительно вопрос. Вы–то за кого конкретно болеете? В плане хоккея мне интересно, и футбола, конечно.

В.Путин: Вы, думаю, меня поймёте, я не имею права болеть за какую–то конкретную команду. Я болею за национальные сборные и там, и там. Хотя люблю посмотреть красивую игру. Честно сказать, красивую игру национальной сборной мы давно не видели. А хоккеисты радуют, безусловно, они растут. Хотя и здесь нам ещё очень многое нужно сделать. И прежде всего нужно работать с молодыми, начинающими и перспективными спортсменами. Нужно создавать условия, для того чтобы они могли себя здесь реализовать. Так же, как и в любой другой сфере. Спортивная школа у нас очень хорошая, и она генерирует большое количество талантливых, перспективных ребят. И, конечно, что называется, на рынке труда они востребованы, их тащат везде. Нам нужно создавать условия, чтобы им и не захотелось уезжать. И в принципе мы над этим работаем.

Реплика: Условия надо создавать.

В.Путин: Условия надо создавать: финансовые условия, условия для тренировок. Требования определённые должны быть. Отыграл он здесь какое–то время, потом можешь куда–то поехать. Законодательные нормы нужно прописывать соответствующим образом, так, чтобы и ребята были заинтересованы, и чтобы клубы наши не теряли, и чтобы мы были частью мирового спортивного движения, в том числе в области футбола и хоккея.

Что касается стадионов, хочу заверить вас и всех остальных любителей футбола: всё будет сделано вовремя, в срок и качественно. Напомню, что у нас должны пройти соревнования в 11 городах на 12 стадионах. Всё в режиме. Где–то есть небольшие какие–то отставания, это носит временный, технологический характер. Всё будет сделано.

А.Багров: Я играю в хоккей в Ночной лиге, как и Вы. Хочу Вас поблагодарить за создание этой лиги, очень приятно, много молодых людей, которые когда–то раньше закончили заниматься хоккеем, сейчас – заново. То есть видно, что всем очень нравится.

И хочется поговорить о детском спорте, о том, что с каждым годом он всё хуже и хуже развивается в плане коммерции. То есть теннис и различные виды спорта – это коммерческие виды спорта, и родители не в силах потянуть. Они могут год-два, а дальше уже начинаются поездки, и приходится постоянно платить за тренировки. И как Вы сами понимаете, это немаленькие деньги. Хочется задать такой вопрос: будет ли развитие дальше как детского спорта, так и любительского уровня?

В.Путин: Да, конечно. Как Вас зовут?

А.Багров: Александр.

В.Путин: Саша, как сказал, «мастер участка», у меня сразу первая ассоциация, я отца вспомнил. У меня отец работал мастером на заводе и очень всегда этим гордился. Ну ладно.

Что касается спорта детского, юношеского. Безусловно, это та область – я только что об этом говорил Вашему соседу справа, – которую государство должно поддерживать. Но эта поддержка должна идти на уровне регионов прежде всего. Кстати, большие клубы должны создавать вокруг себя такую сеть.

А.Багров: Например, у нас хоккейный клуб очень хорошо работает с детьми, у нас очень много и подразделений школ, то есть прекрасно.

В.Путин: Да, я знаю, мне как раз Ваш губернатор, исполняющий обязанности губернатора, мне это рассказывал совсем недавно.

Реплика: Одна из сильнейших школ в России.

В.Путин: Да, он мне подробно об этом рассказывал и говорил уже о перспективах, о том, как это нужно, как он считает, дальше это нужно развивать, делать, поддерживать. И всё правильно.

Но, что называется, массовый детский спорт, конечно, должен поддерживаться на уровне регионов и муниципалитетов. Мы всячески будем этому способствовать, настраивать на это. Но и чтобы это было хорошей базой затем для спорта высоких достижений.

Реплика: А Вы не планируете создавать лиги по другим видам спорта, так же как в Сочи ездят люди?

В.Путин: Да, есть такая идея – создание такой же лиги. Вы имеете в виду типа ночной спортивной лиги? Любительские?

Реплика: По футболу, по волейболу.

В.Путин: По футболу, да. По–моему, уже должны были создать даже в прошлом году. Если нет, то это должно быть сделано в ближайшее время. Футбол, да.

Почему хоккей? Почему футбол? Потому что массовые виды спорта.

Реплика: Массовые. У нас хоккея очень много, у нас 20 команд в одной лиге только играет, то есть очень много.

В.Путин: Я знаю. Ярославль любит хоккей, я это знаю.

Реплика: Владимир Владимирович, у нас в Ярославской области новый губернатор – Дмитрий Юрьевич Миронов. В первую очередь он приехал к нам на производство. Нам в принципе, нашим коллегам это очень понравилось, потому что производство у нас градообразующее.

В.Путин: Он приехал только вместе со мной или он раньше приезжал?

Реплика: Нет, раньше приезжал. Как вступил в должность, он сразу же приехал. Молодая команда нового губернатора очень много делает для нашего города. Они как–то взялись быстро и очень хорошо.

В.Путин: Это вопрос или Вы решили похвалить его на всякий случай – может, чего подбросит?

Реплика: Мы это не готовили.

Реплика: Нет-нет, это очень хорошо, правда.

Реплика: Я как отец замечаю: у нас столько лет не ремонтировались детские площадки, а сейчас пошли проверки детских площадок, у нас стали убираться улицы.

В.Путин: Как раз хотел спросить: улицы–то убирают?

Реплика: Да-да.

Реплика: Можно я добавлю? У нас привели в порядок историческую часть города, у нас убрали оттуда баннеры, и вообще у нас город правда похорошел. Спасибо Вам большое, Дмитрий Юрьевич. Побольше бы таких губернаторов.

Реплика: Да, у нас недавно была проведена акция «Снежный билет», которая коллапс наш разгрузила на улицах города.

Вот интересует вопрос: какими критериями Вы руководствуетесь при выборе губернатора?

В.Путин: Критерии обычные, здесь нет ничего секретного, – критерии профессиональной пригодности и порядочности. Дмитрия Юрьевича я знаю очень давно, много лет. Он дорос до уровня замминистра внутренних дел, в министерстве занимался тоже вопросами экономики, человек очень деятельный, энергичный, способный, иначе я бы не предложил ему эту работу. И очень порядочный, это один из главных критериев. Надеюсь, что он свои лучшие качества на этой работе и проявит. Собственно, вот и всё, я желаю ему успехов.

Е.Васильева: Я бы хотела добавить к теме досуга. Ребята занимаются хоккеем, футболом интересуются, а я, например, ещё люблю путешествовать, я люблю нашу страну.

В.Путин: Я тоже, всё время путешествую.

Е.Васильева: И я люблю путешествовать по городам России, в том числе по Золотому кольцу, в состав которого входит наш город Ярославль.

В.Путин: У вас три города входят.

Е.Васильева: Три города, в том числе Ярославль.

В.Путин: Переславль-Залесский, Ростов-Великий и Ярославль. И что?

Е.Васильева: К сожалению, иногда мне приходится как путешественнику, как туристу сталкиваться с какими–то недостатками нашей туристической индустрии. Допустим, мне очень хочется пожить в хорошем современном отеле, но по разумной цене. Также очень хочется видеть более развитую дорожно-транспортную сеть. Мы все прекрасно знаем, что у нас сейчас активно развивается туризм в Крыму, Краснодарском крае, в Алтайском крае. Может ли сейчас Правительство предпринимать какие–то шаги для такого же активного развития туристической индустрии и инфраструктуры именно в Центральном регионе России?

В.Путин: Какой аккуратный человек Лена! Она сказала «иногда я встречаю», «кое–где». Помните, у нас в советское время был фильм «Следствие ведут Знатоки», там песенка: «Если кто–то кое–где у нас порой честно жить не хочет…».

К сожалению, у нас не кто–то, не кое–где и не порой, а очень часто мы наблюдаем неурегулированность и неустроенность в сфере внутреннего туризма. Но у нас есть программа развития внутреннего туризма. В прошлом году в России, внутри нашей страны, отдохнули 70 миллионов человек, из них 50 миллионов – это граждане Российской Федерации. Значит, 20 миллионов – это приезжих, это немало, хотя и немного.

Сейчас я скажу, по каким критериям немного. У нас самая большая территория в мире, и, конечно, она не может быть неинтересной, одна Камчатка чего стоит. Там нужно круизникам разрешать заход в различные места красивые. Дальний Восток – вообще в целом шикарное место, просто уникальное, Сибирь, Алтайский край, Республика Алтай, Краснодарский край, теперь Крым.

Наибольшие показатели роста внутреннего туризма показали как раз Краснодарский край, Сочи стал круглогодичным курортом, и зимой и летом теперь работает, как мы и хотели. Зимой там лыжные виды спорта, в горах, летом – море, всё это очень хорошо совмещается друг с другом. Там скоростные поезда ходят даже, кроме двух трасс, там две трассы идут, от нижнего кластера наверх, автомобильные, есть ещё сейчас скоростные поезда, которые ходят наверх, 25 минут, по–моему, 20 минут – и всё, вы в горах. Вырос сильно Крым, после 2014 года там большой рост, Татарстан.

Конечно, огромный потенциал у Центральной России и у Золотого кольца, это я с Вами полностью согласен. Мы уже с вами выяснили, что Ярославская область три города направила в это Золотое кольцо, да и сам Ярославль. Ведь исторический центр Ярославля включен в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО. Я очень рассчитываю на то, что и новое руководство города, и новое руководство Ярославской области сделают всё для того, чтобы привлекательность росла. А федеральная программа развития внутреннего туризма действует, и дальше будем над этим работать. Я полностью разделяю Ваше мнение о том, что нужно это делать.

А почему мало? Знаете, у нас туристическая отрасль вносит вклад туризма в ВВП страны, если всё взять за 100 процентов, 1,6 процента всего. В странах с развитым туристическим сектором экономики это 10 процентов, а у нас всего 1,6.

Д.Воробьёв: Вопрос про армию. Наша армия сейчас на подъёме, туда поступает новейшая техника, форма красивая, у молодёжи интерес появился к службе в армии. А что ещё будет сделано для того, чтобы наша армия оставалась такой же сильной? Если не военная тайна, конечно же.

В.Путин: Я Вам скажу, но Вы никому, ладно?

У нас же существует целая программа развития гособоронзаказа, и вообще программа развития армии должна быть, как мы много уже лет подряд говорим, компактной, но очень эффективной. Так что мы будем продолжать и структурные реформы, изменения, будем продолжать оптимизацию численности без всяких массовых сокращений, просто смотреть по родам и видам войск, что и как нужно делать. Будем особое внимание уделять таким компонентам вооружённой составляющей государства, как информатизация, разведка в широком смысле этого слова – не только агентурная разведка, а техническая разведка, – системам связи. Разумеется, современному высокоточному, высокотехнологичному вооружению.

Вы, наверное, уже заметили, такие наши совещания стали регулярными, два раза в году я их провожу в Сочи, в мае и в ноябре. Целую неделю я собираю там представителей промышленности, главных конструкторов, директоров крупных предприятий оборонки и руководство Министерства обороны отдельными родами и видами войск. И мы смотрим, что сделано за предыдущие шесть месяцев, чего почему–то не сделано и что нужно сделать для того, чтобы, безусловно, обеспечить исполнение гособоронзаказа. Так что армия наша никому не угрожает, хочу это ещё раз подчеркнуть, чтобы все услышали, не только здесь сидящие. Но она боеспособна, она стала современной и высокоэффективной. В разы увеличилось количество тренировок, учений, в том числе и внезапных проверок, которые время от времени почему–то беспокоят наших партнёров, условно их назовем так. Когда они проводят какие–то учения, мы не беспокоимся, а они почему–то сразу начинают нервничать. Нервные такие они.

Но, повторяю, и это важно, мы никому не угрожаем и никому не собираемся угрожать. Да нам зачем? У нас территория самая большая в мире, я уже об этом сказал, все знают. Нам нужно надёжно обеспечить безопасность своей собственной страны, своего собственного народа. Наша армия сделать это в состоянии. Будем и дальше её развивать.

Ну что, может, потихонечку будем заканчивать?

Реплика: Последний вопрос?

В.Путин: Да, завершающий.

Вопрос: Вот по–человечески, Ваша работа насколько тяжёлая? Хотелось бы узнать положительные и отрицательные стороны.

В.Путин: Если серьёзно, то самая положительная сторона моей работы ничем не отличается от положительной стороны вашей. Когда вы видите, что она приносит удовлетворение, и вы добиваетесь поставленных перед собой целей, задач, вы делаете важное, нужное, доброе дело, оно идёт на пользу и вам, и тому, ради кого вы работаете, – вот это и есть самое большое удовлетворение. Оно возникает, это всегда самое большое удовлетворение, от полученных результатов.

Отрицательные – много, конечно, отрицательных эмоций, ничего не поделаешь, но и в вашей работе наверняка ведь то же самое, когда у вас что–то не получается или вас кто–то подводит, или сталкиваетесь с другими какими–то непредвиденными обстоятельствами. Но в этом и состоит прелесть нашей с вами работы – что мы в состоянии эти трудности преодолеть и добиться нужного для нас результата. Я вам такого и желаю.

Реплика: Спасибо большое.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969818 Владимир Путин


Россия > Авиапром, автопром > kremlin.ru, 11 ноября 2016 > № 1969826 Дмитрий Рогозин

Встреча с вице-премьером Дмитрием Рогозиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Рогозиным. Вице-премьер, в частности, информировал главу государства о ходе подготовки к началу лётных испытаний нового самолёта МС-21, а также о перспективах создания по поручению Президента Авиационной коллегии России.

В.Путин: Дмитрий Олегович, хотели поговорить по гражданскому самолётостроению, по авиапрому – по МС–21?

Д.Рогозин: Так точно, Владимир Владимирович. Хотел бы Вам передать небольшую презентацию и кратко Вас информировать о ходе подготовки к началу лётных испытаний МС–21.

У нас в настоящее время два самолёта задействованы в этой работе. Один находится на Иркутском авиационном заводе, второй находится в Москве, в ЦАГИ имени Жуковского.

Первый самолёт сейчас проходит наземную подготовку. Мы уже сейчас его собрали, он поставлен под ток. В декабре будут проходить частотные испытания самого самолёта, систем управления, шасси, а также установка версии программного обеспечения для наземных испытаний.

В январе–феврале мы планируем его уже поставить в лётно-испытательную станцию, там будут проходить загрузка программного обеспечения для первого полёта, последние испытания всех систем.

И что важно, эта работа полностью синхронизирована с той машиной, которая находится в Подмосковье, потому что там и самолёт, и крыло композитные – это наше ноу-хау – находятся под нагрузкой, испытываются прочностные характеристики.

И надо сказать про третий самолёт: он будет лётным, его фюзеляж будет собран в декабре также на Иркутском авиационном заводе.

Что касается даты первого полёта, мы рассчитываем в феврале закончить эту работу, получить все разрешения профильных институтов, и это будет зависеть не только от технической готовности самолёта, но и, конечно, от погоды: всё–таки Иркутск, Сибирь. Поэтому февраль, может быть, начало марта.

Что касается двигателя: пять двигателей ПД–14 в этом году изготовлены, проходят лётные испытания. Мы их адаптируем к МС–21, и четвёртый лётный самолёт будет уже с ПД–14. Так что, в принципе, мы в сроках, в теме.

Что ещё хотел бы сказать, уважаемый Владимир Владимирович: Вы 19 сентября дали поручение Правительству создать Авиационную коллегию для системной работы не только по производству, но и по внедрению самолётов в авиационные компании.

В.Путин: По примеру Морской коллегии…

Д.Рогозин: Да. Также Вы дали поручение, чтобы комиссия по импортозамещению взяла на себя контроль по закупкам иностранной авиационной техники стоимостью более миллиарда рублей. Практически это все ближне-, средне-, дальнемагистральные самолёты.

Докладываю, что будем готовы в конце ноября – начале декабря представить Вам – хотя это, в общем–то, правительственный вопрос, тем не менее важность его всем очевидна, – документы по созданию Авиационной коллегии.

Просил бы Вас поддержать, чтобы действительно это было системно, в одной организации, в Авиационной коллегии должны решаться вопросы синхронизации выпуска самолётов, их эксплуатации, полного жизненного цикла, с тем чтобы за счёт новых машин, которые мы сейчас получаем, – это МС–21, про который я доложил, это Ил–114, ближнемагистральный самолёт, в перспективе модернизированный Ил–96, – Вы хорошо знаете эту работу, сами выделили средства из президентского резерва, – чтобы эти самолёты могли импортозамещать на нашем гражданском авиационном рынке иностранную авиационную технику. Тем более что такие машины, как МС–21, по своим техническим характеристикам превосходят существующие образцы американской и европейской техники.

Будущие перспективные образцы, когда мы выйдем на серийное производство, будут идти с ними не вровень, а даже будут иметь свои преимущества за счёт более широкого фюзеляжа, за счёт удобства для пассажиров. Поэтому прошу Вас поддерживать эту работу и дальше. Мы её готовы организовать комплексно и системно.

В.Путин: Хорошо.

Надеюсь, что будущая комиссия, о которой Вы сейчас сказали, коллегия, будет хорошим новым современным инструментом для поддержки авиационной промышленности и за счёт собственного рынка, и в рамках, конечно, наших международных обязательств. Тем не менее концентрация ресурса на этом направлении, административного ресурса, крайне важна.

Россия > Авиапром, автопром > kremlin.ru, 11 ноября 2016 > № 1969826 Дмитрий Рогозин


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > ria.ru, 3 ноября 2016 > № 1958132 Игорь Насенков

Деловая программа крупнейшего азиатского авиакосмического салона Airshow China-2016 подходит к концу. Среди участников выставки — ведущий российский холдинг в радиоэлектронной отрасли "Концерн радиоэлектронные технологии" (входит в Ростех). Среди наиболее известных разработок компании — семейство комплексов РЭБ "Красуха", многофункциональный противоракетный комплекс "Хибины", комплекс радиоэлектронной борьбы для вертолетов "Рычаг-АВ" и другие. КРЭТ ведет исследования и в инновационных сферах технологий будущего, в том числе разрабатывает комплекс РЭБ для российской боевой авиации шестого поколения. О последних разработках концерна в сфере РЭБ и планах по продвижению российской радиоэлектроники за рубеж рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву на полях Airshow China-2016 первый заместитель генерального директора КРЭТ Игорь Насенков.

— Игорь Георгиевич, какие разработки сегодня предлагает концерн своим китайским партнерам на Airshow China-2016?

— На стенде концерна представлен демонстратор технологий перспективного вертолетного бортового радиоэлектронного оборудования. На макете кабины вертолета показана реальная работа пилотажно-навигационного комплекса, предназначенного для решения задач пилотирования и навигации вертолета, предоставления экипажу информации при помощи системы электронной индикации, ведения радиосвязи с другими воздушными судами и средствами управления воздушным движением.

Посетители выставки также увидят экспортную версию бортового комплекса обороны "Президент-С" — одного из самых эффективных комплексов РЭБ для индивидуальной защиты летательных аппаратов различных типов. Кроме того, гостям и посетителям выставки КРЭТ продемонстрирует экспортные модификации комплексов авионики для самолетов Су-35.

— Определено ли, какие конкретно разработки КРЭТ будут поставлены на российско-китайский широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет (ШФДМС)? Будут ли это уже существующие системы или их специальные версии, созданные по техническому заданию китайских партнеров?

— В ходе аэрокосмического салона в Чжухае мы планируем обсудить вопросы возможного привлечения КРЭТ и других предприятий-разработчиков и производителей авиационных компонентов к проекту ШФДМС. Мы уже направили предложения по оснащению ШФДМС комплексом бортового оборудования, разработанного в рамках программы ИКБО-ИМА и имеющего конкурентоспособные тактико-технические характеристики, соотносимые с авионикой ведущих мировых производителей.

В предложенном составе оборудования, выполняющего функции комплекса, выделены группы контуров: интегрированная вычислительная система, контур навигации и управления, контур отображения информации, контур предупреждения экипажа об особых ситуациях, контур управления радиосвязным оборудованием, контур технического обслуживания бортового оборудования.

— Готовы ли вы делиться этими технологиями с китайскими партнерами?

— Этот вопрос должен решаться на высшем политическом уровне. Такие примеры есть. Самый яркий — это поставка истребителей Су-35 в третьи страны. Предприятия КРЭТ специально для этого самолета разработали РЛС "Ирбис-Э". Уверен, что в случае расширения закупок будет достигнуто решение и о лицензионном производстве этого изделия в ряде стран. В этом случае наши партнеры могут получить доступ к целому ряду наших наработок. У нас есть что им предложить, а вопрос целесообразности такого шага лежит в политической плоскости.

Как я уже говорил, КРЭТ является участником российско-китайских переговоров по созданию широкофюзеляжного самолета и у нас есть предложения по тяжелому вертолету. В рамках этого взаимодействия мы рассматриваем возможность совместной работы над перспективным бортовым радиоэлектронным оборудованием.

Кроме того, сегодня Китай является самым крупным зарубежным пользователем истребителей семейства Су-27/Су-30. В разные годы в эту страну было поставлено несколько сотен самолетов этого типа. КРЭТ по линии Рособоронэкспорта участвует в обслуживании и модернизации этих самолетов.

— Каков на сегодняшний день портфель экспортных заказов КРЭТ? На какую сумму компания планирует поставить свою продукцию за рубеж в 2016 году? Ожидаете ли рост данного показателя в 2017 году и если да, то насколько?

— В течение 2016 года проводилась работа по продвижению современной и высокотехнологичной продукции концерна в части изделий бортового радиоэлектронного оборудования, систем и средств гражданской обороны и РЭБ в страны Ближнего Востока, Северной Африки, Азиатско-Тихоокеанского региона, а также государствам СНГ.

В 2016 году концерн экспортировал продукцию более чем в 20 стран мира, Мы прикладываем все необходимые усилия по линии ВТС для существенного наращивания экспорта продукции нашим новым и традиционным иностранным партнерам. В контуре управления КРЭТ в настоящее время находится более 40 предприятий, участвующих в осуществлении внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного и гражданского назначения.

— Заключено ли соглашение на расширение поставок бортовых комплексов обороны "Президент-С" Египту, когда планируется завершить исполнение данного контракта? Появились ли у данной разработки новые покупатели, в том числе Алжир, Индия, Белоруссия?

— Говорить о расширении поставок "Президент-С" пока преждевременно. Мы видим перспективу для продвижения данного комплекса в тех регионах, которые относятся к традиционным рынкам экспорта вооружений и где велика вероятность применения ПЗРК против вертолетов и самолетов. Это и страны АТР, и Северная Африка, и Ближний Восток, и Латинская Америка.

— Подписаны ли какие-либо экспортные контракты на поставку станций "Рычаг-АВ"?

— В отношении вертолетных комплексов "Рычаг-АВЭ" нами прорабатываются различные варианты поставок — прежде всего это наши традиционные партнеры из АТР, стран Северной Африки и Ближнего Востока, а также Латинской Америки. Мы надеемся, что данный комплекс найдет своего покупателя в связи с тем, что военно-техническое оснащение некоторых террористических организаций, в первую очередь исламистских группировок, запрещенных на территории РФ, находится на уровне профессиональных армий. Соответственно, правительственным войскам часто приходится сталкиваться с самым современным высокоточным оружием, в том числе трофейными ЗРК малой и средней дальности, которые могут наносить значительный урон. "Рычаг-АВЭ" позволяет не только полностью блокировать применение данных видов вооружений, но и вести высокоточную радиоэлектронную разведку, что способствует повышению эффективности при проведении наземных и воздушных операций против этих организаций.

— Поговорим о перспективных разработках: когда планируется завершить испытания нового наземного комплекса РЭБ для охраны военных и гражданских объектов, о создании которого концерн заявил в апреле 2016 года? Получил ли он наименование? Когда планируются поставки нового комплекса в Вооруженные силы РФ?

— Защита объектов инфраструктуры от средств воздушно-космического нападения строится на комплексном подходе, поэтому говорить о том, что подобную защиту обеспечит одна система или один комплекс, не совсем правильно.

В основе этой защиты лежит борьба с системами разведки, связи, передачи данных, навигации и бортовыми радиолокационными станциями. И должен сказать, что уже сегодня существующие комплексы и средства разработки КРЭТ способны решать основные задачи по обеспечению защиты от воздушно-космического нападения. Что же касается системы, о которой вы говорите, то ряд ее элементов уже находится в процессе испытаний.

Это дальнейшее развитие таких известных комплексов, как "Красуха" и "Москва-1", только уже на новом технологическом уровне. При ее создании мы учитываем особенности современных и перспективных радиоэлектронных систем потенциального противника, которые этот комплекс и должны нейтрализовать. Все заводские и государственные испытания проходят в соответствии с графиком. Новая техника пойдет на вооружение в ВС РФ, как мы предлагаем, в течение ближайших двух-трех лет.

— Ведутся ли работы по созданию нового поколения бортовых комплексов РЭБ "Хибины", которые придут на смену поступаемым сегодня в войска системам? Планируется ли поставить Минобороны РФ дополнительную партию данных комплексов?

— Анализ направлений развития систем управления оружием у потенциального противника определяет требования к перспективным авиационным комплексам РЭБ.

Дальнейшая разработка аппаратуры РЭБ проводится применительно к конкретным условиям его размещения на борту. Примером разработки принципиально нового комплекса РЭБ для истребителя пятого поколения ПАК ФА служит создание внутрифюзеляжной системы РЭБ "Гималаи". Наш практический опыт показывает, что за время эксплуатации каждого типа самолетов и вертолетов успевает смениться два-три поколения авиационных комплексов РЭБ. Эти работы в интересах Минобороны России проводятся постоянно.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > ria.ru, 3 ноября 2016 > № 1958132 Игорь Насенков


Россия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 ноября 2016 > № 1957803 Николя Мор

«АвтоВАЗ» спасут молодые женщины»

Глава «АвтоВАЗа» Николя Мор рассказал о работе предприятия и его планах

Алина Распопова

Молодые амбициозные менеджеры должны помочь работникам «АвтоВАЗа» поверить в будущее предприятия, уверен его нынешний глава — француз Николя Мор. В эксклюзивном интервью «Газете.Ru» он рассказал не только о планах предприятия по созданию автомобилей на новой платформе и работе над автоматической коробкой передач, но и о своей семье, а также о своей вере в женщин.

Проигнорировав место в центре стола на официальном ужине, глава «АвтоВАЗа» окидывает компанию взглядом, узнает меня и с фразой «о, эта леди отлично говорит по-английски» подсаживается рядом. Действительно, «Газета.Ru» уже делала одно из первых интервью с новым главой тольяттинского автогиганта во время Московского автосалона, а после Парижского моторшоу мы пересеклись с Мором в аэропорте у стоек бизнес-класса.

Глава компании в отличном настроении — шутит про кабриолеты «АвтоВАЗа», которые можно было бы сделать из Largus, и делится историями из жизни. Мол, пробовал пострелять, но не пошло. А вот младшей 16-летней дочке понравилось — Мор показывает ее фото с автоматом Калашникова в окружении телохранителей. Жена и три ребенка нового топ-менеджера живут в Париже — они успели несколько раз побывать в Москве, но до Тольятти пока не добрались.

«Летаю к ним по возможности, а отсюда отправляю фотографии, например, с конвейера в рабочей одежде», — с гордостью делится Мор. Оказалось, что он настоящий фанат ретроавтомобилей, хотя в Париже ездит на скромном Duster с «механикой». А еще француз очень прост в общении, чем мы, конечно, воспользовались.

— Месье Мор, когда на «АвтоВАЗе» происходила очередная смена руководства, можно сказать, что завод погрузился в депрессию — все очень боялись, что же принесет новый руководитель. Как сейчас дела с корпоративным духом и атмосферой?

— Недавно я встречался с работниками цеха, где изготавливают инструменты. Увидел, что рабочие посадили в цеху цветы и деревья в специальных горшках. Женщины улыбались мне, они были рады показать, что они сделали. Я бы очень хотел вернуть веру и гордость за предприятие и сам Тольятти.

Все постоянно слышат эти слова — моногород, «АвтоВАЗ», нет денег… Нужно верить, что будущее есть и что оно хорошее.

Многое в этом плане зависит от менеджеров. Когда руководители молоды, свежи, они готовы вдохновлять людей, вести их за собой и менять их восприятие. И никакого подхода наподобие «я босс, а ты мой раб». Ведь во времена СССР так и было кругом — был самый большой босс, начальник поменьше и еще куча небольших начальников.

Что касается меня, то я часто встречаюсь с сотрудниками — представляюсь им как Николай Иванович, им это очень нравится! И начал учить русский язык — пока, правда, был только один урок.

— У меня есть теория — на «АвтоВАЗ» приглашают иностранцев, и те соглашаются только потому, что до конца не представляют, что здесь происходит...

— 25 лет назад мне было очень интересно, что происходит на «АвтоВАЗе». До того как рухнул «железный занавес», мы считали, что Lada и Skoda — лучшие автомобили. А Dacia была не так хороша. В целом история у обоих предприятий схожа. Конечно, Dacia меньше, а в советские времена автомобили Lada считались более качественными, чем Dacia. Сейчас ситуация противоположная. Renault приобрел Dacia в 1999 году. С тех пор мы сделали первый Logan, второй Logan, Duster, второй Duster и так далее. Теперь автомобили Dacia отвечают требованиям большинства стран.

На то, чтобы сделать то же самое с «АвтоВАЗом», уйдет некоторое время, но я не вижу никаких причин, чтобы предприятие не повторило этого успеха и, может быть, даже превзошло эти результаты.

Что касается меня, то я до последнего момента не знал, что меня сюда пригласят. Но когда я работал в Румынии, особенно лет десять назад, ситуация была для меня во многом похожа на то, что я встретил в Тольятти. Там было сильно коммунистическое наследие.

Поэтому сейчас на «АвтоВАЗе» я хотел бы видеть больше молодых менеджеров. И больше женщин!

— Женщин? Неожиданно.

— Они более аккуратны, точны. Они сильнее заботятся и о людях, и о машинах. Это как с вождением автомобиля — они относятся к этому более ответственно. Поэтому у нас и появилась Елена Фролова, наш антикризисный топ-менеджер. Это первая женщина-руководитель уровня VIP на «АвтоВАЗе» за последние 12 лет.

— Насколько силен сейчас бренд Lada в России, а также в плане того, чтобы экспортировать автомобили в ту же Европу?

— Имидж Lada должен крепнуть. Нам удалось сделать это с Dacia — сейчас румыны действительно гордятся своей отечественной маркой.

Моя мечта — сделать так, чтобы русские точно так же гордились своей Lada.

Ситуация улучшается, мы создаем новые модели и идем в правильном направлении. При этом результаты нашей операционной деятельности растут, хотя убытки, конечно, пока есть. Что касается экспорта, то пока рано об этом говорить в полном смысле этого слова. Европейский рынок непрост в части госрегулирования, требований по безопасности и экологических норм.

Сейчас можно говорить, что нашими автомобилями интересуются в Германии, Румынии, Азии, но объемы пока небольшие. Хорошее будущее в Европе есть у Lada 4х4. Мы, безусловно, просчитываем варианты и с другими моделями.

— Чиновники постоянно подталкивают вас — нужно больше экспортировать автомобили Lada. Но при этом они не ездят на них сами, не дарят их нашим олимпийским чемпионам…

— Ну, это не совсем так. Так, мы подарили автомобили четырем девушкам из гандбольной команды, которые завоевали медали на Олимпиаде. Также мы ведем переговоры в этом направлении и с федеральными и с местными госорганами.

Конечно, мы хотим поставлять наши автомобили и для армии, и для полиции, и другим госструктурам.

Мы можем убедить их, что покупка автомобилей Lada — это хорошо не только для имиджа марки и российской экономики, но и в целом для самих заказчиков.

— Lada XRay — это последний автомобиль на платформе B0?

— Сейчас альянс работает над новой платформой, которая должна быть готова к 2020 году. Это принесет больше современных технологий. Но вам придется подождать XCode, который мы показали на Московском автосалоне. Он будет построен на новой платформе.

— Все-таки XCode — это прототип будущего внедорожного автомобиля, который когда-то пойдет в серию, или же это будущее видение дизайна? Версии постоянно расходятся.

— Ну… Это будет не внедорожник. XCode дает представление того, каким будет автомобиль в нише между моделями Kalina Cross и XRay. XCode — примерно такого же размера, как и XRay, даже поменьше.

— Вы говорили, что не хотите много платформ в будущем…

— Будет платформа 4х4, одна «особенная» платформа и еще одна-две помимо названного. Это как раз то направление, которое лоббирует мистер Морозов (Александр Морозов, заместитель министра промышленности и торговли. — «Газета.Ru»).

— Сейчас Минпромторг лоббирует также локализацию автоматических трансмиссий…

— Да, и я верю, что это хорошая идея. Если вы хотите достичь высокого уровня локализации, без выполнения этого условия достичь таких планов невозможно.

Сейчас у нас есть трансмиссия АМТ, и мы работаем над следующей опцией — автоматической коробкой («не роботом»). Это займет около четырех-пяти лет.

— Речь идет об автоматической коробке именно от «АвтоВАЗа» или же она будет сделана в партнерстве с альянсом?

— Хммм (многозначительно смотрит вверх).

— Минпромторг также предлагает автокомпаниям объединяться для создания совместных производств автоматических коробок передач и даже двигателей. Возможно ли такое партнерство между конкурентами, на ваш взгляд?

— Успех и смысл выпуска некоторых компонентов напрямую зависят от объемов. Если мы говорим о производстве автоматической коробки передач, то это минимум 300 тыс. единиц одного типа. И сил одного автопроизводителя для покрытия такого объема, конечно, недостаточно. Нужен консорциум. В теории это очень хорошая идея.

Нам, как альянсу, реализовать такое будет довольно несложно, сейчас к нам присоединяется даже Mitsubishi. Но вопрос в том, как это смогут сделать другие бренды.

Может быть, это получится у корейцев — Kia и Hyundai. Другим будет еще труднее.

— Для «АвтоВАЗа» завоевать клиентов из Москвы и Санкт-Петербурга — это дело чести? Ваша команда постоянно акцентирует внимание на доле продаж в этих городах.

— Если вы хотите занять существенную долю рынка, то не можете игнорировать крупные города. Конечно, внутри Садового кольца нам будет не так-то просто продать много автомобилей, но за его пределами есть высокий потенциал. Мы хотим также завоевывать и небольшие города, поскольку не собираемся покидать бюджетный сегмент и продолжим делать автомобили дешевле 400 тыс. руб. Сила бренда Lada в том, что дилеры марки есть повсюду, можно с легкостью достать необходимые запчасти где угодно.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 ноября 2016 > № 1957803 Николя Мор


Китай. Россия. Весь мир > Авиапром, автопром > ria.ru, 2 ноября 2016 > № 1958059 Игорь Чечиков

Крупнейший азиатский авиакосмический салон Airshow China-2016 открылся в Чжухае. О своем участии в выставке заявили около 560 иностранных компаний из 23 государств, в том числе и широко представляемая на китайском авиашоу Россия. Среди российских участников китайской выставки — единственный в стране разработчик и производитель вертолетов холдинг "Вертолеты России". Заместитель гендиректора компании Игорь Чечиков рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву о перспективах поставок и послепродажного обслуживания российской вертолетной техники в Китай, развитии сотрудничества с Индией и странами СНГ, а также перспективных проектах, готовящихся в интересах российской армии.

— Игорь Валерьевич, к каким современным российским вертолетам проявляет интерес Китай? Ведутся ли сейчас с инозаказчиком конкретные переговоры как по военной, так и по гражданской номенклатуре?

— Китай проявляет интерес практически ко всей линейке гражданских вертолетов российского производства от тяжелого Ми-26 до легкого Ансата. Также большим спросом в Китае пользуются вертолеты Ми-171 и противопожарные Ка-32.

Кроме того, мы реализуем совместный проект по созданию перспективного тяжелого гражданского вертолета для организации его серийного производства в Китайской Народной Республике и удовлетворению спроса на китайском рынке. Холдинг планирует осуществить инвестиции в проект в виде технологий, а также берет на себя разработку технического предложения и отдельных систем ПТВ на контрактной основе.

— Планируется ли включить какие-либо из китайских предприятий в глобальную систему послепродажного обслуживания "Вертолетов России"? Если да, то о каком предприятии идет речь, в какие сроки планируется провести его модернизацию и включение в данную систему? Сколько и какие вертолеты будут там ремонтироваться?

— В настоящее время мы разрабатываем систему послепродажного обслуживания вертолетов Ми-17, Ми-171, Ка-27, Ка-28 и Ка-31, которые эксплуатируются в Китае. В частности, нами планируется модернизировать двигатели, систему бортового радиоэлектронного оборудования, установить новейшую систему навигации, а также повысить безопасность полетов, оборудовать инфраструктуру для ремонта техники и заключить контракт на обслуживание российских агрегатов. Переговоры по этой теме идут, предприятия, на базе которых будет производиться сервис, в настоящее время определяются.

— Поговорим о другом стратегическом партнере РФ – Индии. Удалось ли договориться с Нью-Дели о поставке дополнительной партии 48 вертолетов Ми-17В5 в дополнение к уже реализованному контракту на поставку 151 машины этой серии?

— Этот контракт будет проводиться по линии Рособоронэкспорта. Мы ждем подписания до конца этого года.

— Как известно, в настоящее время на мощностях завода "Прогресс" строится первая экспортная партия вертолетов Ка-52 "Аллигатор". В какие сроки планируется построить эти машины и поставить инозаказчику?

— Наш завод загружен экспортными заказами до 2020 года. Первую партию Ка-52 планируем произвести уже в начале 2017 года.

— Начаты ли переговоры с Казахстаном о модернизации его парка вертолетов Ми-17 и если да, то на каком этапе они находятся?

— С 2014 года по линии РОЭ мы поставили в Казахстан вертолеты Ми-8 АМТ, Ми 171Е и Ми-171Ш и планируем их новые поставки. Соответствующие переговоры уже ведутся. Кроме того, мы совершенствуем сервисное обслуживание вертолетов российского производства, эксплуатирующихся в Казахстане.

На выставке KADEX-2016, которая прошла в июне, мы подписали с АО "Национальная компания "Казахстан инжиниринг" и АО "Авиаремонтный завод №405" дорожную карту совместных проектов на период до 2020 года с целью расширения послепродажного обслуживания вертолетной техники российского производства. Подписанная дорожная карта предусматривает координацию деятельности между тремя компаниями по всестороннему сервисному обслуживанию вертолетов российского производства в Республике Казахстан, в том числе освоение капитального ремонта вертолетов Ми-171Ш, а также работы по модернизации вертолетов типа Ми-8Т, Ми-17-В5 и Ми-171Ш с целью установки нового оборудования и улучшения их летно-технических характеристик.

— Хотелось бы спросить вас о проектах некоторых перспективных вертолетов: когда будет построен опытный образец перспективного палубного вертолета "Минога", на кораблях каких классов он будет проводить испытания?

— Работы над новым вертолетом, получивший шифр "Минога", который в перспективе заменит Ка-27 и Ка-29, ведутся.

Согласован технический облик машины, определены его основные тактико-технические, экономические и эксплуатационные характеристики. Опытный образец вертолета мы ожидаем получить после 2020 года, поэтому об испытаниях говорить пока рано.

— Поступало ли от Минобороны техническое задание на возобновление производства противолодочных вертолетов Ми-14? Если да, то когда планируется создать первый опытный образец данной машины? В чем будут ее принципиальные отличия от оригинала?

— Техническое задание на вертолет Ми-14 в настоящее время уточняется министерством обороны. Когда работы по нему завершатся, будет известен технический облик вертолета. Поэтому, на мой взгляд, говорить о создании первого опытного образца сейчас преждевременно.

Китай. Россия. Весь мир > Авиапром, автопром > ria.ru, 2 ноября 2016 > № 1958059 Игорь Чечиков


Германия. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 2 ноября 2016 > № 1955947 Пьер Бутен

«У российских клиентов все-таки есть деньги»

В Volkswagen рассказали, как будут меняться цены на автомобили марки

Алина Распопова

Volkswagen будет повышать цены на российском рынке, но постепенно. Пока же автомобили в России стоят дешевле, чем в Европе или США. Об этом в интервью «Газете.Ru» заявил руководитель марки в России Пьер Бутен. Он рассказал о том, почему «дизельгейт» не сказался на репутации бренда в глазах местных потребителей, о планах по локализации новых моделей, о сотрудничестве с агрегаторами такси и трендах на авторынке.

За девять месяцев текущего года самой продаваемой моделью среди европейских брендов на российском рынке стал седан Polo, выпускаемый под брендом Volkswagen. Продажи модели, по данным «Автостата», выросли на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составили 34 508 машин. Всего же, согласно отчету Комитета автопроизводителей АЕБ, за это время марка продала в России 52 663 автомобиля и находится на шестом месте в топ-10 лидеров на российском авторынке. О планах бренда в России, локализации производства и о возможном повышении цен «Газета.Ru» побеседовала с руководителем марки в России Пьером Бутеном.

— Оценивая глобальные мировые тенденции, когда развитие направления электрокаров и автомобилей с автопилотом рассматривается как уже совсем близкое будущее, можно сказать, что Россия находится от происходящего в стороне. Почему так происходит?

— Во всех отраслях, не только в автопромышленности, есть разные стадии развития. Какие-то направления в ряде стран оказываются более развиты и востребованы. Volkswagen — это международная компания. С точки зрения развития бизнеса мы внимательно следим за тем, что в дальнейшем принесет выгоду от наших инвестиций. Однако мы не лишаем никакие рынки новых возможностей. Я согласен с тем, что направление электрокаров не будет развиваться в России такими же темпами, как это ожидается в странах Западной Европы, и тем не менее мы тестируем на российском рынке, например, электрокар e-Golf. Мы ведем бизнес в России, инвестируем в эту страну, и мы будем предлагать покупателям то, что они хотят непосредственно сейчас, а кроме этого, и новые технологии.

Если бы электрокары действительно были основным объектом спроса в России уже завтра, мы бы уже не инвестировали в производство бензиновых двигателей в Калуге.

— Чего же сейчас хотят покупатели в России, когда кризис пока не отступил?

— Инфляция, обесценение рубля оказало негативное влияние на доходы россиян.

Один из заметных трендов — переключение спроса на более доступные модели, на подержанные машины. Это заставляет нас предлагать новые продукты с учетом указанных особенностей.

Тем не менее российские клиенты по-прежнему хотят приобретать автомобили, и около 30% продается через различные спецпрограммы. В целом бюджетные автомобили — это важно. Однако у многих клиентов в России все-таки есть деньги, что позволяет нам предлагать покупателям и более премиальные продукты.

— Какая ситуация с производственными мощностями в Калуге и какие новые модели Volkswagen может начать производить в России?

— Сейчас в Калуге мы собираем модели Polo и Tiguan. И мы продолжаем инвестировать в производство новых версий этих моделей. Например, это Polo GT. Именно в России мы первыми предложили клиентам Polo GT в кузове седан.

Также мы будем производить в Калуге новое поколение Tiguan — первые автомобили появятся у официальных дилеров в начале 2017 года.

Если же посмотреть на дальнейший план, то у нас, конечно, есть новые продукты для России, но сейчас рано говорить о деталях.

— Сейчас все идет к тому, что бренд Volkswagen стремится стать максимально чистым, легким, и в будущем марка хочет сконцентрироваться именно на производстве электрокаров. Как, вы думаете, на такое отреагируют люди, все ли захотят иметь только электрокары?

— На прошедшем Парижском автосалоне мы действительно сфокусировались на электромобилях. Но они будут составлять около 25% от нашего общего объема продаж к 2025 году. То есть далеко не 100%. И мы продолжаем инвестировать в гибриды, в автомобили как с бензиновыми, так и с дизельными моторами. Современное законодательство и экологические нормы подталкивают автопроизводителей к совершенно новым решениям. Поэтому Volkswagen все больше инвестирует в развитие электрокаров, гибридов, в другие технологии. Такие решения не принимаются за одну ночь. У нас было проведено множество исследований, мы выясняли, что же нужно нашим покупателям и что мы можем им предложить, чтобы дать им то, чего они хотят, и сделать так, чтобы это соответствовало экологическим нормам. Важно сказать, что

цена остается одним из самых существенных факторов для покупателей автомобилей.

Поэтому мы работаем над тем, чтобы создавать двигатели, которые будут и экологически продвинутыми, и доступными с точки зрения используемых в них технологий.

— В России в таких крупных городах, как Москва, развиваются различные сервисы, облегчающие перемещение по городу. Есть Uber, есть каршеринг — это для вас конкуренты? Ведь компании выгоднее продать четыре автомобиля разным людям, чем один, которым смогут пользоваться четыре человека.

— Мы хотели бы стать основным поставщиком в сфере мобильности по всему миру. Мобильность — это доставка людей, грузов из одного места в другое. Для этого существует много способов. Конечно, в первую очередь мы производители автомобилей. Много лет производители только продавали машины, потом стали отдавать их в лизинг, потом — сдавать в аренду. А недавно группа Volkswagen, например, сообщила о сотрудничестве с компанией Gett, которая имеет сильные позиции в России. Так что мы хотели бы быть не только производителями автомобилей, но и поставщиками различных технологий, позволяющих людям стать более мобильными.

— Недавно негосударственная экологическая организация Transport & Environment привела данные исследования, касающегося уровня выхлопов автомобилей на европейском рынке. Оказалось, что десятки миллионов автомобилей на европейском континенте загрязняют атмосферу сильнее, чем позволяют экологические нормы. При этом дизельные моторы Volkswagen оказались самыми чистыми в Европе среди конкурентов. Будете ли вы использовать эту информацию в свете истории с «дизельгейтом»?

— Факт в том, что мы выбрали направление развития, которое помогло трансформировать компанию, изменить ее восприятие в положительном ключе. Это сделало нашу компанию сильнее. То, чем занимаются наши конкуренты, — это их личное дело, и мы никак не будем использовать эту информацию. Мы фокусируемся не на конкурентах, а на наших клиентах и на том, что люди думают о Volkswagen. Ведь именно клиенты будут решать, что они хотят от нас. Конечно, мы следим за конкурентами, но главным образом в плане новых технологий. Сейчас глобальные продажи марки в мире растут, наши акции растут, но мы стремимся к большему.

— России история с дизельными двигателями практически не коснулась, и она никак не отразилась на репутации компании в стране. Причина в том, что россияне не так озабочены вопросами экологии?

— Вовсе нет. Во-первых, в России мы практически не продавали проблемные машины, доля их продаж составила менее 3%, поэтому общий масштаб вопроса невелик. Во-вторых, это вопрос российского законодательства, которое отличается от законов ЕС или США. Но тем не менее в России мы также проводим сервисную кампанию, чтобы модифицировать те дизельные автомобили, которые в этом нуждаются.

— Давайте поговорим про экспорт из России. Ведь у вас здесь мощные производственные площадки — интересно ли это направление и есть ли реальные возможности для экспорта автомобилей из России?

— Абсолютно. У нас два завода в России, и мы готовы экспортировать нашу продукцию. У нас уже налажен этот процесс, но в очень ограниченных объемах. В России есть большие проблемы с логистикой: огромные расстояния означают дополнительные расходы при доставке автомобилей. Вторая проблема — это выбор локальных поставщиков, качество продукции которых пока на довольно низком уровне.

Когда мы начинали работать в Калуге в 2011 году, у нас было всего 3–4 российских поставщика.

Сегодня мы инвестируем в обучение поставщиков, даже убеждаем некоторых открыть свое производство в России. В итоге мы пришли к тому, что в настоящее время у нас уже 60 поставщиков, которые имеют собственное производство в России. Мы смогли локализовать производство 5,5 тыс. запчастей. Тем не менее многие компоненты, необходимые для производства этих запчастей, также импортируются, что приводит к удорожанию их стоимости. Важно и то, что Россия, в отличие от многих стран, не имеет большого количества соглашений с другими странами по регулированию импорта и экспорта. Это означает, что таможенные пошлины как на импорт, так и на экспорт невероятно высоки. Поэтому даже при желании Volkswagen экспортировать продукцию из России это очень трудно с экономической точки зрения. Мы ведем переговоры с правительством, и нам удалось достичь в этом определенных результатов.

— Какие страны в плане экспорта из России вам интересны?

— Мы, например, экспортируем Polo в Мексику, а в целом Volkswagen Group — также и в другие страны. В Калуге заложен высокий потенциал, и мы рассчитываем на развитие экспорта — от чего это зависит, я говорил выше. Это стало бы плюсом и для российских клиентов, ведь чем больше наши объемы производства, тем более выгодные цены мы можем предлагать.

— Кстати, про цены на автомобили. Сейчас в России они ниже, чем, к примеру, в странах ЕС. Долго ли сохранится такая тенденция?

— Да, в России цены ниже, чем в ЕС, чем в США. Так, если вы купите тот же Tiguan в России, то точно такая же модель в Германии обойдется дороже. И нам приходится компенсировать эту разницу из собственного кармана. Курс упал с 42–46 руб. за евро до нынешних 70. И на нас это оказало огромное давление. Но мы продолжаем инвестировать в Россию и нацелены на долгосрочную работу.

— Как будет меняться ситуация с ценами, как они будут повышаться?

— Цены будут подниматься постепенно, небольшими шагами. Инфляция в этом году составит в среднем 7–8%. В прошлом году она была около 20%, что вылилось в рост цен на 15–20%.

%Сейчас же наблюдается некая стабилизация. Мы решили для себя, что нерационально поднять цены в один момент. Это означало бы, что мы убьем спрос.

Поэтому в плане ценообразования мы решили действовать мягко, шаг за шагом. Те, кто пошел другим способом, просто загубили свой бизнес за 6–7 месяцев.

— Когда же, по вашей оценке, ситуация в России станет лучше?

— Я оптимист. Но этот год действительно был худшим за последние 10 лет. Но ведь были прогнозы, по которым все могло сложиться еще хуже. Теперь мы, очевидно, достигли низшей точки. Сейчас, по итогам 2016 года, мы предполагаем, что в России будет продано 1,3–1,35 млн автомобилей. Это немного, но больше, чем в некоторых других странах. И это хороший рынок для нас. Теперь мы ждем небольшого роста в следующем году и еще небольшого — в течение следующих двух лет.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 2 ноября 2016 > № 1955947 Пьер Бутен


Россия > Авиапром, автопром > gudok.ru, 25 октября 2016 > № 1946237

Пассажирские автобусы станут единственным растущим сегментом автопрома в 2016 году

Преодолеть спад продаж в этом сегменте помогла господдержка отрасли

Продажи пассажирских автобусов в России за январь-август 2016 года выросли на 23,11% в сравнении с аналогичным прошлогодним периодом, об этом свидетельствуют данные Russian Automotive Market Research. Аналитики компании убеждены, что по итогам года автобусы станут единственным растущим сегментом автомобильного рынка в России.

«Для рынка и производителей автобусов меры поддержки были действительно очень значимы», - рассказала Gudok.ru директор Russian Automotive Market Research Татьяна Арабаджи. Существенное влияние в ближайший год на рынок, по ее мнению, окажет госпрограмма «Школьный автобус», в рамках которой правительство выделит средства на 1 тыс. 835 автобусов. Эксперт считает, что автобусный рынок продолжит рост и в будущем: в 2021 году, по ее расчетам, будет продано не менее 12,6 тыс. машин.

Аналитик агентства «Автостат Инфо» Александр Климнов подтвердил Gudok.ru, что сегмент автобусов «прошел дно» и, по его прогнозам, в этом году в России будет произведено около 11,5 тыс. машин от малого до особо большого класса против 7,45 тыс. годом ранее (рост на 54,4%). Впрочем, с учетом микроавтобусов продажи в этом сегменте все же будут ниже прошлогодних на 2,3% (36,1 тыс. шт.), предполагает эксперт.

Ежегодно Правительство РФ оказывает автомобильной промышленности поддержку, но если в целом эти меры дают эффект замедления падения рынка, то в сегменте автобусов спад впервые сменился ростом. Этот факт отметил Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев 18 октября на совещании, посвященном поддержке приоритетных отраслей промышленности. «По автопрому мы увеличили объём рынка продаж автобусов при помощи мер поддержки, - сказал премьер-министр РФ. - Благодаря нашим решениям были также закуплены машины скорой и неотложной помощи, новые школьные автобусы. Наши коллеги в регионах просят эти программы поддержки продолжить».

Для обновления парка школьных автобусов в 2016 году правительство в августе направило 3 млрд рублей Минпромторгу для субсидирования закупок автобусной техники. Согласно справке к распоряжению правительства, автобусы будут приобретены у «Автомобильного завода "ГАЗ"», «Форд Соллерс Холдинга», Павловского автобусного завода, Курганского автобусного завода и «Волгабаса». Суммарно предусмотрена поставка 1835 автобусов, больше половины из них (985 единиц) - микроавтобусы вместимостью 10–12 человек.

Последний пик продаж автобусов пришелся на 2012 год - 17,1 тыс. машин. Но затем начался спад и к 2015 году продажи упали вдвое - до 8,9 тыс. единиц. Начало снижения продаж автобусов совпало с падением всего российского авторынка, который сократился так же почти вдвое - с 3,1 млн шт. в 2012 году до 1,5 млн шт. в 2015 году. Причем продажи падали во всех сегментах, включая коммерческий транспорт - автобусы, грузовики и легкие коммерческие автомобили (LCV). По данным аналитического агентства «Автостат», в 2015 году реализация коммерческой техники составила 152,6 тыс. единиц, показав падение на 36,3% в сравнении с предыдущим годом.

Татьяна Арабаджи из Russian Automotive Market Research не видит скорых перспектив преодолению спада продаж в других сегментах автопрома, кроме автобусов. Хотя заместитель министра промышленности и торговли Александр Морозов, вступая 20 октября на конференции «Росавтодилер», предположил, что через год уже вся коммерческая техника в целом преодолеет период спада: 2017 году «в плюс выйдут три сегмента машин - автобусы, грузовики и легкие коммерческие автомобили», поделился прогнозом чиновник.

Аналитик агентства «Автостат Инфо» Александр Климнов отмечает, что, несмотря на положительные значения по продажам автобусов, спрос на автотехнику общего пользования формируется преимущественно объемом государственных расходов на эти цели. «Учитывая, что в стране на сегодня лишь четыре региона выступают как доноры (Москва, Московская, Ленинградская и Тюменская области), еще восемь вышли «в ноль», а все прочие сидят на дотациях - закупать новые автобусы без дополнительной господдержки регионы просто не в состоянии», - отметил он. Тем не менее, он отмечает, что автобусный парк в России очень старый: средний возраст парка российских автобусов сегодня составляет 15,2 лет, причем 44% всех автобусов эксплуатируются дольше 15 лет, свидетельствуют данные «Автостат». Во владении юридических лиц находится 72% от общего объема автобусной техники, на долю дизельных автобусов приходится 46%, а экологическим стандартам «Евро-4» и выше соответствует только 12% машин.

Николай Логинов

Россия > Авиапром, автопром > gudok.ru, 25 октября 2016 > № 1946237


Казахстан. Весь мир > Авиапром, автопром > kapital.kz, 24 октября 2016 > № 1944965

РК принята в международную организацию автопроизводителей

В OICA входят ассоциации предприятий автопромышленности 35 стран

Казахстан впервые принял участие в сессии Генеральной Ассамблеи OICA — Международной организации автопроизводителей (Organisation Internationale des Constructeurs d’Automobiles, OICA). В ходе генассамблеи Союзу «КазАвтоПром» официально присвоен статус единственного национального объединения, полноправно представляющего автопромышленость Казахстана в OICA. Об этом центру деловой информации Kapital. kz сообщили в пресс-службе «КазАвтоПрома».

OICA объединяет национальные ассоциации предприятий автопромышленности 35 стран.

«Казахстан — новая страна на карте глобального автопрома. Но профессиональная работа казахстанских инвесторов позволила им в короткие сроки завоевать доверие технологических партнеров из числа крупнейших европейских, корейских, японских автоконцернов. Фундамент для дальнейшего развития отрасли создан, и я уверен, что вековой опыт членов OICA поможет нашим казахстанским коллегам реализовать их амбициозные задачи. Кроме того, представители „КазАвтоПрома“ вместе с коллегами из 35 стран смогут принять участие в выработке отраслевых стандартов ООН в области безопасности автотранспорта», — сказал президент OICA и глава Ассоциации автопроизводителей Кореи Йонг Гын Ким.

Председатель правления «КазАвтоПрома» Олег Алфёров отметил, что история автопроизводства в Казахстане насчитывает 14 лет. За это время созданы пять производственных площадок по выпуску легковых автомобилей, грузовой и автобусной технике.

«Их продукция завоевала доверие потребителя: сегодня каждый четвертый автомобиль, реализуемый в стране, выпущен на одном из казахстанских конвейеров. Авторитет отечественных автопроизводителей растет и на международной арене. И вступление Казахстана в клуб крупнейших автопроизводителей планеты тому свидетельство», — добавил Олег Алфёров.

Он также подчеркнул, что OICA — площадка, где крупнейшие игроки глобального автопрома обсуждают пути развития отрасли и участвуют в выработке технологических стандартов.

«Впервые в истории отечественного автопроизводства Казахстан получит возможность участия в разработке норм безопасности автомобильного транспорта, утверждаемых Европейской Экономической Комиссией. Казахстан является членом ЕЭК ООН с 1994 года и в формировании регламентов дорожной безопасности и автопроизводства целиком опирается на нормы регулирования, устанавливаемые ЕЭК ООН», — проинформировал глава «КазАвтоПрома».

Международная организация автопроизводителей (OICA) является единственным объединением, аккредитованным при ООН в статусе официального представителя мировой автомобильной промышленности, и принимает непосредственное участие в разработке стандартов безопасности автотранспортных средств Европейской Экономической Комиссии (ЕЭК ООН).

OICA была учреждена в 1919 году в Париже национальными объединениями автопроизводителей государств Европы и США.

Казахстан. Весь мир > Авиапром, автопром > kapital.kz, 24 октября 2016 > № 1944965


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 октября 2016 > № 1940708

Неторопливые роботы: почему внедрение «беспилотников» может растянуться на годы

Михаил Александровский

основатель сервиса Dostavista

Отнимут ли роботы работу у людей? Об этом сегодня много говорят, особенно после анонса новостей о беспилотных автомобилях, роботах для сельского хозяйства и для сферы услуг. Мировой рынок роботов в 2015 году достиг почти $25 млрд, подсчитали в Research and Markets. Он будет расти каждый год на 4% и к 2021 году пройдет отметку в $31,5 млрд. Да, индустрия стремительно развивается и водители такси, почтальоны, курьеры, сиделки могут быть заменены машинами. Можно перечислить множество профессий, где роботы могли бы оказаться более эффективными, чем люди. Но вряд ли в ближайшие десять лет они действительно потеснят специалистов. Более того, даже те самые картины с разъезжающими по улицам Сан-Франциско беспилотными авто, которые так любят рисовать Илон Маск и Трэвис Каланик (чем не будущее, которое рисовали нам фантасты XX века?), станут реальностью не в ближайшие годы.

Индустрия такси, безусловно, роботизируется. Беспилотные автомобили сегодня разрабатывают многие технологические игроки: Tesla Motors, Google, предположительно Apple, почти все крупнейшие автопроизводители, бесчисленное число стартапов и, конечно же, Uber, который 14 сентября запустил первые роботакси в Питтсбурге. Компания призвала лояльных пользователей воспользоваться услугами таких авто, чтобы убедиться, что поездки совершаются корректно, безопасно и удобно для пассажиров. Пока в роботакси есть и настоящий водитель — в экстренном случае он может перехватить управление у автопилота.

Еще одно перспективное направление — роботизация магистральных грузоперевозок. Уже упоминавшийся Uber недавно приобрел компанию, разрабатывающую беспилотные грузовики. Предположим, что вместе с внедрением «умных» дорог будет расти и количество «умного» беспилотного грузового транспорта. Здесь работают почти те же плюсы и минусы, что и при внедрении беспилотных такси — со временем повысится надежность перевозок, упадут стоимость и время доставки. Логично предположить, что роботизация в этой сфере, распространяясь вниз по цепочке, на какое-то время застрянет на последних 30 метрах.

Но все же повсеместное внедрение беспилотных решений совершенно точно растянется на долгие годы. Почему робомобили массово не появятся, скажем, на улицах Москвы в ближайшие пять-семь лет?

Проблемы роботов: цены, технологии и регуляторы

Одно дело — снять красивый ролик для YouTube, совсем другое — реальность. В ней основные проблемы роботов — ориентирование в пространстве, преодоление препятствий, надежность всех систем — все еще не решены. Лучшие команды инженеров и программистов бьются над банальными, как может показаться непросвещенному обывателю, задачами.

Чтобы попасть из точки А в точку Б, робот должен «видеть» — точно понимать, где он находится. Для этого сегодня используются GPS-навигация, локаторы, датчики, камеры, контрольные линии и прочее. Систему не должен «слепить» солнечный свет, ей не должны мешать дождь, туман или плохая видимость. Увы, на сегодняшний день навигация, компьютерное зрение и распознавание объектов далеки от совершенства. Но еще дальше — принятие со стороны общества и законодательное регулирование беспилотников в городах.

Первая авария со смертельным исходом с участием робокара, которая случилась этой весной, привлекла пристальное внимание прессы, общественности, органов госвласти США. В инциденте с автопилотируемой Tesla Model S погиб водитель. Как сообщали СМИ, сбой случился как раз в системе распознавания объектов — в первых публикациях предполагалось, что радар Tesla не смог распознать белый грузовик в лучах яркого весеннего солнца. Позже компания объяснила, что виноват был не автопилот, а система торможения. Tesla и так испытывает давление со стороны критиков, поэтому отстоять автопилот было крайне важно.

Впрочем, со временем и с развитием технологий робомобили все-таки сделают дороги более безопасными. Boston Consulting Group, например, прогнозирует, что беспилотные авто помогут снизить аварийность на дорогах аж на 90%. Беспилотные такси, в которые со временем пересядут если не все, то многие, решат много проблем современных городов, в частности — пробки. Вот только случится это явно не завтра.

На каждом этапе внедрения роботов в нашу жизнь будет включаться регулятор — государство. В настоящее время не завершены даже споры о том, что следует считать роботом с точки зрения права. Как регулировать деятельность роботов? Кто должен отвечать за ошибки в случаях, когда что-то пошло не так и пострадали люди? Эти моменты только начали обсуждаться на государственном уровне — не только в нашей стране, но и в США.

Роботы-курьеры: вряд ли в России

Казалось бы, роботизировать курьерские перевозки еще более логично, чем рынок такси. Если глобальный рынок услуг такси оценивается в $22 миллиарда, то рынок услуг доставки на порядок выше — около $240 миллиардов. И это не считая собственных служб доставки магазинов, на которые приходится около 90% e-commerce доставок, национальной почты и коммерческих авиалиний. Помимо размера рынка эти услуги сильно отличаются сложностью. Для конечного потребителя это не очевидно, но процессов, через которые проходит посылка, во много раз больше, чем процессов, участвующих в подаче такси.

Если рассмотреть классическую доставку по цепочке «распределительный центр — магистральная перевозка — региональный склад — локальный развоз — дверь получателя», то на одном ее конце роботизация уже произошла. Если вы еще не видели ролик Amazon warehouse robots, то обязательно посмотрите, как работает огромный и полностью автоматизированный склад Amazon.

Помимо классической доставки в последние годы бурно развивается peer-to-peer доставка. В этом варианте посылка проделывает путь от отправителя к получателю максимум в течение одного дня, минуя склады и сортировки. Прием такой посылки от получателя и ее передача отправителю — это те самые проблемные 30 метров, которые в обозримом будущем останутся прерогативой человека.

Допустим, робот дошел (или его довезли) до нужного дома — что дальше? Он должен открыть дверь, суметь подняться по ступенькам, вызвать лифт, позвонить в дверь. Казалось бы — чистая механика. Но и здесь есть нерешенные задачи — сделать «гнущиеся» ноги и заставить робота шагать, не теряя равновесия, поворачивать ручки и открывать двери — пока не удалось никому. На крупнейших робототехнических соревнованиях DARPA выступают роботы, которым как-то удается преодолеть подобные препятствия. Но это — под наблюдением десятков инженеров и только на тестовом полигоне. Отправить робота в Одинцово к бабушке с пирожками не получится ни сегодня, ни в ближайшие годы — не дойдет.

Что касается раскручиваемой сейчас идеи доставки грузов дронами — единичные новости об этом выглядят скорее маркетинговым ходом, чем реальным бизнесом. У дронов есть как технические ограничения (по грузоподъемности и возможности попасть в ту или иную точку), так и правовые (любые беспилотники и коптеры со взлетной массой более 250 г подлежат государственной регистрации и не могут летать везде, где вздумается их владельцам). И потом, все еще не понятно, как защитить сами дроны — их могут сбить хулиганы или банально украсть.

Какое же место в доставке будут занимать дроны в будущем? Скорее всего, очень небольшое. По всей вероятности, в целях безопасности их использование будет жестко регулироваться. В одной лишь Москве каждый день на линию выходит около 30 000 курьеров. Представьте себе столько дронов в небе. Даже если дрон настолько надежен, что будет падать один раз за три года, это значит, что из 30 000 дронов каждый день на головы горожан их будет падать 30 штук. Возможно, в городах будут выделены специальные коридоры для них, а возможно, их просто запретят. Скорее всего, ниша курьерских дронов — доставка на лужайку перед загородным домом, что особенно актуально для США, где очень большая часть населения живет в таких домах. Неудивительно, что Amazon активно работает над этим. Но вряд ли то же самое будет реализовано в России.

Не конкуренты, а помощники

Научное сообщество пытается найти способы максимально безболезненной адаптации роботов к жизни. Уже сегодня много говорится о новых профессиях и этике применения роботов. Одна из популярных идей — ко-роботизация. В этой концепции роботы не заменяют людей, а становятся их помощниками в выполнении повседневных задач.

Несомненно, будет усиливаться автоматизация услуг доставки. До сих пор мы говорили о роботах «железных», однако в нашу жизнь уже незаметно вошли роботы-программы. Если вы видите рекламные баннеры на этой интернет-странице, с большой вероятностью они оказались здесь благодаря технологии real time bidding — за те несколько десятков миллисекунд, пока страница загружалась, программные роботы, представляющие разных рекламодателей, провели мгновенный аукцион за право показать вам свой баннер. Победил тот, кто дал наивысшую цену, а дал он ее потому, что именно вы (по мнению робота) отреагируете на эту рекламу наилучшим образом.

В современных службах доставки похожий программный робот собирает отклики курьеров на каждый заказ и назначает наиболее подходящего. В будущем склады, грузовики и фургоны будут продавать место у себя на мгновенных аукционах, естественным образом обеспечивая эффективность доставок. Вполне возможно, что владельцы беспилотных автомобилей будут отпускать их «пастись» — подрабатывать, сдавая место в багажниках для перевозки курьерских посылок на то время, пока они не нужны хозяину.

Через пять-семь лет на дорогах сначала больших городов, а затем и малых, появятся автоматизированные курьерские команды из робомобилей и курьеров. Или наоборот — живой сопровождающий будет доставлять на место робота, который с высокой скоростью доставит груз, скажем, через окно. В peer-to-peer доставке перемещение по городу вполне могут осуществлять робофургоны, вычисляющие в реальном времени оптимальный маршрут для обмена посылками с курьерами, которые будут забирать и отдавать посылки людям. Существует и противоположное мнение: эстонский стартап Starship, например, рассчитывает на фургоны, управляемые людьми, которые будут перевозить маленьких роботов на колесиках. Те со скоростью пешехода привезут посылку конечному получателю.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 октября 2016 > № 1940708


Россия. США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 20 октября 2016 > № 1940702

Транспорт. Венчур на колесах

Дмитрий Филонов

редактор Forbes

Елена Краузова

обозреватель Forbes

Дмитрий Яковенко

корреспондент Forbes

«Камаз» с автопилотом, гибридные грузовики и роботы-погрузчики — лучшие инвестиции в транспорт

Огромный грузовик Freightliner едва выехал на хайвей, как на приборной панели загорелась лампочка. Она сигнализирует о том, что водитель может включить автопилот: грузовик тогда сам будет регулировать скорость и выбирать траекторию движения. Разрешение тестировать свои грузовики с автопилотом на дорогах общего пользования компания Daimler получила в мае 2015 года. С тех пор разработкой собственных автопилотов занялись и другие производители грузовиков — Mercedes, Volvo Trucks и даже отечественный «Камаз». В сентябре 2016 года компания Uber вывела на дороги Питтсбурга беспилотные такси, чуть ранее аналогичный проект в Сингапуре запустила компания nuTonomy.

По данным Volvo Group Venture Capital, объем венчурных фондов, ориентированных на компании в сфере транспорта, в 2014 году составил $7 млрд — в четыре раза больше, чем в 2013-м. В 2015-м объем вырос еще в два раза, до $14 млрд. В апреле 2014 года экс-гендиректор телеком-компании «Скартел» (Yota) и бывший замминистра связи Денис Свердлов начал собирать фонд Kinetik. Сейчас его объем, согласно информации на сайте, составляет $500 млн. Инвесторов фонда Свердлов не раскрывает. Компанию Yota, которую возглавлял Свердлов, удалось удачно продать — ее совладельцы Сергей Адоньев и Альберт Авдолян получили почти $1,5 млрд от структур Алишера Усманова. Kinetik базируется в Лондоне и инвестирует в международные компании.

Публично объявленных инвестиций у Kinetik немного. Одна из первых — в британскую компанию Charge. Она разрабатывает гибридные грузовики, в которых обычные двигатели будут соседствовать с электрическими. «Такой подход позволит экономить в три раза больше топлива», — говорил Свердлов газете Financial Times. Сейчас электротяга — одно из самых популярных направлений в области технологий для транспорта. Например, стоимость производителя легковых электрокаров Tesla Motors, стартапа Илона Маска, сейчас превышает $30 млрд. Маск работает еще над одним проектом в сфере транспорта будущего — это сверхскоростной поезд Hyperloop, который тоже пользуется любовью у венчурных инвесторов.

Еще один проект Kinetik отвечает популярному тренду. Фонд Свердлова вложился в гонки беспилотных автомобилей Roborace: команды получат одинаковые автомобили, а преимущество будет достигаться за счет разработки собственных алгоритмов и технологий искусственного интеллекта. До полноценного использования автомобилей без водителей на дорогах еще далеко, но такие системы вовсю используют в логистике. Например, российский фонд Leta проинвестировал компанию RoboCV, которая делает автопилоты для складской техники. Такие погрузчики уже работают на одном из складов Samsung. А Volvo Trucks в сентябре 2016 года начала тестирование беспилотного грузовика в одной из шахт Швеции — автопроизводитель уверен, что это поможет оптимизировать логистику и повысить продуктивность. Вероятно, скоро такие грузовики появятся и на российских производствах — «Камаз» обещает запустить беспилотные грузовики в серию уже в 2022 году.

Россия. США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 20 октября 2016 > № 1940702


Казахстан. ПФО > Авиапром, автопром > dknews.kz, 6 октября 2016 > № 1921214 Николя Мор

Николя Мор: Мы готовы обеспечить казахстанцев доступным экологичным транспортом

«Мы готовы обеспечить казахстанцев доступным экологичным транспортом», – заявил президент ОАО «АвтоВАЗ» Николя Мор, в рамках XIII Форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России посетивший Астану и любезно ответивший на вопросы «ДК».

Рита Климова, Астана

– Господин Мор, какова сегодня ситуация совместных проектов АвтоВАЗ с казахстанскими партнерами – компанией «БИПЭК АВТО», на какой стадии реализации они находятся, и как вы оцениваете результат?

– Хотел бы отметить, что мы с удовольствием воспользовались такой возможностью, когда в Астане проходит XIII межрегиональный бизнес-форум «Россия-Казахстан», чтобы в его рамках встретиться в очередной раз с нашими партнерами из «БИПЭК АВТО» и обсудить варианты дальнейшего развития кооперации между нами. Как вы знаете, история сотрудничества и взаимоотношений с ними насчитывает уже больше 20 лет, а поставки сборочных комплектов для той же «Нивы 4х4» начались 14 лет назад. Сегодня мы планируем расширить линейку локально собираемых автомобилей – в скором времени будет запущена модель «Ларгус». Это универсал, отвечающий высоким экологическим стандартам Евро-5. Есть пятиместная, есть семиместная версия, которая может стать привлекательной как для частных покупателей, так и для корпоративных парков, например, для столичного такси.

– Текущая рыночная ситуация авто сегодня что в России, что в Казахстане отличается достаточно серьезной волатильностью. Это вносит какие-то коррективы в ваши бизнес-планы не только в текущем, но и в 2017 году?

– Действительно, оба автомобильных рынка – как в Российской Федерации, так и в Казахстане «просели». Это связано с макроэкономическими факторами, такими, как цена на нефть. Конечно, по этой причине нам приходится вносить коррективы в производственные планы. Однако наши производственные площадки – в Тольятти и Ижевске – весьма хорошо загружены, и производство там идет пять дней в неделю в две смены. В скором будущем мы сможем запустить сборку новых моделей и здесь, в Казахстане. Думаю, что уже в следующем году мы увидим казахстанский Lada Largus в Астане, в рамках ЭКСПО-2017.

– Скажите, какой процент локализации будет на новом заводе в Усть-Каменогорске, будет ли там квотирована иностранная рабочая сила, и насколько вероятно создание производственных цепочек в Казахстане под это производство?

– Если говорить о новой строящейся производственной площадке в Усть-Каменогорске, то мы над этим работаем совместно с нашими партнерами с «БИПЭК АВТО – АЗИЯ АВТО». Рассчитываем, что она будет запущена к концу 2018 года, а уровень локализации постепенно достигнет 50 процентов. При этом 90 процентов добавленной стоимости придется на компоненты, произведенные в Евразийском союзе – российскими и казахстанскими предприятиями. А это значит, что конечная цена автомобиля будет наименее зависима от колебаний валютных курсов.

Казахстан. ПФО > Авиапром, автопром > dknews.kz, 6 октября 2016 > № 1921214 Николя Мор


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter