Всего новостей: 2400007, выбрано 2676 за 0.126 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Ливан > Образование, наука > минобрнауки.рф, 20 февраля 2018 > № 2505204

Глава Минобрнауки России приняла участие в открытии Международной школы в Ливане

20 февраля в ходе визита в Ливан Министр образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильева приняла участие в торжественной церемонии открытия Международной школы в г. Захле «Bekaa International School Shmestar», где будут работать кабинеты русского языка.

Выступая на церемонии, Министр отметила, что открытие школы с изучением русского языка в одном из культурно-исторических центров Ближнего Востока – «убедительное свидетельство растущего интереса к России, её языку, великой истории и богатой культуре».

- Общеизвестно, что владение иностранным языком уже давно стало необходимым условием успешной жизненной траектории каждого члена общества, а знание нескольких иностранных языков в ещё большей степени расширяет наши возможности, - сказала Ольга Юрьевна.

Глава Минобрнауки России подчеркнула, что «особую роль при этом играют языки великих культур, изучив которые человек входит в особый мир духовно-нравственных ценностей. К числу таких общепризнанных языков международного общения по праву относится русский язык».

- Мы, русские, гордимся тем, что наш язык является одним из наиболее развитых языков, его богатый словарный фонд позволяет отразить всё многообразие окружающего нас мира, - сказала О.Ю. Васильева.

Министр также упомянула результаты обнародованного недавно Британским советом исследования «Языки для будущего», в котором приведён список языков, наиболее перспективных в современных политико-экономических реалиях. В топ-10 стратегических, с точки зрения авторов исследования, языков, которые имеют принципиально важное значение для мирового развития, вошли арабский и русский языки.

- Уверена, что в скором будущем многие выпускники вашей школы станут студентами российских университетов и, получив качественное образование, пополнят ряды высококвалифицированных специалистов в различных областях знаний, которые будут востребованы в экономике, политических институтах, социальной сфере и средствах массовой информации Ливана, - обратилась к школьникам Министр.

О.Ю. Васильева подчеркнула, что Минобрнауки России совместно с Россотрудничеством, фондом «Русский мир», Русской гуманитарной миссией, ведущими российскими университетами будут и в дальнейшем содействовать развитию сотрудничества с Ливаном, другими арабскими странами в области изучения русского языка, оказывать методическую помощь, направлять учебную литературу и современные технические средства дистанционного обучения.

Россия. Ливан > Образование, наука > минобрнауки.рф, 20 февраля 2018 > № 2505204


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504334

Куда язык доведет: почему Казахстан перешел на латиницу

В Казахстане утвердили окончательный вариант алфавита на латинице

Екатерина Суслова

В Астане утвердили новый казахский алфавит, основанный на латинице. Отказаться от кириллицы в Казахстане решили еще в октябре 2017 года, однако представленный тогда проект нового алфавита пришлось отправить на доработку. Переход Казахстана на латиницу многие трактовали как стремление Астаны обозначить свою «независимость» от Москвы, хотя Нурсултан Назарбаев приводит другие причины. «Газета.Ru» разобралась, зачем Казахстану новый алфавит.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев утвердил новый вариант казахского алфавита, основанный на латинской графике. В алфавите, на который в течение ближайших семи лет должна перейти страна, будет 32 буквы. В кириллическом варианте казахского алфавита, который использовался на протяжении почти восьмидесяти лет, их было 42.

Назарбаев еще в конце октября подписал указ о поэтапном переходе на латиницу в срок до 2025 года. Изначально главе республики представили на выбор два варианта казахского алфавита на латинице: в первом некоторые специфические звуки казахского языка предлагалось обозначать с помощью диграфов (сочетаний из двух букв), второй вариант предполагал передачу этих звуков на письме при помощи апострофов.

Глава республики одобрил вариант с апострофами, однако лингвисты и филологи раскритиковали эту версию алфавита. По словам ученых, чрезмерное использование апострофов серьезно усложнило бы чтение и письмо — из 32 букв алфавита сразу 9 писались бы с надстрочной запятой.

Проект отправили на доработку — в итоговом варианте, утвержденном Назарбаевым 20 февраля, апострофы отсутствуют, зато используются новые диакритические знаки наподобие умляутов (например á, ń), а также два диграфа (sh, ch).

Дорогое удовольствие

Несмотря на то что власти согласились доработать первоначально предложенный вариант алфавита, сам по себе переход на латиницу будет сопряжен с большими трудностями. Критики и ученые предупреждают, что людям старшего возраста будет непросто привыкнуть к латинской графике, из-за чего может возникнуть разрыв поколений.

Еще одна опасность заключается в том, что будущие поколения не смогут обратиться ко многим научным и другим трудам, написанным на кириллице — большую часть книг попросту не смогут переиздать на латинице.

Потенциальной проблемой является и снижение интереса молодежи к чтению — поначалу перестраиваться под новый алфавит будет тяжело и на чтение придется тратить существенно больше времени. В итоге молодые люди могут просто перестать читать.

Пока в стране по-прежнему используется несколько модифицированный русский кириллический алфавит — переходный период продлится до 2025 года. Новые паспорта и удостоверения личности начнут выдавать гражданам Казахстана с 2021 года, а в 2024-2025 годах будет совершен переход на латиницу госорганов, образовательных учреждений и СМИ — 13 февраля такой план озвучил замминистра культуры и спорта Казахстана Ерлан Кожагапанов.

Процесс перехода на латиницу будет еще и затратным. Как минимум, он предполагает профессиональную переподготовку педагогов.

Согласно данным, опубликованным на сайте правительства Казахстана, в ближайшие семь лет «переучивать» придется 192 тыс. учителей. Это удовольствие обойдется Астане в 2 млрд руб., а на переиздание школьных учебников уйдет еще около 350 млн руб.

В сентябре Назарбаев говорил, что в первых классах школ начнут преподавать на латинице в 2022 году. Тогда же он подчеркнул, что процесс перехода не будет болезненным — президент пояснил, что в школах дети изучают английский язык и знакомы с латинской графикой.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин также высказал опасения, что дороговизна латинизации может привести к злоупотреблениям и коррупции. «Выделение такого объема средств при очень слабом механизме контроля над расходами приведет к ситуации, когда значительная часть чиновьичьего класса, особенно в регионах, столкнется с соблазном тратить деньги, не отчитываясь. Открывается широчайшее поле для злоупотребления», — считает эксперт.

Зачем Астане латиница: версия Назарбаева

Назарбаев впервые заговорил о внедрении латинского алфавита в 2012 году, выступая с ежегодным посланием народу Казахстана. Пять лет спустя в своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» президент аргументировал необходимость отказа от кириллицы особенностями «современной технологической среды, коммуникаций, а также научного и образовательного процесса XXI века».

В середине сентября 2017 года Назарбаев и вовсе заявил, что кириллица «искажает» казахский язык. «В казахском языке нет «щ», «ю», «я», «ь». Используя эти буквы, мы искажаем казахский язык, поэтому [с введением латиницы] приходим в основу», — отметил глава Казахстана.

Эксперты, кстати, утверждают обратное: по их словам, именно латинская графика плохо справляется с задачей отражения на письме всех звуков казахского языка — об этом свидетельствуют проблемы с дополнительными диакритическими знаками вроде апострофов.

Подписав указ о переходе на латиницу в октябре прошлого года, Назарбаев заверил, что эти изменения «ни в коем случае не затрагивают права русскоязычных, русского языка и других языков».

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев отмечает, что в подобных заявлениях есть доля лукавства. «Тратить деньги будут из налогов всех граждан, это касается и русскоязычного населения», — пояснил эксперт.

Президент Казахстана также поспешил развеять опасения, что переход на латинский алфавит сигнализирует о смене геополитических предпочтений Астаны. «Ничего подобного. На этот счет скажу однозначно. Переход на латиницу — это внутренняя потребность в развитии и модернизации казахского языка. Не надо искать черной кошки в темной комнате, тем более, если ее там никогда не было», — заявил Назарбаев, напомнив, что в 1920-40-е годы казахский язык уже использовал латиницу.

До 1920 года казахи пользовались на письме арабской вязью. В 1928 году в СССР был утвержден единый алфавит для тюркских языков на основе латиницы, однако в 1940 году его все-таки заменили на кириллицу. В этом виде казахский алфавит существует уже 78 лет.

При этом некоторые другие союзные республики после распада СССР в 1991 году поспешно перешли на латинское письмо — хотели тем самым указать на собственную независимость от бывшего СССР.

В частности, латинскую графику пытались вводить Туркменистан, Узбекистан и Азербайджан, хотя там и возникли определенные проблемы с использованием нового алфавита. В Казахстане от подобных изменений долгое время отказывались, поскольку большинство населения было русскоязычным. Тем не менее, в стране тоже предпринимались попытки обозначить и усилить собственную идентичность — в частности, происходило замещение русских топонимов казахскими.

Прощай, Россия — здравствуй, Запад?

Несмотря на все уверения Назарбаева в том, что отказ от кириллицы не говорит о смене геополитических устремлений республики, и в России, и в самом Казахстане многие считают, что цель этого шага — подчеркнуть «независимость» от Москвы.

Астана проводит «многовекторную политику», то есть старается развивать отношения одновременно и со странами постсоветского пространства, и с Китаем, и с Западом. При этом Казахстан — наиболее развитая и богатая из центральноазиатских республик, Евросоюз является вторым после России торговым партнером Астаны. Казахстан, в свою очередь, является основным партнером Евросоюза в Центральной Азии, хотя его доля в товарообороте ЕС, конечно, весьма незначительна.

По словам замдиректора Института стран СНГ Владимира Евсеева, именно стремление подчеркнуть «многовекторность» своей политики является основной причиной для перехода на латиницу.

«В рамках этой многовекторности развиваются отношения Казахстана с Западом — для этого Астана и переходит на латиницу. Это нужно, в том числе, чтобы получать дешевые инвестиции, дешевые кредиты и так далее», — объяснил эксперт.

В то же время заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин не видит оснований полагать, что переход Казахстана на латиницу свидетельствует о развороте внешней политики. «Казахстан лавирует между Пекином, Москвой и Вашингтоном, так было всегда, так будет и дальше», — констатировал эксперт.

Опрошенные «Газетой.Ru» специалисты утверждают, что Москву не сильно беспокоит вопрос о том, какой алфавит будут использовать казахи.

«В Москве особого напряжения это решение не вызывало и вряд ли вызовет, у нас эту тему воспринимают как отвлеченную, не касающуюся настоящей политики», — отметил Грозин.

Владимир Евсеев, в свою очередь, отмечает, что Россия старается относиться к этому шагу Астаны с пониманием. «Это просто затрудняет общение. Это право Казахстана, как им писать — они могут пользоваться хоть китайскими иероглифами», — признал собеседник «Газеты.Ru».

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504334


Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504080 Игорь Дроздов

«Хотим заниматься теми, кто ничего еще не добился»

Интервью с председателем правления Фонда «Сколково» Игорем Дроздовым

О том, как сказались санкции на научно-технических проектах, готов ли бизнес к переходу на новые технологии и какие компании хотят поддерживать в «Сколково», в интервью «Газете.Ru» рассказал председатель правления фонда Игорь Дроздов.

— Расскажите, пожалуйста, с учетом санкционного давления, как сейчас обстоят дела с участием иностранных инвесторов в научно-технических проектах? Вы его чувствуете?

— Я бы сказал, что в связи со всей этой историей с санкциями действительно появились определенные сложности с привлечением инвестиций в наши стартапы. Однако наши технологические стартапы никогда не были в особом почете у зарубежных инвесторов. Поэтому, может быть, даже после того, когда были введены санкции, мы какого-то сильного провала и не почувствовали.

Кроме того, зарубежные инвесторы разные, и с какими-то странами возникла за последнее время неплохая кооперация. В частности, с французскими компаниями в области ритейла сложились вполне устойчивые отношения, и к ряду наших стартапов они проявляют интерес.

Неплохо складываются дела на рынке юго-восточной Азии, есть договоренности с Японией и Южной Кореей. В последнее время несколько довольно крупных инвестиционных вложений было со стороны китайских компаний. Поэтому, в целом, я бы не сказал, что ситуация какая-то драматическая. Тем более, что, если брать цифру в целом инвестиций в сколковские компании, то они растут. У меня еще нет цифр по 2017-му году. Но, например, в 2016-м году инвестиций в наши компании было привлечено на 30% больше, чем в 2015-м. Ожидаем, что достаточно существенный рост будет и по итогам предыдущего года.

— Что вы ждете от 2018 года? С какими странами еще хотите наладить сотрудничество?

— Мы всегда стараемся расширять нашу географию. Каких-то специальных планов по конкретным странам нет. Мы работаем даже не столько со странами, столько с конкретными нашими компаниями. У нас сейчас порядка 200 из 1800 сколковских резидентов работают на международных рынках, и мы хотим, чтобы эта цифра росла, поэтому мы с каждым работаем индивидуально, исходя из технологий. Наши миссия — это помогать компаниям встречаться с инвесторами.

— Почему так мало резидентов работает на международных рынках?

— Мне не кажется, что это мало. Все-таки в число этих 1800 входят те, кто только начал или пытается начать бизнес. То есть, например, инициативные ребята с хорошей технологической и бизнес-идеями могут обратиться в «Сколково», пройти экспертизу, получить статус участника. И очевидно, что прямо завтра они не то, что на зарубежном рынке начнут продавать свою продукцию, им нужно помочь освоить отечественный рынок. Например, только в 2017 году, мы изменили наши правила и установили, что если у компании нет два года выручки или инвестиций, то мы будем таких лишать статуса резидента «Сколково». Иными словами, хотим, чтобы портфель компаний и их качество росли, чтобы у нас не было тех, кто присутствует номинально. По действующим правилам главное, чтобы ты осуществлял релевантную исследовательскую деятельность. У многих это сводится к тому, что они делают публикации. И, значит, вроде как они эту деятельность ведут. Но поскольку мы хотим ориентировать наши компании на коммерциализацию продуктов, то мы вводим вот это более жесткое правило. Считаем, что два года — достаточный срок, в течение которого можно убедиться, способна команда показывать результат или нет. Волна на лишение статуса пройдет после того, как будут сданы годовые отчеты за 2017 год, некоторые резиденты могут лишиться своего статуса. А всего, за все время существования «Сколково» уже около 300 компаний были лишены статуса, либо добровольно отказались от него.

— Не пугает такая высокая цифра сокращения?

— Совсем нет. Кстати, когда в 2010-м году «Сколково» только создавалось, целевая цифра была 1000. Мы эту цифру давно превзошли, поэтому нынешнее уменьшение только оптимизирует нашу работу. Ведь задача Фонда ««Сколково»» – оказывать помощь компаниям, помогать их идеи сделать с успешным бизнесом. Для этого необходим кастомизированный подход к каждому. У нас в кластерах в работе с компаниями задействовано около 40 человек, получается, 1800 поделим на 40, то выходит, что на каждого сотрудника приходится по 45 компаний. Очевидно, что в фокусе внимания оказываются несколько сотен команд, но никак не 1800.

— Может тогда еще какие-то правила ужесточить, чтобы еще качественнее делать отбор?

— Нет, все-таки слишком сильно ужесточать правила тоже не нужно. Ведь у нас не стоит задача, чтобы к нам приходили уже зрелые компании. Наоборот, мы как раз хотим заниматься, в том числе, теми, кто еще ничего не добился. У нас не так много институтов развития, которые помогают новичкам. В частном бизнесе, чтобы тебя поддержали, в подавляющем большинстве случаев уже нужно показать какой-то результат. Поэтому, наоборот, мы хотели бы проактивно искать в стране талантливые команды и дальше помочь им уже нашими сервисами, с тем чтобы они стали успешными. Чем больше компаний будет к нам приходить, тем больше шансов увеличить число успешных бизнесов. Поэтому мы, конечно, заинтересованы в постоянном притоке новых инноваторов.

— Как изменились компании, которые сейчас приходят в «Сколково»?

— У нас есть такое мероприятие, как стартап-тур, когда наши команды ездят по России, в преддверии «Стартап Вилладж», которую мы проводим до конца мая и приглашаем на него команды со всей страны. И суть этих мероприятий в проведении конкурсов региональных стартапов. И, в том числе, в популяризации технологического предпринимательства. По этому мероприятию мы видим, что участники конкурсов стали более подготовленными, чем это было пять лет назад.

— Что происходит с финансовыми показателями резидентов?

— Что касается совокупной выручки, которые дают компании, у меня пока нет цифр за 2017 год, но за 2016 год выручка совокупная составила 50 млрд руб. Притом, что годом ранее было 40 млрд. И более того, эта цифра не в полной мере показательна: многие технологии, которые создаются компаниями, коммерциализуются через их материнские компании. И формально в эти цифры статистические эта выручка не входит. Поэтому кумулятивный эффект от деятельности сколковских стартапов более существенней. Однако, хотелось бы подчеркнуть, что в основном своих успехом резиденты «Сколково» обязаны именно себе.

— На последних экономических форумах все время обсуждается идея «цифрового государства». Насколько цифровые технологии, если бы их государство активно применяло, могли бы помочь бизнесу?

— Начинать, мне кажется, надо с того, что называется сложным термином «цифровая среда доверия» и изначально кажется непонятным. Суть его состоит в установлении понятных правил и удобных механизмов идентификации. Как во взаимоотношениях бизнеса с бизнесом, так и бизнеса с потребителем, бизнеса с государством, человека с государством, потому что сейчас, собственно, единственным таким надежным способом идентификации, как это следует из законодательства, является усиленная электронная подпись. Однако это не совсем просто и не совсем доступно.

Если мы говорим об отношениях бизнеса с бизнесом, то электронная подпись может очень ограниченно использоваться. Потому что, даже если вы этой подписью подписываетесь, она действует определенный период времени. Через какой-то период времени, несколько лет, уже трудно установить, вы ли это подписали. Проверяющие органы, если вы им скажете так: у меня нет бумажного документа, а только электронный договор, подписанный цифровыми подписями, — вряд ли это воспримут. И поэтому приходится вести вот этот огромный бумажный документооборот. Суть цифровой среды доверия состоит в том, чтобы установить правила, по которым должна осуществляться идентификация. Тем более, что закон об электронной цифровой подписи действует более 10 лет. С тех пор многое изменилось, появились новые технологии. Сейчас уже будет принят закон о биометрической идентификации. Мы с вами идентифицируемся часто по кредитным картам или по номеру мобильного телефона. И, мне кажется, стоило бы допустить в некоторых бытовых отношениях упрощенную идентификацию. Конечно же, для сложных сделок, например, с недвижимостью, должна действовать электронная подпись, то есть не упрощенная идентификация.

В принципе введение таких инструментов идентификации реально способно вывести нас из бумаги в цифровую среду. Это, естественно, было бы существенное снижение нагрузки на бизнес, на мой взгляд.

Из этого уже следуют другие возможности в области контрольно-надзорной деятельности. В частности, активно прорабатывается идея о том, чтобы по сути проверяющие органы могли в режиме онлайн видеть, что вы делаете. Например, налоговая служба могла бы в режиме онлайн смотреть ваши бухгалтерские операции в обмен на то, что не будет проводиться никаких выездных проверок, потому что она и так все видит, и на возможность проконсультироваться с налоговой службой, правильно ли вы делаете или нет, перед тем, как что-то совершать.

Или взять технический надзор. Можно было бы Ростехнадзору дистанционно следить за работой оборудования, не выезжая и проверять, действительно ли оборудование нормально эксплуатируется. Современные технологические средства позволяют это делать дистанционно. Поэтому, на самом деле, способов, каким образом можно было бы снизить нагрузку на бизнес, много. Единственное, что все это должно происходить в добровольном порядке. Потому что иллюзия думать, что все хотят пользоваться вот такого рода инструментарием. Кому-то будет удобно использовать бумажных оборот.

— А бизнес в целом готов к такой цифровой прозрачности?

— Честно говоря, не знаю. Кто-то, безусловно, будет работать так, как он привык.

— Как вы считаете, в России эффективно организована система управления интеллектуальной собственностью?

— Смотря что под этим понимать. Все-таки я исхожу из того, что, когда вы говорите об организованной в России системе управления интеллектуальной собственностью, то нужно определиться, о какой интеллектуальной собственности идет речь. Если вы говорите о государственной интеллектуальной собственности, она неэффективная. А если мы говорим о частных компаниях, то это зависит от компании. Кто-то умеет этим управлять, кто-то вообще не имеет никакого понятия об интеллектуальной собственности как таковой.

Если мы говорим о сфере развлечений, энтертеймента, то там уже не так плохо, и авторы научились хорошо монетизировать свои интеллектуальные права. Это касается, и кино, и музыки, и издательского дела.

— Как можно было бы изменить нынешнюю ситуацию с интеллектуальной собственностью в технологических компаниях?

— Это вопрос сугубо образования, формирования компетенции в компаниях. Сейчас специалисты технические в вузах получают не очень глубокие знания в этой области. Отчасти это связано с тем, что в принципе не так много наших компаний выходит на зарубежные рынки. Часто, знаете, если у вас какая-то технология, которую вы разработали и вы используете ее внутри своей производственной цепочки, причем только на территории России, то нет практической необходимости что-то регистрировать, патентовать и так далее. Другое дело, когда вы выходите в условия жесткой конкуренции на зарубежные рынки или хотите привлечь инвесторов, без этого просто не обойтись. Но такого рода тренды появились только недавно. Но я исхожу из того, что с возникновением все большего числа технологических компаний, которые потенциально конкурентоспособны на глобальном рынке, интерес к интеллектуальной собственности будет расти, равно как и компетенции.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504080 Игорь Дроздов


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2502505

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ от 19 февраля 2018 года № 637 "О внесении изменения в Указ Президента Республики Казахстан от 26 октября 2017 года № 569 "О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику", передает Zakon.kz со ссылкой на пресс-службу Акорды.

"ПОСТАНОВЛЯЮ:

1. Внести в Указ Президента Республики Казахстан от 26 октября 2017 года № 569 «О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику» (САПП Республики Казахстан, 2017 г., № 50-51-52, ст. 326) следующее изменение:

алфавит казахского языка, основанный на латинской графике, утвержденный названным Указом, изложить в новой редакции согласно приложению к настоящему Указу", - говорится в документе.

Указ вводится в действие со дня его опубликования, то есть с 20 февраля 2018 года.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2502505


Россия. Ливан > Образование, наука > минобрнауки.рф, 19 февраля 2018 > № 2502251

В Ливане открылся первый Форум Федерации ректоров российских и арабских университетов

19 февраля в Бейруте (Ливан) начал работу первый Форум Федерации ректоров российских и арабских университетов. На торжественном открытии форума выступила Министр образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильева.

В приветственном слове Министр подчеркнула, что форум - знаковое событие для развития образовательного и научного сотрудничества между Россией и странами Арабского мира.

- В нашей стране высоко ценят большой вклад в мировую науку арабских учёных, которые трудились ещё в эпоху раннего Средневековья в многочисленных университетах и библиотеках на территории современного Египта, Ирака, Ливана, Марокко, Сирии. Особо хочу отметить, что только благодаря им было сохранено и передано грядущим поколениям творческое наследие великой античной школы, которое стало всеобщим достоянием мировой цивилизации, - сказала Ольга Юрьевна.

Глава Минобрнауки России отметила, что «важнейшим инструментом сотрудничества в области образования на межправительственном уровне является квота государственных стипендий, установленная Правительством Российской Федерации для обучения иностранных граждан в образовательных организациях России за счёт средств федерального бюджета». По словам Министра, «к числу традиционных ближневосточных партнёров по этой форме сотрудничества относятся Сирия, Палестина, Ирак, Иордания».

- В соответствии с планом приёма иностранных граждан на обучение в российские образовательные организации на 2017/2018 учебный год в рамках квоты было принято 1259 человек из 16 стран Арабского мира. Одновременно на платные отделения российских университетов поступили 4205 граждан из 19 арабских стран, - сказала Министр.

О.Ю. Васильева уточнила, что всего в текущем учебном году в вузах России обучается 11982 студента из стран Арабского мира, из них 2127 за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета и 9855 - по договорам об образовании за счёт средств физических и юридических лиц.

- В настоящее время по количеству студентов, получающих образование в российских образовательных организациях, арабские государства занимают третье место после стран СНГ и Азии, их доля составляет около 10 процентов от общего числа иностранных обучающихся, - резюмировала О.Ю. Васильева.

В числе первоочередных задач по активизации традиционных образовательных и научных связей между российскими и арабскими университетами Министр назвала решение вопроса о взаимном признании образования, квалификаций и научных степеней.

- В этих целях российская сторона считает необходимым приступить к консультациям представителей профильных министерств на экспертном уровне для подготовки проектов соответствующих межправительственных соглашений, - заявила глава Минобрнауки России.

В программе форума - панельная дискуссия «Укрепление академического сотрудничества между высшими учебными заведениями России и стран Арабского мира», а также Генеральная ассамблея форума. Мероприятия проведут Президент Российского союза ректоров, ректор МГУ имени М.В. Ломоносова, академик В.А. Садовничий и Генеральный секретарь Ассоциации арабских университетов Султан Абу Ораби.

Участники форума обсудят вопросы о сотрудничестве в сфере образования, науки и технологий, включая совместные научные исследования, академическую мобильность, распространение русского языка в странах Арабского мира и изучение арабского языка в российских университетах.

В ходе визита в Ливан глава Минобрнауки России посетит Ливанский университет и встретится с его ректором Фаудом Аюбом - выпускником российского вуза, а также примет участие в церемонии открытия международной школы в Долине Бекаа, ученики 1-8-х классов которой изучают русский язык.

Россия. Ливан > Образование, наука > минобрнауки.рф, 19 февраля 2018 > № 2502251


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2018 > № 2501223 Максим Артемьев

Ротенберг и дети: зачем миллиардеры инвестируют в образование

Максим Артемьев

Историк, журналист

Многие бизнесмены хотят помочь подрастающему поколению, но не все понимают — лучше отремонтировать одну конкретную школу, чем запускать амбициозные образовательные программы

Крупнейший современный исследователь элит Сергей Волков на днях написал в своем блоге, что российскую элиту в силу обстоятельств ее формирования отличает от нормальной (то есть сложившейся за длительный период и естественным путем) почти поголовная отчужденность от каких-либо «внешкурных» и не сиюминутных интересов».

Заявление бизнесмена Аркадия Ротенберга F 39 о планах запустить благотворительный проект для подростков в социальных сетях и мессенджерах вроде бы показывает обратное. Можно вспомнить и школу «Летово» Вадима Мошковича F 43, или, спустившись уровнем ниже, школу «Обыкновенное чудо» в Йошкар-Оле, либо же гимназию «Апекс» в Гатчине, также созданную местными бизнесменами, которым было куда труднее, чем столичным олигархам.

Но насколько убедительны и важны данные примеры, насколько они репрезентативны? Что движет бизнесменами, вкладывающими деньги в образование? Каковы могут быть краткосрочные и долгосрочные результаты от этих инвестиций?

Сразу отметим: надо четко отделять благотворительность от бизнеса. Нигде в мире в образовании нет ни олигархов, ни больших компаний. Даже Дональд Трамп от своего «университета Трампа» получил только головную боль и множество скандалов. И через пять лет существования заведения был вынужден его прикрыть.

Как заработать в образовании

Образование — слишком тонкая материя для зарабатывания больших денег. Наиболее успешный вариант — быть бизнес-тренером. На этом поприще люди в Америке могут зарабатывать приличные деньги. Подобная схема не требует сложной организации: подбора людей, владения помещениями, ответственности за учеников и т.д.

Университеты, колледжи и школы из серии for-profit education (некоммерческое образование), с одной стороны, резко отягощают собственников, а с другой, вовсе не являются слишком прибыльными и известными. И в них не крутятся большие финансы. Есть частные школы с вековыми традициями, но они тем и сильны, что невелики и не являются насосами по выкачиванию денег из клиентов — родителей детей. Разница между ними и какими-нибудь мальтийскими школами-интернатами, зазывающими детей из России на обучение, как между ресторанами и фастфудом.

Лучшие университеты Запада, вне зависимости от формы собственности — ни Оксфорд, ни Кембридж, ни Йель или Стэнфорд, ни какой-либо другой — не являются коммерческими и не направлены на извлечение дохода.

В современном мире образование, как правило, является общественным достоянием. Это касается как начального и среднего, так и высшего.

Считается, что все должны иметь равные права и возможности на доступ к образованию, а долг общества и правительства — обеспечить его. Эгалитарные настроения сильны, и им нет альтернативы, что бы там ни фантазировал покойный Каха Бендукидзе. Поэтому участие большинства бизнесменов в образовании — разного рода благотворительные проекты из серии non-profit.

В России лет тридцать назад на волне реформ в образовании появились первые частные заведения. Почти каждый мало-мальски крупный город счел своим долгом обзавестись «гимназией», куда ходили дети местной элиты. После волны первых восторгов и при трезвой оценке выяснилось, что они не дают ни больших денег, ни каких-то знаний, дающих большие преимущества их выпускникам. Они единственно тешили самолюбие родителей, способных обеспечить такое обучение для своих отпрысков, плюс гарантировали пребывание учеников в привычной социальной среде, среди себе подобных, куда бы закрыт доступ для детей бедных родителей.

При дефиците мест в детских садах и усилившемся чадолюбии общества, выражавшемся в желании разностороннего обучения малышей, большой размах приобрели частные детские сады и их эрзацы (то есть не имевшие соответствующей лицензии заведения, маскирующиеся под «центры дневного пребывания» и т. п.). Но и там больших денежных потоков не наблюдалось, а в последние несколько лет государство жестко взялось за их лицензирование и проверку, в результате чего многие из них прекратили деятельность. В системе высшего образования картина была еще хуже. Ни один из частных вузов серьезных успехов не добился, вспомним хотя бы «Университет Натальи Нестеровой».

И дело не в неплатежеспособности населения, низкой квалификации кадров или отсутствии инвестиционного капитала. Как уже было отмечено выше, это общемировая тенденция. Бизнес — это бизнес, образование — это образование. Они могут пересекаться между собой в определенных точках, но в целом у них разные пути.

Поэтому и в России для олигархов, больших и малых, остается только один путь в систему образования — благотворительность. Но у нас есть и своя специфика. Олигархи быстро остывают и теряют интерес, они могут разориться, подчас вмешивается политика — вспомним сотрудничество ЮКОСа и РГГУ. А порой школы и детские сады являются подарками для скучающих жен — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Будучи людьми с советским багажом, даже те бизнесмены, что искренне хотят помочь школам и вузам, зачастую сами не знают, чего хотят и что должны делать. От этого они то начинают слепо подражать западным образцам, не учитывая российскую специфику, то пытаются изобрести велосипед, совершают ошибку за ошибкой и в итоге разочаровываются.

Пронырливые директора школ, ректоры вузов выжимают из них деньги, но всячески избегают любого контроля. Спонсоры, обжегшись на этом, не хотят рисковать повторно. Что касается социальных проектов (случай Ротенберга), то опять-таки не стоит ждать от них ни быстрой отдачи, ни глобальных последствий. Мировой опыт показывает, что еще ни один бизнесмен не перестроил окружающей действительности с помощью филантропии. Тот же Билл Гейтс влияет на жизнь на планете все-таки своим софтом, а не благотворительным фондом.

Эффект воспитания

Любое действие бизнесмена локально, он не может действовать в масштабах всей страны или даже региона. А подростки не живут изолированно, поэтому, спасая их «от улицы» в одном дворе или городе, невозможно предотвратить их контакты со сверстниками или взрослыми, не ставшими объектом благотворительного воздействия. Выбор сайтов в интернете — также дело добровольное, заставить детей смотреть правильные и душеспасительные сюжеты чрезвычайно трудно.

Поэтому, не возлагая больших надежд на переустройство России с помощью частных инвестиций в образование и сферу детства, тем не менее можно отметить, что таковые вложения все-таки лучше, чем ничего. Во-первых, за счет таких инвестиций можно повысить уровень безопасности (системы видеонаблюдения, предупреждающие знаки на дорогах, ограждения и т. д.) — это то, что служит долго и не требует постоянного внимания. Во-вторых, деньги могут пойти на строительство банальных спортивных сооружений и игровых площадок. Выборы приходят и уходят, а поставленные к ним объекты сохраняются потом еще многие годы. На юге Москвы до сих пор стоит немало горок, установленных владельцами «Седьмого континента» еще в избирательную кампанию 2003 года. Один из его владельцев, став затем губернатором в Тульской области, в качестве PR-проекта разместил в ней несколько десятков игровых и спортивных площадок. Велеречивые и безвкусные надписи о том, что это дар жителям от такого-то губернатора, никто не читает, да и про губернаторство его давно забыли, но объектами пользуются.

Иными словами, идеальные инвестиции в образование должны быть точечными, долгосрочными и не связанными с текущей финансовой и политической ситуацией у спонсора. Ремонт школы, разовая закупка книг для библиотеки работают дольше и дают большую отдачу, чем амбициозная образовательная программа.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2018 > № 2501223 Максим Артемьев


Россия. Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > rs.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2499441

Технологический каникулярный лагерь познакомил британских школьников с криптографией и основами блокчейна

Русской школой математики и программирования при представительстве Россотрудничества в Лондоне был проведен Технологический каникулярный лагерь. В нем приняли участие двадцать четыре школьника в возрасте от 7 до 16 лет.

На протяжении пяти дней ребята работали над серией проектов в электронике, робототехнике, 3D моделировании и печати. Участники собрали и запрограммировали свой собственный телеграф.

Старшие школьники с большим интересом обсудили с преподавателями основы криптографии, которые заложены в технологии блокчейн (blockchain). Курс Интерактивного взаимодействия систем частиц прочитал старшей группе преподаватель из Имперского колледжа Лондона (Imperial College London).

Россия. Великобритания > СМИ, ИТ. Образование, наука > rs.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2499441


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 16 февраля 2018 > № 2501238 Максим Скулачев

Почти бессмертные: чему человек может научиться у голого землекопа

Максим Скулачев

ведущий научный сотрудник МГУ им. Ломоносова и гендиректор компании «Митотех»

Чем голые обезьяны (люди) похожи на голых землекопов (кротокрыс) или почему обезьяна происходит от человека

В предыдущей (четвертой) серии моей колонки о старении, смерти и продлении молодости мы выяснили, что удивительные африканские зверьки — голые землекопы — выключили себе старение, применив остроумный биологический трюк. Они так замедлили процесс своего индивидуального развития, что очень долго (десятки лет как минимум) остаются в состоянии маленьких детенышей. Именно поэтому они так похожи на новорожденных крысят. А детеныши не стареют, потому что все должно начинаться в этой жизни в свое время. В том числе и старение. Хитрецы землекопы так перестроили свои внутренние биологические часы, что они никогда не доходят до отметки «ОК. Теперь ты взрослый. Начинай стареть».

Так смело обойтись со старением землекопы сумели, потому что они — настоящие эволюционные новаторы. Их многочисленные и строго организованные колонии настолько устойчивы, что эти звери могут позволить себе слегка замедлить свою эволюцию. А поскольку старение — это инструмент для ускорения эволюции, то находчивые африканские грызуны могут обойтись и без него. То есть не стареть.

Но говоря об «эволюционных чемпионах», нельзя обойти один вид животных, еще более успешный, чем землекопы, и особенно интересный для нас. Этот вид изобрел такое, что вообще больше не нуждается в эволюции. Его представители встречаются во всех уголках земного шара. Они выдерживают лютые морозы Арктики и Антарктики, жару самых страшных пустынь. Их можно встретить в глубинах океана и даже в ближнем космосе.

Надо сказать, что это очень молодой вид. Если мерить по эволюционным часам, он окончательно сформировался всего несколько секунд назад (ученые спорят, когда именно это произошло, но вряд ли ему больше 200 000 лет). И за это время, а точнее, просто за последнюю тысячу лет, сумел вот так распространиться по планете. Наверняка вы уже догадались, о каких животных идет речь. Это Homo Sapiens, то есть мы с вами.

Что же такого изобрел в своем развитии человек? Что сделало его эволюционным чемпионом? На мой взгляд три вещи: мозги, речь и… бабушки (с дедушками).

Знаете, в чем наше главное умение, что отличает нас от остальных животных? То есть всяких отличий у нас много: мы прямоходящие, у нас отставлен больной палец на руке, и поэтому мы можем держать в руках орудия, мы точнее всех умеем кидать предметы, и вообще мелкая моторика о-го-го какая! Но, на мой взгляд, главная особенность и уникальность человека в умении работать с информацией. И именно оно обеспечило нам такую потрясающую приспособленность к любым условиям существования.

Пожалуй, это утверждение нуждается в разъяснении. Как я уже неоднократно отмечал, с точки зрения эволюции смысл жизни любого живого организма в передаче информации. Он должен передать свою генетическую информацию в следующее поколение. То есть размножиться, принести потомство. И по большому счету в передаваемых генах содержится вся информация, необходимая для жизни упомянутого потомства. Даже самое сложное поведение животных закодировано в их генах. Если вы заберете у матери новорожденного бобра, выходите, вырастите его и отпустите на свободу, он обязательно найдет в лесу какой-нибудь ручей, постарается перегородить его плотиной, чтобы построить уютную хатку с подводным входом. В одиночку у него, конечно, получится не слишком хорошо, но тем не менее он все это умеет просто на основе генов, содержащихся в клетках его организма.

А человек? Наше главное отличие даже от ближайших родственников — человекообразных обезьян — более развитый мозг. И мозг этот постоянно работает. То есть получает и анализирует данные, создавая новую информацию. В принципе мозг остальных животных занят тем же самым, но тут тот самый случай, когда количество переходит в качество. Мощный мозг Homo Sapiens производит настолько много информации, что ей уже было бы неплохо поделиться со своими сородичами. И вот тут нам повезло еще раз. Был изобретен очень тонкий аппарат для передачи данных — наши голосовые связки. И в результате появилась человеческая речь. (Не поймите меня неправильно, животные тоже умеют общаться, но на совершенно другом, примитивном уровне.) И вот в этот момент мы выиграли эволюционную гонку. Потому что в отличие от всех остальных животных мы можем передавать огромные массивы информации другим поколениям не только в виде генов, ДНК, а просто в виде слов, с помощью речи. И это дает колоссальное преимущество по части выживания. Объясню на примере: вот гора, а за горой поселился пещерный лев. Туда ходить не надо — съест.

Надо как-то приспособиться к этим новым условиям. Как бы решили эту проблему обычные животные? Несчастным потребовались бы миллионы лет, чтобы у них возникла мутация, которая заставляет их опасаться, скажем, силуэта горы. Далее мутация закрепится в последующих поколениях, и лев перестанет сжирать животных этого вида.

Как решает эту проблему человек, наделенный мозгами и речью? Увидев льва (или его следы, что еще удобнее), он просто говорит остальным: не ходите за эту гору, съедят. Бинго! Не нужно ждать миллионы лет эволюции, проблема решена не то что в течение одного поколения, а просто в течение одного дня. Представляете, насколько эффективнее вот так приспосабливаться к новым условиям?

Или, скажем, похолодало. У обычных животных началось эволюционное соревнование, кто получит мутацию, позволяющую иметь более пушистый мех. Процесс занимает многие тысячелетия.

А у нас один умный человек догадается завернуться в шкуру мертвого животного и, конечно же, расскажет остальным, как это здорово. Все, проблема решена, никаких миллионов лет эволюции не понадобилось.

Это само по себе здорово, но еще интереснее получается, если задаться вопросом: а кто может передавать информацию следующим поколениям? У животных — только родители. Потому что информация передается только с генами, а их мы получаем от родителей. У человека — совершенно необязательно. Мы можем быть ужасно полезны своему виду, даже потеряв способность к размножению. Потому что объяснить молодым идиотам, что за этой горой живет пещерный лев, можно и в преклонном возрасте. Пожилому умудренному опытом учителю вообще как-то больше доверия и авторитета.

Рассуждения довольно банальные, но у них есть важное биологическое последствие. Если коротко — нам, людям, разрешено жить, даже после того, как мы из-за возраста уже не можем размножаться. Это лучше всего видно из следующих графиков. Смотрите, вот две кривые, показывающие зависимость выживания (красная) и способности к размножению (синяя) у нашего близкого родственника — бабуина.

Видно, что к 20 годам бабуины уже практически полностью вымирают от старости, но все еще могут размножаться.

А вот так эти кривые выглядят для современного человека (данные по женщинам в Японии за 2009 год).

Видите разницу? Годам к 40 с небольшим мы теряем способность размножаться, наступает так называемая менопауза (в первую очередь это касается женщин, разумеется). Но после этого мы живем еще десятки лет! Зачем? В чем биологический смысл особей, которые уже не могут принести потомство? Ответ я дал выше. У нас есть институт бабушек и дедушек, которые могут передавать накопленный опыт потомкам не только со своей ДНК, но и просто с речью.

И поэтому старение человека так сильно замедлено по сравнению с животными. Просто потому, что у нас чем заняться и в 40, и в 50 и в 70. А бабуин, какой бы умный и опытный он ни был, просто не сможет ничему толковому научить молодняк. Нет ни инструмента для передачи информации, да и мозгов для ее принятия у молодых бабуинов не хватит.

Стоп. До чего это мы тут дошли? Старение человека замедлено? Ну да, смотрите на графики. Мы живем аномально долго даже по сравнению с нашими совсем близкими родственниками — шимпанзе и гориллами. Не бывает обезьян, как бы о них ни заботились, старше 50-60 лет. А люди даже до изобретения современной медицины достаточно легко доживали и до 80, и, говорят, до 100.

А как мы этого добились? Юмор заключается в том, что, похоже, мы это сделали так же, как и… голые землекопы. При помощи неотении (см. предыдущую серию моих колонок). Позволю себе несколько иллюстраций.

Смотрите. В начале нашего пути, а точнее, в утробе матери мы практически неотличимы от обезьян:

И после рождения маленькие обезьянки очень похожи на нас, людей. Ниже классическая картинка, демонстрирующая разницу между детенышем и взрослым шимпанзе:

Сходство людей и обезьян особенно очевидно, если посмотреть на строение черепа:

На фото выше приведены черепа людей и обезьян (в данном случае капуцинов) в детстве и после взросления. Тут уже совсем очевидно, что по своему строению человек больше всего похож на детенышей обезьян. Все картинки из статьи (Skulachev et al, (2017), Physiological reviews, 97, pp 699-720).

То есть получается, что мы так же, как и голые землекопы, замедлили свое развитие и более или менее «заморозились» на стадии ребенка, ну или подростка. А значит, люди — это тоже (как и землекопы) пример неотении. (Смешно, но в некотором роде не человек произошел от обезьяны, а наоборот, все обезьяны в детстве являются «человеками», но быстро проходят эту стадию и превращаются в нормальных зверей.) Конечно, не мы первые это заметили. На похожесть эмбрионов указал еще Чарльз Дарвин. А факт неотении хорошо описал английский антрополог Болк в 1920-х годах. Он насчитал у человека более двух десятков признаков, характерных для маленьких обезьян. Кстати, к этим признакам относятся любопытство и способность к обучению. Могу лично засвидетельствовать, что некоторые академики РАН и после 80 лет сохраняют пытливый ум и активно исследуют окружающий мир не хуже самых продвинутых детенышей обезьян. Правда, используют они для этого несколько более продвинутые методы из области молекулярной биологии и биохимии, но суть это не сильно меняет.

А еще несколько лет назад вышла в свет научная статья интернационального коллектива под руководством замечательного молодого ученого Филиппа Хайтовича (наверное, можно назвать его российским ученым, все-таки мы с ним одногруппники по биофаку МГУ, но работа была выполнена силами одной из его зарубежных лабораторий, той, что в Шанхае). Филиппу и его коллегам удалось впрямую на уровне работы генов показать, что наш мозг аномально долго (по сравнению с другими животными) функционирует в «детском режиме». Речь идет о вот этой статье, она весьма сложна для понимания даже профессионалами, поэтому проще будет послушать небольшой рассказ самого Филиппа Хайтовича на YouTube.

Итак, что же у нас получается? Человек — это неотеническое, то есть «застрявшее в детстве» животное. Так же, как и голый землекоп. И как результат его старение тоже замедленно. Согласно последним нормативам ВОЗ человек считается молодым до 45 лет. И это я могу подтвердить лично: мне как раз скоро 45 стукнет, и пожилым я себя совсем не считаю. А вот наш самый близкий родственник — шимпанзе — в 45 выглядит, как глубокий старик, они вообще редко доживают до такого преклонного возраста.

То есть по сравнению с обезьянами в нас что-то замедлилось. Какие-то часы, какой-то механизм тикает не так быстро, как мог бы. Что же это? Для меня ответ очевиден: программа старения. Она у нас тоже есть. И мы уже здорово замедлили ее работу в ходе нашей эволюции. Это само по себе замечательно, но я уверен, что мы можем замедлить ее еще сильнее, применив излюбленный трюк человечества, который уже давно заменяет нам по-черепашьи медленную биологическую эволюцию. Этот трюк называется наука и технический прогресс. Почему я в этом уверен? Читайте в следующих сериях!

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 16 февраля 2018 > № 2501238 Максим Скулачев


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 16 февраля 2018 > № 2501230 Александр Чачава

Умножай на десять. Как выбрать российский стартап для инвестиций

Александр Чачава

Управляющий партнер LETA Capital

Как найти проект, который принесет инвестору прибыль, и уговорить собственника, если он не планировал привлекать вложения

Выбор объекта для инвестиции — один самых сложных и важных этапов в работе любого венчурного фонда. В результате на выходе получается не так много сделок, как хотелось бы. Мы часто думаем, за счет чего можно еще расширить воронку наших российских стартапов, чтобы инвестировать больше и как найти по-настоящему венчурные проекты.

Самое главное — это сформировать хороший пайплайн проектов, чтобы было из чего выбирать. Мы несколько лет работали на то, чтобы сформировать постоянный пайплайн входящих проектов, чтобы быть во всех базах и списках венчурных фондов. Получился поток из 2000 проектов, которые проходят через национальные конкурсы, акселераторы, инкубаторы и просто рассылают свои презентации в фонды. Например, нас интересуют проекты в области b2b software, работающие на международном рынке и вышедшие на уровень месячных продаж в $50 000 долларов. Среди входящего потока таких буквально единицы, еще десятки — компании за шаг или два до этого состояния. С этими десятками компаний мы общаемся и «ведем» их до того момента взрывного роста и серьезного масштабирования продаж.

Поиск подходящих компаний

Но обычной работы по созданию пайплайна недостаточно. К сожалению, проектов, интересных для инвестиций, в России появляется крайне мало. Страновые риски разделили инвесторов на 3 категории: примерно треть фондов совсем распрощалась с Россией, еще треть говорит «зато мы развиваем инфраструктуру», и обычно это фонды с госучастием. Оставшиеся пытаются выжать из пайплайна все, что там есть.

Некоторое время назад мы начали активно искать компании, которые не ищут инвестиции, но отвечают нашим критериям. Пайплайн нарабатываем с двух сторон. Наиболее полный список разработчиков ПО сегодня, это список компаний, аккредитованных при Минсвязи. Это дает разработчикам весьма существенную для них льготу по ЕСН. По моим оценкам, более 90% разработчиков, у которых есть хоть какие-то продажи и развивается бизнес, этим пользуются. В списке Минсвязи 6000 компаний, где-то 500 нам интересны. Вычислить их довольно сложно, но мы делаем определенные успехи.

Одновременно со «списком Минсвязи» мы вычисляем нужные нам компании с помощью подхода с другой стороны — поиска через экосистему. Основа экосистемы в нашей парадигме — уже состоявшиеся ИТ-компании. Именно выходцы из ИТ-компаний чаще всего создают успешные стартапы. В Москве или Санкт-Петербурге такие компании на виду и выходцы из них сами обращаются в заметные фонды с хорошей репутацией. А, например, в Томске или Екатеринбурге, да и многих других городах не так много заметных ИТ-компаний. Часто они работают только на экспорт и в российской прессе даже не появляются. Нам достаточно поддерживать контакты с топ-менеджерами крупных региональных разработчиков в каждом городе с существующей ИТ экосистемой, чтобы отследить появление стартапа с интересным нам продуктом. Это, примерно 20 городов, некоторые совсем не считаются колыбелью ИТ, но все равно там появляются сильные проекты.

Проверка общих целей в бизнесе

Найти подходящие фокусу нашего фонда стартапы — это только первая часть процесса. Как любой фонд, фокусные компании мы изучаем с точки зрения размеров рынка, опыта команды, способности быстро развивать компанию. В России компания, вышедшая на уровень продаж в $50 000—100 000 в месяц, уже находится на самоокупаемости, при этом довольно часто команда добилась этого без привлечения инвестиций. В такой ситуации основатели обычно говорят: «Ну сейчас-то нам зачем инвестиции? Мы уже вышли в плюс, растем, самое тяжелое уже позади». Приходится довольно долго вести переговоры с такими компаниями, показывая возможности быстрого роста бизнеса в случае привлечения инвестиций. Наиболее амбициозные команды, хорошо подумав, в итоге соглашаются рассмотреть эту возможность.

В России мы ежегодно ведем до 50 перспективных компаний, находящихся на подходящем для нас уровне развития или на подходе к этому уровню. Из этого списка мы и выбираем объекты для инвестиций и пытаемся достичь договоренности. Довольно часто препятствием к сделке, кстати, является не оценка или другие условия, а стратегия развития. Мы подробно проговариваем стратегию дальнейшего развития — иногда основатели не хотят строить большую компанию, недостаточно амбициозны, не готовы рисковать, либо выбирают путь, не предполагающий венчурный успех. Мне запомнилась фраза одного основатели перспективного продукта: «Я вообще планирую в будущем передать все права на продукт сообществу и сделать мой продукт свободно распространяемым. Может я на этом не заработаю, но зато люди меня запомнят, будет такой цифровой памятник обо мне». Похвальный настрой, но не совсем подходящий для венчурных инвестиций.

Финансовая цель каждой сделки для фонда — 10X, т.е. увеличить капитал инвестиции в 10 раз. Через эту призму, когда нам из $1 млн надо получить на выходе $10 млн, мы смотрим на рынок, оценку стартапа, финансовую модель и прогнозы.

Если расчеты сходятся и сделка возможна, мы стараемся очень подробно изучить команду, в том числе технические навыки. Для этого мы часто привлекаем эксперта в узкой предметной области стартапа. Из России и так очень тяжело делать любой международный бизнес, а с плохим продуктом почти невозможно. Организуем референс-коллы с клиентами стартапа и пытаемся сами продать этот продукт другим, слушая возражения. Часто полезно послушать большого и старого конкурента, который расскажет, почему новый подход бессмысленный. Эти аргументы не всегда верны, но нам надо услышать контр возражения стартапа, насколько они адекватны ситуации.

Обязательно посещение офиса, общение с ключевыми членами команды, мы пытаемся хорошо познакомиться с ними перед принятием решения. Часто встречи нужны, чтобы команда познакомилась с нами и решила, что им не страшно пускать «инвест-банкиров» в свой стартап, потому что на самом деле мы никакие не инвест-банкиры, а такие же предприниматели. И кроме денег, можем еще много чем помочь.

После обсуждения условий сделки и подписания термшита начинается очень непростой для большинства российских стартапов процесс. Особенно это касается тех стартапов, которые до сих пор не привлекали инвестиций, а таких большинство в нашей российской воронке. В бухгалтерии царит бардак, множество юрлиц, часто не связанных между собой, конечно же нет финансового директора и нормального учета. В лучшем случае, процесс причесывания и параллельного Due Diligence занимает пару месяцев, а в худшем сделка может сорваться по этой причине. Эта напасть преследует каждый российский стартап, это еще одна причина низкой стоимости российских стартапов, кстати. А, например, фонд, привыкший рассматривать только израильские стартапы, где все четко структурировано, аудировано и подготовлено для самого взыскательного инвестора, вообще не сможет работать даже с самым аккуратным российским стартапом.

В результате этой скрупулезной работы на выходе, с учетом сужения воронки, у нас получается 3-4 сделки в год. А хотелось бы больше.

С запасом на будущее

Мы часто думаем, за счет чего можно еще расширить воронку наших российских стартапов, где еще могут прятаться подходящие нам по формату инвестиций стартапы. Недавно мы чуть не проинвестировали в один израильский стартап, который с помощью искусственного интеллекта готовит подробный отчет по любой частной компании, даже небольшой. Из многообразия государственных списков и реестров, баз вроде СПАРК, рейтингов и публикаций, конечно же соцсетей и прочих источников, можно вытащить вообще все интересующие нас ИТ-стартапы. Наши аналитики используют наиболее очевидные источники, а искусственный интеллект может использовать все. Возможно, именно за этим будущее венчурных инвестиций.

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 16 февраля 2018 > № 2501230 Александр Чачава


Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов

Детский онколог Дмитрий Литвинов: "Лекарство от рака уже существует"

Ежегодно 15 февраля отмечается Международный день детей, больных раком. Сегодня интервью «НИ» - с главным врачом Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Рогачева Дмитрием Литвиновым.

— Дмитрий Витальевич, насколько далеко продвинулась отечественная медицина в лечении онкозаболеваний у детей за последние годы?

— За четверть века - прогресс очевиден. В 1989 году выживаемость пациентов с диагнозом лейкемия не превышала 7%, а краткосрочная выживаемость составляла чуть более 20%. Сегодня эти показатели составляет от 60 до 85%. Цифры говорят сами за себя, - детская лейкемия перестала быть приговором.

- Новые препараты и новейшая техника помогли?

- Бесспорно, у нас есть теперь новейшее оборудование для лечения, мы используем современные протоколы, лекарства, но это лишь часть успеха. БОльшую ценность лично для меня представляют невероятно вовлеченные, преданные своему делу люди, которые готовы ночевать на работе, чтобы поставить пациента на ноги. Проще говоря, врачи научились лечить детей лучше, чем они это делали раньше.

— Только в Москве или повсеместно?

— Я много бываю в регионах и меня очень приятно удивляет техническое оснащение детских отделений. Я не говорю сейчас о том, что в России каждая детская больница оснащена по последнему слову техники. Это не так, конечно. Но тот прогресс, что я вижу в регионах, дает веру, что в будущем детей с тяжелыми заболеваниями смогут эффективно и своевременно лечить и на местах. Что поможет не только разгрузить центры федерального значения, но и не тратить столь ценное время на бумажную волокиту и начать лечение как можно быстрее.

Непрерывное образование врачей также является очень важным вопросом, которым нельзя пренебрегать. В нашем мире, где много разновидностей онкологических заболеваний, где постоянно происходят новые открытия, врач должен постоянно обучаться, он должен быть в курсе всего! Именно поэтому в нашем центре были созданы образовательные программы для врачей из регионов. Вместе с коллегами мы не просто консультируем сложных пациентов на местах, наша цель — передать коллегам все знания, весь опыт, что мы наработали. В России 84 региона, и только непрерывная и целенаправленная работа с каждым из них может привести к желаемому результату.

— Здесь важен комплексный подход?

— Разумеется. Например, вопрос питания онкологических пациентов. Большинство людей, когда слышат слово «онкология», думают о химиотерапии, пересадке костного мозга, операциях… Многие просто не знают, что очень часто пациенты умирают не от самого заболевания, а от осложнений, вызванных этим заболеванием или ... просто от голода! Поверьте, и в XXI веке такое до сих пор возможно… Еще несколько лет назад большинство врачей не понимало, зачем пациентам с онкологическими заболеваниями нужно специализированное медицинское питание. Сегодня существует специализированное лечебное питание, которое создано именно для пациентов с онкологическими заболеваниями, питание, которое действительно помогает уменьшить количество осложнений, а также улучшить качество жизни и помочь в реабилитации. Уверен, что наравне с медицинскими препаратами оно должно быть включено в список ЖНВЛП или какой-либо другой официальный государственный перечень.

— Есть ли подобные прецеденты по каким-то другим заболеваниям?

— Есть. Указом Президента России и постановлением Правительства дети с орфанными (редкими заболеваниями, такими, как муковисцидоз, фенилкетонурия и др.) обеспечиваются специализированными продуктами лечебного питания. И не только в условиях стационара, но и в повседневной жизни дома. Игнорируя это обстоятельство, мы, фактически, не просто теряем детей от неоправданных осложнений, но и «выбрасываем» огромные материальные и человеческие ресурсы, потраченные на суперсовременные методы терапии, так и не получив выздоровления ребенка…

— Много ли российских детей умирает сегодня из-за того, что у их родителей нет денег на лечение?

— Лечение пациентов нашего центра финансируется за счет государственного бюджета и страховой медицины. Исключение составляют иностранцы, которые лечатся за свой счет. Большая работа ведется для того, чтобы сделать медицинскую помощь максимально доступной, но, к сожалению, приходится признать, что медицина не всесильна, и иногда болезнь все равно побеждает.

— Повлияли ли на обеспеченность российских онкобольных детей лекарствами и дорогостоящими операциями санкции? Справляется ли отечественная медицинская промышленность с подобной ситуацией?

— Санкции дали нам некоторые полезные уроки. Когда организму угрожает опасность, он мобилизует все свои ресурсы на борьбу с заболеванием, то же самое произошло и с нами. Все наши ресурсы были направлены на то, чтобы, несмотря на какие-то запреты и ограничения, наши пациенты продолжали получать все необходимое для борьбы с болезнью. И я могу сказать, что нам это удалось.

— Когда, наконец, изобретут чудодейственное средство способное победить рак?

— Средство, которое способно победить рак, существует уже сегодня. И это - ранняя диагностика, комплексное лечение, питание и качественная реабилитация. В комплексе все эти мероприятия дают положительный эффект и позволяют навсегда забыть о болезни большинству наших пациентов.

Для сведения:

В целом по России ежегодно заболевает раком от 3,5 до 5 тыс. детей. При этом у детей, как и у взрослых, рак часто обнаруживается на поздней стадии. Хотя малыши посещают врачей гораздо чаще взрослых. Причина - в запоздалой диагностике раковых болезней.

В среднем от появления первых симптомов до постановки на учёт проходит 3-4 месяца. Обвинять в этом врачей сложно — нагрузка на педиатров сегодня велика, на начальных стадиях болезнь не проявляет себя, в анализе крови на дебюте заболевания отклонений нет, а снижение активности проходит незамеченным на фоне частых детских простуд. Врачи и родители обращают внимание на проблему, когда опухоль уже видна невооружённым глазом. Родителям важно знать признаки, которые могут указывать на возможную проблему.

Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов


Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922

Экспорт услуг резидентов Парка высоких технологий в 2017 году превысил $1 млрд. Об этом сегодня на семинаре-совещании "Цифровая экономика - новые возможности развития" сообщил заместитель директора администрации ПВТ Александр Мартинкевич, передает корреспондент БЕЛТА.

Компании-резиденты парка в прошлом году оказали услуг по разработке программного обеспечения на экспорт на сумму более $1 млрд. Это около 80% в общем объеме экспорта услуг IT-компаний, зарегистрированных в Беларуси. "Порядка 45% того, что делается в ПВТ, уходит в США. Это самый крупный потребитель IT-технологий. На втором месте - рынок Евросоюза. Это такие страны, как Германия, Великобритания, Ирландия, Швейцария. Те, которые занимаются построением индустрии 4.0", - рассказал Александр Мартинкевич.

Он также проинформировал, что в ближайшее время в Гомеле заработает образовательный центр ПВТ, который будет готовить (переобучать) специалистов для IT-индустрии.

В Гомеле проходит семинар-совещание на тему "Цифровая экономика - новые возможности развития". Участие в нем принимают председатель Гомельского облисполкома Владимир Дворник, председатель Гомельского горисполкома Петр Кириченко, представители Парка высоких технологий, ведущих вузов области, предприятий, банков, деловых кругов. Целями проведения встречи является обсуждение вопросов, связанных с применением норм декрета №8 "О развитии цифровой экономики", в частности, внедрение в отечественную экономику цифровых финансовых инструментов.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922


Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115

Российские учёные совершенствуют диагностику наследственных генетических заболеваний

Учёные Медико-генетического научного центра (далее – МГНЦ), подведомственного ФАНО России, разработали клинический экзом на 6 300 генов. На сегодняшний день это самый полный экзом, предложенный российскими специалистами.

«Диагностика наследственных заболеваний – это задача трудная. Отчасти потому, что к одним и тем же симптомам могут приводить мутации в десятках и даже сотнях разных генов. В такой ситуации врач – генетик не может сказать, в каком именно гене произошла «поломка». А значит, надо исследовать всю эту группу генов. С другой стороны, существует большое количество наследственных болезней, проявляющихся множеством разных симптомов, по которым их невозможно отнести к одной определенной группе заболеваний, а значит предположить «причинный» ген. Необходимо учитывать и тот факт, что наследственные моногенные заболевания относятся к группе орфанных (редких), и только часть из них врач – генетик встречает в своей практике. Раньше в подобных случаях гены, в которых предполагались мутации, исследовали последовательно, один за другим. Это долго и дорого. В результате у некоторых пациентов часть генов вообще не исследовалась, и молекулярная причина заболевания не устанавливалась. Технология высокопроизводительного секвенирования (NGS) позволяет исследовать сразу все гены, приводящие к развитию наследственных заболеваний, то есть клинический экзом, или группы генов, отвечающих за развитие схожей клинической картины. Это сильно ускорило постановку молекулярного диагноза, значительно сократило стоимость исследования и повысило эффективность медико-генетического консультирования», - рассказала заведующая Центром коллективного пользования «Геном» Медико-генетический научного центра Оксана Рыжкова.

Базы данных генетиков регулярно пополняются. Благодаря использованию технологии NGS, ученые находят ежегодно в среднем 600 генов, мутации которых ведут к болезням. То есть, клинический экзом расширяется каждый год. Однако реактивы для его анализа, выпускают коммерческие фирмы, которые не успевают обновлять свою линейку продуктов. Получается, что новые гены известны, а применить эти знания для диагностики – затруднительно. В последний раз панели генов обновлялись в 2014 году, а на тот момент клинический экзом включал в себя 4500 генов.

Клинический экзом, используемый в МГНЦ, включает все описанные на данный момент гены, ассоциированные с моногенными наследственными заболеваниями. Это позволяет специалистам МГНЦ проводить по-настоящему полное исследование. А так же дает возможность совершенствовать панель генов в дальнейшем.

Справочно:

Экзом – это те гены, которые отвечают за синтез белка, и составляют около 1% всего генома. Но белки – основной строительный материал наших организмов. Поэтому около 85% мутаций, ведущих к болезням, находятся именно в экзоме.

В экзоме сейчас насчитывается свыше 22 000 генов. Из этого количества на данный момент известно только 6 с лишним тысяч генов, мутации в которых могут привести к наследственным заболеваниям. Эти 6 000 генов называются клиническим экзомом.

Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115


Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин

Кадры утекают: «через 10 лет производство может встать»

Ректор СПбГМТУ о проблемах в современном кораблестроении

Михаил Ходаренок

Российское кораблестроение испытывает достаточное количество проблем — и в сфере подготовки кадров, и относительно низких зарплат профильных преподавателей, а также имеет место некоторое отставание по определенным направлениям от основных конкурентов. Ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин рассказал «Газете.Ru», как преодолеть возникающие трудности и не допустить остановки промышленных предприятий.

— Создает ли препятствия Болонская система образования подготовке в России инженерных кадров высокой квалификации? Что надо сделать, чтобы нивелировать негативные тенденции?

— Болонская система — вещь действительно очень интересная. Она прекрасно годится, когда бакалавр изящных искусств, закончив университет в Болонье, хочет продолжить обучение в магистратуре в Саламанке. А когда из Северодвинска бакалавр-машиностроитель вдруг захочет поехать доучиваться в Петербург, то так, наверно, не получится.

Просто потому, что семья, скорее всего, не найдет на это денег — на жизнь в другом городе, на съем жилья. И учиться он там не сможет — потому что программа будет рассчитана на тех, кого там учили четыре года, а пришедшему из другого вуза придется слишком многому доучиваться. Это реальность, сейчас так и происходит, и эти магистры не выдерживают и отсеиваются.

А за границу поехать доучиваться — для инженерных областей это вообще экзотика. Это по организации процесса, а по сути — для инженеров концепция бакалавриат-магистратура вообще не применима.

Она ведь как устроена? За четыре года пытаются научить всему — и основам, и предметной области. А это невозможно, специальным дисциплинам учат за счет базовых естественно-научных и общеинженерных дисциплин. В итоге получается ни то ни се: нормальная фундаментальная основа инженерного образования не заложена, а без этой базы специалист не может стать «самообучаемой» системой.

Поэтому сейчас, когда в высокотехнологичных отраслях все меняется за пять лет, такого человека придется каждые пять лет переучивать, доучиваться сам он не может — базы ведь нет. А это — дополнительное время и дополнительные деньги. Магистр обучается по второму кругу на «продвинутом» уровне, но он к этому моменту те зачатки математики, которые получил в бакалавриате, давно забыл.

И это не только наше вузовское мнение — от промышленников мы то же самое слышим. Ведь система высшего образования должна готовить специалистов для той промышленности, которая сейчас реально есть, не для какой-то будущей, а для реальной. К тому же для нас эта промышленность — во многом это предприятия ОПК, и от их работы, банально, зависит существование нашей страны.

Как эту ситуацию исправлять — просто надо возвращать инженерное образование в инженерное дело.

Это не значит, что бакалавров и магистров вообще не надо, должен быть прием и на бакалавриат, и на специалитет, и в магистратуру. Промышленный спрос все сам отрегулирует и оптимальное соотношение между разными формами обучения установит.

— Насколько СПбГМТУ справляется с подготовкой высококвалифицированных кадров для судостроения в целом и оборонки в частности? Что надо делать?

— Морской технический университет — основной вуз в нашей стране по подготовке кадров для судостроения. И в смежных областях наших выпускников много. Говоря о качестве нашего образования — что скрывать, хотелось бы лучше. Мы учим сейчас во многом за счет старого, еще советского, задела. Тем не менее, справляемся. Мы сейчас примерно 800 человек на первый курс принимаем.

Это, с учетом нашей доли в стране по специальностям для судостроения, меньше половины того, что нужно для восполнения естественной убыли специалистов в промышленности. И с этим надо что-то делать, или через 10 лет производства встанут.

С подготовкой расчетчиков и проектировщиков легче — у нас сохранились очень квалифицированные специалисты, наши научно-педагогические школы в этих направлениях, без ложной скромности, ведущие в мире. С подготовкой технологов, механиков, электриков сложнее — здесь очень важна учебно-лабораторная база, а ее нам нужно развивать и совершенствовать.

Пока выходим из положения за счет кооперации, базовых кафедр на предприятиях, интегрированных научно-инновационных структур с крупными научными центрами и ведущими вузами.

— В каких отраслях судостроения мы опережаем потенциальных конкурентов, а в каких отстаем? Каковы векторы этих процессов?

— Здесь все довольно просто. Мы в кораблестроении практически ни от кого, кроме американцев, не отстаем. Да и от них отставание не критическое — у нас военные доктрины разные, у них — авианосные ударные группировки, у нас — подводный флот. Корабли по новым проектам строятся.

В судостроении ситуация другая — и экономически, и технологически мы пока далеко не первые. Кроме арктической тематики — здесь мы, пожалуй, мировые лидеры.

Отдельно надо сказать по речному судостроению — здесь уникальная ситуация, у нас связность территории зависит от речного транспорта, есть такие места, куда кроме как по рекам груз доставить невозможно, а средний возраст речных судов у нас очень велик, если не ошибаюсь, то более 4 тыс. единиц старше сорока лет. Думаю, нас ждет массовая кампания по строительству речных судов, модернизации и созданию новых верфей для речного судостроения.

Мы тут участвуем, «Корабелка» предложила концепцию глубокой модернизации Онежского судостроительного и судоремонтного завода, создания на его базе «цифровой» верфи. Это не просто IT-тема, как у многих, кто сейчас «цифровизацией» занимается. «Цифровая» верфь по нашему предложению — это гибкое производство с высокой степенью автоматизации, построенное на современных российских производственных «цифровых» технологиях и объединенное единой информационно-управляющей программной средой.

Такая верфь должна, по нашему мнению, стать образцом для тиражирования испытанных на ней решений для больших верфей, в том числе военных. И еще один тренд просматривается — это создание скоростных пассажирских судов, «алюминиевое» судостроение, способное обеспечить повышение топливной эффективности, которое, надеюсь, с появлением новых высокопрочных и недорогих алюминиевых сплавов и новых технологий постройки будет развиваться опережающими темпами.

— Соответствует ли уровень заработной платы профессорско-преподавательского состава решаемым задачам?

— Очень неоднозначный вопрос. Если сравнивать с теми странами, с которыми мы конкурируем, то в среднем: в Китае зарплата профессора примерно вдвое выше, чем у нас, в Корее — вчетверо, в Германии — в восемь раз. Это я реальные зарплаты ввиду имею, полные, а не только окладную часть.

У нас многие преподаватели и сотрудники вынуждены по совместительству работать где-то. Это не здорово, работа преподавателя требует полной отдачи, но жить то людям как-то надо. Хотя вообще возможность иметь в вузе конкурентоспособные зарплаты есть: инженерный вуз может, и должен зарабатывать деньги научными исследованиями и разработками для промышленности.

— Есть ли технологии прорывного характера, разработанные за последнее время в СПбГМТУ?

— У нас в январе прошло заседание наблюдательного совета, там мы впервые показали выращенные по технологии прямого лазерного выращивания лопасть полого винта для подруливающего устройства и крупногабаритный титановый корпус компрессора газотурбинного двигателя, на сегодня — это самое крупное из выращенных с помощью аддитивных технологий титановое изделие.

То есть мы разрабатываем (и изготавливаем, и на заводы поставляем) и технологические установки, и высокопроизводительные технологии аддитивного производства крупногабаритных изделий из различных материалов. Как раз недавно несколько наших изделий в составе перспективного ракетного двигателя успешно выдержали испытания — такого еще никто в мире не делал. Эти работы идут у нас под патронажем Военно-промышленной комиссии.

Сейчас для двух предприятий ОСК и двух предприятий ОДК установки в разработке находятся, к концу года будем заказчикам сдавать. Здесь как раз сказался эффект создания интегрированной научно-инновационной структуры — год назад мы превратили Институт лазерных и сварочных технологий в структуру, объединяющую под единым руководством профильные подразделения «Корабелки», Питерского Политеха и Центра технологий судостроения и судоремонта. И вот результат.

Вообще я идею создания таких интегрированных структур в Германии подсмотрел — там так создавались центры превосходства на базе ведущих университетов.

И обязательно надо упомянуть еще две вещи — это подводная робототехника, технологии автономных необитаемых подводных аппаратов, в том числе глайдеров, мы тут работаем в кооперации с компанией «Океанос», и второе — автоматизированная технологическая оснастка — Научно-производственный центр «Корабелки» разрабатывает ее и продает практически по всему миру, выигрывая конкурентную борьбу и с европейцами, и с американцами, и с японцами.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин


Россия. Аргентина > Образование, наука > минобрнауки.рф, 9 февраля 2018 > № 2493021

Россия и Аргентина укрепляют сотрудничество в области науки и образования

7 февраля в Минобрнауки России в рамках работы Межправительственной Российско-Аргентинской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству состоялось заседание Российско-Аргентинской рабочей группы по образованию, науке и технологиям.

Российскую делегацию возглавил заместитель директора Международного департамента Минобрнауки России В.М. Смирнов, а аргентинскую – заместитель главы миссии посольства Аргентинской Республики в Российской Федерации Роландо Уго Покови.

Стороны обменялись информацией о современном состоянии законодательной базы обеих государств в научно-образовательной сфере и наметили направления взаимодействия в вопросах взаимовыгодного сотрудничества. Особое внимание делегации уделили вопросам кооперации в области связи, информационных технологий и космической отрасли.

Представители российских научных и образовательных организаций, коммерческих компаний представили свои предложения по перспективам налаживания и развития взаимовыгодных связей с аргентинскими партнёрами.

По результатам мероприятия главы делегаций подписали Протокол заседания, который отразил текущие и перспективные направления взаимодействия в вопросах двустороннего научно-образовательного сотрудничества.

Россия. Аргентина > Образование, наука > минобрнауки.рф, 9 февраля 2018 > № 2493021


Россия > Образование, наука > ras.ru, 8 февраля 2018 > № 2502272 Андрей Фурсенко

Андрей Фурсенко: альтернативы академии наук в России нет

8 февраля в России отмечается День российской науки. В этот день президент РФ Владимир Путин запланировал целый ряд мероприятий, призванных показать внимание государства к проблемам научного сообщества, включая посещение новосибирского Академгородка и заседание президентского Совета по науке и образованию.

Накануне этих событий помощник президента Андрей Фурсенко, курирующий вопросы развития научной деятельности, рассказал в интервью ТАСС о том, как он видит ситуацию в науке и в Российской академии наук, когда могут быть внесены изменения в статус РАН, в каких областях российские ученые на равных конкурируют с иностранными учеными и почему "золотой век" отечественной науки был не во времена СССР, а, возможно, только начинается.

— В последний месяц стала активно обсуждаться тема изменения статуса РАН. Новый президент академии, по его словам, заручился в этом поддержкой президента, сказал, что сделано это будет в два этапа и не за годы, а за месяцы. В результате статус РАН должен стать более высоким. Не означает ли это ревизии той реформы Российской академии наук, которая шла с 2013 года? Государство прислушалось к той части ученого сообщества, которое говорило, что науку после этой реформы фактически поставили под контроль финансистов и чиновников?

— Это означает не ревизию, это означает дальнейшее развитие этой реформы. Никто не ставил науку под контроль. Под контроль поставили лишь вопросы хозяйственного управления и финансовой дисциплины, которые передали в более привычные к этому руки. Но базовая идея реформы остается: мы должны перейти к управлению и контролю не процессов, а результатов. Это для всех нас очень важно. И, кстати говоря, в полной мере это понимает и новое руководство академии наук. Очень важно, что оно сосредотачивается не только на статусных вещах (хотя и статус очень важен), а уделяет больше внимания корневым вопросам и проблемам, связанным с решением качественно новых задач, стоящих перед страной. Эти задачи описаны в Стратегии научно-технологического развития, которую мы разрабатывали вместе с РАН и которую президент утвердил в 2016 году. Мы должны ориентироваться на глобальные — как в плане географическом, так и в плане значимости — вызовы, которые стоят перед страной и перед человечеством в целом. Причем не только сегодняшние, но и завтрашние. И наука должна быть ориентирована именно на это. На поиск ответов на проблемы и поиск путей реализации возможностей, которые в сегодняшней логике, в сегодняшней парадигме не решаются.

Поэтому изменения, которые позволят президиуму РАН получить больше полномочий для реализации функций управления научным процессом, должны быть сделаны в достаточно короткие сроки.

Но изменение статуса самой академии — юридически сложный вопрос. Академия точно не хочет быть органом федеральной исполнительной власти, условно, быть приравненной к министерству. Категорически не хочет. Потому что это означает очень сильное изменение системы работы. Они теряют коллегиальность, потому что орган исполнительной власти по определению должен быть жестко структурирован с точки зрения подчиненности. С другой стороны, Академия не хочет быть общественной организацией. РАН считает принципиально важным быть государственной академией. Это традиция. И в этом плане найти или придумать правильную форму — не так просто. Для Академии сохранение системы публичного, общественного управления, когда президиум принимает решения по ключевым вопросам, вопрос принципиальный. Это не ученый совет при руководителе министерства.

Базовая идея реформы остается: мы должны перейти к управлению и контролю не процессов, а результатов

Хочу подчеркнуть, никакой альтернативы академии как ведущему не только экспертному органу, но органу, который бы формулировал такие глобальные, масштабные предложения, в России нет. Можно сколько угодно предъявлять претензии к Академии и ее конкретным членам. Но президент всегда понимал: другого высокого места концентрации квалифицированных, ярких и талантливых людей в науке в России нет и в обозримом будущем не будет.

— Альтернативы нет, но какой дальнейший путь развития?

— Академия отошла от позиции конфронтации с властью, сегодня это позиция и Александра Михайловича Сергеева (новый президент РАН — прим. ТАСС), и его команды. Наоборот, они говорят: "Мы хотим и мы считаем, что мы должны быть полезны, и мы хотим реализовать все свои возможности". Я знаю, что они вместе с ФАНО сейчас предложили по-другому подойти к оценке и институтов, и работы, которая выполняется в рамках госзадания, то есть оценивать результат, смотреть, насколько работа результативна. И в этом плане у них полное взаимопонимание и единодушие. ФАНО готово реализовать все эти предложения и идеи РАН, оно не хочет брать на себя решение научных проблем. Потому что оно понимает, что решение должно исходить от ученых. Но это должны быть решения, позволяющие изменить научный ландшафт. И не только научный. Поэтому Академия должна получить дополнительные права, но эти права должны быть получены не для того, чтобы оставить все, как есть. Как мне кажется, РАН это понимает и делает первые шаги.

Академия провела анализ эффективности работы академических институтов (впервые за все время) и очень жестко подошла к оценке. И результатом стало то, что примерно четверть институтов попала в так называемую первую категорию: научные институты мирового уровня. Столько же попали в третью категорию: институты, которым требуются существенная реорганизация. Оставшиеся (а это почти половина) — это институты, которым есть что менять и есть куда стремиться.

И такая жесткая оценка, проведенная академической комиссией, и последующее обсуждение на президиуме показывают, что РАН готова взять на себя ответственность за науку.

— В течение каких временных рамок, как вы считаете, все эти решения, связанные с увеличением полномочий президиума, и последующие, связанные с новой организационной формой, будут приняты?

— Я думаю, что первый этап можно реализовать в течение весенней думской сессии. Это изменения в закон, какие-то вещи можно сделать без закона, подзаконными актами. И, насколько я понимаю, президент готов даже внести поправки от своего имени, не дожидаясь инициативы правительства или депутатов Госдумы. У администрации президента совместно с РАН есть поручение проработать этот вопрос и дать свои предложения.

— Вы уже упомянули о стратегии научно-технологического развития. Новый президент РАН говорил, что она должна стать основой долгосрочной научной работы. Что происходит в этом направлении?

— Я думаю, что работа ведется достаточно активно. И практически все вещи, которые сегодня делаются в научной сфере, так или иначе опираются на идеи, которые были высказаны в стратегии. В чем главный смысл стратегии? Она с самого начала была ориентирована на то, что наука должна отвечать на большие вызовы, которые связаны не с узкокорпоративным интересом, а с задачами, стоящими перед обществом и перед государством. С принятием стратегии была принята другая идеология и другой подход. Мы должны оценить, какие ключевые проблемы стоят даже не перед страной, а перед человечеством. Они коррелируют в значительной степени с "Целями тысячелетия", принятыми ООН, они коррелируют с теми большими вызовами, которые стоят перед другими странами. Это демография, экология, проблема перехода на абсолютно другой технологический уклад. И внутри стратегии есть попытка сформулировать, что и как наука должна делать для того, чтобы принять этот вызов. Сейчас правительством разрабатывается конкретный план реализации этой стратегии, в соответствии со стратегией будут изменения в государственной программе развития науки. Мы с Александром Михайловичем Сергеевым, с руководством академии это обсуждали. Они видят там себя, хотят участвовать более активно.

Советы должны не просто штамповать то, что предложено исполнительной властью или академическими институтами. Они должны, оторвавшись от текучки, попытаться предложить какие-то новые подходы, новые решения

Сейчас сформирован координационный совет для реализации стратегии во главе с Сергеевым, который будет заниматься тем, о чем мы с вами говорили: формулировать глобальные задачи. В этот совет войдут не только ученые, туда войдут представители бизнеса, представители исполнительной власти. Ниже уровнем должны быть советы по стратегическим направлениям. И эти советы должны не просто штамповать то, что предложено исполнительной властью или академическими институтами. Они должны, оторвавшись от текучки, которая всех нас захлестывает, попытаться предложить какие-то новые подходы, новые решения. Будь то в сельском хозяйстве, где селекция уступит место генному редактированию, будь то в медицине, где мы сталкиваемся с вызовом под названием "конец эры антибиотиков". Если пять лет назад еще казалось, что это фантастика и бессмыслица, то сегодня уже все видят, что это абсолютно серьезная опасность. Такие же вызовы есть в транспорте, в логистике, в цифровой экономике. Вот задачи, достойные высокого академического собрания.

— Как совместить друг с другом разные программы, которые в конечном итоге имеют общие цели инновационного развития? Есть стратегия научно-технологического развития, есть программа "Цифровая экономика", есть Национальная технологическая инициатива. И складывается впечатление, что есть внутренняя конкуренция между ними.

— Наша стратегия — это не программа, это надпрограммный документ, в котором изложены общие цели, задачи и принципы. Перечисленные вами инициативы взаимодополняют друг друга, во многом они инструментальны по отношению к Стратегии.

И мы стараемся (важно, что академия в этом принимает участие) эти принципы внедрять во все разнообразные проекты и программы. Сегодня, когда академики все-таки уже не напрямую связаны со своими институтами как хозяйствующими субъектами, мне представляется, что их ответственность — сосредоточиться на решении глобальных задач.

— Вы уже упомянули о том, что РАН категорически не хочет быть условным министерством науки. Но не надо ли создать такое министерство? Создание отдельного такого министерства не позволило бы повысить статус научной деятельности? Потому что это вход в структуры исполнительной власти, прямое получение доступа к финансированию.

— Просто министерство науки, которое было в 90-х годах, не является выходом. Сегодня не вся наука концентрируется в РАН и ФАНО. Есть национальные исследовательские центры, которые тоже занимаются академической, фундаментальной наукой, такие как Курчатовский институт или НИЦ Жуковского. Но главным партнером академических институтов является высшая школа. Поэтому сегодня мне кажется контрпродуктивным разрывать управление университетами и научными исследованиями. Мы очень много сделали для того, чтобы высшая школа стала не продолжением средней школы, а всерьез занялась наукой и инновациями. С 2004 года, когда было принято решение о создании министерства образования и науки, ситуация в высшей школе поменялась радикально. Конечно, академическая наука, основанная на бывших академиях, она по всем направлениям — и по количеству произведенной научной продукции, и по количеству исследователей — более значима, чем наука университетская. Но за эти годы произошла достаточно серьезная интеграция науки и высшей школы. Поэтому какие-то изменения в сегодняшней структуре могут происходить, но надо быть очень осторожными.

— Вы говорили, что наука должна быть ориентирована на результат. И в этом смысле понятно, когда критериями выбираются публикации или цитируемость. Но есть еще такой простой и понятный для обывателя параметр, как Нобелевская премия. В США количество нобелевских лауреатов больше 300, у нас порядка 20, и это с учетом писателей. Но организация научной работы в США принципиально другая.

— Мы упираемся в очень сложные вещи, которые в названии одной книги звучали "Почему Россия не Америка". Если говорить только о наградах, то, во-первых, любая премия, какая бы они ни была, субъективна. Во-вторых, мы знаем достаточно много примеров, когда в науке получали премии представители других стран, а не Советского Союза, потому что часть из этих работ была недостаточно хорошо известна, а часть просто не получала из-за антагонизма по отношению к СССР. Премии — это зачастую не только научная, но и политическая история. Кроме того, даже на примере наших госпремий мы видим, что людей, которые заслуживают такой премии, больше, чем премий. Например, в этом году будет очень жесткая конкуренция. То же самое с молодежными премиями. Много действительно хороших работ.

— Ну, это же тоже можно считать неким признаком повышения качества научной деятельности в стране в последние годы?

— Безусловно. Но возвращаясь к Нобелевским премиям. Америка — это же "пылесос" с точки зрения привлечения научных кадров, которых она собирает со всего мира. Поэтому Нобелевская премия — это, конечно, индикатор, на него надо смотреть. Но я бы не считал, что это ключевая вещь. Понимаете, у нас по Филдсовской медали — премия в математике, сравнимая по значимости с Нобелевской, — российских математиков традиционно довольно много. Часть из них работают в России, часть из них уже в России не работают. Но это наша школа, наши результаты.

— В Новосибирске на заседании президентского совета будет рассматриваться международная научная кооперация. Вы ожидаете в ближайшие годы реализации крупных проектов с участием российских ученых, сравнимых с тем же Большим адронным коллайдером, где сотни российских ученых работают в кооперации с другими учеными над одной общей проблемой?

— Мы в этом году запустили XFEL — европейский рентгеновский лазер на свободных электронах. Проект по масштабу сравнимый с Большим адронным коллайдером. Мы успешно работаем в ИТЭР (международный экспериментальный термоядерный реактор — прим. ТАСС). Мы участвуем в Европейском центре синхротронного излучения и вносим свой вклад. Работаем в проекте FAIR (Facility for Anti-proton and Ion Research — международный Центр по исследованию тяжелых ионов и антипротонов — прим. ТАСС). Но сегодня для нас самое главное — это добиться того, чтобы мы начали "приземлять" международные проекты на территории России. Я думаю, что этот вопрос тоже будет затронут во время встречи в Новосибирске.

Мозги, как мы знаем уже, могут течь туда-сюда. А если масштабная инфраструктура здесь и если она правильно организована, то и мозги со всего мира тоже начинают притекать сюда

У нас есть примеры. В проекте NICA (Nuclotron based Ion Collider fAcility — новый ускорительный комплекс на базе Объединенного института ядерных исследований в Дубне) мы договорились об участии международного научного сообщества. Но мы рассчитываем, во-первых, его расширить, во-вторых, не ограничиваться NICA. У нас есть в Гатчине проект ПИК (исследовательский ядерный реактор на базе Петербургского института ядерной физики — прим. ТАСС). У нас обсуждаются несколько других проектов: в Новосибирске, Москве, в Нижнем Новгороде. Для нас очень важная вещь — это создать ситуацию, при которой бы проекты megascience (крупные международные научные исследовательские центры) создавались на территории России. Инфраструктура, как одна из составных частей любой науки, в большей степени привязана к стране. Понимаете, мозги, как мы знаем уже, могут течь туда-сюда. А если масштабная инфраструктура здесь и если она правильно организована, то и мозги со всего мира тоже начинают притекать сюда. В том же ЦЕРНе работает больше тысячи наших ученых. Более того, один из первых руководителей ЦЕРНа говорил мне, что в значительной степени успех Большого адронного коллайдера связан с работой российских ученых.

— А иностранные ученые готовы к такому сотрудничеству? Готовы ли они передавать технологии, чтобы они оставались у нас, в нашей инфраструктуре?

— Во-первых, участвуя в этих проектах, в частности, в XFEL, мы получили право на всю интеллектуальную собственность, созданную в рамках этого проекта. Это очень важный момент. То же самое в ITER (Международный экспериментальный термоядерный реактор — реализуемый во Франции крупный международный научный проект — прим. ТАСС). Вложив свои деньги, мы получили право на всю эту интеллектуальную собственность. То есть все наработки, которые были реализованы во время создания этой уникальной установки, они теперь могут быть использованы нами. Это очень важный момент.

Во-вторых, люди, которые создавали такого типа установку, независимо от того, где они живут, заинтересованы в продолжении своего труда, в развитии. Поэтому мы имеем достаточно хорошие шансы пригласить ведущих специалистов, которые занимались этой работой и заинтересованы в реализации своих идей.

Но с самого начала надо ориентироваться на то, что эти новые установки стали бы частью европейской, мировой сети этих уникальных установок. Так же, как сегодня ЦЕРН открыт для нас, так же, я думаю, очень важно, чтобы были открыты для иностранных ученых Дубна, Академгородок, другие российские центры.

— Часто можно услышать мнение, что советское время было "золотым временем" науки в нашей стране: неограниченные ресурсы, видимые результаты научной деятельности. К тому же от науки зависело выживание государства — не было бы созданной учеными атомной бомбы, геополитический расклад в мире мог бы быть совсем другим.

— Про "золотой век" советской науки — это преувеличение. Один мой коллега, работавший со мной в советское время в институте, поработав за границей, на мой вопрос про то, как там устроена наука по сравнению с нами, ответил: "Представляешь себе футбольное поле с очень хорошим газоном. Один квадратный метр этого газона — это наш". Наверное, и это было преувеличением. Но главное то, что после распада СССР в девяностые годы возникла ситуация, когда продвигаясь по разным направлениям, мы ни одного квадратного метра нигде не имели. Мы встроились в чужие научные цепочки и перестали думать о том, что вообще очень важно, чтоб была какая-то своя зона, где мы были бы первыми либо абсолютно конкурентными. Мы стали обслуживающим персоналом. Сегодня по некоторым направлениям мы возвращаемся.

— А по каким?

— В тех же самых крупных инфраструктурных научных проектах мы, я считаю, конкурентны. XFEL — это несомненный успех. Понимаете, мы показали, что наша работа — хотя совместная, но то, что сделали мы, это может быть выделено и может быть показано как значимый результат.

По математике у нас есть качественные вещи. Хотя это всегда было нашей сильной стороной. У нас взрывной рост хороших публикаций в области наук о жизни. Мы начали по определенным направлениям там конкурировать. Не за первые места, но начали, в общем, как-то проявляться. Любопытно, что в этом направлении работает много молодежи. В материаловедении, я считаю, у нас есть неплохие заделы и результаты. Математика — традиционно сильная школа, которая регулярно подтверждает свои высокие позиции. Для нынешней эпохи данных и алгоритмов это принципиально важно. Кстати, именно благодаря математической школе наши школьники и студенты из года в год становятся призерами международных соревнований по программированию.

В советское время было мало вариантов проявить себя, и наука была одним из этих вариантов. А сегодня — поляна безгранична

Кстати, у нас за десять лет в полтора раза увеличилось количество молодых ученых, до 39 лет. Поэтому не исключено, что "золотой век" отечественной науки начинается именно сейчас. Почему? В советское время было мало вариантов проявить себя, и наука была одним из этих вариантов. А сегодня — поляна безгранична. И не только в России, но и за рубежом. И тем не менее в полтора раза увеличилось количество молодых ученых. Почему молодой человек выбирает тот или иной путь? Первое, он считает, что он может обеспечить свою семью и себя. Второе — у него нормальные условия работы, на современном оборудовании. Третье — у него есть перспективы. Если нет хотя бы одного из этих трех, он ищет другие варианты. Что мы видим сегодня? Тенденция переломилась, молодежь идет в науку и остается в ней. Они выбирают эту траекторию уже в новых условиях, а не остались в ней с советских времен. И те люди, которые возвращаются из-за рубежа, приезжают в Россию работать, — они тоже это осознанно делают. Таких тоже немало. Это означает, что у нас неплохие перспективы. Мы, к сожалению, не умеем о наших перспективах достойным образом рассказывать. Но это уже отдельная история.

— Вам стало с новым руководством РАН работать легче, чем с предыдущим? Публичных конфликтов стало меньше.

— У меня личные отношения и с Владимиром Евгеньевич Фортовым, и с Юрием Сергеевичем Осиповым (предыдущими президентами РАН — прим. ТАСС) были хорошие. Я же тоже вышел из академической среды. Но мне очень импонирует, что Александр Михайлович (Сергеев — прим. ТАСС) настроен очень конструктивно. Он хочет добиться результата для науки.

Беседовал Максим Филимонов

Россия > Образование, наука > ras.ru, 8 февраля 2018 > № 2502272 Андрей Фурсенко


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 7 февраля 2018 > № 2488215

Студенты и аспиранты вузов могут получить стипендии Президента России для обучения за рубежом

Стартовал ежегодный всероссийский открытый конкурс для назначения стипендий Президента Российской Федерации для обучающихся за рубежом студентов и аспирантов вузов.

Цель проведения конкурса - определение списка лиц, которые будут направленны для обучения за рубеж за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета – стипендий Президента Российской Федерации – в 2018/2019 учебном году.

Принять участие в конкурсе могут обучающиеся по образовательным программам высшего образования: программам бакалавриата, специалитета, магистратуры и программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре по очной форме обучения, проявившие себя в областях науки, культуры и искусства, достигшие значительных успехов в фундаментальных и прикладных научных исследованиях, рекомендованные учёным советом вуза.

В стипендию включены расходы стипендиата Президента Российской Федерации на обучение, оформление визы, проезд до места обучения и обратно, проживание, медицинскую страховку, оплату местного транспорта.

Стипендиальные средства перечисляются Минобрнауки России непосредственно на банковский счёт принимающей организации. Рекомендуемый срок обучения - не более одного учебного года.

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 7 февраля 2018 > № 2488215


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2018 > № 2488207 Сергей Глазьев

Академик Сергей Глазьев: У нас самая чудовищная в мировой истории мирного времени экономическая катастрофа

Вскоре после того, как Российская академия наук (РАН) начала выступать с программой смены экономической парадигмы в стране, а публично защищать нынешнюю модель пришлось Анатолию Чубайсу, мы стали свидетелями так называемой "реформы" академии по все большему ограничению ее полномочий. Последний инцидент — срыв выборов президента РАН и попытки переподчинить избрание напрямую главе государства. Как считает академик Сергей Глазьев, реформа РАН дает результаты, обратные официально заявлявшимся, но ученые еще могут поставить экономику на правильные рельсы. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU в кулуарах Московского экономического форума.

– Сергей Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о последних событиях в РАН, что за процессы идут и как академики их оценивают?

Сергей Глазьев: Реформа, которая была навязана Академии наук несколько лет назад, фактически не достигла своих результатов, а имела прямо противоположный эффект. Ожидалось, что работа ученых будет освобождена от чрезмерной опеки, хозяйственно-бюрократической нагрузки по управлению, однако, на самом деле, произошла очень серьезная бюрократизация работы академических институтов. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) ведет себя как вышестоящая структура и заставляет ученых писать бесконечные отчеты, которые чиновники этой организации не в состоянии даже понять и разобраться в них. Мелочная регламентация, формализм и сверхбюрократизация очень серьезно мешают научному процессу, усложняя, а не упрощая работу ученых.

– Что делать в этой ситуации?

Сергей Глазьев: Я думаю, что нужно вернуться к тем принципам, о которых говорил президент, когда замышлялась реформа, и добиться правильной субординации. Есть руководство Академии наук, оно определяет основные направления фундаментальных исследований, а ФАНО должно быть сервисной организацией, которая работает в рамках обязанностей, определенных президиумом РАН.

– Все-таки как Вы оцениваете ситуацию с выборами президента РАН – что происходит?

Сергей Глазьев: Никак не оцениваю. Выборы нам сорвали.

– Как Вы считаете, тормозит ли реформа РАН модернизацию экономики, создание 25 млн высокотехнологичных рабочих мест – того, к чему не раз призывал президент?

Сергей Глазьев: Реформа к этому отношения не имеет, потому что если говорить о вкладе РАН в экономическое развитие, то здесь нам остро не хватает механизма коммерциализации научно-исследовательских разработок. Этот механизм должен включать в себя венчурные фонды, банки развития, инвестиционные фонды. Если бы ФАНО занималось созданием механизма внедрения научных достижений в практику, то это было бы очень хорошо. Вместо этого чиновники занимаются мелочной регламентацией по использованию имущества. Здесь можно без чиновников разобраться, как эффективно использовать имущество. А вот задача организации продвижения научных результатов в практику – как раз функция правительственных ведомств, которая сегодня пробуксовывает. Поэтому вопрос о том, почему открытия наших ученых внедряются по всему миру, но только не у нас в стране, это вопрос не к Академии наук, а вопрос к работе Правительства, Центрального банка, которые формируют экономическую политику и ответственны за то, чтобы создавать условия.

– Кстати, о внедрении разработок и отношении к ученым за рубежом. Пока у нас ограничивают функционал РАН, Китай занялся активным возвращением своих ученых из США, об этом на днях писала китайская пресса. Не пора ли нам заняться тем же?

Сергей Глазьев: Китай занимается этим давно и успешно, у нас тоже предпринимаются попытки. Но здесь главное даже не финансирование научных работ, а для наших зарубежных коллег существует система грантов, которая стимулирует их возвращение в российские учебные, научные организации, главное – практическая реализация, о чем я уже говорил. Ученому ведь очень важно видеть результат своей работы на практике. Сегодня между фундаментальной и прикладной наукой во многих отраслях знаний фактически барьер стерт, и вчерашние научные лаборатории повсеместно становятся преуспевающими фирмами. Для того, чтобы российские умы не "экспортировались", а, наоборот, возвращались в Россию, очень важно создание благоприятной среды для инновационной активности.

– Последние месяцы обсуждаются разные экономические стратегии, мейнстрим – это, видимо, стратегия Кудрина, но есть и другие, в том числе та, которую предлагала РАН. Сейчас можно ли сказать, что ученые привлечены к этой работе или, наоборот, оттеснены от нее?

Сергей Глазьев: У ученых РАН всегда была и есть позиция, основанная на научных знаниях о закономерностях экономического развития. Она, к сожалению, не востребована органами государственной власти уже 25 лет. Те рекомендации, которые последовательно отстаивает академическая наука, доказали свою практическую эффективность, проявились в экономическом чуде Китая, в ряде других стран, где ведется разумная экономическая политика. Наша экономическая политика ведется в угоду компрадорской олигархии, спекулянтам и западному капиталу. Мы следуем по траектории МВФ, у которого задача – не экономический рост, а создание благоприятных условий для движения американского капитала по всему миру. Везде, где МВФ работает, мы видим экономические катастрофы.

Наша страна здесь не исключение, а один из типичных примеров следования рекомендациям МВФ, в результате чего снижается инвестиционная активность, падает производство, но зато экономика "успешно колонизируется" западным капиталом. У нас уже больше половины промышленности принадлежит нерезидентам.

Если цель заключается в том, чтобы из России сделать колонию для западного капитала, то политика, проводимая на протяжении 25 лет у нас, можно сказать, очень успешна. Но она не имеет никакого отношения ни к национальным интересам, ни к задачам экономического развития.

– Если цель – экономическое развитие, то что нужно делать?

Сергей Глазьев: Нужно внедрять не рекомендации МВФ, а рекомендации ученых РАН, которые основаны на понимании закономерностей экономического развития, знании международного опыта и блестяще себя зарекомендовали экспериментально. У нас прекрасный, уникальный в экономической истории эксперимент – мы одновременно с Китаем начинали реформы по переходу от директивной к рыночной экономике. Китай совершил экономическое чудо, сегодня производит уже в шесть раз больше продукции, чем мы, а у нас самая чудовищная в мировой истории мирного времени экономическая катастрофа. Есть наглядные подтверждения, по которым можно говорить, какая концепция правильная, а какая – нет.

– Хотите сказать, что несостоятельность нашей концепции уже доказана?

Сергей Глазьев: Несостоятельность либертарианской концепции вашингтонского консенсуса получила экспериментальное подтверждение в России, а концепция интегральной экономической политики, сочетающей планирование и рыночные механизмы, дала блестящие результаты. Что еще нужно для доказательств, я не понимаю.

Сергей Хурбатов

Источник

http://kolokolrussia.ru/ekonomika/sergey-glazev-u-nas-samaya-chudovischnaya-v-mirovoy-istorii-mirnogo-vremeni-ekonomicheskaya-katastrofa

Колокол России

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2018 > № 2488207 Сергей Глазьев


Россия. ЮФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 6 февраля 2018 > № 2486850

Молодежная площадка откроет Российский инвестиционный форум

Впервые программу Российского инвестиционного форума в Сочи откроет День молодежного предпринимательства. Более 700 молодых людей получат возможность заявить о своих проектах на всю страну. А для тех, кто только думает об открытии бизнеса, Форум станет важным стимулом поверить в свои силы.

Тема молодежного предпринимательства и раньше активно обсуждалась на Российском инвестиционном форуме. Однако в 2018 году она будет представлена на качественно новом уровне — ей будет посвящен «нулевой» день Форума. 14 февраля в Главном медиацентре в Олимпийском парке Сочи соберутся более 700 молодых предпринимателей со всей страны. Все молодые участники, приглашенные на форум, не старше 30 лет, каждый из них более трех лет занимается бизнесом, который по итогам 2017 года показал оборот свыше 10 млн рублей.

Ключевым мероприятием деловой программы станет панельная дискуссия «Роль молодежи в формировании будущего». Участники вместе со спикерами обсудят роль молодежи как двигателя инновационного творчества и носителя интеллектуального потенциала в эпоху четвертой промышленной революции. Спикерами дискуссии станут: руководитель Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев, советник Министра экономического развития Российской Федерации Юлия Алферова, директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития Российской Федерации Максим Паршин, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, вице-президент ПАО «Сбербанк» Андрей Шаров.

Также состоятся Деловые сессии, посвященные различным аспектам молодежного предпринимательства. Отдельные сессии будут посвящены вопросам социального предпринимательства, защиты интеллектуальной собственности, правовым аспектам использования криптовалют и возможностям для молодежи в цифровой экономике.

Минэкономразвития России организует сессию «Развитие молодежного предпринимательства и инновационного творчества» .

Общероссийская общественная организация «Деловая Россия» представит на своей сессии кейсы успешных студенческих стартапов, ставших лидерами европейской и отечественной промышленности. Участники сессии дадут начинающим предпринимателям практические рекомендации по построению и развитию бизнеса.

На сессии Общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России» обсудят создание комфортной предпринимательской среды и развитию наставничества в секторе.

В рамках деловой программы участники обсудят перспективы ведения бизнеса на селе, меры государственной поддержки и вопросы конкуренции со стороны крупных агропроизводителей. Сессия «Новая экономика городов» коснется потенциала молодежного предпринимательства в условиях меняющегося рынка труда.

В основные дни форума 15 и 16 февраля на экспозиции Росмолодёжи пройдут встречи с молодыми успешными предпринимателями, представителями государственных ведомств и госкорпораций. Так, 15 февраля перед участниками выступит глава Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев. Также в основные дни форума планируется подписание партнерских соглашений между Федеральным агентством по делам молодежи и рядом организаций.

Организаторами мероприятия выступают Федеральное агентство по делам молодежи и ФГБУ «Российский центр содействия молодежному предпринимательству» при поддержке Фонда «Росконгресс».

Россия. ЮФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 6 февраля 2018 > № 2486850


Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 4 февраля 2018 > № 2483050

81-летняя китаянка Сюэ Миньсю в воскресенье получила диплом об окончании Тяньцзиньского университета /Северный Китай/. Ради этого долгожданного момента она усердно работала несколько лет.

"Я считаю, что смысл жизни в том, чтобы постоянно ставить перед собой новые задачи и самосовершенствоваться, поэтому я хочу поблагодарить Тяньцзиньский университет за ценную возможность воплотить в жизнь мечту, осуществить которую в более раннем возрасте я не смогла", - сказала новоиспеченная выпускница на церемонии вручения дипломов.

Женщина отдала должное современной системе дистанционного обучения, которая позволила ей получить высшее образование, а также выразила особую благодарность преподавателям Тяньцзиньского университета, которые поддерживали ее и помогли ей реализовать мечту.

Сюэ Миньсю поступила в Тяньцзиньский университет на курс "Электронная коммерция" по программе дистанционного образования в марте 2014 года, когда ей было 77 лет.

Она оказалась не только самой старшей студенткой в своей группе, но и одной из самых усердных. Она каждый день вставала в пять часов утра и первым делом включала компьютер, чтобы позаниматься.

Целых четыре года Сюэ Миньсю не включала телевизор, потому что решила проводить время более плодотворно, посвятив его учебе.

Финальный экзамен ей удалось сдать лишь с седьмой попытки. В итоге ее старания увенчались успехом, она получила диплом.

81-летняя женщина владеет пятью языками - китайским, английским, французским, русским и латынью, она также хорошо освоила такие программы, как Excel и Photoshop. В свободное от учебы время Сюэ Миньсю увлекается фотографией, катанием на коньках и плаванием.

Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 4 февраля 2018 > № 2483050


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > amurmedia.ru, 2 февраля 2018 > № 2492808 Денис Корнев

Денис Корнев: Клуб миллионеров - не волшебная палочка

О том, как можно поменять жизнь людей и научить их строить свое благосостояние, рассказал руководитель хабаровского Клуба миллионеров

Очень многие люди мечтают о том, чтобы изменить свою жизнь, как говорится, "в корень". Для этого в современном мире нужны, конечно же, деньги. И речь не идет о десятках, или сотнях – речь идет о миллионах. Для тех, кто хочет научиться грамотно управлять своими финансами и хочет лучшей жизни для себя и своих близких существует программа обучения финансовой грамотности в "Клубе миллионеров". О том, какими инструментами этого можно достичь, в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал тренер "Клуба Миллионеров" в Хабаровске Денис Корнев.

Я родился в обычной советской семье, папа мой – офицер армии, мама – бухгалтер, у нас никогда не было мегадоходов, жили, как все. Учился в школе, после школы служил в армии, после армии работал в правоохранительных органах, затем перешел в банковский сектор. Случайно, в период своего глубокого финансового кризиса я попал на тренинг личностного роста "Матрица. Перезагрузка", где познакомился с Максимом Темченко (автором и создателем международной франшизы Курса личных финансов "Клуб Миллионеров" — ред.). И вот после этого тренинга в моей жизни стали происходить изменения. Сначала я пересмотрел отношение к миру, к людям, потом стали появляться мысли о миссии, цели в жизни и так далее. Но уверенности в том, нужен ли мне "Клуб миллионеров", не было. Прийти в Клуб меня, можно сказать, заставил мой друг Павел, который к этому времени испробовал его, что называется, на себе. Иди, говорит, в Клуб миллионеров, это тебе нужно, я это вижу по тому, как ты относишься к своим деньгам. Я думал: люди просто собираются, наверное, хорошо проводят время, и все. Не верил я в это. Думал, это что-то вроде секты, куда людей заманивают несбыточными обещаниями. Теперь я понимаю, что и само понятие "секта" у нас стало несколько размытым – по сути, сектой можно назвать любое сообщество людей, собирающихся по определенным интересам.

Первое впечатление от Клуба миллионеров – я просто обалдел от своей финансовой безграмотности, от того, насколько бездарно и безрассудно я распоряжался своими доходами и тратил деньги. Первое время после тренинга "Матрица" и после "Клуба" даже моя супруга относилась с иронией к тому, чем я занимался, но после она стала прислушиваться к моим мыслям. Я ей сказал: ты можешь сколько угодно смеяться надо мной, но давай посмотрим на десять лет назад и посчитаем, сколько денег за это время прошло через наши руки. И мы вместе оглянулись назад, посчитали… Ну, купили детям квартиры, гараж, ну, машину, дачу… Но денег-то было гораздо больше!

И когда стали осознавать, что эти деньги растворились бесследно, волосы зашевелились буквально везде. Я предложил супруге: давай ты тоже пройдешь курс в Клубе миллионеров, хотя бы для того, чтобы просто понимать эти процессы. Она прошла курс уже когда я сам стал тренером, и сейчас у нас есть общие цели, общее понимание процесса зарабатывания и траты денег. Позже к этому процессу я привлек всех своих ближайших родственников – сестру, детей – для того, чтобы мы ставили одинаковые цели и имели общий и всем понятный маршрут их достижения. У меня две дочери, младшей – 8 лет, и уже сейчас она участвует в тренингах, которые провожу я и мои партнеры, и имеет колоссальный ресурс экономии времени. Она знает, что такое подушка финансовой безопасности, что такое "денежная курица" и зачем она нужна. И не просто знает, а умеет всем этим пользоваться.

— Денис, Вы говорите, что Клуб миллионеров учит финансовой грамотности, способности самоорганизовываться и так далее… Но все равно это звучит несколько абстрактно. Что люди делают в Клубе миллионеров такого, что у них так меняется сознание? Что их толкает вперед?

— Существует достаточно много школ повышения эффективности бизнеса, школ зарабатывания денег, достижения целей. Все они хороши и по-своему уникальны. Чем отличается от них Клуб миллионеров? Есть определенные алгоритмы действий. Когда человек начинает их изучать, он говорит себе "да я же все это знал, но я не делал почему-то". Есть алгоритм действий: делай 1, 2, 3, 4, 5 и будет тебе счастье. Идешь, делаешь этот алгоритм, он входит в твою жизнь, и ты начинаешь постепенно достигать каких-то результатов.

Многие люди, прочитав какую-то книжку, решают: все, с завтрашнего дня я буду жить по-другому, думать по-другому и так далее. Потом через некоторое время человека будто течением сносит назад, на тот берег, откуда он отчалил. Ослабевает желание, иссякает энергия, возникшая после прочтения книги либо прослушивания курса лекций. Клуб миллионеров отличается тем, что не просто дает технологию, он меняет убеждения человека. И когда у человека меняются убеждения, меняется его жизнь.

Вот пример. Есть человек, так сказать, в нынешней ситуации, некий Я-1, и тот, каким он хочет стать, назовем его Я-2. И есть результаты, Р-1 и Р-2 – каждый человек имеет какой-либо результат, которого он добился здесь и сейчас, и есть результат, к которому он стремится. Каждый результат достигается путем неких действий. Действиям предшествуют мысли. Но каждый человек наверняка достигал когда-то других результатов. К примеру, всегда зарабатывал 100 тысяч рублей, а в один месяц заработал 200. Кажется, все просто – совершай другие действия и получишь другой результат. Но тут возникает барьер. Почему? Потому, что мышление осталось прежним. Очевидное решение – поменяй мысли, как пишет Наполеон Хилл, "думай по-богатому", и все будет. И человек такой: "все, я думаю по-богатому!", аА все равно его назад сносит. Почему? Потому что его убеждения не позволяют ему думать иначе. К примеру, у некоторых людей есть убеждение, что "в нашей стране честным трудом нельзя заработать больше 500 тысяч рублей". Какой предел заработка у этого человека? Правильно, 499 тысяч рублей. Как мыслит человек в позиции Я-2? "Как можно зарабатывать меньше 500 тысяч рублей в месяц? Как вообще можно жить на эти деньги?" Разница колоссальная.

То есть человек, который меняет свои убеждения, по-другому действует и достигает других результатов. Этим Клуб миллионеров и отличается от других: он не дает просто алгоритм действий, он меняет убеждения, и меняет их через цели. Очень важно, если у человека есть цели, которых он реально хочет достигнуть. Есть цели на уровне желаний – "хочу собственный самолет, яхту и остров", и на уровне потребностей. И задача Клуба – цели сверху, "хотелки", переводить в разряд потребностей.

И за время курса меняются убеждения человека. Например, человек говорил: я, в принципе, могу полететь в бизнес-классе, деньги позволяют, но я не полечу, потому что дорого. За время обучения в Клубе человек начинает мыслить как в позиции 2, делать как в позиции 2 и получать соответствующий результат.

Происходят изменения. Как это делается? Имеются определенные технологии. И в подтверждение того, что это возможно, вспомните себя 10-15 лет назад и людей, которые вас тогда окружали. Я более чем уверен, что прошло время, а есть такие люди, которые на том уровне и застряли. И им хорошо – доходы, уровень жизни – все устраивает. Они не хотят меняться. А вы поменялись за это время. Потому что у вас были определенные цели.

Это пример того, что можно менять свою жизнь и свои убеждения, когда у человека меняются цели. Вот в Клубе миллионеров один из блоков посвящен как раз постановке целей, пониманию, истинные ли они, действительно ли человек этого хочет, он этого хочет или хочет его жена и так далее. Благодаря тому, что мы разбираемся с целями, мы засаживаем человек в голову те убеждения, которые действительно позволят ему измениться и прийти к определенному результату. А конкретных примеров очень много. Все выпускники Клуба миллионеров пишут отзывы. Вот: "Несмотря на увольнение, мой доход вырос до 80 тысяч рублей в месяц. Долг уменьшился на 20 тысяч рублей. Создал новый источник дохода от недвижимости с инвестициями в 500 тысяч рублей. Ожидания от курса оправдались на 100%". Вот это вдохновляет. Когда благодаря внедрению в жизнь людей, казалось бы, элементарных вещей, видишь результаты этих людей, слышишь благодарности от них – хочется это дело продолжать.

— Какие люди к вам приходят?

Абсолютно разные. Спрашивают: нужно ли быть миллионером, чтобы прийти в Клуб миллионеров? Отвечаю: нет. Но вы им станете 100%. Кто-то через 3 месяца. Кто-то через полгода. Кто-то через три года, пять, но это неизбежно, потому что происходит изменение сознания, убеждений, и человек, прошедший курс, просто не позволит себе жить так, как он жил прежде, и относиться к деньгам так, как он относился раньше. Это неминуемо приведет к результату, в зависимости от той скорости, которую человек принимает для себя. Есть примеры, когда человек прошел курс и видит, что вроде ничего не поменялось. Проходит несколько лет, человек запускает свой прибыльный бизнес, избегая тех ошибок, которые он мог бы допустить. Человек может даже не понять, что это следствие тех трансформаций, которые были запущены в Клубе.

— Сколько времени существует Клуб и сколько людей прошло через него за это время?

— За 8,5 лет существования Клуба в Хабаровске выпустилось 673 человека. Это 43 группы в среднем по 15 человек. Каждая группа формируется волшебным образом под запрос людей, которые в нее входят. Там случайных людей не бывает. Иногда случается так, что человек записался в группу, и по каким-то обстоятельствам не пошел в нее. Попадает в другую и там находит себе партнеров по бизнесу, жену, друга – такие случаи бывают. В целом по России Клуб прошли около 3000 человек.

— Сама программа обучения меняется? Как часто и под влиянием чего?

— Под влиянием внешних факторов, разумеется. По-другому ведет себя экономика, появляются новые инвестиционные инструменты, другой опыт. Он анализируется экспертами, тренерами клуба и программа меняется. Вот сейчас я провожу Клуб в версии 2.0. И с 25 января в Москве стартует версия 3.0. Автор этой методики запускает третью версию клуба, в Хабаровске она появится к концу 2018 года, после того, как я сам познакомлюсь с ней, пройду дополнительное обучение и повышение квалификации.

— Чем версии отличаются друг от друга?

— Больше жизненных примеров, больше информации. Какая-то информация ушла, какая-то появилась… Важный момент: почему не часто обновляется? За 8,5 лет это всего лишь третья версия? Потому что в Клубе даются фундаментальные знания, которые позволяют в любой этап, в любой ситуации и в любом городе внедрять эти вещи и получать результат. Это не то, что меняется каждый месяц. Это не модные тренды, сиюминутные вещи. Мы говорим о фундаменте, который позволяет человеку осуществлять долгосрочное планирование, формировать капитал, управлять им, планировать свою жизнь на 100, 200 лет вперед – как будут вести себя дети, внуки. То есть задавать фундамент семейного богатства. Если создавать сейчас фундамент богатой семьи то результаты будут. Пусть я сейчас не стану долларовым миллиардером, но дети мои будут иметь гораздо больше шансов стать ими.

— То есть вы хотите сказать, что Клуб дает универсальные знания, которые можно применить в различных условиях. Но разве так бывает? К примеру, при переезде в другое место человек может столкнуться с абсолютно другими условиями для ведения бизнеса, жизни?

— Вот научились вы когда-то читать. Прошло время. Поменялась экономика, жизнь абсолютно по-другому развернулась… Читать вы все равно умеете. Да, вы скажете, на родном языке умею, а на иностранном – нет. Но вы же знаете общий принцип – речь состоит из предложений, предложения – из слов, слова — из букв. Значит, сумеете освоить и любой другой язык. В Клубе мы даем такие знания, которые остаются навсегда, и при правильном подходе человек может применять их в любой отрасли – для запуска своего дела, для карьерного роста в найме, для инвестиций и так далее. У Роберта Кийосаки есть четыре основных сегмента доходов – он о них много пишет. В Клубе миллионеров мы рассматриваем шесть источников дохода. Потому как все передовые знания объединены в одну систему. Это совокупность информации и адаптация ее под Россию.

— Сколько времени длится курс?

— Он длится три месяца, и за это время формируются новые финансовые привычки у человека. Но это не волшебная палочка – человек не проснется в одно прекрасное утро миллионером. Нужно пахать каждый день, выполнять задания, внедрять это в свою жизнь. Тогда будет результат. Конечно, есть результаты и у людей, которые не особо активно вникали в курс, получили, скажем, 40% знаний. У них тоже будет результат, но чуть позже.

Все от человека зависит. Если он реально хочет к чему-то прийти, он будет делать. Еще я очень часто говорю участникам Клуба: ребята, запомните одну простую истину – если вы сами о себе не позаботитесь, никто о вас не позаботится. И из этой позиции принимайте решение. Нужно работать над собой, делать, читать, пробовать, не бояться совершать ошибки.

Могу сказать еще такую вещь. Как у нас система образования работает? Человек получает академические знания и специальные. Есть еще жизненный опыт. Человек учится в школе, а потом получает профессию. У нас есть очень много умных людей – докторов наук, профессоров, которые, прямо скажем, не богаты. Хотя они очень умные. А деньги как раз лежат внутри этого треугольника – академическое образование – профессиональное – жизненный опыт (финансовая грамотность). Чем больше его плоскость, тем больше денег там. И наша задача, чтобы площадь этого треугольника становилась больше. Как? Либо увеличивая жизненный опыт (финансовую грамотность), либо повышая уровень образования. Как приобретается жизненный опыт? Путем совершения ошибок.

Когда человек ошибается, он извлекает из этого урок. И чем больше попыток он сделал, тем больше у него жизненный опыт, финансовое образование, а значит, и денег больше.

Смотрите, как учат детей в школе. Если ребенок ошибся, ему ставят низкий балл. Наказывают. У него формируется мысль – я лучше не буду делать вообще ничего, потому что если я ошибусь, меня накажут. Конечно, классно управлять людьми, которые ни к чему не стремятся. Люди, которые не боятся совершать ошибки, развиваются за счет приобретения нового опыта. Площадь треугольника становится больше. А если параллельно с практикой получаешь новые теоретические знания, она еще больше увеличивается.

— Какие задания вы даете слушателям Клуба?

— Самое первое – делать зарядку. Заниматься спортом. Это и есть начальное внедрение финансовых привычек и самодисциплины, которая позволяет достигать новых результатов. Заданий на самом деле много. К примеру, сделать плакат мечты. Поместить на него то, к чему ты хочешь прийти. Визуализация. Ведь когда-то не было самолетов – но кто-то же их нарисовал… Так и с любой другой вещью в нашей жизни. И это похоже, может, на сумасшествие, когда человек, заряженный какой-то целью, покупает кусок земли, пустырь. Он приходит на этот пустырь и видит там, к примеру, торговый центр. Или завод. Или еще что-либо. Он подходит, закрывает глаза и видит, как это будет. Потом приходит домой и рисует, потом заказывает проект, ищет инвестора, строит и так далее.. Такие бывают задания.

— Вы больше говорите о бизнесе, но будет ли полезен ваш курс тому, кто хочет развиваться в найме?

— Разумеется. Есть люди, которым в найме комфортно. Есть выпускники Клуба, которые в найме начинают увеличивать свои доходы в 10 раз. Есть инструменты привлечения доходов в найме. Например – карьерный рост. Мы говорим, как этого достичь. Почему человек либо растет, либо не растет. И что делать, если он считает, что в данной компании он "уперся в потолок". Есть выход и здесь. Поменять компанию, поменять начальника. Самому стать начальником. Методов много – простых, сложных, нужно просто не бояться и делать.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > amurmedia.ru, 2 февраля 2018 > № 2492808 Денис Корнев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480608

Фигурное катание в России: артисты на коньках

Гезине Дорнблют (Gesine Dornblüth), Deutschlandfunk, Германия

Будний день в ледовом дворце «Крылатское» в Москве: широкая ледяная поверхность сияет в свете прожекторов. По внешней дорожке конькобежцы отрабатывают свои тренировочные круги. В центре часть поверхности отделена бортиками. Там проводится турнир по фигурному катанию. Первые четыре участницы как раз разогреваются.

Юлия скользит по льду. Ее платьице в стиле национального костюма развевается на ветру. До начала осталось всего несколько минут. «Быстро подойди-ка сюда, — кричит ее тренер в шубе и высоких сапогах, наблюдающая за ней за бортиком. — Ты опять болтаешь прямой ногой… Колено должно быть направлено туда же, куда и лицо! Колено! Еще раз. Так не пойдет».

Мария Бутырская — не просто тренер. В 1999 году она получила первый титул чемпионки мира в женском одиночном катании за независимую Россию. Она — хозяйка турнира в спортивном комплексе «Крылатское». Она тренирует только особенно талантливых фигуристок.

«Юля, давай, лутц, и еще раз двойной аксель, ты сможешь», — инструктирует она юную спортсменку. Юлия выстояла при обоих прыжках. Потом быстро еще один пируэт, затем диктор объявляет о начале ее выступления. Зрителей почти нет. Трибуны пусты. Зимой такие соревнования в Москве проводятся практически ежедневно.

Десятилетняя Юля — самая юная в своей группе. Она кажется такой хрупкой, тонкая талия, длинные руки и пальцы, улыбка на лице. Как и у большинства фигуристок, ее волосы собраны в строгий высокий пучок.

«Если ты хочешь побеждать, ты должна научиться и проигрывать»

«Отлично, девочка моя!» — кричит Мария Бутырская. Она следит за каждым движением Юлии. Сначала все идет, как по маслу.

«Я занимаюсь с ней относительно недавно. В Юлии мне нравится то, что она работает с большим удовольствием, — говорит тренер. — Ей всего десять лет, но когда она тренируется, ее глаза горят. Таких детей очень мало».

Потом Юлия падает в первый раз, затем — второй, наконец, спотыкается при совершенно обычном разбеге и падает в третий раз. Шанс занять какое-либо место потерян. Она, молча, натягивает чехлы на коньки. Катятся слезы.

«До сих пор ты выигрывала одну медаль за другой. Однажды должен был наступить провал. Это психологически необходимо, — утешает ее Бутырская, наклоняясь к девочке. — Если ты и дальше хочешь побеждать, ты должна научиться и проигрывать. И ты должна разрешить себе иногда так кататься. Иногда. Оставь. Это жизнь. Завтра на тренировке ты себе скажешь: а вот теперь я это сделаю!»

«В девочках видна воля к победе»

Константин Яблоцкий много лет назад и сам начал успешно кататься среди любителей. Параллельно он прошел обучение и получил аттестат судьи.

Теперь 34-летний мужчина почти каждые выходные сидит в судейской коллегии. Он считает, что российские фигуристы особенно честолюбивы. В девочках сразу видна воля к победе.

«В них нет этого детского ощущения счастья от того, что они на соревновании. В их глазах читается лишь одно: воля в совершенстве выполнить всю программу от начала до конца и победить».

«Немцы были как локомотив»

Яблоцкий сидит на кухне в своей однокомнатной квартире и сервирует стол к чаю: сухофрукты, печенье, домашнее варенье. Уже по стилю катания видно, из какой страны фигурист, объясняет он. Например, у американцев есть удивительная способность показать себя.

«Они выступают так, как будто делают это каждый день — у них настолько искренний и открытый контакт со зрителями. Грусть или депрессия полностью отсутствуют; даже если они падают, они встают, как будто ничего не случилось».

Канадцы, по его словам, напротив, катаются непринужденно, иногда абстрактно. «Без заданной темы, но так красиво и свободно, что уже этим завоевывают симпатию публики».

Но российские фигуристы, по мнению Яблоцкого, это нечто совершенно иное. «Все эти Кармен, Лебединые озера, классические постановки — в этом мы сильнее, чем все остальные, потому что советско-российский балет — неотъемлемая часть фигурного катания».

Чай Яблоцкого остыл. Его глаза светятся.

«Русские сочетают высшую техническую сложность и душу. Причем, душа преподносится не на блюдечке, как у американцев, и не так непринужденно, как у канадцев, а на собственный русский лад, иногда очень грустно, иногда буквально хочется плакать, при этом высочайший уровень технического исполнения — нечто само собой разумеющееся. Если ты не владеешь всеми видами тройных и четверных прыжков, тогда тебе не стоит даже показываться; это условие, ведь только тогда начинается настоящая работа. Да, отличия велики.

Немцы раньше были прямо-таки как локомотив: если они начинали движение, то сметали все со своего пути. В этом невероятная сила. Катарина Витт — это был танк, а не фигуристка, уже при разогреве она сметала всех остальных своей энергией. Но я бы сказал, что немцам немного недостает души».

«Условия для фигуристов прекрасные»

Яблоцкий улыбается. Он поздно раскрыл в себе любовь к фигурному катанию.

«Я еще учился в школе в Архангельске, в десятом классе, был очень сильный мороз, и занятия отменили. Помню, тогда я решал задачи по физике, взял стул, поставил его перед телевизором и включил его. Показывали чемпионат Европы по фигурному катанию.

И так я сижу и смотрю: так много россиян на старте! И они так хорошо катаются! Только первые места. Это был известный 1999 год, когда наша команда выиграла все золотые медали на чемпионате Европы, а два месяца спустя — все золотые медали на чемпионате мира. По всем четырем дисциплинам.

Бутырская, Ягудин, Бережная и Сихарулидзе, Крылова и Овсянников. Меня это так вдохновило, что я стал активным болельщиком».

Прошло еще два года, пока друзья не уговорили его и самого надеть коньки. Тогда Яблоцкий уже был студентом.

«Это было волшебно. Словно удар молнии. Я катался и думал: Господи, чем я занимался все эти годы. Мне так понравилось!»

Яблоцкий легко выполнял все прыжки, даже двойной сальхов. Со временем ему пришлось отказаться от катания по состоянию здоровья.

«Условия для фигуристов у нас теперь отличные. В 90-е годы, когда страна переживала глубокий кризис, наши великие тренеры со своими подопечными были вынуждены уехать в Америку, чтобы готовить их там к Олимпийским играм. С тех пор было построено множество ледовых дворцов не только в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах, но и в регионах. За 11 лет в качестве судьи я объехал всю Россию, я был и в Сибири, и в Якутии — и не в областных центрах, а в маленьких городках, на Дальнем Востоке, в центральной России: повсюду проводятся соревнования по фигурному катанию!»

И, как правило, уровень подготовки спортсменов на региональных соревнованиях так же высок, как и на российских чемпионатах, рассказывает Яблоцкий.

«А теперь мы пожинаем плоды. Это не только Медведева, Загитова, Сотскова: в резерве полно фигуристок. Вы себе даже представить не можете, сколько их. Очень много. Очень».

Звезды фигурного катания становятся все моложе

В 2016 году Евгения Медведева, когда ей было всего 16 лет, получила титул чемпионки мира и получает оценки, о которых другие фигуристки только мечтают, настолько сложны ее произвольные программы и настолько совершенно ее исполнение.

В настоящее время Медведеву превосходит только 15-летняя Алина Загитова. В декабре 2017 года она выиграла финал Гран-при, в январе 2018 года — чемпионат Европы в Москве.

Мария Сотскова, которой тоже всего 17 лет, на Гран-при заняла второе место, на чемпионате Европы — четвертое. Победительницы становятся все моложе. Россиянка Юлия Липницкая в возрасте всего 15 лет добыла золото для команды во время зимних Олимпийских игр в Сочи. В настоящее время она завершила спортивную карьеру. Она не смогла справиться с анорексией.

Обучение в государственной школе фигурного катания

На каток «Крылатское» выходит Настя. Она катается под музыку из японского мультфильма «Ходячий замок». Настя выполняет несколько комбинаций из двойных прыжков, исполнение легкое и изящное. Улыбаясь, она идет в раздевалку.

«Я все сделала, моя задача выполнена», — говорит она. Насте тоже всего десять лет. Это ее первое соревнование в Москве. Она родом из Екатеринбурга за Уралом, она неоднократно побеждала на региональных чемпионатах.

В прошлом году она повредила бедро. Ее мать обвинила в этом тренера. Они нашли нового тренера, но та переехала в Москву, Настя со своей матерью переехали вслед за ней — все ради фигурного катания. Отец из-за работы остался в Екатеринбурге.

Но старания окупились, рассказывает мать Насти Юлия Волкова: «Здесь, в Москве, мы тренируемся в государственной школе фигурного катания». Она ежедневно сопровождает дочь на занятия.

«Нам не приходится оплачивать аренду зала и вообще ничего больше. В Екатеринбурге это было иначе, бесплатно на льду можно было заниматься всего три раза в неделю по 45 минут. Столько времени на занятия нам надо в день! Поэтому в Екатеринбурге родители собирали деньги и бронировали катки по всему городу и даже в его окрестностях — везде, где были свободные места. Поэтому мы постоянно находились в пути. Здесь, напротив, у нас каждый день два часа на льду. И к тому же есть общефизическая подготовка и фитнес».

По утрам Настя ходит в обычную школу. Во второй половине дня с трех до девяти вечера она на тренировке. Шесть дней в неделю. Ее трудолюбие окупается. На турнире в спорткомплексе «Крылатское» она занимает седьмое место из 32. Мать и дочь довольны.

«Мы даже не рассчитывали на то, чтобы войти в первую десятку. Соперниц мы тоже видим впервые. Среди них есть сильные девочки, многие уже освоили тройные прыжки. Мы с этим только начинаем. Из-за травмы мы потеряли время. Но я думаю, что все еще впереди. Сезон только начинается, Настя поставила себе цели, чему она хочет научиться к концу сезона, и шаг за шагом она это сделает».

На льду не все так честолюбивы. Катание на коньках в России — народный спорт, настолько же популярный, как и футбол в Германии. Кататься начинают и малыши.

Фигурное катание — массовый спорт

Утром в московском парке имени Горького: искусственный лед на дорожках, между деревьями висят цветные фонарики. Вечером светодиоды освещают лед разными цветами, мигая в такт музыке. Тогда взрослые толпами катаются по льду. Утром же на катке лишь несколько пенсионеров. А с краю, на отдельном участке льда, свои ежедневные занятия по фигурному катанию для детей ведет Наталья Молчанова.

«В основном мы играем и танцуем. Им нравятся детские песенки. При этом обучение катанию происходит само по себе».

Молчанова хлопает в ладоши, одетые в варежки, марширует по кругу в валенках, российских сапогах из шерсти, останавливается, качает бедрами, встает на колени, снова марширует в другом направлении. Малыши повторяют. Только одна девочка упорно держится за ручки пластикового пингвина.

«А сейчас мы идем по одному, не держась за руки, это главное. А теперь пошагали. Покажи-ка, Маша, как мы уже умеем ходить до той елки. И мы высоко поднимаем ноги. Руки в стороны. Все это уже умеют. Выше ноги!»

Малыши топают. Сегодня здесь практически одни девочки, большинство в возрасте пяти лет, они всего второй или третий раз на льду. Наталья Молчанова сразу видит, у кого есть талант.

«По мимике, по улыбке, по сияющим глазам. А те, кто склонны к занятиям спортом, с самого начала не ходят по льду, а сразу начинают кататься, как будто они в тапочках».

Затем она рассказывает, от чего, по ее мнению, зависит умение кататься на коньках.

«Внешние данные должны соответствовать. Если у кого-то кривые ноги, то я сразу отправлю того обратно домой, не имеет смысла так мучить ребенка. И спина должна быть прямой, не изогнутой. А также ребенок должен смотреть вперед. Это все».

Качество коньков, конечно, тоже играет свою роль. Молчанова оглядывает своих подопечных. Почти на всех белые коньки на шнурках из проката, и почти все заламываются при катании вовнутрь.

«Ноги должны стоять прямо, нельзя заламывать их вовнутрь».

Она наклоняется к одной девочке.

«У тебя коньки совсем плохие. Они из проката? Тебе дали последнее барахло. Девочка старается. Если бы у нее были правильные коньки, она могла бы уже прыгать».

А что значит правильные коньки?

«Усиленная натуральная кожа и английские полозья. На таких катаешься, как по маслу. Это почти не требует усилий. Другие коньки скребут лед, как рашпиль».

Малыши на коньках

Наталья Молчанова преподает в парке Горького более 25 лет. Дети платят только за вход, примерно 3,5 евро. Взрослые в это время сидят в тепле, пьют кофе и фотографируют своих малышей.

Саму Молчанову кататься на коньках научила ее мать на Патриарших прудах в центре Москвы, недалеко от которых она выросла. Несколько лет она пробовала себя в одиночном женском катании, потом перешла на танцы на льду. Это было в 70-х годах.

«Я учила десять танцев, это было невероятное удовольствие. Квикстеп, венский вальс, аргентинское танго… Это лекарство, которое лучше, чем любовь и все остальное на свете».

«Все ко мне! — зовет она детей. — Что мы еще умеем? Мы показали тете, как мы ходим. Теперь нам надо показать, как мы скользим. Будем делать это вдоль этой линии. Сначала идем. Потом дорожка в виде серпантина. Тогда скольжение выходит само по себе».

Дети старательно выстраиваются в ряд и начинают движение. Здесь, в парке Горького, речь, прежде всего, идет о том, чтобы дети подвигались на свежем воздухе, говорит Молчанова, почти извиняясь. Если среди них есть настоящие таланты, то она отправляет их в спортивные школы.

«Я не могу профессионально тренировать таких детей, у нас здесь нет возможностей. Это не школа. Мы не создаем олимпийских чемпионов».

В российском фигурном катании мало допинга

За это отвечала и отвечает Татьяна Тарасова. Она — одна из самых успешных тренеров по фигурному катанию всех времен. Ее подопечные принесли стране, по меньшей мере, дюжину золотых олимпийских медалей.

«Я их не считаю», — говорит она. Это не нужно. Тарасова тренировала не только россиян. К ней приезжали американка Саша Коэн (Sasha Cohen), японки Сидзука Аракава (Shizuka Arakawa), победительница олимпиады в Турине, и Мао Асада (Mao Asada), многократная чемпионка мира.

В настоящее время Тарасовой 70 лет, и она консультирует российскую национальную сборную. Она сидит в кафе, светлые локоны, розовая помада, розовый полосатый платок на шее, пьет сок из яблока и сельдерея и дает одно интервью за другим.

Чаще всего ее спрашивают о допинге в России. Ее ответ краток:

«Мы так много работаем, что нам не нужно ничего подобного. Ничего».

На самом деле, российское фигурное катание сравнительно чистое. Последний громкий случай был два года назад. Тогда наряду с российской теннисисткой Марией Шараповой положительные результаты тестов на запрещенный препарат мельдоний были обнаружены у фигуристки Екатерины Бобровой, выступающей в танцах на льду с Дмитрием Соловьевым, чемпионом Европы 2013 года. После этого пара была исключена из чемпионата мира.

То, что Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) в 2016 году включило мельдоний в список запрещенных препаратов, было и остается в России очень спорным вопросом.

«То, что они придумали запретить мельдоний — полная чушь, — считает и Тарасова. — У нас вся страна принимает мельдоний как сердечное средство. Возможно, потому что у нас нет более качественных лекарств. Я никогда не буду рассматривать его как допинг».

Международный олимпийский комитет (МОК) проводит расследование против нескольких российских победителей Олимпиады в Сочи по подозрению в приеме допинга. Среди них изначально была и Аделина Сотникова, золотая медалистка в женском одиночном катании. Обвинения против нее были сняты, подозрения не подтвердились. Дело в том, что в фигурном катании учитываются не только сила и выдержка, но и такие качества, как выразительность и эстетика, на которые нельзя повлиять с помощью допинга. Это подчеркивает и Татьяна Тарасова.

«Наши хореографы работают над образом, над лицом, над руками. Мы ведь катаемся под музыку. Спортсмены выражают музыку. Это не соревнование по прыжкам. Это фигурное катание. И прыжки — хотя и самая главная, но лишь одна из составляющих частей».

То, что россияне настолько успешны на международном уровне, Тарасова объясняет тем, что созданы просто отличные условия для тренировок и ведется работа с подрастающим поколением.

«С детьми профессионально работают с четырехлетнего возраста: занимаются хореографией, общей физической подготовкой и всем, что к этому относится. Родители почти ничего не оплачивают».

«Я не могу жить без фигурного катания»

На катке спорткомплекса «Крылатское» в Москве начинается большое выступление Анны Кузьменко. 14-летняя девочка выбрала для себя сложную произвольную программу: тройная комбинация из флипа и тулупа и к этому еще тройной лутц. У нее удачный день. Все прыжки удались.

«Я довольна. Недавно я получила новую хореографию с новыми шагами, и я, собственно, ее еще отрабатываю».

Она улыбается. Ее брекеты блестят в свете прожекторов. Анна тоже начала заниматься фигурным катанием в четыре года.

«Когда я была маленькой, у меня было очень много энергии, и я постоянно нервировала свою мать. Тогда родители отдали меня на фигурное катание, и мне это очень понравилось».

С тех пор тренировки — на первом плане. В школу Анна идет, только если это позволяют тренировки, учебный материал она нагоняет дома. Анна не может представить себе жизнь без фигурного катания.

«Плана Б у меня нет. Я хочу стать известной, а позже стать тренером или хореографом, потому что я не могу жить без фигурного катания, мне это просто очень нравится».

И зрителям российское фигурное катание тоже нравится.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480608


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482872

В Удмуртии начал работу новый федеральный исследовательский центр

В Удмуртский федеральный исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук (Удмуртский ФИЦ УрО РАН) вошли пять научных организаций, расположенных на территории региона:

• Удмуртский научный центр Уральского отделения Российской академии наук;

• Институт механики Уральского отделения Российской академии наук;

• Физико-технический институт Уральского отделения Российской академии наук;

• Удмуртский институт истории, языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук;

• Удмуртский научно-исследовательский институт сельского хозяйства.

Новый ФИЦ создан в целях развития существующих фундаментальных знаний и перехода на инновационный уровень выполнения прикладных работ.

Ученые центра займутся исследованиями для оборонно-промышленного и машиностроительного комплексов, агропромышленного сектора, в том числе созданием новых материалов, технологий, систем связи, навигации и управления машин.

Также в Удмуртском ФИЦ УрО РАН уделяют внимание гуманитарной составляющей развития региона, вопросам национальной истории, культуры и политики.

Интеграционный проект направлен на объедение интеллектуальных и материальных ресурсов институтов, развитие научного взаимодействия на пересечении предметных областей по критическим технологиям РФ.

Данный интеграционный проект согласован с Правительством Российской Федерации и Российской академией наук, поддержан Научно-координационным советом при ФАНО России.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482872


Россия. США > Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482868

Российская делегация приняла участие в международном форуме ЭКОСОС

Вчера в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке завершил свою работу VII Молодёжный форум ECOSOC/ЭКОСОС. С 2012 года Форум привлекает молодёжь к обсуждению Целей развития тысячелетия и повестки дня в области развития на период после 2015 года.

Он является эффективной площадкой для совместной работы руководителей «молодежных» министерств и ведомств над созданием инструментов для реализации целей устойчивого развития. Также он предоставляет уникальную возможность молодёжи высказать свое мнение на площадке Штаб-квартиры ООН, обменяться идеями и вместе подумать над тем, какой вклад могут внести сами молодые люди в достижение этих целей.

На Форуме ЭКОСОС, который проходил в прошлом году, важной составляющей повестки была презентация программы Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Представительная делегация из Российской Федерации тогда только анонсировала этапы подготовки, условия участия и программу привлечения Общественных послов. ВФМС по общему признанию, стал самым масштабным событием2017 года в области мировой молодежной политики.

В этом году на форуме ЭКОСОС в ходе пленарного заседания, посвященного обсуждению средств продвижения и реализации молодежной политики и осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030, также актуализировали Фестивальную тематику. Заместителю руководителя Федерального агентства по делам молодежи Екатерине Драгуновой предложили на примере ВФМС рассказать о необходимости предоставлять молодым людям возможности для международных обменов, а также спросили о способах стимулирования развития мирового молодежного межкультурного диалога в целях укрепления мира и устойчивого развития.

Екатерина Драгунова представила присутствующим на заседании иностранным коллегам итоги Фестиваля, рассказала о рекордном количестве участников и высоком уровне заинтересованности молодых людей в мероприятиях образовательной и культурной программ. Драгунова отметила: «Участие в подобных мероприятиях дает молодым людям возможность повысить социальные и межкультурные навыки. Общаясь с представителями других стран, молодые люди получают не только знания об этих странах, но и уникальный опыт взаимодействия с людьми различных культур, что способствует развитию толерантности, пониманию культурных особенностей при общении и совместной работе, а также осмыслению собственной культуры».

Рассказывая об опыте Федерального агентства по делам молодежи в организации и проведении международных молодежных обменов, Екатерина Драгунова акцентировала внимание на пользе погружения в социально-культурную среду другого государства: «Важно отметить, что международные обмены способствуют развитию навыка принятия решений с учетом потребностей и мнений всех заинтересованных сторон, помогают осознать общие вызовы и угрозы, стоящие перед странами, и вовлечь молодых людей в их разрешение, а также дают возможность молодежи принимать активное участие в деятельности, направленной на устойчивое развитие мира».

Напомним, организатором Форума ECOSOC/ЭКОСОС выступает Экономический и Социальный Совет, который занимает центральное место в деятельности системы Организации Объединенных Наций по продвижению всех трех аспектов устойчивого развития — экономического, социального и экологического.

Россия. США > Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482868


Казахстан. Япония > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 31 января 2018 > № 2482658 Куаныш Тастанбекова

Почему провалились реформы образования в Казахстане: взгляд из Японии Куаныш Тастанбековой

Казахстан сейчас пожинает плоды реформ 1990-х в сфере образования, проводившихся под диктовку Азиатского банка развития и Всемирного банка (которые и одолжили деньги молодому государству) без учета имеющейся у нас специфики. Так считает старший преподаватель кафедры международного образования и сравнительной педагогики университета Цукуба (Япония) Куаныш Тастанбекова. Основной сферой ее исследовательского интереса является Казахстан.

В поисках знаний

Вначале рассказ о том, как она оказалась в стране, чья образовательная система считается одной из лучших в мире.

- В 1998 году я поступила на факультет востоковедения Казахского государственного университета международных отношений и мировых языков имени Абылай-хана, - вспоминает Куаныш. - По первой специальности выбрала японский язык, по второй – китайский. В 2001-м по программе японского правительства поехала на годичную стажировку в Университет Цукуба, где познакомилась с профессором Акико Минеи, которая на протяжении многих лет изучала систему образования в Советском Союзе. Когда уезжала в Казахстан, она сказала, что если у меня будет желание продолжить учебу в магистратуре и докторантуре, то будет рада видеть меня в своей лаборатории.

Окончив в 2003 году свой университет, я осталась там преподавать и сразу подала заявку на стипендию стажера-исследователя, что подразумевало дальнейшее обучение в магистратуре и докторантуре японских вузов, если оттуда поступит приглашение. Написала об этом профессору Минеи, она с удовольствием согласилась быть моим научным руководителем, и в 2004-м я снова уехала в Японию. Через три года окончила магистратуру по специальности «образовательная политика и сравнительная педагогика» и поступила в докторантуру. В 2012-м после недолгого перерыва, вызванного семейными обстоятельствами, защитила степень PHD, и у меня появился шанс стать преподавателем Университета Цукуба. Но мне хотелось домой, к семье (к тому времени я вышла замуж, у меня родилась дочь). Вернувшись в Алматы, первым делом обратилась в КазГУ, там мне сказали, что есть должность преподавателя японского языка, но она не связана с моей специальностью. А я к тому времени увлеклась компаративистикой - исследованиями сравнительного характера в образовательной политике. В общем, предложение КазГУ я отклонила и стала экспертом Национального технического центра научной экспертизы по оценке и анализу заявок, которые подают наши вузовские преподаватели на получение грантов. Оттуда я ушла не то чтобы в очередной декрет, а в никуда, поскольку меня никто в Казахстане на постоянную работу и не нанимал.

Незадолго до этого поступило уже официальное приглашение из университета Цукубы на преподавательскую должность. И весной 2013 года мы всей семьей (я, муж и двое детей) перебрались в Японию. Муж, выпускник Казахского политехнического института, окончил в этой стране магистратуру по специальности риск-инжиниринг и защитил степень доктора PHD. Сейчас он работает в консалтинговой сфере.

- То есть, корни в стране Восходящего солнца вы пускаете глубоко?

- Мы здесь востребованы, к тому же вся наша работа так или иначе связана с Казахстаном. Я, например, вывожу свой университет на сотрудничество в сфере образования с казахстанскими и центрально-азиатскими вузами. Сегодня налажены связи с КазНПУ имени Абая, ЕНУ имени Гумилева и некоторыми университетами Узбекистана. Организую для наших вузовских и школьных преподавателей стажировки в Японии, чтобы они могли познакомиться со здешней системой образования. То есть мы не оторваны от родины, хотя живем, работаем и платим налоги в Японии. Часто (самое меньшее, три раза в год) ездим на родину, потому что в Казахстане живут все наши родственники. Как известно, человек ищет где лучше, а Япония предложила нам максимально комфортные условия. В Казахстане же сейчас сложилась такая ситуация, что не всем нравится, когда специалисты говорят об истинных причинах серьезных проблем в основных сферах жизнедеятельности страны.

Под диктовку Всемирного банка

- Я так понимаю, что речь идет о системе образования?

- Конечно. Основное направление моего исследовательского интереса в области образовательной политики - Казахстан. На постсоветском пространстве после развала СССР стали переходить к свободному рынку. Его принципы взяты за основу и в сфере образования. Но сделано это было, мягко говоря, не совсем правильно. Не проведя глубокого анализа ситуации и не составив прогнозы на долгосрочную перспективу, погнались за интернационализацией образования и подтягиванием его к международным стандартам. Между тем в условиях Казахстана, где на 2,5 млн. детей приходится 7,5 тысячи школ, 70 процентов из которых сельские (а половина их – малокомплектные), говорить о создании школ по образу и подобию, допустим, финских или японских, - несерьезно. У нас совершенно несопоставимые с этими странами географические, климатические, экономические, социальные и этнокультурные условия. И сейчас мы пожинаем плоды того, что в 1990-е работа была проделана не то чтобы неглубоко, она, скорее всего, была продиктована необходимостью реструктуризации системы образования под требования принципов рыночной экономики и освоения тех денег, которые молодому государству дали в долг такие организации, как Азиатский банк развития и Всемирный банк. А раз так, то, естественно, реформы проводились под их диктовку без учета имеющейся у нас специфики. И сейчас происходит то же самое.

Свежий пример. В августе прошлого года правительство Казахстана подписало договор на 66 млн. долларов со Всемирным банком на модернизацию среднего образования. И теперь учителей гоняют на курсы повышения квалификации или же в ускоренном темпе выпускают учебники, вызывающие волну возмущения в обществе. То есть даже те деньги, которые выделяются якобы с благими намерениями, осваиваются по принципу «хотели как лучше, а получилось еще хуже».

Вот истинные причины, которые удерживают меня от участия во всем этом абсурде. Но даже если я вернусь сейчас в Казахстан, то не могу быть уверенной в том, что у меня появятся шансы устроиться в той сфере, где я могла бы применить свои знания, а главное – что мои знания будут востребованы. Ведь в нашей стране критика, даже конструктивная, всегда воспринимается в штыки. Я с этим уже сталкивалась. Когда пытаюсь говорить о качестве казахстанского образования, ура-патриоты спрашивают с упреком: «А что ты сделала для родины, сидя в Японии?». Я не ворочаю миллионами, работа у меня негромкая, я приглашаю ежегодно по 15-20 казахстанских педагогов в Японию, поднимаю проблемы Аральского моря на уровне японского министерства образования, принимаю студентов из казахстанских вузов на кратко- и долгосрочные стажировки ...

- Раз уж зашел разговор об этом, то каков статус учителя в Японии?

- Этой профессии здесь отдают приоритет. Сама культура японской школы тоже отличается от нашей: учителя дают не только знания - они прививают детям навыки выживания и адаптации в экстремальной ситуации, учат детей вести себя в обществе и бережно относиться к окружающей среде. Все это отнимает больше времени, чем заложено в рабочей неделе японских педагогов. И тем не менее, чтобы стать учителем, выпускник университета должен пройти трехуровневый экзамен по найму, включающий в себя знание психологии, педагогики и содержание своего предмета. Этот качественный отбор и позволяет японцам быть уверенными в том, что деньги, которые платят учителям, окупятся их достойным трудом. Учительская зарплата выше средней по стране, плюс хороший социальный пакет в виде пенсии и медицинской страховки.

А в Казахстане никто не задумывается над тем, что требования, предъявляемые к педагогам, не соответствуют международным стандартам, на которые так любят ссылаться наши реформаторы. Согласно этим стандартам, учитель должен получать зарплату не за базовую 18-часовую ставку (40 тысяч тенге плюс надбавки за классное руководство и проверку тетрадей), а за 40-часовую рабочую неделю. Будь у нас так, мы тоже могли бы говорить о качественном отборе абитуриентов на педагогические специальности. Сейчас в школы приходят те, кто не любит ни детей, ни свою работу. Такие люди дают учащимся неверные и ненужные знания.

- Но как разорвать этот замкнутый круг?

- Чтобы кардинально все изменить, нужны политическая воля и глубокий анализ, на который уйдет немало времени и денег. Если этого не произойдет, то завтра в сфере образования будет еще хуже, чем сегодня.

С языка на язык

- Кстати, об учебниках, вызывающих возмущение в обществе. А как они пишутся в других странах?

- Что такое вообще учебник? Это определенный объем знаний, опирающийся на обязательный госстандарт. В Японии при неизменном базовом содержании раз в 10 лет меняют в нем только структурное содержание в соответствии с требованиями времени – развитием IT-технологий и появлением новых коммуникаций. Но это не значит, что в спешном порядке, дней за 10-20, собирают докторов наук, и те начинают торопливо обновлять учебники.

Последний госстандарт по школьным учебникам в Японии приняли в 2010-м. За три года до этого собрали группу экспертов, состоящую из школьных учителей, преподавателей университетов педагогического профиля, чиновников министерства, работодателей, книгоиздателей и специалистов, занимающихся повышением квалификации учителей. Сам процесс написания учебников с учетом зарубежного опыта и данных, полученных в местных школах, занял примерно два года, затем еще год ушел на апробацию в школах. Только после того, как измененные учебники стали соответствовать требованиям работодателя, школы и государства, они были внедрены на общегосударственном уровне.

В Казахстане в период с 2000-го по 2017-й республиканский госстандарт образования обновлялся не менее семи раз. И каждый раз речь шла не об изменениях в базовом содержании учебников, а о полном их переписывании. Они стремительно (примерно за три месяца!) безо всякого анализа - какие знания, умения и навыки требуются на казахстанском рынке труда с учетом потребностей настоящего дня – и без проверки на наличие фактологических, грамматических, стилистических ошибок внедрялись в школы. В погоне за быстрым освоением денег далеко на заднем плане остался вопрос, насколько хорошо группа авторов владеет инструментарием написания учебников. А ведь люди, которых допустили к этому, должны хорошо знать особенности психофизического развития ребенка в соответствии с его возрастом.

- Казахстанские школы в скором времени перейдут на трехъязычие. А как в Японии обстоят дела с изучением иностранных языков?

- Здесь все образование - дошкольное, школьное и университетское - идет только на японском. Иностранцев в стране немного: на 127 млн. коренного населения их приходится всего 2 млн. Из них около 500 тысяч – этнические корейцы и китайцы, чьи предки проживали в Маньчжурии и на Корейском полуострове, которые были оккупированы японцами во время второй мировой войны. Сейчас они большей частью ассимилировались среди коренного населения. Родному языку, истории, этнографии и культуре детей обучают на курсах или в воскресных школах, но они не признаны государством как образовательная структура. Есть еще частные школы, где язык обучения английский, но их единицы. Из иностранных языков в школах преподается только один - английский. Он вводился как предмет примерно с 7-го класса (если спроецировать на возрастную градацию, принятую в казахстанских школах), но после долгих обсуждений с 2014 года в пятых классах ввели так называемый час общения с носителями языка. С 2020 года такого рода познавательные уроки на английском в японских школах будут вводиться с третьего класса, а изучение языка как предмета начнется с 5-го, однако ни о каком преподавании предметов и уж тем более научно-естественного цикла (химия, биология, информатика) на английском даже речи не идет. Во-первых, нет такой потребности, чтобы на нем говорили все японцы. Во-вторых, английский – иностранный язык, а здесь во главу ставится прежде всего развитие родного.

Опять же, с точки зрения психолингвистики, у ребенка вначале должно быть сформировано абстрактное мышление на родном языке, а уж потом должен вводиться второй язык. Первый этап формирования такого мышления завершается где-то к девяти годам. То, что многие водят детей на английский язык чуть ли не с рождения, можно одобрить только в качестве дополнительного развития слуха. Но если мы говорим об интеллектуальном развитии ребенка, то введение иностранного языка с его грамматической структурой, логической системой, стилистикой, фразеологизмами и т.д. нарушит процесс освоения обоих языков – как родного, так и второго. На выходе мы получим так называемых семилингвов - людей, которые не владеют ни одним языком в объеме, достаточном для того, чтобы ясно выражать свои мысли как в устной, так и в письменной форме.

Ссылки некоторых казахстанских экспертов на опыт Сингапура или Малайзии по введению обучения на английском языке несостоятельны. В Сингапуре английский язык – официальный, он - как русский в Казахстане, поэтому сингапурские дети являются билингвами, но никак не трилингвами. В Малайзии перед началом повсеместного внедрения в школах обучения на английском была проведена полномасштабная работа по подготовке учителей в педагогических вузах и повышению их квалификации на местах, были выпущены тысячи новых учебников и методических пособий. Но через пять лет в этой стране отказались от преподавания предметов на английском языке. Причина - у выпускников школ оказался очень низкий интеллектуальный уровень. И это при том, что тамошние реформаторы хотели, чтобы дети были билингвами, но никак не трилингвами. Директор инновационного агентства Малайзии, отвечавшего за внедрение обучения на английском языке, сказал буквально следующее: «Мы не гордые. Коль допустили ошибку, то постараемся ее исправить, поскольку несем ответственность за нынешнее и будущие поколения малазийцев». У нас, я боюсь, казахский «намыс» и «уят» не позволят отечественным реформаторам признать ошибку.

Автор: Сара Садык

Казахстан. Япония > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 31 января 2018 > № 2482658 Куаныш Тастанбекова


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479341

Рособрнадзор сообщает о завершении приема заявлений на участие в ЕГЭ-2018

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки напоминает, что 1 февраля завершается сбор заявлений на участие в ЕГЭ 2018 года. Выпускники школ текущего года подают заявление на сдачу ЕГЭ по месту учебы.

Выпускники прошлых лет должны подать заявление в места регистрации на сдачу ЕГЭ, определяемые органами управления образованием субъекта Российской Федерации.

После 1 февраля заявления на участие в ЕГЭ принимается только по решению государственной экзаменационной комиссии субъекта Российской Федерации при наличии у заявителя уважительных причин (болезни или иных обстоятельств, подтвержденных документально) и не позднее, чем за две недели до начала экзаменов.

В 2018 году досрочный период ЕГЭ пройдет с 21 марта по 11 апреля, основной – с 28 мая по 2 июля. Выпускники прошлых лет имеют право сдать ЕГЭ в досрочный период или в резервные дни основного периода. Срок сдачи ЕГЭ выбирается такими участниками самостоятельно.

Участие выпускников прошлых лет в основной период проведения ЕГЭ (с 28 мая по 20 июня 2018 года) допускается только при наличии у них уважительных причин, подтвержденных документально, и соответствующего решения государственной экзаменационной комиссии.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479341


США. Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479275

По пути устойчивого развития. Молодежный форум ЭКОСОС начал работу в Нью-Йорке

Сегодня в Нью-Йорке, в штаб-квартире ООН начал свою работу Молодежный форум ЭКОСОС. Форум проводится с 2012 года и зарекомендовал себя как эффективная платформа Организации Объединенных Наций для политических дискуссий молодых людей. Форум позволяет молодежи и представителям молодежных организаций взаимодействовать с государствами-членами ООН, а также изучать пути и средства содействия развитию молодежи.

Форум этого года продолжит ранее заложенные традиции и предоставит молодым людям возможность поделиться своими взглядами на будущее, принять участие в реализации и обсуждении Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

В состав российской делегации вошла заместитель руководителя Федерального агентства по делам молодежи Екатерина Драгунова. Наряду с руководителями «молодежных» министерств различных стран, представителями молодежных организаций и другими высокопоставленными ораторами Екатерина Драгунова примет участие в заседании интерактивного круглого стола. Участники площадки обсудят, какие средства необходимы для осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030, и для того, чтобы обеспечить молодым людям возможности реализовать свой потенциал.

Также в рамках Форума состоятся пленарные заседания с участием представителей молодежных организаций, высокопоставленных лиц и других основных докладчиков. Программа включит тематические и региональные секционные площадки. Во время интерактивных сессий модераторы будут активно привлекать аудиторию, используя социальные сети, с соответствующими вопросами, связанными с темой обсуждения.

В течение Форума участники поделятся передовым опытом, который будет полезен для государств-членов ООН и других заинтересованных сторон. Представители организаций, возглавляемых молодежью и ориентированные на молодежь, также получат возможность представить свое мнение по развитию молодежи и вовлечению

ее в актуальные темы.

Молодежный форум ЭКОСОС 2018 года возглавляется Президентом ЭКОСОС и организован Департаментом по экономическим и социальным вопросам, Канцелярией посланника Генерального секретаря по делам молодежи совместно с Межучережденческой сетью ООН по вопросам развития молодежи в частности с ее Рабочей группой по вопросам молодежи и ЦУР, а также созываемой Основной группой ООН по делам детей и молодежи, Международного координационного совещания молодежных организаций и Глобального молодежного совета.

США. Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479275


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 31 января 2018 > № 2479258

У России есть хорошие шансы занять свои ниши в сфере радиофотоники

На вопросы научно-технического журнала «Интеллект & Технологии» отвечает научный руководитель Института радиотехники и электроники имени В. А. Котельникова РАН академик Юрий Гуляев.

ТЕХНОЛОГИЯ, ЗАВОЕВАВШАЯ МИР

– Юрий Васильевич, многие эксперты отмечают, что фотонные технологии становятся одним из локомотивов инновационного развития мировой экономики. Почему именно эта дисциплина сейчас в таком приоритете, когда, казалось бы, знаменательными достижениями богаты многие другие сферы и направления мировой науки?

– Радиофотоника использует как классические, так и квантовые свойства электромагнитных волн коротковолновых диапазонов, в частности светового, что позволяет преодолеть принципиальные физические ограничения традиционной электроники. В ее основе – модуляция лазерного излучения радиосигналом с дальнейшим преобразованием уже в оптическом диапазоне. Радиофотонные методы позволят улучшить функциональное построение аппаратуры нового поколения, снять многие проблемы электромагнитной совместимости, в тысячу и более раз поднять скорость и объем передачи информации, на порядок снизить вес, габариты и энергопотребление.

– Каковы мировые тенденции развития технологий и рынков фотоники?

– Мировым лидером развития радиофотоники являются США. К 2003 году там были получены принципиально новые решения по созданию твердотельных сверхвысокочастотных и сверхширокополосных оптоэлектронных устройств и компонентов, в которых большая часть преобразований и обработки сигналов производится в оптическом диапазоне. Исследовательские подразделения корпораций «Нортроп-Грумман», «Локхид-Мартин», «Боинг», «Рейтеон», IBM, а также специализированные фирмы создали не только компонентную базу радиофотоники, но и демонстраторы финальной продукции: РЛС и комплексы радиоэлектронной разведки, радиоэлектронной борьбы, связи, головки самонаведения.

В США радиофотоника патронируется государством и финансируется за счет сегмента IT Electronics Национальной нанотехнологической инициативы, включающей 15 направлений научно-технического развития. Кроме того, с 2012 года радиофотоника развивается в рамках Национальной инициативы в области фотоники. Для ее реализации в Рочестере в 2015 году был создан головной институт – Интегрированный институт фотоники для инноваций в промышленности.

В Евросоюзе фотоника (с радиофотоникой) признана одной из семи ключевых технологий (key enabling technologies). В Европейской комиссии создано специальное подразделение для координации усилий стран ЕС в части развития фотоники, организована Технологическая платформа ЕС Photonics21. На поддержку программ и проектов, рекомендованных этой платформой (НИОКР и создание необходимой инфраструктуры), ежегодно из бюджета ЕС выделяется около 100 миллионов евро (финансирование фотоники было предусмотрено отдельной строкой в 7-й Рамочной программе Евросоюза и продолжается в рамках Стратегии HORIZON 2020). В результате средние темпы роста объемов производства фотоники в ЕС в последние пять лет составляют 8–10% (несмотря на рецессию экономики), а годовой объем производства продукции фотоники в ЕС еще в 2011 году достиг 62 миллиардов евро. В этой отрасли в Евросоюзе работает около 400 тысяч человек. Больше всего – в Германии, Великобритании, Франции, Нидерландах, Италии и Швейцарии. От технологий фотоники непосредственно зависит 25% всей европейской экономики и 10% всех работающих (около 30 миллионов рабочих мест).

В Китае действует специальная государственная целевая программа, которая за 12 лет привела к созданию около 5000 предприятий лазерно-оптической специализации и к росту объема производства продукции фотоники в среднем на 25–30% в год (в 2012 году – около 63 миллиардов долларов). В результате в 2015 году Китай стал мировым лидером по объему производства фотоники. Главными направлениями развития фотоники там являются телекоммуникации (в частности, на Китай приходится сегодня 60% мирового объема производства оптоволокна), медицинские технологии (80% всех медицинских учреждений КНР с числом пациентов более 200 уже имеют специальные отделения лазерной диагностики и/или лечения), новые производственные технологии. Кроме того, в Китае активно развивается оборонная фотоника.

В целом мировой рынок фотоники составляет сегодня около 500 миллиардов долларов в год, темпы его ежегодного роста – 7–8%.

– Основными мировыми трендами, задающими вектор развития современных технологий, признаны Big Data и конвергенция фотоники, в том числе и радиофотоники, с компьютерными технологиями и биотехнологиями. Оно и понятно: информации становится все больше, а традиционные каналы связи для передачи данных уже крайне перегружены, их пропускных способностей не хватает. Вот рынок и ставит перед учеными задачи, тесно связанные с фотонными технологиями. И первая из них заключается в интеграции оптических систем в среды для передачи, обработки и хранения информации. Верно ли, что в рамках ее реализации речь идет о создании оптического компьютера?

– Квантовая технология представляет собой качественно иной способ хранения и обработки информации. Высокий интерес к ней основан на возможности революционного, а не эволюционного скачка в информационных технологиях – например, решения проблемы Big Data. Несмотря на значительное число предложенных теоретических моделей и разработанных экспериментальных макетов, возможность широкого практического использования квантовых технологий остается неопределенной, по крайней мере в ближайшие 10–20 лет.

В настоящее время переход на технологии, основанные на использовании фотоники, является одним из основных трендов в современных коммуникациях и высокопроизводительных вычислениях. Все задачи, рассматриваемые этим направлением, можно разбить на две тесно связанные категории: квантовую коммуникацию и квантовые вычисления.

Из всех приложений квантовых технологий на сегодняшний день наиболее развитыми являются технологии квантовых коммуникаций. Применение квантовых эффектов в телекоммуникациях в первую очередь открывает новые возможности по созданию защищенных каналов связи. На сегодняшний день в мире уже запущено более десятка квантовых коммуникационных систем различного характера – от научных исследований до коммерческого использования. В США и Евросоюзе ведется работа по стандартизации квантовых сетей и устройств.

Первые многоузловые квантовые сети уже продемонстрированы в США, Китае, Японии и Евросоюзе. В то же время системы квантовых коммуникаций еще не окончательно готовы к внедрению в телекоммуникационные сети, поскольку не найдены эффективные решения целого ряда практически важных задач.

В области квантовых вычислений на настоящий момент существует лишь ограниченное число алгоритмов, направленных на решение вычислительно сложных задач. В ближайшие 10 лет ожидается дальнейшее развитие квантовых алгоритмов для обработки большого объема данных, машинного обучения, поиска информации. Квантовые компьютеры для некоторого круга задач должны будут на несколько порядков превзойти по производительности свои классические аналоги.

ДОРОЖНАЯ КАРТА ПРОБ И ОШИБОК

– Парадоксально, однако Россия, обладая мощным научным потенциалом в области изучения фотоники, а также большим опытом в проведении разработок в этой сфере и большим числом предприятий и организаций, активно работающих по тематике фотоники, уступает другим странам по масштабам ее практического использования. Например, США, Европа, Китай, понимая огромное значение фотонного направления, уже создали долгосрочные планы развития, в которых предусматривается как создание отдельных технических решений, так и комплексное применение радиофотоники интегрального исполнения в радиочастотных системах. Почему же мы всегда отстаем? Каков он – сегодняшний уровень развития фотоники в России?

– Отечественные специалисты внесли фундаментальный вклад в становление фотоники. Подтверждением тому является присвоение Александру Прохорову, Николаю Басову и Жоресу Алферову Нобелевской премии. Тем не менее о радиофотонике в России знает лишь узкий круг специалистов. Наша страна слабо развивает собственные радиофотонные технологии. Работы сдерживаются отсутствием отечественных материалов, программных продуктов для моделирования компонентов и сложных устройств.

Без принятия экстраординарных мер уже через три-пять лет в стране возникнет проблема импортозамещения новой, фотонной номенклатуры компонентной базы и конечной продукции. Это моментально снизит уровень национальной безопасности и конкурентоспособность страны.

– Юрий Васильевич, на Ваш взгляд, какие факторы являются основным препятствием на пути широкого освоения фотонных технологий в России?

– Главной проблемой является проблема целеполагания, ошибки при формировании перечня приоритетных направлений развития науки и технологий: фотоники нет в Указе Президента РФ от 7 июля 2011 года № 899 «Об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации». Также понятно, что без должной государственной поддержки, адекватной решаемым задачам, в первую очередь определения и осуществления приоритетности, на голом энтузиазме серьезные перспективные задачи не будут решены.

Но имеется и масса других причин отставания. Так, первая попытка господдержки работ по фотонике была осуществлена лишь в 2013 году. Речь идет о технологической платформе «Фотоника» и ее производной – дорожной карте по фотонике. К сожалению, эти документы превратились в декларацию о намерениях, прежде всего из-за нескоординированности действий управляющих структур – Минпромторга, Минобрнауки, ФАНО и РАН, РФФИ, ФПИ, Сколтеха, «РОСНАНО». Согласованная и планируемая к финансированию и реализации дорожная карта была принята Правительством России только в 2016 году (распоряжение Правительства РФ от 23 июня 2016 года № 1299-р).

В замысле дорожной карты заложена принципиальная ошибка: технологии фотоники поделены на гражданские и оборонные, причем последние автоматически не включены в перечни работ. А ведь наибольшее и целенаправленное продвижение работ по радиофотонике достигнуто в Минобороны России в рамках ГПВ. Но Минпромторгом инициативы Минобороны по разным причинам не поддержаны.

При громадной потребности в синхронизации и сопряжении работ участвующие министерства, РАН, институты развития и госкорпорации работают нескоординированно. Между ними, да и внутри них (между департаментами и подразделениями, дочерними предприятиями и так далее), нет никакой координации, преемственности и комплексности работ.

ВРЕМЯ ДЕЙСТВОВАТЬ

– Давайте рассмотрим практическую ситуацию: по оценке специалистов, сегодня на внутреннем рынке по ряду объективных сложностей скоординированно не развивается такое важное направление, как радиофотоника. В частности, нет единой технической и организационной направленности на получение конечного результата. Зато есть проблемы, которые даже при наличии средств не позволят быстро решить задачи, связанные, например, с созданием интегральной компонентной базы радиофотоники. И это при том, что радиофотоника – это перспективное научное направление, которое в будущем определит вектор развития технологий двойного назначения во всем мире! А для самой России это будет огромный научный и технический прорыв, который обозначит переход к 6-му технологическому укладу. Каким Вам лично видится выход из сложившегося положения?

– У России есть хорошие шансы найти и занять свои ниши в сфере радиофотоники. Для этого надо хорошо и масштабно понимать научное и технологическое содержание происходящего, развивать нужные компетенции в сфере исследований и разработок, стимулировать предприятия и организации, рискующие входить в эту новую сферу, эффективно кооперироваться внутри страны и за ее пределами для удержания темпов разработок и формирования прорывов на рынки.

Необходимо разработать и утвердить межведомственную координационную программу в области радиофотонных технологий в стране. Соответствующее поручение в августе 2017 года дал вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Эта программа должна минимизировать межведомственные барьеры и консолидировать органы государственной власти, науку и промышленность вокруг решения важных научно-технических и производственных проблем.

– Что еще необходимо предпринять отечественным ученым и исследователям, РАН и Министерству образования и науки России, чтобы вывести нашу страну на лидирующие позиции по разработкам в области фотонных технологий?

– Ключевые направления реализуются, как правило, через механизм федеральных целевых программ. Предложено скорректировать их после включения радиофотоники и отдельных ее технологий в список приоритетов. Кроме того, для ряда областей применения фотоники целесообразно сформировать специальные отраслевые программы.

Кроме того, необходимо создать и совместный перечень работ Минобрнауки, Минпромторга и Минобороны России для синхронизации НИР и ОКР, централизованно финансируемых федеральным бюджетом.

– Юрий Васильевич, по мнению ряда экспертов, для развития отечественной фотоники сейчас необходимы не только и не столько финансовая поддержка перспективных НИОКР, сколько поддержка процесса практического освоения высокоэффективных технологий фотоники в реальном секторе российской экономики, а также совершенствование регулирующей этот процесс нормативно-законодательной базы. Каково Ваше мнение на этот счет?

– В этом плане мы, безусловно, должны выйти за пределы существующего понимания «индустриальный партнер»: предприятия должны быть реально заинтересованы во внедрении радиофотонных технологий, то есть четко представлять материальную пользу и коммерческую составляющую своего участия. Вкладывать деньги в развитие перспективных технологий при отсутствии понимания потенциального объема рынка никто не будет.

– Развитие фотоники в России позволит нам нарастить компетенции, в том числе в рамках реализации федеральной программы импортозамещения?

– Вне всякого сомнения.

Сергей Васильев, Роман Фомишенко, «Интеллект & Технологии» №4(19)2017

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 31 января 2018 > № 2479258


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 30 января 2018 > № 2483955 Владимир Узун

Школа для инвестора. Как привлечь частные средства в сферу образования

Владимир Узун

президент группы компаний «Просвещение»

Образование – это «черная дыра», которая, впрочем, может стать инвестиционно привлекательной сферой. Для этого нужно устранить барьеры, которые мешают инвесторам контролировать доходность своих вложений

Вот уже четверть века мы сокрушаемся по поводу недофинансирования российского образования, которое сейчас, по оценкам экспертов, получает лишь 30% от необходимого.

Школы, где дети учатся в три смены и сидят за ветхими партами — это неприемлемо для страны, которая претендует на статус инновационной державы. Впрочем, бюджетных денег на образование не хватает ни в одной стране мира, поэтому без привлечения средств частных инвесторов злободневные задачи развития страны не решить.

Частные инвестиции в сферу образования, согласно отчету Росстата, снижаются на протяжении последних трех лет. В 2014 году в нее было вложено 242 млрд рублей, а в 2016 году — только 210 млрд рублей, которые составляют всего лишь 1,4% от общего объема частных инвестиций.

Очевидно, что для коммерческого сектора эта отрасль занимает одно из последних мест по привлекательности. Это вполне объяснимо — норм и правил инвестирования в эту сферу не существует, гарантий возврата средств нет, контроль за расходованием денег довольно слабый. При этом в России сейчас есть все возможности для создания эффективной системы привлечения частных средств для нужд образовательных учреждений. С помощью этих денег мы можем решить самые насущные проблемы нашей образовательной системы.

Инвестиции в развитие

В 2016 году официально вступили в силу «Цели устойчивого развития» (ЦУР), которые были приняты на Генеральной ассамблее ООН как план действий для всего человечества на ближайшие 15 лет. Создатели этой программы определили 17 целей, к достижению которых необходимо стремиться. На четвертое место эксперты ООН поставили вопрос получения «всеохватного и справедливого качественного образования».

Победить безграмотность и обеспечить всем людям доступ к качественному образованию невозможно только усилиями отдельных государств — необходимо глобальное объединение ресурсов наций и крупнейших компаний. И в ООН придумали способ, как это сделать, разработав механизм стимулирования инвестиций в ЦУР.

Сегодня любая крупная компания, которая хочет стать глобальной и выйти на международные рынки, должна учитывать в своей работе ЦУР и делать свой вклад в их достижение. Теперь инвестиции в цели устойчивого развития — это своего рода входной билет в клуб глобальных игроков. Такова политика всех государств, одобривших программу ООН.

В России все больше крупных компаний («Роснефть», «Газпром», «Лукойл», «Росатом» и т.д.) запускают инвестиционные проекты, которые направлены на достижение ЦУР. Это вопрос не только репутации, но и эффективности бизнеса. При получении крупных контрактов, оценке надежности партнера, проведении IPO теперь учитывается, следует ли компания ЦУР.

Однако пока сохраняются некоторые сложности в сфере инвестиций в образование.

Полоса препятствий

Основные проблемы, как это часто бывает, сосредоточены в законодательной сфере. Дело в том, что отдельные положения закона «Об образовании» не согласуются с другими нормативными актами — например, с законом о государственно-частном партнерстве (ГЧП). Закон о ГЧП просто невозможно применить в системе образования.

В результате возникает парадоксальная ситуация: в крупных городах существует проблема нехватки школ. В Самарской области есть школы, в которых одновременно учатся 14 первых классов в три смены. В одном из районов Улан-Уде, где живет 200 000 человек, нет ни одного образовательного учреждения. Власти пытаются, конечно, решить эти вопросы. Но построить одну школу стоит в среднем 1 млрд рублей. А их нужны сотни.

Здесь бы и мог помочь крупный бизнес — компании международного уровня могут выделить в качестве инвестиций деньги на строительство школ при условии их постепенного возврата на протяжении 10-15 лет. Это можно делать за счет внесения средств в уставной капитал школы. Но, увы, как мы уже было сказано, это не предусмотрено законом о государственно-частном партнерстве.

Устранения только этого барьера, впрочем, недостаточно для увеличения инвестиционной привлекательности сферы образования. Каждый бизнесмен хочет быть уверенным в возврате своих вложений. При существующем порядке финансирования учебных учреждений гарантировать это довольно сложно.

Дело в том, что сейчас в образовании действует институт подушевого финансирования. Сам по себе этот механизм разумный и эффективный: чем выше качество образовательных услуг, тем больше детей в школе, и тем больше ее финансирование. Однако в таком виде система работает только в Москве. В регионах же она действует только на бумаге.

А все потому, что на уровне муниципалитетов происходит «самостийное» перераспределение средств, утвержденных финансовым нормативом. В результате механизм в изначальном виде просто не работает. А значит, бизнесмены, которые хотели бы вложить средства в финансирование образовательных учреждений, не смогут оценить эффективность своих инвестиций.

Простые решения

Выход здесь простой: оставить лишь ограниченное число возможностей для увеличения финансирования на одного человека. Например, если ребенок имеет ограничения по здоровью или особенности психофизического развития, конечно, может применяться поправочный коэффициент. В других случаях за каждым учеником должен быть закреплен определенный бюджет.

Эти коэффициенты должны определяться на региональном уровне. И муниципалитеты должны быть лишены возможности нарушать принципы «подушевого» финансирования. Тогда чиновники и педагоги будут заинтересованы в повышении качества образования.

Кроме этого, необходимо внедрить эффективные механизмы распределения денег и контроля за выделяемыми средствами. Здесь опять же не обойтись без тонкой настройки законодательства.

Ключевая проблема в этой сфере возникает от несогласованности двух законов — «Об образовании» и «О местном самоуправлении». Сейчас в России работает более 40 000 школ, учредителями большинства из них являются муниципалитеты. Создается ситуация двоевластия: устанавливает стандарты и определяет учебные программы Минобрнауки, региональное министерство образования выделяет деньги, а муниципалитеты, как учредители школ, перераспределяют их по своему усмотрению.

Получается, что региональное министерство образования, отдавая деньги, не контролирует, как они расходуются, поэтому чиновники на местах могут принимать подчас странные решения.

Например, в одной из дагестанских школ муниципалитет выделил средства на образовательное оборудование — как оказалось, к таковому были причислены алюминиевые ступеньки для лестницы в бассейне. Думаю, что это самый безобидный пример вольного расходования средств. Для решения этой проблемы необходимо снова наделить региональные департаменты образования правом распределения и контроля средств, сделав их учредителями школ.

Все эти меры направлены на то, чтобы изменить сам подход к привлечению и расходованию средств в системе образования. Они позволят перейти от традиционной модели расходования денег к инвестиционной. По нашим подсчетам, таким образом можно привлечь дополнительно от крупного и среднего бизнеса до 200 млрд рублей инвестиций в строительство, оснащение, переоснащение школ, центров дополнительного школьного среднего и профессионального образования, центров подготовки и переподготовки кадров для этих структур.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 30 января 2018 > № 2483955 Владимир Узун


Россия > Образование, наука > ras.ru, 30 января 2018 > № 2479255 Жорес Алферов

Жорес Алферов: «Когда человек получает на одну работу пять грантов, он — жулик»

Почему российские ученые не получают нобелевских премий, должны ли преподаватели заниматься наукой, стоит ли оценивать ученых по публикациям и чем опасны цифровизация и криптовалюты, рассказал в интервью Indicator.Ru нобелевский лауреат, академик Жорес Алферов.

— Жорес Иванович, прошло четыре месяца, как РАН возглавил Александр Сергеев. На выборах вы поддерживали другого кандидата — Геннадия Красникова. Как вы оцениваете работу нового руководства Академии?

— Прежде всего хочу сказать, что, кого бы мы ни выбрали, новому руководителю Академии наук все равно было бы работать необычайно тяжело по очень простой причине. Успешное развитие науки возможно только при одном условии. Наука должна быть прежде всего востребована экономикой и обществом. Это главное. Если наука востребована экономикой и обществом, тогда даже правительство, политическое руководство может совершать очень крупные ошибки. В качестве примера ошибки, которая нанесла огромный ущерб развитию нашей науки, нашей биологии, я могу назвать лысенковскую сессию 1948 года, движение против современной генетики и то, что тогда обозвали менделизмом-морганизмом. Это была крупнейшая ошибка, но ее даже в то время как-то удавалось исправлять.

Безусловно были напрасно политизированы многие направления, в том числе и экономика, и слишком все подводилось под требования марксизма-ленинизма. Но при всем этом выполнялось главное условие — наука была нужна нашей экономике и обществу. И поэтому она успешно развивалась. Академия наук СССР была признана во всем мире как крупнейшая и ведущая научная организации. Президенты Академии Сергей Иванович Вавилов, Александр Николаевич Несмеянов, лучший президент за всю историю Академии Мстислав Всеволодович Келдыш, Анатолий Петрович Александров были известными учеными и внесли огромный вклад в науку. Я могу и сегодня назвать их крупнейшие научные достижения. Сергей Иванович Вавилов, проживи он немного дольше, стал бы нобелевским лауреатом. Работы Александрова по размагничиванию кораблей сохранили наш флот во время войны, а после войны он был создателем нашего атомного флота. Несмеянов и Келдыш — создатели целого ряда новых областей науки. Дальше — Гурий Марчук и Юрий Осипов много делали для сохранения Академии. А затем случилось самое страшное. Была разрушена вся высокотехнологичная экономика страны, созданная потом и кровью многих поколений. И в результате наука перестала быть востребованной экономикой и обществом.

Конечно, Академии был нанесен огромный удар в 2013 году. Отраслевая наука погибла потому, что погибли высокотехнологичные отрасли промышленности. Вузовская наука в финансовом отношении сидела на хоздоговорах с промышленностью. РАН мы как-то сохранили за счет бюджета, но нельзя было сливать вместе РАН, Академию сельхознаук и Академию медицинских наук. Нельзя было сразу делать такую гигантскую Академию. Затем был принят новый закон о РАН, организовано Федеральное агентство научных организаций. Ученые развивают науку, а все, на чем эта наука делается, у ученых забрали. Конечно, были и преступления, во многих институтах сдавали в аренду помещения. Но нужно было бороться конкретно с этими вещами, а не отнимать все у Академии. Наиболее разумным было бы передать, как в тридцатые годы, все хозяйство Академии Управлению делами АН с согласованием назначения главы управления делами Академии с Правительством.

Что касается нового руководства, я могу сказать, что Александр Михайлович Сергеев — хороший физик, у него безусловно хорошие работы по физике. У него бесконечно тяжелая работа.

Правительство и руководство страны должны понимать простую вещь: только на базе современных научных исследований мы можем вернуть стране и новые технологии, и новые компании. Мне недавно сообщали страшные цифры о том, кто и как владеет нашими крупнейшими компаниями. Я не знаю, как на самом деле обстоят дела, но боюсь, что мы в каком-то отношении сегодня находимся в положении 1913 года, когда очень многие высокоразвитые промышленные технологии находились в руках западных компаний и западных стран.

— Вы часто говорите про невостребованность науки экономикой и обществом. С экономикой все более-менее понятно, многие отмечают, что у нас нет полного цикла «фундаментальная-поисковая-прикладная наука». Но почему наука оказалась не нужна обществу?

— Так ее нет как раз потому, что наука не востребована экономикой. В результате крупных практических ошибок, в результате, я допускаю это, предательской деятельности каких-то групп в конце 80-х — начале 90-х мы оказались в ситуации, когда действительно были пустые полки, был экономический кризис. Хотя, вообще говоря, в 60-е и 70-е годы этого не было. В 80-е годы даже была такая шутка, что полки в магазинах пустые, а холодильники дома у всех полные.

Когда обсуждаются проблемы экономики, я рекомендую в том числе своим коллегам-физикам читать статью величайшего физика и ученого XX столетия и, по моему мнению, величайшего ученого всех времен и народов Альберта Эйнштейна. В мае 1949-го года он опубликовал статью под названием Why socialism? В самом начале этой статьи он написал, что физики имеют полное право оценивать экономику и экономическое развитие, потому что это на самом деле новые формы развития, оценивать которые нынешние экономисты не могут, ведь они знают лишь экономику капиталистического периода. Один из фундаментальных выводов этой статьи Эйнштейна заключается в том, что, во-первых, капитализм по закону несет право отнимать друг у друга и грабить друг друга. Масса владеющих собственностью людей начинают отнимать ее и делают это, не нарушая закона, а по закону.

Во-вторых, Эйнштейн подчеркивает, что капиталистическое общество рождает олигархию и олигархов, бороться с которыми демократическими методами невозможно. Также он отмечает, что капитализм несет не только такую ужасную экономику и законное перехватывание собственности друг у друга, но и наносит огромный ущерб системе образования, где молодежь воспитывается в духе «как быть первым для того, чтобы хапнуть». Он видел выход только в социализме и плановой экономике. Эйнштейн считал их кардинальной дорогой развития человечества. Но предупреждал, что и при плановой экономике можно создать такие условия закрепощения личности, при которых все остальное покажется свободой.

Вторая вещь, которая, с моей точки зрения, является основной, состоит в том, что для нашей страны нет никакого другого выхода, кроме как создавать новые технологии на основе научных исследований и компании, которых нет на Западе.

При этом нужно понимать, что мы должны развивать образование. Я делаю это в своем маленьком университете. Там 200 школьников, 240 студентов-бакалавров, 150 магистрантов, 40 аспирантов. Мы учим физике, математике, программированию, основам биологии и медицины, физике конденсированного состояния естественно и нашим гетероструктурам, их применению в электронике. Ребятам трудно, но в итоге, они учатся хорошо. Наука создается из синтеза близких областей, так было раньше, есть сейчас и будет в будущем. Выигрыш здесь может быть, только если вы сможете обучать и правильно угадать эти направления. И настоящий научный работник всегда должен преподавать. Могут быть исключения, но, как правило, он должен преподавать.

— А преподаватели вузов должны заниматься научной работой?

— И преподаватель должен заниматься научной работой. Мы в университете так и делаем. Если у человека склонность к преподавательской деятельности, у него может быть меньший объем исследовательской работы. Но заниматься и тем, и тем необходимо.

Что касается образования, то оно должно быть бесплатным, и это было нашим достижением в советское время. Как можно брать за это деньги и давать преимущество людям отнюдь не за их способности?

— Жорес Иванович, еще пара вопросов, про текущую деятельность Академии. Сейчас ФАНО проводит оценку результативности научных институтов и делит их на три категории. Как вы к этому относитесь?

— Отрицательно. Как и к работе по распределению научных работников по классу и по уровню в зависимости от того, сколько у них публикаций и в каких журналах. Могу сказать, что я бы попал в очень слабую группу, если бы меня оценивали по публикациям, за которые я получил Нобелевскую премию.

Например, в Санкт-Петербурге в области физиологии, биомедицинских исследований есть институты. Как можно сравнивать, скажем, Институт физиологии им. И. П. Павлова и Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова? Это разные институты, с разными направлениями исследований физиологии. В том, что вы разведете институты, которые относятся к одному отделению, по разным категориям, нет ничего хорошего. Тут могут быть какие-то обиды, борьба между институтами непонятно за что.

— Зато тот, кто попадет в первую категорию, получит больше денег, чем тот, кто окажется во второй.

— Я был с февраля 1989 года по декабрь прошлого года председателем Санкт-Петербургского научного центра РАН. До создания ФАНО, институты входили в отделения и одновременно их работу курировал наш президиум, мы организовывали взаимодействие академических институтов с отраслевыми институтами и вузами. Затем, в результате реформы, решили, что такие центры не нужны. Санкт-Петербургский научный центр остался, но уже как бюджетное научное учреждение, как маленький научный институт. В декабре прошлого года господин Котюков уволил меня с поста председателя центра, даже не сказав «спасибо». У нас в Академии, вообще говоря, так не принято. Я это переживу спокойно, но говорю об этом, чтобы продемонстрировать стиль работы руководителя ФАНО.

— Сейчас в Думе активно обсуждается новый закон о науке. Министерство образования и науки этот закон активно защищает, РАН наоборот выступает «против». Что вы думаете об этом законе?

— Я не считаю, что нужно менять действующий закон о науке, принятый в 1996 году. В нем нет ничего плохого, он отвечал изменениям, которые произошли в стране. И вместо нового закона следовало бы принимать новые поправки, которые диктуются нынешним состоянием экономики и без которых нельзя обойтись.

— Давайте перейдем к Нобелевским премиям. За 15 лет у российских ученых, если не брать в расчет Андрея Гейма и Константина Новоселова, нет ни одной премии. Вы несколько раз упоминали, что, скажем, последние премии по химии выдавались за исследования в области биохимии, а у нас такого класса работ нет. Есть ли сейчас в России исследования и ученые, которые могли бы получить Нобелевскую премию?

— Я не могу сразу назвать работы нобелевского уровня, выполненные в России российскими учеными ни в физике, ни в химии, ни в физиологии и медицине. Гейм и Новоселов — молодцы, у них хорошая работа по графену, но она полностью сделана за границей. Наша последняя Нобелевская премия была присуждена в 2003 году Виталию Гинзбургу и Алексею Абрикосову за работы по теории сверхпроводимости 50-х годов. Я получил Нобелевскую премию за работы, выполненные в конце 60-х годов.

У нас часто говорят, что Нобелевский комитет не присуждал премий нашим ученым, хотя и были достойные работы. Прежде всего, я хотел бы отметить, что все Нобелевские премии по физике и химии были присуждены ученым из трех институтов — ФИАН, Физтех и Физических проблем — там были настоящие мирового класса научные школы. Наверное, «не успели» получить Нобелевскую премию открытие электронного парамагнитного резонанса Евгением Завойским и выдающиеся работы по оптике полупроводников, включая предсказание и открытие «экситона» Яковом Френкелем, Евгением Гроссом и Леонидом Келдышем.

— Вы говорите, что среди живущих в России ученых некому присуждать Нобелевские премии. Должно ли государство возвращать тех, кто уехал работать за границу? Нужны ли госпрограммы?

— Прежде всего я ничего не говорю о присуждении Нобелевских премий и не имею права об этом говорить. У тех, кто уехал и успешно работает за границей, там уже, как правило, есть и семья, и друзья, позиция. Они приедут к нам, если им заплатят большие деньги, выполнят работу по гранту и уедут обратно. Те, у кого там не получилось, они не нужны и здесь.

— Но есть же успешные ученые, которые сами возвращаются. Например, кристаллограф Артем Оганов, который успешно работал в США, Китае, а потом вернулся в России. И, по его словам, ему тут очень хорошо живется.

— В индивидуальном порядке ученые могут приезжать, но вводить программу возвращения наших ученых, уехавших за границу… Я бы не стал этого делать. Повторюсь, тот, кто там был успешным, приедет к нам только за большим грантом и снова уедет. Тот, кто там не смог ничего сделать, не нужен и здесь. Так что никакая госпрограмма не нужна. Нужно, в первую очередь, изменить уровень зарплат научным работникам. Потому что сегодня они очень низкие.

— Руководители ФАНО и Минобрнауки на это обычно отвечают, что те, кто хотят прилично зарабатывать, и так зарабатывают. Для этого есть гранты, программы. А те, кто не очень хотят зарабатывать, получают свои 15 тысяч.

— Зарабатывать деньги можно по-разному. Есть научные работники, которые получают под одну и ту же работу по пять грантов от разных грантодержателей. И таких людей много. Да, они зарабатывают, но каким способом? Когда человек получает на одну работу пять грантов, он — жулик.

Есть крупные научные проекты, в которых мы должны участвовать, чтобы двигать науку. В советское время мы могли себе позволить участие в целом ряде крупных проектов. Сегодня к участию в таких проектах надо подходить чрезвычайно взвешенно. Во многих случая гораздо выгоднее принять участие в западном проекте, а не делать его здесь. Эти решения должна принимать Академия наук.

На мой взгляд, также неправильно, что Курчатовский институт, хороший научный институт, стал вторым научным центром, пытаясь играть роль а-ля Академия наук. Когда в состав Курчатовского института стали включаться институты, не имеющие отношения к его профилю. Мы знаем, почему это делается. Посмотрите, сколько денег приходится на научного сотрудника в Курчатовском институте и в институтах РАН. Разве это правильно? А если вы попробуете назвать крупнейшие научные достижение, то хвастаться ни РАН, ни Курчатовскому институту нечем. У РАН оснований для такого хвастовства даже больше.

— Сейчас набирает обороты цифровизация науки, образования, всего на свете. Все обсуждают блокчейн, криптовалюты. Что вы об этом думаете? Как будет меняться облик науки и ученого?

— Прежде всего научные сотрудники, в том числе и создатели цифровой экономики и цифровизации, должны к этому делу подойти очень внимательно. С моей точки зрения, начинает работать большая команда жулья. Нужно разбираться. Криптовалюты — это яркий пример команды жуликов. Сегодня, к сожалению, и среди научных работников становится популярным принцип получения больших дополнительных средств не обязательно за достойные проекты. И в цифровизации это может случиться даже чаще, чем в других областях.

Два института СО РАН запустили совместный суперкомпьютер

Исследования в лаборатории механики неупорядоченных сред, созданной благодаря мегагранту в Институте гидродинамики им. М.А. Лаврентьева СО РАН, требуют сложных и трудоемких вычислений. Для их проведения НИИ приобрел новейший суперкомпьютерный кластер — его работу будут обеспечивать специалисты Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН.

Вычислительный аппарат в первую очередь связан с самой прикладной частью мегагранта — расчетом данных по гидроразрыву пласта, с помощью которого в нефтегазовой промышленности увеличивают интенсивность добычи углеводородов. Новая система позволит заметно ускорить необходимые вычисления.

— В рамках нашего исследования существует большое количество фундаментальных задач, в которых требуется обсчет экспериментов с колоссальным количеством данных, — объясняет заместитель директора ИГиЛ СО РАН по научной работе доктор физико-математических наук Евгений Валерьевич Ерманюк. — На том оборудовании, что у нас было, небольшой тестовый расчет занимал целый день, а работа с реальными данными и вовсе затягивалась на месяц. Суперкомьютер же будет обрабатывать все это за разумное время, позволит корректировать данные опытов, извлекать всю нужную информацию.

Кластер отличается и другим преимуществом — новейшей системой охлаждения. Прежде аналогичные аппараты занимали целую комнату: машина в процессе работы нагревала воздух, кондиционер выдувал его в коридор, охлаждал и загонял обратно через пол. У такого подхода КПД очень невысок.

— Новый кластер работает на водяной системе. На входе подается сорокоградусная вода, разогревается оборудованием до 45 °C, а после охлаждается в теплообменнике до прежних показателей, — говорит исполняющий обязанности руководителя Сибирского суперкомпьютерного центра кандидат физико-математических наук Игорь Геннадьевич Черных. — Старому компьютеру для работы нужно 80 киловатт, и 20 на охлаждение. Новый же кластер при той же мощности потребляет только 14 киловатт, и всего 40 ватт для охлаждения, это меньше, чем чайник!

Приобрести новейшее и дорогостоящее оборудование Институт гидродинамики смог благодаря мегагранту и дополнительному финансированию со стороны компании «Газпром добыча Надым» — именно в ее интересах ученые исследуют способы увеличить ток нефти в скважинах. Раньше эту работу проводили иностранные сервисные компании, но сегодня в связи с санкциями необходимо создать отечественные методы.

Директор Института гидродинамики доктор физико-математических наук Сергей Валерьевич Головин подчеркнул, что совместная работа с ИВМиМГ СО РАН открывает новые возможности для сотрудничества. По его словам, ИГиЛ СО РАН всегда обладал сильной теоретической группой, но сегодня становится понятно, что для эффективной работы необходимо заниматься не только аналитикой, но и увеличивать сложность расчетов — с этим могут помочь коллеги из другого института.+

— Размещение кластера на площадях ИВМиМГ позволяет нам освободиться от многих задач, с которыми мы не очень хорошо знакомы, например, администрирования, создания нужной инфраструктуры, — отметил Сергей Головин.

«Наука в Сибири»

Россия > Образование, наука > ras.ru, 30 января 2018 > № 2479255 Жорес Алферов


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > Russian.News.Cn, 30 января 2018 > № 2476328

Пекинские суды рассмотрели свыше 36 тыс. дел об интеллектуальной собственности в 2017 году

Пекинские суды рассмотрели в 2017 году 36 800 дел, связанных с нарушением прав интеллектуальной собственности /ПИС/, что более чем в два раза превышает показатель 2013 года.

Эту цифру озвучил Ян Ваньмин, председатель Народного суда высшей ступени Пекина, выступая с докладом на проходящей в эти дни сессии столичного Собрания народных представителей.

За последние пять лет пекинские суды рассмотрели в общей сложности 125 тыс. дел, связанных с нарушением ПИС, это пятая часть всех подобных дел, рассмотренных за этот период в Китае, сообщил он.

Около 5300 дел, рассмотренных за период с 2013 по 2017 г., касались патентных споров.

В этом году в Пекине будет учрежден специальный центр, который будет заниматься предоставлением услуг, связанных с ПИС, высокотехнологичным компаниям.

Центр будет помогать компаниям, занятым в сфере информационных технологий и производстве высокотехнологичного оборудования, пройти ускоренную процедуру подачи заявки на получение патента.

Пекин находится в авангарде борьбы с нарушением ПИС в Китае, именно здесь в 2014 году был создан первый в стране суд по интеллектуальным правам.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > Russian.News.Cn, 30 января 2018 > № 2476328


Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк

Посол Украины рассказал, что ждет украинско-таджикское сотрудничество в этом году

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Республике Таджикистан и Исламской Республике Афганистан Виктор Никитюк рассказал в интервью «АП», какие новые перспективы украинско-таджикского сотрудничества открывает 2018 год.

- Каковы состояние и перспективы украинско-таджикского торгово-экономического сотрудничества?

- Говоря об экономическом сотрудничестве между нашими странами, хочу с удовлетворением отметить, что некоторый спад в торговле между нашими государствами, наблюдавшийся в последние несколько лет, в 2017 году был преодолен. Еще не опубликованы официальные данные двусторонней торговли за 2017 год, однако предварительные итоги прошлого года свидетельствуют об устойчивой тенденции роста показателей торговли. В частности, за одиннадцать месяцев 2017 года торговля товарами и услугами между нашими странами составила свыше 39 млн. дол. США и увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года больше чем на 24%.

Из общего объёма торговли экспорт украинских товаров и услуг составил свыше 38 млн. дол. США. Основными статьями украинского экспорта в Таджикистан являются кондитерские изделия и изделия из какао-продуктов, бумажная и фармацевтическая продукция, металлические изделия, электрические котлы и машины. Кроме того, Украина поставляет в Таджикистан мебель, керамические изделия, изделия из древесины, а также разнообразную химическую продукцию.

Таджикистан, в свою очередь, экспортирует в Украину сухофрукты, хлопок, семена и плоды масличных растений, овощи, а также фармацевтическую продукцию.

Я очень надеюсь, что наметившаяся тенденция роста двусторонней торговли будет неуклонно продолжаться и в будущем, несмотря на то, что пока не преодолены некоторые таможенные препятствия, существующие между нашими странами.

Я уверен, что наши страны будут продолжать сохранять заинтересованность в тесном сотрудничестве в энергетической области, в развитии взаимовыгодных партнерских отношений в сельскохозяйственной и машиностроительной сферах, а также в горнодобывающей промышленности.

В 2018 году в Киеве запланировано проведение пятого заседания Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и я не сомневаюсь, что во время заседания этой комиссии будут определены перспективные направления развития двусторонних отношений в экономической сфере, которые окажут позитивное влияние на украинско-таджикские отношения в целом. Договорно-правовая база наших двусторонних отношений составляет свыше 80 документов, в прошедшем году подписано ещё одно соглашение, а четыре готовы к подписанию.

- Как развивается партнерство Украины и Таджикистана в сфере гидроэнергетики?

- Украина не одно десятилетие плодотворно сотрудничает с Таджикистаном в области гидроэнергетики. В советское время в Таджикистане практически не было ни одной ГЭС, на которых не было бы установлено гидроэнергетическое оборудование, произведенное в Украине.

Многие гидроэлектростанции с украинским энергетическим оборудованием продолжают надежно работать и вырабатывать электроэнергию для нужд Таджикистана.

В конце прошлого года я встречался с Министром энергетики и водных ресурсов Таджикистана Усмонали Усмонзода, который сообщил, что на некоторых таджикских гидроэлектростанциях установлено украинское оборудование, которому свыше 40-50 лет, однако оно продолжает исправно служить, и таджикские энергетики отмечают высокое качество и надежность украинской техники. Безусловно, за прошедшие десятилетия появилась более совершенная техника, украинские компании регулярно обновляют её, и готовы в дальнейшем проводить модернизацию устаревшего энергетического оборудования.

Отдельное место в развитии гидроэнергетики Таджикистана занимает Нурекская ГЭС, которая вырабатывает свыше 70% всей электроэнергии, производимой в Таджикистане.

Хочу напомнить таджикским читателям, что проектная документация на строительство Нурекской ГЭС была разработана в Харькове в 1950-х годах, и на этой ГЭС, строительство которой было окончено в 1979 году, установлено преимущественно украинское энергетическое оборудование.

Кроме этого, с 1959 года украинские заводы «Турбоатом», «Новокраматорский машиностроительный завод», завод «Электротяжмаш» и другие украинские предприятия поставляли и устанавливали гидрогенераторы, узлы затворов, гидроприводы, анкерные тяги, гидроцилиндры, барабаны, маслонасосы и другую технику на Перепадной, Сарбандской, Байпазинской, Памирской, Кайраккумской, Рогунской гидростанциях.

Ведущие украинские предприятия продолжают участвовать в тендерах на поставку своего технического оборудования на действующие и строящиеся гидроэнергетические объекты Таджикистана.

Хочу отметить, что с исчезновением плановой советской экономики, когда участие украинских машиностроительных гидроэнергетических предприятий в конкретных проектах определялось централизованными союзными директивами, концептуально изменился подход к выбору гидроэнергетических компаний для работы в Таджикистане. Украинские предприятия принимают участие в международных тендерах на производство, поставку и монтаж своего оборудования, соревнуются с лучшими мировыми производителями энергетического оборудования и в конкурентной борьбе выигрывают, раскрывая преимущества производимой продукции. В то же время, как Посол, горжусь нашей отечественной продукцией и конечно же хотел бы, чтобы ведущие украинские компании и предприятия принимали участие и побеждали во всех международных тендерах, связанных с гидроэнергетическим сектором Таджикистана.

В этом плане хочу с большим удовлетворением отметить, что на Рогунскую ГЭС, которая является стратегическим объектом для экономики страны, уже доставлены два генератора, сделанные на харьковском заводе «Электротяжмаш».

Сейчас десятки украинских специалистов ведут монтаж этих генераторов на пятом и шестом блоках Рогунской электростанции. Надеюсь, что украинский завод «Электротяжмаш» будет продолжать активно работать с таджикскими энергетиками, а его продукция будет надежно и эффективно служить не одно десятилетие.

- Что можно сказать о сотрудничестве в области культуры и образования?

- Хочу напомнить, что в 2013 году в Таджикистане с большим успехом прошли Дни культуры Украины. За годы независимости двух дружественных государств это было первое концертно-кинематографическое мероприятие известных артистов Украины в Таджикистане. Мы, в свою очередь рассчитываем, что в 2018 году в Украине состоятся Дни культуры Таджикистана, и я уверен, что украинские зрители откроют для себя много нового и интересного, познакомившись с самобытным таджикским искусством.

Активно развивается сотрудничество между странами и в области образования.

Украина ежегодно выделяет 20 стипендий за счет государственного бюджета для обучения таджикских студентов.

За годы моей работы в Таджикистане Посольством было отправлено на обучение в ведущие вузы Украины около ста таджикских студентов, а их общее количество сейчас превышает 300 человек. Специальности, которые получают таджикские студенты в Украине, имеют техническую направленность, актуальную для таджикской экономики, и я надеюсь, что возвратившись на родину, они всегда будут востребованными специалистами и на всю жизнь останутся искренними друзьями Украины.

С большим удовлетворением хочу отметить плодотворность межвузовского сотрудничества между Ровенским национальным университетом водного хозяйства и природопользования и Дангаринским государственным университетом. Профессора и преподаватели этих вузов установили тесные профессиональные связи, способствующие сближению и развитию традиционной дружбы между украинским и таджикским народами.

В прошлом году я побывал с рабочими поездками в различных регионах Таджикистана и хочу с удовлетворением отметить искренний интерес жителей всех областей Таджикистана к Украине.

В частности, во время посещения Согдийской области состоялась трогательная встреча с представителями украинской диаспоры и общественной организации «Союз чернобыльцев-инвалидов Таджикистана». Во время выступления перед старшеклассниками «Школы Пулатова» в Худжанде, лекции перед студентами Таджикского педагогического института в Панджакенте, знакомства с работой Университета Центральной Азии в Хороге, я убедился в огромной жажде знаний таджикской молодежи и её стремлении овладевать современными профессиями.

С мая нынешнего года Министерство образования Таджикистана начнёт очередной набор таджикской молодежи, изъявившей желание учиться в украинских вузах за счет государственного бюджета Украины. Пользуясь представившейся возможностью, хочу пригласить таджикских юношей и девушек в Украину для получения высшего образования. Посольство и Министерство образования Таджикистана будут активно помогать им в этом вопросе.

Хотел бы отметить активное участие украинских специалистов в реализации международных программ в Таджикистане. Так, украинская компания «Софтлайн ИТ» победила в международном тендере, объявленном Программой развития Организации Объединенных Наций и завершает внедрение системы экологического мониторинга для Комитета по охране окружающей среды при правительстве Республики Таджикистан. Украинские специалисты в сфере информационных технологий пользуются признанным международным авторитетом и намерены продолжать плодотворное сотрудничество с таджикскими партнерами.

По просьбе таджикского правительства, украинские специалисты, в качестве экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), оказывают консультативную помощь, которая позволит Таджикистану получить сертификаты ВОЗ на лекарственные средства.

Для всестороннего и непосредственного знакомства с ситуацией и событиями в нашей стране Посольство ведет работу по направлению группы журналистов ведущих СМИ Таджикистана в Украину.

В этом плане мы рассчитываем на возобновление прямых авиарейсов между Киевом и Душанбе.

Учитывая то, что 2018 год в Таджикистане объявлен годом туризма и народных ремесел, прямые авиарейсы могли бы способствовать развитию туризма и расширению контактов между народами наших стран.

Дополнительными стимулами для возобновления прямых авиарейсов могут стать планируемое проведение в Киеве пятого заседания украинско-таджикской Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и Дней культуры Таджикистана в Украине.

В нынешнем году Украина и Таджикистан отметят 26-ю годовщину установления дипломатических отношений. Кроме того, Украина в 2018-м отмечает 100-летие со дня провозглашения в 1918 году Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики, которые впоследствии объединились в единую – Соборную – Украинскую Народную Республику. В преддверии этих знаменательных дат хотел бы поздравить всех таджикистанцев с наступающим праздником урожая Сада, пожелать дружественному таджикскому народу мира, благополучия и процветания.

Спрвка: Виктор Никитюк родился в 1965 году в Киеве, окончил факультет международных отношений и международного права Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. На дипломатической службе – с 1994 года. Работал советником Миссии Украины при НАТО в Бельгии, советником-посланником Посольства Украины в США, занимал ряд руководящих должностей в МИД Украины. В 2012 году назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Республике Таджикистан, в 2013 году - Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Исламской Республике Афганистан по совместительству. Женат, имеет двоих детей.

Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959

Красноярские ученые нашли способ адресного разрушения раковых клеток

Ученые Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН, подведомственного ФАНО России, совместно с российскими и иностранными коллегами разработали способ адресного разрушения раковых клеток с помощью наночастиц золота и теплового воздействия.

Доставку терапевтических наночастиц к опухоли осуществляют специальные молекулы. Под воздействием лазерного облучения частицы нагреваются и разрушают злокачественную ткань опухоли, оставляя здоровые ткани нетронутыми. Метод подходит для случаев, когда хирургическое удаление опухоли является сложной задачей.

В последние годы для решения проблем, связанных с терапией онкологических заболеваний, стали разрабатываться нестандартные средства, основанные на нанотехнологиях. Положительный результат новых подходов обусловлен сочетанием биологических и физических методов. Биологические молекулы обеспечивают адресную доставку действующих веществ к зараженным клеткам, где они уничтожаются различными физическими воздействиями. Для адресной доставки обычно используют аптамеры – это «молекулы-поводыри», искусственные одноцепочечные последовательности ДНК или РНК, которые благодаря своей структуре способны с высокой специфичностью связываться с нужными клетками.

В экспериментах с лабораторными животными красноярские ученые установили, что наночастицы золота могут быть использованы для уничтожения раковых клеток. Дело в том, что при облучении лазером такие частицы нагреваются. Если доставить наночастицы к раковой клетке, а после воздействовать на них зеленым светом, то они поглощают излучение, что создает локальный нагрев ткани и разрушение злокачественных клеток.

Чтобы удалить злокачественные клетки карциномы Эрлиха у лабораторных мышей, ученые вводили в организм животных наночастицы с аптамерами, а затем нагревали их лазерным светом. Время обработки не превышало 5 минут. Благодаря гипертермии (перегреванию) раковые клетки разрушались. Для подтверждения эффективности ликвидации опухоли в Центре ядерной медицины ФМБА ученые использовали позитронно-эмиссионную томографию и компьютерную томографию с анализом раковой ткани. Результаты такой диагностики позволяют с высокой достоверностью отличить доброкачественное образование от злокачественного.

По словам ученых, чтобы добиться результата пришлось объединить усилия специалистов из нескольких областей: физики, химики, биологи, медицины, математики и инженерии. Ученые установили механизмы теплового воздействия, сделали теоретические обоснования и показали на животной модели возможность применения метода лечения в условиях организма, а не только на клеточных культурах.

Отмечается, что пока междисциплинарный подход позволил достичь устойчивого результата только на животных. Для дальнейшего использования в клинике надо провести полные доклинические и клинические испытания препарата.

В исследовании также приняли участие сотрудники Красноярского государственного медицинского университета им. В.Ф. Войно-Ясенецкого, Федерального научно-клинического центра ФМБА России, Сибирского федерального университета и Университета Оттавы (Канада).

В настоящее время коллектив ученых ведет исследования по разработке частиц для более глубокой обработки опухолей.

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова

Детский омбудсмен: осужденным не место в школах и детсадах

После нападения в улан-удэнской школе Анна Кузнецова считает необходимым запретить направление осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Об этом она заявила в интервью Business FM

Детский омбудсмен Анна Кузнецова потребовала запретить направлять осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Уполномоченного по правам ребенка возмутил тот факт, что в школу в Улан-Удэ, где 19 января произошло нападение на класс, направили осужденного.

Есть ограничение, согласно которому окончательное решение о том, годится ли осужденный для работ рядом с детьми, принимает комиссия по делам несовершеннолетних. Но это ограничение постоянно нарушается в регионах. Под угрозой безопасность школьников, заявила Анна Кузнецова в интервью Business FM.

Анна Кузнецова: В Бурятии был выявлен факт нахождения в общеобразовательном учреждении осужденных на время по приказам УФСИН. Мы сразу же связались с руководством УФСИН и постарались разобраться в этой ситуации. К сожалению, мы увидели еще в ряде регионов РФ перечень учреждений, в том числе общеобразовательных, дошкольных, куда могут быть направлены для прохождения обязательных работ осужденные. На мой взгляд, это принципиально недопустимо. Законодатели предполагают направление в общеобразовательное учреждение только после решения правительственной комиссии по делам несовершеннолетних. Эти нормы не соблюдаются. Если их не хватает, то необходимы новые меры. Будут даны четкие рекомендации о ненаправлении туда осужденных. Следующим шагом, безусловно, будет работа с законодателями.

Вы хотите, чтобы вообще любые осужденные не попадали в образовательные учреждения, потому что то, что сейчас прописано в законе, не работает?

Анна Кузнецова: Это, к сожалению, не соблюдается. Да, законодательством выстроены ограничения, когда специальный орган принимает решение о том, можно ли в конкретном случае направлять. Школа принимает того, кого ей направили, поэтому здесь необходимо выстроить эти ограничения.

Как такое могло произойти, что обошли комиссию по делам несовершеннолетних?

Анна Кузнецова: Этим делом сейчас занимается прокуратура. Не важно, общались с детьми или не общались совсем. В каждом конкретном случае мы не можем проследить, в какой форме это происходит в детском учреждении. Это нужно в принципе исключить.

По словам Анны Кузнецовой, в Бурятии, Московской и Нижегородской областях сразу несколько школ и детских садов попали в реестр мест для отбывания наказания осужденными в виде исправительных работ.

По закону для этого вида наказания разрешены любые госучреждения, но в детские учреждения направляют, как правило, только в крайних случаях, говорит ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников. «Административная комиссия обычно смотрит потребность, — объясняет он. — Например, в детский сад необходим дворник. Далее смотрят, насколько адекватный этот человек. Он может быть осужден первый раз или уже неоднократно осужденный, то есть здесь необходимо оценивать характеристики личности. С несовершеннолетними, в частности с детьми из детских садов, не должны работать отъявленные рецидивисты, потому что это может привести к опасным последствиям. Все-таки чаще практикуются исправительные работы в сфере ЖКХ, когда убирают снег, метут улицы, красят лавки и так далее».

Как поясняют юристы, сейчас проходить исправительные работы в школах запрещено только тем, кто был привлечен к ответственности за совершение тяжких преступлений, например против жизни и здоровья, несовершеннолетних, безопасности государства. Как правило, этот вид наказания назначают лицам, исправление которых возможно без изоляции от общества.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова


Россия. ПФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477789 Минтимер Шаймиев

Встреча с Минтимером Шаймиевым.

Перед посещением Казанского авиационного завода Владимир Путин и президент Татарстана Рустам Минниханов навестили в больнице экс-главу региона Минтимера Шаймиева.

Минтимер Шаймиев должен был принять участие во встрече с представителями мусульманских религиозных организаций и руководством Болгарской исламской академии, состоявшейся накануне, но в связи с болезнью не смог присутствовать. В.Путин и Р.Минниханов рассказали о вчерашней встрече, а также поблагодарили М.Шаймиева за работу по благотворительности, которую он возглавляет. Владимир Путин дал высокую оценку атмосфере сосуществования религий, которая создана в республике.

* * *

В.Путин: Мы вчера с Рустамом Нургалиевичем [Миннихановым] посмотрели, как реализуется наш с вами проект по созданию Исламской академии. Сердце радуется, очень красиво всё и своевременно, идёт так, как мы и планировали. Кадры появляются хорошие.

М.Шаймиев: Впервые в истории России.

В.Путин: Люди учатся уже. И будем, конечно, думать над тем, как расширять этот проект.

Вы знаете, я в Уфе был, и там тоже академия создаётся, на Кавказе есть. Но этот центр, конечно, уникальный.

М.Шаймиев: Да, это уже магистратура, высшее образование. Сейчас медресе ведь работают.

Р.Минниханов: Здесь докторантура и магистратура.

М.Шаймиев: Но главное, за один год сделали.

В.Путин: Надо только, чтобы те, кто медресе заканчивают, ехали работать куда нужно, а не в какую-то другую сферу переходили.

М.Шаймиев: Мы об этом думали, об этом тоже говорили. В исламе же много течений, Вы прекрасно знаете. И то, что сейчас создаётся [Исламская академия] на месте добровольного принятия ислама на нынешней территории Российской Федерации, это закрепляет прежде всего духовенство, религию. Это прекрасный настрой.

В.Путин: Очень хорошо, что Вы здесь развиваете, поддерживаете все направления. С Рустамом Нургалиевичем сейчас разговаривали об этом. Случайно сегодня по телевизору смотрел программу про Татарстан, видел Лутфуллу Шафигуллина. Я так порадовался: такой простой человек, всё по-простому излагал. Это значит, что у Вас создана хорошая атмосфера.

М.Шаймиев: Вы бы знали – даже маленькие деревни взялись изучать свою историю.

И потом, Владимир Владимирович, судьба нашего народа, даже если взять эти сто лет с революции 1917 года, посмотреть: через что только люди не прошли! Для нашего народа обретение и возрождение духовности через такие дела – важнейшая задача.

Я у Вас был на встрече, Вы поддержали, начались Болгар и Свияжск. Должен сказать, за это время сбоя не было ни в какой форме. Тогда говорили, что паритет, что объекты федерального значения – град Болгар и град Свияжск. Ни одного сбоя не было и в части финансовой поддержки. Но в то же время мы приближаемся к 100 тысячам благотворителей разных мастей, начиная, как говорится, от новорождённого ребёнка – семьи вносят в портфель благотворительного фонда, и самый старший [благотворитель] у нас – это женщина, 103 года. И российские меценаты, компании, и из-за рубежа тоже, я должен сказать, огромный вклад.

В.Путин: Но в основном наши всё же, я надеюсь.

М.Шаймиев: Конечно. Но представьте себе, академия (потому что структура составлена) быстро строится, но это один из проектов, ведь есть ещё Казанский кремль. После Бориса Николаевича Ельцина Вы же возглавили эту комиссию. И он в списке ЮНЕСКО, Болгар и Свияжск в [списке] ЮНЕСКО. В этом году программа заканчивается, расписали последний год – Министерство культуры Российской Федерации в установленном порядке, Минфин, – и в этом году программа Болгар – Свияжск закрывается.

У нас программа была – то, что уже Рустам Нургалиевич подписывал, – строительство академии и восстановление собора Казанской иконы Богоматери. И должен Вам сказать, если Вы видели, как, с магической силой, что ли, быстро восстанавливается храм.

Р.Минниханов: Все фундаменты оказались в очень хорошем состоянии, на фундаментах был обнаружен пещерный храм целый.

В.Путин: Один из самых древних православных храмов.

М.Шаймиев: Казанская икона Божьей Матери – одна из самых почитаемых в христианском мире.

Р.Минниханов: Пригласим на открытие.

В.Путин: Хочу сказать, что благодаря вам создана очень правильная атмосфера взаимоотношений между людьми.

М.Шаймиев: Взаимопонимание – только через это. Искренне говорю. Без этого невозможно, это люди видят.

Очень много слов благодарности от людей. Отношение людей меняется, да и сами люди меняются. Я вам должен сказать, даже проходя через Казанский кремль, который тоже включили в список ЮНЕСКО (там Благовещенский собор, мечеть Кул-Шариф), видишь, как сильно особенно дети меняются – по-другому разговаривают, лица меняются.

Р.Минниханов: Три миллиона сто тысяч туристов в Татарстане было в прошлом году. Это целый бизнес.

М.Шаймиев: Туризм хорошо пошёл. И новый проект, Вы ещё не видели, наверное, – строительство гостиничного комплекса в Болгаре.

В.Путин: Видел, мне Рустам Нургалиевич показал проект – шикарный.

Россия. ПФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477789 Минтимер Шаймиев


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин

Телемост с ведущими российскими вузами.

В ходе посещения Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Владимир Путин провёл телемост с ведущими высшими учебными заведениями страны.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сейчас только имел удовольствие поздравить с Татьяниным днём представителей студенческих клубов, которые собрались здесь, в Казани, практически со всей России. И хочу эту нашу встречу тоже начать с поздравлений. Поздравляю всех вас и всех, кто нас видит, слышит, с Днём студенчества. Хочу пожелать всем вам успехов – всем студентам, вашим наставникам, преподавателям.

Вся наша работа по развитию образования, по поддержке талантов, творчества, общественных, научных, деловых инициатив направлена на то, чтобы молодёжь могла реализовать себя, добиться успехов в своей собственной жизни и посвятить значительную её часть нашей стране, России. Потому предлагаю сегодня предметно поговорить о положительном опыте, который имеется у федеральных университетов, о подходах, которые важно распространить на всю систему высшего образования.

Мы только что посмотрели площадки Казанского, или теперь уже Приволжского федерального университета. Безусловно, это один из примеров того, как вуз с историей, с хорошими традициями, с выдающимися научными школами может отвечать на вызовы времени и идти вперёд. Как ректор сказал, у нас теперь две даты основания университета: совсем старинная, 1804 год, и 2010 год, когда нему были присоединены несколько площадок, когда институт, теперь уже университет, получил новое дыхание.

Напомню, что у нас создана целая сеть федеральных университетов: Сибирский (Красноярский), Южный (Ростов-на-Дону), Северный, или Арктический (Архангельск), Казанский (Приволжский), Уральский (Екатеринбург), Дальневосточный (Владивосток), Северо-Восточный (Якутск), Балтийский (Калининград), Северо-Кавказский (Ставрополь), Крымский (Симферополь). Именно так стремятся работать, как я уже говорил применительно к тому университету, где мы находимся, стремятся работать все наши 10 федеральных университетов.

Мы начали, напомню, формирование этой сети в 2006 году с создания Сибирского и Южного федеральных университетов. Это был проект, в полном смысле устремлённый в будущее, нацеленный на решение долгосрочных задач. Федеральные университеты призваны стать флагманами промышленного, социального, технологического развития целых территорий России, ну и соответственно целых отраслей; должны содействовать освоению огромных пространств нашей страны, в том числе таких стратегически важных для России, как Арктика, Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому мы направили на развитие наших образовательных центров значительные финансовые ресурсы, продолжили эти программы и в непростой период глобального экономического кризиса. И сегодня можно с уверенностью сказать, что этот проект состоялся.

Финансирование проекта (и для тех, кто в этой аудитории собрался, и для тех, кто нас будет слушать и видеть с помощью средств массовой информации) в 2016–2017 годах из федерального бюджета составило 52 миллиарда рублей, со стороны самих университетов и тех, кто их поддерживал, регионов, – 22 миллиарда рублей. В 2010–2016 годах на формирование современной научной структуры федеральных университетов было дополнительно направленно 40,7 миллиарда рублей. За этот же период времени за счёт научно-исследовательской деятельности федеральные университеты заработали, сами заработали 38 миллиардов рублей.

Федеральные университеты стали центрами притяжения для талантливых людей, талантливой молодёжи, сильных учёных и исследователей, в том числе тех, кто действительно определяет ход развития современной науки. Напомню, уважаемые друзья и коллеги, что с 2010 по 2017 год в федеральных университетах в рамках так называемого проекта мегагрантов работало 18 учёных мирового уровня. Мы специально распредели их практически по всей территории России. Из них 11 иностранцев, это учёные с мировым именем, лидеры в своих отраслях, два российских, мы выбирали их по конкурсам, и пять наших соотечественников, которые в своё время уехали работать за границу, вернулись и работали здесь. Уже непонятно, где они больше работали, за границей или здесь.

Концентрация интеллектуального потенциала, наличие современной научной инфраструктуры позволяет готовить высококлассные кадры, создавать передовые решения в интересах отечественной экономики. Причём речь идёт о таких важнейших перспективных направлениях, как искусственный интеллект, разработки в сфере биологии, медицины, сельского хозяйства, технологии добычи и переработки полезных ископаемых. В этом смысле федеральные университеты стали одним из механизмов повышения технологической конкурентоспособности и состоятельности нашей страны.

Отмечу и тот важный факт, что нам удалось серьёзно укрепить единое образовательное и научное пространство России. Запущены совместные программы академической мобильности. Студенты и преподаватели получили большую возможность перемещаться между университетами, подбирать себе образовательные курсы, вести общие проекты, а также использовать современное учебное и исследовательское оборудование, в том числе в так называемых центрах коллективного пользования. Кстати, у нас за это время создано 30 таких центров, центров коллективного пользования. В них сконцентрировано современное дорогостоящее исследовательское оборудование. Пользоваться им могут учёные и научные коллективы из любых организаций.

Подчеркну, сегодня федеральные университеты задают тот уровень, к которому должна стремиться вся система высшего образования, чтобы выпускники всех российских вузов могли успешно начать карьеру, реализовать свой потенциал.

Уверен, эта тема – важнейшая для наших студентов. Поэтому давайте сегодня поговорим об этом поподробнее, поделимся опытом. Тем более что сегодня в нашем разговоре будут участвовать и ректоры Московского и Санкт-Петербургского университетов. У этих вузов традиционно сильно выстроенная системная работа по профессиональной ориентации и трудоустройству выпускников, а дипломы являются надёжной путёвкой в жизнь.

У нас на связи практически все федеральные университеты. Давайте приступим к работе.

Д.Валеев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Валеев Динар, я являюсь аспирантом юридического факультета Казанского федерального университета.

Владимир Владимирович, мы очень Вам благодарны, что именно в этот день, День российского студента, Вы смогли найти возможность посетить наш Казанский федеральный университет и объединить на базе нашей альма-матер университетское сообщество ведущих вузов России.

Сегодня с нами на связи Московский государственный университет имени Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Бориса Ельцина, Крымский федеральный университет имени Вернадского, а также Северо-Кавказский, Северный (Арктический) и Южный федеральные университеты.

Думаю, что многие со мной согласятся, что для современного студента академическая мобильность стала необходимостью, как Вы верно отметили. Она позволяет нам, студентам, расширить свои компетенции и навыки, получить незабываемый опыт и стать конкурентоспособными.

Сегодня во многих вузах России реализуется программа академической мобильности по международной и внутрироссийской системе на международном или внутрироссийском уровнях. Широко развиты такие формы, как программы двойных дипломов, программы сетевого взаимодействия, языковые школы, научные командировки, стажировки, различные конкурсы и фестивали. Надеемся, что участники нашего телемоста поделятся своим опытом в организации программ мобильности.

И нам тоже есть что рассказать. В Казанском федеральном университете существует более 60 программ обмена и стажировок. Наиболее популярной среди них является программа под названием «Алгарыш». Её особенность заключается в том, что она позволяет студенту полностью возместить все его расходы, которые произошли за время его поездки.

Наша республика заинтересована в квалифицированных специалистах. И после обучения каждый участник программы обязан вернуться в нашу республику и отработать в организациях и на предприятиях не менее трёх лет.

Наш университет также богат опытом по взаимодействию с университетом города Канадзава и Институтом химических и физических исследований RIKEN в Токио и Йокогаме. 25 лет сотрудничества нашего университета с Японией позволили нам выиграть грант правительства этой страны по программе подготовки лидеров будущего. И уже в следующем году мы будем отправлять в Японию 70 наших студентов и принимать 100 студентов японских университетов.

Наш Казанский университет традиционно открыт для учёных и исследователей разных стран мира. Приглашённые специалисты ведущих мировых университетов с богатым именем раздвигают границы нашего профессионального пространства в сфере образования.

Наш университет является участником программ сетевого взаимодействия, реализуемых федеральными университетами. Это очень перспективное направление. На наш взгляд, следует большее внимание уделять программам академической мобильности внутри страны, так как они позволят нам создать условия для обмена лучшими академическими образовательными практиками, которые существуют на территории нашей страны.

И на сегодняшний день очевидно, что есть ещё много путей для совершенствования программ академической мобильности.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем присоединиться к обсуждению данной темы участникам телемоста.

В.Путин: Спасибо, Динар. Вы сказали, у вас существует программа «Алгарыш», да?

Д.Валеев: Да.

В.Путин: Не путать со словом «магарыч», даже в Татьянин день.

Д.Валеев: Позвольте предоставить слово представителю Северного (Арктического) федерального университета.

Архангельск, добрый день!

А.Чункевич: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Коллеги!

Меня зовут Альберт Чункевич, я председатель совета студенческого самоуправления университета.

Мне очень приятно от всего коллектива САФУ имени Ломоносова поздравить вас с нашим общим праздником – Днём российского студенчества.

Спасибо, Динар, ты поднял суперактуальную тему. Как студент я знаю, что для развития образовательной, исследовательской и будущей профессиональной траектории очень важно участвовать в программах академического развития. Кстати, наш великий земляк, учёный-энциклопедист Михаил Ломоносов, был не только основателем университетского образования в России, он в своё время активно, если говорить на современном языке, участвовал в программах академической мобильности. Он постигал науку в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, а также в вузах Германии.

В 2013 году федеральные университеты объединились в «Клуб десяти» – сеть федеральных университетов, и договорились об обмене лучшими практиками и реализации сетевых проектов. Эта программа даёт свои положительные результаты. Сегодня совместно реализуется более 20 сетевых образовательных программ уровня бакалавриата и магистратуры.

Например, программа «Реклама и связи с общественностью». Студенты САФУ, Балтийского, Северо-Восточного федеральных университетов совместно работают над проектами, обучаются очно и дистанционно. У них есть возможность изучать дисциплины у передовых преподавателей, узнавать культуру и традиции регионов России. В прошлом году 115 студентов САФУ обратились в другие вузы по сетевым программам, а наш Арктический университет принял к себе студентов из пяти субъектов Российской Федерации. В рамках Национального арктического научно-образовательного консорциума, который сегодня объединяет 33 организации, у студентов есть возможность не только изучать отдельные дисциплины в вузах-партнёрах, но и пройти стажировку или практику на 12 уникальных стационарах в Арктике.

Академическая мобильность важна и в научных проектах. Уникальные компетенции и практические навыки получают участники известного в стране экспедиционного проекта «Арктический плавучий университет». САФУ организует совместно с Росгидрометцентром и Русским географическим обществом. Уже состоялось девять морских экспедиций. Подготовку прошли более 500 участников из разных вузов и научных организаций России, а также из зарубежных стран. В июле этого года состоится юбилейная, десятая экспедиция.

Я уверен, что каждый студент захочет поучиться, например, в течение семестра в университете-партнёре, при этом у него в дипломе появятся дисциплины, изученные в другом вузе. Он послушает лекции известных учёных, которые живут и работают в другом городе. Академическая мобильность способствует разностороннему развитию студентов и дальнейшему трудоустройству выпускников.

В САФУ, как и в других университетах, есть все условия для того, чтобы принять гостей: уникальные образовательные программы, интеллектуальные центры, современные учебные корпуса, центры коллективного пользования научным оборудованием, общежитие и спортивные сооружения.

Для повышения эффективности академической мобильности нужно расширить возможности студентов по участию в академических обменах, объединить информацию о том, в каком вузе есть специализированное оборудование, кто из преподавателей готов с нами поработать.

Совместно с другими федеральными университетами мы планируем сформировать пул экспертов по проектированию и реализации совместных образовательных и научных программ, в том числе готовы участвовать в совершенствовании нормативной базы внутрироссийской академической мобильности.

Чтобы студенту расширить свои возможности получить знания, опыт и практику, совсем необязательно ехать учиться за границу. Ведь мы хотим жить и работать в нашей большой многонациональной и прекрасной стране.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Альберт продолжил тему студенческой мобильности и сослался на Ломоносова. Мы все знаем, что это была очень своеобразная мобильность. Как известно, если это, конечно, не легенда, Ломоносов пешком из Архангельска добрался. Но это до сих пор для всех нас остаётся самым лучшим примером стремления к знаниям и к реализации своей мечты, поэтому мы, безусловно, должны это помнить всегда. А в современном мире, конечно, это связано с организацией самого процесса. Поскольку нас слышат ваши наставники и руководители вузов, очень важно, чтобы и Министерство поддерживало вот эту, на мой взгляд, очень важную составляющую современного образования, и руководители вузов тоже имели в виду, что от этого не страдает сам университет, если студенты или аспиранты на какое-то время перебираются в другие вузы, а наоборот, только повышает общую конкурентоспособность российского образования. Вот здесь Альберт, безусловно, прав: нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то, действительно, часто и такой необходимости не будет возникать. Во всяком случае, это точно расширяет возможности подготовки высококлассных специалистов.

Спасибо.

Д.Валеев: Альберт, спасибо большое за Ваш опыт.

Очевидно, что академическая мобильность и дальнейшее трудоустройство выпускников очень связаны между собой. Хотелось бы больше услышать по теме трудоустройства, так как она требует более подробного освещения.

Хочу предложить Уральскому федеральному университету поделиться своим богатым опытом. Екатеринбург, добрый день. Аслан, Вам слово.

А.Кагиев: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Добрый вечер, дорогие участники телемоста!

Меня зовут Аслан Кагиев, я председатель союза студентов Уральского федерального университета.

Говоря о трудоустройстве, очень важно подчеркнуть его значимость, ведь после окончания университета у студента открываются колоссальные перспективы, и очень важно найти ему хорошее место работы. А что такое хорошее место работы для студента? Это то пространство, где он может реализовать свои амбиции, чтобы были востребованы его компетенции, а работодатель, со своей стороны, ищет хорошего сотрудника. В свою очередь, для него хороший сотрудник – это человек, который стремится к новым свершениям и, конечно, заинтересован в развитии корпорации. Таким образом, трансформировался подход работодателей к университетам. Ведь сегодня они интересуются не только вопросами, которые связаны с наличием диплома о высшем образовании, их в большей степени интересует, насколько студент был вовлечён в волонтёрскую работу, насколько он умеет управлять проектами, его коммуникативные навыки и в целом всё то, что мы называем дополнительными компетенциями: так называемые Soft и Digital Skills.

Университет столкнулся, действительно, с реалиями, и важно было ответить на этот вызов. Таким образом, мы стали пионерами построения нового уровня взаимоотношений с работодателями, ведь сегодня в университете разработан целый ряд уникальных проектов, которые позволяют развивать мягкие навыки и, в свою очередь, фиксировать результаты.

Ярким примером является общий рейтинг студентов, который, с одной стороны, показывает всю учебную и научную составляющую, а с другой – всё то, что интересует работодателя, так называемая внеучебная сфера. Это в первую очередь умение работать в команде, волонтёрский опыт, коммуникативные навыки, в том числе на иностранном языке, весь лидерский потенциал. А самое главное, что при завершении университета студент получает приложение к диплому от союза студентов, что, конечно же, немаловажно и характеризует всю палитру красок его студенческой жизни.

Важно, чтобы наша модель была конкурентоспособной, поэтому мы выстроили конструктивные, профессиональные взаимоотношения с Гарвардским университетом с одной стороны, а с другой стороны – с университетом Наварры. Это лидеры международных рейтингов в теме трудоустройства. И самое главное – в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов мы провели целый ряд глобальных проектов. Важно подчеркнуть, что наш опыт во многом уникален.

Самое ценное из всего того, что я сказал, – мы готовы транслировать наш опыт в другие российские университеты. Мы искреннее верим, что эта инициатива послужит формированию площадки для дальнейшего развития офисов карьерного сопровождения.

Спасибо большое, друзья, за внимание.

Владимир Владимирович, ждём Вас в гости в Уральском федеральном.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Аслан, или господин председатель, такой начальник большой. То, что Вы занимаетесь изучением опыта того, что происходит в других странах, – это очень важно, это нужно. Надо смотреть, как у них там организовано, и наилучшие практики переносить на нашу почву.

Но в то же время ещё важнее, если Вы как председатель и Ваши коллеги, соученики, студенты, аспиранты напрямую будете работать с ключевыми работодателями России. Даже не нужно ждать здесь какой-то инициативы, то есть она должна быть, но не нужно только уповать на инициативу руководства самого университета. Студенты сами должны озаботиться своим трудоустройством, не забывайте об этом. Если у вас есть такая уважаемая структура, как союз студентов, никто не запрещает вам напрямую работать с будущими работодателями, причём с первых курсов можно это делать. Студенту в одиночку, наверное, это трудновато, но организации союза студентов, мне кажется, это вполне по плечу.

Можно и нужно установить прямые контакты с работодателями, добиться, ведь вы энергичные люди, добиться профессиональных связей, добиться того, чтобы студенты попадали на практику вовремя. Ведь организация практики – это очень существенная вещь в будущем трудоустройстве. Как вы уже мне сказали: с одной стороны, с другой стороны. Так вот, с другой стороны, нельзя превращать эту практику в чисто формальное дело – получение справочек и бумажек, потому что если вы ограничитесь получением справочек и бумажек, причём подчас липовых, никакого приличного трудоустройства не будет, и тогда нечего будет на зеркало пенять в виде администрации университетов, которые якобы не заботятся о вашем трудоустройстве. Нужно самим активно этим заниматься, и вы точно сможете это сделать, тем более что работодатели заинтересованы в таком контакте.

Руководители вузов увлечены текущим процессом подготовки специалистов, руководители предприятий – им нужно выдавать на-гора результаты практической работы, а вам нужно трудоустроиться. Но, правда, и вузам нужно вас трудоустроить, чтобы поднять свой рейтинг, что вы все, 100 процентов, трудоустроены. А работодатели заинтересованы получить хороших специалистов. Сведите всё в одну точку, объедините усилия всех в этом направлении. Но больше всего заинтересованы вы сами, берите это в свои руки. Вот это совершенно точно можно брать в свои руки.

А.Кагиев: Да, Владимир Владимирович, мы именно этим и занимаемся. Та база, о которой мы говорим, состоит из информации, которая конкретно основана на показателях: в каких мероприятиях студент принимал участие, на какой роли, какие проекты он реализовал, весь его волонтёрский опыт, который в дальнейшем мы и даём работодателю, потому что они и есть заказчики, для них мы и работаем. В этом смысл всего этого портфолио и в принципе темы приложения к диплому.

В.Путин: Здорово, удачи Вам, Аслан. Спасибо.

Д.Валеев: Аслан, спасибо.

В развитие темы студенческого портфолио позвольте предоставить слово студенту Санкт-Петербургского государственного университета. Здравствуйте, ребята, вас приветствуют участники телемоста из Казани.

Д.Михеев: Здравствуйте. Спасибо, Динар. Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, дорогие участники телемоста.

Меня зовут Михеев Денис, я являюсь студентом второго курса магистратуры по направлению «Социология».

Когда я поступал в университет на программу бакалавриата в 2012 году, я уже понимал, что тот диплом, который я получу по итогам, будет существенно отличаться от дипломов всех выпускников других вузов, в частности, тем, что он выдаётся на двух языках – на русском и на английском. В 2016 году я защитил свою выпускную работу перед государственной экзаменационной комиссией, которая полностью состояла из работодателей. В том году в работе таких комиссий в нашем университете приняло участие более 1,5 тысячи человек.

Получив свой диплом, я увидел, что в него была внесена информация о том, кто из преподавателей читал те или иные лекции, где я проходил практику и стажировку, кто из работодателей конкретно входил в состав государственной экзаменационной комиссии.

Однако этот диплом изменился ещё и за счёт того, что в него был добавлен такой уникальный элемент, как QR-код. Сегодня при помощи своего смартфона, просканируя этот замечательный и очень небольшой код, любой работодатель может получить доступ к портфолио студента, к электронной копии его диплома, к отзывам научного руководителя и рецензента на его выпускную работу, а также к информации о том, обучался ли студент за рубежом, как раз к вопросу об академической мобильности, о чём мы говорили ранее.

Замечу, что с 2014 года те наши студенты, которые отправляются на обучение, включённое обучение за рубеж в один из университетов, входящих в топ-300 по международным рейтингам, имеют возможность автоматически зачесть те результаты включённого обучения, которые они получили за рубежом, здесь без сдачи дополнительных экзаменов за пропущенную сессию.

Также такой код открывает доступ к портфолио студента, в которое вносится информация о том, были ли у студента поощрения и благодарности, именные стипендии, какие у студента имеются учебные и внеучебные достижения, а также, что очень важно, это информация о том, была ли тема выпускной работы у студента одобрена или предложена работодателями.

Например, тема моей выпускной работы была одобрена Социологическим институтом Российской академии наук. А сегодняшние студенты уже могут выбирать темы для своих работ из электронного реестра, в который входят более пяти тысяч самых разных тем, которые были предложены самими работодателями. И таких работодателей, с которыми мы напрямую сотрудничаем, у нас в университете более двух тысяч.

Однако каждый студент, который получает такой диплом, понимает, что в него может быть внесена информация совершенно другого рода, например, о том, были ли задолженности, дисциплинарные взыскания, вовремя ли были сданы книги в библиотеку.

Тот диплом, который я планирую получить уже в этом году, диплом магистра, также будет отличаться от того диплома, который я имею сейчас.

Наш университет активно работает в цифровой среде, и поэтому выпускник СПбГУ 2018 года может заметить в своём дипломе запись о том, какие онлайн-курсы он успешно прошёл в нашем вузе или в других университетах. Это оказалось возможным благодаря тому, что сами студенты предложили такие изменения, что, в свою очередь, оказалось возможным благодаря тому, что в каждом приказе, который издаётся в нашем университете, есть особый пункт, который говорит о том, кому, какому должностному лицу и по какому адресу направлять обратную связь и предложения по изменению этого самого приказа.

Поэтому в будущем году мы можем ожидать ещё какие-то изменения в нашем дипломе. Университет, конечно же, не будет стоять на месте и будет идти в ногу со временем.

Такой диплом, на наш взгляд, и такие возможности, которые идут вместе с ним, должны быть у любого выпускника вуза. Поэтому сегодня мы предлагаем ведущим российским университетам обратиться к опыту Санкт-Петербургского государственного университета и вносить в дипломы QR-код, а на своих порталах обязательно размещать портфолио выпускников.

Спасибо.

В.Путин: Что же, правда, всё по максимуму, то, что можно внедрять в систему образования из информационных технологий, нужно делать. Сейчас не буду их перечислять, возможности колоссальные. Но то, чем Вы, Денис, занимаетесь, и то, что у вас в моём родном университете происходит, меня радует в той части, на которой Вы сейчас остановились. Конечно, это будет способствовать трудоустройству, если будущий работодатель, будет иметь полную информацию о своём потенциальном кандидате на работу.

Но, конечно, нужно попросить и руководство университетов о том, чтобы о возможных работодателях было как можно больше информации, в том числе в электронном виде, у будущих специалистов. Это позволит им на более ранней стадии сориентироваться с точки зрения выбора специализации и потом, может быть, более целенаправленно стремиться к контактам с той или другой организацией, прохождению там практики и так далее. Это тоже лишним бы не было. А в целом, конечно, очень правильные вещи. Хочу тоже пожелать вам успехов.

Николай Михайлович, Вы хотите что-то сказать?

Н.Кропачев: Для обеспечения такого контакта мы создали советы образовательных программ, по всем программам – советы образовательных программ. При этом в эти советы входят только работодатели. Этот контакт появляется с момента появления этого совета. Он очень тесный, потому что работодатели участвуют и в научных комиссиях, и в методических комиссиях. Советы образовательных программ определяют требования к поступающим, требования к преподавателям, определяют саму образовательную программу и, следовательно, участвуют в учебном процессе от начала до его завершения. Как сказал наш выпускник, 1700 работодателей потом ещё принимают экзамены, частично принимают экзамены и защиты дипломов, которые они сами рекомендовали.

В.Путин: Спасибо, Николай Михайлович.

Д.Валеев: Спасибо большое.

25 января 1755 года российская императрица Елизавета Петровна подписала Указ об учреждении Московского университета. Этот день является Днём памяти святой мученицы Татьяны, которая с тех пор является покровительницей всех российских студентов.

В этот праздник студенчества мы передаём слово ректору старейшего университета России – Московского государственного университета – Садовничему Виктору Антоновичу.

Добрый день, Виктор Антонович, приветствуем Московский государственный университет.

В.Садовничий: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, дорогие студенты.

Сегодня день рождения Московского университета, Татьянин день. Очень хорошо, что эта традиция рождалась в этом здании, построенном Казаковым, напротив Кремля. Казаков вместе с Баженовым строил Екатерининский дворец, залы в Кремле и затем построил первое здание для университета в России.

Здесь много было пройдено выдающегося. Здесь читал стихи Пушкин, учился Лермонтов, учился Тургенев, Грибоедов, Чехов. Была ещё одна страница подвига наших студентов в истории. 22 июня 1941 года 5 тысяч студентов Московского университета, впрочем, как и других университетов, записались на фронт. Из пяти вернулось две тысячи. Конечно, мы чтим этот подвиг.

Татьянин день всегда праздновался студентами, всегда отмечался, потому что студенты намечали в этот день свои перспективы и подводили итоги того, что удалось за год сделать.

Мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, что 25 января 2005 года Вы встретились со студентами Московского университета в библиотеке и поддержали их просьбу сделать этот праздник праздником всего российского студенчества.

На самом деле это праздник всех, потому что все мы были студентами, мы все вспоминаем свои студенческие годы, но, конечно, это праздник этих молодых ребят, которые сейчас учатся в наших университетах.

Мы обсуждали заранее много тем. Я очень поддерживаю все те идеи, которые сказали университеты, выступая, но две мысли, Владимир Владимирович, хотелось бы подчеркнуть. Наше образование всегда было сильным и всегда было фундаментальным. Фундаментальность образования отличала всегда нашу систему образования. Поэтому наука университета, безусловно, очень важна. И нужна связь науки с технологиями, с высокими технологиями, Вы сказали о них в своём слове.

Московский университет выступил инициатором принятия закона, который Вы поддержали, он принят, о научно-технологических долинах. Сейчас этот закон реализуется. Он не только для Московского университета, он для всей страны, для других университетов. Его реализация предполагает, что прежде всего в этих долинах университетская наука, работы студентов, аспирантов будут связаны с промышленностью, с госкорпорациями, с высокими технологиями. Думаю, что это новое слово в наших университетских делах – создание таких кампусов, долин, инновационных центров при университетах.

Я ещё об одной идее хочу сказать. Учёные Московского университета разработали идею «Транссибирского пояса». Это относится к связанности территорий, которые относятся к стратегическим направлениям. Мы даже просчитали экономическую сторону и сроки исполнения. Этот пояс должен захватить огромную часть северной территории нашей страны – от Европы до Аляски. Мы такие предложения делаем и хотим их вынести на широкое обсуждение.

Мы сегодня о студентах, Владимир Владимирович. Я хотел об одной идее рассказать. В Сочи прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Мы участвовали большой делегацией, и мне выпала честь вести секцию «Наука и образование». И там студенты всех стран согласились, что надо создать международный союз молодых учёных. База для этого есть хорошая, мы проводим 25 лет форум «Ломоносов», на него приезжает около 10 тысяч студентов из 40 стран, и поэтому мы имеем хорошее основание. Сейчас мы все заняты тем, чтобы такой мировой, международный форум молодых учёных создать, с тем чтобы ребята более широко смотрели на мир, на сотрудничество, на будущее. Это, на наш взгляд, очень важно.

Ещё одно очень приятное событие или вектор в системе образования. Мы посмотрели и исследовали число иностранных студентов, которые учатся сейчас в России, такого числа не было за всю историю образования. Очень большой рост. В Московском университете – 9,5 тысячи иностранных студентов. Это больше, чем в Кембридже, в Оксфорде, в MIT, в Стэнфорде, в два раза больше.

Владимир Владимирович, здесь присутствуют ребята из Чада, Уганды, Китая, Кубы, других стран. Они учатся в Московском университете, получат эти дипломы и будут нашими друзьями, а наши ребята шире посмотрят на мир и будут сотрудничать.

Поэтому идея поддержки престижа российского образования, конечно, связана и с этой работой – по возможно большему привлечению к нам на обучение ребят из других стран. Мы доказали, что мы сильны.

Китайская Народная Республика создала впервые в истории образования совместный университет: Московский и Пекинский политехнический. Он работает, там идёт учёба, там ждут Вас, Владимир Владимирович, его открыть. Китайская сторона построила здание для этого университета – копию высотки МГУ – за один год. То есть Китайская Республика придаёт большое значение качеству российского образования.

Владимир Владимирович, сегодня Татьянин день, студенты веселятся, они радуются: они сдали сессию без хвостов и, конечно, ждут медовухи. Она обязательно будет. Спасибо Вам за тот подарок, который Вы сделали, – сделали День российского студенчества.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, я, разумеется, поздравляю всех студентов страны с Днём студента, с Татьяниным днём. Не могу не поздравить и Московский университет, поскольку с него всё началось. Так что я Вас поздравляю: и Вас, и всех студентов, аспирантов, преподавателей.

По поводу технологических долин – это была Ваша идея, мне очень приятно, что она реализуется, развивается, и приняты соответствующие нормативные акты по этому вопросу. Очень важно, мне кажется, это очень важное направление. Нужно добиться, чтобы этот проект был обкатан в Москве и потом тиражировался там, где это возможно и будет эффективно функционировать.

Что касается объединения студентов, то, конечно, если нужна какая-то поддержка от федеральной власти, мы с удовольствием эту поддержку окажем.

Д.Валеев: Виктор Антонович, спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы понимаем, что, к сожалению, Ваше время ограничено. Наверное, можно было бы ещё много говорить на тему трудоустройства, академической мобильности, но мы вынуждены предложить начинать заканчивать наше мероприятие.

В.Путин: Знаете, всё-таки у нас на связи есть Калининград, Ростов-на-Дону, Симферополь, Ставрополь. Попросим коллег очень коротко сказать что-то, что они считают важным для нашей совместной работы. Давайте начнём с Калининграда.

П.Чечко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники телемоста, приветствуем вас с самой западной точки России. Меня зовут Чечко Павел. Я студент 1-го курса магистратуры по направлению «Радиофизика».

Говоря о мобильности, для нас важно привлечение студентов, специалистов из других вузов страны. Нам важно направлять студентов не только за рубеж, но и также в другие регионы нашей Родины.

Так как мы, можно сказать, являемся оплотом России и российской культуры в центре Европы, то иностранные студенты в первую очередь обращают внимание на наш университет. Это не только студенты близлежащей Европы, но также стран дальнего зарубежья, таких как страны Латинской Америки, страны Азии.

Силами студенческих организаций мы всячески организуем большое количество мероприятий, направленных на популяризацию российской культуры и России в целом. Также эти международные студенты принимают активное участие в этих мероприятиях. За последние два года в нашем университете количество иностранных студентов увеличилось в два раза. Так как они принимают участие, им также становится интересен не только наш регион, но и другие регионы России. Они интересуются различными стажировками, обучающими программами, которые мы можем предоставить в рамках различных активных мероприятий.

Также хотелось бы ещё обратить внимание на то, что большое внимание иностранных студентов к нашему городу, к нашему университету обращено за счёт того, что мы являемся одним из городов – организаторов чемпионата мира по футболу.

И ещё хотел обратить внимание на предложение Альберта и Динара по поводу запуска федеральной программы поддержки внутрироссийской студенческой мобильности. И также к этому привлекать не только российских, но и иностранных студентов.

Спасибо Вам большое за внимание. И также поздравляем всех с праздником.

В.Путин: Спасибо за предложения. Будем реализовывать.

Вы студент первого курса?

П.Чечко: Да, первый курс магистратуры, радиофизика.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Ростов-на-Дону.

А.Бугаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Здравствуйте, уважаемые члены и наши коллеги, участники телемоста.

Меня зовут Бугаев Арам, я – аспирант четвёртого курса физического факультета Южного федерального университета. Спасибо всем за то, что сегодня вы подняли такие актуальные темы для студентов. В частности, это тема трудоустройства в первую очередь, тема мобильности.

Но я хотел бы добавить, что для многих студентов, в частности для меня, выбравших для себя путь науки, первым работодателем может быть как раз университет. В науке тема мобильности очень актуальна. Мы должны обмениваться опытом, мы должны посылать своих студентов и за рубеж, и по России. Я не был исключением, я окончил аспирантуру Туринского университета в Италии, получил степень PhD и вернулся в свой родной университет.

Вернулся я не потому, что я подписывал какой-то контракт. Динар говорил, что есть замечательная программа, по которой нужно вернуться и отработать три года в своей республике, но вернулся я прежде всего потому, что дома меня ждала современная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники, которую, к слову сказать, поддержал мегагрант Правительства Российской Федерации. Меня ждал прекрасный коллектив, достойная зарплата, хорошие условия труда. И я сам вернулся тоже не с пустыми руками, я привёз с собой новые контакты, новые компетенции, которыми сейчас делюсь со своими молодыми коллегами.

Поэтому, поскольку сегодня Татьянин день, я хотел бы пожелать всем нам побольше таких лабораторий. Я знаю, что в нашей стране таких лабораторий очень много, я сам был во многих из них и надеюсь, что наше Правительство будет дальше выступать гарантом того, что будут в нашей стране такие научные центры, в которые студентам, в том числе студентам, прошедшим стажировки за рубежом, будет приятно возвращаться, и посредством таких студентов мы и будем осуществлять диалог между научными центрами и между университетами и наукоёмкой индустрией. Спасибо большое.

В.Путин: Что могу сказать? Что Ваш пример – это очень хороший пример профессионального развития, и в хорошем смысле этого слова преданности вузу, своей стране, своему Отечеству. Я хочу пожелать Вам профессиональных успехов, надеюсь, что у Вас всё получится. Удачи!

А.Бугаев: Спасибо.

В.Путин: Симферополь, пожалуйста.

К.Слуцкая: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Слуцкая Ксения, я аспирантка Крымского федерального университета.

Несмотря на некоторые сложности геополитические, с которыми сталкивается сегодня Крым, международная деятельность является неотъемлемой составляющей жизни Крымского федерального университета и практически каждого из нас. В нашем университете учатся практически 3 тысячи иностранных студентов более чем из 50 стран мира. Ежегодно мы проводим и выступаем соорганизаторами более чем 100 международных мероприятий, принимаем многочисленные иностранные делегации, а также развиваем проекты международной академической мобильности.

Именно международная академическая мобильность не только представляет собой особую важность в вопросе повышения личной компетенции студента, расширении его кругозора, но и несёт в себе более глобальный характер и значение. Ведь, будучи за границей, российский студент, крымский студент, студент Крымского федерального университета, является послом нашей страны за рубежом. В личном общении он доносит некоторую информацию, заводит новые контакты и друзей. Для Крыма это особо актуально, ведь именно это является примером проявления той самой общественной народной дипломатии, о которой мы неоднократно говорили и которая действует тогда, когда дипломатические официальные каналы заблокированы. Ведь образование и наука не имеют никаких границ и преград. Спасибо за внимание. С праздником!

В.Путин: Благодарю Вас за информацию. Вы сказали об известных геополитических трудностях. А когда, собственно, было так спокойно в Крыму? Если посмотреть, как развивались события во время Вернадского, в 20-е годы, как было тяжело, – гражданская война шла, а университет жил. Не просто жил, а он был центром, в известном смысле, тогдашнего Крыма и оставался центром науки и образования всей страны.

Вот это очень яркий, если не сказать блестящий, пример того, насколько важно образование в любой ситуации. А сегодня не думаю, что ситуация вокруг Крыма является драматичной, напротив, уверен, что всё будет постепенно стабилизироваться. Вы знаете, как идёт развитие. И после решения ряда инфраструктурных вопросов и проблем, уверен, это развитие только будет набирать темп, причём и в социальной сфере, и в сфере науки, в сфере образования, и в сфере производства по различным направлениям. Я желаю Вам успехов. Спасибо.

Ставрополь.

Л.Кирюхина: Добрый день, Владимир Владимирович. Добрый день, уважаемые участники телемоста. Вас приветствует Северо-Кавказский федеральный университет, город Ставрополь. Меня зовут Кирюхина Людмила, студентка первого года обучения магистратуры, будущий юрист.

Что хотелось бы отметить в первую очередь, Владимир Владимирович. Сегодня, благодаря созданию федеральных университетов, у студентов появились невероятные возможности, о которых раньше мы даже не могли мечтать, в том числе и в сфере академической мобильности, о которой сегодня так много говорят мои коллеги.

На сегодняшний день у нас в университете обучаются студенты из 69 регионов Российской Федерации, что действительно показывает статус федерального университета. Совсем недавно на базе нашего вуза прошла презентация навигатора профессий, которые будут востребованы в ближайшие годы на Дальнем Востоке для развития экономики и социальной сферы этого региона.

В рамках этой недели нам была дана информация не только относительно вакансий, которые могут быть предложены, но и льгот, которые могут быть предложены, собственно, будущим молодым специалистам. Эта информация была интересна как студентам с Дальнего Востока, которые также обучаются у нас в Северо-Кавказском федеральном университете, так и ребятам из других регионов, которые готовы после окончания университета отправиться на работу на Дальний Восток, а также помогать в освоении Сибири, как это было ранее, в лучших традициях отечественного образования.

Напоследок хотелось бы сказать, что всё студенчество Северо-Кавказского федерального университета благодарно Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович, за те возможности, которые Вы сегодня для нас открываете. Эти возможности действительно помогают нам расширить наши профессиональные знания, а также, что самое главное, изучить лучший опыт отечественных и зарубежных образовательных центров. Большое спасибо. Ещё раз всех с праздником.

В.Путин: Спасибо Вам. Спасибо всем участникам нашей сегодняшней встречи.

Хотел бы в завершение вот что сказать. Мы сейчас участвовали в таком большом, по сути, общенационального характера событии, отмечали Татьянин день, но в рабочей обстановке и на связи практически со всеми федеральными университетами. Их, напомню, десять. Но кроме федеральных университетов у нас ещё создана сеть исследовательских университетов. И хотел бы заметить, что и другие высшие учебные заведения страны, средние учебные заведения, они никогда не будут оставаться на какой-то периферии.

Мы, когда создавали систему федеральных университетов, а затем и исследовательских университетов и институтов, исходили из того, что должны быть какие-то примеры того, как можно развиваться, к чему можно стремиться. Но я знаю по опыту других отраслей, кроме образования, что как только эти точки роста появляются, к ним сразу стремятся приблизиться все остальные учреждения в любых сферах, в том числе и в образовании.

Я не сомневаюсь нисколько и хочу вас со своей стороны заверить, тех студентов, которые учатся в других университетах, не в федеральных университетах – не в московском, не в питерском, не в исследовательских институтах и университетах, что, как в таких случаях говорят, никто не будет забыт. Мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что система образования в России – это гораздо более широкая система, чем 10 федеральных и ещё сеть исследовательских университетов, совсем нет. Мы будем уделять внимание всей системе образования. И только так мы сможем добиться нужного нам результата. А нужный результат – это развитие университетской науки и подготовка нужных экономике страны и социальной сфере, вообще нужных стране кадров. Поэтому я желаю успехов всем студентам и всем преподавателям, особенно в сегодняшний праздничный день – в Татьянин день.

Всего вам самого доброго! Уверен, что у вас всё будет получаться так, как получается до сих пор.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин


Россия. ЮАР > Образование, наука > минобрнауки.рф, 25 января 2018 > № 2470366

Россия и ЮАР провели 11-ю сессию Совместной комиссии по научно-техническому сотрудничеству

24 января в Минобрнауки России прошло заседание 11-й сессии Совместной Российско-Южноафриканской комиссии по научно-техническому сотрудничеству. Российскую делегацию возглавил директор Департамента науки и технологий Минобрнауки России С.Ю. Матвеев, южноафриканскую - заместитель генерального директора Департамента науки и технологий Южно-Африканской Республики по международному сотрудничеству и ресурсам г-н Даан дю Туа.

Стороны обменялись актуальной информацией об изменениях в приоритетах государственной политики России и ЮАР в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, обсудили вопросы, связанные с развитием сотрудничества между научными организациями двух стран, включая шаги и мероприятия на 2018 год в рамках конкретных проектов и программ исследований.

Участники заседания Комиссии отметили важный прогресс в реализации совместных программ по линии Объединенного института ядерных исследований (г. Дубна), Научно-исследовательского вычислительного центра МГУ имени М.В. Ломоносова, Института астрономии РАН. Новым направлениям взаимодействия двух стран были посвящены презентации ГК «Росатом», ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений», Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского, НИЯУ «МИФИ».

В переговорах также приняли участие с российской стороны - представители РАН, ФАНО, Госкорпорации «Роскосмос», Россотрудничества, РФФИ, Сколтеха, с южноафриканской - Департамента науки и технологий ЮАР, Академии наук ЮАР, Центра высокопроизводительных вычислений.

По итогам заседания была достигнута договоренность о подготовке новой редакции Соглашения о сотрудничестве РАН с Академией наук ЮАР, одобрена Дорожная карта развития кооперации ЮАР-ОИЯИ, согласованы сроки, тематика и процедура проведения 1-го совместного двустороннего конкурса научно-исследовательских проектов, объявление которого намечено на февраль 2018 года. Решения по приоритетным направлениям сотрудничества были закреплены в подписанном по итогам заседания Комиссии протоколе.

Россия. ЮАР > Образование, наука > минобрнауки.рф, 25 января 2018 > № 2470366


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 24 января 2018 > № 2471366 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии XXVI Международных Рождественских образовательных чтений, Москва, 24 января 2018 года

Ваше Святейшество,

Ваше Преосвященство,

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Хотел бы также сердечно поприветствовать организаторов, участников и гостей очередных, уже 26-х Международных Рождественских образовательных чтений.

Для меня большая честь вновь выступить на открытии этого форума, ставшего за долгие годы плодотворной работы авторитетной площадкой для обсуждения актуальных, волнующих всех нас вопросов общероссийской повестки дня. Вырабатываемые в его рамках инициативы и рекомендации вносят полезный вклад в обеспечение гармоничного развития России, упрочение общегражданского, межнационального и межконфессионального мира и согласия.

Актуальность темы нынешней встречи (об этом уже говорилось до меня) трудно переоценить. Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая на заседании Архиерейского собора 1 декабря прошлого года, подчеркнул, что сегодня мы видим, как размываются традиционные ценности во многих странах, и это ведет к взаимному отчуждению, обезличиванию людей.

Очевидно, что пересмотр базовых норм морали, вседозволенность, доведенная до абсурда толерантность наносят непоправимый ущерб нравственному здоровью людей, лишают их культурно-цивилизационных корней. Например, в ряде стран-членов Евросоюза вводятся запреты на религиозную атрибутику, родителей лишают права воспитывать детей в духе христианской морали и другие примеры, которые приводились во вступительном слове Его Святейшества. Хотел бы напомнить, что в своё время Евросоюз отказался закрепить в своих уставных документах тезис о том, что Европейская цивилизация имеет христианские корни. Думаю, что тот, кто стыдится своих нравственных корней, не может уважать представителей других вероисповеданий, точно также, как не вызывает у них уважения к себе. Это создаёт питательную среду для ксенофобии и нетерпимости, открывает путь к саморазрушению общества. Важно энергично противостоять псевдолиберальным подходам, поощряющим деструктивные модели поведения.

Глубокую тревогу вызывают агрессивные попытки навязывать другим народам мира чуждые им ценности.

На примере Ближнего Востока и Севера Африки мы видим, к чему приводит безответственная «социальная инженерия». В результате вмешательства Запада во внутренние дела суверенных государств – Ирака Ливии, Сирии образовался политический, правовой и во многом духовный вакуум, который заполнили террористы, бросившие вызов всему человечеству. Преследованиям и гонениям подвергаются представители всех конфессий, особенно христиане, которые под угрозой физического истребления были вынуждены массово покидать места исторического проживания. Особенно взрывоопасной оказалась ситуация в Сирии.

Сегодня положение в этой многострадальной стране начинает постепенно выправляться. Благодаря поддержке, которая была оказана российскими вооруженными силами законному правительству в Дамаске, благодаря активными дипломатическими усилиями Москвы, удалось разгромить группировку ИГИЛ в Сирии и сохранить сирийскую государственность, создать предпосылки для решения гуманитарных проблем и реального политического урегулирования на основе решений СБ ООН. В настоящее время мы продолжаем работать над организацией Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, который призван помочь реализовывать достигнутые в Совете Безопасности ООН договорённости.

Будем и впредь помогать политическому урегулированию других кризисов и конфликтов, которыми, к сожалению, столь богат ближневосточный регион. Исходим из того, что их скорейшее преодоление вернет людей к себе на родину, поможет восстановить разрушенные храмы. Вместе с Русской Православной Церковью, Ватиканом, коллегами из Армении, Белоруссии, других стран мы организовали своего рода движение в защиту христиан на Ближнем Востоке, проводя специальные мероприятия в рамках ОБСЕ и Совета ООН по правам человека.

Не могу не затронуть и ситуацию на соседней Украине, также ставшей жертвой опаснейших геополитических экспериментов. Пришедшие к власти в результате государственного переворота деятели пытаются вбить клин между двумя братскими народами. Ведется открытая борьба против русского языка – именно на это нацелен украинский закон «Об образовании», грубо нарушающий международные обязательства Киева. Продолжается попустительство захватам храмов канонической Украинской православной церкви, насилию в отношении ее клира и верующих. Не прекращаются попытки ограничить деятельность этой крупнейшей конфессии Украины, расколоть церковные общины. Мы потребовали конкретной реакции на все эти противоправные действия со стороны ОБСЕ, Совета Европы, ООН, а также Евросоюза. Пока такой реакции мы в должной мере не увидели.

Внесли предложение в ООН и ОБСЕ о пресечении такого позорного, безнравственного явления, как война с памятниками, которая развернута на Украине, в Польше и в некоторых странах Прибалтики.

Хотел бы еще раз напомнить, что единственным путем урегулирования внутриукраинского кризиса, преодоления разделительных линий в обществе остается полная и последовательная реализация Минского «Комплекса мер», одобренного Советом Безопасности ООН. Основное препятствие на этом пути – киевская «партия войны», которая хочет похоронить Минские договоренности и идет на поводу у экстремистов, объявив блокаду Донбасса и приняв в Верховной Раде закон, оправдывающий силовое решение внутриукраинского кризиса.

Ваше Святейшество,

Дорогие друзья,

Наша дипломатия продолжит отстаивать нравственные начала международной жизни, продвигать в межгосударственном общении принципы честности, правды, добра и справедливости. Такая линия, несмотря на все сопротивление ей, пользуется широкой поддержкой в мировом сообществе. Все большее число людей, в том числе и на европейском континенте, смотрят сегодня на нашу страну как на защитницу традиционных ценностей.

Опора на идеалы, общие для всех мировых религий, уважение самобытности и культурно-цивилизационного многообразия народов мира, их права на выбор собственного пути развития – важнейший ориентир в деле поиска эффективных ответов на многочисленные вызовы и угрозы современности. МИД России готов к дальнейшему укреплению плодотворного взаимодействия, которое сложилось у нас с Русской Православной Церковью, ее приходами за рубежом, другими традиционными конфессиями России.

Уверен, что свой вклад в решение этих и других важнейших задач внесут Рождественские чтения. Желаю вам плодотворной работы и интересных дискуссий.

Спасибо за внимание.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 24 января 2018 > № 2471366 Сергей Лавров


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 января 2018 > № 2469216 Евгений Кузнецов

Назад в Средние века. Нужны ли всем российским университетам кафедры теологии

Евгений Кузнецов

Singularity University Ambassador

Как уровень развития цивилизации связан с передачей университетов церкви, плясками ульяновских летчиков, качеством образования и продолжительностью жизни

У меня есть две новости об университетах. Первая: каждый год учебы в них дает дополнительный год жизни. Вторая: в российских университетах хотят повсеместно ввести кафедры теологии. Казалось бы, какая тут связь?

Средневековая Европа была образцово-показательным пост-апокалиптическим миром. Варварские племена осваивали наследие Римской империи в меру своего понимания. Превращая, например, римские амфитеатры в крепости и ставя замок феодала на арене, где состязались гладиаторы. Всеобщий упадок наглядно демонстрировал, что может произойти даже с самым успешным обществом, не создавшим необходимые для развития институты.

Показательно, что постепенное восстановление Европы началось с активного импорта этих институтов, прежде всего — формирующих здоровые и адекватные элиты и образованное сообщество. Первой, наиболее близкой к университетской модели школой, была Магнаврская высшая школа в Константинополе, которую специально создали для подготовки элиты Восточного Рима в середине IX века. В ней впервые сложилась система, напоминающая тривиум и квадривиум — две ступени из семи основных университетских дисциплин — грамматика, логика, риторика и арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Показательно, что передача Константинопольского университета под управление Церкви совпадает по времени с деградацией и закатом Византийской империи. К концу своего существования восточные римляне забыли даже секрет «греческого огня» — оружия, которое веками обеспечивало безопасность Константинополя от вторжения с моря и было их основным «гарантом безопасности».

Университеты средних веков были чрезвычайно интересным общественным институтом. В них процветало самоуправление, образование шло на латыни, что позволяло профессорам и студентам свободно мигрировать между различными странами. Сообщество кочующих студентов (многие их них становились поэтами и музыкантами — вагантами) разносило по Европе не только «античные ценности» (в том числе в виде стихов Овидия, весьма вольного содержания), что стало фактической предтечей Возрождения, но и совершенно особый «вольный дух». Жизнь их состояла из драк, диспутов, пьянок и смертельных дуэлей в таком количестве, что пляски ульяновских летчиков в те времена могли соответствовать только скучному времяпрепровождению монашек.

Более того, подрывная и антиобщественная деятельность студентов стала ключевой для развития, например, медицины: как появилась бы современная медицина, если бы они не раскапывали кладбища и не препарировали трупы?

Основная миссия средневекового университета состояла в подготовке образованной элиты сообщества средневековых городов. А потому «высшими» факультетами были медицинский, юридический и богословский. Остальные науки считались «низшими», и служили общим фундаментом образования. Это было весьма прогрессивно для раннего периода развития европейской цивилизации, однако, стало очень мощным способом консервации развития в уже на пороге Нового времени. И тогда произошла достаточно существенная революция университетов, во многом предопределившая дальнейшую историю.

Первая трансформация университетов

В зарождающихся национальных государствах задавались вопросом: где учить элиту Нового времени? Заметим, что Петр I не импортировал из Европы университеты именно потому, что в тот момент они вовсе не были центрами развития и формирования элит, а скорее, были способами воспроизводства старого общества. В то время начинался расцвет разнообразных «специализированных школ», которые ставили во главу угла обучение непосредственной профессии (артиллерия, навигация, горное дело), а комплексное университетское образование уходило в тень. Однако, уже в течение последующего века ситуация драматически изменилась. Германия и Франция предложили сразу несколько крупных университетских проектов.

Главной новацией, несомненно, является университет Гумбольдта, идеи которого во многом основывались на размышлениях Канта (знаменитые «Споры факультетов»). Фактически, в университетах совершился переворот — «низшие факультеты» средних веков, в которых и была сосредоточена наука, как естественная, так и гуманитарная (в том числе философия), вышли на первый план в споре с «высшими», и миссией и ценностью университета стало производство нового знания, а не передача старого. Основным качеством, развиваемым в студенте, стал «свободный дух творчества».

Партнер и единомышленник Гумбольдта, Шлейермахер, писал: «Целью университета является не учеба сама по себе и ради самой себя, но познание, и здесь не только наполняется память и обогащается ум, но в юношах должна возбуждаться, если это только возможно, совсем новая жизнь, высший, истинно научный дух. А это уж никак не удастся по принуждению; такую попытку можно предпринять только в атмосфере полной свободы духа». Академическая свобода заиграла новыми красками — теперь это стала не только свобода профессора, но и свобода студента, в том числе, на право быть балбесом и разгильдяем. Впрочем, если из-за этого он терял студенческий статус, то это лишь доказывало правоту принципа.

Университеты Гумбольдта, ставшие ядром возрождения немецкой нации, не только стали мировым стандартом развития науки и образования, но и позволили Германии буквально за один век совершить оглушительный рывок от полуразрушенной европейской провинции к стране-лидеру, определяющему научное и технологическое развитие Европы почти два столетия. Новой модели государственного управления, основанной на «прогрессивной бюрократии» требовались уже не «юристы и богословы», а специалисты, понимающие сущность научного подхода к миру и способные принимать решения на основании широкого набора научных метафор и подходов.

В то же самое время Франция, начинавшая XIX век в статусе ведущей страны Европы, бывшей не только одной из самых влиятельных и развитых стран того времени, но и предложившей политическую повестку развития цивилизации, актуальную до настоящего времени, тоже предпринимает попытку реформирования системы университетов. Все началось с того, что революционный конвент создает плеяду сильных школ (Écoles), которые большей частью сохранились до настоящего времени. Основной их целью было выведение высшего образования за контур церковного и религиозного, которое доминировало на тот момент во Франции. Но затем Наполеон Бонапарт предпринимает еще более революционную попытку в истории образования — сформировать единый комплекс образования от начально до высшего, подчинив все образовательные учреждения Франции одному университету — Императорскому.

Фактически, была уничтожена не только идея университетской свободы, но и модель «локального кампуса» — пространственной целостности университета как среды взаимного просвещения и обмена знаниями. Впрочем, крупные Школы сумели быстро отстоять свою независимость, и в целом попытка реализовать наполеоновскую реформу, продолжавшаяся почти весь XIX век, так ни к чему и не привела. В конце века французское высшее образование уже полностью проигрывало германскому, и стремилось его догнать. Проигрыш Франции во франко-прусской войне был наиболее ярким симптомом накопленного отставания.

Российский путь

Россия попыталась совместить обе модели. С одной стороны, новые университеты создавались по гумбольдтовской модели. С другой, они становились центрами образовательных округов и были лишены значительной части академических свобод. Богословие не было выделено в факультет, но присутствовало в виде кафедры, обязательной для обучения студентов всех специальностей. Богословов русские университеты не выпускали, но закон божий заучивали все.

В целом, ряд реформ XIX века, в том числе масштабная ставка министра Уварова на продвижение и поддержку русских профессоров (получавших образование, как правило, в Германии), лично им отобранных и курируемых, дала впечатляющий всплеск русской науки. К концу века русские школы медицины, химии, физики, математики, биологии были весьма заметны и уважаемы в мире.

Весьма удачной была и модель формирования инженерного образования. В то время в мире господствовали две модели — американская (где «преподавали» от общего к частному — много науки, мало практики) и немецкая (много практики, мало науки). Однако при формировании Московского императорского Технического Училища эти принципы были сбалансированы, и в результате система ИМТУ получила три золотых медали на международных промышленных выставках — в Вене, Филадельфии и Париже. Итогом стало признание в США, и во многом именно модель ИМТУ стала примером для MIT и других ведущих американских технологических университетов.

Безусловным лидером образования в XX веке стали американские, а чуть позже и британские университеты (именно они и возглавляют сейчас топы мировых рейтингов). В основе их модели лежит чрезвычайно важное дополнение гумбольдтовского университета — практически в каждом из ведущих университетов есть своя бизнес-школа, и обучение менеджеров и предпринимателей является одной из центральных миссий университета. Американцы давно поняли, что каждая технологическая революция базируется на усложнении навыков управления, и потому они не отрывают управленческое образования от научного и технологического, в итоге добиваясь лидерства уже в третьей технологической революции подряд.

А вот богословское и теологическое образование вообще можно встретить только в наиболее старых университетах, основанных еще в XVIII веке. Открывшиеся же в конце во второй половины XIX, а к ним относятся, например, и MIT, и Stanford — либо не имеют эти кафедры вовсе, либо имеют сильно редуцированные соответствующие школы.

И несомненно, американские университеты — лидеры в части адаптации своего образования под текущие актуальные вектора развития науки и техники. К примеру, в MIT на уровне ведущих департаментов (наравне с физикой и экономикой) вы встретите «Computational and Systems Biology», «Brain and Cognitive Sciences», «Biological Engineering» — причем именно в таких комбинациях и междисциплинарных связках. Другой пример: всего пару лет назад начался бум Machine Learning, и в Carnegue Mellon University уже открыто специальное направление. Если же поинтересоваться, а где можно получить еще образование в этой наиболее востребованной специальности настоящего и будущего, то в списке будут практически все ведущие университеты США.

И о продолжительности жизни

Очень показательно, насколько эффективна эта «гибкость». Если абитуриенты, стремящиеся стать биологами или обычными инженерами, частенько остаются после обучения без работы, то те, кто ставит на computer science трудоустраиваются на все 100% и с весьма высокой оплатой.

За прошедшие два века, в ходе трех промышленных и технологических революций, средняя продолжительность жизни в мире выросла с примерно 30 до 70 лет (а в странах лидерах — и все 80). А в ходе наступившей «цифровой революции» мы очень надеемся, что будет достигнута и планка в 120 лет, что соответствует самым везучим долгожителям современности. В ходе всей прошедшей трансформации человечества теология в университетах смещалась с позиции центрального «высшего» факультета на уровень одного из департаментов, призванного изучать все многообразие культур и верований человечества и примирять их в мире глобального мультикультурального человечества. И вокруг таких университетов возникает новое, динамичное, технологичное, нацеленное на развитие человечество. Кампусы университетов становятся «островками будущего», в которых реализованы и развиваются те технологии и практики деятельности, которые будут определять успех через 10-15 лет. И выпускники выходят в мир подготовленными, знающими больше, чем окружающий мир, а не недоучками, которых надо «дотягивать на производстве».

Я не против теологии в университетах. Но я против того, что в нашем высшем образовании очень мало масштабных инициатив, которые бы вернули российские университеты в разряд ведущих мировых школ, как это было век-полтора назад.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 января 2018 > № 2469216 Евгений Кузнецов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 января 2018 > № 2469206 Алексей Захаров

Основатель SuperJob объяснил, почему молодежь будущего никогда не найдет работу

Алексей Захаров

Президент рекрутингового портала Superjob.ru

Активная информатизация и роботизация серьезно перевернут рынок труда уже через 10-15 лет. Очевидные перемены станут реальностью через пять лет, а к кому-то безработица постучится уже завтра

Скоро в вузах начнется очередная волна поступления, и миллионы вчерашних школьников должны будут определиться, чем будут заниматься всю жизнь. Но уже сейчас понятно, что некоторые из них никогда не найдут работу по специальности и не станут успешны в профессиональном плане. Это неизбежность, которую уже нельзя изменить. Через 20-25 лет мы неизбежно получим поколение тех, кто не сможет найти работу никогда. Рейтинги вузов, «популярные« профессии, специальности, когда-то бывшие стабильным «крайним случаем» — все это вчера стало неактуально. Мир меняется быстрее, чем читается этот текст, и прямо сейчас многие из нас становятся все менее нужны цифровой экономике будущего.

В начале было любопытство

Согласно исследованию Boston Consulting Group, посвященного перспективам развития России до 2025 года, высшее образование в большинстве вузов потеряло в качестве, хотя и приросло в количестве, то есть массово распространилось (хотя это видно и невооруженным глазом даже обывателю). При этом 91% работодателей отмечают нехватку практических знаний у выпускников.

Попытаемся ответить на вопрос, как такое вообще возможно. Все дело в том, что сегодняшние вузы получают уже «бракованный материал» в виде людей, которые просто не умеют учиться, получая высшее образование ради корочки, чтобы не ходить в армию, просто потому что так надо и так решили родители. Они не заинтересованы в профессии, не понимают, кем они будут работать после окончания вуза.

Все начинается с тотального провала в системе дошкольного и школьного образования. Одни из самых низкооплачиваемых сотрудников в стране — это воспитатели дошкольных учреждений и учителя младшей школы. А именно им мы доверяем будущее наших детей. Все, что они заложат в ребенка, останется с ним навсегда. Все, что они испортят, уже никто и никогда не исправит. Это настоящие вершители судеб, и часто они имеют возможность влиять на ребенка даже больше родителей, которые не могут или не хотят углубляться в воспитание и образование.

В свою очередь у каждого ребенка есть «программа» самообучения, заложенная генетикой. Она действует до момента полового созревания, а затем выключается. Учителя хорошо знают, что большинство людей после того, как «тестостерон пошел в кровь», научить чему-то совершенно новому практически невозможно. После условных 12 лет продолжают активно учиться и развиваться только те, кому еще до школы заложили установки на постоянное обучение и не успели их уничтожить в младших классах. Таких людей, к сожалению, меньшинство. Большинство просто боится задавать себе и окружающему миру вопросы и искать на них ответы. «Почемучку» убили сначала в семье: «Отстань со своими дурацкими вопросами! Папа устал!». Потом добили в младшей школе: «Сказано отступить две клеточки! Значит две! Потому что! Самый умный? Пойдешь сейчас за родителями!».

В результате: средняя школа, старшая школа, вуз — это просто социальная передержка для большинства населения страны. Впустую потраченные самые лучше и продуктивные для обучения годы.

Из таксиста в программисты

Если бы нам сегодня понадобилось набрать студентов для шести МФТИ, пяти «Бауманок» и нескольких МИФИ, мы бы просто не нашли достаточного количества абитуриентов. Широкая сеть вузов получает молодых людей, не умеющих учиться, не имеющих элементарных навыков к самостоятельному получению знаний. При этом обучение в высшем учебном заведении изначально устроено по принципу 30/70, где 70% учебного материала остается на самостоятельное изучение.

BCG в уже упомянутом исследовании утверждает, что по достижении 25 лет большинство вовсе перестает учиться, а повышение квалификации носит формальный характер.

Мода на онлайн-образование — чаще пиар, и не способна коренным образом изменить ситуацию. Видеолекции Массачусетского технологического института или Высшей школы экономики не сделают из таксиста программиста, как бы грубо это не звучало.

За последние три года сотрудники Superjob провели более 500 профориентационных мероприятий в высших учебных заведениях и колледжах, и мы видим: большинство студентов мало что знает о своей будущей профессии, не в состоянии назвать даже десяти компаний, где их знания будут востребованы. Они не знают, каким образом искать работу после окончания, какую зарплату и за что они смогут получать. У молодых людей есть совершенно оторванные от жизни «хотелки» по поводу будущей зарплаты и места работы. Таким образом, мы имеем архаичную государственную систему образования без ясных целей, понятных тем, кому это особенно важно — родителям завтрашних специалистов и самим молодым людям.

Спрос на качество образование и кадровый голод

В российском обществе отсутствует мода и спрос на качественное образование. При этом в маленьком Сингапуре, например, практически каждая семья озабочена тем, чтобы ребенок получил самое лучшее образование из возможных. Здесь существует культ образования, и государство это всячески поддерживает. В России же образование катастрофически недофинансировано.

Любопытный факт. В 2018-2020 годах из федерального бюджета на образование планируется выделять 663 млрд, 653 млрд и 668 млрд рублей соответственно. По отношению к объему ВВП доля расходов раздела «Образование» в 2017-2018 годах равняется 0,7%, в 2019-2020 годах — 0,6%. Дальше следим за руками. В наступившем году Минфин при нынешнем порядке цен на нефть планирует получить около 2 трлн рублей дополнительных нефтегазовых доходов, которые будут направлены на финансирование образования в странах, которые ввели санкции против России. Мы будем пополнять наши резервы путем закупок валюты. Наверняка, в этом есть глубокий экономический смысл, но этот смысл понятен только очень продвинутым экономистам.

Сегодня мы имеем колоссальный кадровый голод, например, в области информационных технологий и огромный пласт людей, занятых в отраслях, которые попадают под процессы автоматизации и роботизации. Кто же будет строить экономику новой цифровой России?

Уже сегодня мы имеем бомбу замедленного действия. В условиях цифровой экономики огромная часть населения страны неконкурентоспособна, и пропасть между высококвалифицированными и остальными будет расти дальше.

Хорошо образованные и постоянно повышающие свой уровень, а следовательно, востребованные специалисты, будут становиться богаче. А тот, кто не востребован сегодня в компаниях-лидерах, завтра сможет надеяться только на государственное пособие. Так, мы приходим к выводу: в будущем оставаться конкурентоспособным, необходимы совершенно новые навыки, которыми не обладают машины. Иметь работу в будущем становится привилегией, право на труд одним из элитных прав.

Проблема, с которой мы сталкиваемся уже сегодня, не уникальна, это глобальный вызов. Разниться будут только страновые масштабы. Искать решение нужно было еще вчера. Эксперименты по внедрению базового безусловного дохода — это поиск одного из путей, подходящий компактным европейским странам.

Отсрочкой маргинального взрыва в российских условиях могут стать ограничение трудовой миграции, снижение пенсионного возраста, увеличение сроков отпуска по уходу за ребенком. На это необходимы серьезные бюджетные средства. Где их взять? Не знает никто. Ни в России, ни в США, ни в ЕС.

Что можно сделать сегодня?

1. Прописать цели образования, понятные любому первокласснику, безо всяких «дорожных карт» на 600 страниц. Сделать качественное образование модным во всех слоях общества, а не только у 5% элиты и сочувствующих.

2. Расстандартизировать школьную программу: перейти к контролю результатов обучения, сосредоточившись на индивидуальных результатах каждого ученика. Благо, современные технологии уже это позволяют делать.

3. Ввести в школах и вузах обязательные курсы профориентации, но сделать упор не на конкретную профессию (в этом нет большой пользы), а на поиск своего места в жизни, на установку на постоянное совершенствование и грамотное поведение на рынке труда.

4. Кардинально увеличить финансирование дошкольного образования и младшей школы, в первую очередь, в части зарплат воспитателей и учителей. И в соответствии с этим повысить требования к специалистам.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 января 2018 > № 2469206 Алексей Захаров


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 января 2018 > № 2467935 Александр Сергеев

Встреча с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым. Обсуждались вопросы продолжающегося реформирования РАН и её задачи по координации научно-технологического развития страны.

В.Путин: Александр Михайлович, мы на предыдущей встрече говорили об актуализации задач, которые стоят перед Академией наук, ставятся Академией наук, – и самой для себя, и имея в виду наши приоритеты в развитии экономики, фундаментальной науки. Давайте с этого начнём.

А.Сергеев: С удовольствием. Прежде всего хотел бы Вам изложить, как мы видим реализацию задач Российской академии наук, имея в виду, во-первых, её роль в координации Стратегии научно-технологического развития страны – это то, что Вы поручили нам сделать по итогам нашей последней встречи.

Это вопросы, связанные с ролью Российской академии наук как заказчика фундаментальных и поисковых исследований академических институтов. Это очень важная задача по прогнозированию научно-технологических и социально-экономических процессов в стране.

Это вопросы, связанные с разработкой и реализацией научной дипломатии. И очень важные вопросы, связанные с тем, что, как мы считаем, Российская академия наук должна иметь задачу координации фундаментальных и поисковых исследований в плане обновления научно-технического задела в вопросах обороны и безопасности страны.

Хотел бы Вам по этим направлениям сейчас доложить, как мы видим актуализацию, и дальше попросить у Вас помощи по ряду вопросов, чтобы эта работа была действительно эффективной.

В.Путин: Давайте поговорим по всем темам, которые Вы обозначили. Но в завершение вступительной части нашей сегодняшней беседы хотел бы обратить внимание на то, что Ваше вхождение в эту непростую сферу, непростую должность руководителя Академии наук – такого сложного, важного организма для страны, на мой взгляд, идёт достаточно успешно, и всё у Вас пока получается.

Надеюсь, что и те направления, о которых мы будем говорить, будут развиваться так, как Вы себе представляете. Со своей стороны готов делать всё, чтобы так оно и было, чтобы Вам помочь.

А.Сергеев: Спасибо большое. Думаю, что при том внимании, которое Вы оказываете и, как я надеюсь, будете оказывать Российской академии наук, конечно, мы со всеми этими задачами справимся.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 января 2018 > № 2467935 Александр Сергеев


ЮАР. Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 22 января 2018 > № 2466477

Россия и ЮАР развивают образовательное сотрудничество

22 января в Минобрнауки России состоялось первое заседание рабочей группы по сотрудничеству в сфере образования Смешанного межправительственного комитета по торгово-экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Южно-Африканской Республикой. Российскую делегацию возглавил заместитель директора Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России В.С. Тимонин, южноафриканскую - Генеральный директор по международному сотрудничеству Министерства высшего образования и профессиональной подготовки ЮАР Джеппи Галиб.

Стороны обменялись информацией об актуальных приоритетах государственной политики России и ЮАР в сфере высшего образования и профессиональной подготовки, обсудили вопросы, связанные с обучением южноафриканских студентов в России и меры по интенсификации подготовки в российских вузах научно-преподавательского состава для университетов Южно-Африканской Республики. Согласован порядок взаимодействия в ходе предстоящей отборочной кампании в рамках квоты Правительства Российской Федерации, выделяемой для обучающихся из ЮАР.

Состоянию и перспективам связей с южноафриканскими образовательными организациями были посвящены презентации НИЯУ «МИФИ», НИТУ «МИСиС», Первого Московского государственного медицинского университета, СКФУ, Пущинского государственного естественно-научного института и Санкт-Петербургского горного университета.

В переговорах также приняли участие с российской стороны - представители Минздрава России, Рособрнадзора, Россотрудничества, МГУ, НИУ ВШЭ, УрФУ, с южноафриканской - Управления по международным стипендиям и Посольства ЮАР в Москве.

По итогам заседания был подписан протокол. В нём стороны подтвердили согласованную позицию по проекту и формату разрабатываемого Соглашения о сотрудничестве в сферах высшего образования и профессиональной подготовки между Российской Федерацией и Южно-Африканской Республикой.

ЮАР. Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 22 января 2018 > № 2466477


Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт

Дети в сетях

Георгий Бовт о том, надо ли ограничивать использование мобильников в школе

Настала пора и мне выступить в роли «мракобеса» и противника «прогресса». В связи с произошедшими за последнюю неделю вспышками насилия сразу в двух школах – в Перми и Улан-Удэ. Хочется, хотя и не поддерживая лозунг отечественных консерваторов «Все зло от интернета и соцсетей!», все же согласиться с тезисом о том, что некое зло от самой интернет- и смартфон-зависимости для детей действительно существует. И пора задуматься о том, как это зло минимизировать.

Угроза здоровью нации ввиду того, что все большее число молодых людей (если не подавляющее их число) страдают от явной смартфон-, инстаграм- и прочей интернет-зависимости сродни наркотической, на сегодня столь велика, что борьба с ней могла бы стать важной частью предвыборной программы одного из кандидатов в президенты.

И тогда будет шанс, что проблема получит решение на государственном уровне. Речь не о бездумных и бессмысленных по большей части очередных интернет-репрессиях и ограничениях в духе «пакетов Яровой». А о том, чтобы остановить нарастающую дебилизацию подрастающего поколения.

Есть такая страна Франция. Она, как известно, далека от тоталитаризма и авторитаризма. Проблема интернет- и смартфон-зависимости детей и подростков осознана как именно угроза здоровью нации настолько серьезно, что одним из пунктов предвыборной программы нынешнего президента Макрона стал пункт о запрете использования мобильных телефонов в школах – учащимися до 15 лет. То есть фактически до «возраста согласия».

С сентября 2017 года в стране действует запрет на использование телефонов во всех классах во время уроков. С 2010 года действует запрет на телефоны в классах для начальных и средних классов. Телефоны забирает учитель при входе, либо они должны быть в рюкзаках и портфелях в выключенном состоянии. Не всегда, правда, это удается выполнить. С сентября 2018 года во Франции должен вступить в силу полный запрет на пользование телефонами в школах, в том числе уже и на переменах, во время завтраков и обедов и т.д. От слова «совсем».

И я, как «умеренный либерал», «перекинувшийся» по этому вопросу на сторону «мракобесов», скажу вам, что это правильно. Ни одна демократическая страна мира, насколько мне известно, в настоящее время на такой запрет на общенациональном уровне не решилась. Vive la France, как говорится! Великая Французская революция открыла новую эру в истории человечества. Теперь французы снова задают тон. Причем ведь не боятся «непопулярной меры»: ведь сейчас 93% французов в возрасте с 12 до 17 лет имеют собственные мобильники. По России даже не удалось найти верифицированных данных на сей счет, — договоры с операторами заключают на родителей. Проблема у нас не осознана на массовом и экспертном уровне как таковая.

Среднеевропейский уровень персонального владения мобильниками среди подростков ниже, чем во Франции: ими владеют примерно 45-47% детей и подростков в возрасте от 9 до 16 лет. В соседней Германии уровень владения немногим больше 50%.

Относительно больше ограничение на использование мобильников действует в Великобритании Там у детей в школах нет доступа к Wi-Fi, в том числе во внеурочное время, во время уроков телефоны должны быть, как правило, выключены. А вот в Дании — либерализм полный, можно и на уроках сидеть в соцсетях. В относительно бедной Португалии срабатывают уже экономические факторы. Многим семьям не по карману тарифные планы для детей, позволяющие неограниченный доступ в интернет. В США, где достатка больше, примерно половина детей в возрасте до 12 лет имеют и собственные тарифный план, и телефон. Но Америке все равно далеко до Южной Кореи, где 72-75% детей в возрасте 10 -12 лет уже имеют собственный мобильник. И соответственно, пялятся в него без перерыва. Если точнее, то 5,4 часа в день. Южнокорейские взрослые тратят на это примерно в полтора раза меньше времени.

В Японии по состоянию на прошлый год смартфоны имелись у 70,6% подростков в возрасте от 10 до 16 лет. Средняя продолжительность использования смартфона в начальной школе (4-6 классы) составила 1,8 часа у мальчиков и 1,7 часа у девочек. Среди учащихся средней школы этот показатель составил 2 и 2,1 часа соответственно. В старших классах продолжительность использования смартфона резко возрастает – 4,8 часа у мальчиков и 5,9 часа у девочек. В сутки! Более того, каждая 25-я ученица старших классов пользуется смартфоном 15 и более часов в сутки. Это сродни уже наркомании в тяжелой форме.

Бедная Африка старается не отставать от Западного мира. Больше трех четвертей детей в ЮАР имеют собственный телефон (81% - до 16 лет). В гораздо более бедных странах континента уровень владения мобильниками среди детей тоже растет. Они перестали быть предметом роскоши и доступны теперь даже полунищим.

По пути французов, вернее, опережая их, пытался идти бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, введя запрет на использование мобильников в школах города еще 12 лет назад. Однако запрет не удалось внедрить в полной мере в условиях безграничной американской свободы, особенно в Нью-Йорке, а нынешний мэр Билл де Бласио, известный левак, и вовсе запрет отменил два года назад.

Споры и во Франции не прекращаются. Не произвол ли это? Нужно ли запрещать детям жить своей внутренней, вернее телефонно-инстаграмной жизнью хотя бы и на время пребывания в школе? А как же лишать детей возможности срочно связаться с родителями? Они ведь и так мало контактируют в условиях современной напряженной жизни. Но значительная часть споров все же идет вокруг логистической проблемы — как практически собирать и где временно держать эти отбираемые на время пребывания в школе телефоны? Но, согласимся, что это все вторично по сравнению с главной проблемой.

Кстати, отечественные стандарты аж 2003 года не рекомендуют детям до 17 лет активно пользоваться мобильной связью. А теперь представьте привычную картину: молодая пара родителей, находящаяся с малым ребенком в публичном месте, привычно суют ему в руки планшет. На, поиграй, только не ори и не капризничай. Они не задумываются о том, что тем самым наносят вред не только его глазам (заболеваемость глаз резко возросла среди школьников за последние годы), но и его психике. Раньше в деревнях детям, чтобы уснули и не вопили, ровно с такой же целью давали соску-тряпку, пропитанную кагором, а то и водкой. Выросло не одно поколение потомственных алкоголиков. Прививать с детства своими руками «наркотическую зависимость» от гаджета – это примерно то же самое.

Но мы же пытаемся бороться с наркоманией и алкоголизмом, хотя бы признавая, что это зло. Почему не признать злом чрезмерную зависимость от смартфонов? Прежде всего детей.

Согласно исследованиям в той же Франции, до 40% нарушений и замечаний в школах связаны с использованием мобильников. По данным исследования Лондонской школы экономики еще 2015 года, в школах, где запрещено пользоваться мобильниками (а в Британии по этой части больше автономии учебных заведений, особенно частных школ), успеваемость возрастает минимум на 6-7%, что эквивалентно добавлению почти недели учебных дней в году. При этом, что характерно, особенно резко возрастает успеваемость слабых учеников и из семей с низкими доходами. Полагаю, что они как раз и являются главными потенциальными жертвами «смартфон-дебилизации».

Исследований того, как именно чрезмерное пользование мобильниками вредит детскому организму, начиная от зрения и кончая психикой и способностью воспринимать информацию, включая текстовую — множество. Однако мало кто из родителей на практике следует врачебным рекомендациям ограничить количество часов пользования гаджетами детьми.

Еще меньше широкой публике известно о том, сколь велика корреляция между массовым распространением пользованием телефонами в школах и насилием в учебных заведениях.

По данным Американской Академии педиатров, опубликованным в прошлом году, владение телефонами детьми младшего возраста (от 8 до 11 лет) сильнее всего провоцирует применение насилия против них. Жертвами его — как в онлайне, так и в офлайне — становятся почти 10% таких пользователей. По мере увеличения доли владения мобильником с возрастом, растет и абсолютное число жертв всех форм преступности, прежде всего киберпреступности. Выходя в сеть, в том числе в социальные сети, подросток становится участником всевозможных форм общения с неизвестными ему контрагентами. И чем больше он общается, тем больше он становится уязвим. Кстати, в тоже Франции сейчас работают над тем, чтобы запретить детям до определенного возраста пользоваться соцсетями в принципе.

Но и это еще не все. В 2016 году Министерство здравоохранения США провело исследование воздействия массового пользования детьми и подростками мобильниками. Выявилась прямая корреляция с ростом психических расстройств.

С 2010 по 2016 год число подростков, испытавших хотя бы один эпизод депрессивного расстройства, выросло на 60%. Таких в 2016 году оказалось 13% среди всех подростков, а в 2010 году было всего 8%. Еще страшнее, что резко выросло число самоубийств среди тинейджеров в возрасте от 10 до 19 лет, особенно среди девушек.

В своей статье 2016 года в журнале Clinical Psychological Science профессор психологии Университета Сан-Диего Жан Твендж пришел к выводу на основании изучения данных по 500 тысячам детей в США, собранным с 2010 по 2015 годы, что дети, активно сидящие в сетях, на 34% более подвержены угрозе совершить попытку самоубийства, либо даже всерьез планируют его по сравнению с теми, кто проводит соцсетях менее 2 часов в сутки.

Среди подростков, проводящих в соцсетях 4 или более часов в день, 48% имели, по крайней мере, один эпизод либо попытки самоубийства, либо суицидальных настроений. Дети и подростки, пользующиеся соцсетями ежедневно, на 13% более подверженной симптомам депрессивных расстройств по сравнению с теми, кто пользуется ими реже.

А теперь вспомним последние эпизоды насилия в наших школах. Практически все они так или иначе связаны с проявлением тех же суицидальных настроений.

Исследования воздействие частого использования мобильников и соцсетей на молодой организм, прежде всего мозг, лишь подтверждают тезис о дебилизирующем воздействии. Основной фактор такого воздействия — это перманентная мультизадачность, быстрое переключение с текстов на видео и аудио и обратно, скачки с одного мобильного приложения на другое. Растет рассеянность. Падает сосредоточенность и способность понимать и выполнять сложные задачи. Синдром рассеянного внимания — это отсюда. Это называется угнетением когнитивных функций.

Внезапный длительный отрыв от приросшего к человеку мобильного телефона ведет к тем же эффектам, что при наркотической ломке. Общение вживую заменяется виртуальным эрзац-общением, живые эмоции заменяются виртуальным.

«Лайки» в виртуальном пространстве все более нужны чисто физиологически, чтобы вырабатывать допамин, естественным путем делать это все сложнее. При этом люди все менее способны учиться, овладевать знаниями. В университеты из школ идет все большее число смартфон-зависимых дебилов. Практически уже нет выпускников школ с нормальным зрением. Растет число случаев нейродегенеративных заболеваний центральной нервной системы. Именно эти подростки затем нападают на учителей и сверстников с топорами.

Данная проблема практически не осознанна в России на массовом уровне и не обсуждается. Обывателям по большей части неизвестны соответствующие медицинские исследования на эту тему. Дискурса на политическом уровне по данной проблематике тоже практически нет. На телевизионных ток-шоу по-прежнему предпочитают обсуждать внешнюю повестку. Это тоже своего рода дебилизация. Но об этом в другой раз.

Пока вопрос: осмелится ли кто-либо из серьезных политиков первым поставить этот вопрос на общенациональном уровне? А именно: запретить использование мобильных телефонов в российских школах на все время пребывания ребенка там. А можно, кстати и референдум на эту тему присовокупить к голосованию. Но, боюсь, сторонники запрета могут проиграть. Уровень телефонной дебилизации уже опасно высок.

Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт


Россия. Тайвань > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 января 2018 > № 2463707

Ученые обнаружили эффект памяти в жидких кристаллах под действием сильных электрических полей

Ученые из Института физики им. Л.В. Киренского СО РАН (обособленное подразделение ФИЦ КНЦ СО РАН) совместно с коллегами из СФУ, МГУ им. М.В. Ломоносова и Государственного университета Чэнгун (Тайвань) обнаружили эффект памяти в жидких кристаллах под действием сильных электрических полей. Результаты исследования международной группы физиков опубликованы в журнале Scientific Reports.

Жидкие кристаллы – это особое состояние вещества, при котором последнее обладает характеристиками одновременно жидкостей и кристаллов и способно менять свои свойства под действием электрических полей. Выделяют два вида жидких кристаллов: закрученные в сложную спиральную структуру (холестерические) и вытянутые в нитевую структуру (нематические). Исследователи изучили капли спирально закрученных жидких кристаллов и выяснили, что, попадая в электрическое поле, они «раскручиваются» в нить.

«Под воздействием электрического поля происходит практически полная раскрутка структуры капли хирального жидкого кристалла, и она становится подобной структуре капли нематического жидкого кристалла. После резкого выключения поля нитевая структура быстро возвращается в закрученное состояние», – рассказал Александр Емельяненко, один из авторов исследования, ведущий научный сотрудник кафедры физики полимеров и кристаллов физического факультета МГУ.

В результате серии экспериментов ученые выяснили, что при медленном выключении электрического поля капля жидкого кристалла не возвращается в исходное состояние, а принимает другую, более сложную структуру. Изменяя параметры электрического поля, можно получать различные структуры жидкого кристалла. Полученный результат может позволить создавать воспроизводимые состояния жидких кристаллов, а значит, записывать с их помощью информацию.

«Полученные результаты открывают возможности для обратимых переключений между различными структурами капель, что перспективно для развития материалов с эффектами памяти», – также пояснил ученый.

Россия. Тайвань > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 января 2018 > № 2463707


Казахстан > Агропром. Образование, наука > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467095 Аюп Искаков

Ученье – свет, а неученье – финансовые потери

Прежде чем давать субсидии начинающим фермерам и сельскохозяйственным кооперативам, руководителей хозяйств нужно научить считать деньги. Таким мнением с корреспондентом «ДК» поделился исполняющий обязанности генерального директора Северо-Казахстанского НИИ животноводства и растениеводства, доктор биологических наук, профессор Аюп Искаков.

Дарья ТУШИНА, Северо-Казахстанская область

Руководитель института предлагает обучать фермеров основам сельского хозяйства прежде, чем выдавать им миллионные субсидии. По мнению профессора, только так можно получить желаемый экономический эффект от сельскохозяйственной кооперации, набирающей популярность в наше время.

– Сельским хозяйством занимаются сейчас все подряд, – говорит Аюп Рашитович. – Часто в аграрный сектор приходят люди без специальных знаний, и это неправильно. Ведь врача не допускают к пациенту, если у него нет соответствующего образования. В сельском хозяйстве должно быть так же. Сначала нужно получить общие теоретические знания, а потом уже приступать к практике. Иначе и выделенные субсидии будут израсходованы, и результата не увидим. То, что есть много инициативных людей, желающих заниматься новым для себя делом, – это очень хорошо. Но мы должны им помочь, предоставить актуальные знания и современные разработки, технологии.

Аюп Искаков как никто другой знает: научная информация имеет свойство устаревать. Причем очень быстро. То есть учиться нужно постоянно. Многие дедовские методы в современном мире эффективно работать не будут. Открывая сельскохозяйственное производство, не стоит рассчитывать на советы бывалых. Опыт, безусловно, вещь важная и полезная. Но, когда нужно перестроиться и начать работать по-новому, он зачастую выполняет роль дополнительного груза.

– Радует, что молодежь стремится к знаниям, – продолжает он. – Молодые ищут что-то новое, с ними интересно работать. Представителям старшего поколения сложнее перестроиться, они делают так, как привыкли, и убедить их в чем-то другом трудно. Им мешает груз прошлого, какие-то стереотипы. Молодежь в этом плане свободнее.

Аюп Искаков уверен: из-за отсутствия элементарных знаний многие начинающие фермеры работают себе в убыток, а хозяйства держатся на плаву исключительно благодаря государственной поддержке.

– Единственный важный показатель эффективности работы фермера – это рентабельность производства, – говорит профессор. – На сегодняшний день в редком хозяйстве (мелком и среднем) занимаются экономическим планированием. Никто не просчитывает риски, не ведет учет расходов и доходов. Надо учить фермеров считать деньги. Это самое главное. Любой промах в агротехнике, в содержании животных оборачивается большими финансовыми потерями. Поэтому так важно иметь четкое понимание, что и зачем ты делаешь на земле.

Самое сложное, по словам ученого, – поменять менталитет наших земледельцев. Наука рекомендует отходить от многих стереотипов, заложенных в сельскохозяйственные умы еще в прошлом веке.

– Все фермеры считают, что надо землю паровать, чтобы она отдыхала. Что вы выигрываете? Земля пустует, вы ее обрабатываете в течение сезона, тратите на это средства, а урожая не получаете. К тому же ветер сдувает верхний самый плодородный слой почвы. А если грамотно подобрать агротехнику, то можно обходиться без паров и получать от этой земли больше, сохраняя ее плодородие, – говорит ученый. – Другой пример из отрасли животноводства. Сколько нужно давать молозива новорожденному теленку? У нас дают два литра, потому что в советское время был такой стандарт – вес корма должен составлять 10% от веса теленка. Сейчас ученые рекомендуют давать четыре литра. Молозиво дает иммунитет теленку. Большое количество молозива растягивает стенки желудка, а значит теленок будет больше съедать и быстрее набирать массу.

Об этом и многом другом ученые НИИ рассказывают фермерам региона, которые в эти дни обучаются на курсах по основам сельского хозяйства.

В ближайших планах института – разработать специальные курсы по наиболее востребованным и малоизвестным направлениям сельского хозяйства.

Казахстан > Агропром. Образование, наука > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467095 Аюп Искаков


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 18 января 2018 > № 2465322

Четыре российских вуза вошли в топ-50 сильнейших университетов мира по соотношению преподавателей и студентов

По мнению составителей рейтинга, чем меньше студентов приходится на каждого преподавателя в университете, тем выше качество обученияПресс-служба Минобрнауки России

16 января Times Higher Education опубликовал рейтинг университетов с наименьшим соотношением числа студентов к числу преподавателей. В публикуемую часть рейтинга вошло 100 университетов. Россия в рейтинге представлена 11 университетами.

В топ-50 рейтинга вошли Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана  (17-я позиция), Санкт-Петербургский государственный университет (34-я), Новосибирский национальный исследовательский государственный университет (42-я), Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого (49-я).

7 из 11 университетов в рейтинге являются участниками Проекта 5-100: Новосибирский национальный исследовательский государственный университет (42-я позиция), Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого (49-я), Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» (67-я), Национальный исследовательский Томский политехнический университет (84-я), Дальневосточный федеральный университет (88-я), Национальный исследовательский Томский государственный университет (88-я) и Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского (99-я).

По мнению составителей рейтинга, чем меньше студентов приходится на каждого преподавателя в университете, тем выше качество обучения: создаются условия для проведения более интерактивных занятий, у студентов появляется возможность чаще участвовать в дискуссиях, получать обратную связь, формируются устойчивые связи, тесный профессиональный контакт с преподавателями, повышается эффективность взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса и обеспечивается практически индивидуальный подход к каждому студенту. Эти факторы также способствуют формированию благоприятной среды для обучения, что положительно влияет на качество образовательных программ и на степень усвоения полученных знаний.

В топ-10 рейтинга вошло 6 университетов из Японии, 3 – из США, 1 – из Австрии. Всего в данной рейтинг вошло 34 университета из Японии, 25 университетов – из США.

Рейтинг университетов с наименьшим соотношением числа студентов к числу преподавателей основан на институциональном рейтинге THE. Из всех университетов, входящих в общий рейтинг, были выбраны университеты с наименьшим соотношением числа студентов к числу преподавателей и проранжированы на основании данного критерия. В общем рейтинге вес индикатора «Соотношение числа преподавателей к числу студентов» составляет 4,5%.

При составлении институционального рейтинга университеты исключаются из анализа, если они не обучают студентов или если результат их исследований составляет менее 1000 статей за период с 2012 по 2016 год (минимум – 150 статей в год - для 2017 года). Университеты могут быть исключены, если 80% и более их публикаций (активностей) приходится только на одну из 11 предметных областей.

Российские университеты в рейтинге университетов с наименьшим соотношением числа студентов к числу преподавателей

Университет

2018

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

17

Санкт-Петербургский государственный университет

34

Новосибирский национальный исследовательский государственный университет

42

Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого

49

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

61

Южный федеральный университет

63

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

67

Национальный исследовательский Томский политехнический университет

84

Дальневосточный федеральный университет

88

Национальный исследовательский Томский государственный университет

88

Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

99

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 18 января 2018 > № 2465322


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 17 января 2018 > № 2471796 Владимир Мау

Ректор РАНХиГС объяснил, зачем отправлять губернаторов под БТР

Владимир Мау в кулуарах Гайдаровского форума также рассказал Business FM, каким видит будущее криптовалют и почему рост российской экономики не является устойчивым

В Москве в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы проходит Гайдаровский форум. О его самых ярких заявлениях с ректором РАНХиГС Владимиром Мау побеседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Я думаю, с первого дня заявление премьера о том, что блокчейн вырастет и разовьется, а криптовалюты будут забыты, все равно будет самым ярким и знаковым. На ваш взгляд, что наша экономическая элита в среднем думает об этом феномене и о том, как к нему относиться, и что думаете лично вы?

Владимир Мау: Я бы сказал, что будущие криптовалюты как валюты будут отличаться от нынешних, как Boeing от самолета братьев Райт, но технология полета, технология денег, не опосредованных Центральным банком, скорее всего, будет. Речь идет об этом. Я премьер-министру привел пример компаний, которые надулись в 1990-е — начале 2000-х, лопнули, но изделия, технологии остались. И в этом смысле как раз ключевой тезис, который я услышал, состоит в том, что на рынке валют появляется конкуренция валют, не связанных с деятельностью центральных банков. Это очень важный тезис, он требует дискуссии, осмысления.

Почему нет такой активной и профессиональной дискуссии о том, как относиться к этому явлению, как его регулировать? Обсуждается очень много экономических тем на таких серьезных форумах, а эту как будто специально обходят. Она остается в кулуарах, она остается в СМИ, но не на профессиональной площадке.

Владимир Мау: Во-первых, профессионально в узком кругу это обсуждают. Но вообще, в экономической политике как экономический историк скажу, очень редко бывает что-то, чего никогда не было и у чего не было бы прецедентов. Правда, нашему поколению повезло, мы прошли через несколько вещей, у которых не было прецедентов, скажем, массовая приватизация, переход от тотальной государственной экономики к частной — этого не было никогда в человеческой истории. Частичные приватизации были, даже крупные приватизации, но такого, чтобы государственная экономика превращалась в частную, не было никогда, и это было новое, то, через что мы и ряд других посткоммунистических стран по-разному проходили в 90-е годы. Точно так же криптовалюта — это радикально новое явление. Мы опять переживаем радикально новое явление. Чтобы его обсуждать публично, надо разобраться, что это такое. Подавляющая часть специалистов по денежной политике не понимают, что это такое, и значительная часть экономистов не понимает, что это такое. Дайте разобраться, что это такое, понять закономерности, механизмы, определиться с базовыми принципами функционирования. После этого дискуссия будет вынесена в публичное пространство. Пока идет просто освоение этого явления.

Но в моем понимании тема криптовалют исключительно важна. Если говорить с исторической точки зрения, у двух крупных событий, сопоставимых с нынешним структурным кризисом прошлого, — Великая депрессия 30-х и период великой инфляции, стагфляции 70-х — в обоих случаях одной из закономерностей было появление через десятилетие кризиса новой валюты, новой валютной конфигурации. Скажем, после 30-х годов фунт как глобальная резервная валюта и золото были заменены американским долларом. Из глобального кризиса 70-х годов мир вышел с бивалютной системой доллара и евро. То, что евро появилось в 1999 году, никого не должно смущать, евро — это две дойчмарки. И когда в 2008 году начинался этот структурный кризис, у нас были обсуждения, я об этом много писал, что мир может выйти с новыми валютными конфигурациями. Правда, тогда мне казалось, что юань может стать глобальной резервной валютой или, может быть, повысится роль региональных резервных валют. Но в силу глобализации, в силу региональных торговых группировок никто не мог предсказать появление криптовалюты как некого варианта глобальных денег. Собственно, биткоин появился позже в какой-то мере в рамках этого глобального кризиса, и сейчас требуется время для его осмысления, для понимания не биткоина, а природы криптовалюты, механизмов регулирования.

У нас, например, на Гайдаровском форуме помимо общего обсуждения на пленарной сессии будет специальная сессия «Будущее центральных банков», один из разделов которой будет как раз «Центральные банки без валют». В прошлом году была сессия Banking Without Banks. Это идея о том, что банковские услуги будут, но их будут оказывать не банки, а разного рода структуры, включая айтишные. Сейчас мы хотим обсудить Central Banks Without Currencies. Там есть два аспекта. Один очевиден уже сейчас. Скажем, зона евро: центральные банки есть, но валюты они не выпускают и не регулируют, это регулируется Европейским центральным банком. Есть второй аспект: если роль криптовалюты будет расти, в чем роль центральных банков по регулированию этого рынка? Значительная часть центральных банкиров относится к этому пока крайне скептически.

Теперь к земным темам. Вы на форуме сказали, что рост, показанный российской экономикой в текущем году, не является устойчивым. В чем причина?

Владимир Мау: Да, это правда. Я имел в виду очень конкретную макроэкономическую ситуацию. Экономический рост всегда предполагает некоторое повышение инфляции. У нас сейчас рост есть, а инфляции нет. Это устойчиво, это новая политэкономия, значит, надо проанализировать, что там технологически. Есть набор аргументов, почему так может быть: приток дешевых товаров из слабо развитых стран, компенсирующий рост цен, который должен быть при более закрытой экономике, существенное удешевление инноваций. То, что тормозит номинальный рост ВВП, когда новые товары оказываются дешевле старых, таким образом, фактически благосостояние растет, а ВВП — нет. Классический пример: iPhone заменяет примерно 20 разных устройств, которые вы раньше бы купили, тем самым повысив ВВП: магнитофон, компас, книгу, пишущую машинку, радио, телевизор. Сейчас вы покупаете один, который стоит значительно дешевле, чем совокупность того, что вы должны были бы купить. Понятно, что это снижение. Номинально это снижение ВВП, при том что благосостояние растет.

Последний вопрос. РАНХиГС — такая базовая структура, которая готовит программы тестов и для «Лидеров России», для более раннего конкурса, в котором на более верхнем уровне депутаты, вице-губернаторы, губернаторы участвовали.

Владимир Мау: Это, скорее, не конкурс. «Лидеры России» — это конкурс, а это программы подготовки.

Программы подготовки, одни конкурсные, другие уже не конкурсные, а просто программы. Мы за этим следим, про это рассказываем. Один вопрос: а зачем вы этих уже в возрасте вице-губернаторов, депутатов под бронетранспортер засовывали? Все остальные тесты мы понимаем, а вот этот...

Владимир Мау: Вы знаете, во-первых, это интересно, это красиво. Во-вторых…

То есть это была идея РАНХиГС?

Владимир Мау: Понимаете, образование людей — это не накачка их знаниями, это в том числе и командообразование, это в том числе и попробовать себя. Не предлагать же им на турникете подтягиваться.

Какое-то пассивное участие, да.

Владимир Мау: Можно было, конечно, без этого обойтись, но одна из очень важных задач этих программ — научить коллег смотреть в глаза друг другу. Самая важная реакция, которую я слышал после одной из программ: я теперь не могу писать отписку из моего министерства другому министру, потому что я вижу его глаза, я понимаю, что мне неприлично отписаться, хотя юридически это можно сделать. Это один из элементов формирования правильной корпоративной культуры. Можно с парашютом прыгнуть, можно в хоккей сыграть. Мы пытались сделать то, что, как мне кажется, все-таки менее опасно.

Илья Копелевич

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 17 января 2018 > № 2471796 Владимир Мау


Россия. ЦФО > Образование, наука > минобрнауки.рф, 17 января 2018 > № 2460348

Кружковое движение НТИ и Открытый университет Сколково запускают первый онлайн-курс для наставников технологических кружков

17 января открылся приём заявок на онлайн-курс для наставников технологических кружков на платформе просветительского проекта «Лекториум». Официальная презентация оналйн-курса и мастер-классы для его участников состоятся в феврале на Всероссийском форуме «Наставник».

Онлайн-курс, который совместно запускают Кружковое движение Национальной технологической инициативы и Открытый университет Сколково при поддержке Агентства стратегических инициатив, предназначен для тех, кто создаёт и реализует образовательные проекты в логике Национальной технологической инициативы, в том числе в формате технологических кружков.

Обучение по программе для наставников смогут пройти школьные педагоги, преподаватели университетов, студенты и действующие представители кружков. Группы обучающихся будут сформированы в январе-феврале 2018 года, а в марте стартует обучающий курс из восьми модулей, общая длительность которого составит 8 недель.

Помимо обучающего курса слушателям предложат выполнить практические задания, в том числе разработать итоговый проект, который впоследствии можно будет запустить совместно с участниками кружков – школьниками или студентами. По итогам курса слушатели получат сертификаты.

- Наставник современного технологического кружка – это человек, который должен объединять в себе компетенции преподавателя, профессионала в своей области, иногда предпринимателя, то есть фактически сочетать навыки и компетенции нескольких профессий . Онлайн-курс позволит будущим наставникам получить навыки управления проектами, организации работы в команде, овладеть методикой оценки технологического и образовательного результата сложносоставного проекта, в котором могут быть заняты одновременно школьники, студенты и представители бизнеса, - прокомментировала запуск онлайн-курса Т.Ю. Синюгина, заместитель Министра образования и науки Российской Федерации, со-руководитель рабочей группы «Кружковое движение НТИ».

В ходе изучения курса участники узнают о возможных форматах детско-взрослых (школьных) и студенческих проектов, научатся организовывать работу над проектами, формировать темы, взаимодействовать с существующими и потенциальными заказчиками результата проекта и т.д.

Среди лекторов курса – преподаватели и сотрудники образовательных организаций, имеющие большой опыт организации проектной деятельности школьников и студентов, в том числе в образовательном центре «Сириус», МФТИ, ВШЭ, ДВФУ, Московском политехническом университете, проектных сменах «Лифт в будущее».

Россия. ЦФО > Образование, наука > минобрнауки.рф, 17 января 2018 > № 2460348


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460308 Антон Аграновский

Стартап для чайника: как создать компанию и не потерять все деньги

Антон Аграновский

президент инвестиционной компании Agranovsky IT Investments & Consulting

Венчурный инвестор рассказал Forbes, как управлять рисками в быстрорастущих компаниях, мотивировать сотрудников и партнеров и завоевывать рынок

Для любой начинающей компании одним из важнейших вопросов является управление рисками и бюджетом. Молодой команде — особенно если у нет большого опыта в построении операционных процессов — легко совершить ошибки в бюджетировании и выборе приоритетов. За годы работы я накопил определенный практический опыт в том, что касается создания новых бизнесов и вывода компаний в прибыль, который будет полезен стартапам, особенно в технологической сфере.

Принципы управления рисками и бюджетом определяются стадией развития компании. На начальной стадии основным ориентиром является MVP (от англ. minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт). Горизонт планирования на данном этапе — 3 месяца. С управленческой точки зрения, речь идет о планировании на ежемесячной основе с еженедельной проверкой достигнутых результатов и корректировкой понимания того, каким будет проект. Формирование более длинных планов на этом этапе — лишняя трата времени. При переходе к альфа-версии продукта горизонты удлиняются. С этого момента можно применять квартальное и полугодовое планирование. При этом, по факту выполнения конкретных задач планы совершенно спокойно и легко должны пересматриваться.

Персонал

Наибольшее внимание следует уделять расходам на персонал. Подход очень простой. На стадии MVP численность персонала должна быть минимальной — эффективная команда из 3-4 человек, расходы очень понятны и полностью прогнозируются. При переходе к созданию альфа-версии эта статья тоже хорошо прогнозируема: понятно, сколько необходимо людей, чтобы сформировать работающий продукт, его рабочую версию, выпустить в продакшн. Отталкиваясь от трудочасов, можно спокойно спланировать и численность персонала, и расходы на его размещение, и налоги.

Часто возникает вопрос бюджетных допусков и перерасходов. При планировании расходов на создание альфа- и бета-версии допустимо закладывать двукратный перерасход. При таком запасе итоговые траты с вероятностью 99% попадут в диапазон, определенный стратегическим планом проекта.

Целесообразно использование аутсорсинга, причем на внешний подряд нужно выносить максимум задач, как на этапе MVP, так и в процессе разработки альфа-версии. Чем больше работ вынесено на этой стадии на аутсорс, тем более проект легок на подъем и эффективен как команда. Фиксировать стоимость работ не стоит, лучше расплачиваться исходя из результата и отказываться от людей, которые делают долго, дорого и неэффективно в пользу тех, кто делает быстро, дорого и эффективно. Азбучная истина: дешевой и качественной работы не бывает, если у исполнителя нет какой-то дополнительной мотивации. А для аутсорсера всё-таки основным мотиватором являются деньги, у него очень редко есть побочный интерес к проекту.

Что касается затрат на сотрудников, есть два важных момента. Во-первых, для разработчиков на IT-рынке, достигших определенного уровня благополучия и развития, важно заниматься чем-то, что усиливает их как специалистов. Программисту страшно оказаться в болоте, пропустить новые технологии и новые витки развития, отстать от IT индустрии. Это позволяет использовать дополнительную мотивацию. Когда придумываешь крутой проект, когда достаточно заряжен энергией, чтобы убедить людей в прорывном характере идеи, найти сильных специалистов гораздо проще.

Но, чтобы проект сложился, необходимо, конечно же, нанимать специалистов по рыночной цене. 10-15 лет назад, индустрия была более молодой, у людей было больше нематериальной мотивации, чем сейчас. Возможно было найти толковых ребят, которые за еду и интерес, развлечения ради могли написать игру или создать проект. Сегодня тоже так бывает, но это всё-таки редкость, исключение.

Системный подход к ставкам и зарплатам в стартапах таков: нужно предлагать рыночную зарплату. Всё, кроме тех позиций, которые нельзя закрыть никак иначе, надо покупать обычными деньгами. Если есть вакансия, которая критична, и от неё зависит разработка всего проекта, и вокруг нет кандидатов, которых ты можно завлечь идеей - по этой одной конкретной вакансии можно предложить ставку выше рынка.

Мотивация

Что касается нематериальной мотивации, экономить на этом сейчас стало сложно. Но вопрос, что мы подразумеваем под экономией, не тривиален. Сегодня в Москве хороший программист стоит от 150 000 рублей в месяц. Вершина рынка – зарплата в 250 000-300 000 рублей, лидер в команду может стоить 600 000 и 1 млн в месяц.

При этом, повторюсь, для лидеров команд и ключевых программистов очень важна интересная задача и хорошая среда. Большинство из них хотели бы работать над крупным проектом в сильной команде, когда речь идет о причастности к чему-то большему, интересному. Дополнительная материальная мотивация в этом случае – бонусы или премии, привязанные к успеху проекта. За счет нематериальной мотивации можно сэкономить до 50%. А деньги, не потраченные – это деньги заработанные.

Существует огромное количество вариаций мотивационных схем. Создав за свою жизнь десятки стартапов и поработав с большим количество команд, я пришел к одной достаточно эффективно работающей модели. Во-первых, существуют партнеры – люди, с которыми создаешь бизнес, даже если сам его придумал. Они выполняют в нём ключевые роли, у них должны быть «живые» доли, закрепленные соглашением. Они должны их мотивировать и при этом быть не меньше 5%.

Кроме основателей в проекте есть дополнительная команда. Когда рядом с основателями появляются толковые и деятельные люди, у них должны быть опционы от прибыли проекта или направления, которое они ведут, на уровне 5-10%.

Международная практика предлагает широкий набор инструментов: выкупы акций, реальные или фантомные, прописанные окна для перераспределения долей в проекте, привязки к этапам разработки и KPI, сгорающие опционы. В случаях со стартапами в эти игры лучше не играть: чем жестче условия, тем больше дискомфорта вызывают у людей эти конструкции. Стартап — это не армия, стартап — это скорее творчество. Люди должны быть должны получать удовольствие от происходящего, а не думать о том, что если они не успеют что-то сделать, то у них отберут долю или наоборот выкупят её по сниженной цене.

Buy-back у сотрудников проекта — это, в принципе, не очень хорошая практика, если только нет задачи вознаградить конкретного сотрудника, заслужившего это многолетним трудом. В целом, это хорошо для кармы и неплохо для проекта, но только если он находится в зрелой стадии. Принудительный выкуп целесообразен только в случае, если нужно поменять сотрудника, который не справляется с задачей и тянет проект на дно. Для этого «на берегу» обязательно должны быть прописаны условия, при которых есть возможность выкупить его, попрощаться с ним, при условии, что это решение поддерживают все остальные участники проекта. Это важно, поскольку угасший или просто слабый человек своим поведением может уничтожить весь проект.

Инвестиции и рынок

Одной из ошибок является использование основателями проекта заемных средств. Это инструмент, которым следует пользоваться с большой осторожностью и применять его в соответствии с простыми, но строгими правилами. На фазе разработки MVP команде лучше оперировать своими собственными деньгами и своим собственным временем. При переходе к альфа-версии лучше найти для проекта не заемные средства, а вложения от ангельского или венчурного инвестора. Причем, даже если команда в него не очень верит.

Идеальным кандидатом будет опытный игрок, который знает нишу проекта и может помочь не только финансово, но и знаниями и умениями. Это сэкономит команде огромное количество средств и времени. Сценарий, когда проект, став адекватным, перешёл из стадии MVP в «альфу», получив ангельского инвестора, и является самым успешным.

Кредитные ресурсы имеет смысл привлекать только тогда, когда уже есть работающая воронка продаж. Когда, к примеру, проект тратит 3 рубля на маркетинг, а они возвращаются в виде 10 рублей в течение 7 месяцев. После этого уже можно привлекать внешние займы, это уже не угрожает полностью обанкротить проект и уничтожить стартап.

С точки зрения ставок ситуация в России понятна: для кредитов в рублях она сейчас доходит до 22% годовых. Это и определяет целесообразность привлечения займов для стимулирования развития и продаж — если внутренняя доходность от кредитных денег составит, например, 50% годовых, их имеет смысл привлекать, если 30% - процентная нагрузка становится болезненной и будет тормозить рост. В такой ситуации лучше привлечь долевого инвестора.

Критерии привлечения совладельцев и инвесторов в проект весьма размыты, но для IT верно общее правило: пускать в бизнес непрофильных инвесторов нельзя. Участие некомпетентного совладельца может привести к самому худшему варианту развития, когда команде мешают работать, не понимают, что она делает, и требуют обеспечения каких-то нерелевантных показателей.

В части стратегии крайне важным является ценообразование на продукт, особенно на этапе выхода на рынок. В последнее десятилетие в мире доминировала модель Uber и Groupon – демпинг, сопровождающийся убытками в $600-800 млн в год, ради захвата рынка. Я не очень верю в эту модель; она действительно позволяет быстро и эффективно захватить рынок, но сегодня, мне кажется, даже в Америке, в Силиконовой долине найти финансирование под подобные проекты всё сложнее и сложнее. Уже запущенным компаниям и проектам, использующим эту бизнес-модель, еще удается привлекать новые раунды финансирования, зачастую от инвесторов и фондов, участвовавших в предыдущем финансировании. Но новостей о новых масштабных начинаниях, которые бы предполагали убыточность не только на инвестиционном, но и на операционном уровне, появляется все меньше.

Одним из больших соблазнов для стартапа является привязка к якорному клиенту. Является ли это удачным решение для IT-стартапа, зависит от типа проекта: якорные клиенты не вписываются в модель B2C, их наличие ведет к расфокусировке и невозможности ориентироваться на сервис для большого количества потребителей. В конечном итоге это ведет к потере своей стратегии. Для B2B сервисов, заточенных на определенную нишу, наличие якорного клиента полезно, поскольку позволяет автоматически закрепиться на рынке и сформировать минимальный объём финансовых потоков.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460308 Антон Аграновский


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 17 января 2018 > № 2458554

Рособрнадзор и НАСДОБР подвели итоги пятилетней работы

Президиум Национального аккредитационного совета делового и управленческого образования (НАСДОБР) на своем заседании, прошедшем в рамках Гайдаровского форума, подвел итоги пятилетней работы и наметил планы дальнейшего взаимодействия с Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки.

«Вопросы подготовки кадров для бизнеса и управленцев сегодня находятся в центре всеобщего внимания», - заявил председатель президиума НАСДОБР, первый заместитель председателя Государственной Думы РФ Александр Жуков.

По его словам, НАСДОБР была проделана значительная работа по повышению качества экономического и управленческого образования в России. Была создана система общественно-профессиональной аккредитации программ MBA и других программ бизнес-образования, разработана система отбора, оценки и переподготовки независимых экспертов в области делового и управленческого образования, проведен национальный экспертный мониторинг качества программ переподготовки кадров для народного хозяйства.

Эксперты НАСДОБР не только привлекались для участия в государственной аккредитации образовательных программ вузов, но и активно участвовали в национальных и международных конференциях Росаккредагентства, разработке предложений по совершенствованию процедуры госаккредитации. Экспертный пул НАСДОБР в настоящее время включает 83 человека.

В 2017 году в деятельности НАСДОБР появилось новое направление работы – независимая оценка компетенций профессорско-преподавательского состава, участвующего в реализации управленческих образовательных программ различного уровня.

«То, что было сделано за эти годы – это весьма востребовано и очень своевременно. В 2018 году мы будем развивать все эти направления, и участвовать в решении новых задач, которые встанут перед НАСДОБР», - сказал Александр Жуков.

Заместитель министра образования и науки РФ – руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов поблагодарил НАСДОБР за проделанную работу. «Результаты этой работы заслуживают самой высокой оценки», - отметил он.

Сергей Кравцов рассказал, что за последние три года была проделана значительная работа по повышению качества экономического и управленческого образования в вузах России. Количество вузов и филиалов вузов, имеющих государственную аккредитацию, сократилось примерно на тысячу. Лишились госаккредитации вузы, готовившие экономистов, управленцев и юристов, качество образования в которых не соответствовало государственным стандартам.

Руководитель Рособрнадзора рассказал о совершенствовании процедуры государственной аккредитации образовательных программ, переводе ее в электронный вид, планируемых изменениях процедуры госаккредитации, которая будет более нацелена на оценку знаний студентов, а не формальных показателей. Он также познакомил членов президиума НАСДОБР с результатами экспериментов по независимой оценке уровня подготовки студентов и компетенций преподавателей вузов, которые проводились при участии Рособрнадзора.

Участники заседания обсудили перспективы дальнейшего взаимодействия НАСДОБР и Рособрнадзора, в том числе проведение пилотной апробации модели независимого тестирования преподавателей управленческих дисциплин с участием ряда вузов России.

Справочно:

Создание Национального совета по оценке качества делового образования (НАСДОБР) было инициировано в 2011 году Российской ассоциацией бизнес-образования (РАБО). Идея была поддержана ведущими объединениями работодателей страны, руководителями крупнейших и наиболее продвинутых в области бизнес образования университетами и бизнес школами, ключевыми средствами массовой информации, пишущими о темах бизнеса, менеджмента и предпринимательства.

Учредителями НАСДОБР являются Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленная палата Российской Федерации (ТПП РФ), Общероссийская общественная организация «Деловая Россия», Ассоциация российских банков (АРБ), Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО) и Ассоциация менеджеров.

НАСДОБР декларирует следующие цели и задачи:

? Создание системы мониторинга качества подготовки кадров для бизнеса;

? Создание на базе НАСДОБР площадки для инновационных методологических разработок;

? Разработка принципов и стандартов оценки качества программ бизнес-образования различного уровня (MBA/EMBA, DBA, DPA, краткосрочных программ переподготовки и повышения квалификации, а также тренингов) с учетом передового мирового опыта;

? Подготовка сертифицированных экспертов для проведения общественно-профессиональной аккредитации НАСДОБР;

? Проведение аккредитаций российских программ дополнительного образования;

? Создание национальных и международных рейтингов и рэнкингов программ дополнительного профессионального образования, целью которого является развитие механизмов и процедур независимой системы оценки качества программ и повышение их конкурентоспособности, а также проведение аналитики по рейтингам и рэнкингам с изложением методологии и подходов НАСДОБР.

НАСДОБР стал второй экспертной организацией, аккредитованной Рособрнадзором. В настоящее время статус экспертных организаций также имеют Медицинская лига России, Российский союз молодежи (РСМ) и АНО «Центр развития и повышения качества образования в области культуры и искусств».

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 17 января 2018 > № 2458554


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 16 января 2018 > № 2460375

Факультет когнитивных наук может появиться в МГУ

О таких планах рассказал ректор университета Виктор Садовничий в воскресенье, 14 января.

«Я уже проговорился: может быть, следующим шагом станет создание факультета когнитивных наук — это тоже океан неизученный», — цитирует его агенство городских новостей «Москва».

Отмечается, что когнитивные науки — это область междисциплинарных исследований, изучающая познание и высшие мыслительные процессы с помощью информационных моделей.

Прогресс в этих науках, как полагают ученые, позволит «разгадать загадку разума», то есть описать и объяснить процессы в мозгу человека, ответственные за высшую нервную деятельность, и создать системы так называемого сильного искусственного интеллекта.

В сентябре МГУ занял 51-е место в списке лучших вузов мира по специальности «Искусство и гуманитарные науки» по версии рейтинга Times Higher Education. Как сообщает пресс-служба вуза, Московский университет улучшил свои показатели на 15 пунктов по сравнению с прошлогодней позицией.

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 16 января 2018 > № 2460375


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter