Всего новостей: 2262918, выбрано 483 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357928

В Казахстане успешно проведен первый пуск реактора ИВГ.1М с топливом низкого обогащения, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на Комитет атомного и энергетического надзора и контроля Министерства энергетики РК.

18 октября был успешно проведен первый пуск реактора ИВГ.1М с топливом низкого обогащения в составе активной зоны в рамках программы конверсии реактора ИВГ.1М. При проведении пуска реактор был выведен на уровень мощности 6 МВт и отработал на данной мощности в течение 5 часов 35 минут.

Проведенный пуск ознаменовал начало нового важного этапа - ресурсных внутриреакторных испытаний экспериментальных образцов водоохлаждаемых технологических каналов (ВОТК) реактора ИВГ.1М с перспективным топливом низкого обогащения по урану-235 (менее 20%).

Все системы отработали в штатном режиме. Реактор ИВГ.1М готов для продолжения проведения серии пусков комплексных испытаний ВОТК-НОУ.

Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357928


Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356794

На страже надежного электроснабжения потребителей Московской области будут стоять бригады энергетического «спецназа».

В осенне-зимний период (ОЗП) 2017-2018 гг для ликвидации возможных технологических нарушений на электросетевых объектах будут привлекаться профессиональные аварийно-спасательные формирования, не имеющие аналогов в России.

Об этом 20 октября 2017 г сообщил зам председателя правительства МО Д. Пестов.

Профессиональные аварийно-спасательные формирования, не имеющие аналогов в России - 8 специально подготовленных и укомплектованных современным оборудованием и техникой формирований, состоящих из сотрудников МОЭСК.

Данные формирования будут задействованы при ликвидации сложных технологических нарушений – для работы в критических погодных условиях (в частности, при устранении последствий «ледяного дождя»), для аварийного восстановления энергоснабжения крупных социальных объектов и жилых массивов, для работы в условиях пожара, и т.д.

Помимо обязательных для всех сотрудников оперативно-выездных бригад электросетевых компаний навыков, сотрудники таких формирований умеют проводить поисково-спасательные работы, применять специализированное спасательное оборудование, оказывать доврачебную медицинскую помощь, и, в частности, проводить реанимационные мероприятия при пожаре и аварии.

Электромонтеров-спасателей также обучают основам психологической помощи пострадавшим.

Формирования оснащены специальной техникой с проблесковыми маячками и звуковыми сигналами, что дает возможность передвигаться по дорогам Подмосковья в приоритетном порядке.

По оценкам энергетиков МОЭСК, оперативность прибытия таких формирований к месту технологического нарушения в три раза выше, чем у стандартных мобильных бригад.

В целях надежного прохождения осенне-зимнего периода энергокомпаниями Московской области сформировано 745 аварийно-восстановительных бригад.

На территории области рассредоточено свыше тысячи дизельных электростанций, предназначенных в первую очередь для аварийного обеспечения электричеством социально значимых объектов.

Кроме того, в случае аварий энергетикам Подмосковья помогут силы и средства МЧС, Мособлпожспас, предприятий ЖКХ.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356794


Россия > Электроэнергетика. Экология > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355894

Большая светодиодная ложь.

Министерство энергетики России готовит документ по запрету оборота ламп накаливания мощностью свыше 50 Вт.

Заместитель министра энергетики Антон Инюцын в ходе Восточного экономического форума отметил, что текущее ограничение распространяется на лампы мощностью 100 Вт и выше. «Мы рассматриваем возможность пойти дальше и ограничить максимальную мощность уровнем 50 Вт. Хотим обсудить этот вопрос с экспертами, посчитать и с расчётами представить предложения в правительство», – сказал Антон Инюцын. По оценкам Минэнерго, в масштабах страны речь идёт об экономии в десятки (40–70) миллиардов рублей в год. Эта экономия будет достигнута в первую очередь благодаря тому, что для выработки электроэнергии потребуется меньше углеводородного топлива.

Можно представить, что скажут некоторые эксперты. Например, ведущий инженер компании Linear Technology Скотт Элдер, который профессионально занимается разработкой преобразователей напряжения для питания светодиодных ламп, скажет, что государство своё получит, а для потребителей обещанной экономии не будет, поскольку светодиодные лампы на деле не выдерживают те 30–50 тыс. часов работы, которые указывают их поставщики. Большинство ламп выходят из строя в течение года-двух, после чего нужно покупать новые лампы.

Проблема в том, что заявляемые 30–50 тыс. часов – это срок службы самого светодиода, но светодиодная лампочка включает десятки других электронных компонентов, которые размещены внутри колбы на крошечной печатной плате, работающей при повышенных температурах. Скотт Элдер собрал статистику по светодиодным лампам стоимостью от 10 до 45 долл. за штуку, но наши граждане в большинстве своём предпочтут модели стоимостью около 200 руб. (3–4 долл.), которые, можно предположить, выходят из строя гораздо чаще. И тогда может оказаться так, что «многомиллиардный народнохозяйственный эффект» дорого обойдётся российским потребителям.

Россия > Электроэнергетика. Экология > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355894


Россия > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 октября 2017 > № 2355868

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки - об энергосбережении и повышении энергетической эффективности.

Из стенограммы:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства.

Д.Медведев: Прежде чем перейти к повестке, хочу напомнить, что мы с вами договаривались завершить работу по отдельным государственным программам. В марте на заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию мы договорились о переводе государственных программ на принципы проектного управления.

Принятые документы закрепляют это решение, устанавливают новые правила формирования государственных программ. Эти документы я подписал. Действие таких федеральных целевых программ в названных сферах (образование, здравоохранение, жильё, транспорт, сельское хозяйство) досрочно прекращается с 1 января 2018 года, а незаконченные мероприятия погружаются в обновлённые государственные программы, которые должны быть внесены в Правительство до 15 ноября текущего года. Обращаю внимание всех ответственных министров: надо лично проконтролировать подготовку этих государственных программ и представить их в Правительство.

Теперь по повестке дня.

Мы начнём с энергоэффективности и энергосбережения. Тема для нас сверхактуальная.

Несмотря на то что наша страна занимает лидирующие позиции по производству угля, нефти, газа, по выработке электроэнергии, нам нужно много работать для того, чтобы свести к минимуму потери по дороге от производства к потребителю. Это сложная и важная деятельность. По показателям энергоэффективности мы уступаем значительной части наших зарубежных коллег, особенно по показателям энергоёмкости валового внутреннего продукта.

Потенциал для энергосбережения очень значительный. Он есть практически во всех секторах. В первую очередь, конечно, в самом ТЭК, но не только. Бюджетные организации, жилищно-коммунальное хозяйство, транспортные предприятия, промышленные предприятия в целом нельзя назвать эффективными потребителями энергии и тепла. Хотя на примерах отдельных предприятий мы видим, что такие результаты могут быть достигнуты в короткие сроки.

По оценке Минэнерго, энергозатраты на освещение и отопление в одном только бюджетном секторе можно снизить почти на треть. И только на освещении каждый год экономить десятки миллиардов рублей. Если говорить в целом, бюджетная сфера может быть лидером в плане энергоэффективности. А сейчас все эти неэффективные расходы, естественно, висят на бюджете, создают дополнительную нагрузку на бизнес, а в конечном счёте возникают в платёжках за жилищно-коммунальное хозяйство, за электричество, и наши граждане и успешные предприятия вынуждены оплачивать чью-то бесхозяйственность из собственного кармана.

За последний год были приняты дополнительные решения в этой сфере. Есть и определённые результаты, хотя не всё, что планировали, удалось сделать. Сегодня министры энергетики и экономического развития об этом подробнее доложат. И мы обсудим, какие дополнительные шаги нужно сделать, на что обратить внимание.

Во-первых, скорректировать систему государственного управления в области энергосбережения и повышения энергоэффективности, настроить механизмы господдержки, стимулирования частного бизнеса. Минэкономразвития должно подготовить детальный план действий и представить в Правительство.

Второе. Нужно создать больший эффект в рамках региональных и муниципальных программ энергоэффективности. Они, конечно, требуют денег, но это затраты, которые в конечном счёте вернутся существенной экономией. Поэтому нужно поработать тем же самым ведомствам с регионами и привлечь инвестиции в энергоэффективность.

Третье. Нужно поддержать российских производителей энергоэффективного оборудования, современных приборов учёта, энергосберегающих материалов, а для этого обновить номенклатуру товаров, которые закупаются для государственных и муниципальных нужд, установить для них жёсткие требования по энергоэффективности.

И наконец, последнее, но от этого не менее важное. Более разумно нужно относиться в целом к тому, каким образом используются энергоресурсы, в том числе и самим гражданам. Сегодня много технологий и оборудования, которые помогают сберегать энергию. Надо, чтобы об этих технологиях знали как можно больше, чтобы понимали, что это не отвлечённые разговоры о снижении энергоёмкости, а в конечном счёте уменьшение расходов на коммуналку, платы за электричество. И на это нужно обратить особое внимание.

Сегодня мы рассмотрим законопроект, который должен помочь бороться с хищениями денег через систему дистанционного банковского обслуживания. В последние годы такие мошеннические действия достаточно часто происходят. Усилились атаки на банковские счета клиентов, которые, конечно, осуществляются без их согласия. Незаконно списываются средства через интернет, через мобильную связь, через различные платёжные системы. С этим сталкиваются не только организации, но и клиенты банков. Создаётся механизм, который может предотвратить такие операции, которые совершаются без согласия клиентов.

Признаки незаконного перевода будут устанавливаться Банком России. Кредитные организации смогут эти признаки дополнять с учётом развивающейся практики. Тем более что сервисы, которые в настоящий момент существуют в этой сфере, – интернет-сервисы – с каждым годом становятся всё более продвинутыми, меняются. Поэтому эту практику нужно обязательно анализировать. В таком случае при первых же подозрениях можно будет приостановить сделку, транзакцию, а потом связаться с клиентом. В общем, такие правила предлагается принять.

Мы рассмотрим поправки в закон «Об уничтожении химического оружия», а также изменения в законодательство, которые направлены на борьбу с незаконным распространением оружия массового уничтожения. В данном случае речь идёт об информации о том, что то или иное лицо или организация причастны к распространению такого оружия. В этом случае вводятся специальные контрольные мероприятия. Эти операции могут быть приостановлены банком. Речь идёт, конечно, об организациях, которые попали в соответствующий перечень Росфинмониторинга.

И ещё несколько вопросов мы рассмотрим, в том числе имеющих научную ценность.

Давайте начнём с энергоэффективности, энергосбережения.

Сначала выступит Министр энергетики, потом Министр экономического развития, а потом попросим выступить губернатора Тюменской области Владимира Владимировича Якушева.

Пожалуйста, Александр Валентинович (обращаясь к А.Новаку).

А.Новак: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Развитие энергоэффективности и энергосбережения, безусловно, является важным условием развития всей российской экономики и конкурентоспособности в современном мире. Принято считать, что повышение энергоэффективности – это пятый вид топлива.

Указом Президента в 2008 году была поставлена цель снизить к 2020 году энергоёмкость валового внутреннего продукта на 40% от уровня 2007 года. Несмотря на то что темпы снижения энергоёмкости в последние годы у нас достаточно высокие, на уровне среднемировых (в этом году мы ожидаем 1,7% снижения), в целом за этот период (с 2008 года) у нас общее снижение составит всего 13%. Это ниже запланированных цифр. На это есть объективные причины, в том числе более низкие темпы роста ВВП за этот период, структурные изменения экономики, которые планировались, но ещё не достигли целей.

В целом можно сказать, что начало системной работы было положено этим указом. Был принят федеральный закон в 2009 году об энергосбережении и повышении энергоэффективности. За это время 78 региональных законов было принято субъектами Российской Федерации об энергоснабжении и создано 55 региональных центров энергоснабжения.

За прошедший период также была создана нормативно-правовая база, инфраструктура в области энергоэффективности, которая соответствует мировой практике. Она достаточно эффективно работает в последние годы. Об этом свидетельствует рейтинг государственного регулирования в области энергоэффективности Всемирного банка, в котором наша страна заняла 17-е место, вошла в группу лидеров.

Потенциалом повышения энергоэффективности обладают фактически все сектора российской экономики, особенно ЖКХ, бюджетный сектор, транспорт, промышленность, топливно-энергетический комплекс и многие другие.

Сегодня государственная политика в области энергоэффективности и энергосбережения реализуется по четырём направлениям.

Первое – формирование системы государственного управления энергосбережением, внедрение системы энергоменеджмента на уровне государства, которая, согласно международному опыту, позволяет дополнительно повысить энергоэффективность до 5%. Важнейшие элементы здесь: отраслевая ответственность, ключевые показатели энергоэффективности.

Вами, Дмитрий Анатольевич, давалось соответствующее поручение федеральным органам исполнительной власти о включении показателей и индикаторов в госпрограммы. Сейчас они уже присутствуют в большинстве государственных программ, хотя не все ещё до конца приняли.

Что касается топливно-энергетического комплекса, у нас включено семь отраслевых показателей энергоэффективности. Например, такие как удельный расход условного топлива на производство электрической энергии (за пять лет мы достигли снижения показателя на 9%); удельный расход электроэнергии на транспортировку нефти, на транспортировку газа; полезное использование попутного нефтяного газа. Здесь у нас есть положительная динамика.

Аналогичная работа ведётся и в других отраслях и крупнейших компаниях. Так, примерно две трети наших крупнейших компаний уже внедрили энергоменеджмент. Государственные и регулируемые компании в обязательном порядке реализуют специальные программы энергосбережения и повышения энергоэффективности в соответствии с федеральным законом. Данные программы регулярно рассматриваются на советах директоров. Мы видим эффект от реализации программ в виде экономии электрической энергии, тепла, внедрения современных технологий.

Дополнительно с международным опытом в области развития энергоменеджмента мы предлагаем также рассмотреть вопрос о директивном включении информации о достижении показателей энергоэффективности в публичную корпоративную отчётность крупнейших государственных компаний.

Также в целях повышения энергоэффективности и совершенствования работы в этом направлении две недели назад Правительством был поддержан и внесён в Государственную Думу проект федерального закона, предусматривающий переход на отраслевой принцип формирования требований к программам энергоэффективности. То есть каждое отраслевое ведомство будет формировать свои требования к программам энергосбережения государственных компаний в своей отрасли.

Также нами ведётся работа по включению показателей в государственные программы регионов. На сегодняшний день 63% региональных отраслевых государственных программ включают в себя показатели энергоэффективности. Этому предшествовала работа по обучению 34 тысяч государственных и муниципальных служащих.

Важным элементом системы управления является подготовка на федеральном уровне ежегодного государственного доклада, подкреплённого публичными рейтингами энергоэффективности предприятий и регионов. Это нам позволяет собирать лучшие практики, проводить бенчмаркинг.

В частности, можно отметить работу ряда регионов по внедрению светодиодов в бюджетном секторе. Например, во Владимире за три года заменили 44% уличного освещения на светодиодное, обеспечена экономия более 30% электропотребления. В Москве удалось увеличить освещённость города на 40% без увеличения потребления энергии. В Казани в результате реализации проекта модернизации отопления по итогам установки 1400 индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим регулированием суммарное снижение платежей населения за отопление составило 400 млн рублей в год, или 290 тыс. рублей на один подъезд.

В 60 регионах ведётся работа по подготовке стандартов открытости органов власти в рамках Открытого правительства, которая включает в себя также энергосбережение.

Кроме этого создана информационная система мониторинга бюджетного сектора, которая позволяет ставить задачи по увеличению количества зданий, достигших определённого класса энергоэффективности, в ходе капитального ремонта, адресно выявлять потенциал экономии. Такую практику планирования и контроля внедрили в Московской области. В целом в системе уже содержатся актуальные данные 80% общего количества государственных и муниципальных учреждений в стране.

Наша цель – сделать ежегодное предоставление информации в эту систему обязательным. Соответствующий законопроект внесён в Государственную Думу и проходит сейчас второе чтение.

Второе направление госполитики – внедрение технологического и экологического регулирования в вопросах энергосбережения. К этому направлению относится внедрение наилучших доступных технологий, энергоэффективных стандартов строительства, требований к оборудованию. Например, в ТЭК Минэнерго готовит сегодня проекты шести справочников НДТ, и две недели назад утверждён уже справочник НДТ по энергоэффективности.

Важным направлением здесь являются инновационные технологии, которые могут стать новым отраслевым стандартом. Например, цифровые подстанции, «умные» электрические сети. У нас есть положительные примеры. Например, в Калининградской области, где внедряются эти технологии, это позволило сократить потери энергии на 45%.

Также один из примеров техрегулирования – это применение светодиодов в сфере освещения. С этого года действует запрет на закупку неэнергоэффективных источников света для государственных и муниципальных учреждений. Введена обязанность регулируемых организаций довести долю светодиодного освещения до 75% к 2020 году. Утверждён свод правил, который делает обязательным использование светодиодных источников света при проектировании уличного освещения.

За последние несколько лет в бюджетном секторе доля светодиодов выросла фактически с нуля до 6 млн, и экономия в год составляет уже более 3 млрд. В целом, если говорить о размере и потенциале экономии, она может составить до 200 млрд рублей в год, поскольку у нас на освещение потребляется примерно 12% всего потребления электроэнергии. И около 40% от этого потребления может быть сэкономлено.

В международной практике сегодня часто вводят различные меры для вытеснения ламп накаливания. В настоящее время более 100 стран уже реализуют меры по запрету ламп накаливания. Мы считаем, что мы могли бы подумать о снижении разрешённого порога для ламп накаливания со 100 до 75 или 50 Вт в перспективе двух-трёх ближайших лет. При этом, конечно, обязательным условием должно быть введение сертификации и минимального гарантийного срока на товар. В целом наша промышленность готова заменить современными энергоэффективными лампами любое количество ламп, которые сегодня в продаже.

Третье направление политики – это формирование экономических стимулов для проектов в сфере энергоэффективности и обеспечение их финансирования. В международной практике здесь наиболее значимыми факторами являются цены на энергоресурсы, акцизы, инвестиционные надбавки, плата за выбросы. С учётом социально-экономических возможностей такая работа проводится и у нас. Например, штрафы по попутному нефтяному газу, новая модель рынка тепла, стимулирование вывода неэффективной генерации и её модернизация. У нас такие предложения есть и по новым проектам по модернизации.

С 2016 года разработан совместно с Министерством промышленности и торговли механизм налоговых льгот для энергоэффективного оборудования. Такой перечень утверждён постановлением Правительства и позволяет пользоваться льготами по налогу на имущество и ускоренной амортизации. Это и есть экономический стимул и экономическая окупаемость, которая может быть драйвером инвестиций.

Д.Медведев: Какие ещё есть основные предложения?

А.Новак: Хотел бы сказать о положительном опыте выделения субсидий, которые распределялись с 2011 по 2014 год (в размере 5 млрд) и позволяли софинансировать проекты в субъектах Российской Федерации и привлекать как внебюджетные средства, так и средства субъектов. На каждый рубль можно было от 10 до 20 рублей привлечь дополнительных инвестиций. Мы с Минэкономразвития предложили бы рассмотреть вопрос о возврате к такой системе стимулирования.

Четвёртое направление – популяризация энергосбережения. Мы горячо поддерживаем и предлагаем, чтобы наши регионы активно включились в эту работу.

В заключение хотел бы отметить, что за последние несколько лет была сделана большая работа и шаг вперёд. Тем не менее у нас, безусловно, есть значительный потенциал, предстоит многое сделать. Энергоэффективность и энергосбережение являются межотраслевой задачей, затрагивают все сферы деятельности.

Мы в целях усиления работы и повышения эффективности в этой области договорились с Минэкономразвития разработать и утвердить комплексный план по повышению эффективности экономии, затрагивающий все секторы экономики. Сейчас проект плана разработан и проходит процедуры согласования.

Кроме этого мы договорились, что учитывая, что государственная политика носит межотраслевой характер, показатель энергоэффективности и энергоёмкости экономики будет включён в государственную программу «Экономическое развитие и инновационная экономика», а также продолжить работу по включению во все государственные программы наших федеральных отраслевых министерств и закрепить за Министерством экономического развития подготовку ежегодного доклада о состоянии энергосбережения.

Прошу поддержать.

Д.Медведев: Пожалуйста, что есть дополнить, Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину)?

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Энергоэффективность – это потери не только с точки зрения экономического роста, это в том числе и бюджетные потери, потому что нефтегазовая отрасль является бюджетообразующей в нашей стране и нерациональное использование ресурсов означает меньший экспорт и меньшее поступление доходов в бюджет.

Ещё один важный момент: в 2016 году у Российской Федерации появились обязательства по линии Парижского соглашения, и снижение выбросов парниковых газов практически полностью может быть обеспечено как раз за счёт повышения энергоэффективности. Но есть объективные причины, по которым установленный пять лет назад показатель не был достигнут, идёт с нарушением графика.

Главное здесь, что вне зоны действия госпрограмм до сих пор остаются наиболее энергоёмкие сферы экономики: бюджетная сфера, промышленность, транспорт. Идёт последовательное сужение госпрограммы. С 2014 года из неё выпали все сектора, кроме ТЭК. Снизилось финансирование программы: с 2016 года снижение в три раза. В результате эффект от реализации программы составлял в среднем 0,7% в год, что, к сожалению, мало.

Мы проанализировали имеющиеся проблемы, и на самом деле есть значительный потенциал для исправления ситуации.

Какие ключевые моменты?

Первое – это внедрение современных технологий и модернизация оборудования в сфере производства, передачи и использования энергоресурсов. Ресурсом для таких инвестиций, по нашему мнению, может стать новая инвестиционная программа в электроэнергетике, так называемая ДПМ-2, дальнейшие шаги по реформе рынка тепла и внедрение бенчмаркинга типовых затрат у естественных монополий. Каждое из этих направлений способно дать серьёзный результат.

Сосредоточение усилий на секторах экономики, регулирование которых осуществляется государством и где может быть достигнут максимальный эффект от реализации мероприятий, может снизить энергоёмкость больше чем на 20% от текущего уровня.

В развитие этих возможностей был разработан план по повышению энергоэффективности. Мы готовы его в Правительстве доработать вместе с Минэнерго и до конца текущего года представить. Он предполагает установление дополнительного показателя снижения энергоёмкости экономики за счёт технологического фактора по отраслям.

Отмечу основные направления реализации плана.

Первое – это работа по снижению потребления энергии в бюджетной сфере, госкомпаниях, ЖКХ, в том числе за счёт использования механизма бенчмаркинга.

Второе – необходимо снижение потерь при передаче энергии, в том числе за счёт введения нормативного уровня потерь.

И третье – повышение эффективности при производстве энергии за счёт использования наилучших доступных технологий.

Коротко остановлюсь на организационных мероприятиях, которые необходимы для обеспечения реализации плана.

Прежде всего должна быть проведена ревизия полномочий госорганов и учреждений в сфере энергоэффективности. Задача – исключить дублирование и конфликт интересов.

Будет проведена актуализация региональной повестки в области энергоэффективности, в частности налажено горизонтальное взаимодействие и тиражирование лучших практик.

Продолжится работа по совершенствованию информационного обеспечения и сопровождения.

Реализация такого комплексного плана позволит России не просто выйти на заданные показатели энергоэффективности, а, как я говорил, в целом окажет положительное влияние и на экономику страны, и на бюджет, в частности. Мы должны будем увидеть рост конкурентоспособности за счёт снижения себестоимости продукции, технологическое обновление в проблемных секторах, в том числе в жилищно-коммунальном хозяйстве. Достигнем заданных целей по Парижскому соглашению. И конечно, высвобождающиеся энергоресурсы будут способствовать дополнительному экономическому росту.

Мы вместе с Минэнерго готовы взять ответственность за реализацию такого плана и для этого предлагаем сделать следующие вещи: включить показатели энергоэффективности экономики и соответствующую подпрограмму Минэнерго в госпрограмму «Экономическое развитие и инновационная экономика» Минэкономразвития; закрепить за Минэкономразвития функции по подготовке ежегодного доклада о состоянии энергосбережения; рассмотреть вопрос о возобновлении финансирования мероприятий по повышению энергетической эффективности.

Д.Медведев: Пожалуйста, Владимир Владимирович Якушев.

В.Якушев: Добрый день! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В Тюменской области в рамках реализации закона от 23 ноября 2009 года мы достаточно системно двигались. Соответствующие показатели энергоэффективности предусмотрены во всех наших региональных государственных программах. Буквально несколько цифр, чего нам удалось добиться с того момента, как закон начал работать.

В рамках реализации закона была разработана региональная программа энергосбережения, и энергоёмкость валового регионального продукта сегодня снижена у нас уже на 46% с 2010 года. При этом обеспечено повышение энергетической эффективности по всей энергетической цепочке – где-то больше, где-то меньше, тем не менее это и выработка, и передача, и потребление.

Удельный расход топлива на выработку электрической энергии для энергостанций снизился на 3%, это было связано с тем, что произошла модернизация двух ТЭЦ. С 2009 года в Тюменской области, учитывая, что у нас достаточно высокая доля газификации, доля жилых домов и квартир, которые работают на природном газе, увеличилась до 92%. За последние пять лет потери в электрических распорядительных сетях снизились с 15 до 11,3%, причём нужно сказать, что сети «Тюменьэнерго» являются сегодня самыми эффективными, потери у них составляют 2,54% – это самый низкий показатель в Российской Федерации.

Самый тяжёлый вопрос. За последние пять лет, несмотря на все наши усилия, мы получили снижение в тепловых сетях на 2,2%, в сетях водоснабжения – на 2,8, но это, естественно, недостаточно, потому что это очень финансово ёмкие мероприятия. Сейчас мы решаем эти вопросы в рамках концессии. 16 концессий на территории нашего субъекта уже заключено в разных муниципальных образованиях. Поэтому изыскиваем ресурсы и в этом направлении тоже видим достаточно большой ресурс.

Снижается удельное потребление коммунальных ресурсов. Нужно сказать, что инструменты, которые были заложены в законе от 2009 года, позволили отработать в бюджетном секторе. Эти расходы у нас снизились на четверть за счёт внедрения государственной информационной системы энергосбережения и подключения к ней всех участников бюджетного процесса.

Отмечу, что по итогам 2016 года все государственные и муниципальные учреждения, а также органы местного самоуправления в Тюменской области заполнили энергодекларации. Считаем, что к этому инструменту отношение, конечно, разное, тем не менее это всех мобилизовало. Могу честно сказать, что если бы не эти инструменты, то, наверное, мы бы так серьёзно не относились к экономии в бюджетной сфере коммунальных ресурсов.

В жилищном секторе у нас произошло снижение потребления до 20% по воде и до 40% – по электроэнергии.

Таким образом, нужно сказать о том, что закон сегодня реально работает и инструменты, которые заложены, дают свой эффект.

Что бы хотелось сказать в качестве предложений.

Во-первых, поддержать предложения министра по выделению субсидий. Могу подтвердить, что это действительно дало хороший эффект по привлечению внебюджетных источников в систему и позволило провести большое количество энергосберегающих мероприятий.

И второй момент, на который я тоже хотел обратить внимание. У нас сегодня реализуется огромная программа капитального ремонта. Мне кажется, учитывая, что это всё-таки огромный ресурс, мы должны при реализации этой программы получить достаточно серьёзный эффект в модернизации нашего жилищного фонда, но и на вопросы, связанные с энергосбережением, мы должны обратить самое пристальное внимание. Поэтому когда в Минэкономразвития будут определённые предложения формироваться, мы готовы со стороны Тюменской области тоже такие предложения подготовить. Мне кажется, что требования по энергосбережению при проведении капитального ремонта должны быть нормативно закреплены на уровне Российской Федерации.

Д.Медведев: Собственно, такая картинка в настоящий момент складывается.

Тема очень важная. Я напомню, что мы ею с вами занимаемся начиная с 2009 года, когда ещё по моему предложению был подготовлен известный законопроект. Определённых успехов мы в этой сфере добились, но они пока не столь существенные, имея в виду масштабы экономики и энергопотребления нашей страны.

Целый ряд предложений прозвучал. Давайте обсудим.

Россия > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 октября 2017 > № 2355868


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355583

Internet of Energy: как распределенная энергетика повлияет на безопасность, цены на электричество и экологию

Алексей Хохлов, Федор Веселов

Распределенная генерация не только ограничивает рост цен на электроэнергию, но и повышает энергетическую безопасность , снижая риски тотальных блэкаутов и позволяя быстро восстанавливать энергоснабжение потребителей после природных катаклизмов, катастроф или кибератак

В последнее время в прессе часто возникают сюжеты, в которых обсуждается майнинг криптовалюты в качестве нового и пока еще весьма экзотического способа загрузки избыточных мощностей российских электростанций. Причина проста — плата за электроэнергию в этом процессе составляют существенную долю затрат, а у нас довольно большое число электростанций сейчас остается незагруженными. В целом по стране профицит мощностей оценивается в 20-30 ГВт, что стало результатом излишне оптимистичных прогнозов роста спроса на электроэнергию и последовавшего сооружения новых энергоблоков. В Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, одобренной Правительством в самом начале 2008 года, закладывался среднегодовой темп роста спроса на электроэнергию от 4,3% в базовом варианте до 5,6% в максимальном варианте прогноза. Фактически за этот период спрос рос гораздо медленнее — в среднем менее 1% в год. При этом за период с 2007 по 2014 годы было построено чуть более 30 ГВт новых мощностей.

Казалось бы, вопрос о сооружении новых электростанций еще долгое время будет оставаться неактуальным — ведь бурное строительство новых блоков в последние 10 лет должно было создать достаточный резерв на многие годы вперед. Однако, к сожалению, нельзя решить проблему обеспечения электроэнергией раз и навсегда — оборудование изнашивается и в какой-то момент требует замены, а спрос, несмотря на все меры повышения энергоэффективности, все-таки имеет тенденцию к росту. Если оценивать темпы роста спроса гораздо более осторожно, чтобы избежать повторения ситуации десятилетней давности и учесть текущую экономическую ситуацию в стране и в мире, все равно виден хоть и очень умеренный, но все-таки рост электропотребления — согласно анализу Института Энергетических Исследований (ИНЭИ) РАН в период с 2016 по 2035 годы он составит в среднем 0,9-1,2% в год. А это означает, что существующий профицит генерирующих мощностей может быть исчерпан на горизонте 2023 — 2027 гг. Это, прежде всего, обусловлено возрастной структурой и состоянием эксплуатируемого генерирующего оборудования, а также динамикой рынка мощности и реакцией на нее генерирующих компаний.

Большинство действующих мощностей российских тепловых электростанций были введены достаточно давно. Средний возраст турбинного оборудования в последние годы оставался стабильным — около 32 лет в среднем по тепловым электростанциям (ТЭС) — во многом благодаря резкому увеличению инвестиционной активности и интенсивным вводам мощности на ТЭС за счет реализации договоров о предоставлении мощности (ДПМ). При этом после завершения проектов ДПМ в ближайшие 2-3 года и без обновления действующих мощностей, средний возраст оборудования снова начнет последовательно расти и к 2025 году перешагнет 40 лет, а для угольных электростанций приблизится к 45 годам. Это значит, что при загрузке оборудования в 60-70% каждый киловатт мощности «в среднем» наработает уже 200-250 тысяч часов, то есть, как минимум, достигнет паркового ресурса эксплуатации. Однако для значительной части мощностей, введенных в 60-80 годах XX века, наработка достигнет 350-400 часов, то есть приблизится к предельному индивидуальному эксплуатационному ресурсу. Кроме естественного уменьшения надежности такого оборудования, очевиден и моральный износ — эти электростанции сооружались в соответствии с требованиями к энергетической и экологической эффективности полувековой давности и требуют достаточно высоких затрат на поддержание нормальной эксплуатации.

По оценкам экспертов по итогам завершенного в сентябре конкурентного отбора мощности (КОМ), цена на 2021 год не покрывает затраты на мощность для около 25 ГВт тепловых электростанций. Генерирующие компании отвечают предложениями по выводу старых / убыточных мощностей из эксплуатации — так, согласно заявлению Председателя Наблюдательного совета Ассоциации «Совет производителей энергии» Александры Паниной, объем выводов мощности, заявленных участниками в КОМ 2021, составил порядка 4,4 ГВт. Учитывая данную тенденцию и темпы естественного старения и выбытия оборудования, даже в случае реализации всех заявленных в настоящий момент планов по сооружению в России новых атомных станций, гидроэлектростанций и крупных объектов солнечной / ветровой генерации (конкурсный отбор проектов общей мощностью 5,5 ГВт до 2024 года), дефицит мощностей в централизованной системе электроснабжения РФ на горизонте 2030 году составит около 55 ГВт, а к 2035 году вырастет до 65 ГВт. Так что делать новые инвестиции все равно придется, вопрос — какие именно?

Может показаться, что речь идет о каких-то очень отдаленных временах — но нужно помнить, что сроки реализации проектов подобного масштаба в данной отрасли довольно длинные, а принятые решения определят облик электроэнергетики на долгие годы, поскольку построенные электростанции будут эксплуатироваться десятилетиями. Поэтому всерьез задуматься о доступных вариантах развития электроэнергетики страны нужно уже сегодня, не дожидаясь наступления очередного «креста Чубайса» и реагирования на него в авральном режиме.

Варианты развития электроэнергетики

Базовый вариант развития отрасли описан в утвержденной Правительством страны в июне текущего года Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года. По сути, в рамках данного варианта предполагается продолжение последовательного развития энергосистемы России в текущей парадигме — структура энергобаланса в течение следующих 20 лет остается практически неизменной, а возникающий дефицит мощностей традиционно закрывается проектами модернизации действующих электростанций или их заменой новыми крупными блоками.

Раз уж эти инвестиции неизбежны и будут во многом определять технологический уровень развития страны, целесообразно рассмотреть и альтернативные варианты. В последнее десятилетие в целом ряде стран активно развивается децентрализованная модель энергетики с акцентом на развитие распределенных энергетических ресурсов. Их ключевым элементом выступает распределенная генерация, как на основе ВИЭ (солнце, ветер), так и с использованием традиционных видов топлива (газопоршневые и газотурбинные установки, микротурбины, малые когенерационные установки и др.). Основной отличительной чертой такой генерации является ее локальность — т.е. расположение непосредственно у потребителя, либо рядом с ним, а также подключение к распределительной сети, либо прямая поставка электроэнергии потребителю. Диапазон мощностей таких источников различается в 1000 раз: от киловаттных установок до электростанций небольшой мощности (как правило, не превышающей 10-60 МВт). По оценке консалтинговой компании Navigant Research, в 2018 году в мире ожидается ввод большего объема распределенной генерирующей мощности, чем централизованной генерации — а к 2026 году разрыв между новыми вводами этих видов генерации может стать уже трехкратным! Согласно компании BCC Research, размер глобального рынка технологий распределенной генерации в 2015 году составил $65,8 млрд и ожидается, что в период с 2016 по 2021 году он вырастет с $69,7 до 109,5 млрд при впечатляющем среднегодовом темпе роста в 9,5%.

Однако распределенная энергетика не ограничивается только генерацией — в ее состав также входят системы распределенного хранения электроэнергии (DESS), программы ценозависимого снижения потребления (Demand Response), мероприятия по повышению энергоэффективности потребителей, микрогриды и электромобили. При этом, например, в США в настоящий момент большую часть установленной мощности распределенных энергоресурсов составляет не генерация, а ценозависимое снижение потребления и мероприятия по повышению энергоэффективности. Только программы различных энергокомпаний по стимулированию снижения потребления электроэнергии в часы наибольшего спроса способны сократить пиковое потребление (а, соответственно, и необходимость в строительстве дополнительных блоков и сетевой инфраструктуры) на 5-6% — что в масштабах США измеряется в несколько десятков гигаватт. Например, компания ConEdison смогла избежать инвестиций более одного миллиарда долларов, требующихся для расширения сетевой инфраструктуры в нескольких районах Нью-Йорка, путем запуска масштабной программы по снижению нагрузки на 52 МВт в пиковые часы, затратив на ее реализацию $200 млн. Программа состоит из большого количества разнообразных мер, отобранных через аукцион — от банальных замен лампочек на более эффективные до установки у потребителей и агрегированного управления накопителями электроэнергии.

В России запуск программ ценозависимого управления спросом начался для крупных потребителей, но пока в них участвует только одна компания — РУСАЛ. При этом по оценкам Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО потенциал программ управления спросом в России в случае их более массового распространения составляет 6-10 ГВт для первой ценовой зоны и 2-3 ГВт для второй ценовой зоны. В совокупности это очень значительный объем, для покрытия которого в менее плотном графике нагрузки потребуется более 30 типовых парогазовых энергоблоков мощностью 400 МВт. Весьма велик и потенциал «обычного» энергосбережения — замена энергопотребляющего оборудования более эффективным, сокращение потерь электроэнергии при передаче и потреблении. В 2010 году Правительством Российской Федерации потенциал повышения энергетической эффективности в конечном потреблении электроэнергии оценивался в 30% от конечного потребления электроэнергии. И даже если этот потенциал завышен, а часть реалистичного потенциала уже реализована, то все равно остается значительный ресурс сокращения потребления электроэнергии.

Преимущества распределенной энергетики довольно разносторонние — их анализ, в частности, был приведен в экспертно-аналитическом докладе фонда «Центр стратегических разработок» по теме «Цифровой переход в электроэнергетике России». Потребители нередко выбирают ее, как более предпочтительный по совокупности показателей надежности, качества и стоимости способ энергоснабжения по сравнению с поставками из распределительной сети (но обычно сохраняя последний в качестве «запасного» варианта). Самостоятельно инвестируя в распределенную энергетику, потребители, очевидно, снижают затраты на развитие сетевого комплекса и крупной генерации, снижают риски омертвления инвестиций за счет более гибкой инвестиционной модели реагирования на изменение динамики и размещения спроса, так как новые мощности добавляются более мелкими приращениями. Эти эффекты дополнительно усиливаются при сдерживании роста потребности в мощности комплексом мер по управлению спросом и децентрализованным энергообменом на основе распределенных источников энергии, что также позволяет отказаться или отложить проекты по сооружению новых мощностей и/или сетевой инфраструктуры большой энергетики.

Интернет энергии

Распределенная энергетика сопоставима по своей энергоэффективности (к.п.д) с крупными электростанциями, но из-за близости к потребителю характеризуется более низким уровнем сетевых потерь при распределении электроэнергии. Она также может обеспечить выполнение более высоких требований потребителей по доступности и качеству энергии, надежности энергоснабжения. Распределенность источников энергоснабжения также является важным фактором повышения энергетической безопасности, поскольку снижает риски тотальных блэкаутов и позволяет более быстро восстанавливать энергоснабжение потребителей после, например, природных катаклизмов, катастроф или кибератак. В этом смысле развитие распределенных источников энергоснабжения, как нового формата энергетической инфраструктуры, можно сравнить с развитием информационной инфраструктуры на основе систем распределенного хранения и обработки данных, превратившейся в итоге во Всемирную паутину. Все чаще новый подход к организации энергетических систем называют Интернетом энергии (Internet of Energy).

При сочетании распределенной энергетики с современными средствами управления активами, интеллектуализацией сетевой инфраструктуры, развитием потребительских сервисов может привести к значительным экономическим эффектам, в т.ч. приводящим к ограничению роста цен на электрическую энергию в долгосрочной перспективе. Помимо энергетических эффектов, развитие производственных мощностей и компетенций в области распределенной энергетики стимулирует развитие технологий управления, оборудования и сервиса, обеспечивающих их максимально эффективное использование в контуре энергосистемы и энергетического рынка, создает технологическую основу для массового появления ключевых элементов интеллектуальной энергетики — активных потребителей, а также создает возможности для выхода на масштабный глобальный рынок.

Поскольку значительную долю новых локальных мощностей в мире составляет микрогенерация на основе возобновляемых источников энергии (прежде всего это кровельные солнечные панели, все чаще — в комбинации с накопителями), либо более экологически эффективные мини-когенерационные установки, распределенная энергетика также является важным механизмом для сокращения выбросов парниковых газов и достижения мировых целей по борьбе с изменением климата. Потенциал этого механизма также может стать заметной частью усилий России в раках глобальной экологической кооперации, в том числе в рамках Парижских соглашений.

Безусловно, Россия имеет очень специфические особенности как территориального и климатического характера, так и исторически сложившейся структуры электроэнергетики. И прямое бездумное копирование зарубежных подходов может стать губительным для надежной и слаженной работы единой энергосистемы страны, создававшейся десятилетиями. Погоня за наращиванием доли распределенной энергетики в энергобалансе без четкого понимания преследуемых целей и получаемых эффектов может привести к нарушению нормальных режимов функционирования оборудования и сетей, переносу бремени по финансированию существующей централизованной инфраструктуры на более узкий состав потребителей и росту удельной стоимости киловатт часа для каждого из нас. Но и полное игнорирование этого глобального тренда чревато не только еще одним шагом в сторону технологического отставания, но и очередным раундом значительных вложений в модернизацию существующих и сооружение новых крупных энергоблоков — с риском повторного омертвления инвестиций и возложения избыточного финансового бремени на потребителей.

В результате как перед обществом в целом, так и перед более узким экспертным кругом встает очень интересная и актуальная, с точки зрения времени, задача — попробовать найти для российской электроэнергетики новый, комбинированный по своей структуре, сценарий развития, сочетающий традиционную централизованную модель с развитием распределенных энергоресурсов и, с одной стороны, учитывающий специфику страны, а с другой — позволяющий нам успешно интегрироваться и извлечь выгоды из общемировых тенденций для потребителей и экономики страны в целом, создав еще один центр спроса на инновации в электроэнергетике. Сценарий загрузки избыточной мощности майнингом криптовалюты, безусловно, интересен своей новизной, но, очевидно, такой прорыв обеспечить не сможет.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355583


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский

Встреча с главой компании «Россети» Павлом Ливинским.

Президент провёл рабочую встречу с генеральным директором, председателем правления публичного акционерного общества «Российские сети» Павлом Ливинским.

Обсуждалась текущая деятельность компании, готовность сетевого комплекса страны к осенне-зимнему периоду.

* * *

В.Путин: Павел Анатольевич, Вы уже месяц как работаете. Надеюсь, успели войти в курс дела. Компания большая, если не сказать огромная.

Дочерние компании «Россетей» передают 80 процентов электроэнергии, вырабатываемой в Российской Федерации.

В целом финансовое состояние удовлетворительное, я считаю. Сколько у вас чистая прибыль, 98 миллиардов?

П.Ливинский: Да, Владимир Владимирович, плановая прибыль на 2017 год 98 миллиардов ожидается.

В.Путин: Сколько вы должны истратить на, скажем, текущий ремонт, на развитие?

П.Ливинский: Владимир Владимирович, при почти 900 миллиардах плановой выручки компании у нас инвестиционная программа почти 251 миллиард рублей. Конечно же, это колоссальные цифры в размере даже национальной экономики.

Ремонтные программы – почти 60 миллиардов рублей. Соответственно суммарно – это те мероприятия, которые реализуются в рамках того, чтобы сетевой комплекс работал надёжно.

В.Путин: Как Вы оцениваете эти финансовые возможности? Как Вы предполагаете строить экономику компании?

По специфике компании мы поговорим. Что касается подготовки к зиме и так далее – это отдельно мне расскажете.

П.Ливинский: Владимир Владимирович, безусловно, первый приоритет, который для себя вижу, – это правильная тарифная политика. Мы, компания «Россети», осознаём, что мы – социально ориентированная компания и, безусловно, живём за счёт тарифа, который оплачивают потребители.

Поэтому тариф должен быть, с одной стороны, справедливым, с другой стороны – предсказуемым. Планируем все свои финансы в реалиях того, что индекс инфляции – минус 0,1 процента, для того чтобы стимулировать внутреннее инновационное развитие.

Поэтому основной приоритет – это, безусловно, снижение издержек внутри компании, и нам есть куда стремиться.

В целом, если сравнивать, у нас энергоёмкость экономики в полтора раза выше, например, по сравнению с европейскими странами. Безусловно, это хороший потенциал.

В части затрат, в части капиталоёмкости, в части обеспеченности персонала тоже, я считаю, разобравшись в предмете, есть ресурсы для оптимизации.

Поэтому основной упор – на инновационное развитие с целью снижения издержек. Это включает в себя и построение интеллектуальных сетей, цифровой подстанции, затраты на обслуживание – вполовину меньше, нежели обычные подстанции.

Это, безусловно, и мероприятия, которые имеют сопутствующий эффект, которые прямо влияют на экономку: уменьшение потерь и борьба с неплатежами. Чем меньше у нас неплатежей, тем меньше мы заимствуем. А кредитный портфель, его обслуживание – это тоже одно из бремен, которые мы планируем сокращать.

Все эти мероприятия в комплексе, считаю, дадут улучшение финансово-экономического состояния.

В.Путин: А теперь зима.

П.Ливинский: По подготовке к зиме. Владимир Владимирович, считаю основной своей текущей задачей на сегодня устойчивое прохождение осенне-зимнего периода.

В целом сетевой комплекс к этой задаче готов, в половине наших дочерних компаний получены уже паспорта готовности. В отдельных регионах уже начался осенне-зимний период, в других предстоит ему наступить.

На текущий момент организована работа штабов во всех субъектах присутствия нашей компании, проведена проверка аттестации, готовности персонала, подготовка аварийных запасов, резервных источников.

Всего 50 тысяч человек находятся на оперативном дежурстве для ликвидации возможных последствий аварийных ситуаций, это более 10 тысяч бригад.

Проверены и готовы к работе почти пять тысяч резервных источников общей мощностью 400 мегаватт. Серьёзная величина. Сетевой комплекс к работе в осенне-зимний период готов.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский


Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс

Островецкая АЭС — это экономическая «бомба»

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс ответил на вопросы главного редактора Charter97.org Натальи Радиной.

Наталья Радина, Хартыя'97, Белоруссия

«Хартыя'97»: Господин министр, уже третий год Литва живет с евро. При этом часть постсоциалистических стран не перешла на общую европейскую валюту. Польша категорически не хочет это делать. Переход на евро был решением политическим и коснулся каждого жителя Литвы. Как вы оцениваете введение в Литве евро и как это отразилось на экономическом развитии страны?

Линас Линкявичюс: Если коротко, то у каждой страны своя ситуация. Во-первых, практически все партии Литвы согласились, что вхождение в зону евро также является нашим политическим выбором, и мы это воспринимаем как составную часть европейской интеграции. Во-вторых, это не только политическое решение, но и фискальное, поскольку наша валюта долгое время была привязана к евро. Так что мы де-факто были в зоне евро, но де-юре не могли участвовать ни в каких других механизмах как член Еврогруппы.

Конечно, откровенно говоря, если посмотреть социологические исследования, всегда есть настороженность и недоверие, когда меняется валюта. Это было и в Эстонии, и в Латвии, и у нас. Но в общем люди поддержали введение евро, поскольку они заметили, что стало меньше бюрократических препон. Легче и удобнее стало ездить в страны Евросоюза, для бизнеса это также более комфортно. По сути, на разных валютах зарабатывали только банки, поскольку обмен валют для них был еще одним источником прибыли. Но в остальном все заметили, что это более практично, тем более, повторюсь, мы уже де-факто были в еврозоне. Хотя, конечно, у тех, кто имеет самостоятельную монетарную политику, могут быть какие-то другие аргументы.

Да, был кризис в зоне евро, но вместе с сильными экономиками ЕС выйти из кризиса намного легче, чем поодиночке. Так что, исходя из всего этого, больше аргументов все-таки «за», чем «против». Скептические настроения людей со временем растворились.

— Международные военные эксперты считают, что последние российские военные учения были направлены против всей региональной безопасности, но в первую очередь против Литвы. Литва фактически была взята «в клещи»: проходили учения в Калининграде, где размещены ракеты «Искандер», в Белоруссии — «Запад-2017», учения Балтфлота России с участием крупнейших российских ракетоносцев. Какую цель преследовала Россия? Эта была подготовка к захвату Литвы?

— Я бы не сказал, что напрямую шла подготовка к захвату Литвы. Мы все время говорим, что проводить учения можно, тем более, если это предсказуемо (учения «Запад» проходят каждые 4 года). Последний раз они были в 2013 году, но с тех пор Россия начала две войны и аннексировала Крым. Поэтому все мероприятия, где задействованы российские военнослужащие, заслуживают большего внимания.

Чем были эти учения? Это было демонстрацией силы. Это была не только, скажем, проверка способности взаимодействия вооруженных сил России и Белоруссии. Поскольку Россия в последнее время применяет военную силу во внешней политике, то, конечно, эти учения заслуживают особого внимания.

Практика показала, что учения «Запад-2017» носили не оборонительный, а наступательный характер. Тем более, если говорить про численность военнослужащих. Официально было объявлено, что их было 12700, это как раз специально, чтобы было меньше 13000 и было меньше требований по наблюдению по Венскому документу. Но мы знаем, что число участвовавших в учениях военнослужащих точно не известно, надо еще сопоставить все, но в любом случае заявленное число — далеко-далеко от правды. Тем более, что территорией учений была не только Россия и Беларусь, учения проходили от Кольского полуострова до границы с Украиной.

Так что надо иметь ввиду и численность военнослужащих, и задействованные полигоны. Если по Белоруссии можно говорить, что эти полигоны были определены правильно, как и было заявлено до учений, то в Калининградской области мы знаем, что их было больше, чем было объявлено. К тому же прозрачность учений, как обещалась, не соблюдалась.

— Сейчас уже МИД Украины заявляет, что часть российских военных осталась в Белоруссии. Чем это может угрожать Литве?

— Это угрожает и Белоруссии. Мы говорили, еще до учений и мы надеемся, что те военнослужащие, которые в больших количествах были завезены в Белоруссию, там очень большое количество… Но МИД России официально объявил, что они все будут вывезены до конца сентября. Надо проверять. Если украинская сторона говорит об этом, наверное, есть какие-то факты. Мы не знаем точно, но все возможно. Если будет накопление большей военной силы Российской Федерации рядом с нашей границей, то это, конечно, угроза. Доверия это не добавит, добавит напряженности. Я надеюсь, что войска все же будут выведены.

— В последнее время Литва играет заметную роль в формировании политики Балто-Черноморского региона. Была информация, что Литва лоббирует «План Маршалла» для Украины, Литва занимает сегодня принципиальную и последовательную позицию в отношении белорусского режима. Возможно ли в ближайшее время какие-то экономические проекты по оси Север-Юг с участием Литвы, Белоруссии и Украины? Или же вы будете участвовать в создании транспортного коридора вдоль восточной границы ЕС, минуя Белоруссию и Украину?

— Насчет транспортного коридора, наверное, рано обсуждать что-то конкретно, а насчет активности в регионе, о которой вы говорите, мы пытаемся использовать те рычаги, которые есть.

Возьмем страны, которые являются членами программы «Восточного партнерства». Мы очень хотим, чтобы был воплощен в жизнь принцип дифференциации, поскольку все эти страны очень разные, тем более в пяти из шести стран проходит замороженные или активные конфликты. Кстати, исключение тут Белоруссия, но у вас внутренняя ситуация, как мы знаем, тоже является очень непростой.

Мы, конечно, будем пытаться более активно действовать в этом направлении, не быть только наблюдателями. Например, на Украине проходят военные действия, имеет место российская агрессия. Мы понимаем, что недостаточно поддерживать Украину только в плане безопасности, но надо поддержать страну и в экономике. Украине необходима экономическая помощь, включая финансовые механизмы Европейского банка реконструкции и развития, Европейского Инвестиционного Банка, Международного Валютного Фонда. Использование этих средств, конечно, должно контролироваться, поскольку мы знаем, что есть проблемы с коррупцией и бюрократией.

Поэтому в этом плане пока выбрана Украина, я не могу сказать что-то конкретное про другие страны, но двери открыты, и они тоже должны про это думать. Насколько это возможно, насколько эти страны готовы к этому? Навязываться мы, конечно, не собираемся, но если страны готовы, мы могли бы рассматривать разные варианты.

— Диктатура в Белоруссии мешает развитию такого сотрудничества?

— Действительно, есть разные нюансы. Белоруссия постоянно балансирует между Российской Федерацией и Евросоюзом. Но это не может происходить до бесконечности, как-то все это должно завершиться. Конечно, мы не будем делать реформы за страну. Тут уже дело за самими белорусами.

— А как вы можете прокомментировать ситуацию со строительством Островецкой АЭС? Может быть, у вас есть какая-то новая информация?

— К сожалению, у меня нет новой информации. Все двигается по старому руслу. Мы повторяем свои аргументы, пытаемся избегать каких-то эмоций, приводим конкретные факты и требования и постоянно поднимаем этот вопрос на международной арене, в частности в Еврокомиссии и в соседних государствах. Есть определенные результаты.

Я убежден, что чем дольше это все продолжается, тем яснее, что этот проект никоим образом не обоснован экономически. Это может быть каким-то политическим проектом определенных государств, иметь какую-то иную ценность.

Тут надо, кстати, обращать внимание не только на вопросы безопасности, поскольку у нас, конечно, «голова болит», но, я думаю, у белорусов тоже должна. Это также экономическая «бомба», поскольку кредиты, которые даются на строительство, надо будет возвращать. А если в будущем не будет самоокупаемости, то долги вырастут еще больше, зависимость Белоруссии от России возрастет. Тут, объективно говоря, мы мало на что можем повлиять. Мы можем только давать свою оценку, говорить об этом на международной арене, что и собираемся делать в будущем, и требовать, чтобы все-таки были соблюдены стандарты и принципы безопасности таких объектов как атомная станция.

— Литва и Польша отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Это делает существование БелАЭС не только бессмысленным, но и опасным. На что рассчитывают белорусские власти?

— Это как раз и есть тот фактор, о котором я говорил, что самоокупаемость под большим вопросом. Я не могу знать на что рассчитывают белорусские власти. Надо спросить у самих властей. Но я думаю, не только они рассчитывают, но и Российская Федерация рассчитывает. Уверен, что это геополитический проект России на территории Белоруссии, поэтому и цели другие, не экономические. Скажем, остановить нашу синхронизацию с западными электросетями. Могут быть и такие цели тоже.

— Сейчас цивилизованный мир понял, насколько опасна информационная война, которую ведет Россия. Это часть гибридной войны.

— Еще не понял, но начинает понимать.

— Во всяком случае, активно обсуждается необходимость противодействия информационной войне Путина. Что Литва делает в этом направлении?

— Литва активно поднимает этот вопрос. Создан стратегический проект, группа стратегических коммуникаций в службе внешнеполитических связей Евросоюза — это тоже наша инициатива. Так что мы делаем все возможное, исходя из своего опыта и наблюдений. И мы видим, что действительно сдвиг в этом плане есть, но он еще недостаточен.

Есть понимание, что нужно говорить об уязвимости Восточной Европы, но я уверен, что Западная Европа в этом плане не менее уязвима. Проблема Восточной Европы является и проблемой Западной Европы, всей Европы в целом.

Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Киргизия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325011

Киргизия: Где мечты о ГЭС пересекаются с копеечными акциями

Нуржамал Джанибекова, EurasiaNet, США

Киргизия, стремящаяся найти инвестора для строительства гигантской сети гидроэлектростанций, опять осталась ни с чем. Представители малоизвестной чешской компании, которая два месяца назад неожиданно стала победителем в тендере на строительство и ввод в эксплуатацию Верхне-Нарынского каскада ГЭС и ряда малых гидроэлектростанций, 18 сентября признали, что у них нет денег на осуществление данного проекта.

В июле правительство Киргизии объявило, что компания Liglass Trading выиграла права на многомиллионный проект по строительству и эксплуатации Акбулунской ГЭС и Нарынской ГЭС-1 Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций, а также реализации проекта «Строительство малых гидроэлектростанций в Киргизской Республике».

За объявлением последовал ряд событий, включая необычные действия в компании-оболочке в Неваде, безумный шквал торговли на американском рынке копеечных акций, а также призыв в киргизском парламенте провести расследование. Некоторые в Киргизии считают, что в данном случае имеют место какие-то теневые финансовые махинации, но инвесторы из Liglass Trading отрицают все обвинения.

После того, как 10 июля Liglass Trading был присужден подряд в гидроэнергетической отрасли Киргизии, средства массовой информации в Чешской Республике решили узнать побольше о компании, о которой до этого практически никто ничего не слышал.

На корпоративном сайте Liglass Trading изначально утверждалось, что у компании имеется обширный опыт осуществления аналогичных проектов не только в Чехии, но также в Армении и России. Когда расследование показало, что эта история сильно преувеличена, сайт ушел в офлайн с уведомлением «Under Construction».

Позже, когда журналисты из чешского новостного агентства Aktuálně прибыли по адресу, где была зарегистрирована Liglass Trading, они обнаружили ржавеющую фабрику с прохудившейся крышей. Согласно финансовому отчету Liglass Trading за 2014 год, она понесла убытки в размере около 53 тысяч долларов, что было не особо хорошим признаком для компании, намеревавшейся заняться реализацией проекта оценочной стоимостью до 700 миллионов долларов.

Между тем расследование, проведенное киргизским активистом Эдилом Байсаловым, выявило еще некоторые детали. Согласно маркетинговому проспекту, выпущенному Liglass Trading после объявления о заключении контракта, в 2017 году компания приобрела 92 процента акций China Intelligence Information Systems Inc (IICN). В результате приобретения частной компанией публичной фирмы, по всей видимости, судьба киргизского проекта переходила в руки некой непрозрачной структуры.

С компанией IICN тоже все непросто. Фирма была зарегистрирована в американском штате Невада в 2004 году, якобы для разработки минеральных ресурсов в Канаде. Затем она резко изменила направление деятельности, сосредоточив внимание на цифровых коммуникациях в Китае. В своем последнем опубликованном отчете для SEC (в 2012 году) IICN объявила, что не способна выполнить свои обязательства по многомиллионным долларовым кредитам.

Затем в какой-то момент компания перешла в руки владельцев Liglass Trading — Иржи Войтеховского, Михаэля Смелика и Юрая Павола — и не осуществляла никакой деятельности.

Но после заключения контракта в Киргизии все изменилось. Примерно через неделю после объявления, долго торговавшиеся на низком уровне акции IICN вдруг взлетели. Акции, в начале июля торговавшиеся на внебиржевом фондовом рынке акций по 0,005 доллара за штуку, к 18 августа выросли до исторического максимума в 0,39 доллара. К 15 сентября котировки несколько опустились до 0,16 доллара.

В Киргизии активист Байсалов посчитал данный факт подозрительным. Его расследование завершилось публикацией статьи на сайте «Республика», в которой Liglass Trading обвинили в участии в схеме по стимуляции ажиотажного спроса на копеечные акции с их последующим сбросом.

В электронном письме EurasiaNet.org инвестиционный директор Liglass Юрай Павол с негодованием опроверг обвинения, настаивая на том, что ни он, ни его партнеры в Liglass и IICN не могли заработать на торговле акциями. «У нас есть только ограниченные акции, которые нельзя продать сейчас и в ближайшие [два] года. В противном случае это будет нарушением в соответствии с законодательством США», — написал Павол.

Павол добавил, что он и его коллеги специально воздерживались от каких-либо публичных заявлений о IICN. Однако он отказался комментировать подробности, включенные в маркетинговый проспект Liglass Trading, в котором детально рассказывается о прибыльном контракте в Киргизии.

Между тем еще один человек с деловыми связями с Liglass Trading стал чрезвычайно активно высказываться в Интернете о IICN и судьбе ее акций.

Среди партнеров Liglass Trading, перечисленных на сайте чешской компании, упоминается фирма Patienttrac Corp из штата Флорида, управляемая американским бизнесменом Уэйном Хейсом.

Хейс настаивает на том, что в недавних колебаниях котировок акций нет ничего противозаконного. «Данные лицемерные заявления о якобы имевших место многомиллионных прибылях — это возмутительная ложь, — написал он EurasiaNet.org. — Не было никакой схемы с акциями. А, во-вторых, чтобы сбросить акции на бирже, нужно, чтобы они были. Никакого значительного роста объема торговли акциями не произошло, и, разумеется, нет никаких признаков раздувания ажиотажного спроса на акции».

Но затем Liglass Trading, в своем заявлении 18 сентября, сообщила, что не смогла собрать 37 миллионов долларов, чтобы выкупить пай предыдущего подрядчика — российского «РосГидро». Согласно соглашению с Государственным комитетом по энергетике и промышленности Киргизии, чешская компания должна была найти средства до 19 сентября.

Один особенно возмущенный депутат киргизского парламента — Жанар Акаев — потребовал создать специальную комиссию для расследования того, почему вообще подряд был присужден Liglass Trading.

Киргизия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325011


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков

Ватты и технологии-2: барьеры и перспективы развития ВИЭ в России

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Продолжение материала об электростанциях на возобновляемых источниках энергии и их компонентах, созданных в России. Основные барьеры для развития ВИЭ в нашей стране и за рубежом, а также пути их преодоления

Сообщения о новых рекордных прорывах в альтернативной энергетике появляются в прессе едва ли не каждый день. Но впечатляющие темпы роста объясняются во многом низкой базой, с которой стартуют отрасли, а интерес к теме подогревается тем, что «зеленая революция» в энергетике и промышленности давно стала глобальным мейнстримом. В то же время, говоря о реальных перспективах возобновляемой энергетики, всегда приходится учитывать определенные ограничения.

Ограничения для «зеленой» генерации

Известен, например, так называемый «германский парадокс». Добиваясь рекордных показателей по наращиванию доли ВИЭ в своем энергобалансе, Германия на протяжении многих лет остается лидером среди стран ЕС по выбросам в атмосферу CO2. Последовательно закрывая атомные электростанции, немцы стали наращивать импорт угля из России, чтобы восполнить недостающую электроэнергию. Возникла парадоксальная ситуация: в стремлении максимально «озеленить» свою энергетику, страна, напротив, увеличивала «грязную» угольную генерацию.

Даже в Дании, которая планирует полностью перейти на возобновляемую энергетику к 2050 году, все равно идут споры об экономической эффективности ВИЭ в долгосрочной перспективе. И скептиков можно понять. В последние годы слишком много было громких примеров так и не реализовавшихся проектов, связанных с возобновляемой энергией.

Например, «солнечный гигант» SunEdison (США) был крупнейшей компанией в сфере солнечной энергетики с капитализацией $10 млрд, но не справился с долговыми обязательствами и объявил о банкротстве. Другая американская компания Aquion Energy, которая разрабатывала аккумуляторные батареи для хранения «зеленой» энергии, сейчас распродается по частям и сократила практически весь свой R&D-персонал.

Один из главных минусов ВИЭ — нестабильность выработки электроэнергии и зависимость от экстернальных факторов (наличия непосредственно ветра, солнечных излучений и т. д.). Компенсировать возникающие перепады приходится опять же за счет базовой генерации. Решить эту фундаментальную проблему позволят технологии, связанные с хранением и накоплением энергии ВИЭ. Именно создание промышленных накопителей, способных аккумулировать огромные объемы энергии, позволит осуществить тотальный и окончательный переход на «зеленую» энергетику.

Накопители энергии

Пока настоящего прорыва в этом направлении еще не произошло. Хотя соответствующие разработки, преимущественно на уровне стартапов, активно ведутся уже не первый год.

Например, резидент «Сколково» компания Watts Battery создала промышленный образец модульной системы для накопления электроэнергии. По данным разработчиков, это мощная батарейка, которая может заряжаться от солнца, ветра или сети и снабжать электроэнергией частные домовладения и коммерческие здания. Причем портативная система уже готова к серийным продажам. Персональная электростанция Watts была успешно опробована в этом году во время рекордного полета Федора Конюхова на воздушном шаре. На 55 часов полета хватило всего одной батарейки, которая бесперебойно подавала электричество даже при температуре минус 25 градусов.

Первое же в России производство высокоэффективных накопителей энергии было запущено в этом году в подмосковных Химках. Если современные литий-ионные аккумуляторы отдают лишь около 60% электроэнергии, затраченной на их зарядку, то у суперконденсаторов этот показатель превышает 90%. Компания «ТЭЭМП» планирует выпускать до 200 тысяч суперконденсаторных ячеек в год. Данные модули уже прошли успешные пилотные испытания на железной дороге, общественном транспорте и в авиации.

В новосибирском Академгородке компания «Энергозапас» реализует проект по созданию твердотельной аккумулирующей электростанции (ТАЭС), разрабатывая гравитационные накопители энергии на твердых грузах. Причем в качестве груза используется упакованный грунт. Строительство первой опытно-промышленной электростанции запланировано в 2019 году.

Не отстают от глобальных технологических трендов и наши крупные компании и корпорации, которые ведут свои исследования в области разработок уникальных моделей накопителей энергии. Созданием супераккумулятора, способного работать в промышленных масштабах, занимается, например, Росатом. А «Камаз» и МОЭСК подписали этим летом соглашение о создании передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. На мировом рынке подобного рода решения еще не представлены. Реализация этого проекта позволит не только предложить эффективную замену дизель-генераторным установкам, но и поможет развитию в России зарядной инфраструктуры для электромобильного транспорта.

По данным отчетов аналитической компании Navigant Research, годовой объем мирового рынка накопителей электроэнергии составит в 2025 году примерно 83 млрд долларов (ежегодные темпы роста — до 60%). Причем около трети от этого объема будет приходиться на промышленные и коммерческие предприятия, домохозяйства и промышленное оборудование.

Размер российского рынка накопителей, по разным оценкам, может составить от $3 млрд до $8 млрд долларов в год. Именно поэтому поддержка формирования в России новой высокотехнологичной отрасли, связанной с системами хранения энергии и их компонентов, является сегодня крайне важной задачей. При этом одним из главных драйверов роста спроса на системы хранения энергии станет увеличение числа «цифровых» производств с повышенными требованиями к качеству электроэнергии.

В России уже имеется определенный научно-технический задел по таким направлениям, как гидроаккумулирующие электростанции, суперконденсаторы, литий-ионные аккумуляторы, маховики, лифты твердых грузов. Вместе с этим необходимо последовательно повышать уровень локализации и наращивать инжиниринговые компетенции и по другим компонентам, представленным пока на рынке только в зарубежном исполнении (термические накопители, пневматические системы, воздушно-цинковые аккумуляторы и т. д.).

Основные эффекты от применения накопителей энергии в промышленности очевидны — это снижение потерь от остановки производственной деятельности при перебоях с энергоснабжением, уменьшение стоимости техприсоединения и самой электроэнергии, экономия на расходе топлива и обслуживании дизель-генераторов, развитие соответствующих смежных отраслей. Эффект от создания новой высокотехнологичной отрасли промышленности, обеспечивающей импортозамещение, оценивается в 7-8 млрд рублей выручки в год при уровне локализации в 50%.

ВИЭ в удаленных регионах

В глобальном масштабе объемы ввода генерации на основе возобновляемых источников энергии в России пока скромные. Совокупная мощность ВИЭ в стране составляет примерно 53,5 ГВт, а без учета гидроэнергетики этот показатель не превышает 2,5 ГВт. Но у каждой технологии своя страновая специфика. И в плане развития альтернативной энергетики Россия обладает одним неоспоримым преимуществом — своей территорией.

Наиболее логичным является использование ВИЭ именно в удаленных или энергодефицитных районах, испытывающих зависимость от малоэффективных дизельных генераторов. В стране насчитывается около 100 тысяч изолированных поселений, организовать в которых централизованное энергоснабжение либо практически невозможно, либо слишком дорого.

Так, в селе Менза Забайкальского края была запущена в этом году первая автономная гибридная энергоустановка, состоящая из солнечных модулей, дизельных генераторов и накопителя энергии. Только в Забайкалье более 20 населенных пунктов нуждаются сегодня в стабильном энергоснабжении. Именно в такие районы и должны внедряться лучшие технологии и решения в области альтернативной энергетики.

Аналогичным образом решаются и проблемы энергообеспечения в Арктике. Отечественная промышленность разрабатывает высокотехнологичные решения для развития ВИЭ в труднодоступных регионах. Например, компания «ЭлеСи» и специалисты Томского политехнического университета создают «умный» энергокомплекс, способный получать энергию сразу из нескольких источников — солнца, ветра, дизель-генераторов, микро-ГЭС. Установка оснащена солнечной панелью и ветрогенераторами различных видов, которые можно использовать как по отдельности, так и в комплексе. Технология адаптирована для работы в экстремальных условиях и окажется полезной для любых мест, где требуются автономные источники энергии — от крайнего севера до южных пустынь.

В России могут эффективно использоваться и другие перспективные направления альтернативной энергетики. Разумеется, исходя из экономической целесообразности и с учетом региональной специфики.

Например, в Мурманской области по-прежнему действует сооруженная еще в 1960-х годах Кислогубская приливная электростанция мощностью 1,7 МВт. Проекты такого рода выгодно развивать, например, на берегах Охотского моря, где наблюдаются самые высокие приливы в стране. А Камчатка теоретически может стать «российской Исландией» ввиду того, что высочайшая активность термальных вод позволит развивать там строительство геотермальных станций. Главный вопрос тут в решении технологических барьеров.

Еще одним направлением альтернативной энергетики является производство пеллет — топливных гранул из отходов лесной промышленности (в Минпромторге их относят к возобновляемым источникам энергии. — Forbes). Например, в перечень комплексных инвестиционных проектов, получивших государственную поддержку, вошел проект компании «Бионет». В Архангельской области был построен завод по созданию промышленных пеллет мощностью 150 тысяч тонн в год. В феврале 2017 года состоялась первая отгрузка топливных пеллет в Европу для их последующего сжигания в ТЭЦ Парижа.

Роль России на мировом рынке ВИЭ

Мировыми лидерами в области энергетического машиностроения в целом по-прежнему остаются США, Германия, Япония, Франция, Италия. Очевидно, что конкурировать с ними на глобальном рынке Россия в обозримой перспективе не может, как и полностью импортозаместить зарубежные решения и технологии. Рынок уже поделен, и основную долю в его структуре в ближайшие годы будут по-прежнему занимать крупнейшие зарубежные компании.

Поэтому главная на сегодня цель — это встраивание российских компаний в глобальные цепочки, сотрудничество с мировыми лидерами, трансфер технологий и дальнейшая локализация производства отсутствующего в России оборудования, в том числе для проектов в сфере альтернативной энергетики.

Активное развитие в последние годы секторов ВИЭ позволило подключить к развитию возобновляемой энергетики большое количество отечественных машиностроительных, металлообрабатывающих и электротехнических предприятий. И с каждым годом уровень локализации ключевого оборудования для возобновляемой энергетики будет расти, формируя таким образом новые высокотехнологичные отрасли отечественной промышленности.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков

Ватты и технологии: зачем России возобновляемая энергетика

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Весь мир занимается возобновляемыми источниками энергии, Россия — не исключение. Но зачем ей работать в сфере «зеленой» энергетики при имеющихся запасах нефти и газа

В 2016 году суммарная мощность электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в мире выросла на рекордные 9%, или на 161 гигаватт (ГВт), и превысила 2000 ГВт. Причем примерно две трети прироста «зеленой» энергетики приходятся всего на четыре рынка – Китая, США, ЕС и Индии.

Параллельно с ростом ввода мощностей безуглеродной энергетики продолжают формироваться новые высокотехнологичные отрасли промышленности. Аналогичный тренд наблюдается и в России. Один только рынок оборудования для ВИЭ в нашей стране оценивается Минпромторгом в 500 млрд рублей к 2030 году.

Эта сфера важна не только с энергетической и экологической точек зрения. Пока в мире ждут увеличения безработицы из-за роботизации производства, международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) прогнозирует в своем ежегодном докладе увеличение занятости в секторе ВИЭ с 9,8 млн человек в 2016 году до 24 млн человек к 2030 году.

Для промышленности развитие альтернативной энергетики в России — это в первую очередь освоение передовых технологий и компетенций. Один из главных принципов государственной политики в этой сфере можно сформулировать как «поддержка ВИЭ-генерации в обмен на локализацию». К примеру, в ветроэнергетике обязательные требования к доле российских компонентов установлены на уровне 65% к 2019 году.

В первую очередь за счет наших исторически сильных компетенций в «большой» гидроэнергетике и атомной промышленности Россия имеет довольно сбалансированный, «чистый» энергобаланс, существенную долю которого составляют безуглеродные или низкоуглеродные источники. Эффективное сочетание той же атомной генерации и других «зеленых» направлений ВИЭ потенциально даст очень серьезный синергетический эффект.

Национальные особенности ВИЭ

В отличие от европейских стран, стремящихся диверсифицировать импортируемые энергоресурсы, у нас нет острой потребности механически наращивать долю ВИЭ. Возобновляемая энергетика в нашей стране не может рассматриваться в качестве прямого конкурента традиционным углеводородам. Для России она представляет наибольший интерес как средство освоения пространства и территориального развития. Причем наиболее перспективной областью применения ВИЭ являются изолированные и удаленные энергорайоны.

С этой точки зрения важно поддерживать тренд на развитие малой генерации. К примеру, строительство малых ГЭС может способствовать решению проблемы энергоснабжения труднодоступных районов Сибири или Кавказа. Там, где невозможно или коммерчески нецелесообразно протягивать километры линии электропередач, единственным выходом становится установка локальных источников генерации.

К слову, первым проектом на территории России, поддержанным Новым банком развития БРИКС, стало строительство именно двух малых гидроэлектростанций в Карелии общей мощностью 49,8 МВт — «Белопорожской ГЭС-1» и «Белопорожской ГЭС-2». Российская компания «Норд Гидро» и китайская энергостроительная корпорация Sinonec планируют запустить их к 2019 году.

При этом уровень локализации производства должен составить не менее 65% за счет участия в проекте отечественных производителей электрогенераторов, турбин и оборудования для ГЭС. Например, Ленинградский электромашиностроительный завод уже приступил к изготовлению гидрогенераторов. Технологии, используемые при строительстве станций, в дальнейшем могут быть применены в аналогичных проектах других стран БРИКС.

Солнечная энергетика в фокусе

Лидирующим направлением ВИЭ в России сегодня является солнечная энергетика. Только за последние два года было введено 14 крупных солнечных электростанций общей мощностью около 130 МВт. По итогам текущего года запланирован ввод еще 125 МВт новой мощности объектов возобновляемой энергетики, из которых большая часть — 90 МВт — солнечная генерация.

Основной механизм поддержки ВИЭ на оптовом рынке заключается в том, что инвесторы проходят конкурсный отбор, по итогам которого заключают с государством договор поставки мощности. Бизнес получает гарантии стабильной доходности, но обязан при этом своевременно сдать объекты в эксплуатацию и обеспечить необходимый уровень локализации. Результатом развития «солнечного» сектора ВИЭ стал запуск в России целого ряда важных проектов.

В апреле 2017 года в Новочебоксарске (Чувашия) завершилась модернизация завода компании «Хевел». Здесь, при поддержке Фонда развития промышленности, будут выпускаться по запатентованной технологии гетероструктурные солнечные модули мощностью до 160 МВт в год. Средний КПД фотоэлектрических ячеек составляет более 22%, что соответствует лучшим мировым стандартам, а значит, данный проект имеет и высокий экспортный потенциал.

При его реализации использовались технологии, разработанные Физико-техническим институтом им. А. Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге и реализованные при поддержке Фонда «Сколково» Научно-техническим центром тонкопленочных технологий в энергетике. Это первый в России центр, специализирующийся на научных исследованиях в области солнечной энергетики. Таким образом, у нас появляются и свои центры НИОКР в области ВИЭ.

Параллельно с вводом в эксплуатацию крупных СЭС наращивается производство мобильных солнечных установок. Такие фотоэлектрические станции уже работают, например, на железнодорожных вокзалах Сочи и Анапы, на острове Валаам. Объем рынка солнечных крышных установок средней и малой мощности превысил в прошлом году в России 1 млрд рублей. Ежегодно частные потребители приобретают солнечные электростанции суммарной мощностью от 6 до 10 МВт. Но дальнейший спрос со стороны домохозяйств на солнечные панели зависит от изменения цен на электроэнергию и соответствующие комплекты оборудования, а также от эффективности реализации госпрограмм стимулирования микрогенерации.

Созданная в России практически с нуля солнечная генерация и предъявляемые к ней требования по локализации дают результат. В стране функционирует уже целый ряд предприятий, выпускающих компоненты для солнечных электростанций — от кремниевых пластин, опорных конструкций и всех видов кабельно-проводниковой продукции до полного цикла производства солнечных модулей.

Освоено создание одного из ключевых компонентов — инверторов (преобразователей тока для СЭС и ветрогенераторов), наращены необходимые компетенции в проектировании, инжиниринге и строительстве солнечных электростанций. На сегодняшний день Минпромторг России подтвердил степень локализации уже по 16 объектам, функционирующим на основе использования энергии солнца, общей мощностью 165 МВт. Это солнечные электростанции в Оренбургской и Астраханской областях, в республиках Алтай и Башкортостан, на территории Хакасии.

Ветровые энергетические установки

Форма для лопасти ветрогенератора

Сейчас этот успешный опыт транслируется на другую крупную отрасль ВИЭ — ветроэнергетику. Причем 2017-й можно назвать годом ее полноценного рождения в России, хотя пилотные проекты осуществлялись и ранее. Например, холдинг «РусГидро» ввел в эксплуатацию три ветроэлектростанции в Камчатском крае и одну на Сахалине общей мощностью свыше 2 МВт. Но только в этом году начали строиться первые крупные ветропарки.

Роль самого «зеленого» региона России взяла на себя Ульяновская область. К 2021 году здесь планируется построить семь ветропарков общей мощностью 271 МВт. Местные жители исторически именуют Ульяновск «городом на семи ветрах». Логично, что именно этот регион стал пионером российской ветроэнергетики.

На российском рынке «ветра» уже сейчас присутствуют по меньшей мере три крупных игрока. Это компания «Фортум», получившая квоту в 1 ГВт по итогам соответствующего конкурса инвестпроектов на строительство генерирующих объектов, которые должны быть сданы в эксплуатацию в 2018-2022 годах. Это «ВетроОГК» (дочерняя компания госкорпорации «Росатом»), которая с учетов объемов 2016 года также имеет почти 1 ГВт объектов ветровой генерации. А также компания «Энел Россия», которая вложит свои инвестиции в строительство почти 300 МВт ветряных электростанций.

Постепенно на рынке выстраивается и международная кооперация. «Фортум» начал работу с глобальным технологическим партнером в лице датского поставщика Vestas. «Росатом» ранее заключил соглашение о партнерстве с голландским производителем ветровых турбин Lagerwey. Та структура рынка, которая сейчас выстраивается, создает все предпосылки для создания в России крупных экспортно ориентированных игроков, способных конкурировать на мировом рынке ветроэнергетики.

Размеры рынка ветроэнергетики и компонентов

Ожидается приход на наш рынок и других крупных промышленно-технологических партнеров. В кооперации они будут обеспечивать на территории России локализацию оборудования для ветровых электростанций с максимальным вовлечением в производственные цепочки российских поставщиков. Если в 2015-2016 годах целевой показатель степени локализации компонентов для ветроустановок составлял 25%, то в этом году он установлен на уровне 40%, в 2018-м вырастет до 55%, а в 2019-2024 годах — уже до 65%.

Ряд таких проектов уже реализуется. Например, в Волгодонске (Ростовская область) на мощностях предприятия «Атомэнергомаш» планируется организовать производство лопастей для ветроэнергетических систем. Кроме того, в России есть также трансформаторные и металлообрабатывающие заводы, готовые выпускать башни для ветроустановок.

По оценкам «Росатома», рынок российской ветроэнергетики к 2024 году может составить 3,6 ГВт с примерным оборотом 200 млрд рублей в год.

В этой отрасли широко применяются композитные материалы и технологии. Энергетика, включая «ветер», является основным потребителем этой продукции наряду со строительной индустрией и транспортным машиностроением. Мировой рынок одних только композитов для ветровых турбин оценивался в 2015 году в 3,9 млрд долларов, а к 2020 году он может вырасти до 5,5 млрд долларов.

Объем российского рынка композиционных материалов в целом составляет порядка 53 млрд рублей и показывает ежегодный прирост в 20%. Накопленный в последние годы научно-технологический потенциал отечественных производителей найдет свое применение и в ветроэнергетике. Например, инжиниринговый центр «Композиты России» при МГТУ им. Н. Э. Баумана рассматривает возможность локализации элементов ветрогенераторов из полимерных композиционных материалов. А на территории особой экономической зоны «Алабуга» в Татарстане к 2020 году будет налажено производство сырья (ПАН-прекурсора) для материалов из углеволокна, широко применяемых в ветроэнергетике. Мощность завода составит 5 тысяч тонн в год с перспективой увеличения до 25 тысяч тонн.

В следующем материале серии «Ватты и технологии» будут описаны барьеры для развития ВИЭ в России и мире, а также пути их преодоления.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко

Интервью Вячеслава Кравченко информационному агентству "РИА-Новости".

Вячеслав Кравченко: скоро показания электросчетчиков будут в телефоне.

Минэнерго России надеется, что к весне 2018 года Госдума примет закон, позволяющий перейти к массовому внедрению "умных счетчиков электроэнергии". Их основная задача — удаленная передача показаний и в телефон или компьютер владельца квартиры, и в энергокомпании. А в будущем такие счетчики помогут перейти и к удаленной смене тарифного меню, которая не потребует замены прибора. Его стоимость министерство оценивает в 3-7 тысячи рублей, а траты за установку хочет возложить на энергетиков. О том, что даст внедрение новых систем учета электроэнергии и как они будут работать, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко. Беседовала Марина Коцубинская.

— Правительство РФ в апреле внесло в Госдуму законопроект о развитии интеллектуальных систем учета электроэнергии, который предполагает внедрение "умных счетчиков". Когда вы рассчитываете на начало его рассмотрения депутатами?

— Мы рассчитываем на рассмотрение законопроекта в первом чтении в октябре.

— Вы хотели бы, чтобы закон в этом году был принят?

— Было бы неплохо. Но этом году вряд ли, но к весне следующего года вполне реально.

— Проект уже обсуждался предварительно в Госдуме? Как в целом к нему отнеслись депутаты?

— В мае-июне этого года в стенах Госдумы мы уже провели ряд мероприятий: круглый стол, несколько рабочих встреч и совещаний. В целом, идея о том, что должна внедряться новая современная система учета, особым сомнениям не подвергается.

И внесенный законопроект изначально касался узкой темы, связанной с тем, как устанавливать системы учета электросетевыми организациями и какие к ней должны быть требования. В ходе обсуждений возникло два основных вопроса.

Первый: кто за все это заплатит? Естественно, есть желание снять нагрузку с потребителей, в первую очередь с граждан. Второе: кто будет являться собственником таких систем учета?

Исходя из этого, мы считаем, что вполне разумной будет конструкция, которая реализована во многих странах мира: освободить потребителей, в первую очередь физических лиц, от этого бремени и переложить установку систем учета и их содержание на квалифицированного субъекта, который должен быть собственником этой системы и нести все права и обязанности, связанные с ее установкой, работой, эксплуатацией и так далее.

С одной стороны, мы точно снизим расходы граждан, связанные с установкой и дальнейшими ремонтами и поверками приборов учета. С другой стороны, появится стимул у электросетевых и ресурсоснабжающих организаций иметь такие системы учета и поддерживать их в надлежащем состоянии, в противном случае у них могут возникнуть проблемы с платежами, потерями.

— Сейчас законопроект что в себя включает?

— Законопроект говорит о том, что с определенного момента времени электросетевые организации должны устанавливать только новые "интеллектуальные" системы (приборы) учета, отвечающие определенным требованиям. И это делается за счет средств самой компании. Ответы на те вопросы, о которых говорил выше, мы будем давать в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению. Понимание у всех участников процесса, как нам кажется, есть.

— Что включает в себя внедрение интеллектуальных систем, помимо установки "умных счетчиков"?

— Когда мы говорим об интеллектуальной системе учета — это для начала сам прибор учета и все, что с ним связано: каналообразующая аппаратура, программное обеспечение и так далее. В данном случае мы, по-простому, говорим про счетчик, который не только показывает сколько киловатт было потреблено, но и выполняет много других функций.

— Какие функции?

— Безусловно, это возможность дистанционного снятия показаний, чтобы можно было не записывать их на бумажке, выйдя в тамбур или на лестничную клетку, а чтобы информация с прибора учета поступала тебе в личный кабинет на компьютере, на телефоне, автоматически приходила к ресурсоснабжающей организации.

Второе — чтобы дистанционно, без прихода специалиста, можно было перейти на другие тарифы, другое тарифное меню. Так как если вы сейчас захотите перейти с единого тарифа, например, на тариф "день-ночь", то скорее всего вам придется покупать новый счетчик.

Полагаю, что через некоторое время ресурсоснабжающие компании существенно расширят тарифное меню в том числе и исходя из объема потребляемой мощности. Следующее — этот счетчик может следить за качеством электрической энергии, фиксирует уровень напряжения и частоту.

Есть еще дополнительные функции — посредствам счетчиков возможно узнавать об аварии в зоне своего действия: короткие замыкания, обрывы проводов и так далее. С помощью таких систем значительно быстрее можно находить места повреждений и, следовательно, сокращать перерывы в энергоснабжении потребителей. Ну и, конечно, дистанционное ограничение, отключение неплательщиков, а также сигнализация о несанкционированном вмешательстве в работу такого прибора.

— Вы хотите закрепить требование, чтобы при плановой смене счетчиков устанавливались уже только интеллектуальные приборы учета?

— Да.

— На "умных счетчиках" потребители смогут же посмотреть показания?

— Можно выйти к месту нахождения прибора и посмотреть показания на дисплее, и тут же "залезть" в компьютер или телефон, посмотреть какие там показания — никаких проблем.

— Вы упомянули о возможности новых тарифных меню — это тоже будет прописано в законе?

— Нет. Мы сейчас имеем следующее тарифное меню: либо один тариф, либо так называемые тарифы по зонам суток — двухзонный "день-ночь" или трехзонный. Есть возможность выбрать что-то одно. Это исключительно на ваше усмотрение. Допускаю, что через некоторое время при изменении законодательства мы перейдем на что-то другое. Не исключаю, что подобного рода тарифное меню будет включать несколько десятков позиций.

Забыл еще одну важную вещь: в эти системы учета мы планируем закладывать требования по учету не только потребленной электроэнергии, а в том числе, если все-таки у нас будет развиваться своя маленькая локальная генерация, например, солнечная панель на крыше вашего дома, то система будет учитывать объемы выдачи с нее в общую сеть.

— В апреле вы поясняли, что стоимость одного интеллектуального прибора учета электроэнергии, по различным оценкам, может составлять от 20 тысяч рублей до 30 тысяч рублей. При этом развитие систем интеллектуального учета электроэнергии будет осуществляться сетевыми компаниями исключительно за счет внетарифных источников. Во сколько в целом может обойтись такая замена?

— У нас самые простенькие приборы учета стоят порядка 3 тысяч рублей, дальнейший рост стоимости это дополнительные опции. Мы прикидывали, что они "гуляют" в диапазоне от 3 до 7 тысяч рублей.

Безусловно, у энергетиков самый высокий уровень потребителей, оснащенных приборами учета. Вместе с тем, есть проблема безучетного потребления. Она не настолько остра как в тепле и в газе, в воде, но тем не менее.

Когда мы закладывали в законопроект норму о том, что сетевые компании интеллектуальные системы учета будут ставить за свой собственный счет, исходили из того, чтобы в первую очередь создать экономический стимул для установки таких систем учета именно там, где наиболее высокие потери, где высокая аварийность и так далее.

На первом этапе эти системы надо начать внедрять: из-за широкого распространения, отработки технологий, развития конкуренции среди производителей их дальнейшая стоимость точно будет снижаться, и тогда уже можно вести речь о том, чтобы включать затраты на содержание систем учета, их установку в общий тариф. А пока только за счет электросетевых организаций.

— И по-прежнему счетчик будет оставаться в собственности ресурсоснабжающей компании?

— Да. Мы на самом деле считаем правильным, что прибор учета должен являться собственностью квалифицированных субъектов рынка электрической энергии. Тогда все вопросы, связанные с поверкой приборов учета, с поломками и так далее — это все будет их головной болью.

— Если ломается счетчик, все равно же плата будет начисляться по какому-то нормативу, который выше тарифа, и за эту головную боль заплатит потребитель. А если компания быстро не сможет отремонтировать счетчик, потому что у нее какой-то производственный план и есть время только через два месяц?

— Значит, тогда это будет списываться на потери электросетевых организаций и влиять на их финансовый результат, поэтому они будут заинтересованы как можно быстрее поменять эти приборы учета, максимально быстро все сделать, иначе понесут убытки.

— Как компании смогут окупить свои затраты на установку приборов учета?

— Первое — снижение потерь электроэнергии при передаче по электросетям.

Далее — минимизация издержек, например, уменьшение числа лиц, которые ходят и проверяют показания приборов учета. Это в основном сотрудники сетей, потому что на сети у нас возложена обязанность формирования объемов полезного отпуска электроэнергии. Далее это достаточно быстрое и оперативное реагирование на аварии, которые где-то происходят. Соответственно, минимизация рисков, связанных с тем, что к тебе будут как с сетевой компании предъявляться претензии за качество энергоснабжения и так далее.

После того, как ты дистанционно снимаешь показания, у тебя есть возможность вообще одномоментно формировать объем полезного отпуска и сразу сводить баланс потребления электроэнергии. В нашем понимании это уменьшение числа споров между потребителями, сбытовыми компаниями и сетями. Особенно это актуально в многоквартирных домах. Соответственно, это снижение расходов на тех же самых юристов, ну и так далее.

— С "Россетями" обсуждали этот проект, он им интересен?

— Мы это обсуждали не только с "Россетями". Проект интересен.

— А энергосбытовым компаниям?

— Для энергосбытовой компании самым важным вопросом является своевременное, прозрачное получение достоверной информации от потребителя. Если им это будет обеспечено, а это безусловно должно быть, то не думаю, что с их стороны будет неприятие.

— Если принят закон, то мы понимаем, что возможно использование не сплошь иностранного оборудования, а российского тоже?

— Конечно.

— Будет какой-то переходный период до того, как закон начнет действовать?

— С учетом того, что нам говорили производители систем учета, переходный период должен быть не очень большой. Почти все уже находится в производстве. Я думаю, года будет достаточно. Самое главное сделать прибору "мозги": подготовить программное обеспечение и обеспечить надежную передачу данных. Остальное уже нюансы. Понятно, что прибор учета должен быть защищен и доступен. Для потребителей в многоквартирном доме — это щит на лестничной клетке, для индивидуальных домов — это щит, установленный на опоре.

— То есть в частных домовладениях счетчик должен стоять за границей участка?

— Да. На самом деле это уже сплошь да рядом. Если вы проедете по Подмосковью, то увидите на многих опорах линий электропередачи низкого напряжения вынесенные приборы учета.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко


Россия. ЮФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311466

Росатом планирует приступить к строительству 1-го ветропарка в республике Адыгея весной 2018 г.

ВетроОГК, дочка Росатома, планирует приступить к строительству 1го ветропарка в республике Адыгея.

Об этом 14 сентября 2017 г рассказал замгендиректора - директор по развитию и международному бизнесу ОТЭК, управляющей компании ВетроОГК, Э. Аскеров в рамках выставки Husum Wind 2017.

В настоящее время на территории будущего ветропарка завершаются геодезические изыскания.

В ближайшее время ВетроОГК рассчитывает завершить этап оформления земель для будущего ветропарка.

До конца сентября 2017 г ВетроОГК планирует объявить конкурс на выбор проектировщика.

К проектировочным работам ВетроОГК намерен привлечь как опытную международную компанию, так и российскую для трансферта технологий в строительстве ветропарков.

Окончание проектирования намечено на январь-февраль 2018 г, а начало работ по строительству - на весну 2018 г.

ВетроОГК выиграл конкурсы на строительство в России ветропарков общей мощностью почти 1 ГВт.

В июне 2016 г ВетроОГК прошел отбор инвестпроектов по строительству объектов на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на 2017-2020 гг по ветропаркам общей мощностью 610 МВт.

В июне 2017 г ВетроОГК в рамках отбора проектов ВИЭ на 2018-2022 гг добавила еще 360 МВт.

Строительство ВЭС будет вестись в энергодефицитных регионах России - республике Адыгея, Краснодарском крае, Ростовской области и Ставропольском крае и др.

1й ветропарк мощностью до 150 МВт будет построен на территории Шовгеновского и Гиагинского муниципальных районов республики Адыгея.

Станция будет сооружена в 3 очереди мощностью 32 МВт, 70 МВт и 48 МВт соответственно.

В состав станции войдет до 60 ветроэнергетических установок.

Максимальный объем инвестиций в Адыгею на строительство этой ВЭС составит 20 млрд руб.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311466


Италия. Чили > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307666

Enel запустила в пустыне Атакама 1-ю геотермальную электростанцию в Южной Америке.

В Чили Enel и Enap ввели в эксплуатацию 1ю геотермальную электростанцию, которая располагается на высоте 4,5 тыс м над уровнем моря.

Об этом 13 сентября 2017 г сообщили в Enel.

Геотермальная станция установленной мощностью 48 МВт, расположенная на высоте 4500 м над уровнем моря в пос Ольягуэ, является 1й станицей данного типа в Южной Америке и 1й геотермальной станцией в мире, построенной на такой высоте.

Геотермальная станция Сerro Рabellón построена в пустыне Атакама, регион Антофагаста, и состоит из 2х блоков установленной мощностью 24 МВт каждый (общая установленной мощностью 48 МВт).

1й блок мощностью 24 МВт, доставляющий электроэнергию в электропередающую систему Norte Grande (SING, Sistema Interconectado del Norte Grande), был введен в эксплуатацию в конце марта 2017 г.

2й заработает в полную мощность в октябре 2017 г.

Станция Сerro Рabellón принадлежит компании Geotérmica del Norte (GDN), совместного предприятия (СП) Enel Green Power Chile (83,65%) и Enap (16,35%).

Станция сможет вырабатывать около 340 ГВт⋅ч/год, что эквивалентно потребностям более 165 тыс чилийских домохозяйств, избегая при этом выброса в атмосферу более 166 тыс тонн углекислого газа в год.

Cerro Pabellón - высокоэнтальпийная установка с бинарным циклом, которая включает в себя передовые геотермальные технологии, гарантирующие оптимальную производительность в экстремальных условиях ее расположения, характеризующихся высокими температурами и значительной высотой.

Кроме того, геотермальная жидкость, извлеченная из эксплуатационных скважин, после завершения цикла генерации повторно закачивается в резервуар, обеспечивая долгосрочную доступность и стабильность геотермального ресурса.

1й из особенностей геотермальной генерации является ее способность непрерывно производить энергию 24 часа в сутки.

Компании инвестировали в строительство станции 320 млн долл США.

Италия. Чили > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307666


Казахстан. Великобритания > Электроэнергетика > inform.kz, 8 сентября 2017 > № 2301644

Гендиректор ТОО «Samruk Kazyna - United Green» Нурлан Капенов рассказал, с какими трудностями приходится сталкиваться первой солнечной электростанции Казахстана в условиях нестабильного курса тенге, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Н. Капенов назвал историю проекта «Бурное Солар-1» мощностью 50 мегаватт успешной. В 2014 году было открыто совместное предприятие «Samruk Kazyna - United Green», где 51% акции принадлежит британскому «United Green», имеющему опыт реализации «зеленых» проектов и 49% - компании «Samruk Kazyna Invest». Для реализации данного проекта был получен долгосрочный займ от ЕБРР и Фонда чистых технологий. Станция введена в эксплуатацию 25 апреля 2015 года.

«Мы выдаем электроэнергию в сети АО «KEGOC» 220 киловольт. Продаем электроэнергию по контракту покупки электроэнергии расчетно-финансовым центром. Оплаты у нас идут вовремя. 2 июля Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев официально запустил нашу станцию в рамках Дня индустриализации, так как наш проект входил в Карту индустриализации. Станция работает очень хорошо, без каких-либо сбоев. На сегодня мы уже выработали 175 млн киловатт/час на сумму более 6 млрд тенге. Хотел бы отметить, что проект является образцовым показателем государственно-частного партнерства. Стоимость проекта составляла 22 млрд тенге. К большому нашему успеху, мы смогли реализовать проект до введения плавающего курса тенге. Собственные средства составили 30%, заемные средства - 16 млрд тенге», - проинформировал Нурлан Капенов.

По его словам, проект подлежал расширению и компания должна была приступить ко второй фазе, которая предусматривает увеличение мощности еще на 100 мегаватт.

«Изначально, мы хотели приступить ко второй фазе, то есть проект был рассчитан на 100 мегаватт, из них первая фаза - 50 мегаватт, вторая - 100 мегаватт. В этой связи в рамках первой фазы нами была построена подстанция. Но, к сожалению, после того, как произошла корректировка курса, тариф нас не устроил: 34 тенге 61 тиын, который абсолютно был не привязан к валюте», - рассказал он. Между тем, ко второй фазе строительства компания все-таки приступила месяц назад и планирует завершить работы летом следующего года.

«Почему сейчас стала возможной реализация проекта? Это не потому, что увеличился тариф, либо стал низким процент финансирующей организации. Причина в том, что сейчас идет тренд на снижение оборудования солнечной электроэнергетики. Но опять же мы находимся на грани того, что если во время строительства произойдет повышение курса иностранной валюты по отношению к тенге, возможно, мы уйдем в дефолт. Вот в таких условиях нам приходится реализовывать проекты ВИЭ», - пояснил Нурлан Капенов.

Он также выразил мнение о том, что индикаторы, которые поставил перед собой Казахстан по доведению доли возобновляемых источников энергии в общей доле потребления до 3%, не будут достигнуты.

«К сожалению, скорее всего, по-моему личному мнению, данный индикатор достигнут не будет. Проблемы остаются те же - это отсутствие долгосрочного финансирования в тенге. В принципе, это основная проблема. Многие инвесторы, особенно частные, хотят приступить к строительству, но не могут», - резюмировал он.

Казахстан. Великобритания > Электроэнергетика > inform.kz, 8 сентября 2017 > № 2301644


Казахстан > Транспорт. Электроэнергетика > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301609

В Алматы и Астане до конца года установят 100 зарядных станций для электрокаров

Зарядные станции будут и на трассе между двумя городами

В Казахстане приступили к масштабной установке сети зарядных станций для электрокаров, сообщили центру деловой информации Kapital.kz в пресс-службе компании «Оператор РОП».

Первые зарядные станции пилотного проекта установлены в Астане и Алматы с привлечением частных инвестиций.

«В настоящее время с Министерством энергетики РК активно прорабатывается вопрос о создании инфраструктуры электрозаправочных станций (ЭЗС) в рамках пилотного проекта — для организации инфраструктуры для электротранспорта в Алматы и Астане до конца года будут установлены 100 быстрозарядных ЭЗС. Еще 20 зарядных станций с системой мгновенной зарядки (до 30 мин) будут установлены по республиканской трассе Астана-Алматы», — говорится в сообщении компании.

Первые столичные ЭЗС установлены на территории аэропорта и железнодорожного вокзала «Нурлы Жол». В Алматы — в центральной части города.

Новые электрозарядные станции способны зарядить авто за время от 1 до 4 часов.

«Зарядное устройство совмещает в себе все существующие режимы зарядки переменным током. Одновременно на одной ЭЗС можно заряжать 4 электромобиля. Мощность установленных ЭЗС — 51 кВт каждая. Для безопасности предусмотрена дифференциальная защита от утечки тока, аварийное отключение напряжения, блокировка розетки тип 2 „Mennekes“ во время зарядки, а так же датчики тока для автоматического отключения питания после окончания зарядки», — пояснили специалисты.

В Казахстане более 200 единиц электромобилей.

Казахстан > Транспорт. Электроэнергетика > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301609


Казахстан. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2301583

Казахстан поддерживает идею устойчивого развития мировой энергетики и, развивая альтернативные виды энергии, не намерен отстраняться от совершенствования углеводородной ее составляющей, заявил в пятницу глава казахстанского правительства Бакытжан Сагинтаев.

Выступая на пленарном заседании XI Евразийского форума KAZENERGY, премьер-министр Казахстана заявил, что в настоящее время разворачивается уникальный процесс новой модели глобального энергетического рынка, связанный с появлением и распространением альтернативных источников энергии.

"Мы поддерживаем идею и важность устойчивого энергетического развития на основе баланса между экономическим развитием и сохранением экосистемы планеты, однако здесь ключевой вопрос — как будут меняться энергетические стратегии стран в части использования всего спектра источников энергии, прежде всего, в сфере альтернативных и возобновляемых источников", — сказал Сагинтаев.

Ветер и уголь должны дополнять друг друга

Глава Кабмина отметил, что переход к новой модели мировой энергосистемы не происходит линейно и равномерно по всему миру, а потому невозможно в одночасье отказаться от традиционных энергоресурсов. При этом Астана, по его словам, считает важным обеспечить стабильность на рынках энергоресурсов вне зависимости от того, сделает ли мировой рынок выбор в пользу альтернативной энергетики или останется на прежних позициях, когда в большинстве стран основой производства энергии являются углеводороды — нефть, газ и уголь.

"Мы вносим свой вклад в гармонизацию мирового энергорынка, однако для нас важна не только добыча энергоресурсов: мы хотим сделать углеродную энергетику чистой, эффективной и экологически ответственной, поэтому мы внедряем высокие технологии в нефтегазовую сферу, боремся с изменением климата", — заявил премьер-министр Казахстана.

Он отнес к новым мировым вызовам в энергетической сфере необходимость построения качественно новой высокотехнологичной инфраструктуры и развитие интеллектуальной и киберфизической энергетики. Также, по его мнению, открытыми остаются вопросы сохранения энергодефицита в некоторых регионах мира и безопасности при использовании новых видов энергетики, основанных на использовании водорода, ядерного синтеза, биотоплива.

По мнению Сагинтаева, представленные на Международной специализированной выставке ЭКСПО-2017 ее участниками новые технологии и стратегии способны "уже сегодня" сформировать новые энергорынки и послужат трансформации мировой индустрии.

"Уверен, наследие ЭКСПO-2017 придаст импульс развитию мировой энергосистеме и формированию новых моделей устойчивого развития глобальной энергетики", — заключил казахстанский премьер-министр.

ВИЭ — вне политики

В свою очередь, вице-премьер России Аркадий Дворкович напомнил, что Казахстан и Россия являются участниками соглашения ОПЕК+ по снижению нефтедобычи, которое позволило стабилизировать цены на нефть в последние месяцы.

"Мы считаем, что это было успехом: рынки пришли в более стабильное состояние, инвестиционный климат стал более предсказуемым, инвестиции вновь возросли", — констатировал Дворкович.

По его мнению, несмотря на развитие нетрадиционной энергетики, стабильность инвестиций в нефтегазовый сектор на ближайшие десятилетия остается одним из приоритетов энергетического развития мира. При этом российский вице-премьер подчеркнул, что мировая энергетика "не может и не должна быть заложником сиюминутной геополитики", имея в виду антироссийские санкции, коснувшиеся, в числе прочего, и российского нефтяного сектора.

По его мнению, санкционные решения ведут к появлению неопределенности в долгосрочных инвестициях, могут вести к тяжелым последствиям на десятилетия вперед.

"Если мы останемся без необходимой инфраструктуры, если мы останемся без необходимых темпов разработки нефтегазовых месторождений, все это может иметь очень тяжелые последствия", — заявил Дворкович.

По его мнению, развитие возобновляемых источников энергии — "безусловный приоритет", но их рыночная роль станет сопоставима с источниками традиционной энергии только тогда, когда их себестоимость снизится до уровня традиционного энергетического производства, на что уйдет "определенное время". В этой связи российский вице-премьер подчеркнул, что никто не должен навязывать потребителям энергии более высокие затраты просто в угоду каким-то политическим интересам.

Казахстан. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2301583


Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301522

Экспонат «Энергия Великой степи «КазЖелКуат-ВРТБ» ветер и солнце – энергия для всех» по патенту Республики Казахстан, представленный на ЭКСПО-2017, получает дальнейшее развитие. Он стал действующим объектом демонстрационной площадки по применению альтернативных источников энергии в Костанае. Это стало своего рода продолжением ЭКСПО.

При открытии Международной выставки ЭКСПО-2017 «Энергия будущего» в Астане у всех появилась возможность детально познакомиться с вариантами энергетических систем разной мощности: от единиц-десятков киловатт индивидуального использования до электростанций мегаваттного класса для крупных энергетических систем.

Международная выставка открыла казахстанским специалистам широкий выбор современных мировых технологий использования возобновляемых энергетических ресурсов, претендующих на формирование энергии будущего, в числе их и проект «Энергия Великой степи «КазЖелКуат-ВРТБ» ветер и солнце – энергия для всех».

На многих предприятиях Казахстана успешно работают представляющие этот проект комплексные энергетические системы ветер-Солнце КЭС ВРТБ. Их опытно-промышленное производство обеспечил соавтор проекта Сергей Болотов. Установки способны давать энергию при небольшой скорости ветра, кратковременных порывах и обладают способностью осваивать ураганный ветер любого направления, без блокировки, торможения и автоматического отключения (в отличие от других ветровых установок) при абсолютно бесшумной работе. Проект заинтересовал многих предпринимателей.

Среди заинтересовавшихся отечественной разработкой оказались и специалисты частного предприятия «ЭкоПарк» Костанайской области – база отдыха «Золотой фазан». Он расположен на трассе международного значения «Пекин-Астана-Москва».

Автор идеи «ЭкоПарк», успешный бизнесмен Галина Борисовна Шнайдер, решила основать в Костанае – как продолжение ЭКСПО – демонстрационную площадку по применению альтернативных источников энергии на действующих объектах с выводом их экономических показателей. Чтобы реализовать свою идею, она обратилась за поддержкой к руководству области. Там знали о проекте «Энергия Великой степи». Также знали и о том, что для того, чтобы попасть на выставку, проект выдержал строгий конкурсный отбор специальной комиссии, прошел утверждение на уровне правительства страны. В Костанайской области решили показать у себя экспонат павильона Нур Алем «Сфера» в сотрудничестве с предприятиями Казахстана, которые представили свои достижения в освоении «Энергии будущего».

В итоге при поддержке акимата Костанайской области, Управления по индустриально-инновационному развитию, фонда «Даму», районного отдела предпринимательства Галина Шнайдер получила финансирование на приобретение и установку ветровой турбины ВРТБ. Уникальное оборудование – «Ветровая роторная турбина ВРТБ» в полной комплектности было приобретено в Институте высоких технологий НАК «Казатомпром» из наличия, возникшего при реорганизации ТОО «Экоэнергомаш».

Строительство этой электростанции на возобновляемых энергетических ресурсах ветра и солнца на территории предприятия возглавил выпускник АУЭС, магистр наук энергетики Денис Цацин, являющийся сотрудником Лаборатории альтернативной энергетики ИВТ. Строительство, установка энергетического и управляющего оборудования, монтирование электрических сетей было осуществлено в кратчайшие сроки. А солнце и ветер Великой степи бесплатно отдали электростанции свою неисчерпаемую, вечную, чистую и безопасную для окружающей среды энергию. Ветровая роторная турбина ВРТБ поставлена под нагрузку совместно с солнечными панелями производства ТОО «Астана Solar», образуя комплексную энергетическую систему, выдающую энергию потребителям в любое время суток при любой погоде.

По зову ЭКСПО

Для усиления освоения результатов выставки ЭКСПО реально существует возможность и необходимость создания демонстрационных площадок и зон в регионах для продвижения новых инновационных идей, проектов внедрения альтернативных источников энергии и ресурсосберегающих технологий.

Электростанция с ветрогенератором ВРТБ и солнечными панелями «Астана Solar» может быть базой для системной работы по повышению квалификации специалистов в энергетике, подготовки грамотных молодых специалистов в смежных областях.

«ЭкоПарк» Костанайской области становится объектом «эко-туризма», который будет способствовать воспитанию подрастающего поколения в направлении использования неисчерпаемых природных энергетических ресурсов.

Таким образом, к столице Астане, Акмолинской, Алматинской, Жамбылской, Кызылординской, Актюбинской, Северо-Казахстанской и Мангистауской областям, поддерживающим введение в энергобаланс возобновляемых источников энергии с технологическим оборудованием казахстанского происхождения, теперь добавилась и Костанайская область.

Как пример для подражания, сделан шаг по зову ЭКСПО-2017 в создание Энергии будущего, подчеркивающий величайшее значение выставки и инициативы президента страны для развития энергетики всего мира при сохранении климата планеты и среды обитания.

Одновременно живет уверенность, что в Республике Казахстан будет создано промышленное производство ветровых турбин широкого диапазона мощностей для внутреннего потребления и на экспорт.

От редакции.

Мы поздравляем академика Альберта Васильевича Болотова, разработчика КЭС ВРТБ, с этим успехом. В мировую классификацию установка вошла под названием «Виндротор Болотова» и получает широкое признание. Более 50 установок уже работают в Казахстане, много - в России в разных климатических условиях, включая маяки Северной Балтики.

Сегодня КЭС ВРТБ различной мощности поддерживают оборудование связистов, «служат» на перевале Кордай и в районе Джунгарских ворот. Но самое важное, их уже оценили чабаны, фермеры, и виндроторы все чаще устанавливают на отгонных участках, отдаленных аулах, куда трудно и экономически затратно тянуть линии электропередач. Таким образом, автономная энергетика начала развиваться в регионах страны на базе установок академика Болотова

Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301522


Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен

Президент компании «Русатом - международная сеть» Александр Мертен в рамках XI Евразийского форум Kazenergy на тему «Созидая энергию будущего» дал интервью корреспонденту Международного информационного агентства «Казинформ», передает МИА «DKNews».

- В этом году Евразийский форум Kazenergy проходит в 11-й раз. В предыдущие годы на площадке обсуждали темы нефти и газа. На Ваш взгляд, какую актуальность приобретает сегодня тема атомной энергетики?

- Форум Kazenergy в этом году стал главной дискуссионной площадкой для обсуждения темы энергии будущего. И это оправдано и логично, поскольку форум проходит в рамках выставки ЭКСПО-2017. Росатом выступает партнером выставки, и участие в форуме для нас является логическим продолжением этого партнерства.

Форум проходит в контексте устойчивого развития энергетики, и атомная энергетика, безусловно, является частью «зеленого» энергобаланса, это признается большинством стран. В Казахстане эта тема не новая: в этом году исполняется 45 лет с тех пор, как был произведен физический пуск реактора БН-350. В этом году запущен исследовательский реактор Токамак, открыт Банк низкообогащенного топлива. Так что, я уверен, что тема развития атомной отрасли в регионе более чем актуальна и востребована для обсуждения.

- В чем преимущество российских атомных технологий? Применимы новые технологии в Казахстане? Какие проекты российско-казахстанского партнерства наиболее актуальны сегодня?

- Программная сессия, которая проходит при поддержке Росатома и Казатопрома, звучит как «Новые технологии и решения в атомной отрасли: практики внедрения цифровых технологий».

Сегодня мы живем в мире цифровых технологий. Практически в каждой отрасли происходят цифровые преобразования, и атомная отрасль - не исключение.

Атомная отрасль - одна из самых высокотехнологичных отраслей мировой экономики. Она является локомотивом развития науки и технологий, постоянно находясь на пике инновационного развития. Те технологии, которые использует Росатом при проектировании и строительстве атомных станций и других сложных объектов в области организации и планирования работ в цифровом виде, на сегодня относятся к числу «лучших практик» среди технологических решений в мире.

Росатом сегодня - не только лидер атомной отрасли, но и технологический лидер мирового уровня. Подтверждением этого являются знаковые события масштаба мировой атомной отрасли. Это наши технологические «прорывы». Один из последних ввод в эксплуатацию в начале 2017 года первого в мире энергоблока с реактором поколения 3+ на Нововоронежской АЭС в России. Сегодня это единственный в мире действующий реактор поколения 3+, в котором учтены все «постфукусимские» требования МАГАТЭ в области безопасности. Комбинация активных и пассивных систем безопасности фактически снимает барьер восприятия атомной энергетики как потенциально опасной.

Еще одним достижением мирового уровня стал ввод в эксплуатацию в ноябре 2016 года самого мощного в мире энергоблока с реактором на быстрых нейтронах - БН-800 на Белоярской АЭС. Прообраз этого реактора работал в городе Актау в Казахстане в советские времена. Ввод в эксплуатацию реактора БН-800 - это очередной шаг по переходу на новую технологическую платформу, которая называется замкнутый ядерный топливный цикл. Вместе с запущенным год назад производством МОКС-топлива (примеч. ред. - это смешанное оксидное уран-плутониевое топливо (UО2 + PuО2) для реакторов атомных электростанций) Россия играет ведущую роль в переходе на замкнутый цикл. На практике это означает возможность функционирования и развития АЭС в течение многих столетий без ограничений со стороны имеющихся сырьевых ресурсов, а также многократное сокращение количества радиоактивных отходов.

Это прорывные технологии, в которых Росатом сегодня прочно занимает лидерские позиции.

Что касается совместных проектов с Казахстаном - то здесь важную роль играют другие направления деятельности предприятий Росатома. На юге Казахстана действуют 5 совместных предприятий по добыче урана, мы сотрудничаем в области исследований с Национальным ядерным центром. Топливный дивизион Росатома - компания «ТВЭЛ» - осуществляет поставки топлива для исследовательского ядерного реактора ВВР-К Института ядерной физики в Алматы.

Развивается сотрудничество в области тепловой энергетики и нефтегазового комплекса. Машиностроительный дивизион Росатома - АО «Атомэнергомаш» - взаимодействует с ключевыми организациями Казахстана в области поставок оборудования для ГРЭС.

И одно из новых и перспективных направлений - Росатом прорабатывает сотрудничество с Казахстаном в области малой гидроэнергетики. Я уверен, что наше сотрудничество с Казахстаном будет только расширяться и успешно развиваться.

- Завершает работу международная выставка «ЭКСПО-2017». Павильон России удивлял всех айсбергом. Удалось ли Вашей компании донести до общественности свое видение энергии будущего?

- В ходе выставки «ЭКСПО-2017» в экспозиции российского павильона мы показали свое видение «Энергии будущего». Мы уверены (и многие международные эксперты разделяют это мнение), что идеальный энергобаланс в будущем должен представлять собой сочетание возобновляемых энергоресурсов и атомной энергетики.

Энергия будущего - это «зеленая» энергетика, которая не наносит вреда окружающей среде. Атомная энергетика - стабильная и чистая энергия, работающая без выбросов парниковых газов, не зависящая от климатических факторов. Поэтому, я считаю, что в будущем атомная энергетика может стать основой низкоуглеродного энергобаланса.

Обращаю ваше внимание на то, что атомная энергия сегодня - это далеко не только энергетика. Этому была посвящена тематическая экспозиция Росатома под слоганом «Атомная энергия - движущая сила будущего», которая работала во время Атомной недели в российском павильоне. Экспозиция показала, как атомные технологии улучшают качество жизни за счет применения радиационных технологий. Например, в сельском хозяйстве, в медицине, опреснении воды и водоочистке. Использование энергии атома приближает будущее за счет ее применения в освоении космоса, суперкомпьютерах и замкнутом топливном цикле. Кроме этого, мы показали наши новые направления деятельности в части возобновляемых источников энергии, ветроэнергетики и малой гидроэнергетики.

- Спасибо за беседу.

Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен


Германия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300860

Особо энергичный медведь: как хакеры атакуют энергетические предприятия

Юстус Бендер (Justus Bender), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Если в Германии когда-нибудь сложится такая же ситуация, как на Украине 23 декабря 2015 года, то это станет настоящим кошмаром для немецких органов безопасности. В этот день около 700 тысяч семей на западе Украины остались без электричества. Однако произошло это не потому, что сепаратисты обстреляли какую-то электростанцию, и не из-за какого-то технического дефекта. Достаточно оказалось всего лишь нескольких электронных писем с компьютерными вирусами на адреса сотрудников компании-оператора.

С учетом конфликта на Украине появились две версии возникновения ЧП. Во-первых, это могли быть действия российских хакеров, стремившихся ослабить противника. Во-вторых, это могла быть специфическая проблема бывшей советской союзной республики, которые маловероятны в таких странах, как Германия.

К тому моменту, как на Украине в массовом порядке погас свет, западные энергокомпании, по всей вероятности, уже давно подверглись нападениям российских хакеров. Так, группа хакеров, получившая от служб безопасности прозвища Energetic Bear или Dragonfly, атаковала западные предприятия энергетической отрасли еще с февраля 2013 года. Они просто рассылали зараженные вирусами электронные письма и взламывали сайты, на которых общались между собой сотрудники этих компаний. От этих атак пострадали такие страны как Испания, США, Франция, Италия, Германия и прочие.

Целью этих атак была кража паролей, а также установка программ, позволявших дистанционно вмешиваться в работу предприятий. Исследование, проведенное тогда специалистами фирмы Symantec, выявило, что все вредоносные программы были настроены на время, соответствовавшее девятичасовому рабочему дню по московскому времени (среднеевропейское время +4 часа), причем особенно часть атаки совершались по вторникам и никогда по выходным. Впрочем, это нельзя было назвать неопровержимым доказательством, потому что чисто технически можно настроить то или иное время.

Это было в 2013 году. Согласно опубликованному в среду докладу Symantec, эта же группа вновь активизировалась в этом году. Так, ее члены атаковали энергетические предприятия в Швейцарии, США и Турции. Кроме того, эксперты Symantec выяснили, что сотрудники немецких предприятий также посещали инфицированные хакерами Dragonfly сайты. В частности, это происходило на сайтах, где была возможна регистрация на специализированные заседания или семинары. Пока, однако, не было ни одного доказанного случая заражения какого-нибудь энергетического предприятия в Германии, однако полностью исключать это нельзя.

«С мая 2017 года мы зафиксировали повышенную активность, продолжающуюся до сих пор. Эта волна атак еще не прошла, и поэтому мы считаем важным проинформировать пользователей об этом», — сказал эксперт Symantec Кандид Вюст (Candid Wüest) нашему изданию. «Мы не хотим распространять лишнюю панику, но когда существует возможность дистанционного отключения энергии, это является серьезным средством давления», — добавил он по поводу соотношения сил противостоящих стран.

Согласно докладу, эта группировка теперь «имеет потенциальные возможности по саботажу и контролю над этими системами, если решится на подобные действия». Впрочем, Вюст воздержался от утверждений, что речь однозначно идет именно о российских хакерах. «Как при любой кибератаке, невозможно что-то утверждать наверняка». По его словам, в ходе исследования программного кода его коллеги встречали слова на русском, но также, к примеру, на французском языке.

Американские правительственные круги, в свою очередь, не стесняются обвинять именно Россию в хакерских атаках. Так, газеты Washington Post и New York Times со ссылкой на американские спецслужбы называли Dragonfly «русской группировкой». А в июле ФБР и министерство внутренней безопасности США предупреждали о возможных атаках на энергетические объекты. Wolf Creek Nuclear Operating Corporation, оператор АЭС в Канзасе, к примеру, действительно стала жертвой такого нападения со стороны Dragonfly.

Немецкое Ведомство по безопасности информационной техники (BSI), по словам его руководителя Арне Шёнбома (Arne Schönbohm), также наблюдает «систематические кибератаки на предприятия энергетической отрасли». В этой связи ведомство распространило в июле соответствующее предупреждение среди компаний-операторов критически важных объектов инфраструктуры. По крайней мере, в будущем жизнь хакеров не должна стать легче. До 31 января 2018 года немецкие энергетические предприятия должны предъявить BSI соответствующие сертификаты и доказать, что принятые ими меры безопасности соответствуют минимально допустимым нормам. А между тем после первых атак Dragonfly прошло уже целых пять лет.

Германия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300860


Россия. ДФО > Электроэнергетика. Транспорт > energyland.infо, 7 сентября 2017 > № 2301671

Новый зарядный комплекс для электромобилей на о. Русский заработал в тестовом режиме

Каждая станция оборудована разъемами для одновременной зарядки автомобилей, выпускаемых как для европейского, так и азиатского рынков. Среднее время экспресс-зарядки составляет порядка 40-80 минут в зависимости от емкости аккумулятора. Объекты являются автономными.

Министр энергетики РФ Александр Новак и председатель правления ПАО «ФСК ЕЭС» Андрей Муров во время ВЭФ-2017 осмотрели новый зарядный комплекс для электромобилей на территории Дальневосточного Федерального Университета (о. Русский) – первый в Приморском крае. В мероприятии приняли участие владельцы электромобилей.

Федеральная сетевая компания (входит в группу «Россети») подключила к источникам питания комплекс, состоящий из двух зарядных станций. В период проведения форума объект будет работать в тестовом режиме бесплатно. Установка оборудования выполнена в рамках Всероссийской программы развития зарядной инфраструктуры для электротранспорта.

Россия. ДФО > Электроэнергетика. Транспорт > energyland.infо, 7 сентября 2017 > № 2301671


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра энергетики Антона Инюцына РБК.

Антон Инюцын: «В бюджетный сектор нужно привлекать частные инвестиции».

Беседовал Александр Титов

В принятом в 2009 году законе об «Энергосбережении и повышении энергоэффективности» ставилась задача к 2020 году снизить энергоемкость российского ВВП на 40%. Достижение этой цели позволило бы снизить расходы в секторе ЖКХ, модернизировать промышленность, сократить нагрузку на окружающую среду и существенно улучшить качество жизни. Однако за восемь лет показатель энергоемкости сократился лишь на 11%. Между тем перезапуск программы открывает возможности для экономического роста в условиях низких цен на углеводороды и ограниченного бюджета. О будущем индустрии +1 поговорил с замминистра энергетики РФ Антоном Инюцыным.

— Антон Юрьевич, почему программа не сработала должным образом, и сектору так и не удалось добиться поставленной задачи?

Почему вы считаете, что программа не сработала? В 2008 году Указом Президента РФ была поставлена цель по снижению к 2020-му энергоемкости ВВП на 40%. На 13,5% более энергоэффективными должны были стать товары и услуги. И на 26,5% — измениться структура экономики. То есть, попросту предполагалось увеличить сектор услуг, требующий минимального прироста потребления энергоресурсов.

Хочу сказать, что при постановке задачи мы исходили из определенных макроэкономических факторов. Прежде всего —роста ВВП и инвестиций, динамики цен на энергоресурсы.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, по сравнению с 2007 годом газ должен был подорожать в семь раз! По факту, в 2016-м цена выросла в 2,3 раза. Электроэнергия стала дороже вдвое, а не в 4,5 раза, как предполагалось. Инвестиции должны были вырасти в 2,5 раза. По факту на сегодняшний день — 23%. Конечно, эти параметры влияют на окупаемость инвестиций и масштабы модернизации основных средств.

Тем не менее, мы последовательно формировали необходимые условия, нормативно-правовые акты, систему управления энергоэффективностью, результативность которых станет еще более заметной с возобновлением роста экономики. Это — не мои слова. В энергетическом рейтинге Всемирного банка за 2017 год Россия, как и вся Европа, заняла место в «зеленой зоне», со средним показателем 77 баллов. Это очень хороший результат.

Запланированные 40% роста энергоэффективности — очень амбициозная задача даже относительно тех сценарных условий, которые закладывались на момент разработки закона в 2009 году. Но, с учетом реальной ситуации, мы уже смогли, по оценкам экспертов, снизить энергоемкость на 11-11,5%.

— Возобновят ли со следующего года субсидии регионам для повышения энергоэффективности?

Как раз недавно на заседании Совета законодателей при Федеральном Собрании на этом вопросе акцентировали внимание сами депутаты, предложив заложить необходимые средства в бюджет на 2018 год. Ведь на сегодняшний день страна продолжает жить в определенных финансовых ограничениях. Будем внимательно следить за возобновлением роста экономики, дополнительными доходами бюджета.

Мне кажется, сейчас мы могли бы попробовать запустить хорошую программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием.

Сегодня доля энергоэффективного уличного освещения в России составляет всего 6,7%. При этом в структуре потребления электроэнергии на освещение приходится 12%. Мы понимаем, каков резерв.

Кстати, в апреле приезжали эксперты ООН, чтобы оценить ситуацию с продвижением энергоэффективного освещения в России. По оценкам экспертов, сформированная за последние пять лет нормативно-правовая база соответствует лучшим мировым практикам.

— Что именно удалось сделать для продвижения энергоэффективного освещения?

Во-первых, с июля 2016-го мы ввели новые требования к госзакупкам. Во-вторых, с этого года распространили эти нормы на все ГУПы и МУПы (государственные унитарные предприятия и муниципальные унитарные предприятия. — Прим. +1). В-третьих, установили уровень внедрения светодиодного освещения к 2020 году в объеме 75% во всех регулируемых организациях страны (естественные монополии и организации, обеспечивающие электро-, тепло-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, утилизацию (захоронение) твердых бытовых отходов и т.д. — Прим. +1).

В-четвертых, создан раздел по нормированию энергопотребления источниками уличного освещения еще на этапе проектирования, чтобы исключить применение архаичных технологий.

Кроме того, с января 2018-го вводится обязательное использование светодиодов при капитальном ремонте и новом строительстве многоквартирных домов, зданий и сооружений. Эта нормативно-правовая база позволила нам за пять лет создать рынок. В итоге продажи светодиодов выросли с 2% до 25%, а средняя стоимость лампы упала с 500 до 150 рублей. Так должно быть и в других отраслях.

Например, в ряде развитых стран владельцы зданий с низким классом ЭЭ платят повышенный налог на имущество: плюс 1-2%. Такая мера вынуждает собственника задуматься о модернизации объекта. Речь идет о коммерческих зданиях, но в перспективе можно подумать и про многоквартирные дома.

Дополнительные сборы идут на целевые программы поддержки модернизации, в том числе на разработку продуктовых программ. Например, в свое время в США при покупке энергоэффективной лампочки потребители могли получить скидку на оплату электроэнергии, вырезав часть упаковки от лампы и приколов к счету за электричество.

— В каких отраслях экономики и энергетики отмечен наибольший успех в области энергосбережения и повышения ЭЭ?

По подсчетам разных экспертов, наибольший вклад в повышение энергоэффективности экономики внес ТЭК.

В сетевом комплексе мы за пять лет смогли снизить потери примерно на 10%, что составляет как минимум 10 млрд кВт/ч. Между прочим это суммарное потребление электричества за год всего Хабаровского края или Чувашии. Идет большая работа по внедрению систем интеллектуального учета. Например, в Россетях за пять лет долю таких приборов удалось увеличить впятеро, с 2% до 10%. Но еще есть куда двигаться дальше.

Колоссальным вкладом энергетики в повышение ЭЭ стал переход к полезному использованию попутного нефтяного газа. Мы поставили цель в 95%. Если, скажем, пять лет назад уровень использования попутного газа был 76%, то сегодня он уже 88%, или 10 млрд кубометров газа. Это сопоставимо с его потреблением в Австрии или Чехии.

Нефтеперерабатывающая отрасль также внесла большой вклад в энергоэффективность. В результате модернизации НПЗ за пять лет производство мазута сократилось на 23%, а глубина переработки нефти выросла почти до 80%. Очень важно, что мы почти полностью перешли на производство бензина самого высокого стандарта. Если еще в 2012 году доля топлива Евро-5 в общем производстве бензина была около 24%, сейчас она на уровне 92%. В результате как минимум на 60% снизились выбросы серы — одного из основных загрязняющих веществ в крупных городах. А машины, в свою очередь, стали более эффективно расходовать топливо.

За рамками ТЭК самый интересный пример, пожалуй, — развитие высокоскоростного железнодорожного транспорта. И дело здесь не в энергоэффективных локомотивах, а в том, сколько людей ежедневно выбирает теперь Сапсан вместо самолета или автомобиля. Только представьте эффект на маршруте Москва— Санкт-Петербург! По итогам года пассажиропоток составил почти 5 млн человек, а перевозка электропоездом в разы энергоэффективнее, чем автомобилем, не говоря уже о перелете.

— Какие инструменты стимулирования и поддержки повышения энергоэффективности вы считаете оптимальными для сектора энергетики?

В электроэнергетике, вы знаете, мы завершаем программу по ДПМ (договор о предоставлении мощности, — прим. +1). Она заключается в масштабном обновлении парка тепловых электростанций. Это более трех триллионов рублей инвестиций, начиная с 2007 года. В следующем году по программе будет суммарно введено 30 гигаватт мощностей.

Еще приведу в пример механизм КОМ (конкурентный отбор мощности. Предполагает снижение цены на поставку ресурса за добровольное ограничение потребления в пиковые часы. — Прим. +1). Благодаря ему компании смогли оптимизировать свои затраты. Мы посчитали, что к 2020 году это позволит вывести с рынка 9,3 ГВт мощностей. Это, на наш взгляд, хороший механизм сдерживания роста цен и нагрузки на потребителя.

Я считаю, что мы сильно выиграем от развития инструментов экологического и технологического регулирования — когда либо вводится запрет на использование того или иного неэффективного оборудования, либо ограничивается его оборот, и одновременно запускаются программы стимулирования по переходу на новую технику. Как, например, с повышением требований к капитальному ремонту, освещению, с переходом на НДТ. Штрафы за выбросы сверх лимита для определенных предприятий — тоже инструмент повышения ЭЭ. И здесь владельцы уже сами должны думать, что для них выгоднее: перенастроить производство, чтобы укладываться в тот или иной экологический класс, либо заплатить штраф.

Как в случае с решением проблемы ПНГ (его суть — в увеличении платы за сжигание попутного нефтяного газа свыше 5% от добычи — прим. +1). Или как четырехсторонние соглашения, которые позволили провести в стране масштабную модернизацию НПЗ. Нефтяники вложили 1,2 триллионов рублей за пять лет. Это внушительная сумма.

— Программа по ЭЭ у нас — одна из самых многострадальных в плане урезания финансирования. Будут ли увеличены госинвестиции в сектор по сравнению с 2016 годом?

В бюджетный сектор, — а это школы, детские сады, больницы, спортивные сооружения, административные здания, — нужно привлекать частные средства. На наш взгляд, тут как раз помогли бы продуктовые программы, направленные на улучшение освещения и установку индивидуальных тепловых пунктов. Эти проекты близки к окупаемости, так что частные инвестиции здесь вполне могут занять доминантную роль. Государство же может оказывать регулирующее воздействие и предоставлять субсидии.

Что касается госинвестиций, которые касаются улучшения качества жизни, или сферы нового строительства, мы должны, если можно так выразиться, повышать энергоэффективность использования бюджетных средств.

Как я уже сказал, многие ведомства внимательно следят за улучшением макроэкономической ситуации и дополнительными доходами бюджета, чтобы предлагать соответствующие проекты, влияющие на энергоэффективность. Это утилизация старых автомобилей, кредитные механизмы Россельхозбанка, поставки Росагролизинга, программы Фонда ЖКХ и другие.

— Энергосервисный сектор развивается гораздо скромнее, чем ожидали власти и эксперты. Какие меры регулирования и поддержки в связи с этим последуют для компаний, обеспечивающих поставку мощности потребителям?

Хороших примеров тоже хватает. Например, во Владимирской области инвестиции через энергосервис только в освещение составляют до полумиллиарда рублей.

В ряде других регионов бизнес также активно подключился к этой истории. За 2016 год у нас заключено порядка 700 энергосервисных контрактов на сумму 7 млрд рублей. Энергосервисный контракт мог бы стать хорошим инструментом для повышения ЭЭ в бюджетном секторе.

В то же время нужно придумать типовой кредитный инструмент для применения в ЖКХ. Это популизм, когда некоторые говорят, что энергосервис спасет мир в плане модернизации. Мировой опыт подсказывает, что это как раз — очень узкоприменимая вещь. Здесь нужно расширять спектр. Например, полезным инструментом могла бы стать поставка в рассрочку энергоэффективного оборудования. Ну и плюс, как я уже сказал, продуктовые программы.

— Стоит ли ожидать перезапуска программы по ЭЭ? Что Минэнерго настроено делать дальше для продвижения этой истории?

Необходимая работа проводится; ждем возобновления роста экономики. Мы программу не останавливали, чтобы ее перезапускать. Катализаторами активности у потребителей энергии станут нормальная международная обстановка, рост ВВП и модернизация электро- и теплоэнергетики.

В части теплоснабжения планируем продолжить модернизацию за счет привлечения внебюджетных источников через так называемую«альтернативную котельную» (установление предельного уровня цены на тепловую энергию — прим. +1). Рассчитываем, что уже в 2017 году ряд регионов подключится к реализации такой идеи.

В секторе электроэнергетики продолжим выводить и модернизировать устаревшие генерирующие мощности. Подробно вопросы энергоэффективности будут обсуждаться на полях международного форума «Российская энергетическая неделя». Он пройдет в Москве 4-7 октября с участием руководителей крупнейших мировых и российских генерирующих компаний.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын


Япония. Китай. ДФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301639

Для создания Азиатского энергокольца надо Дальний Восток «влить» в единую энергосистему России

«Страны-участники создания Азиатского энергокольца должны решить глубинные проблемы, мещающие его реализации», - считает гендиректор «ДВЭУК» Дмитрий Селютин, участник ВЭФ-2017. В Японии экспорт электроэнергии запрещен, в Китае наш тариф не выгоден.

«Для того чтобы прийти к однозначному выводу об экономической и технологической целесообразности проекта Азиатского энергокольца, нужно очень подробно изучить балансовую ситуацию в странах, которые будут реализовывать этот проект, тарифные и законодательные механизмы стран – потенциальных участников проекта, а также ситуацию, связанную с режимами и с диспетчеризацией, которая присутствует в этих странах», – поясняет Дмитрий Селютин.

Он отмечает, что когда говорят об экономической эффективности данного проекта, то оперируют несколькими вещами. Во-первых, это взаимное резервирование энергосистем. Текущие нормативы резервирования в Российской Федерации настолько высоки по сравнению с мировым уровнем, что в каком-то дополнительном резервировании из внешних энергосистем говорить не приходится. Также не приходится говорить и о дополнительном резервировании за счет КНР, учитывая, что северо-восток Китая испытывает определенный дефицит электроэнергии на данный момент. Поэтому взаимное резервирование и в этой связи повышение фактора показателя надежности энергосистем, безусловно, является аргументом, но аргументом, нуждающемся в дополнительном изучении.

Во-вторых, взаимообмен электроэнергией. Системы регулирования тарифов в России, Китае и Японии принципиально отличаются. Например, РФ крайне плохо поставляет электроэнергию в КНР по причине того, что российские энерготарифы неконкурентоспособны с китайскими. На сегодняшний день поставки осуществляются из Объединенной энергосистемы Востока (ОЭС Востока), на которую распространяет действие вторая неценовая зона оптового рынка электроэнергии и мощности. В этой связи «Восточная энергетическая компания» (дочернее предприятие ПАО «Интер РАО») осуществляет поставки в Китай только забалансовой электроэнергии, которая не учитывается в формировании баланса. Поэтому с точки зрения взаимообмена по крайней мере в КНР предстоит решение непростой задачи по взаимному тарифному регулированию. Это является препятствием для экспортного потенциала электроэнергии Дальнего Востока.

«Японское законодательство вообще запрещает импорт электроэнергии. Получается, что инициаторы проекта Азиатского энергокольца в Японии должны добиться снятия этого запрета. Далее, когда ведут речь об экономике проекта, говорят о сезонных несовпадениях пиков потребления и в этом видят смысл поставок электроэнергии. Однако этот вопрос тоже недостаточно изучен», – прокомментировал генеральный директор АО «ДВЭУК».

Кроме того, по его мнению, России необходимо разобраться с собственными энергокольцами, так как поставка электроэнергии в соответствии с предполагаемым маршрутом осуществляется из ОЭС Востока: «Между ОЭС Сибири и ОЭС Востока перетоки сильно ограничены. Необходимо решить часть внутренних проблем, чтобы вся энергосистема России работала как действительно единая энергосистема. На данный момент восточная часть работает с достаточной степенью автономности от единой энергосистемы страны, которая пока заканчивается Забайкальский краем».

Япония. Китай. ДФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301639


Россия > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301638

7 сентября 2017 г. АО «Концерн Росэнергоатом» (входит в электроэнергетический дивизион ГК «Росатом») — крупнейшая генерирующая компания в России, занимающая второе место в мире по объему атомных генерирующих мощностей, — отмечает свое 25-летие.

Сегодня концерн — это единственная компания в России, ведущая сооружение одновременно восьми энергоблоков мощностью не менее 1 ГВт каждый на 5-ти площадках, а также один плавучий энергоблок. В состав концерна входят как 10 действующих АЭС (филиалы), на которых эксплуатируются 35 энергоблоков суммарной установленной мощностью 27,9 ГВт, так и дирекции строящихся АЭС, а также ряд инжиниринговых предприятий. При этом «Росэнергоатом» успешно выполняет свою главную миссию - производство на АЭС электрической и тепловой энергии при гарантированном обеспечении безопасности, как высшего приоритета деятельности.

За четверть века работы, с момента образования «Росэнергоатома» в 1992 году, атомными станциями России было выработано порядка 3 трлн 786 млрд кВтч электроэнергии. Введено в эксплуатацию 8 новых энергоблоков, в т.ч. №1 НВАЭС-2, №4 Белоярской АЭС. На 25-ти энергоблоках был продлен срок эксплуатации. Увеличение КИУМ достигло 85,95% вместо 52,6%.

Всё это время стандарты безопасности на АЭС России не только поддерживались на высоком уровне, но и постоянно совершенствовались. В результате в 3 раза сократилось общее количество нарушений, в 10 раз — количество инцидентов, значимых для безопасности, а с 1999 года на АЭС полностью отсутствуют нарушения выше первого уровня по шкале ИНЕС.

Глава «Росэнергоатома» Андрей Петров, подводя итоги 25-летней работы компании, отметил, что за эти годы концерн не просто сохранился, а стал крупнейшей генерирующей организацией в России и одним из лидеров в мире по эксплуатации и сооружению атомных станций.

«Важнейшее изменение за эти годы — это возрождение строительного комплекса. Сегодня мы ведем сооружение 8-ми энергоблоков АЭС одновременно, Концерн выступает на стройплощадках в качестве заказчика-застройщика, технического заказчика. Еще несколько лет назад, когда достраивалось в среднем раз по блоку в три года, мало кто мог представить, что такой объем строительных работ станет возможным. Однако сегодня мы возводим блок ВВЭР-1000 (№4 Ростовской АЭС), а также строим энергоблоки по передовым для мировой атомной энергетики проектам. В ряду ключевых событий прошлого года для атомной энергетики всего мира — ввод в промэксплуатацию блока №4 Белоярской АЭС с инновационным реактором на быстрых нейтронах БН-800. Также это энергетический пуск блока №1 НВАЭС-2 с реактором ВВЭР-1200 поколения «3+», в проекте которого учтен постфукусимский опыт. Оба этих энергоблока служат основой для инновационного развития атомной энергетики. В них — ключевое конкурентное преимущество российской атомной отрасли», — сказал А.Петров.

По его словам, в текущем году Концерну также предстоит осуществить ряд важнейших работ на стройплощадках: «До конца 2017 года пусковые операции предстоят на блоках №1 ЛАЭС-2 и №4 Ростовской АЭС. Кроме того, сейчас активно ведется подготовка к строительству станции замещения Курской АЭС-2. Там предстоит начать армирование фундаментной плиты здания реактора блока №1, что является важной вехой для ключевого события – «первый бетон» в 2018 году. Ряд работ предстоит выполнить и на энергоблоке №2 НВАЭС-2: в этом году должна быть обеспечена готовность систем блока к операции пролива систем безопасности на открытый реактор».

Кроме того, до конца текущего года запланирован ввод в эксплуатацию 1-ой очереди одного из важнейших проектов Концерна — Опорного центра обработки и хранения данных (ЦОД «Менделеев») вблизи Калининской АЭС. Его задача — реализация собственной системы обработки и хранения данных для производственного процесса, а также диверсификация бизнес-портфеля и освоение нового для компании направления по предоставлению услуг обработки и хранения данных.

Также в рамках развития новых направлений бизнеса компанией продолжится успешное освоение производства изотопа Кобальт-60 (Со-60), который используется в производстве источников гамма-излучения, широко применяемого во многих отраслях. Площадками для реализации проекта стали Ленинградская, Смоленская и Курская АЭС.

Кроме того, сегодня концерном проводится активная работа по исполнению обязательств в рамках заключенных договоров на сервисное обслуживание АЭС российского дизайна за рубежом. Сейчас по данному направлению осуществляется работы в 12-ти странах: Армении, Белоруссии, Болгарии, Чехии, Словакии, Венгрии, Иране, Китае, Боливии, Финляндии, Литве, Индии. В Армении, Иране и Болгарии дивизион является лидером рынка. Успешно развиваются новые сервисные направления, такие как «Ядерная Инфраструктура» и «Подготовка персонала». Проводится пилотный «базовый курс» для персонала АЭС «Ханхикиви» (Финляндия), на площадке учебно-тренировочного центра (УТЦ) Нововоронежской АЭС регулярно проходят стажировку белорусские специалисты.

Отметим, что выработка АЭС России до конца 2017 года может достичь очередного рекорда, превысив плановые показатели ФАС и став отличным подарком к 25-летию концерна. В 2016 г. она составила 196,366 млрд кВтч, также превысив достижение 2015 года в 195,213 млрд кВтч.

Государственное предприятие «Российский государственный концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях» (ГП Концерн «Росэнергоатом») было образовано в соответствии с Указом Президента РФ от 7 сентября 1992 г. №1055 «Об эксплуатирующей организации атомных станций Российской Федерации». Согласно этому документу, имущество атомных станции России закреплялось за «Росэнергоатомом» на праве полного хозяйственного ведения и в соответствии с заключенным с Госкомимуществом договором. При этом АЭС сохраняли самостоятельность и права юридических лиц.

Основой деятельности АО «Концерн Росэнергоатом» является производство электрической и тепловой энергии на атомных станциях. В его состав входят все 10 атомных станций России, на которых в эксплуатации находятся 35 энергоблоков: 18 энергоблоков с реакторами типа ВВЭР (из них 12 - ВВЭР-1000, один – ВВЭР-1200 и 5 ВВЭР-440 различных модификаций); 15 энергоблоков с канальными реакторами (11 энергоблоков с реакторами типа РБМК-1000 и 4 энергоблока с реакторами типа ЭГП-6); 2 энергоблока с реакторами на быстрых нейтронах с натриевым охлаждением (БН-600 и БН-800). В настоящее время на АЭС России производится порядка 18,3% от всего объема выработки электроэнергии в стране.

Россия > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301638


Франция > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297799

Франция запретит на законодательном уровне к 2040 г добычу нефти и газа в стране.

К 2040 г Франция намерена запретить добычу нефти и газа на своей территории, включая на шельфовых участках недр.

Законопроект на эту тему правительство Франции опубликует 6 сентября 2017 г.

Законопроект был разработан министром окружающей среды Франции Н. Юло.

В июне 2017 г он уже заявлял о том, что к 2022 г Франция прекратит использовать энергию угля, на которую сейчас приходится 5% от общей энерговыработки.

Также в министерстве существует инициатива сокращения доли ядерной энергетики в энергобалансе Франции до 50% к 2025 г с текущих 75%.

Согласно законопроекту, текущие контракты на бурение не будут возобновлены, указывает агентство, ссылаясь на черновик документа, имеющийся у него в распоряжении.

Согласно инициативе, во Франции будет также запрещена разведка и добыча сланцевого газа и исключены любые экспериментальные методы добычи.

До настоящего момента под запретом был только гидравлический разрыв пласта (ГРП).

Франция в 2011 г на законодательном уровне запретила добычу углеводородов с помощью метода ГРП.

В 2013 г этот запрет пытались снять, но Конституционный совет Франции отклонил требование об отмене закона, запрещающего ГРП, а затем бывший президент страны Ф. Олланд продлил запрет на использование ГРП до 2017 г.

Между тем, эксперты уверяют, что в принятии такого законопроекта нет острой необходимости.

Объемы добычи во Франции составляют 1% от общего объема потребления энергоресурсов, остальное импортируется.

Доказанные запасы нефти во Франции, по состоянию на начало 2011 г составляли 12,5 млн т.

Основная часть запасов нефти в стране сосредоточена в пределах двух бассейнов: парижского и аквитанского.

Сегодня во Франции 5 основных нефтяных бассейнов, из них в 3х ведется добыча: в Аквитанском, в Па-де-Кале и в Парижском бассейне.

В настоящее время ведутся геологоразведочные работы (ГРР) в бассейне Роны.

Нефть под Парижем стали добывать в 1958 г.

На сегодня 55% французской нефти добывается под Парижем.

Учитывая незначительные запасы, особой активности не наблюдалось вплоть до нефтяного кризиса 70-80х гг.

В 1983 г начало давать нефть крупнейшее здесь месторождение Шонуа, на котором действует около 100 скважин.

С начала эксплуатации по сегодняшний день это месторождение дало около 10 млн т нефти.

Нефтяные слои располагаются на глубине от 900 до 6000 м.

Средняя глубина эксплуатации 1300-1500 м.

Ныне добыча в собственно Франции покрывает от 1 до 2 % потребления углеводородов, а если удастся выбить разрешение на эксплуатацию месторождения Лакано в Жиронде, добыча может удвоиться.

В последнее время в стране также активно ведутся работы по разведке сланцевого газа, и в том же Парижском бассейне пытаются запустить пробную добычу, но пока экологи и местное население берут верх.

Франция > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297799


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра А.Ю. Инюцына журналу "Вести в электроэнергетике".

«Решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее».

Беседовала Людмила Юдина

С 3 по 7 октября в московском Манеже пройдёт Международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики — «Российская энергетическая неделя» (РЭН), которая стала правопреемником форума ENES, пользовавшегося большой популярностью у участников и посетителей. В этом году форум не только приобрёл новый статус и новое имя (РЭН), но и существенно расширил сферу охвата: теперь наряду с вопросами электроэнергетического комплекса здесь будут обсуждаться и перспективы развития таких базовых отраслей экономики, как нефтяная, газовая, угольная отрасли, нефтехимическая промышленность. О целях и задачах Российской энергетической недели-2017 журналу «Вести в электроэнергетике» рассказал заместитель председателя оргкомитета РЭН, заместитель Министра энергетики РФ Антон ИНЮЦЫН.

— Антон Юрьевич, поясните пожалуйста, с чем связана трансформация энергетического форума?

— Предпосылки к этому сложились ещё в рамках ENES. За четыре года работы ENES сферы и направления форума неизменно расширялись: здесь прорабатывались вопросы не только электроэнергетики, но и ТЭК в целом. На полях форума собирались руководители и узкие специалисты как электроэнергетической, так и нефтяной, газовой отраслей. Повестка форума максимально была насыщена международными мероприятиями. ENES демонстрировал устойчивую эффективность и популярность среди участников и посетителей. В то же время становилось очевидным, что форум перерос свои рамки, его необходимо выводить на новый уровень. В связи с этим, к работе был привлечён фонд «Росконгресс», имеющий большой опыт в сфере подготовки крупных специализированных мероприятий, разработаны новый формат и новая деловая программа. Новизна состоит в том, что мы делаем упор на более глубокую повестку дня, усиливаем международную составляющую, что в условиях напряжённой международной обстановки становится крайне важным.

Одним из «якорных» мероприятий Российской энергетической недели станет форум стран-экспортёров газа, который пройдёт сразу на двух площадках — в Москве и Петербурге. В газовом форуме примут участие 12 стран — крупнейших экспортёров газа и 4 страны-наблюдателя. Здесь же состоятся выборы нового генерального секретаря организации ФСЭГ (ФСЭГ — объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. — Прим. ред.).

— Насколько высок интерес к предстоящему форуму со стороны потенциальных участников?

— Начну с того, что в этом году ключевой темой форума станет «Энергия для глобального роста». Причём, слово «энергия» здесь имеет двойное значение: это и необходимый ресурс для социально-экономического роста любой страны, и энергия человека, позволяющая двигать научно-технический прогресс вперёд.

В ходе подготовки РЭН мы собрали мнения экспертов по всему миру, постарались выделить наиболее актуальные вопросы, которые особенно волнуют участников форума. В результате, по предварительным данным, в Российской энергетической неделе намерены принять участие порядка 500 компаний и объединений из 30 стран мира. И это — с учётом международной обстановки, которая на сегодняшний день сложилась не самая простая. Министр энергетики РФ Александр Валентинович Новак охарактеризовал РЭН как ключевое событие для российской энергетики нашей страны, и практика это подтверждает.

— Какие вызовы сегодня стоят перед отечественной и мировой энергетикой? Насколько мы готовы на них ответить?

— Одним из ключевых вызовов становятся технологические прорывы в разных сферах энергетики, которые полностью меняют привычные представления о добыче и использовании традиционных источников энергии. В связи с этим меняется баланс игроков на мировых рынках, экономически непривлекательные запасы энергетического сырья становятся рентабельными, страны-импортёры углеводородов и электроэнергии стремятся стать экспортёрами. Продолжается глобализация рынков, в то же время появляются новые активные участники — Иран, Бразилия, другие.

Растущая доступность углеводородного сырья приводит к росту числа стран-потребителей. Активно развивается торговля сжиженным газом. Неслучайно США придаёт такое большое значение этому виду бизнеса. Количество импортёров СПГ за последние 20—30 лет увеличилось в 3—4 раза: если раньше сжиженный газ покупали десяток стран, то теперь — около сорока.

Россия гармонично вписывается в картину современного энергетического мира. Мы активно занимаемся развитием собственной технологической базы, реализуем программы по импортозамещению. Хорошим импульсом к более глубокой и серьёзной работе в этом направлении послужило введение санкций в отношении нашей страны, в том числе и в области энергетики. Следует отметить, что, несмотря на усиление санкционного давления, по итогам 2016 года Россия удерживает лидерство на мировой арене по добыче углеводородов: мы занимаем первое место по нефти (12,4 % от мировых объёмов), второе — по природному газу (17,7 %), а также входим в первую пятёрку стран в области производства угля и электроэнергии.

Именно потому, что в нашей стране большое внимание уделяется госрегулированию, привлечению инвесторов, стимулированию новых технологий, нам удаётся занимать передовые позиции на мировом энергетическом рынке. Тем не менее, мы учитываем усиление конкуренции, нарастающую активность партнёров, поэтому особое внимание уделяем таким новым направлениям, как добыча углеводородов на шельфе (по итогам прошлого года она выросла на 18 %), добыча трудноизвлекаемых запасов и пр. Большой интерес к этой работе проявляют зарубежные компании, в связи с чем, несмотря на санкции, политическое давление и другие искусственные барьеры, наши промышленники имеют возможность создавать альянсы и совместные предприятия с иностранным участием.

Россия широко представлена и в ЕАС, и в странах АТР, укрепляет связи по линии БРИКС. Рассчитываем, что до конца 2017 года нам удастся запустить энергоплатформу стран БРИКС, которая позволит делать альтернативные прогнозы по энергетическим рынкам, верифицировать их среди наших стран и ориентироваться на них при проведении своей политики.

Высокий уровень энергетического сотрудничества достигнут с Китаем, что стимулирует развитие энергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке. Есть целый ряд масштабных высокотехнологичных проектов с Японией, Южной Кореей, Индией. То есть мы продолжаем развивать взаимовыгодные отношения с ближайшими соседями на новой технологической основе и расширяем горизонты, привлекая к сотрудничеству всё новые страны.

Здесь я хотел бы подчеркнуть: мы не ограничиваемся крупными сделками. Довольно динамично развиваются горизонтальные связи — на уровне регионов, отдельно взятых компаний. Реализуется много малых, локальных энергетических проектов — на уровне района, посёлка, предприятия. Кстати, зарубежные инвесторы и партнёры проявляют к «малым» формам работы большой интерес. Например, Япония принимает участие в развитии ветрогенерации на Дальнем Востоке. Высока активность иностранных инвесторов в проектах в области мини-генерации, интеллектуальных энергосистем, освещения и пр. На площадке РЭН мы планируем организовать панельную дискуссию по энергоснабжению удалённых территорий. В России в таких районах, напомню, проживает порядка 20 млн человек. У нас есть чёткое понимание и конкретные решения по вопросу, как, не снизив качество обслуживания, создать новую инфраструктуру и улучшить уровень жизни наших граждан.

Добавлю, что мы заинтересованы в реализации проектов не только на территории нашей страны, но и за рубежом. Российские энергетики работают в разных странах мира. Это важно ещё и потому, что решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Энергоэффективность любой экономики зависит от уровня и качества развития новых технологий. Что происходит у нас в научно-технической сфере? Какие направления развиваются наиболее активно? Какие не получают должного внимания и почему? Насколько Минэнерго способно влиять на динамику научно-технического прогресса?

— Есть ряд направлений, развитие которых продвигается особенно динамично. Минэнерго отслеживает их особенно жёстко, потому что они прямо влияют на социальное состояние общества. Возьмём такую сферу, как освещение. В России на внутреннее и внешнее освещение приходится 13 % всей производимой в стране электроэнергии. То есть каждый шестой киловатт-час расходуется на освещение. Это огромный рынок. За последние пять лет в нашей стране были созданы понятные условия для формирования рынка современных энергоэффективных источников света (прежде всего, речь о светодиодных приборах). Была разработана правовая база, в соответствии с которой все ГУПы, МУПы и другие государственные организации обязаны закупать только светодиодные лампы для своих целей. Организации с регулируемыми видами деятельности обязаны в своих программах развития довести долю светодиодных ламп до 70 % к 2020 году. Мы внесли поправки в ряд документов, которые связаны с проектированием. Теперь строительство новых зданий и сооружений может вестись только с применением светодиодных энергосберегающих ламп (в местах общего пользования). Что касается городского освещения, то начиная со следующего года, оно также предусматривает обязательное использование светодиодных ламп.

Проведённая организационно-законодательная работа дала свои результаты: если в 2012 году доля рынка светодиодных ламп составляла всего 2 %, то сегодня она увеличилась до 25 %. Рост в 10 раз.

— А сами мы светодиодные лампы выпускаем?

— Конечно. Другое дело, что некоторые комплектующие привозим из-за рубежа, потому что это дешевле, чем производить самим. Скажу больше: за последние пять лет цена светодиодной лампы снизилась более чем втрое: если в начале формирования рынка она составляла 700 рублей за штуку, то сейчас — 150—200 руб. Но и это не предел. По нашим расчётам, стоимость лампы может снизиться ещё в 2—3 раза. Например, в Индии она стоит 1—1,5 доллара США.

— Каковы приоритеты в других сферах ТЭК?

— Определённый прорыв сделан в области нефтепереработки. Благодаря разработкам и внедрению новых технологий за последние годы глубина переработки нефти в России поднялась с 70 до 92 %, а на предприятиях Пермского края — до 98 %! Всё это позволяет расширить линейку экспортных товаров. Мы планируем в ближайшее время завершить модернизацию всех российских НПЗ. Между тем, уже сегодня производится 93 % бензина только высшего, 5 класса топлива, отвечающего всем европейским и международным стандартам. Сегодня мы можем заявить о том, что российские автомобилисты используют самое качественное и экологически чистое топливо. 5 класс позволяет снизить вредные выбросы на 50—60 %.

Продолжает развиваться тема использования газомоторного топлива на автотранспорте. Правда, следует признать, что сильнейшим конкурентом газа становится электричество. Зарядную инфраструктуру для электромобилей создать проще и дешевле, чем сеть газовых заправок. Кроме того, заметно различаются требования к безопасности, содержанию и использованию АГЗС и электрозаправок. Тем не менее, мы считаем, что нужно развивать обе заправочные инфраструктуры. Практика показывает: для легкового и городского транспорта предпочтительнее использовать электромотор, а, например, для длинных переездов, для коммунальной техники и пр. больше подходит газомоторное топливо.

Большие задачи стоят перед энергетиками в области возобновляемой энергии: к 2025 году планируется ввести 9 ГВт мощностей. Параллельно к 2020 году будет выведено из эксплуатации порядка 9 ГВт неэффективных мощностей, которые будут заменены новыми высокотехнологичными объектами, в том числе цифровыми. В настоящее время в Калининградской области силами «Янтарьэнерго» реализуется пилотный проект по внедрению комплексных систем интеллектуального и цифрового управления.

Пока у нас нет возможности внедрять новые технологии повсеместно, поскольку они достаточно дорогие. Но делается всё для того, чтобы заложить надёжную базу под дальнейшее развитие и удешевление новых технологий и инновационных продуктов. Другими словами, решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Как в части развития и внедрения новых технологий в ТЭК выглядит Россия на мировой арене? Насколько продуктивно работает наша научная школа?

— Здесь правильнее было бы говорить не о ТЭК в целом, а о каждой конкретной отрасли отдельно. Где-то у нас есть заметные достижения, где-то — очевидные недоработки.

Лидирующие мировые позиции в плане развития технологий мы удерживаем в газовой отрасли. Проекты, которые реализует «Газпром» на Бованенковском месторождении, или «НОВАТЭК» на Ямале, уникальны сами по себе и требуют уникальных технологий. Обустраивать скважины, прокладывать газопроводы, вести добычу приходится в условиях Крайнего Севера, где вечная мерзлота, суровый климат, низкие температуры и очень хрупкая природа. Лишь благодаря совместной деятельности учёных, инженеров, проектировщиков, строителей, промысловиков и т.д. удалось создать технологии, позволяющие реализовать проекты, которые до сих пор считались невозможными.

Или возьмите нефтепровод в Заполярье. Трубы проложены в вечной мерзлоте, где неустойчивые почвы, сложные климатические условия. С учётом этих и других природных нюансов наши инженеры создали такие конструкции и такие материалы, каких нет нигде в мире.

Уникальные проекты запускаются в электроэнергетической сфере. В полном автоматизированном режиме (с минимальным участием человека) работают электростанции в Екатеринбурге, в Челябинске. Это совершенно новая философия генерации и управления сетями. Под эти станции построены жилые микрорайоны (например, микрорайон «Академический» под Екатеринбургом), в которых полностью интегрированы все «умные» технологии в электроэнергетике и ЖКХ.

Важно отметить, что многие уникальные технологии, создаваемые в процессе реализации проектов ТЭК, потом широко используются в других отраслях — космической, оборонной, транспортной, медицинской...

При этом добавлю: у нас ещё есть большой потенциал для развития технологий, прежде всего в электроэнергетике, а также в нефтяной и газовой промышленности.

— В форуме принимают участие не только работники ТЭК, но и представители федеральной и региональной власти, финансовых и других деловых структур. Что даёт энергетикам диалог с ними?

— Начну с того, что на этот форум мы ждём много гостей. В этом году в рамках форума пройдёт саммит мэров городов, как российских, так и иностранных. В нём примут участие порядка 50 глав из городов нашей страны и примерно столько же — зарубежных. Тема саммита — «Устойчивое развитие энергосистем крупных городов путём внедрения новых технологий». Как известно, большие города являются крупнейшими потребителями электроэнергии: сегодня на их долю приходится 70 % от мирового потребления. И это смещение потребления в сторону крупных городов к 2035 году увеличится до 85 %. Соответственно, мы понимаем, что энергетика в крупных городах станет ключевой инфраструктурной составляющей, обеспечивающей развитие и жизнедеятельность города. Города уделяют этому вопросу огромное внимание. Всем нам очень важно понимать, как развиваются территории. Поэтому на площадке РЭН и запланировано обсуждение тенденций, решений, обмен опытом.

В рамках Российской энергетической недели пройдёт также совещание по подготовке к прохождению осенне-зимнего максимума. Будут работать многочисленные площадки для общения узких специалистов (так называемые «клубы по интересам»), где инженеры-энергетики смогут обсудить свои, понятные и интересные им вопросы. О работе таких клубов, или кружков газеты и журналы обычно не пишут, но это важнейший элемент работы форума и полезный опыт для сотрудников энергокомпаний.

— В прошлом году на форуме ENES была предусмотрена обширная молодёжная программа. Планируется ли что-то похожее в этом году?

— Да. Предпоследний день работы форума будет полностью посвящён молодёжи. В этот день пройдёт награждение участников Всероссийского конкурса #ВместеЯрче, который пользуется большой популярностью у молодёжи и энергетических компаний. В этом году конкурс прошёл в 77 регионах страны.

Задача всех проводимых мероприятий — заинтересовать ребят, открыть неизвестные горизонты профессии. Для энергокомпаний это — отличное средство коммуникации, позволяющее внимательнее разглядеть, кто придёт в энергетику через три-пять-десять лет. Это возможность увидеть, какой будет наша энергетика завтра.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын


Казахстан > Экология. Электроэнергетика. Образование, наука > ecoindustry.ru, 28 августа 2017 > № 2294632

В КАЗАХСТАНЕ ЗАПАТЕНТОВАНО БОЛЕЕ ДВУХ ТЫСЯЧ "ЗЕЛЕНЫХ" ТЕХНОЛОГИЙ

В мире будет снижаться потребление традиционных источников энергии. Так роль возобновляемых источников будет возрастать.

Более двух тысяч "зеленых" технологий запатентовано в Казахстане. Из них больше половины имеют отношение к природоохранным технологиям. Об этом в ходе одиннадцатой двухдневной конференции "Энергия Будущего" сообщила директор департамента по правам интеллектуальной собственности министерства юстиции РК Наталья Пан, передает BNews.kz.

11-ая серия форума "Энергия будущего" в рамках ЭКСПО-2017 собрала в столице представителей правительства, чиновников и ключевых игроков промышленности. В рамках форума участники обсудил актуальные вопросы экономики и политики в сфере защиты окружающей среды. В своей приветственной речи директор департамента по правам интеллектуальной собственности министерства юстиции РК Наталья Пан отметила, что на сегодня экономическое развитие страны невозможно без сохранения экосистемы. В этом смысле Казахстан прилагает существенные усилия для перехода на возобновляемые источники энергии и сокращение энергоемкости энергетических процессов.

"Хотелось бы отметить, что в рамках концепции по переходу к "зеленой" экономике мы с 2015 года применяем ускоренный режим экспертизы "зеленых" заявок. И на сегодня запатентовано 2593 "зеленых" технологии. Из них 2/3 имеют отношение к природоохранным технологиям, а 1/3 часть составляют технологии, связанные с возобновляемыми источниками энергии", - сказала Наталья Пан.

Как подчеркнула Наталья Пан, в мире будет снижаться потребление традиционных источников энергии. Так роль возобновляемых источников будет возрастать.

"На этом фоне законодательство нашей страны уже сейчас претерпевает изменения для развития и внедрения инновационных разработок в этой сфере. Так был принят закон о поддержке использовании ВИЭ. Внесены поправки в законодательные акты, направленные на увеличение конкурентоспособности данного сектора, идет разработка законопроекта по вопросам регулирования парниковых газов и озоноразрушающих веществ. Принимаемые Казахстаном меры не ограничиваются только принятием законов. На выставке казахстанская сторона представила ряд изобретений и разработок, которые получили казахстанские патенты", - подчеркнул директор департамента по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции РК.

В свою очередь, участник форума, лауреат Нобелевской премии за работу в области изменения климата Мохан Мунасинге отметил, что климатические изменения сегодня являются глобальной угрозой, которые охватывают все страны мира.

"Неожиданные шоки, конфликты, которые произошли за последние десятилетия, ставят новые задачи. Климатические изменения являются абсолютно глобальной угрозой, которые охватывают все страны мира. И все заинтересованные стороны должны объединить свои усилия, чтобы принять необходимые решения", - сказал лауреат Нобелевской премии за работу в области изменения климата Мохан Мунасинге.

Казахстан > Экология. Электроэнергетика. Образование, наука > ecoindustry.ru, 28 августа 2017 > № 2294632


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский

Интервью Анатолия Яновского агенству ТАСС.

Анатолий Яновский: угольная отрасль выживет при любых ценах, а запасов хватит на столетия

Беседовал Алексей Большов

Сегодня Россия отмечает 70-летие Дня шахтера. В этот день Анатолий Яновский - один из ветеранов угольной отрасли и заместитель министра энергетики, рассказал в интервью ТАСС о том, как сейчас живется простому шахтеру, о новых рекордах и судьбе российской угольной промышленности, о цвете ночного неба в промышленных центрах и почти бесконечных запасах нашей страны.

- Анатолий Борисович, насколько я знаю, вы курируете в Минэнерго сразу два крупных направления: международные отношения и угольную промышленность. Тем не менее, от ваших коллег я неоднократно слышал, что угольная отрасль для вас значительно ближе и роднее. Это действительно так?

- С углем тесно связана моя жизнь, начиная от полученного образования и заканчивая моей текущей работой. По профессии я горный инженер, и первые несколько десятков лет работал непосредственно в угольной промышленности.

- За годы работы в отрасли часто ли вам самому приходилось спускаться в шахту?

- Да, я довольно часто бывал и бываю в шахтах и на угольных разрезах, и это уже давно не является для меня чем-то удивительным.

- Вы работаете в отрасли уже более 40 лет, сильно ли за это время изменилась угольная промышленность?

- Очень и очень сильно, причем в лучшую сторону. К примеру, на Северном Кавказе мы отрабатывали пласт мощностью 45 см – это расстояние меньше чем от кресла, на котором вы сидите, до пола. И там люди должны были лежа лопатой перекидать уголь на скребковый конвейер. Норма тогда составляла 10 тонн в шестичасовую смену. Попробуйте лежа, взяв совковую лопату, перекидать 10 тонн, и получить за это 10 рублей 33 копейки. Разве можно это сравнивать с нынешними условиями труда? Конечно, ситуация на Северном Кавказе была уникальна, но многие другие шахты работали тогда в очень неблагоприятных условиях.

Сейчас, даже если сравнивать с началом 90-х годов, уровень травматизма снизился в 5,5 раз, а производительность труда увеличилась в 5 раз. Прежде всего, это произошло из-за изменения структуры всего шахтного и карьерного фонда и соотношения между открытым способом добычи и подземным.

- Все мы помним образ бастующего шахтера еще из времен президентства Бориса Николаевича Ельцина. С начала вашей карьеры сильно ли поменялась их жизнь, стала ли лучше?

- Существенно лучше. Все угольные компании стремятся выполнять свои социальные обязательства, которые закреплены в тарифном соглашении. Надо сказать, что средняя заработная плата в угольной промышленности сейчас в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране. Сейчас автомобиль в каждой шахтерской семье – это норма.

- Как себя чувствует сейчас российская угольная отрасль? Какого роста добычи угля и экспорта стоит ожидать в этом году?

- Сейчас наша угольная промышленность, несмотря на непростые геополитические условия, чувствует себя довольно уверено и находится на позитивном этапе своего развития: у нас растут объемы добычи и переработки угля, вводятся новые предприятия, обновляются производственные мощности, растет зарплата шахтеров и налоговые отчисления. В текущем году мы также прогнозируем рекордный в современной России объем добычи угля в 400 млн. тонн (рост на 4% год к году – прим. ТАСС), причем в основном за счет энергетического угля.

В 2017 году мы также ожидаем роста экспорта угля на 8% до 185 млн тонн, в основном за счет стран АТР. Этого мы добьемся по двум причинам: за счет повышения качества российского угля и гибкой ценовой политики российских угольных компаний на международном рынке.

- Какое будущее вы видите у угольной промышленности в России и мире? Как сильно ее смогут потеснить возобновляемые источники энергии и газ на мировых рынках? Или уголь займет свою устойчивую нишу?

- Для меня очевидно, что объемы потребления угля в мире снижаться не будут, а только расти. Это связано с увеличением числа населения земли и необходимостью решения вопроса энергетической бедности. Да, доля возобновляемых источников электроэнергии – солнца и ветра – будут расти, но уголь не сдаст свои позиции и будет занимать свою нишу.

- И как долго?

- Всегда! Если, кончено, мы не будем брать в расчет сценарии, когда люди научатся решать проблемы использования термоядерной энергии или когда появятся совершенно новые источники энергии. Я думаю, что в развитых странах объемы потребления угля будут постепенно снижаться, а в развивающихся – увеличиваться. В результате объем потребления угля в целом будет несколько увеличиваться – с годовым ростом 0,6 % до 2040 г., а доля угля в мировом топливном балансе несколько снизится.

Восточные перспективы российского угля

- Какой регион самый перспективный с точки зрения увеличения экспорта угля?

- В настоящее время самым перспективным рынком для российского угля является Индия, страны Юго-Восточной Азии: Южная Корея, Япония. У нас также остается стабильным объем поставок в Китай. Мы прогнозируем, что экспорт в страны АТР будут каждый год расти на 4-5 млн тонн в год. В этом плане у нас хорошие возможности, так как мы добываем более качественный уголь, чем наши конкуренты. Если говорить о южном направлении, то очень перспективен Египет и другие страны Северной Африки.

К сожалению, наращивание экспортных потоков российского угля сдерживается. В настоящий момент основным препятствием является загруженность железных дорог. Они работают на максимуме и не могут перевести больше в восточном направлении . Поэтому правительство решило расширить Транссибирскую магистраль и БАМ, что позволит нам преодолеть существующие ограничения.

- А по воде нельзя экспортировать, только железные дороги?

- Можно, но надо же вначале как-то довести уголь до порта, и сделать это можно только по железной дороге. Компании сейчас бурно инвестируют в строительство угольных терминалов на Востоке страны. Так, в случае реализации всех заявленных проектов по строительству портов к 2020 г. возможности перевалки портов на Дальнем Востоке составят до 142 млн тонн, а ведь это в 1,6 раза больше текущих объемов экспорта угля по восточному направлению.

- Получается, мы уходим с запада на восток?

- Да, угольные компании постепенно смещают направления экспорта. Кстати, в 2016 году на восток мы погрузили порядка 86 млн тонн, а на запад уже несколько меньше – 85 млн тонн. Мы понимаем, что объем поставок в западном направлении будет либо стабилен, либо станет сокращаться. По восточному же мы наблюдаем постоянный рост.

- Мы все были свидетелями резкого скачка цен на уголь в мире, какой уровень цен мы увидим в среднем по году? Будет ли в 2018-2019 годах он выше или ниже? Какая дальнейшая тенденция?

- Есть разные прогнозы и три возможных сценария. По первому – темпы роста цен останутся на том же уровне, по второму – будет двукратное падение, а еще есть спекулятивный вариант, когда цена может вырасти на 50%. Но вероятнее всего мы увидим плавное увеличение цен. Резких изменений на ближайшую перспективу Минэнерго не прогнозирует.

– Если рассматривать самый «стрессовый» сценарий, хватит ли нашей отрасли прочности, чтобы его пережить?

- Конечно, выживем. Другой вопрос – как изменится отрасль. Понятно, что чем ниже цена, тем больше рисков снижения достигнутых объемов добычи и ,следовательно, необходимости сокращения производственных мощностей.

- Как вы оцениваете перспективы внутреннего российского рынка с точки зрения потребления угля?

- Объемы потребления коксующегося угля стабильны на протяжении 10 лет, и у нас нет основания считать, что они будут сокращаться. С другой стороны, потребление угля в большой электроэнергетике и в сфере ЖКХ за счет газификации регионов постепенно сокращается. И это объективная реальность, поскольку себестоимость производства электроэнергии из угля в 1,5 раза выше, чем из газа.

- И как сильно будет сокращаться спрос в России?

- Думаю, что до 2020 года потребление на внутреннем рынке упадет где-то на 5 млн тонн.

- Коснулись ли процессы импортозамещения угольной отрасли?

- В 2016 году доля импортного оборудования составила 67,5%. Работа по замещению идет, но я не думаю, что стоит ожидать какого-то переворота в угольном машиностроении.

Судьба российского угля на Украине

- Как вы считаете, если ли у России потенциал по наращиванию добычи и экспорта антрацита?

В 2016 году в России было добыто 12 млн тонн антрацитов, в том числе 4,8 млн тонн в Новосибирской области, 4,1 млн тонн в Ростовской области и более 3 млн тонн в Кузбассе. Ростовские антрациты в основном используются на внутреннем рынке, антрациты из Новосибирской области и Кузбасса поставляются на экспорт.

На международном рынке, особенно в странах Юго-Восточной Азии они являются наиболее качественным и востребованным сырьем.

Перспективы увеличения добычи антрацитов у нас связаны с развитием их добычи в Новосибирской области и с освоением новых районов угледобычи. В настоящее время УК «Востокуголь» начало освоение месторождений в Таймырском бассейне. Особенностью данных месторождений является большое количество прогнозных ресурсов, требующих проведения геологоразведочных работ перед началом его добычи.

- Украина купит в 2017 году порядка 675 тысяч тонн антрацита из ЮАР и 700 тысяч тонн из США. Могла бы она приобрести эти объемы в России? Насколько это было бы дешевле? Есть попытки со стороны Украины начать переговорный процесс по поставкам этого объема угля из России?

Украинские потребители могут и приобретают российские антрациты в объеме около 150 тыс. т в месяц. Технические возможности для увеличения этих объемов со стороны производителей есть. Дело за потребителями. Относительно дешевизны, я думаю, что российские поставщики заинтересованы продавать свою продукцию при максимально возможной цене, ориентируясь, в том числе, на цены поставок из ЮАР и США.

И, наконец, в Минэнерго России не поступали предложения по увеличению поставок со стороны профильного министерства Украины.

- Организаторы торговой блокады Донбасса угрожали полностью перекрыть поставки в страну угля из России. Насколько это реально? Сможет ли Украина найти такой объем на международном рынке? Какие убытки понесет?

- Российские компании продолжают поставлять в Украину российский уголь и никто нам ничего не перекрывает. Это касается и коксующегося, и энергетического угля.

- Тем не менее, угрозы есть…

- В таком случае они остановят всю свою металлургическую промышленность. Найти такой объем они смогут, но цена этого угля будет значительно выше и их металлургическая продукция не сможет конкурировать на мировом рынке. Вот и все. Приобретение более дорогого энергетического угля из США и ЮАР приведет к росту тарифов на электроэнергию и тепло, и, как следствие, будет снижать конкурентоспособность всей экономики и естественно негативно отразится на населении Украины.

- Какой объем экспорта угля в Украину вы ожидаете по итогам года? Сохранит ли Россия долю в 80% на этом рынке? В 2018 году?

- Традиционно российские угольные компании поставляли украинским потребителям около 10 млн тонн угля в год, при этом объемы у нас не снижаются на протяжении многих лет. В следующем году мы также не ожидаем их снижения, но конечно многое здесь зависит от украинских властей и потребителей.

Может ли шахта стать безопасной?

- Как вы оцениваете техническое состояние шахт? Какие шаги предпринимаются для повышения безопасности шахтеров?

В прошлом году была создана Комиссия из представителей федеральных органов власти, угольных компаний и научных организаций , которая оценила деятельность всех шахт. Из 58 действующих угольных шахт на основе оценок угольных компаний и экспертов сформирован перечень из 20 шахт, которые имеют высокие показатели рисков возникновения аварий.

В соответствии с рекомендациями Комиссии компании представили свои предложения по повышению безопасности. В результате были выработаны мероприятия по каждой шахте на пятилетний срок. Мы надеемся, что Ростехнадзор организует эффективный мониторинг этих мероприятий. Если все намеченные меры будут выполнены, то в числе опасных останутся 4 шахты - остальные будут иметь среднюю степень рисков аварий.

- В итоге работы этой комиссии сильно ли безопасней стало работать на шахтах?

- Работа одной комиссии не может коренным образом изменить ситуацию с промышленной безопасностью в отрасли. Нужны и принимаются системные меры по улучшению ситуации и правительством и угольными компаниями. В частности, Правительством РФ была введена обязательная дегазация – чего раньше не было, что оказало существенное положительное влияние на безопасность. Угольные компании ежегодно вкладывают около 10 млрд. рублей в решение проблем безопасности. В результате ситуация улучшается. Но я не могу сказать, что сделано уже все, что только можно – еще остаются вопросы, которые требуют научных исследований и на их основе совершенствования нормативной базы.

- Какой объем инвестиций готовы вложить угольные компании в модернизацию?

- В этом году мы ожидаем достаточно высокий рост инвестиций. Если в 2016 году их вложения составили 73 млрд рублей, то в этом году мы ожидаем уже 110 млрд. При этом на повышение безопасности ведения горных работ угольные компании планируют затратить 54,5 млрд руб. с 2016 до 2020 года, то есть на 26,5% больше, чем за прошлую пятилетку.

Может ли уголь быть экологичен?

- Уголь как энергоресурс традиционно ассоциируется с чем-то вредным для экологии, опасным для жизни шахтеров. Согласны ли вы с такой точкой зрения?

- Нельзя не согласиться с тем, что как вы сказали «традиционно ассоциируется». При этом хотел бы отметить, что добыча угля наносит куда меньше вреда экологии, чем другие производства. И об этом хорошо знают жители соответствующих регионов. Другое дело, что этот вред все же есть. Существуют современные технологии, позволяющие минимизировать этот вред, и угольные компании активно занимаются решением этих проблем.

- Может ли уголь, благодаря новым технологиям, когда-нибудь сравняться по экологичности с газом и нефтью?

- Я не считаю, что добыча угля менее экологична, чем добыча газа или нефти. Давайте вспомним, какой ущерб экологии причиняют розливы нефти при добыче и транспортировке, например катастрофу в Мексиканском заливе. При угледобыче таких ситуаций возникнуть не может.

- Вы говорите о добыче, а при использовании в той же электроэнергетике?

- В электроэнергетике использование угля и мазута менее экологично, чем газа. Однако существуют более совершенные технологии сжигания угля и улавливания возникающих при этом вредных выбросов. Использование этих технологий требует дополнительных инвестиций. Поэтому угольная генерация всегда будет дороже газовой.

- Как сильно можно снизить объем вредных выбросов, применяя новые технологии?

- Объем вредных выбросов может быть полностью исключен при использовании так называемых «чистых угольных технологий».

- Как Минэнерго оценивает предложенный рядом депутатов законопроект о запрете открытой перевалки угля в портах?

- Депутаты, которые это предложили, использовали достаточно странную терминологию. Крупные припортовые терминалы во всем мире открыты, поэтому я не очень понял эту идею. Я их спрашивал: «что вы имели в виду?» Они говорят: «чтобы не пылило». Хорошо, а если открытые терминалы снабжены технологиями пылеподавления – они закрытые или открытые? Нет ответа.

Нельзя сказать, что наши крупные терминалы грязнее, чем за рубежом. Это не так. Угольные компании – владельцы терминалов используют современные технические решения для пылеподавления. Другой вопрос, что есть площадки, которые никогда не были приспособлены для перевалки угля, и вот они как раз представляют угрозу для окружающей среды. Их и нужно переоборудовать.

- Вы подсчитывали ущерб, который он может нанести?

- Да подсчитывали. Не хочу пугать цифрами, они достаточно внушительны. Но дело не в цифрах.

Мы не поддерживаем этот законопроект, но это не значит, что нет проблемы и не надо ее решать. Считаем, что решение вопросов, связанных с выбросами угольной пыли от морских терминалов, может и должно осуществляться в рамках общей системной работы органов исполнительной власти и владельцев угольных терминалов, в том числе по переходу на наилучшие доступные технологии.

- Обратилось ли уже Минэнерго к РЖД с предложением более раннего согласования заявок компаний по погрузке угля из-за вновь возникших проблем с транспортировкой топлива? Получило ли ответ с их стороны? Что решили?

- Да, обратилось, ждем ответа. Тема предварительно обсуждалась и встретила понимание наших коллег. Думаю решим эту проблему.

Интернациональный уголь и почти бесконечные запасы

- Какие иностранные компании интересуются участием в добычных проектах угля на территории России?

- Компании из Индии, Китая, Японии и Южной Кореи, то есть из тех стран, которые покупают российский уголь.

- В нефтянке есть опыт создания совместных предприятий российскими и иностранными компаниями по разработке конкретных месторождений. В угольной отрасли такого нет?

– Значительного опыта пока нет. Есть проработки отдельных проектов, прежде всего с китайскими компаниями.

- И насколько хватит запасов угля?

- Счет идет на столетия.

- А в России?

- Нас природа тоже не обделила - на несколько столетий точно хватит.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский


Азербайджан > Электроэнергетика. Экология. Химпром > ecoindustry.ru, 25 августа 2017 > № 2294615

КОНЕЦ ПЛАСТИКОВЫМ БУТЫЛКАМ - В БАКУ БУДУТ ПЕРЕРАБАТЫВАТЬ ТАРУ И МАСЛО

В рамках стратегии эффективного управления бытовыми отходами в Баку запускается в работу Балаханский промышленный парк, однако, экологическая ситуация в стране остается катастрофической.

Заводы по переработке вторичного сырья — отработанных масел, пластиковых бутылок, бумаги и картона, а также древесины — заработают в ближайшие дни в Балаханском промышленном парке. Об этом на конференции в мультимедийном пресс-центре Sputnik Азербайджан заявил заведующий отделом защиты окружающей среды и труда ОАО "Темиз шехер" Сабит Зейниев.

По его словам, правительство создало условия для предпринимателей, чтобы они, привнося современные технологии в данную сферу, занимались предпринимательской деятельностью. В том числе — производили из вторичного сырья определенную продукцию. В частности, в Балаханском промпарке должны начать свою работу уже пять резидентов. На ближайшие семь лет им будут предоставлены льготы, освобождающие бизнесменов от пошлин на импорт производственных технологий, от выплаты подоходного налога, арендной платы, а также льготы. Кроме того, "Темиз шехер" и министерство экономики АР берутся создать внешнюю и внутреннюю инфраструктура для производителей.

Зейниев добавил, что в будущем планируется увеличить число резидентов Балаханского промышленного парка.

Между тем, он рассказал, что "Темиз шехер" было создано указом президента от 26 августа 2008 года. Согласно распоряжению, ОАО должно заниматься размещением и обезвреживанием отходов. А сбор и перевозка бытового мусора возложена на Исполнительную власть города Баку. С 2009 года начато строительство Бакинского завода по сжиганию твердых бытовых отходов, уже в декабре 2012 года завод был сдан в эксплуатацию, и сегодня работает в полную силу.

На предприятии в результате сжигания мусора вырабатывается электроэнергия, которая направляется в общую городскую сеть электроснабжения. Перерабатывающая мощность завода — 500 тысяч тонн уничтоженных отходов ежегодно, в том числе 10 тысяч тонн медицинских отходов, тогда как генерирующая мощность предприятия оценивется в 231 миллион киловатт-час энергии.

Параллельно здесь действует Балаханский завод по сортировке твердых бытовых отходов, способный пропустить через себя 200 тысяч тонн мусора в год. В результате этого отбираются металлы, картон и другое сырье, пригодное для вторичной переработке — таким путем можно сохранить ресурсы государства и природы. Наряду с этим, чтобы добиться более цивилизованной ликвидации оставшегося мусора, на Балаханском полигоне утилизации мусора были созданы специальные санитарные ячейки.

Однако, несмотря на усилия властей очистить город от мусора, в Баку и Азербайджане в целом экологи продолжают выявлять незаконные свалки. Так, по словам завсектора министерства экологии и природных ресурсов АР (МЭПР) Вагифа Мансурова, в последние годы в Баку, несмотря на широкомасштабные меры по защите окружающей среды и повышения эффективности управления отходами, почти повсеместно встречаются незаконные свалки.

В частности, с 2011 года в районах Баку обнаружена 291 незаконная свалка, размеры которых превышают 200 квадратных метров. Из них 119 свалок были ликвидированы, над ликвидацией остальных ведется работа. Это, к примеру свалки в поселке Бадамдар Сабаильского района, в каменном карьере поселка Шувелан Хазарском района и прочих местах.

В свою очередь, заведующий сектором МЭПР Адыль Зейналов добавил, что проблема утилизации бытовых отходов всегда остается актуальной для Азербайджана. По данным Государственного комитета по статистике АР, в течение 2016 года было произведено семь миллионов кубометров бытового мусора. Это очень большая цифра, поэтому такой объем отходов требует совершенного принципа управления, подчеркнул эксперт.

И хотя в столице предпринимаются меры для более качественного избавления от мусора, то в регионах ситуация иная. Зейналов утверждает, что в районах Азербайджана фактически нет современных полигонов для утилизации мусора — только выделяются места для свалок. При этом не принимается во внимание законодательство и нормы, в нем прописанные. В связи с этим с каждым годом возрастает отрицательное влияние бытовых отходов на окружающую среду.

На конференции отмечено и то, что каждый человек ежедневно выбрасывает около 0,04 кубометра мусора. Казалось бы, цифра незначительная — но в общей сложности она представляет собой проблему, которую необходимо решать быстро, своевременно и каждый день.

Азербайджан > Электроэнергетика. Экология. Химпром > ecoindustry.ru, 25 августа 2017 > № 2294615


Япония > Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение. Экология > ecoindustry.ru, 21 августа 2017 > № 2294598

В ЯПОНИИ УДАЛОСЬ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО, ИСПОЛЬЗУЯ ОКЕАНСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

Японская компания по производству машиностроительного оборудования и правительственная организация сообщили, что они научились добывать электроэнергию из океанических течений.

Компания IHI и Организация по развитию новых видов энергии и индустриальных технологий или NEDO провели испытания в водах у побережья префектуры Кагосима на юго-западе Японии.

Они сообщили, что морские течения вращали турбину экспериментального генератора, находившегося на глубине 20-50 метров ниже поверхности воды.

Как сообщается, в результате эксперимента удалось получить до 30 киловатт электричества.

Япония > Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение. Экология > ecoindustry.ru, 21 августа 2017 > № 2294598


Россия. ЦФО > Транспорт. Электроэнергетика > mos.ru, 19 августа 2017 > № 2278999

USB-разъемы, климат-контроль и Wi-Fi: каким будет московский электробус

Переход на электротранспорт — это всемирная тенденция, к которой присоединяется и Москва. Чтобы сформулировать требования к машине, в столице протестировали уже пять моделей различных производителей, две еще проходят испытания. Mos.ru разбирался, каким будет идеальный городской электробус.

Безопасные, высокомобильные, удобные и экологичные — такими будут столичные электробусы. Городской низкопольный электробус большой вместимости будет адаптирован для всех категорий граждан, в том числе для маломобильных. Транспорт оснастят USB-разъемами для зарядки гаджетов, системами видеонаблюдения и спутниковой навигации, появится доступ к Wi-Fi.

Салоны оборудуют системой климат-контроля. Она будет работать автоматически при включении электробуса и прогревать или охлаждать салон до нужной температуры. Сами машины рассчитаны на эксплуатацию при температуре от минус 40 до плюс 40 градусов.

Заряжаться транспорт будет в парках и на конечных станциях городских маршрутов. Запас хода составит не менее 40 километров, а максимальная скорость — 70 километров в час.

Проект технического задания на их поставку уже опубликован. Его доработают с учетом пожеланий экспертов и горожан, которые до 1 сентября могут отправить свои идеи на электронный адрес: electrobus@mosgortrans.ru.

До 70 километров без подзарядки

Конкурс на поставку 300 автобусов на электрической тяге планируют объявить до конца года. На улицы Москвы выйдут электробусы предприятий с локализацией производства в России. Машины будут поставляться на условиях контракта жизненного цикла, предусматривающего сервисное обслуживание и ремонт в течение 15 лет. Размещение производства в нашей стране — обязательное условие договора.

От финской до китайской: из каких моделей выбирали

Российский электробус второго поколения проходил испытания, которые завершились в июле 2017 года. Модель ЛиАЗ-6274, созданная на базе низкопольного автобуса большого класса, вмещает 75 пассажиров с учетом 27 сидячих мест. Она полностью адаптирована для маломобильных пассажиров. Этот электробус может разгоняться до 70 километров в час, а его аккумуляторы заряжаются от сети 380 вольт.

Специалисты рассчитывают, что даже в сложных погодных условиях российская модель будет проходить до 70 километров без подзарядки. За полгода испытаний были собраны замечания к ЛиАЗ-6274, и сейчас эксперты Ликинского завода работают над ними. Они также создают еще один прототип машины.

Самым вместительным оказался белорусский электробус Е433 производства завода «Белкоммунмаш». В салоне есть места для 153 пассажиров, 38 из которых — сидячие. Эта модель, как и российский ЛиАЗ-6274, приспособлена для проезда маломобильных людей.

Особенность электробуса финского производства Linkker — возможность быстрой зарядки на маршруте. Его аккумуляторные батареи подзаряжаются во время остановок продолжительностью от четырех до десяти минут. Запас хода этой модели с низким полом и системой климат-контроля — 50 километров. Она способна вместить до 77 пассажиров.

Китайская машина производства компании Yutong с 36 сиденьями рассчитана на 73 пассажиров, зато у нее больший объем аккумуляторных батарей. Ее максимальная скорость — 69 километров в час, а заявленный запас хода — до 200 километров. Аккумуляторы заряжаются от электрической сети с напряжением 380 вольт. Как и российская модель, китайская курсировала на маршруте М2 «Фили» — «Метро “Китай-город”». Но нагрузка у двух машин была разная: это позволило изучить характеристики каждой и точно сформулировать окончательные требования к электробусу для Москвы.

Тише и экологичнее: зачем нужен электробус

Переход на электротранспорт — это мировая тенденция. Например, Париж собирается к 2025 году отказаться от дизельных автобусов. Москва тоже заботится об экологии: в 2017 году благодаря своим транспортным решениям она заняла пятое место в экологическом рейтинге регионов России «Зеленый патруль».

Этому способствовала закупка экологичных автобусов, троллейбусов и трамваев. С 2013 года автобусы столицы соответствуют экологическому классу двигателя «Евро-5». А в 2016-м благодаря реформе наземного городского пассажирского транспорта на маршруты вышло две тысячи новых экологичных транспортных средств. Скоро парк пополнят и электробусы, которые гораздо экологичнее автобусов. К тому же они маневреннее троллейбусов и ходят практически бесшумно.

Россия. ЦФО > Транспорт. Электроэнергетика > mos.ru, 19 августа 2017 > № 2278999


Россия > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 17 августа 2017 > № 2287570 Олег Богомолов

С технологиями на «ты».

Широкое внедрение автономных блочно-модульных котельных снижает себестоимость тепловой энергии на 40%.

Повышение уровня энергоэффективности и энергосбережения — одна из актуальных проблем отечественного строительства и ЖКХ. Несмотря на принимаемые правительством меры, Россия все еще заметно уступает в этом отношении развитым странам. О том, как внедрить в отечественную практику решения, позволяющие снизить потери энергоресурсов, в интервью «СГ» рассказывает действительный член Российской академии естественных наук, доктор технических наук, профессор Олег БОГОМОЛОВ.

«СГ»: Олег Владимирович, что нужно сделать для того, чтобы внедрение энергосберегающих технологий шло у нас в стране активнее?

Олег Богомолов: Добиться этого можно с помощью государственной политики программ стимулирования применения новых энергетических технологий, привлекательной инвестиционной и налоговой политикой. Ведь состояние энергетики влияет на национальную безопасность не только напрямую, когда дефицит энергоресурсов или их стоимость тормозят жизнедеятельность регионов, но и косвенно, когда из-за снижения объемов продаж нефти и газа за рубеж госбюджет и отечественные энергетические предприятия недополучают необходимые средства.

«СГ»: Энергоэффективна ли отечественная экономика?

О.Б.: Энергоэффективные технологии в России внедряются и продвигаются слабо. Соглашусь в этом с доктором экономических наук Иваном Грачевым. В этом отношении мы в два раза отстаем от развитых европейских стран. ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» № 261 пока не оправдывает возложенных на него надежд. Колоссальные потери электрической и тепловой энергии носят отнюдь не «бытовой» характер, а вызваны использованием в промышленности и сельском хозяйстве устаревшей техники и оборудования. Обновления требует и сама система генерации. В одной из статей я писал, что риск технологического отставания — серьезная опасность и для экономики нашей страны, и для ее безопасности. Доля промпредприятий с технологическими инновациями должна подняться до 40-50%, но серьезного движения не наблюдается. Добавлю: остается нерешенной проблема рационального использования природных ресурсов.

«СГ»: Но какие-то подвижки все же происходят?

О.Б.: Мне нравится, что обсуждение глобальных энергетических проблем происходит в регионах. Так, 10-12 июля 2017 года на базе ФГБОУ ВО «Тамбовский государственный технический университет» прошла IV Международная научно-техническая конференция «Энергосбережение и эффективность в технических системах» с участием специалистов из Германии, Италии, Испании, Белоруссии. Состоялся обмен опытом в области эффективного использования энергетических ресурсов; построения эффективных систем преобразования, переработки, передачи и хранения энергии; разработки энергосберегающих технологий. Меня заинтересовали методология построения систем энергосберегающего управления и распределенная энергетика.

В развитых странах 70-80% населения проживают в городах, где потребление энергоресурсов снижается благодаря интеллектуальным энергоэффективным технологиям. Хочешь комфортно жить — будь на «ты» с «умными» технологиями.

«СГ»: За счет чего, по-вашему, можно было бы добиться прорыва в деле энергосбережения?

О.Б.: Инвестиции в модернизацию теплоснабжения являются низкорисковыми вложениями с заранее прогнозируемыми сроками окупаемости и нормой прибыли. Это — всегда востребованный инструмент. Основные причины больших энергетических затрат на производство единицы ВВП — централизованная поставка тепловой энергии для промпредприятий и использование морально устаревших, изношенных паровых и водогрейных котлов. Мои расчеты показывают: массовое внедрение децентрализованных автономных блочно-модульных котельных снижает себестоимость тепловой энергии на 40%, капитальные затраты — на 50% по сравнению с централизованными источниками тепла. Пример модернизации теплоэнергетического хозяйства — автономные децентрализованные теплоэнергетические комплексы на основе применения недорогих высокоэффективных промышленных парогенераторов ИнтерБлок. В ходе работ по замене паровых котлов на эти парогенераторы на заводах России и зарубежных стран подтверждена их беспрецедентно высокая эффективность — расход природного газа на 1 м3 ЖБИ на всех предприятиях сократился в разы! Это реальный инструмент энергосбережения на предприятиях стройиндустрии с благоприятными финансовыми условиями их приобретения — от прямой покупки до аренды или лизинга.

Наша компания создала эффективную систему автономного теплоснабжения зданий и сооружений ЖКХ в виде «Отопительной котельной ИНТЕРБЛОК» («БМК ИНТЕРБЛОК»). КПД газовой БМК ИНТЕРБЛОК — 96–97%. Технология не требует установки дымовых труб. Ее применение для отопления и ГВС многоквартирных домов снижает стоимость 1 Гкал тепла в 2-2,5 раза по сравнению с водогрейными котлами или централизованным теплоснабжением. Еще одна новинка — экологическая защита окружающей среды от вредного воздействия при разливах нефти и нефтепродуктов. Для оперативной ликвидации последствий техногенных аварий разработан автоматизированный комплекс, не имеющий аналогов в мире, что подтверждено патентными исследованиями. Основу инновационного комплекса составляют промышленные парогенераторы ИнтерБлок. В заключение отмечу, что энергосберегающие технологии в сочетании с современными энергетическими системами и комплексами при их правильном использовании — эффективный инструмент преодоления глобальной проблемы высокой энергоемкости промышленной продукции в России.

Автор: Андрей КОСТЕНЕЦКИЙ

Россия > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 17 августа 2017 > № 2287570 Олег Богомолов


Россия. ЦФО. УФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 17 августа 2017 > № 2278491

Московские власти стремятся осветить город, а екатеринбургские - отключить освещение во дворах

17 000 уличных светильников обновлено и установлено в Москве по программе "Светлый город", всего в 2017 году запланировано построить новых и заменить на энергоэффективные 57 тысяч точек наружного освещения. А в Екатеринбурге ответственность за освещение городских дворовых территорий многоквартирных домов мэрия перекладывает на плечи жильцов.

Как сообщает заместитель председателя правительства Московской области Дмитрий Пестов, за первые семь месяцев 2017 года в рамках губернаторской программы «Светлый город» уже установлено и модернизировано 16677 точек наружного освещения.В настоящее время работы ведутся с опережением графика.

Программа «Светлый город» была инициирована губернатором Московской области Андреем Воробьевым в начале 2017 года на основании обращений жителей. Её задача – улучшение ситуации с освещенностью улиц, автодорог, дворов и общественных мест.

В рамках программы 17 тысяч новых фонарей планируется установить вдоль региональных и муниципальных автодорог. Общая протяженность новых линий освещения вдоль автодорог составит почти 300 километров – эта работа проводится с целью снижения аварийности.

Еще 40 тысяч точек наружного освещения планируется построить и модернизировать в рамках муниципальных программам. В том числе предстоит организовать архитектурно-художественную подсветку 72 муниципальных учреждений, осветить 8 зон отдыха и одну лыжную трассу.

«Отдельным направлением программы «Светлый город» является улучшение освещения «мест притяжения» - парков, скверов, пешеходных и туристических зон. По состоянию на начало августа уже улучшено освещение трех «мест притяжения» – сквера в поселке Сычево Волоколамского района, сквера имени Марии Рубцовой в городском округе Химки и комплекса памятников в городском округе Мытищи», – подчеркивает Дмитрий Пестов.

Но далеко не во всех городах России городские власти имеют желание и возможность сделать города светлыми. В Екатеринбурге, например, мэрия, видимо, решила повысить уровень преступности в городе и перестать отвечать за освещение во дворах жилых домов, переложив оплату за освещение на плечи жильцов. Мэрия предупредила управляющие жилищные компании Екатеринбурга о том, что сети дворового освещения подлежат отключению. Например, в микрорайоне Комсомольский часть фонарей не работает. Об этом пишет городской портал Е1.ru.

Мэрия провела инвентаризацию муниципальных сетей. И теперь все объекты, по кадастровому плану относящиеся к домовой территории, являются собственностью жильцов. Жильцам многоквартирников и предстоит освещать свои дворы, иначе дети из школ со второй смены и студенты университетов уже грядущей осенью будут возвращаться домой во тьме.

Депутат гордумы Григорий Вихарев подтверждает изданию Накануне.RU эту информацию. "Недавно было разослано письмо в адрес управляющих компаний за подписью заместителя главы администрации Екатеринбурга по вопросам благоустройства, транспорта и экологии Евгения Архипова, в котором говорится, что все объекты, которые по кадастровому плану относятся к домовой территории, являются собственностью жильцов, и они обязаны их обслуживать за свой счет, – поясняет депутат. – Это относится и к опорам освещения. Все бы ничего, но еще до приватизации такие объекты находились на балансе администрации. Потом, после приватизации, никому, кроме жильцов, они стали не нужны, но содержать их необходимо. Управляющие компании брать на содержание лишний балласт не хотят, в результате столбы отказались бесхозными. Но, извините, если это "бесхоз", то отвечать за него все равно должна администрация."

Ознакомиться с чудо-документом можно по ссылке http://www.e1.ru/news/spool/news_id-474345.html

Мэрия провела инвентаризацию муниципальных сетей, итогом которой стало решение отрубить от них сети дворового освещения. Теперь все объекты, по кадастровому плану относящиеся к домовой территории, являются собственностью жильцов. Жильцам многоквартирников и предстоит освещать свои дворы, иначе дети из школ грядущей осенью будут возвращаться домой во тьме. Ну и уровень преступности, вероятно, даст рост.

Россия. ЦФО. УФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 17 августа 2017 > № 2278491


ОАЭ > Электроэнергетика > dxb.ru, 16 августа 2017 > № 2278286

Использование энергоэффективной Dubai Lamp стало обязательным для всех новых зданий в эмирате, согласно меморандуму, выпущенному муниципалитетом для всех консультантов, подрядчиков и застройщиков.

Эта инициатива является частью постоянных усилий правительства Дубая по обеспечению политики устойчивого развития во всех проектах и программах. Такие усилия способствовали созданию первой в мире коммерчески оправданной светодиодной лампы мощностью 200 лм/вт, которая сокращает потребление электроэнергии на 95% и работает в среднем на 25 тыс часов дольше, чем обычная лампочка.

Лейали Аль Мулла (Layali Al Mulla), директор отдела по зданиям в муниципалитете, заявила, что все консультанты должны разработать надлежащий механизм, в соответствии с которым использование Dubai Lamp будет обеспечено во всех проектах, включая те, что находятся на стадии строительства.

Начиная с декабря 2017 года, муниципалитет Дубая будет проверять все здания на предмет использования Dubai Lamp, и этот пункт станет одним из условий выдачи сертификата по завершении строительства.

“В том случае, если другие лампочки, аналогичные Dubai Lamp, уже были приобретены или заключены контракты [на них], […] подрядчик должен будет представить соответствующие счета в момент подачи заявки на получение сертификата для завершения строительства”, — сказала Лейали Аль Мулла.

Она сообщила, что в муниципалитете будут организованы семинары, на которых будет рассказано о преимуществах использования новых ламп.

ОАЭ > Электроэнергетика > dxb.ru, 16 августа 2017 > № 2278286


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 15 августа 2017 > № 2278839 Сергей Евтушенко

Сергей Евтушенко: UDP в ближайшие 5 лет построит до 300 МВт "зеленой" генерации

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" экс-главы Госинвестпроекта, управляющего партнера UDP Renewables Сергея Евтушенко.

-- Почему UDP приняла решение пойти в энергетику и насколько масштабны ваши планы?

-- Потому что энергетика - это основа основ любой экономики. Эффективная, современная, как можно более экологичная… Сегодня я отвечаю в UDP за небольшое, скромное направление. Пока это стартап, небольшая компания, которая только начала, и мы новички на рынке. Но все, за что берется UDP, должно стать крупным бизнесом: мы намерены построить до 300 МВт в последующие пять лет.

--Эти 300 МВт – исключительно солнечные электростанции или также ВЭС, ГЭС?

-- Планируем сфокусироваться на солнечной энергетике, потому что технологически это нам понятно. Это намного проще, чем строить Ocean Plaza или "Новопечерские Липки". Мы собрали хорошую компетентную команду. Стратегия рассчитана на то, что мы шаг за шагом будем запускать реальные проекты – будем двигаться в сторону расширения, возможно, посмотрим на ветер, возможно, на биомассу. Следующим шагом, наверное, будут наши инвестиции в ветер. Мы сейчас рассматриваем несколько проектов в ветре. Пока таких решений нет, следующие два года мы фокусируемся только на фотовольтаике солнца (фотоэлектрические устройства для преобразования солнечного света в электроэнергию – ИФ).

-- С чего начинаете, какие первые объекты?

-- Мы начинаем с проекта в Киевской области. Уже закончили строительство 6 МВт в Броварском районе, оформляем документацию. Это небольшой, тестовый объект. Мы отрабатываем все технологии - строительные и логистические. Работает ли технология так, как нам ее представляли, вписываемся ли в бюджет? Мы тестируем рынок – "мягкой лапой наступаем" и тестируем. Если наши гипотезы правильные – мы очень быстро перейдем к реализации многих проектов в разных регионах Украины одновременно.

-- В каких именно областях планируете работать?

-- Хотим в Киевской области нарастить проект до 50 МВт установленной мощности. Также намерены расширяться на юг страны: мы хотели бы реализовать проекты в Одесской, Николаевской и Херсонской областях – у нас уже есть конкретный "pipeline" проектов, превышающий 120 МВт. Мы уже имеем горизонт, глубину работы на последующие два года.

-- Традиционно UDP привлекает ко всем проектам партнеров, в этом направлении также? В чем будет вклад самой группы – это земля, компетенция?

-- В чем будет наш вклад? В первую очередь, это компетенция, также доступ к финансированию, возможность предоставлять залоги. В некоторых случаях – это земельные ресурсы. В частности, так было в Киевской области. Но в дальнейшем будем покупать земельные участки.

Найти финансирование исключительно в Украине, чтобы построить 300 МВт, на мой взгляд, невозможно. Нам нужен доступ к международному финансированию. Сейчас ведем переговоры с пятью крупными международными компаниями о возможном партнерстве в Украине.

-- По земучасткам: будете покупать готовые проекты с уже отведенной землей или будете отводить землю с нуля?

-- Скорее всего, будем покупать проекты. Мы уже прошли определенный путь и видим, что этот бизнес – большая бумажная работа, здесь самого строительства не так много, а бумажной работы – очень много. Поэтому, если бы у нас была возможность это оптимизировать – мы бы на это шли. Мы постоянно в поиске, постоянно ведем переговоры, к нам приезжает много региональных девелоперов. Кое-что уже купили -- на сегодня портфель превышает 120 МВт. Для того чтобы эти проекты воплотить в жизнь, необходимо EUR120 млн.

-- То есть, стоимость 1 МВт вы оцениваете в EUR1 млн?

-- Приблизительно… Да, цены поменялись и поменялись в лучшую сторону. В начале 2010 цена за МВт составляла более EUR3 млн, соответственно и тариф был EUR0,5 кВт*ч. "Австрийские инвесторы" когда-то инвестировали более EUR3 млн в МВт, соответственно, и тарифы были под EUR0,5/кВт*ч.

-- Какие основные риски вы видите при реализации своих проектов?

-- Первый из рисков, о котором говорят все инвесторы, – это вопрос, как классифицировать конфликт с Россией. Как его оценивать – это война или замороженный конфликт? Что будет дальше? Это вопрос №1, который отображается на кредитных рейтингах Украины, на политике международных банков, доступе к ресурсам, страховании.

Второе – это риск пересмотра тарифа. То, что украинский парламент или же регулятор может изменить правила игры и, не дай Бог, парламент может сменить правила игры, в том числе и задним числом, ретроактивно. К примеру, широко обсуждаемое, принятое несколько месяцев назад, постановление НКРЭКУ о повышении стоимости нестандартного присоединения для объектов до 5 МВт мощности вызвало огромный общественный резонанс и остановило очень много проектов. Регулятор не довел это дело до конца, не смог перебороть сопротивление отраслевых ассоциаций, парламентское сопротивление, но это все равно остановило много проектов… Нельзя менять правила игры во время самой игры. И особенно - нельзя вводить такие скрытые налоги, каковыми мы считаем стоимость присоединения, неожиданно возросшую в шесть раз. В нашем случае - для некоторых из проектов фотовольтаики это бы потребовало дополнительно до 30% капитальных инвестиций, а это неприемлемо.

-- Сейчас реализуется достаточно много проектов в сфере ВИЭ. Рано или поздно возникнут проблемы с балансировкой. Новый закон "О рынке электроэнергии" предусматривает ответственность "зеленой" генерации за небалансы, правда, в более отдаленной перспективе. Как вы оцениваете этот аспект, как решать эту проблему?

-- Эта проблема характерна не только для Украины, но и для других стран. Мы бы хотели видеть четкую стратегию со стороны национального оператора, как действовать в этом направлении: какие инвестиции они собираются делать, чтобы наращивать балансирующие мощности. Считаю неправильным полностью перекладывать эту проблему на плечи частного бизнеса. Это замедлит развитие отрасли. Если мы хотим в 2020 году иметь 11% ВИЭ (в общем энергобалансе страны – ИФ), то этого точно не добьемся такими действиями.

А в целом необходимо применять современные технологии прогнозирования, покупать соответствующее оборудование. Государства Западной Европы очень серьезно инвестируют в метеосистемы – они дают очень четкую информационную базу для прогнозов. В случае с ветром это особо актуально. Мы планируем закупать такое оборудование, считаем, что это следующий шаг развития рынка, и если это уже отображено в законодательстве, нужно быть готовым. Ведем переговоры с несколькими собственниками технологий по покупке оборудования и программного обеспечения, у нас есть несколько лет запаса.

Кроме того, следующим большим сегментом рынка, который, по моему мнению, должен появиться, – это хранение энергии. Роль регулятора – делать эти технологии частью рынка, чтобы это хотя бы окупалось и становилось элементом бизнеса. Если мы просто повесим все проблемы балансирования на бизнес, то украинские компании, которые не могут привлекать дешевые кредиты, просто будут вынуждены притормаживать свои проекты или даже уходить из отрасли.

-- Как в целом оцениваете новый закон "О рынке электроэнергии"?

-- Вообще, это "copy-paste" с европейского законодательства. Считаем, что этот закон позволит европейцам ощущать себя на украинском рынке более уверенно. В целом я к нему отношусь позитивно.

-- Каков срок окупаемости ваших проектов?

-- В зависимости от региона. В принципе, нормой для этой отрасли является от 5 до 7 лет: в зависимости от региона, от того, насколько ты эффективен, насколько большой проект, какова стоимость подключения. Если бы господин Вовк (глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк - ИФ) провел свое решение – у нас бы точно окупаемость была свыше 10 лет, и тогда мы бы шли в лучшие проекты в других отраслях.

-- Возвращаясь к вопросу о военных действиях: есть ли какая-то географическая линия, за которой вы не готовы работать?

-- Это не так для нас, как в целом для инвесторов, которые работают над привлечением международного финансирования бизнеса. Банк может отказать в кредите, страховая компания может отказать в выдаче страховки – это главный стоп-фактор, а не наше желание… Конечно, мы бы, наверное, не рассматривали расположение объектов в 50-км зоне от линии соприкосновения. Я не сомневаюсь, что банки для этой зоны не выдадут кредит, это экономически невозможно.

А вообще, мы не так смотрим на восток, как на юг. Очень перспективными, на наш взгляд, является Бессарабия, однако она соседствует с Приднестровьем, где уже свыше 20 лет мы имеем замороженный конфликт. С технической точки зрения (для размещения СЭС – ИФ) являются районы возле Приднестровья. Однако, как квалифицировать эту близость – как стоп-фактор или нет? Экономически там очень интересные условия: фактически субтропики, технически – есть возможности присоединения, но вот этот риск – мы пробуем оценить, мы понимаем, чья армия размещена по ту сторону.

-- Смотрите ли вы на проекты в Чернобыльской зоне?

-- Не знаю, есть ли вообще украинские компании, которые смотрят на проекты в Чернобыльской зоне, поскольку там, наверное, самые консервативные климатические условия. Меньше солнца, чем в Чернобыльской зоне, в Украине нет нигде, разве что, кроме как на Волыни и в Прикарпатье, где все время частые дожди и туманы.

Среди плюсов этих проектов, о которых говорит правительство, – масштабность, но это не сильная сторона украинских компаний. Возможно, у китайцев, других крупных стратегических инвесторов иная логика.

Так что мы вообще не рассматриваем эти проекты. Мы - украинская компания, живем в существующих реалиях, кредитуемся в украинских банках и не можем себе позволить больших и экономически не самых эффективных проектов.

-- Когда вы можете обратить внимание на другие, кроме СЭС, проекты?

-- Это будет рассматриваться где-то в 2019 году. К примеру, ветроэнергетика – это намного технически сложнее, и проекты побольше. Уже выдано очень много техусловий, но проекты по ним не реализуются уже 5-8 лет. Это, как в спорте: мы четко представляем себе, что ты не можешь сразу подходить к штанге в 220 кг, сначала давай потренируемся на 70 кг.

Но в общем климатические условия по ветру в Украине очень хорошие - намного лучше, чем, например, в Польше. Для многих проектов в стране capacity-фактор 30-35% - это очень хорошо, в Европе считается хорошим проект с 25%-ным capacity-фактором. Но как можно привлечь кредит на EUR100 млн, какой из украинских банков сможет это сделать? Если сможет – то только международный ЕБРР. Но мы понимаем, что в этом случае на процедуру потребуется 1,5-2 года. Исследование ветропотенциала также надо проводить минимум два года – то есть, это проекты технически сложные. Мы пока что к ним не готовы.

Если увидим хорошие готовые проекты, то обратим на них внимание примерно в 2018 году, во второй половине, или в 2019-м. Если кто-то из региональных девелоперов подготовит такой проект – мы сможем структурировать консорциум инвесторов.

-- А направление переработки мусора?

-- На данный момент этот бизнес в Украине не существует, так как нет тарифа на переработку и утилизацию мусора. Оказывается, его можно выбросить в яму практически бесплатно. Вся Украина смотрела реалити-шоу под названием "львовской мусор": его вылавливали по всей стране и, к сожалению, очень часто выбрасывали в лесах по всей Украине. Оказывается, его можно сбросить в лесу или в яму.

Для этого бизнеса должна быть экономика, должна быть переработка, должен быть внедрен тариф на утилизацию. Также должна быть долгосрочная гарантия компании, которая вывозит мусор, что мусор поедет именно на ее перерабатывающий завод и ей оплатят этот тариф. Я не слышал, чтобы подписывались контракты более, чем на год. А окупаемость такого проекта мусороперерабатывающего завода – минимум 15 лет. Кто даст гарантии, что будет мусор поставляться 15 лет? Поэтому мы этот бизнес пока что совсем не рассматриваем.

-- В группе уже есть потребители электроэнергии, промышленніе, сейчас будет производство электроэнергии. Возможно, тогда есть смысл замкнуть цепочку и заняться еще и ее поставкой?

-- Это не к нам. Это бизнес "Энергорынка", "Укрэнерго" и это - законодательное ограничение. Мы туда вообще не планируем идти. Сегодня есть очень хорошее законодательство, которое вводит украинский рынок СЭС в топ-30 в мире: украинский тариф – один из лучших в Европе, если не №1. В Литве недавно был немного выше, но если не Литва, то Украина – точно №1 в Европе.

Мы понимаем, что этот тариф не доживет, вероятно, до установленного сейчас срока и парламент будет его пересматривать. Наша задача – построить как можно более эффективное производство. А сбыт у нас гарантирован законодательством.

-- Вы вспоминали о производителе панелей. Кто непосредственно занимается строительством – "Рентехно"?

-- У нас № 1 компания для рынка Украины. Я бы не хотел об этом говорить на данном этапе, поскольку как только ты что-то скажешь лишнее, все наши контролирующие органы будут тебе "помогать". Поэтому политика группы: сделано – сказано.

-- Когда, по вашим ожиданиям, этот проект на 6 МВТ будет завершен?

--Строительство уже завершили. Заканчиваем процедуры, связанные с запуском объекта.

-- Вы называете стоимость проекта?

-- Немногим меньше EUR1 млн за 1 МВТ.

-- Есть ли у вас прогнозы, как будет уменьшаться стоимость строительства СЭС со временем?

-- Конечно, у нас есть прогнозы. Мы постоянно посещаем выставки, говорим с поставщиками оборудования. Слава богу, тенденция глобальная такая, что есть перепроизводство панелей. И это рынок покупателя сегодня: все пытаются найти новых клиентов. Для нас сейчас очень хороший момент, чтобы выбирать себе наилучших поставщиков и торговаться за хорошие цены.

Я не могу сказать вам в процентах, но мы ощущаем, что стоимость одного МВт постоянно идет вниз.

-- Так, может, стоит подождать со строительством?

-- Нет, я считаю, что ждать не стоит, тут надо действовать. На этот момент – это хороший бизнес. А что будет через три года? Может, парламент сделает хранение энергии хорошим бизнесом, а может, в биомассе будут лучшие возможности…

Нашей команде все равно нравится "зеленая" энергетика, нам нравятся эффективные и современные экологические бережливые технологии: электрическая мобильность, электроавтомобили, так что мы будем двигаться в этом направлении. Мы верим, что за этим будущее.

-- Василий Хмельницкий говорил, что единственный небизнес-проект для него –Новопечерская школа. Все остальное должно приносить прибыль.

- Зная г-на Хмельникого, думаю, ему и школа приносит прибыль (смеется). Хотя это вопрос к нему.

-- Вы работали в госкомпании.

-- В Центральном органе исполнительной власти (ЦОИВ).

-- После вашей работы в Госинвестпроекте остался след обвинений. Теперь вы идете в частный бизнес. Интересен этот опыт, когда в частный бизнес нанимают человека с опытом работы в госсекторе, но и с шлейфом обвинений. Этот риск берет на себя старший партнер. Позвольте спросить, проходите ли вы сегодня в качестве свидетеля, обвиняемого или ответчика по каким-либо делам, связанным с Госинвестпроектом?

-- Благодарю за этот вопрос. На данный момент против меня нет вообще никаких обвинений. Назначало меня руководителем Госинвестпроекта уже в начале 2014 года правительство Яценюка, а в 2015-м я по своему желанию уволился, потому что коэффициент полезного действия, которого я могу достичь в этой должности, оказался очень низким. Каждый шаг в сотрудничестве с правительством давался очень тяжело или вообще не давался.

В госслужбу я пришел из бизнеса, поэтому затем вернуться в бизнес для меня вообще не было проблемой. Возможно, есть госслужащие, даже из экономического блока, которые в жизни никогда реальной экономикой не занимались и которые, вероятно, в бизнесе себе места никогда не найдут. Я пришел из инвестиционного банкинга, всегда занимался международными инвестициями, структурированием проектов со стратегическими инвесторами, и сегодня с нуля создаю одну эту компанию и еще несколько других. Никому не перехожу дорогу – работаю на свою команду, на себя в партнерстве со многими другими людьми. И получаю огромное удовольствие от возможности быть эффективным и результативным, а также создавать что-то новое и полезное обществу.

-- Вы можете поведать о своем инвестиционном прошлом?

-- До того, как я пошел на госслужбу, у меня была своя собственная инвестиционно-банковская практика – инвестгруппа Merit. Мы сделали достаточно много интересных проектов. Один из них – приобретение банка, который сегодня называется Идеябанк (Ideabank): в 2007 году мы купили его для нашего клиента Getin holding-- наибольшей крупнейшей частной банковской группы в Польше. Это полностью мой проект от А до Я. Нашими клиентами были также HSBC банк, Societe General Bank, Orlen SA и несколько других компаний. Мы достаточно успешно работали, но кризис, который пришел в 2008-2010 гг., оставил мало инвесторов на рынке и еще меньше места для консультантов по инвестициям.

На госслужбе я тоже всегда занимался инвестициями. Для меня главной задачей было стимулировать приход инвесторов в Украину. Я работал руководителем профильного департамента в Госинвестпроекте, а потом и возглавил эту организацию.

Поэтому в целом я более 10 лет занимаюсь структурированием таких микроэкономических проектов (а не макроэкономикой) и сотрудничеством с международными партнерами.

- А какова сейчас судьба Merit Investment Group? Я пытался найти ее сайт в сети, но браузеры не советуют открывать найденную поиском страницу, а другая информация о деятельности этой группы отсутствует.

-- Она работала, если не ошибаюсь, еще несколько лет после моего ухода, пока не были проданы все активы. После кризиса мой брат ее возглавлял. Уже не было желающих покупать украинские банки, а мы специализировались на финансовом секторе. Осталось еще несколько проектов не в Украине.

Объем инвестпроектов в Украине сократился и до сих пор не восстановился. Этот кризис пережили несколько крупных компаний и несколько средних компаний, которые только сейчас появились на рынке. Большинство же игроков вынуждено было уйти с этого рынка.

-- То есть, сейчас эта группа закрыта?

-- Да, она закрыта. Этот проект уже в прошлом. Мы ушли с рынка инвестиционно-банковского консалтинга, сейчас занимаемся своими реальными проектами, стартапами.

-- То есть, вы в этом проекте как небольшой миноритарий?

-- Я как управляющий партнер. Я буду в некоторых проектах, вероятно, также соинвестором. Но на данный момент моя задача - доказать гипотезу, что это хороший бизнес и группе целесообразно на этом сконцентрироваться.

-- Среди обвинений в ваш адрес было то, что Госинвестпроект выделил средства фирме вашего брата "Вистка" и другим предприятиям, якобы связанным с вами или с вашими родственниками.

-- По "Вистке". Это совсем небольшая полиграфическая компания, где у моего брата была небольшая миноритарная доля, и он никогда не занимался управлением и операционной деятельностью. Он вместе с группой друзей просто купил оборудование для этой компании, то есть, был пассивным миноритарным инвестором. Эта компания выиграла один из тендеров (на 1,87 млн грн в 2011 году – ИФ) на полиграфическую продукцию в то время, когда я еще не был работником Госинвестпроекта. И информация об этом начала распространяться только через год и я узнал об этом только из прессы.

-- Другое обвинение, что вы, будучи главой Госинвестпроекта, не воспрепятствовали растрате более 100 млн грн "Воздушным экспрессом" через размещение на депозиты в банках, которые затем были признаны неплатежеспособными.

-- Такие крупные инфраструктурные проекты, как "Воздушный экспресс", имеют цикл подготовки от 3 до 5 лет и цикл строительства - еще несколько лет. Это очень длинная позиция. Насколько я припоминаю, этот проект еще в 2011-2012 гг. был делегирован правительством для выполнения в агентство. Потом оно достаточно длительное время занималось оформлением кредита.

-- Там было отдельное юрлицо…

-- Любой проект агентства имел юрлицо. Потому что Госинвестпроект — это центральный орган исполнительной власти, а проекты выполняли госпредприятия. Задача такого госпредприятия – подготовить документацию - ТЭО, технические расчеты, экономические модели, а также определить правовые механизмы и так далее.

Плод "Воздушный экспресс" - экономическая модель. Но в 2014 году произошло то, что произошло: пассажиропоток в "Борисполе" упал, по-моему, более чем вдвое, и этот проект стал не ко времени. Хотя, на мой взгляд, стратегия потому и называется стратегией, чтобы на нее не влияли текущие краткодействующие, сиюминутные факторы. Если бы тогда ничего не меняли и проект завершили, то сегодня, когда у нас "внезапно" наступил безвиз и пассажиропоток в "Борисполе" вновь очень быстро растет, у нас уже было бы это средство транспорта – комфортное ж/д сообщение "Борисполь" – "Центральный железнодорожный вокзал города Киева". Поэтому правительство, которое поставило этот вопрос на паузу на несколько лет, сегодня опять думает, как его реанимировать и завершить.

Его надо строить 2-2,5 года. Мы подготовили техническое обоснование на два сценария: подход эстакадой к терминалу "D" и подход туннелем. В то время решения технического не было: Мининфраструктуры не согласовывало, Минфин - соответственно, не было и решения Кабмина, каким образом подойти к терминалу. Если туннелем, то это безопасно, но дороже. Если эстакадой, то это дешевле, но тогда есть аспект антенных полей и влияние на них подвижного состава. Никто не мог дать визу, что это безопасно.

-- А история с депозитами – она сама по себе?

-- История с депозитами – это вообще проблема не какого-то одного ЦОИВ, но в целом нашего законодательства. ЦОИВ, согласно Хозяйственному кодексу, не имеет правовых оснований и возможностей влиять на хозяйствующий субъект.

Например, министр инфраструктуры не может рассказывать, диктовать компании, например, "Укрзализныце", каким образом ей вести хозяйственную деятельность, в каком банке хранить депозиты или кредитоваться. Это - прямая норма законодательства. В нашем случае была точно такая ситуация: мы не могли вмешиваться в деятельность государственных предприятий, которые находились в нашем подчинении. Поэтому, честно говоря, мне вообще не очень понятна такая постановка вопроса.

-- Банки были выбраны очень рискованные.

-- Банки выбирались управляющим госпредприятием, думаю, с проведением регламентированной процедуры отбора. Если были выбраны, то выбраны раньше. Но на тот момент, пока я был главой агентства, там не было никаких проблем. По крайней мере, я об этом не слышал.

Кабмин мог дать четкую директиву хранить все деньги в Ощадбанке, но дал только рекомендацию. Эти все рекомендации мы доносили до предприятий, но прислушивались ли к ним? Потому что в Ощадбанке размещаешь под 2%, а в Диамантбанке, например, под 12%. Предприятие должно было провести конкурс на размещение, и тогда были бы уже вопросы с другой стороны: почему разместил под 2%, если была возможность под 12%? Я так себе представляю, какая могла бы возникнуть дискуссия.

Поэтому я мог отвечать только за те счета, которые принадлежали ЦОИВ и за управление ими. Пока я был главой, там было все хорошо.

-- И последний вопрос по "той жизни". Если бы вам сейчас снова предлагали завершить проект строительства LNG-терминала или Кольцевой дороги вокруг Киева, вы бы согласились?

-- Обеспечение страны газом – это, безусловно, вопрос национальной безопасности, и, как правило, в таком случае работает другая логика: если это вопрос безопасности – коммерческий интерес может быть вторичен. Но если смотреть на этот проект чисто с коммерческой точки зрения, то еще раз нужно хорошо все просчитать и взвесить. На LNG, наверное, я бы сейчас не согласился. Это был очень хороший проект, но именно для того момента времени: когда газ стоил $400 (за 1 тыс. куб м - ИФ), а через LNG можно было привезти в Украину по $280, взяв в аренду корабль-регазификатор. Там была очень хорошая экономика и политическая целесообразность: страховка от прекращения поставок газа из России. С того времени нефть подешевела в 2,5 раза, газ подешевел с $400 до $108, и вообще мы у России больше ничего не покупаем.

-- А Кольцевая?

-- Это была не Кольцевая, это был фрагмент Кольцевой – 28 км км и новый мост через Днепр, который переходит на левый берег. Если где-то в Украине возможен концессионный фрагмент дороги, то здесь – наилучший вариант: мы проводили исследование – 25 тыс. автомобилей в день. Такого трафика не будет нигде: ни на участке Краковец - Львов, ни, тем более, на любом другом фрагменте дороги, о котором сегодня думают.

Соответственно, экономическая целесообразность там была. Но и было много технических сложностей. На левый берег с правого перейти было очень непросто, поскольку левый берег полностью застроен частной застройкой – дачами. А с правой стороны трассировка идет через национальный заповедник "Жуков остров", и там несколько лет в правовом ключе анализировалось, каким документом его границы определяются, и было не так просто найти эту информацию.

При условии, что эти технические моменты будут решены, экономическое основание для такого проекта остается.

В правительстве были такие мысли, мол, давайте будем делать не эту маленькую кольцевую, а сразу большую, бюджетом в EUR 5 млрд…

-- Чем больше бюджет, тем он интереснее для освоения…

-- ... Так вот, этот проект из области фантастики с точки зрения экономической целесообразности, тогда как проект "Малой кольцевой" я бы рекомендовал завершить.

Я бы также рекомендовал завершить проекты индустриальных, инновационных и высокотехнологических парков, возобновляемой энергетики, мусоропереработки – есть много интересных инициатив, для которых было подготовлено много технической документации. Ну и, конечно же, проект создания сети перинатальных центров во всех регионах Украины. Ведь даже построив 11 таких центров, удалось сократить детскую смертность на несколько промилле, если не ошибаюсь, до 2 тыс. новорожденных в год. Считаю, это очень важный результат как с медицинской, так и с моральной точки зрения. Этот проект нужно довести до конца, потому что, к сожалению, ни до этого проекта, ни после – никогда не было таких значительных инвестиций в развитие перинатальной инфраструктуры в нашей стране. Дальше – это политические решения правительства, Минфина, Минюста, Мининфраструктуры и др.

-- То есть, ваше решение поработать в Госинвестпроекте не было ошибкой? Или все же это "черная страница в CV", о которой вы сожалеете?

-- Это был хороший важный жизненный опыт. Я не считаю это его "черной страницей в CV". Я считаю его просто этапом в жизни, который позволил сделать много долгосрочных выводов и позволил пройти хорошую школу – школу бюрократии. Это был необычный для меня опыт в тот момент.

Что касается выводов на будущее, то основной – все-таки в бизнесе интереснее. Потому что видишь результаты своей работы: это не процессно-ориентированная вещь, а проектно-ориентированная. Я увижу конкретные результаты своей работы, если потрачу на это 24 месяца своей жизни. Это очень мотивирует. Мне нравится, когда вместе со мной растут, обучаются, становятся лучше и профессиональней мои коллеги.

Несмотря на то, что у агентства был максимально приближенный для этого формат, чтобы тоже можно было увидеть конкретные результаты, все равно эти решения оказались очень зависимы от политической воли и от изменений конъюнктуры, на которую ты не имеешь влияния.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 15 августа 2017 > № 2278839 Сергей Евтушенко


Россия. ЮФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 15 августа 2017 > № 2278471

В Ростове-на-Дону введена в эксплуатацию новая подстанция «Спортивная», которая обеспечит надежное электроснабжение объектов Чемпионата мира по футболу – 2018 и потребителей прилегающих районов города. Инвестиции в проект превысили 1 млрд рублей.

Торжественная церемония запуска состоялась 15 августа 2017 года. В ней приняли участие генеральный директор компании «Россети» Олег Бударгин и министр промышленности и энергетики Ростовской области Михаил Тихонов.

Ввод в эксплуатацию подстанции «Спортивная» - очередной этап модернизации и развития энергосистемы Ростовской области и создания благоприятных условий для социально-экономического развития региона. Благодаря новому энергообъекту область получает широкие возможности для дальнейшего инфраструктурного роста.

Строительство подстанции «Спортивная» - это большой вклад компании «Россети» в подготовку к Чемпионату мира по футболу 2018. Великолепный современный стадион «Ростов-Арена" (вместимость 45 тысяч зрителей) примет на своём поле 4 игры отборочного этапа и матч 1/8 финала предстоящего мирового первенства. Энергию «Спортивной» получат также и другие инфраструктурные объекты, обслуживающие чемпионат.

После завершения мундиаля новый стадион станет площадкой для укрепления футбольных традиций Ростовской области и развития клубного и массового футбола, проведения спортивных состязаний, фестивалей, областных и городских праздников.

В планах региональных властей сделать левобережье Ростова-на-Дону (место расположения нового стадиона) эпицентром городской жизни путем создания социально ориентированного кластера. Здесь буду развивать зоны отдыха, детские площадки, велодорожки, парковые зоны и туристические маршруты.

Если оценивать долгосрочную перспективу, подстанция «Спортивная" это очередной успешный проект ПАО «Россети», направленный на популяризацию здорового образа жизни, физическое и эстетическое развитие подрастающего поколения. Молодежь города будет пользоваться современными спортивными и досуговыми объектами, жизнь и энергию в которые вдохнёт ПС «Спортивная».

«Ровно год назад была вбита первая свая подстанции и спустя всего год мы вводим энергообьект в работу. Эта подстанция определяет экономическое развитие региона. «Россети» активно участвует в подготовке футбольного праздника, который впервые в истории пройдет в нашей стране, создаёт и модернизирует объекты энергоинфраструктуры во всех городах проведения турнира. Компания «Россети» проводит комплексную модернизацию электросетевого комплекса России, применяя новейшие разработки и технологии. Все усилия энергетиков сегодня направлены на создание цифровой инфраструктуры, которая позволит повысить эффективность управления энергосистемой и надежность электроснабжения потребителей. Запуск подстанции «Спортивной» в Ростове – важный шаг на этом пути», - заявил Олег Бударгин в ходе торжественной церемонии.

«В ближайшие годы мы прогнозируем в этой части Ростова-на-Дону прирост электропотребления, увеличится потребность в новых мощностях, что связано с созданием нескольких кластеров: спортивного, общественно-делового, жилого и культурного. Эта современная подстанция позволит нам обеспечить уже построенные объекты, как, например, стадион и вспомогательная инфраструктура, и новые, которые вскоре здесь появятся», - сообщил Михаил Тихонов.

Экологическая безопасность подстанции «Спортивная» обеспечивается за счет применения оборудования в сухом исполнении, а также комплектного распределительного устройства с элегазовой изоляцией. Внешнее электроснабжение подстанции осуществляется по подземной кабельной линии класса напряжения 110 кВ с изоляцией из сшитого полиэтилена.

Благодаря автоматизированной системе управления сотрудники могут вести мониторинг и контроль технологических и эксплуатационных параметров с их визуализацией, получать информацию о состоянии электрических схем подстанции в реальном времени, сигнализировать о выходе параметров технологических процессов за допустимые нормы. Таким образом, система обеспечивает информационную и общую безопасность подстанции.

Все примененное оборудование на подстанции «Спортивная» оснащено полным объемом блокировок и защит, в том числе блокировок от ошибочных действий, современные конструктивные решения обеспечивают высокую степень безопасности обслуживающего персонала.

Оперативное управление подстанцией может осуществляться несколькими способами – традиционное диспетчерское управление, дистанционное управление коммутационными аппаратами с рабочего места диспетчера, дистанционное телеуправление из диспетчерского пункта производственного отделения.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 15 августа 2017 > № 2278471


Япония > Электроэнергетика. Экология > nhk.or.jp, 9 августа 2017 > № 2278329

Зараженные радиоактивными веществами транспортные средства покинули комплекс АЭС Фукусима  после аварии

Оператор АЭС "Фукусима дай-ити" сообщил, что сразу после аварии в марте 2011 года несколько сотен транспортных средств, зараженных радиоактивными веществами, непроверенными покинули территорию АЭС. Электроэнергетическая компания Токио Дэнрёку сообщила, что в 2012 году она начала отслеживать частные транспортные средства, которые находились на территории АЭС, и обнаружила, что около 460 из них покинули комплекс. Руководство Токио Дэнрёку к 2015 году установило местонахождение большинства этих транспортных средств. Примерно в 190 из них были обнаружены уровни радиации, превышающие правительственные стандарты безопасности. Компании удалось отследить все 190 этих транспортных средств, однако некоторые из них были проданы новым владельцам.

Япония > Электроэнергетика. Экология > nhk.or.jp, 9 августа 2017 > № 2278329


Китай. Казахстан > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267861

Китай стремится к тому, чтобы его сотрудничество с Казахстаном охватило всю производственную цепочку ядерной энергетики - от добычи урана до использования в Казахстане технологий реактора китайской разработки "Хуалун-1". Об этом пишет местная пресса.

Казахстан - один из основных поставщиков урана, доля которого на мировом рынке составляет примерно 39 процентов. Ядерная энергетика считается одним из ярких примеров плодотворного сотрудничества между Китаем и Казахстаном.

Китайская генеральная корпорация атомной энергетики /China General Nuclear Power Group, CGN/ начала осваивать казахстанский рынок в 2006 году. Отечественный ядерно-энергетический гигант с казахстанской национальной атомной компанией "Казатомпром" занимается как торговлей природным ураном и добычей урана, так и производством тепловыделяющей сборки /ТВС/.

"По состоянию на конец мая этого года "Казатомпром" поставил корпорации CGN около 20 тыс. тонн природного урана", - сообщил Ли Чэнъань, замгендиректора китайско-казахстанской компании "Семизбай-U".

Компания "Семизбай-U" была создана в 2006 году для реализации проектов разработки урановых месторождений Ирколь и Семизбай, которые находятся, соответственно, на юге и севере Казахстана. На сегодняшний день 49 процентов акций компании принадлежат китайской стороне.

В декабре 2015 года CGN и "Казатомпром" объявили о решении реализовать проект завода по производству ТВС в Казахстане. Строительство совместного предприятия официально началось в конце прошлого года, подготовка к началу производства идет по плану.

По словам председателя правления корпорации CGN Хэ Юя, этот проект станет показательным в двустороннем сотрудничестве в сфере освоения экологически чистых источников энергии. Его реализация позволит повысить уровень топливной отрасли Казахстана.

Согласно данным, предприятие будет способно выпускать 200 т ТВС в год, и его продукция будет поставляться в Китай для использования на атомных электростанциях.

При этом Казахстан и другие страны проявили большой интерес к полностью разработанным китайскими специалистами технологиям реактора третьего поколения "Хуалун-1".

Реактор "Хуалун-1" был совместно спроектирован CGN и Китайской национальной ядерной корпорацией /CNNC/ и прошел проверку национальной экспертной группы в августе 2014 года. Технологии "Хуалун-1", по словам экспертов, позволили Китаю встать вровень со странами, обладающими передовыми ядерными технологиями.

25 мая этого года в провинции Фуцзянь на востоке Китая были завершены работы по монтажу купола реактора "Хуалун-1" на пятом энергоблоке АЭС "Фуцин", что ознаменовало переход проекта в фазу монтажа оборудования.

Сообщается, что Казахстан готовится к реализации проекта строительства первой в стране АЭС, и Китай сделал много для продвижения использования технологий "Хуалун-1" в Казахстане.

В конце 2014 года CGN и "Казатомпром" заключили соглашение о расширении и углублении взаимовыгодного сотрудничества в атомной энергетике. Кроме того, китайские предприятия провели в Астане презентацию технологий, а в китайском городе Шэньчжэнь состоялась встреча официальных лиц и специалистов-ядерщиков из двух стран.

Китай. Казахстан > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267861


Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар

Мегапроекты в Центральной Азии: от АЭС до каналов из Персидского залива

Сфера энергетики сегодня – своеобразная «пороховая бочка» для всей Центральной Азии. С одной стороны, от нее зависит благосостояние стран региона. С другой стороны, строительство новых ГЭС грозит региону нехваткой пресной воды и новыми конфликтами. Противоречия вокруг строителсьтва Рогунской ГЭС в Таджикистане – зримый тому пример. Запасы нефти и газа, в свою очередь, это не только богатство ряда стран Центральной Азии, но и «яблоко раздора» и повод для вмешательства внешних игроков. Как найти баланс интересов и сохранить хрупкий мир в регионе? Реализация каких проектов может вывести регион из замкнутого круга взаимных претензий? Эти вопросы «Евразия.Эксперт» адресовал известному афганскому аналитику и дипломату, экс-послу Афганистана в Казахстане и Кыргызстане Азизу Арианфару и получил неожиданные ответы.

- Господин Арианфар, в Центральной Азии остро стоит проблема нехватки водных ресурсов, что обусловливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды - Таджикистана и Кыргызстана и ее основных потребителей – Казахстана, Узбекистана, и Туркменистана. Часто встречаются мрачные прогнозы, что конфликта не миновать. Как можно разрешить накопившиеся проблемы без войн?

- В 2010 г. я выступал на международной конференции в Тегеране с обширным докладом как раз на эту тему. Это действительно серьезная проблема, которую нужно решить. Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в строительстве гидроэлектростанций для внутренних нужд и для экспорта электроэнергии в третьи страны (что может привести к нехватке воды в других странах региона - прим.ЕЭ).

В советский период в Узбекистане были построены большие плантации хлопка, страна гордилась, что в год собирается 6 млн. тонн хлопка. Однако плантации хлопка, как известно, потребляют огромное количество воды. Это усугубляет нехватку воды в регионе.

Между Афганистаном и Ираном тоже существуют схожие проблемы. В Афганистане началось строительство ряда гидроэлектростанций, а иранцы этим недовольны.

Я еще в 2010 г. предлагал иранцам задуматься о строительстве искусственных каналов и озер от Персидского залива до Ирана, чтобы восточные и южные провинции этой страны могли быть обеспечены водой. В дальнейшем к этому проекту присоединились бы Туркменистан и Казахстан.

Сейчас у Ирана не хватает финансовых средств, но у другой страны – Индии средства есть. Иран поставляет нефть Индии, у которой образовался нефтяной долг в размере $20 млрд. Но если Индия возьмет на себя строительство искусственных каналов и озер, тем сам самым может расплатиться и со своим нефтяным долгом.

Это очень перспективный проект. Правда, вода соленая, что требует много вложений. Если будут осуществлены такие проекты, огромные объемы воды останутся и для Узбекистана и таким образом, проблема дефицита воды в регионе будет решена. И Таджикистан и Кыргызстан смогут построить гидроэлектростанции.

Есть и еще одно решение. За последние годы объемы добычи урана в Казахстане выросли в разы. В 2009 г. Казахстан вышел на первое место в мире по добыче урана. Уран является стратегическим сырьем для атомной энергетики, и его количество в мире ограничено.

Если в Центральной Азии построить атомную электростанцию, весь регион может получить очень дешевую электроэнергию. Появятся возможности экспортировать электроэнергию в другие страны региона через Афганистан.

- Насколько выглядят перспективными проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики без внешней помощи?

- Без внешней помощи проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики выглядят нереальными, потому что страны не обладают финансовыми ресурсами, не хватает технического и технологического потенциала.

Если речь идет об общих интересах, страны региона могут сотрудничать между собой. Кстати, Иран уже участвует в строительстве гидроэлектростанций на территории Таджикистана. Но здесь есть и политическая сторона вопроса. Когда Иран начал помогать Таджикистану в строительстве ГЭС, отношения между Ираном и Узбекистаном испортились. Торговля осталась на очень низком уровне. К сожалению, сегодня отношения стран ЦА базируются только на двустороннем взаимодействии, сотрудничество в рамках многосторонних форматов отсутствует.

- Казахстан и Туркменистан заинтересованы в поставке своих углеводородов через Каспий на мировые рынки. Как вы оцениваете перспективы транспортировки энергоносителей из Центральной Азии в Европу?

- Прежде всего, прикаспийские страны должны договориться между собой. Кроме того, если не принимать во внимание интересы Ирана и России, сложно будет осуществить энергетические проекты.

Россия, являющаяся крупным игроком на рынке энергоносителей, хочет сохранить свою долю в экспорте газа в ЕС. Прикаспийские страны должны координировать свои действия с Россией. Тем более, в последнее время Россия заинтересована в крупных поставках газа в сторону Китая.

Можно задуматься о региональном проекте, объединяющем все прикаспийские страны. Нужно просто создать общую сеть, то есть, общую геоэкономическую инфраструктуру, чтобы прикаспийские страны могли экспортировать свои энергоносители не только на Запад, но и на Восток. Реализацию этого проекта сдерживает американо-иранское противостояние. С Россией договориться можно, если принять во внимание ее интересы.

- До сих пор не решен вопрос о правовом статусе Каспия. Какие серьезные последствия может повлечь за собой нерешенность этого вопроса? И что мешает разделу Каспия?

- Вопрос о правовом статусе Каспия обязательно нужно решить путем переговоров, военное решение – неприемлемо. В противном случае, пострадают все страны региона. Нерешенность этого вопроса, конечно же, приостановит, как минимум, магистральные, региональные проекты. Но сам по себе раздел Каспия ничего не даст. Страны региона должны выработать общую стратегию и совместно использовать ресурсы водоема.

Есть внешние игроки, которые не заинтересованы в реализации энергетических проектов в регионе. Например Катар не заинтересован в поставке туркменского газа в Пакистан и Индию, потому что сам Катар поставляет газ в эти страны и стремится сохранить свое монопольное положение. С другой стороны, Турция тоже не заинтересована и хочет заполучить туркменский газ.

Вот, например, иранцы достроили газопровод до границы Пакистана, а там давление со стороны США и Саудовской Аравии, арабских стран и теперь Пакистан не может построить газопровод длиной 50 км.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар


Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 2 августа 2017 > № 2260970

Вице-министр энергетики РК Бакытжан Джаксалиев отчитался о ходе реализации Плана нации «100 конкретных шагов» в области электроэнергетики, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Он остановился на 50 (Реорганизация отрасли электроэнергетики. внедрение модели «единого закупщика), 51 (Укрупнение региональных электросетевых компаний (РЭК), и 52-м шагах (Внедрение новой тарифной политики в электроэнергетике, стимулирующей инвестиции в отрасль. Изменение структуры тарифа), которые непосредственно связаны с данной областью.

«50-ый шаг позволит сгладить различия в тарифах на электроэнергию между регионами. Как известно, в процессе либерализации электроэнергетического комплекса товар у нас стоит ровно столько, сколько он стоит в той точке, где он приобретается. Эта особенность обуславливается тем, что производство самой электроэнергии и транспорт в разных регионах различный, поэтому внедрение единого закупщика на покупку электроэнергии позволит снизить различия между регионами», - сказал Джаксалиев.

«В настоящее время с учетом той реорганизации, которая предусмотрена Законом об электроэнергетике, а именно введением рынка мощностей электроэнергии с 1 января 2019 года, у нас практически появляется двойной механизм, где покупать электроэнергию у всех электростанций может также по либеральным законам электроэнергетики каждый потребитель и сам выбирать любого производителя. А покупка мощностей, обеспечивающая развитие энергопроизводящих организаций, будет производиться через единого закупщика», - продолжил он.

Бакытжан Джаксалиев также подчеркнул, что в рамках 52-го шага будут выделены два компонента - фиксированная часть для финансирования капитальных расходов и платы за использование электрической энергии.

«У нас на оптовом рынке электроэнергии будет двойная плата, которая позволит, с одной стороны, покрывать операционные затраты, а во-вторых будет стимулировать модернизацию этих же энергетических объектов посредством произведения отдельной платы за мощность. Это ни в коем случае не означает рост стоимости электроэнергии у конечных потребителей. Просто эта плата за электроэнергию разделится на два составляющих тарифа. Внедрение этого механизма позволит нам не приостанавливать те темпы, которые мы имеем по модернизации нашего энергетического комплекса», - подчеркнул вице-министр.

На 51-м шаге Джаксалиев остановился более подробно. По его мнению, он занимает особое место в развитии электроэнергетической отрасли страны. В рамках реализации этого шага будет проведена оптимизация количества энергопередающих организаций.

«У нас появилось очень много энергопередающих организаций, сегодня их в стране насчитывается порядка 160. А по сути, они занимаются одним и тем же - передачей электрической энергии. Понятно, что KEGOC производит передачу электроэнергии по высоковольтным сетям, другие по сетям 220 Вт и ниже. С учетом оптимизации количества этих компаний мы снизим общие составляющие тарифы на передачу электроэнергии. Освобождаем энергопередающие организации от налога на имущество и КПН», - говорит Джаксалиев.

«Сети без хозяина присоединятся к действующим электросетям. Все это стимулирует энергопередающие организации осуществлять надлежащее обслуживание сетей», - добавил он.

Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 2 августа 2017 > № 2260970


Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Павел Климкин, Die Welt, Германия

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

Автор является министром иностранных дел Украины.

Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин


Казахстан. Швейцария > Электроэнергетика > inform.kz, 1 августа 2017 > № 2260898

В Акмолинской области начали строительство крупнейшей в Центральной Азии солнечной электростанции, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу акима области.

Компания «KB Enterprises», являясь девелопером, инвестором и заказчиком по проектированию и строительству крупнейшей в центральной Азии солнечной электростанции мощностью 100 МВт, окончив этап подготовительных предпроектных работ, приступила к ключевому этапу реализации проекта. Новую солнечную электростанцию будут возводить в селе Кабанбай Батыра Целиноградского района.

Стоимость проекта - 165 миллионов евро. Начаты подготовительные работы на участке площадью 300 га.

Инженерно-подрядной организацией выступает Международный холдинг SUMEC CLEAN ENERGY INTERNATIONAL CO.LTD. Строительство будет осуществляться при тесном сотрудничестве с европейским концерном ABB - одним из крупнейших лидеров в отрасли энергетики. Концерн предлагает высокий уровень контроля с участием своих экспертов на протяжении всего цикла работ - от выбора оборудования до поставки, монтажа.

Данный проект создает дополнительные рабочие места, улучшает энергетическую систему региона, а также в долгосрочной перспективе непременно окажет положительное влияние на финансово-экономическое положение области и страны в целом. Также данный проект является прецедентом и наглядным примером открытости местного рынка для перспективных инвестиционных «зеленых» технологий. Все участники проекта, привлеченные компанией «KB Enterprises», являются экспертами международного уровня, что гарантирует успешную реализацию данного стратегического проекта.

Казахстан. Швейцария > Электроэнергетика > inform.kz, 1 августа 2017 > № 2260898


Франция. Весь мир > Электроэнергетика > rfi.fr, 28 июля 2017 > № 2278208

Несмотря на все возрастающую нагрузку на бюджет и вопросы, связанные с безопасностью, французское правительство не собирается отказываться от атомной энергетики в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. Почему — разбиралась газета Le Monde.

А что, если эпоха АЭС, открывшаяся после Второй мировой войны, закончилась? А что, если пора остановить строительство ядерных реакторов «третьего поколения»? А что, если уже пришло время сменить энергетическую модель? Такими вопросами задается газета Le Monde.

Очевидно, подобных целей не ставит перед собой французское правительство, — продолжает издание. Перед выборами Эмманюэль Макрон называл ядерную энергетику, которая вырабатывает почти три четверти электричества во Франции, «отраслью будущего».

Он поддержал решение государственного оператора электростанций EDF построить два ядерных реактора «третьего поколения» в Хинкли-Поинт на юге Англии. Даже несмотря на то, что этот дорогостоящий многострадальный проект вызывает множество споров и вопросов: министр экономики Брюно Ле Мэр настойчиво требовал от EDF избежать бюджетных перекосов.

Речи об отказе от АЭС сегодня нет. Хотя Макрон подтвердил план своего предшественника Франсуа Олланда — сократить долю ядерной энергетики в производстве электричества с 75% до 50% к 2025 году.

Министр экологии Николя Юло — самый популярный министр в правительстве Эдуара Филиппа — объявил об остановке 17 реакторов АЭС в течение 10 лет. Позже премьер высказался более расплывчато, отметив что закрыты реакторы будут «в среднесрочной перспективе», не назвав точных сроков.

«Ядерная ДНК»

«Мирный атом — это одна из граней „французской исключительности“, — пишет Le Monde. — У французской науки и промышленности „ядерная ДНК“. За этим стоят такие крупные ученые как (дважды лауреат Нобелевской премии —по физики и химии) Мария Кюри, (лауреаты Нобелевской премии по химии) Фредерик и Ирен Жолио-Кюри, (физик) Поль Ланжевен, (физик) Франсис Перрен, (физик) Лев Коварски» и другие.

После Второй мировой войны мирный атом с его возможностями в энергетике и медицине стал чем-то вроде обещания всеобщего счастья и благополучия. А еще обещанием силы и независимости — как в военной, так и в гражданской сферах. В 2017 году во Франции не могут отказаться от этой научно-технической и политической повестки.

Образ французского мирного атома создавали с 1955 года выпускники самых престижных технических вузов, вошедшие в комитет по ядерной энергетике (PEON). Именно они подготовили историческое решение, принятое после нефтяного кризиса 1973 года. Тогда правительство решило создать около сотни ядерных реакторов с водой под давлением по американской технологии. Масштаб программы был беспрецедентным.

Валери Жискар д’Эстен, избранный президентом в 1974 году, рассказывал, что эта программа была одобрена как учеными, так и политиками разных взглядов. И в течение десятилетий ее никто не ставил под сомнение. Социалист Франсуа Миттеран лишь сократил темп ввода реакторов в эксплуатацию (с шести до четырех в год) и свернул проект строительства АЭС Плогоф в Бретани.

Бывший глава Французского института нефти и член совета директоров EDF Оливье Апер рассказывает, что в 1973 году, когда взлетели цены на нефть, АЭС виделись лучшим выходом из положения: Франция не желала зависеть от ОПЕК. А вопрос о безопасности в принципе не ставился до катастроф в Чернобыле и Фукусиме.

Карточный домик

«В ядерной отрасли есть культура госуправления, и государство все сделало, чтобы в этой сфере не было независимой аналитики», — говорит инженер, основатель ассоциации в защиту природы Global Chance Бенжамен Дессю.

Оператор французских АЭС — госкомпания EDF — до сих пор является ключевым игроком в энергетической отрасли. Один из бывших руководителей EDF рассказывает, что в компании не ставят ни под малейшее сомнение необходимость атомной энергетики.

«Бывший гендиректор EDF Франсуа Айере объяснял в 2006 году, что если тронуть хоть часть ядерной отрасли, все ее здание рухнет, словно карточный домик», — рассказывает инженер и защитник природы Бенжамен Дессю. В самой EDF, впрочем, официально уверяют, что не отстаивают свою монополию и предлагают разные варианты, но последнее слово — всегда за правительством.

Силы сопротивления

Отказаться от атомной энергетики в краткосрочной перспективе не представляется возможным, пишет Le Monde. Все усложняет и тот факт, что цена этого отказа пока неизвестна. Подсчеты разных государственных и частных организаций неполны и противоречивы.

Нежелание отказаться от ядерной энергетики объясняется еще ее весом в экономике и общей «научной аурой» вокруг этой отрасли — одной из самых престижных во Франции. В своем отчете президенту экс-председатель EDF Франсуа Русели в 2010 году писал, что в атомной энергетике заняты 200 тысяч человек, а сама эта отрасль является «авангардом промышленности».

При этом все признают, что эта «авагардная» отрасль с устаревающим парком АЭС становится все более накладной. В 2017 году государство, например, должно влить в энергетические компании EDF и Areva 7,5 млрд евро. А уложиться в изначально обозначенный бюджет на строительство реакторов «третьего поколения» не удается, что «каждый раз удивляет государство, которому не хватает воображения, чтобы представить себе все возможные сложности» при строительстве АЭС, — отмечает инженер Бенжамен Дессю.

В самой же EDF планируют обновить часть устаревших АЭС и построить во Франции с 2030 по 2050 год около 30 реакторов «третьего поколения» новой модели. В компании объясняют, что эти реакторы должны быть более дешевыми, чтобы быть конкурентоспособными по сравнению с ископаемым топливом, которое, в свою очередь, должно «сожительствовать» с возобновляемыми источниками энергии.

При этом в EDF признают, что доля альтернативной энергетики значительно возрастет в ближайшие десятилетия, и оператору АЭС необходимо будет адаптироваться к новым условиям, например, сокращать число реакторов.

Атом на экспорт: утраченные иллюзии

Экспорт остается последней хрупкой надеждой французской атомной отрасли, пишет Le Monde. Однако инженер Бенжамен Дессю напоминает, что Франция построила за рубежом лишь 10 реакторов «второго поколения» (в самой Франции их 58), а французские реакторы «третьего поколения» заинтересовали только Финляндию, Великобританию и Китай.

Ситуация на этом рынке, не отошедшем от катастрофы на АЭС Фукусима-1, усложнилась. Китай ориентируется на собственных производителей, Япония выжидает, а Южная Корея может и вовсе отказаться от атомной энергетики. США отказываются закупать АЭС, сосредоточившись на сланцевом газе.

Впрочем, возникает и другой вопрос: какова будет сила ядерного сдерживания и позиция Франции в ООН, если страна откажется от АЭС? Четыре другие страны-члена Совбеза ООН — США, Россия, Великобритания и Китай — продолжают стоить АЭС или не собираются от них отказываться.

Франция. Весь мир > Электроэнергетика > rfi.fr, 28 июля 2017 > № 2278208


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов

Интервью Андрея Черезова РИА Новости.

Андрей Черезов: наши и зарубежные производители турбин будут равны в России.

Вопрос обеспечения информационной безопасности российских энергообъектов в этом году стал особенно актуальным как на фоне геополитики, так и в условиях возрастающего риска кибератак на промышленные предприятия. Минэнерго начало разрабатывать меры по повышению устойчивости энергосистемы России к внешним и внутренним угрозам, в частности, в сфере управления критически важной инфраструктурой — турбинами для теплогенерации. Масло в огонь подлила и ситуация вокруг Siemens. Какие новые требования будут предъявляться производителям турбин для работы в РФ, согласны ли компании передать коды управления к своему оборудованию, о причинах последних аварий на ГЭС, подготовке к отопительному сезону и о судьбе ТЭС в Крыму, рассказал в интервью РИА Новости замглавы Минэнерго РФ Андрей Черезов. Беседовала Виктория Боина.

— В начале июля вы заявили, что министерство предлагает ввести требования для работы в стране газовых турбин иностранного производства и запретить передавать необработанные первичные данные с российских электростанций за рубеж. Эта идея мотивировалась "недоказанными догадками" о возможном управлении энергообъектами из-за рубежа. Подтвердились ли эти опасения?

— Минэнерго России обязано оценивать существующие риски. Проведенная оценка рисков по информационной безопасности на объектах электроэнергетики показала, что при передаче и хранении данных по каналам связи за рубеж возможно удаленное управление энергетическим оборудованием вплоть до его отключения. Даже иностранные производители не отрицают эту возможность. Именно поэтому мы начали заниматься вопросом информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

У кого-то может возникнуть идея как можно больше навредить в части экономической составляющей, социально составляющей и так далее. В документе мы прямые запреты на передачу данных не устанавливаем, мы будем предъявлять и предъявляем то, что прописано в проекте — конкретные требования к информационной безопасности системы удаленного доступа, а именно мониторинг, диагностика технического состояния основного оборудования электростанции, которые, на наш взгляд, и позволяют обеспечить безопасность объектов электроэнергетики.

— Какие технические и юридические требования будут предъявляться производителям? Разработаны ли конкретные документы по данной теме?

— Минэнерго России в настоящее время подготовлен документ — это проект нормативного правового акта "Об установлении требований в отношении базовых (обязательных) функций и информационной безопасности при создании и эксплуатации на территории России систем удаленного мониторинга и диагностики технического состояния критически важного энергетического оборудования".

Этот документ представляет собой конкретный набор правил по предотвращению внешних и внутренних угроз информационной безопасности. В рамках этого акта мы также подготовили методические указания по определению модели угроз для практического применения владельцами компаний энергетики энергетического оборудования, которые позволяют своевременно определять и предотвращать существующие и возникающие угрозы информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

Если говорить о производителях энергетического оборудования, то им совместно с разработчиками программного обеспечения необходимо будет привести в соответствие с требованиями нормативного правового акта используемое программное обеспечение, а также связанные с его использованием основные требования.

Например, как осуществляется процесс передачи информации — вот это они должны будут привести к тем требованиям, которые установлены. И в последующем пройти сертификацию в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю — это самый важный момент. То есть после этой сертификации любая компания — иностранная или российская — будет допущена и сможет спокойно работать. Здесь ограничений по рынку не будет. Если Федеральная служба по техническому и экспортному контролю скажет, что все здесь чисто и хорошо, не вопрос, мы продолжим работать и дальше с этими компаниями. Ограничения для бизнеса здесь точно никакого я не вижу. Доступ к турбине мы не ограничиваем при условии выполнения определенных требований, которые будут прописаны в правилах.

— В чем будут заключаться эти требования?

— Если говорить техническим языком, мы должны четко понимать коды верхнего, нижнего и среднего уровней. И в рамках этой работы, если все коды открыты и мы понимаем, как это работает и на турбине, и на контроле, — вопросов нет.

То есть если они пришли, сертифицировались, раскрыли коды управления, то к компаниям вопросов нет, она может работать, получать информацию. Эти же требования будут отнесены параллельно и к российским компаниям. Это затронет всех. То есть это не требование только к иностранному оборудованию, сертифицироваться должны будут все. Поэтому если иностранная компания сейчас будет говорить, что кто-то ее опять ограничит в каких-то правах, этого точно нет, все производители будут тоже находиться в равных условиях. Это совместная работа.

Там нет никаких больших затрат, это тот же программный комплекс, те же наработки, только нужно раскрыть определенные вещи, которые каждая компания имеет в части закрытых кодов на управление.

— Ранее вы говорили о намерении обязать производителей создавать data-центры в России. Это должно быть реализовано полностью за счет зарубежных производителей турбин? Будет ли предоставляться какая-либо поддержка со стороны правительства?

— Data-центры создавать не обязательно. Главное, чтобы мы четко понимали, как работает удаленный доступ.

— Обсуждали ли вы новые требования с иностранными производителями турбин? Не будет ли эта идея воспринята как фактор ухудшения инвестклимата в России?

— Да, этот вопрос обсуждался. Прошло общественное обсуждение нормативного правового акта. Иностранные компании очень активно участвовали в этом процессе. Мы учли порядка 70% всех их требований. Возникали вопросы, например, на что это повлияет, на инвестиционный климат и тому подобное. Но как оно может повлиять, если мы просим просто раскрыть коды? Я повторю еще раз, 70% предложений были учтены. Общественное обсуждение прошло очень полезно, было множество материалов, которые нам представили компании, и мы очень много почерпнули из этого. Самыми активными участниками (в рамках обсуждения — ред.) были Siemens, были также предложения от Ассоциации европейского бизнеса и американской компании General Electric. Они очень активно нам давали информацию в рамках подготовки документа.

— В какие сроки предполагается принятие документа, вводящего новые требования? В какие сроки должны будут производители турбин выполнить новые требования?

— Мы планируем закончить проект до конца 2017 года. У производителей турбин нет ограничений по срокам выполнения данных требований. А на сроки проектов это вообще никак влиять не будет. Очень много, конечно, приходится общаться и с Советом рынка, и Советом производителей. Многие говорят, что есть риски, что в документе будет прописано что-то такое, что принесет, скажем так, дополнительные затраты для компаний.

Мы сами в этом не заинтересованы, мы, наоборот, ищем те методы и методики, по которым можно с меньшими финансовыми затратами решить эти вопросы. Поэтому в этом документе мы постарались минимизировать последующие затраты компаний.

— Насколько масштабной будет работа по передаче данных?

— Для наших разработчиков это масштабная работа в части разработки программного обеспечения в рамках применения данного документа. И поэтому здесь пусть работают все в равных условиях. Смотрите, у нас системы безопасности существуют, например, в атомной отрасли, правильно? Там же без определенной сертификации и штампа "допущено" для работ на АЭС ничего не поставишь. А почему мы считаем, что тепловая энергетика чем-то отличается? У нас вся экономика работает на обычных станциях, так давайте как-то переходить на единые требования. Тем более информационная безопасность в настоящее время на пике.

— Можете сказать, сколько у нас турбин иностранного производства?

— Точное количество не скажу. Здесь нужно понимать, что у нас турбины по мощности делятся, но от общего количества в сегменте, например, большой мощности таких производителей, как Siemens, Alstom, GE, это всего 5%, то есть единицы. Турбин не много, где-то две, где-то, может, каждая одного производителя, где-то, может, чуть больше, но это небольшое количество.

— Если возникло решение ввести такие новые требования для работы в стране газовых турбин, были уже какие-то прецеденты?

— Прецеденты существуют всегда. Например, сейчас мы разбираемся с аварией в Сибири. Сейчас там работает комиссия Ростехнадзора, мы, как члены комиссии, активно участвуем в работе по выяснению причин. Будут выданы предписания субъекту энергетики. Комиссия была создана сразу после аварии. Там надо разбираться серьезно, потому что два элемента сработали неправильно — это противоаварийная автоматика на Братской ГЭС и противоаварийный комплекс, который установлен на подстанции "Озерная" Иркутской сетевой компании. По остальным устройствам, как мне докладывают промежуточно, вопросов не было, все работало в штатном режиме. Работа комиссии продлена еще на сорок дней в целях более точного определения причины возникновения аварии. Правила допускают продление сроков работы комиссии.

— В ситуации с аварией поднимался вопрос по работе персонала. Какие меры принимаются ведомством в данном случае? Речь о подготовке кадров?

— Да, именно подготовка. Увольнение — это не решение вопроса. Можно уволить любого менеджера, а вот специалиста — другая проблема. Все специалисты учатся на определенных ошибках. Здесь нужно прорабатывать аварийные ситуации и проводить противоаварийные тренировки с персоналом, обучать его действовать в аналогичных ситуациях. Я всегда заострял внимание субъектов энергетики именно на этом. А уволить? Уволишь, и придет вообще неподготовленный, и что дальше? Еще больше сил и средств на него надо потратить, чтобы подготовить.

Будет меняться подход к подготовке персонала. И именно, я еще раз повторюсь, это больше касается тепловых станций, поскольку я на своем совещании уже отмечал, что вопросы по подготовке кадров в сетевых компаниях, таких как "Россети", ФСК, в настоящее время находится на достаточно высоком уровне. У них есть свои центры подготовки персонала, они укомплектованы оборудованием, на котором люди могут тренироваться.

По "Русгидро" тоже ситуация сейчас, я считаю, поднялась очень здорово. Они тоже создали центры, они работают. Там ведут подготовку персонала.

А по компаниям тепловой генерации пробел. Поэтому у меня пока рисковая зона в части персонала это, конечно, тепловые станции. Ведомство как раз готовит обновление по правилам работы с персоналом. Это серьезный документ. Там как раз вопросы подготовки кадров. Это будет один из вопросов, который мы пропишем очень детально. Потому что за подготовку кадров отвечает руководитель компании.

— В 2017 году Минэнерго внедрит новую систему оценки готовности энергокомпаний к отопительному сезону. Что министерство ждет от ее реализации? В чем главные отличия новой системы от прежней? Индексы готовности к зиме по новой системе будут оцениваться исходя из данных, предоставляемых самими компаниями?

— Действительно, мы уже разработали методику по оценке готовности к ОЗП. Работа шла очень долго, потому что там очень много параметров. Этот процесс очень сложный, и его требуется очень долго настраивать. Подготовка к ОЗП — вопрос даже еще более сложный, чем тот, который решался раньше, потому что там решался чисто финансовый вопрос: вносить это в реконструкцию — не вносить, ремонтировать — не ремонтировать, в каком объеме ремонтировать. Здесь вопрос более глубокий, потому что здесь оценивается в полном объеме готовность объекта к прохождению осеннего и зимнего периода, есть ли риски для энергосистемы, для оборудования и так далее.

Поэтому в этом году принято решение, что параллельно пойдут два способа проверки. На основе этого мы сможем понять, где у нас имеются расхождения с реальной проверкой, то есть так называемый человеческий фактор, и то, что мы провели проверку индексами.

— Нет ли риска, что компании будут замалчивать информацию?

— Даже если комиссия Минэнерго приедет на проверку в составе десяти человек, то и в этом случае компании могут что-то умолчать. Не может человек физически проверить все в рамках комиссии, например топливоподачу, а информацию проверить можно. Но это уже уголовная или административная ответственность тех руководителей, которые будут предоставлять недостоверную информацию. Мы же не ради контроля это все делаем, мы понимаем, что в энергетике и в субъектах энергетики есть руководители, которые отвечают по закону. Зачем нам тратить огромное количество средств, ездить к большому количеству людей, проверять это все. Опять же человеческий фактор, вы же понимаете.

А вот математика, я считаю, более правильный метод, информация будет более корректной. Я эту методику в последние три года очень активно продвигаю. Мы прошли огромные согласования, и на первом этапе почти все были против, а сейчас уже почти все за.

У компаний-штрафников растет аварийность. Мы анализируем эту аварийность. После этого вызываем генерального директора, главного инженера, начинают докладывать, что сделано, какие мероприятия, что они включают в инвестпрограмму. У нас проходит двойной контроль аварийности. Мы собираем данные, плюс анализируется информация программного комплекса, который ведет компания "Системный оператор". Мы всегда на разногласиях этих двух информационных полей можем оценить, где у нас нестыковка.

Первые два года такой работы с компаниями проходили достаточно тяжело, потому что мы очень активно их начали контролировать. Но зато сейчас мы тепловую генерацию подтянули, и за эти три-четыре года мы снизили аварийность довольно существенно. И каждый год у нас идет пока со снижением. Сейчас мы доходим уже до того минимального объема аварийности, который устранить можно, но уже с большими финансовыми затратами.

Насколько это целесообразно, должны решать руководители этих компаний. Но недостатки есть, мы стараемся решать это каждый год. Я просто хочу сказать, что в операционной работе это процесс постоянный. Если брать чисто операционную работу, все меняется, люди другие приходят, менталитет другой, образование другое, источники финансирования меняются по разным причинам — экономическим, социальным.

— Компания Siemens ранее заявила о принятии мер, чтобы не допустить установку своих турбин в Крыму. Есть ли опасения, что запуск электростанций в Крыму перенесется? На какой срок?

— Срок установлен. Это первый квартал 2018 года. Ничего не меняется. Оборудование, которое установлено (в Крыму — ред.), произведено в Российской Федерации. Наша основная задача, чтобы в первом квартале 2018 года станции начали вырабатывать генерацию. Другого плана нет. Крым — российская территория, и нам нужно ее обезопасить.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов


Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453

Скандал с поставками газовых турбин Siemens в Крым осложняет отношения между Берлином и Москвой. Оборудование было поставлено в Крым, несмотря на санкции ЕС и обещание президента РФ Владимира Путина занимавшему тогда пост министра экономики и нынешнему министру иностранных дел Зигмару Габриэлю (Sigmar Gabriel), сообщает в воскресенье, 22 июля, газета Bild am Sonntag.

"Федеральное правительство еще раз напомнило российским властям об этих гарантиях и указало на то, что такое серьезное нарушение санкционного режима в очередной раз нанесет вред германо-российским отношениям", - заявил в воскресенье изданию представитель министерства иностранных дел ФРГ. По его словам, правительство Германии в прошлом многократно предупреждало Москву об опасности нарушения режима санкций и действиях российских компаний в нарушение существующих договоров.

"Крымский скандал" компании Siemens

5 июля стало известно о поставке двух газовых турбин марки Siemens в порт Севастополя с Таманского полуострова. Позже в Крыму были обнаружены еще две турбины Siemens. Российская компания "Технопромэкспорт" изначально закупила технику для строительства электростанции на Тамани.

В заявлении, распространенном 21 июля, руководство Siemens утверждает, что российские партнеры направили оборудование в Крым в нарушение договорных обязательств и в нарушение санкций, наложенных ЕС на этот регион. В заявлении также говорится, что Siemens продолжит судебное преследование должностных лиц "Технопромэкспорта", ответственных за незаконное перемещение турбин, а также судебный процесс, призванный предотвратить поставки нового оборудования в Крым и обеспечить возврат уже поставленного.

Siemens принял решение разорвать лицензионные соглашения с российскими компаниями о поставках оборудования для электростанций с комбинированным парогазовым циклом. Помимо этого, Siemens продаст миноритарную долю в российской компании "Интеравтоматика", которая предлагает продукты и услуги в области систем управления электростанциями. Кроме того, немецкий концерн решил прекратить поставки оборудования для электростанций российским компаниям, контролируемым государством.

Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян

Турбины для Крыма: как избежать новых подозрений

Юрий Саакян

Генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Только активное участие государства в развитии отрасли и проведение системной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих

Появление летом 2017 года в российском Крыму турбин для строящихся электростанций вызвало множество слухов и споров об их происхождении, уступающее лишь событиям февраля-марта 2014 года и «вежливым людям». Их, к слову, могло и не быть, если бы во время реформы электроэнергетики закладывались не только механизмы гарантированного обогащения немногих за счет всех, но и использовались инструменты системной промышленной политики. Термин «промышленная политика», будучи на протяжении десятилетий «либеральных» реформ чуть ли не ругательным, все же в итоге получил свое признание и был законодательно оформлен в России в конце 2014 года. Однако отсутствие промышленной политики в 2000-е годы привело к тому, что Россия почти потеряла стратегически важную отрасль промышленности.

Напомню, что в 2008 году было закончено разделение РАО «ЕЭС России» на отдельные генерирующие, сетевые и энергосбытовые компании, значительная часть которых была в дальнейшем приватизирована. Для привлечения инвестиций и обеспечения ввода новых мощностей был использован механизм договоров на предоставление мощности (ДПМ), который под угрозой штрафов требовал ввода электростанций в конкретный срок, но гарантировал инвестору продажу мощности и возврат средств в короткие по отраслевым меркам сроки, а также дополнительную доходность за счет продаж электроэнергии.

С применением механизма ДПМ в 2008-2016 годах было введено 22,3 ГВт мощностей, что составило более 61% всех вводов за этот период. Государство получило выполнение планов (к слову, изначально сильно завышенных), инвесторы — выгоднейший механизм, исключающий предпринимательские риски, потребители — колоссальный рост цен на электроэнергию, а вот российские энергомашиностроители не получили практически ничего. Условия ДПМ не были увязаны с задачами по развитию российского энергомашиностроения и защитой отечественного рынка силового оборудования.

На российский рынок массово стали поставляться турбины крупнейших иностранных производителей — Siemens, General Electric, Alstom, Hitachi и др. При этом примечательно, что пришедшие зарубежные инвесторы покупали только импортное оборудование.

Российские аналоги либо отсутствовали, либо не выдерживали конкуренции по тем или иным причинам. Например, единственная российская газовая турбина высокой мощности — ГТД-110 — разрабатывалась еще в 90-е годы прошлого века. Однако все пять построенных турбин ГТД-110 (четыре были установлены на Ивановских ПГУ, еще одна — на Рязанской ГРЭС) в процессе опытной эксплуатации столкнулись с «детскими болезнями», свойственными любой, в том числе и зарубежной, технике, и все имевшиеся соглашения о дальнейших поставках были заморожены, ограничив, таким образом, возможность вывести уже готовый продукт в серию.

В результате доля вводов на базе основного оборудования отечественного производства резко сократилась. Например, без учета АЭС только за период 2008–2011 годов она снизилась с 95,6% до 30,8%. В проекте стратегии развития энергетического машиностроения России до 2030 года мы указывали, что возникшее в результате реформы отсутствие скоординированности между генерирующими компаниями и машиностроителями ограничивает потенциал трансфера зарубежных технологий и собственной инновационной деятельности.

Понимание возникшей проблемы приходило постепенно. Сначала на различных отраслевых площадках начал подниматься вопрос о невозможности проведения ремонта импортного оборудования без привлечения компаний-производителей, что не только увеличивало сроки и стоимость ремонта, но и ставило российскую энергетику в уязвимое положение. Определенный прорыв в осознании глубины проблемы наступил в конце 2014 года на фоне введения санкций и ослабления рубля. Уже в марте 2015 года Минпромторг России сформировал отраслевой план импортозамещения, в который вошли пункты и по газотурбинным технологиям. Но, по сути, было уже поздно — программа ДПМ близится к завершению, потребности в новых энергоблоках нет (перерезерв оценивается в десятки гигаватт), а значит, и нет объема рынка, столь важного при локализации или выводе на рынок нового оборудования.

Существуют и альтернативные примеры из того же времени. Так, в железнодорожном машиностроении в 2000-е годы также стоял вопрос ускоренного создания конкурентоспособной техники. Ее ключевой заказчик ОАО «РЖД» был заинтересован в сохранении взаимодействия именно с отечественными производителями. В результате стратегия развития, принятая компанией, включала пункт о стимулировании трансфера технологий на российские заводы.

Также стратегическое значение атомной и гидроэнергетической отраслей для национальной безопасности государства было учтено путем создания единых профильных холдингов «Росатом» и «Русгидро» и недопуска в данные сегменты иностранных производителей. Как показало время, такой подход сработал только в плюс. Например, сохраненное в атомной сфере взаимодействие позволило реализовать технологический потенциал, и сегодня Россия является лидером мирового рынка, поглощая практически все мировые заказы на строительство объектов атомной энергетики и эффективно развивая новые гражданские сегменты с учетом наработанных технологий.

Несмотря на упущенное десятилетие, возможности для возрождения энергетического машиностроения в целом и производства газовых турбин большой мощности (наиболее проблемного сегмента) в частности еще существуют. Для этого должны быть определены соответствующая современным условиям стратегия развития отрасли, инструментарий поддержки спроса (механизм, который придет на смену ДПМ, каналы для продвижения российской продукции за рубежом), механизмы координации предприятий электроэнергетики и энергетического машиностроения. Главную сложность представляет относительно небольшой объем рынка в перспективе ближайших 10-15 лет, что предопределяет необходимость введения требований по унификации энергоблоков и сокращения номенклатурного ряда оборудования.

Стоит отметить и консолидационные тренды на мировом рынке машиностроения, которые делают конкурентную борьбу еще более сложной. Крупнейшие энергомашиностроительные холдинги General Electric и Siemens расширяются, поглощая в том числе конкурентов (например, обмен активами между GE и Alstom). Во многом это является реакцией на усиление Китая, где также идут по пути укрупнений: так, в 2015 году в одну компанию были объединены два крупнейших мировых холдинга железнодорожного машиностроения — CNR и CSR.

Создание отечественного объединенного энергомашиностроительного холдинга предлагалось уже давно. Выгоды очевидны — эффект масштаба, кредиты под более низкие проценты, возможности государства как акционера «прятать» поддержку от ВТО, синхронизация продвижения на международных рынках и т. д. Однако сначала необходимо нивелировать ключевой риск — время, которое в российских реалиях может занять создание такой компании с учетом борьбы различных групп интересантов.

Так или иначе, проблему отсутствия конкурентоспособных российских аналогов в сфере газовых турбин большой мощности нельзя решить в одночасье. Только активное участие государства в развитии отрасли путем реализации системной долгосрочной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих, а также лишить любителей слухов возможности погадать: так чьи же там турбины в Крыму?

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова

О Концепции развития топливно-энергетического комплекса Кыргызстана

Валентина Касымова, д.э.н., профессор КГТУ им.И.Раззакова, руководитель межведомственной рабочей группы в НИИЭЭ при ГКПЭН КР, засл.энергетик СНГ

Первая декада июля ознаменовалась крупными событиями в продвижении стратегически важных энергетических проектов: это результаты тендера на сооружение малых ГЭС с победой известной компании из Чехии, обсуждение проекта САSA-1000 по экспорту электроэнергии в Пакистан через Таджикистан и Афганистан на Региональной встрече глав четырех государств Центральной Азии; появление потенциальных инвесторов на сооружение Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1, а также начало третьей фазы проекта АБР по реконструкции Токтогульской ГЭС.

Это, несомненно, успехи энергетической политики государства. Однако страна гордилась бы еще большими успехами политиков, если бы Правительство КР обсудили и приняли проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года, который находился больше года в Аппарате Правительства КР, пройдя четыре общественных обсуждения и согласования в установленном порядке со всеми министерствами, ведомствами и предприятиями ТЭК, а также Органами местного самоуправления (ОМСУ).

Каждый раз планы Аппарата Правительства КР по включению проекта Концепции в повестку заседания Правительства КР (июль 2016 г., ноябрь 2016 г., апрель 2017 г. и май -июнь 2017 г.) не дало результатов ввиду недопонимания важности и глубины проработки документа и ссылкой на сложность изложения. В то время как проект Концепции разработан Министерством энергетики и промышленности КР во исполнение решения Совета обороны от 5 марта 2014 года в рамках выполнения пункта 23 «Детализированного план реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР». Для ее разработки была создана межведомственная рабочая группа приказом Министра энергетики и промышленности КР № 65 от 30 апреля 2015 года, а также исполнительная рабочая группа в НИИЭЭ при ГКПЭН КР в составе известных ученых и специалистов в этой действительно сложной области.

Концепция является документом, определяющим цели, ключевые задачи и основные направления среднесрочной и долгосрочной энергетической политики государства, а также механизмы ее реализации и была разработана в соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом Министра экономики КР № 45 от 27 февраля 2015 года.

Концепция была разработана и представлена в установленные сроки - 22 декабря 2015 г. и корректировалась по ходу ее обсуждения и во исполнение Плана действий Правительства Кыргызской Республики по реализации Программы Правительства Кыргызской Республики «Стабильность, доверие и новые возможности» на 2016 год, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 29 января 2016 года № 41.

За последние 10 лет государственная политика по развитию отраслей ТЭК осуществляется в соответствии со следующими стратегическими и программно-целевыми документами: Национальная энергетическая программа КР на 2008-2010 годы и стратегия развития ТЭК до 2025 года, Среднесрочная стратегия развития электроэнергетики КР на 2012-2017 годы, Национальная стратегия устойчивого развития КР на период 2013-2017 годы (далее – НСУР КР). В связи с истечением их срока и методологией системных исследований в энергетике концепции и стратегии развития необходимо периодически (раз в пять лет) обновлять и актуализировать, исходя из реальной ситуации в социально- экономическом развитии государства и вызовов во внешней энергетической политике, а также глобальных экологических проблем.

Высокая капиталоемкость и длительные сроки сооружения энергетических объектов обусловливают необходимость опережающего развития энергетики для обеспечения бесперебойного энерго- и топливоснабжения для развития отраслей промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта и социальных нужд населения.

Кроме того, ежегодная сложная ситуация с нестабильным обеспечением энергоносителями потребителей республики требует принятия стратегических решений по развитию отраслей ТЭК как на краткосрочную, так и средне- и долгосрочную перспективу (10-15 лет).

При разработке проекта Концепции использованы основные отраслевые и межотраслевые программы и планы развития социально-экономического развития страны и регионов.

Представленный на рассмотрение Правительства КР проект Концепции является комплексным документом долгосрочного развития отраслей ТЭК на период до 2030 года с оценкой необходимых инвестиций, с планом мер и индикаторами для ее мониторинга и принятия решений по обеспечению устойчивого развития страны и регионов.

В соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития (далее Методология) проект Концепции содержит следующие разделы: анализ и оценка текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов; целевые установки; достижения и проблемы; приоритеты государственной энергетической политики; задачи по приоритетам и политика мер; ожидаемые результаты; оценка рисков и вызовов; оценка финансовых ресурсов и источников финансирования; механизмы и ответственные органы по реализации концепции.

При этом соблюдены требования Методологии по учету региональных, социальных, экологических факторов, обеспечения энергетической безопасности и энергоэффективности реального сектора экономики, и продвижения по пути устойчивого развития страны и регионов. Исходя из этого основной целью поставлено - обеспечение энергетической безопасности страны и регионов, доступности энергоносителей для каждого потребителя по качеству и ценам и повышение жизненного уровня населения, энергоэффективности реального сектора экономики и устойчивого развития страны и регионов в перспективе.

Исходя из цели сформулированы приоритеты и поставлены задачи, при успешной реализации которых возможно достичь поставленной цели и получить результаты.

Основными приоритетами государственной энергетической политики признаны следующие позиции:

- устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и снижения рисков глобального потепления климата;

- международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики

- финансовое оздоровление: экономически обоснованная тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК;

- управление спросом на энергоносители и достижение энергоэффективности экономики, формирование рациональной структуры ТЭБ страны и регионов,

- энергосбережение и минимизация техногенного воздействия энергетики на окружающую среду, здоровье населения и продвижение к устойчивому развитию страны и регионов;

- институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативной правовой базы и инновационного развития энергетики;

Задачи по приоритетам и политика мер

1. Задачи по приоритету «Устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и предотвращение глобального потепления климата» должны быть направлены:

1.1. В электроэнергетике на:

- развитие гидроэнергетики, которая является неотъемлемой частью «зеленой экономики» и важнейшей предпосылкой обеспечения устойчивого развития, при доступе к современным, экологически чистым и недорогим услугам по энергоснабжению;

- создание системы оценки состояния ЭБ страны, что требует разработки и утверждения индикаторов и их пороговых значений - кризисного и предкризисного - как важных инструментов своевременного предупреждения угроз;

- опережение темпов ввода новых мощностей электрических станций и гарантия уровня резерва установленных мощностей ГЭС в энергосистеме;

- поэтапную реализацию ряда проектов по строительству ГЭС на своей территории, являющихся экологически чистыми источниками энергии, что является суверенным правом на развитие для обеспечения насущных потребностей народа Кыргызстана, включая будущих поколений;

- дальнейшее комплексное использование водных ресурсов в бассейне р.Нарын с постепенным переходом на проектный режим работы Токтогульской ГЭС в интересах энергетики и ирригации и недопущения сработки Токтогульского водохранилища до критического уровня путем реализации проектов по сооружению Камбаратинской ГЭС-1 установленной мощностью 1860 МВт в энергетическом режиме для покрытия спроса потребителей страны в осенне-зимний период. В результате зимние энергетические попуски воды от Камбаратинских ГЭС будут накапливаться и будут перерегулированы Токтогульским водохранилищем под ирригационный график водопотребления, то есть эксплуатация Камбаратинской ГЭС-1 внесет коррективы в сезонный режим притока в Токтогульское водохранилище и, тем самым, позволит в наиболее засушливые сезоны снабжать достаточным количеством воды сопредельные страны-низовья;

- ускорения в 2017-2019 гг. установки второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт;

- рассмотрения возможностей сооружения в среднем течении бассейна реки Нарын Казарманского каскада ГЭС в 2025-2030 гг. суммарной мощностью 1050 Мвт, а также Сусамыр-Кокемеренского каскада ГЭС суммарной установленной мощностью 1305 МВт;

- освоения гидропотенциала бассейна р.Сары-Джаз;

- строительства в 2019-2025 гг. Верхне-Нарынского каскада ГЭС установленной мощностью 237,7 МВт;

- создание гарантированной базовой мощности в энергосистеме с сооружением в 2018-2022 гг. Каракечинской ТЭС установленной мощностью 600 МВт с последующим расширением до 1200 МВт;

- завершение реконструкции в 2017 г.ТЭЦ-1 г. Бишкек сустановкой 2 котлов по 150 МВти увеличением мощности до 812МВт;

- проведение и завершение реконструкции Учкурганской ГЭС - на

36 МВт, Атбашинской ГЭС - на 1,68 МВт, Токтогульской ГЭС для увеличения мощности на 240 МВт;

- разработка процедуры отвода земельных участков и реализации тарифной политики согласно Закону КР «О возобновляемых источниках энергии»;

- повышение эффективности и надежности системы централизованного теплоснабжения г. Бишкек, проведение восстановительных работ существующей магистральной тепловой сети и строительство новых тепловых сетей и насосных станций в зоне действия ТЭЦ–2 г. Бишкек.

Исходя из прогнозов темпов роста потребления в ТЭР для их покрытия разрабтаны прогнозы развития отраслей ТЭК по сценариям, которые показали:

В электроэнергетике: по базовому сценарию рост производства электроэнергии возможно достичь путем активного вовлечения ВИЭ и сооружения малых ГЭС и солнечных энергоустановок (СЭС), с учетом сооружения и ввода в действие Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС – 1 и тем самым обеспечить опережение темпов роста производства электроэнергии 119% к 2020 г., 140% к 2025 г. и 246% к 2030 г. или до 16,7, 23,8 и 27 млрд кВт.ч, соответственно, над темпами роста ее потребления начиная с 2020 года или 119% до 140% к 2025 г. и 166% к 2030 г.

При этом соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления составит к 2020 г. - 0,9, к 2025 г. - 1,11 и к 2030 г. - 1,48 в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах до 48% то есть резерв в энергосистеме ожидается выше предельного порогового значения - 1,15.

По оптимистическому сценарию приняты во внимание новые подходы по прогнозированию развития регионов страны путем ускоренного развития предприятий по переработке продуктов растениеводства и животноводства, освоения минерально-сырьевых ресурсов и формирования горнопромышленных, спортивно- туристических и сельскохозяйственных кластеров, а также темпов роста цен и тарифов на энергоносители, используя эконометрические модели прогнозирования по программе «STATA», и дополнительных экспертных оценок. Потребность в электроэнергии ежегодно будет возрастать и достигнет уровня 14,87 млрд кВт.ч к 2020 г., до 19,5 к 2025 г. и до 23,0 млрд кВт.ч к 2030 г. или соответственно по годам темпы роста ожидаются - 124%, 163% и 193% по сравнению с 2017 г. Темпы роста и объемы производства электроэнергии при сооружении Казарманских ГЭС возрастут и достигнут 172% к 2025 г. и 253% к 2030 г. или до 27 и 33,3 млрд кВт.ч, соответственно. Соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления возрастут с 2020 г. и ожидаются 1,1 к 2025 г. и 1,31 к 2030 г. и в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах 30%, что снимет полностью риски энергетической безопасности и покрывать растущие темпы энергопотребления по регионам страны.

В структуре производства электроэнергии увеличится доля ВИЭ от 1,1% в 2015 г. до 5,0% к 2030 г.

Для обеспечения надежности энергоснабжения в отдаленных горных районах возможно сооружение малых ТЭС при внедрении новых технологий сжигания угля с минимальными выбросами ПГ при сооружении малых ТЭС в режиме когенерации в районе угольных месторождений Сулюкта мощностью 75 МВт в Баткенской области, Ташкумыр мощностью 75 МВТ в Джалал-Абадской области, Узген, Кызыл-Кия мощностью по 50 МВт в Ошской области, которые позволят выработать электроэнергию в пределах 1,5-2 млрд кВт.ч к 2030 г. с ростом их доли также до 5,4% в балансе электроэнергии.

Задачи по приоритету - международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики произойдет путем вхождения на международные рынки электроэнергии, при обеспечении профицитного баланса электроэнергии. Так по базовому сценарию, прогноз показывает о напряженном балансе вплоть до 2020 г., а также о возможности экспорта только к 2025 и 2030 гг. в объеме свыше 4 млрд квт.ч, в том числе по проекту CASA-1000 - 1,7 млрд кВт.ч. и свыше 2 млрд кВт.ч в энергосистемы стран ЕАЭС на оптовый рынок электроэнергии и (или) КНР; по оптимистическому, как при базовом сценарии сокращение импорта вплоть до 2018 г., далее возможно увеличение экспорта до 0,23 млрд кВт.ч к 2020 г., - 4,4 млрд кВт.ч к 2025 г. и до - 6,3 млрд кВт.ч к 2030 г., что позволит также войти на единый рынок электроэнергии ЕАЭС с объемом экспорта свыше – 3 млрд кВт.ч и рынок Центральной и Южной Азии по проекту CASA-1000 – 1,7 млрд кВт.ч. и 1,5 млрд кВт.ч в КНР.

Также имеется возможность увеличения экспорта при сооружении Сусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС проектной мощностью 1305 МВт с выработкой 3,32 млрд кВт.ч в год и ГЭС на реке Сары-Джаз суммарной проектной мощностью до 1200 МВт с выработкой до 3,3 млрд кВт.ч в год. Однако, учитывая отсутствие предпроектной документации, данные ГЭС не вошли в перспективный баланс электроэнергии до 2030 г. и могут быть рассмотрены при разработке энергетической стратегии до 2040 г.

1.2. В угольной промышленности на:

- повышение обеспеченности потребности страны собственным топливом, в том числе ТЭЦ г.Бишкек и г.Ош, котельных ГП «Кыргызжилкоммунсоюз», ЖКХ и населения за счет развития добычи угля;

- увеличение добычи угля на действующих предприятиях и перспективных месторождениях для обеспечения твердым топливом населения, объектов энергетики и промышленности с 1,8 млн т в 2015 г. до 4,6 млн т к 2020 г. и до 7,8 млн т к 2030 г.;

- разработку участка Центральный разреза Кара-Кече, 11-поле Сулюктинского месторождения, шахты Ташкумыр для обеспечения потребности ферросплавного завода, шахты Джергалан для обеспечения Курментинского цементного завода, с оснащением техникой нового поколения, а также освоение Узгенского каменноугольного бассейна коксующихся углей и др.;

- рассмотрение возможности сооружения новых малых ТЭС и производства угольных брикетов в районе угольных месторождений Тегенек, Каратут, Ташкумыр, Сулюкта, Кумбель и др.;

- повышение конкурентоспособности угольного топлива по сравнению с природным газом и другими видами альтернативного топлива за счет проведения целенаправленной государственной политики, осуществления технического перевооружения и интенсификации производства.

1.3. В нефтегазовой отрасли для обеспечения ресурсами необходимо обеспечить: прекращение дальнейшего спада добычи нефти и газа, ежегодное введение новых скважин, проведение геолого-разведочных работ на перспективных месторождениях. Добыча природного газа на существующих месторождениях прогнозируется на одном уровне в объеме - 30 млн м3, если не будут открыты новые месторождения и покрытие потребности в газе прогнозируется за счет увеличения импорта природного газа с 379,5 млн м3в 2015 г., до 477,2 млн м3 в 2017 г., 718,9 млн м3 в 2020 г., до 1071,0 млн м3 в 2025 г. и до 1143,8 млн м3 в 2030 г.в соответствии с утвержденным Правительством КР проектом Генеральной схемы газоснабжения и газификации КР на период до 2030 г.

Ожидается незначительное увеличения добычи нефти на собственных месторождениях с 85 тыс. т в 2015 г. до 110 тыс. т к 2030 г., что недостаточно для покрытия потребности существующих и новых НПЗ. В этой связи необходимо ежегодно обеспечить импорт в объеме 1,1-1,5 млн т сырой нефти для работы на полную мощность действующих и вновь введенных НПЗ в городах Кара-Балта, Токмок для обеспечения потребности в топочном мазуте, бензине и дизельном топливе. Возможность беспошлинного импорта нефти и нефтепродуктов с вхождением в ЕАЭС обеспечит потребность страны в них. Однако существуют риски закупки больших объемов сырой нефти в связи с сокращением темпов роста их добычи в Казахстане и России в перспективе.

В связи с этим на период до 2030 г. нефть, дизтопливо и бензин прогнозируются как основные импортируемые виды топлива. Потребность в мазуте будет покрываться для собственных нужд с увеличением его производства на НПЗ за счет решения проблемы поставки сырой нефти на действующие и новые НПЗ из стран ЕАЭС.

1.4. Ускоренное развития ВИЭ для диверсификации источников электроэнергии, которые могут в значительной степени обеспечить энергетическими ресурсами как крупных, так и индивидуальных потребителей особенно в сельской местности, предусматривается за счет: сооружения солнечных и ветровых энергоустановок по регионам страны с постепенным ростом производства электроэнергии ими до 1,2 млрд кВт.ч к 2030 г.; внедрения биогазовых установок с получением биогаза и с попутным использованием отходов как удобрение для фермерских хозяйств.

Для решения проблем горячего водоснабжения и теплоснабжения в жилых домах необходима повсеместная установка солнечных коллекторов, тепловых насосов, а также использование тепла геотермальных источников для теплоснабжения объектов соцкультбыта и населения в районах их сосредоточения.

Параллельно с поиском инвесторов в сооружение солнечных и ветровых энергоустановок и строительство малых ГЭС необходимо определить источники покрытия разницы между тарифами на электроэнергию и тарифами с учетом коэффициентов в соответствии с Законом КР «О возобновляемых источниках энергии» в целях окупаемости проектов по ВИЭ.

1.5. В целях предотвращения глобального изменения климата развитие малых и крупных ГЭС с эффективным использованием энергии солнца, биомасс, геотермальных источников и тепловых насосов с замещением углеводородного топлива может способствовать сокращению выбросов ПГ на 20% к 2020 г. и достижению поставленных целей по достижению к 2050 г. удельных выбросов в СО2 эквиваленте, не превышающих 1,56 тонн на 1 человека по данным Центра климата при ГАООСЛХ при ПКР. Для этого необходимо:

- введение на постоянной основе климатических индикаторов для энергетического сектора и их мониторинг;

- регулярную подготовку планов по выполнению обязательств перед РКИК ООН о сокращении эмиссий парниковых газов;

- активизацию деятельности по привлечению климатического финансирования для обеспечения энергетической безопасности

1.6. Обеспечение энергоэффективности реального сектора экономики будет достигнуто при прогнозируемых темпах роста потребления в ТЭР – 150% в 2020 г. и 210% в 2030 г. к 2005 г., что ниже темпов роста ВВП – 197% в 2020 г. и 320% в 2030 г. к 2005 г. (в сопоставимых ценах 2005 г.), с ежегодным снижением энергоемкости ВВП на 1,5%, а за период 2015-2030 гг. на 20%. При этом возможно достичь экономии ТЭР в объеме –11,1 млн т у.т. к 2030 г.

Темпы роста потребления электроэнергии также должны быть ниже темпов роста ВВП с ежегодным снижением электроемкости ВВП на 1-1,6%, а за период 2015-2030 гг. на 15-19% по сценариям. При этом обеспечивается экономия электроэнергии в объеме 3,65-4,1 млрд кВт.ч. к 2030 г. Обеспечение снижения темпов роста потребления ТЭР, по сравнению с темпами роста ВВП и соответственно закономерности ежегодных темпов снижения энергоемкости и электроемкости ВВП отвечает принципам энергосберегающей политики и развития «зеленой экономики». В случае увеличения темпов роста ВВП прогнозируемый спрос на ТЭР также увеличится, в этом случае степень увеличения будет зависеть от цен на энергоносители – чем больше их прирост, тем меньше степень увеличения спроса.

2. Задачи по приоритету «Институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативно–правовой базы и инновационного развития энергетики» должны быть направлены на:

Реализацию программы поэтапного реформирования организации и управления электроэнергетической отрасли КР:

- разработки и реализации Стратегии развития электроэнергетики КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития топливной промышленности КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития ВИЭ КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- проведения систематического мониторинга состояния стратегического управления и менеджмента с оптимизацией затрат в деятельности энергетических компаний и предприятий ТЭК.

Концентрации на приоритетных и инновационных направлениях развития энергетической науки, укрепление отраслевого научного и кадрового потенциала путем:

- создания системы внедрения результатов научно-технической деятельности в практику развития и функционирования электроэнергетической отрасли с использованием различных форм государственно-частного партнерства, поддержки малого и среднего бизнеса;

- повышения на систематической основе квалификации инженерно-технического, планово-экономического, финансово-хозяйственного персонала энергетических компаний до уровня, обеспечивающего решение современных проблем;

- повышения уровня подготовки кадров в вузах страны путем совершенствования учебных планов и программ по предметам специализации; открытие «новых» направлений подготовки – «прикладной бакалавр» и «магистр-инженер» в вузах и научных учреждениях, а также открытие аспирантуры и докторантуры при НИИЭЭ.

3. Задачи по приоритету «Финансовое оздоровление: тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК» должны быть направлены на:

- обеспечение экономической эффективности и финансовой устойчивости энергетических компаний и предприятий угольной и нефтегазовой отраслей промышленности;

- внедрение системы ключевых индикаторов ЭБ, результативности и финансовой устойчивости, повышения эффективности деятельности энергетических компаний для их регулярного мониторинга и освещения в СМИ для общественности и населения;

- проведение портфельного анализа деятельности энергокомпаний с помощью матриц, используемых в международной практике, с выявлением внешних и внутренних угроз, слабых и сильных сторон, поиском резервов и возможностей по выводу их из финансового кризиса;

- внедрение автоматизированной системы управленческого учета в энергетических компаниях с учетом международного опыта для обеспечения прозрачности и противодействию коррупции;

- разработку и утверждение Методологии формирования тарифов на регулируемые энергоносители с прозрачным механизмом установления покупных тарифов на электро- и теплоэнергию между энергокомпаниями по производству, передаче и распределению электроэнергии и теплоэнергии, обеспечивающие их безубыточность и полное возмещение объективно необходимых затрат с ликвидацией существующей практики распределения доходов и перекрестного субсидирования;

- разработку и утверждение методики технологического присоединения потребителей к электрическим и тепловым сетям и платы за присоединение к системам энергоснабжения и теплоснабжения новых объектов – потребителей;

- обеспечение доли среднедушевого дохода населения, затрачиваемого на оплату энергоресурсов, не выше пороговых значений ЭБ (20-30%);

- проведение переоценки основных фондов с повышением амортизационных отчислений на техническую модернизацию и реконструкцию передающих и распределительных электрических сетей и снижение уровня износа основных фондов на объектах по производству, передаче и распределению электроэнергии;

- внедрение инновационных технологий (АСУП, АИИСКУЭ, SCADA, СИП проводов, релейной защиты и автоматики, умных счетчиков и т.д.) с целью повышения эффективности передачи и распределения электроэнергии до потребителя, снижения потерь и повышения качества электроэнергии, в том числе для городского и сельского населения в регионах;

- снижение технологического расхода электроэнергии до нормативных значений их на передачу (5%) и распределение (10%).

Необходимые инвестиции на сооружение и ввод мощностей перспективных ГЭС, ТЭС и ЛЭП-500 кВ составляют:

- по базовому сценарию развития - $6597 млн;

- по оптимистическому сценарию развития - $8878,85 млн.

Необходимые инвестиции по развитию передающих электрических сетей на 2017-2030 гг. составляют $420,6 млн.

Потребность в инвестициях по малым ГЭС оценивается в $350 млн, из расчета $1000 на 1 МВт мощности, малых ТЭС - $250 млн.

Потребность в инвестициях угольной промышленности по данным ГП «Кыргызкомур» составляет 1,164 млрд сомов. (без Кара-Кечинской ТЭС).

Учитывая ограниченность в публикации, мы остановились только на основных направлениях проекта Концепции развития ТЭК до 2030 г. Необходимо отметить, что в целях ее реализации разработаны План мероприятий и Матрица индикаторов, а также смоделированы прогнозные значения индикаторов на перспективу.

Представленная на рассмотрение и утверждение Концепция является стратегическим документом, который предусматривает комплекс механизмов государственного управления и регулирования для эффективного и рационального использования энергоресурсов, обеспечения опережающего развития энергетических мощностей, развития возобновляемых источников энергии, реализации энергосберегающей политики и целей устойчивого развития.

Утверждение Правительством КР, разработанного проекта Концепции, который неоднократно был согласован в установленном порядке с министерствами и ведомствами, поспособствует уверенности потенциальным инвесторам, что интересующие их стратегически важные объекты включены в государственную программу и являются гарантией возврата вложенного их капитала с прибылью.

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова


Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич

Африка стремится в «атомный клуб»

Кто бы что бы ни говорил, а частенько, вспоминая об этом континенте и о странах, которые на нем расположены, мы взираем на это свысока. Действительно, от фактов никуда не деться — страны Африки не имеют высокоразвитой науки, техники и специалистов, далеко не всегда и не везде там все в порядке с энергетикой, транспортом, промышленностью. Но это вовсе не значит, что тамошние народы не мечтают о развитии своих стран, о новых технологиях, о повышении уровня жизни. И участие в атомном проекте, вступление в «атомный клуб» — мечта для многих из африканских государств, в которых руководители понимают, что это может стать своеобразным прыжком сразу через несколько ступеней.

Желанные гости АТОМЭКСПО

В нашей первой статье о форуме АТОМЭКСПО-2017 мы писали о том, что «Росатом» подписал несколько меморандумов о развитии атомной энергетики сразу с несколькими африканскими странами. Почему мы уверены, что такие инициативы полезны и важны для России? Не секрет, что атомная энергетика в Европе и в США испытывает серьезные трудности, что в этих странах, искусственно прикрываясь радиофобией, нарастают технологические проблемы, из-за которых вот уже Германия и Швейцария приняли решение о закрытии своих АЭС — всех, подчистую. Но это их суверенные проблемы, а для нас важно то, что Европа и Америка на наших глазах утрачивают возможность экспорта своих ядерных технологий. Влияние, авторитет в мире завоевываются отнюдь не только силой оружия, а атомный проект особенно хорош тем, что дает возможность присоединять к нашей научной, технической, технологической, инженерным школам всерьез и очень надолго. Так что экспорт наших атомных технологий — это наша новая дипломатия, ядерная дипломатия XXI века. АЭС нашего, советского и российского дизайна, подготовка в наших ядерных вузах необходимых новым членам «атомного клуба» специалистов — это мирное наступление, которому никто не сопротивляется, которому только рады. Так что каждая новая страна, желающая «причаститься», — это рост нашего авторитета и нашего влияния в мире. И это — хорошо.

А потому давайте коротко присмотримся к тому, как обстоят дела у тех, кто не просто так приезжал в Москву на АТОМЭКСПО-2017.

Замбия

Что вы знаете про эту страну, кроме того, что она «где-то в Африке»? Правильно — да почти ничего. Выхода к морю нет, главная река — Замбези, население около 14 миллионов человек. Бедность, безработица — ну, таковы там реалии практически повсеместно. Но при этом последние 7−8 лет рост ВВП по 7% в год, добравшийся до 65,5 млрд долларов. Но — медь, кобальт, недоразведанные урановые месторождения, уголь, свинец, цинк, золото, серебро, сурьма, индий. Потенциал для роста есть, иностранные инвесторы наращивают активность, сельское хозяйство тоже вполне на уровне. Но для Геоэнергетики это все «прилагательные» к базе, к основе — к энергетике. В дальнейшем описании мы сознательно не касаемся социально-политического устройства, военных, политических и иных проблем, а стараемся показать состояние дел и перспективы развития только энергетики. И, кроме того, всего, что связано с гидроресурсами, поскольку в Африке два главных вопроса — вода и энергетика.

ГЭС Замбии, достижения и проблемы

Замбези — река полноводная, поэтому все вполне логично, что ее гидроресурсами стали пользоваться, хоть ГЭС и строилась в разное время специалистами разных стран. ГЭС Kafue на одноименном притоке Замбези построена в 1973 году — 6 агрегатов по 150 МВт; ГЭС Дамба Itezhi-Tezhi 1977 «года рождения» — 2 агрегата по 60 МВт. Ну и, само собой, бетонный гигант, ГЭС Kariba на границе с Зимбабве и на двоих с бывшей Южной Родезией. 578 метров длины, два искривления, 128 метров высоты. Это сегодня Kariba не входит в топ-100 крупнейших ГЭС мира, а в 1959 году, когда ее сдали в эксплуатацию, она была местным «чудом света». Мощность станции — 1'600 МВт, за плотиной — огромное водохранилище в 5'400 квадратных километров, максимальная глубина — 97 метров, общая вместимость — 185 кубических километров или, в привычных кубометрах — 185'000'000'000. Но это плотина — одна, а ГЭС там, как ни странно, две. 6 гидроагрегатов по 111 МВт поставила Зимбабве, 6 агрегатов на 960 МВт принадлежат Замбии. У Зимбабве есть планы модернизировать свою ГЭС, чтобы увеличить ее мощность еще на 300 МВт, и китайские товарищи обещают закончить эту работу в 2019 году. Куда столько электроэнергии? Да спрос на нее в стране растет и растет, на 5−6% ежегодно.

И все бы хорошо, да только время берет свое. С 1959 года падает вода в нижний бьеф, выбив на дне внушительных размеров «кратер». Основание у плотины базальтовое, и на технической конференции 2014 года состояние плотины было признано аварийным, а возможная авария будет носить поистине катастрофический характер — плотина рухнет едва не целиком и одномоментно, если базальт окончательно «устанет». А это — цунами, которое в считаные часы домчится до Мозамбика и до Cabora-Bassa, крупнейшей ГЭС континента. Выход из строя сразу двух этих ГЭС, даже если не говорить о последствиях самой гигантской волны (посмотрите еще раз на количество миллиардов кубометров) — это «минус» 40% генерирующих мощностей континента.

Почему этого не происходит, что бережет от катастрофы? Эль-Ниньо и рост сельского хозяйства Замбии и Зимбабве, которому нужна вода, много воды. В конце 2015 года уровень воды в хранилище был всего на пару метров выше минимального, при котором способны работать ГЭС. Плотина стоит целехонька, а вот генерации электроэнергии в Зимбабве не хватает, нужен как минимум еще 1 ГВт. Плотина стоит, а по стране — веерные отключения предприятий и жилого сектора на срок до 14 часов в сутки. Да, вовсю ввозятся дизель-генераторы, начато строительство угольной электростанции на 300 МВт. Но так уж случилось, что к власти в Замбии пришли люди, предпочитающие думать не только о дне сегодняшнем, но и о перспективах, о необходимости продолжать развивать страну без зависимости от погодных условий. Конечно, есть нечто «модное» — европейские инвесторы готовы вкладываться в солнечные электростанции, кто-то поговаривает о перспективности ветровой генерации. Но, повторимся, новые власти страны думают о стабильном развитии на годы вперед. Ну и, собственно говоря, к кому они могли обратиться за помощью по вхождению в «атомный клуб»?

Сотрудничать с американскими банкротами — нет, не вариант. Пообщаться с французами, стоимость пары реакторов EPR-1600 у которых по проекту в Англии составляет 26 миллиардов долларов? Простите, никаких изумрудов не хватит (Замбия — один из крупнейших в мире добытчиков этих драгоценных камней). Китай на экспорт АЭС строит только для Пакистана, но это отдельная история, которая не сильно нравится МАГАТЭ. И президент Замбии Эдгар Лунгу вскоре после инаугурации в сентябре 2016 года понял, что все пути ведут в Рим. В Третий Рим. Именно в Москву, поскольку есть и еще одна причина: чтобы решить проблему дефицита электроэнергии как можно быстрее, в Зимбабве весьма и весьма перспективно развивать малые ГЭС. А что может быть быстрее сооружено как не модульные ГЭС? Так что для трезвомыслящего Эдгара Лунгу партнер для решения всех проблем был очевиден — «Росатом».

Замбия выбирает путь в «атомный клуб»

16 февраля этого года в Москве было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в сооружении центра ядерной науки и технологий (ЦЯНТ) на территории Республики Замбия. Замбийцы аккуратны и действовать намерены шаг за шагом. Готовить кадры, объяснять своему населению, что радиофобия при наличии российских ядерных технологий — дикость и варварство, которым в Африке не место, поскольку это удел Европы и Америки. И начать покорение атомных технологий замбийцы намерены с исследовательского реактора ВВЭР. На нем приступать к обучению и постепенному переходу на самостоятельные физические и материаловедческие исследования, учиться производить радиоизотопы для медицинских и сельскохозяйственных целей и — главное — готовить кадры для работы на будущей АЭС. Уполномоченная организация с российской стороны, разумеется, «Росатом», со стороны Замбии — кабинет министров. Генерального подрядчика определяет российская сторона, контролировать строительство ЦЯНТ будет уже созданная совместная комиссия.

Но это было только рамочное соглашение, временем для наполнения его конкретикой стала АТОМЭКСПО-2017. 19 июля были подписаны три контракта: по оценке ядерной инфраструктуры Замбии, по проведению инженерно-изыскательских работ по поиску места для ЦЯНТ и между двумя министерствами образования о подготовке специалистов. Что эти контракты дают России, оценить не так уж и сложно. Еще одна страна добровольно и с удовольствием переходит в сферу нашего влияния, ведь «носителями знаний» в самой передовой для Замбии отрасли науки и техники будут специалисты, которых подготовят наши вузы. Исследовательский реактор мощностью до 10 МВт, «горячие» лаборатории, поставка оборудования и топлива — это точно не экспорт углеводородов. Время, которое уйдет на работу с ЦЯНТом, тоже не будет потрачено понапрасну — в Замбии необходимо создавать всю систему «атомного законодательства», стране нужна помощь в создании системы технического контроля, лицензирования всего, что связано с атомным проектом. И, есть такое подозрение, за это время изменится звучание использованной идиомы «недоразведанные ресурсы урановой руды». Будут идти работа и учеба на исследовательском реакторе, будут вестись геологические изыскания, будет идти большая юридическая работа. Если все пойдет по плану — Африка начнет вступать в новый этап своего развития. Под нашим чутким руководством и при нашей помощи.

Исследовательские реакторы России

Ну, а что касается самой главной составляющей для ЦЯНТа — исследовательского реактора, то тут с нашей стороны никаких трудностей не предвидится. Сегодня Россия в лице Госкорпорации «Росатом» является мировым лидером в области строительства исследовательских реакторов. За последние 50 лет компания построила более 100 исследовательских реакторов, включая 19 за рубежом, многие из которых работают до сих пор в странах Северной Африки, Европы, Центральной и Юго-Восточной Азии. В России в настоящее время эксплуатируется 52 исследовательских реактора, что составляет свыше 20% от общего числа работающих исследовательских реакторов в мире. Из свежих новостей по этому поводу — пуск в мае 2016 года исследовательского реактора на низкообогащенном уране ВВР-К в Казахстане. Впервые такой реактор запускали еще в 1967 году, но тогда он работал на уране с обогащением в 90%, поэтому модернизация под требования, налагаемые обязательствами по нераспространению ядерного оружия, была весьма глубокой. Новое топливо для старо-нового ВВР-К разработали и производят на Новосибирском заводе химконцентратов, это топливо получило все необходимые лицензии МАГАТЭ. Да, номинальная мощность ВВР-К чуть ниже той, которую просят в Зимбабве, — 6, а не 10 МВт, но поток нейтронов в нем плотный, что вполне позволяет производить радиофармпрепараты и изотопы, необходимые для промышленности и сельского хозяйства. Есть и другой исследовательский реактор — ИБР-2, работающий в подмосковной Дубне. 20 июля, во время второго дня АТОЭКСПО-2017, полюбоваться работой этого реактора прибыла целая иностранная делегация, в числе которой были и гости из Замбии. Если ВВР-К — реактор бассейнового типа, на котором мощность не прыгает «выше-ниже», то ИБР-2 — реактор импульсный, обеспечивающий высокую мощность пучка нейтронов. Но тут уж решать заказчикам — в документах указан исследовательский реактор типа ВВЭР, а ИБР-2 — реактор на быстрых нейтронах, с теплоносителем в виде жидкого натрия. В общем, подходящий именно Замбии исследовательский реактор подбирать есть из чего.

Эфиопия

Вот что мы знаем про эту страну? Бедная, погрязшая в войнах, мятежах и революциях — таков, пожалуй, стандартный набор обрывков знаний о некогда весьма значимом союзнике СССР. Да, от строительства социализма там давно отказались, Эритрею отпустили в самостоятельное плавание, но легче от этого особо не стало. 40% населения за чертой бедности, основная статья экспорта — продукция сельского хозяйства, в котором занято 85% трудоспособного населения. Население в Эфиопии, надо заметить, — 100 миллионов человек, причем больше 60% из них христиане, эта религия стала тут государственной в 330 году нашей эры. Но, само собой, журнал «Геоэнергетика.ru» интересуется энергетикой, а вот тут ситуация в Эфиопии весьма интересна и перспективна. Это самая высокогорная страна Африки, здесь немало рек с быстрым течением, здесь рождается и течет левый приток великого Нила — Голубой Нил. И, как бы кто ни относился к властям Эфиопии, но в начале 2000-х годов они сделали ставку на системное развитие гидроэнергетики. Первенцем эфиопской гидроэнергетики в 1988 году стала ГЭС Malka-Wakana мощностью 153 МВт, но ее 543 млн кВт⋅часов для такого большого населения было катастрофически мало.

ГЭС Эфиопии и атомный проект Египта

Потенциал гидроресурсов Эфиопии действительно огромен — по оценкам специалистов, он составляет не менее 40 ГВт. Эфиопское нагорье дает рождение не только Голубому Нилу, который течет на север, в Судан (где он сливается с Белым Нилом и возле столицы Судана становится «просто» Нилом — рекой, которую мы привыкли видеть в Египте), но и крупной реке Омо, которая «стартует» с высоты два с лишним километра и уходит на юг, чтобы через 760 км влиться в озеро Рудольф, что в Кении. В низовьях Омо имеет течение спокойное и неторопливое, а в горах ведет себя, как и положено горной реке — ущелья, перекаты, мощь и напор. Вот здесь и началось становление большой гидроэнергетики Эфиопии.

2004 год — начало эксплуатации ГЭС Gilgel Gibe I мощностью 184 МВт, 2010-й — ГЭС Gilgel Gibe II мощностью 420 МВт, 2015-й — ГЭС Gilgel Gibe III, самая высокая плотина на континенте и мощность 1'870 МВт или 6,5 млрд кВт⋅часов. В 2010-м построили еще и ГЭС Beles в 460 МВт, так что комплект получился внушительным. Все, цель уже достигнута — Эфиопия начала экспорт электроэнергии, превращая инвестиции Африканского банка развития в источник вполне приличного дохода. Сейчас дорабатываются проекты еще двух ГЭС каскада — на 1'450 МВт и на 660 МВт.

Какое отношение успехи гидроэнергетики Эфиопии имеют к атомному проекту? Удивительно, но самое прямое. В 2011 году гидроэнергетики впервые заговорили о проекте ГЭС на Голубом Ниле, которую называют по-разному. «Великая Эфиопская плотина Возрождения», «Плотина тысячелетия» или коротенько — ГЭС «Возрождение», или Hidāsē — на языке одного из народов Эфиопии. Задумка действительно грандиозная — 6,45 ГВт, что совпадает с мощностью нашей Саяно-Шушенской, плотина высотой 175 метров и длиной 1'800, водохранилище объемом 74 кубических километра и площадью 1'541 км2. А это 15,7 млрд кВт⋅часов электроэнергии в год, это решение проблем дефицита электричества в Судане, в Кении, в Джибути. Да, название у ГЭС с явной претензией, но, согласитесь — не без оснований на то. По состоянию на зиму этого года строительство завершено на 56% — Африканский банк развития и население Эфиопии собрали 4,8 млрд долларов на строительство этого энергетического гиганта.

Но не менее сложным делом, чем поиск финансирования и строительство, было решение мгновенно возникших проблем с Египтом, который сразу почувствовал тревогу. До 2011-го Эфиопия очень хотела, но не могла — Египет грозился просто разбомбить стройку, поскольку вот тот самый объем водохранилища грозил отобрать воду у «большого» Нила, который был и остается для Египта единственным источником пресной воды. 2011 год, напомним — год «цветной революции» в Египте, и эфиопы справедливо посчитали, что Каиру какое-то время будет не до них, потому проект и стартовал именно в это время.

Утвердившись в кресле президента, Мухаммед Мурси принялся грозить Эфиопии войной, но та уже успела заручиться поддержкой всех стран, которые рассчитывают получать электроэнергию этой ГЭС, а таких набралось немало. Уганда, Танзания, Руанда, Кения, Бурунди, да и Судан, для которого новое водохранилище означает уменьшение площади нильских болот, — серьезная компания. Мурси не рискнул, а ас-Сиси весной 2015 года подписал соглашение с Эфиопией и Суданом о справедливом разделе вод Нила. Квоты питьевой воды для Египта будет хватать для сельского хозяйства, но сопоставьте дату подписания договора Египта с Россией о строительстве АЭС El Dabaa (декабрь 2014-го) и дату подписания тройственного соглашения. Правильно — могут возникнуть проблемы с генерацией электроэнергии на Асуанской ГЭС. «Ядерная страховка» помогла Египту остаться миролюбивой державой, а предложенные нашими специалистами заводы по опреснению воды, которые будут работать на тепле, производимом реакторами АЭС, чуточку уменьшили и водные тревоги. Вот такой оказалась связка воды и атома — довольно замысловатой, зато предотвратившей потенциальный конфликт.

Эфиопия берет в «опекуны» «Росатом»

Эфиопия, похоже, добавила Египту решительности в быстром решении вопроса о строительстве АЭС, но и пример Египта, в свою очередь, оказался «заразительным» для Эфиопии. Уже в 2016 году власти страны начали первые, самые предварительные переговоры с «Росатомом», но до каких-то практических результатов дело не дошло. Ничего удивительного, ведь, прежде чем размышлять о развитии атомного проекта, нужно начинать с приведения в порядок законодательства страны. Есть Договор о нераспространении, есть требования по безопасности со стороны МАГАТЭ — все это необходимо учитывать в своде законов и правил.

В марте 2016 года в Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований побывала представительная делегация — заместитель премьера, министр науки и технологий и министр образования Эфиопии. Знакомство оказало на гостей самое благоприятное впечатление, и 19 июня уже этого года на АТОМЭКСПО «Росатом» и Эфиопия подписали меморандум, который уже можно называть стартом атомного проекта этой африканской страны. Меморандум о мирном использовании атомной энергии в медицине, сельском хозяйстве и в промышленности, о подготовке и обучении кадров, о разработке программ по повышению информированности населения об атомных технологиях и об их применении. Впереди — создание совместных рабочих групп по отдельным направлениям, разработка проектов и программ, кропотливая работа с законодательством. Дорога длинная и не простая, но Эфиопия на примере гидроэнергетики уже продемонстрировала незаурядные способности упорно двигаться в выбранном направлении.

Очевидно, что в ближайшие 10 лет Россия приступит к строительству АЭС в этой стране, нужно нарабатывать и нарабатывать человеческий и научно-технический потенциал, да и финансовый вопрос очень непрост. Но Эфиопия может оказаться своего рода новатором — зарабатывая деньги при помощи гидроэнергетики, двигаться вперед по пути в «атомный клуб». Ускорить процесс со своей стороны может и «Росатом», обладающий возможностью создавать удивительно недорогие исследовательские и медицинские реакторы. Но к «Аргусу» и его перспективах мы обязательно вернемся, причем в ближайшее время.

Судан

Третья сторона не состоявшегося конфликта вокруг воды Нила. Именно возле столицы этой страны, города Хартрума, сливаются Голубой и Белый Нил, именно здесь река обретает свое величие, спокойствие и становится «хрестоматийным» Нилом, который мы видим на всех картинах и фотографиях страны пирамид. Судан — 30 миллионов человек населения (после отделения Южного Судана) с приростом в 2,5% в год, половина из которых живет в городах.

Энергетика Судана — российские проекты, китайские строители, арабские финансы

Справочники говорят нам, что в экономике все традиционно для Африки — нефть и сельское хозяйство, но есть довольно интересная особенность: основным покупателем суданской нефти стал Китай, который много и охотно инвестирует в развитие не только нефтяной промышленности, но и в другие отрасли. И тут никто не удивляется вот такой, к примеру, фразе:

«Введены в строй первые два из десяти блоков новой электростанции «Мерове» суммарной мощностью 1'150 Мвт, которую строят китайцы на арабские деньги по русскому проекту»

Проект действительно нашего «Гидропроекта», и традиционно сделан он был так, что никаких изменений по ходу строительства вносить в него не пришлось. На создание проекта ушло 4 года, в 1998-м наши специалисты приступили к детальному изучению течения, дна, берегов Нила, в 2002-м передали проект заказчику. Если в Эфиопии введут в эксплуатацию ГЭС «Возрождение», суданская плотина станет выполнять функцию контрГЭС, течение Нила станет более регулируемым, что позволит решать вопросы ирригации и судоходства.

Но электроэнергии Судану не хватает катастрофически — веерные отключения в городах и на промышленных предприятиях, половина населения не имеет электроэнергии и вовсе. Проблемы возникают даже у нефтеперерабатывающих предприятий, а они сейчас составляют основу валютных поступлений в бюджет государства.

С одной стороны, кроме ГЭС Merowe «Гидропроект» прорабатывал проекты строительства еще трех ГЭС, но это, помимо несомненной пользы для Судана, может спровоцировать осложнение отношений с Египтом. И снова выход власти страны, какие бы там преступления им ни приписывали, видят в атомной энергетике. Не в солнечной, не в ветре — в атомной. Можно что угодно говорить о недостаточном развитии, об отсутствии технологий, опыта, научных кадров, но мы рассматриваем вот уже третью по счету развивающуюся страну и третий раз видим одно и то же: для них атомная энергетика явно важнее, чем энергетика, основанная на ВИЭ. Сначала — база, основа, а дополнительные возможности — позже. И не случаен наш, российский интерес к этим странам. Они ведь только на первом этапе создания, формирования своих энергетических систем, у них есть все возможности для формирования энергосистем по нашему «эскизу» — мощная атомная генерация как основа и безуглеродная энергетика ВИЭ как дополнительная, помогающая «расшить узкие места».

Судан делает ставку на атомную энергетику

В 2010 году МАГАТЭ одобрила для Судана (тогда еще единого) восемь проектов использования атомной энергии — в здравоохранении, экологии и образовании, при этом на переговорах представители и МАГАТЭ, и Судана особо подчеркивали, что Африка должна оставаться зоной, свободной от атомного оружия. В том же году делегация Судана отправилась в Южную Корею, заявив, что намерена использовать опыт именно этой страны для создания собственного атомного проекта. Но никаких новостей об этом сотрудничестве не слышно, никаких официальных заявлений нет.

Летом 2013 года на международной конференции «Атомная энергия в 21-м веке» в Петербурге министр науки и коммуникаций Судана сообщил о намерении правительства его страны построить собственные АЭС:

«Вклад атомной энергетики в энергетический баланс очень существенный, она практически не наносит ущерба окружающей среде. Мы считаем необходимым иметь и эксплуатировать АЭС в нашей стране. Об этом говорят потребности Судана. На данном этапе нам необходимо сотрудничество с МАГАТЭ. И всё это касается стратегии развития атомной энергетики. У нас уже есть дорожная карта. Мы готовим юридическую базу. Подготовили закон, который отвечает за вопросы безопасности, а также вопросы общественного регулирования. Создали независимый регулирующий орган. Университет Судана имеет факультет атомной энергетики. Мы добились очень многого. Конференция «Атомная энергия в XXI веке» подтверждает важность ядерной безопасности. И я благодарю Россию и всех тех, кто внёс вклад в то, что мы смогли встретиться на этой конференции».

В 2016 году Судан подписал два рамочных соглашения о строительстве АЭС мощностью 600 МВт и о помощи в планировании организации атомной энергетики страны с государственной корпорацией Китая — СNNC. Подробностей соглашений — о каком реакторе идет речь, какова стоимость и сроки выполнения контракта — пока что нет. Есть информация «из кулуаров» — Китай разработал 600-мегаваттник III поколения «Хуалун-1» и уже заявлял о своих амбициозных планах добиться к 2025 году продаж на экспорт до 30 таких реакторов. Китай — проверенный экономический партнер, инвестор, вкладывающийся в развитие производства на территории Судана. Казалось бы, что никакого лучшего варианта Судан искать и не будет пытаться, но что-то пошло как-то не совсем так. То ли в Судане действительно внимательно следят за развитием технологий реакторов и знают про ВВЭР-1200 в Нововоронеже, где в прошлом году, как все мы знаем, заработал первый в мире реактор поколения III+, то ли суданцы сравнили опыт и комплексность услуг китайских и российских атомщиков — трудно сказать.

Атомный проект Судана — дракон или медведь?

Китай и Судан продолжают сотрудничество, обмениватются делегациями высокого уровня, создают совместные предприятия, создавая впечатление, что Китай «монополизировал» свое шефство над этим государством, что Судан такое положение дел совершенно устраивает. Международные санкции, введенные США за поддержку Суданом Саддама Хусейна, отменять никто не собирается, изобретаются все новые предлоги для этого, потому наличие такого мощного союзника, как Китай, для Судана — большая удача. Но.

В большую прессу как-то так и не сумел прокрасться один примечательный документ 2013 года рождения. В декабре в Хартуме состоялось первое заседание российско-суданской межправительственной комиссии по торговому сотрудничеству, и вот протокол этого заседания, как нам кажется, весьма и весьма интересен. Вместо обычного переливания из пустого в порожнее министр природных ресурсов России Сергей Донской и министр минеральных ресурсов Республики Судан Ахмед аль-Карури подписали очень конкретные соглашения. Протокол длинный, потому приводим только «выжимку».

Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области геологии и минеральных ресурсов предусматривает, что «Росгеология» займется комплексным изучением и развитием минерально-сырьевой базы Судана, привлекая для этого свои специализированные подразделения. «Зарубежгеология» создаст металлогеническую карту, «ВНИИЗарубежгеология» оценит золотоносность территории и отдельных участков, ФГУ ГП «Урангео» будет искать, картографировать и оценивать запасы сами-понимаете-чего. Ну, и далее:

«Суданская сторона проинформировала о намерении разработать национальную программу мирного использования атомной энергии в соответствии с национальными потребностями и приоритетами. Российская сторона выразила готовность рассмотреть данную просьбу. Стороны приветствуют договоренность между Суданской комиссией по атомной энергии и «Научно-техническом центром инноваций» о начале сотрудничества, включая … строительство ядерного исследовательского и учебного центра на базе многофункционального исследовательского реактора».

«Правительство Республики Судан проинформировало правительство РФ о своей заинтересованности в сотрудничестве с Россией в строительстве АЭС».

Извините за длинные цитаты, но нам они показались важными. Правительство Судана ищет вторую опору в своем противостоянии диктату США, а Россия предлагает конкретный, гармонизированный по разным направлениям план действий. И, в числе прочего, Судан, судя по всему, несмотря на свои замечательные отношения с Китаем, переориентирует свои атомные планы на сотрудничество с Россией. При этом называет вещи своими именами — это их добровольный выбор, это их просьбы, а не некие происки России, направленные против Китая. На территории Судана есть уран, а Россия имеет лучшие в мире технологии по его добыче, по созданию горно-обогатительных фабрик. Китай обогащает уран на наших газовых центрифугах 6-го поколения, Россия переходит на поколение №10 и производит топливо для реакторов и нашего, и западного дизайна. Китай не имеет возможности обогащать уран нигде, кроме как на своей территории — наши технологии были предоставлены без права их «тиражировать».

В России работают десятки исследовательских реакторов и стендов, мы умеем производить медицинские изотопы — у Китая позиции значительно слабее. Нас приглашают — мы не отказываем в просьбах. От «Силовых машин» нужны запчасти на электростанции, построенные в Судане СССР? Будут. Нужны ГЭС «Дагаш» и ТЭС «Красное море»? Готовы помочь, «Силовые машины» — оборудованием, ИнтерРАО — проектом и строительством уже задуманного, «Технопромэкспорт» — составлением ТЭО для новых объектов электрогенерации. И поверх всего перечисленного — обучение, обучение и еще раз обучение будущих суданских специалистов-энергетиков во всех отраслях.

Судан зовет Россию строить автомобильные и железные дороги, аэропорты и порты, больницы и заводы, нас просят рассказать, как обеспечить сохранность плотин и водохранилищ ГЭС. Интерес Судана к России огромен, о причинах можно строить разные предположения. Мы вот подозреваем, что все это может быть основано вот на таких строках все того же протокола:

«Республика Судан и «Научно-технический центр инноваций» выражают обоюдный интерес к строительству заводов по опреснению морской воды на базе ядерной энергетической установки».

Этой технологии нет ни у кого, кроме России, а для стран Африки, расположенных в регионе Сахары, есть два «кита», на которых только и может стоять их экономика и само существование — вода и энергетика. Тот, кто сумеет предложить комплекс технологий, обеспечивающих то и другое, и будет «старшим партнером» для всех этих государств, поскольку вода и энергетика важнее всего прочего, в том числе и огромных финансовых ресурсов.

Комплексное решение проблем энергетики Судана

В мае этого года в Хартруме побывала весьма представительная делегация «Росатома». Посмотреть и послушать рассказы о передовых российских атомных технологиях и новейших решениях в атомной сфере, о неядерных направлениях российского концерна прибыли представители 80 государственных ведомств Судана. Министерства горнодобывающей промышленности, медицины, окружающей среды, нефти, промышленности, высшего образования, иностранных дел, внутренних дел — всем было, что послушать и на что посмотреть. Шокирующей новостью для суданцев стала демонстрация продукции венгерского предприятия «Ганз ЕЕМ», дочерней компании Атомэнергомаша — блочные, контейнерные мини-ГЭС вызвали настоящий фурор. В Судане немало отдаленных горных районов, жители которых едва знакомы с таким чудом, как электричество, а мини-ГЭС «Росатома» — это сборка за месяц, отсутствие вреда для экологии, отсутствие плотин и низкая стоимость производимой электроэнергии.

Так что, как видите, ничего удивительного нет в том, что на АТОМЭКСПО-2017 среди гостей была и делегация из Судана. Министр водных ресурсов, ирригации и электричества Республики Судан Юсиф Абдуллах подписал с «Росатомом» меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях. В положениях меморандума — создание рабочих групп для разработки дорожной карты по конкретному налаживанию сотрудничества. Начало совершенно традиционно для «Росатома» и стран — новичков в атомной энергетике: создание центра ядерной науки и технологии на базе исследовательского реактора с перспективой строительства АЭС российского дизайна. Ну, и как говорят в таких случаях господа дипломаты — «о реакции представителей Китайской Народной Республики информации не поступало».

Перспективы континента

Иностранные гости, впервые побывавшие на АТОМЭКСПО, прибыли туда, как видите, совершенно не случайно — эти визиты стали логическим продолжением контактов и переговоров, проходивших на протяжении предыдущих лет. Да, конечно, если говорить о различных регионах мира, то Европа — наиболее финансово обеспеченный рынок, Юго-Восточная Азия — самый динамично развивающийся и так далее, а Африка как бы немного в стороне, на периферии. Но рассмотренные нами три страны, несмотря на низкую базу, последние годы показывают двузначные проценты роста ВВП. Да, впереди у каждой из них — большая и трудная дорога на пути повышения уровня жизни, уровня владения знаниями и технологиями. Но именно поэтому важно, кто даст знания, кто даст технологии, кто поможет освоить их собственные ресурсы. И мы с вами воочию наблюдаем, как одна страна континента за другой делает выбор в пользу России. Процесс неспешный, но, как нам кажется, идет он в совершенно правильном направлении.

Следующая статья Геоэнергетики будет продолжением этой темы — после первого репортажа об АТОМЭКСПО-2017 настала пора внимательно и без спешки изучить технологии концерна «Росатом», которыми мы готовы поделиться с будущими членами атомного клуба.

Борис Марцинкевич

Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич


США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253427

Tesla намерена открыть в США еще три «гигафабрики»

Генеральный директор Tesla Илон Маск подтвердил информацию о том, что его компания планирует построить в США еще два или три завода по типу Gigafactory 1, об этом 16 июля сообщил портал Stocknews.

Издание пишет — компания озвучивает подобные планы несмотря на то, что строительство её первой и второй «гигафабрик» в США пока еще не окончено. Tesla намерена и дальше расширять собственое производство. Стоимость создания объектов может составить более $ 5 млрд.

Две фабрики должны будут располагаться в ЕС и США. Ранее СМИ сообщали, что Tesla ведет переговоры с китайскими властями по поводу строительства завода в Пекине.

Напомним, Gigafactory 1 — это завод, производящий литий-ионные батареи, он расположен в штате Невада, Gigafactory 2 — фабрика по производству солнечных батарей.

В основе названия «Gigafactory», придуманного Маском, лежит план компании по производству аккумуляторов. Суммарная мощность всех произведенных аккумуляторов на этом заводе в год должна составить около 35 ГВт·ч.

США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253427


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter