Всего новостей: 2400007, выбрано 1184 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303

Министерство здравоохранения Узбекистана предлагает узаконить административную ответственность для должностных лиц, отказывающих гражданам в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи.

Минздрав предлагает дополнить Кодекс об административной ответственности статьей 59. Согласно этой поправке, за необоснованный отказ в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни или здоровья состоянии, должностные лица будут оштрафованы. Сумма штрафа составит от 5 до 10 МРЗП (на сегодняшний день 1 МРЗП равен 172 тысячи 240 сумов).

Соответствующий законопроект сегодня, 21 февраля, был размещен на специальном портале СОВАЗ. Напомним, что в обсуждении проектов законов, размещаемых на это площадке, может принять любой гражданин Узбекистана.

Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303


Казахстан > Медицина > inform.kz, 21 февраля 2018 > № 2504278

В больнице скорой помощи Алматы диагноз пациентов различают по браслетам

В больнице скорой медицинской помощи (БСМП) Алматы появились специальные браслеты, которые определяют степень тяжести состояния прибывших пациентов. Об этом корреспонденту МИА «Казинформ» сообщил заведующий приемным отделением больницы Ермек Желдибаев.

В клинике внедрена так называемая «3H-система», проводится трехуровневое оказание неотложной медицинской помощи с применением специальных браслетов.

«При поступлении пациента в приемное отделение специально обученная медсестра собирает данные о его состоянии и направляет в смотровую комнату. Пациенту надевают браслет, в котором указаны его данные и штрих-код. Это позволяет врачу идентифицировать пациента и узнать в базе данных о его диагнозе», - рассказал заведующий приемным отделением БМСП Алматы Ермек Желдибаев.

После этого пациент попадает в специальную зону Emergency room, где находятся несколько палат, также отличающихся по цвету. В небольших комнатах больного осматривают сразу несколько специалистов.

«Раньше пациентов приходилось направлять на обследование в отдельные кабинеты. И человек ждал в очереди. Отличие этой структурной системы в том, что все необходимые врачи уже находятся в смотровой зоне, чтобы определить состояние или диагноз больного. К примеру, пациенты с легкими ушибами попадают в «зеленую» комнату, а тем, которым требуется стационарное лечение - в «желтую». Пациенты, прибывшие в тяжелом состоянии, немедленно направляются в «красную» зону - в отделение реанимации», - добавил он.

Также в рамках цифровизации в клинике с прошлого года ввели информационную систему «Авиценна». Это общая база данных, где врачи могут в любой момент узнать результаты анализов пациента, диагноз и какое ему назначено лечение. При этом доступ у каждого медицинского специалиста индивидуальный.

По данным клиники, ежедневно в приемное отделение БСМП Алматы попадает по 150 -180 пациентов. Половина из них имеют травмы различной тяжести, полученные в результате падения на улице, ДТП и бытовых конфликтов. Только за 2017 год в клинику обратилось почти 55 тысяч человек. Из них с травмами госпитализировано более 17 тысяч пациентов.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 21 февраля 2018 > № 2504278


Россия > Агропром. Медицина > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503807

Уровень фальсификации продукции на молочном рынке РФ в 2017 г. превысил 19%.

Уровень фальсификации продукции на молочном рынке РФ в 2017 году составил 19,4%, следует из материалов Россельхознадзора, с которыми ознакомился «Интерфакс».

Фальсифицированной служба называет продукцию, которая не соответствовала качественному составу, заявленному производителями.

В 2017 году Россельхознадзор исследовал пробы от 12 878 партий молока и молочной продукции. Из них 2 493 партии (19,4%) не соответствовали заявленному составу. Причём доля фальсификата в продукции российского производства составила 23,1% (2 317 партий из 10 034), в продукции других стран ЕАЭС — 6,2% (156 партий из 2 525), в продукции третьих стран — 5,86% (18 партий из 307). Производителей 12 проверенных партий не удалось идентифицировать.

Больше всего продукции, не соответствующей составу, заявленному производителем, было выявлено на молочном рынке Крыма — 96 из 208 исследованных партий (46,15%). В Ярославской области этот показатель составил 42,1% (102 партии из 242), в Тверской — 40,7% (235 из 577), в Саратовской области и Краснодарском крае — по 31,5% (52 из 165 и 95 из 303 соответственно).

Россельхознадзор также составил «рейтинг» регионов, где больше всего производится фальсифицированной продукции. Лидером является Московская область, где доля фальсифицированных партий от числа проверенных составила 52,5% (457 партий из 870). В Самарской области этот показатель составил 40,9% (147 из 359), в Брянской — 39,4% (100 из 254), в Москве — 39,3% (107 из 272). В этом же перечне — Кабардино-Балкария, Ставропольский и Алтайский края, Курская, Ивановская и Ульяновская области.

Как уточняет Россельхознадзор, основными причинами отнесения продукции к фальсификату стало наличие консервантов, не заявленных производителем, или их превышение, несоответствие массовой доли жира, белка, наличие не заявленных растительных компонентов, несоответствие жирно-кислотного состава продукции.

Россия > Агропром. Медицина > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503807


Казахстан > Медицина. Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2504386

Казахстанцы смогут проверить платежи за ОСМС в онлайн режиме, сообщает zakon.kz.

Воспользоваться этой государственной услугой станет возможно уже в текущем году. Новшество будет реализовываться в рамках внедрения и развития информационных технологий в системе обязательного социального медицинского страхования. Планируется, что услуга будет доступна на портале электронного правительства для граждан и в центрах обслуживания населения. Каждый гражданин сможет отслеживать платежи, поступающие за него, в систему ОСМС.

Так же, в 2018 году фондом социального медицинского страхования планируется усовершенствовать технологию, предоставляющую государственную электронную услугу, по прикреплению граждан к поликлиникам.

- Эта работа проводится Фондом в рамках поручений главы государства, данном в послании народу Казахстана в 2018 году, в части «обеспечения доступности и эффективности медицинской помощи за счет развития информационных систем», - отметил Нурлыбек Кабдыкапаров директор филиала НАО «ФСМС» по г. Астана.

По итогам прикрепительной кампании столичные медицинские организации на данный момент обслуживают более миллиона человек.

С первого января Фонд выступает единым оператором по распределению государственных средств, направленных на обеспечение гарантированного объема бесплатной медицинской помощи для населения. Казахстанцы и иностранцы, постоянно проживающие на территории РК, могут использовать право свободного прикрепления без ограничений. Раньше это было возможно реализовать всего раз в полгода, либо в рамках прикрепительной кампании.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 20 февраля 2018 > № 2504386


Украина. США > Агропром. Медицина > interfax.com.ua, 20 февраля 2018 > № 2504139 Михалис Александракис

Гендиректор Philip Morris Ukraine: В один прекрасный день мы перестанем продавать сигареты

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора Philip Morris Ukraine (PMU) Михалиса Александракиса

- Как полагаете, что в будущем ждет табачную промышленность, учитывая, что почти все игроки рынка работают над инновационными продуктами с ограниченными рисками для здоровья?

- Ситуация в отрасли меняется, но, согласно прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2025 году будет около 1 млрд курильщиков. Мы чувствуем ответственность перед потребителями и считаем необходимым предложить альтернативные продукты, которые будут потенциально менее вредными по сравнению с обычными сигаретами.

С каждым днем люди становятся более образованными, у них есть быстрый доступ к информации, они в поисках альтернатив.

Эти тренды мы видим и в других отраслях - от моющих средств до безалкогольных газированных напитков. Индустрия реагирует в соответствии с запросом потребителей и предлагает продукты, которые даже выделены в отдельную категорию – "сниженный риск" или "сниженный вред" для здоровья. Вспомните о бесфосфатных стиральных порошках или газировке без сахара. Спрос есть. Наша цель – принять вызов и вести всю индустрию в будущее без табачного дыма.

- Вы первыми предложили принципиально другой продукт для курильщиков в Украине. Но как можно курить "бездымный" продукт?

- Используемая в нашем продукте IQOS технология называется heat-not-burn (нагревает, но не сжигает). В двух словах: это нагревающее устройство настолько умное, что нагревает табачный хитстик строго до температуры, необходимой для образования аэрозоля с никотином, но при этом не сжигает сам табачный лист. Следовательно, нет дыма и меньше токсических веществ, по сравнению с курением сигарет.

- Расскажите об истории разработки этой технологии.

- Компания начала путь с IQOS 12 лет назад в Невшателе (Швейцария). Мы пробовали разные девайсы перед запуском продукта, но технология оставалась неизменной: табак нагревался, а не сжигался (технология heat-not-burn). Что мы знаем наверняка – то, что большинство токсических веществ выделяется в результате сгорания табака при температуре выше 800°. В 2003 году мы начали работать над технологией, которая позволяет контролировать температуру нагрева табака, не превышая 350°C. В 2014 году мы сделали пилотные запуски IQOS на нескольких рынках после 10 лет исследований, в которые были инвестировано $3 млрд. В настоящее время более 400 ученых, экспертов в Невшателе продолжают заниматься научными исследованиями и разработкой следующего поколения продуктов сниженного риска.

Напомню: наша миссия – создание будущего без табачного дыма, предлагая совершеннолетним курильщикам по всему миру лучшие альтернативы. Глобальное видение нашей компании - в один прекрасный день прекратить продажу обычных сигарет. На сегодняшний день это основной курс нашего бизнеса и мы все в PMI гордимся тем, что являемся частью этого путешествия.

- Ваши конкуренты используют в мире в основном электронные сигареты. Почему вы не пошли этим путем?

- Среди инновационных продуктов в табачной отрасли есть два кластера: электронные сигареты и системы нагревания табака. Разница между системами нагревания табака и электронными сигаретами в том, что в жидкости для парения электронных сигарет находится никотин, который добывают из табачных листьев, это своего рода hi-tech. IQOS - это продукт с потенциалом сниженного риска, использование которого больше всего напоминает сам ритуал курения. Это очень важно в нашем секторе. Неважно, насколько хороший продукты ты сделал, если ты не можешь получить одобрение потребителя. В таком случае влияние снижения вреда на здоровье населения будет практически ничтожным.

Более того, линейка наших инновационных продуктов включает четыре альтернативы, которые соответствуют различным предпочтениям, вкусам и потребностям взрослых курильщиков. Среди них есть не только системы нагревания табака, но и электронные сигареты.

- Как ВОЗ реагирует на такие продукты табачных компаний?

- В 2016 году в Индии ВОЗ презентовала отчет, в котором упоминались электронные сигареты и системы нагревания табака. По данным этого отчета, ВОЗ признает необходимость в альтернативах обычным сигаретам для снижения рисков для здоровья. Они признали, что есть некоторые продукты, которые приносят меньше вреда здоровью курильщикам, чем обычные сигареты. Хотя и отмечают, что эти выводы сделаны на основании данных индустрии.

- Каким образом вы реагируете на подобные замечания?

- Нашей главной реакцией остается полная прозрачность нашей деятельности. Philip Morris - очень открытая компания. Любой желающий может посмотреть результаты исследований на нашем веб-сайте, мы работаем со множеством научных сообществ по всему миру, принимаем участие во многих конвенциях.

Компания пригласила независимых ученых провести исследования наших инновационных продуктов. В результате этих исследований эксперты должны нам сообщить, правильные ли выводы мы сделали в отношении продуктов со сниженным риском или нет. Мы привлекаем ученых из разных сфер: физиков, химиков, биологов, фармацевтов, медиков. Мы просим не слепо доверять нам, а, скорее, проверить и подтвердить наши разработки.

- Ваша компания первой в Украине начала продавать системы нагревания табака. Как украинский потребитель подготовлен к такого рода продуктам?

- Да, PMI была первой табачной компанией, которая в 2016 году ввела в Украину систему нагрева табака. IQOS является нашей торговой маркой, поэтому мы являемся единственной компанией, которая может юридически продавать этот продукт. В феврале 2016 года Украина стала одним из первых рынков в мире, наряду с Японией, Швейцарией и Италией, где IQOS™ была представлена взрослым курильщикам.

Результаты продаж этого продукта в Украине демонстрируют стабильный рост интереса курильщиков к альтернативным продуктам, которые удовлетворяют их потребности по вкусовым качествам и напоминают ритуал курения, но с гораздо меньшим количеством вредных соединений по сравнению с обычными сигаретами. С момента открытия в Киеве первого IQOS Space (в мае 2016 года) мы значительно расширили формат и географию продаж новых устройств в стране. К настоящему времени мы открыли еще пять новых бутиков IQOS в Днепре, Львове, Одессе, два бутика в Харькове.

- Стоимость IQOS довольно высокая по сравнению с обычными сигаретами, а средняя зарплата украинца не такая высокая, как в ЕС. Почему выбрали для запуска украинский рынок?

- Многие журналисты спрашивают меня, является ли IQOS продуктом для богатых людей. Я отвечу так: если бы это был продукт для богатых людей, он не продавался бы в Украине. Как вы знаете, Украина - самая бедная страна Европы. Мы запустили продажи IQOS и в Палестине, которая также не является богатой страной. Мы пытаемся получить фидбэк от потребителей. Люди выбирают IQOS по разным причинам. Главная причина – это продукт с потенциалом снижения рисков для здоровья по сравнению с сигаретами. Другие видят в нем просто красивый гаджет и хотят быть в тренде.

- Это напоминает о быстром распространении смартфонов в Украине…

- Именно так! Люди тратят свою двухмесячную зарплату на покупку топового гаджета. Зачем? Это меняет жизнь к лучшему.

- Помимо IQOS, у PMI есть и другие продукты, направленные на снижение рисков. Они также продаются в Украине?

- Наша линейка инновационных продуктов включает в себя четыре "платформы", как мы их называем, чтобы удовлетворить различным предпочтениям взрослых курильщиков и, таким образом, помогать им переключаться. Две из них используют технологию нагревания (heat-not-burn): содержат табак и основаны на подходе к значительному снижению уровня вдыхаемых токсикантов путем нагрева табака до температур ниже 350 градусов без сгорания. У нас также есть два никотинсодержащих продукта, которые производят аэрозоль без использования табака. Плюс ко всему, мы продолжаем поиск новых технологий в свободном от сигаретного дыма пространстве.

В Украине мы продаем только IQOS. Мы считаем его самым подходящим альтернативным продуктом, чтобы презентовать новую категорию и обучить население.

- Какую долю занимает Украина в общем объеме продаж PMI? Каких результатов достигнет компания в 2017 финансовом году и насколько вы удовлетворены этими показателями?

- Наша материнская компания формирует свою отчетность на региональном уровне, но я могу с уверенностью сказать, что Украина важна для PMI.

В 2017 году доля PMI в Украине составила около 30%.

Рынок традиционных сигарет продолжает тенденцию к сокращению, в основном по демографическим причинам и из-за роста розничных цен, который вызван повышением налоговых ставок. Количество людей, которые курят, также сократилось. Помимо того, выросли показатели нелегальной торговли в стране.

- Какие источники используются для финансирования деятельности компании в Украине? Это средства компании или вы привлекаете кредиты?

- К сожалению, табачный бизнес в Украине требует оборотного капитала. В отличие от всех развитых стран, украинское законодательство предусматривает предоплату акцизного налога при покупке акцизных марок. По своей природе акцизы являются налогом на потребление, но здесь мы платим еще до момента производства сигарет. Радует, что ситуация немного улучшилась в течение 2016-2017 гг.: введены 5 и 15 дней на пост-оплату акцизного налога.

- В этом году правительство согласовало восьмилетний план повышения акцизов до европейского уровня. Как вы оцениваете перспективу такого повышения в Украине?

- Для нас было настоящим приятным сюрпризом впервые узнать о повышении акцизов на следующий год хотя бы за две недели до имплементации новых норм Налогового кодекса. Я не шучу! На протяжении нескольких последних лет решение о повышении ставок акцизного налога принималось в считанные дни до Нового года!

Хорошая новость - это то, что впервые парламент принял восьмилетний график приближения ставок акцизного налога на сигареты к минимальным требованиям Евросоюза. В то же время восьмилетнее повышение акцизов до европейского уровня EUR90 за 1 тыс. шт. приведет к тому, что пачка сигарет подорожает с нынешних 26 грн примерно до 100 грн. Это большой скачок, поэтому я считаю, что мы должны увеличить переходной период по адаптации акцизных ставок.

- Одной из нашумевших "историй" прошлого года стала проблема с дистрибуцией сигарет в результате блокировки счетов компании Tedis еще в начале 2017 года. Как обстоят дела сегодня?

- Tedis - крупнейший дистрибьютор сигарет в Украине и все международные табачные компании, включая нашу, работают с ним. Я хотел бы подчеркнуть, что мы удовлетворены сотрудничеством с Tedis.

По нашей оценке, потери "Филип Моррис Украина", вызванные проблемами с дистрибуцией сигарет в марте 2017 года, составляют около 10% от общего оборота. Эта цифра – довольно умеренная только потому, что запасов сигарет на субдистрибьюторских и розничных уровнях было достаточно для покрытия большей части рыночного спроса.

- Как обстоят дела с налоговым спором с Государственной налоговой службой Украины, на какой стадии он находится? Вас обвиняют в невыплате соответствующих налогов. Каковы различия в толковании закона вами и налоговым ведомством?

- Как уже упоминалось ранее в СМИ, в 2015-2016 гг. компания использовала специальный режим в рамках таможенного режима для экспортной продукции. Но прежде чем применить такой режим ввоза "Филип Моррис Украина" провела консультации со всеми соответствующими органами и получила все необходимые письменные разрешения. Однако в марте 2016 года Государственная налоговая служба инициировала налоговую проверку, которая оспаривала все операции компании в рамках специального таможенного режима. Налоговый аудит привел к иску Государственной налоговой службы на сумму $25 млн в виде дополнительно начисленных налоговых обязательств, включая штрафы. Компания подала иск в суд для оспаривания решения налоговых органов. В мае 2017 года суд первой инстанции не удовлетворил требование Philip Morris Ukraine и вынес решение в пользу налоговых органов. В июне мы подали апелляцию. В августе 2017 года апелляционный суд назначил экспертизу согласно предложению налоговых органов в Харьковском научном институте судебной экспертизы имени Бокариуса. Судебное разбирательство приостановлено до тех пор, пока не будут получены результаты экспертизы.

В ноября 2017 годе исполняющий обязанности главы ГФС Мирослав Продан провел встречу с представителями PMU и посольства Швейцарии в Украине, на которой было принято решение создать специальную рабочую группу с целью найти способы разрешения спора в соответствии с налоговым законодательством.

- Вы продолжаете экспортировать свою продукцию? Решение судов повлияло на загруженность вашей фабрики в Харькове?

- Описанная выше ситуация создает значительную угрозу для возможностей прогнозирования деловой среды и инвестиционного климата в Украине, а также подвергает риску другие компании, работающие по аналогичной модели. Первая реакция на решение суда была остановить экспорт. Мы экспортируем около 40% нашей продукции, из которой около 20-22% сигарет идет в Японию. Мы также поставляем свою продукцию в Молдову, Грузию, Армению, в прошлом году мы начали экспорт в страны Персидского Залива (Саудовскую Аравию, Кувейт, Бахрейн, ОАЭ, Катар, Оман и Албанию). Экспортные продажи создают рабочие места и приносят доходы в иностранной валюте в Украину. Наш операционный центр обеспокоен ситуацией с производством продукции на экспорт. Как показала ситуация с судебным решением, в Украине выгоды от высокого качества по разумной цене компенсируются репутационными и финансовыми рисками, которые могут возникать во время производства.

Украина обладает огромным потенциалом, и я надеюсь, что правительство продолжит реформы, необходимые для раскрытия этого потенциала и улучшения жизни украинского народа, а также бизнес-среды, чтобы привлечь больше

Украина. США > Агропром. Медицина > interfax.com.ua, 20 февраля 2018 > № 2504139 Михалис Александракис


Россия > Медицина > gazeta.ru, 19 февраля 2018 > № 2501340 Айдар Ишмухаметов

«Нашу вакцину ждут за рубежом»

Как создается российская вакцина от полиомиелита

Анна Гурьева

Российские ученые разработали вакцину от полиомиелита нового поколения, клинические испытания которой уже начались и завершатся к концу текущего года. Вакциной уже заинтересовались иностранные потребители — российская разработка поможет справиться с последствиями мирового дефицита вакцины, возникшего в прошлом году. Отчего возникла нехватка препарата, когда Россия начнет поставлять отечественную вакцину за рубеж и почему производить лекарственные препараты по зарубежным технологиям небезопасно — об этом «Газета.Ru» поговорила с директором Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова РАН Айдаром Ишмухаметовым.

— Прошлой осенью Минздрав заявил о мировом дефиците вакцины от полиомиелита — настолько остро встал вопрос ее нехватки из-за резко возросшей мировой потребности. Вы возглавляете учреждение, которое является самым информированным в этой теме. Не могли бы вы, что называется, «на пальцах» рассказать, насколько действительно остра проблема нехватки вакцины?

— Давайте разбираться с самого начала. Национальный календарь профилактических прививок (НКПП) предусматривает шесть вакцинаций от полиомиелита детей на протяжении их жизни в возрасте от 3 месяцев до 14 лет. Первые две манипуляции проводятся инактивированной (убитой) вакциной, сокращенно — ИПВ.

Последующие четыре – живой аттенуированной вакциной, которая изготавливается из ослабленных штаммов полиовируса.

До 2011 года вся вакцинация проводилась живой вакциной, но коварные свойства полиовируса, в том числе его способность выживать в агрессивных условиях и, в дополнение к этому, еще и мутировать, подвигли врачей и ВОЗ к изменению схемы прививок. Что касается живой вакцины – мы производим ее давно и в любых необходимых стране количествах. Более того, в 2015 году мы по требованию ВОЗ модифицировали ее, сделав более безопасной, и сейчас для прививок живой вакциной используется именно модифицированный вариант, «Бивак».

Вопрос возник с поставками «убитой» вакцины, ИПВ. Потребности в ней закрывались за счет импорта, в основном препарата французского производства. Возможно, кому-то казалось, что практика, сложившаяся с 2011 года, останется неизменной на длительный срок.

Но все оказалось несколько иначе – возник глобальный дефицит ИПВ.

Минздраву для выполнения планов вакцинации в рамках НКПП пришлось закупить более дорогую пятикомпонентную вакцину, содержащую полиокомпонент.

— Как такое могло произойти? Мы привыкли, что за деньги на международном рынке можно купить все, или почти все. Это не связано с санкциями?

— Ну, насколько мне известно, пока нет, хотя эта проблема тоже заслуживает обсуждения. Глобальный дефицит вакцины связан со многими факторами. Во-первых, это переход большинства стран на более безопасную схему вакцинации, о которой я уже говорил: две инактивированные инъекции плюс четыре вакцинации живой полиовакциной (вместо вакцинации исключительно живой вакциной). Производство полуфабриката для изготовления инактивированной полиомиелитной вакцины технологически крайне сложное и не может масштабироваться с такой же скоростью, с которой растет спрос на конечный продукт.

Ну и немаловажной оказалась экономическая составляющая. Стоимость импортных вакцин достаточно высокая, но из-за валютных колебаний и обвала курса рубля маржа зарубежных производителей сократилась.

А на фоне глобальной нехватки вакцины это сделало поставки в Россию еще более непривлекательными.

Кроме того, особенности свойств вируса диктуют специальный режим обращения с ним, который контролирует и поддерживает ВОЗ. Этот режим ограничивает количество учреждений, сертифицированных для работы с дикими полиовирусами (PEF, poliovirus-essential facilities), а практически все инактивированные полиовакцины, доступные на международном рынке, сделаны из диких штаммов. ВОЗ в целом придерживается политики «одна страна – одно PEF», и в России это мы.

— То есть вы можете разработать и произвести свою ИПВ? Вам доступны дикие штаммы?

— Доступны, но мы используем их только для исследований. А ИПВ мы уже разработали, причем следующего поколения — на аттенуированных штаммах, с более безопасным производственным процессом. В конце января мы получили разрешение на проведение клинических исследований.

Набор добровольцев был проведен в максимально короткие сроки, и уже в середине февраля все добровольцы пройдут первичную вакцинацию. Второй этап клинических исследований запланирован на начало мая и будет завершен до конца 2018 года. Всего в исследовании будут задействовано более 500 добровольцев.

Нашу вакцину ждут и за рубежом — уже сейчас есть запросы на экспортные поставки.

Что касается производства – вопрос сложнее. Мы не сможем на опытной линии произвести объемы, необходимые для полного покрытия нужд, не говоря уже об экспорте.

— Этот вопрос как-то решается?

— В конце прошлого года состоялся конкурс на право проектирования нового облика Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова РАН, и сейчас мы активно работаем с проектантами. Свою задачу мы видим в том, чтобы ускоренно завершить этап проектирования первой очереди, куда входят и перспективные мощности по производству ИПВ, чтобы как можно быстрее можно было бы говорить о выделении средств на строительство.

— Как вы видите этот новый облик Центра? Что это будет, для чего он будет предназначен? Это будет реконструкция и модернизация?

— Не только. Проблема производства ИПВ – только один из вызовов, перед которыми оказалась отечественная иммунобиология, можно сказать, частный случай. А мы видим нашу задачу в системном подходе к решению научных и технологических задач в этой отрасли. Нужно сделать так, чтобы история с дефицитом любого стратегически значимого препарата (а вакцины относятся именно к ним) не могла повториться.

Стране нужен Центр, способный в короткие сроки конвертировать научные разработки в современные препараты, активно взаимодействовать с зарубежными центрами исследований в интересах поддержания национальной эпидемиологической безопасности, обеспечивать освоение полного технологического цикла.

— Что вы имеете в виду под полным технологическим циклом?

— Начинается он с наличия собственных производственных штаммов, должным образом описанных, паспортизированных и разрешенных к применению регуляторными органами. Должна быть собственная технология, методы контроля качества, диагностикумы (взвеси убитых микробов, которые служат в качестве антигенов и аллергенов при исследованиях, — «Газета.Ru»).

Зависимость от зарубежных поставщиков на любом из этапов таит в себе риски, думаю, понятные всем. Не думаю, что стоит ждать, пока еще какой-то из них реализуется, мне кажется, что «звоночка» с ИПВ было достаточно. Ведь требования к качеству вакцин постоянно ужесточаются, международная регуляция становится строже, нам надо готовиться и к расширению перечня НКПП, и к тому, что старые типы вакцин будут вытесняться новыми.

— Но можно же купить лицензию, организовать производство по зарубежной технологии – многие из них ушли далеко вперед? Да и быстрее может получиться.

— Не стану отрицать, что лицензионное производство строится, как правило, быстрее, чем свое и в качестве временного решения может быть приемлемо. Почему временного? Во-первых, зарубежная технология не всегда самая передовая, что мы и видим на примере ИПВ.

Во-вторых, лицензионное производство всегда уязвимо – никто не передаст вам технологию на все 100%.

Да еще и ограничит ее использование по территории. Посмотрите, что произошло после 2014 года в оборонном секторе, где во многих изделиях использовались зарубежные компоненты.

Поэтому гарантией безопасности для страны в сфере эпидбезопасности могут быть только собственные разработки. Для этой работы необходимы не только современные производственные мощности. Нам нужно дать в руки разработчикам современное полупромышленное оборудование – это позволит с гораздо большей эффективностью доводить новые разработки от лабораторных до производственных масштабов.

— Вы затронули лабораторные разработки. А как соотносится у вас в Центре наука и производство, в том числе фундаментальная? Ведь Центр подчинен ФАНО, отвечающему в первую очередь за фундаментальную науку.

— Очень хороший вопрос, который четко показывает идеологические сложности, возникающие при попытке «подружить» науку и производство.

Во-первых, наука действительно есть разная. Фундаментальная наука ведет исследования, и ее продукт – теории и открытия. К производству она имеет очень опосредованное отношение. Явления существуют в природе вне зависимости от исследователя и становятся открытиями, когда он их описывает.

Коммерческое использование открытия невозможно. А прикладная наука выдает в качестве продукта изобретения, новые объекты, технологии – и тут в дело уже вступают механизмы защиты интеллектуальной собственности и их последующей коммерциализации.

Но результат прикладной науки не может материализоваться в продукт сам по себе, о чем часто многие забывают. Между наукой и производством должны стоять разработчики технологии, те, кто отмасштабирует лабораторные объемы продукта и технологии до индустриальных. И это тоже очень непростая задача. Разработчики должны иметь соответствующие мощности и инструменты – чем мы и хотим их вооружить, строя новый Центр.

Это займет достаточно много времени, так как нам предстоит получить весь пакет разрешительной документации. Но мы настроены достаточно оптимистично, потому что чувствуем помощь ФАНО и поддержку правительства в этом вопросе.

В итоге должна полноценно заработать непрерывная цепочка «наука-разработки-производство», куда можно будет подтягивать квалифицированных партнеров что с научной, что с производственной стороны.

— Когда будет реализована такая непрерывная цепочка?

— А это уже реализовано, и самый яркий пример —

это выпуск на рынок инактивированной полиомиелитной вакцины.

Переговоры и совместные научные разработки по другим проектам ведутся нами уже сейчас. При проектировании и дальнейшем строительстве Центра мы изначально закладываем возможности для реализации проектов, которыми занимаемся сейчас и которые являются максимально перспективными. Мы также ведем активные переговоры с теми из учреждений ФАНО, кто максимально близко подошел к необходимости реализации своих научных наработок на практике.

На базе Центра создается Экспертный совет из наиболее авторитетных в профильной области членов Академии, способных определить перечень первоочередных научных тем, заслуживающих перевода в область разработки технологии, оказывать методологическую поддержку дальнейшем поиске и продвижении проектов.

Надеемся, что поддержка ученых столь высокого уровня поможет нам с принятием соответствующих организационных решений, с объединением усилий науки, разработчиков технологий и производственников в рамках тесной кооперации для обеспечения эпидемиологической безопасности страны.

Россия > Медицина > gazeta.ru, 19 февраля 2018 > № 2501340 Айдар Ишмухаметов


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2018 > № 2499461 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова дала интервью "Медицинской газете"

Формируя здоровую среду будущего.

В этом Минздрав России опирается на системный подход, следование традициям, внедрение современных технологий.

Минздрав России продолжает преобразования отрасли для удовлетворения потребностей населения в качественной и доступной медицинской помощи. Идёт непроторёнными путями, хотя порой они бывают сопряжены с будоражащими выводами. Несмотря на непростое социально-экономическое положение руководители системы здравоохранения страны явственно осознают, что надо работать, преодолевать невозможное, раздвигать существующие границы, стремиться к прогрессу.

Поскольку во главе штаба отрасли стоит профессиональный врач, соответственно выстраивается и стратегия действий высшего медицинского ведомства, подразумевающая, что доктор не имеет права бояться проблем. Главное при этом - всегда помнить, ради чего начато обновление: ради пациентов и медицинских работников.

В нашей стране принято по-обывательски ругать Минздрав. Сказывается наследие недавнего прошлого: многие лучше специалистов знают, как правильно лечить, учить, руководить... Да и мы, журналисты, также прежде подмечаем промахи, не всегда утруждая себя анализом ситуации в целом. Вот и появляются скоропалительные вердикты…

С мая 2012 г. Министерство здравоохранения РФ возглавляет член-корреспондент РАН заслуженный деятель науки РФ Вероника Скворцова, профессионал международного уровня, потомственный врач в пятом поколении и четвёртая в истории России женщина-министр здравоохранения.

Суть её действий на этом посту в том, чтобы национальная система здравоохранения соответствовала лучшим международным стандартам. Результаты работы говорят сами за себя: благодаря современной организации и выверенным управленческим решениям положение неуклонно меняется к лучшему. Министр искренне заинтересована в преодолении так называемых разделительных линий в отрасли. При поддержке медицинского сообщества, в том числе Национальной медицинской палаты, В.Скворцова делает всё, чтобы наше «прекрасное далёко» не было далёким и агрессивным, но стало здоровым, наполненным любовью, добром, миром. Проводя обновление и преобразования, заботится о благополучии каждого, потому-то и призывает коллег действовать осмотрительно и терпеливо, дабы не нанести вреда людям.

Мы обратились к министру с просьбой подробнее рассказать о том, что удалось сделать за прошедшее пятилетие, о векторах, нацеленных в будущее. И Вероника Игоревна любезно согласилась ответить на вопросы «Медицинской газеты».

Напомним, что за всю историю существования Минздрава страны им руководили Мария Ковригина (министр здравоохранения СССР с марта 1954 до января 1959 г.), Татьяна Дмитриева (с августа 1996 до мая 1998 г.), Татьяна Голикова (с сентября 2007 до мая 2012 г. ) и Вероника Скворцова. На данный момент она является министром-«долгожителем» как среди мужчин, министров здравоохранения современной России (никто из них не смог продержаться на этом непростом посту свыше 5 лет), так и своих предшественниц.

Вероника Игоревна руководит Минздравом почти 6 лет. Отличница со школьной скамьи, золотая медалистка, трудоголик, что также сформировало её характер, определило лидерские качества. Вскоре после окончания медицинского вуза возглавила одну из первых в России нейрореанимационных служб. Автор почти 500 статей и научных работ, запатентовала 7 лекарственных препаратов. В ходе 70-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в 2017 г. в Женеве избрана на пост председателя ассамблеи. По-прежнему остаётся научным консультантом профильного медицинского журнала, главным редактором российской версии международного журнала «Инсульт». Из СМИ широко известно, что она не только теоретик, не раз ей приходилось подтверждать свою «профпригодность» и применять знания, оказывая первую медицинскую помощь чиновникам во время заседаний органов государственной власти или пассажирам на борту авиарейсов, когда удавалось вовремя заподозрить признаки инсульта и стабилизировать состояние пациентов. Сегодня она входит в число 100 самых влиятельных женщин России.

Действовать системно

– Вероника Игоревна, в довольно продолжительном движении полезно сделать остановку, проанализировать прошедший отрезок, наметить новые рубежи. Расул Гамзатов писал 06 этом так: «Ты сел в седло, весёлый иль угрюмый,/ Не торопись, уму не прекословь,/ На полпути остановись, подумай,/ И оглянись, и путь продолжи вновь!» Делаете передышку, хватает времени для анализа и осмысления планов на будущее?

– Нам был представлен достаточно большой период непрерывной работы и вместе с ним возможность, несмотря на «лоскутное одеяло» из текущих проблем, не сходить с генерального пути системных преобразований в отрасли. Важно то, что прежде, 4 года я работала заместителем министра Татьяны Алексеевны Голиковой. За прошедшие годы удалось во многом реализовать те приоритетные стратегические направления, которые сначала нами были идеологически выстроены, проработаны, нормативно оформлены. Конечно, очень многое ещё предстоит сделать.

Главное – иметь чётко обоснованные ориентиры и последовательно двигаться по сформированным системным векторам для их достижения, при этом, безусловно, корригируя тактические шаги. Осуществлять это необходимо при широкой поддержке медицинского сообщества и с вовлечением самих пациентов. Как только всё население включится в решение общих задач охраны здоровья, у нас не будет риска возврата в прошлое.

Всё, что мы делаем, – не для сиюминутной оценки. С обывательской точки зрения, наша работа очень неблагодарна и не несёт положительных эмоций. Потому что, сколь много не было бы сделано, из-за сохраняющихся несовершенств всегда остаются дурные примеры. И чем меньше их, тем больший резонанс они вызывают. Но это служит нам своеобразным маркёром: если люди, скажем, начинают остро реагировать на задержку скорой помощи на 5 минут, а 5 лет назад совсем не реагировали на время приезда, ведь даже в Москве её ожидали по 2 часа, значит, мы на правильном пути. Ориентируясь на реальные результаты, недопустимо бояться критики и широкого обсуждения. Для нас важно всех поднять на работу по достижению результата. Вот когда это произойдёт, независимо от того, кто будет стоять во главе организационных структур, система будет уже автоматизирована и станет самоочищаться и самосовершенствоваться. Мы очень надеемся, что со временем так и будет.

...Плюс профилактика

– Правильно ли я понял, что именно профилактика становится определяющей в оздоровлении нации?

– Это так. Профилактика является абсолютным приоритетом российского здравоохранения. Причём профилактику мы понимаем очень широко, как систему популяционных и индивидуальных мер, связанных с формированием здорового образа жизни, борьбой с деструктивным поведением, реализацией стратегии «высокого риска». Активные популяционные меры позволили значительно снизить потребление табака и алкоголя, увеличить количество людей, активно занимающихся физической культурой, правильно питающихся, расширилась вакцинация в рамках Национального календаря прививок. В 2013 г. был принят противотабачный закон, который признан в мире одним из наиболее передовых и комплексных. Совместно с общественными организациями мы ведём борьбу со злоупотреблением алкоголем, где также достигли серьёзных результатов. Вместе с Министерством спорта РФ развиваем систему массовой физкультуры и спорта. С Минсельхозом работаем в направлении здорового питания. Конечно, для того чтобы добиться изменения образа и стиля жизни людей, мало нормативных и материальных условий, очень важно прививать с детства неприятие деструктивного поведения, ответственность за своё здоровье, формировать приверженность духовным ценностям.

Не могу обойти стороной то, что в 2013 г. , впервые после распада Советского Союза, мы восстановили бесплатную широкомасштабную диспансеризацию населения. Не скрою, было много рисков и опасений, нас предупреждали об опасностях формального подхода, приписок или невозможности выполнения тех объёмов, которые мы наметили. В конце 2000-х годов проводилась диспансеризация работающего населения, однако достигалось это очень сложно: при планировании диспансеризации 500 тыс. человек в год не все её проходили. А сейчас ежегодно диспансеризацию проходят около 40 млн. Действительно, первые 1,5 года ушли на «вычистку» различных нарушений и приписок. Регламент прохождения несколько раз совершенствовался. Был утверждён обоснованный тариф ОМС на диспансеризацию. Теперь это не «общественная нагрузка» на врачей.

Первый (скрининговый) этап диспансеризации проводится с использованием тестов и диагностических методов, которые позволяют заподозрить заболевание. На втором этапе происходит уточнение диагноза с помощью необходимых современных методов. Благодаря такому подходу, мы существенно увеличили количество случаев раннего выявления заболеваний. Яркий пример тому – онкозаболевания, более 55% которых уже выявляется на I-II стадиях. А при ряде локализаций, например репродуктивной системы у женщин, – в 65-80% случаев выявляются на I-II стадиях, что, естественно, привело к значительному снижению одногодичной летальности. По результатам 2016 г. она составила 23%.

Следует подчеркнуть, что выявление и контроль факторов риска неинфекционных заболеваний, их коррекция – наиболее перспективное и эффективное направление профилактики. И в этом направлении мы активно развиваемся.

Качество и ещё раз качество!

– Какое направление стало принципиально новым?

– Впервые за всю современную историю нашей страны началось формирование системы управления качеством медицинской помощи. Что в нём принципиально важного? В нашей стране никогда не существовало единых требований к качеству медицинской помощи при конкретных заболеваниях, хотя попытки стандартизации качества предпринимались неоднократно – в конце 1990-х годов, в 2004-2005 гг. Но всякий раз это сталкивалось с препятствием: представителям, скажем, двух-трёх кардиологических школ не удавалось достигать консенсуса, ведь в стране существовало несколько оригинальных подходов к лечению одного и того же заболевания. Поэтому, прежде всего, мы начали с создания единого экспертного сообщества из лидеров, высочайших профессионалов каждого медицинского профиля, и разработали типовые модели консенсусных документов (клинических рекомендаций), которые должны были ввести обоснованные алгоритмы действий врача в конкретных клинических ситуациях. Этот процесс мы инициировали в 2012 г. , когда обновили аппарат главных внештатных специалистов Минздрава России. Затем сформировали институт главных окружных и региональных специалистов соответствующих профилей. В результате выстроили 7-тысячную армию ведущих экспертов страны. Далее была поставлена задача – разработать национальные клинические рекомендации по всем основным медицинским профилям и заболеваниям. Работа продолжалась в течение 2012-2016 гг. Мы приняли свыше 1200 клинических рекомендаций, которые всесторонне рассматривались на всех профессиональных экспертных площадках и были утверждены съездами или конгрессами.

Важно, что была отработана типовая модель клинических рекомендаций, которая включила обязательным компонентом раздел «Критерии оценки качества медицинской помощи». Эти критерии устанавливаются отнюдь не волюнтаристским путём: это те события и процессы, которые, согласно международным мультицентровым исследованиям, высокодостоверно влияют на исходы заболевания. Впоследствии критерии качества были извлечены из всех клинических рекомендаций, сведены в один нормативный документ и утверждены приказом Минздрава России. Они явились базой для разработки регламентов проведения экспертизы качества медицинской помощи, которыми пользуются страховые медицинские организации, Росздравнадзор и его территориальные подразделения. Таким образом, фактически была создана описанная в литературе «петля качества», нацеленная на его регулирование. В перспективе, с введением информационных технологий, мы разовьём это направление – внедрим доказавшую свою эффективность в мире модель электронного бенчмаркинга – автоматизированную оценку качества медицинской помощи по каждому законченному случаю лечения.

Безусловно, качество медицинской помощи напрямую зависит от квалификации медицинских специалистов. Её повышению мы уделяем особое внимание. В 2012-2013 г г. мы организовали обязательный курс усовершенствования для профессоров медицинских и фармацевтических вузов, преподающих фундаментальные биомедицинские науки: молекулярную биологию и физиологию, генетику, основы биотехнологий, биохимию, биоинформатику и др. Были обновлены все образовательные программы и учебные планы. Причём это касалось как вузов системы Минздрава, так и медфакультетов классических университетов Минобрнауки России.

Для того чтобы отрабатывать практические умения и навыки обу чающихся, в 2013 г. совместно с Советом ректоров медицинских и фармацевтических вузов была разработана и принята концепция си-муляционного образования. За последующие годы мы создали свыше 100 симуляционно-тренинговых центров с совершенно новыми программами, помогающими овладеть мастерством как в терапевтических, так и особенно в манипуляционно-хирургических специальностях, таких как акушерство и гинекология, анестезиология-реаниматология, рентгеноэндоваскулярная диагностика и хирургия, эндоскопия и многих других.

В 2013 г. также была разработана и концепция непрерывного профессионального медицинского образования. В 2015 г. создан единый портал непрерывного медицинского образования, который за 3 года наполнился компьютерными образовательными модулями и программами, тестами, ситуационными задачами. Теперь каждый врач может дистанционно, со своего рабочего места, повышать квалификацию, самостоятельно определяя свою «образовательную траекторию», осваивая новые блоки знаний. На портале работают уже более 249 тыс. врачей. Успехи каждого врача видны и учитываются в системе.

Важнейшим шагом в развитии качества подготовки медиков стало внедрение нового механизма допуска к профессиональной деятельности – аккредитации – принятого во всём мире трёхэтапного экзамена, подтверждающего необходимый уровень теоретических знаний, практических навыков и клинического мышления. Специальный федеральный методологический центр разрабатывает тесты, кейсы, автоматизированные компьютерные программы для первого этапа экзамена – медицинского ЕГЭ. Созданы специальные аккредита-ционные центры OSCE для подтверждения практических навыков и умений на втором этапе экзамена. Третий этап – это экзамен на клиническое мышление, который всегда присутствовал в российской медицине. Собственно, отечественная медицина традиционно славилась «организменным» подходом, с пониманием взаимодействия разных процессов, происходящих в органах и системах человека. И мы продолжим следовать лучшим нашим традициям. Важно отметить, что проводят аккредитацию представители профессионального сообщества по соответствующим медицинским профилям.

Стартовала аккредитация в 2016 г. , когда впервые её прошли выпускники по двум специальностям – «фармация» и «стоматология» (7,5 тыс. человек). А в 2017 г. мы аккредитовали уже 32,5 тыс. выпускников по всем базовым специальностям группы «здравоохранение и медицинские науки». В 2018 г. аккредитацию впервые пройдут выпускники медицинских колледжей. Наша задача до 2021 г. поэтапно распространить эту систему на всех выпускников ординатур, на всю армию врачей и среднего медперсонала, сделав аккредитацию регулярной, подтверждающей развитие каждого специалиста.

С системой аккредитации напрямую связаны профессиональные стандарты, разрабатываемые совместно с профессиональным сообществом, Национальной медицинской палатой во главе с Леонидом Михайловичем Рошалем и утверждаемые Министерством труда и социальной защиты РФ. В настоящее время подготовлено 39 стандартов, в 2018 г. предстоит разработать ещё 28. Профессиональные стандарты задают требования к актуализации образовательных программ и критериев аккредитации по соответствующему медицинскому профилю.

Как видите, работа по повышению качества медицинской помощи абсолютно невозможна без профессионального сообщества.

Знаковые блоки

– Расскажите, пожалуйста, о системных подходах, которые кардинальным образом влияют на улучшение ситуации в отрасли?

– Прежде всего, это – формирование региональной трёхуровневой системы оказания медицинской помощи, основанной на современной логистике, правильной маршрутизации пациентов. Впервые был создан стратегический – второй уровень системы, связанный с созданием межрайонных центров экстренной специализированной помощи при жизнеугрожающих состояниях. За несколько лет организованы 593 сосудистых центра с отделениями интенсивной кардиологии и острых нарушений мозгового кровообращения, более 1,5 тыс. травмоцентров. Это создало условия для активного внедрения современных диагностических и лечебных технологий: число больных с ишемическим инсультом, получивших тромболитическую терапию в периоде терапевтического окна (это первые 4,5 часа), увеличилось в 30 раз, число нейрохирургических операций при кровоизлияниях в мозг – в 7 раз, стентирований коронарных артерий при острых коронарных синдромах – в 3 раза. В результате смертность от инсультов снизилась на 25%, от инфарктов миокарда – на 14%, от ДТП – на 25,2%.

Значительно повысилась доступность высокотехнологичной медицинской помощи. В 2013 г. она была оказана 505 тыс. пациентов, а в 2017 г. её получили более миллиона больных. Сеть медицинских организаций, выполняющих ВМП, расширилась в 3,7 раза, что приблизило помощь к пациентам.

Среди системных мер я хотела бы также отметить создание сети национальных медицинских исследовательских центров – «головных» федеральных учреждений по соответствующим медицинским профилям. Национальные центры являются не только передовыми высокотехнологичными клиниками, но и флагманами развития медицинских научных направлений, осуществляют методическое руководство всеми профильными региональными подразделениями, мониторируют своевременность и качество оказываемой медицинской помощи при соответствующих заболеваниях, разрабатывают инновационные технологии, координируют подготовку и переподготовку медицинского персонала. С 2018 г. они начинают возглавлять создаваемые телемедицинские вертикально-интегрированные профильные системы, объединяющие в сети все профильные медицинские подразделения страны и позволяющие обеспечить консультациями высочайшего уровня любого нуждающегося пациента.

Важным направлением нашей работы явилась разработка механизма направленного инновационного развития. Создан федеральный Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью. Этот информационно-аналитический центр совместно с профильными национальными медицинскими исследовательскими центрами определяет приоритетные направления развития, формирует под каждую задачу специальный проектный офис, разрабатывает алгоритмы ускоренного достижения конкретных целей, создаёт научные группы, способные реализовать задуманное. Наша задача – существенно сократить длину «инновационных цепочек» – от идеи до практического воплощения.

Для того, чтобы все наши системные действия были максимально прозрачными и эффективными и реализовывались в ускоренном режиме, нам необходимы цифровые технологии. Поэтапно формируется Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения. Мы нацелены на внедрение во всех медицинских организациях современных информационных систем, позволяющих с рабочего места врача выходить в информационные базы и справочники, пользоваться электронными системами помощи в принятии решений, применять телемедицину, дистанционно повышать квалификацию, плюс к этому – вести электронную медицинскую документацию, выписывать электронные рецепты и больничные листы, иметь доступ к единому архиву цифровых изображений и к единой базе лабораторных исследований. По сути, формируется глобальная сетевая база российской медицины, что позволит внедрить личные кабинеты пациентов с широкими возможностями дистанционного взаимодействия с медицинскими организациями, доступом к своим медицинским документам, независимо от места нахождения.

Цифровые технологии обеспечивают качественно новый уровень эффективности управления всеми ресурсами отрасли – финансовыми, материальными, человеческими. Так, уже разработаны и введены в эксплуатацию две информационные системы в сфере лекарственного обеспечения: одна – мониторинга и контроля государственных и муниципальных закупок лекарственных препаратов, которая рассчитывает референтные цены по различным категориям лекарств и позволяет выявлять отклонения, другая – система мониторинга движения препаратов с помощью их маркировки, которая должна помочь нам полностью избавиться от фальсификата и контрафакта, повторных вбросов в сеть закупленных за государственные ресурсы лекарств.

До самых до окраин

– Когда речь заходит о глубинке, по-прежнему невольно рисуется образ не вполне трезвого беззубого человека в треухе... Каков современный портрет так называемой сельской медицины, которая слишком долгое время оставалась наиболее проблемной? Как решаете её задачи?

– Главная наша задача в том, чтобы каждый человек, где бы он ни жил, получал медицинскую помощь, соответствующую единым требованиям качества и доступности. Многие десятилетия существовавшие различия между сельскими населёнными пунктами и городами, тем более мегаполисами, принимались как само собой разумеющееся. Даже ожидания людей, которые жили в разных регионах страны, были разными. Это неправильно. Для выравнивания доступности и качества медицинской помощи и создавалась трёхуровневая система с чёткой логистикой своевременной доставки пациента в ту медицинскую организацию, которая может оказать адекватную помощь, в соответствии с порядками и клиническими рекомендациями.

Вспомним: некоторое время назад шло очень много разговоров о крушении сельской медицины. Действительно, за предшествующий период, с 2000 по 2010 г. , фактически было разрушено 15 тыс. объектов здравоохранения на селе. Огромное количество! Имелись и иные проблемы – основательный износ участковых, районных больниц, врачебных амбулаторий, ФАПов, когда они только сохраняли своё название, а фактически там ничего больше не оставалось. Но уже в 2016 г. мы построили более 500 объектов сельской медицины, по итогам 11 месяцев 2017 г. – ещё 400. Благодаря проведённому в течение 2016-2017 гг. ремонту 1300 медицинских организаций, доля сельских ФАПов и амбулаторий, требующих капитального ремонта, сократилась более чем на 20%.

В новейшей истории очень многое изменилось, сыграл свою роль фактор урбанизации, уменьшилось количество сельских жителей, в ряде регионов снизилась плотность населения. Поэтому мы обновили все документы по требованиям к размещению медицинской инфраструктуры, которые не корректировались с советских времён. К примеру, раньше медицинский пункт создавался в населённом пункте с численностью населения более 300 человек. Теперь мы открываем медпункт в том случае, если в поселении проживают от 100 до 300 человек и при этом оно удалено от ближайшей медицинской организации более чем на 6 км. Причём, учитываем не только формальное расстояние от точки до точки по прямой, но принимаем во внимание транспортную инфраструктуру, даже сезонные её изменения.

Впервые определены и нормативно закреплены предельные сроки ожидания медицинской помощи разных видов, в зависимости от экстренности: скажем, первичная помощь должна оказываться в пределах часовой пешей доступности или 15-минутной доступности на общественном транспорте. То есть всё должно быть достаточно близко и комфортно.

Для систематизации принципов доступности и своевременности медпомощи была создана компьютерная геоинформационная система, которая включила сведения обо всех 157 тыс. населённых пунктов страны, численности проживающего в них населения, транспортной инфраструктуре, а также 75 тыс. медицинских организаций и их обособленных структурных подразделениях. Это позволило автоматизированно оценивать реальную доступность медицинской помощи жителям каждого населённого пункта. Таким образом, во всех регионах страны составлены своды поселений с рисками превышения предельных сроков ожидания медицинской помощи, затруднённой её доступностью, разработаны «дорожные карты», которые подписали главы регионов, для поэтапного устранения несовершенств. Эти «дорожные карты» активно исполняются.

Мы непрерывно обновляем и автомобильный парк скорой помощи, развиваем санитарную авиацию. Если сравнить доезд «скорой» несколько лет назад с тем, который мы имеем сейчас, – налицо очень большие перемены. Хорошо известно, что раньше доезд «скорой помощи» не был лимитирован по времени вообще. Вопрос о введении таких лимитов возникал ещё в 2009-2011 гг., однако тогда мы не решились внедрить их, поскольку существовала опасность установить неисполняемые нормы. Сегодня почти 90% бригад приезжают к пациенту в течение 20 минут, в том числе на Дальнем Востоке и в северных территориях. И если только происходят сбои, они тут же становятся поводом для точечных разбирательств, то есть все понимают, что это нарушение, а не система, как прежде.

«Санитарная авиация» – ещё один приоритетный проект, который начал действовать в 2017 г. Он дополняет существующую систему, которой мы терпеливо, из года в год, занимаемся. Объясняется это тем, что в стране 34 региона с особо сложными условиями доступности. За 5 лет количество вылетов санитарной авиации увеличилось в 2,5 раза. А благодаря реализации приоритетного проекта, к 20 тыс. ежегодных вылетов прибавились ещё 6 тыс. в особо сложных регионах, в результате чего было дополнительно эвакуировано свыше 8 тыс. пациентов (более 1,5 тыс. из которых – дети), и всем им была оказана своевременная экстренная помощь.

Что нельзя не заметить

– Каких результатов удалось достичь?

– Безусловно, интегрирующими показателями, которые позволяют оценить предпринятые нами меры, явилось увеличение продолжительности жизни россиян. Это главная цель, которая стоит перед системой здравоохранения. Почти 72,7 года – такой продолжительности жизни за всю историю страны не было. У женщин – это 77,6 года, у мужчин – 67,6. Разница в возрасте мужчин и женщин сократилась до 10 лет. А начинали мы с 13,5.

Сегодня снижается уровень смертности во всех возрастных группах населения, максимально – младенческая и материнская, поскольку выстраиванием качественной и эффективной системы охраны материнства и детства мы занимались приоритетно. Младенческая смертность, по данным 2017 г. , снизилась на 8,6% и составила 5,5 на 1 тыс. родившихся живыми. Говоря о материнской смертности, стоит отметить, что, когда мы разрабатывали стратегию-2020, к этому периоду планировали выйти на показатель 18,3 на 100 тыс., однако уже сегодня он составляет 7,3. Это серьёзное снижение, и напомню, что в отдельные периоды отечественной истории этот показатель достигал 120 на 100 тыс. Причём, хотелось бы подчеркнуть, что, по результатам 2017 г. , 34 региона имеют нулевую материнскую смертность. То есть ситуация просто кардинально изменилась. Здравоохранение вносит свой вклад в демографию не только за счёт снижения смертности, но и посредством профилактики абортов и повышения доступности ЭКО.

Информационные технологии позволяют индивидуально планировать ведение беременности каждой женщины, на основе выявленных рисков определять тактику наблюдения, время и место родоразре-шения. Особую позитивную роль сыграла реализация программы по строительству перинатальных центров, позволяющих концентрировать самые сложные случаи беременности и выхаживать детей даже с экстремально низкой массой тела. Таким образом, сегодня мы фактически сводим к нулю риски осложнений у беременных женщин с сахарным диабетом, артериальной гипертонией, врождёнными пороками сердца и т.д.

Чтобы гордились нашей профессией

– Кадры по-прежнему решают всё… Что сделано на этом направлении? Идут ли сейчас школьники в медицину, и кто они – будущие врачи?

– Нас очень порадовал социологический опрос, который был проведён в первой половине 2017 г. На вопрос, какую профессию вы желали бы для своих детей и внуков, 35% респондентов ответили – врача. Достаточно вспомнить, что в 2005 г. при подобном опросе таких ответов было только 10-12%. А сейчас мы лидируем!

В медицинские вузы сегодня поступают лучшие из лучших выпускников школ. Средний балл ЕГЭ в медвузы – один из самых высоких – 72,2, даже среди поступающих по целевому набору он выше (68,8), чем средний балл по стране в целом (68,2). И это накладывает на наши вузы особую ответственность. Когда приходят отличники, ребята с высоким потенциалом и мотивацией учиться, нужно, чтобы они сразу погружались не только в интеллектуальную профессиональную среду, задающую вектор на развитие и самосовершенствование, но и в атмосферу душевной чистоты, лучших человеческих и личностных качеств, которые необходимы для врача. Мы должны не только подготовить профессионалов, но и воспитать зрелых, ответственных, отзывчивых к чужой беде людей. С учётом стремительного развития биомедицины, высоких технологий и необходимости ориентироваться в сложных этических и общечеловеческих проблемах, как никогда важно гармоничное формирование медицинских специалистов. И этому мы придаём огромное значение. Ведь доброта, внимание, чуткость – это то, что всегда было свойственно российской медицине.

В связи с этим мы очень серьёзно относимся и к молодёжному добровольческому движению. Приветствуем, когда волонтёры-медики с первого курса занимаются благородными делами: помогают в больницах, домах престарелых, домах ребёнка, участвуют в организации донорства крови, занимаются санитарным просвещением, реализуют профилактические программы по борьбе с социальными инфекциями и вредными привычками. Такое бескорыстное соучастие облагораживает, формирует правильное отношение к своей профессии, вызывает гордость за неё. Сегодня насчитывается около 13 тыс. волонтёров-медиков. В прошлом году проведено более 2,5 тыс. профилактических мероприятий, 1,3 тыс. тренингов, почти 100 региональных образовательных программ для добровольцев по профилактике заболеваний, более 700 человек прошли обучение.

Если говорить о медицинских кадрах в целом, то здесь следует, прежде всего, подчеркнуть, что одной из острых проблем долгое время являлось наличие дисбаланса в отрасли. Налицо был профицит врачей в стационарах и по определённым, как тогда казалось, «хлебным» медицинским профессиям (стоматология, урология, гинекология, косметология). Одновременно с этим существовал дефицит врачей первичного звена, скорой помощи, ряда специалистов «узких» профилей. Чтобы устранить этот дисбаланс, нужно было действовать очень терпеливо, идти «мелкими шагами» – это же живые люди! Благодаря внедрению механизмов целевой подготовки, мы уже несколько поправили ситуацию. С 2016 г. впервые за последние 20 лет у нас началось увеличение специалистов по таким традиционно дефицитным специальностям, как онкология, рентгенология, анестезиология-реаниматология, патологическая анатомия. Изменилась и ситуация с врачами первичного звена – участковыми терапевтами и педиатрами. В 2017 г. по окончании вузов более 5 тыс. молодых специалистов, которые учились по новым федеральным государственным образовательным стандартам, достойно пройдя аккредитацию, пришли работать терапевтами и педиатрами на участок. Для поддержки их на начальном отрезке трудового пути мы развиваем систему наставничества. Уверена, что старшие товарищи и посоветуют, и поддержат, и помогут им. И, конечно же, помощь начинающим в принятии решений окажут наши информационные ресурсы и электронные системы.

Новые подходы позволили за последние годы снизить коэффициент совместительства. Если на протяжении 10 лет он оставался на уровне 1,54 и выше, то, начиная с 2014 г. , мы добились его последовательного снижения: 1,46 – 1,42, сейчас – 1,4. Причём для участковых терапевтов – 1,2, для участковых педиатров – 1,1. Ясно, что пока проблемы в разных регионах сохраняются, но положительная тенденция очевидна. Наряду с целевой подготовкой, нам, безусловно, помогает программа «Земский доктор», которая уже «привела» на село более 29 тыс. врачей. Считаю, мы вели правильную политику, расширяя допуск специалистов к единовременным выплатам. Если исходно в программу включались специалисты в возрасте до 35 лет, то сейчас – до 50. Вначале она распространялась на тех, кто приезжал работать только в сельскую местность, а впоследствии – в рабочие посёлки, посёлки городского типа, моногорода с населением до 50 тыс. человек. В 2016 г. по программе «Земский доктор» пришли работать 4,9 тыс. специалистов, в 2017 г. – более 5 тыс. То есть это реально привлекательно. Хотелось бы отметить, что 70% врачей остаются работать на своём месте более 3 лет. А для нас важен каждый человек в отрасли. С 2018 г. программа распространится и на фельдшеров, частично выполняющих на селе функции врача.

Одним из системных блоков, о котором следует непременно упомянуть, является создание справедливых условий финансового обеспечения. Когда мы начинали в 2012 г. , различия в финансировании медицинской помощи в регионах составляли до 25 раз. Настолько выраженной была межрегиональная дифференциация! Впервые с 2013 г. в базовой программе ОМС был введён единый подушевой финансовый норматив, что позволило изменить механизмы доведения субвенций до территориальных фондов ОМС и сделало территориальные программы ОМС бездефицитными. Была сформирована единая тарифная политика, разработаны и внедрены расчёты тарифов на основе клинико-статистических групп, что позволило не только их оптимизировать, но и резко сократить межрегиональные и внутрирегиональные различия.

Удалось значительно повысить зарплаты медицинским работникам, при этом сократив различия в размере зарплат у специалистов одного и того же профиля с близкой квалификацией. В 2012 г. не было рекомендуемой структуры зарплаты медицинских работников. И, соответственно, как выяснилось в ходе скрининга, проведённого в начале

2013 г. , более чем в 60 регионах доля оклада в структуре зарплаты составляла менее 30%. В некоторых территориях, где оклад был ещё ниже – 17-18%. Фактически, большая часть заработной платы была связана со стимулирующими выплатами. Это привело к тому, что, несмотря на значительное увеличение финансовых ресурсов на заработную плату, из регионов продолжали поступать сигналы о том, что люди на руки получают неадекватно мало. Оклад иногда составлял лишь 4-4,5 тыс. руб. Для решения этой проблемы мы организовали пилотные проекты в ряде регионов, чтобы посмотреть, какой должна быть оптимальная структура зарплаты, позволяющая уйти от несправедливой дифференциации, но при этом сохранить стимулирование за особые достижения. И пришли к тому, что оклад должен составлять 55-60% от общей зарплаты. Достичь этого оказалось очень непросто, несколько лет ушло на то, чтобы регионы перешли на новую систему. Путь оказался болезненным, но зато сейчас мы видим совершенно иную ситуацию. Во-первых, оклады и зарплаты увеличиваются, во-вторых, введены прозрачные и понятные критерии, на основе которых осуществляются стимулирующие выплаты. У нас осталось всего 4 региона с окладом внутри заработной платы 27-28%. И они обещали в ближайшее время поправить ситуацию.

Ещё один системный блок – государственно-частное партнёрство. Сегодня мы реализуем свыше 100 проектов ГЧП, которые привлекли в отрасль более 60 млрд руб. инвестиций. С 2011 г. доля частных медицинских организаций в программе ОМС выросла в 4 раза – с 7 до 30%. Это даёт дополнительные возможности для пациентов.

Важно подчеркнуть, что в основе системного развития лежит создание национальной системы здравоохранения, в которой максимально используется весь медицинский потенциал страны, независимо от формы собственности, на основе единых критериев качества медицинской помощи. При этом государственный, ведомственный, частный сегменты имеют не только равные права, но и равные обязанности перед пациентами и медицинскими работниками.

Вместе с медицинским сообществом

– Мне неоднократно приходилось общаться с доктором Леонидом Рошалем, который убеждён, что вы – первый министр, который столь внимательно прислушивается к медицинскому сообществу… Почему это важно?

– Потому что здравоохранение без людей, работающих в отрасли, невозможно. Организация здравоохранения должна быть направлена на создание условий, когда пациент может своевременно получить необходимую качественную помощь, а врач – может максимально реализовать все возможности современной медицины. Без смыслового наполнения, создаваемого медицинским сообществом, вся организация здравоохранения становится просто пустыми управленческими рамками. Поэтому мнение специалистов, их мысли и идеи всегда важны и желанны. Мы только в том случае построим высококачественную и эффективную систему здравоохранения, если будем единым отрядом, и при достижении всех целей и задач у нас будут общие идеология и целеполагание. И, конечно же, при реализации любых процессов модернизации и обновления нашей отрасли главным принципом должен оставаться приоритет интересов пациента. Справедливость и целесообразность всех наших решений измеряется влиянием на пациента. В этом и заключается пациенториентированный подход.

Всем миром

– Недавно в Москве прошла резонансная Первая глобальная министерская конференция по туберкулёзу. Планируете расширять международное сотрудничество? Какой опыт мы можем предложить нашим зарубежным партнёрам?

– Основанное на общечеловеческих ценностях, здравоохранение относится к наименее политизированным областям жизни. Объединив усилия всех медицинских работников, мы сможем достичь реализации целей ООН в области устойчивого развития, направленных на преобразование и оздоровление нашего мира. Безусловно, российским здравоохранением накоплен немалый опыт, который мы предлагаем зарубежным партнёрам. И наш опыт позитивно и заинтересованно воспринимается мировым сообществом и глобальным здравоохранением.

Благодаря выдвижению задачи борьбы с туберкулёзом в ранг приоритетных государственных направлений, за последние 8 лет мы снизили смертность от туберкулёза более чем на 60%, заболеваемость – на 37%. Эти результаты очень высоко оценены ВОЗ и ООН. Именно поэтому нам было предложено провести Первую глобальную министерскую конференцию «Ликвидировать туберкулёз в эпоху реализации целей устойчивого развития: многосекторальный подход», на которую приехали первый заместитель генерального секретаря ООН Амина Мохаммед и весь актив ВОЗ во главе с генеральным директором Тедросом Гебрейе-сусом. Мероприятие получилось уникальным и знаковым. Оно собрало свыше 100 министров здравоохранения и лиц с высоким политическим статусом более чем из 120 стран мира. Безусловно, для всех участников конференции признаком высокой политической приверженности явилось выступление на её открытии Президента нашей страны Владимира Путина, который призвал мировое сообщество к объединению усилий. То, что Президент России лично держит на контроле глобальную проблему социально значимых инфекций, является примером для всего мира и позволяет нашей стране добиваться успеха в борьбе с этими болезнями.

Безусловно, есть и иные достижения отечественного здравоохранения, в частности, в борьбе с неинфекционными заболеваниями (НИЗ). Нужно сказать, что Россия инициировала включение темы НИЗ и здорового образа жизни в повестку глобального здравоохранения. И на основе Московской декларации, принятой на Первой глобальной министерской конференции по НИЗ в Москве, были разработаны стратегические положения политической декларации ООН. Россия явилась активным соавтором глобальной стратегии по борьбе с НИЗ, единого плана действий и механизмов его реализации. По оценкам ВОЗ, сделанным в конце 2016 г. , мы вошли в число мировых лидеров по эффективности мер борьбы с НИЗ. Следует отметить, что у нас действительно отмечается позитивная динамика в борьбе с НИЗ. Прежде всего, достаточно резко снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Разработанная нами сосудистая программа, реализация которой была начата в 2008 г. , высоко оценена в мире.

Загадки мозга, загадки жизни…

– Скучаете по основной профессии? На основе последних знаний и личного опыта скажите, приблизились мы к постижению тайны инсульта, его профилактике и эффективному лечению?

– Я продолжаю жить в профессии. Расширился спектр проблем, которые необходимо решать и держать под контролем. Но, с другой стороны, открылись новые глубины понимания процессов жизнедеятельности человека, механизмов формирования болезней, старения, восстановления.

Те направления, которые мы сейчас развиваем, усиленные фундаментальной биомедициной, позволяют ускорять инновационное развитие отрасли, внедрять в российское здравоохранение современные лекарства и технологии. Да и неврологию я не оставила: мои ученики успешно продолжают те направления, которые я развивала. Безусловно, внимательно слежу за результатами исследований в области нейронаук и ишемии мозга. Скажем, в ноябре мы впервые провели в Москве Всемирный день инсульта. На открытие приехали ведущие специалисты со всех континентов. Большинство из них – мои многолетние друзья, поскольку долгие годы я руководила международным сообществом, была исполнительным директором Всемирной федерации инсульта, а до этого – генеральным секретарём Европейского совета по проблеме инсульта. Я прекрасно осведомлена, над чем работают мои именитые зарубежные коллеги, ведь мы поддерживаем партнёрскую дружескую переписку, они высылают мне свежую информацию, результаты своих исследований. Я знаю также, над чем работают отечественные учёные. И, поверьте, мы не отстаём, у нас идёт очень активное развитие.

Зов предков

– Вы из врачебной семьи, у вас «медицинские» корни. Расскажите об этом. Нужно ли поддерживать семейственные связи в медицине?

– На мой взгляд, династийность в медицине – это очень хорошо, а семейственность – плохо. Любая династия вызывает глубокое уважение. Вспоминая своё детство, когда мои родители сначала работали участковыми врачами, а потом поступили в аспирантуру, защитили кандидатские, докторскую диссертации, я могу сказать, что уже тогда на многие проблемы невольно начинала смотреть через призму медицины. Помню, как мне было интересно, когда папа рассказывал о содержании своей диссертации (он как раз тогда её писал): хотя мне было совсем мало лет, меня завораживали открываемые закономерности. В медицинском институте я была Ленинским стипендиатом, за годы обучения у меня не было ни одной четвёрки, но при этом, что бы я ни изучала, особое внимание всегда уделяла неврологии, постижению тайн мозга. Мне это было очень интересно со всех позиций, даже философских.

Вернусть к теме медицинских династий. Для того, кто приходит в профессию сызнова, порой надо прожить всю жизнь, чтобы к старости осознать многие вещи. А тем, кто родился в медицинской семье, повезло: многие истины с детства воспринимаются как само собой разумеющиеся. Поэтому, мне кажется, что династии – это чудесно.

Если говорить про моих предков, я хорошо знаю родословную с XIX века. Дедушка моей бабушки был профессором Военно-медицинской академии, учеником профессора Сергея Боткина. В 1896 г. защитил докторскую диссертацию. Затем был основателем и первым деканом медицинского факультета Нижегородского университета, возглавлял сразу две кафедры терапевтического профиля. Хотя, говорят, что прапрадед – не первый в семье врач, что его дедушка тоже был врачом. Не знаю, документального подтверждения я не видела.

Поверяя свои поступки с тем, что над нами

– Несмотря на режим работы, вы всегда в форме, прекрасно выглядите. В чём секрет?

– Конечно, нужно заботиться о здоровье, стараться вести здоровый образ жизни. Но, мне кажется, очень важно также – никогда не держать в душе зла. Даже против врагов, потому что они – очень мощный положительный фактор в жизни каждого, который посылается для того, чтобы человек мог дополнительно совершенствоваться, выковывать свои личностные качества, что-то новое понимать о жизни. Поэтому доброе отношение к людям, желание осмыслить всё, что происходит, через конкретных людей, я так думаю, и даёт некую положительную обновляющую энергию.

– На форумах, пресс-конференциях вы держитесь уверенно, спокойно, вызываете искреннюю симпатию у слушателей. Как удаётся сохранять душевное равновесие? Дайте совет читателям «МГ», своим коллегам…

– Совет очень простой. Надо пытаться служить добру. Верить в то, что добро не просто есть, оно всегда побеждает, оно – над людьми. Нужно любить окружающих. И, если есть возможность, помогать и совершать добрые дела. Обязательно. Раз вам посылается такая возможность, нельзя её не реализовать. Всё не случайно в нашей жизни…

Беседу вёл

Александр ИВАНОВ,

обозреватель «МГ».

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2018 > № 2499461 Вероника Скворцова


Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов

Детский онколог Дмитрий Литвинов: "Лекарство от рака уже существует"

Ежегодно 15 февраля отмечается Международный день детей, больных раком. Сегодня интервью «НИ» - с главным врачом Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Рогачева Дмитрием Литвиновым.

— Дмитрий Витальевич, насколько далеко продвинулась отечественная медицина в лечении онкозаболеваний у детей за последние годы?

— За четверть века - прогресс очевиден. В 1989 году выживаемость пациентов с диагнозом лейкемия не превышала 7%, а краткосрочная выживаемость составляла чуть более 20%. Сегодня эти показатели составляет от 60 до 85%. Цифры говорят сами за себя, - детская лейкемия перестала быть приговором.

- Новые препараты и новейшая техника помогли?

- Бесспорно, у нас есть теперь новейшее оборудование для лечения, мы используем современные протоколы, лекарства, но это лишь часть успеха. БОльшую ценность лично для меня представляют невероятно вовлеченные, преданные своему делу люди, которые готовы ночевать на работе, чтобы поставить пациента на ноги. Проще говоря, врачи научились лечить детей лучше, чем они это делали раньше.

— Только в Москве или повсеместно?

— Я много бываю в регионах и меня очень приятно удивляет техническое оснащение детских отделений. Я не говорю сейчас о том, что в России каждая детская больница оснащена по последнему слову техники. Это не так, конечно. Но тот прогресс, что я вижу в регионах, дает веру, что в будущем детей с тяжелыми заболеваниями смогут эффективно и своевременно лечить и на местах. Что поможет не только разгрузить центры федерального значения, но и не тратить столь ценное время на бумажную волокиту и начать лечение как можно быстрее.

Непрерывное образование врачей также является очень важным вопросом, которым нельзя пренебрегать. В нашем мире, где много разновидностей онкологических заболеваний, где постоянно происходят новые открытия, врач должен постоянно обучаться, он должен быть в курсе всего! Именно поэтому в нашем центре были созданы образовательные программы для врачей из регионов. Вместе с коллегами мы не просто консультируем сложных пациентов на местах, наша цель — передать коллегам все знания, весь опыт, что мы наработали. В России 84 региона, и только непрерывная и целенаправленная работа с каждым из них может привести к желаемому результату.

— Здесь важен комплексный подход?

— Разумеется. Например, вопрос питания онкологических пациентов. Большинство людей, когда слышат слово «онкология», думают о химиотерапии, пересадке костного мозга, операциях… Многие просто не знают, что очень часто пациенты умирают не от самого заболевания, а от осложнений, вызванных этим заболеванием или ... просто от голода! Поверьте, и в XXI веке такое до сих пор возможно… Еще несколько лет назад большинство врачей не понимало, зачем пациентам с онкологическими заболеваниями нужно специализированное медицинское питание. Сегодня существует специализированное лечебное питание, которое создано именно для пациентов с онкологическими заболеваниями, питание, которое действительно помогает уменьшить количество осложнений, а также улучшить качество жизни и помочь в реабилитации. Уверен, что наравне с медицинскими препаратами оно должно быть включено в список ЖНВЛП или какой-либо другой официальный государственный перечень.

— Есть ли подобные прецеденты по каким-то другим заболеваниям?

— Есть. Указом Президента России и постановлением Правительства дети с орфанными (редкими заболеваниями, такими, как муковисцидоз, фенилкетонурия и др.) обеспечиваются специализированными продуктами лечебного питания. И не только в условиях стационара, но и в повседневной жизни дома. Игнорируя это обстоятельство, мы, фактически, не просто теряем детей от неоправданных осложнений, но и «выбрасываем» огромные материальные и человеческие ресурсы, потраченные на суперсовременные методы терапии, так и не получив выздоровления ребенка…

— Много ли российских детей умирает сегодня из-за того, что у их родителей нет денег на лечение?

— Лечение пациентов нашего центра финансируется за счет государственного бюджета и страховой медицины. Исключение составляют иностранцы, которые лечатся за свой счет. Большая работа ведется для того, чтобы сделать медицинскую помощь максимально доступной, но, к сожалению, приходится признать, что медицина не всесильна, и иногда болезнь все равно побеждает.

— Повлияли ли на обеспеченность российских онкобольных детей лекарствами и дорогостоящими операциями санкции? Справляется ли отечественная медицинская промышленность с подобной ситуацией?

— Санкции дали нам некоторые полезные уроки. Когда организму угрожает опасность, он мобилизует все свои ресурсы на борьбу с заболеванием, то же самое произошло и с нами. Все наши ресурсы были направлены на то, чтобы, несмотря на какие-то запреты и ограничения, наши пациенты продолжали получать все необходимое для борьбы с болезнью. И я могу сказать, что нам это удалось.

— Когда, наконец, изобретут чудодейственное средство способное победить рак?

— Средство, которое способно победить рак, существует уже сегодня. И это - ранняя диагностика, комплексное лечение, питание и качественная реабилитация. В комплексе все эти мероприятия дают положительный эффект и позволяют навсегда забыть о болезни большинству наших пациентов.

Для сведения:

В целом по России ежегодно заболевает раком от 3,5 до 5 тыс. детей. При этом у детей, как и у взрослых, рак часто обнаруживается на поздней стадии. Хотя малыши посещают врачей гораздо чаще взрослых. Причина - в запоздалой диагностике раковых болезней.

В среднем от появления первых симптомов до постановки на учёт проходит 3-4 месяца. Обвинять в этом врачей сложно — нагрузка на педиатров сегодня велика, на начальных стадиях болезнь не проявляет себя, в анализе крови на дебюте заболевания отклонений нет, а снижение активности проходит незамеченным на фоне частых детских простуд. Врачи и родители обращают внимание на проблему, когда опухоль уже видна невооружённым глазом. Родителям важно знать признаки, которые могут указывать на возможную проблему.

Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун

Алексей Хрипун: Нет такого вида высокотехнологичной медпомощи, который недоступен в Москве

Министр Правительства Москвы, руководитель столичного Департамента здравоохранения — о современных технологиях, важности доброжелательного отношения к пациентам и развитии самых успешных начинаний в столичной медицине.

Прошлый год стал для столичного Департамента здравоохранения временем новаторства. В городе была создана онкологическая сеть, врачей начали учить бесконфликтному общению, появились дополнительные инструменты для поощрения профессионалов — программа «Лидер.Мед» и статус «московский врач». В поликлиниках стали вести прием специалисты нового типа — врачи общей практики. Расширилась патронажная служба, ее специалисты помогают пациентам, которые с трудом могут выйти из дома, увеличилось число врачей, работающих с пациентами, имеющими несколько хронических заболеваний. Для лучших медучреждений и специалистов в области медицины Правительство Москвы учредило целый ряд грантов. Руководитель Департамента здравоохранения Алексей Хрипун рассказал о том, как будут развиваться все эти начинания, и о планах на 2018 год.

— Алексей Иванович, второй год в Москве практикуют обучение врачей бесконфликтному общению. Помогает ли это изменить их отношения с пациентами?

— Конечно, помогает, и мы продолжим обучать медицинских работников стандартам приема пациентов и навыкам бесконфликтного общения. В прошлом году обучение в центре корпоративного развития Департамента здравоохранения города Москвы прошли более пяти тысяч сотрудников поликлиник. Первыми пришли за знаниями администраторы информационных стоек, сотрудники, консультирующие посетителей у инфоматов, специалисты сестринских медицинских постов. Именно они встречают москвичей в поликлинике. Как начинается разговор, доброжелательная или нет атмосфера при этом — от этого тоже зависит общее впечатление человека о визите к врачу.

Мы стремимся к тому, чтобы посещение поликлиники для горожан было не только полезным, но и приятным событием. Работники так называемых входных групп должны вежливо разъяснить пациенту его дальнейшие действия, показать, как пользоваться системой ЕМИАС, а при необходимости помочь записаться к специалисту, узнать результаты анализов или получить выписанный рецепт. Все это, включая сам прием врача, как раз и входит в понятие пациентоориентированности.

В этом году образовательные курсы пройдут еще 50 тысяч столичных медиков — медсестер, врачей и главврачей. Занятия ведут профессиональные психологи. Для руководящего состава предусмотрена программа по повышению управленческих навыков. Полученные знания можно применить тут же на практике — в городской поликлинике № 3, на базе которой находится центр развития. Для большей эффективности моделируются сложные конфликтные ситуации, из которых нужно найти выход.

— А как намерены повышать уровень знаний врачей и медсестер?

— В этом году мы собираемся разработать обучающую онлайн-платформу для врачей. Предполагается, что это будет интернет-портал, где медики смогут найти профессиональную литературу, поделиться случаями из практики и обменяться личным опытом. Как хирург с 35-летним стажем скажу, что доброжелательное и внимательное отношение к пациенту способствует его выздоровлению. Хотя каким бы вежливым ни был врач, главное, чтобы он верно ставил диагнозы и назначал правильное лечение. Поэтому мы постоянно занимаемся повышением профессионального уровня наших сотрудников.

Это комплексная работа, которая включает в себя прохождение обязательных обучающих программ, практические занятия в медицинском симуляционном центре Боткинской больницы, стажировки за границей и подготовку к участию в профессиональных конкурсах, по итогам которых присваиваются денежные гранты.

— Один из профессиональных конкурсов — проект «Московский врач». Продолжится ли он в 2018 году?

— Каждый месяц мы присваиваем статус «московский врач» лучшим столичным медикам. На сегодняшний день его имеют уже 163 медработника, 30 из них получили статус буквально на днях. Они успешно выдержали сложные теоретические и практические экзамены. Этим врачам будет в течение пяти лет ежемесячно начисляться надбавка к должностному окладу в сумме 15 тысяч рублей. Потом им придется снова сдавать экзамены.

Пока статус «московский врач» присваивается по 15 специальностям: «терапия», «хирургия», «неврология», «эндокринология», «педиатрия», «общая врачебная практика», «лучевая диагностика», «кардиология», «акушерство и гинекология», «урология», «травматология», «анестезиология и реаниматология», «оториноларингология», «дерматовенерология» и «психиатрия». Но в федеральном перечне 64 медицинских специальности. Так что мы обязательно будем увеличивать количество специализаций.

До конца года их станет минимум 20, добавятся следующие: «онкология», «скорая медицинская помощь», «стоматология», «гастроэнтерология», «клиническая лабораторная диагностика». Вместе с доплатой за статус «московский врач» сотрудники приобретают и перспективу карьерного роста.

— А что ждет запущенную в прошлом году программу «Лидер.Мед», которая должна была помочь в поисках претендентов на административные должности? Помогла ли она выявить амбициозных профессионалов?

— Что касается программы «Лидер.Мед», мы получили более шести тысяч заявок от желающих занять управленческие посты в столичной системе здравоохранения. Претенденты прошли анкетирование, тестирование, цикл собеседований. По результатам сформирован кадровый резерв из 300 человек. Средний возраст кандидатов — от 31 года до 45 лет. То есть это специалисты, имеющие высокий потенциал. Все кандидаты отобраны исключительно по своим профессиональным качествам.

Двое уже в ближайшее время займут посты главврачей городских поликлиник. Оба имеют за плечами внушительный опыт работы в столичных медучреждениях. Остальные (в том числе и кандидаты из регионов) пройдут обучение, например в Московском городском университете управления. А потом также будут приглашены на вакантные руководящие должности. Такое предложение может поступить и в ходе обучения. Мы возлагаем большие надежды на доказавших свой высокий профессионализм специалистов — как врачей, так и управленцев.

— Весной прошлого года в столичных поликлиниках появились врачи общей практики. Сократились ли очереди к узкопрофильным специалистам после этого?

— В Москве сегодня 2500 врачей общей практики. Они работают в дежурной службе и ведут прием наряду с участковыми терапевтами. У них уже лечатся порядка 70 процентов всех пациентов столичных поликлиник. В соответствии с выделенными Правительством Москвы грантами специалисты широкого профиля получают дополнительный доход к зарплате в 20 тысяч рублей.

Конечно, появление врачей общей практики заметно повлияло на сокращение очередей к узкопрофильным специалистам. Теперь они могут сосредоточиться на более сложных больных, уделить им дополнительное время и внимание. В 2018 году число врачей общей практики, ведущих прием в столичных поликлиниках, достигнет трех тысяч. Заметьте, что еще осенью 2016 года их было всего восемь человек.

Врач общей практики — это терапевт, прошедший специальную профессиональную переподготовку. Он владеет не только общими, но и специальными медицинскими знаниями в области лор-заболеваний, офтальмологии, пульмонологии, кардиологии, неврологии, урологии, а также некоторых других областях. Такой врач способен поставить клинический диагноз самостоятельно, не направляя пациента к узкопрофильному специалисту, и выполнить простейшие манипуляции. Например, сделать отоскопию или риноскопию (осмотр наружного слухового прохода и исследование полости носа. —Прим. mos.ru), провести гинекологический осмотр или измерить внутриглазное давление.

Кроме того, в отличие от участкового терапевта, он может выписать больному направление на какое-то дополнительное исследование, например УЗИ или томографию. В кабинете врача общей практики должны быть перевязочная и манипуляционная комнаты, есть более широкий спектр оборудования, чем у рядового терапевта.

— Станет ли в ближайшем будущем больше врачей, ведущих пациентов с несколькими хроническими заболеваниями?

— В московских медучреждениях у специально выделенных лучших врачей-терапевтов сейчас лечатся по индивидуальным программам более 170 тысячи пожилых пациентов с несколькими хроническими заболеваниями. Таких докторов в каждой поликлинике минимум двое. Это, как правило, лучшие наши специалисты с большим медицинским стажем и высокой квалификацией. Многие из них прошли переподготовку по специальности «врач общей практики». Им помогают медсестры. За каждой парой медиков закреплено по 500 больных.

Дело в том, что пожилые пациенты требуют особого внимания. Врачи разрабатывают для них индивидуальный план лечения, следят за тем, чтобы они вовремя являлись на очный прием или вызывали специалиста на дом, регулярно проходили обследования и сдавали анализы. Медработники всегда на связи с пожилыми больными, звонят им, интересуются самочувствием. Благодаря такому плановому наблюдению удалось существенно снизить число вызовов скорой помощи к хроническим пациентам и сократить случаи их неожиданной экстренной госпитализации.

Пока и врачей, и медсестер для обслуживания имеющегося количества больных хватает. Но если их станет больше, то мы привлечем дополнительный персонал. Правительство Москвы ежегодно выделяет для медиков, работающих с пожилыми пациентами, гранты. Доплата врачам составляет 20 тысяч рублей в месяц, медсестрам — 10 тысяч.

— Что ждет патронажную медпомощь на дому для маломобильных горожан? Увеличится ли количество задействованных в программе медиков и расширится ли спектр услуг, предоставляемых маломобильным пациентам?

— Патронажную медицинскую помощь на дому мы оказываем 29 тысячам пациентам. Это люди, которые в силу преклонного возраста или тяжести заболевания не могут посещать поликлинику. К ним приезжает бригада, состоящая из врача и двух медсестер. Медики осматривают больного, измеряют ему давление, делают электрокардиограмму, проводят простейшие процедуры (уколы, перевязки) и осуществляют забор анализов. При необходимости они привлекают докторов какой-то узкой специальности — кардиологов, оториноларингологов, хирургов и других. Если требуется более сложное клинико-инструментальное обследование, патронажные врачи организуют транспортировку пациента в больницу.

Сейчас в патронажной службе Москвы задействовано более 100 специалистов с высшим медицинским образованием и около 250 сотрудников среднего медицинского персонала. На один врачебный участок, состоящий из одного врача и двух медсестер (фельдшеров), приходится до 400 пациентов. Если возникнет необходимость, мы увеличим количество медработников.

Кстати, патронажем, как правило, тоже занимаются врачи общей практики. У них непростая работа. Зачастую приходится иметь дело с тяжелыми или даже паллиативными больными, радикально помочь которым уже невозможно. Нужны определенные знания не только медицинского характера, но и психологического. Доброе слово пациенту, внимание и даже порой просто улыбка здесь очень важны. Выручают и навыки бесконфликтного общения.

Как правило, патронажные врачи работают в связке с соцработниками, которые помогают в быту маломобильным пациентам. Ввиду повышенной нагрузки материальное стимулирование таких медиков выше. В соответствии с еще одним грантом Правительства Москвы врачи получают дополнительно 25 тысяч рублей к окладу, медсестры — 15. Для повышения качества оказания патронажной медпомощи в этом году всех докторов службы планируем оснастить планшетами. При помощи цифровых устройств врачи смогут пользоваться всеми доступными ресурсами городской системы ЕМИАС — вести электронные медицинские карты пациентов, выписывать рецепты и так далее.

— Как планируется развивать онкологическую сеть в 2018 году? Удалось ли благодаря ей увеличить количество случаев выявления болезни на ранних стадиях?

— В онкологической сети задействованы все 46 городских поликлиник для взрослых. Они являются первым звеном сети. Именно на врачей поликлиник ложится задача обнаружить рак на ранней стадии, когда такой диагноз еще не является фатальным и заболевание можно успешно вылечить.

В прошлом году обучающие курсы онкологической настороженности прошли все медики, ведущие первичный прием пациентов. Это врачи общей практики, участковые терапевты, врачи в центрах здоровья, а также работающие в поликлиниках врачи-специалисты. Теперь при общении с больным медики обращают более пристальное внимание на симптомы, которые могут указывать на рак. А в случае подозрения заболевания назначают проведение дополнительной диагностики. К примеру, скрининговые исследования предстательной железы у мужчин и молочных желез у женщин позволяют выявить болезнь в самом начале, что в итоге приводит к полному ее излечению.

Кстати, с 2010 года врачи московских поликлиник стали на шесть процентов чаще обнаруживать начальные формы рака. Сегодня в 58 процентах случаев диагноз ставится именно на ранней стадии заболевания. За раннюю диагностику болезни у пациентов мы также поощряем поликлиники денежными грантами. В прошлом году на эти цели Мэром Москвы из городского бюджета было выделено 115 миллионов рублей.

Онкологические клинические центры образуют второе звено сети. Туда больные попадают после подтверждения диагноза. При необходимости в стационарах этих центров пациентам проводят операции, химиотерапию или лучевую терапию. В их числе 62-я онкологическая больница, 1-й онкологический клинический диспансер, Московский клинический научный центр и другие.

Третье звено — 17 онкологических отделений поликлиник и онкодиспансеры. В этих медучреждениях пациенты проходят последующее амбулаторное долечивание. Наша ближайшая задача — наладить эффективный обмен информацией между всеми звеньями сети. Для этого в системе ЕМИАС совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы создаем единый регистр онкологических больных. В него войдут фрагменты электронных медицинских карт пациентов со злокачественными новообразованиями. Там будут отражены сведения о диагнозе и ходе лечения, в том числе и в условиях стационара. Медкарты онкобольных также выделят специальной отметкой. Информация в них будет не только храниться, но и постоянно обновляться.

— Планируется ли расширить объем оказания медицинской помощи онкологическим больным?

— Будет значительно увеличен объем лучевой терапии в формате 3D и 4D. Это современный метод лечения онкологии, при котором высокая доза излучения попадает точно в раковую опухоль, не поражая при этом соседние ткани и органы. Раньше такая процедура назначалась не всем пациентам, а только тем, кому это было жизненно необходимо. Пройти такую терапию бесплатно больные смогут не только в бюджетных, но и в частных клиниках, где имеется соответствующее оборудование.

Кроме того, в 2018 году, как всегда, город закупит большое количество современных препаратов для проведения химиотерапии, включая таргетную. Этот метод также является одним из передовых и самых эффективных в лечении онкозаболеваний. Потому что очень мощный лекарственный препарат воздействует именно на конкретные клетки-мишени. А их, в свою очередь, выявляют методами гистохимического исследования. Препараты доступны всем больным раком, у которых есть показания к их применению. Напомню, в нашей стране они относятся к льготным категориям граждан.

— А насколько обеспечена Москва бесплатными лекарствами для льготников? Существует ли дефицит препаратов?

— Имеющие льготы горожане получают необходимые им препараты сегодня в 99,99 процента случаев. Никакого дефицита нет, запас лекарств у нас всегда имеется примерно на 4,5 месяца. В перечне льготных медикаментов более 1000 наименований. Конечно, изредка возникают ситуации, когда пациенту не подходит выписанный по рецепту препарат, а более сильный аналог в данный момент в аптеках отсутствует. Тогда по решению лечащего врача или врачебной комиссии в кратчайшие сроки доставляют нужное лекарство. О его поступлении в аптечный пункт при поликлинике больному сообщают звонком или через СМС.

Повысить доступность льготных препаратов помогло и внедрение электронных рецептов в систему ЕМИАС. Теперь доктор может видеть, какие лекарства есть в аптеках, и назначать именно их. Напоминаю, что в городе продолжает работать горячая линия Центра лекарственного обеспечения Департамента здравоохранения: 8 (495) 974-63-65. Звонить на нее можно с 08:00 до 20:00 с понедельника по субботу. На вопросы, касающиеся бесплатного получения лекарств, также отвечают в будни по телефону: 8 (499) 251-14-55 с 08:00 до 20:00 и круглосуточно в выходные дни по телефону: 8 (499) 251-83-00. Если какого-то препарата нет в наличии, операторы связываются со специалистами, отвечающими за его поставку, а потом перезванивают пациенту и сообщают, где и когда он может получить медикамент.

— Вы упомянули, что в электронную медицинскую карту онкобольных планируется включать информацию об их лечении в стационаре. Коснется ли это нововведение пациентов других профилей?

— К концу 2019 года единая информационная система появится во всех столичных больницах. Она будет интегрирована в поликлиническую систему ЕМИАС. Врачи стационара смогут добавлять сведения в электронную медицинскую карту больного, закладывать туда рекомендации по последующему амбулаторному лечению пациента, оставлять назначения. В настоящее время совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы готовим техническое задание по созданию новой информационной системы. В некоторых медучреждениях уже началось строительство структурированной кабельной сети. А пока идет внедрение, врачам стационара предоставят доступ к ЕМИАС, чтобы они могли знакомиться с электронной медицинской картой пациентов и вносить туда записи, размещать, например, выписной эпикриз.

— Повысилось ли качество оказания помощи матерям и детям после появления акушерской сети?

— Акушерскую сеть мы начали создавать осенью прошлого года. До этого женские консультации являлись частью городских поликлиник. Теперь консультации стали структурными подразделениями родильных домов и больниц. При этом территориально они остались на своих местах. Что получили пациентки от такой реорганизации? Раньше, например, беременные женщины, как правило, становились на учет в женской консультации по месту жительства. Но на лечение их в случае каких-то осложнений могли направить в совсем другое медучреждение, а рожать — в третье. Это был длительный и трудоемкий процесс. Благодаря акушерской сети дорога в родильный дом или какое-то экспертное учреждение стала гораздо короче.

Каждая женская консультация закреплена за определенным роддомом и стационаром. Врачи всех этих медорганизаций могут совместно вести пациентку на протяжении беременности или болезни: наблюдать за ней, консультироваться друг с другом, принимать оперативные меры в случае каких-то экстренных ситуаций. Словом, появилась четкая преемственная лечебно-диагностическая вертикаль: женская консультация — родильный дом — больница. Но при желании женщина может выбрать и любой другой роддом. В управление роддомов и стационаров и подчинение им мы передали 107 женских консультаций. Еще 20 консультаций уже входили в состав родильных домов.

Итоги работы акушерской сети подводить пока рано. Впрочем, о высоком качестве медицинской помощи матерям и детям в Москве говорит существенное снижение — на 32 процента — младенческой смертности в городе за последние семь лет. Это на сегодняшний день лучший показатель в России.

— Расширится ли в ближайшее время система родовспоможения в Москве?

— В среднем столичные роддома заполнены на 80 процентов, а некоторые даже меньше. Около 20 процентов коек стабильно находится в резерве. Тем не менее мы постоянно вводим в эксплуатацию новые и отремонтированные медучреждения. Например, недавно после ремонта открылся роддом № 5 (подразделение больницы № 40. — Прим. mos. ru), появился новый родильный дом на территории клинической больницы № 2. В этом году также должно завершиться строительство крупного перинатального центра при городской больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Планируется открытие после капремонта бывшего 27-го роддома, который входит в состав клинической больницы № 50. Уже началось возведение перинатального центра на территории 4-го родильного дома (подразделение больницы имени В.В. Виноградова. — Прим. mos.ru). Будет роддом и в строящемся современном клиническом комплексе в поселке Коммунарка в ТиНАО.

— Когда откроются неонатальные центры? Сколько маленьких пациентов они смогут вместить? Какие уникальные медицинские услуги там будут оказывать?

— Самый современный неонатальный центр будет функционировать на базе перинатального центра при больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Как я уже сказал, его должны достроить в этом году. В нем запланировано 450 мест. Второй центр откроется на территории 4-го родильного дома до конца 2019 года. В нем предусмотрено 150 неонатальных мест. Оба медучреждения станут неким экспертным звеном в области медицины для новорожденных. Хотя стоит отметить, что любой родильный дом в Москве, по сути, является одновременно и перинатальным центром, где есть специальные койки для младенцев, которые родились с какими-то патологиями, например с низкой массой тела.

В специализированные неонатальные центры будут попадать младенцы с более тяжелыми случаями. Оба медучреждения мы собираемся оснастить суперсовременным оборудованием. Там малышам будут проводить сложные высокотехнологичные операции, в том числе гибридные хирургические манипуляции на сердце и сосудах.

— Сколько столичных медицинских учреждений оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь? Планируется ли расширить перечень высокотехнологичных медуслуг в будущем году?

— Медицина высоких технологий стала доступна уже в 48 московских больницах. Это в три раза больше, чем в 2010 году! Я не побоюсь сказать, что нет такого вида высокотехнологичной медпомощи (ВМП), который был бы недоступен в Москве. Почти полторы тысячи современных методик применяется по 20 медицинским профилям. За семь последних лет город закупил более 150 тысяч единиц высокотехнологичного оборудования. Все аппараты подключены к единой системе мониторинга, которая позволяет следить за их эксплуатационными качествами. В случае выхода прибора из строя его оперативно меняют на новый.

Объем ВМП ежегодно увеличивается. Все чаще финансирование уникальных операций идет через Фонд обязательного медицинского страхования. С 2017 года ВМП начали оказывать в онкологическом клиническом диспансере № 1, ГКБ имени братьев Бахрушиных в Сокольниках, в ГКБ имени М.П. Кончаловского в Зеленограде и в госпитале для ветеранов войн № 1, расположенном в Таганском районе. В наших стационарах делают стентирование сосудов сердца и тромбоэкстракцию сонных артерий при ишемической болезни, лечат серьезные формы сердечной аритмии эндоваскулярным способом с применением электрофизиологического картирования, осуществляют эндопротезирование крупных и мелких суставов, применяют видеоэндоскопические системы в операциях на головном мозге. Пациентам также проводят операции на брюшной полости при помощи робота «Да Винчи», делают пересадку искусственного уха и многое-многое другое.

Высокотехнологичная медпомощь доступна и в детских медучреждениях. Среди них — детская городская клиническая больница имени З.А. Башляевой в Тушине и Научно-практический центр детской психоневрологии в районе Очаково-Матвеевское. Кроме того, запланировано строительство современного радиологического центра на территории Морозовской детской городской клинической больницы. Лучевую терапию в нем смогут проходить не только дети, но и взрослые пациенты, страдающие злокачественными новообразованиями. Думаю, он откроется к концу 2020 года. Сейчас готовится техническое задание, скоро будут объявлены торги на проектирование и последующее строительство здания. В планах на ближайшее будущее — увеличить количество гибридных операционных в больницах и закупить дополнительные ангиографы, с помощью которых можно будет эффективно диагностировать сердечно-сосудистые заболевания.

— Сколько столичных медучреждений на сегодняшний день входит в инсультную и инфарктную сети? Снизилось ли число больных сердечными заболеваниями после внедрения программы? Вырастет ли количество кабинетов профилактики инфарктов и инсультов в этом году?

— В инсультную и инфарктную сети входит 29 сосудистых центров по всему городу. Это и больница имени И.В. Давыдовского, НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, больница имени С.П. Боткина и другие. Если у человека случается сердечный приступ, сотрудники скорой помощи незамедлительно транспортируют его в одну из этих клиник. При необходимости больному экстренно проводят операцию, будь то коронография, стентирование или удаление тромбов. Все сосудистые центры оснащены новейшими аппаратами МРТ и ангиографами. Помимо инсультных и инфарктных палат, в некоторых из них есть отделения нейрохирургии. Сложные операции (например, эндоваскулярную тромбэкстракцию) делают пока только в девяти больницах, но в этом году их число вырастет.

Инсульты и инфаркты легче предупредить, чем лечить. Поэтому мы продолжаем открывать в поликлиниках кабинеты профилактики этих болезней. Сейчас работает 71 такой кабинет, и их станет больше. В них пациенты могут узнать все о рекомендованном им режиме дня и питании, пройти нагрузочные пробы, чтобы оценить свое текущее состояние, получить необходимые препараты, записаться на профилактические процедуры и многое другое.

Профилактика — реальный путь к снижению смертности от этой сосудистой катастрофы, поэтому инфарктные и инсультные кабинеты в поликлиниках играют не менее важную роль, чем собственно сосудистые центры. Такая масштабная консолидированная борьба с сердечными болезнями уже дала первые плоды. Количество инсультов у москвичей за последние четыре года снизилось на 20 процентов — с 21 тысячи до 17 тысяч случаев в год.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун


Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115

Российские учёные совершенствуют диагностику наследственных генетических заболеваний

Учёные Медико-генетического научного центра (далее – МГНЦ), подведомственного ФАНО России, разработали клинический экзом на 6 300 генов. На сегодняшний день это самый полный экзом, предложенный российскими специалистами.

«Диагностика наследственных заболеваний – это задача трудная. Отчасти потому, что к одним и тем же симптомам могут приводить мутации в десятках и даже сотнях разных генов. В такой ситуации врач – генетик не может сказать, в каком именно гене произошла «поломка». А значит, надо исследовать всю эту группу генов. С другой стороны, существует большое количество наследственных болезней, проявляющихся множеством разных симптомов, по которым их невозможно отнести к одной определенной группе заболеваний, а значит предположить «причинный» ген. Необходимо учитывать и тот факт, что наследственные моногенные заболевания относятся к группе орфанных (редких), и только часть из них врач – генетик встречает в своей практике. Раньше в подобных случаях гены, в которых предполагались мутации, исследовали последовательно, один за другим. Это долго и дорого. В результате у некоторых пациентов часть генов вообще не исследовалась, и молекулярная причина заболевания не устанавливалась. Технология высокопроизводительного секвенирования (NGS) позволяет исследовать сразу все гены, приводящие к развитию наследственных заболеваний, то есть клинический экзом, или группы генов, отвечающих за развитие схожей клинической картины. Это сильно ускорило постановку молекулярного диагноза, значительно сократило стоимость исследования и повысило эффективность медико-генетического консультирования», - рассказала заведующая Центром коллективного пользования «Геном» Медико-генетический научного центра Оксана Рыжкова.

Базы данных генетиков регулярно пополняются. Благодаря использованию технологии NGS, ученые находят ежегодно в среднем 600 генов, мутации которых ведут к болезням. То есть, клинический экзом расширяется каждый год. Однако реактивы для его анализа, выпускают коммерческие фирмы, которые не успевают обновлять свою линейку продуктов. Получается, что новые гены известны, а применить эти знания для диагностики – затруднительно. В последний раз панели генов обновлялись в 2014 году, а на тот момент клинический экзом включал в себя 4500 генов.

Клинический экзом, используемый в МГНЦ, включает все описанные на данный момент гены, ассоциированные с моногенными наследственными заболеваниями. Это позволяет специалистам МГНЦ проводить по-настоящему полное исследование. А так же дает возможность совершенствовать панель генов в дальнейшем.

Справочно:

Экзом – это те гены, которые отвечают за синтез белка, и составляют около 1% всего генома. Но белки – основной строительный материал наших организмов. Поэтому около 85% мутаций, ведущих к болезням, находятся именно в экзоме.

В экзоме сейчас насчитывается свыше 22 000 генов. Из этого количества на данный момент известно только 6 с лишним тысяч генов, мутации в которых могут привести к наследственным заболеваниям. Эти 6 000 генов называются клиническим экзомом.

Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин

Ни эллина, ни иудея. Россия как начало конца Олимпийских игр

Игорь Порошин

Русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира

В декабре Международный олимпийский комитет принял историческое решение отстранить Россию от зимних Игр в Пхенчхане. Решение озвучил президент МОК Томас Бах, представитель самой многострадальной олимпийской нации в ХХ веке. Германию четырежды не допускали за развязывание мировых войн. Россию отстранили за нарушение правил спортивного регламента, фальсификацию допинг-анализов в Сочи-2014 – в этом беспрецедентность решения.

Русский авангард: без флага и гимна

На основе докладов специальных комиссий МОК утверждает, что в России при поддержке государства развивалась допинг-программа для олимпийцев. Президент России Владимир Путин это отрицает. Он считает, что дисквалификация российского флага и гимна – результат политической воли определенных сил Запада, которые очень хотят представить миру тех, кто сегодня управляет Россией, как банду взломщиков. И этой банде все равно, что взламывать – границы других государств, серверы Демократической партии США или контейнеры с мочой олимпийцев. Негласно с Путиным согласны более-менее все: как и Германия в ХХ веке, Россия забанена по политическим причинам. Однако на этом опасное и соблазнительное сравнение РФ со Вторым и Третьим рейхом следует оборвать.

Российская символика на аренах Пхенчхана запрещена, а в гражданах России ничего дурного нет. Они выступают под белоснежным олимпийским флагом и называются независимыми атлетами России (Independent Athletes of Russia).

Решение МОК – шедевр политической балансировки. Это не только наказание за конкретные провинности российского спорта. Оно еще и учитывает реакцию влиятельнейшей части мира на эти прегрешения (то есть политический контекст), прогнозирует реакцию России на эти реакции (политическую изоляцию) и предупреждает ее. Как у любого исторически важного решения, у него есть символический аспект, который значительно возвышается над текущими политическими интригами. Это решение ясно показывает, в каком веке мы живем и чем этот век отличается, скажем, от предыдущего.

Русские прогрессисты сегодня сетуют на то, что Россия находится в плену архаических сил. Но русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира. Это то, к чему сегодня взыскует гражданский хай-тек в любом государстве Запада. То есть завершение процесса развода, полного отделения человека от государства. В широком смысле – превращение его в новую сущность без роду и племени.

Интересно то, что лидер России, которого все его оппоненты упрекают в слишком глубокой привязанности к старым символическим кодам и старым политическим картам, принимает такую картину будущего мира. То, что в ХХ веке неизбежно повлекло бы за собой строительство новых стен, увитых колючей проволокой, и масштабных военных учений (вы хотите отнять у нас наш гимн и флаг, так будет вам снова наш флаг над Рейхстагом!), разрешилось мирным благословением президента РФ.

Во все тяжкие

Решение об отстранении Национального олимпийского комитета России как организации, представляющей олимпийское движение в РФ, было принято на основании трех докладов – Макларена, Шмидта и Освальда. Доклад Макларена – это около ста страниц. В его основу легли 1166 документов. По мнению МОК, доклад Макларена и его последующая проверка и разработка комиссиями Шмидта и Освальда доказывает наличие в России государственной программы внедрения запрещенных стимулирующих веществ в олимпийский спорт.

Это звучит хотя и зловеще, но слишком туманно. На самом деле расследование было нацелено на изучение совершенно конкретного эпизода, приписанного к определенному времени и пространству, – возможной подмены проб российских атлетов в антидопинговом центре в Сочи.

С точки зрения официальных лиц России, доклад Макларена, а также его последующие разработки обладают одним существенным недостатком: они во многом базируются на показаниях одного человека – бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории и ее филиала в Сочи (подразделения Минспорта) Григория Родченкова.

Бывшие коллеги характеризуют Родченкова как талантливого, даже гениального биохимика. Для Генеральной прокуратуры РФ Родченков с недавних пор преступник. Его обвиняют в сбыте допинга (с 2016 года это деяние уголовно наказуемо). И для Владимира Путина Родченков совсем не чужой человек. У него есть о Родченкове свое собственное знание. Во время недавней прямой линии оно было сказано. Президент РФ назвал Родченкова «придурком». Так в высшей степени неполиткорректно, но и предельно доходчиво президент намекает на душевное расстройство человека, командовавшего в Сочи антидопинговой лабораторией.

Родченков действительно некоторое время провел в одной из московских психиатрических клиник после попытки самоубийства. Родченков говорит, что он был заключен в эту клинику силами ФСБ и вызволен оттуда повелением Путина в обмен на клятву верно служить силам зла, то есть своими знаниями и находчивостью помогать русским олимпийцам обходить антидопинговое законодательство.

Это признание Родченков делает в фильме «Икар» – наверное, самом впечатляющем референсе к этой истории. «Икар» попал в шорт-лист Американской киноакадемии в категории «Лучший полнометражный документальный фильм». Согласно котировкам букмекеров, он второй претендент на «Оскар». Но не только потому, что попадает в моднейшую американскую тему магического всесилия президента РФ.

«Икар» внушает зрителю дорогую сердцу американских киноакадемиков истину: кино – это чудо. Оно может менять мир. Иногда очень быстро. Смотришь «Икар» и понимаешь: если бы четыре года назад не слишком удачливому комику и велосипедисту-любителю Брайану Фогелю не пришла в голову игривая идея, Россия спокойно отправилась бы на Олимпиаду в Пхенчхан с гимном и флагом, и все бы шло своим чередом.

Однажды Фогель задумал снять реалити про допинг в жанре before & after. Он проходит велогонку сначала чистым, а потом, через год, по скайпу с помощью допинг-гуру Григория из России. Но это всего лишь пролог, к тому же не очень эффектный – Фогель совершенно сдувается под допингом, результат хуже.

Но далее герои меняются ролями. У Григория большие неприятности на его основной работе. Григорий опасается, что его могут убить. И тогда Фогель предлагает Григорию бежать в Америку. Он его прячет у себя до тех пор, пока Григорий в мае 2016 года не дает New York Times интервью, ставшее началом самого громкого скандала в олимпийской истории, и его под свою опеку забирает ФБР.

Во время просмотра «Икара», конечно, неизбежно возникает вопрос – а чего это Родченков, министр алхимии российского спорта, чью жизнь в своей железной ладони сжимает лично Владимир Путин, вдруг по скайпу начинает говорить, чем колоться, первому встречному велосипедисту-любителю из Америки? Но за приключениями героев эта неувязка легко забывается.

По здравом размышлении в «Икаре» многое кажется придумано постфактум. Но здравомыслие – враг хорошего шоу. В сегодняшнем мире состязаются не армии и дипломаты, а креативные концепции. Креативная концепция Брайана Фогеля торжествует над коварным замыслом ФСБ. Если он был.

Шекспировский герой Мутко

В своих разоблачениях российской допинговой системы Родченков расчерчивает треугольник, где вершины – это президент РФ и два ведомства, ФСБ и Министерство спорта. Он говорит, что Путин лично визировал план операции по подмене проб в сочинской допинг-лаборатории. Но в этой части расследование не верит Родченкову. Иначе МОК вынес бы президенту РФ точно такой же приговор, как и министру спорта Виталию Мутко, – пожизненную невозможность присутствовать на Играх в качестве официального лица. А в отношении Мутко все свидетельства принимаются.

Родченков утверждает, что Мутко осуществлял оперативное руководство допинг-программой, в частности фальсификацией проб, и был «в курсе всего». Это утверждение отчасти подтверждается перепиской, но в корне противоречит номенклатурной реальности того времени. Мутко, возможно, знал о подмене допинг-проб, но при этом ничем не руководил. Он был исключен из этой схемы. Взаимодействием с ФСБ занимался заместитель Мутко, Юрий Нагорных, чьи тайны теперь охраняются российскими спецслужбами так же неусыпно, как тайны Григория Родченкова – спецслужбами американскими.

На поверхности есть только одно подтверждение этой кулуарной правды про Мутко. В бесконечном ряду людей, получивших правительственные награды за взятие Сочи, Нагорных есть, офицеры ФСБ имеются, Григорий Родченков, конечно, молодчина и свою награду получил. Виталия Мутко в этом списке нет. В логике этой версии понятно почему.

С Мутко действующим, а не только говорящим в телевизоре, российский олимпийский спорт пережил унижение в Ванкувере-2010, когда российская/советская команда впервые не попала в первую десятку так называемого медального зачета Игр. Мутко оставили декоративную роль первого лица в спорте – пусть отвечает за разговорчики в строю. Но великую победу в Сочи-2014 хитроумием, находчивостью, потом, кровью и мочой добывали совсем другие. Не заслужил.

Если довериться этой версии, то Мутко, этот министр-мем, Иванушка-спортсмен в медведевском правительстве, прославившейся своей речью на попугайском английском, оборачивается просто героем Шекспира. Чиновник, напрочь отключенный от сочинской спецоперации, назначен перед миром главным ответственным за то, что случилось. Если спросить сегодня русскую домохозяйку, кто виноват во всех бедах русского спорта, она, скорее всего, скажет не Америка, а Мутко. Есть даже вероятность, что и американская домохозяйка скажет то же слово.

Троллинг-сверхдержава

Слово «позор», которое так часто произносится последние несколько лет в связи с приключениями русских олимпийцев и их попечителей, впору считать устаревшим. Позор – это неотменимая этическая оценка, своего рода клеймление.

Но никакой позор в прежнем применении, когда, скажем, немецкие спортсмены несли всеобщую ответственность за действия немецких политиков и военных, теперь невозможен. В эру, которую последние годы часто называют постправдой, любой приговор можно опротестовать, а на любое «возмутительно» найдется свой лайк, выставленный хотя бы ботом. Но и без бота можно обойтись.

Человеку, родившемуся в СССР, трудно сопротивляться правде канадского адвоката Макларена. Это очень понятный зрелому русскому человеку образ действия – похищать допинг-пробы российских атлетов через специальный лаз. Это очень похоже на способ расхищения продукции на советском колбасном заводе. И это скорее смешно, чем позорно. Советский человек, опоясанный колбасой, не вполне считался вором. Скорее он бунтовал против начальства, не умеющего накормить свой народ.

То, что кажется нам архаичным, миру представляется современным. Язык российского внешнеполитического протеста – это троллинг. Уже несколько лет троллинг является стратегической доктриной России. Мы очень злим одну часть мира, но можно не сомневаться, что другую отменно развлекаем – мимо Белого дома мы без шуток не ходим.

Со стороны злящихся, правда, следует важное уточнение: если троллинг – это язык русской дипломатии, то инструмент внешней политики – хакинг. Однако и в отношении хакинга человечество, несмотря на все предупреждения ответственных людей, никак не может проникнуться ужасом. Хакинг бескровен. Хакинг веселит. Неслучайно все современные киносаги изображают хакеров скорее обаятельными хулиганами, чем черными злодеями.

Никакие невосполнимые репутационные потери в эпоху постправды невозможны. Все поправимо, пока горят экраны ноутбуков. А тут еще через несколько месяцев стартует беспрецедентная по масштабу рекламная кампания России. В эпоху деградации Олимпийских Игр чемпионат мира по футболу стал самым масштабным и ожидаемым событием планеты Земля.

На территории России одновременно окажется столько иностранцев, сколько не было никогда по праздному поводу. И если власти победят тяжелую одержимость граждан РФ инстинктом наживы (в Саранске сейчас просят с дорогих гостей чемпионата мира 600 тысяч за ночь в однокомнатной квартире; нет, правда, посмотрите на соответствующих сайтах), то десятки тысяч человек во всем мире будут рассказывать о довольно приветливой, аккуратной, местами изумительно прекрасной стране, переживающей, кстати, высшую стадию вестернизации в своей истории.

После чемпионата мира по футболу это простое, ясное знание о России возведет разговоры о российской угрозе миру в совсем уж отвлеченную абстракцию.

Дисквалификация Венички Ерофеева

Злоумышленники в сочинской допинг-лаборатории чужого не брали. Они подменяли анализы российских атлетов. Значит ли это, что в оригинальных пробах присутствовали следы запрещенных препаратов? Скорее всего, да. Значит ли это, что все русские атлеты в Сочи принимали допинг? Очевидно, нет. Об этом говорят результаты расследования. Почему же тогда 46 чистых русских спортсменов не допустили в Пхенчхан, несмотря на решение Высшего спортивного арбитражного суда?

Да и вообще, по какому принципу составляется список запрещенных веществ? Почему уколоться до 1 января 2016 года пресловутым мельдонием было можно, а после боя курантов – уже страшный грех, за который одна из самых популярных теннисисток мира Мария Шарапова получает дисквалификацию? Маша все сказала на пресс-конференции с красивыми слезами на глазах. Извещение об обновлении списка запрещенных препаратов ей действительно прислали, да она не заметила. Потерялось в предновогодних хлопотах. А с вами, кстати, такое не случалось?

За невнимательность порой следует страшная расплата. Но даже то, что случилось в Сочи, не очень похоже на описание семи смертных грехов. Отношение к запрещенным веществам в спорте сегодня сродни вопросу уплаты налогов. Это скорее ближе к административному правонарушению, чем к уголовному. Хотя в некоторых странах за это сажают в тюрьму.

Если бы Григория Родченкова не существовало, его следовало бы придумать (он и кажется в большей степени бесплотным существом, порождением экстравагантной фантазии сочинителя телевизионного романа). Все, что последовало за его побегом и его свидетельствами (чего бы они ни стоили), поставило олимпийское движение в такое сложное положение, в каком оно прежде никогда не бывало.

Вопрос допинга, его природы может быть решен только на сущностном, философском уровне, а не бесконечным совершенствованием технологии поимки нарушителей. Это превратило олимпийский спорт в бесконечную сагу о ворах и полицейских. Именно так теперь живут Олимпийские игры в информационном поле. Это скверно для Игр.

Прежде всего, следует расстаться со старейшим заблуждением, будто спорт высших достижений – это манифестация здорового образа жизни, здоровья вообще. Олимпийский спорт – область практического исследования физических возможностей человека. Есть люди (их довольно много), совсем не понимающие зрелище спортивного состязания. Оно и в самом деле на первый взгляд может показаться крайне нелепым и бессмысленным. Но нелепость не равняется бессмысленности. В строгом смысле спорт высших достижений стал испытательным полигоном медико-фармакологической индустрии.

Исследование и расширение пределов человеческого организма должно быть признано целью спорта. Точно так же, как целью написания текста является сам текст, а не нравственное благообразие пишущего.

Одним из популярнейших сочинений в истории русской литературы является, скажем, поэма «Москва – Петушки». Согласно многим свидетельствам, часть ее написана Венедиктом Ерофеевым под допингом. Каким образом это обстоятельство может повлиять на нашу оценку этого произведения? Следует ли нам изъять поэму из библиотек ввиду того, что Ерофеев подстегивал свое сознание разного рода жидкостями? И следует ли нам признать романы Владимира Набокова образцовым ЗОЖем ввиду того, что этот писатель, напротив, никогда не принимал допинг во время сочинительства?

Гонка за увеличение продолжительности жизни человека – самый старинный вид спорта на земле. Последние сто лет спортсмены выполняют в ней роль авангарда испытателей, пилотов со всеми вытекающими отсюда рисками. Очевидна экономическая подоплека этой борьбы. Невозможно, впрочем, отрицать и ее гуманитарную составляющую.

Состязания в дисциплинах, испытывающих в чистом виде скорость, силу и выносливость, должны стать подобием «Формулы-1» для фармацевтических концернов. Нужно начисто отделить государство от спортсмена. Выходя на старт, спортсмен представляет в первую очередь себя, во вторую очередь медицинскую компанию, которая ответственна за его здоровье и медицинское сопровождение.

Льюис Хэмилтон в титрах «Формулы-1» представляет «Мерседес», а уж потом, если кому-то очень надо, можно вспомнить о том, что он англичанин. В титрах будущих Олимпиад, где таким образом решена философская проблема допинга, фигуристка Евгения Медведева будет представлять не Россию, а Bayer или Hemofarm.

Это не значит, что Женя принимает допинг. Это значит, что зарплату и все расходы на подготовку ей оплачивает эта компания и она же занимается ее медицинским обеспечением. Перед Играми Женя сама выбирает свой идентификационный знак – это может быть герб России, герб Москвы, где она родилась, или флаг муниципального округа Москвы, где она живет. Это может быть знак группы сети «ВКонтакте», где она состоит, или просто иероглиф аниме, которое Женя очень любит.

В ХХI веке связь атлета и медицины сущностна, а связь с родиной туманна и химерична. Речь идет о победе над предрассудком, о трудном признании очевидного. Разговоры о том, что спорт утерял свою изначальную чистоту и невинность после того, как атлеты стали массово пожирать запретные плоды под руководством циничных госчиновников, питаются невежеством.

В 1904 году, на третьих Играх современности, американец Томас Хикс на двадцать втором километре марафона потерял сознание. Врачи, приводя его в чувство, сделали ему инъекцию стрихнина и дали выпить бренди. Хикс падал еще несколько раз, и тут же появлялись врачи со стрихнином и бренди. Хикс, шатаясь, добрел до финиша и получил золотую олимпийскую медаль. При этом финишную черту он пересек вторым. Самого быстрого – Фреда Лорза – дисквалифицировали. Часть забега он проехал на автомобиле. Это заметили.

С точки зрения современной культуры спортивной медицины, да и чего уж там, современной допинг-культуры – это кошмар, воспоминание о грубости и невежестве наших предков. Ну, конечно же, никто сейчас так не рискует здоровьем ради победы.

Большинство людей выросли в убежденности, внушенной родителями, что чем больше ты занимаешься спортом, тем меньше пьешь таблеток. На самом деле ровно наоборот. Большим нагрузкам – большое количество таблеток. Я никогда не пил столько препаратов, как тогда, когда готовился к первому и единственному в моей жизни марафону.

Как только люди признают неразрывную связь медицины и спорта, как когда-то признали подчиненность Земли Солнцу, психоз в его текущем виде стихнет. Медицинский регламент должен стать, с одной стороны, результатом конвенции компаний, с другой – добровольной готовности спортсменов брать на себя все риски профессии, как это, собственно, происходит в автомобильных гонках.

Распутывание этого этического узла будет сопряжено с новыми потерями. Скорее всего, произойдет полное размежевание так называемого зрелищного спорта и спорта менее популярного, как это было в античности, когда на территории Римской империи граждане сходили с ума по гладиаторским боям, а одновременно в Греции продолжали проводить Олимпийские игры, которые смешили римлян своей старомодностью и лицемерными разговорами о сохранении чистоты священной традиции. На самом деле там процветал подкуп судей, наемничество, ну и, разумеется, допинг. То есть все то, за что сегодня ругают Олимпиаду.

Научное доказательство особого пути России

Современные Олимпийские игры возникли из романтической тоски по античности. Но при этом они взяли от ХIX века одну из самых живых и мощных его идей – доктрину о национальном самоопределении и национальной экспансии. Все самые грандиозные потрясения ХХ века питались энергией этой доктрины. Когда же эта энергия уже в буквальном смысле стала атомной, национализм безопасно локализовался в спортивных состязаниях.

Олимпиады служили еще и наглядной политинформацией. Летние Игры неизбежно оборачивались соперничеством СССР и США. Результат в командном зачете совпадал с самым расхожим представлением об устройстве мира – так называемой биполярностью.

Но к концу века в этом символическом ритуале стало обнаруживаться больше нелепого, чем великого. И дело даже не в том, что распался биполярный мир. В конце концов, итоги последних трех летних Игр убеждают в том, что на месте прежней биполярности обязательно возникнет какая-нибудь другая – в 2008 году Китай впервые после распада СССР отобрал у Америки первенство по добыче олимпийского золота.

Но слово «биполярность» теперь звучит как пустой звук. Вот гражданин США, который пронес на церемонию открытия Игр в Пхенчхане российский флаг, он какой полюс представляет? Может, это яростный болельщик Трампа? Или ему просто по приколу внешнеполитический троллинг Владимира Путина? Или сам он тролль?

Прежде служившие грандиозной и довольно ясной панорамой мира, Олимпиады все больше похожи на кривое зеркало. Вот, скажем, стоит немецкий атлет на верхней ступени пьедестала. На плечах его черно-красно-желтый флаг. Что должны переживать немецкие болельщики при возвышении этого флага? Превыше чего тут Германия? Неужели опять Франции? Нет, это больше не является популярным переживанием Германии. Или Германия превыше всех и вся? А вот в таком переживании гражданин ФРГ не только не может признаться вслух, но и даже про себя.

Конечно, его триумф прославляет новую Европу! Теперь она не расчесывает раны старых междоусобиц и перешагнула через тысячелетние предрассудки. Но почему тогда на его плечах нет флага ЕС? Возможно, триумф Германии на Олимпиаде – это повод популяризировать немецкий язык и достижения немецкой цивилизации? Но зачем тогда этот флаг на пьедестале, а не Гёте?

Няня моих детей выходит на террасу нашего летнего дома с округленными глазами. Няня родом с Западной Украины, почти пограничной ее территории. Только что она узнала, что ее добрая знакомая, почти соседка, стала призером Олимпийских игр по вольной борьбе в составе сборной Азербайджана. Подруга няни празднует свой успех с азербайджанским флагом на плечах. Но она не знает слов азербайджанского гимна, вообще очень мало слов азербайджанских знает.

Флаг Азербайджана – это корпоративная норма. За этим нет ни чувств, ни эмоций. Это рекламное время азербайджанского флага в кадре. За ношение этого флага, за медаль ей хорошо заплатят. В этом событии нет ничего сакрального. Это про работу, а не про связь с землей, на которой ты родился. С таким же успехом эта украинская женщина могла бы в прямом эфире вырыть траншею или нянчить ребенка.

Зимним Олимпиадам еще пока удается сохранять свое специальное камерное обаяние, а вот летние давно превратились в гигантское мероприятие с разбухшей, расползшейся программой – огромную спортивную барахолку, где на одной арене выступают мировые суперзвезды, а на другой судьи могут снять с тебя заслуженную медаль среди бела дня.

Последняя новость из рубрики «Олимпийский декаданс» – сообщение о том, что так называемый любительский бокс может быть исключен из программы Олимпийских игр. ФБР прислало в МОК досье на президента АИБА (Всемирная организация любительского бокса) Гаруфа Рахимова. ФБР называет его одним из руководителей старинной восточноевропейской преступной группировки «Братский круг».

Появление криминальных закоулков, практически неуправляемых центром, – следствие безоглядной и бездумной политики экспансии олимпийской программы. На Олимпиаде в Рио за 16 дней олимпийский чемпион провозглашался 306 раз. Такое умножение сущности приводит к девальвации значимости олимпийской победы, по большому счету – ее дефолту. Лица триумфаторов сливаются в одно неразличимое лицо. К тому же зритель знает, что финиш – это еще не конец. Потом герой отправится на допинг-контроль и может перестать быть героем. А потом еще раз им станет, если олимпийский комитет атлета наймет хороших юристов.

В ХХ веке люди брали отпуск, чтобы посмотреть Олимпиаду перед телевизором. Теперь это невозможно представить. Олимпийская программа уже больше чем наполовину состоит из экзотических дисциплин, постижение правил которых может длиться гораздо дольше серии «Игры престолов» и к тому же будет гораздо скучнее.

В Олимпийских играх никогда не было никакой стерильности. Они всегда были пропитаны конъюнктурой времени, грязью, болью, желаниями сегодняшнего дня. Именно поэтому их смотрели. В них всегда, что называется, было много политики. В этом была не болезнь их, а, напротив, здоровье.

Сегодня в Играх слишком мало сегодняшнего дня. Это рыхлое, громоздкое мероприятие. Оно противоречит всем определениям зрелищности в эпоху, нервом которой является борьба за свободное время людей. Олимпиада риторична, как старый историко-этнографический музей, настаивающий на ценности каждого своего экспоната. Отчаянно лихие люди Брайан Фогель и Григорий Родченков, прежде работавший в этом музее смотрителем, устроили такой переполох, что вернуть прежний порядок уже будет невозможно.

У нас довольно популярна концепция жертвенного пути России. Эти жертвы могут быть и неосознанными. Они могут выглядеть и не жертвами вовсе, но безумием, блудом – любой формой экспериментального, авангардного опыта, который помогает миру уцелеть и стать лучше. В случае с Олимпиадами эта мистическая концепция может считаться научно доказанной.

Олимпиада, которая в ХХ веке была мощнейшим символическим ритуалом, в некотором смысле всемирной мессой, не отвечает ни одному сущностному запросу нового века. Следовательно, как ритуал она будет радикально трансформирована или вообще отменена как нелепый, оскорбительный анахронизм, дичайший пережиток язычества в новом, чистом христианском мире. Российские атлеты без национальной символики – его невольные предтечи.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин


Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич

Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень

Леонид Ковачич

Много лет Эквадор, как и другие латиноамериканские страны, страдал от разгула преступности. Но теперь на помощь пришли китайские технологии слежки. Преуспев в создании системы тотального контроля внутри страны, Китай начал делиться своим опытом с остальным миром

«В темное время суток водители обычно не останавливаются на красный свет, а очень осторожно и на малой скорости продолжают движение. Связано это с тем, что в данный период преступники могут нападать с целью ограбления на стоящие на перекрестках автомобили. В Кито и Гуаякиле нередки случаи уличных преступлений ненасильственного характера и грабеж на дорогах. Туристам следует особенно остерегаться карманников, часто «работающих» в аэропорту, в портах, на вокзалах, в общественных заведениях и в местах большого скопления народа».

Такое предупреждение для выезжающих в Эквадор россиян можно прочитать на сайте консульского департамента МИД РФ. Складывается ощущение, что уехать целым и невредимым из Эквадора непросто. Впрочем, не исключено, что информация уже устарела. Эквадор поднялся на четвертое место в рейтинге самых безопасных стран Латинской Америки, хотя еще в 2010-м был на одиннадцатом. А все благодаря системе ECU911, которая пришла в страну из Китая.

В 2016 году Эквадор внедрил китайскую систему умного видеонаблюдения, оснащенную технологией распознавания лиц. Камеры, установленные в 24 провинциях, круглосуточно наблюдают за 16-миллионным населением. Под присмотром камер крупные аэропорты, транспортная инфраструктура, места массового скопления людей. «За время работы системы преступность в стране упала на 24%, превратив Эквадор в одно из самых безопасных мест в Латинской Америке», – гордо цитирует замруководителя штаба оперативного управления системой ECU911 Сиксто Эраса агентство «Синьхуа».

Любопытно, что оборудование для создания ECU911 на сумму $14 млн китайцы передали Эквадору безвозмездно. Правда, о том, что Китай помогает создавать всевидящую систему, президент Эквадора Рафаэль Корреа заявил всего за две недели до государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в ноябре 2016 года. В ходе этого визита Си и Корреа посетили штаб управления ECU911.

Создавать ECU911 помогала Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC, близкий российский аналог – Объединенная приборостроительная корпорация). Это государственное предприятие, занимающееся производством и экспортом электроники для военных нужд, а также систем обеспечения безопасности. В портфеле экспортных заказов компании не только системы видеонаблюдения, но даже радиолокационные станции.

В Эквадоре компания построила комплексную систему общественной безопасности. Это и умные камеры, и система оперативного отслеживания мобильных телефонов. По словам Сиксто Эраса, с помощью пеленгации мобильных устройств полиция смогла существенно повысить раскрываемость дел, связанных с похищением или пропажей людей. Эквадорские полицейские довольны: много висяков удалось раскрыть.

Возможно, для Эквадора налаженная система ECU911 – настоящее технологическое чудо. Однако это лишь малая часть того, что умеет Китай. Чтобы понять, какие еще прорывные технологии в области безопасности и контроля может дать миру КНР, стоит рассмотреть подробнее, что собой представляет «всевидящее око» внутри Китая.

Система сетевого управления

Китайская система управления обществом действительно может считаться одним из величайших изобретений наряду с порохом и компасом. Еще в 400 году до н.э. китайский реформатор Шан Ян, премьер-министр царства Цинь, приказал всему народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству ответственный за группу семей. Эта система называлась «баоцзя». Деление населения на маленькие блоки с назначением ответственного за каждый блок помогло создать передовую для того времени саморегулирующуюся систему. Все друг за другом следили, везде был порядок.

Уже в наши дни китайские власти решили снова применить проверенную веками технологию. В 2004 году район Дунчэн в Пекине поделили на 1652 квадрата. Каждый квадрат – 100 на 100 метров. Забавно, но изначально это делалось для того, чтобы оптимизировать процесс обслуживания трансформаторных будок и других объектов инфраструктуры, например общественных туалетов.

Со временем власти поняли, что с помощью такой системы очень легко контролировать население. В Дунчэне были повсеместно установлены камеры слежения. Кроме того, местные власти и полиция привлекали дружинников. Дружинники должны были патрулировать квадрат и сообщать о случаях нарушений общественного порядка или поломки объектов инфраструктуры начальнику квадрата. Тот, в свою очередь, передавал данные в единый информационный центр. В информационном центре располагались мощные компьютеры, которые аккумулировали информацию с камер и от волонтеров.

В базе данных единого информационного центра, помимо каждого объекта инфраструктуры вплоть до скамеек, было учтено и все население, распределенное по квадратам (примерно по 200–250 человек). Ответственный за квадрат должен был сообщать о всех изменениях: кто уехал из района, кто, наоборот, приехал. При этом все информационные системы были объединены в единую систему управления, поэтому перемещения людей фиксировались: допустим, если человек сменил место жительства в пределах района, то база данных другого квадрата сообщает, что он переехал именно туда.

За три года эксперимента в пекинском районе Дунчэн число социальных волнений и конфликтов удалость сократить на 35%. Власти стали пробовать работать по той же схеме и в других городах: Шанхае, Яньтае, Гуанчжоу. Но это были скорее инициативы и эксперименты местных властей. На общенациональном уровне за сетевое управление взялись в 2011 году.

В начале 2011 года на Ближнем Востоке бушевала «арабская весна». Волна протестов прокатилась по многим странам арабского мира и в некоторых из них привела к свержению режима или затяжной гражданской войне. Причем большую роль в организации протестных движений играли соцсети и интернет. Современные средства коммуникации позволяли за считаные дни мобилизовать тысячи человек и организовать массовые беспорядки.

Власти некоторых стран пытались в последний момент точечными мерами ограничить распространение информации. Власти Туниса, например, ограничивали доступ к LiveJournal. В Египте крупнейшие провайдеры по указанию режима Хосни Мубарака и вовсе отключили интернет. Но эти меры не помогли – было слишком поздно.

В Китае с тревогой смотрели на эти события, невольно проецируя их на собственные неспокойные регионы на западе и северо-западе страны. В июле 2011 года ЦК КПК и Госсовет КНР выпустили «Предложения об укреплении инноваций в социальном управлении». Документ не был опубликован в свободном доступе, но по некоторым цитатам из него на китайских государственных порталах и в СМИ можно сделать вывод, что значительная часть этого документа была посвящена сетевому управлению.

Стало понятно, что сетевое управление – полезный механизм, но одними камерами слежения и дружинниками здесь не обойтись. Нужна тотальная взаимосвязанная система контроля всех сфер жизни – как реальной, так и виртуальной. Как это можно сделать, показал Чэнь Цюаньго.

Железный Чэнь

В августе 2011 года в Тибетский автономный район был назначен новый партийный секретарь – Чэнь Цюаньго. И он сразу начал воплощать в жизнь идеи сетевого управления, причем с существенными инновациями. Он также разделил все городские территории на квадраты. И поставил через каждые 500 метров по небольшому полицейскому участку. Конечно же, не обошлось без камер наблюдения с технологией распознавания лиц, которые были установлены буквально на каждом шагу.

Данные с камер подведомственных квадратов поступают и обрабатываются в этих полицейских участках. При этом за счет близости участков друг к другу полицейский патруль в случае какой-либо экстренной ситуации может появиться на месте через одну минуту.

Кроме того, в отличие от пекинского района Дунчэн, где патрулирование квадратов осуществляли дружинники-добровольцы, для выполнения этой задачи в Тибете Чэнь привлекал исключительно полицейских. Если с 2007 по 2011 год в Тибете было принято на работу 2830 полицейских, то за пятилетку 2011–2016 годов на охрану общественного порядка поступило уже 12 313 новых сотрудников.

Все эти меры оказались очень результативны: за пять лет пребывания Чэнь Цюаньго на посту в Тибете не было ни одного случая массового протеста, произошло лишь восемь актов самосожжения (распространенный среди тибетцев способ выражения индивидуального протеста), тогда как по всей стране таких актов было 150 за тот же период. Таким образом, Чэнь зарекомендовал себя как успешнейший борец за стабильность. Поэтому в 2016 году его отправили в еще более нестабильный регион – Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).

Полицейские сети от земли до неба

О том, что Синьцзян – это бомба замедленного действия, власти Китая думали всегда, но особенно после «арабской весны». В регионе, где живет более 10 млн уйгур-мусульман, сильны сепаратистские и радикальные настроения. В 2008 году произошли массовые волнения. В 2013-м террористы-смертники подорвали автомобиль прямо на центральной площади Тяньаньмэнь в Пекине. В 2014 году радикальные уйгуры устроили резню на вокзале в Куньмине, столице провинции Юньнань, и взрыв на рынке в Урумчи (административном центре Синьцзяна). После этих событий председатель КНР Си Цзиньпин призвал «расставлять сети от земли до неба», чтобы искоренить терроризм.

Чэнь Цюаньго подошел к поставленной задаче ответственно. Во-первых, он, как и в Тибете, расставил через 500 метров полицейские участки. Штат полицейских вырос значительно. Например, с 2003 по 2008 год в регионе было принято на работу 5800 полицейских. С 2009 по 2016 год было открыто уже 40 тысяч вакансий. В одном лишь 2016 году было принято на работу 90 тысяч новых полицейских.

В регионе на каждые 10 тысяч жителей приходится столько же камер наблюдения, сколько в других частях страны смотрят за несколькими миллионами человек. По подсчетам аналитической компании IHS Markit, на Китай приходится 46% мирового рынка систем видеонаблюдения на $17,3 млрд. В Китае уже установлено 176 млн камер (для сравнения: в США всего 50 млн), а к 2020 году будет установлено еще почти 500 млн камер. Значительная часть из них, конечно, поставят в Синьцзяне.

Однако этим система безопасности Синьцзяна не ограничивается. Каждый житель подвергается процедуре сканирования радужной оболочки глаза. Делается это для того, чтобы удостоверение личности невозможно было подделать. Кроме того, в полицейских базах данных хранятся фотографии всех зарегистрированных жителей, эта база связана с нейросетью, на основе которой и работает система распознавания лиц. Таким образом, уличные камеры в автоматическом режиме могут отслеживать перемещение по городу любого человека.

Во многих торговых центрах перед входом установлены сканеры, которые распознают лица и идентифицируют личность посетителей. Чтобы проехать на автозаправочную станцию, человек должен просканировать свои права на специальном устройстве, только тогда шлагбаум открывается и можно заехать на АЗС.

Если человек значится в полицейской картотеке как подозрительный, система автоматически посылает предупреждение в полицейский участок. При этом подозрительными для полиции могут быть не только люди с криминальным прошлым. Это могут быть и активисты-правозащитники, и просто этнические уйгуры-мусульмане. Недавно агентство Bloomberg сообщало со ссылкой на источник, знакомый с проектом, что власти ввели в строй систему, оснащенную искусственным интеллектом, которая сама предупреждает полицию, если подозрительные личности отклоняются от своего привычного маршрута работа – дом более чем на 300 метров.

На каждый автомобиль, зарегистрированный в Синьцзяне, согласно распоряжению властей, устанавливаются специальные датчики геолокации. При этом машина с номерами из другого региона не может просто так въехать в город. Дорожные камеры заранее предупреждают о приближении к городу «чужой машины». Каждый въезд в крупные города Синьцзяна оборудован специальными КПП. Иногородние автомобили тщательно досматриваются, а у водителей и пассажиров проверяют документы и фотографируют их.

Полицейские ходят по улицам со специальными гаджетами. Это анализатор мобильного контента. Они могут остановить любого человека на улице и попросить его мобильный телефон. Мобильный подключают к этому гаджету, который самостоятельно, независимо от модели телефона, определяет наличие на нем запрещенного, политически чувствительного контента. Поэтому распространена практика, когда люди имеют два телефона: один держат дома, а с другим ходят по улице. С другой стороны, все мобильные номера регистрируются. Поэтому власти все равно знают, сколько у человека мобильных устройств.

В Синьцзяне жестко контролируется даже оборот кухонных ножей. Купить нож можно лишь при предъявлении удостоверения личности. Всех продавцов этой продукции обязали приобрести специальное дорогостоящее оборудование. Если человек покупает нож, то на лезвии лазером гравируется QR-код, который содержит полную информацию о покупателе. Только после этого нож дают в руки покупателю. Видимо, вспоминая резню в Куньмине, власти решили пойти и на такие крайние меры.

Под маской доктора

Абдул Карем Абдулайни более 40 лет не посещал врачей. Он живет в отдаленном горном селе в Синьцзяне, и добраться до городской больницы для него целое приключение. Но медработники пришли к нему сами. Измерили давление, сняли кардиограмму, сделали экспресс-анализ крови. Оказалось, что у пожилого уйгура повышен сахар. Скоро врачи придут к нему снова; если уровень глюкозы в крови не нормализуется, придется начинать лечение от диабета.

А Турсун Реджеп давно страдал от гипертонии, но к врачам обращался нечасто. Бесплатная диспансеризация показала, что у него коронарная болезнь и сердечная пневмония. Турсуна Реджепа сразу госпитализировали без лишних бюрократических формальностей. Через четыре дня пациенту стало уже гораздо лучше.

Подобные истории часто рассказывают официальные синьцзянские СМИ. Вовремя выявить серьезные заболевания помогла ежегодная бесплатная диспансеризация, которую власти проводят для всего населения Синьцзяна в возрасте от 12 до 65 лет. В тестовом режиме программу стали проводить в 2016 году. В 2017-м, согласно сообщению на сайте Госсовета КНР, диспансеризацию прошли 18,8 млн человек. При этом население всего региона – 21,8 млн человек. Власти уездов отчитываются, что «диспансеризация приходит к каждому жителю самых удаленных поселений на самых последних километрах». На массовое обследование в 2017 году было потрачено 1,5 млрд юаней.

Официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель, конечно, благородная. Но ведь Синьцзян не единственный относительно бедный регион Китая. Почему же «диспансеризация для всех» положена только жителям Синьцзяна?

Ответ на этот вопрос нашла организация Human Rights Watch. В декабре она опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам. «Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – писала HRW.

В подтверждение своих опасений организация приводит документ: «Рабочие указания по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». Документ, по данным HRW, выпущен руководящей группой по системе регистрации настоящего имени, управлению и обслуживанию населения. HRW ссылается на сайт администрации города Аксу, где был опубликован полный текст этого документа (сейчас страница, на которую была дана ссылка, уже не существует, причем она даже не отображается в кеше поисковых систем).

Зато был найден другой документ: «План реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» (тоже находится в Синьцзяне), опубликованный на сайте администрации уезда. В нем говорится, что основная цель программы – собрать и проверить данные о реальном количестве населения региона, собрать фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаз, данные о группе крови и ДНК у всего населения в возрасте от 12 до 65 лет. А для представителей фокус-групп и их родственников возрастные ограничения отсутствуют.

Все данные должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР. Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе.

На своем сайте HRW дает неофициальный перевод на английский язык «Рабочих указаний по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». И хотя оригинал документа найти не удалось, текст найденного «Плана реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» практически полностью совпадает с текстом, который дает HRW. Поэтому можно сделать предположение, что документ, найденный правозащитниками, просто был удален с официальных сайтов администраций и все следы в интернете тщательно зачищены после того, как вышла резонансная публикация HRW.

Биослежка

Конечно, ежегодная диспансеризация – дело добровольное. Однако власти развернули масштабную кампанию, убеждая население в необходимости этого мероприятия. Причем делают это на редкость настойчиво. На местном телевидении регулярно выходят сюжеты о счастливых жителях деревень, которые прошли обследование, не потратив на это ни юаня, и вовремя выявили опасные заболевания. Люди оперативно получили высокотехнологичную медицинскую помощь, и это спасло им жизнь. При этом регулярно приводятся слова Си Цзиньпина, которые он произнес на Национальном конгрессе гигиены и здоровья в 2016 году, что «без здоровья всего народа невозможно построение общества средней зажиточности».

Что делают на диспансеризации? Согласно «Плану реализации процедур диспансеризации населения», в программу входит общий осмотр, аускультация (прослушивание внутренних органов с помощью стетоскопа), общий анализ крови и анализ на глюкозу, анализ мочи, ЭКГ, ультразвуковая диагностика печени, почек, поджелудочной железы, рентгенография органов грудной клетки. При этом пациентам ничего не сообщается о заборах образцов ДНК.

Чем грозит для человека тайный сбор его биоматериалов? Дело в том, что образцы ДНК – это, по сути, конфиденциальные личные данные человека. Их сбор без личного согласия нарушает фундаментальное право человека на телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья. Использование таких данных должно быть строго регламентировано. Иначе они могут быть использованы для тотальной слежки над людьми, причем на генетическом уровне.

В процессе жизнедеятельности человек неизбежно оставляет свои генетические следы: например, слюну на посуде, волосы на одежде и на мебели и т.д. Таким образом можно идентифицировать и отслеживать места пребывания человека, его круг общения. Это возможно, даже если человек, например, кардинально изменил свою внешность, поскольку генетический код остается одинаковым всю жизнь. Более того, можно выявлять, отслеживать и оказывать давление на родственников искомого человека.

Прецеденты в Китае были. В прошлом году полицейские рапортовали о поимке серийного убийцы, который изнасиловал и убил более 11 женщин. Его не могли поймать много лет. А теперь с помощью технологий анализа ДНК на убийцу вышли через его дядю, у которого произвели забор биоматериала.

В уезде Цяньвэй в провинции Сычуань медработники ходили по школам, собирая образцы ДНК у всех учащихся мужского пола. Зачем это делалось, стало понятно через некоторое время. Таким образом полиции удалось раскрыть убийство двух владельцев магазина девятилетней давности – на преступников вышли через их младших дальних родственников, которые учатся в школе.

Китай обладает самой крупной в мире базой ДНК. Руководитель Центра экспертизы вещественных доказательств Министерства общественной безопасности КНР Лю Шо в своей статье в специальном ведомственном журнале «Технологии криминалистики» писал, что на 2016 год в базе данных китайской полиции 54 млн профилей ДНК. Для сравнения: в США этот банк данных насчитывает всего 13 млн профилей.

В планах китайской полиции к 2020 году довести этот показатель до 100 млн профилей. Это значит, что каждый год должно собираться столько же биоматериала, сколько в США собиралось в течение более 20 лет. Полиция с воодушевлением смотрит на поставленную задачу. «Банк данных ДНК стал оружием точного поражения, которое применяет полиция в расследовании и раскрытии преступлений» (DNA)», – пишет Лю Шо. На эти цели уже потрачен не один миллиард юаней.

С другой стороны, для китайской полиции нет никаких юридических преград в этом деле, что дает ей существенное преимущество по сравнению с иностранными коллегами. В США, например, образцы ДНК в большинстве штатов могут собираться лишь у осужденных за тяжкие преступления людей. В некоторых штатах, правда, есть послабление: сбор биоматериалов можно осуществлять и у подследственных.

В Китае статья 130 Уголовно-процессуального кодекса гласит: «Для определения конкретных обстоятельств, характера повреждений или физического состояния жертвы или подозреваемого может быть проведено медицинское обследование, собраны отпечатки пальцев, кровь, моча и другие биологические материалы. Если подозреваемый отказывается от процедуры, следователи в случае необходимости могут настаивать на проведении принудительных процедур. Осмотр и забор биоматериалов должен проводиться лицами того же пола, что и подозреваемый». Других разъяснений по этому вопросу Уголовный кодекс не дает.

В 2011 году Главное государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину совместно с Государственным комитетом по стандартизации Китая опубликовали для обсуждения проект документа «Технологии информационной безопасности – инструкции по защите персональных данных», разработанный Министерством промышленности и информатизации КНР. В них говорится, что обработку персональных данных нельзя проводить без согласия лица, которому они принадлежат, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Документ не разъясняет, что это за случаи. Но в конце декабря 2017 года те же структуры выпустили «Технологии информационной безопасности – стандарты по защите персональных данных». Документ разработан Всекитайским техническим комитетом по стандартизации в сфере информационной безопасности и вступит в силу в мае 2018 года. В нем говорится, что собирать, использовать, передавать и обнародовать персональные данные, в том числе «деликатные» персональные данные, можно без согласия лица, которому они принадлежат, в случае, если эти действия напрямую связаны с государственной или общественной безопасностью, национальной обороной, общественным здравоохранением, важными общественными интересами, расследованием преступлений, вынесением приговора и его исполнением. Биологические материалы упоминаются в документе как «деликатные персональные данные», и данный пункт на них также распространяется.

Безусловно, иногда исследование образцов ДНК бывает необходимо для раскрытия преступлений. Однако практика показывает, что рутинный сбор и обработка биоматериалов не оправданы хотя бы по экономическим соображениям. Например, полиция Дацина (северо-восток КНР) собрала 340 тысяч образцов. Но это помогло раскрыть лишь 136 преступлений. По словам представителя полиции города, большинство преступлений совершается рецидивистами, поэтому собирать биоматериалы целесообразно лишь у определенной фокус-группы. Между тем власти Синьцзяна потратили более 60 млн юаней на закупку оборудования для обработки образцов ДНК. Зачем вкладываются такие деньги?

Любопытно, что программа бесплатной диспансеризации и, соответственно, массового сбора ДНК началась в 2016 году – именно тогда, когда на должность партийного секретаря Синьцзяна заступил Чэнь Цюаньго. Можно предположить, что Чэнь решил выстроить систему тотального контроля: физического, цифрового и даже генетического. Кстати, в фокус-группы, на которые не распространяются возрастные ограничения по сбору ДНК, входят мигранты, не имеющие прописки в Синьцзяне. Соединив материалы ДНК с другими большими данными, например с камер слежения или сканеров радужных оболочек, действительно можно создать всемогущее всевидящее око, которое знает подноготную каждого человека в городе.

Море данных

По свидетельствам очевидцев, жизнь в Синьцзяне сейчас напоминает пребывание на режимном объекте. Многочисленные отряды вооруженной полиции, КПП, похожие на блокпосты, поделенные на квадраты города, камеры слежения и сканеры. Конечно, большая масса радикально настроенного мусульманского населения Синьцзяна – серьезный источник нестабильности в стране. Это по-прежнему бедный регион с высоким уровнем безработицы.

Различные террористические организации, в том числе ИГ (запрещена в РФ), активно вербуют жителей Синьцзяна в свои ряды. Так что понять обеспокоенность властей можно. Но помогут ли решить проблему Синьцзяна сотни миллионов камер и сбор биоматериала у миллионов человек? Сможет ли система уследить за всеми? Не утонет ли полицейская машина в море big data?

Может быть, важен не сам тотальный контроль, а мысль, что Большой брат все время смотрит на тебя? Может, это и есть те самые моральные сдержки, которых, по мнению многих китайских исследователей, так не хватает современному обществу? По словам Софи Ричардсон, директора китайского отделения HRW, важно, чтобы люди знали, что они под постоянным контролем. Не важно при этом, смотрит на них полиция на самом деле или нет. Это будет подсознательное чувство, которое, конечно же, будет отражаться на их поведении и образе жизни.

Что будет с огромной исследовательской и производственной базой, когда система контроля полностью отстроится и наладится? Ценным опытом и знаниями можно поделиться. В Эквадоре уже спокойно. Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC распространила свою сеть на Лаос, Мьянму, Венесуэлу, Бразилию, Боливию, Перу. Кстати, единственное представительство компании в Европе находится в Москве.

Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 8 февраля 2018 > № 2488408 Рамиль Танкачеев

Жизнь и боль: почему казахстанцев лечат тем, от чего отказались в мире

В конце прошлого года в Национальном центре нейрохирургии в Астане открылся уникальный кабинет диагностики боли. Аналога ему в медицинских учреждениях страны пока нет.

Жания Уранкаева

Новатором, предложившим пациентам и докторам иначе посмотреть на природу боли, стал врач – нейрохирург высшей категории, вертебролог, ведущий специалист по лечению боли Рамиль Танкачеев. Корреспондент Sputnik Казахстан побеседовала с нейрохирургом о том, каково жить с ежедневной физической болью и насколько реально казахстанцам получить достойное лечение на уровне мировых стандартов у себя в стране уже сегодня.

– Рамиль Шамильевич, уникальный кабинет боли появился в национальном центре нейрохирургии, также Вы открыли в стране первую школы боли при Central clinic. Эти действия говорят о востребованности снятия синдрома боли? Почему в последние годы эта тема стала предметом пристального изучения специалистов мировой медицины? И как мы жили с этим до этого, получается, терпя? Расскажите, как появилась идея организовать "движение против боли"?

- Работая с пациентами, я вижу огромное количество людей, живущих с ежедневной болью. Чаще всего люди приходят тогда, когда поставлен неправильный диагноз, терапия и диагностика велась неправильно. В советской школе был культ болезни, за рубежом это неприемлемо. Так как лечиться у них дорого, а здоровье для пациента, в первую очередь, его приоритет. Создание многофункциональной команды было нашей задачей. Мы провели конференцию, на которой заявили, что хотим создать школу боли, чтобы помочь тем пациентам, которые ходят из кабинета в кабинет и не могут разорвать этот порочный круг.

Свой поход мы видим в многопрофильности. То есть специалисты проводят некий check up, определяются с проблемой и очень быстро предпринимают действия по устранению боли. Когда мы показали ступенчатую терапию, многие заинтересовались и предложили сделать это. Мы нашли людей, которые отозвались и организовали Central Clinic. В течение года мы ездили по поликлиникам и проводили конференции при помощи фармкомпаний. Собирали неврологов и объясняли, что мир уже давно шагает по-другому. Тенденция лечения этих проблем – другая. Большая половина терапии, которая у нас ведется она, к сожалению, неправильная, невзвешенная, некорректная по срокам и по длительности.

– Хотите сказать, что у нас настолько все плохо?

– К сожалению, да. Лекарственная терапия, проводимая у нас, в британском фармацевтическом вестнике вообще не существует по доказательной медицине. У нас лечат некоторыми препаратами, которые не применяются нигде в мире (Израиле, США, Германии). Я вижу, что наши стандарты отличаются от международных. Отрадно, что сейчас профильное министерство ведет определенную работу для того, чтобы приблизиться к мировым стандартам.

– В чем тогда заключаются основные различия в терапии за рубежом и на чей опыт вы опирались при разработке своей методики?

– Во-первых, все, что мы делаем, основано на доказательной медицине. На сегодняшний день мы имеем соглашение с ведущими специалистами США, Германии. Специалисты из Хельсинки также заявили о своей заинтересованности. Основное отличие мирового подхода в терапии от нашего в том, что в мире уже давно ведется градация, когда по прошествии шести месяцев лечение не помогает, все вытекает в хронический процесс. Именно в этот момент мультдисциплинарная команда должна включиться в процесс. Кроме этого, мы заключаем соглашение с японскими специалистами по работе бесконтактного снятия болевого синдрома.

– Расскажите подробнее о Вашей терапии. Как проходит процесс избавления от боли?

– Схема нашего лечения такова: первым принимает с пациента с болью невролог, далее подключается терапевт, который может снять эту боль. Потом, если вдруг не получается, прихожу я и провожу хирургию, которая должна спасти человека. Далее приступает реабилитолог и всю эту команду контролирует психолог. Потому что в более чем 60% случаев нужна помощь психолога, иногда психиатра. Хроническая боль доводит людей до депрессии. Они не приходят на работу, они бросают семьи и вступают в конфликт со всеми. При этом не они тому виной, их заболевание привело к этому асоциальному положению в жизни.

– Это очень интересно, есть ли отклик от коллег? Как отреагировало министерство здравоохранения?

– После того, как доктора услышали нашу идею, они предложили создание ассоциации. Мы планируем внедрить эту терапию в структуру поликлинического звена. Обучить докторов, чтобы пациентам оказывалась правильная помощь, велась запись уровня боли, ее оценка, и как лекарственная терапия, подобранная врачом, помогает этому пациенту. Правильная дорожка терапии позволит не только излечиться, но и сэкономить время и деньги. Безусловно, коллеги поддержали наше видение. Что касается министерства здравоохранения, то пока мы не заявлялись там. На данном этапе мы работаем разрозненно, не имеем общей базы, алгоритмов терапии, до конца сформированной команды. Когда мы все это соберем, будет целесообразно идти в министерство и что-то предлагать.

– Рамиль Шамильевич, не секрет, что сейчас с физической болью ежедневно сталкиваются не только спортсмены или люди пожилого возраста. Можете ли нарисовать портрет своего пациента?

– Это, как минимум, два портрета. Как правило, люди, которым уже за 50, имеющие массу заболеваний и сопутствующие проблемы. Второй пациент, это молодой или средних лет, трудоспособный, выбившийся из седла человек. Ему необходимо очень быстро вернуться в строй. В гендерном плане нельзя сказать, что женщины болеют чаще мужчин, это происходит в равной степени. Сейчас чаще к нам обращаются сотрудники офисов, так называемый "офисный планктон", и школьники, которые много времени проводят за компьютером и гаджетами. Этот факт удивил и наших японских коллег, с которыми мы сотрудничаем сейчас. Когда они были у нас, то задали вопрос о том, где возрастная аудитория? У них пациентами чаще всего становятся бабушки и дедушки пенсионного возраста, у нас, напротив, болевую терапию проводят граждане молодого и среднего возраста.

– Эта тоже, получается, наша национальная черта?

– Одна из. Если сравнить с японцами, то мы сильно отличаемся в образе питания, восприятия своего здоровья и в целом образа жизни.

– Как у нас часто бывает, люди либо вообще не занимаются, либо переусердствуют. Как на здоровье казахстанцев отражается нынешняя мода на различные фитнесс-программы?

– Сейчас, действительно, многие наши неврологи рекомендуют казахстанцам бассейн, кинезис и лечебную физкультуру. Лично я – только за. Есть много подходов и школ. Но заниматься обязательно нужно, движение – жизнь. Как я говорил ранее, сейчас к нам приходит огромное количество "офисного планктона". В беседе с ними выясняется, что они приобретают абонемент на год и посещают зал от пяти до двенадцати раз за весь год. Я таким пациентам говорю: ребята, если бы вы регулярно занимались, то не стали бы моими клиентами. Многие начинают заниматься, когда уже появились жалобы и проблемы, таких пациентов я останавливаю. Им нужно сначала избавиться от боли, выяснить причину конфликта, которая дает эту проблему, и только потом заниматься, иначе можно усугубить недуг. Я за правильный спорт.

– Получается Вы боретесь с симптомом, но не с самой болезнью?

– Когда ко мне приходит пациент и мы снимаем ему острую боль, то обязательно предупреждаем, что теперь пациенту нужно научиться правильно жить со своей болезнью. Нужна грамотная реабилитация, чтобы не усугубить свою проблему и не распространить болезнь дальше. Но, к сожалению, человек устроен так, что он берет себя в руки максимум на неделю-месяц, а потом расслабляется вновь.

– Вы сказали, что в вашей команде обязательно присутствие психолога. Как часто мы сами себе внушаем болезнь?

– Вообще, терапия болевых синдромов – это психосоматика. И, к сожалению, у нас мало специализированных психологов, работа с ними – большая задача. Бывают случаи, когда от первого дня поступления и до выписки пациент нуждается в сопровождении психолога. Специалист поможет поменять образ жизни и ментальность понимания, как жить с болью, если от нее невозможно избавиться. Бывают случаи, когда пациенты понимают, что операция им жизненно необходима, но не могут подписать разрешение на операцию, испытывая страх наркоза. В этом отношении психосоматика очень сложна, человеку нужно помогать справиться с этим. И в моей команде самой дефицитной является специальность психолога.

– Не могу не спросить у вас о стоимости процедур. Насколько они доступны для наших граждан?

– Терапия довольно разнонаправленная. Все зависит от того, с чем пришел пациент, и цена довольно недорогая, она равна ценам, которые есть в клиниках Астаны. Сейчас у нас нет цели зарабатывать на этом деньги. Цель сейчас другая. У нас есть желание сделать это, так как пора. Самое главное, мы видим ресурс той задачи, которую мы воплощаем в жизнь.

– Рамиль Шамильевич, у героев наших интервью мы взяли за правило интересоваться любимой книгой, которая оказала непосредственное влияние. Есть ли таковая у вас?

– Не так давно я перечитал роман Эриха Марии Ремарка "Три товарища", который читал в студенческие годы. Боль Второй мировой войны, боль, через которую прошли люди, позволяет понять и гордиться временем, в котором живем мы. В спокойное мирное время, когда каждый из нас может что-то творить, раскрываться и идти к совершенству.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 8 февраля 2018 > № 2488408 Рамиль Танкачеев


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 2 февраля 2018 > № 2483996

Открылась первая в России цифровая лаборатория для диагностики рака

Forbes Нинель Баянова Forbes Staff, Александр Баулин Forbes Staff, Ярослав Бабушкин Forbes Staff

В первой российской цифровой лаборатории по диагностике рака собран весь цвет технологий: большие данные, информационные системы, а в будущем она поможет еще и искусственному интеллекту бороться с болезнью

Компания UNIM открыла лабораторию по диагностике и выявлению онкологий, главная особенность которой — применение собственной облачной платформы для работы из любой точки мира с сканами тканей, сделанных в высоком разрешении.

Использование облачной платформы Digital Pathology, позволяет проводить консилиумы с врачами, находящимися в любой точке мира. Появляется возможность работы с лучшими врачами, специализирующимися на данном виде опухоли, а в результате случаях резко снижается риск постановки неверного диагноза. Сейчас к платформе подключено 1400 человек.

Лаборатория UNIM располагается в Технопарке инновационного центра «Сколково» (компания является резидентом этой организации). Она занимает площадь в 200 квадратных метров и располагает современным оборудованием для анализа результатов биопсии, полученных от пациентов 25 российских медучреждений.

В компании отмечают применение Лабораторной информационной системы (ЛИС), с помощью которой отслеживается движение материала и работа специалистов на каждом этапе. Это позволяет исключить случайные ошибки и контролировать время работы над образцами.

Как сообщил Forbes основатель и генеральный директор компании Алексей Ремез, каталожная стоимость оборудования составляет $1 млн. Он отметил, что подобной функциональностью обладают еще только две лаборатории в мире: в США и Нидерландах.

На будущее

Фирменная платформа Digital Pathology позволяет врачам консультироваться через Интернет, обсуждая оцифрованные гистологические препараты, результаты компьютерной томографии (КТ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ). Размер одного снимка составляет около 3 Гбайт, но несмотря на большой объем файла, манипуляции с изображением происходят примерно с такой же легкостью, как с изображением под микроскопом — это было продемонстрировано корреспонденту Forbes.Сканированные в стандартных условиях гистологические срезы с приложенными в оцифрованном виде историями болезни пациентов могут использоваться в качестве базы данных для обучения ИИ, который впоследствии поможет искать врачам онкологию на сканах тканей и определять ее тип. Ремез отмечает, что сейчас одна из самых больших проблем обучения ИИ в медицинской сфере — малое количество материалов, оцифрованных в стандартных условиях, что важно для полноценного обучения нейросетей.

Учитывая опыт UNIM, вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович поручил создать рабочую группу для рассмотрения вопроса о создании единой цифровой системы диагностики онкологических заболеваний. Результатом должно стать повышение качества анализов, сокращение периода диагностики по ним и повышение прозрачности процесса.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 2 февраля 2018 > № 2483996


Россия > Медицина > forbes.ru, 2 февраля 2018 > № 2483990 Максим Скулачев

Секрет вечной молодости. В чем причины старения и смерти человека

Максим Скулачев

ведущий научный сотрудник МГУ им. Ломоносова и гендиректор компании «Митотех»

Мы стареем не просто так, а в результате специальной биологической программы. Но в мире есть африканский голый землекоп, похожее на мышь и неспособное состариться животное. Ученые выяснили, почему люди стареют, а землекопы — нет

Эта статья — четвертая в небольшом биологическом сериале о молодости, старении, смерти и генетических программах.

Смерть ради жизни

На случай, если вам лень читать три предыдущие статьи (1, 2 и 3) или в постоянной суматохе нашей жизни вы подзабыли, о чем там шла речь, вот «краткое содержание предыдущих серий».

Я придерживаюсь мнения, что жизнь отдельного индивидуума, отдельной особи какого-то биологического вида, — штука очень ценная, но есть вещи и поважнее. А именно — сам вид. То есть на самом деле полный набор генов (это называется геном), который содержится в каждой особи этого вида и, собственно, определяет, что она такое. На наш взгляд, более правильно рассматривать любые живые существа просто как временное вместилище для генов, которые они получили от своих родителей и передадут своим детям. Впервые в явном виде подобную идею сформулировал, наверное, Ричард Докинз в своей знаменитой книге «Эгоистичный ген».

Как правило, интересы генома и его временного носителя (живого существа) совпадают. Но иногда — нет. И тогда моментально выясняется, кто в доме хозяин: конечно же, геном. Если геному вида угрожает опасность или просто виду нужно развиваться, то носителем можно смело пожертвовать — следующие поколения «новых нарожают».

В результате, я уверен, что геномы большинства (если не всех) живых существ содержат специальные вредные программы. От которых самим существам ничего хорошего не бывает, но которые нужны для развития вида. В первую очередь, программы смерти, обеспечивающие смену поколений и, соответственно, эволюцию. Причем иногда они устроены «быстрым» способом — например, у однолетних растений, которые погибают, убиваемые собственными семенами после их созревания, а иногда — «медленным». И самая противная программа медленного самоубийства — это программа старения. Которая заставляет многие виды, в том числе и нас с вами, «портиться» с возрастом и в конце концов — умирать.

Неправильный мышь

То факт, что мы стареем не просто так, а в результате деятельности специальной биологической программы, — вещь не очевидная и требует доказательства. Я попробовал построить его «от противного», продемонстрировав вам пример животного, которое программу старения себе отключило. Потому что ему больше не нужно так уж сильно ускорять собственную эволюцию — он и так хорош! Это, как и мы с вами, млекопитающее, довольно близкий родственник обычной мыши — африканский грызун голый землекоп! Если мышь живет 2-3 года, успевает за это время полностью состариться и умирает от старости, то землекоп живет более 30 лет и, если у него иногда и проявляются какие-то признаки старения, то они, как правило, не смертельны. Большинство биологов сходятся во мнении, что голый землекоп — это нестареющее животное (ну, или если выражаться более научно, — животное с пренебрежимым старением).

И вот в нашем сериале пришло время ответить на главный «вопрос про землекопов»: как он это сделал? Как он отключил свое старение??!

Еше пару лет назад мне было бы нечего сказать на эту тему. Но в 2017 году в одном из самых престижных научных журналов в мире «Physiological reviews» мы сумели опубликовать теоретическую работу, объясняющую феномен нестарения голого землекопа. В конце 2017-го вышла ее версия на русском.

Все началось, как всегда, с митохондрий. Это такие маленькие электростанции, которые есть в каждой клетке и с помощью которых мы дышим. Надеюсь, что о них будет отдельная серия нашего сериала. Изучение митохондрий — главная специальность академика Владимира Петровича Скулачева. Собственно, в его лаборатории в конце 60-х годов было выяснено, как они работают. Последние лет 20 академик, помимо митохондрий, интересуется проблемами старения и, конечно же, предпринял титанические усилия, чтобы провести эксперимент с митохондриями голого землекопа. Должен заметить, что митохондрии очень сильно связаны со старением, но об этом — в следующих сериях.

Исследования митохондрий голого землекопа увенчались успехом. В институте при Берлинском зоопарке проводили эксперименты на землекопах, специально приехавшему для этого из Москвы сотруднику Владимира Скулачева — известному биологу Михаилу Высоких — удалось получить образец ткани землекопа и померить различные параметры работы митохондрий в этой ткани. Ничего особо интересного в них не оказалось, кроме немного странной кривой, показывающей скорость поглощения кислорода митохондриями (они же дышат) в определенных условиях.

Вернувшись в Москву, Михаил показал эту кривую руководителю, которому она тоже что-то напомнила, но что именно — они вспомнить не смогли. Так биологи и ломали себе головы, пока не показали график еще одному коллеге, заведующему лабораторией биоэнергетики клетки Борису Черняку, который известен тем, что никогда ничего не забывает (ну, во всяком случае, если это связано с митохондриями, дыханием и живыми клетками). Он посмотрел и тут же сказал: точно такую же кривую можно получить, регистрируя дыхание митохондрий новорожденных крысят!

Владимир Скулачев и голый землекоп

И вот тут у Владимира Петровича возникла одна идея. Захватившая его настолько, что он собрался и поехал в Берлин, чтобы лично посмотреть на голого землекопа (фото выше — «Академик и землекоп»). Что же он обнаружил? Что он (землекоп) — голый. И знаете, на кого он похож из-за этого?

Новорожденные детеныши землекопов

Новорожденные детеныши крысы

Смотрите: вот на фотографии выше запечатлены голые землекопы. А рядом — вовсе не землекопы. Это новорожденные крысята. Видите, насколько они похожи? Через несколько дней крысята повзрослеют, оденутся шерсткой и превратятся в нормальных крыс. А землекопы — нет. Они так на всю жизнь и останутся как бы новорожденными.

Дальнейшее разбирательство показало, что у землекопов есть более 40 признаков такой «новорожденности», или «детскости», по сравнению с крысами. Вот некоторые из них:

Маленький вес по сравнению с другими видами семейства.

Отсутствие шерсти (она всегда есть у грызунов).

Отсутствие ушных раковин.

Ограниченные возможности для поддержания постоянной температуры тела (как у новорожденных млекопитающих).

Высокие когнитивные способности (любопытство).

Низкая восприимчивость к боли.

Способность нейронов к регенерации и увеличение срока жизни нейронов.

Отсутствие снижения с возрастом уровня инсулин-подобного ростового фактора 2 (IGF2).

Отсутствие снижения с возрастом уровней супероксиддисмутаз 1 и 2, а также каталазы.

А также еще несколько десятков внешних, физиологических и биохимических признаков.

То есть получается, что землекоп остановил программу своего индивидуального развития на стадии новорожденного грызуна. Подобное явление было описано раньше для, например, земноводных, и оно называется неотения.

Аксолотль

Справедливости ради надо сказать, что Владимир Скулачев не первым обратил внимание на то, что землекоп — это неотеническое животное. До него это подметили Ричард Александер в 1991 году и некоторые другие ученые. Но они совершенно не связывали этот феномен с долгожительством (Александер про продолжительность жизни этих животных просто не знал).

Застрять в детстве

Академик Скулачев сформулировал очень простую идею: если землекоп остановился на стадии детеныша, то его программа индивидуального развития просто не доходит до того места, когда пора запускать старение. Дети же не стареют! Тем самым у нас получается самое главное доказательство: старение — это часть программы развития и жизни организма. Такая же, как рождение, рост, созревание. И если вся эта программа остановлена, то и старение — тоже!

Вот что произошло с землекопами. Если бы это случилось с обычным видом, то он бы очень скоро исчез, потому что в отсутствие старения его эволюция сильно замедлилась бы. А землекопа спасла его эусоциальность. Жизнь в «режиме муравейника» оказалась настолько более устойчивой, что он смог позволить себе отключение старения как эволюционного инструмента.

И, похоже, в эволюции самого интересного для нас вида биологических существ — Homo sapiens — началась точно такая же история, которая произошла с голым землекопом. Вы никогда не обращали внимание на то, что люди больше всего похожи на… детенышей обезьян? Но об этом — в следующей серии. Которая будет посвящена программе старения человека!

Россия > Медицина > forbes.ru, 2 февраля 2018 > № 2483990 Максим Скулачев


Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 1 февраля 2018 > № 2499024 Георгий Бовт

История Елены Мисюриной всколыхнула все московское врачебное сообщество, которое посчитало дело совершенно безосновательным. Генпрокуратура потребовала отменить уже вынесенный врачу приговор, а именно вернуть ее дело в надзорное ведомство и избрать гематологу меру пресечения, не связанную с лишением свободы, то есть отпустить из СИЗО.

Отменить приговор гематологу уже потребовала Генпрокуратура. Можно ли считать, что это результат давления профессионального сообщества врачей?

Следственный комитет заявлял: те, кто критикует вынесенный врачу приговор, провоцируют недоверие граждан к медицинской системе в целом. Стало ли требование Генпрокуратуры результатом давления профессионального сообщества врачей? Об этом — в комментарии Георгия Бовта.

Дело Елены Мисюриной настольно возмутило врачебное сообщество Москвы, которое начало кампанию солидарности в соцсетях, что шум дошел до столичных властей. Обеспокоенность в данной связи выразил мэр Сергей Собянин. Городские власти обещали Мисюриной оказать всяческое содействие в юридической помощи. Уже это само по себе — свидетельство неординарности дела, которое, в отличие от довольно редких в нашей судебной практике дел о врачебных ошибках, закончилось приговором к реальному сроку.

Притом что среди доказательств виновности Мисюриной не было, кажется, ни одного экспертного заключения профессионалов-гематологов, а все обвинение строилось, по сути, лишь на показаниях паталогоанатома частной клиники, которая вообще не имела лицензии на проведение вскрытия. Тем удивительнее признание министра Вероники Скворцовой в том, что она не знает о деле Мисюриной вообще ничего.

Следователи, все чаще преследуя врачей — за злоупотребления сильнодействующими болеутоляющими препаратами, за врачебные ошибки, за коррупцию, — отчасти являются выразителями общественных настроений. Россияне все более недовольны качеством медицинских услуг. Недовольны скрытыми и открытыми поборами. Недовольны тем, что приема специалиста приходится ждать неделями, а уровень квалификации врачей падает.

Обыватели недовольны именно такими результатами медицинских реформ, этих всевозможных слияний и поглощений, сокращений штатов врачей. Они недовольны необходимостью искать по знакомым «хирургов от бога», не доверяя тем, к кому попали по направлению. Они привыкли перепроверять диагнозы в разных местах и еще, на всякий случай, у знахарей и ясновидящих. И еще они привыкли платить, платить и платить за то, что как бы по конституции, как они полагают, положено им бесплатно.

Следователи в этом смысле выступают в роли эдаких выразителей народного гнева, помимо того что они являются еще более последовательными проводниками «обвинительного уклона» нашей судебной системы, в которую если уж попал, то с оправдательным приговором вряд ли выберешься. Однако следователи и судьи, увы, не могут вылечить отечественную медицину.

А если они еще и встанут на решительную борьбу с врачебными ошибками, да еще применят свой главный «терапевтический препарат» общего действия — палочную систему, пожалуй, угробят эту нашу медицину окончательно. Потому что под страхом уголовного преследования в случае, если тяжелый пациент умрет, врач побоится вообще браться за его лечение под тем или иным предлогом. Ведь не ошибается тот врач, который ничего не делает и гоняет пациента из одного кабинета в другой. Будет ровно то, что случилось в онкологии, когда безнадежные больные, которым запуганные следователями врачи боятся выписывать обезболивающее, кончают жизнь самоубийством.

С врачебными ошибками должно в первую очередь бороться само медицинское сообщество. Во-первых, признавая их, когда они происходят по причине недостаточной компетенции врачей или несоблюдения определенных стандартов, а не выгораживая коллег из соображений корпоративной солидарности. Во-вторых, борясь с теми изъянами самой отечественной системы здравоохранения, которые либо прямо толкают врачей к неправильному лечению, либо создают такие условия, что число ошибок увеличивается. Например, когда из-за недостаточного финансирования нет необходимого оборудования, лекарств или персонал не умеет работать на том новейшем оборудовании, что есть.

Или когда врачи вынуждены работать на полторы-две ставки и у них просто не остается сил для профессионального роста. Или когда на прием пациентов стандартами нашей медицины, о которых министр Скворцова уж точно должна знать, предусмотрены буквально считаные минуты, в течение которых врач не столько осматривает пациента, сколько заполняет всевозможные формы и думает, как бы уложиться в те нищенские финансовые нормативы, которые выделены на лечение подчас самых сложных заболеваний.

Здесь речь уже не столько о врачебных ошибках, сколько о чудовищных сбоях самой системы здравоохранения. Ни один следователь тут ей не поможет.

Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 1 февраля 2018 > № 2499024 Георгий Бовт


Россия. Швейцария > СМИ, ИТ. Медицина > inosmi.ru, 1 февраля 2018 > № 2480575

Кто сможет поверить Легкову?

Йенс Литторин (Jens Littorin), Dagens Nyheter, Швеция

Решение оправдать 28 российских спортсменов будет иметь последствия для международной антидопинговой работы. Вместе с тем оно показывает, что правосудие в спорте существует.

Мало кто сейчас сомневается в том, что в России была обширная допинговая программа, а перед сочинской Олимпиадой в 2014 году и во время нее многие результаты проверок были сфальсифицированы. И мало что говорит против мнения, что допинговой программой управляли сверху.

Но есть ли доказательства против конкретных спортсменов? Это ключевой вопрос для 42 из 43 пожизненно отстраненных атлетов, которые обжаловали решение МОК в Спортивном арбитражном суде (CAS).

Финский спортивный юрист и судья CAS Олли Раусте (Olli Rauste) не участвовал в нынешнем разбирательстве, однако был среди тех, кто в преддверии допросов в Женеве уже сомневался, что доказательств будет достаточно. Как и в случае норвежки Терезе Йохауг (Therese Johaug), Раусте рассматривал дело скорее с юридической, чем с эмоциональной точки зрения. Как выяснилось, его коллеги в Спортивном арбитражном суде оценили доказательства МОК одинаково в 28 случаях.

Ход мыслей судей нам точно не известен, а в 11 случаях они сочли, что доказательства все же есть. Но, похоже, юристы поверили не всему, с чем выступил свидетель обвинения Григорий Родченков, бывший глава антидопинговой лаборатории в Москве.

Для ВАДА это решение суда стало настоящим провалом, как и для Международного олимпийского комитета. Высокопоставленный представитель Швеции в МОК Гунилла Линдберг (Gunilla Lindberg) не сомневалась, что судьи будут тверды в решении отстранить россиян. А теперь МОК придется снова задуматься над тем, как действовать в случае подобных сложных допинговых процессов. Вместе с тем решение Спортивного арбитражного суда доказало, что и в спорте существует правосудие. А ведь судьи подвергались значительному давлению.

Как ожидается, МОК позаботится о том, чтобы никто из оправданных россиян не вышел на старт в Пхёнчхане. Однако Олимпийские игры все же рискуют превратиться в чемпионат, где победа того или иного спортсмена всегда будет вызывать вопросы. Следует ли дать лыжнику Александру Легкову возможность подтвердить свое олимпийское золото? Можно ли рассчитывать, что допущенные МОК 169 россиян действительно чисты?

Вдобавок решение Спортивного арбитражного суда будет иметь серьезные последствия для антидопинговой работы в будущем. Сегодня многие жулики научились обманывать допинг-контроль. Чтобы поймать их, нужны иные доказательства, чем положительные результаты тестов. Пробирки со следами манипуляций, подмена проб, дыры в стене, списки особо защищенных спортсменов, свидетельства от людей, которые там были и сами организовывали мошенничество, — если всего этого недостаточно, то поймать тех, кто подрывает доверие к спорту, и правда будет нелегко.

Россия. Швейцария > СМИ, ИТ. Медицина > inosmi.ru, 1 февраля 2018 > № 2480575


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 31 января 2018 > № 2482714 Ирина Сысоенко

Ирина Сысоенко: "Главным фактором эффективности медреформы является ее правовое обеспечение"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения, главы подкомитета по вопросам контроля реализации медицинской реформы Ирины Сысоенко

Как Вы оцениваете ход медицинской реформы?

- Прошлый год ознаменовался принятием принципиально важных законов – "Об автономизации медицинских учреждений" и "О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения", которые, по сути, и составляют основу медицинской реформы.

Хочу обратить внимание на то, что закон Украины "О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения" вступил в силу 30 января 2018 года и будет вводиться в действие поэтапно: с 1 июля этого года вводится реализация программы медицинских гарантий для первичной медицинской помощи.

В течение 2018-2019 годов реализация программы медицинских гарантий постепенно будет вводится для других видов медицинской помощи, в том числе путем реализации пилотных проектов для соответствующих видов медицинских услуг, отдельных медучреждений, населенных пунктов или регионов.

И только с 1 января 2020 года предусмотрена реализация программы медицинских гарантий для всех видов медицинской помощи. Поэтому можно будет дать объективную оценку медицинской реформе не ранее, чем в конце 2021 года.

- Насколько, по вашему мнению, готовы нормативные акты для ее внедрения?

- Законы приняты. Для их реализации необходимо разработать и утвердить немало подзаконных нормативно-правовых актов, а это сфера ответственности исполнительной власти, в частности Министерства здравоохранения.

Например, для реализации закона о государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения необходимо разработать и утвердить ряд около 15 нормативно-правовых актов. В том числе порядок разработки отраслевых стандартов и проведения государственной оценки медицинских технологий; порядок реализации государственных гарантий медицинского обслуживания населения по программе медицинских гарантий для первичной медицинской помощи; типовую форму договора о медицинском обслуживании населения по программе медицинских гарантий, порядок его заключения, изменения и прекращения; порядок функционирования электронной системы здравоохранения; условия и случаи предварительной оплаты предоставления медуслуг и лекарств по программе медицинских гарантий, поставщиками которых являются государственные и коммунальные учреждения.

Кроме того, необходимо утвердить условия, порядок и сроки предоставления субвенции из госбюджета соответствующим местным бюджетам в течение 2018-2019 годов для финансирования оказания первичной медпомощи коммунальными учреждениями здравоохранения, которые не заключили договора о медобслуживании населения с уполномоченным органом, порядок реализации пилотных проектов, перечень медицинских услуг и лекарственных средств, которые оплачиваются за счет госбюджета, тарифы и корригирующие коэффициенты в течение 2018-2019 гг., а также порядок добровольной аккредитации медицинских учреждений, порядок назначения и предоставления медицинских субсидий.

Также для реализации закона обязательно нужно разработать и утвердить порядок реимбурсации лекарственных средств по программе медицинских гарантий на соответствующий год, типовую форму договора о реимбурсации, порядок его заключения, изменения и прекращения, порядок разработки программы медицинских гарантий с учетом положений отраслевых стандартов в сфере здравоохранения, которая утверждается Верховной Радой в составе закона о госбюджете на соответствующий год, проект программы медицинских гарантий, форму декларации и порядок выбора врача, предоставляющего первичную медицинскую помощь, методику расчета тарифов и корригирующие коэффициенты, тарифы оплаты предоставления медицинских услуг, лекарственных средств и медицинских изделий.

Хочу отметить, что одним из главных факторов эффективности проведения медицинской реформы является максимально качественное нормативно-правовое ее обеспечение. Поэтому я инициировала создание подкомитета по контролю реализации медицинской реформы на базе Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения. Его работа будет состоять в конструктивном взаимодействии с Кабинетом министров Украины, в частности с Минздравом.

- Как вы оцениваете работу Минздрава по реформированию?

- Сейчас критиковать Минздрав стало для некоторых народных депутатов традицией, хобби…

Моя позиция такова: на первом месте для парламентариев должны быть не личные симпатии и антипатии, а интересы и ожидания людей. Конечно, работа Минздрава далека от идеала. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

Я убеждена, что между органами законодательной и исполнительной власти должны быть налажены коммуникации и конструктивное взаимодействие. Собственно, мониторинг и контроль деятельности исполнительной власти – в числе задач и полномочий депутатского корпуса.

К слову, недавняя работа в партнерстве с РПР и Минздравом по разработке порядка проведения конкурса на должность руководителя медицинского учреждения оказалась результативной: все мои замечания и предложения, в том числе устраняющие коррупционные риски, были учтены. Кроме того, считаю необходимым пересмотреть квалификационные требования к руководителям медучреждений для обеспечения их эффективного управления. Надеюсь на понимание и плодотворное сотрудничество и в этом вопросе.

- Но ведь многие вещи зависят не от Минздрава, а от Кабмина…

- Кабинет министров Украины – это все министерства и ведомства. Профильным министерством в отношении медицинской реформы, ее двигателем должен быть Минздрав. То же самое с зарплатами врачей – я считаю, что сегодня главным адвокатом врача должен быть министр здравоохранения, он должен отстаивать и зарплаты, и повышение тарифных разрядов, как, например, это делает министр образования.

Если правительство не принимает необходимые для реформы решения, значит, Минздрав не был убедительным, не смог отстоять позицию, интересы своей отрасли.

В то же время я в реформе не вижу проблем с Кабмином, ведь Кабмин принимает все нормативно-правовые акты, которые выносит на рассмотрение Минздрав. Если Кабмин не принимает какие-то необходимые для реформы решения, значит, Минздрав их просто не предоставил.

- Как вы оцениваете ситуацию со здравоохранением в регионах?

- Хочу подчеркнуть, что о ситуации в регионах я узнаю не из масс-медиа или телевизионных сюжетов, а слышу о проблемах и положительных изменениях непосредственно во время личных визитов и бесед со специалистами. Очень часто бываю в медицинских учреждениях в городах Киевской области – Белой Церкви, Броварах, Ирпене, Буче, Борисполе, Василькове. Недавно посетила Кропивницкий, Александрию.

Где-то прослеживается явный прогресс, местные власти сосредотачивают усилия на развитии, ремонте больниц, мотивируют персонал (кстати, это возможно в рамках программы местных стимулов). Где-то, наоборот, ситуация плачевная и требует безотлагательного вмешательства, в первую очередь в службе экстренной медпомощи (ЭМП), сотрудники которой не защищены ни физически, ни финансово и вынуждены работать в ужасных и опасных условиях.

Как народный депутат я прилагаю максимум усилий, чтобы устранить зоны риска, инициирую создание законопроектов, восполняющих существующие нормативные пробелы, например, законопроект № 6311 о защите медиков во время выполнения профессиональных обязанностей, № 6634 о первичной медицинской помощи на принципах семейной медицины, отстаиваю интересы медиков в парламенте, особенно при решении бюджетных вопросов.

Качественная медицинская помощь – не привилегия отдельных категорий населения или городов, а то, чем должны быть обеспечены все украинцы, как жители столицы, так и жители отдаленных районов и сельской местности.

Что касается медработников, в приоритете – улучшение ситуации с уровнем и выплатой заработных плат, повышение тарифных разрядов. Недопустимо, чтобы профессионал, от навыков которого зависит наша жизнь и здоровье, получал не только неконкурентную, а, откровенно говоря, нищенскую зарплату. Так что борьба за повышение престижа профессии и обеспечение достойных условий труда для медиков продолжается.

- Насколько медучреждения готовы к реформе?

- Медицинские учреждения готовы к реформе настолько, насколько к ней готовы их руководители и персонал. Недостаточная информированность о медицинской реформе порождает беспочвенные страхи…

Представители власти и руководители медицинских учреждений должны понимать и разъяснять цели и задачи медицинской реформы, предлагать четкие алгоритмы действий. Нужно действовать правильно, аккуратно и последовательно. Тогда вместо страха и опасений появится доверие к изменениям в сфере здравоохранения как у медицинских работников, так и у пациентов.

- Сейчас много разговоров идет о НСЗУ и о том, кто потенциально может ее возглавить. Как вы оцениваете ход создания этого органа?

- Я считаю, что в отношении НСЗУ не так важна фамилия руководителя, как нормативно-правовое обеспечение ее работы. Это означает, что положение о НСЗУ, а также ее полномочия должны исключать любую возможность коррупции и злоупотреблений.

- Когда появится НСЗУ?

- По информации Минздрава – в апреле-мае этого года.

- Что может выступать индикатором медреформы?

- Индикаторы качества медицинской реформы должны отвечать индикаторам качества медицинской помощи и отражать ее основные характеристики, такие как: эффективность, безопасность, своевременность, адекватность, доступность, преемственность и непрерывность, способность удовлетворить ожидания и потребности пациента, стабильность осуществления лечебного процесса и результата.

В масштабах страны, главными индикаторами медицинской реформы должны являться укрепление здоровья населения, увеличение продолжительности жизни, снижение уровней инвалидности и смертности.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 31 января 2018 > № 2482714 Ирина Сысоенко


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 31 января 2018 > № 2479613 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова приняла участие в совещании Президента Российской Федерации Владимира Путина с членами Правительства

В своем докладе Министр подробно рассказала о внедрении информационных систем в сфере лекарственного обеспечения.

Вероника Скворцова:

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В Послании Федеральному Собранию Вы поставили задачу активно использовать информационные технологии для повышения эффективности контроля за рынком жизненно важных лекарств. По Вашему поручению для оптимизации цен на лекарственные препараты, которые закупаются для государственных и муниципальных нужд, и в целом совершенствования лекарственного обеспечения Минздравом совместно с государственной корпорацией «Ростех», Росздравнадзором, Минфином, Федеральным казначейством и Федеральной антимонопольной службой реализован проект по созданию информационно-аналитической системы мониторинга и контроля в сфере закупок лекарственных препаратов, предназначенной для анализа закупок в разрезе заказчиков, поставщиков, производителей для каждого МНН (международного непатентованного наименования) и каждого торгового наименования с определением референтных цен в однородных группах лекарственных препаратов и отклонений от них.

На основании технических требований, которые были разработаны Минздравом и одобрены на заседании Правительственной комиссии по информационным технологиям, государственной корпорацией «Ростех» разработана информационно-аналитическая система на отечественном и свободном программном обеспечении, которая была развёрнута на вычислительных мощностях Минздрава. Эта работа была проведена без привлечения бюджетных средств.

Для совершенствования механизма закупок лекарств была подготовлена нормативно-правовая база, постановление Правительства об особенностях описания лекарственных препаратов и приказ Минздрава об утверждении типового контракта на поставку лекарственных препаратов. Эти документы направлены на предотвращение коррупционных рисков, связанных с подгонкой контракта под конкретного поставщика.

Для интеграции информационно-аналитической системы с единой системой в сфере закупок, оператором которой является Федеральное казначейство, и обеспечения возможности автоматизированного поступления информации из системы в систему потребовалось создание Единого сквозного справочника-каталога лекарственных препаратов на основе уже существующих государственных реестров зарегистрированных лекарственных средств и предельных отпускных цен.

Хотелось бы отметить, что Государственный реестр лекарственных средств заполняется в течение 53 лет, с 1964 года. И в этой связи та информация, которая в этом реестре содержится, чрезвычайно разнокалиберна. В каждый исторический период информация вносилась по той нормативной базе, которая была характерна для этого периода. Поэтому единый каталог явился фактически перекодировочной системой, которая всю эту разнокалиберную информацию переводит в стандарт, формализованный в соответствии с актуальной нормативной базой. Это касается единиц измерения, дозировок, лекарственных форм и самих наименований. Вся работа по созданию каталога продолжалась в течение нескольких месяцев. Её проводили уполномоченные федеральные центры Минздрава, и она была закончена в декабре 2017 года.

Для минимизации лекарственной цены препарата лекарственные формы по всем препаратам были сгруппированы в эквивалентные формы на основе сходных фармакодинамических и фармакокинетических показателей – например, таблетки и капсулы одного препарата, которые оказывают примерно одно и то же действие и в одинаковой временной развёртке.

Большую помощь в этой работе оказала Федеральная антимонопольная служба. Минздравом, Минфином и Федеральным казначейством, а также государственной корпорацией «Ростех» был подписан акт интеграционных испытаний между информационно-аналитической системой и единой системой в области закупок. С 29 мая 2017 года был начат обмен информацией, который полностью стал автоматизированным и проводился в машиночитаемом виде. Это обеспечило возможность проведения оперативного анализа данных о закупаемых лекарственных препаратах и отклонениях от средневзвешенных контрактных цен.

По итогам опытной эксплуатации в 2017 году отработано свыше 157 тысяч контрактов на закупку лекарственных препаратов на сумму более 131 миллиарда рублей. Приказом Минздрава с 1 января 2018 года система уже работает в промышленной эксплуатации и продолжает наполняться данными о закупках. Так, на сегодняшний день число обработанных контрактов превысило 247 тысяч на сумму более 211 миллиардов рублей. То есть примерно это составляет треть от всего годового объёма жизненно важных препаратов.

Накопленный в информационно-аналитической системе массив данных является основой для расчёта начальных или максимальных цен контрактов. Минздравом разработан приказ о порядке определения начальной цены контракта, который был зарегистрирован Минюстом, согласован всеми заинтересованными ведомствами.

Уже с 1 января 2018 года по утверждённой методике, наряду с анализом ценовых предложений от потенциальных поставщиков и цен собственных закупок, заказчиком одновременно проводится сравнение сопоставимых рыночных цен и предельных цен регистрации производителей. Таким образом, мы используем и индикативный, и тарифный методы. Это позволяет в условиях конкурентного фармацевтического рынка определить минимально возможное значение цены на лекарства. При этом методикой предусмотрено право исключения очевидно демпинговых цен. Данная методика уже несколько лет применяется Минздравом, доказала свою высокую эффективность. Так, за последние пять лет по централизованным закупкам по программе семи высокозатратных нозологий мы сумели сэкономить 6 миллиардов рублей за счёт снижения стоимости одного курса лечения месячного больного в 2,2 раза. Таким образом, на 70 тысяч больных получили большее лечение за фиксированный финансовый ресурс.

И в 2017 году после централизации закупок антиретровирусных препаратов при ВИЧ-инфекции также удалось сэкономить более 5 миллиардов рублей, что позволило увеличить охват терапией больных с ВИЧ-инфекцией на 7,5 процента – с 39 до 46,5.

Примеры применения данной методики нашли отражение уже и в этом году. На одном контракте экономия 200 миллионов за счёт снижения цены фактически в семь раз.

Таким образом, внедрение этой методики с 1 января текущего года в масштабе всей страны позволит уже в этом году расширить охват населения лекарственной терапией за счёт экономии средств не менее чем на 7–10 процентов.

В соответствии с изданным приказом вторая стадия внедрения нового механизма определения контрактной цены вступит в силу во втором полугодии 2018 года. И она будет связана уже с автоматизированным расчётом внутри информационно-аналитической системы референтной цены по однородной группе лекарственных препаратов. Причём важно отметить, что это будет сделано не только по заключённым контрактам, но уже по исполненным, что позволит гарантировать объективность расчёта цены контракта и возможность корректировки только в рамках допустимого отклонения.

В 2018 году совершенствование информационно-аналитической системы будет продолжено, составлена межведомственная дорожная карта: это Минздрав, Федеральное казначейство, Минфин, Федеральная антимонопольная служба и Ростех. В соответствии с этой дорожной картой будут созданы электронные преобразователи – мостики от старых единиц измерения и старых лекарственных форм к современным формам.

И хотелось бы также сказать, что в 2018 году будут заложены алгоритмы реакции контрольных органов, таких как Федеральная антимонопольная служба и Росздравнадзор, на выявляемые нарушения при введении информации в информационно-аналитическую систему. В перспективе контроль будет распространяться на все этапы закупок начиная с этапа планирования, что создаст профилактическую систему. Таким образом, одиозные значения, выходящие за пределы коридора цен, не смогут быть введены в эту систему – и закупки не смогут осуществляться.

Наряду с обеспечением доступности лекарственных препаратов большое значение мы уделяем борьбе с контрафактом и фальсификатом. В рамках комплексной программы, связанной с обеспечением безопасными и качественными лекарственными препаратами, введён новый блок: это система маркировки лекарственных препаратов и мониторинг движения лекарственных препаратов. Фактически эта система стала приоритетным проектом, который сейчас активно реализуется. Добровольный эксперимент по маркировке был начат 1 февраля 2017 года. За прошедший год Федеральная налоговая служба совместно с Минздравом, Росздравнадзором и Минфином создала информационную систему маркировки лекарственных препаратов, которая была интегрирована с ведомствами и информационными системами. Были построены полные товаропроводящие цепочки от производителя до конечного потребителя. Разработано и размещено в публичном доступе бесплатное мобильное приложение, с помощью которого любой человек на смартфоне сможет проверить легитимность приобретаемого лекарственного препарата в аптеке.

Сегодня в эксперименте принимает участие уже свыше 1380 производственных, аптечных и медицинских организаций по 116 наименованиям лекарств. Промаркировано 7765 тысяч упаковок.

Первый год эксперимента подтвердил эффективность создаваемой системы. Введение маркировки лекарственных препаратов не приводит к значимому подорожанию лекарств. Даже в нижнем стоимостном сегменте максимальная прибавка в цене – до 50 копеек за упаковку, вместе с тем позволяет выявлять различные преступления в сфере обращения лекарственных препаратов. За первые три месяца обращения были выявлены нарушения более чем на 100 миллионов рублей. Важно отметить, что речь идёт о сложных нарушениях с повторным вбросом на рынок тех препаратов, которые приобретаются за бюджетные ресурсы.

Основной задачей второго года эксперимента является масштабирование системы маркировки на все регионы страны и подключение к ней всех субъектов обращения лекарственных средств, для чего в каждом регионе созданы координирующие центры, ответственные за подключение аптечных и медицинских организаций. Кроме того, большая работа проводится Министерством промышленности и торговли по оснащению производителей необходимым оборудованием.

Международный опыт свидетельствует о том, что с учётом масштаба проекта объём российского рынка лекарственных препаратов превышает 7 миллиардов упаковок и соответственно более 1,34 триллиона рублей. Введение подобной системы маркировки занимает в среднем пять лет, при этом первые два-три года уходят на создание информационных баз, сквозных структурированных справочников и оснащение производителей. Мы считаем возможным существенно сократить сроки при введении этой системы в нашей стране в связи с тем, что уже создан Единый каталог лекарственных препаратов.

Федеральная налоговая служба имеет существенный опыт в маркировке с учётом первого этапа, связанного с меховыми изделиями. Кроме того, в I квартале текущего года государственная корпорация «Ростех» планирует начать выпуск отечественного оборудования для маркировки лекарственных препаратов, что позволит удешевить оснащение производств на 25–30 процентов. Это дополнительно облегчает задачу.

Ускорению процесса способствует и тот факт, что страны Евросоюза входят в обязательную маркировку лекарств с 1 января 2019 года. Дальнейшее внедрение системы маркировки будет осуществляться в соответствии с принятым в декабре 2017 года Федеральным законом: обязательная маркировка будет введена с 1 января 2020 года. Вместе с тем Правительству Российской Федерации даны полномочия, дорожные карты ускорять введение маркировки для определённых сегментов лекарственного рынка. Прежде всего это касается дорогих лекарств по семи нозологиям и высоких ценовых сегментов жизненно важных препаратов. В настоящее время все мероприятия проекта реализуются чётко в соответствии с дорожной картой.

И в заключение я хотела бы сказать, что в перспективе в рамках Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения произойдёт состыковка этих двух информационных систем по мониторингу, закупке и движению лекарств, что сделает систему контроля ещё более эффективной и прозрачной.

Спасибо.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 31 января 2018 > № 2479613 Вероника Скворцова


Финляндия. Россия > Медицина > fano.gov.ru, 30 января 2018 > № 2479267

В Финляндии обсудили перспективы сотрудничества в области практической биомедицины

Состоялась рабочая встреча представителей научных и образовательных организаций, входящих в медицинский научно-образовательный кластер “Трансляционная медицина”, с руководством Университета Тампере и Балтийского Института Финляндии.

Визит состоялся в рамках подписанного в ноябре 2017 года договора о сотрудничестве между кластером и финскими научными учреждениями. Целью визита была подготовка совместного плана сотрудничества в рамках подписанного договора и знакомство с университетом BioMediTech, одним из самых современных научно-инновационных центров Финляндии.

Во время визита представители Института цитологии РАН, подведомственного ФАНО России, провели переговоры с директором научно-исследовательского центра офтальмологических инноваций профессором Ханну Узитало. Речь шла о научно-практическом взаимодействии по использованию индуцированных плюрипотентных стволовых клеток для лечения болезней глаз человека.

Опыт финских коллег будет использоваться при создании биомедицинской технологической платформы. Также формируется эффективная система внедрения инновационных разработок научных институтов в практическую медицину. Конкретные направления совместной деятельности уже намечены, более подробно они будут обсуждаться в ходе ответного визита делегации Финляндии в Санкт-Петербург.

Финляндия. Россия > Медицина > fano.gov.ru, 30 января 2018 > № 2479267


Россия. Финляндия > Медицина > ras.ru, 30 января 2018 > № 2479252

Финские и российские ученые разработали костные каркасы

Финские и российские ученые разработали костные каркасы, состоящие из гидроксиапатита, желатина, полипиррола и мезопористого оксида кремния, которые благодаря своей отличной биосовместимости, остеокондуктивности и потенциальной возможности адресной доставки лекарственных средств представляют большой интерес для инженерии костной ткани.

Синтетический гидроксиапатит уже широко используется в инженерии костной ткани по той причине, что по химическому составу он сходен с гидроксиаппатитом в кости. Биосовместимость, остеопроводимость и стимулирование процессов регенерации кости делает это вещество идеальным компонентом для костных каркасов. Но гидроксиаппатит обладает существенным для костей недостатком — хрупкостью и, соответственно, плохими механическими свойствами. Другой компонент, используемый исследователями для создания каркасов - диоксид кремния, также обладает высоким потенциалом для индуцирования процессов минерализации. Это вещество также можно использовать как транспортное средство для доставки лекарства с последующим контролируемым высвобождением. Еще один из компонентов разработки ученых - желатин, с его замечательной способностью прикреплять остеобласты, молодые клетки кости, формирующие регенерирующую костную ткань. Связывает все эти компоненты проводящий полимер — полипиррол. Он обладает электрической и термической стабильностью, но ему присущи и серьезные недостатки - хрупкость, плохие механические свойства и отсутствие биодеградируемости. Однако в сочетании с другими материалами, используемыми исследователями для создания костных каркасов, полипиррол можно использовать без какого-либо токсического воздействия на остеобласты.

Одновременное использование такой комбинации веществ для создания костных каркасов позволило исследователям улучшить свойства выбранных материалов для ускорения регенерации кости и в то же время для продления высвобождения антибактериальных веществ до 4 месяцев с момента введения. «Свойства полученных материалов сравнивались в разных экспериментах, в которых каркасы, содержащие полипиррол, демонстрировали хорошие механические свойства, более высокую адсорбцию белка и более высокий процент высвобождения модельного антибиотика - ванкомицина в течение длительного времени, по сравнению с непроводящими каркасами, - комментирует исследование один из авторов работы, старший научный сотрудник Лаборатории тканевой инженерии ИТЭБ РАН, кандидат биологических наук Юрий Шаталин. - Остеобласты, клетки костной ткани, помещенные в исследуемые материалы, оставались жизнеспособными в течение 14 дней, что позволяет предполагать их хорошую биосовместимость».

Таким образом, ученые создали новые проводящие композитные костные каркасы, а полученные ими результаты полностью подтверждают их применимость в адресной доставке лекарств и перспективность дальнейшего исследования данных материалов в различных ткане-инженерных приложениях и регенеративной медицине будущего.

Источник: Nazanin Zanjanizadeh Ezazi, Mohammad-Ali Shahbazi, Yuri V. Shatalin, et.al. Conductive vancomycin-loaded mesoporous silica polypyrrole-based scaffolds for bone regeneration. International Journal of Pharmaceutics, 30 January 2018, Is. 1, V. 536, P. 241-250

https://doi.org/10.1016/j.ijpharm.2017.11.065

Релиз подготовлен пресс-секретарем ИТЭБ РАН Татьяной Перевязовой

Россия. Финляндия > Медицина > ras.ru, 30 января 2018 > № 2479252


Россия > Алкоголь. Медицина > gazeta.ru, 30 января 2018 > № 2477087 Дарья Халтурина

«Эффект от сухого закона Горбачева был потрясающим»

Эксперт опроверг данные о снижении на 80% потребления алкоголя в России

Павел Котляр

Насколько в России снизилось потребление алкоголя, какие меры к этому привели и сколько жизней сберег горбачевский сухой закон, «Газете.Ru» рассказала заведующая отделением профилактики рисков ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России Дарья Халтурина.

— Не так давно СМИ со ссылкой на главу Минздрава Веронику Скворцову сообщили, что за последние пять-семь лет потребление алкоголя в России снизилось на 80%. Насколько это лукавые цифры?

— Министра неправильно поняли, в реальности потребление алкоголя к настоящему моменты снизилось до уровня 80% от показателей 2010 года.

То есть снижение составило около 20%, что само по себе является очень крупным достижением, поскольку для этого должны произойти серьезные социальные изменения.

На 28% с 2010 по 2017 год снизилась смертность от алкогольных отравлений, снижается заболеваемость наркологическими заболеваниями, такими как алкоголизм, алкогольные психозы, при этом снижается первичная заболеваемость, число состоящих на учете в наркологических диспансерах, заболеваемость среди взрослых и подростков. По сути, наблюдается определенный перелом.

Его частично можно объяснить популярностью частной наркологии, однако алкогольные психозы — это яркое состояние, лечить которое частные наркологи обычно не берутся, и эти случаи попадают в государственную статистику.

Снижается и тяжесть социальных бед, связанных с алкоголем. Это убийства и самоубийства, снижается также количество новых детей-сирот, поступающих в детские дома — это довольно-таки алкоголезависимый параметр.

При этом снижение алкогольной смертности в последние годы наблюдается больше всего там, где сильнее страдали от алкоголя -- это Север, Сибирь, Дальний Восток, село. В непьющих регионах, например, Северном Кавказе, совершенно другая динамика.

Европа, в целом, самый пьющий регион мира. А этнографически, культурно и генетически большинство народов России, включая русских, относятся, без сомнения, к европейским. Про некоторые восточные народы говорят, что они не могут усваивать алкоголь, на самом деле «мутантами» являются европейцы, у которых есть мутация, позволяющая пить много и без последствий. Кстати, у многих народов Крайнего Севера, например, чукчей, вопреки слухам, распространенность генов, отвечающих за метаболизм алкоголя, такая же как у европейцев, а вот у народов Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки — нет.

Надо сказать, что наши тувинцы и буряты как раз имеют «восточные» частоты генов, такие же как у китайцев, с которыми не стоило бы много пить. Сочетание такой генетики населения и водочной модели потребления особенно опасно.

— Какие основные меры привели к позитивным результатам?

— Эффективность мер антиалкогольной политики изучена, имеется достаточного количество исследований, обзоров, метаобзоров. Лучшие результаты показало снижение ценовой доступности — как легального алкоголя (на который уплачены акцизы), так и нелегального. В России такие меры принимались рывками: в 2012-2014 гг. состоялось весьма заметное повышение акцизов на алкоголь, а с 2016 г. внедрение ЕГАИС на уровне розницы --системы, которая не дает магазинам продавать нелегальную дешевую водку, с которой не уплачен акциз.

Кроме того, хорошо показали себя противосуррогатные меры, как в 2006 г., так и в 2017 г. В итоге и легальный, и нелегальный алкоголь стали несколько менее доступными для россиян. Прекрасно, что в России с 2011 г. существует общенациональный запрет на торговлю алкоголем после 23 часов, кроме того, во многих регионах есть дополнительные запреты — где с 21, где с 22 часов.

В таких регионах в большей мере снизилось число ДТП, то есть эти меры оказывают свое влияние.

Эффективной мерой является ограничение территориальной доступности алкоголя, то есть ограничение числа точек продажи на определенное количество населения. У нас же еще в 1990-е годы спирт Royal продавался в ларьках, потом в 1995 году в ларьках запретили продавать крепкие напитки и вино, потом в 2013 году и пиво…

— Однако, несмотря на все меры, совсем недавно произошла печально известная история с «Боярышником»...

— Да, и в ответ на эту историю Роспотребнадзор принял постановление о приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами, фактически всеми суррогатами алкоголя, кроме аптечных.

Это тоже оказало влияние на снижение смертности от внешних причин — она снизилась на 9% за 11 месяцев 2017 года (пока нет данных за весь год). Ведь люди, страдающие алкоголизмом, перестали иметь доступ к сверхдешевым спиртосодержащим продуктам.

Потребовалась трагедия, чтобы государство взялось за ум.

— У нас часто принято говорят о сухом законе. Однако вокруг практики сухих законов сложилось устойчивое мнение об их бесполезности и вреде. Так ли это?

— Это не так, сухой закон — мера конечно жесткая и, возможно, избыточная, однако эффективная. Во время Первой мировой войны была целая волна сухих законов, тогда были опасения, что будет разруха и хлеба не будет хватать на питание. Тогда ряд стран и Россия в том числе ввели сухой закон, продажа водки была запрещена, а на пиво повышены акцизы. В России большевики не отменяли сухой закон до 1925 года, когда Сталин заявил, что «надо выбирать между кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются».

Тогда продажа водки была разрешена по фискальным соображениям.

Эффект от сухих законов тогда был прекрасный везде, в том числе в России. За годы закона в России было заметное снижение потребления алкоголя. В 1913 году среднедушевое потребление составляло 3,7 литра этанола. Тогда около половины населения составляли дети, и в пересчете на взрослое население получается довольно много, хоть и меньше, чем сейчас. В 1915 году потребление составляло уже 0,2 литра, а в 1925 году, к моменту отмены сухого закона – около литра на душу населения в год.

Этот длительный сухой закон приучил советских граждан к трезвости — к 1940 году потребление составляло около двух литров.

Надо понимать, что это было очень голодное время. Украинцы называют голод 1932-1933 годов Голодомором и считают его национальным геноцидом, однако этот голод оставил весьма похожие страшные «зарубки» на демографических пирамидах и РСФСР, и УССР, то есть голод был общий. В такой ситуации конечно было не до водки.

В годы сухого закона в России снизилось число случаев «белой горячки» с 10 тыс. в 1913 году до единичных случаев в 1920-е годы. В постсоветские годы, когда к водке появился доступ, их число доходило до 90 тыс., однако и доступность психиатрической помощи в наши дни выше, поэтому сравнивать сложно.

В 1913 году среди поступавших в психиатрические больницы было 20% страдавших алкоголизмом, в 20-е годы — около 2%. Число прогулов снизилось на 30-40%. Производительность труда выросла на 9-13%.

Вклад сухого закона в снижение смертности в России в те годы вычислить трудно. Времена были тяжелые? и надо понимать, что тогда около 400 тыс. человек в год умирало из-за инфекционных заболеваний. Плюс ко всему была война, поэтому смертность из-за алкоголя вычленить довольно сложно. Мы даже не представляем себе, насколько плохо и голодно жили еще совсем недавно наши предки, при этом не только в России. Вспомните — у профессора Преображенского на голодающих немецких детей собирали…

— Но водочка в графине стояла… В каких странах тогда еще ввели сухие законы?

Все северные страны начинали с такой же модели потребления, как и СССР — с водочной, именно там и принимались сухие законы.

В Норвегии сухой закон был введен в 1916-1927 годы, в Финляндии в 1914-1932, в Исландии в 1915-1935, в США — в 1920-1932 годы, в Швеции с 1914 по 1955 гг. водку выдавали по талонам. Были подобные законы и в некоторых провинциях Канады. В Дании не стали вводить сухой закон, а в 10 раз подняли цены на водку в 1917 году, и страна из водочной превратилась в пивную.

В странах Европы наблюдались примерно такие же положительные эффекты, как и в России, и неспроста эти законы не отменялись довольно долго. Исключением из общей картины стали США, поскольку мало кто представляет, какой слабой в те годы там была центральная власть.

Там была слабой полиция, она была выборной, а значит — коррумпируемой. Тем не менее продолжительность жизни после отмены сухого закона в США упала, хотя этот эффект трудно отделить от воздействия Великой депрессии. Есть отдельные исследования, показывающие, например, снижение смертности детей от внешних причин в результате сухого закона в США, так что не факт, что он был провальным.

— В сугубо отрицательном ключе принято вспоминать горбачевский сухой закон, который привел к вырубленным виноградникам и самогоноварению. А что говорит про него статистика?

— В целом эффекты антиалкогольной кампании Горбачева были на самом деле потрясающими. Снизилась смертность, при этом не только от алкогольных отравлений, травматизма и убийств, но и от сердечно-сосудистых заболеваний — ишемической болезни сердца, гипертонии, инфарктов, геморрагических инсультов.

Смертность среди мужчин трудоспособного возраста снизилась примерно на 25%.

А всего по подсчетам ученых за годы антиалкогольной кампании не умерло 1,38 млн человек — это колоссальное количество спасенных жизней. Западные ученые очень удивились, так как считалось, что алкоголь имеет кардиопротективные свойства. Однако обнаружилось, что большие дозы алкоголя имеют кардиотоксичные свойства. Снизилась смертность от пневмонии, оказалось, что пневмония — болезнь, в том числе алкоголиков, так как, видимо, пьянство подрывает иммунитет и увеличивает риски умереть от пневмонии.

Кроме того, закон совпал с действием более ранних эффективных мер по поддержке рождаемости (ясли, садики, гибкие графики для матерей, социальные алименты), поэтому в 1987 г. было повышение рождаемости до уровня 2,2 ребенка на женщину.

К этому привели не только эти меры, но и тот факт, что папы перестали пить, и от супругов, партнеров стало не так страшно рожать.

Наличие надежного партнера, безусловно, фактор количества детей у женщины. Да, стали гнать самогон, но это не компенсировало положительного эффекта от снижения доступности легального алкоголя. А насчет виноградников — дело не в Горбачеве. Виноградники сами вымерзли в холодную зиму 1984-1985 гг., проблема в том, что из-за горбачевской кампании их не высадили заново.

— Закон был отменен в 1988 году, как это отразилось на демографии?

— После отмены смертность пошла резко вверх, а потом были реформы, в рамках которых Егор Гайдар не придумал ничего лучше, как при гиперинфляции заморозить цену на водку, поэтому я не могу разделить восторгов по поводу вклада этого человека в историю.

И тогда смертность побила все рекорды — общая выросла в полтора раза в сравнении с 1985 годом. Пошел алкогольный мор, плюс некоторые организации беспошлинно завезли спирт Royal.

Главный эффект от сухих законов — снижение смертности, преступности и так далее. Ту же горбачевскую кампанию можно было организованнее провести и не создавать очереди. Можно было просто больше повысить цены на водку. Ведь почему при Брежневе спился советский народ? Доходы граждан росли, а цены на водку нет.

— Ваш коллега Андрей Коротаев положительно высказывается за идею монополизации. Какие еще меры в России могут оказаться востребованы?

— Действительно неплохой мерой может стать госмонополия на розничную торговлю алкоголем, так как там, где эти монополии есть, обычно они подчиняются Минздравам. Можно в качестве пилотного проекта ввести монополию в отдельных регионах. В половине штатов США распространена интересная мера -- ответственность продавца за продажу алкоголя пьяному человеку, если с ним что-то случилось. Оказывается, это очень организует барменов и продавцов.

Если говорить о нелегальном алкоголе, то надо запретить вакханалию с продажей самогонных аппаратов. Самогон может содержать метанол. Раньше считалось, что отравления метанолом случались из-за утечек метанола в промышленности. Но оказывается, при самогоноварении, если размножаются не те дрожжи, которые надо, может получиться самогон с высоким содержанием метанола, поэтому не рекомендую его употреблять. Кстати, так довольно часто гибнут туристы в Юго-Восточной Азии.

И очень важно пресечь аптечные продажи этилового спирта, интернет-продажу, фанфурики, лосьон «Боярышник» для ванн.

Парфюмерно-косметический «боярышник» уже попал под запрет, но надо усиливать наказание за нарушения закона. У нас очень слабые штрафы, и необходимы очень высокие объемы продаж нелегального алкоголя, чтобы это стало уголовным преступлением.

Следует вспомнить, что в России среди девочек-подростков лет 13 популяризировалась такая субкультура, как «винишко-тян». В ней требуется пить вино, хотя бы дешевый портвейн, так что сторонники популяризации «культуры пития» могут радоваться.

--Насколько нынешний рост продолжительности жизни в России до 72 лет связан с антиалкогольной политикой?

— Заметно связан. Конечно это не единственная причина — снижается потребление табака и улучшается медицина, например, мы наблюдаем снижение младенческой смертности. Однако без антиалкогольных мер рекордных для России показателей продолжительности жизни не было бы.

— Наверное играет роль и низкий старт, есть ли у нас потенциал для дальнейшего снижения потребления?

— Еще какой есть, как говорится, выйду на улицу — гляну на село… Недавно зашла в магазин, там двое мужчин покупают бутылку водки 0,75. Предупредила их, что похмелье на утро будет, а они мне — да мы уже вторую берем!

Россия > Алкоголь. Медицина > gazeta.ru, 30 января 2018 > № 2477087 Дарья Халтурина


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 января 2018 > № 2477091 Ольга Стефанишина

Стефанишина: Минздрав постарается учесть в договорах с международными организациями рекомендации Счетной палаты

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя министра здравоохранения Ольги Стефанишиной

- Часто приходится слышать, что международные организации не выдерживают график поставок лекарственных средств, поэтому в Украину до сих пор не поставлены некоторые препараты за 2016 год, хотя деньги за них были перечислены международным организациям. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию.

- Мне бы хотелось, чтобы в Украине все, кого интересуют закупки, перестали мыслить бюджетными годами: за бюджет какого года мы закупаем препараты. Дело в том, что с 2014 года у нас по объективным причинам сместился график закупок. Тогда, действительно, был период, когда в Украине была нехватка лекарств из-за большого перерыва в закупках. В настоящее время проблема отсутствия закупленных лекарств уже отходит, ведь за последние полтора года Министерство здравоохранения Украины делало все, чтобы нагнать закупочный процесс. Поэтому сейчас график поставок перестроен в соответствии с потребностями регионов, а не с календарным годом. Сейчас мы все еще получаем лекарства, закупленные за бюджеты прошлых лет. Поэтому по большинству программ лекарства в той или иной степени есть. Я не буду утверждать, что все больницы полностью обеспечены лекарствами, по той простой причине, что в бюджете нет денег на обеспечение 100% потребности. Например, программа по взрослой онкологии у нас обеспечена деньгами на 30%. Но свои обязательства по обеспечению поставок международные организации выполняют.

- Но на каждом заседании комитета Верховной рады по здравоохранению кто-то из его членов говорит о непоставках. И даже если посмотреть на сайте Минздрава официальную информацию, цифры показывают, что непоставки есть. В чем причина?

- Это манипуляции со стороны оппонентов международных закупок. Объясню почему. Например, за бюджет 2015 года не поставлено 0,4% лексредств - это видно в официальной информации Минздрава. Но на самом деле это лексредства, которые сейчас на мировом рынке невозможно найти. Их просто нет. К сожалению, депутаты умалчивают, что до передачи закупок международным организациям, у нас по очень большой части номенклатур были недозакупки. Например, за 2014 год ряд вакцин, которые мы должны были получить, Минздрав не закупил вообще. А ЮНИСЕФ, который сейчас занимается закупкой вакцин, закупает все, кроме вакцины с ацеллюлярным компонентом, которая является дефицитной на всем мировом рынке. ЮНИСЕФ не может закупить ее, но заменяет другими комбинированными вакцинами против тех же заболеваний.

По 2016 году, если говорить о квотах…

- Квоты - это что?..

- Квоты – это то количество препаратов, которые мы можем обеспечить за существующий бюджет. У нас есть 100%-я потребность, и есть часть, которую может профинансировать государство.

Так вот, практически все препараты приехали на 100% по квотам, и сейчас идет дозакупка на сэкономленные деньги. Дозакупка позволяет покрыть значительную часть потребности, например, в 2016 году дозакупка за сэкономленные деньги достигала 67%.

И вот начинаются манипуляции со стороны оппонентов международных закупок. Ведь если смотреть в денежном выражении, то выглядит так, как будто не все закупки произведены. Так как деньги заплачены за определенное количество лекарств, а на сайте министерства отображается, что потрачены не все средства. Хотя на самом деле заказанное количество лекарств международные организации завезли, но деньги еще остались, и они расходуются для получения дополнительного количества лекарственных средств.

- Где находятся эти деньги?

- Они находятся у международных организаций. После того, как организации закончили закупку заказанного количества, они запрашивают у Минздрава потребности в дополнительной закупке. Министерство обращается к экспертной группе, к регионам, собирает заново потребность... Это достаточно долгий и забюрократизированный процесс. Но я хочу уточнить и тем самым опровергнуть миф, будто международные организации зарабатывают процент от оборота денег. Закупки проводят неприбыльные организации, деньги хранятся не на депозитных счетах, и они не зарабатывают ничего от хранения денег.

Есть и другие причины якобы непоставки препаратов или вакцин. Например, в регионе препарат есть в избытке, поэтому его не везут сейчас. Или же регионы не имеют нужных условий для хранения, например, вакцин. Поэтому регионы сами просят Минздрав задержать поставку (и у нас есть соответствующие письма из регионов). Препараты ждут на государственном центральном складе, когда регион сможет их принять. А в таблице на сайте Минздрава это будет отражено как то, что поставка в регион не была осуществлена.

Вот еще пример: по гепатитам мы меняли номенклатуру и потом заново собирали потребность, потому что изначально в проекте номенклатуры у нас были устаревшие препараты, которые нигде в мире практически не используют и даже не производят. Когда нам об этом сообщила международная организация, мы начали процесс изменения номенклатуры. Это заняло несколько месяцев. К сожалению, этот процесс достаточно бюрократичен на данный момент. Но мы на это пошли, понимая, что, вводя новые препараты, мы увеличим количество людей, которых сможем охватить лечением. И новые препараты гораздо легче переносятся, чем те, которые мы закупали до сих пор.

Такие ситуации, конечно, затягивают процесс, но они необходимы для того, чтобы закупки были эффективными.

- Почему номенклатуры утверждают так поздно? Все международные организации говорят об этом. Почему каждый год нужно утверждать номенклатуру, которая не очень отличается от прошлогодней?

- Это такая старая неэффективная система, которая работает в Украине много лет, и которую мы сейчас меняем. Пока все происходит по-старому: есть номенклатурные комиссии, которые ежегодно создают проекты номенклатур, потом эти проекты проходят общественное обсуждение и, лишь потом, утверждаются. Сейчас Минздрав готовит проект постановления правительства, который утверждает перечень лекарственных средств и ИМН по дозировке, форме выпуска, количеству. Это достаточно большой объем информации и его согласование проходит достаточно долго.

Я думаю, что со временем (надеюсь, это будет скоро) Украина перейдет все-таки на использование Национального перечня лекарственных средств для национальных закупок, и так много изменений, как сейчас, в номенклатурах уже не будет. Номенклатуры будут изменяться только в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения, когда будут появляться новые препараты. Это будет правильная система.

Относительно определения потребности: здесь есть специфика страны. Она состоит в том, что в Украине нет реестров пациентов и реальную потребность рассчитать достаточно сложно. Поэтому Минздрав каждый раз вынужден обращаться к регионам: "А сколько же у вас пациентов?". Это не очень правильно, особенно для вакцин. А регионы ведут у себя, как правило, бумажную статистику. Есть методика международной организации, которая учитывает рождаемость. В 2018 году мы хотим изменить методику расчета, и начать хотим с вакцин.

- Насколько объективно заключение номенклатурной комиссии, которая эту самую номенклатуру для закупки и формирует?

- К работе постоянной рабочей группы по закупкам на общественных началах привлекаются экспертные группы. Как правило, они состоят из пяти экспертов из разных медицинских учреждений, которые занимаются практикой. Кроме того, номенклатуры проходят общественное обсуждение, когда пациенты сами предлагают изменения и аргументируют их. Все предложения рассматриваются в обязательном порядке, и если они имеют под собой достаточное основание, вносятся изменения.

– Какова ситуация закупками за бюджет 2018 года? Когда они начнутся?

– В настоящее время мы уже начинаем закупки за бюджет 2018 года. Впервые за три года мы начали этот процесс не просто вовремя, а заранее. С декабря мы начали формирование номенклатур, уже утверждены 15 из 40-ка. Мы начнем собирать заявки по регионам. Я думаю, что это пройдет быстро. После этого готовится постановление Кабмина. И вот после этого мы сможем заключать контракты.

В 2017 году договора с международными организациями изменены, и мы получили возможность перечислять им деньги не по 100%-й предоплате, а по факту завершения тендера. Это было одним из новшеств контрактов 2017 года. То есть, мы проводим изменения. Важно сказать, что международные закупки – это уникальный опыт для Украины. И это сложный процесс. В самом начале никто не знал, как правильно его организовать. Но сейчас мы нормализуем процесс.

- Как вы прокомментируете конфликт между Национальным перечнем основных лекарственных средств и номенклатурой закупок, например, по орфанным заболеваниям, препараты для лечения которых в Нацперечень не включены?

- Пока было принято решение о том, что Нацперечень не будет действовать для международных закупок, которые содержат большую часть препаратов для орфанных заболеваний. Думаю, что для такой категории пациентов будет создана специальная программа или специальная концепция обеспечения пациентов лечением за средства госбюджета. Пациенты без лекарств остаться не должны.

- Будут ли вноситься изменения в договоры с международными организациями? Если да, то какие?

- На закупки за бюджет 2017 года договора уже подписаны, а по закупкам за бюджет 2018 года мы готовим базу для заключения этих договоров. Разрабатываем свое виденье, с учетом замечаний Счетной палаты.

- А какие именно рекомендации Счетной палаты будут учтены?

- Это касается, главным образом, срока и графиков поставок и ответственности за нарушения.

Кроме того, много вопросов было относительно того, можно ли показывать договора с международными организациями, какая информация публичная, какая нет. Если мы говорим, например, о ценах на препараты, то важно понимать, что международные организации договариваются об очень низких ценах для Украины на многие препараты. И именно поэтому такая информация может быть конфиденциальной.

Кроме того, очень много информации о закупках – тендерах, поставках, распределении – есть в открытом доступе на сайте Минздрава и международных организаций. Поэтому говорить том, что информация о договорах и закупках совсем закрыта – это манипуляция.

- Часто ли бывает, что международные организации срывали сроки поставки?

- У меня такой информации нет. Если препарат или вакцина не может быть поставлена, то на это всегда есть объективное объяснение: отсутствие продукта на мировом рынке, проблемы с производством.

- Но если год прошел, а препарат не привезли, разве это не срыв сроков?

- Если говорить о вакцинах, то срок их производства, минимум, 12 месяцев, а может быть и больше. Это объективные причины, с которыми мы ничего сделать не можем. Во всем мире сейчас существует дефицит вакцин из-за ограниченного количества и мощностей площадок производства и больших объемов заказов. Развитые страны практикуют долгосрочное планирование закупки вакцин. Мы обсуждаем такую возможность для Украины, и надеемся, что с 2018 года Украина перейдет на долгосрочное планирование на несколько лет вперед.

- Это потребует изменения Бюджетного кодекса…

- Да. И для этого есть политическая воля. Сейчас, когда у нас, к счастью, есть вакцины в стране, мы можем заказывать их на три года вперед. Кроме того, мы обязаны создать запас вакцин в размере 25%. Для этого надо менять законодательство. Внутри Минздрава такая политическая воля есть, она есть и со стороны премьер-министра. Надеюсь, народные депутаты нас поддержат.

- Какие основные ошибки были допущены при проведении международных закупок?

- Я думаю, что это очень забюрократизированный процесс. Можно его существенно упростить, снять часть бюрократических согласований. Одна из самых больших проблем – отсутствие электронной системы учета лекарств. Сейчас данные об остатках лекарств находятся в регионах в бумажной форме и собираются раз в месяц. Это создает проблемы с оперативностью получения данных. Поэтому мы сейчас хотим запустить электронную систему учета лекарств, чтобы она была публичной и доступной.

Еще когда я работала в пациентской организации, мы понимали, насколько важно сделать информацию о наличии лекарств публичной. Мы создали сайт eliky.in.ua, где пациент мог получить информацию о наличии препаратов в больнице. Этот сайт сейчас охватывает не всю Украину и там не настолько детальная информация, которая нужна для менеджмента международных закупок. Мы хотим сделать подобную официальную государственную систему и открыть ее для пациентов. Я думаю, что это случится уже в ближайшее время.

Мы начнем с крупных медучреждений и постепенно будем распространяться на области. Ясное дело, что сеть медучреждений в маленьких населенных пунктах пока не готова, но надо с чего-то начинать. Будем искать ресурсы, чтобы провести интернет в медучреждения. У нас есть уже закон о сельской медицине, будем озвучивать эти потребности в контексте реализации этого закона. Если мы будем постоянно говорить, что у нас нет интернета или компьютера для достижения этой цели, то они у нас и не появятся.

- Что происходит с созданием Национального закупочного агентства (НЗА)? Когда оно появится?

- Есть концепция его создания, она утверждена Кабмином. Мы работаем с МЭРТ, у которого уже есть созданное ГП "Государственные закупки". Возможно, для Минздрава будет какая-то специфика, но регуляторная рамка будет единой обоих закупочных агентств. Формат агентства еще обсуждается, мы не хотим создать агентство, которое вернет нас в 2012 год. Наша главная цель – создать систему, которая сможет обеспечивать пациентов лекарствами. Вовремя и без коррупции.

Мы будем анализировать все существующие программы. Я думаю, что часть программ, по которым проводятся госзакупки, уйдет на реимбурсацию, часть программ будут включены в стоимость медуслуг, которые оплачивает государство. Важно, чтобы эта реформа согласовывалась с начатой общей реформой здравоохранения. Но НЗА может стать хорошим переговорщиком относительно цен, оно будет кооперировать все заказы и за счет больших объемов говорить о снижении цен.

- Я слышала такие опасения, что НЗА, каким бы хорошим оно ни было, не сможет добиваться таких цен, каких добиваются международные организации, в частности потому, что мировых производителей беспокоят вопросы комплаенса, отсутствия коррупции и т.д. Например, UNDP, всемирная организация, может получить низкую цену у производителей, которые котируются на международных биржах, а никому не известное агентство при Минздраве Украины, репутация которого не очень понятна, не сможет. Как бы вы прокомментировали эту точку зрения?

- Когда мы планировали реформу закупок, мы понимали, что нам нужно какое-то очень необычное решение, которое позволит устранить коррупцию. Я думаю, что для НЗА необходимо придумать что-то подобное. Сейчас в Минздраве мы создаем рабочую группу с привлечением международных экспертов, чтобы нам посоветовали, как это происходит в мире. К этой группе привлекаем антикоррупционные организации, которые это видение помогут адаптировать к украинским реалиям.

Международные организации напрямую работают с производителями. Мы добились того, что 70% поставщиков выходят напрямую без дистрибьюторов, и нам необходимо, чтобы украинское агентство могло также работать напрямую.

- Реально ли создать НЗА за 2018 год и с 2019 года перейти на национальные закупки?

- Мне кажется, что для этого нужно больше времени. Создать агентство необходимо в 2018 году, но начать полноценную работу до 2019 года, чтобы оно перебрало все национальные программы, вряд ли возможно. Скорее всего, мы будем сначала запускать его в тестовом режиме, на некоторые программы.

- По-вашему, каково место национального производителя в бюджетных закупках? Нужно ли ориентировать НЗА на предпочтительную работу с национальным производителем? Нужно ли стимулировать национального производителя, гарантируя ему бюджетные закупки?

- Нельзя сказать, что все украинские производители спокойно выигрывают международные тендеры, но нельзя говорить, что есть какая-то дискриминация. ПРООН в 2017 закупила у украинского производителя препарат не только для Украины, но и для Молдовы – это выход украинского производителя на международный рынок. Я также хочу сказать, что хотя, международные закупки действуют уже три года, мне не известны пока случаи, чтобы хоть один украинский производитель прошел преквалификацию Всемирной организации здравоохранения. Сейчас у них появилась возможность выходить на международные торги, и им это было бы полезно. Украинский производитель может конкурировать, если у него качественный препарат и хорошая цена, и может выходить на международные рынки.

- Вы уже встречались с отечественными производителями после назначения?

- Еще нет.

- Вы занимаетесь не только закупками, но и евроинтеграцией. Что планируете делать в этой сфере? Будет ли меняться нормативная база в соответствии с европейскими директивами, чтобы той же отечественной фарме было проще?

- Есть ряд директив, в основном в сфере общественного здоровья, инфекционных заболеваний, службы крови, трансплантация, электронной системы здравоохранения, курения которые мы будем имплементировать. Это основные направления. Все эти направления будут распределены министром среди заместителей. Моей задачей будет координация этой работы, но, в том числе, я буду отвечать и напрямую за некоторые из них.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 января 2018 > № 2477091 Ольга Стефанишина


Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов

Виртуальный доктор. Как будет работать искусственный интеллект в медицине

Сергей Морозов

доктор медицинских наук, MPH, президент European Society of medical imaging informatics

В каких случаях ИИ помогает врачу, а где на него зря уходят деньги

Согласно международным исследованиям, применение искусственного интеллекта в медицине способно увеличить валовую прибыль компаний в индустрии здравоохранения. В 2016 году доля европейского рынка ИИ была оценена в $270 млн при ожидаемом ежегодном росте более 35%. По оценкам BIS Research, к 2025 году общий рынок ИИ в здравоохранении достигнет $28 млрд при CAGR более 45,1%, а рынок ИИ для медицинской визуализации и диагностики — $2,5 млрд.

Основной мотивацией для развития ИИ в медицине является рост затрат на здравоохранение и соответствующая необходимость в их ограничении, проблема качества диагностики: около 20-30% медицинских исследований являются неточными или неточно интерпретируются, стремление к стандартизации и автоматизации рутинных функций вплоть до создания самоуправляемых диагностических моделей.

Еще одним очевидным стимулом развития ИИ является огромный объем данных, которые генерируются всевозможными медицинскими устройствами и информационными системами. При этом, после 3 месяцев хранения менее 15% медицинских данных оказываются востребованными врачами. ИИ привлекает возможностью придать смысл и добавленную стоимость накопленной информации. Автоматизация рутинных действий по сбору и анализу разрозненных медицинских данных позволила бы повысить точность ранней диагностики и прогнозирования развития болезней, оценку эффективности лечения.

Таким образом, трудно найти лучший момент, чем вчера, для инвестиций в быстрорастущие компании на рынке ИИ в здравоохранении. Основным экономическим драйвером при этом, отраженном в девизе знаменитой американской клиники Мэйо «doing more with less», является возможность снижения затрат в системе здравоохранения при сохранении эффективности.

Международная практика

Американская компания Enlitic предлагает онлайн-сервис, повышающий клиническую и экономическую эффективность работы медицинского персонала. Созданный для распознавания рентгенограмм легких в двух проекциях, он позволяет с точностью свыше 95% (AUC > 0,95) классифицировать снимки по 6-7 основным синдромам (не диагнозам!) и формировать предварительный шаблон описания, с которым врачу нужно либо согласиться и нажать «подписать», либо не согласиться и внести свои изменения. Основная сложность, с которой столкнулись разработчики, — проверка данных для тренировки компьютера. В результате этот процесс осуществлялся при помощи массового тегирования (разметки) врачами со всего мира более 5 млн снимков по согласованным критериям.

В компании Babylon health и Sensely разработали приложения для анализа жалоб людей, обращающихся в колл-центр. Алгоритмы анализируют ответы пациента на заданные вопросы и выбирают один из собственных вариантов, таких как «срочно обратитесь к врачу/запишитесь на прием/почитайте об этом заболевании на нашем сайте». Такой элементарный по сути сервис уже широко применяется Национальной службой здравоохранения Великобритании (NHS) и позволит сэкономить затраты колл-центров. Основная сложность в этом случае — разработка деревьев принятий решений и их валидация в условиях медицинской практики.

Израильский стартап Zebra Мedical обратился к проблеме ошибок диагностики, которые по разным оценкам достигают 30% в общем числе проводимых исследований. Потенциально их разработка может повысить число выявляемых при компьютерной томографии заболеваний, снижая вероятность человеческой ошибки: врач как человек может что-то просто не заметить при описании томограмм. Для ответственного врача это удобный инструмент, позволяющий не пропустить, к примеру, опухоль легкого, перелом позвонка, хронические заболевания печени или кальциноз артерий сердца. Для менеджмента клиники — возможность управления рисками и дополнительная защита от гипотетических судебных исков в случае пропущенных диагнозов. С точки зрения системы здравоохранения, дополнительные находки — это в большинстве случаев ложно-положительные диагнозы, увеличивающие стоимость обследования и лечения, но не повышающие качество и продолжительность жизни. В ноябре 2017 года была объявлено о предоставлении доступа к сервисам Zebra через Google Cloud по цене $1 за каждое исследование.

Неудачные экзамены ИИ

Компания IBM после неудачного запуска продукта Watson для анализа изображений, который, тем не менее, стал ассоциироваться с любыми продуктами на основе искусственного интеллекта, выбрала путь Google и решила натренировать компьютер на сдачу экзамена на сертификат врача-маммолога в США. Покупка ею компании Merge Healthcare, обладающей огромным архивом снимков, не дала ожидаемого результата, так как эти данные не были предварительно размечены человеком и компьютеру ни о чем не говорили. Чтобы исправить ситуацию IBM начала создавать партнерства с клиниками для получения от них размеченных данных в обмен на лицензии на клиническое применение разрабатываемых алгоритмов. Для этого была создана технологическая платформа с магазином приложений, позволяющая в перспективе поставить на поток выпуск и валидацию алгоритмов для медицины.

Можно предположить, что в недалеком будущем, учитывая коммодитизацию томографов и растущую доступность лучевой диагностики в развивающихся странах, IBM сможет конкурировать и с сегодняшними гигантами медицинской индустрии, продавая не технологии сканирования, а доступ к сервисам массового анализа изображений и данных. Это подтверждает выводы компании McKinsey, которая показала, что в медицине возможно автоматизировать 36% функций, прежде всего на уровнях сбора и анализа данных.

В результате, на зарождающемся рынке ИИ в медицине уже работает несколько бизнес-моделей: продажа узкоспециализированных сервисов напрямую госпиталям, продажа лицензий на сервисы через онлайн-платформы или маркетплейсы, продажа разработанного программного обеспечения крупным компаниям-производителям медицинских информационных систем, всевозможные партнерства между стартапами и индустриальными лидерами. Все понимают, что «золото» очень близко, но где точно — пока непонятно.

Ограничения и ошибки в России

Ситуация на рынке ИИ в области медицины в России заметно отличается от того, что происходит сейчас на Западе. Ее можно кратко описать фразой основателя компании Enlitic Джереми Ховарда: «Большинство алгоритмов искусственного интеллекта бесполезны», так как созданы под неточное определение задачи или в отсутствие бизнес-модели.

Что ограничивает развитие и применение технологий анализа данных и ИИ в российской медицине? Во-первых, медицинский труд в России дешев, и, соответственно, экономическое обоснование автоматизации функций медсестры или врача несостоятельно.

Во-вторых, врачи в России в избытке (1 рентгенолог на 2800 населения в России, 1/10000 в США и 1/100 000 в Японии), и как следствие, отсутствует типичная мотивация заместить недостающую рабочую силу алгоритмом или компьютерной программой.

В-третьих, по моим ощущениям, формально отсутствует проблема качества медицинской помощи и экономических потерь из-за назначения бесполезных исследований, поскольку сложившейся системе невыгодно демонстрировать проблемы.

Таким образом, в России хайп ИИ в большей степени обусловлен «модой» и стремлением привлечь легкие инвестиции.

При этом существенным отличием российской медицины от медицины стран ОЭСР является индустриальное отставание, то есть крайне ограниченный системный подход к организации рабочих процессов, постановке измеримых качественных целей, экономическому обоснованию, управлению по целям и информатизации. Необходимым условием для развития рынка ИИ в медицине является формирование ИТ-инфраструктуры здравоохранения. Регламентация процессов, постановка целей на основе измеряемых метрик качества, оценка экономической эффективности — все это необходимая основа информатизации и последующей автоматизации. Получается, что отдельные госкомпании, страховщики и сетевые частные клиники проявляют скорее праздный интерес к решениям по автоматизации, но не готовы к приобретениям. Частным компаниям и инвесторам в таких условиях трудно рассчитывать на реальные продажи.

Выделю основные ошибки разработчиков алгоритмов и продуктов для автоматизации медицинских функций и предиктивного анализа данных:

- создание продукта, исходя из имеющейся технологии, а не от определения проблемы целевой аудитории;

- создание алгоритмов под потребности отдельно взятого врача-евангелиста ИТ, а не системы оказания медицинской помощи;

- гипотеза отсутствия решений на рынке, в то время как продукты уже существуют в составе информационно-аналитических систем традиционных медицинских производителей, но не позиционируются отдельно для широкого потребителя;

- отсутствие четкого определения целевой аудитории, механизмов финансирования медицинской помощи и экономических мотивов потенциальных заказчиков;

- отсутствие анализа рынка, конкурентов и продуктов;

- отсутствие Сhief medical officer с медицинскими, бизнес и ИТ-компетенциями;

- создание модели «как должно быть» без базового описания рабочих процессов в модели «как есть».

Выводы

Готовность медицины к изменениям привычного уклада, прежде всего, зависит от готовности применять решения из других индустрий. Например, технологии, которые используются для рендеринга изображений и отображения теней в компьютерных играх, уже успешно применяются в медицине. Трансформация медицины из искусства и ремесла в индустриальное решение происходит повсеместно, и это не замена врача, а обогащение медицины технологиями из других отраслей, например из ритейла, авиаперевозок, индустрии гостеприимства.

Применение искусственного интеллекта в медицине способно революционизировать индустрию здравоохранения за счет развития таких областей, как персонализированная медицина, диагностика, разработка новых лекарственных препаратов, робот-ассистированная хирургия, телемониторинг хронических заболеваний, дистанционная помощь пациентам, поддержка принятия правильных медицинских решений, выявление медицинских ошибок.

Не автоматизируются только экспертиза, мудрость, человеческое отношение, забота, эмпатия, взаимопонимание, поддержка — именно то, что составляет основу профессии Врача. Системным же сдвигом в медицине под давлением автоматизации должен стать переход к глаголам совершенного вида, то есть от лечения к излечению. Мотивация по KPI и искусственный интеллект нам в помощь.

Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959

Красноярские ученые нашли способ адресного разрушения раковых клеток

Ученые Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН, подведомственного ФАНО России, совместно с российскими и иностранными коллегами разработали способ адресного разрушения раковых клеток с помощью наночастиц золота и теплового воздействия.

Доставку терапевтических наночастиц к опухоли осуществляют специальные молекулы. Под воздействием лазерного облучения частицы нагреваются и разрушают злокачественную ткань опухоли, оставляя здоровые ткани нетронутыми. Метод подходит для случаев, когда хирургическое удаление опухоли является сложной задачей.

В последние годы для решения проблем, связанных с терапией онкологических заболеваний, стали разрабатываться нестандартные средства, основанные на нанотехнологиях. Положительный результат новых подходов обусловлен сочетанием биологических и физических методов. Биологические молекулы обеспечивают адресную доставку действующих веществ к зараженным клеткам, где они уничтожаются различными физическими воздействиями. Для адресной доставки обычно используют аптамеры – это «молекулы-поводыри», искусственные одноцепочечные последовательности ДНК или РНК, которые благодаря своей структуре способны с высокой специфичностью связываться с нужными клетками.

В экспериментах с лабораторными животными красноярские ученые установили, что наночастицы золота могут быть использованы для уничтожения раковых клеток. Дело в том, что при облучении лазером такие частицы нагреваются. Если доставить наночастицы к раковой клетке, а после воздействовать на них зеленым светом, то они поглощают излучение, что создает локальный нагрев ткани и разрушение злокачественных клеток.

Чтобы удалить злокачественные клетки карциномы Эрлиха у лабораторных мышей, ученые вводили в организм животных наночастицы с аптамерами, а затем нагревали их лазерным светом. Время обработки не превышало 5 минут. Благодаря гипертермии (перегреванию) раковые клетки разрушались. Для подтверждения эффективности ликвидации опухоли в Центре ядерной медицины ФМБА ученые использовали позитронно-эмиссионную томографию и компьютерную томографию с анализом раковой ткани. Результаты такой диагностики позволяют с высокой достоверностью отличить доброкачественное образование от злокачественного.

По словам ученых, чтобы добиться результата пришлось объединить усилия специалистов из нескольких областей: физики, химики, биологи, медицины, математики и инженерии. Ученые установили механизмы теплового воздействия, сделали теоретические обоснования и показали на животной модели возможность применения метода лечения в условиях организма, а не только на клеточных культурах.

Отмечается, что пока междисциплинарный подход позволил достичь устойчивого результата только на животных. Для дальнейшего использования в клинике надо провести полные доклинические и клинические испытания препарата.

В исследовании также приняли участие сотрудники Красноярского государственного медицинского университета им. В.Ф. Войно-Ясенецкого, Федерального научно-клинического центра ФМБА России, Сибирского федерального университета и Университета Оттавы (Канада).

В настоящее время коллектив ученых ведет исследования по разработке частиц для более глубокой обработки опухолей.

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959


Казахстан > Медицина > inform.kz, 23 января 2018 > № 2467126

Врачи призывают Министерство здравоохранения РК закупить больше уникальных аппаратов для диагностики рака, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Сегодня на собрании в корпоративном фонде «UMC» инженер-физик отдела ядерной медицины Республиканского диагностического центра Серик Нуркенов рассказал о первом уникальном циклотроне в Казахстане. По его словам, он производит радиоактивные капсулы, которые вводятся пациенту. После 60 минут введения этой капсулы можно находить очаги онкологических заболеваний в организме человека.

«То есть, тем самым повышается качество диагностики на первой и второй стадиях онкозаболеваний на 40-70%. В итоге снижается смертность и число рецидивов. Сегодня мы имеем два таких ПЭТ-аппарата (позитронно-эмиссионная томография) на всю страну. Это не покрывает потребности 18-миллионного населения. Мы все знаем, что время в онкологии - большая ценность, и у больного его очень мало. Когда наши пациенты видят огромную очередь и застают поломку аппарата, то им приходится собирать финансовые средства и уезжать за рубеж для прохождения этого исследования», - отметил Серик Нуркенов, выступая на партийном собрании филиала «Өркениет» Астанинского городского филиала «Нур Отана».

При этом специалист отметил, что новые технологии в мире позволяют эффективнее лечить онкологические заболевания. «Например, протонная терапия позволяет направленным пучком облучать именно участки раковых клеток, не повреждая здоровые ткани. Тем самым можно улучшить качество и эффективность лечения этих заболеваний. Это очень дорого и требует больших финансовых средств. Но я думаю, наше государство, возможно, будет иметь в последующем такие возможности, поскольку они нам необходимы», - заключил он.

Серик Нуркенов также сообщил, что в настоящее время при Назарбаев Университете создается онкологический центр, деятельность которого будет направлена не только на раннюю диагностику, но и лечение различными ядерными технологиями.

Между тем, на собрании также выступила вице-министр здравоохранения РК Лязат Актаева, которая поделилась показателями по достижениям в сфере здравоохранения. Так, по ее словам, реализуя госпрограмму развития здравоохранения, удалось снизить общую смертность на 2,6%, младенческую смертность - на 6,4%, материнскую смертность - на 5,5%, смертность от болезней систем кровообращения - на 0,6%, от злокачественных новообразований - на 5,17% и туберкулеза - на 11,8%.

В целом, в стране ежегодно стационарное лечение получает более 2,6 млн человек. Скорая медицинская помощь ежегодно получает около 8 млн вызовов.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 23 января 2018 > № 2467126


Россия > Медицина. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466489 Ксения Ловцова

Лечиться в России. Есть ли перспективы у медицинского туризма

Ксения Ловцова

управляющий директор проекта «ОнкоСтоп»

Российские врачи — из лучших в мире, но для развития медицинского туризма все еще существует много барьеров

Количество иностранцев, приезжающих в Россию на лечение, за последние два года увеличилось почти в два раза. В 2016 году, по данным Российской ассоциации медицинского туризма, страну посетило почти 20 000 медицинских туристов, столько же — в I квартале 2017 года. Минздрав планирует увеличить это число до 500 000 человек в год. Однако готова ли наша система оказания медицинской помощи к такому потоку иностранных пациентов? И в чем мы значительно отстаем?

Положение стран на рынке медицинского туризма меняется. Если еще лет пять назад лидирующие позиции занимали США, Германия и Израиль, то сегодня уровень популярности этих стран у медицинских туристов сильно упал. Согласно рейтингу Health Care Outcome, в первую пятерку входят Сингапур, Италия, Япония, Швейцария, Австралия. Израиль находится на 10 строчке рейтинга. Активную позицию занимают на рынке восточные страны: Таиланд, Индия, Малайзия. Например, с целью лечения Таиланд в 2015 году посетило более 3 млн человек, а Малайзию — около 1 млн.

Постепенно игроком этого рынка становится Россия. Экспертный портал в области медицинского туризма intmedtourism.com впервые включил Россию в список стран, где можно получить качественную и относительно недорогую медицинскую помощь.

Цена вопроса

Именно стоимостью лечения в первую очередь объясняется возросший интерес иностранцев к российской медицине. Здесь лечение обходится в 2–3 раза дешевле, чем за границей. Так, стоимость полного диагностического обследования в Германии варьируется в пределах €1500-15 000, в Израиле — €4600-6000, в России же подобная услуга стоит $380-1200. За операцию по коронарному шунтированию пациент в США заплатит €55 000-130 000, а в России — $3000-3500. Лазерная коррекция зрения в Соединенных Штатах стоит $4000–5000, а в России — $300-600. Курс стереотаксической лучевой терапии на установке «КиберНож» в Германии обойдется в среднем в €15 000-20 000, в США — от $20 000 до $200 000, а в нашем центре — 280 000-300 000 рублей (порядка $4000-5000). При этом качество лечения как в государственных, так и в частных российских медицинских учреждениях не хуже, а иногда и лучше, чем в европейских или израильских клиниках. Да и квалификация российских врачей не ниже, чем у зарубежных коллег.

По словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, интересуют иностранцев в России в основном высокотехнологичные направления в медицине: эндопротезирование суставов, сердечно-сосудистая хирургия, стоматологическое лечение, микрохирургия глаза, экстракорпоральное оплодотворение, онкология. Словом, все те направления, в которых российские врачи добились значительных успехов. Например, эффективность процедуры ЭКО в отечественных клиниках на 40% выше, чем в Европе, да и само лечение доступнее. Так, более половины пациенток прибыло из Италии, где подобные репродуктивные технологии долгое время были запрещены. 20% приезжает из Великобритании, где существуют огромные очереди за донорскими биоматериалами. Много пациенток из Израиля, так как там существуют возрастные ограничения для проведения ЭКО. В России подобных проблем нет.

В основном сюда приезжают пациенты из стран СНГ — их более 70% из всего потока медицинских туристов. Около 13% — это жители Прибалтики и стран Северной Европы, 10% — туристы из Центральной Европы, Юго-Западной Азии и Китая.

Почему мало пациентов из США

Лишь 4% всех приезжих составляют пациенты из США и Великобритании. Это объясняется тем, что в этих странах существует негласный запрет на лечение в России. Как рассказал директор Научного центра сердечнососудистой хирургии им. А. Н. Бакулева, академик Лео Бокерия, зарубежные врачи ревностно относятся к своим пациентам, особенно если они едут на лечение к российским специалистам: «Ко мне привезли шестилетнего ребенка из Соединенных Штатов Америки. Но когда уже был назначен день операции, пришла мать и сказала, что ей позвонили из дома и в категорической форме потребовали вернуть ребенка домой. Другой пример — одна большая страховая фирма заключила с нами договор на лечение больных из Азии и Африки. Но все заглохло. Как мне объяснили потом, им в Великобритании открыто объяснили, что если они привезут к нам хоть одного больного, то у их бизнеса будут проблемы».

Однако в России, помимо открытой дискредитации отечественных медицинских центров за границей, есть и другие проблемы. По словам президента Российской ассоциации медицинского туризма Константина Онищенко, здесь значительно отстает уровень сервиса. К тому же иностранным пациентам важно предоставить расширенный комплекс услуг, куда будут включены не только лечебно-реабилитационные процедуры для него самого, но и варианты размещения родственников, которые его сопровождают.

Важно, чтобы медицинские специалисты владели английским языком. Однако, по данным Минздрава, только 10–12% врачей говорят на иностранном языке, что сильно ограничивает их возможности по лечению пациентов из других стран.

Минздрав сейчас активно разрабатывает программу по привлечению иностранных туристов. Формируются целевые регионы: московский, северо-западный и новосибирский. Одной из составляющих такой программы является рейтинг медицинских учреждений, которые будут оцениваться по уровню оснащения, квалификации врачей, количеству предоставляемых услуг.

Однако нужно дорабатывать и другие моменты. Важно обеспечить инфраструктуру должным образом, ввести медицинские визы для иностранных пациентов и их родственников. Необходимо взаимодействие с ассистанс-компаниями, которые занимаются организацией лечения, в том числе за границей. Также нужно использовать маркетинговые инструменты — отечественные центры просто не умеют продавать свои медицинские услуги. Решив эти проблемы, можно рассчитывать на приток медицинских туристов. Пока же этот процесс если и будет развиваться, то не столь быстрыми темпами, как хотелось бы.

Россия > Медицина. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466489 Ксения Ловцова


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 10 января 2018 > № 2455827 Павел Ковтонюк

Ковтонюк: "Существующие механизмы содержания медучреждений закончатся" (часть І)

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Павла Ковтонюка агентству "Интерфакс-Украина"

- Регионы готовы к реформированию?

- По-разному. Некоторые готовы к автономизации клиник уже сейчас, некоторые нет. Многое зависит от управления. Там, где хорошие управленцы, - там готовы. Необязательно, чтобы это был богатый регион. Например, в Полтавской области, которая достаточно скромная по экономике, но имеет хорошее руководство в сфере здравоохранения, готова лучше. В регионах, которые инвестировали в медицину, не возникает сомнений.

- Что нужно для фактического начала медреформы?

- Первое, что нужно для реформы, - провести автономизацию медучреждений на первичке, без этого мы технически не можем работать.

Второе –оснащение и комплектация медучреждения первичного уровня согласно установленным требованиям. Эти требования уже утверждены. В первую очередь, речь идет о компьютерах и кадрах. Компьютеры обычные, но на каждого врача. Мы ужесточили это требование. Раньше планировали, что пусть будет один компьютер на все медучреждение для регистрации пациентов, но сейчас хотим, чтобы у каждого врача было рабочее место. У местных властей есть время заложить в свои бюджеты 2018 года средства для этого.

- Сколько средств, примерно, понадобится на эти цели?

- Это не какие-то страшные деньги, это стоимость обычного ноутбука. А их на медучреждение нужно 5-7-10 шт. Это не является, по большому счету, очень большими деньгами. Это немалые деньги, но и не покупка аппарата МРТ. У нас достаточно скромные требования к оснащению первички, мы решили, что необходимо оснастить базовым оборудованием, но всех. Во многих местах это уже есть. Там, где первичке внимание не уделяли, придется поработать. Нет ничего сложного, и за полгода с этим справиться вполне реально. План внедрения, прежде чем представить на Кабмине, обсуждали с регионамию Ни один не сказал, что это неподъемно. Они все сказали: "Да, за полгода реально сделать".

- Кто конкретно высказывался от регионов?

- Были города, были области, были представители отдельных медучреждений. Мы приглашали также городские управления, а с территориальными громадами встречались отдельно. И все говорили: это вполне реальный план.

- Кто-то конкретно будет отвечать за внедрение реформы?

- Ответственные – это областные и районные администрации.

- Есть какие-то нормативные акты, которые обяжут их заниматься реформированием?

- Будет поручение Кабмина. Мы не можем напрямую обязывать местные власти что-то делать, но мы можем дать поручение администрации. Поэтому с формальной точки зрения ответственной будет обладминистрация. В то же время все понимают, что в предвыборный год именно ответственность местного совета перед своими избирателями станет главным драйвером. Поэтому реформа фактически начнется с громады.

- В предвыборный год местные власти могут не начать реформу, чтобы сохранить статус-кво…

- Тогда это будет политическое решение этой конкретной громады. Все должны понимать: существующие механизмы содержания медучреждений закончатся. Мы хотим, чтобы они закончились с января 2019 года. После этого субвенции для первички не будет, будут только договора. То есть если медучреждения не перешли на договора, они должны делать это осознанно. С одной стороны, это не является жестким контролем, но, с другой стороны, это будет намного более сильным мотиватором, чем просто дать указание.

- Но в Украине люди любят указания…

- Мы верим, что намного лучше сработает соревновательность. Мы это увидели по децентрализации, когда громады стремились пройти эти процессы быстрее.

Мы говорим об общей автономизации, которая нам нужна для реформы в будущем, но к июлю нужна первичка. К июлю не обязательно автономизировать больницы, но в принципе это надо сделать. Поэтому мы не говорим регионам: "Делайте только первичку и больше ничего". Мы говорим: "Делайте все". Если первичку не сделаете – не будет у вас реформы. То есть нужно, чтобы до 1 июля 2018 года все местные советы приняли соответствующие решения по медучреждениям первичной помощи.

Думаю, к концу 2018 года соберется какое-то количество проблемных регионов. По ним нужно будет принимать какие-то отдельные решения. Но надеюсь, что в массе все будет сделано, тем более что мы к этому готовились: есть вся методологическая поддержка, есть все методические рекомендации.

- Вы будете их рассылать по регионам?

- Мы уже их раздаем. Более того, есть отдельные энтузиасты, которые этим занимаются помимо нас. Например, в Харькове эксперты проводят какие-то семинары, объясняют. Местные советы иногда чувствуют себя некомфортно, иногда недопонимают. Например, недавно к нам поступило письмо с вопросом, мол, мы не хотим автономизировать, поскольку это означает, что у нас не будет денег, мы должны будем зарабатывать, а мы не готовы. То есть на местах часто не понимают, что автономный статус – это не зарабатывание на пациентах, это те же механизмы финансирования, которые были раньше, те же субвенции, но плюс к ним свобода в управлении. Но ничего, со временем в регионах и клиниках это поймут.

- Какими вы видите взаимоотношения автономизированных учреждений первички с еще неавтономизированными медучреждениями вторички?

- Сама автономность еще ничего существенного в этих отношениях не меняет. Меняется модель финансирования. Если первичка переходит на новую модель финансирования, а вторичка нет, это будет создавать некоторую напряженность. Тем более, если все пройдет так, как мы планируем, и первичка будет работать эффективнее, а вторичка - еще нет, тогда будет какая-то напряженность. Но мы этот риск уменьшаем за счет того, что постоянно объясняем, как будет работать система. У каждого звена свой год начала реформы: у диагностических лабораторий - 2019 год, у больниц - 2020 год, они все знают, что тоже будут так работать. Поэтому нам важно успешно запустить первичку, чтобы больницы тоже поверили в реформу. Я за первичку не очень переживаю, я переживаю за больницы - им нужно дать позитивный сигнал.

- Какие риски могут возникнуть при запуске реформы первички, какие - на вторичке? Чего опасаетесь?

- Пока что все риски я делю на несколько групп.

Первая – технические риски. Нам нужно в сжатые сроки выполнить большой объем технической работы, кто-то можем не успеть. Самая объемная техническая работа для регионов –автономизация. Нам нужно, чтобы до июля автономными стали учреждения первички. Считаю, что реформа не будет успешной, если автономизировать будут единицы городов или районов, их должно быть десятки, сотни городов и районов. То есть автономизация должна начаться относительно массово, но регионы могут не успеть и это - риск.

Вторая группа рисков, что мы, Минздрав, можем не успеть. Нам нужно создать Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ) и систему электронного здравоохранения. Без этих двух компонентов реформа не начнется. Пока мы соблюдаем график, но на разных этапах есть опасность, например, если создание НСЗУ будет сопровождаться бюрократическими проволочками. Создание электронной системы – это технические проволочки, технические риски.

То есть на данном этапе я вижу риски только в этих местах. Дальше будут другие риски, политические риски. Если мы выдержим – будет хорошо. Будет волна атак, которая будет усиливаться к концу года. Часть наших противников будет говорить, что реформа плохо стартовала, другие будут говорить, что правильно стартовала. Но нам нужно будет получить результаты. Мы хотим сохранять высокую динамику, чтобы в 2019 году закрыть уже медицинскую субвенцию на первичке и пользоваться уже только новыми механизмами финансирования, чтобы не затягивать переходной период, чтобы пациент ощутил следующий шаг. Поэтому нам очень важно начать уверенно и бодро.

- Если вернутся к первичке, будет ли какой-то типовой договор с врачами, который вы разошлете по поликлиникам?

- Это декларация.

- Будет ли типовая, стандартная декларация или она в каждом регионе разная?

- Нет, она будет типовая, она будет в электронном виде, физически ее нельзя менять. В бумажном виде она может существовать только после печати из системы электронного здравоохранения. В некоторых случаях ее будут подписывать вручную на бумаге, но только после распечатки, менять ее нельзя. Она уже есть.

- Изменение финансирования первички может заработать без Национальной службы здоровья (НСЗУ)?

- Нет. Чисто технически можно изменить финансирование без НСЗУ, но мы не хотим. Нам нужно, чтобы все новое уже ассоциировалось с НСЗУ, чтобы все уже привыкли, что она есть и она - их партнер.

- Когда будут сформированы тарифы за медуслуги?

- Для первички тариф уже рассчитан, 370 грн базовая ставка за пациента, коэффициенты озвучим немного позже. Сейчас их немного корректируем, например, мы поняли, что нужно пересчитать коэффициент по детям. Когда мы просчитали педиатрическую практику, то поняли, что им будет не очень выгодно, поэтому хотим увеличить коэффициент на маленьких детей.

- На днях была опубликована новая методика расчета услуг. В ней упоминается так называемое "референтное учреждение здравоохранения". Что это будут за медучреждения? Это будет клиника, которая диктует стоимость медуслуги по всей стране?

- Первое, что нужно знать об этой методике, – это методика для больниц, она будет работать с 2020 года и на первичке не нужна. Второе: это не методика цен, это методика расчета затрат, себестоимости, которая позволяет выяснить, сколько мы тратим при оказании той или иной медуслуги, чтобы сделать следующий шаг и сказать, какой будет цена, будет ли она меньше или больше того, что вы тратите.

- Кто это будет определять?

- По нашему закону, предлагать тарифы будут Минздрав и Минфин, а утверждать их будут в бюджетном процессе Кабмин и парламент. Важно другое: решение о тарифе, о цене услуги, которая будет оплачиваться за нее больнице, это совершенно иное, чем себестоимость. Тариф будет использоваться как элемент политики в здравоохранении. Например, если себестоимость раздута, если в нее заложено много лишних составляющих и ее можно уменьшать, тогда тариф может быть установлен ниже себестоимости, чтобы все больницы становились более экономичными. Тогда они начнут экономить на электроэнергии, утепляться, сокращать пребывание в больнице лиц, которым нужно лечиться амбулаторно.

Но может быть обратная ситуация, когда себестоимость слишком низкая, но мы хотим оживить это направление. Тогда мы ставим тариф выше себестоимости. Если же мы хотим сохранить ситуацию, то оставляем тариф на уровне себестоимости.

Это управление. В любой системе здравоохранения нет свободного рынка, нигде в мире. Сейчас государства управляют рынком медуслуг подобными инструментами. Думаю, когда мы определим себестоимость медуслуги, она просто даст понимание того, что происходит на рынке в целом.

Мы апробируем методику в медучреждениях Полтавской области. Они работают по субвенции, но мы анализируем данные, в том числе и так, как будто они уже получают оплату за услугу. Таким образом, мы получаем две цифры: одна - через субвенцию, вторая - через оплату за медуслугу. Мы хотим распространить этот пилот и на другие области, возможно, на Львовскую.

Мы очень внимательно анализируем данные по регионам, видим, где какая себестоимость той или иной медуслуги, где наиболее эффективно используется коечный фонд. Мы видим, что для большинства больниц себестоимость примерно одинакова, но есть клиники, где показатели выбиваются, где они намного выше или намного ниже. Тогда мы делаем ряд предположений, почему так происходит, и проверяем их. Иногда оказывается, что в клинике действительно лечат сложные случаи, но бывает, что там просто занимают койки, "капая гипертонию". Когда мы подсчитаем себестоимость на практике, когда поймем и увидим все эти разбросы, тогда и определим тариф. Если окажется, что в какой-то клинике затраты намного выше тарифа, они рискуют обанкротиться. Поэтому мы должны обеспечить качественный квалифицированный учет, чтобы можно было подсчитать действительную, реальную себестоимость. Например, Полтава год вгоняла все свои данные в новые формулы, чтобы мы получили адекватные цифры.

Вот в чем будет заключаться подготовка больниц к 2020 году.

- Эти тарифы будут рассчитаны по отдельным нозологиям?

- По группам нозологий, по так называемым "диагностически родственным группам" (DRG), группам заболеваний, схожих между собой финансово и клинически. Сначала группируются все клинические параметры, например, все, что касается аппендицитов. И уже среди аппендицитов группируются еще две группы - одна дешевая, вторая дорогая. Тариф будет рассчитываться так: базовая ставка, умноженная на коэффициент. Базовая ставка - это как бы средняя стоимость среднего случая по стране. Коэффициенты будут формироваться в зависимости от сложности, по группе заболеваний, типу больницы. Кроме того, коэффициент может быть также частью политики.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 10 января 2018 > № 2455827 Павел Ковтонюк


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Медицина > inform.kz, 10 января 2018 > № 2453037

Марат Игалиев: Щучинско-Боровская курортная зона идеальна для оздоровительного туризма

В рамках Послания Главы Государства особое внимание в Акмолинской области будет уделено оздоровительному туризму. И идеально для этого подходит Щучинско-Боровская курортная зона. Об этом корреспонденту МИА «Казинформ» рассказал советник акима Акмолинской области по вопросам туризма Марат Игалиев.

«Глава государства, говоря о здравоохранении, отмечает, что нужно не лечить заболевания, а предупреждать их.

«Современное здравоохранение должно больше ориентироваться на профилактику заболеваний, а не на дорогостоящее стационарное лечение. Нужно усилить управление общественным здоровьем, пропагандируя здоровый образ жизни», - отметил Елбасы. Мне кажется, Щучинско-Боровская курортная зона идеально для этого подходит. Сейчас мы работаем совместно с Министерством здравоохранения в том направлении, чтобы именно в Боровое приезжали люди на реабилитацию перед и после операции. Кроме того, мы бы хотели, чтобы рабочие из различных областей нашей страны, шахтеры Карагандинской области, нефтяники Мангистауской области приезжали отдыхать и оздоравливаться в наш регион. Они должны иметь специальные медицинские договоры, оговаривающие это. У нас много санаториев, имеющих все современное оборудование для лечения», - отметил Марат Игалиев.

По словам советника акима, условия Акмолинской области дают возможность оздоровления. Однако многие до сих пор не знают, что здесь есть прекрасное санаторно-курортное лечение, которое можно проходить в любое время года.

«К нам много людей приезжает на лечение из соседней России, но мы также заинтересованы во внутреннем туризме. Сейчас мы сделаем инфотур для представителей Мангистауской области, чтобы они уже на месте ознакомились с нашими санаториями. Такие роуд-шоу хотим организовать для всех регионов страны», - добавил Марат Игалиев.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Медицина > inform.kz, 10 января 2018 > № 2453037


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451016

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев считает, что в области здравоохранения в стране должна быть развернута масштабная работа по борьбе с онкологическими заболеваниями.

"Необходимо принять комплексный план по борьбе с онкологическими заболеваниями, создать научный онкоцентр. Должны быть обеспечены высокоэффективные ранняя диагностика и лечение рака на основе передового международного опыта. Необходимо провести такую же работу, которую мы провели в кардиологии, борьбе с туберкулезом и родовспоможении", — говорится в тексте послания народу Казахстана, опубликованном в среду на сайте главы государства.

Президент отметил, что с ростом продолжительности жизни населения и развитием медицинских технологий объем потребления медицинских услуг будет расти. При этом, по его мнению, современное здравоохранение должно больше ориентироваться на профилактику заболеваний, а не на дорогостоящее стационарное лечение.

"Нужно усилить управление общественным здоровьем, пропагандируя здоровый образ жизни. Особое внимание следует уделить охране и укреплению репродуктивного здоровья молодежи. Следует переходить от малоэффективной и затратной для государства диспансеризации к управлению основными хроническими заболеваниями с применением дистанционной диагностики, а также амбулаторного лечения", — пишет Назарбаев.

Он отметил, что соответствующий опыт давно есть в мире, казахстанской же системе здравоохранения нужно "смело и активно его внедрять".

"Требуется приступить к внедрению в медицине технологий генетического анализа, искусственного интеллекта, которые на порядок повышают эффективность диагностики и лечения заболеваний", — считает казахстанский лидер.

Глава государства в своем послании подчеркнул, что казахстанское здравоохранение будет поэтапно переходить на систему обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), основанную на солидарной ответственности населения, государства и работодателей.

"Необходимость ее внедрения не вызывает сомнений, однако требуется более тщательно провести подготовительную работу, которая не была выполнена Минздравом и Минтрудсоцзащиты. Нужно разработать новую модель гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, определив четкие границы обязательств государства. Услуги, не гарантированные государством, население сможет получать, став участником ОСМС или через добровольное медицинское страхование, а также сооплату", — пояснил Назарбаев.

Также, по его мнению, необходимо повысить доступность и эффективность медицинской помощи через интеграцию информационных систем, использование мобильных цифровых приложений, внедрение электронных паспортов здоровья и через переход на "безбумажные" больницы.

"Важным вопросом являются обеспеченность и качество подготовки медицинских кадров: сегодня мы имеем уникальную Школу медицины Назарбаев Университета, при которой функционирует интегрированная университетская клиника. Этот опыт должен транслироваться на все медицинские вузы", — убежден президент.

По его мнению, для реализации этих и других мер следует разработать новую редакцию Кодекса "О здоровье народа и системе здравоохранения".

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451016


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451011

Республиканский центр электронного здравоохранения провел социологический опрос более 200 тысяч граждан, чтобы определить степень удовлетворенности населения уровнем и качеством оказываемой медицинской помощи, сообщается на сайте комитета охраны общественного здоровья министерства здравоохранения Казахстана.

Для проведения опроса Минздравом были разработаны методические рекомендации, в анкете были предусмотрены вопросы по оценке деятельности организаций, оказывающих амбулаторно-поликлиническую помощь и стационарную помощь.

Анкетирование проводилось на добровольной основе с сохранением анонимности. В целом, по республике было опрошено 211 526 человек, из них в стационарах, включая научно-исследовательские институты, национальные центры – 32 882 респондента, в организациях здравоохранения, оказывающих амбулаторно-поликлиническую помощь – 178 644 респондента.

"По итогам проведенного социологического опроса показатель удовлетворенности населения качеством оказываемых медицинских услуг в стране составил 54,4 %. Наибольшая общая удовлетворенность качеством и уровнем оказанной медицинской помощи отмечается в Карагандинской, Костанайской областях и в Астане. Наименьшая – в Западно-Казахстанской области и Алматы", — сообщили в комитете охраны общественного здоровья.

Отмечается, что результаты анкетирования дают возможность выявить уровень удовлетворенности населения для принятия оперативных и управленческих решений и в конечном итоге повысить доступность и качество медицинских услуг в медицинских организациях регионов.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451011


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > comnews.ru, 9 января 2018 > № 2449411

Телемедицина на старте

Анна Устинова

С 1 января 2018 г. вступил в силу закон о телемедицине. Он предусматривает возможность оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий путем проведения консультаций и консилиумов, а также дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента.

Руководитель направления по внешним коммуникациям "АльфаСтрахование" Юрий Нехайчук в первую очередь задался вопросом, что понимать под словом "телемедицина". "Сейчас многие заявили о проектах телемедицинских услуг, на деле - это продажа услуги видеоконференций. Это не так сложно сделать, поскольку это, по сути дела, Skype с прикрученной CRM", - заметил он.

Юрий Нехайчук считает, что телемедицина может быть частью медицинских услуг. И доля тех, кто будет прибегать к онлайн, постепенно вырастет, так же как и во всех остальных сферах жизни.

Однако, как заметил специалист "АльфаСтрахования", существуют два нюанса. Телемедицина, несомненно, снизит нагрузку на офлайн-поликлиники. "Что является большим плюсом, поскольку, как известно, в России к врачам очень часто ходят пообщаться", - добавил он. Второй нюанс - это то, что телемедицина не сможет исправить существующие критические проблемы системы. По словам Юрия Нехайчука, в России катастрофический уровень выявляемости и предварительной диагностики любых заболеваний. И то, в какой форме (очно или онлайн) человек обратился, никак не повлияет на проблему диагностирования и профилактики заболеваний.

Данная проблема, по его мнению, складывается не только из некомпетентности врачей, но и из пренебрежения россиянами здоровьем. "Россияне не следят за своим здоровьем, и, как следствие, врачи, не имея доступа к телу пациента, не имеют возможности следить за его здоровьем. Если посмотреть на статистику, то взрослый россиянин приходит к врачам по собственной воле для того, чтобы что-то выяснить, раз в пять-шесть лет. А для того чтобы врачи понимали, что происходит с вашим организмом, нужно проходить медосмотр минимум раз в год и постоянно заниматься профилактикой", - объяснил специалист "АльфаСтрахования".

"Поэтому телемедицина - это не панацея, но это крайне интересный инструмент для того, чтобы подвигнуть россиян к тому, чтобы заниматься своим здоровьем", - считает Юрий Нехайчук.

Скорость роста доли тех, кто будет пользоваться телемедицинскими услугами, будет зависеть от того, сможет ли бизнес дать качественный сервис. "Увеличение цен за услуги - это традиционно для любого рынка. Аккуратно предположу, что около 2% россиян - и по большей части это будут жители Москвы и Петербурга - до конца 2018 г. воспользуются телемедицинскими услугами", - заметил Юрий Нехайчук.

Руководитель проекта "Здоровье Mail.Ru" Евгений Паперный считает, что рынок телемедицинских услуг находится в фазе бурной траты инвестиций и первичного захвата аудитории. Таким образом, он ожидает рекламную активность и видимость очень активной конкуренции между компаниями. "Хотя на самом деле единственный конкурент телемедицинской компании в ближайшие несколько лет - офлайновая медицина", - считает Евгений Паперный.

Юрий Нехайчук заметил, что пока на рынке телемедицинских услуг нет конкуренции, поскольку происходит процесс создания рынка. "Конкуренция начнется чуть позже, когда телемедицинскими услугами будет пользоваться уже не 2% населения, а все, кто могут пользоваться. Например, до половины жителей России. Тогда уже исчерпаются возможности роста по новой базе, и нужно будет перейти к снижению стоимости услуги, чтобы привлечь клиентов", - пояснил он.

Он привел в пример сотовых операторов. "Первая стадия - вы создаете инфраструктуру, инвестируете, а дальше отбиваете ее какими-то большими ценами, и у вас происходит рост. Через год-полтора, когда часть стартапов уже отомрет, а кто-то покажет свою эффективность, мы увидим конкуренцию между действительно состоявшимися проектами", - объяснил Юрий Нехайчук.

Генеральный директор ООО "Мобильные медицинские технологии" (ММТ), соучредитель и руководитель сервисов "Педиатр 24/7" и "Онлайн Доктор" Денис Юдчиц считает, что рынка телемедицины пока нет, но был сделан первый шаг.

"Учитывая монетизацию, получение комиссии с продаж и предоставления услуг напрямую, по нашим оценкам за 2017 год объем рынка телемедицинских услуг составляет не менее 1 млрд руб. Имея ввиду количество проектов, которые уже заявили о себе – это достаточно хорошая динамика", - отметил Денис Юдчиц.

В ближайшие годы, по оценкам специалиста, ожидается рост объема рынка телемедицинских услуг на уровне 20-25% по сравнению с 2017 г. А в перспективе на 3-5 лет у рынка есть потенциал достичь показателей в 18 млрд руб. В течение трех лет сформируются 3-4 основных игрока, которые займут 80% рынка телемедицинских услуг, прогнозирует Денис Юдчиц.

Он добавил, что на текущий момент участниками рынка телемедицинских услуг являются: провайдеры, страховые компании, банки, медицинские организации, потребительский и корпоративный рынки, где телемедицина может быть частью пакета в ДМС или входить в социальный пакет сотрудника компании.

Кроме перечисленных участников рынка, телеком-компании также будут заинтересованы в телемедицине, считает Денис Юдчиц. Например, за рубежом оператор Orange оказывает такие услуги. "Компания очень хорошо понимает своего пользователя и привлекает партнеров – нишевые компании, которые специализируются на телемедицинских сервисах. Orange не пытается создать внутри себя какой-то конкретный телемед-блок, а находит профильные проекты и встраивает их в свою линейку продуктов", - уточнил Денис Юдчиц. По его предположению, в России будут попытки двух форматов: как привлечение партнерств, так и создание своей полной вертикали.

Евгений Паперный перечислил три отрасли, компаниям из которой будет интересен данный сегмент рынка. Сюда он отнес клиники, коммуникационные и страховые компании.

Юрий Нехайчук считает, что вопрос не в том, кому интересен телемедицинский рынок. Вопрос в том, кто предложит потребителю удобную модель, то есть ту модель, которая пользователем будет воспринята хорошо, он будет ей регулярно пользоваться. А это, по словам специалиста "АльфаСтрахования", может быть любая компания.

Денис Юдчиц отметил, что большинство телемедицинских проектов оказывают информационные услуги. По его словам, если они хотят остаться на этом рынке дольше, то должны перейти на формат медицинских услуг. При этом Денис Юдчиц предупредил, что это будут совершенно разные уровни ответственности.

Что касается законодательного регулирования, то, как заметил Евгений Паперный, без подзаконных актов не получится запустить даже ту ограниченную форму телемедицины, которую разрешили сейчас. Это порядок оказания медицинских услуг с использованием телемедицинских технологий и в дальнейшем стандарты по специальностям.

"На следующем этапе необходимо разрешить в определенных случаях постановку предварительных диагнозов, назначение лечения, а также - это очень важно - отдельно оформить такую медицинскую услугу, как получение "второго мнения". Сейчас идея о том, что один врач может заочно посмотреть на назначения другого и дать им оценку, лежит полностью вне правового поля, что, конечно, вызывает недоумение", - заметил специалист проекта "Здоровье Mail.Ru".

В данный момент в законодательном регулировании существует огромное количество "белых пятен", отметил Денис Юдчиц. Во-первых, определение терминов. Например, кто является лечащим врачом. "Существует первичное и вторичное обращение. Лечащий врач – это тот, кто смотрел пациента при первичном приеме, или лечащий врач – это, тот, к которому пациент сам обратился? Это вносит в отрасль непонимание. От ответа на данный вопрос сильно зависит то, как будет развиваться рынок. Если лечащий врач - это любой врач, то это дает импульс к развитию отрасли. Если лечащий врач – это тот, к которому пациент пришел на первый прием, то это внесет серьезные ограничения в развитие всех вторичных консультаций, корректировки лечения и динамического наблюдения пациента у врача", - пояснил он. Также важно и нужно определиться с форматом идентификации пользователя.

Во-вторых, нужна ли обязательная сертификация приборов для динамического наблюдения. По словам Дениса Юдчица, многие телемедицинские компании во всем мире интегрируют в свои сервисы различные медицинские гаджеты без сертификации, что способствует развитию рынка.

В-третьих, для участников рынка остается непонятна методика интеграции иных информационных систем, таких, как ММТ или Яндекс в Единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). В частности, остается неясным то, как должен проходить обмен информацией и как должен регулироваться доступ к данным пациентов. "Для нас это важно, чтобы грамотно выстраивать аналитику и иметь возможность полноценно вести пациента. Если нас обязывают интегрироваться в ЕГИСЗ, то хотелось бы, чтобы это работало в две стороны. Не только для того, чтобы мы отдавали данные, но и чтобы мы могли получать информацию из карты пациента. Хорошо, если будет сформирована такая карта пациента, в которую будут стекаться сведения из разных информационных систем", - пояснил Денис Юдчиц.

В-четвертых, остается открытым вопрос, будут ли дорабатываться все протоколы по каждому из заболеваний отдельно для телемедицины, напомнил специалист ММТ.

Юрий Нехайчук уверен, что сначала нужно выработать практику, базис, а не спешить с выводами и стремиться менять законодательство "просто ради любви к процессу законотворчества".

Стимулом развития телемедицины Евгений Паперный назвал снижение объема социальных обязательств государства. Проще говоря, с закрытием очередной деревенской амбулатории телемедицинские стартапы получают очередных потенциальных клиентов.

Одним из препятствий на пути развития отрасли он назвал рассинхронизацию государственного регулирования и ряд мелких, но неприятных недоработок в документах. Еще одним препятствием специалист проекта "Здоровье Mail.Ru" считает сочетание дефицита квалифицированных врачей с огромным количеством врачей некомпетентных и не готовых к развитию. Из-за этого, по его словам, происходит столкновение как с неприятием телемедицины со стороны рядовых медиков, так и с некачественным оказанием телемедицинской помощи.

Одним из препятствий на пути развития телемедицины является низкая информированность пользователей об услуге, заметил Денис Юдчиц. Основную задачу он видит в том, чтобы сформировать понимание того, что эта услуга есть и что она доступна. Кроме того, важным пунктом является привлечение квалифицированных врачей и их обучение, тренинги.

"Поскольку мы не медицинское учреждение, а провайдер, который работает с различными ЛПУ, мы делаем запрос партнерам по некоторым направлениям, когда речь идёт об увеличении количества врачей, поиске нужного специалиста, готового вести удалённые консультации через наши сервисы. Существует определенный перечень требований к кандидатам. Медучреждение выделяет нам пул врачей, далее начинается процесс отбора. Отдельно у нас сформированы медицинский методический отдел и экспертный совет. Медицинский методический отдел занимается отбором врачей и курирует всю работу команды докторов. А экспертный совет является внешним консультантом и внешним контролирующим органом нашей деятельности и помогает с отбором квалификации специалистов. Даже если врач уже работает в медучреждении, мы со своей стороны выдвигаем ряд требований, а также проводим тестирование и собеседование. Мы выступаем арбитрами как сами, так и привлекаем внешного арбитра для наблюдения за нами", - рассказал про работу сервиса ММТ Денис Юдчиц.

По его словам, это пример работы, когда отрасль пока еще не получила каких-то вводных со стороны регулятора. Денис Юдчиц отметил, что компания идет по пути хедж-фондов. "Они знали, что требования к ним рано или поздно будут предъявлены, поэтому пошли по пути самоорганизации. Лучше выстроить для себя какие-то границы, чем получить эти границы потом. Мы создаем прецеденты, которые, надеюсь, будут рассмотрены дальше уже тем же регулятором при составлении требований со своей стороны", - пояснил он.

Евгений Паперный прогнозирует, что в ближайший год будет крайне выражен эффект "низкого старта": все будут хвастаться кратным ростом, достигая в прыжке показателей, будничных для любой районной поликлиники. Затем, как предполагает он, если считать в человеко-часах, в транзакциях, этот рынок может стать достаточно большим, но серьезных денег на нем никто не заработает еще минимум года два.

Юрий Нехайчук считает, что главный риск для нового сегмента рынка - репутационный. Он предположил, что проблемы с утечкой данных пациентов будут сказываться на репутации телемедицинских компаний. Вторая проблема - низкий уровень выявляемости и предварительной диагностики любых заболеваний.

"Грубо говоря, вы никогда, к сожалению, не сможете сдать анализ через телефон. Даже если вы сдадите эти анализы, где гарантия того, что вам отдадут именно ваши анализы, что они будут корректно взяты и корректно исполнены. Поэтому стоит лишь полагаться на участников нового растущего рынка, ведь все в их руках", - заметил он.

Управляющий партнер Medme Илья Слуцкий считает, что внимание к телемедицине явно преувеличено. Он предположил, что ничего особо нового на этом рынке происходить не будет. Более того, он не ожидает того, что телемедицина в ближайшие годы произведет переворот.

Напомним, что в конце прошлого года сразу две крупные российские финансовые организации объявили о проектах в области телемедицины. Так, Сбербанк, онлайн-сервис DocDoc.ru и сеть медицинских центров "Медскан" запустили прототип будущего телемедицинского проекта - информационный киоск "МодульЗдоровья". А "ВТБ Страхование" совместно с сервисом "Онлайн Доктор" (ООО "Мобильные медицинские технологии", ММТ) и розничной сетью "Связной" запустил проект, позволяющий клиентам ретейлера получить бесплатную онлайн-консультацию дежурного терапевта или педиатра (см. новость ComNews от 13 декабря 2017 г.).

Отметим, что летом прошлого года компания "АльфаСтрахование Жизнь" совместно с сервисом "Онлайн Доктор" запустила продукт "Крепкое Здоровье". Как сообщали в страховой организации, это первый массовый продукт "АльфаСтрахования Жизнь", который включает в себя неограниченное количество удаленных круглосуточных консультаций врачей-терапевтов. Премиальный вариант страхового продукта включает неограниченное количество удаленных консультаций врача-терапевта по вопросам здоровья, ежегодное обследование организма в соответствии с рекомендациями ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), страховую защиту на случай обнаружения онкологического заболевания с организацией и покрытием расходов на лечение.

Кроме того, телемедициной заинтересовались сотовые операторы. Например, ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) выбрало систему видеоконференцсвязи от компании ООО "Спирит Корп" для разработки телемедицинского продукта.

А в сентябре 2017 г. Фонд ИРИ, созданный Институтом развития Интернета (ИРИ) для развития проектов в области цифровой медицины, объявил о запуске проекта "Третье мнение". Это информационная система диагностики заболеваний, которая включает в себя распознавание патологий по медицинским цифровым изображениям (рентген, УЗИ, КТ, МРТ). Данный продукт будет представлен в виде приложения для смартфона или компьютера.

Примечательно, что телемедицина стала доступна не только для людей, но и для животных. В декабре 2017 г. ретейлер "Евросеть" запустил программу по продаже новой услуги - телемедицины для домашних животных. Сервис дает возможность получить консультации по вопросам лечения, содержания и кормления домашних животных и перепроверить диагноз.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > comnews.ru, 9 января 2018 > № 2449411


Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449187

В рамках Комплексного плана приватизации на 2016-2020 годы, в декабре 2017 года реализовано 5 объектов здравоохранения республиканской собственности, в том числе 2 крупных объекта, передает Kazakhstan Today.

По информации Министерства финансов РК, цена продажи составила 18 млрд 246 млн тенге.

В частности, на торгах в форме конкурса путем двухэтапных процедур с условием сохранения профиля деятельности и оказываемых медицинских услуг в течение 5 лет был реализован АО "Национальный научный медицинский центр". Цена продажи составила 6 млрд тенге.

За 5 млрд 801 млн тенге АО "Казмедтех" передано на 3 года в доверительное управление с правом последующего выкупа с условием сохранения профиля деятельности и социальной направленности. В том числе сохранения ставки вознаграждения по лизингу (по ранее заключенным договорам финансового лизинга), сохранение действующих условий предоставления лизинга для государственных организаций здравоохранения на срок доверительного управления.

Кроме того, состоялись торги в форме тендера с условием сохранения основного профиля деятельности в течение 10 лет АО "Научный центр урологии имени академика Б.У. Джарбусынова". Цена продажи составила 1 млрд 105 млн тенге.

Также состоялись торги в форме тендера с условием сохранения основного профиля деятельности в течение 10 лет АО "Казахский ордена "Знак Почета" научно-исследовательский институт глазных болезней". Цена продажи - 2 млрд 300 млн тенге.

По данным Минфина, в декабре состоялись торги в форме тендера с условием сохранения основного профиля деятельности в течение 10 лет АО "Южно-Казахстанская государственная фармацевтическая академия". Цена продажи - 3 млрд 040 млн тенге.

"За период реализации Комплексного плана приватизации на 2016-2020 годы всего реализовано 9 объектов здравоохранения республиканской собственности на сумму 23 434 млн тенге", - отметили в ведомстве.

Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449187


Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449178

Государство передало две поликлиники в Караганде частной компании

Две государственные поликлиники, расположенные в Караганде и Темиртау, переданы частной фирме в доверительное управление с правом дальнейшего выкупа, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Отданы в доверительное управление поликлиника №2 в Караганде и поликлиника №2 в Темиртау.

«Государственные объекты переданы сроком на 5 лет в конкурентную среду фирме «Гиппократ». Население, ранее прикрепленное к этим поликлиникам, будет и дальше территориально в них обслуживаться. Медицинский персонал меняться не будет. В рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи оказание услуг не будет сокращено, а наоборот расширится», - сообщили в управлении здравоохранения Карагандинской области.

В облздраве отметили, что медицинские объекты передаются в конкурентную среду в рамках постановления Правительства. Как известно, имеется перечень организаций коммунальной собственности по всем регионам страны для передачи в конкурентную среду.

Фирма «Гиппократ» ежегодно расширяет свои активы и спектр оказания медицинских услуг - имеет собственную службу «Скорой помощи», стоматологию, госпиталь, диагностический центр, реабилитационный центр.

Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449178


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449169

Строительство 67 медпунктов планируют начать в Южно-Казахстанской области

В Южно-Казахстанской области в текущем году начнется строительство 67-ми медицинских пунктов. Об этом на расширенном заседании областного акимата сообщил руководитель областного управления здравоохранения Мукан Егизбаев, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу акима ЮКО.

При полной реализации проекта потребность области в медицинских пунктах будет полностью обеспечена.

По словам руководителя управления, в прошлом году в регионе велось строительство 33 объектов здравоохранения. В 2018 планируется строительство еще 9 медицинских объектов, в том числе, 6 поликлиник, одной сельской поликлиники и 2 врачебных амбулаторий. Кроме того, в этом году в городе Шымкенте в рамках государственно-частного партнерства начнется строительство 3 поликлиник.

В ходе заседания с докладом об исполнении бюджета на 2017 год выступил руководитель областного управления финансов Абдрахман Тасыбаев. По итогам 2017 года план доходов государственного бюджета выполнен на 102,1%, тем самым в бюджет внепланово поступило 6,5 млрд тенге дополнительных доходов. В том числе, республиканский бюджет выполнен на 101,3 процента, наблюдаются бюджетные излишки в размере 2,5 млрд тенге. Наряду с этим план доходов местного бюджета выполнен на 103,4 процента, поступления увеличились на 4 млрд тенге.

«По сравнению с итогами 2016 года поступления увеличились на 18,4 млрд тенге», - сказал руководитель областного управления финансов А. Тасыбаев.

Докладывая о ходе проведения приватизации Абдрахман Тасыбаев отметил, что на сегодняшний день10 из 21 объектов, подлежащих приватизации в 2017 году, проданы на общую сумму 557, 63 млн тенге. В целом, в 2017 году от продажи имущества, находящегося в областной коммунальной собственности, в областной бюджет поступило 129, 9 млн тенге.

С предложением строго соблюдать существующие требования бюджетного законодательства при формировании или уточнении областного бюджета на плановый период выступил руководитель областного управления экономики и бюджетного планирования Арман Сабитов.

Подводя итоги заседания, глава региона Жансеит Туймебаев поручил уделить особое внимание исполнению бюджета, проведению комплексного плана приватизации в установленные сроки и недопущение сокращения республиканских средств, а также реализовать перспективный план по охране здоровья в соответствии с Государственной программой «Денсаулық».

«Необходимо максимально использовать механизмы государственно-частного партнерства в развитии инфраструктуры системы здравоохранения. В связи с этим, поручаю систематизировать работы, которые будут выполнены в этом году и утвердить конкретный план действий», - сказал Ж. Туймебаев.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449169


Казахстан > Медицина > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449163

100 североказахстанцев ждут очереди на пересадку внутренних органов, рассказали корреспонденту МИА «Казинформ» в областной больнице.

Стационарный координатор по трансплантации Ирина Грибкова говорит, что почки нужны 80 взрослым и 2 детям, в пересадке печени нуждаются 11 взрослых североказахстанцев. «Новое» сердце необходимо 5 маленьким жителям области и 2 взрослым, легкие требуются одному молодому мужчине.

Есть два варианта получения органов: родственная трансплантация и трупная пересадка. Родственники могут предоставить почку и долю печени.

«Перед этим нужно пройти обследование и сдать анализы. Основной - типирование. Это подборка органов по шести параметрам. После пересадки люди должны пожизненно принимать специальные препараты, чтобы не произошло отторжения органа. Если человек все делает правильно, орган прослужит 10-15 лет, пока не случится заболевание, которое привело к пересадке. Это, например, сахарный диабет, артериальная гипертензия, гломерулонефрит и другие. Возможна и вторичная пересадка органов. В нашей области есть пациенты, которым вторично пересадили почки», - рассказала И. Грибкова.

На реабилитацию после пересадки органов может потребоваться месяц, все зависит от организма человека.

Потенциальными донорами органов становятся люди, у которых констатирована смерть мозга. У одного тела врачи могут изъять почки, сердце, печень, легкие, кишечник и глаза. То есть можно спасти 7 человек.

В прошлом году в целом по Казахстану было пересажено около 300 органов. Из этого числа 80 органов - от доноров Северо-Казахстанской области. Вместе с тем, жители региона не получили ни одного органа.

«Когда появляется донор, мы направляем биоматериал в Астану. Там определяют потенциальных акцепторов, то есть тех, кому нужны будут его органы. Существует общая база данных казахстанцев, нуждающихся в пересадке органов. В зависимости от того, где проживает пациент, делают операцию. Между изъятием органа и его пересадкой должно пройти не более 24 часов», - отметила И. Грибкова.

Главный врач Северо-Казахстанской областной больницы Юрий Белоног сообщил, что сейчас трансплантология испытывает дефицит органов. Во многом это связано со сложным механизмом их изъятия.

В Казахстане без согласия родственников человек, у которого констатирована гибель мозга, донором органов стать не может. Законодательно врачи могут не предупреждать об изъятии, если при жизни человек не написал отказ. Тем не менее, без согласия близких органы все-таки не изымают.

Передовые позиции по трансплантации занимает Испания. В стране упрощенный порядок изъятия органов. При получении паспорта испанцы подписывают согласие или несогласие о пересадке его органов в случае смерти. Все сведения хранятся в базе данных и последующего согласия родственников не требуется.

Отрасль трансплантологии в нашей стране активно начала развиваться в 2014 году. Пока региональные больницы не получают финансирования за предоставление трупных доноров. По сути, врачи работают на энтузиазме.

«Несмотря на то, что изъятие органов проводят трансплантологи Астаны, расходы на проведение обследований несут местные больницы. Часть исследований проводится только в Астане. Затраты на отправку биоматериала ложатся на региональные больницы. К тому же нужно поддержать жизненные функции потенциального донора», - отметил Ю. Белоног.

Он рассказал, что Северо-Казахстанская областная больница была первой из региональных клиник, поставивших трупного донора. Сердце североказахстанца пересадили молодому человеку.

«Никакой выгоды от изъятия органов врачи не преследуют. Трансплантация у нас совершенно бесплатная, и никто не знает, кому пересаживаются эти органы. Когда мы с коллегой были на первом съезде трансплантологии, перед нами выступал молодой человек. Он рассказал, что месяц назад ему пересадили сердце. По датам мы поняли, что это был донорский орган из нашей области. Конечно, воодушевились, увидели результаты своей работы», - сказал Ю. Белоног.

По информации И. Грибковой, всего по Казахстану в трансплантации различных органов нуждаются более 3 тысяч человек.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449163


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 6 января 2018 > № 2450987

Около 600 частных клиник будет обслуживать казахстанцев в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи в 2018 году.

По информации фонда социального медицинского страхования, в первую очередь договоры заключены на оказание первичной медико-санитарной помощи и скорой медицинской помощи.

"В 2018 году обслуживать население в рамках государственного заказа будет порядка 600 частных медицинских организаций, что составляет 43 процента от всех поставщиков фонда", — проинформировали в фонде и отметили, что в сравнении с прошлым годом количество частных поставщиков выросло на 130 медицинских организаций.

При этом сумма заключенных договоров с частными медицинским организациями составит в текущем году 95 миллиардов тенге, что практически в два раза превышает аналогичный показатель 2017 года.

Также в пресс-службе фонда назвали лидеров по количеству частных медицинских организаций, готовых оказывать медпомощь в рамках госзаказа. Ими стали Южно-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Жамбылская области, а также Астана и Алматы.

В частности, население Астаны в рамках госзаказа в этом году будет обслуживать 81 медицинская организация. В их числе 36 государственных и 45 частных больниц и клиник, с которыми заключаются договоры на общую сумму 75,5 миллиарда тенге.

В Алматы — 171 медицинская организация, 71 из которых — частная. Рост количества частных поставщиков по сравнению с 2017 годом составил 42%. С ними заключаются договоры на оказание медицинской помощи в этом году на сумму свыше 80 миллиардов тенге.

Кроме того, частные медицинские организации Алматы приняли активное участие в размещении объемов на оказание амбулаторно-поликлинической помощи. Если в 2017 году там было 14 частных поликлиник, выполнявших госзаказ на сумму 859 миллионов тенге, то в 2018 — 27 частных медорганизаций, которые будут оказывать амбулаторно-поликлиническую помощь на сумму 1,9 миллиарда тенге, что в 2,2 раза больше по сравнению с 2017 годом.

Также в Алматы отмечается рост количества частных поставщиков по консультативно-диагностическим услугам в 2,5 раза.

Кроме этого, расширены и виды предоставляемой частниками медпомощи: в этом году в Алматы впервые появятся частные поставщики по оказанию онкологической помощи, скорой медицинской помощи и патологоанатомической диагностики.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 6 января 2018 > № 2450987


Узбекистан > Медицина. Образование, наука > gazeta.uz, 6 января 2018 > № 2449137

Около 4000 выпускников медицинских вузов до конца года получат целевое направление на работу в регионы Узбекистана, сообщила пресс-служба Министерства здравоохранения.

В январе 1838 выпускников начнут работу в качестве врачей общей практики, 969 клинических ординаторов — в качестве узкопрофильных специалистов. До конца года выпускники заполнят 2500 и около 1500 вакантных мест, предназначенных для врачей общей практики и клинических ординаторов соответственно.

Ранее по поручению Президента Узбекистана Минздрав и причастные ведомства изучили потребность в медицинских кадрах в разрезе регионов, районов и учреждений. Было выявлено, что сегодня в системе лечебно-профилактических учреждений вакантными являются более 11 тысяч мест, из них 3462 для врачей общей практики, 8217 — узкопрофильных специалистов.

В разрезе регионов был составлен адресный список выпускников и клинических ординаторов высших медицинских образовательных учреждений. В первые дни января они сдали итоговую государственную аттестацию.

Составлены договоры о трудоустройстве по специальности студентов седьмых курсов бакалавриата «Лечебное дело», «Профессиональное образование (лечебное дело)», «Педиатрическое дело», шестых курсов по направлению медицинской профилактики и выпускников вторых курсов клинической ординатуры республиканских специализированных научно-практических медицинских центров, научно-исследовательских институтов, медицинских вузов и Ташкентского института усовершенствования врачей.

Ожидается, что до конца года свободные места заполнятся врачами общей практики на 88%, узкопрофильными специалистами — на 55%.

В эти дни идет подготовка к церемонии выдачи документов об окончании медицинского образования и проводам выпускников и клинических ординаторов в регионы, испытывающие потребность в медицинских кадрах. Молодых специалистов в назначенных местах обеспечили жильем. Ожидается, что они приступят к работе с 8 по 20 января.

Узбекистан > Медицина. Образование, наука > gazeta.uz, 6 января 2018 > № 2449137


Казахстан > Финансы, банки. Медицина > kapital.kz, 3 января 2018 > № 2452956

Как изменятся правила отчисления медицинских страховых взносов?

Внедрение ОСМС перенесли с 2018 на 2020 год

В Казахстане с 1 января вступили в силу поправки по вопросам налогообложения, согласно которым внедрение обязательного социального медицинского страхования переносится с 1 января 2018 года на 2020 год, сообщает sputniknews.kz.

Работодатели, которые начали делать ежемесячные взносы на страхование с 1 июля 2017 года, несмотря на отсрочку, продолжат платить деньги за своих работников. Если в 2017 году они платили 1% от заработной платы работника, то в 2018 и 2019 годах эта сумма составит 1,5% от зарплаты, 2% — в 2020 году, 3% — после 2022 года. Вместе с тем, отчисления делать не нужно, если работники входят в одну из льготных категорий. Платежи за льготные категории граждан вносит государство.

По словам главы Фонда социального медицинского страхования Елены Бахмутовой, вместе с тем для работодателей снижается размер отчислений в государственный фонд социального страхования с 5% до 3,5%. Соответственно, полученную разницу в 1,5% от дохода работника работодатель будет перечислять в фонд социального медстрахования.

Индивидуальные предприниматели, частные нотариусы, адвокаты и профессиональные медиаторы не будут платить за себя в 2018 и 2019 годах. Однако с 1 января 2020 года они будут платить за себя 5% от двух минимальных заработных плат. За своих работников — как работодатели — они начали делать ежемесячные взносы с 1 июля 2017 года. В 2018 и 2019 годах эта сумма составит 1,5% от зарплаты работника, 2% — в 2020 году, 3% — после 2022 года.

Физлица, работающие по договорам гражданско-правового характера, начнут платить с 1 января 2020 года ежемесячно в течение срока действия договора. Взносы с их дохода будет удерживать и перечислять услугополучатель. Взносы составят 1% от дохода, получаемого по договору в 2020 году и 2% — в 2021 году. При этом объект исчисления не будет превышать 15 минимальных заработных плат.

Взносы с дохода наемных работников будут удерживать и оплачивать работодатели. С 1 июля 2017 года отчисления за наемных работников делает работодатель. Кроме того, с 1 января 2020 года работодатель ежемесячно будет удерживать взносы с их зарплаты и перечислять их в Фонд социального медицинского страхования: 1% от заработной платы в 2020 году, 2% — в 2021 году.

Если гражданин относится к льготной категории, за него платит государство. Всего насчитывается 14 категорий граждан, которые имеют право на бесплатную страховку от государства, среди них дети, безработные, неработающие беременные женщины, неработающие лица, которые воспитывают ребенка до трех лет, инвалиды, неработающие оралманы и другие.

Физическое лицо, которое не имеет постоянного дохода и не входит в льготную категорию, будет платить за себя ежемесячно с 1 января 2020 года 5% от 1 минимальной заработной платы.

Казахстан > Финансы, банки. Медицина > kapital.kz, 3 января 2018 > № 2452956


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 31 декабря 2017 > № 2451045

Карагандинские нейрохирурги смогут спасать больше жизней благодаря открывшемуся операционному блоку со специальным оборудованием, сообщается на сайте акимата Карагандинской области.

Сообщается, что с помощью нового ангиографа Allura Centron фирмы Philips можно проводить сложные внутрисосудистые операции с минимальным разрезом, что дает возможность пациентам намного быстрее восстановиться. Также это оборудование позволяет наиболее точно диагностировать сосудистые заболевания.

"Этот аппарат дает нам возможность в 3D-режиме увидеть всю картину, наиболее точно поставить диагноз и, при необходимости, экстренно прооперировать пациента. Для работы с новым ангиографом наши специалисты прошли обучение в Астане. И уже сейчас мы проводим сложные высокотехнологичные операции. Надо сказать, что подобные операции за рубежом стоят очень дорого, потому что они реально спасают жизни тысячи людей. Это шаг в будущее", — сказал главный нейрохирург области Габит Махамбаев.

Отмечается, что специальная аппаратура проводит эндоваскулярное лечение, означающее, что все процедуры производятся внутрисосудисто, миниинвазивно. Основные заболевания, которые лечатся эндоваскулярно, — это инсульт, аневризмы, мальформации, стенозы.

Стоимость аппарата составляет 350 миллионов тенге. Установка была приобретена с помощью схемы финансового лизинга за счет областного бюджета.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 31 декабря 2017 > № 2451045


Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 декабря 2017 > № 2449351

Центр семейного здоровья при поликлинике открылся в Караганде, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Принимать пациентов будут врачи, которые до сегодняшнего дня работали в поликлинике № 1. При этом они продолжат работать в поликлинике - на новом месте будут принимать больных в рамках скользящего графика.

Аким Карагандинской области Ерлан Кошанов, приехавший в новый центр, обрадовал горожан и другой новостью - в ближайшие дни в Караганде откроется уникальный в стране аллергологический центр.

Как сообщили в пресс-службе акимата Карагандинской области, в центре семейного здоровья можно будет попасть на прием к врачу широкого профиля, сдать анализы, пройти рентген, ультразвуковое исследование.

Центр оснащен современной техникой и информационными системами, позволяющими оптимизировать работу врачей и избавить их от бумажной волокиты.

«Открытие центра позволит разгрузить врачей из поликлиники и сократить очереди. Здесь есть все условия для комфорта пациентов и качественной работы врачей», - сказала директор поликлиники № 1 Роза Разиева.

К центру уже прикреплены 20 000 человек.

«Этот центр мы открыли по принципу государственно-частного партнерства. Мы всегда идем навстречу нашим бизнесменам: создаем условия, выделяем земли, решаем различные вопросы, размещаем долгосрочный госзаказ. Таким образом, бизнес в лице государства приобретает надежного партнера. Это выгодно и для государства, и для предпринимателей», - сказал Ерлан Кошанов.

На сегодняшний день в области реализован 21 проект по линии государственно-частного партнерства, что является лучшим показателем по стране.

«Благодаря такому партнерству мы решили множество социальных вопросов. Если бы это решалось без помощи бизнеса, то процесс бы занял несколько лет», - отметил Ерлан Кошанов.

Бизнесмен Даулет Мырзагалиев вложил в строительство центра порядка 400 миллионов тенге.

Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 декабря 2017 > № 2449351


Россия. ПФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 30 декабря 2017 > № 2442798

Адель Вафин вручил ключи от машин скорой помощи и мобильных рентгенографических кабинетов

Сегодня министр здравоохранения Республики Татарстан Адель Вафин вручил ключи от новых автомобилей скорой медицинской помощи и мобильных рентгенографических кабинетов главврачам медицинских учреждений Татарстана.

Новые реанимобили для республики закупили по программе правительства России по обеспечению моногородов страну автомобилями скорой медицинской помощи. Программу курирует первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов.

«Я думаю, что это правильно – делать акценты на моногорода. Это хорошая поддержка для станций скорой медицинской помощи центральных районных больниц. Современные реанимобили на базе отечественного автомобиля «ГАЗель» в новом кузове уже оснащены современным медицинским оборудованием. Автомобили уже сегодня готовы оказывать скорую медицинскую помощь больным и пострадавшим в жизнеугрожающем состоянии. Мы очень благодарны Минздраву Российской Федерации и правительству Российской Федерации», – рассказал Адель Вафин.

Новые реанимобили получили центральные районные больницы Елабуги, Зеленодольска, Нижнекамска, Чистополя, Менделеевска и станция скорой медицинской помощи Набережных Челнов.

«В целом этот год прошёл под эгидой модернизации службы скорой медицинской помощи. Благодаря поддержке Президента Татарстана нам удалось в этом году 97 реанимобилей закупить. В этом году мы участвовали в программе развития санитарной авиации. Мы действительно хорошо обновили парк санитарного автотранспорта. Все ресурсы для спасения жизни в республике Татарстан задействованы», – подчеркнул министр.

Новые машины получил и Республиканский противотуберкулёзный диспансер. Рентгенографические кабинеты предназначены для проведения диагностических рентгеновских обследований населения, в первую очередь, для массовых профилактических обследований (с целью выявления туберкулеза, профессиональных, онкологических и других заболеваний органов грудной клетки) как в городских, так и в труднодоступных сельских районах, где отсутствуют стационарные рентгеновские кабинеты.

Современные мобильные рентгено-диагностические комплексы были закуплены за счет бюджета республики Татарстан.

Россия. ПФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 30 декабря 2017 > № 2442798


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > minsport.gov.ru, 29 декабря 2017 > № 2444050

Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал ряд Федеральных законов. Документы опубликованы сегодня, 29 декабря, на портале правовой информации.

Федеральный закон от 29 декабря 2017 года № 461-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» предусматривает, что одним из обязательных условий, включаемых в трудовой договор со спортивным тренером, является условие об его обязанности соблюдать общероссийские антидопинговые правила и антидопинговые правила, утверждённые международными антидопинговыми организациями.

Документ также устанавливает в качестве дополнительного основания прекращения трудового договора с тренером нарушение им общероссийских антидопинговых правил и (или) антидопинговых правил, утверждённых международными антидопинговыми организациями, признанное нарушением по решению соответствующей антидопинговой организации.

Федеральный закон от 29 декабря № 474-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5 и 28 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» включает Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова в число юридических лиц, которые могут осуществлять ввоз в Россию и вывоз из неё наркотических средств, психотропных веществ, а также их прекурсоров в научных и учебных целях, а также в целях использования в экспертной деятельности.

Документ разработан в связи с наделением МГУ полномочиями по проведению анализа проб и образцов биологического материала для целей допинг-контроля, а также исследований, направленных на предотвращение допинга в спорте и борьбу с ним.

В соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2017 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» игристое вино с нанесённой надписью «не для продажи», ввозимое на территорию Российской Федерации в связи с организацией и проведением Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и помещаемое под специальную таможенную процедуру, освобождается от уплаты ввозных таможенных пошлин, соблюдения требований по получению лицензий на оборот алкогольной продукции, сертификации соответствия средств учёта алкогольной продукции, маркировки продукции, установленных Федеральным законом об алкогольной продукции.

Положения Закона направлены на обеспечение выполнения правительственных гарантий, данных FIFA, а также закрепления на внутригосударственном уровне положений Решения Совета Евразийской экономической комиссии от 18.10.2016 № 165 «О внесении изменений в перечень категорий товаров, в отношении которых может быть установлена специальная таможенная процедура, и условий их помещения под такую таможенную процедуру», в соответствии с которым предусмотрена возможность помещения под специальную таможенную процедуру игристого вина, предназначенного для мероприятий, организованных FIFА, без уплаты ввозных таможенных пошлин и налогов.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > minsport.gov.ru, 29 декабря 2017 > № 2444050


Россия. США > Медицина > forbes.ru, 29 декабря 2017 > № 2443260

Первый миллиард в длинном ряду. «Биокад» выиграла спор у Genentech по «вечнозеленому» патенту

Ангелина Кречетова Forbes Staff, Александр Баулин Forbes Staff

Российская биотех-компания одержала победу в споре по «вечнозеленому» патенту международной фармкорпорации. Какие изменения ждут российский рынок, если иностранному производителю не удастся оспорить решение

Российская биотехнологическая компания «Биокад» выиграла спор у американской компании Genentech (входит в группу фармацевтических компаний Roche Holding) по признанию недействительным патента на применение лекарственных препаратов на основе действующего вещества ритуксимаб для лечения ревматоидного артрита. Заключение коллегии по результатам рассмотрения возражения опубликовано на сайте Палаты по патентным спорам.

«Коллегия пришла к выводу о наличии оснований для принятия Роспатентом следующего решения: удовлетворить возражение, поступившее 02.03.2016, патент Российской Федерации на изобретение № 2358762 признать недействительным полностью», — говорится в документе. Американская компания может подать апелляцию.

Таким образом коллегия утвердила резолютивную часть решения о признании патента недействительным полностью, которое озвучила 20 октября. Как рассказали Forbes в компании «Биокад», которая разрабатывает препарат-аналог, — «Ацеллбия», общий объем российского рынка ритуксимаба для лечения ревматоидного артрита составляет более 1 млрд рублей. Согласно сайту госзакупок, в 2017 году объем тендеров на закупку ритуксимаба превысил 1,2 млрд рублей.

Инна Пантелеева, руководитель отдела по юридическим вопросам, комплаенс и корпоративным коммуникациям «Рош» в России в беседе с Forbes заявила, что оспаривание патента, инициированное компанией «Биокад», в Роспатенте длилось полтора года. Теперь компания будет оценивать перспективы оспаривания этого решения.

В «Биокаде» выразили уверенность, что решение имеет «колоссальное влияние как на развитие отечественной фарминдустрии, так и на увеличение доступности качественных препаратов для пациентов». В компании пояснили, что оспоренный патент являлся одним из так называемых вторичных или «вечнозеленых» патентов. С его помощью, по словам представителя российской биотех компании, западные фармкомпании удерживают рыночные монополии на «жизненно-важные лекарства и убивают локальную конкуренцию на разных рынках». «Наличие таких патентов также позволяет компаниям патентообладателям не развивать новые технологии и не выпускать новые препараты на рынки до истечения жизни старых патентов, тем самым искусственно удерживая развитие новых лекарственных средств и собирая максимальную прибыль с пациентов в той или иной стране», — говорит представитель компании. По некоторым оценкам, в фармакологии такие вторичные патенты составляют более 70%, оценил для Forbes управляющий партнер Центра интеллектуальной собственности «Сколково» Антон Пушков.

Разбирательство длилось с 2 марта 2016 года по 20 октября 2017 года. Стороны привлекли два различных состава коллегии и Российскую Академию Наук (РАН) для принятия окончательного решения. В российской компании отмечают, что основание незаконности выдачи патента лежит в его несоответствии критерию «наличие изобретательского уровня». «Другими словами компания Genentech пыталась получить инструмент незаконного продления монопольного положения фармпроизводителя на рынке на способ лечения ревматоидного артрита, который был уже широко известен у специалистов начиная с 2001 года», — считает собеседник Forbes.

Компанию «Биокад» представляли юрист Анна Хрусталева, директор по интеллектуальной собственности компании Андрей Москвич и медицинский советник Антон Луцкий. Москвич в разговоре с Forbes отметил, что самым сложным было изменить взгляд коллегии на то, как необходимо оценивать критерии патентоспособности патентов, выданных в начале 2000-х, поскольку в этот момент применялись «немного другие нормы права». «Но так как эквивалентные споры по препарату ритуксимаб ведутся в США и велись в Европе, коллегия смогла прийти к правильному решению, полагаясь на российскую практику и международный опыт», — заключает он. В компании подчеркивают, что решение позволит сделать стоимость препарата в России более доступной.

Источник на рынке, пожелавший остаться неизвестным, пояснил Forbes, что в начале 2000-х Роспатент массово принимал решения о «вечнозеленых» патентах в пользу их держателей. Однако впоследствии оказалось, что у западных компаний права практически на все лекарства, что не позволяло развиваться российским фармацевтическим компаниям. В итоге отечественные производители стали бороться за пересмотр подхода к такого рода патентам и дело о ритуксимабе — показательный случай победы над глобальным игроком.

Что такое «вечнозеленые» патенты

«Если вкратце это называется «вечнозеленые патенты» evergreen patents стандартная деловая практика крупных фармкомпаний по всему миру. Дело в том что когда кончается патент, цена стремительно падает и ценность препарата для компании очень быстро устремляется к нулю. Поэтому они естественно идут на всяческие ухищрения, чтобы максимально продлить сроки действия патентов — помимо собственно формулы вещества стремятся запатентовать способ производства, способ применения, применение по новым терапевтическим группам, применение в комбинации с другими препаратами и так далее до бесконечности», — говорит Forbes Роман Кутузов, заместитель главного редактора в Vademecum.

Александр Горьков, директор по развитию и медицине компании в сфере цифровой онкодиагностики UNIM, отмечает, что особенно часто такой метод применяется на «развивающихся» рынках, где патентное право «не имеет сильной традиции и «отменяющие» решения могут быть пролоббированы в том числе с аргументацией выгоды государственным интересам». «Проблема в том, что глобальный игрок патентует свой препарат и затем устанавливает высокую цену, развивая рынок через рекламу (образование врачей, маршрутизация пациентов и т.д.). Затем появляется местный производитель с технической возможностью скопировать продукт (создать «дженерик») и перевести денежный поток из импортной во внутриторговую сферу», — объясняет Горьков. Сложность, по его мнению, заключается в том, что вложения глобального игрока «потеряны», качество продукта местного игрока «часто компромиссно, исходя из государственных интересов». Кроме того, централизация закупок препарата часто не приводит к падению цены, а лишь к перераспределению денежных потоков и массивному пиару в духе «возродили промышленность», заключает директор по развитию и медицине UNIM.

В Центре интеллектуальной собственности «Сколково» указывают, что в большинстве случаев, получение таких патентов сохраняет баланс между разработчиками и производителями аналогов и не несет угрозы развитию фармацевтического рынка. «Однако длительная патентная защита лекарственных препаратов противоречит интересам компаний-производителей аналогов этих препаратов. Поэтому судебные процессы, направленные на опротестование патентов, охраняющих наиболее востребованные и дорогостоящие лекарственные препараты, также является распространенной практикой, особенно в тех странах, где рынок фармацевтических препаратов наиболее», — говорит собеседник Forbes.

Представитель «Сколково» уточняет, что практика патентов на усовершенствование старого, уже известного продукта, распространенная практика не только в фармацевтике, но и в других областях. «Это отражает путь развития любой технологии, когда за прорывной идеей следует постепенное усовершенствование и доработка», — объясняет он. К таким патентам относятся, например, патенты на различные полиморфные (кристаллические) формы известного активного вещества, составляющего основу лекарственного препарата, фармацевтические композиции на основе активного вещества (для повышения стабильности, растворимости, биодоступности и т.д.), новые лекарственные формы на основе активного вещества, наиболее эффективные дозировки и режимы введения фармацевтических композиций, применение известных соединений или фармацевтических композиций по новому назначению, указывает собеседник Forbes. По его словам, во многих случаях получение таких патентов связано с проведением длительных и дорогостоящих исследований, а патентная охрана, обеспечиваемая такими патентами, покрывает достаточно узкую область техники (имеет малый объем притязаний), не препятствуя напрямую использованию известного активного вещества другим способом или по другому назначению.

Юридическая сторона

Юридически таких понятий, как «вторичные» или «вечнозеленые» патенты, нет, но они широко используются политиками и в СМИ, как объяснил Андрей Москвич. Такие патенты нацелены на то, чтобы продлить патентную защиту, т.е. получить временную монополию на известные лекарственные средства, которые используются либо в новых дозировках, либо применяются к новым группам пациентов, добавил он. Это связано со спецификой фарминдустрии, которая тратит много времени и средств на научные исследования и получение разрешений для выхода новых препаратов на рынок от Минздрава, FDA или эквивалентных организаций в Европе (в частности, проведение клинических исследований, анализы результатов и построения доказательной базы). В связи с чем фармацевтические компании стараются получить длительные патентные монополии в той или иной стране на свои препараты, чтобы окупить свои вложения.

«Для этого применяются хитрые схемы получения множества патентов в каждой стране, защищающие различные нюансы, связанные с одним препаратом. В этих нюансах и возникают возможности для big pharma получить необоснованно длинную патентную защиту препаратов, а для биоаналогов (дженериков) оспорить эти патенты», — говорит он. В то же время, поскольку понятие не имеет юридической силы, государства не могут законодательно отменить «вторичные патенты». При этом для того, чтобы контролировать возможность выдавать необоснованно длинные монополии отдельным фармкомпаниям на жизненно важные лекарства, разные страны прибегают к разным способам. Так, в Европе, Канаде, Китае и Индии, по его словам, существуют ограничения на патентование способов лечения. В США большинство штатов создали законы, нацеленные на предотвращение агрессивной судебной деятельности «патентных троллей», которые также могут применяться к недобросовестным фармкомпаниям.

В России пока подобных ограничения и законов нет, признает он. «Но в России существует развитое патентное законодательство, которого, с моей точки зрения, уже более чем достаточно, чтобы решить проблему необоснованных монополий (в любых индустриях), если его трактовать и применять правильно и осмысленно, что и сделала Палата по патентам спорам в данном решении», — уверен собеседник Forbes.

Говоря о конкретном кейсе с ритуксимабом, он замечает, что сейчас был отменен патент 2003 года, предоставляющий монополию на способ лечения ревматоидного артрита, известный с 2001-2002 годов. «В Европе такой патент отменили несколько лет назад, но в США споры по американскому патенту еще идут, ввиду того, что в Европе, РФ и США разные способы оценки того, что обозначает понятие «известно». В частности, в РФ и Европе было доказано, что этот способ известен, потому что с 2001-2002 годов он уже применялся в научных исследованиях для лечения пациентов, но в США суд пока не принял аргументы дженериковых компаний», — поясняет юрист.

По ритуксимабу «Биокад» спорит с «дочкой» «Рош» не впервые: 2015 году дочерняя компания «Рош» пыталась запретить российской компании выпуск аналога по другому патенту, описывающему лечение рака ритуксимабом. В 2016 чтобы избежать любых возможных претензий от «Рош», «Биокад» начал патентный спор, чтобы «досрочно завершить монополию американской компании, так как она пыталась продлить ее, используя патентную защиту уже известного препарата для лечения уже ревматоидного артрита», — уточняет он. То, что произошло сейчас, — это «убийство патента», объясняет Москвич. Таким образом, если американская сторона принятое решение не оспорит, она больше не сможет обратиться в суд по этому патенту.

Решение Палаты по патентным спорам показало, что Роспатент может успешно трактовать и применять как старые, так и новые нормы законов, чтобы сохранить баланс между защитой интересов граждан России и защитой прав патентодержателей, отмечает директор Департамента по интеллектуальной собственности. Для российских фармкомпаний это означает, что Роспатент будет «более нюансировано, хоть и долго, оценивать аргументы «за» и «против» при оспаривании патентов», — заключает собеседник Forbes.

Позиция Роспатента, которую Москвич назвал «нюансированной», может стимулировать иски российских производителей по отмене «вечнозеленых» патентов и на другие препараты.

Прошлый опыт

Ритуксимаб — не единственное лекарственное средство, ставшее поводом для разбирательств между «Биокадом» и швейцарской группой. Так, в июне прошлого года российская компания подала иск в федеральный суд Нью-Йорка к Roche Holding AG, а также F. Hoffman-La Roche, аффилированную с ними американскую Genentech и российскую группу «Р-фарм». В иске речь шла о трех противораковых препаратах от Roche (авастин, герцептин и ритуксан) и их дженериках от «Биокада», выведенных на рынок с 2014 по январь 2016 года. Российский производитель обвинял конкурента в том, что тот снижает цены на эти препараты в России, чтобы уничтожить бизнес «Биокада» и не допустить его препараты не только на российский, но и на американский рынок. В США исключительные права на все три препарата у Roche истекают в 2018–2019 году.

Ежегодная выручка швейцарской компании от производства и продажи трех препаратов составляет около $20 млрд, и половина из этой суммы приходится на США, которые остаются наиболее привлекательным рынком для компании, говорилось в исковом заявлении. В Roche заявляли «Ведомостям», что знают об этом иске, но обвинения «беспочвенны». В результате Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка оставил без рассмотрения иск «Биокада».

Пользователь не всегда оказывается в выигрыше от увеличения конкуренции. Гендиректор DSM Group Сергей Шуляк в беседе с изданием говорил, что обычно цена на оригинальный препарат после выхода дженерика не снижается. Но это зависит от стратегии компании — она может и снизить цену, если хочет сохранить долю рынка, замечал эксперт.

Россия. США > Медицина > forbes.ru, 29 декабря 2017 > № 2443260


Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 27 декабря 2017 > № 2440724

Елжан Биртанов: «Социальность и качество медицины – наши главные ориентиры»

Уходящий год в сфере здравоохранении прошел под знаком реформ. В итоговом интервью главный врач страны Елжан Биртанов рассказал о том, что из задуманного удалось воплотить в жизнь, с какими изменениями будет продолжена реформа по внедрению медицинского страхования, в чем заключается «цифровизация» медицины и какие проекты реализуются в сфере государственно-частного партнерства.

- Хотелось бы наше интервью начать с вопроса внедрения обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). Дальнейшая судьба медстрахования сейчас бурно обсуждается гражданами Казахстана, общественностью. Какое продолжение получит реформа, ожидаются ли существенные изменения?

- С самого начала необходимо подчеркнуть, что основная цель обязательного медицинского страхования – это обеспечение граждан качественными и доступными медицинскими услугами. Поэтому переход от бюджетного финансирования здравоохранения к модели социального медицинского страхования должен пройти без ухудшения доступности медицинских услуг. Почему это так важно? Основными принципами ОСМС является обеспечение всеобщего охвата граждан медицинской помощью и обязательность уплаты взносов в Фонд медицинского страхования. Учитывая, что наша страна является социальным государством, мы вводим социальное медицинское страхование, при котором обязательства по уплате взносов распределяются с учетом социальной справедливости.

- А что с теми гражданами, которые не смогут делать взносы по ОСМС?

- Те граждане, которые по объективным причинам не могут работать – дети, пенсионеры, инвалиды, студенты, беременные и другие - освобождаются от уплаты взносов. Однако обязательство по их уплате государство берет на себя. Остальные граждане — это трудоспособное, экономически активное население — должны платить самостоятельно, неся бремя социальной ответственности за здоровье своих сограждан, детей и пожилых родителей. Понимая, что, когда они сами достигнут пенсионного возраста или по другим объективным причинам не смогут работать, медицинская помощь им будет оказываться за счет солидарности более молодого трудоспособного поколения. Однако, в ходе внедрения ОСМС оказалось, что в нашей стране имеется очень большой сектор «теневой» неформальной занятости.

- Насколько это может повредить успешному внедрению ОСМС?

- Пожалуй, впервые успешность внедрения медицинской реформы стала зависеть от реалистичной оценки масштабов неформального рынка труда в нашей стране. По официальным данным, мы имеем порядка 2,7 млн самозанятого населения, однако нам еще предстоит рассчитать достоверную статистику по этой категории. В свою очередь, анализ фактических сборов отчислений работодателей в Фонд медстрахования показал, что мы недосчитываемся почти 1 млн наемных работников, за которых не поступили взносы. Ни для кого не секрет, что владельцы бизнеса в торговом секторе, строительстве и сфере услуг зачастую предпочитают уходить от формализации трудовых отношений с работниками, чтобы сэкономить на налогах и соцотчислениях. Поэтому наша первая задача - правильный учет различных групп населения, чтобы понять, «кто есть кто», относится ли гражданин к категории, за которую платит государство, является ли он наемным работником или самозанятым. Затем следует «оцифровать» эти данные и создать единую информационную базу с корректными данными.

- Данная работа может занять много времени…

- Мы понимаем, что решение задачи по сокращению размеров «теневого» рынка труда займет определенное время, большее, чем необходимо для внедрения ОСМС. В тоже время мы не можем «оставить за бортом» здравоохранения наших граждан вне зависимости от их социального статуса или жизненных обстоятельств. Поэтому изначально для лиц, не имеющих постоянных официальных доходов, мы предложили вариант самостоятельной уплаты минимальных взносов в ФСМС в размере 5% от одной минимальной заработной платы, что составляет порядка 1 400 тенге. Эта норма сохраняется в законодательстве, предоставляя возможность получать обширный перечень медуслуг за достаточно символическую плату.

- Как будет дальше работать Фонд медстрахования и каковы планы на два предстоящих года?

- Пока мы взяли тайм-аут на два года, но при этом работа по внедрению медстрахования не останавливается. Фонд создан, мы намерены его дальше развивать, аккумулируя взносы от работодателей. Накопленные средства сформируют требуемые законодательством резервы Фонда - это порядка 200 млрд тенге, что даст возможность застрахованным людям получать более расширенный пакет ОСМС в сравнении с ГОБМП. Второе – фонд медицинского страхования уже вступает в права стратегического закупщика медицинских услуг от имени населения.

- Расскажите, как будет происходить весь процесс работы по ОСМС?

- Как это происходит: гражданин платит в фонд, а фонд от его имени закупает медицинские услуги у различных клиник и будет требовать качество медицинских услуг.

В соответствии с действующим законодательством Фонд является единым закупщиком гарантированного объема бесплатной медицинской помощи для всего населения страны.

Поэтому фонд уже сейчас осуществляет закуп медицинских услуг на 2018 год. И что мы видим? Если в прошлом году было определенное количество поставщиков, то в этом их количество увеличилось на 20%, и, в основном, за счет частного сектора. Таким образом, мы дали возможность всем частным клиникам оказывать медицинские услуги населению, которые будут оплачиваться фондом, но пока это деньги государственные. Тем самым, мы передаем гарантированный объем бесплатной медицинской помощи в конкурентную среду, финансирование будет идти не через государственные органы, а через единый фонд.

- В чем сейчас нуждается система ОСМС для успешного ее внедрения?

- В прозрачных действенных механизмах контроля качества оказываемых медицинских услуг лучшего результата можно добиться, внедряя автоматизацию и цифровизацию. К примеру, разработанное нами мобильное приложение позволяет пациенту практически не отходя от кабинета врача оценить качество приема в приложении. Это очень важное решение, поскольку у нас в стране внедряется новая идеология качества медуслуг, и это новшество практикуется во многих развитых странах. Нужно признать, что в нынешней системе накопились очень серьёзные проблемы. Основная наша «болевая точка» – это, конечно же, качество медуслуг.

- Часто люди сталкиваются с тем, что по факту им приходится платить за лечение и лекарства из собственного кармана. Как повлияет на эту ситуацию медстрахование?

- Действительно, частные платежи населения в здравоохранении все эти годы росли постепенно и достигли критического уровня в 40% от бюджета отрасли. Как известно из мировой практики, столь внушительные личные расходы граждан на здоровье влекут за собой социальные, финансовые риски, ставят под угрозу их дальнейшую платежеспособность. Одна из целей внедрения медстрахования как раз и состоит в уменьшении «карманных» расходов казахстанцев на медуслуги за счет солидарного финансирования здравоохранения. Мы также взялись за решение давно назревшей проблемы, связанной с непомерным наращиванием медуслуг в гарантированном пакете, но не обеспеченным бюджетными средствами. Перечень бесплатных услуг увеличивался, но внутри самой этой системы стоимость оставалась прежней. Оптимизация пакета ГОБМП позволит привести в соответствие объем медпомощи, финансирование и тарифную политику. Тогда заявленные бесплатные медуслуги станут на деле гарантированными, а не декларативными, как сейчас.

- А как обстоят дела с медицинскими кадрами?

- В последние годы, к сожалению, наблюдался просто колоссальный отток кадров из госбольниц в частные клиники, причем ушли врачи с хорошей квалификацией и опытом. Это одна из причин больших очередей и перегрузок в поликлиниках, где у нас особенно не хватает узких специалистов. Посудите сами, у нас один участковый врач вместо 1 500 человек принимает 2 200, адекватно такой труд не оплачивается, соответственно, он не успевает качественно осмотреть пациентов, наблюдать за ними. В службе скорой помощи похожая ситуация. По статистике, у нас в стране выездов в 5-6 раз больше, чем в других странах.

- Какие могут быть последствия?

- Обслуживая большое количество необоснованных вызовов, бригады скорой помощи не успевают к экстренным больным, и в результате мы получаем большие показатели смертности от травм, отравлений, несчастных случаев и так далее. Другая наша системная проблема - это большое количество госпитализаций, куда у нас уходит высокая доля финансирования в сравнении с первичной медицинской помощью. В нашей стране ежегодно госпитализируется 2,7-2,8 млн человек, из них 70% по экстренным показаниям. Люди хотят и любят лечиться в больницах, им кажется, что в стационарах врачи лучше наблюдают, ты лежишь, есть питание, лекарства и так далее.

- Это только в Казахстане так? Или же во всем мире подобная ситуация?

- Между тем, во всем мире стационарная помощь крайне непопулярна, а если больные задерживаются в больничных палатах, то только по двум причинам. При серьёзной операции пациент находится в больнице 3-4 дня, второй повод для госпитализации, когда нужна реанимационная система, то есть больной нуждается в интенсивной терапии. Нам нужно сменить прежние приоритеты и очень большую поддержку оказывать развитию амбулаторно-поликлинической помощи, уделить серьезное внимание профилактическим услугам и обследованиям. Иначе мы будем вынуждены догонять уходящий состав, спасать больных с помощью высоких технологий, но потом терять их на последующих этапах, когда требуется восстановительная терапия, наблюдение у своего участкового врача.

- То есть это будет одной из задач ОСМС?

- Система медицинского страхования должна создавать правильные ориентиры и стимулы: во-первых, для поставщиков медицинских услуг, они подотчетны, они отвечают за качество. Второе – нам нужно изменить в корне отношение самого общества, пациентов к своему здоровью. Если человек располагает определенными средствами, почему бы их не тратить на здоровый образ жизни. Ведь зачастую это не так затратно, как потом работать на лекарства и приемы врачей. Но люди у нас больше тяготеют к материальным выгодам, считая, что лучше, к примеру, купить машину, гаджеты. Это такой менталитет, надо от этого уходить, нужно вкладывать в свое здоровье.

- Министерство здравоохранения вот уже который год заявляет, что врачи все больше отходят от практики «бумажной волокиты», от бюрократии… Но, тем не менее, пациенты говорят об обратном. По их словам, врачи до сих пор погружены в бумаги. Ваше мнение по поводу сложившейся ситуации? Когда наша медицина полностью отойдет от бумаготворчества?

- На самом деле волокиту усиливали. Врачам приходилось вести двойную работу, они должны были при пациенте на приеме написать все на бумаге, потом эти же сведения ввести в компьютер. На днях я подписал приказ, согласно которому медицинские организации Карагандинской области должны перейти к безбумажной системе. Этой нормой мы запретили вести около 60 документов на бумаге, это касается историй болезни и справок. С 1 января следующего года медицинские сети еще трех областей будут автоматизированы, и с 1 января 2019 года все ключевые записи врачи обязаны будут вести в электронном формате.

- А насколько в регионах готовы к подобным нововведениям?

- Но тут кроется следующий вопрос – это готовность акиматов к данному новшеству. Уровень компьютеризации у нас был очень низок, не везде есть доступ к сети интернет, но мы вдвое увеличили количество программного обеспечения, количество организаций, имеющих программное обеспечение, компьютерное оснащение и так далее. Мы договорились с акиматами, что до конца следующего года они будут выделять деньги на компьютерное оснащение, и у каждого сотрудника будет свой компьютер, чтобы он мог спокойно ввести данные пациента. Но без критики, я уверен, не обойдется. Даже по той причине, что есть много людей, которые не умеют элементарно печатать, но все эти трудности преодолимы со временем.

- Это касается и электронного паспорта здоровья?

- С электронным паспортом здоровья все сложнее. Дело в том, что, когда вы приходите в больницу, ваша запись хранится где-то в поликлинике. Мы планировали завершить этот процесс в этом году, но по техническим причинам идет задержка. Суть в том, что все эти данные будут накапливаться на одном сервере, и у каждого будет своя ячейка. В пилотном режиме мы уже отрабатывали этот процесс по Астане. В следующем году планируем охватить таким новшеством 20% населения.

- А как он будет внедряться в селах?

- Все сельские амбулатории в нашей стране являются филиалами центральной районной больницы. Все будет зависеть от глубины охвата Интернетом. Но я уверен, что и эта проблема решится, т.к. везде ожидается проведение доступа к сети 3G. Наши медработники уже готовы, и мы с ними работаем.

- В последнее время все чаще обсуждается тема государственно-частного партнерства в здравоохранении. На недавнем форуме по инвестициям Вы сказали, что долю негосударственных вложений в медицину надо довести до 50-60%, а на обновление изношенной больничной сети требуется порядка триллиона тенге. Насколько успешно продвигается сотрудничество с частным сектором?

- Перечень проектов ГЧП в здравоохранении на текущую дату включает 110 проектов, в том числе три республиканского и 107 местного значения. Проекты предусматривают строительство и эксплуатацию врачебных амбулаторий, поликлиник, стационаров, оснащение медицинской техникой и другие социально-значимые проекты. Следует отметить, что все функции по планированию, разработке и реализации проектов ГЧП местного значения переданы в акиматы регионов. Отмечается рост активности отдельных регионов, таких как Актюбинская, Акмолинская, Алматинская, Карагандинская, Костанайская, Кызылординская, Южно-Казахстанская области. Так из 32-х заключенных договоров ГЧП, 31 договор заключен в текущем году, с обеспечением притока инвестиций на общую сумму более 20 млрд тенге. На стадии подготовки находятся 75 местных проектов, из них по 12 проектам ожидается заключение договоров ГЧП до конца 2017 года.

- Какие цели ставит перед собой министерство на ближайшее будущее?

- Что касается наших целей, то они достаточно высоки, мы планируем довести долю частных инвестиций до 50-60%, тем самым уменьшить нагрузку на государство. Сегодня мы, по сути, вытаскиваем эти деньги из экономики и вкладываем в здания. Это тоже нужно, конечно, но международный опыт показывает, что можно осуществлять строительство за счет частных инвестиций с последующей передачей в дальнейшую эксплуатацию. Высвободившиеся деньги можно направить на повышение тарифов, на повышение зарплат, лекарства и технологии. Это интересно частному сектору, поскольку за счет повышенных тарифов они могут возвращать свои инвестиции и более эффективно планировать услуги. Инвестиционная привлекательность сектора здравоохранения растет, мы это видим по числу частных клиник, это стабильная конкурентная сфера экономики, где при устойчивых объемах финансирования достигаются большие денежные потоки. Уровень потребления не снижается, а даже, наоборот, растет, поскольку есть старение населения, приток новых технологий. Наши потенциальные партнеры прекрасно видят риски и преимущества, и понимают, что вкладываемые инвестиции носят долгосрочный характер и являются высокоприбыльными.

Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 27 декабря 2017 > № 2440724


Россия. Весь мир. ЦФО > Химпром. Медицина > rusnano.com, 26 декабря 2017 > № 2458110 Ольга Шпичко

Ольга Шпичко: Мы сталкивались со случаями, когда глазные капли добавляли в шампунь для роста волос.

Автор: Елена Николаева

Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Ольга Шпичко рассказала «Снобу», зачем российские компании инвестируют в западный бизнес и когда появится средство против старения.

Мы в очень интересное время живем. То, что вчера казалось невозможным, сегодня — реальность. И конечно, хочется пожить подольше: дотянуть до, например, замены и модификации органов, чтобы увеличить продолжительность жизни человека. Продление жизни — главный тренд в фармацевтике?

В целом да. И для того чтобы удлинить активные годы жизни, как минимум надо диагностировать проблемы. И диагностировать нужно как можно раньше. Мой департамент в РОСНАНО специализируется на проектах в области фармацевтики, медицинских технологий и создания сервисов.

Технологии и сервис — это фактически создание инфраструктуры? Что такое инфраструктура в фармацевтике?

Когда мы начинали заниматься данным направлением, мы для себя определили цель — борьба с социально значимыми заболеваниями. Например, с онкологией и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Это могут быть экспресс-тесты на выявление заболевания на ранней стадии, медицинское оборудование, которое позволяет производить своевременную диагностику.

Среди проектов, которыми мы очень сильно гордимся, — проект по созданию сети центров позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), которые являются признанной технологией в мировой медицине. Это диагностика, которая позволяет обнаружить процессы в организме, связанные с начальной стадией онкологических заболеваний. Мы знаем, что раковые клетки наиболее активно потребляют глюкозу. И уже ранние процессы нарушения метаболизма, воспаления при онкологических процессах можно диагностировать методом ПЭТ.

Поддерживая то, что разрабатывается годами и редко приводит к результатам, нет опасения поймать нисходящий тренд?

Безусловно, есть, как и в любой технологии, даже не связанной с медициной. Потому что мир не стоит на месте, продолжаются исследования в различных областях, и мы, наверное, не можем успевать в той мере, в которой нам хотелось бы.

И как тогда справляться с этим риском? Деньги большие, годы идут. Я знаю много перспективных проектов, которые проваливаются еще на стадии исследования.

Любые проекты, связанные с областью здравоохранения, несут в себе дополнительные риски, в том числе риски непрохождения клинических испытаний. И в мировой статистике только один из тысячи препаратов доходит до финальной стадии, и действительно, прорывных рождается не так много. Можно подстраховаться только глубоким анализом мировых трендов, пониманием биологии, химии.

Почему в РОСНАНО вы занимаетесь развитием именно фармацевтического направления? У вас было какое-то распределение внутри РОСНАНО? У ваших коллег очень разные инвестиционные портфели.

До РОСНАНО я работала в компании, которая занималась разработкой и поставкой медицинского оборудования. Также была координатором проекта по ядерной медицине в Росатоме. И в 2008 году, когда РОСНАНО только формировалось, меня пригласили посмотреть на область здравоохранения и что можно в этой области сделать. Поскольку в РОСНАНО, инвестируя деньги в высокие технологии, понимали, что нужны проекты с социально значимым эффектом. И даже если они не станут высокодоходными, не принесут РОСНАНО много денег, то они окажутся полезными и понятными людям.

Как вы искали проекты и как долго формировали портфель?

Практически вся моя команда работает здесь с самого начала, с 2009–2010 годов. Это был период активного поиска, когда я объезжала наши институты, крупные компании, общалась с персоналом, искала, где мы могли бы сотрудничать. Мы просмотрели около 3 тысяч проектов, чтобы сформировать свой портфель.

Сколько проектов сейчас у вас в портфеле?

С учетом того, что мы что-то продали, что-то закрыли, у нас осталось 8 проектов. Из них два американских — Biomark Capital и Domain Associates.

Насколько они рисковые?

Если ранжировать мой портфель по уровню риска, то один из высокорискованных проектов — участие в американском фонде Biomark Capital, который специализируется на вложениях в компании на ранней стадии. Доля РОСНАНО в фонде — 40%, но мы являемся ограниченным партнером — управляет им управляющая компания, а мы ждем результата этих инвестиций. Нашей основной мотивацией к такому сотрудничеству был трансфер американских технологий в Россию. Как результат, одна из технологий по созданию вакцин сейчас используется нашей портфельной компанией «Нанолек».

Чему вы за это время научились у американцев?

Мы смотрели, как они выбирают проекты, мониторят их развитие, насколько они готовы к риску. Мы убедились, насколько важны всеобъемлющий анализ и глубокое понимание технологий, в которые ты инвестируешь. Партнеры внимательно следили, что с подобными технологиями происходит на других рынках, в других компаниях.

А чего нет у нас в фармацевтике, в нашей стране, что есть у американцев? У нас в этой сфере масса разных определяющих аспектов и разные законодательства. При этом РОСНАНО — крупный игрок, к которому прислушиваются на государственном уровне.

За последние десять лет законодательство в России очень сильно изменилось, оно приближается к западным стандартам. Регулирование производства и проведения испытаний фармпрепаратов на Западе гораздо более жесткое по сравнению с производством в России.

Какие последствия этих изменений?

Требуется больше времени для вывода продукта на рынок. Но при этом мы страхуем себя от некачественных лекарств. Приведу пример: сейчас мы планируем строить завод совместно с компанией Pfizer в Калужской области. Самым сложным и длинным этапом является процесс переноса технологии, потому что нужно соблюсти огромное количество регламентов, тома описаний. Если строительство здания и оснащение оборудованием занимает порядка двух лет, то перенос технологических регламентов займет еще несколько лет.

Успех в производстве новых препаратов на Западе — это заслуга жестких требований или вложения больших денег в развитие фармацевтического направления?

Сложно сказать, что влияет больше. Но, безусловно, фармацевтические и государственные компании, фонды на Западе вкладывают значительно больше денег, чем в России. Это факт, к сожалению.

Какой проект из вашего портфеля может быть самым понятным для широкого круга потребителей?

Есть «ионы Скулачева», реализованные группой ученых Московского университета. Идея — замедление процесса старения. Над проектом работает семья: отец и сыновья, и они добились значительных успехов.

С учеными вообще сложно делать бизнес?

Да. Процесс нашего общения был и остается достаточно сложным. У коллег существует много интересных идей, для этого необходимы длительные фундаментальные исследования. И это очень здорово и интересно, но мы финансовый инвестор и нацелены прежде всего на возврат инвестиций. Исследование, правда, развернулось очень широкое, но нам удалось приземлить планы и выделить в качестве промежуточного результата конечный продукт — глазные капли, чтобы выйти на самоокупаемость. Сейчас эти капли приносят около 170 миллионов рублей в год.

Это только капли столько приносят?

Только капли, только от двух нозологий. Небольшой сегмент в этой доле выручки занимают косметические средства. В этой товарной линейке компания недавно вывела на рынок активное вещество — митовитан, презентовали новый продукт на его основе, правильно упакованный. Это активатор, который можно подмешивать в любое косметическое средство.

То есть он увеличивает полезные свойства косметических препаратов, ускоряет доставку компонентов в организме человека?

Да. Мы сталкивались со случаями, когда продукцию «Ионы Скулачева» начали использовать не по назначению — например, глазные капли добавляли в шампунь для роста волос.

Я знаю, что капли, снимающие усталость и красноту глаз, используют как успокаивающее средство для кожи.

Да, они обладают сосудосуживающим эффектом.

Так еще и волосы лучше растут, оказывается?

Да. Второй частью проекта является так называемая «капсула системного действия». Вещество, которое принимается внутрь, чтобы замедлить процессы старения организма. Ведь любое заболевание, та же онкология — это, в общем-то, процесс старения, изнашивание клеток, которые перестают бороться с другими клетками. Но здесь самое главное — не переборщить. Потому что это активное вещество, если изменить дозировку, может стать ядом.

Фармацевтика, медицина, если оглянуться назад, связана с этапами, революциями. Открытие пенициллина, к примеру, сразу поделило мир на «до» и «после». Сейчас идут какие-то подобные производства, которые могут закончиться революцией?

Сейчас задача, скорее, состоит в создании препаратов от так называемых орфанных болезней — редких, которые не имеют действенных способов лечения и пациенты обречены. В той же онкологии какие-то препараты созданы, а вот отдельные виды лекарств для маленьких групп населения — их нет. Я ожидаю все-таки прорывов в этих областях.

Компании смещаются туда, потому что это свободные ниши?

Компании идут потому, что, несмотря на достаточно небольшую группу охвата, речь о достаточно дорогих лекарствах.

Не могу не спросить вас про портфельный проект «Кагоцел». Как думаете, почему этот кейс так возмутил общественность?

Это один из противовирусных препаратов, который стимулирует наш иммунитет к тому, чтобы он вырабатывал антитела против вируса. При оценке эффективности фармпрепаратов лучше ориентироваться на мнение профессионального сообщества, его индикатором можно считать высокую экономическую оценку проекту. Мы из компании вышли с большой доходностью — около 40%, и это, наверное, самый лучший «выход» РОСНАНО из портфельных компаний. Сумма выхода оказалась почти в два раза больше суммы инвестиций в данный проект.

Сколько лет вы работали над этим проектом?

Около трех лет, построили завод в Калужской области. И когда мы заходили, он занимал 2% российского рынка иммуномодуляторов, а когда мы выходили — уже 20%, то есть взрывной рост. Сейчас уровень продаж «Кагоцела» свыше 4 миллиардов рублей. И еще один важный фактор, который нам нравится в этом проекте: туда потянулись талантливые люди. Это редкий случай, потому что в России, к сожалению, утеряны хорошие команды, и их приходится собирать по крупицам. Таким образом, «Кагоцел» показал взрывной рост доли рынка, хороший выход, создано современное фармпроизводство. И с нашей помощью сформировалась очень сильная команда ученых и бизнесменов, на мой взгляд, одна из лучших в стране.

Вы думаете о том, как ваши проекты могут повлиять на жизнь человека? Вам хотелось бы изменить мир?

Я более приземленный человек, наверное. Мне просто хочется, чтобы наши проекты помогли человеку более комфортно жить, вылечить ту или иную болезнь, насытить рынок тем или иным препаратом, который будет либо чуть дешевле, либо чуть эффективнее, чем имеющиеся аналоги, то есть внести небольшой, посильный вклад в развитие нашего здравоохранения.

В чем лично вы сильны?

Мне кажется, у меня хорошая интуиция, любовь к порядку во всем и готовность пойти на риск.

Я разговаривала с шестью вашими коллегами, и вы единственная женщина. При этом кто-то из мужчин сказал мне: «Мы больше с математикой имеем дело, а женщины чаще руководствуются интуицией». Вы ощущаете на себе гендерные стереотипы?

Наверное, на начальном этапе работы в РОСНАНО была здоровая доля скептицизма в отношении меня. Но предрассудки исчезли, когда мы начали делать успешные выходы, когда стали появляться продукты.

А как вы сами изменились за время работы в private equity?

Я стала более жесткой. В начале своего пути у меня было больше эмоций, больше переживала. Сейчас удачи и неудачи вызывают меньше эмоций.

Россия. Весь мир. ЦФО > Химпром. Медицина > rusnano.com, 26 декабря 2017 > № 2458110 Ольга Шпичко


Россия > Медицина > ras.ru, 26 декабря 2017 > № 2443508

Российские ученые предлагают новый подход для лечения височной эпилепсии.

Ученые из Института Теоретической и Экспериментальной биофизики РАН выяснили, какие изменения происходят с пирамидными клетками гиппокампа у животных после продолжительного судорожного приступа (эпилептического статуса) на модели височной эпилепсии, и испытали вещество, смягчающее его воздействие на клетки гиппокампа. Результаты этой работы были опубликованы в 2017 г. в журнале Epilepsy Research.

Эпилепсия - это распространённое психоневрологическое заболевание, имеющее хронический характер. Эта болезнь проявляется возникновением внезапных судорожных приступов - эпилептических припадков. Припадки возникают в результате возникновения в определенных участках головного мозга многочисленных очагов перевозбуждения. Если такой очаг локализуется в височной доле мозга, где располагается гиппокамп, то развивается так называемая височная эпилепсия. Гиппокамп — это часть мозга, которая отвечает за формирование краткосрочной памяти и последующий ее перевод в долгосрочную. При тяжелых формах височной эпилепсии и резистентности к лечению, больным удаляют гиппокамп, после чего пациенты становятся полностью неспособными к запоминанию новой информации. Гиппокамп состоит из нескольких слоев нервных клеток, основная масса которых представлена пирамидными нейронами. Именно поэтому изменения в этих нейронах после эпилептического статуса и изучали ученые из ИТЭБ РАН.

Для того чтобы вызвать у экспериментальных животных эпилептический статус, крысам вводили нейротоксин - каиновую кислоту, провоцируя, таким образом, развитие эпилептического очага. В зависимости от того, насколько сильно был эпилептический статус, исследователи выделили среди животных две группы. У первой группы крыс статус проявлялся конвульсивными судорогами. После таких судорог в гиппокампе у них погибало около 81.4 % пирамидных нейронов. У животных второй группы, с неконвульсивными судорогами, гибло около 72.9% нейронов гиппокампа. Ученые проверяли, как меняется ультраструктура выживших пирамидных нейронов гиппокампа «больных» животных по сравнению с такими же клетками здоровых крыс. Оказалось, что повреждаются многие важнейшие органеллы нервных клеток. Например, цистерны эндоплазматического ретикулума, в которых происходит синтез белков — процесс, жизненно важный для любой клетки, укорачивались или фрагментировались, в них исчезали рибосомы, а значит и останавливался синтез белковых молекул. Серьезные изменения происходили также с энергетическими станциями клеток - митохондриями. В них появлялись полости, нарушающие их структуру и, следовательно, функцию. Ядра пирамидных нейронов меняли свою форму; хроматин, несущий наследственную информацию клетки, смещался к их периферии. Дендриты - отростки нейронов, по которым происходит передача сигналов, укорачивались, а находящиеся внутри них микротрубочки дробились на отдельные части. В результате, даже те нервные клетки, которые выживали после состоявшегося эпилептического статуса, оказывались очень серьезно поврежденными.

Для того чтобы уменьшить повреждения нейронов после судорожного приступа, пущинские ученые предложили использовать вещество URB597, блокирующее активность фермента, разрушающего один из эндоканнабиноидов — анандамид. Термином "каннабиноиды" обозначают химические соединения, содержащиеся в конопле, а также их синтетические аналоги. В конце прошлого века в головном мозге млекопитающих были обнаружены вещества, обладающие сходными свойствами. Эндогенная каннабиноидная система поддерживает гомеостаз мозга, модулируя высвобождение веществ, возбуждающих и тормозящих нервные клетки. Одним из этих важных для функционирования мозга веществ является анандамид. Он активирует СB1 рецепторы, расположенные на нейронах центральной нервной системы и способствует снижению гиперактивности. Но в головном мозге также присутствует вещество, разрушающее анандамид — гидролаза амида жирных кислот (FAAH - fatty acid amide hydrolase inhibitor). Ученые предположили, что если заблокировать действие гидролазы, то воздействие анандамида продлится, что благоприятно отразится на нормализации электрической активности в мозге после судорожного приступа. «Для того, чтобы подтвердить это предположение, через 24 часа после состоявшегося эпилептического статуса, мы вводили крысам ингибитор гидролазы URB597, - рассказывает доктор биологических наук, заведующая Лабораторией системной организации нейронов Валентина Федоровна Кичигина. - Такой длительный временной интервал был выбран по той причине, что пациенты, страдающие этим недугом, зачастую не могут получить лечение непосредственно после приступа».

Оказалось, что для группы животных с неконвульсивными судорогами введение URB597 дало заметный положительный результат: гибло меньше нейронов гиппокампа (37.4% по сравнению с 81.4%), а ультраструктура выживших клеток была подобна таковой у здоровых животных. К сожалению, у животных с более сильно эпилептическим статусом такого эффекта от применения ингибитора гидролазы не наблюдалось, хотя также были отмечены некоторые положительные изменения в структуре нейронов по сравнению с таковой в группе животных без применения URB597. Достоверность полученных нейрофизиологами данных показал множественный статистический анализ, проведенный сотрудником Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Натальей Матвеевой.

«Использование нашего препарата или его аналогов может способствовать разработке нового подхода для лечения височной эпилепсии», - комментирует это исследование Валентина Федоровна Кичигина. Разработка новых стратегий лечения фармакологически резистентных форм эпилепсии может помочь уменьшить повреждения, наносимые клеткам мозга во время приступов, и открывает новые возможности для терапии этого заболевания.

Работа поддержана грантом РФФИ, № 15-04-05463, а также региональным грантом “р-центр-а” № 14-04-03607.

Источник: Irina B. Mikheeva, Liubov Shubina, Nataliya Matveeva, Luybov L. Pavlik, Valentina F. Kitchigina. Fatty acid amide hydrolase inhibitor URB597 may protect against kainic acid–induced damage to hippocampal neurons: Dependence on the degree of injury. Epilepsy Research 137 (2017) 84–94. http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0920121117300323

Татьяна Перевязова - пресс-службой ИТЭБ РАН

Россия > Медицина > ras.ru, 26 декабря 2017 > № 2443508


Россия. СФО > Медицина > fano.gov.ru, 26 декабря 2017 > № 2438006

Сибирские учёные изучили фазовое состояние липидов в замораживаемых преимплантационных эмбрионах

Исследуя процессы замораживания эмбрионов ранних стадий, сотрудники Института автоматики и электрометрии СО РАН и ФИЦ Института цитологии и генетики СО РАН изучили, как меняется фазовое состояние липидов преимплантационных эмбрионов мыши, замораживаемых при криоконсервации.

Криоконсервация – технология сохранения биологических объектов путём их охлаждения до криогенных температур. Этот подход, в частности, используется в задачах сохранения генетического материала. Семя, яйцеклетки и преимплантационные эмбрионы замораживаются с целью сохранения линий лабораторных животных, племенных пород скота, а также генетического материала вымирающих видов животных.

При криоконсервации очень важно, чтобы биологический материал не был повреждён на этапах замораживания и последующего отогрева. Процедуры замораживания и размораживания клеток проводятся по протоколам, обеспечивающим высокой процент выживания клеток после размораживания с учётом видовых особенностей. В настоящее время далеко не для всех видов животных разработаны соответствующие протоколы криоконсервации. Ситуация осложняется тем, что разработка этих протоколов, как правило, проводится эмпирическим путём. Такой подход к развитию методов криоконсервации оказывается особенно затруднителен в условиях ограниченного количества доступного материала. Для увеличения эффективности протоколов замораживания и отогрева необходимо расширять знания о том, что происходит с клетками при замораживании.

Особую роль при описании состояния замораживаемой клетки играют биофизические факторы, лежащие в основе нормальной работы клетки в физиологических условиях. Одним из таких факторов, нуждающимся в исследовании, является фазовое состояние липидов. Фазовый переход липидов из неупорядоченного в упорядоченное состояние приводит к тому, что липидные структуры становятся более жёсткими, снижаются скорость диффузии внутри них и пропускная способность мембран клетки, нарушается работа мембранных белков. Предполагается, что последствия фазового перехода липидов зависят от того, при какой температуре он происходит.

Для исследования фазового состояния липидов в замораживаемых клетках сотрудники ИАиЭ СО РАН и ИЦиГ СО РАН предложили использовать метод комбинационного рассеяния света (когда исследуется взаимодействие биологических веществ клетки и лазерного излучения) и продемонстрировали на преимплантационных эмбрионах мыши возможности этого подхода. Предложенный метод является бесконтактным и может быть использован без вмешательства в процесс замораживания клеток. Суть метода заключается в изучении эволюции линий комбинационного рассеяния света, относящихся к колебаниям СH2-групп (которые входят в состав липидов). При фазовом переходе липидов в упорядоченное состояние происходит изменение соотношения между интенсивностями этих линий.

Сибирскими учёными впервые на живых эмбрионах изучено фазовое состояние липидных структур в широком температурном диапазоне от -120 до +10 ?С. Установлено, что в замораживаемых эмбрионах мыши фазовый переход липидов происходит в интервале температур от - 7 до 0 ?С. При температурах ниже фазового перехода свойства липидных структур меняются, что приводит к нарушениям биологических процессов, протекающих в эмбрионах. В случае эмбрионов мыши температура фазового перехода оказалась достаточно низкой. Существует эмпирическое правило: чем выше температура фазового перехода в клетках, тем клетки должны быть более чувствительны к охлаждению. Низкая температура фазового перехода в эмбрионах мыши объясняет их способность успешно переносить замораживание и отогрев при криоконсервации.

В настоящее время уже существуют протоколы для замораживания преимплантационных эмбрионов мыши. В ИЦиГ СО РАН создан криобанк, в котором в замороженном состоянии хранятся десятки линий лабораторных мышей и крыс. Несмотря на это, даже для эмбрионов тех видов, для которых разработаны протоколы криоконсервации, многие биофизические аспекты замораживания остаются слабо изученными. Разработанный подход для исследования фазовых переходов липидов в одиночных клетках позволит лучше разобраться в этих процессах и будет применяться в дальнейшем при изучении фазовых переходов при замораживании других, более редких и актуальных образцов. Полученные данные о фазовом переходе в эмбрионах мыши позволят провести сравнение характеристик фазовых переходов липидов в яйцеклетках и эмбрионах, которые успешно переносят замораживание, и тех, для которых криоконсервация сейчас проблематична.

Россия. СФО > Медицина > fano.gov.ru, 26 декабря 2017 > № 2438006


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > roskazna.ru, 25 декабря 2017 > № 2444735

19 декабря 2017 года Федеральное казначейство приняло участие в организованной Министерством промышленности и торговли Российской Федерации пресс-конференции на тему «Значение Стратегии развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года», состоявшейся в Пресс-центре Информационного телеграфного агентства России (ИТАР-ТАСС).

В пресс-конференции приняли участие заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Г.М. Кадырова, депутат Государственной Думы Российской Федерации, председатель Всероссийского Общества Инвалидов М.Б. Терентьев, председатель Фонда социального страхования Российской Федерации А.С. Кигим, начальник Управления развития бюджетных платежей Федерального казначейства О.Н. Рудь. Модератором пресс-конференции выступила телеведущая Е.А. Воскобойникова.

Целью представленной на пресс-конференции Стратегии развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года является создание в Российской Федерации конкурентоспособной, устойчивой, структурно-сбалансированной отрасли промышленности по производству эффективных, высококачественных, доступных товаров реабилитационной направленности, обеспечивающих потребности граждан с инвалидностью, пожилых лиц и других маломобильных групп населения, а также значимый прирост их качества жизни.

На реализацию данной цели направлен и новый механизм – электронный сертификат, предполагаемый к внедрению в дополнение к уже имеющимся формам поддержки по предоставлению технических средств реабилитации и компенсации затрат на них.

В выступлении начальника Управления развития бюджетных платежей Федерального казначейства О.Н. Рудь отмечена подготовка Казначейством России концептуальных предложений в отношении предоставления адресной социальной помощи гражданам с использованием электронных сертификатов, обеспечивающих адресность и создающих условия для отказа от конкурсных процедур, необходимых при предоставлении помощи в натуральной форме, предоставляющих возможность выбора гражданином поставщика товаров (работ, услуг). Внедрение электронных сертификатов требует комплексного подхода, с их использованием можно предоставлять как технические средства реабилитации инвалидов, так и иные меры социальной помощи с осуществлением автоматизированного контроля целевого расходования средств.

В заключение мероприятия состоялась сессия вопросов и ответов с представителями средств массовой информации.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > roskazna.ru, 25 декабря 2017 > № 2444735


Россия. СФО. ДФО > Медицина > ach.gov.ru, 25 декабря 2017 > № 2444171

Коллегия Счетной палаты Российской Федерации под председательством Татьяны Голиковой рассмотрела результаты контрольного мероприятия «Проверка реализации в 2017 году приоритетного проекта «Обеспечение своевременного оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных регионах Российской Федерации».

Объекты проверки: Минздрав России (камерально), Правительстве Республики Саха (Якутия), Правительстве Республики Бурятия.

Проверяемый период: истекший период 2017 г.

В 2017 г. в рамках приоритетного проекта «Обеспечение своевременного оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных регионах Российской Федерации» (далее – Проект) 34-м регионам предоставлена субсидия в размере 3,3 млрд руб. на закупку авиационной услуги в целях оказания скорой специализированной медицинской помощи. На настоящий момент регионами использовано 82% выделенных средств (2,7 млрд руб.). Правила предоставления субсидий утверждены Правительством Российской Федерации в приложении 8 к госпрограмме «Развитие здравоохранения».

Результаты проверки свидетельствуют о недостаточности нормативно-правового регулирования и отсутствии должного контроля со стороны Минздрава России за расходованием регионами предоставленных бюджетных средств.

В частности, проверка показала, что, в действующем законодательстве отсутствует понятие «авиационная услуга», используемое в Правилах предоставления субсидий. Как пояснил в ходе своего выступления на Коллегии аудитор Александр Филипенко, Воздушный кодекс устанавливает понятие только авиационной работы в целях оказания медицинской помощи, а в Федеральном законе 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дано понятие санитарно-авиационной эвакуации с использованием воздушного судна. «Счетная палата уже направляла свои замечания по этому вопросу в Правительство, но Минздравом они учтены не были», - подчеркнул аудитор.

Также Воздушным кодексом не определен статус пациента и медицинского работника на борту вертолета. Из-за этого на них не распространяются нормы по страхованию ответственности перевозчика за причинение вреда их жизни и здоровью. Такое страхование предусмотрено только в рамках добровольного. При этом в Бурятии в нарушение Воздушного кодекса перевозчиком не был заключен даже договор добровольного страхования, в Якутии заключен, но стоимость возмещения вреда по нему минимальна.

Правилами предоставления субсидий установлено 5 критериев отбора регионов. Один из них - отнесение регионов к труднодоступным по наличию хотя бы двух из трех установленных признаков (плотность населения менее 17 человек на кв. километр; наличие районов, в которых отсутствует круглогодичное сообщение населенных пунктов с районным центром в связи с отсутствием автомобильных дорог с твердым покрытием и (или) железнодорожного сообщения; принятие в регионе мер государственной поддержки по обеспечению для сельского населения транспортного сообщения с организациями здравоохранения).

При этом не может быть подтверждена обоснованность отбора Минздравом России для предоставления субсидий Республики Татарстан и Волгоградской области. Так, по данным Росстата, они имеют плотность населения выше 17 человек на 1 кв. км и высокую плотность автомобильных дорог. Первичные документы, подтверждающие наличие у них районов, в которых отсутствует круглогодичное сообщение населенных пунктов с районным центром, Минздравом не представлены.

Также Минздравом в нарушение Правил предоставления субсидий были отобраны Омская область и Республика Калмыкия, которыми на момент выхода распоряжения о предоставлении субсидий не были утверждены региональные программы или мероприятия по оказанию медпомощи с использованием санитарной авиации. Данные документы были утверждены только в конце февраля 2017 г. уже после выделения им субсидий.

Республике Бурятия субсидия в размере 237 млн руб. была предоставлена в отсутствие документов, подтверждающих начало в первом полугодии 2017 г. строительства или реконструкции вертолетных площадок. На настоящий момент вертолетная площадка в Улан-Уде отсутствует. Вертолет базируется на площадке завода – производителя.

Аналогичная ситуация выявлена и в отношении республик Крым, Татарстан и Хакасия, которым также в нарушение Правил были предоставлены субсидии на сумму свыше 180 млн руб.

К критериям отбора регионов также отнесен показатель «невозможность соблюдения без использования воздушных судов сроков оказания медицинской помощи в экстренной форме, в соответствии с порядками оказания медицинской помощи по соответствующим профилям, заболеваниям или состояниям, в связи с затрудненной транспортной доступностью, а также с климатическими и географическими особенностями субъектов». При этом статистический инструментарий для оценки данного критерия отсутствует. Как показала проверка, для отбора регионов Минздрав использовал сведения о проценте госпитализаций по экстренным показаниям пациентов с инфарктами и инсультами в первые сутки, то есть только по 2 заболеваниям из 64, по которым утверждены порядки оказания медицинской помощи. Данные о фактически сложившихся сроках оказания медпомощи по иным профилям Минздравом не анализировались, что также не соответствует Правилам.

«Таким образом, процедура отбора регионов непрозрачна, что привело к предоставлению свыше 560 млн руб. регионам, не отвечающим всем критериям», - констатировал Александр Филипенко.

На Коллегии также было отмечено, что, согласно паспорту Проекта регионы должны утвердить схемы маршрутизации пациентов. Однако на текущий момент такие схемы утверждены лишь в 5 регионах, в Бурятии – не на все заболевания. В остальных, в том числе в Республике Саха (Якутия), такие схемы планируется утвердить только к 2019 г., что создает риски снижения доступности и госпитализации в непрофильные медицинские организации при санитарно-авиационной эвакуации.

Санитарно-авиационная эвакуация входит в программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медпомощи. Однако в территориальных программах данная медицинская услуга отдельно не выделяется и включена в общие расходы на скорую медицинскую помощь. При этом 9 регионов в расходы терпрограмм включили субсидию на закупку авиационной услуги, а 25 регионов – не включили. Это создает риски искажения показателей терпрограмм и непрозрачность расходов на оказание медицинской помощи в рамках санитарно-авиационной эвакуации.

По мнению Минздрава России, оплата работы медицинской бригады в рамках санитарно-авиационной услуги должна оплачиваться за счет средств ОМС, что противоречит 323-ФЗ и 326-ФЗ, согласно которым санитарно-авиационная эвакуация не входит в систему ОМС и оплачивается за счет региональных бюджетов.

Согласно Правилам предоставления субсидий авиационная услуга состоит из летного часа и часа дежурства вертолета, оснащенного медицинским модулем. При этом нормативная база по расчету стоимости летного часа и часа дежурства отсутствует. Стоимость услуги определялась на основе коммерческих предложений перевозчиков по результатам проведенных конкурсных процедур. Как следствие, стоимость авиационной услуги различается по регионам в несколько раз. Например, в Якутии летный час стоит почти 340 тыс. руб., а в Бурятии в полтора раза ниже. При этом в сопоставимом Ханты-Мансийском автономном округе – только 94 тыс. руб.

Как было установлено в ходе проверки, основные причины таких различий - это ограниченное количество перевозчиков на рынке услуг, а также различия в методиках, используемых ими при обосновании затрат на выполнение авиационных работ.

Например, в Якутии перевозчик определил расходы на оплату авиационной услуги на основании рекомендаций Федеральной службы воздушного транспорта 1999 г.. При этом данные расходы включают 11 статей затрат и не учитывают затраты на медицинскую поверку и амортизацию медицинского оборудования, входящего в медицинский модуль, установленный на борту вертолета, что, например, в Бурятии равняется около ста рублей в стоимости часа. То есть за реанимационное оборудование в случае его выхода из строя в Якутии никто ответственности не несет.

В Бурятии расчет авиационной услуги проводился на основании рекомендаций Ассоциации Вертолетной Индустрии, которые по затратам значительно отличаются от рекомендаций 1999 г. и включают уже 15 расходных статей. При этом себестоимость часа полета без учета дежурства вертолета в Якутии при неполных расходах составляет около 200 тыс. руб., а в Бурятии дешевле - почти 159 тыс. руб.

Также на стоимость услуги в Республике Саха (Якутия) оказали влияние различия в цене топлива, размер лизинговых платежей из-за разного количества используемых вертолетов.

Если в Бурятии все полеты выполнялись на одном вертолете типа Ми-8, то в Якутии - 6 таких вертолетов. В среднем за сутки вертолет летал около 1,5 часов, а в Бурятии – около 5 часов, остальное время вертолеты находились в режиме ожидания вылета (дежурство), что также входило в стоимость услуги. Так, в Бурятии час дежурства вертолета стоил 52 тыс. руб., а в Якутии – 140 тыс. руб. То есть в структуре затрат основные расходы регионов приходятся не на сам полет, а на оплату ожидания вылета.

В ходе проверки в трех регионах был проведен сравнительный анализ стоимости летного часа вертолетов с медицинским модулем со стоимостью такого часа в подразделениях МЧС России. Если в Магаданской области по контракту это 185 тыс. руб., то расходы по МЧС России не превысили 150 тыс. руб., что требует дополнительного анализа Минздрава России. «В данной связи предлагаем Правительству разработать отдельные правила определения начальной цены контракта на закупку летного часа и часа дежурства вертолета», - отметил аудитор.

Проверка также показала, что регионы закупают только услуги перевозчика. На оплату медицинской помощи им выделяются дополнительные средства. При этом если летный состав за один летный час получает около 300 руб. на человека, то зарплата медработника, находящегося на борту, за этот же час – около 50 руб. в Бурятии и 140 руб. в Якутии.

Всего в проверенных регионах за период контрольного мероприятия осуществлено почти 500 вылетов. В среднем проводится 2 вылета в день, в ходе которых медпомощь оказывается 3-5 лицам. При этом, например, в Бурятии ночные вызовы не обслуживаются и переносятся на следующий день или через день.

Структура вызовов - это роженицы, больные с инфарктами, инсультами, травмами. Основная причина - отсутствие в отдаленных малонаселенных пунктах возможности получить специализированную медпомощь и низкая оснащенность местных медицинских организаций. То есть сеть оптимизировали, а рентабельность (что менее затратно – содержать ФАП или вертолет) не просчитана.

При проверке закупочной деятельности выявлено, что в Бурятии больница провела конкурс и заключила договор в нарушение собственных Правил закупочной деятельности при отсутствии в представленных перевозчиком на конкурс документах сертификата эксплуатанта на вертолет. Кроме того, в нарушение 174-ФЗ данная закупка, относящаяся к крупной, не была согласована с наблюдательным советом учреждения.

При проверке в Бурятии также было установлено, что в нарушение Правил предоставления субсидии средства, которые выделены на закупку авиационной услуги, были доведены до больницы им. Семашко в виде госзадания на оказание скорой медпомощи, не включенной в ОМС, что создает риск их нецелевого расходования. При этом Минздрав России и Управление Федерального казначейства, которые должны осуществлять контроль за расходованием субсидий, данные нарушения не выявили. По указанному факту Счетная палата направит письмо в Минфин России и Федеральное Казначейство.

И в Якутии, и в Бурятии были выявлены случаи, когда перевозчиками в нарушение госконтрактов предоставлялись авиационные услуги на вертолетах, не оснащенных медицинским модулем (в Бурятии в течение 13 дней и 10 млн руб. посреднических услуг, в Якутии – в течение 51 дня или 48 млн руб.) При этом меры ответственности к перевозчикам не применены.

В рамках контрольного мероприятия дополнительно также был проведен анализ закупки авиационных услуг другими регионами, по результатам которого в Курганской области установлена разная стоимость летного часа и часа дежурства в течение 2017 г.

Как показала проверка, первоначально в аукционе на закупку авиауслуги участвовали 2 перевозчика – ДОСААФ и Русские вертолетные системы. В ходе аукциона начальная максимальная цена контракта была снижена Русскими вертолетными системами на 83%, летный час и час дежурства составили 14 и 5 тыс. руб., соответственно. Действие госконтракта с данной стоимостью продолжалось всего 2 месяца и завершилось по взаимному согласию сторон.

При объявлении Курганской областью повторного аукциона были внесены изменения в документацию в части требований, предъявляемых к вертолетам, на основании которых ДОСААФ был отстранен от участия в аукционе. То есть заказчиком были созданы условия ограничения конкуренции, что позволило области заключить госконтракт с Русскими вертолётными системами по цене летного часа и часа дежурства уже 83 и 29 тыс. рублей. При этом в нарушение Методических рекомендаций Минэкономразвития России при определении начальной цены контракта учреждением не была принята в расчет цена услуг, содержащихся в предыдущем госконтракте.

По данному факту подготовлено письмо в ФАС России.

На Коллегии также было отмечено, что оценка эффективности использования субсидии осуществляется Минздравом России исходя из показателя результативности «доля лиц, госпитализированных по экстренным показаниям в течение первых суток». При этом данный показатель не соответствует цели предоставления субсидий и не позволяет оценить число вызовов скорой медпомощи, осуществленных с помощью воздушных судов. Так, в проверенных регионах из 53 тыс. таких госпитализаций только чуть более 800 осуществлено при использовании воздушных судов. При этом в Якутии и Бурятии целевые значения этого показателя были достигнуты еще по итогам первого полугодия 2017 г., т.е. до начала расходования предоставленной субсидии.

Материалы направлены:

Коллегия приняла решение направить представления в Минздрав России, Правительство Республики Саха (Якутия), Правительство Республики Бурятия, информационное письмо в Правительство Российской Федерации, ФАС, Минфин России и Федеральное казначейство. Отчет о результатах проверки направляется в палаты Федерального Собрания.

Справочно:

Паспорт приоритетного проекта «Обеспечение своевременного оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных регионах Российской Федерации» утвержден в октябре 2016 г. С марта 2017 г. Проект включен в подпрограмму «Развитие скорой медицинской помощи» государственной программы «Развитие здравоохранения».

В результате реализации Проекта к 2019 г. должны быть:

- утверждены региональные программы развития оказания медицинской помощи в экстренной форме с использованием санитарной авиации;

- построены в рамках государственно-частного партнерства 34 вертолетные площадки при медицинских организациях;

- отработаны схемы маршрутизации пациентов, госпитализируемых по экстренным показаниям в течение первых суток при жизнеугрожающих состояниях;

- заключены соглашения с субъектами Российской Федерации на закупку дополнительного 8 571 вылета для всех субъектов Российской Федерации в течение трех лет (срок реализации проекта).

Россия. СФО. ДФО > Медицина > ach.gov.ru, 25 декабря 2017 > № 2444171


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter