Всего новостей: 2362708, выбрано 2001 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465276 Виталий Кулик

«Деоккупация» в кавычках

Виталий Кулик, Корреспондент, Украина

Принятый парламентом законопроект №7163 не даст Украине ни деоккупации, ни реинтеграции. Он только фиксирует юридическую определенность. Россия — оккупант. Точка.

Закон Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» не принесет нам ни деоккупации не реинтеграции, но даст юридическую определенность.

История с проектом закона №7163 разворачивалась вокруг двух парадигм. Одни хотели видеть в нем инструмент для деокупации территорий (с специальными режимами, военным положением, десепаратизацией и пр), другие хотели рамку для диалога о реинтеграции (с кейсом обеспечения прав человека, переселенцев, политическим урегулированием и пр). Но ни того, ни другого в законе под названием «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» в действительности нет. Текст соответствует заявленному названию — не больше и не меньше.

Распространенным в украинской экспертной среде было представление, что реинтеграция и деоккупация явления противоположные друг другу. Этот исходящий постулат вносил разлад в общее восприятие данной законодательной инициативы.

Несмотря на то, что в статье 4 закона 7163, описывающей цели данного документа, сразу говорится о необходимости освобождения временно оккупированных территорий, пути этого освобождения не прописаны. Так мы воюем или что?

У закона есть как сильные, так и слабые стороны. Главный позитив — это четкое определение того, кто на самом деле является нашим противником на Востоке Украины. Россия определена в качестве страны-оккупанта нашей территории.

Теперь не нужно упражняться в подборе эвфемизмов вроде «российско-террористические войска», «террористические бандформирования». В законе все однозначно: оккупирующая сторона — Российская Федерация и подконтрольные ей единицы.

В законе прописаны все возможные опции присутствия российских комбатантов и некомбатантов, осуществляющих «административные» функции в представительствах оккупационной власти (под контролем госструктур РФ) — «Принимая во внимание, что Российская Федерация совершает преступление агрессии против Украины и осуществляет временную оккупацию части ее территории с помощью вооруженных формирований Российской Федерации, состоящие из регулярных соединений и подразделений, подчиненных Министерству обороны Российской Федерации, подразделений и спецформирований, подчиненных другим силовым ведомствам Российской Федерации, их советников, инструкторов и иррегулярных незаконных вооруженных формирований, вооруженных банд и групп наемников, созданных, подчиненных, управляемых и финансируемых Российской Федерацией, а также с помощью оккупационной администрации Российской Федерации, которую составляют ее государственные органы и структуры, функционально ответственные за управление временно оккупированными территориями Украины, и подконтрольные Российской Федерации самопровозглашенные органы, которые узурпировали выполнения властных функций на временно оккупированных территориях Украины».

Этот шаг поможет отстаивать те самые «красные линии» в вопросах миротворчества, о проведении и утверждении которых так много говорят представители украинской власти. На самом деле, эти границы четко и подробно прописаны Украиной только сейчас и только путем принятия закона 7163, ведь до этого Российская Федерация упоминалась как агрессор только в постановлении ВРУ от 27. 01. 2015 и в заявлении парламента, которые не имеют статуса законодательного акта.

Обозначение РФ как оккупирующей стороны запускает действие Женевской конвенции 1949 года, а именно — ее статью 2, раздела 1, где прямо говорится о том, что согласие второй стороны на признание ее оккупирующей не требуется.

Однако важно понимать, что попытки противодействовать появлению российской регулярной армии на Востоке Украины под видом миротворческого контингента остаются недостаточными без разрыва дипломатических отношений с РФ, чего так и не было сделано ни за все годы войны, ни во время голосования за поправки к закону 7163.

Самая большая опасность данного закона кроется в Статьях 8-10, где описан некий «особый порядок», согласно которому будет осуществляться управление территориями, признанными прилежащими к зоне боевых действий, в отдельных чертах напоминающий правовой режим военного положения.

Но ключевое отличие от правового режима военного положения заключается в непрописанных механизмах компенсации в случае реквизирования имущества граждан, предприятий и представительств, а также в фактически неограниченных полномочиях Командующего объединенных сил по принятию решений о порядке перемещения товаров между территориями, где действует особый порядок и остальной территорией Украины, что создает серьезнейшие коррупционные риски в и без того крайне непростом в этом отношении вопросе.

Зачем нужно перенимать некие отдельные элементы правового режима военного положения с делегированием дополнительных полномочий президенту, если есть Закон «О правовом режиме военного положения», где предусмотрена достаточно адекватная система сдержек и противовесов?

Возможно, все дело в приближении выборов 2019 года, на которые представители ряда политсил возлагают серьезные надежды. Ведь введение военного положения приостанавливает возможность проведения выборов на территориях, на которые распространяется данный правовой режим. А это значит, что все надежды применяющих «примирительную» риторику под предлогом «заботы о возвращении людей, а не территорий» пойдут прахом.

Даже перспектива принятия этого закона в его редакции, подготовленной ко второму чтению, повлекла за собой ряд громких заявлений о том, что этот закон является «законом о дезинтеграции Донбасса».

В частности, с подобным заявлением выступил Виктор Медведчук. Он заявил, что признание России оккупирующей стороной перекроет все пути к «влиянию РФ на непризнанные республики в вопросах реализации Минских соглашений». Но, апеллируя к Минским соглашениям как к безальтернативной мере, Медведчук тут же заявляет, что является сторонником прямых переговоров России и Украины.

Но Минские соглашения как раз подобных переговоров и не предполагают, что делает этот формат изначально нежизнеспособным и лживым: сторонами конфликта в Минских соглашениях называются псевдореспублики, а РФ лишь «выражает приверженность выполнению Минских соглашений». То, что опция прямых переговоров с первыми лицами РФ доступна Медведчуку, никак не говорит о том, что подобная опция есть у государства Украина.

А сторонникам подобных тезисов стоило бы помнить, что Минские соглашения — это не только обмен пленными, но и выборы на оккупированных территориях, после которых последует передача контроля над границей и широкомасштабная амнистия «путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины».

Эти составляющие Минских соглашений и взорвут Украину, потому как мириться с такой реинтеграцией многие не станут.

Ни закон 7163, ни какой-либо другой украинский закон не дает ответа на то, посредством каких конкретных шагов планируется возвращать оккупированные территории, что необходимо сделать для деоккупации, которая будет видна на деле, а не на словах. Равно как не дают такого ответа желающие «реинтегрировать Донбасс мирным путем». Любая реинтеграция — это следующий шаг после полномасштабной деоккупации и никакого другого пути нет и не может быть в принципе. И вопрос о плане деоккупации, похоже, обречен в ближайшее время оставаться открытым.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465276 Виталий Кулик


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465230 Владимир Фесенко

Что изменит закон о Донбассе

Принятие закона — это правильно. И к революциям или кардинальным изменениям на Донбассе он не приведет.

Владимир Фесенко, Новое время страны, Украина

Было много предположений и конспирологических версий о том, что закон о реинтеграции Донбасса провалят. Но его приняли, и этот факт уже сам по себе является показательным. И надо понимать, что ни один закон, каким бы не было его название и содержание, не вернет нам Донбасс и Крым. Чисто законодательно оккупированные территории не вернуть.

Впрочем, закон решает ряд важных организационных и правовых вопросов. В частности, это замена раскритикованного режима АТО на административно-правовой режим, абсолютно легально позволяющий Вооруженным силам участвовать в боевых действиях и фактически их контролировать.

Ключевые нормы закона касаются фиксации российской агрессии и признания факта временной оккупации отдельных районов Донбасса. Это не значит, что все с этим согласятся. И это важно для внутриполитической ситуации, ведь было много инсинуаций на тему, что руководство страны якобы не хочет признавать войну войной, Россию агрессором, а также факт оккупации.

Есть несколько моментов. Во-первых, в законе нет термина «война». Ведь если признать, что это война, то следующий шаг оппозиции — «а почему вы не вводили военное положение?». И так, соответственно, возникает вопрос о политической ответственности руководства страны. Поэтому во избежание поводов для новой дестабилизации и манипулятивных политических игр этого термина и нет.

Второе — дискуссия о том, что надо добавить. Российская агрессия против Украины проявлялась в различных формах и развивалась в несколько этапов. Шаг за шагом был Крым. А потом на Донбасс сначала вмешались спецслужбы, затем там работали российские наемники, а в августе состоялось и военное вмешательство. Определять здесь какую-то определенную дату — это тоже манипулятивная игра. И оппозиция настаивает на определении даты. На мой взгляд, все эти дискуссии направлены скорее на выяснение внутриполитических отношений, а не на определение политико-правовой ситуации в Донбассе.

В целом закон — это шаг вперед в правом определении ситуации на Донбассе. И задачу возвращения этих территорий надо решать или политико-дипломатическим путем через поиск определенных компромиссов (что так нравится многим украинским политикам и части общества) или военным путем, но только тогда, когда для этого будут соответствующие условия.

Я иронично отношусь к разговорам о том, что этот закон усиливает власть президента. Как по мне, это прямые деформации политического сознания. Некоторые, и в том числе представители власти, живут в мире, где есть только черное и белое. Есть страна и есть враг. Есть наши и есть враги. Среднего нет. И от части оппозиции идут специфические положения, в частности об узурпации, в которые искренне верят некоторые политики и эксперты. Но если бы у нас была узурпация и диктатура, то Саакашвили давно бы имел серьезный судебный приговор и сидел в тюрьме. Узурпацию и диктатуру мы бы быстро заметили, если бы на телевидении отсутствовали деятели оппозиции. Когда я бываю на таких программах, то вижу, что есть каналы, которые работают именно в интересах оппозиции — и ничего с ними не происходит. Оппозиционеры присутствуют везде. Да, есть так называемые олигархические медиа, и определенные олигархи и политики таки влияют на отдельные телеканалы. И при этом сохраняется и определенный плюрализм.

Любой серьезный сильный президент будет пытаться расширять сферы своего влияния. И Порошенко это делает. В отличие от Ющенко, он действует в условиях парламентско-президентской республики и пытается влиять на суды, прокуратору и деятельность правительства.

Но одновременно мы видим, что Гройсман достаточно автономный — особенно на него не повлияешь. Поэтому приходится искать взаимно совместные решения.

Были разговоры, что, мол, этот закон позволяет вводить военное положение в районах Донбасса. И элементы военного положения существуют там еще с 2014 года и без каких-либо изменений в Конституции. Поэтому в целом ничего не меняется. И процедура введения военного положения по стране в целом, прописанная в Конституции, тоже неизменна. И применять ее будет сложно и не выгодно во время избирательного процесса. Как по мне, о «якобы введении военного положения» больше всего орут отдельные оппозиционные силы. Особенно бывшие работники Партии регионов, имеющие определенное влияние на Донбассе. Теперь они не смогут контролировать этот регион как прежде. На мой взгляд, ничего принципиального нового в плане влияния президента закон не дает.

В конце концов, как у нас иногда бывает, реальное влияние президента зависит от реальных политических инструментов, а не законодательных полномочий. Я приведу два примера. Что с того, что Ющенко имел широкие полномочия, когда был президентом в условиях президентско-парламентской республики? Он был слабым президентом. Другой пример — влияние премьер-министра, который бы стал мощным во время последних лет Ющенко. Впрочем, это совершенно не помешало Януковичу, который был избран в парламентско-президентской системе, взять власть в свои руки. А Юлия Тимошенко, хотя тогда и имела серьезные полномочия и одну из крупнейший фракций в парламенте, вынуждена была отойти, потому что не было достаточных инструментов контроля над ситуацией.

Сейчас у Порошенко нет и близко абсолютной власти. В частности, это проявляется в том, что он не контролирует полностью силовой блок. Там есть мощный противовес, который ему очень не нравится, но с которым он вынужден считаться. У Порошенко нет устойчивого большинства в парламенте. Так, выстроена система ситуативного голосования, но она строится на определенных компромиссах. Это не ручное пропрезидентское большинство, которое была в свое время у Януковича. А без этого принять любое решение не удастся. Придется идти на компромиссы.

В конце концов, особого веса президенту придает не закон, а эффективные политические действия.

Владимир Фесенко, политолог, директор Центра политических исследований «Пента».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465230 Владимир Фесенко


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский

Украина признала Россию агрессором: чем ответит Путин

После решения Верховной рады обострение на Донбассе вряд ли произойдет.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Принятие Верховной радой закона по Донбассу, в котором Россия официально названа агрессором, вызовет в РФ лишь реакцию на словах. При этом вряд ли стоит ждать резких движений со стороны Кремля и Владимира Путина. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Естественно, будет возмущенное заявление МИД России и так далее. Будет крик по телевизору — кричать будут еще громче. Но это все вещи очевидные и совершенно бессмысленные.

А какие конкретно шаги может Россия предпринять в ответ, мне не совсем понятно. Ведь до сегодняшнего дня нет разрыва дипломатических отношений с Украиной и денонсации Договора о дружбе между Украиной и РФ.

Я не вижу, откровенно говоря, асимметричных действий России. Конечно же, будут истерики и крики по телевизору, что Украина — сама агрессор. Но это всего лишь крик.

В ответ Госдума РФ может принять решение, что Украина — это «бандеровское государство нацистов, националистов и фашистов». Такую резолюцию может принять российский так называемый парламент, но при этом они тоже не будут рвать дипломатические отношения и договор об «очаровательной дружбе», которая уже не имеет границ. Ведь с 2014 года наша «дружба» стала безграничной.

Так вот, Договор о дружбе не рвут, дипломатические отношения сохраняют и при этом матом кроют друг друга. Таковы особые «братские» отношения, такова особая «семья» народов.

А резолюцию Госдумы РФ о каком-нибудь антироссийском режиме на Украине можно назвать в каком-то смысле асимметричным решением. Мол, «вы нас агрессором называете, а мы вас назовем козлами — сам козел и за козла ответишь». То есть орать и принять какое-то асимметричное решение — это они могут. Но ни та, ни другая стороны не хотят брать на себя ответственность за абсолютно неизбежное в такой ситуации решение о разрыве дипломатических отношений.

Ведь, насколько мне известно, Украина, объявив Россию агрессором, не денонсирует Договор о дружбе и дипотношения не разрывает. И это, конечно, фантастическое решение, поскольку украинские депутаты называют Россию агрессором, сохраняя с этой страной дипломатические отношения.

Но я не думаю, что Россия сама пойдет на разрыв дипломатических отношений с Украиной и денонсацию Договора о дружбе. Причина такова — перед выборами Путин не заинтересован в новом витке обострения и истерики. Раньше такие штуки работали на консолидацию избирателя и поднимали его рейтинг, поскольку ему это было очень выгодно. Но сейчас, мне кажется, население России здорово устало от этой бесконечной конфронтации — и не только с Украиной, а также со США, Евросоюзом, устало от внешних авантюр, напряжения и так далее. И поэтому сейчас идти на новый виток скандала бессмысленно, потому что это бы вызвало ответную реакцию в Европе, дополнительные санкции со стороны США. В общем — целая история. Может быть, это вызвало бы какую-то дополнительную военную реакцию на Донбассе — небольшие перестрелки и так далее.

Я не думаю, что сегодня Путин решит, что это ему выгодно в канун голосования. Конечно, для какой-то части избирателей это будет включением безусловного рефлекса. Мол, объединимся, сплотимся, наших бьют, лезут, сотрем в порошок и так далее. Но у другой — довольно существенной — части избирателей это вызовет общее раздражение. Конечно, раздражение и по поводу Украины, но ведь они за нее не голосуют, поэтому это значения не имеет. Но и раздражение по поводу Путина, что без конца идут какие-то скандалы, авантюры. Например, порвали дипотношения с Украиной — а зачем мы это сделали? Разорвали Договор о дружбе — а для чего это?

Хотя для России это было бы совершенно не болезненно, потому что это не означает автоматической высылки почти двух миллионов украинцев, работающих в РФ, которые приносят большую пользу российской экономике. Их не обязательно высылать, потому что после разрыва дипотношений какое-то другое государство, например Беларусь или какая-нибудь Швейцария, может взять на себя их юридические проблемы. Они будут решать их через посольство какой-то другой страны.

Возможен и, насколько я понимаю, другой вариант. Дипломатические отношения разрываются, посольства, допустим, закрываются, но остается еще консульство. И через украинское консульство проблемы людей практически решаются. То есть тут возможны разные варианты.

Но я еще раз повторяю, что разрыв дипотношений не означает высылки людей. А она была бы для России крайне неприятной экономически, а для Украины — еще в 10 раз неприятнее. Потому что если на Украину вернется два миллиона обозленных людей, у которых нет работы и которым непонятно куда деваться, то это, конечно, страшно обострило бы ситуацию. И непонятно, на кого они будут обозлены — на Россию, которая их выслала, или на украинское правительство, если оно примет такое решение.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский


КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков

Как России относиться к новым санкциям против Северной Кореи

Андрей Ланьков

Новые санкции подталкивают Северную Корею сначала к гуманитарной и политической катастрофе, которая может перерасти в международный конфликт. Подобное развитие событий ни в коем случае не соответствует интересам России. Москве пора задуматься о том, чтобы использовать свой статус в Совбезе ООН, чтобы воспрепятствовать росту санкционного давления на Пхеньян, которое может закончиться весьма печально

В конце декабря прошлого года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение новых, беспрецедентных по своей жесткости санкций против Северной Кореи. Кроме того, Китай, который на протяжении долгого времени не проявлял особого энтузиазма в отношении санкций, в последние несколько месяцев внезапно совершил разворот на 180 градусов и теперь занимает в отношении Северной Кореи крайне жесткую позицию.

Это создает принципиально новую ситуацию, которая чревата проблемами для целого ряда стран, в том числе и России. К сожалению, некоторые действия российской дипломатии, хоть и не лишены определенной внутренней логики, способствуют дальнейшему ухудшению этой ситуации.

Разворот Китая

До недавнего времени режим санкций в отношении Северной Кореи отличался низкой эффективностью – это хорошо видно из того, что десятилетие, последовавшее за введением первого раунда санкций в октябре 2006 года, стало периодом, когда северокорейская экономика сначала вышла из кризиса, а потом стала быстро, на 4–5% в год, расти.

Вызвана неэффективность санкций была в основном двумя причинами. Во-первых, те санкции, которые вводились Советом Безопасности до 2016 года, носили полусимволический характер. Северокорейская пропаганда, конечно, говорила о «блокаде», в которой, дескать, находится Корейская Народно-Демократическая Республика. Однако на практике первые раунды санкций касались лишь товаров, которые не играли заметной роли в северокорейской внешней торговле.

Вторая причина, по которой санкции до недавнего времени были неэффективными, – это позиция Китая. Фактически санкции саботировались Китаем на всех этапах. На этапе подготовки документов китайские дипломаты затягивали принятие очередной резолюции Совета Безопасности, а также добивались того, чтобы в тексте резолюции оставалось максимальное количество недомолвок и лазеек, которые отвечали бы нуждам китайских фирм, ведущих бизнес в Северной Корее. На этапе исполнения санкций китайская сторона использовала все эти лазейки и временами сознательно закрывала глаза на нарушение санкционного режима на местном уровне.

Такая позиция Китая была вызвана тем, что китайское руководство, несмотря на крайнее недовольство северокорейскими ядерными и ракетными амбициями, имеет все основания считать, что интересам Китая наилучшим образом соответствует сохранение статус-кво на Корейском полуострове. В Пекине всегда опасались того, что излишне жесткие санкции могут спровоцировать экономический кризис, а вслед за ним и политическую нестабильность в Северной Корее.

Поскольку руководство Китая не испытывает энтузиазма по поводу перспектив гражданской войны в соседней стране, обладающей ядерным оружием, данная позиция была вполне рациональной. Кроме того, в Пекине понимали, что конечным результатом кризиса в КНДР может стать объединение Кореи по германскому сценарию, то есть появление на китайских границах националистического и демократического государства, которое останется военно-стратегическим союзником США.

Однако в августе – сентябре китайская позиция по северокорейскому вопросу претерпела неожиданные и радикальные изменения. Это хорошо видно и из поведения китайских дипломатов, и из того, как изменился тон бесед с китайскими чиновниками и экспертами. Еще в прошлом году китайские эксперты часто обвиняли своих российских коллег в том, что те, дескать, слишком уж жестко относятся к Северной Корее. В последние месяцы, однако, стали звучать прямо противоположные обвинения: якобы Россия слишком терпимо относится к КНДР.

Другим признаком новой китайской линии стала та поспешность, с которой в последние месяцы принимаются резолюции Совета Безопасности о введении новых санкций в отношении КНДР. Китайские дипломаты больше не затягивают принятие резолюций, как они часто делали раньше – наоборот, они не просто полностью следуют в фарватере США, но и добиваются того, чтобы так же вели себя и представители России.

Причины китайского разворота понятны. Долгие годы Китаю приходилось делать выбор между двумя неприятными перспективами: ядерной Северной Кореей и нестабильностью и крахом режима в Северной Корее. Объективно говоря, вторая перспектива представляла более серьезную угрозу, поэтому Китай стремился не переусердствовать в своих попытках оказать давление на Северную Корею.

Сейчас усилиями президента Трампа Китай столкнулся с третьей, совсем уж неприятной перспективой – с вероятностью возникновения большой войны на Корейском полуострове. Никто толком не знает, отражают ли воинственные заявления Трампа его реальные намерения, или он просто блефует. Но китайская сторона, кажется, решила не рисковать и исходит из того, что угроза американского удара по КНДР вполне реальна.

Последствия санкций

Активное участие в режиме жестких санкций позволяет китайским дипломатам аргументированно доказывать своим американским коллегам, что время для нанесения военного удара еще не пришло и что, дескать, будет лучше повременить с отдачей соответствующих приказов, отложив военную операцию на полгода или год. Подразумевается, что жесткие санкции к тому времени начнут душить северокорейскую экономику и Пхеньян, возможно, пойдет на уступки.

Однако санкции, хотя и могут ввергнуть северокорейскую экономику в кризис, едва ли приведут к тем результатам, на которые надеются их сторонники. Если на этот раз санкции действительно окажутся «эффективными», их организаторам, возможно, придется вспомнить древнюю мудрость: бойся того, о чем ты молишься.

Введенные недавно санкции действительно носят беспрецедентный характер. Они, в частности, ограничивают объем поставок жидкого топлива в КНДР. Допустимый уровень поставок зафиксирован на мизерном уровне – примерно 10% от уровня не слишком благополучного 2016 года. Введены также ограничения на поставки сырой нефти. Кроме того, Резолюция 2397 запрещает странам ООН закупать в Северной Корее минеральное сырье, морепродукты и иные виды продовольствия, машины и оборудование. Наконец, резолюция требует, чтобы в течение 24 месяцев все страны ООН выдворили со своей территории всех находящихся там северокорейских рабочих.

Если эти меры будут выполнены в полном объеме (ключевой здесь является позиция Китая), то КНДР столкнется с острым дефицитом дизельного топлива и бензина, причем масштаб этого дефицита будет таков, что северокорейская экономика окажется практически парализованной. Вдобавок КНДР потеряет 80–90% всех валютных поступлений.

В связи с этим возникает вопрос о политических последствиях этого экономического кризиса. Сторонники жестких санкций, которые в настоящее время доминируют в Вашингтоне, исходят из того, что резкое снижение уровня жизни приведет к росту недовольства значительной части населения. Это недовольство может быть особенно сильным, если учесть, что в последние 5–6 лет экономика КНДР, во многом работающая сейчас на принципах рынка, росла неплохими темпами.

Известно, что кризис, который случается после нескольких лет роста уровня жизни (и соответствующих ожиданий), сказывается на состоянии народных умов куда сильнее, чем пребывание в состоянии стабильной многолетней нищеты. Сторонники санкций считают, что северокорейское руководство, столкнувшись с ростом недовольства и угрозой волнений или государственного переворота, пойдет на уступки и начнет переговоры на условиях США и их союзников.

Однако эти надежды беспочвенны. Северокорейское руководство хорошо помнит, что случилось с Муаммаром Каддафи, который, оказавшись в похожем положении, согласился на свертывание своей ядерной программы. Как известно, через десятилетие после торжественной сдачи ядерного оружия Каддафи столкнулся с революционной ситуацией у себя в стране. Тогда он не смог использовать против повстанцев свое основное преимущество – превосходство в воздухе. Случилось это потому, что страны Запада ввели в Ливии систему бесполетных зон, парализовав правительственную авиацию.

В Пхеньяне считают, что если бы в распоряжении Каддафи было даже самое примитивное ядерное оружие, то западные страны не пошли бы на прямое вмешательство в ливийский кризис и у сторонников Каддафи были бы реальные шансы победить в гражданской войне.

Понятно, что уроки Ливии вполне усвоены в Пхеньяне. Если в Северной Корее появятся признаки массового недовольства, то северокорейское руководство, скорее всего, не только не задумается об отказе от ядерного оружия, но, наоборот, будет считать развитие ядерного потенциала еще более важной задачей.

Новые санкции могут спровоцировать в КНДР экономический и политический кризис, но никак не могут привести к изменениям в политике руководства КНДР по ядерному вопросу – более того, с некоторой долей вероятности санкции приведут к ужесточению этой политики.

Если волнения не просто начнутся, но и выйдут из-под контроля, ситуация может принять еще более неприятный оборот. Северокорейское руководство, окончательно загнанное в угол, может попытаться спровоцировать конфликт с внешним миром. Если Ким Чен Ын и его окружение решат, что шансов на спасение у них больше не остается, они вполне могут захотеть умереть с музыкой и нанести удар (возможно, и ядерный) по своим соседям. Жертвами такого удара могут стать не только США, но и Южная Корея, и Япония, и даже Китай, к которому в Северной Корее всегда относились не слишком дружелюбно.

Впрочем, даже возможная победа северокорейской революции, скорее всего, не должна вызывать особого энтузиазма. Падение режима семейства Ким, даже если оно и не приведет к международному кризису, все равно станет началом крайне непростого периода, который затронет не только обе Кореи, но и все соседние страны.

Существующие оценки говорят, что объединение Кореи по германскому образцу будет стоить огромных денег, а постепенное превращение двух Корей в единое общество займет не одно десятилетие. На протяжении этого времени Корея будет оставаться потенциально нестабильным, раздираемым внутренними противоречиями регионом и источником неприятностей для соседей.

Позиция России

В этой связи возникает вопрос, насколько рациональны действия российской дипломатии, которая последовательно поддерживает все более радикальные резолюции Совета Безопасности.

Пока санкции носили умеренный характер и были направлены на то, чтобы лишить КНДР доступа к материалам, необходимым для продвижения ракетно-ядерных программ, они, безусловно, имели смысл. Как одна из пяти «официальных» ядерных держав, Россия естественным образом не заинтересована в распространении ядерного оружия. Отношения Москвы с Пхеньяном, несмотря на случающиеся время от времени периоды широких улыбок и сладкой риторики, еще с 1950-х годов остаются более чем прохладными, а иногда и прямо враждебными. Тем не менее в той ситуации, что сейчас сложилась в Восточной Азии, подталкивание Северной Кореи к внутриполитической катастрофе однозначно не отвечает интересам России (равно как и интересам других держав, которым по воле географии не повезло оказаться соседями КНДР).

Позицию Китая, который в последние месяцы фактически следует в фарватере северокорейский политики США, можно отчасти понять. Поскольку Китай контролирует 80–90% всей северокорейской внешней торговли, готовность Пекина принимать участие в сверхжестких санкциях может даже оказаться дипломатически полезной. Китайские дипломаты могут использовать свое участие в санкциях для того, чтобы добиться от президента Трампа и его окружения решения отложить силовые меры на будущее. Возможно, именно подобными соображениями руководствовались и на Смоленской площади, когда решили проголосовать за Резолюцию 2397.

Тем не менее возникает вопрос, насколько разумно дальнейшее увеличение давления на КНДР. Даже если санкции можно использовать как аргумент в попытках не допустить силовой акции со стороны США, в долгосрочном плане нынешние санкции опасны.

Россия как постоянный член Совета Безопасности имеет в своем распоряжении такой уникальный инструмент, как право вето. Речь пока идет не о том, чтобы напрямую заблокировать усиление санкций против Северной Кореи. Однако сам факт наличия права вето дает России возможность добиваться смягчения резолюций по санкциям и вообще делать то, чем на протяжении последнего десятилетия активно занимались китайцы, – включать в текст резолюции максимальное количество лазеек, которые бы позволяли КНДР более или менее свободно торговать гражданской продукцией.

Наконец, в том – увы, вероятном – случае, если Резолюция 2397 приведет к резкому ухудшению ситуации в КНДР (например, к тому, что к концу 2018 года в стране опять возникнет угроза голода), у России будут все основания для того, чтобы решительно выступить против нынешнего режима санкций и создать условия для предоставления КНДР гуманитарной помощи.

Северную Корею фактически подталкивают сначала к гуманитарной, а потом и политической катастрофе, которая к тому же может перерасти в международный конфликт. Понятно, что подобное развитие событий в Восточной Азии ни в коем случае не соответствует интересам России. Пришла пора останавливать санкционный маховик, дальнейшее раскручивание которого может окончиться весьма печально.

КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458459 Олег Пономарев

Украина отказывается от Минских соглашений и готова ввести в стране военное положение

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Во вторник депутаты Верховной рады могут проголосовать за Закон «О реинтеграции Донбасса». Этот документ должен закрепить основы государственной политики официального Киева в отношении неподконтрольных территорий и дать юридическое обозначение России, как «стране-агрессору». По словам самих депутатов, это якобы это позволит Украине обращаться в международные суды с исками против России. Но, что примечательно — в новом законе о самой реинтеграции восточной Украины, иными словами, ее возвращение «под крыло» незалежной не говорится ни слова. Зато в документе просто в глазах рябит от слов: «агрессия», «оккупация» и военное положение.

Официальный Киев не заинтересован в мире на Донбассе и это очевидно

Немаловажно и то, что впервые в документе в отношении России употребляется термин «оккупант», а власти Донецкой и Луганской народных республик значатся в законе —»оккупационными администрациями». Именно эта терминология практически и сводит к нулю любые договоренности в рамках т.н. «Минских соглашений», под которому с «той» стороны стоят подписи глав республик — Александра Захарченко и Игоря Плотницкого. Все это было сделано украинской стороной с целью «похоронить» Минск-2 и запустить Минск-3, но уже на условиях Киева. Естественно, что ЛНДР под этим не подпишется, а значит с прекращением переговоров можно забыть и о мире на Донбассе. Минск-3 также позволит Украине избежать выборов в регионе, покуда у власти на Донбассе находятся «оккупанты», а сама территория «оккупирована». Возможно для этого все и делалось, ведь, как известно, при любых раскладах результаты местных выборов Киев не обрадуют — процент поддержки украинской власти на Донбассе сегодня ниже статистической погрешности. А после принятия данного закона и вовсе обрушится.

По дороге в Верховную раду Закон «О реинтеграции Донбасса» претерпел массу изменений, а количество внесенных в него право просто зашкаливает.

Как мы уже говорили, Россия отныне будет считаться на Украине официально «оккупирующим государством», а власти ЛНДР — «оккупационными администрациями».

Из оборота исчезнет аббревиатура АТО (Антитеррористическая операция), а вместо нее на Донбассе появится «руководящая и направляющей сила» —армия. Кстати, за именно этот пункт народных депутатов не лишним будет похвалить. Как бы Украина не пыталась доказать на мировой арене, что борется на Востоке с террористами, ни одна международная организация ополченцев Донбасса таковыми не признала. Поэтому, проводя «АТО», Украина просто выглядела по-дурацки: террористов нет, а операция есть. Таким президент Украины Петр Порошенко приоритет военных ставит в подчиненное положение полицию и Национальную гвардию — иными словами, он берет под контроль структуры своего самого опасного противника — министра внутренних дел Арсена Авакова.

Во-вторых, на армию впервые возлагается обязанность вести открытые операции на линии фронта. До сегодняшнего дня действия ВСУ, согласно украинской Конституции, были незаконны, ведь применять армию без объявления войны запрещено.

Закон также расширяет права надзорных ведомств Генеральной прокуратуры и Службы безопасности Украины. В зоне «боевых действий» силовикам могут дать право обыскивать гражданских лиц, останавливать автотранспорт или заходить в «подозрительные» дома без всяких санкций.

В законе будут прописаны критерии виновности населения Донбасса за «сотрудничество с оккупантами». В первые строки этого списка попадут лица, которые занимали или занимают сейчас руководящие или ответственные должности в ЛДНР. Всего в Законе упоминается 19 подобных критериев и в случае, если данные лица попадут в руки украинского правосудия, амнистия за здесь даже не предусмотрена — только реальные сроки тюрьмы.

Также Украина намерена усилить торговую блокаду Донбасса за счет усложнения процедуры пересечение линии соприкосновения.

Дивным образом из Закона «О реинтеграции» исчез пункт, касающийся Крыма. Согласно документу, он также считается «оккупированной территорией», но возвращать его, хотя бы на законодательном уровне сейчас никто не собирается — речь в Законе идет преимущественно о Донбассе.

Последним аккордом, по требования Блока Петра Порошенко, должен стать разрыв дипломатических отношений с Россией. И хотя в данном Законе эта норма даже не внесена, ряд депутатов Рады намерены требовать внести этот пункт «с колес» в день голосования за Закон «О реинтеграции».

Что сулит многострадальному Донбассу «закон о возвращении»

Наибольший резонанс в украинском обществе, да и у ряда народных депутатов от оппозиции вызвали нормы закона о фактическом введении на Украине военного положения и грубое попрание прав человека с расширением «полномочий» СБУ и Генпрокуратуры.

По данным депутатов, из статьи удалось изъять норму о фактическом отборе жилья у гражданских лиц. Но вот остальное — обыски домов, людей и автомобилей без решения суда — в законе осталось.

В принципе, практика незаконного «шмона» существует и так. Но с принятием данного закона любое действие силовиков оспорить в судах будет практически невозможно. Мол, все их действия проводятся в рамках закона по борьбе с сепаратизмом.

Что касается уголовной ответственности за «сотрудничество с оккупантами», то в новой редакции закона для бюджетной сферы — медиков, учителей или социальных работников сделали исключение. А вот люди, занимавшие или занимающие высокие руководящие посты, ответят перед украинским законом по всей строгости.

То, что Украина не намерена стабилизировать ситуацию на Донбассе в обозримом будущем, свидетельствует и факт отказа от переговоров в формате «Минска». А ведь именно такой формат урегулирования конфликта был официально признан крупнейшими странами мира и закреплен резолюцией Совета безопасности ООН. А ведь именно в этих документах были зафиксированы нормы, которые хотя бы наполовину, но устраивали обе стороны: амнистия, выборы, выход Украины к государственным границам с Российской Федерацией.

Что касается разрыва дипломатических отношений с Россией, то эту норму из закона также удалили в последний момент. Однако, партии «Самопомощь» и «УКРОП» будут требовать возвращения этой нормы в закон.

Как заявила представительница «Самопомощи» и вице-спикер ВР Оксана Сыроид,«Россия всегда была, есть и будет врагом Украины». И ее крайне удивляет, почему за три года «войны» официальный Киев так и не разорвал все отношения с Москвой.

Многие в украинском политикуме считают, что в первую очередь ссорится с Россией не выгодно самому Петру Порошенко. Поэтому его фракция в Верховной Раде намерена проголосовать против данной инициативы. С другой стороны, если БПП это не сделает, то у оппонентов президента будут все основания называть его «пророссийским». Особенно после его писем ФСБ, так «удачно опубликованным грузинским каналом Рустави-2 как раз накануне судьбоносного голосования.

Новая редакция закона противоречит нормам ООН и правам человека

Что примечательно, у новой редакции Закона «О реинтеграции Донбасса» противников в разы больше, чем сторонников.

Так, журналист Сергей Гармаш считает, что у украинской власти нет абсолютно никакой государственной политики по реинтеграции. «У нас есть политика по дезинтеграции, по отделению этой территории, и отделению жителей этой территории и уроженцев в том числе — я говорю о переселенцах. Это всем известный факт пенсионного обеспечения, вернее его отсутствие. Я думаю, что сегодня нужно вести речь не о том, чтобы вносить изменения в политику реинтеграции, а о том, что ее нужно формировать. Ее вообще нет. На четвертом году войны ее просто нет, как и нет государственной стратегии и понимания, что делать с этим регионом. У нас не может быть эффективной информационной политики, не может быть политики реинтеграции, потому что мы не знаем, что будет завтра с этим регионом, каким он будет. Мы его не видим», — заявил Сергей Гармаш.

По мнению политолога Александра Клюжева, принимая данный закон, власть печется не столько о жителях Донбасса и его возвращении в «лоно» Украины, сколько развязывает себе руки в безнаказанных репрессиях против «мятежного» региона:«Начинали с первого законопроекта о деоккупации, закончили уже доработкой президентского законопроекта. Мне кажется, эта неприемлемая ситуация приводит нас к тому результату, которого добивается Россия через свою пропаганду. Когда мы фактически жителей оккупированных территорий сделали ключевыми врагами в этой ситуации. Это совершенно не так, и мы это прекрасно понимаем».

По мнению большинства украинских политологов, принятие именно этой редакции закона наиболее выгодно самой России. У нее появятся огромные козыри в международном давлении на Украину, которая, мол, сама провоцирует конфликт и кровопролитие не желая идти не на какие уступки «ни с Богом, ни с Дьяволом».

Поэтому, одно лишь решение о разрыве дипломатических отношений с Россией может окончательно поставить крест на возвращении Донбасса.

Накануне, в декабре 2017 года, глава специальной мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине Фиона Фрейзер уже заявляла, что текущая редакция Закона «О реинтеграции Донбасса» не обеспечивает в полной мере защиту прав человека, а значит противоречит международным обязательствам Украины.

Раскритиковали законодательную инициативу и в Офисе омбудсмена Украины Валерии Лутковской. «Сегодня действительно есть угроза, что в том виде, как этот законопроект подготовлен ко второму чтению и может быть утвержден, он действительно будет нести определенные риски правам и свободам человека», — заявил представитель Уполномоченной по правам человека Михаил Чаплыга.

Он также отметил, что де-факто введение военного положения размывает понимание полномочий органов государственной власти и создает риски правам человека:

«Когда вводится военное положение, то есть не только право государства ограничивать, но также и четко прописаны обязанности (в частности, по защите населения)», — уточнил он.

А вот лидер парламентской фракции «Оппозиционный блок» Юрий Бойко видит в данном законе куда большую угрозу для самой Украины — перечеркивая все ранее достигнутые соглашения с ЛДНР официальный Киев попросту сорвет обмен пленными. Но, уже традиционно, обвинит в этом Россию, Москву и самих «сепаратистов»…

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458459 Олег Пономарев


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев

Цена безопасности. Чему учит «битва на ножах» в пермской школе

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ежегодно миллиарды рублей тратятся на обеспечение безопасности российских школ, но это не помешало устроить поножовщину в здании школы №127 города Перми

Сегодняшняя школа — и я не раз писал об этом в Forbes — сильно отличается от привычной нам советской. Впрочем, «нас», ее заставших, становится все меньше в процентном соотношении к общему числу населения, и мое замечание лишь привычная аберрация возрастного восприятия.

Но как бы там ни было, перемены налицо, и одна из них — отношение к охране школы, к безопасности учеников. Вспоминается свое детство — вокруг школьного здания, да и даже в тамбуре, тусуется постоянно шпана, пришедшая сшибать мелочь. Тут же во дворе раздаются кому пинки, кому затрещины, и ученики послабее, кто характером робее и не имеет знакомств среди «старших ребят», всякий раз проходят как сквозь строй, стремясь побыстрее улизнуть подальше от школы.

Администрации учебного заведения до всего этого и дела нет. Мысли о том, чтобы пожаловаться, у бедолаг даже не возникает, равно как у их родителей. Понятие о безопасности тогда вовсе не существовало. Криминальные компании правили бал и во дворах домов, и в подъездах. В лучшем случае в раздевалке школы дежурила какая-нибудь бабка, бессильная приструнить хулиганов, а заодно прекратить воровство в этой самой раздевалке.

Сегодня же все наоборот. В связи с трендом на создание условий для безопасного детства и общим чадолюбием общества (которое не перетекает в деторождаемость) и гуманизацией сферы образования вопрос безопасности выходит на первый план. Ученики и учителя моего детства были бы шокированы видом современной школы – охранники в форме у входа, заградительные барьеры и турникеты, не позволяющие проникнуть внутрь здания, камеры видеонаблюдения, «тревожные кнопки», требование справок об отсутствии судимости от педагогов.

Однако подобное «вооружение до зубов» образовательных учреждений (а школы слились де-факто с детскими садами, где такие же порядки) — удовольствие не бесплатное. Как уже сообщили в СМИ со ссылкой на сайт «Госзакупки», та школа в Перми, где произошла поножовщина, за минувший год заплатила более миллиона рублей охранной фирме (впрочем, по последним сведениям, сама директор школы назвала меньшую сумму). Примерно семь лет назад в России насчитывалось более 54 000 школ. Можно сделать грубый подсчет, во сколько оценивается рынок охранных услуг в начальном и среднем образовании. Полученный результат — 54 млрд рублей, конечно, далек от точности. Во-первых, число учебных заведений сократилось в результате слияний (но при этом число учебных корпусов не уменьшилось). Во-вторых, совсем разная плата в провинции и в городах-миллионниках. В-третьих, не все школы могут платить за них, да и не везде есть объективная потребность — например, в сельских и прочих малокомплектных школах. Тем не менее общее представление получить можно.

Кто платит охране

Важно отметить, что оплата услуг охраны (равно как сигнализации, видеонаблюдения и т.д.) ложится на муниципальные бюджеты, которые наиболее бедные и проблемные. Из регионального бюджета оплачиваются зарплата учителям и тому подобные расходы. И это надо учитывать, подсчитываю «общую температуру» по стране.

В Москве, например, которая представляет собой государство в государстве, заключение договоров с ЧОПами централизовано. Не отдельно взятый директор занимается этим вопросом, он решается на уровне департамента образования, который таким образом, выступает как один из крупнейших заказчиков и потребителей охранных услуг в городе. Так на срок 30 месяцев — с 1 января 2016 года по 30 июня 2018 года стартовая стоимость конкурса на обслуживание для ЧОПов составила 16,7 млрд рублей. В победители вышли 29 охранных фирм. Точно так же определяются поставщики отмеченных выше технических услуг наблюдения и контроля.

Школьный охранник, формально не подчиненный администрации школы, тем не менее играет важную роль в ее жизни. Он все знает — кто куда вышел, когда пришел — и служит своего рода диспетчером. Директора школы и завучей он должен «уважать». Школу №127 в Перми, в которой произошла драка на ножах, охраняла ЧОО «Аякс-Безопасность». По данным сайта госзакупок, в 2017 году образовательное учреждение заключало три контракта на общую сумму более 1 млн рублей с единственным поставщиком (которым и являлась компания «Аякс-Безопасность»). В 2016 году ЧОО «Аякс-Безопасность» проверял Центр лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Пермскому краю. Нарушений в ходе проверки выявлено не было. Тем временем в самой охранной организации данную информацию комментировать не стали.

Среднестатистический охранник — это мужчина средних лет из провинции, работающий вахтовым методом в столице. За последние 15-20 лет занятость в охранном бизнесе стала важным подспорьем для жителей периферии, где заводы и фабрики в массовом порядке позакрывались. Общее число охранников в той же Москве никто не возьмется подсчитать, но то, что это сотни тысяч, несомненно. И в этой сфере охрана школ и садов — важнейший сегмент.

В провинции ввиду ее скудных финансовых возможностей дело обстоит попроще, не так централизованно, до последнего времени в ряде школ там деньги «на охрану» собирали прямо с родителей, несмотря на многократные заявления о недопустимости и незаконности подобных деяний. И сегодня финансы изыскиваются по преимуществу из внебюджетных источников. Разумеется, большой объем отпускаемых средств (там, где они есть) не может не вызывать толков о коррупции, несмотря на прозрачные процедуры конкурсов.

Результат налицо, в современную школу трудно попасть не просто человеку с улицы, но даже родителям. Это, разумеется действует благотворно в смысле снижения криминогенной обстановки. Ничего подобного расстрелам подростков в американских учебных заведениях не случается. Произошедшее в пермской школе потому и привлекло такое внимание СМИ, поскольку является исключением.

Школьная преступность

Школы вообще притягивают всякого рода злоумышленников как объекты повешенной тревожности. Так осенью минувшего года по России прокатилась волна телефонного терроризма со звонками о ложных угрозах. И в числе первых под удар попали школы. Мне самому пришлось срочно, бросив все дела, ехать за дочкой, которую эвакуировали с уроков, причем портфели и сменная обувь детей остались в школе, в которую не было доступа, поскольку надо было уложиться в нормативы по скорости эвакуации.

Также в последнее время участились вызовы скорой помощи в столичные школы , поскольку по новым требованиям малейшая жалоба ученика на состояние здоровья требует именно приглашения бригады скорой. Это тоже свидетельство того, что государство активно занимается вопросом безопасности и здоровья учащихся. Но как эти вызовы отразятся на столичном бюджете и не последуют ли за этим определенные оргвыводы, пока неясно.

Что до снижения преступности в школе, то вопрос упирается не только в постановке барьера на проникновение в здание злоумышленников. Не все детали произошедшей в Перми трагедии пока понятны, но уже известно, что речь шла о драке на ножах вчерашнего ее выпускника с нынешними учениками. Иными словами, важно снизить уровень внутришкольной преступности. Опять обращусь к персональному опыту. Буквально полтора месяца назад у дочки прямо в школе, во время обеда в столовой украли смартфон. Школа вполне себе благополучная, с языковым уклоном, дети проходят отбор при поступлении, но тем не менее... Никакой охранник, естественно, помешать этому не мог. А видеокамер в самой столовой не оказалось – они размещены на кухне и над стойкой раздачи, чтобы смотреть за поварами. И приехавший наряд полиции только разводил руками. Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что правительство изучит все обстоятельства и причины поножовщины в пермской школе, где в результате драки получили ранения 15 человек. Она пообещала, что по итогам анализа меры безопасности во всех школах России усилят.

Из произошедшей в Перми «драки на ножах» (звучит вполне зловеще) можно сделать следующий вывод. Систему охрану необходимо не просто усилить, но централизовать — как в плане организации, так и в плане финансирования. Если мы признаем важность обеспечения безопасности жизнедеятельности в школах, то не стоит экономить на этом. Жизнь и здоровье школьников не должны зависеть то финансовых возможностей муниципалитета и учебного заведения. Стандарты безопасности должны быть примерно одинаковы.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455363 Стивен Коэн

США «предали» Россию, но эти не те «новости, которые можно напечатать»

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Новое свидетельство того, что Вашингтон нарушил свое обещание не расширять НАТО «ни на дюйм к востоку» — роковое решение с продолжающимися по сей день последствиями — не было опубликовано ни одним из крупных американских СМИ, определяющих повестку дня, включая The New York Times.

Джон Бэчелор: Добрый вечер. С вами Джон Бэчелор. Я веду эфир из Дохи (Катар) в Персидском Заливе. К западу от меня находится Эр-Рияд, к северу — Персия. Приближается рассвет. Еще темно, но уже скоро покажется солнце. Я прибыл сюда, чтобы взглянуть на мир глазами жителей этого региона, следя за новостями, связанными с потрясениями последних лет и последних месяцев в таких странах как Иран, к северу отсюда, Сирия, к северо-западу от меня, и Йемен, еще западнее. Все эти войны, гражданские войны, являются частью более обширной мировой панорамы, и присутствие России здесь повсеместно. Это ее вотчина. Москва, расположенная далеко к северу отсюда, сегодня является дежурной темой разговоров о Ближнем Востоке особенно после того, как было принято решение об участии России в сирийском конфликте. Совершенно разные вещи: говорить о России здесь, в Дохе, и говорить о ней в Нью-Йорке, где в данный момент, кстати, находится мой коллега, с которым мы на протяжении многих лет обсуждаем историю новой холодной войны.

Позвольте представить вам Стивена Ф. Коэна (почетный профессор российских исследований Нью-Йоркского и Принстонского университетов). EastWestacord.com — так называется сайт, на котором мы начали нашу дискуссию в 2014 году во время кризиса на Украине.

Правда, с тех пор мы успели переместиться по карте в Сирию и в Прибалтику. А затем совершенно неожиданно после выборов в США 16 ноября российско-американский конфликт сделался настоящим политическим кошмаром для обеих сторон, а также для американцев, которые пытаются следить за этой историей обвинений, голословных заявлений, слухов и пересудов. И сейчас многие политические силы, входящие в разнообразные рабочие группы Палаты представителей и Сената, расследуют обвинения специального прокурора, а также обвинения, предъявляемые людьми, которые не находятся в Вашингтоне, но выступают действующими лицами этой драмы. Один из них — глава Fusion GPS Гленн Симпсон (Glenn Simpson). Итак, сегодня мы пригласили профессора, чтобы обсудить не столько историю конфликта на Ближнем Востоке, скольку историю конфликта в американских средствах массовой информации — конфликта, который отчасти объясняет трудности понимания этой истории: кому здесь верить.

Стив, добрый вечер! Приветствую вас за десять тысяч миль от Нью-Йорка. В начале эфира я упомянул о том, что здесь, в Персидском заливе, я воспринимаю Россию с совершенно иной точки зрения, чем когда нахожусь в Нью-Йорке. Это другое понимание того, что такое Россия, что такое Китай, что такое Индийский океан, где люди хотят жить своей жизнью. Добрый вечер, Стив.

Стивен Коэн: Что гораздо важнее, Джон, какая у вас температура?

Джон Бэчелор: Около 60°, очень комфортная температура.

Стивен Коэн: У нас тут довольно зябко, и я вот думаю, почему ты не взял меня с собой.

Джон Бэчелор: Прошу прощения, профессор.

Стивен Коэн: В общем, сегодня я хочу обратиться к тому, что в академической практике принято называть методологией. Студент или профессор может выдвигать тот или иной крупный тезис, но вместо того, чтобы делать общие выводы, они могут прибегнуть к тому, что называется анализом конкретной ситуации, единичного примера. И использовать этот пример для иллюстрации и, следовательно, доказательства более крупного тезиса. Поэтому в самом начале я собираюсь рассуждать немного по-ученому.

Мы с вами, в частности я, на протяжении последних лет много говорили о том, что я называю недобросовестной журналистикой, которую мы наблюдаем в американских печатных и вещательных СМИ. На самом деле я начал писать об этом в связи с Россией, причем задолго до скандала с российским вмешательством, еще в 1990-е. Сегодня я продолжаю говорить об этом и время от времени понимаю, что нам необходимо какое-то более отчетливое представление о том, в чем смысл злоупотреблений СМИ.

Позволю себе напомнить, что в истории американской журналистики было три наиболее значимых эпизода недобросовестного освещения российских событий. Первый был у всех на слуху. Это случай с известным журналистом Уолтером Липпманом (Walyer Lippmann) и его коллегой, которого звали Мерц Чарльз (Charles Merz), кажется так, но точно не могу сказать. В 1920 году они подготовили обширный материал, опубликованный несколько позднее как приложение к журналу The New Republic, в котором исследовали то, как в американской печати освещались события русской революции и гражданской войны 1917-1920 годов, взяв за основу в первую очередь The New York Times.

И они обнаружили там систематическое нарушение достоверности информации: как сообщаемые факты, так и интерпретация происходящего во время гражданской войны были в корне неверными, и все это делалось для того, чтобы убедить американских читателей, что коммунисты потерпят поражение в гражданской войне. В итоге, американское общество оказалось совершенно не подготовленным к появлению Советского Союза.

Этот конкретный случай искажения фактов в СМИ — данный термин в то время еще не использовался — был настолько показательным и стал таким мощным орудием в руках медийной критики, что в течение многих лет школы журналистики регулярно рассказывали о нем студентам-первокурсникам в качестве поучительной истории. Хотя понятно, что они давно уже перестали это делать.

Второй важный эпизод того, что я называю журналистской недобросовестностью в отношении России, произошел в 1990-е, когда почти все американские средства массовой информации — и печатные, и вещательные — представляли так называемые ельцинские реформы как благоприятный переход к демократии и капитализму, когда фактически все это десятилетие Россия жила в неописуемой нужде. Страна провалилась в ужасающую депрессию нашей современности, уровень жизни среднего класса резко упал, а сам он начал стремительно испаряться. Продолжительность жизни мужчин снизилась с 65 до 57 лет. Вышли на волю древние эпидемии, начался разгул мафии. И так далее. Сообщения СМИ были полуправдой.

И теперь, я бы сказал с момента прихода Путина к власти в России в 2000 году, мы наблюдаем третий эпизод, который еще хуже, поскольку более опасен: он предоставляет нам информацию, которая вводит в заблуждение не только обычных читателей, но и политиков.

По-моему, это особенно касается The New York Times, The Washington Post и в меньшей степени The Wall Street Journal, который уделяет России не так много внимания. Причина, по которой это важно, состоит в том, что когда-то у телеканалов были свои корреспондентские пункты в Москве, и они сами готовили новости. Сейчас, я думаю, так делает только CNN. Я много лет работал в CBS, в то время у них было свое подразделение в Москве. Равно как и у ABC, NBC. Сегодня все это свернуто. В результате отделы новостей вещательных компаний и особенно кабельные станции делают видеорепортажи о России на основе того, что пишут The Washington Post и The New York Times. Таким образом, эти издания пользуются колоссальным влиянием.

На мой взгляд, распространение дезинформации в отношении России началось с возвышения Путина, которого демонизировали, и продолжается сегодня так называемым russiagate (скандалом о вмешательстве России в американские выборы), о котором мы говорили.

То есть, теперь у нас есть наглядный пример, который на самом деле иллюстрирует проблему недобросовестной журналистики. Речь идет не просто о регулярных публикациях сомнительного содержания и о сомнительных фактах, которые не выдерживают критики, если вам известна вся история. И мы наблюдаем это на примере большого числа материалов, появившихся в The New York Times, The Washington Post и на сайтах кабельных новостных каналов, материалов, которые в итоге пришлось убрать. За последние месяцы, мне кажется, где-то 10 или 12 крупных репортажей о скандале с российским вмешательством оказались просто неправдой, они были основаны на ложных источниках, ложной информации.

Однако сегодня мы имеем дело с еще более важным явлением. И это спорный пример, потому что журналистская недобросовестность, на мой взгляд, заключается не только в том, что именно вы публикуете, но и в том, что вы решаете не публиковать. Умолчание о фактах, событиях и комментариях, которые не соответствуют общепринятому нарративу о России — такова усвоенная этими газетами практика.

Так вот, в декабре, если быть точным, 12 декабря, архив национальной безопасности в Вашингтоне, который является научным хранилищем документов, имеющих отношение к американской национальной безопасности, включая Россию, и отличается безупречной организацией (он пользуется поддержкой обеих партий, используется в научных целях и проделывает отличную работу) опубликовал статью, в которой подробно сообщается о том, что в 1990-1991 годах не только Соединенные Штаты во главе с президентом Бушем, его госсекретарем Джеймсом Бейкером, а также директором ЦРУ Робертом Гейтсом, но и все крупные западные державы обещали Михаилу Горбачеву, последнему лидеру советской России, что, если он согласится — а речь шла о самом актуальном на тот момент вопросе, как вы помните: 1990 год, падение Берлинской стены, воссоединение Германии, разделенной со времен Второй мировой войны на советскую и западную половины. Так вот на повестке дня было воссоединение Германии. Они хотели, чтобы Горбачев пошел им навстречу по двум вопросам: во-первых, согласился на воссоединение Германии, что в общем-то было раз плюнуть, потому что это так или иначе случилось бы. Однако Горбачев был вправе сказать «нет» по второму вопросу, то есть не дать согласия на то, чтобы эта новая воссоединенная Германия вошла в НАТО. Было ясно, что она не останется в распадавшемся советском блоке. Однако альтернатива заключалась в том, чтобы Германия сохранила за собой статус неприсоединившейся страны, подобно Австрии со времен Второй мировой войны.

Но Запад хотел заполучить Германию в НАТО. И они выдвигали в свою защиту всевозможные аргументы: мол, Германия представляла потенциальную опасность и нужно было привязать ее к возглавляемой Соединенными Штатами НАТО, чтобы она не спровоцировала новую мировую войну и тому подобное. Они пытались убедить Горбачева, но фактически…

Джон Бэчелор: Прошу прощения, Стив, мы еще вернемся к этой теме. Итак, перед нами задокументированный процесс: 12 декабря 1990-1991 года обещания, данные России, данные Горбачеву накануне распада Советского Союза. Мы с профессором Стивом Коэном беседуем о недобросовестном освещении в СМИ событий, касающихся России в XX веке, и, разумеется, перейдем к 21-му. С вами Джон Бэтчелор. Доха (Катар).

С вами вновь Джон Бэчелор. Я веду передачу из Дохи (Катар). И сегодня мы беседуем с профессором Стивом Коэном (Нью-Йоркский университет, Принстонский университет). Темой нашей беседы является нарушение журналистской этики сегодня и в 20-м веке. Мы говорили об обещаниях, данных Горбачеву, главе Советского Союза в 1990-1991 годах. Мы все помним, что конец Советского Союза пришелся на Рождество 1991 года, тогда Горбачев покинул свой пост. И мы обратились к человеку по имени Ельцин — президенту России, являвшейся лишь частью федерации — который в итоге стал президентом всей федерации. Были даны обещания, которые сегодня выглядят либо как обман, либо в случае администрации просто как отсутствие интереса к русской комедии. Стив, прошу Вас, продолжайте.

Стивен Коэн: Мы говорим об историческом событии, достоверном событии: намерении расширить НАТО от Берлина до российских границ. Но вернемся к 1991 году, когда Горбачев согласился с тем, что воссоединенная Германия войдет в НАТО. Это нанесло серьезный удар по его власти в России, которая на тот момент и так была довольно слабой. Горбачев принял важное решение. Но он сделал это, принимая во внимание то, что сказало ему западное руководство. Мы прекрасно знаем, с какими словами Джеймс Бейкер, тогдашний госсекретарь первого президента Буша, обратился к Горбачеву: «НАТО ни на дюйм не продвинется на восток», ни на дюйм на восток, и где НАТО сегодня? Разумеется, на тысячи километров восточнее, у границ России.

В общем, эта версия о том, что говорили тогда Горбачеву, на протяжении 20 лет, 25 лет оспаривалась людьми, которые занимались расширением НАТО. Они утверждали, что это миф, что ему никогда об этом не говорили, или он все не так понял. По сути они пытались отделаться от торжественного обещания разными поверхностными объяснениями. Но теперь архив национальной безопасности в Вашингтоне опубликовал документы, которые доказывают, что не только американское руководство, но и французы, англичане и немцы — все они говорили Горбачеву одно и то же: дай согласие на вхождение Германии в НАТО, и НАТО никогда не будет расширяться. И этот разговор изложен довольно подробно. В определенный момент Горбачев говорит: расширение НАТО в какой бы то ни было форме неприемлемо. На что Бейкер отвечает, и ему вторят французское и немецкое руководство: мы согласны, мы согласны с тем, что это неприемлемо. Все это было опубликовано.

Смотрите, перед нами ключевая информация об историческом событии, потому что расширение НАТО является одной из главных движущих сил новой холодной войны. Почему я привожу этот случай в качестве примера? Потому что эти документы, эта статья не были опубликованы ни в The New York Times, ни в The Washington Post, ни в The Wall Street Journal, они не были обнародованы ни одним из крупных телеканалов США. Это поразительно, потому что все отделы новостей, наверняка, об этом знали.

Одним из доказательств служит тот факт, что, нужно отдать им должное, два издания средней руки и не пользующиеся особым влиянием в соответствующих кругах — речь идет о вашингтонском The National Interest и о The American Сonservative, который, кажется, тоже публикуется в Вашингтоне — выпустили по этому поводу четыре статьи: одну — на следующий день, другие — через пару недель. Между тем The New York Times, чей девиз гласит: «мы печатаем все, что подходит для печати» — не нашла эти новости пригодными для печати.

Джон Бэчелор: Стив, я бы хотел подчеркнуть, что это свидетельство того, что в 1991 году Горбачева обставили.

Стивен Коэн: Сейчас вы интерпретируете это как…

Джон Бэчелор: Да, именно так, потому что в своей книге Уильям Таубман (William Taubman) совершенно четко говорит о перевороте лета 1991 года, когда консерваторы говорили: они лгут вам, Горбачев, они вводят вас в заблуждение, на самом деле они собираются взять нас всех в оборот. И как раз путч, случившийся летом 1991 года, покончил с единством в России.

Стивен Коэн: Как я уже говорил в начале нашей сегодняшней беседы, данное Горбачевым согласие на вступление объединенной Германии в НАТО значительно ослабило его позиции внутри страны и придало храбрости организаторам путча в августе 1991 года. Я думаю, что это прекрасно, потому что это было правильно. Я начинал с использования этого слова. Но что я хочу здесь подчеркнуть: как это возможно, что The New York Times, называющая себя официальным источником информации, и The Washington Post, которая провозглашает себя самой важной политической газетой в нашей столице, не опубликовали об этом ни слова?

Вот что я имею в виду, когда говорю о недобросовестности средств массовой информации. Это не только публикация вещей, которые не всегда можно проверить, но и решение редакции не печатать важные материалы, которые по какой-то причине не соответствуют общепринятому нарративу. Сегодня общепринятый нарратив состоит в том, что виновником новой холодной войны является исключительно лидер России Владимир Путин.

Джон Бэчелор: С вами снова я, Джон Бэчелор. Мы ведем эфир из Дохи (Катар) и беседуем с моим другом и коллегой — профессором Стивеном Коэном.

В последние годы мы обсуждаем новую холодную войну. Исследование новых документов, обнародованных национальным архивом, отчасти проливает свет на ее истоки. Теперь мы можем узнать о решениях, принятых или не принятых администрацией Джорджа Буша-младшего, а также средствами массовой информации, освещавшими дела его администрации в то время и теперь. Речь идет о документе, на основе которого можно говорить о своего рода плохой актерской игре.

Стив, я обратился к Вам, потому что знаю, что вас вместе с другими учеными попросили представить президенту и его советникам сведения о развале Советского Союза и о том, что следует делать.

Путина в то время даже на горизонте не было. Президентом России, входившей в федерацию Советского Союза, стал Ельцин — человек, которого воспитывали как популиста. А не Горбачев, человек, который прошел через коммунистическую партию, многое сделал для того, чтобы стать новым лидером гласности, перестройки, человек, решающий проблемы с Рональдом Рейганом, а потом стремящийся преобразовать советское государство. Это оказалось невозможно из-за неспособности Горбачева убедить руководство, аппарат. Из биографии Горбачева, написанной Уильямом Таубманом, я помню, что будущее, по его мнению, должно было строиться по модели капитализма, модели демократии.

Теперь вы выдвигаете здесь гипотезу о том, что США и их союзники пытались намеренно обмануть Горбачева и протолкнуть Ельцина, человека, который был абсолютно не способен осуществлять власть ввиду своих проблем со здоровьем. И что они наблюдают за тем, как это происходит в 1991 году, и что нынешнее недоверие Москвы к Вашингтону и Парижу, а также к нашим рекомендациям относительно того, что для них лучше, может корениться именно в тех событиях, когда советское государство пало не из-за американского давления, но из-за аферы США. Вы предлагаете нам такую возможность, Стив.

Стивен Коэн: Такая возможность не исключена, но вернемся к тому, на чем я хочу заострить внимание — к тому факту, что The New York Times и The Washington Post не сообщили об этом историческом обнародовании документов архивом национальной безопасности. И ваши слушатели могут зайти на сайт архива nsarchive. gwu. edu Университета Джорджа Вашингтона, найти публикацию от 12 декабря и прочесть не только соответствующую ознакомительную статью, но и сами документы.

Тот факт, что The Times и The Post об этом не написали, означает, что нам не разрешено — если, конечно, мы не обратимся к менее официальным источникам — обсуждать те самые вопросы, которые вы сейчас задаете. Пытались ли они сознательно ввести Горбачева в заблуждение? Действительно ли эти крупные державы верили в то, что говорили? Потому что надо помнить, что обещания не расширять НАТО давали не только Соединенные Штаты, но и Великобритания, Франция и недавно воссоединившаяся Германия. Они в единодушном порыве убеждали Горбачева: они никоим образом никогда не будут расширяться за пределы новой Германии. Думаю, что, возможно, там были смешанные мотивы и намерения. И это было путешествие, Джон, политическое путешествие к тому человеку, который на самом деле осуществит это расширение — Биллу Клинтону.

Когда в 1994-1995 году он принял решение о расширении НАТО, все эти проблемы возникли снова, но он настоял на своем, возможно, по политическим, возможно, по каким-то другим причинам. Вы знаете, что история — это политический процесс, но я хочу сказать, что сегодня мы находимся в опасной ситуации с Россией. И то, что The New York Times не сообщила об этих в высшей степени исторических и актуальных сегодня фактах, есть квинтэссенция этой халатности со стороны СМИ. Остановитесь и подумайте. К примеру, The Times говорит, что публикует все новости, которые подходят для печати. А теперь задумайтесь над последствиями расширения НАТО. Ведь это движущая сила новой и более опасной холодной войны, которая сейчас вместе с НАТО подступает к границам России. Именно по этой причине произошли две опосредованные американо-российские войны, сопровождавшиеся реальными боевыми действиями: в Грузии в 2008 году и на Украине с 2014 года — последняя продолжается по сей день. Между тем назревает еще один военный конфликт ввиду наращивания сил НАТО на границе с Россией в Прибалтике. Это действительно серьезное и провокационное наращивание сил. Все это — отчасти результат тех решений и обещаний, которые нарушались с 1990 года.

Но я хочу подчеркнуть кое-что еще. Примерно с 2000-2001 года оба российских президента — в первую очередь Путин, но также и Дмитрий Медведев, который за свои четыре года на посту президента успел сделаться большим партнером Обамы по перезагрузке — неоднократно ссылались на то, что Соединенные Штаты (я воспользуюсь их собственными выражениями) предали и обманули Россию. И они приводили свои примеры. Так, они заявляли, что Рейган и Горбачев договорились о доктрине по взаимной безопасности, согласно которой ни Россия, ни Соединенные Штаты не будут стремиться укреплять свою безопасность за счет безопасности другой страны.

С расширением НАТО об этом поспешили забыть. В 2002 году Президент Буш, второй Буш, в одностороннем порядке вышел из договора по ПРО, который был краеугольным камнем национальной безопасности России. Из недавних примеров у нас есть Ливия. Тогда Обама пообещал президенту Медведеву, что, если в Совете безопасности ООН Россия не наложит вето на решение провести военную операцию против Ливии, не будет предпринято никаких попыток лишить лидера Ливии, Каддафи, его полномочий. На самом же деле американские военные самолеты, натовские военные самолеты выследили Каддафи и способствовали его ликвидации.

Но главные нарушенные обещания, о которых Россия и российский политический класс никогда не забудут, это обещания, данные Горбачеву. Раньше от них отмахивались, называя мифом и недоразумением. Но теперь у нас есть опубликованные документы, в которых содержатся неопровержимые доказательства. Я бы резюмировал это, сказав, что потерей постсоветской России в качестве партнера по национальной безопасности в мире после распада Советского Союза мы обязаны нарушенному обещанию, данному Горбачеву, которое теперь является документом. Это не миф. Однако Джеймс Бейкер потом рассказывал всем, что такого обещания никогда дано не было. Если говорить прямо, бывший госсекретарь Бейкер лгал. Обещания были даны не только самим Бейкером, но и всеми его западными коллегами. Люди могут просто найти эту публикацию, о которой не сообщила The New Tork Times, в архиве национальной безопасности и сами прочитать соответствующие документы.

Поэтому, когда люди задаются вопросом, почему не только Путин, но и весь российский политический класс больше не проявляет дружественных чувств к американцам, они могут начать с 90-х годов, с того самого нарушенного обещания. И мы должны спрашивать, Джон, потому что ничто не происходит случайно. И The New York Times — это гигантская организация, где в курсе всего происходящего и где каждый день принимаются решения, что именно публиковать. И каждый день издание публикует множество весьма сомнительных материалов о России, о событиях в России и о скандале с российским вмешательством, множество неподтвержденных сведений. И вместе с тем она не публикует вот эти документы исторической важности, которые непосредственно связаны с нашей новой холодной войной сегодня, и причина — в том, что это не соответствует общепринятому нарративу.

Джон Бэчелор: Этому можно найти ряд объяснений. Во-первых, это не соответствует общепринятому нарративу, это я принимаю. Но также возможно, что этим изданиям недостает соответствующей подготовки. Они чрезмерно ориентированы на освещение событий внутри страны. За последние два десятилетия внешняя политика сошла на нет и сегодня по сути сводится к войне с терроризмом. Мы мало слышим о межгосударственных отношениях в Европе или о холодной войне. Вы знаете о преемственности в этой организации, Стив. Я не знаю, является ли эта институциональная память обычным делом для руководства The New York Times.

Стивен Коэн: Подобное объяснение могло бы быть уместным в случае Owensboro Kentucky messenger-inquirer — местной газеты того города, где я вырос. Но оно не подходит для The New York Times и The Washington Post. Во-первых, эти газеты позиционируют себя как наиболее информированные американские издания. Во-вторых, у каждой из них есть по крайней мере два, если не три, корреспондента в Москве. Эти корреспонденты прекрасно знают, что обсуждается в Москве, а если они этого не знают, значит, оба демонстрируют недобросовестность, потому что российские СМИ все время об этом говорят.

Джон Бэчелор: Что я хочу, чтобы они сделали, давайте в общих чертах обрисуем то, что должно быть сделано и когда — им бы следовало обратиться к первоисточникам, которые до сих пор с нами: Биллу Клинтону, Джорджу Бушу-старшему, Джеймсу Бейкеру, всем советникам администрации Буша и администрации Клинтона в 90-е годы и задать им вопрос, положить перед ними документ и спросить: что вы об этом знаете?

Стивен Коэн: Ну, можно начать с того же Строуба Тэлботта. Вы знаете, где он сейчас?

Джон Бэчелор: По-моему, он руководит Брукингским институтов.

Стивен Коэн: Он — президент Брукингса и скоро уходит на пенсию, но он руководит институтом уже на протяжении многих лет. Он был российской рукой Клинтона во время двух его администраций. Он был его главным советником по России, высокообразованным человеком, и впоследствии написал мемуары под названием «Рука России». В первые месяцы после публикации документов он хранит молчание. Между тем именно он был главным инициатором расширения НАТО при администрации Клинтона.

Теперь позвольте мне сказать, что обязательно найдутся люди, которые попытаются заболтать эту тему, и среди них, безусловно, будут авторы редакционных статей и обозреватели The New York Times. Они начнут высказываться. Поэтому позвольте мне их опередить и, если можно, прокомментировать.

Во-первых, они начнут говорить, что Горбачеву следовало облечь все это в письменную форму. Они скажут: ладно, ему так пообещали на словах, но, будь он настоящим политическим лидером, он бы потребовал договор, в котором бы ясно говорилось: я не имею ничего против вхождения Германии в НАТО, между тем Запад обещает, что НАТО никогда ни на дюйм не продвинется к востоку от Германии. Принимать такой аргумент значит признавать, что слово наших лидеров, данное в самой официальной обстановке, которая только возможна в конце холодной войны, ничего не стоит. Не верьте тому, что говорят вам наши лидеры. Это был бы конец американской дипломатии.

Во-вторых, все знали, что мы пользуемся политической слабостью Горбачева внутри страны. Вы уже упоминали об этом, и это документально подтверждается в новой биографии Уильяма Таубмана. Но я думаю, можно с уверенностью сказать, что начатый Клинтоном американский подход к постсоветской России, который я называю «победитель получает все», так или иначе подразумевал расширение НАТО. Даже если бы договор существовал, они бы его нарушили. И у нас есть тому пример. Договор по ПРО, вполне официальный договор, который предотвращал развертывание любых систем противоракетной обороны и являлся основой международной безопасности, был в одностороннем порядке нарушен вторым президентом Бушем в 2002 году. Ему больше не нужен был этот договор, он хотел разрабатывать и развертывать противоракетную оборону, поэтому он просто взял и вышел из договора. И то же самое было бы сделано в случае с НАТО.

Второй аргумент, который мы так часто слышим, заключается в том, что каждая нация, если захочет, имеет право вступить в НАТО. И я скажу вам: нет, не имеет. НАТО — это не американская ассоциация пенсионеров, где можно состоять десять лет, скидываться по 13 долларов на вечеринки и пользоваться всеми привилегиями и льготами, которые предлагаются. И это не какое-нибудь студенческое братство, куда могут войти все желающие. Это организация по безопасности. Неправда, что каждая страна имеет право к ней присоединиться. В Вашингтоне было принято сознательное решение привлечь именно те страны, которые представляли особый риск для международной безопасности, страны, которые затаили на Россию давние обиды. И поскольку в НАТО есть положение, что нападение на одну страну равносильно нападению на всех членов, мы играли с огнем.

Тогда они скажут: по крайней мере, это способствовало укреплению международной безопасности, и, даже если мы нарушили данное Горбачеву обещание, посмотрите, насколько безопаснее наша жизнь сегодня. И ответить на это можно лишь удивленным «да вы что?»

Сейчас мы являемся свидетелями новой и более опасной холодной войне, вызванной расширением НАТО. У нас было два военных конфликта: опосредованные войны между постсоветской Россией и США в Грузии и на Украине, и еще одна намечается в странах Балтии. Россию заставили вести себя так, что теперь она представляет собой угрозу, но этих угроз не было до тех пор, пока мы не спровоцировали Россию и не создали их сами. Британский ученый Ричард Шокли (Richard Shockley) как-то сказал, что Россия не представляет угроз, которых бы мы не создали сами.

И по-моему, это справедливое замечание. Я бы сказал, что в результате расширения НАТО весь мир сегодня менее безопасен, а ведь существовала альтернатива. Именно та, которую предлагал генерал де Голль, находясь у власти, и которую предлагал Горбачев, когда он был у власти — так называемый общий европейский дом от Португалии до Владивостока, общеевропейская система безопасности, которая включала бы в себя Россию, а не исключала, как это произошло с расширением НАТО.

Тогда они скажут: по крайней мере НАТО объединяет народы, которые разделяют наши либеральные демократические ценности. И здесь снова в пору протянуть риторическое «да вы что?» В рамках Европейского союза Польша политически движется сегодня в противоположном направлении. Венгрия — тоже, и Турция, напомню, еще один член НАТО. Это те страны, которые сегодня надежно отражают наши либеральные демократические ценности?

И есть еще аргумент, который Джо Байден — позвольте напомнить, что он баллотируется на пост президента…

Джон Бэчелор: Стив, оставайтесь на связи. Я также хочу, чтобы вы посоветовали, куда люди могут обращаться, чтобы получать новости об этих событиях. Чтобы дать голос молодым людям, которые нас слушают…

С вами Джон Бэчелор. Я беседую с профессором Стивеном Ф. Коэном (Нью-Йоркский университет, Принстонский университет). Мы обращаемся к научным деталям, которые, возможно, имеют принципиальное значение для конфликта, который теперь называется новой холодной войной.

Пытались ли Соединенные Штаты и их союзники ввести в заблуждение Горбачева и его коллег на закате советского государства? Это было сделано намеренно или получилось случайно, без всякого умысла? Создало ли это условия, в итоге приведшие к ухудшению положения россиян в 1990-е годы и к продолжающемуся по сей день отчуждению и конфликтам внутри и вокруг российского мира, а также к сложившемуся мнению о том, что США не следует доверять?

Стив затрагивает эти вопросы, пытаясь разобраться в загадочной позиции американских СМИ в отношении России в период новой холодной войны. И с тем, как СМИ реагируют на нарративы, которые не согласуются с идеей «Путин — злодей». Стив, что следует делать молодым людям, которые нас слушают? Где можно прочитать об этом документе из национального архива и где читать тех, кто работает с историческими фактами конца 20-го века?

Стивен Коэн: Как гражданин преклонного возраста я спрошу: почему только молодые люди? В общем, мы возвращаемся к клише о том, что нам приходится прибегать к тому, что называется альтернативные СМИ. И их очень много, много разных вебсайтов.

Ежедневно они производят более надежные, более ориентированные на критический анализ, более объективные материалы. Позвольте мне сказать, что значение The New York Times нельзя недооценивать. Если бы это издание предоставляло читателям адекватные комментарии по России, что она никогда не делает, например, публиковало мнения о том, что американская политика в отношении России неверна, что расширение НАТО было фатальной ошибкой, если бы у них сегодня были такие статьи, это порождало бы дискуссию в более крупных средствах массовой информации, порождало бы полемику в Вашингтоне, это поднимало бы те вопросы, которые сейчас задаете вы. Но The Times этого не делает. Она придерживается лишь собственного традиционного нарратива.

Таким образом, у нас есть эти альтернативные медиа. Проблема в том, что большинство людей работают, работают долго и много. Может, поздно вечером у них найдется час или два, чтобы подумать, почитать или послушать шоу Джона Бэчелора, посмотреть телевизор и так далее.

Мой единственный совет на данный момент звучит так: попытайтесь найти источники, которые предоставят вам альтернативные толкования событий и, да, альтернативные факты, потому что каждый историк-ревизионист скажет вам, что существуют альтернативные факты.

Есть два сайта, на которых публикуются статьи, идущие вразрез с традиционным нарративом The New York Times. Один из них называется Johnson's Russia list. Вы можете просто набрать в поисковике «Johnson's Russia list», и появится их сайт, и вы будете получать от Дэвида Джонсона ежедневную рассылку со статьями из разных источников на английском языке.

Другой сайт, и здесь я позволю себе немного саморекламы, относится к организации, к которой принадлежу я — Американскому комитету по соглашению между Востоком и Западом. Каждый день наш гораздо более скромный сайт рассылает серию статей, которые также не соответствуют позиции официальной прессы. Этот сайт так и называется eastwestaccord.com, он бесплатный, просто нажмите на него, попросите получать ежедневную рассылку, и каждый день у вас будет 4-5, так скажем, альтернативных статей.

Джон Бэчелор: Я настоятельно рекомендую eastwestaccord.com. Я регулярно слежу за его обновлениями.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455363 Стивен Коэн


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458573 Ален Родье

Настоящие причины российского присутствия в Сирии

Сирийский конфликт становится для России театром боевых действий, который способствует продвижению и развитию ее вооруженных сил.

Ален Родье (Alain Rodier), Atlantico, Франция

«Атлантико»: В какой степени сирийский театр боевых действий становится тренировочным лагерем, полигоном и рекламой для российской армии, с точки зрения как техники, так и бойцов?

Ален Родье: Хотя геостратегические задачи Москвы в Сирии выглядят совершенно иначе (см. ответ на третий вопрос), сирийский театр боевых действий определенно становится гигантским тренировочным лагерем, а также полигоном для испытания техники и отработки тактики.

Пусть это и прозвучит ужасно, но для технической эффективности армии нет ничего хуже мира. Разумеется, другая крайность, то есть тотальная война, тоже серьезно подрывает ее силы, поскольку задействует все средства и ресурсы. При этом, Вторая мировая война стала толчком для невероятного технического прогресса с последствиями во многих отраслях, от авиации до мирного атома…

Даже если это и выглядит цинично, для военных нет ничего лучше небольшого внешнего театра боевых действий, который позволяет проводить тренировки в реальных условиях.

Ротация российского личного состава в Сирии проводится раз в три месяца. То есть, это явно не направлено на достижение оптимальной операционной эффективности, так как офицеры начинают по-настоящему разбираться в ситуации лишь по окончанию этого периода. Тем не менее это позволяет максимальному числу людей получить хороший боевой опыт, а руководству — оценить их навыки. Блестящий во время учений офицер может плохо проявить себя в боевой обстановке, которая пробуждает истинные личные качества. Как бы то ни было, за это приходится платить. К началу 2018 года Россия признала потерю 43 военных, в том числе двух генералов (к ним также следует добавить сотню наемников). Находящиеся в стороне частные военные компании делают в Сирии то, чем не занимается регулярная армия: охрана объектов (в том числе нефтяных), сопровождение, подготовка солдат и т.д.

Что касается вооружения, когда российский флот уничтожает крылатыми ракетами из Средиземного или Каспийского моря внедорожники посреди сирийской пустыни, речь идет не о тактической эффективности (это слишком дорого с учетом цели), а об испытании современного оружия. Пуски проводились даже с подлодок, причем во время погружения! То же самое касается и стратегических бомбардировщиков: они летят из России и выпускают в небе над Ираном ракеты, которые пролетают через север Ирака и бьют, может быть, по пустым зданиям… Помимо испытаний, все это позволяет показать другим странам, прежде всего членам НАТО, что у России имеются впечатляющие военные возможности. Кстати говоря, западные союзники были удивлены высоким техническим уровнем средств электронной борьбы, которые были задействованы на базе Хмеймим. Причем, такая борьба может быть направлена не против джихадистов, а против авиации союзников.

Стоит отметить огромный прогресс в плане поддержки с воздуха, в частности с применением вертолетов и беспилотников. Единственной серьезной неудачей стало катастрофическое турне авианосца «Адмирал Кузнецов» в 2016-2017 годах. После потери двух самолетов было решено перевести авиацию на сушу, чтобы уменьшить риск аварий.

— Постсоветскую Россию критиковали за низкий уровень классических военных возможностей. Удалось ли ей наверстать упущенное?

— Нельзя сказать, что модернизация российской армии доведена до конца. В значительной мере это связано с недостатком финансирования: в 2018 году Москва выделила на оборону 70 миллиардов долларов, а Вашингтон — в десять раз больше. Как бы то ни было, сирийский театр позволяет постепенно улучшить военные возможности путем изменения тактики и совершенствования техники, которая получает статус «проверено в боевых условиях».

Все это становится значимым фактором для расширения экспорта российского оружия в страны, которым нужно хорошее соотношение цены и качества. По данным вышедшего в 2017 году исследования центра «Ай-эйч-эс» (охватывает 40 000 оружейных программ в 65 странах), к середине 2017 года Россия поставила оружия на 7,2 миллиарда долларов, отставая лишь от США с их 26,9 миллиарда. Стоит отметить, что Франция заняла третье место с результатом в 5,2 миллиарда долларов. В Москве рассчитывали выйти к концу 2017 года к сумме в 15 миллиардов долларов.

— Стоит ли рассматривать этот аспект российской операции как главную причину? Какую другую приоритетную цель могло повлечь за собой такое решение?

— Ни одна власть не начинает военную операцию, чтобы создать тренировочный лагерь. Всегда должна быть политическая причина. Хотя часто говорят, что Испания послужила нацистам подготовительным полигоном перед Второй мировой войной (не сказать, чтобы это было так уж ошибочно в техническом плане, потому что именно там отрабатывались пикирующие бомбардировки «Штуки», которые нанесли огромный ущерб франко-британским войскам в 1940 году), политической целью Гитлера было обеспечить победу генерала Франко, чтобы затем привлечь его к державам Оси. Хотя Берлину удалось достичь первой цели, со второй он потерпел неудачу: Испания отказалась последовать за Германией, Японией и Италией в их кровавом безумии (не считая отправки добровольческой дивизии на восточный фронт и то только до конца 1943 года).

Цель России в Сирии — сформировать там на ближайшие 50 лет опорный пункт в Восточном Средиземноморье. Тем самым она реализует старую мечту о доступе к «теплым морям». Именно поэтому порт Тартуса должен быть модернизирован (там необходимо создать условия для захода судов с большим водоизмещением, которые пока что вынуждены бросить якорь в стороне), а авиабаза Хмеймим — укреплена (атаки с применением дронов и ракет в начале января показали наличие дыр в обороне Тартуса и Хмеймима). В будущем Россия надеется дополнить имеющиеся базы объектами в Египте и Ливии (в первую очередь ее интересует глубоководный порт в Тобруке).

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458573 Ален Родье


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458559

Россия — это слабое клептократическое государство

Интервью с Андерсом Ослундом (Anders Åslund), шведским экономистом и экспертом американского аналитического центра «Атлантический совет», работавшим в 1990-е годы экономическим советником в России, Киргизии и на Украине.

Агнешка Марцела Каминьска (Agnieszka Marcela Kamińska), Polskie Radio, Польша

Polskie Radio: Как вы оцениваете ситуацию с безопасностью в нашем регионе? На Украине продолжаются военные действия, Россия увеличивает активность в Восточно-Центральной Европе (в частности, в Балтийском море), продолжает пристально интересоваться Грузией, ведет кампанию в Сирии, обращается к приемам из арсенала гибридной войны, используя, в частности, киберпространство. Как будут развиваться события? Есть ли у нас повод для беспокойства? Ведь Россия наверняка ставит перед собой какие-то цели.

Андер Ослунд: Начнем с целей Кремля. Главная цель — это укрепление власти президента Путина, значит, россиянам нужны две вещи. Первая — это общенациональная экзальтация, которая позволяет играть на националистических настроениях. Мы видим, что популярность Владимира Путина достигала максимума во время войны с Грузией в 2008 году и после аннексии Крыма весной 2014 года. Как тогда сообщалось, в тот момент его поддерживали 88% россиян.

Второй важный момент: не потратить слишком много. Бюджет России — это всего одна десятая бюджета Соединенных Штатов, поэтому мы наблюдаем сейчас реализацию доктрины Герасимова: Москва дестабилизирует другие государства, тратя на это относительно небольшие средства. Операции в киберпространстве выступают в этом контексте идеальным орудием. Мы видим также, как россияне используют в своих целях социальные сети. Один из инструментов Кремля — это также убийства, в последнее время их было немало, особенно на Украине. Запад крайне наивен. В прошлом в Великобритании мы наблюдали целую серию убийств, а тщательное расследование провели только по делу гибели Александра Литвиненко, да и то отнюдь не сразу.

Что мы можем в такой ситуации делать? Во-первых, мы уже поняли одно: Североатлантический альянс доказал свою эффективность. Как говорил мой друг покойный Борис Немцов, Владимир Путин верит в то, что Пятая статья Вашингтонского договора и ее принцип «один за всех, все за одного» работают. Другой важный аспект — это прозрачность. Раз Россия нанимает группы интернет-троллей для влияния на социальные сети, нужно ввести ограничения в «Фейсбук», «Твиттер» и «Гугл», чтобы анонимные аккаунты нельзя было использовать в агрессивных целях, например, вести с их помощью политические кампании в других странах. Если кто-то продвигает то или иное движение, мы должны знать фамилию этого человека, его действия должны быть прозрачными в финансовом и политическом плане.

Финансовая прозрачность очень важна. Путин и люди из его окружения хранят деньги за границей, речь идет о сотнях миллиардов долларов. По разным оценкам, анонимные российские холдинги вывели из России от 800 миллиардов до 1 триллиона долларов. Большая часть этих денег находится в двух странах: США и Великобритании. Эти государства должны выявить людей, стоящих за этим капиталом. Итак, основных пунктов три: опора на НАТО и одновременно защита Украины, прозрачность социальных сетей, а также финансовая прозрачность бизнеса.

— Цель российской гибридной войны — дестабилизация западных стран. Одновременно мы наблюдаем военные операции: учения «Запад», акции в регионе Балтийского моря. Многие говорят, что Москва использует Сирию в качестве своего рода испытательного полигона. Как нам на это реагировать? Например, на заседании совета Россия — НАТО говорилось о том, что россияне занизили реальное число участников маневров «Запад-2017». Кроме того, Кремль продолжает угрожать ядерным оружием.

— Во-первых, нужно, чтобы Североатлантический альянс оставался сплоченным, чтобы США и ЕС вели тесное сотрудничество. Если американцы ослабят ядерную защиту Европы, россияне добьются своей цели. Во-вторых, Европе следует укреплять военный потенциал. Отчасти речь идет о финансировании, отчасти, о более эффективном использовании имеющихся ресурсов. Уже давно ведутся разговоры о том, что Европа сконцентрировалась на политике в сфере промышленности, занятости, проблем регионов, но забыла о вопросах безопасности и обороны. Я считаю, что например, покупка вооружений могла бы совершаться в рамках единого рынка. Конечно, необходима прозрачность военных учений. В ходе маневров «Запад-2017» Москва нарушила международные соглашения.

Одновременно следует помнить о главном факте: Россия слаба. Российская экономика — это примерно 1,3 миллиарда долларов, а экономика ЕС или США — почти 20 миллиардов (речь идет о номинальном валовом продукте — прим. Polskie Radio). Сильной экономики у россиян нет. Нет у них и экономического роста, этот показатель колеблется на отметке в 1,5%. Кроме того, для России свойственна сильная криминализация экономических элит. Россия — клептократическое государство, в котором Владимир Путин и его окружение присваивают, как сообщают разные источники, до 10 миллиардов долларов в год, и вполне вероятно, что и больше. Такая страна долго не выстоит. Можно сказать, что она выглядит еще боле шаткой, чем Советский Союз.

Так что нам следует сосредоточить внимание не только на военной безопасности, но и на финансовой прозрачности, чтобы не позволить России использовать против Запада незаконные методы. Например, как сообщается, российские силы в Сирии состояли в том числе из наемников частной военной компании «Вагнер», которой руководит Евгений Пригожин. Такие люди не должны иметь возможности совершать международные финансовые операции, их деятельность следует пресекать при помощи санкций и мер по повышению финансовой прозрачности.

— Процесс эскалации шел по нарастающей: Грузия, украинский Крым, Донбасс. Можно ли предсказать, какими будут следующие шаги России?

— Предсказать действия Москвы, на мой взгляд, невозможно. Она мастерски умеет заставать врасплох. Никто не ожидал, что Россия решит принять участие в сирийском конфликте. Нападение на Крым и его аннексия тоже стали для всех неожиданностью.

При этом стоит помнить, что россияне не так сильны, и Путин вряд ли решит нападать на одного из членов НАТО. Особенно не стоит беспокоиться о странах Балтии, они очень хорошо умеют привлекать внимание к ситуации в своем регионе.

Нам следует обратить внимание на государства, где существуют внутренние конфликты, которые в перспективе может использовать в своих целях Москва. Это, например, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия и в целом регион западных Балкан. Одновременно нужно внимательно наблюдать за обстановкой на постсоветском пространстве. Беспокойство проявляет в первую очередь Казахстан, в котором живет большое российское меньшинство. Этим регионам может угрожать российская агрессия.

— Сейчас против России введены санкции, есть так называемый список Магнитского (идею появления этого документа поддерживал, в частности, Борис Немцов). Какие еще механизмы можно применить в отношении Москвы, чтобы сдержать ее от дальнейших действий?

— Я думаю, с законом от 2 августа 2017 года о санкциях в отношении России, у США есть уже все необходимые инструменты. Сейчас задача состоит в том, чтобы выявить компании и людей, которые связаны с Кремлем и Путиным. Большим состоянием владеют дети Путина, его приближенные. Есть очень много людей, связанных с российским президентом и его кругом, которые занимаются хранением этих денег. Это, например, виолончелист Сергей Ролдугин, имя которого фигурирует в «Панамском архиве» (по содержащимся там данным, он владеет 2 миллиардами долларов). Еще есть люди и компании, замешанные в преступной деятельности, например, упоминавшаяся выше «Группа Вагнера» или Константин Малофеев, который связан с военной операцией в Донбассе. Есть люди, которые занимаются вместе с Путиным бизнесом.

Конечно, существуют предприниматели, которые разбогатели раньше и не занимаются противозаконными делами, их следует отделить от преступников. Нужно научиться разбираться, кто есть кто.

— Можем ли мы изменить в лучшую сторону ситуацию на Украине? Там продолжается война, кроме того, как мы уже говорили, Россия активно проводит там гибридные операции. Есть ли какой-то способ помочь украинцам?

— Североатлантическое сообщество совершило огромную ошибку: оно слишком мало сделало для Украины. Это была не гражданская война, а нападение России. Все организовали российские спецслужбы. Западу следовало с самого начала выразить решительный протест и заявить, что мы имеем дело с российской агрессией, тогда Москва не напала бы на восток Украины. Мы видим там российскую тяжелую технику и российских солдат. Россия, в частности, использует вооружения, оставшиеся у нее с советских времен.

Западу следовало гораздо раньше оказать украинцам военную поддержку. Я говорю о вооружении и обучении. Все это отчасти напоминает гражданскую войну в Испании 1936-1939 годов, в которой одну сторону поддерживал Иосиф Сталин, а другую — Адольф Гитлер и Бенито Муссолини, а демократические государства оставались безучастными и объявили блокаду на поставки военной техники. В ситуации с Украиной Запад проявил себя не лучшим образом. Несмотря на то, что помощь западных стран была незначительной, Киев смог модернизировать свои вооруженные силы. Теперь им удается сдерживать Россию. Военные действия идут сейчас на линии разграничения.

Киев занимается также масштабными реформами, призванными стабилизировать экономику. Следующим этапом должен стать экономический рост, для этого Украине потребуются инвестиции. Здесь нужна помощь Запада — финансирование, кредиты, ведь украинский частный сектор обеспокоен продолжающейся на востоке страны войной. Кроме того, украинским властям придется внести коррективы в судебную реформу: пока она проведена лишь частично, сделанных шагов недостаточно.

— Печальный пример представляет собой Белоруссия. Александр Лукашенко уже больше 20 лет не проводил реальных выборов и не интересовался мнением граждан. Он бросает свою страну в объятия Кремля, лишая ее самостоятельности. При этом многие белорусы выступают за избрание прозападного курса, они хотят свободы и демократии, чувствуют себя частью Запада. Политики обращаются к разным методам, например, сейчас ЕС придерживается стратегии, которая не исключает переговоров с Лукашенко. Что в этой ситуации следует делать Западу?

— Простого решения для Белоруссии, на мой взгляд, нет. Александр Лукашенко — искусный популист и автократический лидер. Он знает, как завоевать популярность у значительного числа жителей Белоруссии. Он обладает диктаторской властью, поэтому большинство ему не нужно. Единственное, что может делать Запад, это поддерживать гражданское общество, приглашать молодых людей учиться за границей и тому подобное. Мне кажется, ничего больше сделать мы не можем.

— В Польше существует традиция поддержки борьбы за свободу, достойную жизнь, свободный выбор.

— Мы уже многое пытались сделать. Демократическая оппозиция в Белоруссии находится в сложном положении, в существующих условиях успехов нам добиться не удалось.

— Активисты сталкиваются с преследованиями, слежкой, им угрожают штрафы и аресты. Многие белорусы боятся, что очередная операция России будет направлена против их страны.

— Боюсь, здесь мы ничего не можем сделать.

— Звучит очень пессимистично. Наверняка что-то можно предпринять.

— Я стараюсь смотреть на вещи реалистично. С 1994 года после прихода к власти Лукашенко Запад предпринимал разные шаги, но за все это время нам не удалось добиться никаких результатов.

— Я бы еще хотела задать вам вопрос о Борисе Немцове, которого вы называете своим другом. Кто стоит за его убийством?

— Совершенно очевидно, что решение об убийстве принималось на высшем уровне, в Кремле. Мы не знаем, кто его принял, это был элемент борьбы за власть. В свою очередь, исполнителями выступали люди Рамзана Кадырова.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458559


Казахстан > Армия, полиция. СМИ, ИТ > kt.kz, 11 января 2018 > № 2452996

Отключающие видеорегистраторы полицейские привлекаются к дисциплинарной ответственности, передает Kazakhstan Today.

Как сообщил начальник управления административной полиции Департамента внутренних дел Алматы Жандос Мураталиев, с октября по специализированному батальону было привлечено к тем или иным дисциплинарным взысканиям более 30 человек. "По полку дорожно-патрульной полиции такая же ситуация. Многие сотрудники, которые отключали видеорегистраторы, были переведены в другие службы", - сказал он.

Он отметил, что существует система, по которой можно посмотреть когда и на какое время отключался видеорегистратор.

Жандос Мураталиев сообщил, что для того, чтобы доказать коррупционную подоплеку необходимо соответствующее заявление.

Казахстан > Армия, полиция. СМИ, ИТ > kt.kz, 11 января 2018 > № 2452996


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452030 Дмитрий Орешкин

Большая война. Если Путин пойдет в атаку

В отношениях России и Украины вряд ли произойдут какие-то кардинальные перемены в 2018 году.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Российские войска не продвинутся назад, а украинские войска не начнут присоединение или возвращение Донбасса. Существенное движение скорее принесет больше негатива, чем позитива. Если Путин пойдет в атаку, он получит еще один цикл санкций, ослабление внутриполитических позиций. Второй раз в одну и ту же реку войти нельзя — вторичное присоединение Донбасса российское население не обрадует. Если Порошенко пойдет в атаку, то он не получит поддержку Запада — будут только жертвы и трудности с финансированием.

Ни Путину, ни Порошенко идти на серьезные операции неинтересно. Будет обмен взаимными обвинениями, будут обстрелы через линию разделения, будут террористические акты и диверсии — все что угодно. Но большой войны не будет, потому что она не нужна ни тому, ни другому в их ситуации.

Интерес Путина заключается в том, чтобы Запад и весь мир восприняли изменившую политическую ситуацию с присоединением Крыма и подвешенным статусом Донбасса как норму. И вернулись на этом фоне к тому, что раньше называлось business as usual.

Путину просто уже делать нечего. Он сидит и ждет, пока Запад примирится с этой ситуацией. А выходя из того, что Западу нужна российская нефть и еще что-либо, им удобно вести политику business as usual. Украина тоже пересидит-перетерпит — ничего с ней не произойдет. И Донбасс, наверное, и дальше будет в таком подвешенном состоянии как Республика Северного Кипра или Нагорный Карабах. Естественно, что никогда руководство пострадавшей страны не признает этого факта, и агрессивная страна, присоединившая себе кусок, не уступит. Вопрос в том, когда и как Путин будет это дело переваривать — пока ему нелегко, ведь ресурсов не хватает.

Что касается миссии Волкера — Суркова. Кто такой теперь Сурков? После того, как он вместе с Волкером выстраивал систему отношений, опираясь на подписавших Минские соглашения Плотницкого и Захарченко, вдруг оказывается, что Сурков вообще не контролирует ситуацию. Вдруг оказывается, что Плотницкий, всенародно избранный, олицетворяющий демократию и все такое, ушел, когда какие-то силовики дали ему пинка. И кто теперь руководит ЛНР? С кем теперь договариваться? И вообще, какой вид теперь у Суркова, которого даже никто не проинформировал о том, что происходит?

По аппаратным позициям Суркова нанесен серьезный фундаментальный удар. Представьте себя на месте Волкера: какой смысл обсуждать реальные шаги с Сурковым, если ситуацию контролирует не он, а какие-то неизвестные люди то ли с Лубянки, то ли из Ясенева. Во всяком случае — не из администрации президента.

Да, Сурков и Волкер будут встречаться. Волкер будет задавать Суркову неприятные вопросы, а тот найдет, что ответить. И ситуация будет вяло продолжаться. Понятно, что через нехватку ресурсов Москва не хочет забирать себе ЛНР и ДНР, но подписывать соглашение о возврате их Украине она тоже не станет.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452030 Дмитрий Орешкин


Казахстан > Армия, полиция. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 11 января 2018 > № 2451022

Начальник управления административной полиции департамента внутренних дел Алматы Жандос Мураталиев рассказал, как планшеты сократили время оформления нарушений, передает корреспондент Sputnik Казахстан.

По его словам, еще не у всех сотрудников правоохранительных органов есть в наличии планшеты − закончить закупки планируется в первом квартале этого года.

"За прошлый год мы успели купить только 50 планшетов. В бюджете предусмотрено, что будет закупаться полностью 100% для сотрудников дорожно-патрульной полиции", — сказал Жандос Мураталиев.

Он добавил, что использование стражами порядка планшетов дает хороший результат: если раньше оформление нарушения занимало 30-45 минут, то сейчас — максимум 5 минут.

"В этом планшете имеются все данные водителя, имеются все ограничения на транспортные средства, (информация о том) водитель в розыске или нет. Все данные интегрированы, сразу попадают в республиканскую базу", — добавил полицейский.

В Алматы сейчас насчитывается 10 устройств Крис-П. В связи с зимним периодом полицейские выставляют их в зависимости от погодных условий, когда солнечно, нет дождя и снега. Если в 2016 году выявлено 497 тысяч правонарушений, то в 2017 году, благодаря Крис-П, 523 тысячи нарушений (на 26 тысяч фактов больше).

Казахстан > Армия, полиция. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 11 января 2018 > № 2451022


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450557

Если ты не согласен с тем, что они грабят, воруют и уничтожают будущее Украины, значит ты — агент ФСБ

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

Народный депутат Украины Вадим Новинский в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал о том, что необходимо было сделать, чтобы удержать Крым, а также о своем отношении к Революции достоинства и УПЦ Киевского патриархата.

«112»: В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость — народный депутат Украины Вадим Новинский. Добрый вечер, Вадим Владиславович. Вы родились в Новгородской области России, окончили Академию гражданской авиации, долго работали в Петрозаводске, в Карелии, и только в 1996 году появились на Украине. В душе вы россиянин или украинец?

Вадим Новинский: Я на Украине появился в 1991 году. Приехал в Киев по бизнесу и с тех пор (уже 27 лет скоро будет) я на Украине. В душе я — русский украинец. Украинец русского происхождения.

— Киев при первом свидании понравился вам больше красивого, величавого, но мрачного Питера, а тем более мрачного Петрозаводска?

— Летом Питер не такой мрачный — там белые ночи. А Киев всегда был для меня очень милым, очень добрым, очень гостеприимным городом. Без налета столичности. Некий был налет провинциальности, по сравнению с другими крупными городами, но очень добрый город, который очень тепло принимал. Осенью 91-го как раз были студенты на Майдане, и шло очень много споров среди тех, кто был на Майдане, о будущем Украины. Все, как правило, говорили о том, что нужно отделяться, выходить из состава Советского Союза. Мне было интересно это.

— Вы были авиадиспетчером Петрозаводского авиаотряда, затем занимались наукой и даже имели патенты на боеприпасы, бронежилеты и даже антитеррористические средства. Как вы попали в бизнес из науки?

— После окончания Академии гражданской авиации я 4 года работал авиадиспетчером, а затем вернулся в эту же академию и два года работал на кафедре. Но когда открылись возможности заниматься бизнесом, открылись новые перспективы, я решил рискнуть.

— Горбачеву вы благодарны за открывшиеся новые перспективы?

— Вопрос сложный. Если смотреть все в целом, то, конечно, это была большая трагедия — то, что произошло в конце 80-х — начале 90-х. Но за то, что он дал свободу людям, я ему, конечно, благодарен. И в первую очередь при нем была дана свобода церкви. В 1988-м году — 1000-летие крещения Руси, и тогда впервые стали открывать монастыри. Решение принималось на уровне Политбюро ЦК КПСС. Киево-Печерскую лавру передали тогда. 30 лет в следующем году будем отмечать с момента возобновления служения в Киево-Печерской лавре.

— Вы до сих пор гражданин России?

— Нет, я гражданин Украины после того, как указом президента Украины мне было предоставлено украинское гражданство. Я выполнил абсолютно все процедуры, предусмотренные украинским законодательством по выходу из российского гражданства.

— Украинское гражданство вы получили в 2012 году. Указ об этом подписал президент Янукович по личной просьбе Петра Алексеевича Порошенко.

— Но не по личной просьбе. Петр Порошенко тогда был министром экономики в правительстве Азарова, и необходимо было, чтобы министерства, которые курируют те или иные отрасли промышленности, дали свои рекомендации. Тогда министерства промышленности не было, а было только агентство в составе Министерства экономики. В свою очередь агентство ходатайствовало перед министром, и министр дал такое письмо-обращение к президенту Украины с довольно высокой оценкой моих заслуг перед Украиной и попросил предоставить мне гражданство.

— Антон Геращенко сказал, что на Украине есть три агента российского влияния: вы, Медведчук и Григоришин. Это так?

— Я — агент влияния Украины в первую очередь, потому что все стараюсь делать так, чтобы на Украине был мир, чтобы на Украине было успешное экономическое развитие, люди жили счастливо и достойно. В тот ряд я бы поставил много других людей — представителей нынешней власти. Вот они — в первую очередь, начиная от президента до того самого Антона Геращенко, потому что сайтом «Миротворец» никто большего вреда Украине не нанес, чем он.

— Вы агент ФСБ России?

— У нас если кто-то говорит с критикой нынешней власти, критикует политику как внешнюю, так и внутреннюю, значит, агент ФСБ или агент Кремля. У нас все просто — все разделено по такому принципу. Если ты не согласен, что они грабят, воруют и уничтожают будущее Украины, значит, агент ФСБ. Я — агент Украины, агент украинцев.

— Вы признаете, что Партия регионов в лице Андрея Клюева финансировала таких, как Ирина Фарион (украинский политический и общественный деятель, член Всеукраинского объединения «Свобода». В 2012-2014 годах — депутат Верховной Рады. За многочисленные русофобские высказывания в России объявлена в федеральный розыск — прим. ред.)?

— Не могу этого ни признать, ни опровергнуть, потому что я этого не знаю. Разговоров очень много ходит вокруг различных политических деятелей. Как правило, бывает много допущений в этих вопросах. И правды во всех этих разговорах не так много. А я привык говорить только то, что имело место быть.

— Почему незадолго до саммита в Вильнюсе Янукович вдруг изменил свое решение идти в Европу? Ведь это и привело к Майдану.

— Не только это привело к Майдану. Есть более глубинная причина, почему случился Майдан и почему были трагические последствия на Майдане, и почему произошла смена власти. Насколько я знаю, подписание политической части ассоциации никто не собирался отменять. Хотели только проанализировать и уточнить экономическую часть ассоциации, потому что это был момент, когда открывались все границы для европейских товаров, а взамен мы не получали ничего. После этого закрывалась граница Таможенного союза перед украинскими производителями. Тогда началась торговая война с Россией — летом 2013 года, когда многие товары были запрещены к ввозу в РФ. Это очень больно било по экономике. Поэтому была просьба отложить подписание экономической части ассоциации на более поздний срок, а политическую часть — подписать.

— То, что Янукович пообещал людям, что будет евровыбор, было ошибкой с его стороны?

— Я считаю очень правильной политику, которую вел Леонид Данилович Кучма, — многовекторность. Он понимал место Украины, значение Украины и понимал, что можно иметь очень прагматичный интерес ко всему и использовать максимальную выгоду от нашего местоположения. И то, что взаимоотношения с Россией нельзя терять, он это прекрасно понимал. И понимал выгоды от сотрудничества с Европой. Нам нельзя было терять ни одно, ни второе, а получать выгоду от сотрудничества со всеми.

— Кто был лучшим президентом Украины за 26 лет независимости?

— Я всегда говорю: самый лучший президент Украины — Леонид Данилович Кучма. 10 лет он был президентом. При нем Украина претерпела сначала стагнацию в экономике в 90-х годах, но потом был самый бурный рост среди стран СНГ и Европы в том числе. 14-15% был рост экономики. И стабильность. Хаоса мы наелись уже за последние 4 года, а при нем была стабильность.

— Что вам врезалось в память во время Евромайдана?

— Тогда все было на нервах, на взводе, все события я помню по дням до сих пор. Вообще, я к любым революциям отношусь отрицательно. Я считаю, что революция — это всегда шаг назад, это разруха, это хаос, это, не приведи Господь, кровь. Я всегда выступал за эволюционное развитие любой страны. Нашей в первую очередь. Но, к сожалению, не все это понимают, пошли на эти события, и Майдан отбросил нашу страну на несколько уровней вниз. Мы это видим в экономике и в других сферах жизни. Я не могу сказать о самом ярком событии — все события были очень тяжелыми. Яркими их назвать нельзя. Для меня восприятие Майдана немножко другое — оно отличается от восприятия тех, кто был на Майдане. Для них это было героическое событие, а для меня оно таковым не является, потому что ни одна революция не сделала страну, где это происходило, счастливой. Ни один народ, который проводил революции, она не сделала счастливым. Только хаос, кровь, разрушения.

— Вы и Нестор Шуфрич предприняли титанические усилия, чтобы Крым удержался в составе Украины. Драматические события это были?

— Драматические. Я считаю, что люди, которые пришли к власти в тот момент на Украине в результате Майдана, должны были очень ответственно относиться ко всему, что происходит в стране. Но было сделано все, чтобы произошло то, что произошло. Нас попросили быть переговорщиками между властями Севастополя, Крыма. В тот момент Могилев уже подал в отставку, и был избран премьер-министром Крыма Аксенов. Я заболел, и Шуфрич полетел туда раньше, чтобы прозондировать ситуацию. Провел переговоры, и ему был высказан ряд требований по поводу того, чего хотят крымские власти для Крыма. Там не было очень больших желаний. Все хотели спокойствия в регионе, чтобы то, что произошло на Майдане, не пришло в Крым и не началось мщение.

— Они не собирались отделяться?

— На момент 23-25 февраля об этом не шла речь вообще. Когда Нестор вернулся из Крыма, позвонил мне, это уже был час ночи, а утром Генеральной прокуратурой Украины уже были заведены уголовные дела на Аксенова, Константинова и прочих депутатов крымского парламента.

— Зачем генеральный прокурор Махницкий это сделал, если вы уже договорились с крымской властью?

— Я не знаю, зачем это было сделано. Это была провокация.

— Крым удержать могли?

— Могли. Надо было сделать ряд шагов для того, чтобы вообще этой темы не существовало. В тот момент единственным легитимно избранным руководителем страны был один человек — Александр Турчинов. Он был спикером парламента. Надо было вести переговоры и с российской стороной — проявить чудеса дипломатии. Надо было не делать резких шагов в отношении русского языка, а мы помним, как был отменен закон Кивалова — Колесниченко. Были сделаны какие-то заявления в парламенте, которые не имели под собой никакого практического смысла. Все были обуяны какой-то эйфорией и думали, что так все пойдет дальше. То, что не было сделано ничего для того, чтобы Крым остался на Украине, — это совершенно очевидно. Я тогда давал интервью газете «День» и сказал, что нужно сделать: надо подтвердить исполнение Харьковских соглашений уже при смене власти, подтвердить внеблоковый статус Украины, подтвердить статус русского языка как регионального и, возможно, дать дополнительные полномочия Крымскому парламенту и крымской власти. Там шел разговор, что, может быть, вернуться к Конституции 94-го года и невмешательство киевской центральной власти в гуманитарную политику в Крыму. Это могло успокоить ситуацию. Нужно было дать понять, что не будут касаться русского языка, не будут диктовать, каких героев любить, какие праздники праздновать и в какую церковь ходить. Дать свободу в гуманитарной сфере. И Крым — в составе Украины. Но этого ничего сделано не было. В тот момент, может быть, это было и сложно сделать, но надо было делать эти шаги.

— Вы могли тогда представить, что Россия заберет Крым?

— В начале марта, конечно, этого никто не мог представить. Но потом, когда назначили один референдум на 25 мая, потом второй, перенесли его на более короткий строк и провели его, тогда уже все стало понятно.

— Крым специально отдали, на ваш взгляд?

— Это была совокупность обстоятельств, из-за которых произошло то, что произошло.

— Кто несет персональную историческую ответственность за то, что Крым ушел из состава Украины?

— Конкретно об одном человеке или двух нельзя сказать. Виноваты все те, кто пришел к власти в результате Революции достоинства.

— Тем не менее вы не поддержали аннексию Крыма. Почему?

— Да, не поддержал, потому что я депутат украинского парламента. Как я могу поддержать, что какая-то часть Украины выходит из состава Украины? Я был депутатом от Севастополя и выступил с соответствующим заявлением по этому поводу. Я считаю, что надо все делать по закону. Есть закон, и не должно быть беззакония. Любая революция — тоже беззаконие. Революция, произошедшая в 14-м году, — это был антиконституционный переворот. Любая революция — против конституции. Любая революция — антиконституционна, это слом законов. Это нарушение всех законов, принятых в государстве. Это юридический факт.

— Сегодня на вопрос «Крым — чей?» как бы вы ответили?

— Крым — украинский. Откройте Конституцию Украины — там все четко сказано.

— Что будет с Крымом и Донбассом?

— Они будут существовать. В отношении Донбасса все более просто и более очевидно: нужно просто сделать ряд шагов и восстановить территориальную целостность, государственный суверенитет на всей территории Донбасса. Но нужно проявить политическую волю и в первую очередь президенту Украины Порошенко, который обещал закончить войну за две недели. Но уже прошло практически 3,5 года, а война не закончена. Огромное количество жертв, разрушений и беженцев. Я считаю, что Порошенко и вся его команда должны сделать важные поступки и выполнить свои обещания: восстановить мир, и результатом восстановления мира будет возврат всей территории Донбасса в состав Украины. Крым — это более тяжелая ситуация, и я даже не хочу ее обсуждать. Надо решить один вопрос, а потом переходить к другому.

— Янукович, на мой взгляд, виноват в том, что допустил внутренний конфликт: между старой гвардией ПР и людьми его сына Александра, которому он Украину отдал на растерзание (я имею в виду «младореформаторов»: Захарченко, Колобова, Клименко); вторая его ошибка — не надо было отдавать приказа избивать студентов — надо было отправить в отставку Азарова, Захарченко.

— Был подписан меморандум между президентом Януковичем и оппозицией при посредничестве трех министров иностранных дел: Франции, Германии и Польши. В этом меморандуме говорится о том, что президент согласен с тем, что идет возврат к Конституции 2004 года; создается коалиционное правительство с участием оппозиции; досрочные президентские выборы (в декабре 14-го года). Если бы на эти шаги президент пошел в декабре или в начале января, вообще б дальше ничего не было. Надо было предпринимать какие-то действия, для того чтобы договориться, пойти на компромисс.

— Как вы к нему сейчас относитесь?

— Нельзя мазать все только одной черной краской. Были и заслуги. Мы помним, что было в 2010-2012 годах, как начались реформы в разных сферах деятельности. Была приглашена компания McKinsey — мировой лидер в консалтинговых услугах. Была проведена титаническая работа по анализу, как нам улучшить ситуацию в разных сферах жизни и как создать законодательство, которое даст экономический рост, независимую судебную систему, и много других вопросов. Затем было проведено Евро-2012. Украина с успехом провела мощнейший международный турнир. В Донецке появился первый суперстадион. Это заслуга Рината Ахметова и заслуга Бориса Колесникова как вице-премьера, курирующего строительство и проведение Евро-2012, что с 10-го по 12-й год был сделан мощнейший рывок для обеспечения всей инфраструктуры Украины, для проведения Евро-2012.

— Сегодня вы с Януковичем поддерживаете отношения?

— Нет. Я с ним общался последний раз по телефону 21 февраля.

— Путина вы когда-нибудь видели? Вы общались?

— Видел два раза. 10 секунд было общение. Это было во время празднования 1025-летия крещения Руси. Тогда президент Янукович и президент Путин проводили совместный парад ВМС Украины и ЧФ России. Я, как депутат ВР от Севастополя, находился там.

— У вас были очень хорошие отношения с Черномырдиным. Самое яркое впечатление о нем?

— Это был настолько яркий, самобытный человек, выходец из села, прошедший очень яркий путь — от рабочего до премьер-министра. Все рушилось, и очень многое тогда держалось именно на нем. Я об этом слышал от многих российских губернаторов, что в 92-94-м все держалось на нем, все ехали к нему, чтобы получить какую-то помощь. И он всем помогал. Человек огромной души, огромного сердца, глыба. Я уверен в том, что если бы Виктор Степанович был послом сейчас, огромного количества плохих событий между Россией и Украиной не было бы.

— Насколько вы близки к Ринату Ахметову?

— Он мой друг и партнер. Я горжусь тем, что могу назвать себя другом Рината Ахметова, и я горжусь тем, что у меня есть такой партнер. Это настоящий патриот Донбасса, настоящий патриот Украины. Очень благородный, очень честный, очень достойный человек. И очень много того, что говорят в СМИ в отношении Ахметова, — это неправда. Когда в тяжелейшее время у него была возможность помогать Донбассу, он делал все для того, чтобы помогать людям, брошенным на произвол судьбы нашей властью. Его фонд спас огромное количество жизней.

— Говорят, что Ахметов никогда не нарушает слова?

— Да, он человек слова. Он очень любит свой край и делал, делает и будет делать все, чтобы жители Донбасса, всей Украины жили счастливо.

— Почему у вас плохие отношения с Юрием Луценко?

— А кто сказал, что плохие? У меня всегда с ним были нормальные отношения. У него, может быть, плохие? Да.

— Что вы думаете о Саакашвили?

— Ничего не думаю. Я считаю, что слишком много внимания уделяется этому товарищу, который оказался на Украине при помощи Петра Порошенко. Петр Порошенко создал сам себе проблему. Я считаю, что Саакашвили в данный момент подрывает устои государственного устройства Украины. Государственная граница священна для всех, а он прорывается через государственную границу, ему помогают 300 — 400 человек, и при этом все на свободе, уголовные дела не расследуются. Когда есть уголовное дело в отношении представителя оппозиции, оно расследуется очень быстро. Это приговор всей нашей правоохранительной системе — приговор прокуратуре, СБУ, которые превратились в прокуратуру и службу безопасности для Петра Порошенко и его окружения.

— Вы в течение многих лет являетесь одним из самых богатых людей Украины. Вы миллиардер?

— Я не знаю, что такое богатый. Я человек обеспеченный. Сейчас очень сложно все оценивать, потому что активы и предприятия на территории Украины всегда подвержены огромному риску. Это тоже было одно из следствий Майдана, когда экономика Украины и, соответственно, капитализация страны опустились на несколько уровней вниз, потому что никто не будет инвестировать туда, где у тебя завтра могут отобрать что-то. Или опять будет очередная революция или очередные противостояния.

— Каково это — ощущать себя человеком с огромным состоянием? Меценатом быть не хочется?

— Богатый человек — это тот, который доволен тем, что имеет. Я считаю себя человеком обеспеченным, потому что богатым нужно быть своими достоинствами, духовной жизнью, щедростью по отношению к другим людям. К этому надо стремиться.

— Вы много тратите на благотворительность. Вы не хотите этого афишировать?

— Я не считаю и стараюсь об этом не говорить. «Правая рука не должна знать, что делает левая», как сказал Господь. Если ты что-то сделал и об этом рассказываешь всем, какая от этого польза?

— Ваша жизнь, ваш опыт подтверждает неписаный закон, что чем больше отдаешь, тем больше тебе приходит?

— Я всегда считаю, что это не человек заработал деньги или получил в результате своих дарований, а Господь дает все это. И с тех людей, которым дано больше, чем другим, — особый спрос. За тобой смотрят, как ты этим распоряжаешься.

— Правда ли, что в лихие 90-е, будучи очень богатым человеком, вы обходились без телохранителей?

— Да, это правда.

— Не страшно было?

— Нет. Самая лучшая охрана — это твое поведение.

— Сегодня сколько человек вас охраняет?

— Достаточно для того, чтобы чувствовать себя комфортно и чтобы чувствовали себя комфортно люди, которые меня окружают, даже просто на улице.

— Как вы пришли к вере?

— Я крестился в 26 лет. Но даже после того, как крестился, не был церковным человеком. Однажды мой товарищ пригласил поехать в Калужскую область, в Оптину пустынь, в монастырь. Побыв там 4 дня, я вернулся оттуда другим человеком.

— Вы часто молитесь? Сколько раз в день?

— Об этом нельзя говорить… Минимум два раза: утром и вечером. И перед, и после трапезы.

— Ваша борода — элемент религиозности?

— Мужчина без бороды — все равно, что женщина с бородой. Господь создал мужчину с бородой. Это образ Божий, когда мужчина ходит с бородой.

— Между верующими и Господом церковь как посредник нужна? Священники нужны?

— Обязательно. Священники — это последователи апостолов. Таким образом, ниточка от начала Христова служения не прерывается.

— Приходится часто слышать, что украинская церковь Московского патриархата является проводником «русского мира» и это вредит украинской государственности. Естественно, вы с этим не согласны. Почему?

— Что такое «русский мир»?

— Сегодня это опасное явление.

— Автором этого словосочетания был Нестор Летописец. Впервые об этом упоминается в его повести в начале ХI века. Его мощи покоятся в ближних пещерах Киево-Печерской лавры. Тогда уже говорили «русский мир». И это не от слова Россия, а от слова Русь. Украинская православная церковь, каноническая, не является проводником «русского мира», она является проводником идей Христа, и арена действия церкви — это сердце человека. Церковь не должна быть ни экономической, ни политической институцией. Это духовная институция, которая занимается спасением человека.

— На Украине единая православная церковь возможна? Без Московского, без Киевского патриархата?

— У нас нет Московского патриархата. У нас есть Украинская православная церковь — каноническая. Украинская православная церковь — это церковь Украины и украинского народа. И другой нет.

— А что делать с церковью Киевского патриархата?

— Представители этой церкви находились в составе канонической церкви, а потом ушли в раскол и создали свою так называемую церковь. По моему глубокому убеждению, это политическая организация с религиозным названием. Это некое подразделение АП Украины. При расколе, при ее создании работала политика в полный рост, ведь при непосредственном участии тогдашних руководителей Украины и произошел раскол.

— Объединить можно эти две церкви?

— Раскол — это страшная трагедия на Украине. И то, что у нас сейчас происходит, — это разделение, и даже война на юго-востоке Украины — последствия того раскола, который произошел в 92-м году. Эту проблему необходимо врачевать, и раскол необходимо преодолевать. Но раскол должен преодолеваться на основании церковных традиций и церковных законов. В церкви есть своя конституция и свои законы. И она живет по этим законам уже 2000 лет. Эти законы заповеданы Богом. Те, кто ушел в раскол, должны покаяться и вернуться в лоно матери-церкви.

— За что во время Революции достоинства Петр Порошенко назвал вас «с…кой православной»?

— Не знаю. Но кем бы ни назвали, если будет прилагательное «православный», то это уже хорошо. Это было 20 февраля, когда пошли расстрелы на Майдане. Мы встретились, он мне сказал одну фразу, я ему — другую. А он мне в ответ то, что сказал. Но ситуация была крайне напряженная, и здесь эмоции лились через край. И не всегда положительные эмоции. Но уже через пять минут в другом месте мы друг у друга попросили прощения за то, что были некорректны друг к другу.

— Вы — мастер спорта по вольной борьбе. Сейчас вы спортом занимаетесь?

— Физкультурой занимаюсь, но не спортом.

— А отличная форма за счет чего?

— Стараюсь не так много кушать и вести активный образ жизни.

— У вас четверо детей. Чем они занимаются?

— Старший сын работает в компании «Смарт-холдинг».

— Кто будет следующим президентом Украины?

— Не знаю. Но мне бы хотелось, чтобы его фамилия была не Порошенко. Мне бы хотелось, чтобы к власти пришел человек, который дает обещания украинскому народу и их выполняет; который думает о том, как украинцы будут счастливы в своей стране, а не будут искать лучшей доли на чужбине; который не думает о своем кармане.

— Вы видите такого человека сегодня на Украине?

— Украинская земля родит — будет достойный человек, который будет думать о собственном народе, о будущем Украины.

— Что самое главное должно произойти сегодня на Украине, чтобы Украина сделала быстрый, решительный рывок вперед?

— № 1 — достичь мира на юго-востоке.

— Это реально сделать быстро?

— Реально — иметь политическую волю. Не думать о собственных рейтингах и не думать о втором сроке.

— Если бы вы были, предположим, на месте Петра Алексеевича, вы бы могли это решить быстро, мгновенно?

— Если в 14-м году это можно было решить быстро, то сейчас это за 1-2 недели не решишь. Но по крайней мере горячую фазу конфликта можно остановить за неделю. Для этого, я считаю, Петру Порошенко, как президенту страны, необходимо иметь прямые переговоры с президентом России Путиным и, если понадобится, иметь прямые переговоры с лидерами так называемых непризнанных республик. Снять корону и разговаривать с ними — ради спасения хотя бы одной жизни.

— У украинской промышленности хорошие перспективы или сегодня их нет?

— Усилиями нынешней власти за 4 года Украина превратилась в кладбище заводов. Теряются тысячи и тысячи рабочих мест. Чтобы все это возродить, во-первых, нужен мир, примирение в обществе и восстановление экономических отношений с Россией. Мы же были частью экономической машины Советского Союза. Наши предприятия были заточены на то, чтобы свою продукцию поставлять на территорию России и других стран СНГ. Сейчас это не делается, но для того чтобы был быстрый экономический рост, необходимо это сделать. Базис — это экономические отношения, а политические отношения — это всего лишь надстройка. Чем крепче базис, тем увереннее чувствует себя надстройка. И в первую очередь надо думать об экономике, а не о тех или иных политических пристрастиях.

— Новый, наступающий год будет лучше, чем предыдущий?

— Мне бы очень хотелось, чтобы в новом году был достигнут мир.

— Я благодарен вам за интервью.

— Хотелось бы всем пожелать в будущем году мира, радости, любви, спокойствия, достатка.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450557


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450555 Николай Маломуж

Оборонный бюджет врага на 2018 год: к чему готовиться Украине

Россия готовится к сценарию, который предполагает попытку Украины освобождения оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

Николай Маломуж, Главред, Украина

Несмотря на то, что российское руководство заявляло о сокращении оборонного бюджета Российской Федерации на 2018 год в связи с завершением военной операции в Сирии, затраты на оборону у России остаются практически на прежнем уровне. Так, в новом году на оборону российское руководство планирует потратить 2,7 триллионов рублей (в 2017 году эта сумма составляла 2,8 триллионов рублей).

Как отмечали руководители российских военных ведомств, эти деньги пойдут на приоритетные для безопасности РФ направления: наращивание высокоточного вооружения, модернизацию ядерного вооружения, наращивание сил быстрого реагирования (спецподразделений, способных действовать в нестандартных ситуациях), укрепление обороноспособности России на важных для нее направлениях (в частности, в Крыму, в котором РФ уже разместила свои ракетные комплексы и войска, и в западных округах Российской Федерации, куда уже стянуты внушительное количество военнослужащих), а также на размещение контингентов, призванных действовать против НАТО и Украины.

В данной ситуации, с учетом завершения сирийской операции, оборонный бюджет России не сокращается, а, скорее, наоборот, увеличивается по некоторым направлениям. В 2018 году Россия планирует усилить качественную составляющую своих вооруженных сил, повысив боеспособность контингентов, призванных противодействовать НАТО и Украине. Москва собирается активно вкладывать бюджетные средства в высокоточное оружие, новые самолеты Су-35, новые ракетные комплексы и модернизацию сил быстрого реагирования, снабдив их новым вооружением, новой моделью радиоразведки и системы коммуникации.

Так что, даже учитывая некоторое уменьшение бюджетных затрат на оборону в целом, финансирование приоритетных для России направлений будет наращиваться. Потому нет оснований ожидать снижения милитаризации России. Модернизация российской армии будет продолжаться.

Кроме того, суммы, которые в 2018 году Россия планирует выделять из бюджета на оборону, свидетельствуют о том, что она будет способна проводить специальные операции локального характера, в частности, усиливать боевиков на оккупированных территориях Донбасса. Также нам следует быть готовыми к тому, что Россия будет размещать дополнительные контингенты и наращивать их наступательные способности в западных округах России, то есть на границе с Украиной. И, естественно, наращивание российского контингента у наших границ, поставки боевикам новейшего вооружения, в том числе наращивание вооружения в Крыму, будут представлять потенциальную угрозу для безопасности Украины.

Кроме того, Россия, имея финансирование обороны на таком уровне, сможет отрабатывать различные модели и ситуации, например, препятствовать попыткам украинской стороны освободить часть своих ныне неподконтрольных территорий. При этом РФ будет вынуждена использовать более многочисленные контингенты, что потребует большего финансирования, и оно оборонным бюджетом предусмотрено. Так что мы должны понимать: Россия готовится к сценарию, который предполагает попытку Украины освободить свои ныне оккупированные районы Донецкой и Луганской областей.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450555 Николай Маломуж


Китай. Пакистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449189

Китай планирует увеличить военное присутствие за рубежом и создать военно-морскую базу в Пакистане. Об этом со ссылкой на источники, близкие Народно-освободительной армии Китая, сообщает газета South China Morning Post, передает Kazakhstan Today.

По информации издания, это будет вторая зарубежная база китайских ВМФ. Первую начали строить в августе 2016 года в Джибути, рядом с базами США. База в Пакистане будет строиться в портовом городе Гвадар, который занимает стратегическое положение на Аравийском море. Он служит "дверью" в важный для мировой торговли Ормузский пролив, пишет Lenta.ru.

Гвадар был передан в управление госкомпании Chinese Overseas Port Holdings на 43 года и с ноября 2017 года обрабатывает коммерческие грузы из Китая. Он рассматривается ключевым звеном в проекте китайско-пакистанского экономического коридора и проекта Шелкового Пути.

Китайские эксперты замечают, что заходящие в пакистанские порты китайские торговые суда нуждаются в силовой поддержке. На обустройство порта в Гвадаре планируется выделить $622 млн.

Китай. Пакистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449189


Португалия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 января 2018 > № 2450648

Радикальная политика Португалии в отношении наркотиков приносит результаты. Почему же весь остальной мир не берет ее на вооружение?

С тех пор, как в 2001 году Португалия декриминализировала все наркотики, в стране произошел резкий спад числа передозировок, ВИЧ-инфицированных, а также преступлений, связанных с наркотиками.

Сюзана Ферейра (Susana Ferreira), The Guardian, Великобритания

Когда пришли наркотики, они никого не помиловали. На дворе были 80-е, и к тому времени, когда каждый десятый соскользнул в героиновую пропасть — будь то банкиры, студенты университетов, плотники, светские люди или шахтеры — Португалия находилась уже в паническом состоянии.

Алвару Перейра (Álvaro Pereira) работал семейным врачом в Ольяне на юге Португалии. «Люди кололись на улицах, посреди площадей, в городских садах, — рассказывает он мне. — Не проходило и дня без того, чтобы не ограбили какого-нибудь владельца лавки или прохожего».

Кризис начался на юге. В то время Ольян, рыбацкий городок в 31 миле к западу от испанской границы, переживал свой расцвет. Прибрежные воды от залива Кадиса до Марокко изобиловали рыбой, туризм рос, и по всему южному региону Алгарве потекла валюта. Но к концу десятилетия к берегам Ольяна стало прибивать героин. В одночасье столь любимый Перейра кусочек побережья Алгарве превратился в один из главных перевалочных пунктов у наркоторговцев в Европе: в то время каждый сотый португалец боролся с героиновой зависимостью, между тем на юге это число было еще выше. Местная пресса забила тревогу в связи со смертями от передозировки и повышением уровня преступности. Показатели ВИЧ-инфекции в Португалии стали самым высокими в Европейском союзе. Перейра вспоминает приходивших к нему отчаявшихся пациентов и их семьи — напуганных, сбитых с толку, молящих о помощи людей. «Я ввязался в это, — сказал он, — только из-за собственного невежества».

По правде говоря, в то время в обществе царило невежество. За 40 лет своего существования авторитарный режим, установленный Антонио Салазаром в 1933 году, задушил образование, ослабил государственные институты и уменьшил возраст окончания школы, следуя стратегии взращивания покладистого населения. Страна была закрыта для внешнего мира; португальцев не коснулось экспериментирование и расширяющая кругозор культура 1960-х годов. Когда в 1974 году военный переворот положил конец режиму, Португалия внезапно оказалась открыта новым рынкам и подвержена новым влияниям. При прежнем режиме «Кока-кола» находилась под запретом, а чтобы иметь зажигалку, требовалось специальное разрешение. Когда в страну хлынула марихуана, а потом героин, она была к этому совершенно не готова.

Перейра справлялся с растущей волной наркозависимости единственным известным ему способом: принимая по одному пациенту за раз. Если двадцатилетняя студентка, живущая с родителями, в ходе выздоровления могла рассчитывать на помощь семьи, то мужчина средних лет, разошедшийся с женой и живущий на улице, сталкивался с другими рисками и нуждался в другого рода поддержке. Перейра импровизировал, призывая на помощь учреждения и отдельные лица сообщества.

В 2001 году, почти после двух десятилетий непредвиденной специализации Перейры в области наркозависимости, Португалия стала первой страной в мире, декриминализировавшей владение и употребление всех незаконных веществ. Вместо того, чтобы подвергать аресту тех, кого поймали за частным распространением наркотиков, им могли сделать предупреждение, потребовать небольшой штраф или попросить предстать перед местной комиссией — состоящей из врача, адвоката и социального работника — чтобы получить информацию о лечении, снижении вреда и вспомогательных услугах, которые были им доступны.

Опиоидный кризис вскоре стабилизировался, и в последующие годы наблюдался резкий спад проблемных показателей, связанных с употреблением наркотиков, заболеваниями ВИЧ и гепатитом, смертностью от передозировок, преступлениями, совершаемыми на почве наркотиков, и числом заключенных под стражу. ВИЧ-инфекция упала с рекордно высокого уровня 2000-го года — 104,2 новых случаев на миллион жителей — до 4,2 случая на миллион в 2015 году. Стоящие за этими изменениями данные изучаются и приводятся в качестве доказательства активистами по снижению вреда во многих странах мира. Однако заблуждаются те, кто целиком приписывает эти положительные результаты изменению закона.

Удивительное возвращение Португалии в нормальное состояние и тот факт, что оно оставалось стабильным несмотря на неоднократную смену правительства — включая консервативных лидеров, которые предпочли бы вернуться к войне с наркотиками в американском стиле — никогда бы не произошли без гигантского культурного сдвига и изменений во взглядах людей на наркотики, наркоманию — и самих себя. Во многих отношениях закон был всего лишь отражением преобразований, которые уже происходили в клиниках, аптеках и за кухонными столами по всей стране. Официальная политика декриминализации значительно облегчила жизнь представителям широкого спектра услуг (здравоохранение, психиатрия, занятость, жилье и т. д.), которые раньше усиленно пытались объединить свои ресурсы и опыт для более эффективной работы с целью обслуживания своих сообществ.

Кроме того, начал меняться язык. Те, кого раньше издевательски называли drogado (ширяльщик), стали более широко, более сочувственно и точнее называться «людьми, употребляющими наркотики» или «людьми с наркоманией». Это тоже сыграло решающую роль.

Важно отметить, что Португалия, хотя и стабилизировала свой опиоидный кризис, не изжила его целиком. В то время как смертность от наркотиков, число заключенных в тюрьмах и инфекции резко снизились, стране по-прежнему приходится сталкиваться с осложнениями, обусловленными долгосрочным употреблением наркотиков. Такие заболевания, как гепатит С, цирроз и рак печени, тяжким бременем легли на систему здравоохранения, которая все еще не оправилась от кризиса и сокращений штата. Таким образом, история Португалии служит предупреждением о проблемах, с которыми еще предстоит столкнуться.

Несмотря на то, что мировая общественность восторженно отреагировала на успех Португалии, местные защитники снижения вреда были расстроены тем застоем и бездействием, которые, по их мнению, установились после вступления в силу декриминализации. Они критикуют государство за то, что оно тянет время с созданием специальных комнат для инъекций и прочих удобств для потребления наркотиков; за неспособность сделать более доступным налоксон, препарат против передозировки; за отсутствие программ обмена иглами в тюрьмах. Где, спрашивают они, мужественный дух и смелое руководство, которые в первую очередь побудили страну декриминализовать наркотики?

В первые дни португальской паники, когда дорогой сердцу Перейры Ольян начал разлагаться прямо у него на глазах, государство инстинктивно перешло в атаку. Наркотики осуждались как зло, потребителей наркотиков обвиняли во всех смертных грехах, а близость к обоим была уголовно и духовно наказуема. Португальское правительство запустило серию национальных кампаний по борьбе с наркотиками, лозунги которых звучали не столько как «Просто скажи нет», сколько «Наркотики от лукавого».

По всей стране применялись альтернативные подходы к лечению и проводились всяческие эксперименты, в то время как врачи, психиатры и фармацевты работали отдельно друг от друга, чтобы справиться с потоком заболеваний, связанных с наркозависимостью, нередко рискуя подвергнуться остракизму или оказаться под арестом за то, что, по их мнению, было лучше всего для пациентов.

В 1977 году на севере страны, в Центре Боавишта в Порту, психиатр Эдуину Лопеш (Eduíno Lopes) впервые выступил с программой лечения метадоном. Лопеш был первым врачом в континентальной Европе, применившим заместительную терапию: при содействии в большей степени Министерства юстиции, нежели Министерства здравоохранения он привез из Бостона метадоновый порошок. Общественность отреагировала на его инициативу крайне недоброжелательно, а коллеги расценили метадоновую терапию как спонсируемую государством наркозависимость, не более.

В Лиссабоне Одетта Феррейра, опытный фармацевт и один из первых исследователей ВИЧ, запустила неофициальную программу обмена иглами в попытках взять под контроль растущий кризис СПИДа. Наркоторговцы угрожали ей физической, а политики — юридической расправой. Феррейра — которая и в свои девяносто не считает зазорным появиться на дневной встрече с накладными ресницами и в одежде из красной кожи — начала раздавать чистые шприцы на крупнейшем в Европе рынке наркотиков под открытым небом, в лиссабонском районе Казал Вентозу. Она собирала пожертвования на одежду, мыло, бритвы, презервативы, фрукты и сэндвичи и распространяла эти предметы среди нуждающихся. Когда наркоторговцы враждебно отреагировали на ее действия, она отрезала: «Не приставайте ко мне. Вы делаете свою работу, я — свою». Затем она добилась того, чтобы Португальская ассоциация аптек запустила первую национальную программу обмена игл в стране и по сути в мире.

В то время развелось множество дорогостоящих частных клиник и бесплатных религиозных учреждений, обещавших детоксикацию и чудесное излечение, но первый государственный центр по лечению наркомании, находившийся в ведении Министерства здравоохранения — Центр Тайпаш (Centro das Taipas) в Лиссабоне — начал действовать только в 1987 году. Из-за нехватки ресурсов в Ольяне Перейра отправил туда на лечение нескольких своих пациентов, хотя и не одобрял использовавшихся в Тайпаш методов лечения, основанных на воздержании. «Сначала вы забираете наркотик, а потом затыкаете образовавшуюся трещину при помощи психотерапии», — объяснил Перейра. Никаких научных доказательств эффективности такого лечения не существовало — и оно действительно не работало.

Он также отправлял пациентов проходить курс метадоновой терапии у Лопеша в Порту и обнаружил, что некоторые неплохо на него отреагировали. Правда Порту был на другом конце страны. Он хотел опробовать метадон на своих пациентах, но к тому моменту Министерство здравоохранения еще не одобрило этот препарат к использованию. Действуя в обход, Перейра иногда просил медсестру незаметно положить метадон в багажник его машины.

Работа Перейры, лечившего пациентов от наркомании, в конечном итоге привлекла внимание Министерства здравоохранения. «Они прослышали о том, что в Алгарве живет один сумасшедший, который работает на свой страх и риск», — сказал он, расплываясь в улыбке. В свои 68 Алвару по-прежнему энергичен, подтянут и полон обаяния, над головой у него вздымается волна густых поседевших волос, в сиплом голосе и в манере растягивать слова чувствуется бездонный запас тепла. «Они приехали ко мне в клинику и предложили открыть лечебный центр», — сказал он. Алвару пригласил к сотрудничеству одного своего коллегу, который занимался семейной практикой в соседнем городе, молодого врача по имени Жоау Гулау (João Goulão).

Когда Гулау впервые предложили попробовать героин, он был 20-летним студентом-медиком. Молодой человек отказался, потому что не знал, что это такое. К тому времени, когда он окончил институт, получил право работать и начал лечебную практику в медицинском центре в городе Фару на юге страны, наркотики были повсеместным явлением. Как и Перейра, он совершенно неожиданно для себя превратился в специалиста по лечению наркомании.

Два молодых врача объединили свои усилия, чтобы в 1988 году открыть первую CAT на юге Португалии. (Центры такого типа на протяжении лет обозначались разными названиями и акронимами, но до сих пор их по традиции называют Центрами по приему людей с наркозависимостью — Centros de Atendimento Toxicodependentes, или CAT.) Местные жители встретили эту инициативу яростным сопротивлением, а врачи по ходу лечения были вынуждены много импровизировать. В следующем месяце Перейра и Гулау открыли второй CAT в Ольяне, их примеру последовали другие семейные врачи на севере и в центральных районах Португалии, и таким образом начала формироваться свободная сеть таких центров. Все большее число практикующих врачей приходило к сознанию того, что наиболее эффективный способ борьбы с зависимостью носит индивидуальный характер и должен быть укоренен в сообществах. Лечение по-прежнему носило местечковый и эпизодический характер.

Первый официальный призыв изменить законы о наркотиках в Португалии поступил от Руя Перейры (Rui Pereira), бывшего судьи конституционного суда, который в 1996 году предпринял капитальную перестройку уголовного кодекса. Он обнаружил, что практика тюремного заключения за наркотики является контрпродуктивной и неэтичной. «Моя идея с самого начала заключалась в том, что, наказывая потребителей наркотиков, государство поступает неправомерно», — сказал он мне в своем кабинете на юридическом факультете Лиссабонского университета. В то время около половины заключенных сидели за наркотики, и эта эпидемия, по его словам, считалась «неразрешимой проблемой». Он предложил препятствовать употреблению наркотиков без наложения штрафов или дальнейшего отчуждения потребителей. Хотя его инициативу не спешили применять на практике, она была принята к сведению.

В 1997 году, после того, как Гулау отработал десять лет в CAT в Фару, его пригласили помочь в разработке и реализации национальной стратегии в отношении наркотиков. Он собрал команду экспертов, чтобы исследовать потенциальные решения проблемы наркотиков в Португалии. Полученные в результате рекомендации, включая полную декриминализацию употребления наркотиков, были представлены в 1999 году, затем в 2000 году одобрены советом министров, а в 2001 году вступил в силу новый национальный комплекс мер.

Сегодня Гулау — советник президента по борьбе с наркотиками. Он оставался наиболее авторитетным специалистом в этой области в течение восьми поочередно сменявших друг друга консервативных и прогрессивных правительств несмотря на яростное противостояние законодателей и лоббистов; несмотря на сдвиги в научном понимании наркозависимости и в культурной терпимости к употреблению наркотиков; несмотря на сокращения бюджета в период жесткой экономии и несмотря на глобальный политический климат, который лишь совсем недавно стал чуть менее враждебным. Гулау также является самым активным защитником декриминализации наркотиков в мире. Он почти все свое время проводит в путешествиях, его продолжают приглашать в самые разные страны мира, от Норвегии до Бразилии — где складывается отчаянная ситуация с наркотиками — чтобы он продемонстрировал властям успехи португальского эксперимента по снижению вреда.

«Эти социальные подвижки требуют времени, — сказал мне Гулау. — Тот факт, что это произошло повсеместно в таком консервативном обществе, как наше, оказал свое влияние». Если бы эпидемия героина затронула только низшие классы Португалии или расовые меньшинства, а не средние или высшие классы, он сомневается, что полемика вокруг проблемы наркотиков, зависимости и снижения вреда сформировалась бы таким же образом. «Был момент, когда жертвами этой эпидемии являлась едва ли не каждая португальская семья. У каждой семьи был свой наркоман или наркоманы. В обществе царило единодушие: нужно было что-то делать».

Политика Португалии основывается на трех главных принципах: один из них заключается в том, что не бывает слабых или сильных наркотиков — бывают только здоровые и нездоровые отношения с наркотиками; второй — в том, что за нездоровыми отношениями человека с наркотиками часто скрываются неблагополучные отношения с близкими, с окружающим миром и с самими собой; и третий — в том, что искоренение всех наркотиков является невыполнимой задачей.

«Национальная политика состоит в том, чтобы найти к каждому человеку индивидуальный подход, — сказал мне Гулау. — Секрет в том, чтобы мы всегда были готовы прийти на помощь».

Центр социально-медицинской помощи, названный IN-Mouraria, незаметно расположился в оживленном, быстро меняющем свой облик районе Лиссабона, давнем анклаве маргинальных сообществ. С двух до четырех центр предоставляет услуги незарегистрированным мигрантам и беженцам; с пяти до восьми их двери открыты для потребителей наркотиков. Команда психологов, врачей и работников поддержки «равных равными» (которые сами некогда были наркоманами) предлагают чистые иглы, предварительно нарезанные квадраты фольги, наборы для потребления крэка, сэндвичи, кофе, чистую одежду, туалетные принадлежности, быстрые анализы на ВИЧ и консультации — все бесплатно и в анонимном порядке.

В тот день, когда я зашел туда, в центре толпились молодые люди, ожидая результатов анализов на ВИЧ, в то время как другие играли в карты, жаловались на преследования полиции, примеряли одежду, обменивались советами по разным жизненным ситуациям, смотрели фильмы и болтали друг с другом. Это были люди совершенно разные по возрасту, своим религиозным предпочтениям, этнической принадлежности и гендерной идентичности, они приехали сюда из разных городов страны и даже из других стран мира. Когда из ванной вышел худощавый пожилой человек, неузнаваемый после того, как он сбрил бороду, энергичный молодой человек, который листал журналы, всплеснул руками и поприветствовал его. Затем он повернулся к сидевшему с моей стороны молчаливому мужчине с пышной бородой и вьющимися из-под шапки темными волосами и сказал: «А как насчет тебя? Почему бы тебе не сбрить эту бороду? Ты не можешь просто так взять и махнуть на себя рукой, чувак. Ведь тогда тебе кранты». Бородатый человек усмехнулся.

Во время моих поездок на протяжении месяца я познакомился с рядом сотрудников службы поддержки «равных равными», в том числе с Жоау, плотным мужчиной с голубыми глазами, который скрупулезно перечислял все подробности и нюансы того, что я изучал. Жоау хотел увериться в том, что я понял: их роль в центре состояла не в том, чтобы заставить кого-либо завязать с наркотиками, но в том, чтобы помочь свести к минимуму риски, которым подвержены люди, употребляющие наркотики.

«Наша цель не в том, чтобы направлять людей на лечение — они должны захотеть начать его сами», — сказал он мне. Но даже когда они действительно хотят завязать, продолжил он, наличие работников, сопровождающих их на приемы к врачу и в лечебные учреждения, может оказаться для них обузой, а если лечение не заладится, существует риск того, что этому человеку потом будет стыдно возвращаться в центр социально-медицинской помощи. «Тогда мы их теряем, а мы этого не хотим, — сказал Жоау. — Я хочу, чтобы в случае рецидивов они возвращались». Процесс лечения не мыслим без сбоев, сказал он мне. А он знает, о чем говорит.

Жоау является активистом по легализации марихуаны, не скрывает того, что болен СПИДом, и, когда-то упустив часть детских лет своего сына, теперь радуется своей новой роли деда. Он перестал делать «спидболы» (смеси кокаина и опиатов) после нескольких болезненных и неудачных попыток вылечиться, каждая из которых оказывалась разрушительнее предыдущей. Жоау долгое время использовал в качестве одной из форм терапии марихуану — метадон в его случае не работал, равно как и все прочие курсы стационарного лечения, которые он пробовал — однако жестокое лицемерие декриминализации состояло в том, что, хотя курение марихуаны не считалось уголовным преступлением, ее приобретение каралось законом. Последний и самый тяжелый рецидив Жоау произошел в тот момент, когда он отправился покупать марихуану у своего знакомого дилера и тот сказал ему: «Сейчас у меня нет марихуаны, зато есть хороший кокаин». Жоау отказался и уехал, но вскоре обнаружил, как непроизвольно направляется к банкомату, а потом возвращается к дилеру. После этого рецидива он наладил свою личную жизнь и начал собственное дело. В какой-то момент у него работало более 30 сотрудников. Потом разразился финансовый кризис. «Клиенты не платили, и в мою дверь застучались кредиторы, — рассказал он мне. — За шесть месяцев я растратил все, что создавал на протяжении четырех или пяти лет».

По утрам я сопровождал уличные команды центра, направлявшиеся на окраины Лиссабона. Там я познакомился с Ракел и Сарейей — их стройные фигурки утопали в широченных жилетах, которые они носили во время смены — они работали с Crescer na Maior, неправительственной организацией, занимающейся снижением уровня вреда. Шесть раз в неделю девушки нагружали большой белый фургон питьевой водой, влажными салфетками, перчатками, ящиками фольги и грудами закупленных государством наборов для принятия наркотиков, куда входили зеленые пластиковые мешочки с одноразовыми порциями фильтрованной воды, лимонная кислота, небольшой металлический поддон для приготовления пищи, марля, фильтр и чистый шприц. В Португалии еще нет специальных контролируемых мест для инъекций (хотя они разрешены законодательством, целый ряд попыток их открыть так ни к чему и не привел), так что, по словам Ракель и Сарейи, они выходят на открытые площадки, куда, как им известно, люди приходят покупать и употреблять наркотики. Обе имеют психологическое образование, но на улицах они известны как «девочки, раздающие иглы».

«Добрый день! — бодро провозглашает Ракел, когда мы идем по кажущемуся заброшенным кварталу в районе Круж Вермелья. — Уличная команда!» Люди материализуются, выбираясь из своих укрытий и напоминая странную версию игры «ударь крота»: высовывают головы из отверстий в стене, куда приходят курить или колоться. «Мои девочки с иглами, — ласково заворковала одна женщина. — Как вы, милые?» Большинство заводило с сотрудницами вежливые разговоры, делясь новостями о своей борьбе с болезнью, любовных историях, перипетиях с иммиграцией или потребностях в жилье. Одна женщина сказала им, что вернется в Анголу, чтобы разобраться с имуществом матери, и что с нетерпением ждет смены обстановки. Другой человек сообщил им, что ему удалось получить подтверждение визы для своей подруги, с которой он познакомился он-лайн. «Она знает, что вы все еще употребляете наркотики?» — спросила Сарейя. Мужчина смутился.

«Завтра я начинаю метадон», — с гордостью сообщил другой мужчина. Его сопровождала его сияющая от счастья подруга, она тепло махнула девушкам на прощание, когда те вручили ему квадратик из фольги.

В туманном Порту на севере страны сотрудники службы поддержки «равных равными» из Caso — единственной в своем роде ассоциации, сотрудниками и пользователями которой выступают бывшие и нынешние потребители наркотиков — каждую неделю встречаются в шумном кафе. Они приходят сюда каждый вторник утром, чтобы, заказав себе эспрессо, свежую выпечку и горячие бутерброды, обсудить насущные проблемы, политику в отношении наркотиков (которая через полтора десятилетия после вступления в силу закона все еще вызывала у многих путаницу) и поспорить в той теплой грубоватой манере, которая отличает людей на севере страны. Когда я спросил их, что они думают о новом принятом в Португалии взгляде на наркопотребителей как на обычных больных, которые нуждаются в помощи, а не как на преступников, они презрительно усмехнулись: «Больных? Мы здесь никого так не называем. Мы не больны».

На севере Португалии мне не раз доводилось слышать подобное утверждение: рассматривать наркоманию просто с точки зрения здоровья и болезни значило слишком упрощать картину. Некоторые люди способны употреблять наркотики годами без какого-либо серьезного вреда для своих личных или профессиональных отношений. Как мне сказали, это стало проблемой лишь тогда, когда стало проблемой.

Caso оказывала поддержку другая НПО Apdes, которая занимается вопросами снижения вреда и расширения прав и возможностей, включая программы, ориентированные на людей, употребляющих наркотики в рекреационных целях. Их удостоенный наград проект Check!n уже много лет организует на фестивалях, в барах и на вечеринках специальную проверку веществ на предмет опасности. Мне не раз говорили, что если бы наркотики были легализованы, а не только декриминализованы, то в отношении этих веществ применялись бы такие же строгие стандарты качества и безопасности, как в случае продуктов питания, напитков и лекарств.

Несмотря на ощутимые результаты, которых добилась Португалия, другие страны не спешат следовать ее примеру. Португальцы начали всерьез думать о декриминализации в 1998 году, сразу после первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по глобальной проблеме наркотиков (UNgass). Заседания UNgass на высшем уровне проводятся каждые десять лет с целью определения единой для всех государств-членов политики в отношении наркотиков c учетом сложившихся тенденций в сфере наркозависимости, инфекций, отмывания денег, торговли наркотиками и насилия в наркокартелях. На первой сессии, лозунг которой звучал как: «Мир без наркотиков: мы можем это сделать» — страны Латинской Америки настояли на радикальном переосмыслении войны с наркотиками, но все усилия по изучению альтернативных моделей (таких как декриминализация) оказались тщетными. К моменту проведения следующей сессии в 2008 году употребление наркотиков и насилие, связанное с торговлей наркотиками, во всем мире значительно возросли. В прошлом году прошла внеочередная сессия, но и она по сути не оправдала ожиданий — в итоговом документе не было ни единого упоминания о «снижении вреда».

Несмотря на это досадное положение в 2016 году произошел ряд обнадеживающих событий: Чили и Австралия открыли свои первые клубы медицинской марихуаны; следуя примеру некоторых штатов, еще четыре штата США ввели медицинский каннабис и еще четыре легализовали марихуану в качестве легкого наркотика; Дания открыла крупнейший в мире центр потребления наркотиков, а Франция открыла у себя первое учреждение такого рода; Южная Африка предложила легализовать медицинскую марихуану; Канада изложила план легализации каннабиса в качестве легкого наркотика на национальном уровне и открытия дополнительных специальных комнат для инъекций; а Гана объявила о своем намерении декриминализировать употребление наркотиков отдельными лицами.

Самым крупным изменением в глобальном подходе к наркотикам и в соответствующей политике стал импульс, спровоцированный легализацией марихуаны. Местные активисты требовали от Гулау занять решительную позицию по вопросам контроля и легализации продажи каннабиса в Португалии; на протяжении многих лет он отвечал им, что время еще не пришло. Легализация одного вещества ставит под сомнение основу португальской концепции в отношении наркотиков и снижения вреда. Если наркотики не являются проблемой, если проблема состоит в отношениях с наркотиками, если нет такой вещи, как сильные и слабые наркотики, и если все незаконные вещества должны рассматриваться одинаково, говорит он, тогда выходит, следует легализовать и контролировать все наркотики без исключения?

Для масштабного процесса декриминализации и легализации наркотиков во всем мире необходимы серьезные культурные сдвиги в нашем собственном сознании и в отношении к наркотикам и наркозависимости. В США Белый дом по-прежнему не спешит бороться с тем, что сторонники реформы политики в области наркотиков называют «зависимостью от наказания». Но если консервативная, изоляционистская, католическая Португалия смогла превратиться в страну, где однополые браки и аборты являются законными, а употребление наркотиков декриминализовано, более широкий сдвиг в отношениях к наркотикам кажется возможным и в других странах. Но, как гласит известная поговорка о снижении вреда: чтобы провести изменение, надо его захотеть.

Когда Перейра впервые открыл CAT в Ольяне, он столкнулся с громогласными возражениями местных жителей; они боялись, что с увеличением числа «ширяльщиков» начнется рост преступности. Но произошло обратное. Несколько месяцев спустя одна соседка пришла попросить у Перейры прощения. Тогда она этого не знала, но на ее улице жили три торговца наркотиками; когда местные клиенты перестали в них нуждаться, они собрали вещи и уехали.

Само здание CAT представляет собой малопривлекательный двухэтажный многоквартирный дом коричневого цвета с офисами наверху и открытой зоной ожидания, ванными комнатами, складами и клиниками на первом этаже. Двери центра, который работает семь дней в неделю 365 дней в году, открываются в 8:30 утра. В течение дня пациенты заходят сюда на прием, чтобы поболтать, попросту убить время, помыться или забрать свой недельный запас метадоновых доз. Был год, когда они пытались закрыть CAT на Рождество, но пациенты попросили оставить его открытым. Для некоторых их них, разорвавших отношения с близкими и лишившихся хоть какого-то подобия дома, это единственное место, где они могут почувствовать себя нормальными членами сообщества.

«Дело не только в обеспечении метадоном, — сказал мне Перейра. — Важно поддерживать отношения».

В задней комнате рядами стояли маленькие жестянки, в которых содержались дозы метадона с банановым вкусом, на каждой из них было указано имя пациента и информация о нем. CAT в Ольяне регулярно обслуживает около 400 человек, но это число может удваиваться в летние месяцы, когда в город съезжаются сезонные рабочие и туристы. Любой, кто получает лечение в другом месте в стране или даже за пределами Португалии, может попросить отправить свой рецепт в CAT, в результате чего Алгарве становится идеальным местом отпуска для прохождения курса лечения по снижению вреда.

Пообедав в ресторане, принадлежащем бывшему сотруднику CAT, доктор пригласил меня ознакомиться с еще одним его проектом — особенно любимым. Десятилетия работы с нарушениями, связанными с зависимостью, многому его научили, и все накопленные знания он направил на разработку специального лечебного учреждения на окраине Ольяна: Unidade de Desabituação или Центра отвыкания. Несколько таких UD открылись и в других регионах страны, но этот центр был разработан с учетом конкретных обстоятельств и потребностей юга.

Несколько лет назад Перейра ушел в отставку с поста директора, но преемник попросил его остаться, чтобы помогать в ежедневной работе. Перейра уже давно должен был уйти на пенсию — и он действительно пытался это сделать — но Португалия страдает от общего дефицита медицинских работников в государственной системе, к тому же в эту специализацию идет довольно мало молодых врачей. По мере того, как коллеги Перейры в других городах страны приближаются к пенсионному возрасту, у многих усиливаются опасения, что их некому будет заменить.

«Отношение к наркозависимости у здешних врачей в Алгарве всегда отличалось от подхода наших коллег на севере, — сказал мне Перейра. — Я не лечу пациентов. Они лечатся сами. Моя функция — помочь им внести необходимые изменения».

И, слава богу, менять нужно только одно, невозмутимо сказал он, когда мы заехали на автостоянку центра: «То есть почти все». Он загоготал над собственной шуткой и вышел из машины.

Стеклянные двери на входе раздвинулись, и мы оказались в сияющем чистотой учреждении, которое одновременно с этим не подавляло своей официальностью. Офисы врачей и администраторов находились на втором этаже, куда вела широкая лестница. Женщины на стойке регистрации кивнули Перейре, а он тепло поприветствовал их: «Добрый день, мои дорогие».

Центр в Ольяне был построен за менее чем три миллиона евро (2,6 миллиона фунтов стерлингов), выделенных государством, и открыл двери своим первым пациентам девять лет назад. Этот объект, как и другие, связан с сетью служб здравоохранения и социальной реабилитации. Он может вмещать до 14 человек одновременно: лечение здесь бесплатное, доступное при наличии направления от врача или терапевта и как правило длится от восьми до 14 дней. Когда люди впервые приходят сюда, они оставляют на хранение все свои личные вещи — фотографии, мобильные телефоны, все — им возвращают их при выписке.

«Мы верим в старый принцип: „Отсутствие новостей — хорошая новость", — объяснил Перейра. — Мы делаем это не для того, чтобы наказать их, но чтобы защитить». Воспоминания могут тянуть человека назад, а семья, друзья и отношения с другими наркозависимыми могут побудить вернуться к прошлому.

Слева находились комнаты для инъекций и обитый мягкой тканью изолятор с закрепленными повсюду неуклюжими камерами безопасности. У каждого пациента была своя отдельная палата — простые, удобные комнаты, позволяющие сохранить личное пространство. Справа располагалась «цветная» комната с гончарным кругом, переработанными пластиковыми бутылками, красками, картонными коробками от яиц, блестками и прочими принадлежностями для творчества. В другой комнате оказались цветные карандаши и мольберты для рисования. Печь для обжига, а рядом с ней — коллекция отличных пепельниц ручной работы. Многие пациенты оставались заядлыми курильщиками.

Пациенты ни минуты не сидели без дела, все время заставляя работать свои руки или свое тело или свои чувства: это могли быть какие-то упражнения или занятия искусством, но их время всегда было чем-то заполнено. «Мы часто слышим, как наши пациенты используют выражение „я и мое тело", — сказал Перейра. — Как будто человеческое „я" существует отдельно от „плоти"».

Чтобы помочь людям вернуть себе собственное тело, в центре действует небольшой тренажерный зал, ведутся занятия физкультурой, применяется физиотерапия и джакузи. И после столь длительного периода разрушительного поведения — когда люди вредили собственному телу, отношениям, своей жизни и сообществу — осознание того, что они способны создавать хорошие и красивые вещи, иногда оказывало на пациентов преобразующее воздействие.

«Знаете, на беговой дорожке бывают такие линии?— спросил меня Перейра. Он считал, что каждый человек, каким бы несовершенным он ни был, может найти свой собственный путь, если ему оказывать правильную поддержку. — Наша любовь подобна этим линиям».

По его словам, он сохранял твердость, но никогда не наказывал и не осуждал своих пациентов за их рецидивы или неудачи. Они могли свободно уехать в любое время и в случае необходимости вернуться, даже если это повторялось более десяти раз.

У Перейры не было волшебной палочки, он не предлагал универсального решения проблем — изо дня в день он просто пытался поддерживать равновесие: подъем, завтрак, занятия искусством, принятие лекарств, физические упражнения, работа, школа, выход в мир, движение вперед. Быть живым, сказал он мне однажды, может быть очень сложным делом.

«Моя дорогая, — сказал он мне, — как я всегда говорю: я могу быть врачом, но никто не идеален».

Португалия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 января 2018 > № 2450648


Узбекистан > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > gazeta.uz, 8 января 2018 > № 2449133

При управлениях внутренних дел Бухарской, Самаркандской, Хорезмской и Кашкадарьинской областей созданы управления по обеспечению безопасного туризма. Об этом в интервью УзА сообщил пресс-секретарь министра внутренних дел Кутбиддин Бурхонов.

Начальники этих управлений уже назначены, они являются заместителями начальника УВД области, отметил он. На работу приняты сотрудники, владеющие иностранными языками.

Кроме того, в УВД этих областей будут функционировать ситуационные центры, которые займутся мониторингом состояния безопасности туризма, информированием туристов о потенциальных угрозах в режиме реального времени, содействием защите их прав и законных интересов.

На объектах транспортной инфраструктуры и сферы услуг Бухары, Самарканда, Хивы и Шахрисабза сейчас устанавливаются плакаты, знаки и указатели.

Напомним, Кабинет Министров Узбекистана 23 ноября утвердил Концепцию обеспечения безопасного туризма в Бухаре, Самарканде, Хиве и Шахрисабзе. Намечено создание единой информационной базы организаций, оказывающих услуги в сфере туризма, мобильного приложения для туристов, внедрение электронной информационной системы «Э-мехмон» («Э-гость») и единого аппаратно-программного комплекса «Безопасный туризм».

Узбекистан > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > gazeta.uz, 8 января 2018 > № 2449133


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии не ограничивались спасением Асада

Как рассказал в своем интервью глава генштаба ВС России, Москва воспользовалась сирийским конфликтом, чтобы испытать оружие и получить боевой опыт

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Министерство обороны России отрицает достоверность сообщения ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в результате атаки на авиабазу Хмеймим в Сирии, совершенной радикальными исламистами 31 декабря. По данным министерства, в результате той атаки погибли двое российских военнослужащих. Очевидно, для России боевые действия в Сирии еще не окончены, несмотря на взаимные поздравления президента России Владимира Путина и его сирийского союзника Башара аль-Асада.

Между тем недавно генерал Валерий Герасимов, глава генштаба вооруженных сил РФ, дал интервью, в котором он подробно рассказал о сирийской операции России, раскрыв ее военные приоритеты в Сирии и ее убежденность в том, что любой конфликт, в котором она принимает участие, — это опосредованная война против США. И эта война не закончится даже тогда, когда в Сирии будет восстановлен мир.

В своем интервью, которое он дал прокремлевскому изданию «Комсомольская правда», Герасимов объяснил, на чем было основано заявление Путина о победе над ИГИЛ (запрещена в РФ, ред.). Разумеется, оно противоречит заявлениям американского президента Дональда Трампа, который настаивает на том, что победа принадлежит США, и заявлениям бывшего министра обороны США Эша Картера (Ash Carter), который в своих мемуарах написал, что Россия стала просто «спойлером» в победной стратегии, разработанной Картером.

Хотя ни Россия, ни США не могут претендовать на полноценную победу, нынешняя карта Сирии указывает на то, что российская версия является более правдоподобной: в настоящий момент режим Асада контролирует большую часть территории страны — потрясающее достижение, учитывая то, что летом 2015 года его войска контролировали всего 10% территорий страны.

И Россия, и США следовали примерно одинаковым стратегиям: они не стали вводить свои сухопутные войска на территорию Сирии, переложив ответственность за ведение боевых действий на местные силы. «Окончательное поражение требовало, чтобы мы позволили местным силам отвоевать территории у ИГИЛ и удержать их, а не пытались сделать всю работу за них, — написал Картер. — Это значило, что американские военные должны были взять на себя подготовку, вооружение, обеспечение и зачастую сопровождение повстанческих сил». Это принесло США лишь частичный успех — в том смысле, что это помогло курдским боевикам, которые теперь контролируют северные и северо-восточные территории Сирии.

Между тем, по словам Герасимова, Россия сосредоточилась на том, чтобы оказать поддержку деморализованной, истощенной сирийской армии: «Мы им помогли, отремонтировали технику на месте… Сегодня сирийская армия способна выполнять задачи по защите своей территории».

И Россия, и США настаивали на том, что в Сирии они боролись против ИГИЛ и не преследовали никаких политических целей. Однако американские чиновники уже долгое время говорят о том, что российские самолеты гораздо чаще бомбили позиции антиасадовских группировок, а вовсе не позиции террористов ИГИЛ. В своем интервью Герасимов опровергает эти заявления, приводя конкретные цифры:

Вот посмотрите, количество ударов международной коалиции все это время составляло 8-10 в день. Наша авиация довольно незначительными силами наносила 60-70 ударов ежедневно по боевикам, по инфраструктуре, по их базам. А в периоды наивысшего напряжения — порядка 120-140 ударов в сутки. Только такими методами можно было сломать хребет международному терроризму на территории Сирии. А 8-10 ударов в день… Ну видимо цели у коалиции были другие. Цель-то ими в основном ставилась — борьба с Асадом, а не с ИГИЛ.

Однако на самом деле было бы гораздо справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии множество целей. На финальном этапе конфликта для США стало гораздо важнее разгромить ИГИЛ, нежели сместить Асада, поскольку терроризм снова стал одной из главных тем на американской внутриполитической арене из-за терактов в Европе и США. Что касается России, то оказание помощи сирийскому диктатору с целью сохранить в его лице надежного союзника на Ближнем Востоке, а также разгром ИГИЛ оказались скорее второстепенными целями по сравнению с необходимостью проверить в бою недавно реформированную российскую армию, получившую новое оружие. Интервью Герасимова отчетливо указывает на стремление российского руководства испытать в этом конфликте как можно больше оружия и людей.

По словам Герасимова, прежде России выпал всего один шанс перебросить свои войска на территорию другого государства, которое не граничит с ней — это случилось в 1962 году на Кубе — поэтому Москве было крайне важно проверить свои возможности. По словам генерала, через сирийскую военную кампанию прошло около 48 тысяч военнослужащих. «Самое-то главное — обкатать командиров, офицеров, — добавил Герасимов. — Командующие войсками округов — все там побывали, и в течение длительного времени. Все командовали группировкой».

Это объясняет, почему Россия так часто меняла командующих сирийской операцией: с сентября 2015 по конец 2017 года этой военной операцией командовали пять генералов. По словам Герасимова, командные структуры 90% российских дивизий и более половины полков и бригад тоже получили боевой опыт. Офицеры отправлялись в Сирию на срок в три месяца, и Герасимов высоко оценил качество их работы.

«Это значит, что вся система боевой подготовки войск и органов управления работает, люди готовы к выполнению задач, а там они на практике это показывают», — сказал он.

Россия также сумела испытать более 200 видов оружия, которое недавно поступило на вооружение в российскую армию или скоро поступит. Разработчики оружия тоже ездили в Сирию, чтобы посмотреть, как их оружие показывает себя на поле боя. Среди прочего сирийский конфликт предоставил России чрезвычайно удобную возможность испытать в боевых условиях свои беспилотники — по словам Герасимова, ежедневно в воздухе находилось до 60 дронов.

«Сейчас абсолютное большинство этих недостатков устранено, — сказал Герасимов. — То, что мы проверили технику и оружие в боевых условиях — это огромное дело. Теперь мы уверены в своем оружии».

Однако Герасимов не упоминает о том, что в Сирии Россия также испытала бойцов частной военной компании «Вагнер», которая обеспечила крайне необходимую поддержку наземных войск Асада и, согласно результатам независимого исследования, понесла больше всего потерь. Эти наемники не получили приглашение в Кремль для вручения медалей за сирийскую операцию, однако они являются главной опорой современной военной стратегии России и огромным подспорьем в предотвращении негативных политических последствий, которые обычно сопровождают серьезные людские потери на поле боя.

Есть еще одна причина, по которой испытательный аспект этой кампании оказался таким важным для России: российские военные убеждены, что они ведут борьбу с Западом. На церемонии вручения наград в Кремле майор Максим Маколкин — летчик, получивший Орден Мужества — с гордостью сказал Путину: «Встречаясь в воздухе с нашими партнерами по западной коалиции, мы всегда оказывались у них на хвосте, что означает победу в реальном бою».

В своем интервью Герасимов подробно описал незначительный инцидент с участием американского и двух российских самолетов, который произошел в зоне разграничения действия авиации российских ВКС и международной коалиции. Он обвинил США в нежелании сотрудничать с Россией даже ради ускорения разгрома ИГИЛ — в своих мемуарах Картер открыто подтвердил это его заявление.

Герасимов обвинил США в том, что теперь они используют базы на территории Сирии для того, чтобы «перекрашивать» бывших боевиков ИГИЛ в антиасадовских повстанцев, чтобы «дестабилизировать ситуацию». И одной из причин, по которой Россия сохраняет свое военное присутствие в Сирии, несмотря на заявления Путина о выводе войск, является необходимость противостоять этой «дестабилизации». Все военные решения, которые Россия сегодня принимает, принимаются с оглядкой на ее плохо скрываемый конфликт с США. Точно так же Кремль и российские генералы рассматривают конфликт на востоке Украины, в котором скоро может появиться американское и — по большому счету — сирийское оружие.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский


Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 5 января 2018 > № 2450984

МВД Казахстана продолжит акцию по выкупу огнестрельного оружия у населения в ближайшие два года, сообщает пресс-служба ведомства.

На выкуп оружия в 2018-2019 годах из республиканского бюджета выделено 234,1 миллиона тенге.

В прошлом году акция по выкупу незаконно хранящихся огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ прошла с апреля по декабрь 2017 года.

"По результатам мероприятия, в органы внутренних дел обратились 2 166 граждан, которыми добровольно сданы 2 944 единицы огнестрельного оружия, 60 087 штук патронов к нарезному оружию, а также одно взрывное устройство и 14 килограммов взрывчатых веществ на общую сумму 147,9 миллиона тенге", — отметили в ведомстве.

Наибольшая активность населения по добровольной возмездной сдаче незаконно хранящихся средств вооружения отмечена в Южно-Казахстанской, Кызылординской, Восточно-Казахстанской, Акмолинской, Павлодарской, Северо-Казахстанской, Жамбылской и Актюбинской областях.

Мероприятия по выкупу оружия у населения проводятся в Казахстане с 2012 года. За этот период добровольно сдано 30,4 тысячи единиц огнестрельного оружия, 130 взрывных устройств, более одного миллиона патронов к нарезному оружию на общую сумму 1,360 миллиарда тенге.

"Об эффективности проводимых мероприятий свидетельствует тенденция снижения за последние пять лет количества преступлений с применением огнестрельного оружия на 55%. По итогам 2017 года количество преступлений с применением огнестрельного оружия сократилось на 1,2%", — подчеркнули в МВД.

Порядок добровольной возмездной сдачи гражданами незаконно хранящихся огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ размещен на официальном интернет-ресурсе министерства внутренних дел.

Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 5 января 2018 > № 2450984


КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар

Северная Корея и Иран: 2018 год - год атомного риска

Рено Жирар | Le Figaro

"В этом году мы отмечаем 50-ю хаотическую годовщину Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Его подписали все страны мира за исключением Индии, Пакистана и Израиля", - пишет обозреватель французской газеты Le Figaro Рено Жирар.

В своей речи "О положении страны" в январе 2002 года американский президент Джордж Буш сказал, что Северная Корея принадлежит к "оси зла", продолжает автор. Менее чем через год КНДР официально вышла из ДНЯО. В ходе своего поздравления с новым 2018 годом Ким Чен Ын заявил, что Северная Корея стала ядерной державой, обладающей межконтинентальными ракетами, равно как и США, говорится в статье. "Затем он протянул руку Южной Корее, выразив пожелание о том, чтобы северокорейские спортсмены смогли туда поехать для участия в зимних Олимпийских играх в феврале 2018 года, - сообщает Жирар. - Власти Сеула сразу же отреагировали положительно".

"Учитывая настрой его южнокорейского союзника, незаметно, чтобы американский президент распорядился о какой-либо превентивной войне против Северной Кореи, чтобы лишить ее нового статуса атомной державы, - комментирует журналист. - Таким образом, в борьбе между Пхеньяном и Вашингтоном выиграл Пхеньян. Это плохая новость для нераспространения ядерного оружия".

"Наряду с Ираком и Северной Кореей в "оси зла" президента Буша фигурировал и Иран, - говорится далее. - После того как в 2002 году он тайно возобновил военную атомную программу, Иран официально от нее отказался посредством соглашения от 14 июля 2015 года, подписанного постоянными членами Совбеза ООН и Германией. МАГАТЭ регулярно констатирует в своих докладах, что Иран соблюдает должным образом свои обязательства. Несмотря на это, с момента своего прихода к власти в январе 2017 года Дональд Трамп грозится денонсировать этот договор, который, на его взгляд, представляет собой "худшее соглашение, когда-либо подписанное Америкой за всю ее историю".

По словам автора, есть два возможных сценария развития событий политической ситуации в Иране. "В случае мирного сценария власти Исламской Республики примут во внимание недовольство манифестантов и решат вывести стану на более либеральный путь", - предполагает обозреватель. Этот сценарий предполагает, что власти ограничат свои внешние экспедиции, чтобы направить государственные деньги на улучшение повседневной жизни иранских граждан. "Если Иран откажется от всех претензий на региональное господство, атомное соглашение ожидает безоблачное будущее", - пишет автор.

"Однако после того, как высший руководитель Хаменеи назвал протестующих 2 января 2018 года "врагами, проплачиваемыми и манипулируемыми Саудовской Аравией", увы, мрачный сценарий становится более вероятным, - говорится в статье. - Этот сценарий предполагает суровое подавление протестного движения со стороны "Пасдаран" ("Корпуса стражей исламской революции") и поворот к еще более авторитарному и религиозному режиму". Когда это случится, Трампа больше ничто не будет сдерживать от денонсирования атомного соглашения, считает Жирар. "Почувствовав, что им угрожает Америка, открыто призывающая к смене режима в их стране, муллы возобновят производство обогащенного урана, вновь повергнув весь Ближний Восток в опасную гонку атомных вооружений", - предполагает обозреватель.

КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар


Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии идут дальше спасения Асада

Леонид Бершидский | BloombergView

Российское Министерство обороны опровергает репортаж ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в ходе атаки 31 декабря на авиабазу Хмеймим в Сирии. Очевидно, война в Сирии для России еще не закончена, несмотря на самодовольные беседы президента Владимира Путина с его сирийским союзником Башаром Асадом, пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Тем не менее, недавно генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генштаба, опубликовал заключительный анализ сирийской операции, сообщив о военных приоритетах России в Сирии и о ее убежденности в том, что каждый конфликт, в котором она участвует, является опосредованной войной с США, отмечает автор со ссылкой на интервью генерала "Комсомольской правде". "Эта война не закончится, даже когда насилие в Сирии прекратится", - говорится в статье.

Бершидский сопоставляет кампании России и США в Сирии. "Обе великие военные державы использовали похожие стратегии, отказываясь от значительного размещения войск на местах и рассчитывая, в основном, на местные силы", - пишет он.

"И Россия, и США утверждают, что они боролись с ИГИЛ*, а не преследовали политические цели", - говорится в статье.

"Впрочем, в реальности будет справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии многочисленные цели. На последнем этапе конфликта для США стало важнее победить ИГИЛ*, а не сместить Асада; это было важным внутриполитическим вопросом из-за вдохновленных ИГИЛ* терактов в Европе и в самих США. Для России и защита сирийского диктатора как надежного союзника, и разгром ИГИЛ*, очевидно, были на втором месте после цели испытать в бою ее недавно реформированную и перевооруженную армию. Интервью Герасимова обнаруживает стремление испытать как можно больше людей и систем в этом конкретном конфликте", - рассуждает Бершидский.

Герасимов упомянул, что в последний раз российские войска и техника отправлялись на такие большие расстояния в 1962 году - на Кубу, так что было важно испытать этот потенциал российской армии. Генерал также отметил, что в Сирии были использованы 200 видов российских вооружений, в особенности дроны, и многочисленные солдаты и офицеры были дислоцированы туда и назад в Россию, что стало показателем повышенной мобильности армии.

"Что Герасимов не упомянул, так это то, что Россия также испытала частную военную компанию, расположенную на юге России, под названием "Вагнер", которая оказала важнейшую поддержку на местах войскам Асада и, согласно независимым исследованиям, понесла основные потери. Наемников не пригласили в Кремль для вручения медалей за Сирию, но они являются основой современной военной стратегии России и большой помощью в смягчении политических последствий, которые обычно влекут за собой военные жертвы", - говорится в статье.

"Вторая причина того, что тестовый аспект кампании был настолько важен для России, заключается в том, что в сознании российского руководства их солдаты выступили против Запада", - отмечает автор.

"Любые военные решения, которые принимаются в России сейчас, принимаются с учетом едва скрытого конфликта с США. Именно так Кремль и российские генералы видят конфликт на Восточной Украине, в котором скоро, возможно, будет использовано американское вооружение, - и, в значительной степени, сирийский конфликт", - заключает журналист.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский


Узбекистан > Армия, полиция > gazeta.uz, 5 января 2018 > № 2449138

Министр внутренних дел Узбекистана Пулат Бобожонов сообщил о разработке проекта программы мероприятий по недопущению применения пыток, психологического и физического давления в отношении арестованных и привлеченных к ответственности лиц. Она будет внедряться в 2018—2020 годах, заявил он в интервью УзА.

«Как известно, до настоящего времени народ считал органы внутренних дел карательными органами. Не секрет: бытуют мнения, что люди подвергаются пыткам, безжалостному отношению», — сказал глава МВД.

Он сообщил, что для устранения подобных негативных явлений начата работа по определению уровня оснащения средствами видеонаблюдения всех учреждений исполнения наказания, следственных изоляторов, изоляторов временного содержания и специальных приемников, мест отбывания административного ареста и определения необходимых мероприятий.

На основе опыта зарубежных стран и международных стандартов в органах внутренних дел подготавливаются специальные помещения, оснащенные информационно-коммуникационными технологиями для стенографии процесса допроса, видеонаблюдения за ним, а также системами аудио- и видеофиксации следственных действий, добавил Пулат Бобожонов.

Для организации дистанционных видеовстреч для заключенных предусмотрено поэтапное внедрение системы видеоконференции по защищенному каналу связи.

«В настоящее время такая специальная комната открыта в Следственном департаменте Министерства внутренних дел. В последующие годы планируется поэтапное создание таких комнат во всех следственных отделениях», — подчеркнул министр.

По словам главы МВД, это ограничит привлечение граждан к ответственности на основе ложных доказательств, оговора и клеветы, а также обеспечит реализацию уголовно-процессуальной нормы, гарантирующей защиту невиновного лица от несправедливого наказания и привлечения к ответственности.

Узбекистан > Армия, полиция > gazeta.uz, 5 января 2018 > № 2449138


Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 января 2018 > № 2443753

Так действует российская разведка: «Они усовершенствовали свои ловушки»

«Представить, что Фруде Берг будет оправдан, невозможно», — говорит норвежский эксперт по России.

Ларс Гимсе (Lars Martin Gimse), Dagbladet, Норвегия

Норвежцев арестовывают в России по обвинению в шпионаже нечасто, но как раз сейчас 62-летний Фруде Берг находится в тюрьме в Москве. 5 декабря он был арестован российской службой безопасности ФСБ.

Берг утверждает, что его знакомые в Норвегии попросили его передать деньги — в качестве дружеской услуги. Речь шла о 3000 евро наличными, как пишет телекомпания NRK.

Если верить российским СМИ, Берг был схвачен во время спецоперации в Москве, когда он, якобы, должен был получить секретные документы о российском флоте от россиянина Алексея Житнюка.

Житнюка обвиняют в измене родине.

«Все это выглядит как ловушка, подстроенная ФСБ. Существует большая опасность того, что тебя обвинят в шпионаже в России, даже если ты не сделал ничего плохого», — сказал Илья Новиков, российский адвокат норвежца, в беседе с Dagbladet в пятницу.

«Они расставляют ловушки»

В настоящий момент невозможно выяснить, что же в случае с Бергом действительно произошло, а что нет. Но нет никаких сомнений в том, что российские спецслужбы не гнушаются ничем, чтобы заманивать людей в ловушки.

Ярдар Эстбё (Jardar Østbø), доцент Института оборонных исследований, указывает на то, как это культивируется самой системой.

Владимир Путин начал свою трудовую деятельность в КГБ, и у него осталась масса контактов со времен КГБ и ее преемницы ФСБ.

«Система в России такова, что на работу обычно берут знакомых. Если ты занимаешь руководящий пост, то ты берешь своих людей на работу на всех более низких уровнях системы. Среди тех, кто занимает видные посты, официально и неофициально, немало тех, кто работал в спецслужбах, особенно в ФСБ», — рассказывает Эстбё в беседе с Dagbladet.

Среди самых известных политиков распространена только одна картина мира.

«Они циничны, они везде видят заговоры, они во всем усматривают злой умысел, они привыкли использовать методы, заключающиеся в расстановке ловушек и пр. Для того, чтобы подстраивать ловушки, они пользуются всеми имеющимися у них в распоряжении возможностями», — говорит Эстбё.

Он говорит, что все это — часть российской системы. Если ты хочешь чего-то добиться или убрать с дороги человека, потому что ты собираешься что-то провернуть, например, продать акции, то часто используемый метод — поискать, нет ли у того, кто тебе мешает, связей, которые могли бы его скомпрометировать.

Приговор министру

А если компромата нет, его можно сфабриковать.

«Этот метод хорошо известен. Я не знаю, имело ли это место в деле Фруде Берга и, если имело, то каким образом, но зная о том, как действуют эти службы, вероятность этого исключать нельзя», — говорит Эстбё и приводит в пример совсем недавнее событие в России.

15 декабря бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев был приговорен к 8 годам тюремного заключения за взятку примерно в 16 миллионов крон, полученную от шефа российской нефтяной компании «Роснефть» Игоря Сечина, близкого соратника Путина.

Улюкаев постоянно отрицал свою виновность и обвинял руководителя «Роснефти», который раньше работал в спецслужбах, в том, что он расставил для него ловушку.

«К сожалению, использование подлинной или сфабрикованной компрометирующей информации — часть российской политической культуры, но можно сказать, что ФСБ это усовершенствовала. Она использует это в разных ситуациях в стране, где правовая защита в ужасном состоянии», — говорит Эстбё.

«Не может быть, чтобы его оправдали»

Это означает, что, по мнению Эстбё, шансы Берга на прорыв в российской судебной системе практически равны нулю.

«Это дело ФСБ не упустит, независимо от того, сильны или слабы доказательства. В таких привлекающих к себе внимание делах доказательства могут быть абсурдными и взаимно противоречить друг другу, но его все равно осудят. Это само по себе может быть сигналом. Смотрите, мы можем осудить тебя, даже если доказательства абсурдны», — говорит Эстбё.

«Если его оправдают, ФСБ потеряет лицо. Хотя я не говорю при этом, что он должен будет отбывать срок. Но представить себе, что его оправдают, — невозможно».

Повседневная работа ФСБ — сбор компрометирующей информации, которую она сможет использовать позднее.

«Они ее собирают, а если смогут потом использовать, будет вообще замечательно», — говорит Эстбё.

Одной чертой всего этого являются так называемые «медовые ловушки», самым лучшим примером которых является российский агент Анна Чапман. Она была одной из 11 шпионов, арестованных в США в 2010 году. Их направили в США, чтобы внедряться в финансовую среду, политические и университетские круги, которые могли бы дать важную информацию для британской разведки (так в оригинале, — прим.ред.).

Чапман наслаждалась жизнью в Нью-Йорке. Часто посещала наиболее эксклюзивные бары и рестораны города. Друзья и знакомые думали, что 28-летняя красотка либо миллиардерша, либо элитная проститутка.

«То, что связано с супружеской неверностью, проститутками и пр. — особая статья. Но есть еще и компромат в более широком смысле этого слова. Тут речь идет о компрометирующей информации о чем угодно», — говорит Эстбё.

«Режим должен разоблачать врагов»

Но русские — не совсем параноики, они опасаются шпионов не без оснований. В 2006 году достоянием гласности стало немного абсурдное дело.

Тогда британские шпионы с помощью фальшивого камня, напичканного самыми современными технологиями и радиопередатчиком, обменивались секретной информацией на краю тротуара одной из улиц в Москве.

Сначала с разоблачением выступило российское телевидение, оно показало сенсационные фотографии камня, а также видео, сделанное службой наружного наблюдения, когда несколько, якобы, британских дипломатов забирали из камня секретную информацию.

Четыре сотрудника британского посольства, имена которых были названы, и один россиянин были засняты, когда шли к камню. Засняли и мужчину, который нес камень.

«В общем и целом, режим нуждается в постоянном разоблачении врагов. Скоро президентские выборы — в марте. Они построили свою политическую риторику на том, что все против них, особенно Запад, и этот образ надо поддерживать. Это не значит, что Путин и его ближайшее окружение сами отдают соответствующие приказы с самого верха, приказы могут отдаваться и на более низком уровне», — считает Эстбё.

В 2013 году российская спецслужба ФСБ арестовала Райана Фогла (Ryan Christopher Fogle), сотрудника политического отдела посольства США в Москве.

Русские заявили, что задержали Фогла, когда он пытался завербовать офицера российской разведки для работы на ЦРУ.

Якобы, у Фогла на момент задержания были при себе блондинистый парик, большая денежная сумма и современнейшее техническое оборудование. Его объявили в стране персоной нон грата, и он покинул Москву через несколько дней после ареста.

Многие описывали это как совершенно комичный эпизод.

Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 января 2018 > № 2443753


Россия > Армия, полиция > newizv.ru, 1 января 2018 > № 2449150

Россия сократила Вооруженные Силы. На 300 человек... 

Штатная численность Вооруженных сил РФ уменьшилась с 1 января 2018 года почти на 300 человек. Указ Президента Путина об этом вступил в силу в понедельник.

"Постановляю установить штатную численность Вооруженных Сил Российской Федерации в количестве 1 902 758 единиц, в том числе 1 013 628 военнослужащих", - говорилось в указе.

Этим же документом были признаны утратившими силу прежние указы от 8 июля 2016 года и от 28 марта 2017 года. Согласно последнему указу, численность ВС РФ впервые с 2005 года была увеличена до 1 903 051 человек. Таким образом, вступающий в силу 1 января 2018 года указ сокращает численность ВС РФ на 293 единицы, отмечает ТАСС.

Гражданский персонал МО РФ составляет 40% от основного состава армии.

Россия > Армия, полиция > newizv.ru, 1 января 2018 > № 2449150


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 декабря 2017 > № 2443384 Олег Жданов

Россия пошла на хитрость по Донбассу: опасность, о которой нужно знать Украине

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Обмен пленными 27 декабря — огромная моральная победа Украины. Вместе с тем, президент России Владимир Путин уже пытается хитро использовать эту ситуацию в свою пользу. Украине нужно иметь в виду и реагировать на данную угрозу и будущий шантаж со стороны РФ в вопросе Донбасса. Такое мнение «Апострофу» высказал военный эксперт Олег Жданов.

На сегодняшний день это (обмен пленными, прошедший 27 декабря, — «Апостроф») — тот максимум, на который решился Путин. Потому что результат наших усилий — это лишь переговорная группа в Минске, которая показывает свою безрезультатную деятельность.

Пленных можно было получить при двух вариантах. Первый — отстранение Путина от власти. Но мы понимаем, что на сегодня это на уровне фантастики.

И второй вариант — это высокая политическая мотивация Путина, потому что лично он принимает решения по Донбассу и ситуации в регионе. Все управляется исключительно из башни Кремля. Не нужно строить иллюзий и надеяться на какие-то чудеса.

А мотивация Путина в данном случае заключалась в том, что, во-первых, он показал всему миру, что Россия якобы не является стороной конфликта. Они даже не прислали своего представителя на переговоры, заставив представителя Украины в лице Виктора Медведчука сесть за стол переговоров напрямую с главарями псевдореспублик. А в качестве российского следа в этом переговорном процессе выступил патриарх Кирилл. То есть «высокая духовность», «моральность», «гуманизм» в лице РПЦ.

Второе — Путин показал всему миру, что он является «миротворцем» и может решать такие вопросы. Потому что Медведчук его попросил, а тот в ответ сказал, что переговорит с этими ребятами (главарями так называемых ДНР-ЛНР, — «Апостроф»), чтобы они сели за стол переговоров. Тут же Россия анонсирует телефонные переговоры Путина с главарями боевиков, вскоре вопрос решается — и мы получаем пленных. Тем более, не пленных, а незаконно удерживаемых.

При этом наша роль сводится к тому, что мы — получатели. Кроме того, мы скромно умалчиваем о том, что обменяли украинских граждан на украинских граждан. А во всем мире это раструбили — и в России в том числе. Выходит, что конфликт «гражданский» (как его хочет подать пропаганда Кремля, — «Апостроф»).

Еще одна мотивация Путина — показать всему миру что Россия «ни при чем» и надо снимать санкции. Вот поговорить с «республиками» и их услышать — здесь пожалуйста, Путин поговорил и услышал, а они «пошли навстречу».

В моральном плане, конечно, это наша победа. Но в политическом — это победа РФ. В этом плане, надо отдать им должное, они сделали все для победы, вплоть до предательств. Это их рабочий девиз.

К тому же, Кремль откатал такой момент, как политическое давление и шантаж. То есть, мы готовы идти на переговорный процесс на любых условиях, чтобы получить своих людей. И тут же слушаем заявление представителя РФ в переговорной группе в Минске Бориса Грызлова. А он говорит, что на 2018 год РФ ставит перед собой такие задачи, как особый статус оккупированных территорий и полная амнистия. Также полное выполнение Минских договоренностей по «плану Штайнмайера» (сначала выборы, а потом все остальное). А это для нас абсолютно неприемлемо, потому что приведет к федерализации страны. И это тот хвост, за который они будут держать собаку.

Если бы к Путину обратился Петр Порошенко, то это была бы наша большая политическая победа. Мы бы показали всему миру, что Россия является стороной конфликта, что два президента выходят на прямой разговор по гуманитарному вопросу обмена пленными по формуле «всех на всех» и тем самым выполняются Минские договоренности. Вот это была бы победа.

А теперь все лавры достались Виктору Медведчуку. Сейчас, если, не дай Бог, будут выборы в Верховную Раду, то Медведчук скажет: «Я же на щелчок пальцев договорился с Путиным, голосуйте за меня и я привезу всех остальных». Тем более, Россия уже сказала, что у них есть незаконно удерживаемые 103 человека. Наша песня хороша — начинай сначала. Можно же бесконечно ловить людей на улице и говорить: «Мы удерживаем граждан Украины, надо их менять».

А они тут списки пишут нам. Потом Ирина Геращенко говорит, что мы действуем в правовом поле согласно законодательства. Возникает вопрос — какого законодательства? Если эти люди незаконно удерживаемые, это идет по статьям «терроризм», «похищение» и так далее. А среди тех, кого оттуда в этот список включают (тех, кого отдали боевикам в обмен на украинских заложников, — «Апостроф») — большая часть уголовников, которые сидят в тюрьмах и отбывают наказание за определенные уголовно наказуемые деяния. Так по какому закону мы их меняем? Что может быть в рамках закона, если здесь правового поля вообще, как такового, нет?

Конечно, Петр Алексеевич «ленточку перерезал», расцеловал всех. Но он ведь расцеловал тех ребят, которые попали в плен из-за того, что в Иловайске был котел, из-за того, что в Дебальцево был котел, из-за того, что ДАП бросили на произвол судьбы. А он их всех расцеловал, сейчас раздаст ордена и будет счастлив…

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 декабря 2017 > № 2443384 Олег Жданов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников

Путин-«миротворец» опаснее Путина-агрессора

Виталий Портников, LB.ua, Украина

Владимир Путин не блефовал, когда в присутствии московского патриарха Кирилла и своих ближайших соратников Дмитрия Медведева и Виктора Медведчука анонсировал возможный обмен пленными между Россией и Украиной. Накануне Нового года этот обмен действительно состоялся. Очевидно, что любой нормальный человек не может ощущать ничего, кроме чувства огромного облегчения — наши защитники вместе с другими заложниками Кремля оказались дома и им больше ничего не грозит. И, тем не менее, необходимо ответить самим себе на один очень простой вопрос: почему Путин пошёл на это?

На протяжении нескольких лет не было никаких обменов. Представители Москвы и ее марионетки придумывали самые разнообразные поводы для того, чтобы не освобождать людей. Даже когда сами российские представители выступали с предложениями об обмене, их инициативы на поверку оказывались самым обыкновенным блефом. И вот — все произошло на самом деле. Но почему? Можно, конечно, успокаивать себя тем, что Путин просто поддался под давлением Запада, что он боится санкций и поэтому должен идти навстречу. Отчасти это будет правдой. Путину действительно не нужны санкции — тем более новые санкции американцев. Однако важно понять, каким путём пойдёт российский правитель, чтобы добиться отмены этих санкций. То, как произошёл обмен пленных — по просьбе любимого Путиным украинского (условно говоря) политика, с участием патриарха, позволяет дать ответ на этот вопрос. Путин решил быть миротворцем. Разумеется, в своём понимании этого термина. Но путинского понимания вполне может оказаться достаточно и для Запада, где стремление к восстановлению нормальной атмосферы в отношениях с Россией достаточно велико.

Уже приходилось объяснять, почему я считаю заключение Минских соглашений позитивным фактором для Украины. Не только потому, что они позволили остановить военные действия в неблагоприятной для нас ситуации и заняться созданием полноценной современной армии. Но и потому, что они позволили интернационализировать конфликт и превратились в орудие продления санкций против России. Каждый раз европейцам — в том числе и благожелательно настроенным к Кремлю — приходилось констатировать, что соглашения не выполняются, а санкции продлеваются. И так — до бесконечности.

Но бесконечность быстро утрачивает смысл, если Кремль начинает Минские соглашения выполнять. Или делать вид, что выполняет. Мы прекрасно знаем, что в этих документах есть целый ряд пунктов, политически невыполнимых для украинской стороны. Да, эти пункты теряют смысл в случае восстановления украинского контроля над территорией. Понятно, что не существует местной власти в Донецке или Луганске, которая без контроля Москвы будет требовать особый статус в составе Украины. Но если российский контроль сменится международным — теми же наблюдателями ООН? А украинский контроль над территорией пообещают восстановить только после выполнения нами Минских соглашений во всей их безумной полноте? Тогда то, что казалось ловушкой для России, станет ловушкой уже для нас самих.

Могут спросить — а что будет, если Путин не будет действовать столь хитроумно, а просто предпочтёт оставить Донбасс ради отмены санкций и примирения с Западом? И никто при этом не станет требовать от нас ни особого статуса для Донбасса, ни языковой автономии, ни прочей лабуды? Что тогда?

Тогда может сложиться ситуация, в которой огромное количество наших соотечественников вновь вспомнит, какая Россия замечательная страна, как важно с ней дружить, как важно забыть о войне, когда наступил мир, как важно восстановить экономические связи и вместе помочь восточным областям — тем более, что в Евросоюз нас не берут, как оказалось. Если Путин не допустит никаких ошибок, то уже на следующих парламентских и президентских выборов «партия мира» — то есть объединённые силы коллаборационистов и агентов Кремля разгромят «партию войны» — то есть не таких уж и многочисленных украинских государственников. Реванш в новом виде состоится.

Что сделать, чтобы его не допустить? На самом деле, возможностей у нас не так уж много. Нам противостоит сильная и укоренившаяся в украинском обществе государственная машина бывшей метрополии. В конце концов, мы выигрывали все эти годы только потому, что Путин допускал ошибки. Страшно подумать, что будет, если он начнёт играть безошибочно — даже от безысходности.

И, тем не менее, не попытаться выиграть мы не можем. Первое, что нужно сделать — это начать переносить акценты с Донбасса на Крым. Это очевидное нарушение международного права вкупе с репрессиями против коренного населения и попытками изменить демографическую картину с помощью новых колонистов. Классический случай оккупации, которую из-за включения Крыма в состав России не так-то просто преодолеть.

Нужно приучать и своё общество, и Запад к тому, что даже после окончания конфликта на Донбассе российский режим остаётся оккупантом и врагом.

Второе — это целенаправленная работа против российской политической и информационной агентуры в стране. Необходимо принять целый ряд законодательных актов, которые чётко определили бы понятие агрессии и оккупации и затруднили бы существование на территории Украины политических партий, общественных организаций и СМИ, которые ставят под сомнение саму оккупацию. Никто не может запретить полемики об украинской истории — но любое государство способно защитить представление о своём актуальном положении.

Третье — необходимо начать говорить с обществом о приоритетах. Сами граждане должны, наконец-то, определиться — какое государство они строят, богатое или все же свое. Конечно, эти задачи могут и совпадать, но совершенно не обязательно из одного следует другое. Если украинцам не нужна Украина, а нужно просто хорошо жить, то никакой Путин им не поможет — даже если завоюет половину страны. Тогда можно констатировать, что цивилизационный шанс 2014 года не использован, и Украина обречена на вечную роль полуколонии. Но если все же наши сограждане хотят построить Украину, а не «вообще богатую страну», то им придется понять, что только свободная страна может стать успешной. И что только освобождение от России в широком смысле — от ее армии, наемников, пропаганды и исторических мифов — может стать залогом украинского будущего. Попросту говоря, нельзя на месте Украины выстроить большую некоррумпированную Брянскую область. Не получится. И тех, кто утверждает обратное, можно со спокойной совестью зачислить в союзники Путина. Как и тех во власти, кто до сих пор пытается с Путиным договориться.

Потому что договориться не получится. Можно только разойтись, избегая путинских ловушек. И с точки зрения расстановок этих ловушек следующий год будет куда сложнее уходящего. Путин-«миротворец» куда опаснее Путина-агрессора.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников


Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455829 Василий Грицак

Глава СБУ: РФ активно пытается вербовать украинских топ-чиновников для влияния на политические процессы

Интервью главы Службы безопасности Украины Василия Грицака агентству "Интерфакс-Украина"

В канун Нового года состоялся долгожданный обмен, 73 украинца вернулись домой. Но 103 человека все еще остаются в заложниках на неподконтрольных Украине территориях Донбасса. Какие шаги будут предприняты для их освобождения?

Произошло знаменательное событие, думаю, что событие года: благодаря титаническим усилиям и нашего политического руководства, и международных партнеров удалось вернуть домой 74 наших граждан, которые так долго находились в плену. Освободили 74, не 73, одна женщина не захотела возвращаться, так как у нее в Донецке семья, де-факто она тоже освобождена из плена.

Да, по нашим данным, 103 человека все еще остаются в плену. По состоянию на несколько дней назад, боевики подтверждали данные по 94-м. А по данным нашего Центра мы понимаем местонахождение 108 человек на территории так называемых отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

Над возвращением этих людей мы обязательно будем продолжать работу и приложим к этому максимум усилий.

Когда может быть следующий этап обмена?

Следующий этап обмена, надеюсь, произойдет в кратчайшие сроки, мы активизировали эту работу. С учетом того, что мы вернули наших ребят, я подготовил соответствующее указание, чтобы максимально эффективно использовать этот шанс для ускорения очередного этапа обмена.

Мы обязательно поработаем с теми, кто вернулся домой, проведем детальный опрос: где, с кем, в каких местах они, возможно, имели контакты с теми людьми, кто считается сейчас в плену или пропавшими без вести (а таковых, по нашим данным, 402 человека). Возможно, судьбу некоторых из них нам удастся выяснить.

Но для начала освобожденным ребятам необходимо предоставить возможность обследоваться, поправить здоровье, стабилизировать психологическое состояние, после этого мы будем с ними общаться и работать.

То есть, опрос освобожденных поможет получить информацию относительно других заложников и тех, кто считается пропавшими без вести?

Однозначно! Мы будем прилагать максимум усилий во время общения с этими ребятами, чтобы они могли максимально вспомнить информацию о том, где, с каким количеством людей пересекались в застенках "ЛНР/ДНР". Конечно, будем делать поправку на возможное психологическое и физическое давление за время пребывания в плену.

Будет ли СБУ проверять их на возможную вербовку Российской Федерацией?

Конечно, мы будем их опрашивать относительно обстоятельств пребывания в плену. Есть такое понятие, как контрразведывательный опрос, и мы обязательно его проведем. Есть случаи, к примеру, когда наш боец, будучи раненым, без сознания, попал в плен, и тут не возникает никаких вопросов.

Если же обстоятельства попадания в плен не до конца выяснены, или же есть показания других военнослужащих об определенных проблемных вопросах, то контрразведывательный опрос будет проводиться.

Кроме того, мы прекрасно понимаем, что в отношении наших военнослужащих, да и всех граждан Украины, которые находятся или находились в плену, осуществляется не только физическое и психологическое давление, но и проводится вербовка.

Такие вербовочные подходы, и я тут не открою тайну, осуществляются, как мы считаем, в 90% случаев во время пребывания на заработках в Российской Федерации.

Говорят о нескольких миллионах украинцев, которые находятся в РФ, и я убежден, что далеко не всех агентов вражеских спецслужб из числа граждан Украины мы на сегодня раскрыли.

К примеру, та же история с полковником Безъязыковым?

Да, это классический пример того, как украинский военнослужащий стал объектом для подозрения в государственной измене. Конечно, я не могу обвинять этого человека, пока степень его вины не будет определена или подтверждена судом.

К слову о получении информации о пленных и пропавших без вести. Служба безопасности Украины сегодня (27 декабря - ИФ) задержала боевика, который пытался пересечь линию столкновения. Этот человек принимал непосредственное участие в удержании и пытках пленных, вооруженном штурме админзданий в Должанске, в том числе пограничного отряда, конвоировании по указанию российских кураторов военнопленных Вооруженных сил Украины на территорию РФ.

Официально нам известно, что на территории России находится 10 граждан Украины, но это только то, что нам известно. Мы подозреваем, что многие из этих 402-х, которых мы считаем без вести пропавшими, могут находиться на территории Российской Федерации, или, как они говорят, "союзных республик". Думаю, что этот задержанный нами боевик расскажет что-то по этому поводу.

Есть информация, что в списках на обмен со стороны ОРДЛО был заявлен человек, который якобы имел отношение к уничтожению малазийского "Боинга" в 2014 году... Это правда?

Стороной ОРДЛО был заявлен человек, который действительно проходит как свидетель по делу малазийского "Боинга". Конечно же, мы не отдали этого человека. Он остался у нас. Мы не могли этого сделать ни при каких обстоятельствах.

У нас есть, как мы говорим, "в активе", граждане Российской Федерации. Они пройдут соответствующие процедуры, суды, и мы используем все возможности для возвращения наших заложников, которые находятся на территории Российской Федерации. Россиян мы не должны отдавать в ОРДЛО, их надо передавать либо консулу, либо самим россиянам.

Украина запускает систему биометрического контроля для иностранцев, в частности граждан РФ. Какого эффекта ожидаете? Не произойдет ли так, что с уменьшением количества диверсантов в Украине снизится число туристов?

Я убежден, что введение биометрических паспортов для пересечения границы с Российской Федерацией будет содействовать укреплению национальной безопасности страны. Это значительно осложнит работу, в первую очередь, российских спецслужб. Также даст нам возможность ускорить процесс идентификации прибывших на территорию Украины людей, причастных к различным видам преступлений.

Может ли быть миграционный ответ России в зеркальном плане еще худшим, к примеру, не введет ли Россия первой визовый режим? В таком случае могут пострадать сами украинцы.

Уверен, что Россия будет предпринимать меры в ответ, но что это будет – увидим. Осталось ждать совсем недолго. Конечно, кто-то от введения биометрического контроля будет иметь дополнительные трудности при пересечении границы с Россией. Но тем людям, которые не нарушают закон, бояться нечего.

Выход российских представителей из СЦКК ухудшает ситуацию на Донбассе: усиливаются обстрелы, снижается безопасность наблюдателей…

Это не очень хорошее политическое решение Москвы – отозвать офицеров с территории Украины. Это был очередной этап эскалации напряжения отношений между Украиной и Россией, и под угрозой была даже возможность проведения обмена.

Что делать в этой ситуации? Следует ли Украине настаивать на возвращении россиян в СЦКК?

Убежден, что это надо делать, поскольку на сегодняшний день мониторинговая миссия ОБСЕ и Красный Крест могут попасть далеко не во все районы Луганской и Донецкой областей.

Но к процессу возвращения представителей РФ СЦКК СБУ приобщаться не будет, это работа МИД.

Актуален ли вопрос переформатирования АТО, каково ваше видение нового формата противодействия гибридной войне?

Конечно, всё станет на свои места, если будет принят закон о деоккупации, потому что на то время, когда вводилась АТО, никто до конца не осознавал масштабы, в которые перерастет захват админзданий в Донецкой, Луганской, Харьковской областях. Режим проведения АТО дал возможность провести выборы президента Украины, Верховной Рады, местных советов и сохранить все демократические завоевания.

Мы не снимаем с себя ответственности. Ключевая роль в военном конфликте принадлежит военным, а в гибридной войне – СБУ. Мы будем продолжать противодействовать агрессии РФ, независимо от того, в каком формате наша работа будет проводиться.

Есть ли угроза национальной безопасности на западе Украины, в южной части? Кроме российской агрессии, существуют ли другие вызовы?

Да, угроза такая существует. Россия вкладывает немалые ресурсы: финансовые, интеллектуальные, информационные в дестабилизацию процессов на западе и юге нашего государства. Вы знаете о намерениях создания так называемых "Бессарабского народного совета", "Одесской народной республики", знаете об определенных процессах на Закарпатье. Россия щедро финансирует даже некоторые общественно-политические структуры в западных странах, чтобы через их возможности дестабилизировать процессы на западе и юге нашей страны, где представлены национальные меньшинства, - на Закарпатье, в Одессе, Черновцах.

Правительства западных стран понимают угрозу, которую в себе несут эти процессы, поскольку после выполнения заданий российских спецслужб на территории Украины эти же пророссийские структуры могут быть направлены уже против правительств своих стран.

У нас есть задокументированные факты надругательств над памятниками, повреждения государственных символов, культовых сооружений.

За всеми этими событиями стоит только Россия?

У нас задокументирована, как правило, Россия, зафиксированы факты причастности российских спецслужб.

История с Саакашвили не в лучшем свете показала работу правоохранительных органов Украины, в частности, СБУ. Допрос он тоже игнорирует…

Мне тоже не все нравится в этой истории с попыткой задержания Саакашвили и уведомления его о подозрении.

Производство на то время осуществляла Генеральная прокуратура Украины, и процессуальные действия проводились под ее непосредственным руководством. Могу сказать только то, что никто не рассчитывал, что Саакашвили не откроет двери квартиры и начнет убегать. Человек, который ни в чем не виновен, убежден в своей правоте, не должен бегать от правоохранителей.

Что касается дальнейшей его перевозки в место, где с ним должны были проводиться процессуальные действия, то в компетенцию СБУ не входит работа по разблокированию дороги и толпы. Офицеры, которые находились в автомобилях, прошли АТО и много видели в своей жизни, но они сдержались и не совершали никаких насильственных действий, и это было правильно.

К примеру, представьте себе следующую ситуацию. Наши офицеры, к сожалению, тоже нарушают закон, и у нас есть более 80 уголовных производств, по которым они привлекаются к ответственности. Так вот, кто-то приходит на процессуальное действие к нашему офицеру, и он зовет на помощь своих побратимов, с которыми вчера воевал в АТО. Во что мы тогда превратим наше государство? Свою невиновность надо доказывать в судах, и тогда все станет на свои места, мы ведь строим правовое государство.

Каковы судебные перспективы этого дела, с учетом сомнений в аутентичности записей разговора Саакашвили и Курченко?

Не могу давать оценку, это должен делать следователь. Сначала Саакашвили пришел в Генеральную прокуратуру, там с ним процессуальные действия проведены не были, потом ему со второго раза была вручена повестка, он принял ее и пришел в Главное управление СБУ в Киеве и Киевской области, но снова-таки не зашел.

Такая позиция, конечно же, не совсем нравится следователю, потому что, если человеку есть что сказать, он должен аргументированно отстаивать свою правоту, а не просто собирать митинги.

Следователи, расследующие уголовное производство, назначили экспертизу аутентичности голосов, которые звучат на пленке. Она проходит в Институте судебно-технических экспертиз, о ее результатах будет уведомлен следователь, который ведет это дело. Пока она не завершена. И я надеюсь на объективный результат.

На минувшей неделе был задержан переводчик премьер-министра, работавший на российские спецслужбы. Наверняка он не единственный потенциальный подозреваемый в связях со спецслужбами РФ в высокопоставленных кругах…

Эта проблема остается очень серьезной, несмотря на то, что с 2014 года СБУ проводит масштабную работу, и большое количество тех, кто работал на Россию, привлечены к уголовной ответственности.

Переводчик премьера - это действительно довольно-таки большая "рыба", пойманная на госизмене за годы независимости.

Один ли он? Нет, конечно, не один. Я не открою большую тайну, если скажу, что в работе Службы безопасности есть много дел, по которым проходят граждане Украины, обоснованно подозреваемые в государственной измене. Среди них есть и те, кто занимает высокие должности.

Нет ничего удивительного в том, что и в СБУ остались так называемые "кроты". До Революции Достоинства для спецслужб России, к сожалению, были созданы максимально благоприятные условия относительно агентуры. Именно поэтому мы задерживаем собственных сотрудников. Задерживаем самих же контрразведчиков, которые должны работать в первую очередь против нашего внешнего врага. Среди задержанных сотрудников СБУ - полковники, подполковники. Эта работа проводится на постоянной основе, мы очищаемся.

Часть 2 статьи 111 Уголовного кодекса предусматривает освобождение от уголовной ответственности человека, который добровольно сообщил СБУ о том, что он работает на другое государство. И, пользуясь случаем, я советую таким гражданам лучше обратиться в СБУ с заявлением, чтобы потом не получать серьезные сроки заключения.

Россия использует любые механизмы, чтобы вмешиваться в наши дела, и, конечно же, для нее является приоритетом вербовка топовых чиновников, правоохранителей, судей, депутатов, для того, чтобы не только иметь информацию, но и пытаться формировать общественное мнение, влиять на политические процессы в нашем государстве.

Чем больше увеличивается уровень нашего противодействия, тем больше возрастают усилия России по агентурному проникновению в органы власти нашего государства.

Можем ли ожидать новых задержаний подобного рода?

Убежден, что да.

Каковы результаты расследования масштабной кибератаки, которая была летом этого года? Есть ли доказательства того, что за этими действиями действительно стоит Россия?

Россия использует Украину как полигон, в том числе для проведения кибератак. В то же время я считаю, что мы неплохо справились с последней кибератакой Petya, смогли упредить негативные последствия.

СБУ - не единственный правоохранительный орган, который противодействует киберпреступности. Государственная служба по защите информации в этом плане является первым номером, но у нас есть хорошие возможности и специалисты, мы наращиваем усилия в этом направлении, также пользуемся помощью стран НАТО.

Установлено ли происхождение последних хакерских атак на инфраструктурные информационные системы?

Осенью произошла массовая фишинговая рассылка на официальные электронные адреса центральных органов исполнительной власти, которая содержала вредоносное программное обеспечение для похищения уязвимой информации.

Сотрудники СБУ установили, что после открытия вредоносного приложения реализовывался механизм полного удаленного управления пораженным компьютером. В частности, мы выяснили, что клиентская часть хакерского программного обеспечения "DarkTrack" после установки на компьютеры соединялась с серверным оборудованием с российскими IP-адресами. Фактически подконтрольные Кремлю российские хакеры могли получать возможность скрыто и удаленно администрировать украинские веб-ресурсы и получать с них информацию.

Кроме того, СБУ зафиксировала организованные спецслужбами РФ кибератаки двумя разновидностями вируса типа "PSCrypt".

Хакеры отправляли файлы с вредоносным программным обеспечением, предназначенным для шифрования информационных систем региональных объектов критической инфраструктуры. После запуска приложения загружался вредоносный файл, который шифровал содержимое дисков и размещал на рабочем столе информацию о необходимости оплаты средств для дешифровки через анонимные электронные счета, и в большинстве случаев эти фишинговые электронные письма поступали через российские почтовые серверы.

Таким образом, можно говорить о российском происхождении этих хакерских атак.

Какие конкретно меры предпринимаются СБУ для предотвращения подобного рода кибератак, можно ли сделать что-то для полной безопасности?

В этом плане никто не может чувствовать себя в полной безопасности, и это касается не только Украины. Россия апробирует какие-то методы в Украине, в частности, вирус Black Energy - для атаки на наши генерирующие предприятия, а потом использует его для атаки на такие же предприятия в других странах.

Также вы знаете, что кибератакам были подвержены многие правительственные учреждения мира, в том числе были зафиксированы и вмешательства в выборы.

Можем ли мы надеяться на то, что атаки такого масштаба, как вирус Petya, не повторятся?

Мы делаем все для этого: общаемся не только с нашими партнерскими спецслужбами, но и с бизнесом, предлагаем наши услуги для того, чтобы построить систему безопасности на больших предприятиях, говорим о том, какие программы не следует использовать…

С учетом того, что Украину ожидают президентские и парламентские выборы, насколько масштабным может быть использование Россией социальных сетей для вмешательства в предвыборную кампанию, как СБУ может этому противодействовать?

Россия использует все методы гибридной войны, в том числе, конечно, и свои кибервозможности, а они возросли в разы, начиная с 2014 года.

Да, создаются фейковые аккаунты, создаются сайты. Помните сайт "Украинская революция", сайт "Майдан 3:0", которые призывали к вооруженному восстанию, насильственному изменению власти? Наше киберподразделение вместе с подразделениями защиты национальной государственности выяснило, что за этими сайтами стоял российский гражданин.

Мы мониторим информационное пространство на предмет выявления угроз национальной безопасности. С одной стороны, у нас нет цензуры, люди могут свободно высказывать свои мысли, но в то же время в их высказываниях не должно быть призывов к насильственному свержению государственного устройства. И как только мы находим такую информацию, конечно, проверяем, кто стоит за этим аккаунтом. Часто видим, что следы ведут далеко, даже не в Россию, а куда-нибудь, к примеру, в Бразилию. Но потом при помощи наших международных партнеров мы устанавливаем, что концы все-таки находятся в РФ. Иногда нам удается установить конечный IP-адрес того, кто создает эти аккаунты, и тогда мы можем даже установить имя того человека, который его создал.

Россия точно будет предпринимать попытки вмешаться в украинские выборы в этом направлении, так как они уже пробовали влиять на избирательный процесс и за океаном, и в Европе. И эти факты вмешательства документируются в уголовных производствах в этих странах.

Есть ли у вас информация об использовании Россией для дестабилизации ситуации в Украине организаций национально-патриотической направленности?

Конечно. Если российские спецслужбы стремятся использовать офицеров СБУ, высокопоставленных должностных лиц как своих агентов не только для получения информации, но и для влияния на процессы, которые происходят в Украине, то они могут использовать и национал-патриотические силы. К сожалению, это - правда, и многие из тех, кто находится в этих организациях, ни сном, ни духом не ведают, кто на самом деле стоит за кулисами этой деятельности.

Ярким примером этого может быть гражданин Дульский, бывший лидер "Наждака", который сейчас скрывается в России. Ему и еще пяти его так называемым сподвижникам объявлено подозрение, в отношении некоторых из них избрана мера пресечения за антиукраинские акции, целью которых было, например, поссорить Украину с Польшей, с Болгарией. По итогам расследования уголовных производств эти люди, я думаю, будут привлечены к уголовной ответственности.

А как отделить тех людей, которые "ни сном ни духом", от тех, кто работает на спецслужбы РФ?

На самом деле, это очень сложная задача. И в этом заключается работа СБУ: не просто выделить по контрразведывательным признакам, но и начать оперативно-розыскное дело, получить соответствующие определения судов и тщательно проверить информацию о возможной причастности к деятельности иностранных спецслужб или деятельности во вред интересам украинского государства. И это документируется очень сложно.

В выявлении таких граждан должны помогать и государственные органы, и общественно- политические объединения, и тогда нам будет намного легче пресекать такие преступления.

Я вам скажу без преувеличения, что документировать чиновника из Кабмина нам помогал сам Кабмин. Премьер об этом знал и содействовал тому, чтобы мы могли качественно зафиксировать деятельность его переводчика, не допустить утечки информации врагу.

Надругательства над памятниками, синагогами – это действия российской агентуры?

Да, и это не просто мои слова. У нас есть задокументированные заказы от граждан Украины, которые находятся в РФ. Как правило, российские спецслужбы используют тех, кто имеет связи в Украине, привлекают политических беглецов режима Януковича для организации каналов финансирования, для непосредственной организации и проведения заказных акций на территории Украины, которыми они хотят поссорить Украину со своими соседями.

Что вы думаете об организации "С14"?

Они допускают деструктивные вещи, к сожалению… Нельзя сказать однозначно, что это не патриотическая организация. Она несколько радикализирована. Но я убежден, что в этой организации есть много патриотов Украины, которые искренне верят в то, что своими действиями они могут сделать что-то полезное для государства. Их бы энергию да в правильное русло…

Установлены ли новые факты деятельности в Украине "ЧВК Вагнера"?

Мы продолжаем работу по установлению членов "ЧВК Вагнера" к военным преступлениям на территории Украины и на территории других государств. На сегодняшний день нами установлено уже более 2 тысяч человек из ЧВК. Это частная армия Кремля, и когда начинается военный конфликт в какой-то стране, то первыми от имени России заходят "зеленые человечки" "ЧВК Вагнера".

По той информации, которая у нас есть, часть этой кампании используется в Африке, в Судане и Йемене.

А буквально на днях мы выявили следующий факт. Вы помните сбитый Ил-76 над Луганским аэропортом в июне 2014 года, когда погибло 40 десантников и 9 членов экипажа? Среди погибших был и командир отделения 25-й Днепровской воздушно-десантной бригады ВСУ старший солдат Олег Лифинцев, родом из Каховки. Мы установили, что его родственник Алексей Лифинцов - предатель Украины из Севастополя, проходит службу в "ЧВК Вагнера" и занимает должность командира минометной батареи, его личный номер М1184.

У нас есть документальная информация, что часть его коллег из ЧВК почти каждый день летом 2014 года обстреливали Луганский аэропорт.

Мы устанавливаем степень родства этих людей, но могу сказать, что это близкий родственник. Представьте себе: десантник был в Ил-76, а его родственник – в ЧВК…

В контексте создания Национального бюро финансовой безопасности есть ли единое видение функционала структуры? Готова ли СБУ к передаче своих подразделений по борьбе с преступлениями экономической направленности?

В случае принятия закона и создания этого органа, конечно, какая-то часть полномочий перейдет им. Но, я убежден, что за Службой безопасности останутся вопросы защиты объектов критичной инфраструктуры, то есть, экономическая контрразведка.

Мы уже сейчас максимально отходим от документирования просто экономических преступлений, поскольку этим занимаются другие государственные органы. Мы интересуемся вопросами, связанными, к примеру, с тем, в каком состоянии дамба Киевской ГЭС, какого качества и откуда завозятся ТВЭЛы для атомных электростанций, - это то, чем должна заниматься экономическая контрразведка.

Есть концепция реформирования Службы безопасности, которую подготовили и направили на рассмотрение в высшие инстанции – в СНБО и на утверждение президенту Украины. Концепция предусматривает поэтапное реформирование Службы безопасности, и в случае принятия этих нормативных актов часть функций СБУ перейдет другим органам.

Подытоживая, какие сейчас ключевые, наиболее серьезные угрозы национальной безопасности, на что в первую очередь будет обращать внимание СБУ в следующем году?

За почти четыре года гибридной войны методы РФ сильно изменились. Если до осени 2015 года это были в первую очередь боевые действия, то потом акценты сместились в сторону попыток дестабилизации внутри нашего государства. И таким образом, сейчас угроза, которая стоит на первом месте, - диверсионная террористическая активность России.

Следующий пункт – попытки России дестабилизировать ситуацию внутри нашего государства разными способами. Мы фиксировали высокую активность России, финансовую поддержку процессов, связанных с попытками дестабилизации ситуации на почве межнациональных отношений – между Украиной и Польшей, Болгарией. Мы выяснили, что целый ряд акций щедро финансировался Россией для того, чтобы поссорить нас с нашими соседями.

Еще одна угроза национальной безопасности – это коррупция, и политическая в том числе.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455829 Василий Грицак


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443269 Татьяна Кузнецова

Большой обмен

Татьяна Кузнецова, УНИАН, Украина

Тот факт, что 74 человека встретят Новый год в кругу своих семей, а не в тюремных застенках боевиков «ДНР» и «ЛНР», пожалуй, можно считать одним из главных позитивных событий уходящего года. Вместе с тем, очень жаль, что речь пока не идет об обмене «всех на всех».

В среду, 27 декабря, Украина обменяла 306 человек из списков «ДНР» и «ЛНР» на 74 украинцев, которые незаконно удерживались боевиками. «У нас есть планы и предложения, как освободить всех. И как сделать это как можно скорее. Отдадут только 74, мы должны были разблокировать процесс освобождения. Но должны освободить всех», — заявила накануне обмена представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы по Донбассу, первый вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко.

Процесс обмена длился несколько часов, и около пяти вечера представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко сообщила на своей странице в Facebook, что все 74 украинских заложника, которые находились в плену на оккупированной территории Донбасса, освобождены. «Хорошие новости, о которых уже можно говорить. Процесс обмена завершился. Украинская сторона получила 74 заложников, которые находились в плену на оккупированной части Донбасса. Они возвращаются домой!» — написала она.

Тема освобождения украинцев, которых незаконно удерживают боевики на неподконтрольных территориях Донбасса, давно не сходила с повестки дня переговоров в Минске. Списки людей «на обмен» обсуждались как два года назад, так обсуждаются и сегодня. Правда, за это время Украине удалось продвинуться в этом вопросе хотя бы в том смысле, что боевики немного поумерили свои «аппетиты»: если еще в начале 2017 года «ДНР» требовали освободить 524 человека, а «ЛНР» 377 человек, то к концу года общий список уменьшился до приблизительно трех сотен. Что же касается граждан Украины, незаконно удерживаемых контролируемыми Россией боевиками, то их в ОРДЛО, по разным подсчетам, около 170 человек.

Впрочем, сепаратисты это не подтверждают. Количество людей, которых они, теоретически, готовы были отдать Киеву, в течение 2017 года колебалось от семи десятков до сотни человек. Стоит отметить, что Украина не раз предлагала провести обмен хотя бы этого количества граждан, и готова была отдать взамен втрое больше человек. К сожалению, довести такие переговоры до логического завершения не удалось ни разу. Читайте также Названы имена украинцев, освобожденных из плена боевиков на Донбассе Впрочем, чтобы разблокировать процесс обмена и освободить своих заложников, Киев шел и на откровенные уступки — освобождал людей из списков боевиков в одностороннем порядке.

Так, год назад Украина отдала сепаратистам 15 человек. К сожалению, это не стало поводом для ускорения переговоров и освобождения заложников фейковыми «ДНР» и «ЛНР». Одной из причин срыва предшествующих попыток обмена можно считать манипулирование списками. В частности, сепаратисты раз за разом включали в свои «метрики» людей, которые не только не связаны с конфликтом на Донбассе, а являются отпетыми преступниками, получившими свои сроки за совершение особо тяжких преступлений. Исключить из списка лиц, освобождения которых они требуют, два десятка уголовных преступников, не имеющих отношения к событиям на Донбассе, сепаратисты согласились только летом текущего года. «Это важный и конструктивный момент», — заявила тогда Ирина Геращенко.

Но уточнила, что при этом «представители ОРДЛО продолжают требовать амнистии и освобождения еще 45 человек, не имеющих отношения к конфликту и совершивших тяжкие преступления, — бывших «беркутовцев», которые расстреливали «Небесную сотню», организаторов терактов в Одессе и Харькове», а также кадрового российского военного Виктора Агеева, задержанного украинскими военными в Луганской области. «Но здесь позиция Украины однозначна — это военный преступник. Мы ожидаем, что власти РФ признают его нахождение на Украине, суд должен определить меру его преступления, мир должен знать детали преступления, потому что это факты российской военного присутствия на Донбассе», — отметила она.

В целом, по словам Ирины Геращенко, переговоры об обмене неоднократно заходили в тупик, поскольку боевики слишком часто меняли свои запросы. «Подают нам фантасмагорический список из 600 человек, половины из которого просто не существует, мы не знаем, кто это и где эти люди», — рассказывала она после одной из встреч в Минске.

Такое поведение «переговорщиков» из фейковых «республик», вероятно, достало не только представителей Украины в контактной группе, но и международных участников минских встреч. Можно только гадать, кто, где и как сильно надавил на Кремль, но весной стороны договорились о верификации (уточнении) списков, поданных боевиками. Было принято решение, что собирать эту информацию по СИЗО и тюрьмам Украины будет офис уполномоченного Верховной рады по правам человека при участии членов наблюдательной миссии ОБСЕ и родственников тех, кого желают обменять сепаратисты.

В мае верификация стартовала. Впрочем, это вовсе не гарантировало положительных результатов новых переговоров об обмене. Пример? Под угрозой срыва был и нынешний обмен. Дело в том, что буквально за неделю до него, когда «списки заложников» были согласованы сторонами, боевики неожиданно снова расширили свои требования.

«Украина подтвердила готовность к освобождению заложников до новогодних и рождественских праздников, мы настроены сделать все как можно скорее и даже раньше. Вместе с тем от представителей ОРДЛО в последние дни, 14-15 декабря, минская группа получила еще дополнительные списки с требованием обязательно включить этих людей в списки на освобождение. И это, по сути, вносит серьезную сумятицу в определение даты обмена. И по сути, ведет к срыву процесса», — заявила тогда Ирина Геращенко.

Еще одна неожиданная проблема в вопросе обмена заложниками — нежелание некоторых людей из списков «ДНР» и «ЛНР» возвращаться в фейковые республики. Так, в июле, после верификации, выяснилось, что 100 человек из заявленных боевиками на обмен предпочли бы оставаться на контролируемых Украиной территориях. К декабрю ситуация не сильно изменилась. «Некоторые из лиц, включенных в списки ОРДЛО, категорически отказываются перемещаться на временно оккупированные территории. И о своем нежелании они заявили только сейчас, а не в мае, когда проводилась верификация…

ОРДЛО, по сути, настаивает на том, чтобы украинская сторона тащила на линию соприкосновения свободных людей», — рассказала Геращенко. Естественно, этот факт сепаратисты тут же попытались использовать против Киева. Мол, заявляя об этом, Украина сама занимается затягиванием обмена. Такое же обвинение в адрес Украины озвучил и президент РФ Владимир Путин на своей большой пресс-конференции в середине декабря. Прикинувшись «миротворцем», кукловод бандитов из «ДНР» и «ЛНР» Путин заявил, что «надо действительно хоть в преддверии Нового года, Рождества сделать этот добрый шаг навстречу друг другу» и освободить пленных.

Отметим, что это «миротворчество» хозяина Кремля никак не связано с гуманностью или сочувствием к заложникам. Это — новый образ Путина накануне президентских выборов в России, которые состоятся в марте будущего года. Своим новым амплуа президент РФ, с одной стороны, демонстрирует российскому избирателю, что он «многое решает». С другой стороны, показывает ЕС и США, что делает шаги по «урегулированию ситуации» на Донбассе. Мол, теперь — очередь за Украиной. Хочется надеяться, что и на Украине, и на запад от ее границ, все понимают, что действия Путина — притворство. Вместе с тем, разумно было бы использовать эти интересы хозяина Кремля для того, чтобы освободить всех заложников.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443269 Татьяна Кузнецова


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440629 Штефан Шолль

Методы террора в Донбассе

Восточная Украина. Телеканалы мятежной Донецкой Республики показали авторитетного врача и ее мужа как украинских шпионов. Хотя их признания кажутся сомнительными, им грозит 20 лет лишения свободы.

Штефан Шолль (Stefan Scholl), Дмитрий Дурнев, Luzerner Zeitung, Швейцария

Кто знает, симпатизировали ли они втайне Украине или твердо верили в повстанческую Донецкую Народную Республику (ДНР)? Как и многие жители Донецка, они редко говорили о политике. Во всяком случае, когда в апреле 2014 года в Донецке разразился пророссийский мятеж, направленный против Украины, 50-летняя Елена Лазарева и 46-летний Андрей Кочмурадов остались там. Город был их жизнью: она работала врачом, у него был интернет-бизнес, у них был сын и два внука. Они владели квартирой и двумя французскими автомобилями.

На видео, показанном телеканалами ДНР, на лицах Елены и Андрея не видно раскаяния или даже паники. Скорее они послушно и старательно пытаются изложить логически связанное признание. Кажется, что их воля к самозащите основательно сломлена.

По данным МГБ, Министерства государственной безопасности мятежников, сотрудники украинской спецслужбы СБУ арестовали супружескую пару на украинском блокпосту и завербовали их. «С июля 2016 года я через приложение Whatsapp регулярно отправляла сотрудникам СБУ информацию о военнослужащих, которые находились на лечении в нашем отделении», — говорит Елена. Украинцев интересовали анкетные данные, воинские части, адреса и характер ранений пациентов.

Андрей рассказал, что от него люди из СБУ требовали файлы клиентов провайдера, на которого он работал. Но есть один изъян: Елена говорит, что СБУ завербовала ее и ее мужа в июле 2016 года. Ее муж, в свою очередь, говорит про декабрь 2016 года. Как будто им продиктовали выдуманные и небрежно согласованные признания.

Огромный страх перед крайне жестокими наказаниями

Каналы мятежников регулярно передают по телевидению такие признания. По собственным данным, МГБ раскрыло в этом году 45 дел, в которых речь шла об измене родине и шпионаже. 14 человек получили сроки лишения свободы от 12 до 18 лет. Многие жители ДНР живут в страхе, потому что их могут похитить, арестовать, пытать и крайне жестоко наказать как предателей.

В середине октября Елена не возвратилась из контролируемого украинцами Покровска, куда она ездила на годовщину смерти матери, умершей два года назад. «Она прошла пост ДНР, позвонила сыну, чтобы сказать, что она почти дома, — рассказывает бывший коллега Андрея. — Но затем она позвонила своему мужу: „Есть проблемы, ты должен приехать и разобраться"». После этого Елена и Андрей пропали вместе со своими машинами. Родственники, коллеги, друзья начали поиски, но тщетно.

Андрей и Елена снова появились только в середине декабря, в роли сознавшихся предателей. Хотя то, что СБУ действительно имела потребность в ее историях болезни и медкартах, кажется сомнительным. В Донбассе тоже давно уже шпионят через интернет. В мае 2016 года все госслужащие ДНР получили свои зарплаты с опозданием: украинские хакеры взломали сервер Министерства информации и скачали оттуда файлы Министерства финансов.

Мятежники многих сажают в тюрьму. Критически настроенный донецкий блоггер Станислав Асеев исчез в начале июня, ДНР подтвердила, что держит его в заключении. Даже министры, которые слишком громко говорили о проблемах, оказались в тюрьме. Согласно данным представителя Украины на Минских переговорах Ирины Геращенко, на контролируемой мятежниками территории бесследно исчезли 403 человека. Остается неясным, сколько из них на самом деле потеряли свою свободу или даже жизнь.

Сообщения о пытках и угрозах

Российский политолог Роман Манекин, ярый сторонник сепаратистов, который в 2014 году переехал в Донецк, в сентябре написал о том, что у него есть список, состоящий из 300 только российских граждан, сидящих в тюрьмах ДНР. Вскоре после этого он и сам оказался за решеткой. Потом он жаловался, что ему на голову надели пластиковый пакет, избили до вывиха конечности. «Если я еще раз там окажусь, — говорит освобожденный заключенный о тюрьме города Горловка, — я повешусь в камере».

Кто знает, что делали люди из службы безопасности ДНР с Еленой и Андреем? Ясно то, что мятежники осудят их по уголовному кодексу Украинской ССР 1961 года, предусматривающему за «измену родине» от 12 до 20 лет лишения свободы. В отличие от солдат, у супружеской пары практически нет шансов попасть под обмен пленными, потому что передача гражданских лиц украинской «оккупационной власти» противоречит идеологии сепаратистов. На украинской стороне тоже есть черные списки, в Киеве были убиты несколько критически настроенных журналистов, в украинских СИЗО ждут своих процессов или обмена предполагаемые сепаратисты.

Врачи тоже больше не доверяют друг другу

Но на Украине больше гласности, больше правовой защиты, чем в ДНР. А в донецком окружении Елены и Андрея растет страх. Многие их друзья спрашивали наводили о них справки в органах власти, теперь и они сами могут попасть под подозрение как сочувствующие. Все шокированы тем, что это коснулось и Елены, уважаемого врача, которая на протяжении 27 лет работала в нейрохирургическом отделении интенсивной терапии донецкой областной больницы имени Калинина. С 2014 года там лечатся и многие раненные на войне.

Медики чувствовали себя неприкасаемыми, но теперь разговоры в кругу коллег Елены стали короче и формальнее. «Она передает украинцам по Whatsapp медкарты», — утверждает заведующий отделением в больнице. В Донецкой Республике мятежников врачи тоже больше не доверяют друг другу.

Соавтором нашего московского корреспондента Штефана Шолля является Дмитрий Дурнев — корреспондент в Донбассе российской газеты «Московский Комсомолец». Ранее он работал врачом в нейрохирургическом отделении интенсивной терапии известной донецкой областной больницы имени Калинина.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440629 Штефан Шолль


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440266 Слава Рабинович

Если Москва двинет войска на Мариуполь и Крым, все взорвется изнутри

О реакции России на предоставление Украине «Джавелинов».

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Предоставление Украине летального оружия и, тем более, ПТРК «Джавелин», является поводом для угроз с российской стороны. Но у Москвы нет возможностей для очередного военного удара по Украине. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович.

Предоставление комплексов «Джавелин» Украине, судя по тому, что я читаю в прессе, это done deal, то есть действие, которое совершенно точно произойдет. Это, во-первых. Во-вторых, это то, какой может быть реакция России на такой шаг. Действия РФ против Украины в 2014 году были встречены украинской властью, украинским обществом и украинской армией таким образом, что это может быть названо week and meek, то есть слабо и вяло. Сейчас не будем вдаваться в подробности, почему так получилось, но это уже давно описано.

Все, что может сделать Россия сейчас по поводу предоставления летального оружия, в том числе противотанкового, Украине — это пыжиться, тужиться, что угодно говорить, но она ничего больше не может сделать против Украины, по многим причинам. Во-первых, украинская армия сейчас не та, которая была весной-летом 2014 года.

Во-вторых, совершенно понятна позиция мирового сообщества.

И, в-третьих, самое главное — это те дополнительные санкции, которые будут введены в этом случае против путинской ОПГ, вплоть до отключения «СВИФТ» (SWIFT), частичного или полного эмбарго на основные товары экспорта РФ.

Тем не менее, мне кажется, что было бы неплохо протестировать путинскую ОПГ на инстинкт самосохранения. Потому что если они его потеряли полностью — как было похоже в конце зимы-в начале лета 2014 года — эта ОПГ полностью взорвет собственный режим.

Что может сделать Россия? Начать военное вторжение в сторону Мариуполя и пробивать сухопутный коридор в Крым, как это планировали в 2014 году? Тогда будет обрушена банковская система в России, будет закрыт «СВИФТ», будут широчайшие секторальные санкции…

Военная операция не может идти отдельно от того, что случится в России в этот момент. Несколько дней назад в тысячах или десятках тысяч кассовых аппаратов по всей России случился программный сбой, и российские ритейлеры потеряли десятки миллиардов рублей просто за полдня. Отключение «СВИФТ» и какие-то другие санкции повергнут в полный хаос всю российскую финансовую систему и не только.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440266 Слава Рабинович


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440261 Дейв Маджумдар

Российская армия в 2035 году: убивать врага на расстоянии (крылатыми ракетами)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Безусловно, Россия сегодня не представляет собой той опасности, какую когда-то представлял Советский Союз. Но Москва сейчас гораздо сильнее, чем после распада Советского Союза, когда Кремлю в целях сдерживания приходилось делать ставку исключительно на свой ядерный арсенал. У современной России есть силы и средства, чтобы ответить на потенциальные угрозы, не прибегая к ядерному оружию. «Россия сегодня имеет вполне приличные регулярные неядерные силы, — сказал Кофман. — И ядерное оружие уже не является для нее единственным средством сдерживания противника».

Облик российской армии в 2035 году будет определяться в основном тем, насколько успешно Москва сумеет перейти от задуманных еще при Советском Союзе проектов к планам, которые были рождены в новой России. Многие образцы современных российских вооружений, такие как крылатые ракеты «Калибр-НК» и баллистические ракеты «Искандер-М», проектировались еще в конце 1980-х годов, когда начался распад Советского Союза.

«На самом деле, все это проекты конца восьмидесятых годов, почти все, — заявил 24 марта на презентации в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне Майкл Кофман, работающий специалистом по российским вооруженным силам в Центре военно-морского анализа. — Скоро мы увидим переход, увидим, какие реальные образцы вооружений нового поколения сможет дать эта программа».

К таким российским образцам вооружений нового поколения, которые разрабатывались уже после советской эпохи, относятся система ПВО и ПРО С-500, гиперзвуковая противокорабельная крылатая ракета «Циркон» и бомбардировщик-невидимка ПАК ДА КБ Туполева. Есть и другие системы нового поколения, среди которых двигатель для истребителя-невидимки пятого поколения ПАК ФА, получивший название «Изделие 129». Непонятно, сколько опыта и знаний придется накопить России для разработки этих новых двигателей, поскольку страна не создала ни одного нового мотора для истребителей с советских времен. «Создание двигателей — это по-настоящему трудная работа, — отметил Кофман. — Если бы это было не так, Китай не стал бы покупать российские двигатели».

В будущем Россия может сосредоточить свое внимание на «неконтактной войне», создавая ударные средства большой дальности, комплексы ПВО и ПРО большого радиуса действия, а также высокоточное оружие. Идея заключается в том, чтобы покарать вероятного агрессора на большом расстоянии, то есть, нанести ответный удар непосредственно по такому агрессору. «Они работают над созданием средств сдерживания путем устрашения. Именно для этого создается весь этот ударный потенциал большой дальности, — сказал Кофман. — Это возможность нанести ответный удар обычным оружием, а не ядерным».

Русские также разрабатывают беспилотные системы, делая это не так, как западные армии. В настоящее время Россия отстает от Запада в создании беспилотной техники, однако Кремль и российская военная промышленность вкладывают в разработку таких систем немалые средства. Россия быстро продвигается вперед в области робототехники. «В российской армии дроны быстро распространяются», — заявил Кофман.

В отличие от западных армий, Россия уделяет меньше внимания крупным средневысотным беспилотным летательным аппаратам. В гораздо большей степени она сосредоточилась на создании тактических систем для российских сухопутных войск. Русские намерены создавать в больших количествах дешевые беспилотники одноразового применения, которые можно использовать для ведения разведки и в качестве средств целеуказания для тяжелой артиллерии. «Русские пытаются создать средства дальнего огневого воздействия класса „поверхность-поверхность", — отметил Кофман. — В этих целях они очень быстро приспосабливают беспилотники к тактике боевых действий российской армии. А российская армия хочет иметь огромную огневую мощь».

Политолог из шведского Агентства оборонных исследований (FOI) Томас Малмлеф (Tomas Malmlöf) добавляет, что Россия вкладывает большие деньги в создание средств радиоэлектронной борьбы. Более того, что касается сил и средств кибервойны, то Россия находится на равных или почти на равных с США, отмечает Кофман. Однако потенциал киберсредств очень трудно измерить, потому что часть информации поступает через разведку, а остальное становится известно лишь после применения тех или иных средств. «Изучать этот набор средств довольно сложно», — отметила директор российской и евразийской программы Центра стратегических и международных исследований Ольга Оликер (Olga Oliker).

По сути дела, российские военные осуществляют переход от армии, которая полагается на массу и количество, к той армии, которая сможет наносить высокоточные удары и при этом сохранит возможность действовать по большим площадям. Однако Оликер отмечает, что Россия пока не включила в полной мере высокоточное оружие в свою военную доктрину, и что эта работа ведется в настоящее время. Например, в Сирии высокоточное оружие используется не очень продуманно. Однако российская доктрина применения высокоточного оружия постоянно развивается, а армия учится применению новых средств. «За этим стоит следить», — отмечает Оликер.

Безусловно, Россия сегодня не представляет собой той опасности, какую когда-то представлял Советский Союз. Но Москва сейчас гораздо сильнее, чем после распада Советского Союза, когда Кремлю в целях сдерживания приходилось делать ставку исключительно на свой ядерный арсенал. У современной России есть силы и средства, чтобы ответить на потенциальные угрозы, не прибегая к ядерному оружию. «Россия сегодня имеет вполне приличные регулярные неядерные силы, — сказал Кофман. — И ядерное оружие уже не является для нее единственным средством сдерживания противника».

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440261 Дейв Маджумдар


Корея. США. ДФО > Армия, полиция > amurmedia.ru, 26 декабря 2017 > № 2466301 Георгий Карлов

Георгий Карлов: В современных условиях обороноспособность Дальнего Востока должна расти

В Госдуме РФ прокомментировали слова Владимира Путина о «конфликтном потенциале» в зоне АТР

Дальний Восток занимает особое место в стратегии обеспечения безопасности страны в условиях роста военного потенциала в зоне АТР, связанного с напряжённостью на Корейском полуострове. Об этом во вторник, 26 декабря, заявил член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Георгий Карлов. Эксперты продолжают комментировать речь Президента Владимира Путина с ежегодного расширенного заседания коллегии Министерства обороны РФ, состоявшегося в пятницу, 22 декабря, в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, – сообщает корр. ИА PrimaMedia (Москва).

Одним из приоритетов Минобороны РФ президент назвал отслеживание изменения баланса сил в регионах, граничащих с Россией. На западе это наращивание инфраструктуры НАТО и США, на востоке – высокий конфликтный потенциал вокруг Корейского полуострова.

– Самым тщательным образом нужно отслеживать изменение баланса сил и военно-политической обстановки в мире, прежде всего вблизи российских границ, а также в ключевых, стратегически важных для нашей безопасности регионах. В том числе это касается Ближнего Востока, Корейского полуострова, где сохраняется высокий конфликтный потенциал, а также, безусловно, Европы, где ускоренными темпами идёт наращивание инфраструктуры НАТО и США, – сказал Владимир Путин на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ.

Георгий Карлов, депутат Госдумы РФ от Сахалинской области и член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, заявил, что наращивание военного потенциала со стороны НАТО сегодня для оборонного ведомства является озабоченностью номер один.

– В современных условиях в стратегии безопасности России особое место занимает Дальний Восток. Очевидно, что усиление военного потенциала в Азиатско-тихоокеанском регионе связанно с нарастанием напряженности на Корейском полуострове. И сегодня решение вопросов обороноспособности страны в стратегически важном регионе – не терпит отлагательств, – пояснил Георгий Карлов.

Напомним, что осенью этого года было заявлено о принятом решении по созданию современной базы на Курильских островах. Тогда же министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил на четвертом совещании стран-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), что в Азиатско-Тихоокеанском регионе происходит непропорциональный рост военных сил и распространение террористических угроз, что ставит под удар безопасность АТР. В Госдуме РФ отмечалось, что принятый федеральный бюджет на 2018 год и плановый период 2019-2020 предполагает, что в ближайшие годы военные объекты Дальнего Востока получат дополнительное финансирование и будут модернизированы.

Корея. США. ДФО > Армия, полиция > amurmedia.ru, 26 декабря 2017 > № 2466301 Георгий Карлов


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2017 > № 2439004

Глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко заявил, что подписал указ о помиловании пленных, которые находятся на территории республики и готовятся к передаче украинской стороне.

Он сообщил, что обмен произойдет в среду ориентировочно в 13.00 мск по согласованной схеме.

"Все-таки подтвердили все списки, что были ранее. Там есть изменения, кого-то уже отпустили, там в районе 40 человек… Остальные неизменные", — сказал глава ДНР, не уточнив, какая именно сторона освободила пленных.

По его словам, обмен — это только первый этап, дальнейшую работу в этом направлении будут вести во время переговоров в Минске.

Эскалация в случае срыва

Стороны должны сделать все возможное, чтобы обмен пленными произошел не позднее среды, сказала РИА Новости украинский политолог Александра Решмедилова.

"Нельзя исключать смещения сроков. Но, конечно, в интересах всех придерживаться первичного плана. Если обмен не состоится, это будет иметь фатальные последствия для всех сторон", — заявила Решмедилова.

Она отметила, что в таком случае в Донбассе произойдет эскалация, которая отбросит мирный процесс.

Того же мнения придерживается и директор украинского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. Впрочем, он указывает, что от самого факта обмена пленными не стоит ждать слишком многого.

"У нас целый год не удавалось договориться – это важно. Но не стоит это и переоценивать. Значит ли это выход из тупика в Минских соглашениях? Нет, не означает, но означает некий шаг в сторону detente, разрядки напряженности", — заявил РИА Новости Погребинский.

По его словам, договоренность "будет создавать атмосферу", чтобы после Нового года стороны достигли прогресса по другим вопросам, прежде всего, гуманитарного характера.

Не без помощи патриарха

Предстоятель Русской православной церкви патриарх Кирилл в понедельник встретился с главами самопровозглашенных ДНР и ЛНР и лидером общественного движения "Украинский выбор — право народа" Виктором Медведчуком в Свято-Даниловом монастыре в Москве.

Во время этой встречи стороны согласовали дату обмена пленными и другие детали. В частности, 27 декабря Киев должен передать самопровозглашенным республикам Донбасса 306 человек, а те, в свою очередь, выдадут 74 человека.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тогда выразил надежду, что обмен пленными пройдет без эксцессов и назвал этот процесс очень "чувствительным".

В подготовке обмена пленными также значительную роль сыграл Владимир Путин. В ноябре Медведчук во время посещения Ново-Иерусалимского монастыря в Истре попросил российского лидера помочь наладить диалог с представителями самопровозглашенных республик Донбасса.

Уже на следующий день Путин впервые провел телефонные переговоры с Захарченко и Игорем Плотницким, который на тот момент возглавлял ЛНР. Они приветствовали мирную инициативу и сказали, что обмену пленными мешала позиция Киева, который проявлял крайнюю неуступчивость и "искусственно тормозил" процесс.

Перспективы конфликта в Донбассе

И.о. главы МИД ДНР Наталья Никонорова в понедельник заявила, что власти самопровозглашенной республики надеются на политическое урегулирование в Донбассе уже в следующем году.

"Будем надеяться, что международное сообщество окажет соответствующее давление на украинскую сторону. Мы уже слышали в заявлениях от госпожи Меркель (канцлер Германии Ангела Меркель — ред.) и господина Макрона (президент Франции Эмманюэль Макрон — ред.), что необходима активизация работы на политическом треке", — сказала Никонорова.

Она отметила, что это позволит сдвинуть с "замерзшей точки" переговоры в вопросе вступления особого статуса Донбасса. По ее мнению, для урегулирования в регионе необходима политическая воля Киева. Однако ее на данный момент нет.

Украинские власти начали весной 2014 года военную операцию против самопровозглашенных ДНР и ЛНР, которые заявили о независимости после государственного переворота в республике.

Вопрос урегулирования в Донбассе обсуждается, в том числе ходе встреч в Минске контактной группы, которая с сентября 2014 года приняла уже три документа, регламентирующих шаги по деэскалации конфликта. Однако обстрелы и боестолкновения продолжались и после неоднократно объявленных режимов прекращения огня. По данным ООН, конфликт унес жизни свыше десяти тысяч человек.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 26 декабря 2017 > № 2439004


Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз

В команде президента Эрдогана есть сторонники выхода из НАТО – турецкий эксперт

В турецких СМИ появилась информация, что по соглашению о поставке российских ЗРК С-400 в Турцию Москва может запросить у Анкары создание своей военной базы в Турции. Учитывая, что Турция является членом НАТО, такая ситуация может стать беспрецедентной и вызвать серьезную озабоченность у Cевероатлантического альянса. О том, может ли Турция быть исключена из НАТО, а также о ситуации на Ближнем Востоке в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал научный сотрудник программы Ближнего Востока и Северной Африки Европейского совета по международным отношениям, турецкий политолог Гюней Йылдыз.

- Господин Йылдыз, турецкие СМИ пишут, что в рамках подписанных соглашений о купле-продаже российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 Россия до 2019 г. может создать в Турции военную базу. Считаете ли вы возможным такое развитие событий?

- Это очень сложный вопрос. Турция состоит в НАТО, а ни одно государство – член НАТО никогда не помышляло о наличии российской военной базы на своей территории. Чтобы понять и объяснить это, нам придется поговорить о двух вещах: о турецкой стратегии обороны и о том, что турецкая элита, президент Эрдоган и его окружение думают по этому поводу.

Во-первых, турецкая национальная стратегия обороны довольно новая, она была принята всего год назад. Какие бы технологии Турция не имела на своих базах, она хочет иметь возможность производить их самостоятельно, на территории страны, она хочет иметь доступ к соответствующему программному обеспечению. Чтобы добиться этого, Анкара сотрудничает со странами Запада. Пример – соглашение Турции с Великобританией, а также с Германией и Италией, согласно которым Анкара получает помощь в разработке своего истребителя TF-X.

Турция пользуется любой возможностью заполучить западные технологии. А когда она не может этого сделать, она диверсифицирует используемые технологии. Соглашение с Россией о покупке С-400 в основном нацелено на диверсификацию противовоздушной обороны страны.

Что об этом думают турецкие элиты? По их мнению, президент Эрдоган со времен ухода с поста премьер-министра Ахмета Давутоглу и особенно после государственного переворота заключил союз с несколькими исключительно пророссийскими группами. Они считают, что в среде военных также существуют пророссийские группы, поддерживающие линию Эрдогана.

Даже в команде президента есть люди, полагающие, что стране следует выйти из НАТО. Союз с Москвой дает Эрдогану пространство для маневра между США и Россией. Советники турецкого президента, наиболее влиятельные люди в Турции, и сам президент считают, что в ближайшие два года большая игра будет вестись между Москвой и Вашингтоном, а европейским странам не отведена в ней сколь-нибудь значительная роль.

После того, как Турция в 2015 г. сбила российский истребитель, она осознала, что у нее нет рычагов воздействия на Москву, особенно когда речь идет о политике России на Ближнем Востоке. Когда президент Путин и президент Эрдоган восстанавливали отношения между странами, это происходило на российских условиях, а не турецких. Россия диктовала свои интересы, имея политические, экономические и военные рычаги воздействия на Турцию.

Нельзя полностью исключать возможность создания российской военной базы в стране, но в краткосрочной перспективе это кажется мне крайне маловероятным.

Однако после заключения договора о С-400, чтобы Турция могла пользоваться новой технологией, российские военные советники будут контактировать с высокопоставленными турецкими военными. И это вызывает у НАТО опасения, что русские могут воспользоваться ситуацией для получения дополнительной информации о НАТО, к которой у них не должно быть доступа.

- Как изменятся отношения Турции с НАТО? Есть ли риск исключения Анкары из Североатлантического альянса?

- Я прочитал несколько газетных передовиц и заявлений бывших представителей властных структур, особенно американских, об исключении Турции из НАТО. Но я не думаю, что это реалистичная перспектива. Турция нуждается в НАТО больше, чем НАТО нуждается в Турции. А Европе НАТО нужно больше, чем оно нужно США.

Европейские военные чиновники видят реально высокую угрозу со стороны России, и чтобы ей противостоять им необходима страна, расположенная в стратегически важной зоне – такая, как Турция. Поэтому европейские члены НАТО, несмотря на все проблемы, хотят, чтобы Турция оставалась членом Альянса.

Несколько бывших американских чиновников говорят с позиции силы, зная слабые стороны Турции. Если Турция будет исключена из НАТО или лишится его поддержки, будущая стабильность страны не может быть полностью гарантирована.

Президент Эрдоган считает, что он может договориться и с Москвой, и с Вашингтоном, полагая, что хорошие отношения с Россией помогут ему в диалоге с США. Ведение дел с Москвой гораздо более значимо, пока Турция состоит в НАТО. Поэтому Анкара не намерена выходить из Альянса. Она желает диверсифицировать свои вооружения, используя ресурсы как Москвы, так и НАТО.

- Некоторые зарубежные СМИ пишут, что США создают из боевиков ИГИЛ* «новую сирийскую армию». Какие риски несет в себе появление подобной армии для России и Турции?

- По этой теме информации не так много. Американская стратегия создания небольших вооруженных групп осталась в прошлом.

Я думаю, подготовка США предполагаемых членов ИГИЛ направлена на противодействие повстанческим настроениям в стране, а также на укрепление стабильности, а не против президента Асада, сил Ирана или в долгосрочной перспективе – России. Не думаю, что эту «армию» готовят для противодействия какой-либо другой силе. Скорее, это делается для того, чтобы держать под контролем военные группировки в северной и северо-восточной Сирии, где проводят операции союзники США.

Единственная сила, которой США сейчас могут доверять – это антиисламистские Демократические силы Сирии. Тренировать исламистскую группировку – это не в интересах США.

- Какой сценарий развития событий ждет Сирию?

- Возможно, Россия станет доминирующей силой влияния в ближней или среднесрочной перспективе. Особенно если она сможет добиться соглашения между Демократическими силами Сирии (СДС) и Асадом. Это единственная сверхдержава, которая одновременно может вести переговоры с Турцией, правительством Асада, Ираном и СДС.

В этом преимущество России перед Европой и Турцией. Россия – единственная страна, способная дипломатически повлиять на будущее Сирии. От ее действий будет зависеть, удастся ли различным группам, таким как СДС и правительство Асада, создать то, что российские чиновники ранее назвали «федеральной Сирией».

- На ваш взгляд, в свете происходящих в мире событий будет ли укреплено военное сотрудничество между Турцией и Россией в Сирии и в регионе в целом?

- После того, как США признали Иерусалим столицей Израиля, несколько стран могли бы назвать себя лидерами антиизраильской оппозиции. Мы видим, что, несмотря на попытки опротестовать это решение, Саудовская Аравия и Египет не спешат начинать кампанию против Израиля. Об этом говорил только Эрдоган, однако турецкая внешняя политика не может быть исламистской и строиться на почве межконфессиональной вражды. Президент Эрдоган попытается заработать на ситуации с Иерусалимом политические очки, но я не думаю, что это будет способствовать укреплению сотрудничества между Россией и Турцией.

- Как вы думаете, конфликт вокруг статуса Иерусалима приведет к серьезным изменениям на Ближнем Востоке?

- Палестинцы от этих событий проиграли больше всего, а вот Израиль оказался в беспроигрышной ситуации. Если он заставит другие страны признать Иерусалим столицей, это окажется полной победой. Если ситуация примет вид затянувшегося кризиса, то сохранится статус-кво, что опять же в интересах Израиля.

Не думаю, что палестинский вопрос резко станет приоритетом номер один. Сейчас Палестина не может рассчитывать на исламистские или суннитские военные группировки или государства, поскольку в данный момент они борются против сил шиитов или Ирана и не хотят вовлекаться в противостояние с Израилем. Палестинский вопрос – необязательно эпицентр, который может повлечь за собой значительные изменения на Ближнем Востоке, особенно после арабской весны и напряженного противостояния между суннитами и шиитами.

Не думаю, что он станет причиной серьезных конфликтов. Если взглянуть на страны региона, например, Йемен, то там мы наблюдаем противостояние проиранских и просаудовских сил, и этот конфликт возник не из-за того, что происходит с Иерусалимом, а в основном из-за конфликта властей Ирана и Саудовской Аравии. В Сирии правительство Асада не в том положении, чтобы выступить против Израиля, поскольку сейчас внутренние проблемы страны имеют более высокий приоритет. Из-за конфликта вокруг Иерусалима Хезболла в Ливане может улучшить свои позиции, однако она потеряла поддержку суннитов на Ближнем Востоке после вмешательства в сирийский конфликт.

Турция также потеряла поддержку из-за своей непоследовательной политики. В Ираке основным вопросом является стабилизация страны, сдерживание суннитского населения и противостояния между курдами и центральным правительством. Ни одна из этих стран не может ставить события в Иерусалиме в приоритет. Однако в данной ситуации важно оценить, насколько сильным будет влияние Ирана на Ирак, Сирию и Ливан. Может возникнуть конфликт между Израилем и региональными проиранскими силами, которые хотят укрепить свои позиции, используя конфликт вокруг Иерусалима.

- Правда ли, что США создали так называемое курдское правительство во главе с Ильхамом Ахмедом?

- Ильхам Ахмед – лидер сирийского демократического совета, гражданской ветви Демократических сил Сирии. У СДС имеется несколько оппозиционных арабских группировок в каждой из зон, которую они контролируют. Я бывал в Манбидже, месяц назад – в Ракке. Во всех этих регионах имеются арабские группировки, присоединяющиеся к Демократическим силам Сирии. СДС также сотрудничают с Россией на различных уровнях – в Африне в северо-западной Сирии, а также на северной границе страны.

США помогали множеству исламистских группировок в Сирии, тренировали, вооружали их, оказывали политическую поддержку. Однако ни одна из этих группировок не смогла создать правительство. У курдов же подход иной – «федеральная Сирия». Россия была первой страной, поддержавшей его. Их модель работает лучше, чем у любой другой оппозиционной группировки.

СДС действуют как реальный актор, ведя диалог как с США, так и с Россией, которая сейчас выступает медиатором между Демократическими силами Сирии и режимом Асада. Поэтому СДС – это новая реальность.

*ИГИЛ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация.

Источник – Евразия.Эксперт

Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз


Азербайджан. СНГ. Россия. Весь мир > Армия, полиция > mvd.ru, 24 декабря 2017 > № 2435115 Вилаят Сулейман оглы Эйвазов

Сообща против глобальных угроз.

Современный Азербайджан, как и другие страны мирового сообщества, стоит перед лицом глобальных угроз и вызовов, исходящих от международного терроризма, организованной транснациональной и внутренней преступности. О том, как противостоят этим угрозам стражи правопорядка, рассказал первый заместитель Министра внутренних дел Азербайджанской Республики генерал-лейтенант полиции Вилаят Сулейман оглы Эйвазов.

– Господин первый заместитель Министра, расскажите, пожалуйста, какова сегодня криминогенная обстановка в республике. Эффективна ли работа полиции по противодействию криминалу?

– В основе правоохранительной деятельности, осуществляемой в нашей стране, лежат фундаментальные политические, экономические, социальные и правовые реформы, начатые ещё в середине 90-х годов прошлого века.

Именно тогда, в августе 1994 года, Президентом страны был подписан Указ, который стал основным организационно-мобилизующим документом и руководством к действию в борьбе с разгулом преступности, имевшим место в то время в Азербайджане. В рамках выполнения задач, поставленных в этом Указе, были предотвращены и раскрыты несколько готовящихся и совершенных террористических актов, ликвидированы многочисленные незаконные вооружённые формирования, преступные сообщества и отдельные организованные группы, действовавшие в стране на протяжении длительного времени. Из незаконного оборота были изъяты десятки тысяч единиц огнестрельного оружия и боеприпасов.

Параллельно с этим проводилась работа по совершенствованию законодательной и нормативно-правовой основы деятельности органов внутренних дел, приведению её в соответствие с международными стандартами. За период независимости Азербайджана Президент страны подписал около 350 указов и распоряжений, связанных с регулированием различных вопросов, касающихся деятельности органов внутренних дел, в том числе направленных на усиление социальной защищённости и материального благосостояния личного состава.

Азербайджан присоединился практически ко всем международным актам по вопросам борьбы с преступностью и последовательно выполняет взятые на себя обязательства, исходящие из положений этих документов.

Всё это в совокупности позволило поднять материально-техническое оснащение и организационно-правовое обеспечение органов внутренних дел на качественно новый уровень, укрепить кадровый состав, создать оптимальные условия для организации и осуществления эффективной работы по борьбе с преступностью. В результате криминогенная обстановка в республике была взята под полный контроль, созданы необходимые условия для нормальной спокойной жизни людей.

– В последнее время в мире значительно выросла активность международных экстремистских и террористических организаций. Что в этой связи предпринимают структурные подразделения МВД, в задачи которых входит борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом?

– Угроза, исходящая от международного терроризма, в Азербайджане воспринимается не как абстрактное понятие и что-то далёкое, а как реальная опасность для жизни, здоровья и благополучия людей, и борьба с ней ведётся по всем фронтам.

По этому вопросу у нас налажено чёткое взаимодействие между всеми государственными структурами и институтами гражданского общества. Проводится большая работа по нейтрализации влияния на молодых людей лиц, пропагандирующих радикальные религиозные взгляды и экстремистские идеи, а передвижение этих людей по стране постоянно контролируется. Под жёстким контролем – и выдача таким лицам выездных и въездных документов при пересечении ими государственной границы. Исключается всякая возможность предоставления радикалам из других государств убежища и легализации в Азербайджане.

Сотрудниками органов внутренних дел во взаимодействии с другими заинтересованными органами проводится большая работа по выявлению и изъятию из оборота пропагандистских материалов экстремистского содержания. Только за последние три года органами внутренних дел страны у радикалов различных мастей, а также лиц, им сочувствующих, изъято свыше 16 200 экземпляров печатной продукции и около 1 300 единиц аудио- и видеоматериалов, пропагандирующих экстремизм и насилие.

– Как организована борьба с наркопреступностью на территории Азербайджанской Республики?

– Общеизвестно, что одной из самых финансово привлекательных для преступников сфер криминальной деятельности является незаконный оборот наркотиков, поэтому борьба с наркобизнесом имеет для нас исключительное значение. Противодействие этому злу должно включать в себя комплекс законодательной, организационно-практической и информационно-аналитической деятельности. В Азербайджане уделяется большое внимание своевременному выявлению и пресечению деятельности наркоторговцев, ликвидации каналов поступления и источников распространения наркотиков. Проводится большая пропагандистская и просветительская работа среди населения, прежде всего в учебных заведениях, стараемся донести до молодых людей мысль о пагубности пристрастия к ядовитому зелью.

Последовательно осуществляются мероприятия по выявлению и уничтожению посевов растений, содержащих наркотики, причём как культивируемых, так и дикорастущих. Ежегодно проводятся специальные широкомасштабные операции, охватывающие всю территорию республики.

Одной из важнейших задач в борьбе с незаконным оборотом наркотиков считаем установление надёжного заслона на пути их контрабандного ввоза в Азербайджан и исключение возможностей транзита в третьи страны. За последние три года было выявлено и пресечено 70 фактов такой контрабанды. Задержали и привлекли к уголовной ответственности почти 600 человек, из которых 64 – являются гражданами иностранных государств.

В целом же за этот период органами внутренних дел выявлено всего 8 420 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в том числе свыше 2 200 фактов их реализации.

– Насколько остро стоит для республики проблема нелегальной миграции?

– В последнее время эта проблема обострилась для всех стран. По сравнению с прошлыми годами заметно увеличилось число иностранцев, пытающихся противозаконными путями въехать в Азербайджан, в том числе с целью обосноваться здесь либо незаконно транзитом перебраться в Европу. Так, только за последние три года за подобные нарушения миграционного законодательства Азербайджана и пограничного режима задержано около 500 человек, являющихся гражданами других государств. Очень часто под прикрытием миграции, как законной, так и незаконной, скрывается одна из самых социально опасных форм преступности – торговля людьми. Эта современная форма рабства, которая таит в себе высшую степень угрозы не только для свободы и прав человека, но и напрямую для его жизни и здоровья, воспринимается в Азербайджане как один из самых тяжких видов преступлений. Поэтому и отношение к борьбе с этим видом преступности – соответствующее. Создана и совершенствуется национальная законодательная база, на постоянной основе принимаются необходимые меры по выявлению, разоблачению и привлечению к ответственности лиц, причастных к торговле людьми, по совершенствованию информационно-аналитической, просветительской, профилактической и оперативной работы в этой сфере. На достаточно хорошем уровне находится организационное и материально-техническое обеспечение этого участка деятельности. Создан и успешно действует центр поддержки жертв торговли людьми, обеспечивающий полную безопасность, медицинскую, психологическую и материальную поддержку временно проживающих там лиц.

Мы понимаем, что ввиду специфики данного вида преступности эффективное противодействие ему невозможно без хорошо налаженных контактов с нашими зарубежными партнёрами. Поэтому Азербайджан присоединился к соответствующим международным договорам и сегодня является полноправным субъектом международно-правовой деятельности по противодействию торговле людьми.

У нас – полное взаимопонимание и тесное взаимодействие с коллегами из стран, которые наиболее часто становятся исходным либо конечным пунктом трафика для наших граждан, ставших жертвами торговли людьми.

Вся эта работа в совокупности даёт свои положительные результаты. За последние три года нам удалось выявить и пресечь противоправную деятельность 460 преступников, вызволить из фактического рабства, вновь социализировать и вернуть к своим семьям 196 человек, ставших жертвами торговцев людьми.

– Научно-технический прогресс и развитие информационно-коммуникационных технологий позволили значительно поднять уровень борьбы с преступностью. Вместе с тем, век электроники и компьютеров породил новый вид правонарушений, который называют киберпреступностью. Как удаётся справляться с вызовами в сфере высоких технологий?

– Различные компьютеризированные информационные и наблюдательные видеосистемы широко используются практически на всех направлениях деятельности органов внутренних дел Азербайджана. Это сделало возможным в режиме реального времени наблюдать за оперативной обстановкой в общественных и иных местах, почти мгновенно получать необходимые данные о транспортных средствах, в том числе угнанных, находящихся в розыске преступниках, лицах, пересекающих границу, и так далее. Вместе с тем, сегодня многие преступления готовятся и совершаются с помощью социальных сетей. Именно через них идёт основной поток пропаганды насилия, радикальных и экстремистских идей, вербовка в ряды террористических организаций. Значительное распространение получили преступления, совершаемые в сфере услуг, оказываемых через Интернет и в различных банковских электронных системах.

Основным направлением деятельности по организации и осуществлению борьбы с преступностью такого рода мы считаем привлечение высококлассных специалистов в области информационно-коммуникационных технологий, повышение уровня профессиональной компьютерной подготовленности личного состава, и я думаю, что во многом это нам удаётся.

Сегодня в рядах личного состава органов внутренних дел нашей страны служит большое число высокопрофессиональных инженеров, программистов, технологов, аналитиков, специализирующихся в области применения электронной и компьютерной техники. Оперативные службы тесно взаимодействуют с этими специалистами, за последние три года выявлено и раскрыто около 180 преступлений, совершённых с использованием современных технологий. Мы хорошо осознаем, что для преступников привлекательность и, если можно так выразиться, «перспективность» сферы высоких технологий дальше будет только возрастать, и поэтому перед нами стоит задача быть в постоянной готовности и во взаимодействии с заинтересованными структурами, перекрывать возможности для совершения преступлений.

– Как МВД Азербайджанской Республики взаимодействует с правоохранительными органами СНГ и в частности с Министерством внутренних дел Российской Федерации?

– В силу глобализации современного мира и открытости Азербайджана для международного сотрудничества для нас очень важно иметь хорошие деловые контакты с полицейскими структурами соседних стран. На особом месте для нас стоит сотрудничество с органами внутренних дел государств – участников СНГ. Общая история, отсутствие визового режима и близкая ментальность наших людей являются благодатной почвой для дружбы народов и простого человеческого общения.

Вот почему самое пристальное внимание мы уделяем сотрудничеству в формате Содружества, в рамках Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ. Одна из наиболее эффективных площадок совместной работы – Бюро по координации по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств – участников СНГ (БКБОП).

Не секрет, что зачастую лица, совершившие преступления в одной из стран Содружества, пытаются скрыться на территории других стран СНГ. Поэтому одним из главных направлений сотрудничества в рамках СНГ является розыск преступников. У нас накоплен большой опыт совместной работы в сфере межгосударственного розыска: оперативно решаются вопросы обмена информацией, задержания и экстрадиции преступников. За последние три года было задержано 675 лиц, объявленных в межгосударственный розыск правоохранительными органами государств – участников СНГ. За этот же период в странах Содружества установлено и задержано 200 человек, разыскиваемых соответствующими структурами Азербайджана.

Уверен, что у нас ещё есть резервы для дальнейшего совершенствования этой работы, и недавнее утверждение «Регламента компетентных органов государств – участников СНГ по осуществлению межгосударственного розыска лиц» открывает новые возможности для решения вопросов обеспечения принципа неотвратимости наказания на всём пространстве Содружества.

Эффективной формой международного сотрудничества в борьбе с преступностью является проведение совместных целевых профилактических и оперативно-разыскных операций на сопредельных территориях соседних государств. Ярким примером того, что такие мероприятия способствуют укреплению взаимопонимания, дружеских и профессиональных связей, могут служить ежегодно проводимые в приграничных регионах Азербайджана и Российской Федерации широкомасштабные специальные совместные операции «Граница-Заслон» по отработке территории и информации о лицах и объектах, представляющих собой потенциально повышенный источник общественной опасности, выявлению возможных мест нелегального пересечения государственной границы, тайников для хранения оружия, боеприпасов, военного снаряжения.

Всё это осуществляется на основе интенсивного обмена как открытой, так и оперативной информацией о противоправной деятельности, местопребывании, маршрутах передвижения лидеров и участников организованных преступных формирований, их пособниках и других связях.

В результате такой операции, проведённой в конце мая – начале июня этого года, азербайджанской стороной было выявлено и раскрыто восемь совершенных преступлений, задержано 29 находящихся в розыске преступников, в том числе 13 человек, разыскиваемых правоохранительными органами Российской Федерации, установлены места трёх без вести пропавших лиц, из которых один человек разыскивался российской стороной, и 56 должников. Наряду с этим, выявлено и изъято 8 автоматов, 16 пистолетов, 82 ствола охотничьего оружия, в том числе 9 винтовок и 16 обрезов, 53 гранаты, свыше 7 000 патронов и многое другое.

И, конечно, одним из важнейших направлений совместной деятельности является обмен оперативной и иной информацией о лицах, причастных к террористической деятельности, особенно тех, кто являются активными участниками и пособниками вооружённых террористических формирований, воюющих в разных странах.

Известно, что счёт таких лиц из числа граждан стран СНГ идёт на тысячи. Например, у нас имеется информация о том, что в рядах террористов на Ближнем Востоке в боевых действиях принимают участие 810 граждан Азербайджана.

Недавно руководство МВД Азербайджана выступило с предложением об обмене информацией между государствами СНГ о таких лицах, с тем чтобы поставить заслон на пути их возвращения не только в страну исхода, но и на территорию Содружества в целом. Мы со своей стороны в инициативном порядке уже направили соответствующую информацию о таких гражданах Азербайджана в БКБОП для передачи нашим партнёрам по СНГ.

Действенным и эффективным, на наш взгляд, должен стать вновь установленный институт лишения гражданства и запрета на въезд в Азербайджан граждан нашей страны, активно участвующих в террористической деятельности за рубежом. И эта мера уже применена в отношении более чем 150 таких лиц.

Подводя итог сказанному, подчеркну, что деятельность по обеспечению общественной безопасности и надёжной защиты жизни, здоровья, прав и свобод наших граждан от преступных посягательств – это непрерывный процесс, который требует постоянной напряжённой работы и совершенствования. И есть ещё много очень важных целей, к достижению которых мы все должны стремиться, решая стоящие перед нами задачи на самом высоком уровне.

Эхсан Захидов,

начальник пресс-службы

МВД Азербайджанской Республики

Азербайджан. СНГ. Россия. Весь мир > Армия, полиция > mvd.ru, 24 декабря 2017 > № 2435115 Вилаят Сулейман оглы Эйвазов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433226 Олег Жданов

Война на Донбассе: кто даст Украине оружие, которого боится Россия

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Госдепартамент США одобрил продажу Украине летального оборонительного оружия. Киев сможет купить некоторые легкие вооружения и стрелковое оружие, но для него по-прежнему недоступны противотанковые ракетные комплексы Javelin. Правда оружие, которого боятся военные Владимира Путина, Украина может получить и не от Соединенных Штатов. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов.

Вы выходите на рыцарский бой не с деревянным мечом, а с железным. То же самое — Javelin и наши противотанковые комплексы, он на целое поколение лучше. Javelin для ведения боевых действий — это довольно критично для РФ. Имея, допустим, эти комплексы, мы спокойно выбиваем бронеобъекты из их системы обороны или, не дай Бог, боевых порядков наступающих войск. Тогда наступление сводится к нулю. Поэтому, может быть, Javelin не включили в список разрешенных к продаже вооружений, чтобы не дразнить Россию.

Но это абсолютно не принципиально. Для нас принципиально, что Дональд Трамп дал официальное разрешение на поставки летальных видов вооружений для Украины. Не забывайте, что Канада включила нас в список стран, которым можно продавать любые виды вооружений. Поэтому получить Javelin мы можем и у Канады. Получить мы их, в конечном итоге, можем и через Чехию, которая также включила Украину в список стран, которым можно продавать летальные виды вооружений.

Поэтому то, что США пока не разрешили своим компаниям продавать нам Javelin — совершенно не принципиальный момент. И здесь надо отдать должное американской президентской администрации, что уже наконец-то есть официальное решение. Теперь все зависит только от нас.

В этом году мы уже получили 350 млн долларов военно-технической помощи — не деньгами, а именно помощью. В том числе, Соединенные Штаты поставляли нам санитарные Hummer и снайперские винтовки. Правда, у нас немножко неправильно это преподносят: как будто это президент (Петр Порошенко) дарит Вооруженным силам, а не США. Но 350 млн они реализовали. На следующий год включено летальное вооружение — и системы ПВО, и стрелковое оружие. Список уже согласован Пентагоном и Генеральным штабом ВСУ. Поэтому вопрос лишь в том, что мы хотим попросить и что они готовы нам в рамках этой помощи предоставить.

Вопрос — куда мы собираемся тратить, вопрос нашего поведения. В 2014 году Канада нам предлагает истребители F-16 — мы спускаем на тормозах, делаем вид, что не слышим. В 2015 году нам предлагают те же Javelin — мы же быстро принимаем на вооружение ПТУР (противотанковая управляемая ракета, — «Апостроф») «Стугна», говорим, что он лучше в десять раз, хотя он хуже на целое поколение. В этом году опять весной была волна: Javelin — дадут или не дадут. Мы сразу же что сделали? Приняли на вооружение ПТУР «Корсар» и сказали: «А он еще лучше, чем Javelin». То есть мы сами, с одной стороны, бегаем-просим (правда, внутри страны), а когда нам за рубежом говорят: берите, ребята, деньги на помощь и вот, пожалуйста, покупайте, — мы говорим: не-не-не, у нас все есть свое, самое лучшее.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433226 Олег Жданов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433220 Степан Полторак

«Мы должны рассчитывать на собственные силы»

Министр обороны Украины Степан Полторак — об итогах года для армии

Геннадий Карпюк, День, Украина

2017-й год был важным для нашей армии. Мужество и победа обновленного войска дали государству бесценный ресурс — время. Украинские защитники не только не отступили, но и ощутимо улучшили тактическое положение на линии столкновения. Цена такой непоколебимости невероятно высока — жизнь и здоровье многих воинов-патриотов. В это время отечественные Вооруженные силы учились, совершенствовали возможности, наполняли конкретным содержанием запланированные оборонной реформой стратегические шаги. Они значительно приблизились к образцу армии, построенной на фундаменте натовских стандартов и подходов. Конечно, были и проблемы, потери, что-то не удалось, но Украину не остановить — она поднялась, распрямилась. Ее уже никогда не придавит груз колониального прошлого. О том, каким выдался еще один год украинского войска, на какие перспективы следует надеяться в будущем, мы спросили у главы Министерства обороны генерала армии Украины Степана Полторака.

«ВПЕРВЫЕ ЗА ВРЕМЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ПРЕДОСТАВЛЕНО 3 МЛД ГРИВЕН В ГОД НА СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЬЯ ДЛЯ ВОЕННЫХ»

— Степан Тимофеевич, сначала поинтересуюсь перспективой. Скажите, пожалуйста, насколько оборонный бюджет 2018-го отличается от текущего? Как в нем поддержаны потребности ведомства?

— На 2017-й мы получили 69,2 миллиарда гривен, что составляет 2,43% ВВП. Израсходовали их следующим образом. 13,5 миллиардов — на закупку и модернизацию вооружения и военной техники, 43 миллиарда пошли на содержание персонала, 9,5 — это эксплуатационные расходы, а 2,9 миллиарда направилы на поддержку инфраструктуры. Почти 3 миллиарда из этой суммы перенесены на 2018-й. Наш минимальный запрос на следующий год составлял 141,2 миллиарда гривен. Фактически из госбюджета Минобороны получило 86 миллиарда, что составляет 2,58% ВВП. И даже этот финансовый ресурс дает возможность значительно увеличить — на 21% — объем закупки и модернизации вооружений и военной техники. Выросли и расходы на развитие инфраструктуры и эксплуатационные расходы. Больше средств запланировано на содержание персонала, повышение живучести баз и арсеналов, строительство жилья и подготовку личного состава. Расходы на 2018 год планировали в соответствии с нашими возможностями. С учетом уже полученного бюджета, основные расходы распределили так, чтобы обеспечить выполнение Вооруженными силами боевых задач. Кстати, за времена независимости впервые выделено столько средств — 3 миллиарда гривен в год — на строительство жилья для военных. Конечно, мы нуждаемся в значительно большем ресурсе, но следует учитывать и возможности нашей экономики.

Основными приоритетами финансирования Министерства обороны на следующий год является оснастка войск современными образцами вооружения и военной техники, надлежащее тыловое обеспечение и повышение соцзащиты военнослужащих. Так, на 2018 год предусмотрено 300 миллионов гривен на закупку танков «Оплот».

— Подведем итоги 2017-го. С какими главными достижениями он войдет в историю нашего войска?

— Я выделил бы десять основных достижений года.

Прежде всего, это достижение высшего уровня социальных гарантий военнослужащих, в частности увеличение денежного довольствия. Особенно это почувствовал тот, кто находится на линии столкновения, сержанты и военнослужащие, выполняющие опасные задания. Правительством усовершенствован порядок начисления денежного довольствия, который не изменялся десятилетиями. Это позволит установить зависимость размеров окладов — должностного и по воинскому званию — от прожиточного минимума, будет гарантировать ежегодный рост размера денежного довольствия в зависимости от улучшения социальных стандартов в государстве. С начала года военнослужащим выделены 928 квартир, обеспечены жильем 433 участника АТО, продолжается строительство 91 жилого комплекса для размещения наших контрактников и работа на 430 объектах военной инфраструктуры.

Во-вторых, укомплектованность войска стала лучше. В этом году с Вооруженными силами заключили контракт 34 тысячи человек. Если учесть показатель прошлого года, то всего мы взяли на контракт более 100 тысяч человек, перейдя таким образом на контрактную армию. Напомню: 20 тысяч строковиков не принимают участия в АТО. Сформирован и оперативный резерв численностью 136 тысяч человек, большинство из которых зачислены в первую очередь резерва бригад и полков. На базе Черниговского областного военкомата завершен эксперимент по созданию территориального центра комплектования и социальной поддержки. Так мы отходим от несколько негативного восприятия обществом военкоматов. Практически осуществлены отдельные меры по реализации Закона Украины «О Едином государственном реестре военнообязанных». В частности, завершена работа по запуску автоматизированной системы упомянутого реестра.

В-третьих, удалось оптимизировать структуру и численность аппарата Минобороны. Более 40% подразделений Генштаба и других органов военного управления приведены к типичной структуре штабов НАТО, унифицирована структура воинских частей боевого состава. Ранее здесь было много проблем. Активно реформируется система управления государством в условиях чрезвычайного положения и особого периода. Разработаны принципы оборонного планирования на основе возможностей в Министерстве обороны и Вооруженных силах, утвержден каталог таких возможностей и рекомендации по их оцениванию. Фактически заложен фундамент следующих этапов оборонной реформы. Сейчас работаем над организацией высших академических курсов по вопросам оборонного планирования по стандартам НАТО и Школы оборонного менеджмента.

Четвертое важное достижение — это улучшение обеспечения Вооруженных сил вооружением и военной техникой. На протяжении года в войска поставлено 1,4 тысячи новейших и модернизированных ее образцов. Мы расширяем сотрудничество в военно-технической сфере с иностранными партнерами, прежде всего со США, Канадой, Польшей, Литвой. В частности, правительство Канады включило Украину в перечень стран, в которые разрешен экспорт стрелкового оружия и оборудования.

Следующая позиция успеха — высшее качество учений благодаря изменению их методов и форм. В этом году количество учений в составе бригад или полков выросло на 65%. Во время подготовки используется почти 670 стандартов НАТО на разных уровнях. Чтобы решить проблему взаимодействия между силовиками, в 2017-м проведено более 30 учений с коллегами из других силовых структур.

Пункт шестой — создание фундамента эффективной системы логистики и создание Главного управления логистики Вооруженных сил. 23 военных части перешли на новую систему питания, в следующем году на нее перейдут еще 80 частей. Седьмое достижение — улучшение медицинского обеспечения, а восьмое — успешное восстановление военной инфраструктуры: учебных центров, полигонов. Отмечу отдельно расширение сети военных вузов и изменение подходов к отбору и обучению будущих офицеров. И завершает этот перечень дальнейшее укрепление международной поддержки нашей оборонной реформы.

Считаю: задачи, которые мы ставили в Стратегическом оборонном бюллетене на 2017 год, выполнены на 90%. А трудности в основном касались законодательной базы. Например, до сих пор не принят закон о военной полиции, который очень нужен. На следующий год запланировано много работы. В частности, до конца 2018-го министром обороны должно быть гражданское лицо.

«НАТО ПОМОЖЕТ, НО СЛЕДУЕТ УСИЛИТЬ ВОЗМОЖНОСТИ УКРАИНЫ»

— Кстати, о поддержке партнеров. Конгресс США предусмотрел предоставление в 2018 году 350 млн долларов помощи украинской армии. Как эти средства будут расходоваться?

— Сразу отмечу: эти деньги назначены на весь сектор безопасности и обороны. И поступят они в два этапа. Что касается первых 175 миллионов долларов, решение уже есть. Летом рассмотрят вопрос по второй половине суммы — по итогам оценки динамики оборонной реформы и согласования Конгресса. Мы обратились к коллегам из Минобороны США и указали, что нам требуется. Прежде всего, средства РЭБ, связи, беспилотники. Причем от американской стороны получаем не средства, а только определенную продукцию. А вот предоставление летального вооружения требует политического решения американского руководства. Министр обороны США Джеймс Мэттис, председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд, поддерживая идею предоставления Украине вооружения, отмечают наличие политической воли Белого дома. Надеюсь, решение будет позитивным. С 2014-го Вооруженные силы Украины получили американской гуманитарной и материально-технической помощи на около 240 миллионов долларов. В частности, это станции контрбатарейной борьбы, средства связи, бронированные автомобили, медицинское оборудование, системы имитации боевых действий.

— Многих волнует вопрос, когда же наконец нам будут поставлять ПТРК «Джавелин»?

— В упомянутом списке есть и «Джавелин» как эффективное средство противотанковой борьбы. Все зависит от решения американской стороны. Но сейчас мы делаем ставку на отечественные средства, которые прошли существенную доработку. Это «Стугна», «Корсар» и «Скиф». Кстати, недавно значительно увеличен заказ по ним на следующий год.

— Каким может быть ответ России на поставки «Джавелинов»?

— Честно говоря, предусмотреть реакцию России трудно, если учесть, что она завела на оккупированную часть Донбасса более 1,3 тысячи единиц бронетехники, почти 700 танков, 650 систем залпового огня, средств ПВО. Чем еще способна удивить Россия? Она столько оружия и техники здесь сконцентрировала, что по ее количеству силы оккупанта сопоставимы даже с некоторыми странами НАТО.

— Что из вооружения и военной техники страны НАТО поставили нам за три года?

— В основном сотрудничаем в вопросах нелетальных вооружений. Что касается летальных, имеем дело лишь с Литвой, которая первой и до сих пор единственной поставила противотанковые средства и стрелковое вооружение. Недавно Вильнюс еще предоставил определенные вооружения. Сейчас решаем, как их перевезти. В целом, Литва в 2014 и 2016 годах передала Украине в пределах материально-технической помощи стрелковое оружие и заряды к нему. В частности, 104 пулемета ДШК, 60 — КПВТ, более 358 тысяч зарядов калибра 12,7 мм и почти 336 тысяч — калибра 14,5 мм Это сотрудничество мы продолжим.

«В 2018-м УКРАИНА БУДЕТ СТРОИТЬ СУПЕРХРАНИЛИЩА СОБСТВЕННЫЙ ЗАВОД ПО ПРОИЗВОДСТВУ БОЕПРИПАСОВ»

— Какие выводы сделало Минобороны после взрывов на складах под Калиновкой и других похожих инцидентах?

— Порядок хранения боеприпасов и поддержания живучести баз и арсеналов является проблемой государственного значения. Она ярко проявилась с началом вывода советских войск из Центральной Европы, когда сотни тысяч тонн боеприпасов складировали на неподготовленных хранилищах, базах, часто на земле. Ресурс на эти объекты выделяли минимальный, что привело к ужасным последствиям.

По каждой такому чрезвычайному происшествию инспекционные группы провели служебные расследования. Есть мои приказы в соответствии с выводами проверок и привлечение к ответственности должностных лиц. Были серьезные кадровые решения. Только после инцидента в Сватово я уволил заместителя начальника Генерального штаба, привлек к ответственности еще четверых генералов, уже не говоря о непосредственных руководителях, отвечавших за это хранилище. Правоохранительные органы должны закончить расследование, однако наши данные дают основания говорить о совершении диверсий на упомянутых объектах. Но мы еще не получили ответа на вопрос, каким образом их осуществили.

Чтобы кардинально изменить ситуацию, по поручению Президента принято комплексное решение. Завершаем проектирование закрытых железобетонных подземных хранилищ, которые обеспечат надежность охраны и живучесть арсеналов. В прошлые годы на решение этой проблемы выделяли всего 10-20 миллионов гривен. В этом году пришло вместе с дополнительными поступлениями приблизительно 300 миллионов, а на год следующий запланировано выделение 500 миллионов бюджетных гривен. За них мы построим хранилища, способные защитить боеприпасы даже от авиаударов. Будет происходить и определенная передислокация боеприпасов на другие склады, где существует возможность их хранить.

Существуют отработанные Генеральным штабом планы отражения внешней агрессии, которые предусматривают наличие определенных объемов материально-технических средств. Количество имеющихся боеприпасов достаточно для ведения боевых действий. Конечно, если они будут длительными, возникнет необходимость постоянных поставок боеприпасов. Однако предпосылок для их нехватки на линии столкновения нет.

— То есть Украина нуждается в строительстве собственного завода по производству боеприпасов? Какие известны подробности этого проекта?

— Да, принято решение о создании производства боеприпасов на фондах Минобороны. Также организуется производство пороха, взрывчатых веществ, гильз и других комплектующих боеприпасов на отечественных предприятиях. На строительство такого завода уже выделены 1,4 миллиарда гривен. А начнем его строить в 2018-м. Но это еще не все средства, необходимые для этой цели, их также будут искать. Прежде всего, на упомянутом предприятии будут выпускать дефицитные для нас боеприпасы, как старого образца, так и в процессе того, как будем покупать современное вооружение, будем начинать и производство новой номенклатуры боеприпасов. Например, тех же снарядов калибра 155-мм, конечно, с началом закупки соответствующих пушек. Иногда слышу критику, мол, зачем строить завод, если у нас много запасов тех же патронов калибра 5,45-мм, которых есть более 5 миллиардов! Конечно, такие патроны точно не будем выпускать, а только те, которые нужны, чтобы не покупать за рубежом. А решать вопрос перехода на натовские калибры целесообразно системно, потому что это однозначно длительный во времени и дорогостоящий процесс. Например, Польша почти 20 лет в Альянсе, а в вооружении она до сих пор полностью не перешла на калибры НАТО.

«Я ГОТОВ ПОДАТЬ В ОТСТАВКУ, ЕСЛИ ДОКАЖУТ, ЧТО ГЕНЕРАЛ ПАВЛОВСКИЙ ПРИЧАСТЕН К КОРРУПЦИИ»

— Как прокомментируете историю с так называемым топливным скандалом?

— Борьба с коррупцией является одним из приоритетов моей работы. За три года многое сделано. Сотни должностных лиц уволены, привлечены к ответственности. В основе действий всех должностных лиц, которые работают в Министерстве обороны, должна быть законность. Но только закон и суд, после надлежащего расследования, уполномочен определять виновность кого-либо. В частности, и генерала Павловского. Как только моему заместителю выдвинули обвинение, я выразил собственную точку зрения: если виновен, следует привлекать к ответственности. Если нет — не стоит наклеивать ярлыки до решения суда. Генерал Павловский — боевой опытный офицер, он руководил сектором «М» в АТО, в отношении него в России открыто несколько уголовных производств. Насколько я знаю, его за два месяца ни разуа не допросили. То есть мы слышали громкий скандал и обвинения на всю страну в огромной коррупции. А юридической оценки, подкрепления этим словам до сих пор нет. Что касается того горючего, отмечу: тогда его закупили по самой низкой цене в Украине. Дешевле никто не покупал! Но, если там произошли нарушения, правоохранительные органы обязаны это доказать и привлечь виновных к ответственности. Знаете, я готов подать в отставку, если докажут, что генерал Павловский причастен к коррупции. Однако хочу, чтобы те люди, которые сейчас публично его обвиняют, тоже понесли определенную ответственность, если их слова не найдут подтверждения. Кстати, это касается не только Павловского, а всех без исключения, кого обвиняют в нарушении закона. Хочется, чтобы в правоохранительных органах не делали политических заявлений, а оперировали исключительно фактами.

Во всех остальных случаях, когда находили нарушения у наших поставщиков, мы проводили расследование, формировали претензионное дело и возвращали некачественный продукт, заставляя предоставлять качественный. В целом, нужно доработать нормативную базу таких поставок, иначе подобным обвинениям не будет конца. Например, в том, что Минобороны закупило плохую тушенку или пошило некачественную форму. Но почему-то ничего не слышно о вине поставщика. Это неправильно. Если мы закупили 6 миллионов банок тушенки, нельзя проверить каждую, хотя у нас есть соответствующие лаборатории. Поставщик должен отвечать за выполнение своих обязательств. Минобороны проводит претензионную работу, но почему-то общество не задает таких же каверзных вопросов производителю. Мы в этой теме выиграли много судов, и я хочу, чтобы общество нас здесь поддержало. А спрашивать следует не только за некачественную тушенку, но и за некачественное вооружение и технику, поставленные в Вооруженные силы.

— Можете самокритично отметить, что не успели реализовать в этом году?

— Нам нужно улучшить состояние дисциплины и правопорядка в Вооруженных силах: они должны быть лучше, чем в сейчас. И здесь нам есть над чем работать. Нужно улучшать социальную защиту наших военных: обеспечение жильем, надлежащих условий прохождения службы и уверенности в завтрашнем дне. Должны эффективнее работать на рынке модернизации и закупки новейшего вооружения и военной техники. Это основные приоритеты, над которыми впереди много работы.

Уверенность в нашей победе предает сил и вдохновения в том, что делаем. Мы должны рассчитывать прежде всего на собственные силы и ресурсы. Не стоит считать деньги, которые кто-то и когда-то даст нам в долг, подарит или продаст оружие. Нужно разрабатывать собственные вооружения, строить свой ОПК, развивать экономику. И, чтобы выстоять перед угрозами, стоящими перед Украиной, нам нужно объединяться. Победа на 90% зависит от нас с вами. И только остальное — от влияния наших соседей или партнеров. Если будем думать иначе, нам точно ничего не удастся. Это чисто наша работа.

«День» размещает официальную часть интервью министра обороны, но предложил Степану Полтораку ответить на дополнительные вопросы издания.

«У НАС ПРОЦЕСС ЭВОЛЮЦИОННЫЙ — НА «РЕВОЛЮЦИЮ», К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ ХВАТАЕТ СРЕДСТВ»

— Недавно экс-советник президента РФ Андрей Илларионов в эфире одного из телеканалов заявил: «Сейчас расходы на одного военнослужащего в Украине (оружие, техника, экипировка.) в 6-7 раз ниже, чем на одного военнослужащего в России». Почему? Способны ли мы обеспечить хотя бы паритет?

— Чтобы сравнивать определенные данные, нужно знать, какое содержание вкладывал этот эксперт в такую оценку, и иметь представление об источниках его информации. Было бы неправильно считать определенные расходы, которые идут на перевооружение, например, танковых войск, развитие полигонной инфраструктуры, на денежное содержание всей армии, средства на модернизацию логистической системы и на специальные операции, а затем «размазывать» их равномерно по всему личному составу, чтобы выйти на определенную усредненную цифру. Так трудно дойти до реальной оценки, которую нам действительно нужно учитывать. Да и она не является определенным абсолютным показателем. Украинская армия, как и любая другая, имеет определенные приоритеты, куда направляется основной ресурс, который может позволить состояние экономики государства. Действительно, российские Вооруженные силы обладают значительным потенциалом, который является производным от общего объема экономики, которая все больше милитаризируется. Не будем оценивать «стоимость солдата», здесь легко увязнуть в дискуссионных контраверсиях, следует понять, что их войско чисто физически больше, но «размер» — не самое главное. И это неоднократно доказывали разнообразные военные кампании «крупных» государств наподобие финской и афганской для СССР и вьетнамской для США. Нужно, прежде всего, заботиться об эффективности войска, реально прогнозировать будущие угрозы, целенаправленно готовиться к ним. Именно это мы и проводим, постепенно увеличивая, о чем я уже говорил, расходы на наиболее важные секторы нашей обороны. Это процесс эволюционный — на «революцию», к сожалению, не хватает средств.

— В интервью «Дню» военные люди и военные эксперты неоднократно отмечали проблему по адаптации к мирной жизни (психологической реабилитации, лечения, получения жилья и тому подобное) военнослужащих, заключивших контракт с ВСУ. Как решается этот вопрос?

— В отличие от ситуации 2014-го, усилиями Министерства обороны, органов местного самоуправления, ряда профильных ведомств, волонтеров, общественных организаций и наших зарубежных партнеров, Украина на данный момент имеет несравненно более действенную систему реабилитации и социализации военных, воевавших в районе проведения АТО. Это отдельная тема. Были преодолены многие проблемы, в частности системные и законодательные. Хотя еще немало нужно решить. Наши психологи теперь знают, как работать с людьми, страдающими посттравматическим синдром, действуют разнообразные программы возвращения таких военных к мирной жизни, их трудоустройства. Немало предприятий даже держат определенные квоты для атошников, существуют и грантовые программы стартового развития собственного дела таких ветеранов. На сегодняшний день есть значительная реабилитационная база Минобороны, которая составляет около 1,5 тысячи коек. Ведущими здесь является санаторное отделение военно-медицинского клинического центра в Виннице, госпиталь в городе Ирпене, где действует Центр психофизической реабилитации для пострадавших в АТО, и специализированное отделение для лечения нейротравм во Львове. Эти учреждения созданы практически «с нуля» с использованием передового опыта стран НАТО. В целом, действует целая системы отделений психологической реабилитации, которая охватывает практически все регионы государства, — таких, как отделение психоневрологической реабилитации в госпитале в г. Староконстантинов на Хмельниччине и отделение психосоматической патологии в Военно-медицинском клиническом центре Западного региона во Львове. Кроме того, значительно должно улучшить эту работу внедрение медицинской информационной системы «Е-здоровье», которое осуществляет Проектный офис реформ при Министерстве обороны Украины.

Вопрос социальной защиты участников боевых действий урегулирован Законом Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты». Перечень льгот и компенсации, которые предоставлены участникам боевых действий, определены ст. 12 упомянутого закона. Никаких ограничений относительно предоставления льгот участникам боевых действий нет.

В 2017-м из фондов Минобороны Украины были обеспечены жильем почти 400 участников АТО — именно столько нам позволил имеющийся государственный ресурс. Наиболее действенным механизмом решения квартирной проблемы военных является полное выполнение бюджетной программы «Строительство (приобретение) жилья для военнослужащих Вооруженных сил Украины». Это могло бы стать гарантированной частью мотивационной программы службы в войске. Но законодательные ограничения снижают эффективность выполнения этой бюджетной программы. Например, для согласования распределения средств на такое строительство (реконструкцию), после его утверждения, остается около 6-7 месяцев, что недостаточно для осуществления эффективного строительства жилья. Сейчас мы прорабатываем проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам обеспечения жильем граждан». Он предусматривает, что начиная с 01 января 2020-го военнослужащие на время прохождения службы будут обеспечиваться штатно- должностным служебным жильем на территории или вблизи воинских частей. Это жилье закрепят за соответствующими должностями, и оно не будет подлежать передаче в коммунальную или частную собственность. До того военнослужащих не будут зачислять на квартучет граждан, а после достижения 20 календарных лет выслуги они будут иметь право получить одноразовое пособие на решение жилищного вопроса, что позволит им приобрести собственные квартиры. Также проект закона предусматривает норму по предоставлению военнослужащим компенсации кредита на приобретение жилья и процентов по нему в зависимости от выслуги лет. Замечу, что сейчас мы возобновляем фонды военных городков для размещения новосформированных воинских частей и строительство лагерных городков для проведения боевого слаживания.

— Украинские военные воюют за свою родную землю в прямом и переносном смысле. Государство обещало выделить земельные участки, но в последнее время этот процесс затормозился, многие участники АТО жалуются, что до сих пор не получили обещанный земельный участок. Почему?

— Сразу замечу, что обеспечение земельными участками военнослужащих — участников боевых действий не относится к компетенции Минобороны. В соответствии со ст. 122 Земельного кодекса Украины передача земельных участков в собственность или пользование относится исключительно к сфере полномочий органов исполнительной власти и местного самоуправления. Однако мы проводим мероприятия по информированию участников боевых действий относительно права на льготы и компенсации, в частности, относительно обеспечения соответствующими земельными участками. То есть все законные основания для реализации упомянутой льготы у атошников есть, однако существуют проблемные вопросы в ее реализации в отдельных громадах и территориях. И о причинах такого положения нужно спрашивать именно с них, поскольку такие участки выделяются из земель государственной или коммунальной собственности.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433220 Степан Полторак


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433209 Николас Гвоздев

Решение о поставке Украине летального оружия не изменит ситуацию

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Когда начали поступать сообщения о том, что США предоставят летальное оружие вооруженным силам Украины, я предположил, что в американской политике произошел серьезный сдвиг. Но, когда я начал детально анализировать эти сообщения, мне стало ясно, что все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Оказалось, что спустя несколько месяцев бумажной работы и консультаций с президентом, Дональд Трамп поставил свою подпись под указом, который разрешает Госдепартаменту США выдавать экспортные лицензии, необходимые для продажи снайперских винтовок вооруженным силам Украины. Это действительно является отходом от политики администрации Обамы, которая не разрешала продажу американского огнестрельного оружия Украине и ограничивала военную помощь США поставками продуктов питания и технического оборудования. Однако эта перемена является вовсе не такой значительной, как утверждают некоторые эксперты и пользователи Твиттера.

Во-первых, экспортные лицензии на большую часть «более тяжелого» военного оборудования, которое Украина просит у США — начиная с противотанковых ракетных комплексов «Джавелин» — до сих пор не одобрены. Более того, хотя президент поставил свою подпись под указом, разрешающим выдавать лицензии на продажу снайперских систем, каким образом Украина будет платить за это оружие, до сих пор остается неясным. В контексте пассивно-агрессивного подхода Трампа к политике в отношении России, он, вполне возможно, решил больше не растрачивать политический капитал зря, «блокируя» продажу оружия, которую поддерживают обе палаты Конгресса США, а настоять на том, чтобы Украина заплатила за предоставляемое Америкой военное оборудование. Трамп вполне может поднять вопрос о том, почему американские налогоплательщики должны платить за это оружие, в то время как Украина до сих пор занимает 11 место в списке крупнейших экспортеров оружия в мире — и в то время как президент Украины Петр Порошенко инициировал реализацию планов, в рамках которых украинские предприятия оборонного комплекса должны поднять страну в первую пятерку мировых поставщиков оружия.

Таким образом, до сих пор остается огромный разрыв между одобрением экспортных лицензий и фактическим началом поставок оружия на Украину.

Возможно, Трамп пытается придерживаться принципа разумных ограничений — то есть одобряет экспортные лицензии на продажу Украине некоторых видов летального оружия при условии соответствующей оплаты, но при этом отказывается одобрить продажу таких систем, как «Джавелин», чтобы продемонстрировать, что в отличие от Барака Обамы он готов предоставить некоторое оружие, но не такое, которое потенциально может коренным образом изменить ситуацию на местах и спровоцировать Россию на эскалацию. Мы уже наблюдали такой подход в случае с решением касательно Иерусалима — когда Иерусалим был признан столицей Израиля в соответствии с законом, принятым Конгрессом, но за этим не последовало никаких конкретных действий со стороны американских консульств в Тель-Авиве. Может быть, Трамп надеется, что ограниченные продажи летального оружия Украине позволят наладить отношения с двухпартийным истеблишментом национальной безопасности, который до сих пор с подозрением относится к его российской политике, и при этом не перечеркнут полностью его стремление заключать «сделки» с Россией?

Рассчитывает ли он получить больше свободы действий в вопросе введения новых санкций, на которых настаивает Конгресс?

Как отреагирует Москва? Смирится ли Кремль с политической реальностью ограниченных продаж летального оружия Украине, поняв при этом, что такие продажи не могут коренным образом поменять баланс сил на местах? Попытается ли Россия использовать это решение о продаже оружия, чтобы расколоть евро-американский консенсус в вопросе санкций — особенно теперь, когда политические позиции Ангелы Меркель, главного сторонника сохранения антироссийских санкций в Европе, серьезно пострадали в результате неудачной попытки сформировать новую коалицию в Германии? Ранее на этой неделе российские военные прекратили работу в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня на юго-востоке Украины — некоторые украинские эксперты полагают, что этот шаг является предвестником роста интенсивности конфликта, ожидаемого ими в ближайшие несколько недель. Может быть, Россия уже пытается изменить фактическую ситуацию на местах?

Многое зависит от того, как Россия истолкует трамповский стиль принятия решений. Удар, нанесенный США в Сирии, может стать своего рода подсказкой для Кремля. Согласившись нанести удар по сирийской военной базе, Трамп хотел четко обозначить тот факт, что его стиль принятия решений существенно отличается от стиля Обамы, однако он решительно отказался пойти дальше, то есть нанести удары по другим целям или активизировать усилия по свержению Башара аль-Асада.

Итак, применим ли сирийский прецедент к ситуации на Украине? Вполне возможно, это является ключевым вопросом — вопросом, ответ на который мы узнаем в ближайшие несколько недель.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433209 Николас Гвоздев


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу

Расширенное заседание коллегии Министерства обороны.

Владимир Путин посетил Военную академию Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого (ВА РВСН), где принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии Министерства обороны Российской Федерации.

Перед началом заседания глава государства осмотрел учебно-лабораторный корпус и учебно-научный центр ВА РВСН и ознакомился с комплексным планом развития вуза.

Военная академия РВСН имени Петра Великого – одно из крупнейших военно-учебных заведений Вооружённых Сил России. Академия осуществляет подготовку офицерских кадров командного и инженерного профилей, проводит научные исследования по основным направлениям развития Ракетных войск стратегического назначения.

* * *

В.Путин: Товарищи офицеры!

Прежде чем начать, хочу поздравить Вооружённые Силы с таким замечательным новым объектом, прежде всего – конечно, Ракетные войска стратегического назначения. Это не просто современный [объект], а объект, который позволяет готовить кадры, развивать отрасль в широком смысле этого слова по самым современным и самым передовым стандартам – чрезвычайно важно, хочу поблагодарить за это руководство Министерства обороны.

Начать хотел бы тоже с благодарности – с благодарности военнослужащим – участникам операции против террористов в Сирии, хочу поблагодарить весь личный состав Вооружённых Сил.

Министр обороны доложит об этом подробнее. Скажу только главное: в борьбе с международным терроризмом, с этой глобальной абсолютно угрозой, наши солдаты и офицеры действовали мужественно, профессионально и, что очень важно, эффективно, показали качественно возросшие современные возможности Вооружённых Сил России и внесли, без всяких сомнений и преувеличений, решающий вклад в разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов.

Вы знаете, что фактически это была не просто какая-то группировка – целая террористическая армия, хорошо организованная, сплочённая, обученная, вооружённая, прямо угрожавшая нашей стране, да и всему миру, можно сказать.

Вместе с сирийскими войсками российские военнослужащие освободили практически всю сирийскую территорию от банд боевиков, спасли жизни сотен тысяч людей, сохранили государственность Сирийской Республики, открыли путь для политического урегулирования внутрисирийского конфликта. И оценка действий наших армии и флота может быть только одна: отлично.

Мы всегда будем помнить при этом подвиг наших боевых товарищей, которые не вернулись, погибли, защищая Россию и наш народ. Наш человеческий, моральный, нравственный долг – поддержать их семьи. Государство, сослуживцы всё сделают для этого.

Прошу почтить их память минутой молчания.

(Минута молчания.)

Уважаемые коллеги, ситуация вокруг Сирии, с чего я начал, и в целом военно-политическая обстановка в мире подтверждают правильность, своевременность наших решений по укреплению армии и флота, по направлению необходимых ресурсов на активное военное строительство.

За последние годы была проведена действительно масштабная работа: завершены глубокие структурные преобразования Вооружённых Сил, более эффективной стала вся система военного управления.

Идёт планомерное перевооружение всех видов и родов войск. В этой связи приведу только несколько цифр, которые демонстрируют динамику этого процесса. В 2012 году доля современного вооружения и техники в войсках составляла 16 процентов; сейчас, в конце 2017 года, – около 60 процентов; к 2021 году должна вырасти до 70 процентов.

Шесть масштабных проверок, проведённых в текущем году, подтвердили высокую готовность войск, способность оперативно усиливать подразделения в Арктике, создавать самодостаточные, эффективные группировки на других ключевых для обороны страны направлениях.

Важным этапом боевой подготовки стало совместное российско-белорусское стратегическое учение «Запад-2017», в ходе которого отработаны задачи обеспечения безопасности Союзного государства.

В предстоящие годы необходимо продолжать последовательную работу по качественному развитию Вооружённых Сил. И здесь хотел бы особо отметить: мы видим, что мир переживает настоящий переворот в экономике, технологиях, знаниях. Очевидно, что такие глубокие трансформации затронут – не могут не затронуть, обязательно затронут – и военную сферу, состояние армий ведущих стран мира. И эти тенденции нам нужно не просто учитывать, а брать в основу военного планирования и строительства.

Россия должна быть среди государств-лидеров, а по некоторым направлениям – абсолютным лидером в строительстве армии нового поколения, армии эпохи нового технологического уклада. Это имеет важнейшее значение для обеспечения нашего суверенитета, мира и безопасности наших граждан, для уверенного развития страны, проведения открытого и самостоятельного внешнеполитического, в интересах нашей страны курса.

На каких приоритетах текущей и перспективной работы необходимо сосредоточиться. Первое, самым тщательным образом нужно отслеживать изменение баланса сил и военно-политической обстановки в мире, прежде всего вблизи российских границ, а также в ключевых, стратегически важных для нашей безопасности регионах. В том числе это касается Ближнего Востока, Корейского полуострова, где сохраняется высокий конфликтный потенциал, а также, безусловно, Европы, где ускоренными темпами идёт наращивание инфраструктуры НАТО и США, которые, как вы знаете, недавно изложили свою оборонную стратегию. На дипломатическом языке, если можно два слова сказать, она носит, безусловно, наступательный характер, а если переходить на военный язык, то, безусловно, агрессивный. Мы это должны учитывать в своей практической работе.

Давайте будем называть вещи своими именами: по событиям, касающимся Европы, речь идёт именно о наступательной инфраструктуре, которая там создаётся. Причём речь идёт о нарушениях со стороны Соединённых Штатов положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 года, к сожалению. Многие находящиеся в этом зале прекрасно понимают, о чём идёт речь.

Так, в Румынии уже размещены, а в Польше разворачиваются американские универсальные пусковые установки систем противоракетной обороны. Формально они предназначены для противоракет, но дело в том, и специалисты об этом прекрасно осведомлены, что это универсальные установки. Они могут применяться и для пуска существующих крылатых ракет морского базирования с радиусом действия 2500 километров, и в этом случае они уже перестают быть ракетами морского базирования, они могут быть легко перемещены на сушу, на территорию. То есть пусковые установки для противоракет в любой момент могут стать установками для крылатых ракет средней дальности.

Или ещё один пример: применяемые в Соединённых Штатах Америки ракеты – мишени для тестирования систем противоракетной обороны по своим характеристикам идентичны баллистическим ракетам средней и меньшей дальности. Они уже есть и используются. Их производство в США может свидетельствовать о разработке запрещённых Договором о РСМД технологий.

Отмечу и то, что Пентагону на 2018 год выделены средства на создание мобильной ракетной системы наземного базирования с дальностью стрельбы до 5500 километров. Таким образом, США, по сути, ведут дело к разрушению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Всё время выискивают какие-то нарушения с нашей стороны, а сами последовательно этим занимаются, так же как они в своё время последовательно и настойчиво занимались выходом из Договора по противоракетной обороне, что в конце концов, как нам известно, в одностороннем порядке и сделали. Разумеется, это всё серьёзно снижает уровень безопасности в Европе и в мире целом.

У нас есть суверенное право и все возможности для того, чтобы адекватно и своевременно реагировать на подобные потенциальные угрозы. При необходимости прошу оперативно готовить и вносить обоснованные предложения по корректировке документов военного планирования, по повышению уровня обороноспособности страны.

Второе. Со следующего года начинается реализация новой Государственной программы вооружения. Её ключевые параметры мы обсуждали в мае и ноябре на совещаниях в Сочи и на многочисленных совещаниях в Москве. Особый акцент нужно будет сделать на оснащении войск высокоточным оружием воздушного, наземного и морского базирования, беспилотными ударными комплексами, а также средствами индивидуальной экипировки военнослужащих, новейшими системами разведки, связи и радиоэлектронной борьбы.

Необходимо уже с первых месяцев обеспечить эффективное, ритмичное исполнение намеченных планов. Безусловно, как мы работали по предыдущей программе вооружения, будем это держать под постоянным контролем.

Третье. Как уже отмечал, мы фиксируем дальнейшие попытки сломать стратегический паритет с помощью развёртывания глобальной системы противоракетной обороны, а также ударных систем, сопоставимых с ядерным оружием, – в неядерном исполнении, но по своим ударным качествам и по точности мало чем уступающим ядерному. Для чего такое оружие? Считаю, только с одной целью – для шантажа, поскольку возникает иллюзия возможного безнаказанного удара.

Сегодня наши ядерные силы находятся на уровне, который обеспечивает надёжное стратегическое сдерживание, при этом нам необходимо их развивать дальше. К концу 2017 года доля современного вооружения в «ядерной триаде» России достигла 79 процентов, а к 2021 году ядерные силы наземного базирования должны быть оснащены новыми вооружениями до 90 процентов. Речь идёт о ракетных комплексах, способных уверенно преодолевать существующие и даже перспективные системы противоракетной обороны.

Четвёртое. Мы должны существенно повысить мобильность Вооружённых Сил. Это касается организации логистики, переброски и снабжения войск, их способности оперативно развёртываться и действовать там, где это необходимо для обеспечения безопасности нашего государства.

Нужно укреплять потенциал Сил специальных операций. Кроме того, поручаю проработать вопрос об оснащении, качественном и количественном усилении частей и соединений Воздушно-десантных войск.

В следующем году в ходе манёвров войск «Восток-2018» Вооружённым Силам необходимо в комплексе отработать задачи по переброске на несколько тысяч километров и развёртыванию в новых районах крупной группировки личного состава наземной техники и авиации.

Уважаемые товарищи, одной из важнейших задач государства было и остаётся укрепление социальных гарантий военнослужащих и их семей. Сейчас экономика восстанавливается, у нас появляются дополнительные ресурсы. И в качестве одной из первоочередных мер в федеральном бюджете на предстоящую трёхлетку мы предусмотрели возобновление ежегодной индексации денежного довольствия военнослужащих. На эти цели за три года только для военнослужащих Минобороны будет выделено свыше 82 миллиардов рублей. Одновременно с 1 января будут увеличены и военные пенсии.

Продолжим работу по развитию системы медицинского, санитарно-курортного обеспечения военнослужащих и членов их семей, решению их жилищных вопросов. В этом году девять тысяч военнослужащих получили постоянное жильё, более 31 тысячи – служебное. Всего за последние пять лет реализовали свои права на жилищное обеспечение 457 тысяч военнослужащих.

Меняется облик военных городков. В наиболее крупных появились современные спортивные и досуговые центры. Многое сделано для наведения порядка и в работе обслуживающих структур жилищно-коммунального хозяйства. Вместе с тем в отдельных гарнизонах военнослужащим по-прежнему не так просто устроить детей в детские сады, школы. Знаю это в том числе и по обращениям с этими проблемами в мой адрес, причём количество их растёт.

Прошу Министерство обороны уделить этой проблеме повышенное внимание, в том числе командующим войсками округов, флотов, начальникам гарнизонов нужно активнее взаимодействовать с регионами, местными властями в решении этих и других вопросов, касающихся обустройства военных городков. Я знаю, что руководители регионов, крупных муниципалитетов всегда идут навстречу, нужно просто активнее с ними работать.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить командование, весь личный состав Вооружённых Сил за достигнутые результаты. Рассчитываю, что каждый из вас и впредь будет честно и добросовестно служить России и нашему народу. Желаю вам успехов.

Спасибо большое.

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Благодарим Вас за высокую оценку проведённой Вооружёнными Силами военной операции. Это было бы невозможно без Вашего личного внимания к вопросам развития армии и флота и практически постоянной координации нашей работы в Сирии.

Бесценный боевой опыт в Сирии получили более 48 тысяч военнослужащих российской армии, из них свыше 14 тысяч отмечены государственными наградами. 80 процентов экипажей оперативно-тактической и 90 процентов армейской авиации имеют от 100 до 120 боевых вылетов. Экипажи дальней авиации получили практику нанесения ударов по важным объектам боевиков. Всего авиацией Воздушно-космических сил России за два года совершено 34 тысячи боевых вылетов.

Впервые в боевых действиях участвовали лётчики корабельной авиации с тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», ими выполнено 420 боевых вылетов. По наиболее важным объектам боевиков применялись высокоточные ракеты большой дальности «Калибр», Х-101, «Искандер», «Точка-У», Х-55 и другие.

Кораблями и подводными лодками нанесено 100 ударов, а самолётами стратегической авиации – 66 ударов на дальность от 500 до 1,5 тысячи километров. Каждая ракета поразила назначенную цель.

Задачи по уничтожению главарей бандформирований и объектов террористов в глубоком тылу решались Силами специальных операций. Они также координировали удары авиации и огонь артиллерии с применением новейших систем наведения и целеуказания. Силы специальных операций продемонстрировали высокий профессионализм и готовность к выполнению самых сложных задач.

Комплекс С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с истребителями авиации обеспечили полное превосходно наших Воздушно-космических сил в сирийском воздушном пространстве. Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме. Возможности комплекса «Панцирь», доведённые до перехвата реактивных снарядов и других малоразмерных целей, позволили уничтожить 16 беспилотных летательных аппаратов, 53 снаряда реактивных систем залпового огня.

В сирийской операции было апробировано большинство образцов нашей военной техники, это 215 видов вооружений. При боевом применении выявлено 702 недостатка и недоработки, 99 процентов из которых уже устранены. За эту оперативность мы благодарны представителям промышленности.

В результате операции восемь тысяч единиц бронетехники и пикапов с крупнокалиберными пулемётами уничтожены, кроме этого – 718 заводов и мастерских по изготовлению оружия и боеприпасов. Ликвидировано 60 318 боевиков, из них 819 главарей бандформирований и 2840 выходцев из Российской Федерации.

Авиацией решена важнейшая задача по лишению террористических организаций источников доходов от продажи нефтепродуктов, которые составляли не менее трёх миллионов долларов в день. Уничтожено 396 мест незаконной добычи нефти и заводов по её переработке, а также 4100 топливозаправщиков.

При поддержке Воздушно-космических сил России сирийскими правительственными войсками и ополчением от террористов освобождено 1024 населённых пункта, включая наиболее значимые города Алеппо, Пальмиру, Акербат, Дейр-эз-Зор, Меядин и Абу-Кемаль. Это позволило одному миллиону 300 тысячам беженцев вернуться в свои дома.

В Алеппо во избежание многочисленных жертв осуществлена уникальная по масштабу и сложности гуманитарная операция. В ходе неё за четверо суток вывезено 28 752 человека. Для гражданского населения создавались гуманитарные коридоры, развёртывались пункты временного проживания, питания, медицинской помощи. Опыта проведения подобных операций в вооружённых конфликтах не было.

Впервые для прекращения гражданской войны создано четыре зоны деэскалации. Они позволили достичь перемирия между формированиями вооружённой оппозиции и сирийскими правительственными войсками. Гарантами соблюдения перемирия выступили Россия, Иран и Турция.

Благодаря работе российского центра примирения к режиму прекращения боевых действий присоединились 2301 населённый пункт с общей численностью 10 миллионов 500 тысяч человек.

Народу Сирии регулярно доставляется гуманитарная помощь, проведено 1696 акций, в результате которых обеспечено питанием 700 тысяч мирных жителей. Оказывается содействие Организации Объединённых Наций и Международному комитету Красного Креста в доставке гуманитарных грузов.

Российскими сапёрами разминировано 6533 гектара территорий, 1410 километров автомобильных дорог, 17 138 зданий и сооружений, обнаружено и уничтожено 105 054 взрывоопасных предмета. Офицерами Международного противоминного центра России на территории Сирии создан Центр подготовки специалистов по разминированию. Подготовлено 740 сирийских военнослужащих – теперь они самостоятельно решают задачи по поиску и уничтожению взрывоопасных предметов.

Помощь российских военных медиков получили 66 852 мирных жителя, 435 из них эвакуированы в лечебные учреждения Российской Федерации с использованием медицинских авиационных эвакомодулей.

Подчеркну, что военная операция в Сирии проведена в основном в пределах изначально предусмотренных Министерству обороны ассигнований путём оптимизации планов деятельности и боевой подготовки. Дополнительные затраты, связанные с увеличением расходов боеприпасов и восстановлением техники, обеспечивались за счёт перераспределения Государственной программы вооружения без изменения её ключевых параметров.

Говоря об операции в Сирии, необходимо вспомнить о реализации инициативы нашего Президента в 2013 году по уничтожению сирийского химического оружия. Тем самым была снята угроза нанесения ударов американских крылатых ракет по территории Сирии и насильственной смены действующей власти, как это было в Югославии, Ираке и Ливии. Всего совместными усилиями России и США, Франции, Италии, Китая, Финляндии вывезено и утилизировано одна тысяча 300 тонн химического оружия.

На сегодняшний день в Сирийской Арабской Республике полноценно функционирует авиационная группа ВКС России на аэродроме Хмеймим и пункт материального обеспечения Военно-Морского Флота в Тартусе. Там создана современная военная и социальная инфраструктура, это позволяет поддерживать стратегическую стабильность в регионе, сдерживать возможное проникновение террористических группировок в Сирию.

Для создания условий политического урегулирования конфликта в настоящее время осуществляется подготовка Конгресса сирийского национального диалога. На него приглашены представители всех этнических и конфессиональных групп, политических партий и вооружённых группировок Сирии.

Остановлюсь на важнейших итогах 2017 года. В Ракетных войсках стратегического назначения три ракетных полка завершили перевооружение на современные комплексы «Ярс» подвижного базирования. Авиационные стратегические ядерные силы в текущем году пополнились тремя модернизированными самолётами.

По силам общего назначения. В Сухопутных войсках сформированы управление армией, 18 соединений и воинских частей. В войска поступило 2055 новых и модернизированных образцов вооружений, на которые переоснащены три соединения и 11 воинских частей.

В составе Воздушно-космических сил сформирована военно-транспортная авиационная дивизия и авиационная дивизия особого назначения. Получен 191 современный самолёт и вертолёт, 143 единицы вооружения противовоздушной и противоракетной обороны. С декабря поступила на опытное боевое дежурство единая космическая система.

В состав Военно-Морского Флота вошли 10 кораблей и боевых катеров, 13 судов обеспечения, четыре береговых ракетных комплекса «Бал» и «Бастион». Морская авиация пополнилась 15 современными самолётами и вертолётами. На Северном флоте развёрнуто управление 14-го армейского корпуса.

В Воздушно-десантных войсках сформированы отдельные десантно-штурмовые и ремонтно-восстановительные батальоны. Поставлено 184 новых боевых бронированных машин и самоходных орудий.

В Вооружённые Силы поступило 59 комплексов, это 199 беспилотных летательных аппаратов.

Возможности единой системы управления тактического звена доведены до заданных Министерством обороны требований. В ходе мероприятий боевой подготовки достигнуто сокращение временных показателей на организацию боевых действий на 20–30 процентов, при управлении боем – в 1,5–3 раза.

В целом мероприятия, предусмотренные государственным оборонным заказом 2017 года, выполнены.

Реальные возможности войск решать задачи по предназначению подтверждены в этом году в ходе шести внезапных проверок боевой готовности. В них участвовали все военные округа, виды и рода войск Вооружённых Сил, а также федеральные и региональные органы власти Российской Федерации. Сегодня внезапные проверки являются основной формой проверочных мероприятий и боевой учёбы войск.

В Вооружённых Силах проведено около 15 тысяч различных мероприятий подготовки войск, что на 20 процентов больше, чем в 2016 году. На 16 процентов увеличилась интенсивность межвидовой подготовки, в два раза повысилось количество двусторонних учений.

Наиболее значимым мероприятием оперативной подготовки стало российско-белорусское учение «Запад-2017». Наши армии подтвердили готовность к вооружённой защите Союзного государства Россия–Беларусь.

Мероприятия военного сотрудничества в этом году охватывали 90 стран. Проведено 35 международных учений различного уровня, наиболее масштабными из них стали «Боевое братство», «Морское взаимодействие», «Индра».

Ежегодную Московскую конференцию по международной безопасности в этом году посетило рекордное количество делегатов – более 800 представителей из 86 стран и восьми международных организаций. В 2017 году на базе парка «Патриот» Министерства обороны проведено 44 конгрессно-выставочных мероприятия. Ключевым событием года в этой сфере стал Международный военно-технический форум «Армия-2017». По уровню организации и количеству участников он сравнялся с ведущими мировыми выставками вооружений.

По поручению Верховного Главнокомандующего впервые в новейшей российской истории проведён Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге. Он подтвердил статус России как мощной морской державы. В соответствии с Вашим решением данный парад становится ежегодным и в следующем году будет совмещён с Военно-морским салоном.

Товарищ Верховный Главнокомандующий! С открытием Петрозаводского президентского кадетского училища завершено выполнение Вашего поручения о формировании сети таких учебных заведений, охватывающих все федеральные округа. Введён в строй филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске.

На этом работа не завершается. В следующем году по Вашему поручению будут введены два многофункциональных учебных комплекса в Нахимовском военно-морском училище в Санкт-Петербурге, а также физико-математическая школа для одарённых детей в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения – здесь, в Балашихе.

Благодаря открытию многопрофильной клиники Военно-медицинской академии имени Кирова Министерство обороны получило возможность оказывать полный спектр высокотехнологичной медицинской помощи на уровне международных стандартов. Показатели деятельности клиники сопоставимы с мировыми: более 35 тысяч стационарных пациентов в год, 19 800 операций, из которых 16 тысяч – сложные и высокотехнологичные.

На базе Академии создана и эффективно функционирует система телемедицины. Она позволяет консультировать медперсонал и контролировать состояние тяжёлых больных во всех гарнизонах. Только для военнослужащих в Арктике в течение года поведено более 100 экстренных и плановых телемедицинских консультаций. В целом по Вооружённым Силам общая заболеваемость военнослужащих снижена на семь процентов.

В соответствии с Вашим решением впервые в Государственную программу вооружения включены специальные расходы на обустройство военной инфраструктуры под поступающую новую технику. Это позволило выйти на полную синхронизацию сдачи строящихся объектов со сроками прибывающего в войска современного вооружения. В этом году построено 3287 зданий и сооружений общей площадью три миллиона 200 тысяч квадратных метров, что на шесть процентов превышает показатели прошлого года.

В рамках строительства 25 производственно-логистических комплексов в текущем году введён в эксплуатацию первый пилотный комплекс «Нара». Это обеспечит сокращение 25 крупных объектов хранения и оптимизирует расходы на их содержание.

Таким образом, задачи 2017 года Министерством обороны выполнены.

С учётом предстоящих выборов 2018 года не можем не подвести итоги развития Вооружённых Сил за пять с половиной лет под руководством Верховного Главнокомандующего.

Начну с оценки возросших угроз. С 2012 года численность размещённых военных контингентов НАТО у западных рубежей России увеличилась в три раза. В Прибалтике и Польше развёрнуты четыре батальонные тактические группы, бронетанковая бригада сухопутных войск Соединённых Штатов, штабы многонациональных дивизий НАТО в Польше и Румынии. Численность сил первоочередного задействования альянса возросла с 10 до 40 тысяч, а срок их готовности сокращён с 45 до 30 суток.

Система ПРО США в Европе выведена на уровень начальной оперативной готовности. Её элементы также развёрнуты в Японии и Южной Корее. Интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у наших границ увеличилась в 3,5 раза, а морской – в 1,5 раза. Мы решительно пресекаем любые попытки нарушить российские воздушные и морские границы.

НАТО в два раза нарастило интенсивность военных учений у наших границ. В 2014 году альянсом проведено всего 282 учения, а в этом – уже 548. Ежегодно у западных границ России проводится более 30 учений, сценарий которых основывается на вооружённом противоборстве с нашей страной. Мы внимательно отслеживаем каждое учение НАТО и принимаем соответствующие меры.

Для реагирования на новые угрозы и поддержания стратегического баланса нами расширена география маршрутов патрулирования самолётов дальней авиации и походов кораблей. За пять лет стратегическими ракетоносцами выполнено 178 полётов на воздушное патрулирование, а кораблями Военно-Морского Флота – 672 похода во все стратегически важные районы Мирового океана.

Приняты меры по повышению качественного состояния Вооружённых Сил. За пять лет Вооружённые Силы получили: 80 межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, три ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей», 55 космических аппаратов, 3237 танков и других боевых бронированных машин, более одной тысячи самолётов и вертолётов, 150 кораблей и судов, шесть подводных лодок, 13 береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион».

Это позволило перевооружить 12 ракетных полков на комплекс «Ярс»; 10 ракетных бригад – на комплекс «Искандер»; 12 авиационных полков – на самолёты «Миг-31БМ», «Су-35С», «Су-30СМ», «Су-34»; три бригады армейской авиации и шесть вертолётных полков – на вертолёты «Ка-52» и «Ми-28»; 16 зенитно-ракетных полков – на зенитно-ракетную систему С-400, 19 дивизионов – на комплекс «Панцирь-С», 13 дивизионов – на ракетные комплексы «Бал» и «Бастион». 35 общевойсковых соединений обеспечены современной боевой экипировкой «Ратник-2». Новая техника, поступившая в войска, размещена на современной инфраструктурной базе.

Впервые за историю новой России по периметру нашей границы создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. Это достигнуто за счёт развёртывания и постановки на боевое дежурство шести новых радиолокационных станций высокой заводской готовности «Воронеж», а также доработки трёх действующих радиолокационных станций «Дарьял», «Днепр» и «Волга».

В результате выполнения Государственной программы вооружения оснащённость армии и флота современным вооружением достигла 59,5 процента. В Стратегических ядерных силах уровень современности составляет 79 процентов, в Сухопутных войсках – 45, в Воздушно-космических силах – 73 процента, в Военно-Морском Флоте – 53 процента.

В целях повышения эффективности расходования бюджетных поступлений в Министерстве обороны введена уникальная информационная система контроля за движением средств, предназначенных для финансирования государственного оборонного заказа. Нам удалось преодолеть негативные тенденции, связанные с переавансированием промышленности и полной оплатой неисполненных контрактов. При существенном снижении сумм авансирования заключённых контрактов произошёл рост объёмов поставок вооружения и военной техники. Созданная система мониторинга расчёта по гособоронзаказу позволяет не только увидеть направления расходования бюджетных средств, реальное влияние государственного оборонного заказа на экономику, но и оценивать эффективность их использования.

Существует мнение, что военные расходы направляются исключительно на содержание армии. Это не так. 60 процентов военного бюджета идёт на закупку высокотехнологичной продукции у предприятий оборонно-промышленного комплекса. Они размещены во всех регионах страны и оказывают существенное влияние на их развитие. За счёт отчислений предприятиями ОПК наполняются федеральный и региональный бюджеты на сумму более 480 миллиардов рублей налогов и налоговых платежей. Расходы на заработную плату рабочим и служащим превышают 440 миллиардов рублей в год.

Таким образом, стабильный оборонный заказ – это переоснащение армии, доходы населения в виде оплаты труда, доходы государства в виде налогов и доходы бизнеса в виде прибыли. По сути, средства, вложенные в финансирование армии, – это государственные инвестиции, обеспечивающие развитие различных отраслей экономики и регионов страны. Они гарантируют рост научно-технических и производственных возможностей предприятий промышленности, повышение их технологического уровня и реально увеличивают количество рабочих мест, занятых специалистами с высокой квалификацией.

Те, кто заявляют, что наши расходы на армию слишком раздуты, видимо, не знают, как обстояли дела с финансированием Вооружённых Сил в 1990-х годах. Военный бюджет ежегодно сокращался: в 1992 году он составлял 16 процентов от ВВП, а в 2000-м – уже 2,6 процента, или 5 миллиардов долларов. Это не отвечало реальным потребностям Вооружённых Сил: военная инфраструктура не развивалась, новая техника поступала в армию единичными экземплярами, денежное довольствие военнослужащих своевременно не выплачивалось, что способствовало уходу профессионалов из войск. По факту в то время у России Вооружённые Силы были, но боеспособных соединений и воинских частей почти не оставалось.

С 2000 года удалось существенно повысить боевые возможности армии и флота. Только с 2012 года доля современной техники возросла почти в четыре раза, темпы военного строительства – в 15 раз, численность военнослужащих по контракту – в 2,4 раза, интенсивность мероприятий боевой подготовки войск – на 30 процентов. При этом военный бюджет сбалансирован, отвечает потребностям Вооружённых Сил и в следующем году составит 2,8 процента от ВВП, или 46 миллиардов долларов. При этом в США он превысит 700 миллиардов, в Великобритании составит порядка 60 миллиардов, а во Франции и Германии – по 40 миллиардов долларов. Комментарии здесь излишни.

Сегодня российская армия является современной, мобильной, компактной и боеспособной. Мы не бряцаем оружием и воевать ни с кем не намерены. В то же время никому не советуем проверять на прочность нашу обороноспособность.

Созданный Национальный центр управления обороной Российской Федерации кардинально изменил подходы к построению системы управления военной организацией государства. В его развёртывании мы вышли на систему управления пятого поколения. Информационная платформа Национального центра позволила объединить в единую систему межведомственного взаимодействия 158 федеральных и региональных органов власти, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Одной из особенностей работы Центра является круглосуточный мониторинг и контроль за выполнением государственного оборонного заказа. В результате удалось повысить исполнение заданий государственного оборонного заказа до 97 процентов. Ничего подобного в мире ещё не создавалось.

За прошедшие пять лет существенно изменён кадровый состав Вооружённых Сил. Количество военнослужащих по призыву уменьшилось на 50 тысяч – с 290 до 240 тысяч человек, а численность военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, увеличилась со 162 тысяч человек в 2012 году до 384 тысяч в настоящее время. Повысилось качество их отбора: 70 процентов контрактников имеют высшее или среднее профессиональное образование. Сегодня соединения и воинские части укомплектованы на 95–100 процентов профессиональными военными кадрами, что позволяет поддерживать высокую боевую готовность российской армии. Сеть высших военных учебных заведений Министерства обороны насчитывает 36 учреждений и полностью обеспечивает Вооружённые Силы квалифицированными специалистами.

В короткие сроки завершено строительство объектов Военно-медицинской академии имени Кирова, Рязанского воздушно-десантного командного училища имени Маргелова, Военной академии РВСН имени Петра Великого, в которой мы сейчас находимся.

Развивается информационно-образовательная среда военных учебных заведений, создана единая электронная библиотека военных вузов. Всего год их эффективного применения показал значительное повышение качества подготовки военных кадров и объёмов полученных знаний. Более того, внедрение электронных образовательных ресурсов в войсковое звено расширило возможность непрерывной профессиональной подготовки военнослужащих в течение всего периода службы.

Научные роты стали надёжным источником для повышения военно-научного потенциала Вооружённых Сил. После завершения службы по призыву примерно четвёртая часть военнослужащих решает связать свою службу с армией. Всего с момента создания данных рот офицерами стали 365 военнослужащих.

Государством уделяется приоритетное внимание социальной защищённости военнослужащих. За пять лет свои права на жилищное обеспечение реализовали 457 тысяч человек, из них 149 тысяч обеспечены служебными квартирами, 120 900 получили постоянное жильё, компенсацию за поднаём жилья получили 107 700 военнослужащих, своё право в рамках накопительной ипотечной системы реализовало 79 400 человек.

Эффективно работает новая форма жилищного обеспечения – жилищная субсидия: с 2014 года ею воспользовались 24 100 военнослужащих. Введение жилищной субсидии позволило решить многолетнюю проблему обеспечения жильём военнослужащих, находящихся в распоряжении. С 2016 года для офицерского состава увеличены выплаты за поднаём жилых помещений до средних по стране показателей.

За счёт массового применения типовых и современных технологических проектов достигнуты оптимальные ценовые характеристики строящихся объектов. Это позволило добиться стоимости строительства одного квадратного метра объектов Министерства обороны, не превышающей 32 тысячи рублей, что ниже, чем по стране в целом. Всего за пять лет построено 10 221 здание и сооружение. Сегодня на один вложенный рубль вводится основных фондов на один рубль 40 копеек. Строительство ведётся по всей территории страны, включая арктические районы и военные базы, расположенные за рубежом.

Всего в Арктике, на островах Котельный, Земля Александры, Врангеля и мысе Шмидта, за пять лет возведено 425 объектов общей площадью 700 тысяч квадратных метров. В них размещено более одной тысячи военнослужащих, а также специальное вооружение и техника. При строительстве использовались инновационные и энергоэффективные технологии. В Арктике построено три уникальных комплексных военных объекта – «Арктический трилистник». Продолжается строительство полноценного аэродрома на архипелаге Земля Франца-Иосифа, который будет способен круглогодично принимать самолёты. За всю историю освоения Арктики ещё ни одна страна в мире в условиях Крайнего Севера не реализовывала такие масштабные проекты.

Завершена работа по передаче в собственность субъектам Российской Федерации и муниципальным властям высвобождаемого военного имущества. Передано 1396 военных городков, не имевших перспектив использования; 56 тысяч объектов недвижимого имущества, включая 525 котельных, 40 школ, 439 детских садов, 244 медицинских учреждения. Это позволило высвободить около 40 тысяч гражданского персонала Министерства обороны и сэкономить три миллиарда 700 миллионов рублей, выделенных на коммунальное обслуживание и содержание неэксплуатируемых военных городков.

Министерством обороны полностью реализована программа Правительства по передаче 467 детских садов в ведение местных органов самоуправления. Надеемся, что муниципальные власти выполнят взятые на себя обязательства по обеспечению детей военнослужащих местами в этих дошкольных образовательных учреждениях, а Министерство обороны примет все меры по выполнению Вашего поручения.

Министерством обороны взят курс на заключение контрактов полного жизненного цикла, восстановление ремонтных органов в соединениях, воинских частях, проведение плановых ремонтов на предприятиях Министерства обороны и ОПК. В результате исправность вооружений и техники доведена до 94 процентов и поддерживается на этом уровне.

Министерство обороны освобождается от балласта несвойственных функций и задач, тяжким грузом лежащих на плечах армии. С этой целью завершается передача в ведение госкорпорации «Ростех» и Министерства промышленности России 110 военных заводов, на которых работает порядка 30 тысяч человек. Это позволит обеспечить развитие данных предприятий в структуре оборонно-промышленного комплекса страны.

Вооружёнными Силами завершается ликвидация экологического ущерба в Арктике. На архипелаге Новая Земля, аэродроме Алыкель, островах Котельный и Врангеля очищено 100 740 квадратных километров территорий, всего собрано 16 тысяч и вывезено 10 тысяч тонн металлолома. В полном объёме утилизированы все подлежащие сносу 432 здания. Осталось очистить 13 155 квадратных километров.

С 2014 года в Министерстве обороны запущена программа «Эффективная армия». В результате её реализации мы сделали ненужным привлечение дополнительных денежных средств на непредвиденные расходы, возникающие в течение финансового года. За три года экономия составила 129 миллиардов рублей. Сэкономленные деньги пошли на покрытие дефицита базовых показателей по статьям материально-технического и коммунального обеспечения.

Совершенствование коммунального хозяйства Министерства обороны позволило сэкономить семь миллиардов 800 миллионов рублей. Ежегодный эффект от работы восстановленных штатных войсковых ремонтных органов составляет порядка двух миллиардов 800 миллионов рублей. Введение системы контроля управления доступом и заказ питания в 729 столовых дало экономический эффект более одного миллиарда 600 миллионов рублей. Восстановленные на арсеналах ремонтные центры и цеха вернули в строй один миллион 700 тысяч ракет и боеприпасов (их закупка обошлась бы бюджету в 117 миллиардов рублей). С 2016 года закуплено и поставлено на арсеналы порядка 70 тысяч штук современной укупорки боеприпасов, что позволяет ежегодно экономить до 700 миллионов рублей.

И это далеко не все направления, по которым осуществляется реализация программы «Эффективная армия». К исходу 2020 года экономический эффект от мероприятий данной программы составит 337 миллиардов рублей.

Нефтяными компаниями на аэродромах Вооружённых Сил введены в эксплуатацию восемь топливозаправочных комплексов, завершается строительство ещё пяти. За это хотел бы поблагодарить руководство нефтяной компании «Газпромнефть». В следующем году к данному проекту присоединяются ещё две компании: «Роснефть» построит девять комплексов, «ЛУКОЙЛ» – ещё три.

В целях совершенствования и оптимизации мест хранения вооружения, ракет и боеприпасов завершается строительство 580 хранилищ. Это позволит разместить в них несколько сотен тысяч тонн боеприпасов.

С каждым годом возрастает интерес зарубежных стран к Армейским международным играм. Начавшиеся с танкового биатлона армейские состязания выросли до масштабных международных мероприятий по проверке боевой выучки и надёжности военной техники. Число участвующих государств достигло двадцати восьми. Впервые игры проведены на территории пяти стран – России, Азербайджана, Белоруссии, Китая и Казахстана. В рамках подготовки к играм модернизировано 149 полигонов.

По инициативе Министерства обороны и при поддержке Верховного Главнокомандующего создано молодёжное движение «Юнармия», сегодня его ряды объединяют 188 тысяч подростков. За короткий срок она стала одной из самых массовых молодёжных организаций в стране. Около 16 тысяч подростков приняли участие в юнармейских спортивных патриотических лагерях. Данная работа будет распространена на все регионы России.

Подвести итог пятилетней деятельности можно данными социологических исследований. С 2012 года в российском обществе наблюдается поступательный рост одобрения деятельности Вооружённых Сил. При этом отрицательные оценки снизились в 4,5 раза: с 31 до 7 процентов. Сегодня 64 процента граждан России считают, что служба в армии является хорошей школой жизни для молодых людей. В настоящее время армии России доверяют 93 процента населения страны – это максимальный показатель за всю историю социологических измерений. Столь высокое доверие народа нас ко многому обязывает.

В 2018 году Министерству обороны предстоит решить следующие основные задачи. В Вооружённых Силах – выйти на 61 процент современности вооружения и техники, в том числе в Стратегических ядерных силах – на 82 процента, в Сухопутных войсках – 46 процентов, Воздушно-космических силах – 74 процента, Военно-Морском Флоте – 55 процентов.

В Ракетных войсках стратегического назначения – поставить на боевое дежурство 11 пусковых установок с баллистическими ракетами «Ярс»; ввести в боевой состав шесть модернизированных стратегических ракетоносцев; принять в состав флота головной атомный подводный крейсер проекта 955А «Князь Владимир», вооружённый баллистическими ракетами «Булава».

В Сухопутных войсках – сформировать семь соединений и воинских частей, поставить более 3,5 тысячи единиц новых образцов вооружения.

В Воздушно-космические силы и авиацию Военно-Морского Флота поставить 203 новых и модернизированных самолёта и вертолёта, четыре дивизионных комплекта зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь», 10 дивизионных комплектов зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф», обеспечить выполнение задач опытно-боевого дежурства единой космической системы.

В боевой состав Военно-Морского Флота принять 35 кораблей и судов обеспечения; подготовить и провести стратегическое командно-штабное учение «Восток»; обеспечить развитие системы финансового мониторинга государственного оборонного заказа в части контроля и определения оптимального уровня стоимости производства вооружения и военной техники; завершить работы по реконструкции и строительству 11 аэродромов, включая Североморск-1, Моздок, Балтимор, Бельбек, Алыкель, области; ввести в эксплуатацию три тысячи зданий и сооружений; создать военный инновационный технополис «Эра».

Товарищ Верховный Главнокомандующий! Набранные темпы развития Вооружённых Сил в следующем году будут сохранены. Пути решения выявлены в ходе проработки проблемных вопросов, учтены в планах деятельности Министерства обороны на 2018 год.

Доклад закончен.

В.Путин: Уважаемые коллеги, товарищи!

Министр в своём докладе сказал практически всё. Добавлю к тому, что было сказано и мной, и руководителем ведомства.

Мы с вами хорошо видим, знаем, что количество вызовов в современном мире только увеличивается, растёт, не становится меньше. Говорили о приближении инфраструктуры НАТО к нашим границам.

Кстати говоря, когда мы на собственной территории перемещаем какие-то подразделения, воспринимается это и преподносится как какая-то угроза кому-то, а когда к нашим границам подвигаются базы, инфраструктура, разворачиваются новые комплексы, это вроде как так и должно быть. Но это так и должно быть только для тех, кто так делает, но только не для нас. Мы-то понимаем, что количество угроз нарастает. Та же американская доктрина военная, оборонная, о которой я уже упомянул, которая совсем недавно была предъявлена миру и американскому народу, – она действительно носит наступательный, если не сказать агрессивный характер. Но это же не просто слова, не просто бумажка – это подкреплено конкретными действиями и обеспечено финансированием: свыше 700 миллиардов долларов выделяется Соединёнными Штатами на оборонные, военные, если быть более точным, цели.

Действительно, мы иногда слышим, что наш военный бюджет очень большой, Министр сейчас об этом вспомнил: он у нас 46,6 миллиарда рублей, и всё. В прошлом году он составил 4,1 процента от ВВП, для российской экономики это много. Но он не был связан с завышением текущих расходов в прошлом или позапрошлом годах.

В прошлом году такое увеличение в процентном отношении к ВВП было связано с тем, что мы приняли решение погасить кредиты, которые Минобороны было вынуждено брать для того, чтобы реализовывать программу вооружения, и не просто было вынуждено, а делало это по согласованию с Правительством, разумеется, и с Министерством финансов. То есть из года в год на протяжении последних лет финансирование было ритмичным, в рамках заданных назначений, но частично осуществлялось за счёт кредитования с согласия Минфина. Вот эти кредиты наросли, и Правительство приняло решение выделить дополнительные средства для погашения этих кредитов. Ничего сверх ранее заявленного Министерство обороны не потратило, но чисто формально показатель в процентах от ВВП вырос.

В следующем году, наступающем, в процентном отношении к ВВП это будет 2,8 с небольшим процента – 2,85–2,86, потом потихонечку ещё даже будет снижаться. Возникает вопрос: можем ли мы быть самодостаточными в этих условиях и с этими возможностями, можем ли мы надёжно и безусловно обеспечить обороноспособность нашего государства? Можем, обязаны и сделаем это.

Позволительно будет спросить – как? Нас с вами ещё Суворов учил, что воевать нужно не числом, а умением. Есть очень много хороших наших народных поговорок, например, «сила есть – ума не надо». Вот нам с вами нужен ум. Мы не будем опираться исключительно на «военные мускулы», мы не будем втягиваться в истощающую нашу экономику бессмысленную гонку вооружения, не будем этого делать ни в коем случае.

На что же мы тогда должны опираться в решении задач в сфере обороноспособности и безопасности? Ответ очень простой: на мозги, на интеллект, на дисциплину и организованность при решении задач, стоящих в этой сфере. У нас есть замечательные заделы, доставшиеся из прошлых десятилетий, но есть уже и новые, абсолютно современные наработки, сделанные нашими молодыми исследователями, конструкторами и инженерами.

Из чего складываются деньги, которые государство выделяет оборонному ведомству и другим силовым структурам? Из содержания и оснащения, причём в обоих этих компонентах есть то, что мы называем развитием, и в обоих компонентах это важно – и в содержании, и в развитии. Почему в содержании? Потому что на этом можно сэкономить деньги, во всяком случае не транжирить, не разбрасываться деньгами, как сеятель, который зёрна бросает, но сделать это содержание современным, достойным наших Вооружённых Сил и наших военнослужащих, но достаточно экономным в то же самое время.

Что касается собственно развития, то это, конечно, прежде всего современные Вооружённые Силы в прямом смысле этого слова, современное вооружение. Это развитие новых перспективных, высокоточных и высокотехнологичных, уникальных по своей эффективности видов вооружения. Для достижения этих целей мы должны проявить, как я уже говорил, творческий подход, дисциплину, ответственность. И у меня нет никаких сомнений, эта уверенность основана на расчётах и на нашей совместной с вами работе, – мы точно и безусловно обеспечим обороноспособность нашей страны.

Есть ещё нечто, на что мы опираемся при этих расчётах. Я говорю без иронии, мы опираемся на нашу миролюбивую внешнюю политику. Это важно, потому что нам не нужно бесконечное число баз по всему миру, и мы не собираемся играть роль мирового жандарма. Нам по определению это не нужно, это просто дорого стоит и не входит в наши планы совершенно. Если мы всё это будем вместе иметь в виду и будем всё это исполнять дисциплинированно, творчески и с ответственностью, мы тогда выполним ту задачу, решение которой ждёт от вас народ России: мы точно и безусловно обеспечим нашу обороноспособность, создадим условия для мирной жизни, развития во всех сферах – и в экономике, и в социальной области.

Хочу вам пожелать успеха, удачи в этой чрезвычайно важной работе. Благодарю вас за службу и поздравляю с наступающим Новым годом!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш

Геополитические аспекты информационной войны

Интервью с бывшим дипломатом Витольдом Юрашем.

Адам Лелонек (Adam Lelonek), Defence24, Польша

Defence.24: Вмешательство в избирательный процесс в США, Франции и Германии; операции против стран Балтии, Швеции и Финляндии; информационные и психологические атаки на страны, входящие в ЕС и НАТО — это лишь начало длинного списка шагов, которые предпринимает Кремль. Что, если взглянуть на проблему в контексте Польши, играет в российском наступлении ключевую роль: деньги, люди, технологии?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): Когда заходит речь о российских успехах во внешней политике, мне всегда вспоминается название самого известного фильма Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) — «Triumph des Willens». Российские успехи — это практически всегда «триумф воли». Россия, на самом деле, слабое государство, но она очень серьезно относится к этой игре, и этим ее подход отличается от нашего.

Конечно, существует российская агентура, проводятся операции по дезинформации, но у меня складывается впечатление, что во многих наших провалах виноваты мы сами. В последние 27 лет мы проигрываем борьбу за будущее Украины и Белоруссии отнюдь не из-за России. Мы создаем «кружки взаимного восхищения», не наказываем людей за ошибочные прогнозы или неэффективную работу, продвигаем дипломатов, которые не добились никаких результатов во время своей службы на востоке. Мы позволяем существовать аналитическим центрам, чья работа носит академический и теоретический, а не прикладной характер, не осуждаем конформистов в рядах экспертов, аналитиков и дипломатов, которые вчера поддакивали партии «Гражданская платформа» (PO), а сегодня лебезят перед «Правом и Справедливостью» (PiS). Все это наши собственные проблемы, а не результат действий России.

Конечно, Россия предпринимает свои шаги и инициирует какие-то события, но, честное слово, 99% проблем — это наша вина. Мне кажется, политики и экспертные круги нашли удобную отговорку, чтобы не заниматься анализом своих слабых сторон. «Злые россияне не дают нам быть эффективными», — говорят они. Это не так. Россияне мешают нам быть эффективными, но если бы мы сами взялись за игру всерьез, мы смогли бы добиться большего. Польская восточная политика — это, однако, настоящее дно. Я часто замечаю, что ею занимаются индивидуумы с не самыми выдающимися способностями. Сложно поверить, что все эти люди, на счету которых нет никаких заслуг, обязаны своими карьерами ФСБ, СВР или ГРУ.

— Фронт российских действий не ограничивается Украиной и Белоруссией. Россия старается разрушить сплоченность ЕС и НАТО, подорвать наше доверие к партнерам и институтам, расшатать основы демократии и нашу систему ценностей.

— Все это, конечно, есть, однако, здесь тоже появляется одно «но». Я как-то занимался поиском первопричин российско-польской «перезагрузки» и пытался найти следы того, что она произошла с подачи Москвы. Однако сколько я ни искал, я натыкался только на американские следы. Я знаю, что Вашингтон оказывал давление на Варшаву, призывая ее нормализовать отношения с Москвой. Это совершенно логично. Представим, что в тот момент состоялись американо-российские переговоры. Чего добивались американцы, мы знаем: поддержки на Ближнем Востоке и в переговорах по Ирану, остановки экспорта зенитно-ракетных систем С-300 в эту страну, активного участия России в шестисторонних переговорах на тему северокорейской ядерной программы, а также предоставления транзитного коридора в Афганистан.

Чего добивались россияне, обычно не говорят, но ведь им тоже что-то было нужно. Если бы я был представителем российской стороны, я бы сказал, что первым и вторым пунктом идет Украина, а третьим — Белоруссия, но первостепенной роли она не играет. Я бы наверняка подумал, какая из связанных с США западных стран, ведет самую активную политику на этом направлении. Ответ — Польша. Так что, извините, зачем россиянам раскрывать своих агентов (которые находятся у нас в стране, как я подозреваю, для того, чтобы оказывать влияние на польское руководство), если достаточно сказать американцам, чтобы они попросили поляков успокоиться. Я знаю, что польско-американские переговоры были посвящены этой теме.

Конечно, я не хочу сказать, что от США и от России исходит одинаковая опасность. За шпионаж в пользу Москвы следует сажать в тюрьму, а за шпионаж в пользу США достаточно дать пощечину. (Смеется.) Нам, как мне кажется, следует начать делать две вещи, которых мы, насколько я знаю, не делаем. Во-первых, контрразведка должна взять под опеку не только российское, но также белорусское и украинское посольство. Во-вторых, нужно начать шпионские операции на Западе. Я сильно сомневаюсь, что при той сильной контрразведке, которой обладает Восток, мы можем что-то узнать там. Не буду даже говорить о таких мелочах, как талантливые кадры, которых мы по собственной воле лишились. Возможно, нам будет проще узнать на Западе, о чем тот разговаривает с Россией.

Самое главное, во время американо-российского сближения, может удивительным образом выясниться, что США и Россия заключили сделку, а их интересы совпадают. Я говорю это как человек, который приветствует присутствие американских военных в Польше и выступает за союз с Вашингтоном.

— Геополитический контекст и отношения между Кремлем и Вашингтоном как элемент информационной войны?

— Отчасти да. У нас принято говорить, что россияне обманывают американцев. Но ведь США — самая могущественная держава мира, что-то мне не кажется, что если бы Владимир Путин во всем водил их за нос, они бы продолжали с ним разговаривать. Нет, так это не работает. Кто-то играет главную роль, кто-то второстепенную, кто-то — глобальный игрок, а кто-то — региональный, кто-то «сильный парень», а кто-то (если убрать за скобки ядерный потенциал) обладает средними возможностями. В этой паре Россия выступает «младшим партнером». В отличие от большинства польских комментаторов я считаю, что Москва это понимает, поэтому она, в частности, сыграла положительную (с точки зрения США или как минимум администрации Обамы) роль в сирийском конфликте.

У нас все говорят, что россияне, мягко говоря, обманули американцев, но давайте посмотрим на этот «обман» внимательнее. Если бы россияне не вмешались в ситуацию после того, как Башар Асад применил химическое оружие, США пришлось бы начать бомбардировку Сирии. К этой войне наверняка подключился бы Иран, а это бы перечеркнуло перспективу на заключение ядерного соглашения между ним и Вашингтоном. В итоге американцам пришлось бы отказаться от выхода с Ближнего Востока, поскольку Израилю продолжала бы угрожать опасность. Конечно, можно сказать, что у Биньямина Нетаньяху свое мнение на этот счет, но реальной угрозы ядерной атаки на Израиль в ситуации, когда Иран не ведет ядерной программы, нет.

Обеспечив Израилю безопасность, американцы могли перенести центр тяжести, то есть сконцентрировать внимание на Китае, который стал для США серьезной проблемой. Пока существовала угроза, что Тегеран может получить ядерное оружие, Вашингтону приходилось одновременно заниматься двумя стратегическими направлениями. Есть еще один важный момент: отказ иранцев от ядерной программы означает, что от нее может отказаться и Саудовская Аравия.

Конечно, она ведет с Ираном так называемую опосредованную войну в Йемене, но это не то же самое, что две конкурирующие ядерные программы. При этом ядерное оружие в руках режима аятолл не так опасно, как оружие в руках саудовского режима, ведь мы помним, что «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещенные в РФ террористические организации — прим. ред.) — это суннитские, а не шиитские группировки. Первую, кстати, создал выходец из Саудовской Аравии.

И, наконец, есть еще один важный элемент: уход США, выступавших гарантом существования саудовского режима, заставляет его заняться внутренними реформами. Дом Саудов мог закрывать глаза на разные выходки ваххабитской части истеблишмента, поскольку американцы гарантировали ему безопасность. Конечно, на международном уровне гарантии продолжают действовать, но центр внимания американцев сместился. Чем больше США разворачиваются в направлении Юго-Восточной Азии, тем активнее в Саудовской Аравии начинают расправляться с ваххабитами, которые представляют потенциальную опасность для дома Саудов. Таким образом, уходя с Ближнего Востока, американцы способствуют борьбе с исламским фундаментализмом, который берет исток не в Иране, а в Саудовской Аравии. А началось все с того, что благодаря действиям россиян не разразилась американо-сирийская война. Вся эта сложная конструкция появилась благодаря вмешательству России. Значит, другая сторона должна сделать ответный шаг.

— Как все это соотносится с польской тематикой?

— В столкновении держав мы всегда будем играть второстепенную роль. При этом в момент возникновения конфликтов между США и Россией Польша всегда будет активизировать украинское и белорусское направление политики, а в момент разрядки напряженности — отодвигать его на второй план. Так было, так есть, так останется в будущем. Нам приходится приспосабливаться, ведь наша безопасность зависит от американцев, мы не можем проводить такую политику, с которой они не согласны, однако, нам следует сохранять хотя бы минимум автономности и стараться извлекать выгоду из каждого очередного «поворота» американо-российских отношений. Это серия партий, как в покере. Садясь за стол переговоров, мы должны каждый раз получать чуть более сильные карты, чем в прошлый раз, но для этого нужна минимальная автономность. Это прозвучит жестко, но особенного выбора нет: нам приходится быть на 25% американской колонией. Другие варианты — стать на 50% колонией Германии или на все 100% — России. Но стоит помнить, что хотя бы 75% независимости у нас остаются.

— Ситуация в Польше будет зависеть от того, что происходит на более высоком уровне международной политики. Однако Россия устраивает дезинформационные и пропагандистские кампании, направленные на нас и наших партнеров. Как нам защитить себя, раз наши возможности по геополитическим причинам ограничены?

— Я думаю, нам следует избрать в восточной политике метод малых шагов, а не строить масштабные планы. Слабость нашей политики заключается в том, что у нас всегда есть концепции, но мы забываем о тактическом уровне, о «modus operandi». Нужно чего-то добиться. Можно купить какую-нибудь компанию, позаботиться о том, чтобы борьба за демократию в Белоруссии не превратилась в борьбу за исторические концепции, чтобы польское меньшинство на Украине не попало в объятия «русского мира» (а это происходит), чтобы мы смогли представить нашим партнером какое-то конкретное предложение (пока у нас его нет). Будет достаточно любого успеха.

Возвращаясь к теме России, напомню, что сейчас Facebook и Twitter уже пошли на сотрудничество с американской администрацией. Значит, на переговорах с американцами, нам пора заявить, что мы ожидаем того же самого, ведь у нас возникли те же проблемы. Нам тоже нужно поставить вопрос о блокировке фейковых аккаунтов, решить, как помешать троллям работать. Эти вопросы должны стать темой наших переговоров. Еще мы можем завести собственных троллей. В противостоянии России у нас есть одно преимущество: чтобы навредить российскому режиму, не придется даже особенно лгать, хотя лично я мог бы делать и это. Раз уж война, то война.

И, наконец, нам следует задуматься, не считает ли российский режим, что наши усилия по демократизации ему угрожают, не является ли то, что кажется нам атакой, на самом деле контратакой. Таким тезисом я, видимо, задену чувства тех, кто считает, что миссия Польши — нести на восток демократию (раньше это место занимало просвещение). Мы уверены, что пропаганду демократии нельзя назвать информационной агрессией, поскольку это правое с моральной точки зрения дело. Но что с того! Следует задать себе вопрос, выгодно ли нам этим заниматься, кому это больше всего вредит. Возможно, будет правильно отказаться от борьбы с россиянами и возложить эту задачу на американцев или немцев, конечно, если они согласятся.

— Раз мы заговорили о продвижении демократии, я бы хотел спросить у вас о Белоруссии.

— Здесь все очень просто. Если говорить максимально кратко: мы делаем слишком мало, чтобы свергнуть Лукашенко, но слишком много, чтобы показать ему, что мы этого добиваемся. То есть мы избрали самую глупую политику из возможных. Впрочем, у нас нет способа его свергнуть, поскольку мы обиделись на белорусскую номенклатуру. Причина всего этого традиционная: мы ощущаем моральное превосходство и ходим, гордо рассказывая о своих высоких моральных качествах. Будто в Европе это кого-то интересует! Если прибегнуть к простой метафоре, можно сказать, что если у нас нет возможности ударить кого-то в точку на стыке нижних конечностей и туловища, то не стоит бить его по лодыжкам. Но мы занимаемся именно этим.

— Что вы можете сказать о действиях России в сфере информационной и психологической войны, которые направлены не на весь Запад, а только на Польшу?

— У меня складывается впечатление, что, к сожалению, существует конкретная причина, по которой у канала Russia Today нет польскоязычной версии: такой канал нам просто не нужен. Набожная, то есть основная часть наших правых кругов, не нуждается в российских подсказках, чтобы говорить о разложении Запада, господстве гомосексуалистов и гендерной идеологии. Россияне могут не открывать у нас отделение RT, достаточно, что правые делятся своими реальными идеями, которые (по своим причинам), к сожалению, полностью совпадают с российскими. Либеральные элиты, между тем, считают Польшу «бесперспективной невестой», которой нечего предложить. У нас есть два течения: в одном полагают, что Польше нечего сказать, а во втором сами отказываются от того, чтобы иметь право голоса. Что тут еще делать россиянам? Достаточно просто позволить нам быть самими собой, ведь противоположностью глупости у нас выступает не мудрость, а другая глупость.

— Но мы видим конкретные пропагандистские и дезинформационные операции.

— Конечно, они есть, но мне кажется, что российскую пропаганду успешно затмевает взаимная польская ненависть и глупость, из-за которой нас бросает из крайности в крайность. Я вел интервью с российским послом на канале Polsat News 2, и во время нашего разговора был такой момент, когда я задал вопрос, какие перед ним стоят задачи, а он замешкался с ответом. По неписаному закону послами не назначают сотрудников разведки, а если они работали в этой структуре, их освобождают от обязанностей на время несения дипломатической службы. Мне кажется, что посол колебался с ответом на мой вопрос не потому, что он не мог сказать о своей работе на разведку, а потому, что никаких задач в Польше перед ним не ставят.

Говорят, что во времена СССР каждый советский посол мечтал работать на Сейшельских островах. Место для пенсионера: делать ничего не нужно, но дадут яхту с флагом. Мне иногда кажется, что послу России в Польше очень скучно. Добавлю еще одну любопытную деталь (надеюсь, господин посол не обидится): после программы я поблагодарил его за интервью и в шутку добавил, что посла США мне пригласить не удалось. Посол улыбнулся и ответил: «это потому, что он гораздо важнее меня».

— У нас много говорят о завуалированных действиях России, которые связаны с информационным и психологическим воздействием. Как вы оцениваете их с позиции бывшего дипломата?

— Я помню момент, когда один высокопоставленный белорусский чиновник сказал мне, что однажды россияне начали настойчиво просить белорусов приглашать в Белоруссию Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski) и даже, если возможно, устроить ему встречу с Лукашенко. Белорусы решили, что польский политик — это человек, с которым они не хотят иметь ничего общего. Из этого можно сделать выводы. Зачем были нужны поездки Пискорского в Белоруссию? Затем, чтобы привлечь к нему внимание. В Польше, на Украине и даже в России он может встречаться с кем хочет, а Белоруссия — это уже подозрительная страна с определенной репутацией. То есть россияне хотели, чтобы мы Пискорского заметили.

Конечно, он мог быть российским агентом, но точно не таким, который добывает тайную информацию и делает копии секретных документов: он не смог бы получить к ним доступ. Также он не был человеком, который мог кого-то вербовать, ведь все знали, что он занимает пророссийскую позицию. Но какую-то же роль он играл, правда? Если россияне так сильно хотели привлечь к нему внимание, то логично предположить, что у него была другая задача. Раз он не похищал секреты и никого не вербовал, значит, он отвлекал внимание от кого-то другого. Напрашивается вопрос: что предприняло польское экспертное сообщество? Ответ: занялось Пискорским! Это значит, что мы разыграли сценарий, который написали в Москве.

— Политики и некоторые эксперты в Польше и на Западе сосредоточили свое внимание на фальшивых новостях, но это не самая большая опасность, это даже не тот инструмент, которым активнее всего пользуется у нас Россия. Пожалуй, не все верно оценивают масштаб проблемы.

— У меня тоже сложилось впечатление, что польское экспертное сообщество сосредоточило внимание на фальшивых новостях. Они, конечно, сыграли некоторую роль в том, чтобы изменить наше отношение к Украине, но вряд ли настолько важную. Я думаю, что у нас подхватили тему фальшивых новостей и занялись какими-то второстепенными вещами, чтобы объяснить ими польские поражения в восточной политике. Но, извините, поражения в этой сфере мы терпим вот уже 27 лет, а раньше не было ни фальшивых новостей, ни явных пророссийских кругов в нашей стране. Человек, который занимает в Польше пророссийскую позицию, скорее, лишает себя политического будущего, чем получает шанс продвинуться. С одной стороны, Москва сама хочет, чтобы мы занимались этими кругами, а с другой — мы пытаемся замять вопросы об эффективности нашей деятельности или причинах ее неэффективности.

Напомню историю об одной из стран, лежащих за нашей восточной границей, — Литве. Во время визита Войчеха Ярузельского в Москву в 1986 или 1987 году, с датой я могу ошибаться, советские товарищи рекомендовали Варшаве заняться польским меньшинством в этой республике. Они даже назвали людей, которые, по удивительному совпадению, в момент, когда Литва боролась за независимость, встали на сторону России.

Значит, россияне уже в 1985 или 1986 году продумывали сценарии на случай, если Советский Союз распадется. Раз они рассматривали такой сценарий, значит, они готовили таких же людей и в Польше. Так что если бы я искал российских агентов, в том числе агентов влияния, я бы присмотрелся не к тем, кто стал заметен с 2014-2015 годов, а к тем, кто проявлял активность в восточной политике гораздо дольше.

— Возможно, нам стоит обратить внимание и на тех, и на других?

— Возможно. Однако «Право и Справедливость» отходит все дальше от наследия Леха Качиньского (Lech Kaczyński) не под влиянием радикальных политических деятелей, каких-то «бритоголовых» или интернет-троллей. Так происходит в результате действий конкретных молодых политиков. Ответственность лежит на них, а не на неких радикальных силах.

— Многим слушателям и зрителям на Западе и в Польше сложно осознать масштаб пропагандистских и дезинформационных операций, поскольку ко многим процессам подключаются дипломатические структуры государства.

— Разумеется, все это мы видим. Ярким примером служат здесь польско-российские отношения. Есть еще одно обстоятельство: по обе стороны границы действуют провокаторы, которых вдохновляет или даже инструктирует Москва. Происходят инциденты с применением насилия. Жертв, к счастью, пока нет, но, кто знает, что будет. Проблема заключается в том, что на действия полутора десятка провокаторов реагируют тысячи людей. Вина, кстати, лежит на либеральных элитах: они думали, что если замять тему Волыни, она исчезнет. В свою очередь, партия «Право и Справедливость» решила не обсуждать Волынскую резню, а использовать ее в качестве инструмента, не разобраться с проблемой, а привлечь радикальный электорат.

Возвращаясь к вышеупомянутым провокаторам, вспомню одну историю. Однажды глава Днепропетровской области Игорь Коломойский рассказал в интервью, как он победил у себя сепаратистов, когда на Украине начиналась война. Его люди «вывезли сепаратистов в лес и провели с ними воспитательную беседу». Я, конечно, понимаю, что у нас совсем другая страна, но, думаю, если кто-то работает в Польше на другое государство, а у нас есть на эту тему оперативная информация, нам тоже нужно проводить воспитательные беседы (не в лесу, разумеется). Наш государственный аппарат умеет действовать жестко. Мы видим акции против футбольных фанатов, против людей, занимающихся сайтом, где высмеивают президента, или против активистов, которые блокируют Смоленские марши (ежемесячное мероприятие в память о жертвах катастрофы польского самолета, разбившегося под Смоленском в 2010 году — прим.пер.). Но с людьми, открыто поддерживающими нашего врага, государственный аппарат ничего поделать не может. Так было при прошлом правительстве, так осталось при нынешнем.

— Что вы думаете о реакции Москвы на внесение поправок в так называемый закон о декоммунизации? Она запустила кампанию, в которой объяснялось, что неблагодарные одержимые русофобией поляки начинают уничтожать советские памятники и кладбища.

— То, что подлежало демонтажу, следовало снести за один день, и тема была бы закрыта. Новость в наше время живет не больше двух суток. Кроме того, в этом нет ничего нового: россияне всегда изображали поляков русофобами, это никуда не уйдет. Мы с россиянами уже не первую сотню лет пытаемся перетянуть на свою сторону Украину и Белоруссию.

Москва понимает, что без помощи Запада, у нас ничего не получится, ведь именно к нему мы стараемся приблизить эти страны. Раз так, россияне сделают все возможное, чтобы испортить наш имидж на западе континента.

Проблема в том, что если мы, польское государство, не снесем эти памятники, Россия поспособствует тому, чтобы кто-то их взорвал или, в порыве гражданских чувств, повалил трактором. Примерно то же самое происходит сейчас на польско-украинском фронте.

Так что если мы даже откажемся от идеи сносить эти памятники, россияне найдут тех, кто сделает это за нас. Кстати, интересно, не увидим ли мы тех же людей, которые сейчас разрушают украинские монументы. Теоретически можно вообразить, что Польша решит отказаться от сноса, например, по внешнеполитическим соображениям. Вам придется себе это представить, я лично не верю, что кто-то, особенно при правительстве «Права и Справедливости», способен принять такое решение.

Так что следует разобраться с этой проблемой раз и навсегда, а в день, когда мы это сделаем, президент и премьер должны возложить венки на советском военном кладбище. Мы покажем этим шагом, что проблема была в памятниках, а не в некрополях. Если Рональд Рейган смог возложить венок на кладбище, где похоронены солдаты Ваффен СС, то мы, пожалуй, можем возложить пару цветов на кладбище простых солдат (даже не сотрудников НКВД). Стоит сделать то, что у нас не получается сделать в контексте демонтажа памятников бойцам УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.).

— Это реально?

— Нет. Я забрался в сферы фантастики, ведь и вы, и я понимаем, что никто этого не сделает, правда?

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш


Россия. Саудовская Аравия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433213 Дейв Маджумдар

Россия близка к тому, чтобы продать грозные С-400 Саудовской Аравии

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия и Саудовская Аравия прорабатывают детали соглашения о поставках Эр-Рияду мощных зенитно-ракетных комплексов С-400. Эта ракетная система класса «поверхность — воздух» является частью целого пакета вооружений, которые Россия надеется продать богатому ближневосточному королевству.

«Что касается более сложных систем, то переговоры еще продолжаются, — заявил агентству ТАСС помощник президента Владимира Путина по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин. — Идет обсуждение технических и финансовых аспектов. Я надеюсь, что к концу года мы получим ответы на все оставшиеся вопросы».

По словам Кожина, «эти переговоры ведутся буквально сейчас». В годы холодной войны Россия и Саудовская Аравия были противниками, но в последние месяцы отношения между ними существенно улучшились. В октябре этого года саудовский король Сальман побывал в Кремле и провел переговоры, укрепив таким образом формирующиеся отношения. Тогда же король подписал меморандум о взаимопонимании по вопросу поставок С-400, сделав резкий поворот в политике Саудовской Аравии. Обычно Эр-Рияд покупает оружие в США и Великобритании.

«Они могут использовать это как рычаг давления на США, но интересно и то, как на эти события отреагирует Израиль с учетом того, что он поддерживает постоянные контакты с Москвой по сирийскому вопросу и по многим региональным проблемам, — сказал „Нэшнл интерест" Сэмюэл Бендетт (Samuel Bendett), работающий научным сотрудником в Центре анализа ВМС (Center for Naval Analyses). — Мы стали свидетелями возникновения еще более взаимосвязанных структур интересов, когда Россия поддерживает тесные и открытые связи с Израилем, Ираном и Сирией, несмотря на то, что последние две страны враждебно настроены по отношению к первой».

В практическом плане Саудовская Аравия, скорее всего, нуждается в дополнительных средствах противовоздушной обороны. «Это интересная ситуация, хотя надо сказать, что Саудовская Аравия и раньше занималась диверсификацией своего ракетного вооружения — у нее есть китайские ракеты серии DF, — отметил Бендетт. — Эта страна уже сталкивается с серьезной дилеммой в сфере безопасности. Ее беспокоят ракеты хуситов, могущие долететь до ее территории, а еще она готова тратить деньги на приобретение системы, способной сбивать вражеские самолеты, в данном случае, предположительно иранские».

В таком случае соглашение о покупке С-400 вполне логично (если оно будет подписано). Однако, как отмечает Бендетт, это далеко не решенный вопрос, поскольку переговоры продолжаются, и нет никакой гарантии, что стороны сумеют прийти к взаимоприемлемому соглашению. Тем не менее, сам факт того, что Эр-Рияд ведет переговоры с Москвой, свидетельствует о возможной перегруппировке в регионе.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия. Саудовская Аравия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433213 Дейв Маджумдар


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433201 Ирина Щербакова

«Я просто должна быть в России»

Бьёрн Розен (Björn Rosen), Джошуа Кохер (Joshua Kocher), Der Tagesspiegel, Германия

Der Tagesspiegel: Госпожа Щербакова, ваша организация «Мемориал» была в 1989 году первой неправительственной организацией Советского Союза и занимается с тех пор анализом коммунистических преступлений. Именно сейчас исполнилось 100 лет Октябрьской революции. Вы организовывали что-нибудь к этому юбилею?

Ирина Щербакова: Да, выставку, в которой речь идет о 50 людях, ставших первыми жертвами большевиков, еще до начала Гражданской войны в феврале 1918 года. Интересно, что среди арестованных было много социал-демократов. А также и людей, которых хватали прямо на улицах, поскольку они выглядели как буржуи.

— Давайте поговорим об истории Советского Союза и о том, какое влияние она оказывает. Что вы чувствовали в годовщину революции?

— Официальных торжеств не было. Революция стала в России очень неприятным словом, чем-то опасным, на ум сразу приходит оранжевая революция и тому подобное. Если рассматривать это с точки зрения господствующей сегодня идеологии, то Октябрьская революция была катастрофой. До этого у нас была великая царская империя, потом пришли большевики и все разрушили при поддержке заграницы. Определяющей исторической фигурой того времени является сейчас последний царь Николай II…

— …которого сыграл Ларс Айдингер в фильме «Матильда», который рассказывает о связи монарха с балериной. В России он вызвал сильные протесты.

— Против него вспыхнула почти война! Царя нельзя изображать как человека. С другой стороны, Ленин, его основной противник, несущий ответственность за его смерть, по-прежнему лежит в Мавзолее на Красной площади. Были слухи, что к годовщине революции его похоронят, но этого не произошло. Ведь как звучит наш девиз: стабильность, никаких резких движений.

— Над чем вы работаете сейчас в «Мемориале»?

— 5 декабря мы опубликовали нашу обновленную базу данных. Она насчитывает теперь 3,1 миллиона жертв, с краткими биографиями, причинами ареста и смерти. У нас есть также база данных о 40 тысячах преступников. По этому поводу было много шума. Как говорилось, мы хотели начать гражданскую войну. Но ведь там не говорится, кто конкретно участвовал в каких преступлениях, а только указано, где человек работал в структурах государственной безопасности.

— Президент Путин сказал однажды, что тот, кто не жалеет о развале Советского Союза, не имеет сердца, а тот, кто хочет его вернуть, не имеет разума. Прав ли он?

— Ну хорошо…

— Вы колеблетесь.

— По крайней мере, в этом случае он, вероятно, прав. Но другие его цитаты звучат иначе. Например, о том, что распад Советского Союза был крупнейшей геополитической катастрофой для России в ХХ веке.

— Ваш собственный дедушка был убежденным коммунистом. Он занимал высокий пост в Коммунистическом интернационале, Коминтерне. Недавно вы написали биографию своей семьи — чтобы лучше понять своих предков?

— Да. К счастью, моя семья не пострадала от большого террора при Сталине. Поэтому мы могли говорить относительно откровенно, как говорится, в шкафу не было никаких скелетов. В «Мемориале» мы часто сталкиваемся с противоположным: с семьями, в которых всегда молчали. Наш архив полон вырезанных и вымаранных фотографий. Многие люди десятилетиями не знали, что их деды были совсем не теми, кем они их всегда считали. Их семьи из-за страха отказались от воспоминаний о родственниках, которые исчезли во время террора.

— Ваши бабушка и дедушка проживали в московской гостинице «Люкс», в которой в 30-е годы прежде всего размещали коммунистических эмигрантов, например, Герберта Венера и Маркуса Вольфа. Знаете ли вы трагикомедию Леандер Хаусманн о гостинице «Люкс»?

— Честно говоря, я считаю этот фильм слегка примитивным. Можно было бы сделать из этого нечто более смешное. Моя мать, например, в это время училась у Вальтера Ульбрихта кататься на лыжах. Когда я была ребенком, мне часто об этом рассказывали, а я даже представить себе не могла, что у него была такая «человеческая» черта характера. Даже в России о нем рассказывали анекдоты, он считался воплощением тупого партийного функционера.

— Ваше первое сознательное воспоминание, как вы пишете, относится к периоду, когда после смерти Сталина прошло четыре года. Своего рода предзнаменование?

— Безусловно. Потому что это была невероятная веха. Закончились «времена людоедства», фанатичной веры в эту личность и в коммунизм. Я начала жить в то время, когда созданная Сталиным система становилась все слабее. Хотя, конечно, были и откаты назад, как, например, при Брежневе, который застопорил реформы.

— Ваш отец, который был литературным критиком, не особенно любил немцев, в том числе и потому, что из-за боевого ранения у него были покалечены руки. Тем не менее он отправил вас позднее учить немецкий язык.

— Немецкий был иностранным языком, которым мои бабушка и дедушка владели лучше всего, и он традиционно был языком Коминтерна. Мой отец также интересовался немецкой литературой и философией, прежде всего книгами о войне. Он хотел понять другую сторону. Он тотчас прочитывал все, что было переведено из произведений Бёлля или Грасса.

— Позднее вы переводили на русский язык труды немецкоязычных писателей от Франца Кафки до Кристы Вольф. Какой автор оказался для вас наиболее сложным?

— Должна признать, что работа с переводами была для меня скорее нишей, которую выбирают во время диктатуры, чтобы быть по возможности свободным. Больше всего я интересовалась историей и занималась ей через литературу. В начале 80-х годов я составила, например, сборник с рассказами авторов из ГДР. Тогда трудно было предвидеть конец ГДР и Советского Союза, однако унылые будни, описанные в этих рассказах, показали мне, что все… Как это сказать по-немецки?… Что все прогнило.

— Во время поездок в 70-е и 80-е годы ГДР производила на вас особенно угнетающее впечатление.

— Может, и нет, но у меня создавалось впечатление, что было много страха, что оказывалось больше давления. Мне часто говорили, чтобы я не упоминала в письмах определенные вещи или не называла публично определенные имена.

— В Советском Союзе действительно было по-другому?

— Было чувство, что КГБ работает так же плохо, как и все остальное в этой стране. Вы смеетесь, однако изучение дел подтвердило это позднее. К примеру, Александр Солженицын, враг государства номер один. О нем были написаны горы документов, были обыски и указания, как воспрепятствовать его враждебной деятельности. Ну хорошо, когда-то его вышвырнули из страны, однако его труды получили очень широкое распространение.

— После прочтения «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына вы решили в конце 70-х годов брать интервью у женщин, которые сидели в советских лагерях. Насколько это было опасно?

— Существовала целая группа, которая преследовала подобную цель, и ей руководил Арсений Рогинский…

— …нынешний председатель «Мемориала»…

— …который был арестован в 1982 году. Он угодил в лагерь на четыре года, поскольку эта группа опубликовала за границей собранные тексты. А я делала это для себя, тайно. К некоторым людям я приходила по несколько раз, иногда мы проводили вместе целые дни. Я записывала на пленку эти разговоры, до 1988 года ни один из них я не расшифровывала. Кассеты находились у меня, спрятанные в разных местах. Я думала, что рукописи занимают много места, что их можно легко найти и прочитать.

— Вы пишете, что многие заключенные и во времена ГУЛАГа оставались убежденными коммунистами.

— Однажды я брала интервью у женщины, которая в 1927 году была брошена в лагерь в 17-летнем возрасте как троцкистка и лишь в 1957 году отпущена на свободу. В результате она еще больше укрепилась в своих идеях. Я видела очень мало людей, которые после ГУЛАГа не возвратились бы в партию. Ну хорошо, были и практические соображения, люди хотели вновь возвратиться в жизнь. Но некоторые настолько отождествляли себя с идеологией, что иная жизнь казалась им бесполезной. Они ненавидели Сталина, но по-прежнему верили в Ленина.

— «Мемориал» возник в перестройку, в период перелома.

— А она продолжалась самое большее четыре года. Сначала у нас было чувство, что мы — часть широкого движения. Потом наступили рыночные реформы, и у людей становилось все меньше желания вспоминать о прошлом, поскольку настоящее было таким трудным. Уже при Ельцине государство смотрело на наших правозащитников как на врагов из-за критики войны в Чечне. А когда в нулевые годы возникла новая национальная гордость и коммунистический террор предали забвению, мы почувствовали, что оказались на обочине общества. Однако уже несколько лет мы ощущаем новый интерес, прежде всего со стороны молодежи. Некоторым нашим согражданам стало ясно, что власть имущие используют прошлое, чтобы смастерить новую идеологию, и поэтому историей надо заниматься.

— Согласно опросам, Сталин — вновь один из любимых политических деятелей.

— Сегодня уповают на сильное государство, и в этом смысле Сталин олицетворяет продолжение потерянной царской империи. Ибо он вновь создал империю. Вечный вопрос в России гласит: государство для человека или человек для государства? Сейчас мы вновь находимся в такой ситуации, когда государство должно быть главным. Государство якобы гарантирует стабильность и спокойствие.

— Может, Сталин — просто символ победы во Второй мировой войне, главная гордость России?

— Одна из крупнейших проблем заключается в отсутствии перспектив на будущее. Во-первых, у большинства людей нет никаких финансовых накоплений, а, кроме того, нет никаких представлений о том, что это у нас вообще за государство, ведь об этом никогда не говорится, и что станет с ним. В советские времена провозглашали утопию, говорили, что следующее поколение уже будет жить при коммунизме и так далее. Сегодня все идеальное относится к прошлому.

— Например, к Великой отечественной войне?

— Война — это тема, которая затрагивает почти все семьи, она стала неприкасаемой иконой. Хуже, чем в советские времена. Тогда еще было много бывших солдат, которые знали ужасную сторону этой войны. Было бы очень важно задавать такие вопросы: нужно ли было действительно приносить в жертву столько людей? И какими были последствия нашей победы для Восточной Европы?

— Государство называет вас и ваших коллег иностранными агентами. Что означает это в повседневной жизни?

— Для нас важна совместная работа с музеями, библиотеками и школами, но, к сожалению, многие из этих учреждений опасаются, так сказать, заразиться от нас. Мы чувствуем себя прокаженными, сталкиваемся с немыслимым бюрократическим произволом.

— Почему вы не отказываетесь от денег иностранных фондов?

— В некоторых проектах приходится работать за границей, это всегда было нашим убеждением. Ведь жертвами советской системы были представители всевозможных наций, в том числе и множество немцев. Кроме того, те, у кого в России много денег, в большинстве случаев боятся поддерживать так называемых иностранных агентов и не хотят навредить своем бизнесу. Однако для наших проектов мы получаем и российские деньги.

— На какого российского политика вы надеетесь?

— Ни на какого. Что не означает, что я не отношусь положительно к некоторым политикам из оппозиции. Но, к сожалению, я не вижу никого, кто мог бы создать значимое движение, политическую силу, убедительную для людей.

— Если посмотреть на большую часть оппозиции — старых коммунистов, крайних националистов — то легко может создаться впечатление, что для вашей страны Путин — это хороший вариант.

— Это всегда обманчивое впечатление, которое власть хочет создать у людей, чтобы им не пришло в голову что-то менять: если не мы, то придут еще хуже нас.

— Некоторые члены вашей семьи эмигрировали в США, Германию или Израиль. А вы не подумывали об этом?

— Я не люблю громких слов, я родилась и выросла в этой стране, и меня всю жизнь интересовала история России и ее народа в ХХ веке. В 90-е годы у меня была возможность пробыть долгое время за границей в качестве приглашенного профессора или благодаря дружеским отношениям. Находясь там, я всегда опасалась, что потеряю связь и вскоре не буду больше знать, что у нас происходит, о чем действительно думают люди. Я просто должна быть в России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433201 Ирина Щербакова


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин

Игры на грани войны: Путин выбрал опасный сценарий, США уже отвечают

О конфликте между Россией и США из-за нарушения договора о РСМД.

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Россия с помощью договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) пытается шантажировать Запад. А президент РФ Владимир Путин ведет со США игры на грани войны. Об этом «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя решение американских властей принять меры в отношении двух предприятий российского военно-промышленного комплекса, нарушающих договор об РСМД.

Начну с того, что договор не соблюдался, во всяком случае, с российской стороны. Россия сформировала и совершенствовала ракеты — эти самые «Искандеры», которые у нас постоянно смеются (так в оригинале, в действительности — над которыми, прим. ред.). Что, в общем, было запрещено договором о РСМД. А объясняли это тем, что США разворачивают комплексы противоракетной обороны. И по существу — это тоже ракеты, которые в любой момент можно переделать на ракеты «земля-земля».

Это довольно искусственная конструкция, но она использовалась для того, чтобы с российской стороны не соблюдать ограничения, налагаемые этим договором. США на это закрывали глаза. Дело в том, что и в Соединенных Штатах, и в России понимают, что обмен даже не ядерными, а просто ракетными ударами между условными Западом и Востоком исключен. Следующий шаг — это уже межконтинентальные ядерные ракеты. Именно поэтому делать этот шаг никто не будет ни с той, ни с другой стороны.

Поэтому договор об РСМД был, скорее, символическим знаком или, с точки зрения России, механизмом шантажа Запада. Современная война — гибридная. Мы как бы ни при чем: воюют не США, а кто-то там еще, но американским оружием; не вооруженные силы России, а какие-то ЧВК, наемники или какие-то вообще совершенно непонятные люди без имени, роду и племени…

Между тем война идет. И именно так оно и будет продолжаться. Потому что страны слишком большие, и у них слишком много серьезного оружия накопилось, чтобы позволять себе войсковые операции. В гибридной войне очень большую роль играет взаимное устрашение. Когда ситуация обостряется, США вспоминают, что Россия нарушала договор об РСМД. Путину это тоже полезно, потому что надо обострять отношения со США, чтобы мобилизовать внутреннее общественное мнение. То есть видим одновременно и гибридную полевую войну (ЧВК «Вагнера»), и гибридную информационную войну.

Логика такова: «Если вы хотите, чтобы мы вернулись к обсуждению мира на Востоке Украины, сделайте то-то и то-то, примите наши условия по поведению в серой зоне и размещайте миротворцев только вдоль границы (имеется в виду линия разграничения между силами АТО и боевиками и россиянами на Донбассе, — прим. ред.)». Эти игры — на грани войны. Они, как предполагают в Кремле, выигрышны для Путина. Потому что мобилизуют свое общественное мнение и пугают Запад. А Запад пугливый. У Запада представления о допустимом уровне потерь сильно отличаются от российских: условно говоря, если погибнет пять морских пехотинцев США, то для Трампа это будет серьезной проблемой. А для Путина — еще пять орденов дадут, еще пять раз по три миллиона родственникам выплатят, и все будет замечательно… В этом смысле Путину гораздо легче манипулировать общественным мнением на грани войны. Он это понимает и эксплуатирует.

Путину понятна ситуация нагнетания конфликта, но непонятны ассиметричные ответы. Вернее, он не знает, что с ними делать. США, на самом деле, знают, что Путин побоится нанести удар этими ракетами. Поэтому и думают: производишь — ну производи, а мы еще на две зарубочки затянем поясок санкций. Вот примерно так выглядит ситуация. Мне кажется, Владимир Владимирович Путин и его команда, которые пытаются реализовывать обычный советский сценарий запугивания и эскалации, недооценивают тот опыт, который накопился в аналитических службах США — они понимают, что их пугают, и пугают тем самым местом, которым обычно пугают ежа.

И это очень опасно, потому что Путину для серьезности намерений, может быть, придет в голову что-нибудь такое учудить. Надеюсь, что это ему в голову не придет, но тогда все его усилия пропадают втуне, потому что их не воспринимают всерьез.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин


Украина. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 21 декабря 2017 > № 2432915 Гийом Шойрер

Отсутствие верховенства права и коррупция являются проблемами для инвесторов в Украине – посол Швейцарии

Эксклюзивное интервью посла Швейцарии в Украине и Республике Молдова Гийома Шойрера агентству "Интерфакс-Украина"

Швейцария уделяет особое внимание реализации в Украине гуманитарных проектов. Насколько сильно несоблюдение режима тишины на Донбассе мешает реализации ваших гуманитарных проектов на востоке Украины?

Для Швейцарии гуманитарная помощь Украине стала приоритетом с начала конфликта в 2014 году и продолжает быть до сих пор. Конечно, мы говорим только о гуманитарной помощи, а не о стратегиях сотрудничества с Украиной, которые имеются у нас в течение 20 лет. С начала конфликта возникла сложная гуманитарная ситуация, и сразу же после начала конфликта мы начали программу гуманитарной помощи. Мы помогаем уже в течение четырех лет. Мы видим продолжающийся конфликт. Это не забытый конфликт, но, тем не менее, многие доноры уходят от неотложных потребностей, которые мы видим в Украине. Это проблема. Мы видим, что призывы МККК и агентств ООН не находят должного отклика.

У нас все еще очень сложная ситуация, к сожалению, и потребности все еще слишком высоки. Они не снижаются, но способность агентств реагировать ограничена.

Новый кризис вынудил СМИ обратить внимание на новые проблемы, также драматические, например, в Сирии, Африке и другие. Некоторые из этих катастроф стали результатом человеческих рук, другие – природы, но они привели к меньшей готовности доноров предоставлять средства Украине.

Конкретно, в нашем случае готовность швейцарского правительства продолжать отыгрывать важную роль все также сильна. Об этом упоминал министр иностранных дел Швейцарии. Мы настоятельно призвали уделять больше внимания и серьезно отнестись к положению гражданского населения, затронутого конфликтом в Украине. Мы настоятельно призывали государства, вовлеченные в облегчение гуманитарных последствий конфликта, и решили также внести новый вклад в программу подготовки к зиме UNICEF. Зимой есть особые потребности, и Швейцария, реагируя на призывы гуманитарных агентств, выделила 500 тыс. швейцарских франков в пользу усилий по подготовке к зиме.

В то же время, мы также указали, что не будем уменьшать нашу помощь – мы будем сохранять ее на том же уровне или, может быть, даже немного ее увеличим. В условиях, когда последствия конфликта очевидны, доноры от других государств должны продолжать проявлять солидарность с населением. Конфликт продолжается и это очень горячий конфликт. Население не только вдоль линии разграничения, но и, конечно, люди, живущие по обе стороны от линии соприкосновения, напрямую пострадали от конфликта, так же, как, по меньшей мере, 1,5 млн человек внутри страны, я имею в виду, конечно, внутренне перемещенных лиц. Таким образом, конфликт по-прежнему является гуманитарной трагедией, и я думаю, что всем нам нужно делать все возможное вместе с украинскими властями, конечно, чтобы облегчить страдания людей.

Довольны ли вы сотрудничеством с украинскими властями, в частности с Министерством по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц?

Мы очень довольны работой с министром Вадимом Чернышом. Он очень содействовал доставке гуманитарной помощи. Это очень хорошее конкретное сотрудничество, которое помогает в важных перевозках, регуляциях, обязательствах. Часто помогал как сам министр так и, конечно, все министерство, как и все министры, которые вовлечены в этот процесс. В целом реакция правительства на швейцарскую гуманитарную помощь очень хорошая.

По вашему мнению, какие шаги должно предпринять правительство Украины для разрешения конфликта на Донбассе?

Дорога ясна – это Минский процесс. Также ясно, что есть несколько сторон Минских соглашений. И я думаю, что каждая должна сыграть свою роль в Минском процессе, чтобы достичь успеха. Обязательство правительства Украины и обязательства других сторон соглашений ясны. Они просто должны быть выполнены. Но первое условие, безусловно, с обеих сторон – соблюдение режима прекращения огня. Без прекращения огня достичь результатов по обеспечению безопасности в соответствии с Минским процессом просто невозможно, не говоря о том, чтобы перейти к следующим шагам.

Некоторые политики критикуют Минский процесс за неэффективность…

Мир – это трудно. Если вы посмотрите на все мирные процессы последних лет за пределами Украины, то увидите, что мир требует много уступок, усилий, глобальных всеобъемлющих перспективных взглядов.

Я просто приведу пример мирного процесса в Колумбии, который занял много лет. Правительство в какой-то момент вынуждено было сделать первый шаг к восстановлению взаимного доверия, который в случае Колумбии оказался взаимным. Было много моментов, когда мы думали, что Мирный процесс рухнет, остановится. Некоторые люди были в отчаянии, но, в конце концов, вы всегда будете видеть свет в конце туннеля – сильных лидеров, которые готовы вести мирный процесс вперед. Мирный процесс никогда не будет легким. Это требует уступок от всех сторон, альтернативы нет.

Я не говорю, что нет альтернативы Минскому процессу, но, по моему мнению, это хорошие соглашения. Но первым шагом должно стать прекращение огня, чтобы дать шанс Минскому процессу.

Какой объем гуманитарной помощи был предоставлен Украине в 2017 году, в частности в сфере очистки питьевой воды?

Основная идея швейцарской гуманитарной помощи заключается в том, чтобы напрямую поддерживать население по обе стороны линии разграничения. В то же время, когда вы предоставляете гуманитарную помощь, также необходимо, чтобы власти с обеих сторон призывали к защите всех принципов международного гуманитарного права. В частности, это касается инфраструктуры: воды, трубопроводов, энергостанций и т.д. Данные объекты подвергались целенаправленным обстрелам. Такие действия неприемлемы и противоречат международному гуманитарному праву, и это то, что мы также отстаиваем. Речь не только о прямых действиях по отношению к населению, но и попытках повысить ответственность за нарушение международного права. Это очень важно.

Что мы сделали в 2017 году? Примерно то, чего можно добиться в Украине в сфере гуманитарной помощи с не очень большими деньгами. Швейцарское пожертвование составляет чуть более 3 млн швейцарских франков в год, но разделено на несколько основных целей, одной из которых является вода. Это ключ. Мы знаем, что без воды нет жизни. Кроме того, зимой без воды очень часто также нет системы отопления. Мы работаем с "Водой Донбасса" в частности. Таким образом, Швейцария помогла обеспечить доступ к питьевой воде для около 3,9 млн человек по обе стороны линии соприкосновения. Конкретно, мы доставили немногим менее 2 тыс. тонн химикатов для обработки воды, потому что вода должна быть очищена, чтобы быть питьевой.

Затем специальные мобильные устройства, которые могут в разных местах водопровода проверить качество воды, чтобы избежать заражения. Мы также предоставили техническое оборудование для проверки утечек, специальное лабораторное оборудования для повышения эксплуатационных возможностей "Воды Донбасса". Таким образом, вода была основным нашим приоритетом в 2017 году, также как и в 2016 году, и мы будем продолжать наши пожертвования в эту область.

Другим приоритетом является медицинское оборудование. Люди страдают, и больницам по обеим сторонам контактной линии нужно медицинское оборудование, в частности, что очень важно, - это кардиографы и устройства для тестирования на туберкулез. Оборудование, которое у них было, уничтожено в ходе конфликта. Таким образом, в настоящее время у них есть новое оборудование, которое может обнаружить туберкулез за 24 часа, а не два или три месяца, как это было с предыдущим оборудованием. 12 больниц в Мариуполе, Курахово, Донецке и Луганске были оснащены медицинским оборудованием.

Как вы работаете с неподконтрольными территориями?

Мы работаем напрямую. Мы пересекаем линию разграничения в официальных контрольных пунктах при сотрудничестве с украинским правительством. Мы часто пересекаем линию с грузовиками, ведь всего за это время перевезли около 2 тыс. тонн химикатов.

Это очень важно по гуманитарным соображениям, а также по политическим причинам, потому что это все же соединяет две стороны.

Мы также работаем в области разминирования. Это также очень важная работа с неразорвавшимися боеприпасами. Мы, безусловно, продолжим нашу поддержку в 2018 году.

Как вы оцените реформу децентрализации в Украине?

Честно говоря, очень приятно, что у нас отличное сотрудничество с министрами, за нее ответственными. В Украине много позитивных реформ, и децентрализация – одна из них. Правда, она не столь обсуждаема, потому, что немного менее заметна, особенно в Киеве. Поскольку это происходит в регионах, и вы не ощущаете ее так, как реформу здравоохранения или пенсионную. Мы видим отличный результат децентрализации по отзывам регионов. Действительно хорош тот факт, что у них стало больше финансовой автономии. Мы видим, что муниципалитеты действительно прекрасно понимают, какие новые финансовые возможности они получают и вкладывают деньги непосредственно в действия, например в, новые школы, дороги, клиники и так далее. Хотя мы по-прежнему видим отсутствие действий со стороны некоторых местных властей. Иногда они не знают, что делать с этими деньгами, которые они получают напрямую. Это то, над чем мы работаем. Но такие случаи – это скорее исключения, у большинства – отличные результаты. Я думаю, что граждане понимают положительное влияние децентрализации на их повседневную жизнь.

Еще многое предстоит сделать для укрепления системы, сделать ее лучше, но если вы подумаете, что было сделано менее чем за два года, вы поймете, что уже многое достигнуто.

Украина приняла необходимые законодательные акты для старта реформы здравоохранения. Каково ваше мнение об этой реформе?

Мы работаем очень эффективно с и.о. министра Супрун (и.о. министра здравоохранения Украины Уляной Супрун – ИФ.) и Министерством здравоохранения. Мы абсолютно уверены в той реформе, которую она начала, и которая была принята Радой. Мы считаем, что эта реформа идет в правильном направлении. Альтернативы нет. Это очень хорошая реформа.

Сфера здравоохранения также является приоритетом Швейцарии с тех пор, как мы начали наше техническое сотрудничество с Украиной. Первая часть программы, которая в основном заканчивается сейчас, была в значительной степени сосредоточена на женщинах и маленьких детях, беременности.

Это то, что мы можем делать без реформ – и это было на протяжении многих лет приоритетом Швейцарии – работать с врачами, медсестрами и менеджерами, чтобы помочь беременным женщинам, детям. И в этой сфере многое было достигнуто. Я хотел бы упомянуть одно: в Украине смертность детей в возрасте 1 года сильно уменьшалась за последние годы. Конечно, она по-прежнему высока по международным стандартам, это семь случаев на тысячу детей. Но до этого было 14. Так что это очень хороший результат. Это все было достигнуто не исключительно благодаря швейцарской помощи, но мы на самом деле работали вместе с украинцами и, я думаю, наша роль была достаточно важной.

Мы также уделяем особое внимание образованию. За прошедший год нами были созданы центры образования по всей стране специально для врачей, медсестер и медицинских менеджеров, чтобы научить, как улучшить качество услуг для детей и женщин. Это постоянная работа. Честно говоря, врачи очень часто не говорят с медсестрами и с менеджерами; менеджеры не разговаривают с медсестрами, все работают изолированно. Мы убрали эти стены, они начали общаться. Это отличный результат. Эти люди сейчас являются тренерами. В результате мы имеем эффект домино от региона к региону.

Мы также решили сосредоточить приоритеты Швейцарии на неинфекционных заболеваниях, в основном на здоровом образе жизни. Это также важная часть профилактической медицины. Сегодня неинфекционные заболевания, такие как сердечнососудистые заболевания и рак, являются причиной 90% смертей в стране. Предотвращение и борьба с этими заболеваниями требует большей информированности общества о здоровье, меньшей зависимости от табака и алкоголя и улучшения медицинского обслуживания. Содействие здоровому образу жизни наряду с превентивными мерами поможет обуздать такие заболевания, как рак и диабет, а также заболевания сердечнососудистой системы и респираторные заболевания.

Какие провалы и успехи Украины вы можете отметить в сфере энергоэффективности? Что необходимо сделать?

Мы твердо верим в важность энергоэффективности для всех стран, в частности для Украины. Двое из трех украинцев не могут позволить себе оплачивать свои счета за электроэнергию. Мы верим, что украинские домохозяйства могут сократить свои счета за электроэнергию, инвестируя в такие меры по повышению энергоэффективности, как замена окон или теплоизоляция крыши. По швейцарской инициативе более чем 250 тыс. домохозяйств были предоставлены кредиты для инвестиций в меры по энергоэффективности дома. Мы понимаем, что наша помощь не достаточно велика, чтобы изменить целую страну, но мы пытаемся идентифицировать людей или регионы, которые имеют реальную готовность и способность меняться.

Например, мы работаем с Винницой, это средний по размеру город. Там мы видели реакцию местных властей, которые хотят реализовать идеи совместно с нами. За последние 7 лет мы предоставили более 21 млн швейцарских франков для этого проекта. Мы начали с того, что предоставили 160 трамваев для города из Цюриха. Идея заключалась в том, чтобы уменьшить трафик, улучшить транспортную систему.

Затем мы решили также поддержать реабилитацию системы отопления Винницы. Мы построили, реконструировали, софинансировали три котельные, шесть новых газовых котлов, три котла на дровяном топливе. В целом вся система отопления Винницы была переосмыслена, перестроена и запущена снова. Теперь 80% проекта завершено и в результате Винница стала первым украинским городом, получившим европейскую энергетическую награду. Эту награду очень сложно получить, и не у многих городов Западной Европы есть такая.

Результат – сокращение на 27% потребления газа. Это означает также сокращение на 20 тыс. тонн уровня выделения углекислого газа, что важно для окружающей среды.

Такой же проект у нас есть в Житомире. Начался он позже – в 2014 году. И мы ожидаем, что Житомир станет вторым городом в 2018 году, который получил европейскую энергетическую награду. Помощь Житомиру составляет 15 млн швейцарских франков в год. Вероятно, после того как мы закончим и этот проект, мы сможем выбрать третий или четвертый город.

У нас также есть небольшой проект всего на 6 млн швейцарский франков для частных домов, а также есть два проекта с нашими международными партнерами, такими как ЕБРР и Германия, в Полтаве и Черновцах.

Какие препятствия видят швейцарские инвесторы в Украине? Как это можно решить?

Да, у нас есть и то, и другое – успехи и проблемы. Швейцария является важным иностранным инвестором. Швейцарские компании активно присутствуют в Украине. Очень радует то, что в принципе ни одна швейцарская компания не ушла из Украины в 2014-15 годах, когда Украине и украинцам было очень тяжело. Никто не ушел, все говорили: хорошо, давайте пройдем через это, будем придерживаться обязательств перед Украиной, перед рабочими, клиентами, и мы продолжим работать. В основном сейчас, в 2016-2017 годах, они рады, что остались. В глобальном масштабе они делают хороший бизнес, конечно, всегда могло бы быть лучше, могло бы быть меньше проблем для решения на регулярной основе.

Например, есть производственная база швейцарской компании Vetropack, производящей стеклянные бутылки. Они работают 24/7, две линии производства. Вы бы видели как это потрясающе! Они производят бутылки всех цветов и любой формы.

Другая компания немного дальше, называется Габарит. Они производят инструменты для ванных комнат, также работают 24/7.

Очень успешные производства, но, конечно, у них также есть и проблемы, как в любой стране. Ведение бизнеса – непростая задача. Все равно будут проблемы, которых вы не можете избежать в бизнес-деятельности. Но некоторых проблем можно было бы избежать. Иногда у вас чересчур много правил, бюрократии, а также коррупция, которая все еще является проблемой.

Я слышал рассказы о прямой и косвенной коррупции. Западные компании, швейцарские и другие работают в системе нулевой коррупции.

Но то, что я слышу, например, о системе пожарной сигнализации... Пример: пришел инспектор и сказал, что ваша система не соответствует законам и правилам. Швейцарская компания сказала: "ОК", мы приведем ее в соответствие правилам. Но в правилах есть пространство в толковании, инспектор всегда придирается к чему-то еще, поэтому швейцарская компания будет подчиняться, и будет оплачивать полную противопожарную систему. Конечно, необходимо защищать рабочих, и швейцарская компания сделает это. Проблема только в том, что иногда они слишком сильно поднимают пределы, при том, что вы видите другую компанию за углом, у которой есть только огнетушитель и ведро с водой. Одна компания инвестирует сотни тысяч долларов, а другая компания инвестирует 5 долл. Условия не равны. Таким образом, одна компания получает (и это непрямая коррупция), возможность для снижения цены, потому что, вероятно, они платят пожарному инспектору деньги, чтобы не иметь должной противопожарной системы. И это то, что я услышал от компаний. Это не проблема только для швейцарских компаний, но также для немецких, итальянских и других.

Украинских…

О да! И украинских. Но, безусловно, посыл тут заключается в том, что коррупция является проблемой. Факт, что нет соблюдения верховенства права. Это те два элемента, из-за которых многие бизнесмены сомневаются, приезжать ли в Украину. Они готовы иметь дело с конкуренцией, с деловыми проблемами, проблемами производства, но не с этими двумя проблемами, и у них мало возможностей для позитивного взаимодействия. И им это не нравится, потому что они находятся в руках местных властей или судей или инспекторов или кого-нибудь еще. Сигнал таков - пожалуйста, измените это, защитите и помогите тем компаниям, которые уже находятся в Украине, остаться тут. Конечно, необходимо привлечь больше компаний, и усилия правительства очень хорошие. Но первоочередной задачей было бы защитить компании в Украине, после чего вы привлечете новые.

В прошлом году у нас была проблема со швейцарской компанией, проблема абсолютно искусственная, созданная инспектором. В какой-то момент проблема стала очень серьезной, и это был не первый подобный случай. После этого руководство приняло решение уйти из Украины, поскольку они рассудили, что цена слишком высока, и они не могут в таких обстоятельствах заниматься бизнесом.

К счастью, реакция центральных властей была очень быстрой и позитивной, они отменили все принятые на местном уровне административные решения.

Вы знаете, это большая компания с контактами по всему миру. Если они уйдут, месседж будет катастрофичным для Украины, потому что все поймут, кто уходит.

Реакция – это хорошо, но мы должны предотвращать такие проблемы. Я думаю, что очень полезная инициатива – это бизнес-омбудсмен. Он делает очень хорошую работу, у него очень хорошие юристы, очень эффективные. И они могут реально взаимодействовать с министерствами напрямую, поэтому они очень помогают нам. Я думаю, что это то, что улучшает бизнес-среду в Украине, и компании также понимают его действия.

Каков уровень сотрудничества между Швейцарией и Украиной в выявлении и аресте активов, полученных незаконно в Украине и переданных в Швейцарию?

Швейцария отреагировала мгновенно и сразу же после отъезда Януковича (бывшего президента Украины Виктора Януковича – ИФ), все активы людей, связанных с предыдущим правительством, были заморожены. Это не так много, и я не думаю, что это миллиарды, это примерно 70 млн швейцарских франков. Таким образом, эти деньги были заморожены в 2014 году, но тут возникают трудности в рамках правовой системы. Мы понимаем, что, безусловно, эти деньги были незаконными, но вы должны это доказать. Либо другая сторона должна доказать обратное. Деньги были заморожены на 3 года – до 2017 года, и теперь мы решили продлить процесс замораживания. Мы получили много информации, которую запрашивали у вас, но все это сложно, потому что сложными были схемы перевода денег на счета в швейцарских банках. Они проходят через другие банки, другие страны, другие компании, имена, людей, даты... Вы должны проследить следы этих денег, чтобы четко доказать, что они незаконные.

Мы продолжим заморозку денег, пока вы не отправитесь в суд, после этого мы разблокируем счет и вернем деньги украинцам. Как мы и делали раньше, с другими странами многие годы.

Несколько месяцев назад мы вернули деньги в Нигерию, похищенные президентом Нигерии 15 лет назад. Процесс занял 15 лет с момента замораживания активов в банках до момента их возвращения. Но у нас есть терпение и сила, готовность двигаться вперед. Я не сомневаюсь, что дело будет успешно завершено, но нам нужно обратиться в суд, потому что возвращение средств требует судебного решения. Мы должны применять верховенство закона во всех случаях.

Украина. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 21 декабря 2017 > № 2432915 Гийом Шойрер


Россия > Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > forbes.ru, 21 декабря 2017 > № 2431154

Стартап в клеточку. Зачем нанимать на работу бывших заключенных

Вадим Митьковец

генеральный директор RocketGo

Криминальное прошлое потенциального сотрудника — далеко не всегда препятствие при приеме на работу. В некоторых случаях это даже помогает в развитии карьеры

Выпускница Университета Беркли Кэтрин Хок основала компанию Defy Ventures, которая помогает лидерам уличных банд и торговцам наркотиками стать предпринимателями или устроиться на работу. С 2010 года, когда была основана компания, ее подопечные запустили уже более ста стартапов, нескольким сотням бывших заключенных помогли устроиться на работу, и речь идет именно о квалифицированном офисном труде.

Я не призываю целенаправленно заниматься устройством жизни бывших заключенных, но точно могу сказать, что криминальное прошлое потенциального сотрудника далеко не всегда препятствие при приеме на работу. Более того, оно может быть и преимуществом. Бывшие заключенные лучше мотивированы, быстрее адаптируются к изменениям и могут быть неплохими организаторами.

Число обитателей тюрем, колоний и СИЗО в России к 2017 году достигло своего исторического минимума — 630 000 человек (в последний год жизни Сталина в лагерях находились почти 2,5 млн). Это целая армия, слегка превышающая население такого города, как Ярославль, включая женщин и детей. Из них за экономические преступления сидят чуть менее 1000 человек, а за преступления, связанные с оборотом наркотиков, не менее четверти всех арестантов. Многие из них раскаялись и хотят приносить обществу пользу.

В местах не столь отдаленных побывали такие звезды российского бизнеса, как Сергей Полонский и Владимир Мельников. Это не говоря уже о Михаиле Ходорковском, который на момент заключения под стражу все-таки был бизнесменом, а не политиком. В предпринимательской среде к судимости относятся как к не слишком значительному факту биографии, но в менеджерской среде все по-другому. Стать наемным сотрудником бывшему заключенному невероятно сложно. Уверен, что в России почти любой CEO технологической компании на вопрос, возьмет ли он на работу вчерашнего заключенного, округлит глаза и посмотрит, как на сумасшедшего, на того, кто его задал. Результат — талантливые люди снова погружаются в криминальную среду и почти две трети осужденных, по данным того же ФСИН, отбывают наказание повторно.

Второй шанс

Так получилось, что я порвал шаблон. Еще до запуска нашего нынешнего проекта — туристического приложения RocketGo, у нас был интернет-проект, связанный с продажей цветов. Несколько десятков торговых точек в Сахалинской области нужно было объединить на одной интернет-площадке для торговли онлайн. Я искал менеджера по развитию и получил видеорезюме, что для Сахалинской области неожиданно. Я подумал: «Ничего себе!» А при встрече удивился повторно: выяснилось, что соискатель неделю назад освободился из заключения, куда попал за продажу легких наркотиков. Я дал ему шанс, и цветочный проект успешно работает до сих пор, а мой сотрудник перешел уже в следующий стартап, где отвечает за работу с клиентами.

Второй эпизод с наймом бывшего заключенного произошел совсем недавно — на должность менеджера по работе с партнерами мы взяли человека, который в 2011 году запустил масштабный сервис по продаже легких наркотиков и был наказан за сбыт и контрабанду.

Чтобы понять, насколько криминальный бизнес похож на современные стартапы, придется добавить подробностей. К сожалению, наркодилер в цифровую эпоху — это эффективный менеджер. Его задача — найти узкие места в существующих схемах доставки товаров и технологии, которые позволят масштабироваться и оставаться безнаказанным. Была организована сложная и хорошо продуманная схема с использованием онлайн-кошельков, заключением сделок и организацией доставки «товара». Схема разрушилась только через год, когда молодого человека сдал полиции его единственный оптовый покупатель из сибирского города, попавшийся на инциденте, никак не связанном с бизнесом нашего героя.

Наш нынешний сотрудник не стал дожидаться суда и ударился в бега, сначала в Таиланд, потом в Китай, оттуда в Забайкалье, но через год пришел в полицию и сдался. Скрываясь, он мог зарабатывать только физическим трудом на нелегальном положении, и это стало для него невыносимым. Меня его история совершенно не смутила, скорее наоборот. Пусть свой предпринимательский талант он реализует у нас, занимаясь построением партнерской сети.

Тюремная психология

Известно, что нахождение за решеткой наносит психологическую травму. Но бывшие заключенные развивают и полезные качества, применимые в бизнесе. Первое — упорство в достижении цели. Второе — способность находить компромиссы в ситуациях, когда это кажется невозможным. Оба внутренне настроились как можно раньше выйти по программе условно-досрочного освобождения, что обоим и удалось. Но о своей цели им приходилось думать ежедневно, добиваясь положительной характеристики от сотрудников полиции и при этом не вызывая недовольства криминальных авторитетов.

Многие компании в США поняли, что те же наркодилеры — это «предприниматели, лишенные возможностей», и упомянутый Defy Ventures — не единственный бизнес-инкубатор, который помогает бывшим заключенным открыть бизнес или найти работу. В России им помогает несколько некоммерческих фондов, но обычно бывших заключенных, если до совершения преступления они не были звездами бизнеса (легального), берут, да и то неохотно, на позиции, где требуется низкая квалификация. В сфере IT в России я знаю только один пример за пределами нашей компании, когда предприниматель нанимал на работу бывшего преступника.

На самом же деле сам факт, что к вам на собеседование пришел человек с судимостью, можно зачесть как прохождение первого отборочного этапа. Очевидно, что в стартап не придет устраиваться асоциальный бандит-рецидивист. Скорее всего, это человек, совершивший преступление, так или иначе связанное с бизнесом, и если он нашел в себе смелость прийти и не смущается, то он, во-первых, раскаялся, а во-вторых, не собирается лениться.

Большой плюс, если бывший заключенный взялся за поиск работы почти сразу после освобождения. Часто люди освобождаются из мест заключения морально разложившимися, считая, что они потрудились, а теперь нужно отдохнуть. Противоположная ситуация: люди освобождаются с ощущением впустую потерянных лет и жадно наверстывают их, работая с высокой эффективностью и не боясь сложностей.

Можно подумать, что места не столь отдаленные — кузница успешных кадров. Конечно же, это не так, пусть даже некоторые осужденные по экономическим статьям и организуют в застенках лекции для местного контингента. Будьте реалистами и смотрите на образование. Первый наш сотрудник с судимостью имеет профессиональное техническое, а второй — высшее техническое образование, и оба хорошо разбираются в IT.

Напоследок, еще один совет. С бывшими заключенными можно открыто обсуждать их прошлое. Ничего предосудительного или обидного в этом нет, и можно даже пошутить на эту тему — у нас такое практикуется. Побочная польза от такого общения — изучение бизнес-схем, придуманных в криминальном мире. Это полезно для тех, кто готов применить этот опыт в легальном предпринимательстве.

Россия > Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > forbes.ru, 21 декабря 2017 > № 2431154


Казахстан > Армия, полиция. Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430082

В Казахстане у осужденных появилась возможность получить высшее образование, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Вопрос по получению осужденными образования обсуждался в стенах Казахского национального университета им. аль-Фараби в Алматы, где прошло выездное заседание межведомственной рабочей группы и комиссии самого университета.

«В Алматинской и Павлодарской областях планируются запустить пилотный проект по получению осужденными образования. Одним словом, планируется предоставить осужденному возможность обучаться в вузах страны дистанционно посредством интернет и кейс-технологий», - сообщили в МВД.

В рамках программы по подготовке заключенных к жизни в сообществе подписано 292 меморандума с НПО и общественными объединениями. Из них 15 договоров заключены по ресоциализации осужденных на сумму 55 млн. тенге.

В качестве пилота определены два учреждения - ЛА-155/8 в п. Заречный Алматинской области и учреждение АП-162/3 в городе Павлодар. Проект начнет работу в 1 квартале 2018 года.

Казахстан > Армия, полиция. Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430082


США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби

Спасибо за информацию: редкий пример российско-американского сотрудничества в борьбе с террором

Соединенные Штаты и Россия могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

В международных отношениях, как и в человеческих делах в целом, представления формируются очень быстро, а меняются очень медленно, даже при наличии доказательств обратного. Следовательно, было бы ошибкой считать прорывом в напряженных двусторонних отношениях прозвучавшее в воскресенье заявление Кремля. В нем говорится, что Центральное разведывательное управление передало российским спецслужбам информацию о террористической угрозе, и эта информация помогла русским предотвратить смертоносной террористический акт. Несмотря на полезность такой информации, новость об этом вряд ли пробьет дыру в представлениях Москвы о том, что Соединенные Штаты вознамерились ослабить, а со временем и свергнуть российский режим. Тем не менее, эта новость является важным указанием на то, что Соединенные Штаты и Россия по-прежнему могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Сообщения о том, что президент Путин позвонил президенту Трампу и поблагодарил его за информацию ЦРУ, является признаком того, что Кремль видит в этом нечто большее, чем обычный обмен разведывательными сведениями об угрозах. Согласно кремлевскому пресс-релизу, Путин сказал Трампу, что информация из Америки привела к аресту группы подозреваемых, которые планировали взорвать бомбу в историческом Казанском соборе в центре Санкт-Петербурга, который является вторым по величине городом России и родиной Путина. Российское государственное телевидение сообщило, что подозреваемые являются членами террористической ячейки «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.), которая намеревалась использовать в ходе этой операции террористов-смертников. Путин попросил Трампа передать благодарность директору ЦРУ Майку Помпео за помощь его ведомства в этом вопросе, а также заверил президента, что Россия будет незамедлительно делиться с Вашингтоном любой информацией об угрозах для Соединенных Штатов и их граждан.

Соединенные Штаты и Россия далеко не впервые обмениваются важной информацией о террористических угрозах. Надо сказать, что на первой встрече Путина с президентом Джорджем Бушем в июле 2001 года они подробно обсудили вопросы контртеррористического сотрудничества, а Путин предупредил Буша об опасностях исламского террора со стороны стран, находящихся вдоль южной периферии России, и предложил Вашингтону сотрудничать с Москвой в борьбе против «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Спустя несколько месяцев Путин позвонил Бушу и предупредил его об опасных последствиях убийства в Афганистане лидера «Северного Альянса» Ахмада Шаха Масуда, который вел борьбу с талибами. Российская разведка считала, что убийство Масуда предвещает начало масштабной террористической кампании, и что в ближайшее время будет начата операция, которая готовилась уже давно. После терактов 11 сентября обмен разведывательной информацией между США и Россией достиг своего пика, о чем свидетельствуют ежедневные совместные президентские брифинги для Буша и Путина, которые ЦРУ проводило на ранчо Буша в техасском Кроуфорде.

С тех пор обмен разведывательной информацией пошел на убыль в связи с ростом двусторонних разногласий и значительными противоречиями в том, как каждая из этих стран определяет понятие терроризма. Американских официальных лиц все больше тревожило то обстоятельство, что Россия слишком быстро наклеила ярлык террористов вполне легитимной чеченской политической оппозиции, и что она использует слишком жестокие методы борьбы с терроризмом. Москва же считала, что Соединенные Штаты тайно поддерживают чеченских борцов за свободу, передавая им деньги, оружие, и помогая советами. Выступая в 2004 году с обращением к нации после теракта в южном российском городе Беслане, где террористы захватили в заложники школьников и убили несколько сотен человек, Путин едва ли не открыто обвинил Соединенные Штаты в причастности к этому преступлению. Он резко осудил всех тех, кто хочет «отрезать большой кусок нашей страны», и тех, кто «помогает им в этом». По его словам, эти люди думают, что Россия, будучи одной из самых сильных ядерных держав в мире, «по-прежнему представляет угрозу, и эту угрозу необходимо устранить».

Особенность разведки заключается в том, что о ее провалах часто становится известно обществу, а ее успехи остаются в тени. То обстоятельство, что об успехе операции в Санкт-Петербурге сообщили на всю страну, имеет большое политическое значение, особенно в связи с тем, что Путин готовится к переизбранию на президентских выборах, которые состоятся весной будущего года. Но станет ли этот успех переломным моментом, приведет ли он к расширению двустороннего сотрудничества? Это в огромной степени зависит от того, сможем ли мы умерить свои ожидания и преодолеть многочисленные препятствия, стоящие на пути подлинного сотрудничества. Если стороны сумеют ограничить свои амбиции в вопросах двустороннего сотрудничества и, стоя на позициях реализма, расценят этот успех не как важнейший прорыв, а как один шаг в длительном процессе восстановления доверия и предотвращения катастроф, то в этом случае мы сможем избежать разочарований от несбывшихся надежд, которые преследуют российско-американские отношения на протяжении последней четверти века.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимающееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни по России и бывшему Советскому Союзу. Он также является президентом аналитической компании BehaviorMatrix LLC.

США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 декабря 2017 > № 2434381 Дональд Трамп

Речь Трампа о безопасности: Америка — прежде всего

CNN, США

Ниже приводится сделанная Белым домом расшифровка речи американского президента Дональда Трампа о стратегии национальной безопасности, с которой он выступил в понедельник.

***

Позвольте мне начать с выражения глубочайшего соболезнования. Мы сердечно молимся за жертв крушения поезда в штате Вашингтон. Мы внимательно следим за ситуацией и сотрудничаем с местными органами власти. Это именно та причина, по которой мы должны немедленно приступить к ремонту всей инфраструктуры в Соединенных Штатах.

Мы собрались сегодня здесь, чтобы обсудить вопросы, имеющие жизненно важное значение для всех нас. Речь идет о безопасности, благополучии Америки и о ее положении в мире. Я хочу поговорить об этом здесь и сейчас, рассказать, где мы были, куда пришли, и наконец, куда мы будем двигаться в предстоящие годы.

За прошедшие 11 месяцев я пролетел десятки тысяч километров и посетил 13 стран. Я встретился с более чем 100 мировыми лидерами. Я передал послание Америки в грандиозном зале в Саудовской Аравии, на великолепной площади в Варшаве, на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, а также в демократическом парламенте на Корейском полуострове. Куда бы я ни поехал, для меня является высочайшей привилегией и огромной честью представлять наш американский народ.

На всем протяжении нашей истории американский народ неизменно являлся и является истинным источником величия Америки. Наш народ продвигает нашу культуру и отстаивает наши ценности. Американцы сражались и погибали на полях сражений во всем мире. Мы освобождали захваченные страны, превращали бывших врагов в наших лучших друзей и выводили целые регионы мира из бедности к процветанию.

Благодаря нашему народу Америка является одной из величайших сил мира и справедливости в истории человечества. Американский народ щедр и великодушен, он целеустремлен, полон решимости, храбр, силен и мудр.

Когда говорит американский народ, мы все должны к нему прислушиваться. Чуть более года тому назад вы высказались громко и предельно ясно. 8 ноября 2016 года вы проголосовали за то, чтобы снова сделать Америку великой. Вы поддержали новое руководство и новые стратегии, а также выступили на стороне славных новых надежд. Вот почему мы с вами собрались здесь сегодня.

Но чтобы воспользоваться возможностями, которые предоставляет будущее, нам прежде всего необходимо понять неудачи и провалы прошлого. На протяжении многих лет наши граждане наблюдали за тем, как вашингтонские политики не оправдывают их ожиданий. Наши руководители, которые забыли, к чьим голосом они должны прислушиваться, и чьи интересы обязаны защищать — наши руководители в Вашингтоне заключали катастрофические торговые соглашения, которые приносили огромные прибыли многим зарубежным государствам, но из-за которых тысячи американских заводов и миллионы американских рабочих мест переместились в другие страны.

Наши руководители занимались государственным строительством за рубежом, забывая при этом укреплять и развивать свою собственную страну. Они ослабляли и несправедливо обделяли наших военнослужащих, недостаточно их финансируя и снабжая ресурсами, а также ставили перед ними неясные задачи. Они не требовали, чтобы наши зачастую очень богатые союзники вносили справедливую долю в общую копилку обороноспособности, что создавало огромную и несправедливую нагрузку на американских налогоплательщиков и на нашу великую американскую армию.

Они пренебрегали ядерной угрозой со стороны Северной Кореи. Они заключили катастрофическую, порочную и невероятно вредную сделку с Ираном. Они позволили террористам из таких организаций как ИГИЛ (запрещена в России — прим. пер.) взять под свой контроль огромные территории на всем Ближнем Востоке. Они всячески тормозили американскую энергию. Они накладывали карательные санкции и вводили удушающие налоги. Они уступили наш суверенитет зарубежным бюрократам, работающим в далеких столицах.

Несмотря на громкие возражения американского народа, наши политики широко открыли границы страны, и на нашу территорию незаконно попали миллионы иммигрантов. А еще миллионы были допущены в США без надлежащих проверок, которые необходимы для защиты нашей безопасности и экономики. Руководство в Вашингтоне навязало стране такую иммиграционную политику, за которую американцы никогда не голосовали, о которой они никогда не просили, и которую никогда не утверждали. Из-за этой политики в нашу страну попали не те люди, а нужным людям мы ответили отказом. И как обычно, нести бремя этой нагрузки и платить по счетам пришлось гражданам США.

Вдобавок ко всему наши руководители отошли от американских принципов. Они потеряли из виду предназначение Америки. Они утратили веру в американское величие. В результате в проигрыше оказались и наши граждане. Народ утратил веру в свое государство, в свое правительство, а со временем даже в свое будущее.

Однако в прошлом году все начало меняться. Американский народ отверг неудачи прошлого. Вы заговорили во весь голос и взяли в свои руки судьбу нашей нации.

20 января 2017 года я, стоя на ступенях Капитолия, возвестил о дне, когда народ снова стал хозяином своей страны. Спасибо. Теперь, когда прошло около года, я с гордостью сообщаю вам, что эту новость услышал весь мир, который увидел новые признаки. Америка возвращается, и Америка возвращается сильной.

После вступления в должность я объявил, что Соединенные Штаты вернутся к очень простому принципу: главная и первоочередная обязанность нашего государства состоит в служении гражданам, многие из которых были забыты. Но мы вспомнили о них. С каждым новым решением, с каждым новым действием мы сегодня претворяем на практике принцип «Америка прежде всего».

Мы восстанавливаем свою страну, свою уверенность, свое положение в мире. Мы оперативно решаем возникающие проблемы, отзываемся на вызовы и боремся с ними лицом к лицу.

Мы снова начали вкладывать деньги в оборону. В предстоящем году военные ассигнования составят рекордную сумму — почти 700 миллиардов долларов. Нам требуется чрезвычайная военная мощь, которая, я надеюсь, приведет к прочному и длительному миру. Мы оказываем нашим отважным военнослужащим ту поддержку, в которой они нуждаются, и которую они безусловно заслужили.

Мы вывели Соединенные Штаты из вредных для нас и уничтожающих наши рабочие места сделок, таких как Транстихоокеанское партнерство и очень дорогое и несправедливое Парижское соглашение по климату. Во время своей поездки в Азию в прошлом месяце я объявил, что мы больше не потерпим злоупотреблений в торговле.

Мы установили новые жесткие правила и процедуры, чтобы закрыть террористам путь в Соединенные Штаты. Наши проверки ужесточаются с каждым месяцем. Для противодействия Ирану и его усилиям по созданию ядерного оружия я ввел санкции против Корпуса стражей исламской революции за то, что он оказывает поддержку терроризму. Кроме того, я отказался утверждать иранскую сделку и передавать ее на ратификацию в конгресс.

После моей поездки на Ближний Восток страны Персидского залива и другие государства, где мусульмане составляют большинство населения, объединились для совместной борьбы с радикальной исламистской идеологией и с финансированием террористов. Мы наносим ИГИЛ один сокрушительный удар за другим. Коалиция, созданная для разгрома ИГИЛ, освободила почти все те территории, которые когда-то удерживали эти террористы в Ираке и Сирии. Великолепная работа. Великолепная работа. Благодарю вас. Благодарю вас. У нас великолепная армия. Теперь мы преследуем этих террористов повсюду, куда бы они ни бежали, и мы не пустим их в Соединенные Штаты.

В Афганистане наши войска больше не сдерживаются искусственными графиками и сроками, и мы больше не рассказываем нашим врагам о своих планах. Мы уже видим первые результаты этого на поле боя. Мы ясно и четко указали Пакистану на то, что хотя мы стремимся к продолжению сотрудничества, нам необходимо увидеть его решительные меры против террористических группировок, которые действуют на его территории. Мы каждый год оказываем Пакистану серьезную финансовую поддержку. Она должна ему помочь.

Наши усилия по укреплению Североатлантического альянса создали условия для того, чтобы страны-члены существенно увеличили свои взносы в бюджет НАТО. Теперь в него поступают дополнительно десятки миллиардов долларов. Я не позволю, чтобы страны-члены увиливали от выделения средств, в то время как мы гарантируем им безопасность и готовы воевать за них. Мы четко заявили о том, что богатые страны должны компенсировать Соединенным Штатам расходы на их защиту и оборону. В этом существенное отличие от прошлого. Однако это справедливый и необходимый шаг. Он необходим нашей стране, нашим налогоплательщиком и нашему собственному мыслительному процессу.

Мы проводим кампанию по оказанию максимального давления на северокорейский режим, результатом которой стало введение жесточайших санкций. Мы мобилизовали союзников на беспрецедентные действия по изоляции Северной Кореи. Однако предстоит еще очень большая работа. Америка и ее союзники предпримут все необходимые шаги для денуклеаризации Корейского полуострова и обеспечения того, чтобы северокорейский режим не мог угрожать миру. Благодарю вас. Этот вопрос следовало решить уже давно, задолго до моего прихода к власти. Тогда решить его было гораздо проще. Но мы решим эту проблему, потому что у нас нет выбора.

У себя дома мы выполняем обещания и даем свободу американской экономике. За период после выборов мы создали более двух миллионов рабочих мест. Такого низкого уровня безработицы как сегодня не было уже 17 лет. Фондовый рынок достиг рекордного максимума. Совсем недавно он установил очередной рекорд — в 85-й раз с момента моего избрания.

На каждое новое правило и норму у нас приходится 22 отмененных правила и нормы. Это максимум за всю историю нашей страны. Кроме того, мы открыли богатую кладовую американских энергоресурсов.

Сегодня, когда на нас устремлены взоры всего мира, мы вот-вот примем исторический закон о налоговых сокращениях для американских семей и компаний. Это будет крупнейшее налоговое сокращение и налоговая реформа в истории нашей страны. Благодарю вас. Благодарю вас. Благодарю вас.

Результат, который мы видим, вполне ожидаем. Экономический рост превышает 3% два квартала подряд. Рост ВВП, который существенно опережает прогнозы в период работы моей администрации, станет одним из важнейших инструментов Америки.

В стране усиливается оптимизм, возвращается уверенность и доверие. Пользуясь этим новым доверием, мы также возвращаем ясность нашему мышлению. Мы вновь подтверждаем следующие основополагающие истины.

Государство без границ — это не государство.

Страна, которая не защищает благополучие у себя дома, не может защитить свои интересы за рубежом.

Страна, которая не готова побеждать в войне, неспособна предотвратить войну.

Страна, которая не гордится своей историей, не может быть уверена в своем будущем.

Страна, которая не уверена в своих ценностях, не может собрать свою волю в кулак ради их защиты.

Основываясь на этих истинах, мы сегодня представляем миру нашу новую стратегию национальной безопасности. На основании моих указаний этот документ разрабатывали и готовили более года, и он пользуется поддержкой и одобрением всего моего кабинета.

Наша новая стратегия основана на принципиальном реализме. Она руководствуется нашими основополагающими национальными интересами и берет свое начало в наших вечных ценностях.

В этой стратегии признается тот факт, что нравится нам это или нет, но у нас наступила новая эпоха соперничества. Мы признаем, что сегодня во всем мире существует острая военная, экономическая и политическая конкуренция.

Мы сталкиваемся с режимами-изгоями, которые угрожают Соединенным Штатам и нашим союзникам. Мы сталкиваемся с террористическими организациями, с транснациональными преступными группировками и с другими силами, которые распространяют по всему миру зло и насилие.

Мы также сталкиваемся с державами-соперницами, какими для нас являются Россия и Китай. Эти страны стремятся бросить вызов американскому влиянию, ценностям и богатству. Мы будем стараться налаживать прочное партнерство с этими и другими странами, но делать это мы будем таким образом, чтобы были защищены наши национальные интересы.

В качестве примера я могу рассказать о том, что вчера мне позвонил президент России Путин. Он поблагодарил нашу страну за информацию, предоставленную ЦРУ, которая помогла предотвратить террористический акт, готовившийся в Санкт-Петербурге, и спасти жизни многим людям, возможно, тысячам людей. Они сумели задержать этих террористов до совершения теракта, и никто не пострадал. Это великолепно, и именно так должна вестись эта работа.

Ну хотя мы изыскиваем возможности для сотрудничества, мы будем защищать себя, мы будем защищать свою страну, как мы не делали этого никогда прежде. Спасибо. Спасибо. Спасибо.

Мы знаем, что успех Америки не является непреложным фактом. У нас сильные и упорные соперники, которые готовы вести длительную борьбу. Но к этому готовы и мы тоже.

Для достижения успеха мы должны задействовать все аспекты нашей национальной мощи. Мы должны вести соперничество при помощи всех инструментов этой национальной мощи. При администрации Трампа Америка богатеет, что ведет к усилению ее мощи и влияния. Этот процесс идет быстрее, чем может показаться. На одном только фондовом рынке с момента выборов у нас прибавилось шесть триллионов долларов. Шесть триллионов.

Провозглашая сегодня эту стратегию, я объявляю, что Америка снова возвращается в игру, и Америка намерена победить в этой игре. Спасибо.

Своей стратегией мы продвигаем четыре жизненно важных национальных интереса. Во-первых, она обязана защищать американский народ, нашу страну и наш великий американский образ жизни. В этой стратегии мы признаем, что не сможем обезопасить нашу нацию, если не обезопасим свои границы. Поэтому впервые в американскую стратегию сегодня включен серьезный план по защите нашей территории. Он предусматривает строительство стены на нашей южной границе. Это положит конец безостановочной миграции и ужасным лотереям по выдаче виз и видов на жительство. Эти меры помогут перекрыть лазейки, которые ослабляют действия по исполнению закона. Мы будем оказывать всевозможную поддержку нашим агентам из службы пограничного контроля, сотрудникам миграционной службы и людям из внутренней безопасности.

Кроме того, наша стратегия призывает нас бороться, дискредитировать и побеждать радикальный исламский терроризм и его идеологию, не допуская их распространения на территории США. Мы будем изыскивать новые способы противодействия тем, кто при помощи самых современных инструментов, таких как киберсредства и социальные сети, выступает с нападками на нашу нацию и создает угрозу нашему обществу.

Второй основополагающий принцип нашей стратегии — подъем американского благосостояния. В американской стратегии впервые признается, что экономическая безопасность является частью национальной безопасности. Внутренний экономический рост, устойчивость, сила и процветание абсолютно необходимы для усиления американской власти и влияния за рубежом. Любая нация, которая отказывается от процветания ради безопасности, в итоге теряет и первое, и второе.

Вот почему в этой стратегии национальной безопасности большое внимание уделяется тем важным шагам, которые мы обязаны предпринять для обеспечения благополучия и процветания нации на многие годы вперед.

Эта стратегия предусматривает сокращение налогов и отказ от ненужных норм и правил. Она предусматривает работу торговли на принципах справедливости и взаимности. В ней звучит требование о решительных действиях против несправедливой торговой практики и краж интеллектуальной собственности. Кроме того, она включает принятие новых мер по защите нашей промышленной и инновационной базы в сфере национальной безопасности.

В этой стратегии предлагается полностью перестроить американскую инфраструктуру, такую как дороги, мосты, аэропорты, морские коммуникации и инфраструктура связи. Кроме того, в этой стратегии выражается поддержка американскому энергетическому господству и самодостаточности.

Третьей основой этой стратегии является сохранение мира посредством силы. Мы осознаем, что слабость — это прямой путь к конфликту, а непревзойденная мощь — самое верное средство обороны. По этой причине мы в своей стратегии отказываемся от порочной практики секвестирования в оборонной сфере. Мы от этого избавимся.

Эта стратегия предусматривает полную модернизацию наших вооруженных сил, а также отмену прежних решений о сокращении нашей армии вопреки угрозам национальной безопасности, которые постоянно усиливаются. В ней звучит призыв к оптимизации закупок, к искоренению раздутой бюрократии и к наращиванию вооружений, что имеет побочный эффект в виде создания миллионов и миллионов рабочих мест.

Это стратегия включает планы противодействия современным угрозам, таким как кибернападения и электромагнитные атаки. В ней признается, что космос является той сферой, где идет серьезная конкуренция. И эта стратегия предусматривает создание и развитие эшелонированной противоракетной обороны. В ней излагаются важные шаги по искоренению новых форм конфликта, таких как экономическая и политическая агрессия.

В нашей стратегии подчеркивается необходимость укрепления альянсов для преодоления этих угроз. В этой стратегии признается, что нашу мощь и силу подкрепляют союзники, разделяющие наши принципы и берущие на себя свою долю ответственности за нашу коллективную безопасность.

И в-четвертых, наша стратегия нацелена на расширение американского влияния в мире, хотя начинать здесь нужно с укрепления нашего собственного благосостояния и силы внутри страны.

Америка снова станет лидером. Мы никому не навязываем наш образ жизни, однако мы будем неизменно отстаивать и продвигать свои ценности. Нам нужны прочные альянсы и партнерства, которые основаны на сотрудничестве и взаимности. Мы будем создавать новые партнерства с теми, кто разделяет наши цели и превращает общие интересы в общее дело. Мы не допустим, чтобы косная идеология стала устаревшим препятствием на пути к миру.

Мы будем претворять в жизнь ту концепцию, о которой рассказали миру в этом году. Это концепция сильных, суверенных и независимых стран, которые с уважением относятся к своим гражданам и к своим соседям. Стран, которые добиваются больших успехов в коммерции и сотрудничестве, которые объединены своей историей и смело идут навстречу своей судьбе.

Такого будущего мы желаем всему миру, и такого будущего мы будем добиваться для Америки.

Провозглашая эту стратегию, мы призываем к великому пробуждению Америки, к восстановлению доверия и уверенности, к возрождению патриотизма, процветания и чувства собственного достоинства. Мы возвращаемся к мудрости своих отцов-основателей. В Америке народ управляет, народ правит, и народ является суверенным. То, что мы построили у себя в Америке, драгоценно и уникально. Никогда прежде в истории человечества в странах не властвовала свобода, не господствовал правопорядок, и не благоденствовали люди так, как это происходит в Америке на протяжении почти 250 лет.

Мы должны любить свою страну и защищать ее. Мы должны бдительно и непреклонно оберегать ее, а при необходимости пожертвовать ради нее своими жизнями, как это делали многие до нас, Мы заявляем, что восстановили свою волю, свое стремление к будущему и свои мечты.

Каждый американец должен внести свою лепту в этот грандиозный национальный проект. Сегодня я призываю всех граждан принять участие в реализации этой важнейшей миссии. Наша совместная задача заключается в укреплении наших семей, в развитии нашего общества, в служении гражданам и в прославлении американского величия как блестящего примера для всего мира.

Пока мы гордимся тем, кто мы есть, тем, как мы добились этого, и тем, что мы стремимся защитить, победа будет на нашей стороне.

Если мы сделаем все это, если мы восстановим свою решимость и снова вступим в соперничество ради победы, то вместе мы оставим нашим детям и внукам более сильную, более свободную, более гордую страну. И в этом случае Америка станет более великой, чем прежде.

Благослови вас, Господь. Большое вам спасибо. Спасибо.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 декабря 2017 > № 2434381 Дональд Трамп


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > dw.de, 18 декабря 2017 > № 2428349

Представители России в Совместном центре контроля и координации прекращения огня и стабилизации линии соприкосновения сторон (СЦКК) 19 декабря покинут территорию Украины. Решение связано с "серьезными трудностями", возникшими из-за позиции украинских властей, утверждается в заявлении МИД РФ, распространенном в понедельник, 18 декабря.

"Киев категорически возражал против какой-либо документальной регламентации функционирования СЦКК. Попытки решить этот вопрос на двустороннем уровне, либо на площадке минской Контактной группы, либо в "нормандском формате" успеха не имели", - говорится в документе, размещенном на сайте ведомства.

Кроме того, власти Украины "сознательно создавали <…> напряженную морально-психологическую обстановку" для российских военнослужащих и "чинили препятствия для выполнения ими своих служебных обязанностей", указал далее российский МИД. В частности, ведомство отметило "ограничение доступа к линии соприкосновения, проверке несения службы на совместных наблюдательных пунктах", а также "запреты на общение с местным населением".

Одновременно на Смоленской площади указали на новый порядок въезда и пребывания россиян, который Киев планирует ввести с 1 января. В частности, граждане РФ должны будут перед поездкой сообщать свои персональные данные украинским властям. По мнению Москвы, новая норма противоречит российско-украинскому соглашению о безвизовых поездках граждан.

СЦКК начал работу на юго-востоке Украины в сентябре 2014 года. В его состав вошли 75 офицеров из украинских и российских вооруженных сил, которые менялись каждые три месяца.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > dw.de, 18 декабря 2017 > № 2428349


Украина. Канада > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 декабря 2017 > № 2427750 Кристель Неан

Война в Донбассе — Канада готова стать соучастницей преступлений против человечности

Несмотря на то, что Россия неоднократно предостерегала западных партнеров от поставок летального оружия Киеву, Канада добровольно взяла на себя роль поджигателя.

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Выполнение Минских соглашений так и не сдвинулось с мертвой точки, и даже обмен заключенными, намеченный на конец года, похоже, не состоится. В свете этих событий — принять решение о поставках летального оружия Украине, это все равно, что выдать Киеву карт-бланш на продолжение кровопролития в Донбассе.

Несмотря на неофициальные поставки оружия в Украину, США до сих пор отказывались принимать неоднократные просьбы Киева об официальном разрешении на поставку оружия в Украину. Надо сказать, что Вашингтон прекрасно отдает себе отчет о последствиях этого шага, учитывая неоднократные предупреждения России по этому вопросу.

И потом, продолжать кричать на каждом углу, что Минские соглашения должны выполняться и поставлять при этом вооружения Украине, создало бы впечатление, что Вашингтон просто смеется над остальными. Но это не помеха — если хозяин не хочет пачкать руки, достаточно отправить слугу.

И для этой роли Канада идеально подходит. Следует напомнить, что в Канаде существует большая украинская диаспора, представители которой вращаются в высших кругах власти. Некоторые министры и высокопоставленные чиновники имеют украинское происхождение, а у некоторых в роду есть даже бандеровцы, что многое объясняет.

13 декабря Канада внесла Украину в список стран, которым разрешается продавать канадское автоматическое оружие. Таким образом, действия канадских властей все больше втягивают Оттаву в конфликт в Донбассе. Не будем забывать, что с 2015 года на Украине постоянно находятся около 200 канадских инструкторов. Они занимаются обучением солдат украинской армии, чтобы те могли лучше убивать гражданское население Донбасса. Это уже делает Канаду соучастником военных преступлений украинской армии. Если мы добавим сюда официальную поставку летального оружия украинской армии, которая участвует в гражданской войне, то это означает, что Канада поддерживает геноцид против населения Донбасса, что делает ее официальным соучастником!

Россия немедленно осудила это решение Канады. В частности, российский сенатор Франц Клинцевич заявил, что это вовлечет Канаду в конфликт в Донбассе.

«Официально одобрив поставки летального оружия Киеву, правительство Канады, на мой взгляд, не до конца понимает, во что оно втягивает свою страну. Не исключено, что эти поставки способны в какой-то мере изменить соотношение сил, противостоящих друг другу сторон в Донбассе (для этого они и затеяны), но дело все-таки в другом. Создается очень опасный прецедент. По сути, Канада становится стороной внутриукраинского конфликта со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если называть вещи своими именами, Канада прямо выступила против Минских соглашений», — заявил Клинцевич.

Мария Захарова, официальный представитель МИД России, резко высказалась по этому поводу: «Мы рекомендуем тем, кто подталкивает к таким решениям и их принимает, остановиться и задуматься о своей личной ответственности. Совершенно очевидно, что поставки американского и канадского военного оборудования толкает руководство Украины, саботирующее мирное урегулирование конфликта на востоке страны, на необдуманные военные авантюры. В Вашингтоне и Оттаве должны понимать, что конфликт в Донбассе, ставший следствием государственного переворота в Киеве, силой не решить, но вина за гибель людей ляжет и на тех, кто даст в руки убийцам оружие».

Мария Захарова заявила, что Канада и США использовали ложные отговорки, чтобы оправдать поставки оружия, обвиняя ДНР и ЛНР в обстрелах, которые ведут украинские силы!

К ней присоединился Леонид Слуцкий, председатель комитета ГД по международным делам, который подчеркнул, что эти поставки окончательно похоронят Минские соглашения, усугубят конфликт и увеличат количество жертв среди гражданского населения.

«Решение Канады о разрешении поставок летального оружия на Украину, а также увеличение расходов в оборонном бюджете США на помощь Киеву показывают, что Запад не заинтересован в мирном решении конфликта на Донбассе. Безусловно, такая военная помощь лишь обострит ситуацию на юго-востоке Украины и отдалит выполнение Минских соглашений», — заявил Слуцкий.

«Самое опасное в этом решении — это неминуемое увеличение числа жертв от применения летальных вооружений на Донбассе. Против кого будет направлено западное оружие на Украине? Очевидно, против мирного населения. Но западным политикам по-прежнему наплевать на гибель стариков, женщин и детей. Вместо того чтобы приложить все усилия и оказать давление для выполнения Киевом Минских соглашений, они лишь подогревают градус конфликта под благодарные аплодисменты Порошенко», — подытожил Слуцкий.

Реакция в ДНР была аналогичной. Денис Пушилин, официальный представитель ДНР, заявил, что это вредоносное решение приведет к обострению конфликта.

Со своей стороны, я не думаю, что канадское оружие сильно повлияет на изменение баланса сил в Донбассе. С другой стороны, это будет ясно воспринято Киевом как карт-бланш, чтобы возобновить войну и окончательно похоронить Минские соглашения. Такое решение неизбежно вызовет кровопролитие среди гражданского населения.

Но принимая такое решение, Канада допустила ряд ошибок. Во-первых, она официально стала соучастником Киева в преступлениях против человечности. В тот день, когда эти военные преступления будут судить, канадские официальные лица рискуют оказаться на одной скамье подсудимых вместе с Порошенко, Турчиновым, Полтораком и другими украинскими официальными лицами.

Во-вторых, официально поставляя Украине летальное оружие, Канада только что подтвердила то, о чем Россия давно говорила, а именно: западное вмешательство в этот конфликт и тот факт, что на Западе абсолютно не хотят урегулировать конфликт на Донбассе мирным путем.

Канада только что вскрыла двойной западный дискурс о Донбассе, и теперь Западу станет гораздо сложнее спекулировать на невыполнении Минских соглашений или на предполагаемой помощи России ДНР и ЛНР, чтобы оправдать тот или иной шаг во время международных переговоров с Россией. Теперь Россия сможет ссылаться на официальное участие Канады в массовом убийстве гражданского населения Донбасса, опираясь на подтвержденные факты.

И уже неважно, будут или нет, осуществлены эти поставки. Слишком поздно. Запад дал Киеву зеленый свет и в скором будущем война с новой силой возобновиться в Донбассе.

Украина. Канада > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 декабря 2017 > № 2427750 Кристель Неан


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter