Всего новостей: 2032014, выбрано 815 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США > Медицина > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104375

Бюджетное управление Конгресса: 14 миллионов американцев лишатся медстраховки в 2018-м году

Однако, согласно подсчетам, закон, которым республиканцы планируют заменить Obamacare, позволит снизить дефицит бюджета

Бюджетное управление Конгресса утверждает, что в случае одобрения Конгрессом предложенного республиканцами плана по замене Закона о доступном здравоохранении, известном как Obamacare, 14 миллионов людей потеряют страховку в следующем году.

Управление, в которое входят представители обеих партий, опубликовало долгожданный доклад с подсчетами стоимости выполнения обещания Трампа в ходе президентской кампании: отмены и замены Obamacare. В докладе говорится, что в случае одобрения плана республиканцев, 14 миллионов людей останутся без страховых полисов в 2018-м году, а к 2026-му году количество людей без медицинской страховки вырастет до 52 миллионов. Эти цифры вдвое больше прогнозируемых в случае, если программу Obamacare оставить без изменений.

Однако, согласно подсчетам, новый план позволит сократить дефицит бюджета на 337 миллиардов долларов до 2026 года. Согласно новому плану, тем, кто решит не приобретать страховой полис, не нужно будет платить штраф. Отмена этого требования, установленного Законом о доступном здравоохранении, особенно порадует многих консерваторов, которые называли его вмешательством правительства в частную жизнь и лишением права выбора.

Новый план также подразумевает прекращение федеральной поддержки, как минимум на год, программы Planned Parenthood и других организаций, которые предоставляют услуги по контрацепции, планированию семьи и абортам. Данное положение вызывает большое беспокойство среди большинства демократов и некоторых умеренных республиканцев. Вероятнее всего, это решение затронет тех, кто «проживает в районах без доступа к услугам здравоохранения, без клиник или медицинских специалистов, которые работают с малообеспеченными слоями населения».

Министр здравоохранения Том Прайс выступил с критикой доклада. На встрече с прессой возле Белого дома он заявил, что Бюджетное управление Конгресса рассмотрело только часть предложенного республиканцами плана по здравоохранению. По его словам, «невозможно», чтобы в результате внедрения новой программы 14 миллионов человек остались без страховки, потому что в действительности стоимость страховых полисов должна уменьшиться и люди смогут самостоятельно выбирать страховку, которая будет устраивать их, а не правительство.

Прайс также заявил, что Бюджетное управление не приняло во внимание все составляющие нового плана, включая законопроект по реформе рынка страхования.

Лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелоси призвала республиканцев отозвать законопроект, потому что это было бы «единственным порядочным поступком». Лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер сказал: «Trumpcare станет кошмаром для американцев». По его словам, от нового закона выиграют богатые, а все остальные будут игнорироваться.

Акт о доступном здравоохранении ­­– это предмет гордости бывшего президента США Барака Обамы. Двадцать миллионов человек, которые ранее не могли себе позволить медицинскую страховку, получили доступ к медицинским услугам. При этом им не грозит банкротство или возможность оказаться за чертой бедности в случае болезни.

США > Медицина > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104375


Россия. Весь мир > Медицина. СМИ, ИТ > svoboda.org, 13 марта 2017 > № 2103655 Николай Дурманов

Дисквалификация: пожизненно

Владимир Кара-Мурза

Дело врача Португалова обсуждают Николай Дурманов, Юрий Векслер, Алексей Кузнецов

Спортивный арбитражный суд в Лозанне пожизненно дисквалифицировал российского врача Сергея Португалова. Об этом сообщается на сайте Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА).

По данным федерации, решение было вынесено 10 марта.

Его признали виновным в нарушении сразу трех пунктов антидопинговых правил, в том числе в назначении и распространении запрещенных препаратов.

Ранее Португалов занимал должность заместителя директора Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры и спорта. Его фамилия упоминалась в докладе независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA). По информации организации, Португалов поставлял спортсменам запрещенные препараты в обмен на процент от их призовых денег.

Португалов фигурирует в фильме немецкого телеканала ARD о применении допинга российскими легкоатлетами. Кроме того, имя Португалова упоминается в связи с историей информатора WADA, легкоатлетки Юлии Степановой, которая одной из первых привлекла внимание к проблеме допинга в российском спорте.

Из-за допингового скандала российские легкоатлеты были отстранены от всех международных соревнований, включая Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 году. Команду России также не допустили до Паралимпиады.

О продолжении российского допинг-скандала – эксперт, бывший руководитель Российского антидопингового агентства Николай Дурманов, корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер, спортивный обозреватель Радио Свобода Алексей Кузнецов.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: Спортивный арбитражный суд в Лозанне пожизненно дисквалифицировал российского врача Сергея Португалова. Об этом сообщается на сайте Всероссийской федерации легкой атлетики. По ее данным, решение было вынесено 10 марта.

Продолжающийся допинговый скандал мы сегодня обсудим с нашими гостями – это спортивный обозреватель Радио Свобода Алексей Кузнецов и эксперт, бывший руководитель Российского антидопингового агентства Николай Дурманов.

Николай, вы давно знаете Сергея Португалова?

Николай Дурманов: Да, давно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Он же был противником применения допинга.

Николай Дурманов: Почти любой антидопинговый или допинговый скандал рано или поздно заканчивается наказанием каких-то врачей в любой стране. Вот в России "крайним" оказался Сергей Португалов, один из самых известных спортивных медиков на нашей территории.

В Америке несколько врачей были пожизненно дисквалифицированы, в Испании. Вот с Англией не получается. Там есть "английский Португалов", зовут его Марк Бонар, и его почему-то не трогают пока. Посмотрим, как дело пойдет.

Владимир Кара-Мурза-старший: Алексей, как вы считаете, хватит ли пожизненной дисквалификации одного врача, чтобы России вернуть свое доброе имя?

Алексей Кузнецов: Разумеется, не хватит. И так вопрос пока не стоит. Мне кажется, достаточно широко взялись за Россию. Это было ясно и после доклада Ричарда Макларена, и после дальнейших действий. Насколько я знаю, сразу несколько крупных представителей российского спорта вообще и антидопинга в частности сейчас попали под удар.

Все выглядит не совсем как антидопинг. Португалов, что называется, ушел именно из-за конкретных обвинений... Я зачитаю: "Португалов признан виновным в нарушении статей Антидопинговых правил Международной федерации легкой атлетики. Речь идет о статье 32.2 (f) "Обладание запрещенной субстанцией или методом", статья 32.2 (g) "Распространение или попытка распространения запрещенной субстанции или метода", статья 32.2 (h) "Назначение или попытка назначения запрещенной субстанции или метода". То есть обладание методом, распространение и назначение. Тонкость между этими понятиями, наверное, не очень нам ясна, но ясно, что это серьезный подход. И те, кто эту акцию проделывает, наверняка к ней подготовились.

Я напомню, что совсем недавно не были допущены к выборам два крупных российских спортивных деятеля. Ушла в отставку президент Российского антидопингового агентства Анна Анцелиович. Она покинула пост исполняющего обязанности генерального директора РУСАДА. В России говорят, что это не очень связано с допинговыми разоблачениями, причина – организационные вопросы.

И буквально на днях не был допущен к выборам в Совет Международной федерации футбола Виталий Мутко, который является, между прочим, вице-премьером России и одновременно главой Российского футбольного союза. С одной стороны, было сказано, что это никак не связано с комиссией Макларена, хотя в докладе Макларена были серьезные претензии к Мутко. Это связано с тем, что Мутко представляет государственную структуру, как вице-премьер, соответственно, он не может работать в такой общественной организации, как FIFA. Но кроме FIFA, общественной организацией является еще и Российский футбольный союз! И получается, что в FIFA он быть не может, а в РФС – может. И эти странности еще будут продолжаться. Я думаю, что это не последнее разоблачение или попытка наказания крупного спортивного чиновника в России.

Владимир Кара-Мурза-старший: У нас на связи корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер.

Юрий, как в Германии спортивная общественность и простые болельщики воспринимают российскую ситуацию с недопуском каких-то спортсменов, а сейчас и с пожизненной дисквалификацией главврача Федерации легкой атлетики?

Юрий Векслер: Я не думаю, что это животрепещущая тема, обсуждаемая в Германии. Тем не менее, благодаря усилиям немецкого журналиста Зеппельта, который снял несколько фильмов для телеканала ARD, тем, кому интересен спорт, конечно, внимание этому люди, которые являются спортивными болельщиками, уделяют. Германия – это все-таки спортивная страна, там очень любят спортивные трансляции. И они, опять же благодаря фильмам Зеппельта, более или менее в курсе дела.

В последнем фильме Зеппельта есть момент, когда Португалов уже был отстранен от работы со спортсменами, тем не менее, камеры его отлавливали на каких-то базах, где он присутствовал и явно проводил какую-то работу. Формально он не был при деле, а фактически, как показывал Зеппельт, был. Более того, два часа назад Зеппельт сказал, что у него есть точная информация, что Португалов продолжает работать в спорте, то есть работает с хоккейными командами.

Все это доходит до внимания немецких любителей спорта. Есть виды спорта, где немецкие спортсмены конкурируют с российскими. Конечно, болельщики – в понимании логики событий и положения дел – за чистый спорт. Вопрос в том, насколько чистый спорт вообще возможен. Но антироссийского настроения на эту тему я в Германии не вижу и не слышу. А внимание к тому, что российские спортсмены попадались в последнее время на допинге чаще (по крайней мере, так попали статистически), существует – и конечно, внимание напряженное, как у спортсменов, так и у немецких болельщиков.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я помню, были врачи в советское время, которых все уважали. Например, был врач Савелий Мышалов в сборной по футболу. А теперь врачи – проводники запрещенных препаратов. В какой момент это произошло? До этого они были на страже чистоты, а теперь сами стали как бы преступниками.

Николай Дурманов: Давайте поспорим о чистоте нашего спорта. Два последних года мы себя не проверяем, нас проверяют англичане. Они планируют допинг-контроль. Их допинг-офицеры – это те люди, которые собирают пробы, их лаборатории проверяют. И получается, что за последние два года российский спорт – чемпион мира по чистоте. За последние два года плотного иностранного, явно непредвзятого, как мы можем надеяться, контроля выяснилось, что в нашем спорте допинга существенно меньше, чем во всех других командах.

Я бы сказал, что эти два года бесконечных скандалов стали одновременно и аргументом: каков был вклад мифического или реального допинга в наши победы? И выясняется, судя по всему, что не было никакого вклада. Потому что по формальным признакам сейчас без допинга наши спортсмены выступают не хуже.

Что касается врачей, по одному-двум-трем случаям крайне сложно обвинять всю эту замечательную гильдию людей, многие из которых – хорошие люди, с допингом дела не имеют и, наверное, не планируют иметь. Но не будем забывать, что перед нами грандиозный бизнес. Большой спорт – это большое шоу, в нем крутятся, если брать в расчет игровые лиги в Северной Америке, миллиарды долларов. Поэтому денежный соблазн есть всегда, и не все против этого соблазна могут устоять.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вот убрали Сергея Португалова – и что, теперь не будет ни метода, ни субстанций в легкой атлетике?

Алексей Кузнецов: Куда же он денется?! Ведь если была субстанция, соответственно, с ее помощью использовался некий метод, то бесхозным-то это дело не останется.

Николай Дурманов: Португалову инкриминируют, в том числе, в докладе Макларена, правонарушения прошлых лет. Если говорить о ситуации сейчас, то крайне сложно сейчас играть с допингом, тем более – тяжелым, долгоиграющим, в условиях внешнего контроля.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но ведь только три дня назад его пожизненно дисквалифицировали.

Николай Дурманов: Видимо, в последние два года подопечные Португалова при плотном контроле не попадались.

Алексей Кузнецов: Но нельзя отрицать, что последние олимпийские годы, начиная с 2002 года в Солт-Лейк-Сити... А по большому счету, серьезная история была в Атланте в 96-м году. Я уже не говорю про Олимпиаду 80-го года в Москве. И с тех пор, с 2002 года, практически каждая Олимпиада, зимняя или летняя, проходила с тем или иным "допинг-участием" не только россиян (ну, в частности, поскольку речь идет о России), российских спортсменов, а были крупные скандалы и с другими участниками. От Олимпиад отстраняли спортсменов. Последнее крупное отстранение, тянущееся до сих пор, было с Виктором Чегиным, знаменитым тренером школы спортивной ходьбы в Мордовии, много спортсменов было отстранено.

Я думаю, что последние два года, конечно, меньше затронуты, но только потому, что пока занимаются более ранними Олимпиадами. Идет проверка проб, которые были восемь лет назад, две Олимпиады назад. А до нынешних еще не дошли. В частности, до Сочинской Олимпиады, по-моему, процесс еще не дошел. Вот по Олимпиаде в Пекине 2008 года, насколько я знаю, лишают медалей спортсменов.

Николай Дурманов: В том, что вы говорите, есть очень важный момент – не только российских. Я помню ситуацию в Турине, на Олимпиаде 2006 года, когда соседний с нами дом, где проживала австрийская сборная, штурмовали через окна карабинеры. Они искали запрещенные субстанции, иголки, шприцы, систему переливания. На многих других Олимпиадах досталось не только нам. Ну, большой спорт, денежный спорт и допинг – они всегда рядом.

Но тут очень важный момент. Из наших прегрешений, которые есть, из неоптимальной, иногда корявой работы нашей антидопинговой системы (а она корявая) делается вывод о государственной программе. Хотя логичнее предположить, что это коммерческое предприятие, примеры которому есть в жизни многих других сборных, в первую очередь Соединенных Штатов Америки.

Ну, мы подставились, мы дали повод, но несоразмерны обвинение и наказание. Тем более, на основе доклада Макларена. Поверьте мне, это не технический документ, это какое-то литературное эссе. Там много эмоциональности, много слов: "может быть", "нам кажется", "мы практически уверены". И на основании такой бумаги отстраняют сотни спортсменов, не давая им даже малейшего шанса какие-то встречные аргументы выдвинуть. Ну, неправильно это. То есть "родимое пятно" большого спорта – допинг – в нашем случае вдруг объявляется чуть ли не государственной политикой. Да не было этого!

Алексей Кузнецов: Насколько я знаю, государственная политика и обвинение России в использовании государственных средств – такой вывод делается на основании конкретного заявления – использования пресловутой дыры в стене, через которую передавали допинг-пробы, по-моему, в Сочи, и использование офицеров ФСБ в этой процедуре.

Николай Дурманов: Американцы страшно не любят явления, которое называется "whataboutism", по-нашему это называется "сами дураки".

Все видели фильмы Зеппельта. Какие-то достаточно сомнительные с этической точки зрения записи на телефон, который лежал под подушкой, провокационные разговоры... Параллельно вышел фильм "Аль-Джазиры", который назывался "The Dark Side" ("Темная сторона"), где с поличным пойманы лучшие спортсмены Америки. Почему в этом случае мы не говорим о государственной политике? А там не только дырки были, там было применение препаратов, которые нелегально получались из клиник, на стадии испытания. Тут на самом деле – полная уголовщина. Поэтому "двойные стандарты".

Алексей Кузнецов: Действительно, стандарты не должны быть двойными. И ситуацию нужно исследовать целиком. Но в данном случае речь идет о российских спортсменах и о методах, которые использовались на Олимпиаде в Сочи. Ведь мы же знаем о крупных разоблачениях американцев – Лэнс Армстронг, Мэрион Джонс, канадец Бен Джонсон.

Николай Дурманов: А сколько мы не знаем!.. И публиковали, но это все уходит в тину, особенно когда речь идет о таком замечательном явлении, как североамериканские игровые лиги, – это квинтэссенция американской культуры. В американском жаргоне очень много слов из бейсбола, американского футбола. Так вот, там регулярно всплывают какие-то чудовищные цифры – чуть ли не 30 процентов бейсболистов (особенно возрастных) "сидят" на психостимуляторах. Как они их получили – полностью нелегально или легально в виде терапевтических исключений – не важно.

То же самое с американским футболом. Был знаменитый квотербек Пейтон Мэннинг, наверное, он познаменитее, чем Месси в Аргентине. Его поймали, жену его поймали, которая в клинике ночью – все это было снято, записано – для него получала препараты. И ничем это не закончилось. Он тихонько ушел в отставку, а через два месяца его торжественно проводил президент Обама в Белом доме.

Если бы что-то похожее было у нас здесь, температура скандала, которая и так уже запредельна, была бы еще выше. И вот эти "двойные стандарты" подрывают доверие к тем документам, которые легли в основу всего этого.

Владимир Кара-Мурза-старший: А зачем "двойные стандарты"? Чтобы Россию утопить? Я что-то не верю, что Россия им опасна как спортивная держава.

Николай Дурманов: Во-первых, опасна. А во-вторых, я думаю, что здесь дело не только в спорте, а в общем градусе плохих отношений. Это как часть информационного противостояния. А спорт – это такая штука, она легко продается. На какую-нибудь демонстрацию вышли 2 тысячи человек – все телекомпании мира показывают. А на стадионы ходят миллионы каждый день, а около телевизоров сидят миллиарды. Это "вкусная" тема.

Владимир Кара-Мурза-старший: Зимой 2002 года депутат Никонов говорил, что именно Россию хотят утопить...

Алексей Кузнецов: Это не только он говорил, тогда все кричали про это.

Владимир Кара-Мурза-старший: И России выгодно было, когда был этот скандал.

Алексей Кузнецов: Тогда немецкий лыжник Йохан Мюлегг, выигравший "золото" в марафоне, попал "под допинг", его лишили золотой медали, а золотую медаль получил российский спортсмен.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мы Никонову сказали: "Слава, ты же видишь, что утопили других – и Россия стала повыше". Он говорит: "Нет, нас хотят..." И он до сих пор считает, что нас хотят как-то унизить.

Николай Дурманов: Раньше – в меньшей степени, но сейчас, безусловно, мы попали под общую разборку между государствами. И спорт стал интересной темой, аперитивчиком, потому что это близко всем.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий, вы в ФРГ чувствуете, что именно Россию хотят унизить? Или видно, что хотят унизить те страны, которые нарушают правила?

Юрий Векслер: Я думаю, что сейчас действительно России уделяется пристальное внимание, и даже Зеппельт говорит о том, что если бы такое внимание было уделено спорту в США или в Китае, то мы бы узнали гораздо больше о применении допинга в этих странах. И конечно, масла в огонь подлила история с информацией, которая исходила от Родченкова. Потому что именно от него пошло, что это была система, придуманная к Олимпиаде в Сочи, которая работает на пропаганду, а на то, что российский спорт самый лучший. С пропагандистских точек зрения и целей это выгодно, чтобы так мир считал, что Россия всегда побеждает.

И сегодня это выглядит именно так, что Россия отдувается, может быть, и за кого-то другого, но все-таки вопрос серьезный: насколько именно в России, к которой такое внимание, работа со спортсменами по применению допинга приведена в систему, насколько она поддерживается государством? Мне это, глядя из Германии, непонятно. Я только слышу информационные сообщения, что это так. Поэтому я бы очень хотел спросить господина Дурманова, как он оценивает фигуру Родченкова и то, что с ним произошло?

Николай Дурманов: Григорий Родченков – один из лучших (если не самый лучший) специалистов в аналитической химии в антидопинговом контроле, чрезвычайно опытный человек, работал в Канаде, в Штатах, в Германии, человек с энциклопедическими познаниями именно в технической стороне вопроса. Большой артист, очень эксцентричный человек, нестандартный. Про него до сих пор рассказывают разные интересные случаи, то ли как он то на официальный прием в красных шортах пришел, то еще что-то. Ну, большой ученый может себе позволить такую эксцентрику…

В том, что он наговорил (мне эта тема достаточно знакома, я даже представлял, как Родченков все это рассказывает корреспонденту The New York Times), наверное, процентов 25 так или иначе близки к действительности. Впрочем, этого никто и не скрывал. Мы видели, что это такое. Но все остальное – это все-таки похоже на литературное творчество.

Когда мы смотрим доклады Макларена, какие-то заключения по этим докладам, мы вдруг видим, что Григорий Родченков здесь объявляется абсолютно непререкаемой истиной. Но еще полгода назад вы, первая комиссия, утверждали, что ни одному слову Родченкова верить нельзя. И получается интересная штука. Пока Родченков функционер, пока он под русским флагом, верить ему нельзя, он жулик, он тайный распространитель допинга, он выдумыватель каких-то немыслимых коктейлей. Что на самом деле нонсенс. А как только он, извините за жаргон, "свинтил", он стал источником, достойным всяческого уважения и надежности.

Я считаю, при всем моем уважении к профессиональному творчеству Григория Родченкова, а я искренне считаю, что это один из величайших виртуозов антидопингового контроля, то, что он наговорил, – в большой степени это, наверное, "отработка" новой зарплаты или попытка защитить новый статус.

Алексей Кузнецов: А я бы предложил все-таки уйти от околополитических, как говорится, наворотов. Давайте поговорим по сути. Если я правильно вас понимаю, Николай, вы говорите о некой более или менее равноценной, равнозначной системе. Не будем сейчас брать Китай, не будем задавать вопрос: что было бы, если бы на Китай так "наехали", как на Россию? Возьмем пока Америку и Россию. Системы в Америке и в России, на ваш взгляд, равнозначны?

Николай Дурманов: Оборот допинга, допинг-трафик в Америке, наверное, на два порядка больше, чем у нас. Допинг гнездится не в большом спорте, он гнездится в "body image", он гнездится в "baby boomers" – в людях, которые хотят поддерживать спортивную, сексуальную форму после 45. Он гнездится в огромном количестве фитнес-клубов, омолаживающих клиник и так далее. В этом смысле нам до американского допинг-бизнеса – как до Луны.

Что касается качества нашей антидопинговой работы. Оно плохое, потому что самое главное – работа со спортсменами, работа с врачами, а она практически не велась. Какие-то невнятные брошюрки, при ближайшем рассмотрении переведенные с других языков, – этого недостаточно. Надо работать с головами, а не с мочевыми пузырями. Но у нас есть одно большое преимущество перед американцами – мы, как страна, приняли Всемирный антидопинговый кодекс, подписали его. Ни одна спортивная организация на нашей территории не может взять и отбросить этот Антидопинговый кодекс. В Америке бейсболисты, баскетболисты, игроки в американский футбол и даже хоккеисты вообще не признают Всемирный антидопинговый кодекс, не признают запрещенный список. Более того, когда на чемпионат мира в Финляндию, допустим, приезжают финны же из NHL, м местная Антидопинговая служба не может к ним подойти с допинг-контролем, потому что таковы условия NHL – иначе не пришлем своих ребят.

Дальше. У нас кто-то попался на мельдонии, на фуросемиде, на анаболике – четыре года. Если будет сильно плакать и докажет, что это нечаянно, какой-то Португалов дал и так далее, – два года. Если американский бейсболист попадается ровно на этом же, он получается коротенькое отстранение на 10 или 20 игр для первого раза. Второй раз – игр 40-50. Третий раз – еще чуть побольше. И только с четвертого раза он рискует получить какое-то реальное наказание. Примерно похожая ситуация в американском баскетболе и особенно в американском футболе. А надо сказать, что зарплаты огромные, игроки возрастные и не очень режимные. Вот уж у кого есть соблазн с помощью химии не выскочить с поля, не усесться на скамейку запасных. И об этом американцы говорят периодически. Но резонанса нет. Даже в Сенате иногда об этом говорят. Уж тем более никто не обвиняет американцев в какой-то мифической государственной программе.

Алексей Кузнецов: Может быть, это связано со спецификой этих лиг?

Николай Дурманов: У нас такая же есть – КХЛ, которая полностью подчиняется...

Алексей Кузнецов: КХЛ создана относительно недавно. Но все-таки эти лиги в большинстве своем в чемпионатах мира официальных, легальных не участвуют, кроме, может быть, хоккеистов, иногда баскетболистов, не говоря уж об американском футболе.

Николай Дурманов: Это неправильная логика: "Живут у себя там, не будем их трогать, пусть живут по своим правилам".

Алексей Кузнецов: Я не говорил, что не будем их трогать.

Николай Дурманов: Тут есть интересный момент. Вот есть эти лиги, не признающие Всемирный антидопинговый кодекс, не пускающие на пушечный выстрел допинг-офицеров, не подчиняющиеся Американскому антидопинговому агентству (USADA). Тем не менее, люди оттуда вдруг обнаруживаются в виде сотрудников USADA. Например, знаменитый мельдоний был запрещен с помощью метода, который был разработан на деньги этих лиг. Представляете, какой нонсенс: лиги, которые находятся за пределами Всемирного антидопингового кодекса, дают деньги, озаботившись здоровьем людей за океаном. Да еще такой препарат несерьезный – мельдоний. То есть тут все не так просто.

Я все-таки утверждаю, что вся эта история с допингом очень рано попалась в общую струю "информационных войн". Повод этих "информационных войн" – отдельная история: кто первый начал, кто больше проштрафился. Но, так или иначе, спорта во всей этой истории с русским допинговым скандалом все меньше и меньше, а политики все больше и больше.

Алексей Кузнецов: Мы все больше обращаем внимания на какую-то подоплеку дела – политическую, социальную и так далее, и как можно меньше обращаем внимания на спорт как таковой. Ведь есть спорт больших достижений, а есть спорт для поднятия жизненного уровня, для 45-летних людей, и это совершенно разные и финансовые, и прочие условия. И наверное, в Америке уровень использования таких препаратов выше в этой социальной среде. Но это же не снимает с России ответственность.

Николай Дурманов: Не снимает. Действительно, мы провалили антидопинговую работу. И самое главное, что есть на кого посмотреть в качестве положительного примера. Например, французы: 95 процентов всей французской антидопинговой работы приходится на детей. В каждом маленьком городишке во Франции есть специальный Антидопинговый комитет, который работает с родителями, с тренерами, с врачами, с детьми. Вот это правильная модель. Потому что если мы объявили, что мы боремся с допингом, чтобы беречь здоровье нашего молодого поколения, так давайте бороться на самом деле.

Алексей Кузнецов: Вернемся к Китаю. Понятное дело, что, наверное, там тоже не без допинга, и со своей спецификой: народная китайская медицина, свои травки разные...

Николай Дурманов: Я с большим подозрением отношусь к формулировкам "понятное дело". По принципу Оккама: не сотвори себе лишней сущности. Мне приходилось жить и работать в Китае. На западе Китая, в бесконечных деревнях, на бесконечных пыльных равнинах живут 600 миллионов человек, у которых не так много шансов в этой жизни. У этих 600 миллионов человек есть много детей. Ребенок, который пропал в сборную Китая, тем более что-то выиграл на значимом соревновании, осчастливливает не только свою семью, но и свою деревню. Поэтому когда мы смотрим на успех китайцев, мы должны понимать: они так мотивированы, как нам и не снилось. Потому что для них это мощнейший социальный лифт с такого дна, которого мы еще не видели.

Что касается допинга. Думаю, что по уровню нелегальной химизации китайцы находятся на среднеевропейском уровне, и препараты те же самые. А что касается знаменитой китайской медицины, я не верю, что с помощью этих травок, настоек и пилюлек можно резко поднять спортивную форму. По крайней мере, я пытался изучать все эти вещи, но ничего выдающегося не увидел.

Алексей Кузнецов: Я согласен, китайцы имеют феноменальные мотивации в своей жизни. Но ведь на одной мотивации не уедешь. И не везде же они выигрывают.

Николай Дурманов: Но, наверное, используют. В Китае, особенно на востоке, капитализм, там те же интриги и дрязги, которые наблюдаются в Европе и Америке. Наверное, у кого-то есть соблазн обойти конкурента с помощью какой-то химии. В общем, все как у людей. Но чего-то выдающегося с точки зрения допинга в Китае я не замечаю.

Хотя есть одна вещь, где Китай сильно выделяется среди других стран. Ведь когда мы говорим "допинг-трафик", то есть транспортировка субстанций, превращение их в таблетки, в капсулы, в шприцы, выясняется, что очень часто все эти субстанции идут с китайских фармацевтических фабрик, в том числе и генно-инженерные препараты – эритропоэтин, гормон роста, огромные коллекции прогормонов, стероидные гормоны и так далее. Они попадают в Европу и Америку, где и расфасовываются. В этом смысле, я думаю, китайцам можно было бы "гайки подкрутить". Но не пойман – не вор. Пока это только разговоры.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий, часто ли вспоминает германская общественность о временах двух Германий, когда в ГДР был скрытый допинг? Там были какие-то тренеры, которые умели работать полулегальными методами... Юрий, эти традиции были начисто отрезаны, когда объединились две Германии? Или все-таки в каких-то видах спорта они сохранились?

Юрий Векслер: Это двойственная вещь. Они были сразу же серьезно отрезаны. Тем более что спортсменки ГДР... – а это все-таки была государственная система допинга в ГДР, в частности, в плавании, в легкой атлетике, – эти спортсменки получили голос в объединенной Германии и очень активно начали бороться за свои права. Потому что они считаются, по немецкому законодательству, пострадавшими, даже с генетическими проблемами и с проблемами со здоровьем. В основном это женщины, но есть и мужчины. Они получили голос, и этот голос услышан. Поэтому отказ от всего того, что было в ГДР в плане работы в спорте с допингом, очевиден. Хотя некоторые специалисты, по-моему, все-таки получили возможность работы и в объединенной Германии, но это уже конкретные люди, которые работают в новых условиях. Конечно, этот опыт известен, про него есть фильмы, эти люди участвуют в телепередачах. И он является для спортсменов ФРГ прививкой своего рода, люди знают про это. С этой точки зрения отсматривается ситуация и в российском спорте.

Я не берусь убеждать, что немецкие спортсмены не используют допинг, но думаю, что применение допинга в немецком спорте невелико. У нас есть очень известная история с конькобежкой Пехштайн, которая сумела во многих случаях доказать, что была обвинена в применение допинга несправедливо. По крайней мере, война против допинга в немецком спорте идет. И память о том, что было сделано в ГДР, как были изуродованы судьбы и здоровье спортсменов, – это у нас сохраняется, и мы видим эту информацию, представленную на телеканалах, в прессе и так далее.

Но я хочу спросить Николая Дмитриевича, как официального человека, и умного человека: что признается Россией официально в проблемах с допингом в российском спорте больших достижений? Я уточню вопрос. В конце февраля я прочитал интервью с Михаилом Прохоровым. Он опирается не только на период, когда он руководил Союзом биатлонистов России, и он просто камня на камне не оставляет на всех обвинениях против России, на докладе Макларена и так далее. С Зеппельтом Россия судится. Так что признается Россией официально в этой большой проблеме?

Николай Дурманов: Я не официальное лицо, поэтому могу оперировать собственным мнением. У меня такое впечатление, что у нашего антидопингового движения три голоса: Министерство спорта, Олимпийский комитет и независимая комиссия Виталия Георгиевича Смирнова. И такое впечатление, что у каждого из них свой сюжет. И если все эти сюжеты сложить, то, наверное, официальная квазипозиция звучит так: "В нашим антидопинговом хозяйстве большой непорядок – несколько жуликов скомпрометировали не только большой спорт, но и всю страну. Нужно срочно все это перестраивать на международных стандартах, при этом ни в коем случае нельзя в пароксизме обиды или ненависти прекратить контакты с международным антидопинговым движением". В общем и целом звучит здорово. Но прошло два года, и хотелось бы, конечно, увидеть результаты такой замечательной позиции.

Вот вроде бы несколько дней назад был объявлен конкурс на должность главы Российского антидопингового агентства (РУСАДА). Можно предположить, что это будет конкурс не персоналий, а конкурс неких программ. Человек, который идет на эту скандальную должность, на эту "горячую сковородку", должен рассказать, как он видит свою деятельность, какие приоритеты он видит на ближайший период, как он планирует обеспечить взаимодействие разных ветвей антидопинговой службы, потому что она состоит из нескольких подразделений. Ну, будем надеяться, что конкурсный подход приведет, в конце концов, к появлению человека, который будет озвучивать единую позицию, а не так, как сейчас, когда нам приходится по кусочкам, полученным из разных источников, складывать какую-то мозаику.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я бы хотел вспомнить Олимпиады 80-го и 84-го годов. Алексей, верно ли то, что их бойкотировали другие страны, восемь лет были потеряны для борьбы с допингом? Потому что практически бесконтрольно сначала советские спортсмены, а потом и американские применяли из-за этого запрещенные препараты.

Алексей Кузнецов: Я знаю, что есть мнение по поводу советской Олимпиады 80-го года, что допинг-пробы были подготовлены заранее, сложены в контейнеры. И спортсменам было сказано: "Пользуйтесь всем, чем угодно, ваши допинг-пробы уже готовы, они все чистые". И вроде бы не было разоблачений.

Что касается Олимпиады в Лос-Анджелесе, то я не знаю, как там обстояло дело. Главные разоблачения пошли позже, и то не всегда успешно. Я упоминал 96-й год в Атланте, когда три советских спортсмена вроде бы были уличены в применении бромантана. А потом выяснилось, что бромантан не включен в список запрещенных препаратов. И они были оправданы.

Я не знаю, как было в Америке, но если в России было приблизительно так, как я сказал, то это, конечно, похоже на правду, но только похоже. Я этого не знаю наверняка.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я был на Олимпиаде, но я помню, что там никакой конкуренции не было. По-моему, никто не проверял спортсменов на допинг.

Алексей Кузнецов: Николай, а вы не знаете этой истории по поводу Олимпиады в Москве?

Николай Дурманов: Немножко знаю. Вообще история с середины 60-х и где-то до начала 90-х – это была история дикого поля, тотального, жестокого, беспощадного применения допинга во всех крупных спортивных странах.

Алексей Кузнецов: На "Тур де Франс" были смертельные случаи.

Николай Дурманов: Все говорят про генно-инженерный допинг. Когда в спорте появился эритропоэтин (это препарат, который повышает уровень кислорода в крови, препарат для почечных больных, для раковых больных), а появился он до того, как попал в медицину, на стадии испытаний, в Европе погибло несколько десятков велосипедистов. Их кровь становилась такой густой, что сердце отказывалось качать эту жижу и останавливалось. Эти спортсмены по ночам каждые три часа были вынуждены вставать, идти к велосипеду и крутить педали, потому что только так они могли выжить. Про анаболики просто ничего не говорю. В этот момент из Восточной Германии очень много пришло экзотических анаболиков, тогда неуловимых. Наверное, до середины 90-х с допингом было тяжело во всех странах. И я думаю, то, что сейчас не очень эксплуатируют тему Москвы 80-го года, во многом объясняется тем, что тут же будет эксплуатироваться тема Лос-Анджелеса 84-го или Сеула 88-го.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мне кажется, что массовой гибели советских спортсменов не было зафиксировано ни в одном виде спорта.

Николай Дурманов: У нас таких фокусов не было. Но велосипед – это особый вид спорта, совершенно экстремальный.

Алексей Кузнецов: Тогда советские велосипедисты не участвовали в крупнейших гонках. Была только Велогонка мира для социалистических стран. Она была альтернативой "Тур де Франс".

Николай Дурманов: И это очень важный момент. Мы все время говорим про какие-то мельдонии, какие-то наркотики, которые легально получают американские спортсмены. Но мы забываем про то, что сейчас на мировой спорт надвигаются вещи покруче того, что я рассказал. Генный допинг, психотропы, пептидный допинг неуловим в принципе. И как бы бодро ни держались специалисты из антидопинговых служб, ряд супердопингов, которые можно купить в интернете, – нет ни малейшей идеи, как их ловить, на какой аппаратуре. Это допинги, которые отключают или включают гены. В наших мышцах есть белок миостатин, который не дает мышцам расти бесконтрольно. Эволюционно – понятно: зачем таскать лишнюю мышечную массу? С помощью генетических манипуляций можно выключить этот ген, и тогда мышцы растут во сне, без нагрузки до чудовищных размеров. Есть допинги сейчас, и их можно купить в интернете, называются "пилюли для лентяев". Они поднимают энергетику организма без упражнений, без нагрузок. Есть сильнейшие психотропы, которые отбивают у человека боль, страх, повышают координацию. Кстати, риталин, который прописали американской чемпионке 2016 года Симоне Байлз, – он из этой оперы. Вот что с этим делать? То есть как бы не вернулся кошмар 70-х и 80-х сейчас, но на новом уровне.

И надо сказать, что ни у нас, ни у них, ни в WADA никто об этом не говорит. Мы только пикируемся: кто верит Макларену – кто не верит Макларену, хороший Родченков – плохой Родченков, Португалова выгнали – не выгнали. Но перед нами гораздо более страшные проблемы, давайте ими займемся.

Алексей Кузнецов: Видимо, потому и не говорят, что пока не знают, как с ними бороться.

Николай Дурманов: Но замолчать это не удастся.

Алексей Кузнецов: Но вот мы, в частности, об этом говорим. Действительно, вопрос о том, что делать, стоит гораздо более остро, чем последствия допинг-скандалов всех Олимпиад вместе взятых. Я знаю, что есть люди, в том числе и некоторые участники наших бывших программ, которые стоят на позиции: "Может быть, мы позволим всем заниматься допингом, и пускай все в этом смысле будут в одном и том же положении. Хотят себе вредить? Пусть вредят. Хотят умирать? Пусть умирают". Но это же не выход из положения, мне кажется. А в чем тогда выход?

Николай Дурманов: Допинг в спорте, в обществе, в "околоспорте" – это сложный социальный феномен. У него нет простой причины: жулики начальники, воры, разбойники врачи, бессовестные спортсмены с уровнем IQ меньше 50. Это грандиозная проблема. В каком-то смысле табаки водка в киоске – это тоже допинг, это тоже культурный феномен. Рок-концерты, где обдолбанные звезды играют на своих странных инструментах, – это тоже допинг. Молодежная субкультура, галлюциногенные, рекреационные наркотики, а их сейчас огромное количество, – это тоже допинг. Спорт – это только одна из частей громадной проблемы химизации нашего молодого поколения.

Алексей Кузнецов: И самая большая часть, мне кажется.

Николай Дурманов: Она самая видная, потому что она организована, и на ее основе делается грандиозный шоу-бизнес. Например, Олимпиаду смотрят, по-моему, 6 миллиардов человек – невероятная цифра!

Владимир Кара-Мурза-старший: И там огромные рекламные деньги.

Николай Дурманов: А если серьезно говорить, то с допингом надо бороться так же, как с наркотиками. То есть это серьезное занятие для большого количества людей, для профессионалов в разных областях: социология, психология, аналитика, оперативная работа. Потому что объем допинг-трафика превышает объем наркотрафика – это исторический факт.

Более того, иногда допинг оборачивается легально. В аптеке можно что-то купить. Когда смотришь, как знаменитая американская теннисистка получает два препарата, понимаешь, что оксикодон и гидроморфон – это опиаты, это родные "братья" и "сестры" героина! И сразу вспоминаются слова главврача Соединенных Штатов Америки Вивека Мурти, что от этих двух легальных препаратов в Америке умирает народа больше, чем от нелегальных героина и крэка вместе взятых. Это очень сложная тема.

И в этой связи наивные разговоры: "А мы выделим на борьбу с допингом 1,5 миллиарда рублей", – ребята, это даже не капля в море, это тысячная доля капли.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вы сказали, что это как борьба с наркотиками, но наказание тут не такое строгое. За наркотики в некоторых странах казнят.

Николай Дурманов: У нас строго. У нас по статье 234, по-моему, за 35 анаболиков и психотропов можно сесть точно так же, как за героин, кокаин и марихуану. У нас примерно так, как в Италии и Германии. Есть зоны, где уголовная ответственность (и эта история лет 10 длится) пересекается со спортивным правом.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какое следующее большое спортивное событие?

Алексей Кузнецов: Кубок конфедерации по футболу в этом году.

Николай Дурманов: Но мы сидим спокойно, потому что там работает английская антидопинговая служба.

Алексей Кузнецов: А ее методы работы, по вашему мнению, достойные?

Николай Дурманов: Все бы ничего, но не так давно в Англии полыхнул грандиозный скандал. Сеть клиник омоложения в своих клиентах имела 150 ведущих спортсменов Великобритании, в том числе чемпионов мира, олимпийских чемпионов. И несколько врачей подкармливали их допингами. И когда все это дело вскрылось, Министерство здравоохранения Великобритании заявило: "Эти клиники легально имели эти препараты. Эти врачи – не спортивные врачи, это врачи-омолодители. Мы не можем их наказать – они находятся за сферой действия спортивного права и Всемирного антидопингового кодекса". И вот такие ребята проверяют нас сейчас, учат нас уму-разуму. Ну, определенные сомнения есть в их непредвзятости.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но для России это унизительно, что чужая страна нас взяла под контроль.

Николай Дурманов: У нас стоит лаборатория, наверное, лучшая в мире, но она не работает. Давайте запустим туда международную команду, чтобы лаборатория работала.

Владимир Кара-Мурза-старший: Видно, это делается для того, чтобы руководство государства могло это превратить в политическую проблему.

Николай Дурманов: Руководство было бы счастливо, если бы у нас работала лаборатория. Дело в том, что те пробы, которые не идут в нашу лабораторию, идут в Лозанну, в Барселону, в Монреаль, в Канберру, а это большие деньги. То есть получается, что с рынка выгнали большого игрока. Мы, между прочим, до момента закрытия нашей лаборатории были чемпионами мира по количеству допинг-проб, взятых на своей территории. Никто столько не брал. А теперь у нас – ноль. Все наши пробы едут куда-то, и там за наши деньги проверяются. Так что здесь, я думаю, надо держаться ближе к запаху денег – вот какая причина.

Владимир Кара-Мурза-старший: А когда изменится ситуация принципиально? Не тогда же, когда дисквалифицируют всех российских врачей. Наверное, что-то другое должно сдвинуться с мертвой точки?

Юрий Векслер: Честно говоря, весь наш разговор поверг меня в огромный пессимизм. Потому что те вещи, которые надвигаются, как возможное повышение способности спортсменов к рекордам в этих видах спорта, – я думаю, что противостоять этой волне очень трудно. Мне очень печально. Я болельщик, я люблю смотреть спортивные соревнования. И я вижу, что есть до сих пор спортсмены, которые не применяют допинг. Например, Мартен Фуркад в биатлоне – чистый спортсмен. И наш Антон Шипулин – тоже чистый спортсмен. Но когда я вижу отношение этих людей к тем людям, которые применяют допинг, я его понимаю. Я понимаю, что относятся к применившим допинг конкурентам, как к ворам, как к людям, которые могут украсть победу нечестным путем. И будет ли чистый спорт существовать? В частности, можно ли хотя бы на Олимпийских играх обеспечить возможность равной конкуренции и неприменения допинга?

Владимир Кара-Мурза-старший: Конечно, это первая задача.

Владимир Кара-Мурза

Россия. Весь мир > Медицина. СМИ, ИТ > svoboda.org, 13 марта 2017 > № 2103655 Николай Дурманов


Великобритания. Весь мир > Медицина > bbc.com, 10 марта 2017 > № 2101729

Хуже рака: убийца-невидимка сепсис

Джеймс Галлахер

Обозреватель Би-би-си по вопросам науки

"Семь раз я терял сознание, и долго никто не мог понять, сумею ли я выкарабкаться вообще,"- говорит Патрик Кейн.

Причиной того, что он оказался на волоске от смерти, стало острое заболевание, которое уносит больше жизней каждый год, чем рак простаты, кишечника и груди вместе взятые.

Ему было всего 9 месяцев, когда в один прекрасный день он стал вялым, ослабел и практически перестал реагировать на внешний мир.

Врач прописал обычное жаропонижающее, но мама Патрика все же решила отвезти его в больницу. В дороге состояние его резко ухудшилось.

"Это действительно стало очень неожиданным... В больнице у меня одновременнно отказала половина внутренних органов," - рассказывает он.

Патрик провел три с половиной месяце на больничной койке, ему ампутировали правую ногу по колено, кисть левой руки и пальцы на правой.

То, что с ним случилось, называется сепсис, или, если использовать бытовое название, заражение крови.

Сейчас ему 19 лет и он изучает биохимию в Эдинбургском университете. "Люди либо сталкивались с кем-то, кто перенес сепсис, либо просто не подозревают, что такое бывает, "- говорит Патрик.

Что такое сепсис?

Сепсис возникает в результате инфекции, но на самом деле является последствием того, что иммунная ситема вдруг начинает испытывать сильнейшую перегрузку.

Все начинается с инфекции, которая может быть вызвана чем угодно - даже простым порезом или укусом насекомого.

Обычно в этот момент включается наша иммунная система и начинает бороться с инфекцией и ее распространением.

Но если инфекция смогла быстро распространиться, защитные силы организма начинают массированную атаку.

Именно этот бурный ответ организма как раз и может привести к катастрофическим последствиям: септическому шоку, отказу внутренних органов и даже смерти.

В Британии каждый год более 40 тысяч человек умирают от сепсиса.

Какие симптомы?

Британский фонд по исследованиям сепсиса (The UK Sepsis Trust) выделяет шесть симптомов, на которые следует обращать внимание:

сильнейшая лихорадка или боль в суставах

длительная задержка мочеиспускания

учащенное дыхание

ощущение неминуемой смерти: "Мне кажется, что я умираю"

кожные покровы в пятнах или становятся землистого цвета

Симптомы у ребенка:

покрывается пятнами, бледен либо синюшного цвета

реакции замедлены, невозможно вывести из сонного состояния

необычно низкая температура тела

учащенное дыхание

сыпь, которая не бледнеет при нажатии

судороги

Патрик говорит, что нет какого-то одного "главного симптома", но надо постоянно задавать себе вопрос: "А вдруг это именно сепсис?"

Как с этим бороться?

Британская Национальная служба здравоохранения наращивает усилия по борьбе с сепсисом, но предпринимаемых мер пока недостаточно.

Доклад 2015 года свидетельствует о том, что четверо из десяти пациентов неотложной помощи не были вовремя обследованы, либо - в трети случаев - не получили вовремя антибиотики.

Как говорит профессор Гиллиан Ленг, замглавы Национального института здравоохранения и совершенства медицинской техники: "По итогам недавних исследований ряда историй болезни мы выявили противоречия в том, как оцениваются симптомы при различных обстоятельствах. Еще многое предстоит сделать для того, чтобы лечение предоставлялось вовремя".

Специалисты института настаивают, чтобы пациентам с признаками сепсиса помощь оказывалась в течение часа. Раньше считалось, что врачи должны относиться к сепсису так же, как к угрозе сердечного приступа.

Министр здравоохранения Британии Джереми Хант заверил, что ведется непрекращающаяся кампания по повышению информированности населения.

Великобритания. Весь мир > Медицина > bbc.com, 10 марта 2017 > № 2101729


Китай > Медицина > remedium.ru, 10 марта 2017 > № 2099867

Китай намерен ускорить процесс регистрации иностранных лекарств

Директор Администрации по контролю за продуктами и лекарствами КНР Би Цзинцзюань (Bi Jingquan) заявил, что правительство страны разрабатывает новые меры, которые помогут ускорить процесс регистрации иностранных лекарственных препаратов на рынке Китая. Об этом сообщает FiercePharma.

Говоря о регистрации новых медикаментов, Цзицзюань особо отметил несколько проблем, вызывающие обеспокоенность зарубежных фармпроизводителей. Именно на их ликвидацию будут направлены меры правительства КНР.

В соответствии с действующим законодательством, лекарственный препарат, прошедший клинические исследования I фазы за рубежом, должен пройти аналогичные испытания в стране, что значительно задерживает выход на рынок препарата. Глава FDA КНР заявил, что ведомство разрабатывает методы устранения данного нецелесообразного нормативного положения.

Еще одной проблемой было названо законодательство КНР об охране интеллектуальной собственности, которое необходимо совершенствовать, так как оно не обеспечивает необходимой защиты патентам и данным зарубежных фармкомпаний-разработчиков инновационных оригинальных препаратов.

Би Цзинцзюань также отметил слишком продолжительный процесс рассмотрения регистрационной заявки и устаревший перечень лекарственных препаратов, стоимость которых возмещается по страховке.

Несмотря на большое количество проблем, регуляторные органы КНР постепенно совершенствуют свою работу. Так, в прошлом году удалось добиться сокращения количества заявок, ожидающих решения о регистрации, до 8 тысяч, тогда как в 2015 году их было почти 20 тысяч.

Китай > Медицина > remedium.ru, 10 марта 2017 > № 2099867


Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин

Встреча с сотрудницами перинатального центра Брянской городской больницы.

В.Путин: Добрый день, здравствуйте! Садитесь, пожалуйста.

У вас мужчины не работают, что ли? (Смех.)

Реплика: Есть, есть. Но большинство – женщины.

В.Путин: Ну, понятно.

В начале беседы хочу поздравить вас с 8 Марта и, конечно, с открытием, с началом работы центра.

Реплика: Спасибо.

В.Путин: Уверен, что вам самим здесь будет интересно работать. Для любого специалиста, в любой области, когда человек начинает работать на современном, перспективном уровне, – это всегда второе дыхание в профессии. Тем более в вашей профессии, она благородная, нежная, востребованная, для нашей страны – в особенности, вы знаете про проблемы демографии.

Слава богу, в последние годы нам удалось сдвинуть эту ситуацию в положительную сторону. Никто не ожидал и никто не верил, что все наши программы по поддержке демографии так сработают. Я уже об этом несколько раз говорил публично, но не грех ещё раз повторить.

К сожалению, в прошлом году у нас показатели немножко снизились, но тренд по демографии всё равно позитивный, и это очень хорошо. Надо сказать, что в этом плане мы выгодно отличаемся от многих других так называемых развитых стран, особенно в Европе, где негативные демографические тенденции сохраняются. А нам удалось преодолеть эту тенденцию. В том числе не в последнюю очередь и благодаря строительству таких центров, как тот, в котором вы работаете.

Вы знаете, что мы начали это ещё несколько лет назад. Сначала в рамках программы здравоохранения построили 25 центров, и сразу стало очевидно, что эффект колоссальный. Не просто большой, а колоссальный. Это связано и с самими центрами, вы видите, где вы работаете, где вы находитесь, и связано с тем, что они так же, как высокотехнологичные медицинские центры различных профилей (у нас и по травмам есть, и по кардиологии, по нейрохирургии, сосудистые центры) сразу же в регионе поднимают общий уровень здравоохранения, потому что всё остальное начинает подтягиваться к этому уровню.

Но вы и сами видите, мы сейчас были в помещении, где расположены средства связи с федеральными центрами и с вашими районами. Это же получается единое технологическое научное пространство, профессиональное, единое на всю страну. И, безусловно, это подтягивает всё остальное.

Когда мы сюда приехали, губернатор говорит: это перинатальный центр, а напротив – наша больница, заодно и её отремонтировали. Понимаете? Но так происходит почти везде. Заодно и что-то другое сразу рядом. А потом и все остальные, понимая и видя, что происходит, постепенно начинают подтягиваться к общему уровню.

Я сказал, что в рамках нацпроекта «Здравоохранение» было 25 центров, и, как я тоже упомянул, результат очень хороший, если не сказать блестящий. В некоторых регионах женская смертность, материнская, вообще до нуля упала сразу. Просто до нуля! По-моему, в Калининграде так было, да?

В.Скворцова: 25 регионов, Владимир Владимирович, где нулевая материнская смертность.

В.Путин: Просто сразу – раз, и до нуля. Такого никогда не было у нас в стране. Младенческая смертность у нас ниже, чем в Европе, сейчас. Но здесь у вас, в Брянской области, она была выше, чем в среднем по стране. Я думаю, что вы это знаете лучше, чем кто-либо другой. Очень рассчитываю, что с открытием этого перинатального центра ситуация изменится, и изменится, безусловно, в лучшую сторону.

Вообще мы в основном финансируем это из федеральных источников, из ОМС основную часть. Некоторые субъекты строят сами целиком. Таким образом, у нас сегодня уже работают 75 таких центров, и до конца этого года должны быть пущены в строй ещё 19.

Посмотрим, как это будет развиваться дальше, посмотрим на наши бюджетные возможности. Конечно, будем стараться развивать эту сеть дальше. Кстати говоря, сколько у нас финансировали – 83 миллиарда, по-моему, с 2013 года?

В.Скворцова: Да, 55 – из средств ОМС.

В.Путин: А всего 83 с лишним миллиарда. Это приличные деньги, но ритмично всё это происходит.

Ольга Юрьевна Голодец дралась за эти деньги. (Смех.) Как следует переориентировала их, добилась переориентации некоторых ресурсов именно на эту программу. Так что Ольге Юрьевне – отдельное спасибо.

Я вас поздравляю и с праздником 8 Марта ещё раз, и с началом работы центра.

Реплика: Спасибо большое.

Е.Пархоменко: Владимир Владимирович, хочется сказать Вам большое спасибо за поздравления, за то, что Вы в этот праздничный день приехали к нам сюда, в наш город, и находитесь здесь вместе с нами. Мы ведь сегодня проснулись под Ваши слова, очень приятно услышать поздравления.

В.Путин: В каком смысле? (Смех.)

Е.Пархоменко: Поздравление женщинам. Очень приятно было слышать слова поздравления в наш адрес.

В.Путин: Стихи читал даже. Кстати, хорошие стихи, по-моему, нашли.

Реплика: Очень.

В.Путин: Ничего лишнего, всё в точку.

Е.Пархоменко: Хочется сказать огромное спасибо Вам от лица всех наших сотрудников, от женщин, от жителей нашего города Брянска, Брянской области за то, что Вы подарили нам такую возможность – работать в шикарном перинатальном центре. Здесь созданы замечательные условия как для женщин, так и для сотрудников, установлено новейшее, современнейшее медицинское оборудование. Появились индивидуальные родзалы, что позволяет нам вести партнёрские роды, ведь немаловажно, когда рядом с женщиной в родах может находиться близкий, родной человек и оказать содействие как моральное, так и физическое в родах.

В.Путин: Партнёрские?

Е.Пархоменко: Это когда рядом с женщиной находится муж, мама, сестра. Это для женщины большое подспорье.

В.Путин: Ещё не придумали так, чтобы муж страдал, чтобы предродовые схватки были… (Смех.)

Е.Пархоменко: Вы знаете, он страдает больше, чем женщина.

В медицине на сегодняшний день многое меняется, меняется отношение к медикам.

В.Путин: Камеры когда выключатся, я расскажу вам историю. (Смех.)

Е.Пархоменко: Для нас ведь что самое главное, для того чтобы комфортно себя чувствовать? Это жильё, самое главное. Я вот знаю, что у коллег в районах есть программа «Земский доктор», но у нас правительство нашей области под протекцией Александра Васильевича выделило 10 квартир для городских медиков, и я в это число тоже попала и сейчас собираю необходимые документы.

В.Путин: А Вы откуда приехали?

Е.Пархоменко: Город Клинцы, Брянская область. Хотелось бы, чтобы дальше поддержка здравоохранению шла, медикам. И мы, в свою очередь, будем отдавать все силы для того, чтобы продуктивно работать.

В.Путин: У нас жильё, естественно, один из ключевых вопросов, особенно для специалистов, которые переезжают к новому месту работы и жительства. Александр Васильевич выделил десять квартир. Понятно, что это чисто субъектовая обязанность. Но у нас и на федеральном уровне есть программа софинансирования ставки по ипотечным кредитам, некоторые другие вопросы. Мы будем это продолжать делать, конечно. Но то, что Александр Васильевич выделил, – это правильно, здорово. Но по-другому и невозможно. Если мы хотим привлекать в эти центры (повторяю, не только в перинатальные центры, но и в центры высокотехнологичной медицины) людей, соответствующих требованиям, которые предъявляются в этих учреждениях, то, конечно, первый вопрос – это обеспечение жильём. Там из десяти семь, по-моему, уже распределили.

Вы знаете, когда решали вопрос по высокотехнологичным центрам, первое, что говорили скептики: вы никогда не добьётесь там нужного качества медицинского персонала, работать туда никто не поедет. Это те, кто хотел оставить только в крупных центрах высокотехнологичную медицину. Выяснилось, что люди едут с удовольствием. В Сибирь, я знаю, переезжают из Новосибирска, из Петербурга, даже из Москвы туда едут, в сибирские центры. Так же и у вас, я уверен просто.

Н.Кукеева: У нас очень много интересных женщин – пациентов. Понимаете, у нас район, из которого не все люди могут выехать. У некоторых даже финансовой возможности нет. Ну и ближе к дому – роднее, теплее, поддержка нашей Брянской области. Поэтому у нас здесь много интересных случаев, женщин тяжёлых, заслуживающих внимания. С московскими центрами мы консультируемся по своим больным. И мы иногда рассказываем случаи наших женщин, они очень удивлены, говорят: «Вы таких женщин поднимаете на ноги?» Я чисто с беременными связана, сама – анестезиолог, работаю только с беременными женщинами, знаю только их. Они удивляются. Поэтому интересно у нас работать, намного интересней, чем с центром.

У нас возможностей много, мы можем и позвонить в Москву, и нам могут позвонить из района. И у нас вообще интересно работать в регионах, и в районе, и в области. Вы понимаете, наши люди, наверное, более благодарны в чём? Что у нас такой центр, и они почувствовали заботу. Они – женщины. Вы видите, сколько у нас пациенток на сегодняшний день, мы только открылись, а у нас уже очень много женщин.

В.Путин: Мне сказали, у вас 8 марта родилось восемь детей?

Н.Кукеева: Восемь детей, да.

И женщины наши очень благодарны Вам и всем. Они с удовольствием ждали открытия, понимая, что здесь условия намного лучше во всех отношениях: по оснащению, по уходу, по заботе. А самое главное, им очень удобно, комфортный центр для пребывания. Мы все женщины, понимаем это, мы сами все мамы, поэтому для нас это очень важно. Спасибо огромное.

И мы можем проконсультировать, как анестезиологи-реаниматологи можем оказать помощь району, это очень важно. Клинцы далеко, Новозыбков далеко, мы можем просто помочь докторам, которые там работают. Поэтому эта взаимосвязь нам очень важна.

В.Путин: А стажировка у вас здесь не предусмотрена для них?

Н.Кукеева: Предусмотрена стажировка. Мы можем с федеральными центрами связываться, что мы и делаем.

В.Путин: Нет. Чтобы врачи, доктора оттуда приезжали к вам, почувствовали эту атмосферу.

Н.Кукеева: Конечно, приезжают, помогаем. И сами ездим туда, если они нас вызывают на помощь. У нас есть реанимобили, мы мобильны, то есть мы можем. Дороги у нас позволяют это сделать, и мы очень мобильны. Поэтому мы благодарны. И все женщины, и детские доктора тоже скажут Вам слово о наших детках. Центр просто великолепный. Нам хочется поделиться от чистого сердца своими впечатлениями о наших людях и о наших возможностях сейчас.

В.Путин: Надо бы ещё внутри раскрасить побольше здесь. Но чтобы не противоречило СанПиНам, конечно.

С.Зернина: Хотелось бы сказать огромное спасибо ещё и Министерству здравоохранения в лице Вероники Игоревны. Спасибо большое за такой прекрасный перинатальный центр, за возможность работать в нём, за то, что его построили, за помощь. Огромное спасибо.

В.Скворцова: Спасибо вам большое.

В.Путин: Вам что-нибудь ещё перепадёт, я чувствую.

Н.Кукеева: Вы знаете, нам очень нужно.

В.Путин: Я так и понял, что к этому идёт.

Реплика: Можно попросить?

Реплика: Мы будем оправдывать.

В.Путин: Надежда Ивановна хотела что-то попросить.

Реплика: Можно Наталья Аркадьевна попросит? Дело в том, что я – взрослый анестезиолог-реаниматолог.

Н.Захарова: Владимир Владимирович, мы сейчас ведём речь о том, что этот центр – современный, новый уровень развития нашего здравоохранения и нашей медицины. Дети, которые уже родились у нас сейчас за это время и которые ещё будут рождаться в нашем центре, они ведь будут переданы в руки наших коллег – участковых педиатров.

Владимир Владимирович, мы бы хотели Вас очень попросить, чтобы следующим шагом была программа строительства новых детских поликлиник – мы очень в них нуждаемся, – в таких же комфортабельных, в современных, оснащённых современным медицинским оборудованием. Чтобы мама после нашего перинатального центра, придя со своим малышом в детскую поликлинику, чувствовала себя там так же комфортно и понимала, что там могут оказать достойную медицинскую помощь её малышу.

В.Путин: Вы правы. У нас ведь основные детские поликлиники лет 40–50 назад строились, поэтому они, конечно, нуждаются не только в переоснащении, а в кардинальном обновлении. Это тоже ответственность регионального уровня власти. Но мы посмотрим, что можно сделать, как можно поддержать и помочь.

Н.Захарова: Чтобы преемственность эта сохранялась всё-таки.

В.Путин: Я понимаю, но вы знаете, как мы программу по школам сделали, у нас в три смены ещё в некоторых местах учатся дети. Это тоже вопросы детства. Так что нам не перегрузить бы бюджет федеральный, хотя то, о чём Вы говорите, – одно из важнейших и приоритетнейших направлений. Обязательно подумаем.

Ну а что касается Брянска…

Н.Захарова: Начните, пожалуйста, с Брянска.

В.Путин: Да-да, Наталья Аркадьевна, постараемся. Я сейчас не буду вслух говорить, но у меня есть определённые соображения, мысли. Я думаю, что Вы это увидите, почувствуете.

Реплика: Спасибо большое.

Н.Войновская: Владимир Владимирович, у нас меняются не только больницы, детские сады, но и города. Я несколько раз была в Сочи. В последний мой приезд в 2014 году я не узнала этот город: дороги, дома, новые отели – шикарнейший город. А в том году мы с мужем отдыхали в Олимпийской деревне.

В.Путин: Где? Наверху, внизу?

Н.Войновская: Внизу, возле моря.

В.Путин: Ну, может, катаетесь на лыжах? Пока нет?

Н.Войновская: Пока нет.

Вы знаете, я была за границей, отдыхала часто за границей, но уровень комфорта, уровень обслуживания в гостиницах – это очень красиво и очень достойно. Я была и наверху, на Красную Поляну я ездила ещё в далекой пионерской молодости. А сейчас мы её просто не узнали. Шикарно. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Там красиво, правда.

Н.Войновская: Да, красиво.

В.Путин: И мы добились того, что хотели и что не у всех получается после проведения крупных мероприятий подобного рода. Всё используется, ничего не простаивает, всё в работе круглый год: и зимой, и летом. И даже в летний период горный кластер практически полностью заполнен. А зимой многие живут внизу, там есть трёхзвёздочные гостиницы, молодые люди, студенты, там подешевле, а поезд ходит довольно быстро, по-моему, минут 25 идёт до самого верха, скоростной поезд, и очень удобно получается, туда-сюда съездили, покатались и вернулись. Это нам удалось сделать, это очень важно, это правда.

Н.Войновская: Спасибо.

Теперь ещё Крым сделаете такой же.

В.Путин: Постараемся.

Н.Воронцова: Знаете, сегодня не только в Сочи хорошо. Раз уже заговорили о городах. Как за последние два года наш родной Брянск поменялся.

Тут уже говорили о дорогах, я автомобилист, недавно села за руль. Живу в Советском районе, раньше я добиралась до работы целый час. Мама двоих детей, долго. А за последний год отремонтировали дороги, построили три кольца.

В.Путин: Я понял, придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Первомайский мост расширили.

В.Путин: Губернатору тоже придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Я теперь так быстро доезжаю домой и обратно – это просто прекрасно. Спасибо Вам большое, потому что мы знаем, что это не без участия федеральных программ всё делается. Спасибо.

В.Путин: У нас консолидированная ответственность. Часть этого хозяйства лежит на плечах губернатора, часть – на федеральном уровне. Но мы стараемся региональным нашим коллегам помочь, и перераспределили кое-что, добавили в региональные дорожные фонды. Если в Брянске это происходит таким эффективным образом, я очень рад.

А на какой машине Вы ездите?

Н.Воронцова: «Лада Калина».

В.Путин: Хорошая машина!

Н.Воронцова: Отличная машина, прекрасная машина, я очень довольна.

В.Путин: И я очень доволен. Не зря старался.

Н.Кукеева: Как чисто русские люди (может быть, мы в таком возрасте) мы любим всё русское. Мы приоритет им отдаём.

В.Путин: Что это Вы про возраст заговорили? Не понимаю! Молодая женщина!

Н.Кукеева: Современная молодёжь – компьютеры, гаджеты и всё что угодно. А мы ещё: машина – наша, компьютер – наш, лопаточка – наша. Всё наше!

В.Путин: Вы знаете, что меня порадовало и о чём говорил главврач и министр сказала, у нас 60 процентов оборудования, причём мирового класса, российского производства здесь, у вас, и это очень здорово!

Н.Кукеева: Наши шикарные реанимационные мониторы. Просто превосходные! Все функции, все системы следим. Женщина в любом состоянии находится – без сознания, в сознании, – они способны работать всегда, в операционной видим глубину наркоза. Вы знаете, мы раньше на таком не работали, у нас это новое оборудование. Прекрасное оборудование. Наш тромбоэластограф – у постели больного мы можем в любой момент набрать и посмотреть систему крови. Нам это необходимо, потому что женщины беременные, у всех нарушена свёртывающая система, она то гипо-, то гипер-, мы должны знать, если особые случаи. Приехали ребята с Урала, прекрасно рассказали, показали всё. Аппарат просто превосходный. В любое время мы можем посмотреть, на каком уровне изменения, добавить лечение. То есть мы очень довольны. Прекрасные наши аппараты наркозно-дыхательные, превосходные. Очень нам понравились.

В.Путин: В том числе некоторые приборы – это результат конверсии, часть оборудования производится на оборонных предприятиях.

Н.Кукеева: Мы этого не знаем, конечно, для нас это новость. Нам представляют, рассказывают, нам очень нравится. Никак не отстают наши, и поэтому очень мы тоже довольны, что у нас много всего нашего, и мы горды за это, главное, сами.

Н.Захарова: Да, и очень много отечественного оборудования, которое мы используем для выхаживания новорождённых детей.

В.Путин: Зарплата у вас здесь какая?

Н.Захарова: Мы ещё не получали. (Смех.)

В.Путин: Получите, ведь знаете, наверное.

Н.Кукеева: Вы знаете, сказать, чтобы совсем плохая зарплата, нельзя. У нас средняя зарплата. Мы справляемся, живём. Не жалуемся.

А.Кулаченко: Средняя заработная плата будет выше, потому что третий уровень оказания помощи предполагает, что заработная плата будет выше, чем в других лечебных учреждениях. Об этом уже идёт разговор, об этом мы уже знаем, поэтому, я думаю, будет зарплата достойная.

В.Путин: У нас, вы знаете, в 2018 году уровень заработной платы должен быть у врачей 200 процентов от средней по экономике по соответствующему региону, а младший и средний персонал – 100 процентов. Поэтому я исхожу из того, что нам удастся достичь этих показателей. Сегодня для врачей он составляет уже 180 процентов.

Н.Кукеева: Мы не жалуемся, не обижают. Пока нет, посмотрим, как будет дальше.

В.Путин: Как с вами приятно разговаривать! (Смех.)

Реплика: Мы говорим так, как есть.

В.Путин: Не везде так бывает.

Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин


Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев

Детская медицина: возвращение к здравому смыслу?

Автор: АДОЛЬФ АРЦИШЕВСКИЙ

Нельзя было не заметить, что в последние годы детский плач заполнил коридоры поликлиник для взрослых. Малыши теперь вместе с мамами и папами, бабушками и дедушками томятся в очереди к участковому врачу. А тот света белого не видит. Он и без того был перегружен сверх меры, так теперь еще должен выступать и в роли педиатра, хотя о педиатрии знает лишь понаслышке. Взрослый может рассказать, что у него болит, а ребенок лишь плачет и выгибается от боли, а сказать толком ничего не может. И болезни у него протекают по-особому. Что о них может знать врач общей практики? Между тем факультеты педиатрии у нас в медвузах были закрыты в 2007 году. Якобы за ненадобностью.

Привет из мрачного средневековья

Панацеей от всех болезней должны были стать семейные врачи. Ну, как на Западе. Мы же все время безоглядно пытаемся равняться на Запад, не учитывая, что у нас реалии совсем другие. Ликвидация факультетов педиатрии в мединститутах и упразднение детских поликлиник поражают своим абсурдом, отсутствием здравого смысла. Но вся эта история вроде близится к положительному финалу: на правительственном уровне уже принято решение вернуть эти факультеты в институтское лоно, а значит, можно надеяться, что со временем будут возрождены и детские поликлиники.

Вообще, для любого общества лакмусовой бумажкой гуманизма было и остается отношение к детям. И не только потому, что они – наш завтрашний день. Дети слабы и беспомощны, без взрослых они обречены. Особенно больные дети. В 1994 году Казахстан присоединился к «Всемирной декларации прав ребенка», которую инициировала ООН. В конце второго тысячелетия мы, наконец-то, уравняли ребенка в правах со взрослым человеком. Но упразднение педиатрических факультетов и детских поликлиник как-то не очень сочеталось с упомянутой декларацией, что не делает нам чести. Родители были в шоке, врачи-педиатры недоумевали, к тому же с ними не сочли нужным посоветоваться. При всем при том начальственная дама из Минздрава пыталась успокоить взбудораженную общественность: «Педиатры не исчезнут, они останутся. Изменена только структура подготовки, система подготовки, на каждом этапе которой будут ставиться определенные цели достижения компетенции. Есть базовая подготовка и дальше есть углубленная клиническая подготовка, и есть последипломная клиническая подготовка». Не правда ли, всё предельно ясно?! Во всяком случае, для самой начальственной дамы. Правда то, что нет факультетов педиатрии. Правда то, что больных детей засундучили во взрослые поликлиники, где малышам не место. И предельно ясно, что вместе с мыльной пеной словоблудия выплеснули ребенка.

Свет в конце тоннеля

Чтобы не путаться в кривотолках, мы обратились за комментариями к детскому хирургу, академику НАН РК Камалу Саруаровичу Ормантаеву.

– Может, мы сгущаем краски и тревога наша напрасна?

– Хотелось бы так думать. Но вот вам статистика. Выпуск студентов по специальности «педиатрия» в 2012 году составил 742 человека. Это те, кто был принят в мединституты еще до упразднения факультетов педиатрии. В 2013 году таких выпускников было уже 423, а в 2014-м – только 7. В результате у нас на каждые 10 000 человек приходится три педиатра, а в сельской местности в Атырауской, Западно-Казахстанской, Павлодарской областях – по одному. Между тем младенческая смертность у нас в два раза выше, чем в России и Украине, в четыре раза больше, чем в Беларуси. Пока ситуацию спасают врачи предпенсионного и пенсионного возраста. Что будет, когда уйдут и они? На восстановление необходимого количества квалифицированных педиатров потребуются годы и годы. Говорю это с полным на то основанием, поскольку дважды был деканом педиатрического факультета, а там учебная программа очень насыщенная, это 21 раздел: педиатр-хирург, педиатр-инфекционист, кардиолог, гастроэнтеролог, отоларинголог и т.д.

– Но, может быть, семейные врачи действительно являются панацеей от всех болезней?

– Там, на Западе, но не у нас. Там экономика иная и демография несравнима с нашей. Там дети составляют десять процентов населения, у нас – втрое больше. И проживает население более компактно, нет там таких немыслимых расстояний, как у нас. Да, еще такая частность: доля расходов на медицину от ВВП в США составляет 15 процентов, в Германии и Франции – 8, а у нас не дотягивает и до четырех. Одержимые оптимизацией, чиновники попытались сэкономить на педиатрии, то есть на здоровье наших детей, но это само по себе бесчеловечно и является серьезной угрозой будущему нации.

– А как обстоит дело с педиатрией у наших соседей по СНГ – в Кыргызстане, России, Беларуси, на Украине? Или мы одни такие в пределах СНГ?

– Похоже, да. О семейных врачах говорили в России, Беларуси, Украине, но дальше разговоров дело не пошло. А главное – там хватило ума не закрывать факультеты педиатрии в мединститутах. В Кыргызстане не сумели сдержать реформаторский зуд, закрыли их, но через два года спохватились и все вернули на свои места. У нас ненавистники детей от медицины оказались более упертыми, они целое десятилетие сводили педиатрию на нет. Я непрерывно слал тревожные депеши президенту, правительству, Дариге Назарбаевой. 32 ведущих педиатра Казахстана написали главе государства о той нелепости, что возникла у нас с упразднением этих факультетов. Но, видно, письма эти кто-то перехватывал, до адресата они не доходили. И вот, наконец, письмо об этом написала группа матерей.

– Говорят, вода камень точит…

– Лед действительно тронулся. 8 ноября прошлого года премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев поручил восстановить факультеты педиатрии в медвузах Казахстана. Сделано это было по инициативе тогдашнего вице премьера Имангали Тасмагамбетова. На заседании правительства Сагинтаев сказал буквально следующее: «Мы все понимаем, насколько велика цена врачебной ошибки. Особенно если это касается детских врачей, поэтому я полностью поддерживаю предложение и даю поручения министрам Дуйсеновой и Сагадиеву восстановить педиатрические факультеты во всех учебных медицинских заведениях и немедленно начать обучение уже с 1 сентября 2017 года». Золотые слова, долгожданные. Хотя я тут сразу же вношу поправочку. Дана команда набрать на первый курс факультета педиатрии 150 человек. Мало! Надо как минимум 250. Ведь молодых педиатров мы получим лишь через семь лет.

Доктор философии со скальпелем в руках

Не могу не сказать вот еще о чем. Нам запуд­рили мозги Болонской конвенцией. Появилось поколение «мутантов» от образования, докторов философии PhD. Опять, задрав штаны, равняемся на Запад. У нас была блестящая научная школа кандидатов и докто­ров наук. Мы ее изо всех сил начали разрушать. И чего добились? Научный сотрудник два-три года мозолит мозги, осваивая теорию, и обретает статус PhD. Вообще-то он хирург, но за эти два-три года он растерял свой практический багаж, и как специалист он теперь ничто. Нам это надо? Сейчас вот ректор МГУ Виктор Садовничий и министр образования РФ Ольга Васильева принимают меры, чтобы вернуть защиту кандидатских и докторских. Мы тоже говорим об этом, а нас слушать не хотят. Наша сотрудница пять лет работала над кандидатской, защищать ездила в Петербург. Далеко, дорого, накладно, однако защитилась. У нас нет научных советов по защите кандидатских и докторских. Сохранились они, правда, в Кыргызстане, это много ближе. Но ведь и у нас есть НИИ, и у нас можно создать такие советы, чтобы врачи-практики могли защищаться. Почему не создаем их? Не знаю. Нужно специальное распоряжение министра образования РК Сагадиева, чтобы были воссозданы такие советы, чтобы вернулась из небытия защита кандидатских и докторских. Это крайне важно для врачей- клиницистов.

Нам есть чему по­учиться у белорусских и российских коллег, но контакты с ними сведены к нулю. Почему? Не знаю. Недавно прошел съезд педиатров России. Событие, привлекшее внимание всего мира. Но оно прошло как бы мимо нас. В Петербурге есть Педиатрический медицинский институт, там собраны лучшие педиат­ры России. Сотрудница этого института, видный педиатр, хотела приехать в наш мединститут имени Асфендиярова для обмена опытом, но так и не приехала. Наши не захотели ее принять. Почему?..

Еще одна жертва оптимизации – латинский язык. Его изучение в наших медицинских вузах сведено к уровню факультатива. Но латынь лежит в основе названий болезней, их симптомов, анатомической номенклатуры, названий лекарственных препаратов. Это международный научный язык в медицине. Спрашивается, почему латинский язык исключили из программы обучения будущих докторов? А потому, объясняют в Минздраве, что он не преподаётся в медицинских вузах Израиля. Вас такое объяснение устраивает? Чиновники, видимо, не знают, что латынь входит в перечень обязательных предметов средних школ Израиля, и, соответственно, израильские абитуриенты владеют им еще до поступления в медицинские вузы. Но будем считать, что наша промашка с латынью – досадное недоразумение.

Post scriptum

А главное свершилось: решение о реанимации педиатрических факультетов принято на правительственном уровне. Пока оно лишь на бумаге, но уже хотя бы это вселяет оптимизм. Остается терпеливо ждать, когда решение начнет претворяться в жизнь.

Вообще-то всю эту неприглядную историю, весь этот абсурд с попыткой загнать педиатрию в угол и за счет ее урезания что-то там сэкономить, наверное, лучше было бы замолчать («не буди лихо, пока оно тихо»). А потому, зная нашу склонность наступать на одни и те же грабли, мы пока не ставим точку, пока – осторожное многоточие...

И еще. Нас могут упрекнуть: решение принято, а мы вроде как после драки кулаками машем. Так ведь это именно со страниц нашей газеты в течение последних четырех лет академик Камал Саруарович Ормантаев и его единомышленники возвышали свой голос в защиту педиатрии, а значит, в защиту наших беззащитных детей.

Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев


Россия > Медицина > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093222 Анатолий Мирошников

Как разрозненность российского рынка мешает «Фарме-2020»

Анатолий Мирошников

заведующий Лабораторией биотехнологии Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН

Согласно государственной стратегии, к 2020 году доля отечественных лекарственых препаратов должна вырасти до 50% в денежном выражении. Насколько это возможно?

По данным Роспатента, ежегодно научно-исследовательские институты Российской академии наук получают до тысячи патентов на свои разработки. Но получается, что даже при большом желании они не могут довести их до потребителя. Почему?

Первым удачным примером разработки и внедрения отечественного генно-инженерного препарата стал «Ликопид». Это иммуномодулятор, который связывается с рецепторами врожденного иммунитета человека. В 1996 году препарат удостоился премии РФ в области науки и технологий, и сейчас является собственностью компании АО «Пиптек». Однако, пожалуй, есть и более свежие примеры успешной коммерциализации биотехнологического продукта. В начале 2000-х российская биотехнологическая компания «МастерКлон» предложила Институту биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН сделать рекомбинантный (генно-инженерный – Forbes) гормон роста человека («Растан»). В работе были задействованы как научные подразделения Института, так и его Опытное биотехнологическое производство. Как только стало понятно, что препарат ждет успех, крупнейшая в России фармацевтическая компания «Фармстандарт» приобрела права на его выпуск. Сегодня «МастерКлона» уже не существует. С 2006 года первый в России препарат гормон роста для лечения патологии роста у детей «Растан» выпускает «Фармстандарт» на специально построенном для этого участке в поселке Вольгинский Владимирской области. Уже в 2011 году «Растан» стал лидером рынка, потеснив аналогичные препараты компаний Novo Nordisk и Eli Lilly.

Это классический и правильный, на мой взгляд, пример государственно-частного партнерства в области биотехнологии. Но, к сожалению, в России – это, скорее, исключение из правил.

Как и любой фармацевтический препарат, биотехнологический проходит несколько этапов развития: создание действующего вещества, разработка технологии получения субстанции и создание готовой лекарственной формы, наработка первых партий для доклинических и клинических (на животных и людях соответственно – Forbes) испытаний, строительство платформы для производства допущенного к рынку лекарства и дистрибуция. Как правило, сотрудники научных институтов сталкиваются с проблемами уже на втором этапе. Иногда они обращаются в наш институт и, я спрашиваю их: «Как вы собираетесь продавать ваш препарат?» В большинстве случаев на этом разговор заканчивается.

Компании, созданные в научных институтах, в отличие от других компаний, заинтересованы в развитии инновационного продукта. Они берут деньги в Министерстве промышленности и торговли, Министерстве здравоохранения или в Министерстве образования и науки и заказывают у нас мелкие научные и крупные производственные услуги. Остальные фирмы, в основном, обращаются за производством готовых лекарственных форм из субстанции, купленной за рубежом, и выпуском очередного дженерика, по «полному» циклу.

В последние годы государство дает финансовую поддержку научным разработкам в рамках стратегии развития фармацевтической и медицинской промышленности в России, так называемую «Фарма-2020». Стратегия предполагает, что к 2020 году доля продукции отечественного производства должна вырасти до 50% в денежном выражении, то есть в аптеках должно появиться около 150 лекарств и изделий российских компаний, входящих в список жизненно необходимых. Наш Институт, как и ряд других институтов РАН, участвует в этой программе и сегодня проводит более десяти работ в рамках заключенных контрактов. Камнем преткновения для большинства работ становится поиск индустриального партнера, который помог бы в проведении дополнительных доклинических и клинических испытаний лекарства, наиболее важных и продолжительных по времени, а также самых дорогостоящих. Но инвестору это неинтересно по ряду причин.

Во-первых, потому что инновационный препарат — это большие риски. Инвестору удобнее купить его тогда, когда первая и желательно вторая фазы клинических испытаний пройдены. Причем представителям крупного бизнеса выгоднее производить те, препараты, которые имеют большой рынок сбыта, а именно те, которые человек употребляет по показаниям длительный период жизни, либо сезонно – иммуностимулирующие препараты, антидепрессанты, гормоны.

Сейчас доклинические испытания прошел препарат-антагонист инсулина «Глюкагон», призванный помогать при передозировке инсулина и лежать в аптечке каждой машины скорой помощи, препарат «Пунальгин» — новый класс анальгетиков на основе природных пептидов из яда пауков и ряд других не менее интересных препаратов. На каждое такое исследование необходимы миллионы рублей и как минимум пять лет работы. Где их взять?

Во-вторых, инвестор в целом слабо заинтересован в покупке новых продуктов. Ему удобнее зарабатывать на старых производствах и фасовке лекарств, чем вкладываться во что-то новое. Это подтверждает опрос, проведенный Frost & Sullivan: именно отсутствие спроса на инновационные разработки со стороны реального сектора экономики является ключевым фактором, препятствующим коммерциализации НИОКР в России.

В-третьих, учреждениям, подведомственным ФАНО, трудно создать государственно-частное партнерство, поскольку оно преследует большие сложности в оформлении патентов и другой документации. Ситуация усложняется в связи с тем, что не все производственные площадки подходят под необходимые требования стандарта GMP (система норм и правил в отношении лекарств, продуктов питания и др. – Forbes), а здесь, чем выше требования, тем большие финансовые затраты несут участники партнерства.

Сегодня некоторые государственные научные учреждения и отдельные научные коллективы хотят быстро получить положительные результаты, а крупные компании не имеют желания вкладывать гигантские суммы в новое производство, хотя бы потому, что новые продукты требуют затраты на рекламу. Если вам будут предлагать препарат, который вы не знаете, вы не станете его покупать. Насколько мне известно, государство сейчас создает структуру – проектный офис, которая станет посредником между разработчиками лекарственных препаратов и крупными фармацевтическими компаниями, чтобы вовлечь их в работу над совместными проектами.

Я совершенно убежден, что ситуацию с производством биотехнологической продукции может спасти строительство завода по производству генно-инженерных препаратов полного цикла, которое должно построить государство. У меня была большая надежда на строительство такого завода в Пущино год назад, но год прошел, а движения никакого нет. Что хотели сделать? Изначально планировали построить завод по выпуску инсулина полного цикла, еще в 2006 году такое обязательство взяла на себя компания «Биоран», которая оплатила долгосрочную аренду участка земли, провела коммуникации и купила лицензию на производство лекарства у нас. После кризиса попытки строительства возобновлялись, но дело до ума доведено не было. Фонды и крупные фармацевтические компании не хотят строить заводы и производить собственные препараты. Особенно это касается зарубежных компаний. Например, израильская компания «Teva», которая имеет 19 заводов по производству субстанции в 10 странах мира и производит 0,5 миллиарда таблеток в год, во время Гайдаровского форума заявила, что не планирует строить завод на территории России.

В последнее время фармацевтические компании все чаще стали сокращать расходы на R&D и ездить по конференциям, смотреть, у кого что есть, чтобы впоследствии коммерциализировать это. Однако этот путь не самый лучший, особенно в том случае, если мы говорим о развитии собственного производства и импортозамещении.

Тем не менее, пока заводы полного цикла строятся, стоит поддерживать стартапы, базирующиеся в научных институтах, а также частные компании уже сейчас. В России есть готовые научные базы и пригодные производственные мощности для развития биотехнологического продукта. Минпромторг и Минздрав должны направлять поддержанные ими проекты в такого рода организации для работ по масштабированию препарата, а затем помогать искать индустриальных партнеров, заинтересованных в выходе его на рынок. Тем более что опытные производства могут на первом этапе работать с разработчиком препарата на бюджетной основе и получать прибыль с продаж, когда компания найдет партнеров и выведет продукт на рынок. Тогда мы извлекаем выгоду как разработчики, а медицинские учреждения, которые проводят клинические испытания, – как участники проекта. Причем риски должно брать на себя государство, больше некому.

Россия > Медицина > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093222 Анатолий Мирошников


США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980

Новые алгоритмы искусственного интеллекта Facebook будут вычислять сообщения пользователей, которые выражают суицидальные мысли.

Социальная сеть разработала алгоритмы, которые помогут определять предупредительные знаки в сообщениях и комментариях пользователей. После того, как эти подозрения подтвердятся командой специалистов Facebook, владельцу аккаунта предложат способы, куда он может обратиться за помощью. Сеть имеет партнерские отношения с несколькими организациями по охране психического здоровья США, и клиенты получат уведомление с полезной информацией через Messenger.

Пока инструмент проходит тестирование только в США. Это знаменует собой первый этап использования искусственного интеллекта для проверки сообщений по сети.

Основатель Fаcebook Марк Цукерберг (Mark Zukerberg) объявил в прошлом месяце, что сеть также будет использовать алгоритмы для идентификации сообщений, оставленных террористами, среди контента другого содержания.

США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980


США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094867

Трамп винит Обаму в протестах против отмены Obamacare

Президент заявил, что за протестами избирателей стоит его предшественник

Президент США Дональд Трамп обвинил своего предшественника Барака Обаму в недавних протестах против законодателей-республиканцев, когда те встречались с избирателями в своих штатах во время парламентских каникул.

Конгрессмены столкнулись с гневными вопросами о планах по отмене проведенной Обамой реформы здравоохранения, известной как Obamacare. По словам некоторых республиканцев, многие из протестующих принадлежат к группам, организованным демократами.

«Я думаю, за этим стоит президент Обама, потому что его люди определенно стоят за этим», – сказал Трамп в интервью программе Fox & Friends в Белом доме

«Я также понимаю, что это политика. То, что он стоит за всем этим, это политика. И, вероятно, это будет продолжаться. Я меняю то, что он хотел сделать», – добавил президент.

Спикер Палаты представителей Пол Райан во вторник вновь пообещал отменить Закон о доступном здравоохранении и ввести альтернативную программу. «Obamacare – закон на грани коллапса», – сказал он. По его словам, вычитаемые суммы при обращении за страховой выплатой и стоимость страховых полисов «взлетают до заоблачных высот», а предлагаемые республиканцами изменения «дадут людям больше возможностей выбора».

Трамп в понедельник сказал, что разработка многочисленных деталей нового закона о здравоохранении оказалась очень сложным делом.

«Никто не знал, что здравоохранение – это так сложно», – сказал он.

США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094867


Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 27 февраля 2017 > № 2091980 Михаил Мурашко

Руководитель Росздравнадзора Михаил Мурашко ответил на вопросы лидеров фармацевтических компаний в ходе делового завтрака в Торгово-промышленной палате Российской Федерации

22 февраля 2017 года руководитель Росздравнадзора принял участие в деловом завтраке в Торгово-промышленной палате Российской Федерации, организованном в рамках цикла «Встречи на Ильинке». В ходе мероприятия Михаил Мурашко рассказал присутствующим представителям фармкомпаний об основных направлениях деятельности Службы, планах на 2017 год, нововведениях в законодательстве, а также ответил на волнующие бизнес вопросы.

Открывая работу заседания, президент ТПП РФ Сергей Катырин отметил, что основной задачей Торгово-промышленной палаты РФ является связь бизнеса и власти и экспертная оценка законодательных инициатив, и «первая отраслевая встреча, посвященная развитию фармацевтической и медицинской промышленности, сегодня актуальна как никогда в связи со стремительно меняющимся законодательством».

Руководитель Росздравнадзора подтвердил, что 2017 год – это год больших перемен и озвучил основные нововведения.

Переход на риск-ориентированную модель в контрольно-надзорной деятельности.

Росздравнадзор является участником приоритетного проекта по внедрению риск-ориентированной модели в контрольно-надзорную деятельность по следующим видам государственного контроля: государственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности; федеральный государственный надзор в сфере обращения лекарственных средств; государственный контроль за обращением медицинских изделий, а также сопряженные виды лицензионного контроля.

В настоящее время разработан паспорт приоритетного проекта, в котором определены его основные цели:

- снижение количества смертельных случаев по контролируемым видам деятельности в сфере здравоохранения на 2 % от уровня 2015 года к 2019 году и на 1% ежегодно от показателя предыдущего года;

- снижение при осуществлении контроля административных и финансовых издержек граждан и организаций, осуществляющих предпринимательскую и иные виды деятельности, связанные с контрольно-надзорной деятельностью Росздравнадзора, не менее чем на 10% от уровня 2015 года к 2018 году и на 3% ежегодно от показателя предыдущего года;

- рост индекса качества администрирования контрольно-надзорных функций.

На этапе перехода Росздравнадзора на риск-ориентированную модель контрольно-надзорной деятельности отнесение объектов контроля (надзора) к четырем категориям риска (классам опасности) проводится по статическим критериям. В дальнейшем ранжирование объектов контроля (надзора) будет осуществляться с учетом статических и динамических критериев.

«Следует отметить, что при введении риск-ориентированной модели одним из главных элементов является открытость и прозрачность для всех подконтрольных субъектов, - подчеркнул Михаил Мурашко. - В целом, уже к концу 2017 года мы ожидаем положительных результатов от введения риск-ориентированной модели путем снижения нагрузки на добросовестные субъекты рынка и повышения эффективности контрольно-надзорной деятельности Росздравнадзора».

Предоставление консультаций в Росздравнадзоре по процедуре регистрации медицинских изделий, а также по внесению изменений в регистрационное досье.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 10.02.2017 № 160 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от

27 декабря 2012 г. № 1416» предусмотрена возможность экспертным учреждением, находящимся в ведении Росздравнадзора, осуществлять консультирование по вопросам процедур, связанных с государственной регистрацией медицинских изделий. В настоящее время прорабатывается порядок осуществления такого консультирования.

Возможность уведомительной формы при внесении изменений в регистрационное досье или регистрационное удостоверение, не приводящее к изменению свойств, характеристик, эффективности и безопасности медицинского изделия.

В законодательстве Российской Федерации о регистрации медицинских изделий в настоящее время такая возможность отсутствует.

Однако в рамках единого рынка медицинских изделий Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС) данная возможность обсуждается. В проекте Требований к внедрению, поддержанию и оценке системы менеджмента качества медицинских изделий в зависимости от потенциального риска их применения, который в настоящее время обсуждается государствами-членами ЕАЭС и Евразийской экономической комиссией, предусмотрено, что в случае внедрения и поддержания производителями медицинских изделий классов потенциального риска применения 1 и 2а (нестерильные) системы менеджмента качества, включающей процессы разработки и проектирования, внесение изменений в регистрационное досье для таких медицинских изделий будет производиться в уведомительном порядке. Указанный подход соответствует рекомендациям Международного форума регуляторов медицинских изделий (IMDRF) и международной практике регулирования медицинских изделий.

Пилотный проект по маркировке лекарственных средств

Эксперимент проводится на добровольной основе на основании заявок субъектов обращения лекарственных средств в период с 1 февраля по 31 декабря 2017 года.

Постановлением Правительства установлено, что маркировка лекарственных препаратов контрольными (идентификационными) знаками в целях проведения эксперимента осуществляется производителями лекарственных препаратов с использованием двухмерного штрихового кода. Метод нанесения маркировки выбирается производителем лекарственных препаратов.

Нанесение указанной маркировки не требует внесения изменений в регистрационное досье на лекарственный препарат.

На участие в эксперименте заявлены 50 препаратов, 26 производителей, 4 дистрибьютора, 3 аптечные сети (около 250 аптек) и 32 медицинские организации. На первоначальном этапе эксперимент охватит 6 регионов, а затем будет распространен и на другие регионы.

В настоящее время на сайте Росздравнадзора в открытом доступе размещен проект методических рекомендаций, который устанавливает правила кодирования, требования к информационной системе и оборудованию, порядок передачи и обмена информацией, порядок регистрации участников в системе и другое.

«Фармкомпании, которые подали заявки на участие в пилотном проекте, выражают уверенность, что система маркировки поможет им защитить себя от контрафакта и повторного вброса продукции в торговую сеть, - подчеркнул Михаил Мурашко. - Кроме того, их производство станет еще более рентабельным, так как менеджмент компаний получит возможность разрабатывать четкие планы по выпуску продукции с использованием информации о количестве препаратов, находящихся в обороте».

Также руководитель Росздравнадзора ответил на вопросы, касающиеся доступности инновационных лекарственных средств, референтного ценообразования на фармпрепараты, механизма контроля фармацевтических субстанций, регистрации медицинских наборов, в состав которых входят уже зарегистрированные медицинские изделия.

По окончании встречи президент ТПП РФ Сергей Катырин поблагодарил Михаила Мурашко за участие в деловом завтраке и выразил надежду, что подобное общение с деловым сообществом будет продолжено.

Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 27 февраля 2017 > № 2091980 Михаил Мурашко


США > Медицина > americaru.com, 27 февраля 2017 > № 2089971

Исследование, проведенное Американской психологической ассоциацией, показало, что отдельно существующего стресса из-за нехватки денег не существует около 61% американцев переживает напряжение из-за финансов, но это никак не связано с их недостачей – подобный стресс присущ как бедным людям, так и обеспеченным гражданам США.

Многие думают, что если бы у них было больше денег, то им бы не пришлось беспокоиться так много. Оказывается, что эта мысль неверна. Количество денег никак не влияет на появление стресса – богатые люди не меньше малообеспеченных пекутся по этому вопросу.

Чтобы перестать напрягаться из-за денег, психологи советуют придерживаться нескольких правил поведения. Стоит реже проверять счета, чтобы избежать навязчивых напоминаний о деньгах. Следите за своей финансовой ситуацией, но без фанатизма, говорят специалисты. Второй принцип – сосредоточиться на потребностях, а не на мимолетных стремлениях к роскоши. Важно постоянно напоминать себе, что счастье не зависит от наличия нового телефона или машины.

Третье правило предусматривает принятие ограничения расходов – нужно определить лишь необходимы затраты, включая развлечения и походы в ресторан. Это позволит испытывать меньше чувства вины из-за выходов в свет. Также важно помнить, что деньги – лишь инструмент решения вопросов, и находить другие источники радости.

США > Медицина > americaru.com, 27 февраля 2017 > № 2089971


Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085723

Врачи остались без выплат за степени и звания

Также столичные власти сократили надбавки за специализацию. К чему это приведет? По словам Давида Мелик-Гусейнова, изменения приведут к увеличению зарплат

Столичным врачам отменили обязательные надбавки за ученые степени и выслугу лет. Как сообщает RNS, это следует из приказа №1033 столичного департамента здравоохранения от декабря прошлого года. В нем говорится, что размеры доплат теперь устанавливают сами медицинские учреждения. РБК пишет, что ранее в приказах говорилось, что «показатели увеличения минимального должностного оклада» врачей определяет департамент. Доплата за почетное звание составляла 30% от должностного оклада, за докторскую степень — 20%, за кандидатскую — 10%. В новом приказе эти нормативы уже не прописаны.

По мнению директора НИИ организации здравоохранения при департаменте здравоохранения Москвы Давида Мелик-Гусейнова, надбавки за ученые степени были формальными, и нововведения приведут к увеличению зарплат врачей.

«Насколько я понимаю, сейчас надбавки, которые выплачиваются за степень, за категорию, они для Москвы очень маленькие. Чтобы у медицинского работника была мотивация более существенная, чтобы он мог зарабатывать больше, чем он сейчас зарабатывает, меняется система мотивации, которая будет вложена в эффективный контракт. Для чего это делается? Ну, я могу предположить то, что у москвичей очень много вопросов возникает к качеству образования специалистов, которые сегодня работают в столичном здравоохранении. Чтобы у работодателей, у главных врачей, в первую очередь, был элемент вознаграждения за более высокое качество, должны быть все равны. Те, кто получил образование совсем недавно, молодой специалист, вышедший из ординатуры, может знать очень много, может владеть какими-то современными технологиями. Но может не быть кандидатом наук или не иметь категорию. И что, молодого специалиста не поддержать в этом плане? То есть неким образом перерабатывается система мотивации. У врачей не изменятся зарплаты. Сейчас не то время, чтобы снижать зарплаты. Речь, наоборот, идет о том, что эти зарплаты должны быть увеличены».

Минимальные оклады медицинских работников действительно, как и прежде, устанавливают власти. Теперь они повышены примерно в два раза: для медиков и фармацевтов первого уровня — с 8,5 тысячи до 17,6 тысячи рублей, для среднего медицинского персонала — с 10,5 до 20 тысяч рублей, для врачей и провизоров — с 18,5 тысячи до 30 тысяч рублей, для руководителей структурных подразделений — с 22 тысяч до 40 тысяч рублей.

Тем не менее, новый приказ показывает изменение отношения столичных властей к врачам, которые занимаются научной деятельностью, считает врач-невролог, кандидат медицинских наук Семен Гальперин.

«Да, конечно, надбавка за звание кандидата медицинских наук, она действительно ничего не решала. Кто-то получает 1 500, кто-то — 2 000 в месяц. Естественно, прожить на эти надбавки сложно. Даже надбавка доктора медицинских наук, насколько я знаю, она порядка 7 000 рублей, и это тоже не решающий фактор. Больше это какое-то стимулирующее было. Понятие показания отношения к докторам. Я не знаю, что сможет ли городской бюджет сэкономить большие суммы на этих надбавках, убрав их у врачей, но это будет, видимо, значимо для отношения врачей к начальству, к организации здравоохранения. Это больше можно оценивать как показатель отношения к специалистам, что городу не нужны высококвалифицированные специалисты. Город не заинтересован в том, чтобы люди росли, чтобы люди развивались, обучались, занимались научной работой и так далее. Я понимаю, что все это в общей системе экономии, что сейчас идет экономия бюджетных денег, что сейчас все затраты надо снижать. Но экономить на таких мелочах, я думаю, что это не спасет городской бюджет».

Как уточняет РБК, помимо отмены обязательных выплат за степени и звания, департамент сократил надбавки врачам за специализацию. Доктора, лечащие ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, будут получать не 60%, а 30% к должностному окладу. Доплаты для психиатров и наркологов, а также для врачей, работающих с парализованными пациентами, снижаются с 25 до 15%. Надбавки за лечение туберкулезных, онкологических больных и детей с поражением центральной нервной системы — с 15 до 10%. В новом приказе также ничего не говорится о доплате за работу в кожно-венерологических диспансерах (ранее она составляла не менее 15% от оклада).

Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085723


Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов

Академик Ахмедов: Рак нельзя победить голыми руками!

Тилав РАСУЛ-ЗАДЕ

«Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне»

Если бы во всех районах и городах онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда бы мы узнали более точное количество больных раком людей. И их было бы гораздо больше, чем по официальной статистике.

«АП» встретилась с доктором медицинских наук, профессором Бахтиёром Ахмедовым.

- Бахтиёр Почомирович, прошло более 60 лет, как Вы начали свою врачебную деятельность в качестве онколога. Какие кардинальные изменения произошли за этот период в науке онкологии и лечении онкобольных?

- За этот период, несомненно, в онкологии появились определенные достижения. Внедрялись новые методы диагностики и лечения больных с новообразованиями. Если в пятидесятых годах врачей-онкологов можно было посчитать по пальцам, то сейчас они есть почти в каждом районе. Если раньше наши соотечественники на операции ездили, как правило, в Россию, то сейчас все эти операции можно сделать на родине.

- Однако, судя по официальным данным, рак прогрессирует. Ежегодно только в Согдийской области выявляют порядка тысячи новых онкобольных. В чем причина данного роста?

- Да, несмотря на профилактические меры и научные достижения, к сожалению, случаев заболевания раком становится больше. Но рост онкологических больных является проблемой не локального, а глобального уровня.

В развивающихся странах, к примеру, наблюдается рост туберкулеза, гепатита, малярии, дизентерии, холеры, а вот онкологические заболевания там на низком уровне. Это говорит о том, что люди умирают, не достигая ракового возраста.

В развитых странах, где формируется относительно крепкий иммунитет к инфекционным заболеваниям, растет рак. Есть страны, где заболеваемость раком составляет 400 человек на 100 тысяч населения. В Таджикистане этот показатель - 100 человек.

Однако в нашей стране год за годом рак «молодеет», что должно вызывать особую тревогу. На сегодняшний день рак входит в группу трудноизлечимых заболеваний. Следовательно, не решены все вопросы, связанные с этой болезнью.

К большому сожалению, несмотря на все достижения науки, многие формы злокачественных новообразований не всегда диагностируются на ранних стадиях(часто их локализация затрудняет диагностику). Не имеется каких-либо основных, коренных симптомов, на основании которых можно было бы своевременно и правильно направить больного к врачу-специалисту.

В Таджикистане до сих пор не налажен тотальный учет и регистрация онкологических заболеваний. Мы регистрируем тех граждан, которые к нам обращаются. Проведение вскрытия тел для нас пока не стало нормой. А при 100-процентном вскрытии мы обнаружили бы много случаев наличия злокачественных опухолей.

Если бы во всех районах и городах были врачи - патологоанатомы, цитологи, экдоскописты, рентгенологи, все онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда число зарегистрированных больных с диагнозом опухоли резко увеличилось бы.

Больной у нас сначала обращается к участковому или семейному врачу. И оттого, насколько у этих врачей-терапевтов, хирургов, акушеров-гинекологов, травматологов, офтальмологов - имеются знания по ранней диагностике злокачественных новообразований, зависит число диагностических ошибок, которых у практических врачей могло быть меньше.

- Тогда, может, настала пора подумать об усовершенствовании системы подготовки медицинских кадров в отечественных вузах?

- Да, в системе обучения большие недостатки. Не только высшего звена, но и среднего. Необходимо преподавать онкологию медицинским сестрам, фельдшерам, чтобы они имели определенные знания в этой области. Необходимо увеличивать количество преподаваемых часов в вузах, чтобы будущие терапевты, хирурги, акушеры-гинекологи и прочие врачи знали первые признаки и симптомы онкологических заболеваний.

С другой стороны, наши врачи, не зная методов лечения онкологических больных, либо начинают сами лечить, либо отправляют их к знахарям. Долгое время их лечат всякими травками и лекарствами, вплоть до года. За это время опухоль растет.

Сейчас преподавание предмета «онкология» ведется в ТГМУ имени Абуали ибн Сино, а также в Институте последипломной подготовки, хотя здесь онкология не преподается как самостоятельная дисциплина. Необходимо ввести преподавание онкологии также в медицинских колледжах по специальной программе.

«В лечение онкологии нужно вложить большие средства»

- В нашей стране онкологическими заболеваниями чаще стали болеть женщины и дети. Статистика говорит, что среди ежегодно регистрируемых только в Северном Таджикистане более трех тысяч онкобольных абсолютное большинство составляют женщины…

- В последнее время среди женщин прогрессирует рак молочной железы и шейки матки. Например, в 2015 году только в онкологическом центре Согда было зафиксировано 908 таких больных, что на 55 случаев превышает показатели 2014 года. Если в 2014 году у 557 больных был выявлен рак шейки матки, то в 2015 цифра составила 617 больных.

Причина роста заключается в отсутствии профилактических работ по раннему выявлению этих болезней. Часто сами женщины не соблюдают санитарно-гигиенические нормы. Каждая женщина должна владеть элементарными знаниями о злокачественных новообразованиях. Она сама должна проводить обследование своего тела.

К большому сожалению, в последнее время у нас вообще не проводится массового профилактического медосмотра граждан, в частности женщин. Практика показывает, что у наших женщин все чаще превалирует запущенная форма рака женских половых органов. Поэтому необходимо проводить их осмотр на бесплатной основе.

Многое также зависит от мужчин. Насколько они оберегают своих жен, настолько уменьшается возможность заболевания.

Насчет детей, страдающих онкозаболеваниями, тоже могу сказать с сожалением, что число их растет. Только в онкологическом центре Согдийской области ежегодно проходят лечение более 200 детей. У детей первое место занимают лейкозы, злокачественные лимфомы, рак почек и ретинобластомы.

- Изучены ли основные факторы, которые влияют на рост числа раковых заболеваний?

- На эту тему мало научных исследований. Поэтому сказать твердо о них невозможно. Пыль, грязь, радиационные отходы, некачественные и просроченные продукты, ядохимикаты – все это сказывается на здоровье граждан.

- Какие срочные шаги должны предпринять органы власти, чтобы приостановить быстрый рост числа больных со злокачественными новообразованиями?

- В общем, онкологи не сидят с опущенными руками. Они, как и другие врачи, находятся в поиске методов диагностики и совершенствования методов лечения. Рак - дорогостоящая болезнь. Надо вложить большие средства в данную отрасль. Рак голыми руками не победишь. Только современная наука, высокие технологии могут это сделать.

В XXвеке рак объявили болезнью века. Он и в нынешнем веке остается болезнью №1, не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне. Как я уже говорил, местные органы власти должны позаботиться об обеспечениивсех поликлиник высококвалифицированными врачами-онкологами, лаборантами, новейшими технологиями. В этом деле нам может помочь международное сообщество.

Во Франции каждая женщина имеет своего врача акушера-гинеколога. У нас больные обращаются к первому попавшемуся врачу.

Династия

- Вас можно назвать основоположником династии онкологов Таджикистана. Теперь по Вашим стопам идут Ваши дети и внуки…

- Мой сын Ахмедов Бахром - старший научный сотрудник торакального отделения Российского онкологического научного центра имени Блохина Российской академии медицинских наук. Он там работает уже 22 года. Активный хирург. Выполняет все операции, проводимые на органах грудной полости. Бахром – лауреат премии президента Российской Федерации «Поддержка молодых ученых», лауреат премии Фонда содействия отечественной медицине Президиума Российской академии медицинских наук, является членом Европейского общества хирургов-онкологов, Европейского общества кардио-торакальных хирургов (EACTS), Международной ассоциации по изучению рака легких (IASLC).

Его супруга Макнуна - онколог-гинеколог. Она тоже работает в данном центре.

Зять мой, Галиб Хакимов - доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии Ташкентского педиатрического медицинского института, дочка Шаходат - врач-радиолог в Ташкентском городском онкодиспансере в Узбекистане. Мои внучки - Шахноз и Гулноз учатся в клинической ординатуре РОНЦ им. Блохина в Москве.

Всего в нашем роду десять человек занимаются онкологией. Наш общий девиз в жизни - слова великого таджикско-персидского поэта Абдурахмана Джами: «Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим».

ДОСЬЕ «АП»:

Бахтиёр Ахмедов - автор более 500 научных статьей, 30 научных и учебных пособий. Под его руководством защитили 15 кандидатских и 2 докторские диссертации.

Хирург-онколог, доктор медицинских наук(1976), профессор(1977), заслуженный деятель науки Республики Таджикистан (1983), академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), ассоциированной при ООН (Санкт-Петербург,2002), действительный член Центрально-Азиатской народной академии «Нури Худжанд» (2000).

Действительный член Московского онкологического общества(1961), председатель Худжандского филиала Противораковой ассоциации РТ (1993), врач высшей категории (1992).

Почетный гражданин г.Худжанда (2003) и г. Линкольн (США, 1998), консультант Согдийского областного онкологического центра (2009).

Профессор Ахмедов включен в число 10 самых популярных ученых-медиков Таджикистана XX века. В 1993 году президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов, поздравляя Бахтиёра Ахмедова с 60-летием, назвал его основоположником таджикской школы онкологов.

В 2012 году профессор был удостоен высшей награды РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН - Золотой медали имени Блохина за развитие медицинской науки.

Бахтиёр Ахмедов считает себя счастливым человеком: ему удалось подарить жизнь более чем тысяче излеченных людей.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов


Мексика. США > Экология. Образование, наука. Медицина > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078053

Ученые нашли в пещере в Мексике жизнеспособные микроорганизмы, возраст которых, по предварительным оценкам, может достигать десятков тысяч лет, сообщает National Geographic.

Микробов обнаружили в так называемой Пещере кристаллов, которая находится на глубине 300 метров под городом Найка в мексиканском штате Чиуауа. В 2008 и 2009 годах глава Института астробиологии НАСА Пенелопа Бостон взяла пробы жидкости, находившейся внутри кристаллов. Позже в лабораторных условиях группе ученых под ее руководством удалось "пробудить" микробов и вырастить микробиологическую культуру. По словам Бостон, они схожи с известными видами микроорганизмов, населяющих пещеры, но генетически отличаются от них.

Основываясь на геологических данных о скорости роста кристаллов в пещере, согласно которым самым древним из них около полумиллиона лет, ученые предположили, что найденные микробы могли оказаться внутри кристаллов от 10 до 50 тысяч лет назад. По словам Бостон, это открытие может повлиять на наше представление об истории эволюции микроорганизмов на Земле.

Пещера получила свое название из-за огромных кристаллов селенита, разновидности гипса. До обнаружения она была заполнена водой и сейчас постоянно осушается насосами, температура в ней достигает 48 градусов Цельсия, а влажность — 90%. Как пишет National Geographic, в таких условиях неподготовленный человек погибнет за полчаса.

Результаты исследований, как отмечает National Geographic, еще не прошли процедуру рецензирования, поэтому к данным стоит относиться с определенным скептицизмом. С другой стороны, возможность оживления микробов возрастом от 10 до 50 тысяч лет "отнюдь не кажется невероятной", считает микробиолог Брент Кристнер из Университета Флориды. Он предположил, что микробы могли прожить в полной изоляции от внешнего мира столь долго потому, что поедали своих погибших собратьев.

Мексика. США > Экология. Образование, наука. Медицина > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078053


Россия > Медицина. Образование, наука > gazeta.ru, 18 февраля 2017 > № 2077470 Евгений Александров

«Мы не призываем к запрету гомеопатии»

Глава Комиссии РАН по борьбе с лженаукой о реакции на меморандум о гомеопатии

Александр Сергеев

О реакции на меморандум о гомеопатии, что увидели в нем критики, не читая документа, рассказал председатель Комиссии РАН по борьбе с лженаукой академик Евгений Александров.

— Евгений Борисович, как вы оцениваете реакцию, достигнутую в результате публикации меморандума №2?

— Результат превзошел все наши ожидания. Меморандум вызвал даже более широкую и активную дискуссию в обществе, чем мы надеялись. Публикации о меморандуме вышли в большинстве крупных СМИ и на всех основных телеканалах. Откликнулись многие государственные органы.

Например, меморандум поддержала Федеральная антимонопольная служба, а Минздрав пообещал создать специальную комиссию, чтобы разобраться в вопросе. Мы, конечно, порекомендуем специалистов для участия в комиссии Минздрава.

Позитивная реакция была и на международном уровне, в частности в журнале Nature.

Это важно, поскольку проблема популярности гомеопатии не ограничивается Россией, и сигнал, поступивший из РАН, будет полезен и другим странам.

— Как вы относитесь к критическим выступлениям в адрес комиссии и ее меморандума?

Мы внимательно следим за такими критическими выступлениями и анализируем их. Сколько-нибудь убедительных научно-медицинских аргументов против меморандума нам пока не встретилось. Наиболее серьезные возражения касаются не содержания, а формы меморандума, которая некоторым критикам кажется слишком жесткой. Однако для такой позиции есть все научные основания, и, если бы мы высказались не столь однозначно, это могло бы показаться трусостью и вряд ли привлекло бы необходимое общественное внимание.

К сожалению, многие критики не читали текст меморандума и судят о нем по пересказам в СМИ.

Поэтому значительная часть возражений лишь повторяет аргументы, подробно разобранные в меморандуме и приложениях к нему. Мы будем продолжать разъяснительную работу по таким вопросам. Безусловно, наш меморандум затрагивает серьезные коммерческие и статусные интересы людей, связанных с гомеопатическим бизнесом. Поэтому мы были готовы услышать обвинения в ангажированности и коррумпированности. Подобные обвинения предсказуемы, голословны и всегда сопутствуют критике лженауки. Поэтому они попросту не заслуживают ответа.

— Академик Сергей Колесников, член Комиссии по борьбе с лженаукой, высказал в «Медицинской газете» мнение о том, что меморандум подготовлен и опубликован с процедурными нарушениями и потому не является легитимным документом комиссии. Что вы можете на это сказать?

— Сергей Иванович был включен в состав Комиссии по борьбе с лженаукой летом прошлого года решением президиума РАН, однако с тех пор так и не вышел с нами на связь и в деятельности комиссии не участвовал.

Естественно, что он не в курсе того, как строится наша работа. То, что он выступил с критикой меморандума, не связавшись предварительно ни с подписавшими его экспертами, ни с членами комиссии, ни со мной как ее председателем, выглядит по меньшей мере странно. В глазах многих коллег этот шаг поставил под сомнение его фактическое членство в комиссии. Но раз формальное членство имеет место и упрек в адрес меморандума прозвучал публично, ответ на него тоже должен быть дан публично.

Комиссия по борьбе с лженаукой включает около 60 человек, работающих в разных городах, и действует на общественных началах (не имеет бюджета). Поэтому мы не проводим заседаний с принятием решений голосованием. Официальное Положение о комиссии предусматривает и другие форматы деятельности. В частности, председатель комиссии вправе давать поручения членам комиссии (п. 4.1.3), а также создавать временные экспертные группы (п. 4.1.2) для работы над конкретными вопросами, причем Положение не ограничивает их состав членами комиссии.

Результаты работы экспертных групп при необходимости отражаются в документах, которые публикуются на сайте комиссии или в ее бюллетене (п. 3.5). Положение не требует согласовывать тексты публикуемых документов с каждым членом комиссии или голосованием принимать решения об их публикации. Это могло бы полностью парализовать работу комиссии.

Важные материалы перед публикацией обсуждаются в общей рассылке комиссии, где каждый ее член, желающий участвовать в работе, может вносить свои предложения. За взвешенный учет всех мнений отвечает председатель комиссии. Экспертная группа меморандума «О лженаучности гомеопатии» работала начиная с лета 2016 года, а в общей рассылке комиссии меморандум интенсивно обсуждался в течение декабря и января.

Таким образом, меморандум был подготовлен и опубликован в полном соответствии с действующим Положением о Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Это экспертная позиция, которая должна рассматриваться как итог работы комиссии строго в рамках ее мандата. При этом мы не выдаем меморандум за консолидированное мнение всей РАН, а если такие слова и звучат в прессе, то это уже журналистские интерпретации.

— Что делать с тем, что многие пациенты и врачи искренне верят в целебные свойства гомеопатии?

— Хотя гомеопатическая магия не имеет никаких научных оснований, есть целый ряд причин для личной убежденности в ее эффективности. Эти причины разобраны в Меморандуме. Мы уважаем право людей придерживаться своих взглядов на заботу о собственном здоровье и не призываем к запрету гомеопатии.

Вполне достаточно отказаться от нее в государственной медицине, которая не должна опираться на лженаучные идеи, а также корректно маркировать гомеопатические препараты как не содержащие действующего вещества и не имеющие доказанной клинической эффективности.

Россия > Медицина. Образование, наука > gazeta.ru, 18 февраля 2017 > № 2077470 Евгений Александров


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104458 Адольф Арцишевский

Канат Тосекбаев: «Я – врач!»

Автор: Адольф Арцишевский

Если тебе болашаковец имя, имя крепи делами своими. Вообще, проникаясь жизнью этого человека, погружаясь в его мироощущение, испытываешь невольное тяготение к оптимистичным мыслеформам Маяковского. «Я планов наших люблю громадьё»… «Я знаю: город будет, я знаю: саду цвесть»… Или что-нибудь такое, к примеру: Казахстан – это молодость мира, и его возводить молодым. Нет-нет, тут не расхожие слоганы, не лозунговая бравада – в этих чеканных строках каждодневная жизнь Каната Тосекбаева. Ему 34 года, возраст зрелости, но Канат всем обликом своим как бы излучает молодость, она в его интонациях, поступках, делах.

Возвращение сказки

Главврачом Детской клинической инфекционной больницы Алматы он стал в 2015 году. Это одно из старейших медицинских учреждений южной столицы, и уже поэтому простительно было бы впасть в некоторую ностальгию, поговорить об истории больницы, о ветеранах, о славных традициях, но… Само здание было вроде бы не старым, внешне выглядело вполне благопристойно, однако изнутри все было просто ужасно. Во всяком случае, с точки зрения Каната Дуйсенбаевича. Молодой главврач за год обновил здание, во всех отделениях был проведен ремонт. Где требовалось – капитальный, а где и косметический. Добавилось света, тепла и уюта. Все помещения были оформлены в стиле сказок. Ребенок, как бы ни был он болен, с удивлением оглядывался вокруг, чувствуя себя в родной стихии. А главное – начали обновлять оборудование, появились новые виды услуг. Правда, часть из них пришлось сделать платными. И если раньше единственным источником финансирования был госзаказ, то теперь появился дополнительный заработок, а это дало возможность повысить зарплату. Раньше она едва дотягивала до 120 тысяч тенге, сейчас в среднем это 150 тысяч. Для врачей неплохая зарплата. Лица медперсонала посветлели и стали приветливей. А главное вот что: «за год нам удалось сократить смертность на 30 процентов».

Что может быть нелепее и горше смерти ребенка?.. Когда родители не в состоянии приобрести какой-то препарат, главврач (да и все, кто с ним рядом!) изыскивают все возможности, чтобы его раздобыть, порой оплачивая из собственного кармана. Проводят экстренные консилиумы, организуют дополнительные консультации. Словом, делают всё возможное и невозможное, чтобы вернуть ребенка к жизни. И когда, казалось бы, обреченного малыша переводят из реанимации в палату, а потом воспрянувшего выписывают из больницы, поверьте на слово, это радость ни с чем несравнимая.

Собственно, первопричины лежат на поверхности. Сейчас у нас возросла так называемая внутренняя эмиграция, больных детей привозят из регионов, дальних и ближних. Иссык, Узунагач. Или – Караганда, Актау. Бывает, к трапу самолета вызывают скорую. И сразу – к ним, в приемный покой. Разве откажешь в помощи! А болезнь в такой запущенной форме, что врачи оказываются уже бессильны что-либо сделать…

Но главврач упрямо поджимает губы. Он верит в тех, кто рядом. Мы добьемся, говорит он, у нас будет самый лучший показатель за последние десять лет. Здесь он амбициозен до бескрайности, и не скрывает своих амбиций ни от кого. Валихан Исаевич Ахметов (он возглавляет горздрав Алматы) понимающе улыбается. И когда его младший коллега из детской инфекционной является к нему, естественно, с очередной просьбой – ну край как нужно что-то из сверхсовременного оборудования! – он готов и рассмотреть просьбу, и вне всякой очереди выполнить ее.

Скорая Астаны. Перезагрузка

«Болашак» – это судьба, но о «Болашаке» чуть позже. Главное, пройдя эту – чего уж там! – элитную программу, не надсадиться от гордости и безмерных запросов. Ведь как бывает: возвращается болашаковец домой после учебы в зарубежье – подавай ему сразу и всё. Престижную должность. Зарплату, понятное дело, в соответствии с обретенным статусом. Ну и так далее.

Канат понимал: так не бывает. Как бы ты ни был нетерпелив и амбициозен, к цели надо идти пошагово. Вот он, к примеру, безо всякой помпы приехал из Германии после учебы в Астану, тихо, скромно устроился рядовым консультантом в Национальный медицинский холдинг. Зарплата? 80 тысяч тенге, из них пятьдесят – за квартиру, понятное дело, съёмную. И на какое-то время затянул пояс потуже. Но знания не утаишь, не спрячешь. К тому же холдинг – это шесть современных клиник, оборудованных по высшему разряду, и создан он по инициативе главы государства. Так что в команде холдинга очень даже были нужны думающие люди. И через полгода Канат Тосекбаев стал советником председателя правления этого холдинга. А председателем правления был Алмаз Шарманов, прошедший выучку в США.

– Для меня это был первый руководитель с западным мышлением, – вспоминает Канат. Что это значит? А то, что он не будет стоять над душой, контролировать твои действия. Он ждет от тебя инициативы и самостоятельных решений. Но такие люди нужны и в Минздраве. Каната Тосекбаева заприметил Елжан Биртанов, замминистра, и пригласил его советником в Минздрав. А что еще надо менеджеру от медицины, в котором бурлит молодость и распирают знания, полученные за два с половиной года пребывания у многоопытных немцев? Он чувствовал окрыленность, ему слышался клёкот орла, набирающего высоту. И это длилось год.

Но странное дело: находясь рядом с людьми, наделенными высокими полномочиями, и помогая им принимать судьбоносные решения, он с тайною тоской смотрел на простых врачей-клиницистов, ему хотелось приложить свои руки и знания к реальному сектору, ему хотелось работать в больнице. И он подал документы в управление здравоохранения Астаны. Акимом был в то время Имангали Тасмагамбетов. Канат знал: было свободно несколько мест заместителей главврачей и одно место главврача, но это не для него, в 26 лет такие должности не занимают. Он понимал: ему надо еще какое-то время дозревать на вторых ролях, набираясь практического опыта, приноравливаясь к возможным перегрузкам и рядом с бывалыми руководителями осваивать умение нести бремя ответственности. Зам. главврача – в самый раз, то, что надо.

А Тасмагамбетов взял да и назначил его главврачом скорой помощи Астаны. Нет, но в 26 лет… Нет, но там же коллектив – полторы тысячи человек!.. Нет, но это же один из самых проблемных объектов столичного города, и по всем показателям на самом низком уровне. Да поймите вы: там жалоб несть числа, в том числе коллективных! «Скорая» приезжала с опозданием, врачей не хватало. А он, что он мог сделать?..

Он сделал все, как надо. Он сделал всё возможное и невозможное. Три года он был там главврачом. За три года удалось полностью обновить службу скорой помощи. Под его началом «Скорая» по всем показателям вышла на лидирующие позиции.

Что еще? Да, и сверх того он там сделал авторский инновационный проект, утвердил его в Комитете интеллектуальной собственности. А главное, это был ни с чем не сравнимый опыт работы непосредственно в живом коллективе. Канат перечисляет все частности этого «обновления». Автопарк – это раз. Кадры – это два. Третье – финансовый менеджмент, он увеличил зарплату.

Далее: чтобы сократить жалобы, он регулярно выступал в печати, по радио, ТВ. Люди обращались к нему напрямую, он отвечал на вопросы, давал разъяснения. Почему происходили задержки с прибытием скорой? Не хватало транспорта, не хватало специалистов. Он показал населению, насколько сложна их работа. Он охотно привечал работников СМИ. Сажал их рядом с шофером во время выездов на вызовы. Чтобы журналисты сами все увидели и рассказали о повседневной работе и жизни скорой помощи. И что вы думаете? Люди стали с пониманием относиться к этим трудягам в белых халатах. Количество жалоб уменьшилось, напряженность, которая имела место, сошла на нет.

Три года жизни Канат Тосекбаев отдал этой службе. Он повзрослел за это время лет на десять. Он пытался себя нынешнего соотнести с тем едва оперившимся болашаковцем, на которого взвалили непосильный груз ответственности. С болашаковцем, который только что прибыл из дальнего зарубежья, где все не так, где все иначе. Ему предстояло внести свою лепту, чтобы попытаться улучшить наше здравоохранение. Он сделает все, что в его силах. Но сначала…

Сначала надо было пройти не такую уж легкую программу «Болашак». И устоять от соблазнов. И вернуться домой. А это было не так просто.

Крылья крепнут в полете

Медицинский университет он окончил с красным дипломом. Сразу же подал документы по программе «Болашак» и поступил в Ганноверскую высшую школу медицины. Это один из ведущих медицинских центров Германии, там развита не только клиническая часть медицины, но и организационная. Там развит менеджмент здравоохранения.

К слову сказать, далось ему поступление на программу «Болашак» по конкурсу как-то легко и без напряга. К своему удивлению, он прошел все экзамены безо всякой поддержки извне. Это было крайне важно, поскольку шли разговоры, что «Болашак» – это лишь по знакомству, по звонку. Да ничего подобного! Хотя все и не так безоблачно, как может показаться со стороны. В залог надо было оставить квартиру родителей, это было одно из условий программы. Так что бремя ответственности болашаковец ощущал с первых шагов. Там основа основ – самодисциплина. Свобода полная, а вседозволенность опасна, можно пуститься во все тяжкие, и тогда – какая уж учеба! Но, слава Аллаху, он был не выпускником средней школы, он приехал целенаправленно, уже имея за плечами мало-мальский опыт и работы, и обучения. И потом, он осознавал, что стоит на карте.

– И все же: чем отличается немецкая преподавательская школа от нашей?

– Над студентом нет надзирателей, он занимается самообразованием. Лектор не следит, пришел ты на лекцию или не пришел, сделал ты домашнее задание или не сделал. У тебя есть рубежные и итоговые экзамены. Не сдал экзамен – его переносят на следующий год, но это – деньги, которые на тебя затрачены.

Куратор у них был, но он помогал решать чисто организационные вопросы. Никакой мелочной опеки! Полная самостоятельность. Собственно, для Каната это была твердая установка еще в Алматы, когда он первокурсником сел на студенческую скамью в университете. Уже там все было всерьез, поскольку выбор был сделан осознанно, и надо было целеустремленно идти к профессии врача. Уже тогда появились амбиции, желание достичь определенных высот. Он хотел быть хирургом. Более того – нейрохирургом. Но для начала…

Для начала, еще будучи студентом, он стал подрабатывать, устроился фельдшером на Алматинскую станцию скорой помощи. И то, что он видел до этого в учебниках, теперь увидел воочию, в жизни. К тому же район они обслуживали крутой, проблемный: Айнабулак и Первомайка. Их и водой обливали, и наркоманы пытались шантажировать, требуя дозу наркосодержащих препаратов. Да и на кулак можно было нарваться. Ему запомнилось, как однажды они везли на скорой беременную женщину, прибывшую из Сары-Озека. Она по оплошности и второпях забыла дома обменную карту. Ее один роддом не принял без этой карты, второй отказался принять: «Везите в облбольницу». А это на Развилке, за городом.

– Делать нечего, везем на своем старом УАЗике. А у нее отошли уже воды. И тут наш УАЗик заглох. Представляете? Вдобавок ко всему грянул ливень. Мы вызвали бригаду на подмогу, а у нашей пациентки начались роды. И пока бригада прибыла, нам пришлось принимать роды самим. В такой переплет мы попали впервые. Но все сделали грамотно.

В его врачебной практике это были первые роды. Но именно тогда у него впервые возникли вопросы. Почему на вооружении скорой помощи этот доживающий свой век УАЗик? Вроде бы мегаполис, вторая столица. А техника допотопная. Почему работа на «скорой» так опасна? Почему женщину в критическом состоянии не принял ближайший роддом?.. Это врезалось в память. И позже, когда он возглавлял скорую помощь Астаны, эти вопросы не давали покоя, требовали не просто ответов, а практических действий.

– Родился-то кто?

– Родилась девочка.

– Как назвали?

– Не до того было.

Ну да, конечно, не до того. Главное – довезли до роддома. Наконец-то жизнь роженицы и малышки была в безопасности. Кстати, случай этот стал основой для фильма, его потом показывали по ТВ.

А вопросы бередили душу. И по программе «Болашак» Канат решил осваивать менеджмент в системе здравоохранения, чтобы попытаться изменить положение дел. В Ганновере было чему поучиться. Впрочем, он и здесь не мог сидеть сложа руки. За год до окончания учебы уже работал в немецкой клинике в отделе международного сотрудничества, пытаясь осмыслить практику медицины в Германии. Ему даже предложили остаться на постоянной работе, предлагали хорошую зарплату, страховку, жилье. И все это не где-нибудь – в Берлине. Большой соблазн! А он отказался. Надо ехать домой.

– А если б остались, квартиру бы у родителей ваших забрали?

– Едва ли. С тем заработком, который мне предлагали, я смог бы оплатить все расходы. Но я рассматриваю программу «Болашак» не только как возможность получить образование за границей, ведь сверх того – это доверие самого главы государства. А значит, мы должны вернуться домой и сделать свой вклад в развитие страны.

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104458 Адольф Арцишевский


Россия > Агропром. Медицина > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074268

«Если вы тратите на еду меньше 10 тысяч в месяц, то недоедаете»

Анастасия Миронова о том, почему большинство россиян страдает от белковой недостаточности

Министр здравоохранения Вероника Скворцова, уделяющая много внимания проблеме здорового питания, как-то отметила, что бедных от богатых легко отличить по внешнему виду: «... обеспеченный человек намного больше внимания уделяет здоровому питанию, а значит, выглядит стройным и подтянутым. В ряде стран внимание социально-благополучного слоя населения к собственному здоровью выражено столь сильно, что их внешний вид является показателем, позволяющим определять социальный статус и экономические условия жизни человека».

Что уж скрывать, Вероника Игоревна, — в нашей стране благополучных людей особенно видно. И людей таких в России немного.

По общепринятым рекомендациям, женщине средних лет, среднего веса, с малоподвижным образом жизни в день требуется от 1700 ккал. Чтобы не поправиться, она должна съедать минимум 170 гр. белков, 38 гр. жиров, 170 гр. углеводов. То есть не меньше 850 гр. высокобелковых (20% и более) продуктов.

Если человек завтракает кашей с хлебом, на обед ест макароны, а на ужин рис, если пьет чай с выпечкой, он наберет примерно 55 гр. растительного белка. И потратит на такой нехитрый рацион 90 рублей. Стройная женщина с сидячей работой должна съедать в день еще примерно 105 гр. животных белков. Это около 600 гр. таких продуктов, как творог, дешевая рыба, курятина. Недостающие 13 гр. женщина может добрать, съев одно яйцо (6 гр. белка) и выпив стакан кефира (7,5 гр. белка). Получаем нехитрый расчет: только для полноценного белкового питания человеку нужно тратить минимум 170 руб. в день. Это не считая масла. За 170 руб. в день женщина сможет набрать норму дешевых белков. Без учета говядины, свинины, жирной морской рыбы.

Если женщина проходит в день хотя бы пару километров, носит продуктовые сумки, играет с ребенком, готовит еду, делает в доме приборку, ей потребуется уже 200 гр. белка. А если придерживаться современных рекомендаций и учитывать, что наука не только реанимировала животные белки, но и назвала опасным высокоуглеводное, насыщенное растительными жирами питание, получится, что для здоровья описанная выше женщина должна ежедневно съедать минимум 250 гр. белков, из которых не менее 100 гр. — белки животные. А в реальности человек потребляет 100–135 гр. белков, из них животных — 30–70 гр. от силы.

Чтобы оценить реальные масштабы недоедания в России, возьмите вместо женщины мужчину среднего телосложения — потребность в белке увеличится на 20 гр. Добавьте мужчине легкую активность — придется съедать еще на 20 гр. белка больше. Студенту, раз в неделю совершающему пробежку и два раза посещающему занятия физкультурой, потребуется минимум 250 гр. белка в день, или 315 руб. на животные белки из дешевых продуктов ежедневно.

Увеличьте результат в соответствии с последними медицинскими рекомендациями на четверть и получите почти 400 руб. в день, или 12 000 в месяц. Это — реальная сумма, которой человек должен располагать в России, чтобы обеспечить себя полноценным протеином.

На семью из трех человек — жена, муж, ребенок 10 лет — потребуется от 20 000 руб. в месяц при условии, что какую-либо физическую нагрузку в доме несет только мужчина. До 25 000, если вы склонны следить за открытиями медицины и верите последним рекомендациям. До 30 000, если хотите хотя бы иногда есть животное мясо, жирную рыбу, сыр.

Считается, что для людей, начиная с подросткового возраста, оптимальным будет потребление в день 600 гр. овощей, фруктов, ягод. Без учета картофеля. Это еще минимум 100 руб. в день на человека.

Кроме того, для здоровья необходимо употреблять достаточное количество злаковой клетчатки. Если не есть отруби ложками, придется получать их из цельнозерновой выпечки, которая в России крайне дорога. Цельнозерновой хлеб у нас обойдется в 150 руб./кг минимум. Если съедать по два кусочка в день, выйдет 10 руб. на человека. Вместе с указанными выше расходами на макароны, крупы и белую выпечку получим 100 руб. в день трат на бакалею. В расчете на человека!

Добавим к этому хотя бы пачку сливочного масла в месяц на человека и бутылку растительного — на семью. Итак: рацион из достаточного количества белка, фруктов, овощей, зерновых и масла будет стоит семье из трех человек минимум 30 000 руб. в месяц (взята минимально рекомендуемая норма потребления белков). С учетом сладостей, чая, кофе и без учета обедов вне дома — от 31 500 руб. Рацион с редким появлением на столе настоящего мяса, жирной рыбы, сыра обойдется минимум в 41 500 руб.

Реальный «продуктовый» минимум для человека, гарантирующий ему нижнюю норму здорового питания, составляет в России 10 500 руб. А у нас общий прожиточный минимум определен для большинства регионов в 6500–7500 руб. в месяц на пенсионера и в 7300–9000 — для ребенка.

В конце 2015 года в Левада-центре выяснили, что 70% россиян тратят на еду больше половины доходов. Получается, что семья с двумя работающими родителями должна зарабатывать минимум 63 000 руб. в месяц. Семья, которая хочет покупать еще и мясо с сырами, должна зарабатывать не меньше 83 000. При таких доходах больше половины денег будет уходить на базовый рацион.

Напомним, что медианная зарплата в России сегодня около 26 000 руб. Или 52 000 руб. на семью. При такой зарплате 60% доходов должны уходить на минимальный набор продуктов. На минимальный расширенный, с мясом и сырами, уйдет 83% семейного бюджета. Оставшегося едва хватит на коммунальные платежи и транспорт. Разумеется, мало кто в России может себе позволить тратить на еду такие суммы.

Таким образом, речь идет не просто о дефиците витаминов и минералов в рационе — мы имеем дело с элементарной белковой недостаточностью.

Что происходит в организме человека, регулярно недополучающего белок? Во-первых, у него развиваются осложнения в виде атрофии мышц, отечности, общей слабости, умственного отставания. Во-вторых, голодающий организм постоянно требует есть — человек часто перекусывает, съедает много другой, доступной еды. В случае с россиянами это углеводы: выпечка, хлеб, каши с макаронами. И, разумеется, картошка. Люди набивают живот пустыми калориями и, следовательно, набирают вес. Углеводы задерживают в организме воду — человек отекает, то есть становится тем самым не упитанным, но полным, с рыхлым телом, низкой выносливостью, пастозностью.

Недоедание белка всегда сопровождается дефицитом витаминов группы В, селена, цинка, кальция, железодефицитной анемией. Это значит, что люди недоедающие имеют редкие сальные волосы, блеклую кожу, ломкие ногти, они постоянно хотят спать, испытывают головокружение. Особенно часто страдают от белковой недостаточности пожилые люди: с возрастом усвоение белка снижается, соответственно, его доля в рационе должна увеличиваться. А в нашей стране с выходом на пенсию человек пересаживается на бедную белками диету. Поэтому старики у нас дряблые, вялые, с жидкими желтыми волосами.

Мы удивляемся, откуда у немецких или японских восьмидесятилетних пенсионеров есть силы на путешествия и хобби. Как откуда? Из холодильника!

Для недоедания белков существует отдельное слово — квашиоркор. Вид дистрофии, вызванный бедной протеинами диетой. Многие слышали это слово, но наверняка считали, что проблема квашиоркора остается где-то в голодающей Африке, нищей Южной Америке, сидящей на рисе Азии, где живут маленькие люди с тонкими ручками и ножками, с большим животом и огромной головой. Но квашиоркор — это не только проблема нищих государств. В развитых странах он встречается в основном в домах престарелых, где пожилым людям не обеспечивают богатый белками рацион: экономят или просто не следят, поел ли старичок. Также в развитом мире тяжелые проявления белкового голодания встречаются среди детей-вегетарианцев, живущих на крахмалистой пище: бананах, рисовом молоке, бататах, тыкве и пр.

Существует и более страшное определение того, к чему приводит бедный рацион. Слова «алиментарная дистрофия» слышали? Это как раз и есть недоедание. И страдали от него не только в блокадном Ленинграде. Человек, получающий белки не каждый день и исключительно из дешевых полуфабрикатов, переносит алиментарную дистрофию.

А если и совсем ужасный термин — алиментарный маразм. Истощение организма, вызванное в первую очередь длительным недоеданием белка. Приводит к дистрофии мышц и костей, гипопротеинемии и, в конечном счете, к необратимым изменениям в мозге. Неслучайно в России слово «маразм» ошибочно употребляют применительно к старческому слабоумию — процессы связаны, алиментарный маразм влияет на умственные способности.

Вспомните, сколько в России дряхлых стариков с жидкими желтыми волосами, которые с трудом произносят свое имя и давно разучились читать.

От алиментарной недостаточности страдают миллионы российских детей. По данным ВОЗ, в России белково-калорийная недостаточность отмечается у 3–5% детей грудного возраста. Каждый пятый ребенок в возрасте до двух лет болен ожирением, вызванным высокоуглеводным питанием. 80% российских детей этого возраста получают кашу трижды в день. Растущие на кашах, бананах и сладкой смеси дети толстые, низкорослые, с пухлым лицом. Они плохо развиваются, болеют диатезом. Для сравнения: истощение и белково-калорийная недостаточность среди младенцев во Франции сегодня — 0%. В Италии — 0,8%, это самый высокий показатель в Западной Европе.

Вам кажется, что алиментарная дистрофия не про вас и ваших близких? Если человек не тратит на базовый набор продуктов 10 500 руб. в месяц, он, скорее всего, недоедает белков. Таких людей, уверена, в России десятки миллионов.

Просто заедание белкового голода картошкой с булочками маскирует мышечное истощение и пастозность — на полном человеке отеки не заметны.

Если вам доводилось бывать в странах так называемого первого мира, вы не могли не заметить, что там полные люди как класс отсутствуют. Толстяки есть, стройные есть, а полных настолько мало, что они растворяются в толпе.

Все потому, что лишний вес в развитых странах — проблема культуры.

Американский, британский, канадский толстяк — тот, кто не знает, как и что надо есть, кто не воздержан в еде, кто ведет растительный образ жизни. Это морбидный толстяк. Человек сверхтолстый.

У нас морбидные толстяки только-только появляются. Все 1990–2000-е годы россияне смеялись над супертолстяками, увиденными в зарубежных фильмах и передачах. Потому что такой чудовищной полноты в нашей стране почти не было.

В России полнота — проблема экономическая. Поэтому у нас мало обжор и много полных. Женщины после 30 в основном полные. Мужчины стремительно полнеют к 35.

В Скандинавии, к примеру, очень часто встречаются крупные люди. Но язык не повернется назвать их полными, потому что они имеют массивные мышцы, густые блестящие волосы, здоровую кожу и отменные зубы. Это упитанные люди. Наших полных людей нельзя считать упитанными, потому что их полнота скрывает мышечную дистрофию. Как есть среди людей «тощие коровы», неправильно похудевшие и потерявшие мышечную массу, так есть и «толстые козы» — люди с жиром, но без мышц. Чтобы понять, на здоровом питании человек наел полноту или на пустых калориях, достаточно посмотреть на его руки — у людей упитанных подтянутые трицепсы, а у полных — рыхлые, с обвисшей кожей. Добавьте к этому блеклую кожу, редкие сальные волосы, отеки, кариес и получите человека, который не просто неправильно питается, а питается плохо.

Увы, но как мы узнаем трудовых мигрантов не только по цвету кожи, но и по следам недоедания, так и нас ровно по этим же признакам безошибочно вычисляют европейцы. Мы настолько плохо питаемся, что это бросается в глаза. Как и то, что, оказавшись в Европе, россияне, даже те из нас, кто может позволить себе до Европы добраться, кидаются в супермаркетах к отделам с сырами, рыбой и ветчиной. Люди всего лишь хотят наесться.

Россия > Агропром. Медицина > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074268


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов

Мы живем во времена, когда интернет стал беспрецедентным источником информации. Но он принес с собой в нашу жизнь и новые опасности. Одна из них – кибер-атаки. Они проводятся с различными неблаговидными целями. Если их и объединяет что-то, так это то, что в современном мире мало кто может чувствовать себя в абсолютной безопасности. Вот и сайт Министерства здравоохранения Российской Федерации недавно подвергся массированной атаке. Как удалось отразить нападение злоумышленников? Об этом беседа с помощником министра Никитой Одинцовым.

- Никита Игоревич, вы курируете несколько интересных направлений в работе министерства. В том числе информационную безопасность ведомства. На днях произошел инцидент, который был широко освещен в СМИ. Некоторые его назвали так: «хакеры напали на минздрав». Мы бы хотели поговорить более подробно об этом. Откуда проводились атаки?

- Та география, которую мы увидели по атакующим адресам - это, в порядке убывания, Япония, далее - США, следом - российские ip-адреса. Далее - Европа и Китай.

В целом, география достаточно необычная, учитывая что традиционно лидируют по числу атак с зараженных серверов страны Юго-восточной Азии.

- Какие действия были предприняты для борьбы с атакой?

- Подробный состав мер по предотвращению подобных инцидентов приводить, думаю, не имеет смысла, дабы не облегчать действия злоумышленников в дальнейшем. Можно сказать только, что при возникновении существенной угрозы, сервисы Минздрава как правило, переводятся на резервное подключение к внешним сетям, а атакуемые ресурсы - переключаются в режим отдельной изолированной зоны не только программными средствами, но и физически.

- На какое время пришелся пик запросов на сайт?

- Пик запросов пришелся на 12 часов дня и составил суммарно на всю сеть около 4х миллионов запросов в минуту.

В среднем, за 6 часов (это - два часа, судя по всему тестовой атаки и четыре часа основной) - около двух миллионов в минуту.

- Как противостояли атаке на сервер?

- Естественно, по мере появления новых атакующих серверов, они максимально оперативно блокировались. С нашей точки зрения, конечно, было бы легче всего блокировать подсети из которых осуществлялись атаки, то есть секциями, как минимум, по 65 тысяч адресов, но федеральное ведомство не может позволить себе подобных действий, так как под блокировку могут попасть вполне законопослушные адреса и зоны, просто исходя из наличия в них нескольких десятков зараженных машин.

- Будете ли вы обращаться в Роскомнадзор с целью блокировки выявленных IP-адресов?

- Особенного смысла в этом не вижу, учитывая что число выявленных адресов составило свыше 3 миллионов. При этом, как показал предварительный анализ, атака шла через взломанные wordpress-сервера. То есть, бесплатные движки, администраторы которых вовремя не устанавливают заплатки безопасности.

Сводную информацию мы, естественно, передадим в компетентные органы, особенно учитывая тот факт, что во исполнение Указа Президента № 260 «О некоторых вопросах информационной безопасности Российской Федерации», Минздрав России осуществляет подключение к сети Интернет через сети Федеральной службы охраны.

- Сколько, по вашим оценкам, вложили организаторы в это мероприятие?

- Сложно оценить, ведь если организаторы использовали собственную сеть – это одни цифры, когда затраты идут в основном на ее создание. Другой вариант – аренда сети на проведение разового мероприятия. Так что приводить цифры здесь особенно нет смысла, разница может составлять несколько порядков.

- На ваш взгляд, в чем заключался смысл этой атаки?

- Наше предположение, на данный момент, - по результатам первичного анализа – скорее всего это была апробация бот-сети с целью поиска «легких целей», то есть исследование возможностей легкого взлома ряда ресурсов министерства.

До консультаций с коллегами из компетентных органов, излишних подробностей мы разглашать не станем, но анализ нескольких сотен дефейснутых (deface – замена содержимого сайта или сервера вредоносным содержимым, с заменой головной страницы коротким «сообщением» от злоумышленников) серверов с которых проводилась атака – показывает на ее ближневосточное сопровождение. Что, конечно, может быть простым совпадением, так как практически любой уязвимый сервер в сети интернет рано или поздно попадает на «черный рынок» для использования в одной или нескольких бот-сетях.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов


Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085923 Анатолий Махсон

Бывший главврач 62-й: «Проблемы начались после того, как больница попросила денег»

Анатолий Махсон в интервью Business FM рассказал об итогах проверки клиники и высказал мнения, с какого момента у больницы начались проблемы

Продолжение истории 62-й больницы. Бывший главный врач 62-й онкологической больницы Анатолий Махсон в интервью Business FM, рассказал об итогах проверки клиники и о своих обращениях в различные инстанции с просьбой проверить систему закупок лекарств в Москве.

В понедельник Махсон написал открытое письмо мэру Москвы. Текст опубликован на странице врача в Facebook. В своем обращении Махсон усомнился в том, что Сергей Собянин в курсе реального положения дел и предположил, что мэра попросту вводят в заблуждение. Ответив на вопросы обозревателя Business FM Ивана Медведева, Анатолий Махсон развил эту мысль.

Вы действительно считаете, что Сергея Семеновича Собянина просто вводят в заблуждение? Или вот такой оборот в Вашем письме применяется, скорее, чтобы соблюсти рамки приличия?

Анатолий Махсон: Думаю, что так. Понимаете, это я могу залезть на сайт и посмотреть, поискать торги. Я думаю, что у мэра на это нет ни времени, ничего, у него есть люди, которые ему объясняют.

Ну, ранее Вы также обращались с просьбой разобраться в ситуации в Следственный Комитет, ФСБ и в прокуратору. Ответ последовал?

Анатолий Махсон: Нет, ответа нет, просто передали в управление УВД по ЦО, и они там проводят проверку.

На наши неоднократные просьбы, обращенные в Департамент здравоохранения Москвы, чтобы там прокомментировали ситуацию с 62-й больницей, получили ответ, что что-либо по этой теме там скажут после того, как закончится проверка самой 62-й больницы. Если я не ошибаюсь, проверка закончилась в конце января, но мы совершенно ничего не знаем о ее результатах. Может быть, знаете Вы?

Анатолий Махсон: Я знаю, что больница оспорила многие замечания, и все, и на этом тишина.

А какие вообще были претензии после проверки?

Анатолий Махсон: Ну, например, скажем, у нас по статистической отчетности, в этом году смертность была 0,9%, в проверке написано 1,3, там — на 40% больше. Или другое, пожалуйста, там: говорят, что средняя хирургическая активность по больнице — 48%. Это просто неграмотно. Ну, и так далее.

А что касается именно стороны материальной, то есть что Вы закупали дороже.

Анатолий Махсон: Так этого нигде нет.

С материалами проверки, они окончательные? То есть ознакомили руководство больницы. А их не публиковали, потому что я вот не помню, что была где-то новость.

Анатолий Махсон: Понимаете, они очень интересно сделали. Необычно, без заключения, обычно, когда акт проверки делается, потом пишутся заключение и предписание, что нужно устранить. А в этот раз этого не было. Просто на 100 страницах, если там 100 замечаний ... После того как больница ответила, и все, и тишина. То есть, по-видимому, это было сделано для того, что вот мы все написали, потом посмотреть, что больница ответит, а потом, в зависимости от этого, делать, потому что там ведь еще и суд . Когда они сделают на основании каких-то замечаний там, не знаю что, мы можем все это оспаривать в суде.

Но поэтому я прав, что нигде вот широкой огласке не предавалось?

Анатолий Махсон: Нет. И непонятно, что они сейчас, видно, изучают, чтобы понять, что делать дальше.

Когда больница имела автономный статус и могла покупать необходимые лекарства, препараты, медтехнику на собственные деньги, вот собственные деньги — за счет чего они зарабатывались, и, соотношение, какое было собственное финансирование и финансирование из бюджета?

Анатолий Махсон: Леонид Михайлович сказал, что вот 2 млрд 300 млн. Вот из них. 660 млн централизованных поставок. 400 млн — это то, что мы заработали. И остальное УМС и ВМП. Отношение приблизительно такое. Но централизованных поставок по закону автономному учреждению вообще быть не может. Вот когда я ходил к Печатникову разговаривать, я ему говорил, что, если в соответствии с законом как было до 2015 года, нам бы отдали средства, которые тратит город на централизованные закупки для больницы, нам вообще бы ничего не надо было: ни субсидий, ничего. Мы бы все исправили. Вот если бы эти 660 млн отдали больнице, у нас бы вообще проблем не было.

А у вас после этой просьбы проблемы начались? Может быть, в этом дело, что вы просто попросили?

Анатолий Махсон: А после этой просьбы, естественно, нам ничего не отдали, но появилось решение правительства Москвы о переводе в бюджет вместо этой просьбы. Вот и все.

По поводу Ваших планов, что делать дальше? Вот, направлены обращения в ФСБ, СК, прокуратуру, вот теперь к мэру. Если реакция не последует, что дальше? К президенту?

Анатолий Махсон: Президент, в какой-то степени он в курсе, наверное, конфликта, и наверняка это там решается. Ну, посмотрим. Не знаю, я еще об этом не думал.

По словам Анатолия Махсона, 62-я больница уже начала сталкиваться с проблемами из-за потери автономного статуса. Бывший главврач опасается, что многие пациенты в ближайшее время останутся без медикаментов.

Власти Москвы не раз заявляли, что перевод клиники на систему централизованных закупок, напротив, пойдет пациентам на пользу.

Иван Медведев

Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085923 Анатолий Махсон


Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085732

«Россия для иностранцев — школа терпения». Экспаты — о въезде ВИЧ-инфицированных и получении справок по-русски

Business FM пообщалась с гражданами Франции, Великобритании и Киргизии, чтобы узнать, легко ли им получить право на работу в России

ВИЧ-инфицированным иностранцам разрешат въезд в Россию. Вице-премьер России Ольга Голодец поручила Минздраву, МВД и Роспотребнадзору рассмотреть вопрос об изменении условий въезда и проживания в стране таких иностранцев. Ведомства проанализируют международный опыт и оценят эффективность существующих ограничений.

В настоящий момент въезд и пребывание в России ВИЧ-инфицированных граждан других стран возможны только в случае, если их близкие родственники являются россиянами. Что думают о новом предложении сами зарубежные граждане, работающие в России, приходилось ли им сталкиваться с получением медсправок?

Жанно Оаро

гражданин Франции, психиатр-психотерапевт

«Я думаю, что все, кто инфицированы, уже знают об этом. Если они хотят получить лекарство, получают их дома, правильно делают — надо на учет вставать, получить нормальное лечение. Когда я собирался сюда, от меня ничего не требовали. Проверяли, когда мы приехали, на работе, но никаких жестких мер не было. Анализы просят предоставить, когда мы хотим получить вид на жительство или гражданство российское, тогда все проверяют: и анализы крови, и туберкулез, и сифилис, кожные заболевания. Есть специальный центр, по-моему, на Варшавской, просто миграционный. Там проверяют и не только всякие инфекционные заболевания, но и психологические тоже. По времени это занимает полтора-два месяца точно. Россия для иностранцев — школа терпения. Сначала вы возмущаетесь, а потом понимаете, что никогда вы не можете получить с первого раза от какой-то администрации российской, что хотите. Чего-то не хватает обязательно, надо будет приходить второй раз, и в третий раз вы получите. Сдаете, но там такая очередь, и приходить нужно в пять или шесть часов утра, если хотите пройти к двум-трем. Во Франции сейчас все по Интернету можно получить, не надо обязательно приходить. Но даже 10-15 лет назад люди, которые работают как чиновники, все делают для того, чтобы вам облегчить административные проблемы. А здесь, такое впечатление, все делается, чтобы усложнять».

Мнение об упрощении въезда ВИЧ-инфицированных иностранцев в Россию высказал англичанин, ведущий телеканала «Пятница» Патрик Сьюэлл. Однако, по его словам, с российской медициной он не сталкивался.

Патрик Сьюэлл

гражданин Великобритании, ведущий телеканала «Пятница»

«Вопрос, я думаю, в том, нужно ли это русским, а не то что иностранцам. Я не хочу давать комментарий о русских законах. Насколько сложно — это зависит от визы. Есть какие-то визы, где необходимо пройти проверку на ВИЧ. Я несколько раз кровь, сдавал анализы, и несколько раз мне пришлось это делать. Не особо сложно было, потому что у меня нет вида на жительство, это просто для получения визы. Я все это делал в Лондоне, у нас достаточно легко. За час делаешь анализ и получаешь документ. Я один раз прошел какую-то проверку именно в России, но это четыре года назад, наверно, в связи с устройством на работу. Этот анализ я сделал, может быть, три раза в своей жизни».

Даже людям, приезжающим на работу из стран СНГ без СПИДа, невозможно продраться через бюрократические препоны, поэтому бал правят взятки — так прокомментировал ситуацию главный редактор киргизского информационного портала kginfo.ru Асылбек Эгембердиев.

Асылбек Эгембердиев

главный редактор киргизского информационного портала kginfo.ru

«Я живу на территории Российской Федерации еще с советских времен. А так в разное время были разные сложности. На самом деле сейчас трудовые мигранты, иностранцы часто занимаются подкупом в России, через посредников решают эту проблему. Например, это может быть справка о здоровье. Если мигрант сам захочет ее сделать, тут практически нет выхода. Куда ему идти, никто не подскажет: ни полицейский, ни ФМС — практически нет, посредников переловили. Собрать эти справки практически нереально. Сейчас идет слух: находят каких-то посредников, они тут же отдают все копии документов, подготавливают все, какие-то копии договора, с кем он заключен, мигрант вообще не знает; потом умудряются с ними устроиться на работу. Одному богу известно, окажется ли эта регистрация в базе потом. Человек идет и покупает абсолютно нелегальные полисы».

С 2012 по 2016 годы медосвидетельствование в России прошли около 10 миллионов иностранцев. Среди них выявили более 37 тысяч больных инфекционными заболеваниями, в том числе более девяти тысяч ВИЧ-инфицированных.

Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085732


Россия. ЦФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2017 > № 2071057

Доктор едет, едет. Uber для врачей

Елена Краузова

Forbes Staff

Как бывшие финансовые консультанты создали сервис для вызова врачей на дом

В феврале 2016 года бывший сотрудник The Boston Consulting Group Руслан Зайдуллин несколько дней ездил с секундомером в такси на вызовы вместе с врачами сервиса Doc+, который создает вместе с шестью партнерами. «Чтобы снизить время ожидания врача, нам важно было понимать, сколько тратится на дорогу, на путь от такси до квартиры и на сам осмотр», — рассказывает Зайдуллин. Медицинский сервис для вызова врачей на дом, который работает по модели Uber, запустился в августе 2015 года. По итогам 2016 года выручка Doc+ составила около 70 млн рублей, штат врачей достиг 200 человек.

Идея создать такой сервис пришла сооснователю Doc+ Виктору Белогубу еще весной 2015 года. «Для родственника в Калуге мне нужно было вызвать на дом невролога или медсестру. Как оказалось, это было невозможно ни за какие деньги», — рассказывает Белогуб. Занимаясь венчурными инвестициями в холдинге Direct Group, будущий предприниматель услышал от знакомого француза о парижской компании SOS Médecins, врачи которой выезжают к пациентам по заранее составленному расписанию, а тарифы меняются в зависимости от времени вызова и загруженности врачей. Белогуб знал, что в Москве услуга вызова врача на дом существует во многих клиниках, но цены очень высокие. Тогда он решил доработать модель SOS Médecins и создать сервис, который работал бы по принципу Uber: врачи, состоящие в штате сервиса, могут принять вызов через мобильное приложение. Для выстраивания процессов нужен был человек с техническим образованием. Тогда Белогуб рассказал о задумке своему знакомому Дмитрию Хандогину, одному из топ-менеджеров АФК «Система», а тот познакомил его с Русланом Зайдуллиным, математиком по образованию. По замыслу Белогуба система должна была анализировать запрос и сама назначать врача, который находится ближе всего и чьи компетенции соответствуют диагнозу пациента. Медицинские услуги по фиксированной цене 2000 рублей пациент оплачивает через приложение, как поездку в такси, и ставит врачу оценку. Наладить систему так, чтобы она работала с математической точностью, он предложил Зайдуллину. Позже к команде присоединился врач Виктор Сакулин, руководитель одной из московских подстанций скорой помощи, а потом еще трое сооснователей — Дмитрий Плеханов, Игорь Котляр, Алексей Иванов.

До Doc+ на российском рынке уже были сервисы для поиска клиник и онлайн-записи к врачу, например DocDoc и MedBooking. Они зарабатывают на абонентской плате, которую клиники платили за размещение в каталоге сервиса, но не позволяют вызвать врача на дом. DocDoc бесплатно размещает информацию о клиниках и собирает отзывы пациентов о врачах. Клиники платят только за фактически записанных пациентов по модели revenue share. Основатели Doc+ усовершенствовали модель медицинских сервисов, а зарабатывать решили на разнице между платой клиента за услугу и расходами на организацию выезда. «Модель Uber позволяет контролировать качество сервиса и все процессы от и до, а в медицине это особенно важно», — считает Михаил Соколов, один из бизнес-ангелов Doc+. По его мнению, барьеры для входа у потенциальных конкурентов Doc+ выше, чем у тех, кто захотел бы соперничать c каталогами-справочниками.

Первых восемь врачей Doc+ нанял через HeadHunter, они пришли на собеседование в клинику, где еще не было мебели и только закончили красить стены

Собрав команду и зарегистрировав ООО «Новая медицина», Белогуб с партнерами взялись за разработку IT-платформы, на это ушло около трех месяцев. Кроме того, оказалось, что для предоставления медицинских услуг Doc+ должен соответствовать требованиям, которые Минздрав предъявляет медицинским организациям. Чтобы получить лицензию, пришлось арендовать и по всем правилам оборудовать помещение, на что предприниматели потратили около 1 млн рублей. Когда штат и количество клиентов выросли, расширили клинику, вложив в ремонт и покупку оборудования еще 3 млн рублей. По словам Зайдуллина, партнеры долго искали подходящее помещение. «Вкладывать десятки миллионов рублей в ремонт мы были не готовы, эти деньги нужно было потратить на доработку IT-платформы и быстро стартовать», — говорит Зайдуллин.

Сервис полноценно заработал в августе 2015 года. Первых восемь врачей Doc+ нанял через HeadHunter, они пришли на собеседование в клинику, где еще не было мебели и только закончили красить стены. Первые две недели после запуска число заказов не превышало один-два в день, но в ноябре их было уже около 20. Несколько посевных раундов инвестиций (55 млн рублей, включая бридж-займы) позволили Doc+ наладить партнерство со страховыми компаниями («АльфаСтрахование» и «Ингосстрах») и несколькими частными клиниками, которые обеспечили дополнительный поток клиентов. И стало возможным начать онлайн-продвижение.

Зайдуллин первое время лично ездил с врачами к пациентам. По итогам поездок предприниматель составил четкие инструкции: сколько времени должно уходить на приветствие и мытье рук, когда врач должен заполнять больничный лист — до вызова такси или после. Предприниматели придумали разделить врачей на команды и в каждой выбрать кураторов групп — молодых докторов, которые транслировали бы запросы основателей врачам. «Поначалу врачи скептически относились к нашим требованиям. Но нам нужно было постоянно поддерживать качество работы врачей, которых невозможно собрать всех в офисе, стукнуть кулаком по столу: теперь мы улыбаемся пациентам», — говорит Виктор Белогуб.

Сегодня врачи Doc+ уже совершили 30 000 визитов к пациентам. Сервис выполняет 400–500 заказов в день, из которых около 30% приходится на вызовы от партнерских страховых компаний и клиник. Для пациента возможны две опции вызова врача — на ближайшее время (врач приезжает в течение двух часов) или на вечер. Более 75% заявок пока приходит через кол-центр. Оператор Doc+, как минимум фельдшер по образованию, записывает данные пациента, расспрашивает его о симптомах, чтобы убедиться, что нет необходимости вызывать скорую. Система направляет заявки врачам, которые находятся не далее чем в пяти километрах от пациента, и оптимизирует маршруты в зависимости от пробок. Когда врач на вызов определен, пациент на сайте или в мобильном приложении получает ссылку на его профиль, может следить за его движением на карте или получает SMS, когда ждать звонка в дверь. Пока врач в пути, можно общаться с дежурным врачом (в чате или по телефону) или со специалистом службы поддержки. В дальнейшем основатели Doc+ планируют наладить общение пациента с назначенным ему доктором, но пока непонятно, как это сделать, — врач может быть за рулем или в такси. Визит длится не менее 25 минут (обычно — 35–40 минут), и ограничений по времени нет.

Показатели маржинальности основатели Doc+ не раскрывают, но говорят, что из 2000 рублей, которые платит клиент, больше половины уходит на оплату услуг врача и эти расходы невозможно снизить. «Мы даем возможность заработать врачам на 20–30% больше, чем в клинике, это и гибкий график мотивируют его выбрать разъездную работу», — говорит Белогуб. Но остальные затраты можно оптимизировать. Например, предприниматели планируют увеличивать плотность заказов (с 0,7 в час до 1), что позволит снизить расходы на транспорт. А затраты на маркетинг могут упасть на 40% через два года благодаря сарафанному радио и повторным заказам (за последний год один клиент Doc+ пользовался сервисом в среднем более 2,5 раза). Кроме того, выстроив все IT-процессы, Doc+ сможет легко выходить в новые регионы. Он уже работает в Петербурге, а в 2017-м планирует начать работу как минимум еще в одном городе-миллионнике, Екатеринбурге или Казани.

По подсчетам Белогуба, только в Москве врачи совершают более 50 000 визитов к пациентам ежедневно. Стартап рассчитывает получить около 10% на этом рынке, и число потенциальных клиентов на дому в Москве может вырасти еще на 80 000–100 000 в день за счет тех, кто ходит в поликлинику сам или занимается самолечением. Главное, с чем может не справиться сервис, — слишком большой поток пациентов. «В сентябре, во время сезона простуд, мы не справлялись и решили на неделю отказаться от поездок за МКАД», — вспоминает Белогуб. И тут же на сайте появились негативные отзывы. Эта история убедила основателей стартапа — базовый продукт менять нельзя. В октябре 2016 года предприниматели добавили к базовым услугам новые — возможность сдать анализы на дому и вызвать специалистов — неврологов и отоларингологов. «После первичных визитов для 30% требуются консультации специалистов или сдача анализов. Раньше таких пациентов мы передавали партнерским клиникам, но поняли, что можем делать это сами», — говорит Белогуб.

В ближайшее время через Doс+ можно будет вызвать и других специалистов, а также медперсонал для диагностики (например, ЭКГ). «Законопроект о телемедицине, который обсуждают в Госдуме и в Минком-связи, позволит расширить число услуг по удаленной диагностике», — надеется Белогуб. Цель Doc+ — полностью покрывать рынок медицинских услуг. Деньги на амбициозные планы у проекта есть: в июле 2016 года стартап получил $5,5 млн (более 353,7 млн рублей по курсу на дату объявления сделки) от «Яндекса» и фонда Baring Vostok, новые инвестиции пока не нужны.

По словам Дмитрия Петрухина, сооснователя проекта DocDoc (в портфеле DocDoc теперь более 28 000 врачей, 15% из которых можно вызвать на дом, среди них есть и врачи Doc+), перспективы «Uber для врачей« большие, но у такой модели есть и риски. «Когда Doc+ укрепится в нише, скорее всего, основателям придется либо повысить цены, либо снизить зарплаты врачам. Из-за этого от сервиса могут отказаться часть врачей или часть пациентов», — говорит Петрухин. Основателей других медицинских сервисов в модели Doc+ пугают риски, связанные с российским законодательством, не позволяющим врачам работать на временном договоре с сервисом. Например, в США подобный сервис Heal и стартап Pager работают полностью по модели Uber и не берут врачей в штат — это дешевле для компании, но делает сервис менее привлекательным для врачей. К тому же в продуктах, подобных Doc+, нельзя самостоятельно выбрать врача, система делает это за пациента. Будут ли клиенты доверять сервису? Еще одна сложность — повторные вызовы. «Вряд ли пациент будет вызывать специалиста на дом для планового осмотра, — считает Александр Югай, основатель стартапа Medbooking (сервис онлайн-записи к врачу). — Проще прийти в клинику и пройти полный комплекс процедур, многие из которых невозможны в домашних условиях». У Medbooking тоже есть опция вызова на дом, но доля таких заказов не превышает 5%. «Мы легко могли бы стать премиальным сервисом, обслуживать десяток человек в день и не биться за каждую возможность оптимизации, — пожимает плечами Зайдуллин. — Мы выбрали более трудный путь и вряд ли пожалеем».

Россия. ЦФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2017 > № 2071057


США. Весь мир > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 10 февраля 2017 > № 2068434 Антон Гопка

Животные-долгожители: как нобелевские лауреаты помогают бороться со старением

Антон Гопка 

Forbes Contributor

Биотехнологии достигают все больших успехов в борьбе с хроническими болезнями и старением. В каких направлениях наблюдается наибольший прорыв

Как бы ни разделяли людей сегодня стены, убеждения и потоки тревожных политических новостей, по-прежнему остается то главное, что нас объединяет. Все мы предпочли бы не стареть, не болеть и не умирать. Несмотря на глобальные перипетии, наука в области продления жизни движется вперед.

Ученые из Salk Institute (Ла Хойя, Калифорния) опубликовали в медицинском журнале Cell результаты двух исследований. В первом им удалось омолодить клетки мышей и линию человеческих клеток на основе открытий нобелевского лауреата Синъи Яманаки, который в 2006 году «перепрограммировал» взрослые клетки обратно в стволовые. Новые данные могут позволить обновить клетки без потери функциональности и даже восстанавить клетки сердца после инфаркта. Во второй статье та же команда ученых сообщает о первом успешном эмбрионе гибрида человека и свиньи, выращенном в свиноматке до 4 недель (далее эксперимент прерывался по этическим соображениям). В гибридном эмбрионе формировались клетки-предшественники всех основных видов тканей. Это может позволить выращивать человеческие органы, которые обладали бы корректной формой и не отторгались иммунной системой реципиента.

К сожалению, перечисленные прорывные исследования не являются инвестиционно привлекательными, а вероятность достижения ими рынка близка к нулю. В данных проектах остаются открытыми абсолютно все риски: от технологических и регуляторных до рыночных и финансовых. Сегодня среди наиболее инвестиционно привлекательных направлений в области борьбы со старением является регулирование хронического воспаления, сенесцентных клеток и клеточного метаболизма.

Хроническое воспаление

Старение и все возрастные заболевания сопровождаются хроническим воспалением. В октябре 2016 года нобелевской премии по физиологии и медицине удостоился Йосинори Осуми «за открытие механизмов аутофагии». Клетки используют механизмы аутофагии для избавления от поврежденных белков и органелл, которые вызывают в организме хроническое воспаление. Нарушение аутофагии, предположительно, приводит к болезни Паркинсона, диабету второго типа и другим заболеваниям, связанным со старением.

Успешные предприниматели не борются со старением, а находят критичное заболевание, в основе которого лежит процесс хронического воспаления, и разрабатывают соответствующий препарат. Так, например, считается, что неалкогольный стеатогепатит («НАСГ»), которым страдают 3-5% населения, во многом, обусловлен хроническим воспалением клеток печени. Более легкая форма заболевания «ожирение печени» распространена у порядка 25% населения развитых стран. В России заболеваемость существенно возросла с 27% в 2007 году до 37% в 2014-м (особенно у людей от 18 до 39 лет). Развитие заболевания приводит к циррозу или раку печени, а также сердечно-сосудистым осложнениям.

На данный момент в мире по-прежнему отсутствуют одобренные лекарства по этому показанию. Сегодня гастроэнтерологи и гепатологи вынуждены просто рекомендовать низкокалорийную диету. В разработке находятся порядка пяти молекул, но основное внимание инвесторов приковано к препаратам двух успешных компаний: многомиллиардная Intercept и Tobira Therapeutics, в совет директоров которой я входил до мая 2015 года.

Препарат Tobira блокирует развитие хронического воспаления и фиброза, постепенного разрастания соединительной ткани, которое приводит к отказу органа. В августе прошлого года Tobira опубликовала результаты клинического исследования, в котором было выявлено сокращение фиброза в течение срока наблюдения в один год – ранее для такого прогресса требовались годы. Именно фиброз является главным фактором риска, приводящим к смерти пациентов, раку печени и необходимости трансплантации органа.

Менее чем через месяц после объявления результатов Tobira, капитализация которой на бирже составляла менее $90 млн, была приобретена компанией Allergan с суммой сделки до $1,7 млрд (19х к рыночной капитализации). Среди инвесторов Domain Associates, Frazier, Canaan, «Роснано» и ATEM Capital. Это наглядный пример того, насколько неэффективной может быть оценка стоимости компании на публичных рынках в секторе Life Sciences и какие существуют возможности для арбитража при глубоком фундаментальном анализе.

Сенесцентные клетки

Другим направлением исследований в области продления жизни является устранение «старых» клеток. В организме человека клетки запрограммированы на ограниченное количество делений («предел Хефлика»), после чего они переходят в статус живых неделящихся (сенесцентных) клеток. Такие клетки вырабатывают белки, приводящие к хроническому воспалению. Соответственно, компании-разработчики пытаются найти молекулы (так называемые «сенолитики»), которые могли бы выборочно «обнулить» сенесцентные клетки и устранить «одряхление» организма.

Американская венчурная индустрия долгое время скептически относилась к подобным разработкам. Но в октябре этого года крупнейшие американские фонды повысили ставки. Компания Unity Biotechnology, работающая в области борьбы со старением и еще не приступившая к клиническим исследованиям, привлекла $116 млн. Среди инвесторов владелец Amazon миллиардер Джефф Безос, китайская фармкомпания WuXi PharmaTech, венчурный фонд Mayo Clinic, Arch Venture Partners, Fidelity и другие.

Разработки Unity сосредоточены на показании атеросклероза, но технологическая платформа теоретически касается всех заболеваний, связанных со старением. Как правило, такими крупными инвестициями фонды создают дополнительный труднопреодолимый барьер для входа конкурентов.

Клеточный метаболизм

В августе прошлого года в журнале Cell вышла публикация, утверждающая, что старение обусловлено прежде всего нарушением метаболизма клеток. Поэтому считается, что низкокалорийная диета и голодание обеспечивают продление здоровой жизни. Ученые пытаются сымитировать эффект с помощью препаратов. Одним из них является метформин, который применяется при диабете.

В результате метаанализа применения метформина 180 000 пациентами-диабетиками было установлено, что они в среднем живут дольше, чем здоровые люди, не принимающие препарат. Патентная защита метформина истекла, и привлечь деньги инвесторов для проведение клинического исследования, доказывающего продление жизни с помощью метформина, затруднительно.

Другим подобным препаратом является рапамицин, который существенно продлевает жизнь лабораторным животным. В октябре 2016 году вышла публикация о продлении срока жизни мышей на 60% с помощью рапамицина, при этом препарат давали мышам в течение ограниченного периода в середине жизни (а не с рождения).

Рапамицин сам по себе не защищен патентом и для инвестиций не интересен. Но на одном из заседаний набсовета Национального института рака США (National Cancer Institute), на котором обсуждались проекты, получающие государственные гранты США, я обнаружил компанию, которая разрабатывает проприетарную реформуляцию рапамицина.

Основатель компании – Нил Десаи. В свое время он совместно с ученым-предпринимателем Патриком Синсяном создал компанию Abraxis Biosciences. Десаи разработал собственную наноплатформу и вел разработку препарата абраксан для лечения ряда сложных онкологических заболеваний. Компания Abraxis Biosciences была приобретена фармгигантом Celgene в 2010 году за $3 млрд. В результате сделки Патрик Синсян стал мультимиллиардером.

Десаи стал старшим вице-президентом Celgene, а в 2014 году взял у работодателя лицензию на свою платформу и начал разрабатывать наноформуляцию препарата рапамицин с целью снижения побочных эффектов. Препарат уже показал высокую безопасность и десятикратный рост специфической активности, что, предположительно, улучшит профиль препарата по побочным эффектам, как это было в случае с абраксаном.

Это типичный пример минимизации целого ряда рисков ранних разработок – использование доказано эффективного препарата и клинически подтвержденной платформы, обеспечивающей принципиальную дифференциацию продукта. Благодаря реформуляции препарат может быть защищен достаточно сильными патентами. Пожелаем Десаи повторить свой успех и сделать своих инвесторов миллиардерами и в этот раз.

В целом инвестор в «старение» должен обладать успешным опытом адаптации особенностей этой сложной инвестиционной темы к ожиданиям публичных рынков и стратегических партнеров. Также важно диверсифицировать вложения – в данном случае по технологиям и механизмам действия. Сбалансированный портфель из лучших компаний-разработчиков сможет обеспечить инвесторов исключительной доходностью.

США. Весь мир > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 10 февраля 2017 > № 2068434 Антон Гопка


ОАЭ > Медицина > dxb.ru, 10 февраля 2017 > № 2065075

В Дубае начал работать «умный» онлайн-портал для пациентов, на котором можно записаться к врачу.

Записаться на прием к врачу в Дубае теперь можно онлайн

Дубай, ОАЭ. Министерство здоровья и профилактики ОАЭ запустило услугу прямого бронирования записи на прием к медицинскому специалисту, которая доступна на ресурсе Smart Patient Portal. Приложение доступно к скачиванию на мобильные устройства в магазинах Google’s Play Store и Apple’s App Store.

В нем будут храниться защищенные данные об анализах, включая лабораторные тесты, прививки, рентгеновские снимки, медицинские заключения, диагнозы, сведения об имеющейся аллергии. Кроме того, в приложении есть специальная функция, которая позволяет связаться с другим врачом клиники, чтобы подтвердить или перепроверить диагноз.

На первом этапе портал уже позволяет записываться к желаемому врачу в режиме онлайн. Пользователи могут внести свои данные в систему во время посещения больницы или поликлиники – для этого достаточно оставить адрес электронной почты и последние четыре числа идентификационной карты Emirates ID. Далее им на почту поступит инструкция по пользованию порталом.

Портал будет доступен всем пациентам больниц и поликлиник. В настоящее время на нем уже зарегистрировались 3,5 тысячи пользователей, которые могут записываться на прием к специалистам в 30 городских клиниках.

ОАЭ > Медицина > dxb.ru, 10 февраля 2017 > № 2065075


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 9 февраля 2017 > № 2070634 Виктор Тутельян

Главный диетолог Минздрава России Виктор Тутельян дал интервью изданию "АиФ Здоровье"

Виктор Александрович, Институту питания уже скоро 60 лет, и 55 из них вы в нём работаете. Это серьёзное научное учреждение с большим количеством кафедр и лабораторий, клиникой здорового питания, поликлиникой… Однако в нашей стране как-то не принято воспринимать эти области всерьёз. Люди едят что попало. Почему так?

–Таков, к сожалению, наш менталитет. Но для учёного неправильно пенять на темноту и необразованность народа. Надо людей просвещать. Так вот, не устаю повторять: если хочешь жить долго и не болеть, надо заботиться о том, что ты ешь. Мы получаем энергию не от солнца, не от дерева и не из космоса, сколько бы об этом некоторые ни говорили. Это ненаучная чушь. Единственный источник нашей энергии – это продукты питания.

Тем не менее считается, что современному человеку не то что переедать, даже есть досыта нельзя, чтобы не растолстеть…

– Надо приучать себя к привычке быть всегда немножко голодным. «Немножко» – ключевое слово. Не доводить себя до голодных обмороков и головокружений, не изводить себя изнурительными диетами, а есть всё, чего хочется, но понемножку. Есть очень точный показатель вашего здоровья – напольные весы. Пользуйтесь ими хотя бы раз в неделю – и всё будет под контролем.

Как по-вашему, ожирение – это болезнь или просто безволие?

– Ожирение – это болезнь, но в большинстве случаев причина его – безволие. В наше время оно приняло характер эпидемии. По подсчётам специалистов, каждый сверхнормативный килограмм веса повышает вероятность различных заболеваний и укорачивает жизнь. Даже небольшой излишний вес может сократить продолжительность жизни на 3–5 лет, а страдающие выраженным ожирением живут на 15 лет меньше. У таких людей практически нет шансов дотянуть до 75 лет. Ведь ожирение – это дисбаланс, неизбежно приводящий к нарушению здоровья. Жировые образования требуют дополнительного кровоснабжения, а значит, увеличивается нагрузка на сердце. Жир поднимает диафрагму, смещает сердце, ухудшает работу лёгких, что приводит к одышке, сердцебиению, быстрой утомляемости. К тому же у тучных людей многие заболевания протекают тяжелее, чем у людей с нормальным весом.

Но ведь тучные люди были всегда, а во времена Рембрандта или Рубенса даже считались эталоном красоты.

– Ожирение старо, как само человечество. Наверное, этой проблемы не знали лишь пещерные люди. Сейчас избыточный вес имеют более миллиарда землян. В нашей стране эта патология становится проблемой из разряда наибольнейших. Посмотрите, сколько вокруг молодёжи с избыточной массой тела! В Европе от 20 до 36% детей и подростков весят больше нормы. Россия здесь не исключение.

За каждые два-три года мы набираем по три кило. Наши женщины уже давно среди мировых лидеров по тучности, но в последние годы их уверенно догоняют мужчины. Так что, если мы не хотим своим примером способствовать деградации земной цивилизации, надо вспомнить, что мы – представители вида «человек разумный».

В чём же причина того, что человечество толстеет? Где-то слышала, что в этом виноват вирус…

– Это пока ничем не подтверждённая гипотеза. Точно известно, что виноват в этом наш малоподвижный образ жизни. Это расплата за технический прогресс. Каждый день средний россиянин, не готовый к физическим нагрузкам, потребляет на 1200–1500 килокалорий больше, чем ему нужно. Какой выход? Бегом на стадион, наматывай круги до седьмого пота, плавай, ходи в тренажёрные залы, получай настоящие нагрузки! Тогда можно есть сколько хочешь. Нет такой возможности – ешь мало, но правильно, и запивай витаминами и БАДами.

Много раз слышала от ваших коллег-врачей, что витамины и БАДы бесполезны и даже вредны.

– На самом деле мы очень серьёзно исследуем различные витаминно-минеральные комплексы и БАДы и приходим к выводу, что они являются важнейшим компонентом здорового питания современного человека. Откуда мы ещё можем получить в нужном объёме весь спектр жизненно необходимых веществ (аминокислоты, жиры, 12 витаминов, десяток микроэлементов, минеральные и биологически активные вещества), если не таким образом?

Скоро начнётся очередной Великий пост. Скажите, с точки зрения диетолога, длительное воздержание от животного белка, наверное, не полезно?

– Пост касается в первую очередь людей здоровых. Для детей, беременных женщин, людей, страдающих тяжёлыми хроническими заболеваниями, такие испытания вредны. Если же нет никаких противопоказаний, подобная встряска для организма может быть полезна. Важно только восполнять дефицит жидкости. Во время поста надо пить до 3 л воды в день, и всё будет в порядке. Для того чтобы восполнить дефицит кальция, во время поста особенно важно добавить к обычному витаминному рациону препараты кальция.

А вообще важно помнить, что в православии пост никогда не был эквивалентом голодания. На Руси издревле существует богатое и разнообразное «постное» меню. При этом мы должны понимать, что главный смысл поста – духовная работа.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 9 февраля 2017 > № 2070634 Виктор Тутельян


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Образование, наука > stroi.mos.ru, 9 февраля 2017 > № 2068670

Общежитие гостиничного типа для студентов и аспирантов Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова введут в апреле-мае этого года, сообщил председатель Мосгосстройнадзора Олег Антосенко.

Новостройка возводится на ул. Озерная, вл. 2А в Западном округе столицы. Здание состоит из 10-этажного общежития и 9-этажного корпуса для малосемейных жителей на 357 квартир.

В однокомнатных номерах будут проживать по два-три человека, в двухкомнатных - по четыре-пять, в трехкомнатных - по семь. «Однушки» для малосемейных рассчитаны на одного-двух человек, «двушки» - на трех.

Для студентов и аспирантов предусмотрены учебные классы для занятий, библиотека, кружковые, а также буфет, фитнес-центр, кухни, прачечная, открытая автостоянка на 62 автомобиля и др.

Строительство здания завершено, ведется внутренняя отделка помещений и наладка инженерных систем.

Объект возводится за счет федерального бюджета, уточнили в Мосгосстройнадзоре.

Ранее мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что на базе Первого Меда в 2017-2020 годах будет создан индустриальный парк биомедицины. Он будет включать центры фундаментальных исследований, трансляционной медицины, биомедицинского инжиниринга и клинический центр.

«Первый Мед реально превращается в ведущий исследовательский центр мирового уровня. Правительство Москвы поддерживает создание индустриального парка биомедицины - этого прорывного проекта для университета, в котором будут рождаться и внедряться высокие технологии для сбережения здоровья людей», - отметил Сергей Собянин на заседании наблюдательного и попечительского советов Первого Меда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Образование, наука > stroi.mos.ru, 9 февраля 2017 > № 2068670


Россия > Медицина > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068908 Ольга Васильева

Как будут развиваться мегасайенс-проекты в России, будет ли Московский международный рейтинг МГУ включен в перечень рейтингов программы «5-100» и когда министерство представит новый закон о науке — в эксклюзивном интервью Indicator.Ru c министром образования и науки Российской федерации Ольгой Васильевой.

В день науки о науке: эксклюзивное интервью Ольги Васильевой

— В декабре президент Путин подписал Стратегию научно-технологического развития России до 2025 года. Какие шаги по реализации Стратегии будут, на ваш взгляд, наиболее важными в ближайшие два года?

— Утверждение Стратегии президентом — важная, знаковая точка не только для науки, но и для всего общества. Фактически Стратегия определила и новую задачу науки, и ее ответственность за поиск ответов на «большие вызовы». Документ однозначно определил и задачу для государства: интеллектуальный потенциал нации должен стать основным источником, ядром, обеспечивающим долгосрочное социально-экономическое развитие страны и достойное качество жизни граждан.

Поэтому задачи достаточно очевидны. В ближайшее время нам нужно устранить барьеры, препятствующие продуктивной работе ученых: устранить лишнюю отчетность, перейдя к представлению научных результатов, упростить ввоз материалов и оборудования для научных исследований, сделать беспрепятственным доступ к инфраструктуре через развитие системы центров коллективного пользования научным оборудованием, обеспечить доступ к информационным ресурсам.

Одновременно нам нужно «донастроить» систему поддержки талантов, к имеющимся инструментам нужно добавить институт научных наставников, а также постдокторантуру.

Вообще задач, связанных с институциональным развитием, перед Министерством и другими органами власти стоит очень много — мы их в ближайшее время представим в виде единого плана.

Но наряду с институциональными мерами нам нужно сформировать в рамках приоритетов научно-технологического развития новые масштабные проекты. Наличие амбициозных национальных задач — это необходимое условие появления новых коллективов, притока молодежи в науку. Мы работаем с учеными, предпринимателями, органами власти и видим вероятные прообразы проектов, отвечающих на «большие вызовы».

— Одним из поручений президента было к 1 февраля 2017 года представить «предложения по совершенствованию государственного управления и государственного регулирования в сфере научно-технологического развития Российской Федерации». Что, по вашему мнению, в первую очередь нуждается в совершенствовании?

— Реализация Стратегии, на мой взгляд, потребует не просто совершенствования, а достаточно серьезного изменения системы государственного управления и государственного регулирования.

Первая задача, которую, я убеждена, мы должны решить, — устранить фрагментарность системы поддержки исследований, разработок и создания новых производств. Нам нужны «сквозные проекты», в рамках которых сразу, изначально просматриваются все этапы получения и использования научного знания. И участники, пусть даже потенциальные, таких проектов, и возможные источники финансирования должны тоже просматриваться сразу.

Сейчас ученый со своей идеей сначала проходит конкурс в одном из научных фондов, потом, в случае успеха, он пытается перевести проект в прикладную стадию, но и здесь его ждет конкурс. Потом нужны инвестиции для создания экспериментального образца, масштабирования производства… и на каждом этапе нужно искать людей с новыми компетенциями, проходить новые конкурсные отборы. Это похоже на бег с препятствиями. Более того, за разные стадии исследований, разработок, развития производств отвечают разные ведомства и институты развития. И вроде бы каждый элемент системы у нас есть, но слаженно они не работают, результат — отсутствие результата. Я полагаю, что создать механизм для реализации комплексных научно-технологических проектов — первая задача, которая приведет к изменению всей системы управления. Есть еще одно поручение президента России — об утверждении новой государственной программы научно-технологического развития. Это как раз один из инструментов изменения системы управления. Мне видится, что ключевую роль в этом вопросе должно играть Минобрнауки.

Вторая задача, связанная с первой, — сделать систему формирования комплексных программ и проектов открытой. В современном мире самое неожиданное решение проблемы может быть найдено в любой лаборатории, в любом институте. И нужно иметь возможность найти это решение или, напротив, дать научному коллективу встроиться в масштабный проект. С учетом того, что Россия имеет большую протяженность, мы можем реализовать такую возможность только через современные инфраструктурные проекты.

Третья задача — создать систему трансфера технологий. Современная научная идея может найти множество способов применения, быть использована во множестве отраслей. Поэтому комплексные проекты не должны быть закрытыми, отдельные решения должны обеспечивать мультипликативный эффект во многих отраслях экономики. А это достигается только через формирование открытого рынка интеллектуальной собственности.

Безусловно, все эти изменения и задачи потребуют изменения регулирования: действующий закон о науке и государственной научно-технической политике был принят более 20 лет назад и, несмотря на значительное количество поправок, не позволяет решать задачи, поставленные в Стратегии. Поэтому Минобрнауки России совместно с другими органами власти по решению Правительства приступило к разработке нового законопроекта «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации». Обсуждение документа мы полагаем начать в марте этого года, а работу завершить в декабре. Я, пользуясь случаем, хочу пригласить все университетское, академическое, предпринимательское сообщество подключиться к этой работе.

В целом, я убеждена, что создание открытой, современной, компактной и технологичной системы управления наукой, позволяющей активно взаимодействовать исследователям, разработчикам, предпринимателям, органам власти, — это ключевая задача. Если смотреть на конкуренцию между странами, то это конкуренция фактически конкуренция систем управления.

— В декабре на одном из форумов глава департамента науки и технологий Сергей Матвеев рассказал об изменениях в Федеральной целевой программе «Исследования и разработки». Раньше индустриального партнера находила сама организация, государство у нее заказывало разработки при условии, что индустриальный партнер их использует. Теперь индустриальный партнер — это партнер не организации, а Министерства образования и науки. Как будет осуществляться отбор индустриальных партнеров?

— Да, мы сейчас готовимся сделать такой шаг — организовать системное взаимодействие Минобрнауки и заинтересованных в решении исследовательских задач компаний. Через выстраивание партнерства с бизнесом мы планируем привлечь заметный объем внебюджетных ресурсов.

Хочу подчеркнуть, что в целом правительство увеличивает государственные расходы на научные исследования. И если оценивать объем государственных расходов в отношении к паритету покупательной способности, то Россия достигла к 2016 году второго места в мире. Однако во всем мире серьезным, даже доминирующим инвестором в исследования являются реальные сектора экономики — посмотрите внимательно данные ОСЭР, и вы сами убедитесь, что нормальной является ситуация, когда 70-75% науки финансируется отраслями. Там, где средств в экономике достаточно, государство не должно замещать частные инвестиции бюджетными деньгами. Государство должно присутствовать там, где зарождается новое знание, и там, где возникают новые компании, где нет рынка и нет ресурсов на то, чтобы инвестировать в исследования и разработки. Поэтому бюджет этого года чуть больше направлен на поддержку получения новых, фундаментальных знаний. Увеличивается также поддержка Национальной технологической инициативы, которая ориентирована на будущие рынки и формирование «новых заказчиков» для науки.

А вот в случае ФЦП «Исследования и разработки» скажу, что значительная доля проектов, которые мы поддерживаем в этой программе, ориентирована на развитие отраслей экономики, где достаточно средств, и мы просто обязаны вовлечь компании в постановку научных задач. Сейчас это можно и нужно делать, и вот почему. Традиционными крупными заказчиками исследований в России являлись те отрасли, которые появились в результате достижений науки: атомная, ракетно-космическая отрасли. Но если отойти от стереотипов и посмотреть на данные о состоянии экономики, то мы увидим, что за последние годы выросли новые сектора, вполне устойчивые и заинтересованные в результатах исследований: это сектор информационных технологий, с колоссальным объемом экспорта продукции и услуг, это медицинские технологии и фармацевтика. И у этих компаний пока еще нет достаточного опыта работы с академическими институтами.

А критерии выбора индустриального партнера простые — это устойчивая, работающая на рынке компания с достаточным оборотом, опытом использования результатов интеллектуальной деятельности для создания и вывода на рынок новых продуктов. И, безусловно, такая компания должна ставить задачу развития и расширения рынков продукции и услуг за счет использования достижений науки.

У нас уже есть такие потенциальные партнеры, например в сфере вертолетосроения: бизнес нуждается в создании принципиально новых элементов и конструкций из полимерных композиционных материалов, которые будут устойчивы в экстремальных условиях. Это и российские производители продуктов питания, нуждающихся в новых технологиях получения рекомбинантных белков. Здесь и целый ряд промышленных предприятий, заинтересованных к переходу к цифровому проектированию и имитационному моделированию сложных объектов, от атомных станций до космических систем.

Но, что особенно важно для нас, в России сегодня достаточное количество средних высокотехнологичных компаний, в том числе участников рейтинга «ТехУспех», которые заинтересованы в работе с наукой и которых мы бы хотели видеть в качестве индустриальных партнеров.

Министерство намерено приложить усилия, чтобы выстроить новую модель взаимодействия с такими компаниями, стать вместе с ними соинвесторами в исследования и разработки. Я подчеркну, что, несмотря на то, что это будут совместные проекты индустриальных партнеров и Министерства, права на результаты будут принадлежать компаниям и научным организациям. Будет и поддержка зарубежного патентования, мы планируем организовать взаимодействие с Российским экспортным центром для выхода таких компаний на внешние рынки.

Вообще могу сказать, что это необычная и сложная задача для Министерства — не только и не столько распределять бюджетные деньги, сколько своей работой выстраивать устойчивую коммуникацию между наукой и стимулировать внебюджетные инвестиции.

— На недавней пресс-конференции вы упомянули, что все мегасайенс-проекты будут сохранены и министерство планирует создавать новые коллаборации и привлекать зарубежное финансирование в уже существующие проекты.

— Развитие сети уникальных установок класса «мегасайенс», на которых работают российские исследователи, где бы эти установки ни находились, — это неотъемлемая часть фундаментальной, и, может быть вы удивитесь, прикладной науки. Сегодня Россия является полноправной участницей строительства Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (XFEL) в Гамбурге. Это очень интересный проект, который важен не только для физиков, но и для медиков и для биологов. Уже в середине года российские исследовательские группы начнут работать на этой установке.

Еще один проект — большой адронный коллайдер в Женеве, где мы решаем не только исследовательские задачи, но и прикладные, инженерные, конструкторские. Наши ученые недавно завершили проектирование и готовятся к организации серийного производства элементов детекторов для коллайдера. Россия участвует также в ряде других мегапроектов: строительстве международного экспериментального термоядерного реактора во Франции, европейского центра по исследованию ионов и антипротонов в Германии — эту работу ведет Росатом. Помимо этого, перед нами стоит задача формализовать участие России в международных исследовательских центрах, например CERN.

Но, что важно в этой работе и чем мы можем гордиться, уникальные научные установки строятся и на территории России. Я назову комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов NICA в Дубне, международный центр нейтронных исследований на базе высокопоточного реактора ПИК в Гатчине. Мы планируем в этом году начать работы по проектированию российско-итальянского токамака «Игнитор» в Троицке, источника синхротронного излучения 4-го поколения в Ленинградской области. Все установки, которые мы планируем запускать на территории страны, являются не просто научной инфраструктурой, это точки глобального сотрудничества и объединения интеллектуальных и, конечно, финансовых усилий: во всех проектах предполагается участие внешних инвесторов. Цель, которую ставит Министерство, — достичь паритета объемов затрат, которые несет Российская Федерация при участии во внешних проектах, и инвестиций, которые приходят в Россию на развитие установок мегасайенс здесь.

Наверное, остается добавить только один штрих, сказать, почему для нас это направление так важно. Мы видим в инфраструктуре мегасайенс не только «стройку». Каждая такая установка — это точка притяжения талантливых людей. Это не только решение проблемы «оттока кадров», но и решение проблемы их «притока». Это точка общения, зарождения новых идей, точка прорыва в понимании закономерностей природы. Поэтому главный результат в каждом таком проекте для нас — это новые таланты, новые коллективы и новые связи в мире, это признание и, конечно, продвижение России в глобальной науке.

— Осенью прошлого года был представлен Московский международный рейтинг вузов. По словам Виктора Садовничего, он будет запущен уже весной текущего года. Поскольку рейтинг будет международным, будут ли показатели «5-100» и программы «Вузы как центры пространства создания инноваций» основываться на международном рейтинге от МГУ наравне с THE и QS?

— Разработка паспорта приоритетного проекта осуществлялась с учетом существующих на данный момент международных рейтингов — это QS, THE и ARWU. Московский международный рейтинг, будучи, безусловно, важным начинанием на данный момент, которое мы поддерживаем, находится только на своем старте. Если рейтинг будет принят мировым образовательным сообществом, мы, конечно, сможем рассмотреть вопрос и о его включении в перечень рейтингов, результаты которых учитываются программой.

— В прошлом году в Правительстве было подписано постановление, согласно которому ученые могут публиковать статьи, монографии с открытой лицензией. Планируется ли создавать национальный репозиторий, где научные публикации будут в открытом доступе?

— Сегодня доступность информации — ключевое, необходимое условие для работы исследователя, конструктора, да и начинающего путь в высокотехнологичный бизнес предпринимателя. И поэтому одна из ключевых задач Министерства — обеспечить свободный, беспрепятственный доступ к публикациям и патентной информации для любого ученого и инженера в любой точке страны. Мы реализуем несколько проектов, решающих эту задачу. В прошлом году министерство вместе с Федеральным институтом промышленной собственности полностью открыло доступ к российской и евразийской базам патентной информации. Мы также впервые реализовали модель «национальной подписки» к базам и полным текстам статей, индексируемых Web of Science и Scopus. Оба проекта будут не просто продолжены в 2017 году, но и существенно расширены. В первом проекте количество доступных баз данных зарубежных патентных ведомств будет увеличено, а во втором с большой долей вероятности базы публикаций станут доступны без ограничений во всех государственных научных и образовательных учреждениях страны, а это более 1600 организаций.

Но, несмотря на то, что вопрос информационного обеспечения ученых будет решен Министерством в ближайшее время, на более глубоком уровне проблема сохраняется. За последнее десятилетие издатели, агрегаторы научной информации выстроили достаточно эффективную, но отнюдь не дешевую для потребителя модель. У меня, как и у многих моих коллег, как у многих ученых, возникает вопрос: насколько этично оплачивать сначала публикацию, а потом доступ к ней? Вправе ли мы за счет высокой цены ограничивать доступ к произведениям науки, литературы или искусства в случае, если они необходимы для проведения исследований, для обучения? И насколько корректно в современном, насыщенном информацией мире работает авторское право? Вопросов возникает много, и не только в России. Такие же вопросы очень остро обсуждались осенью прошлого года в европейском научном сообществе. Безусловно, нам еще предстоит их осмыслить и в ближайшее десятилетие найти ответы на них, но начинать формировать новую культуру научной коммуникации нужно уже сегодня.

— Ольга Юрьевна, мы беседуем с вами в канун Дня российской науки и можем поздравить ученых.

— Безусловно, но я хотела бы обратиться не только к российским ученым, но и к нашим инженерам, к предпринимателям, ко всем тем, кто получает новые знания, кто ведет разработки, ко всем тем, кто создает новую высокотехнологичную продукцию, помогает ее продвигать на национальном и глобальном рынках. Сегодня наука в России — это сотни тысяч людей, которые своим трудом создают новую экономику, новые продукты, создают новое качество жизни. Хочу искренне пожелать всем здоровья, успехов и признания.

Особенные слова хочется сказать в День российской науки молодежи, сегодня это заметная часть российского научно-технологического сообщества. Будьте амбициозны, смелы в своих проектах: ваши открытия и идеи, их воплощение — это гордость страны и гарантия достойного будущего.

Россия > Медицина > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068908 Ольга Васильева


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063625

Единый радиологический информационный сервис запустили в Красногорской городской больнице № 1. Виртуальное хранилище содержит результаты аппаратов КТ, МРТ и ангиографа. Об этом сообщил телеканал "360".

Благодаря пилотному проекту можно отследить нагрузку на оборудование и оценить степень его востребованности. Также в хранилище будут находиться все результаты обследования жителей Московской области.

"Мы регулярно пользуемся записями, которые приносят пациенты, и обращаемся к собственному архиву. Но центральный архив позволит обращаться к данным других стационаров, не задействуя при этом самого больного. То есть ему не нужно будет записывать диски, приносить их", — рассказал руководитель регионального сосудистого центра Павел Лопотовский.

Он также отметил, что пациентам больше не придется заниматься пересылкой данных врачу другой специализации. Кроме того, общий архив даст возможность пациентам получать консультацию в любом медучреждении региона.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063625


Абхазия. Россия. Весь мир > Медицина > ved.gov.ru, 4 февраля 2017 > № 2099365 Лев Аргун

Онколог: статистика раковых заболеваний в Абхазии растет

Всемирный день борьбы против рака отмечается ежегодно 4 февраля. Во всем мире растет число заболевших раком, можно ли отнести это утверждение и к Абхазии, о государственной целевой программе по обеспечению химиопрепаратами онкологических больных рассказал радио Sputnik Абхазия главный врач Национального онкологического центра Абхазии Лев Аргун.

Лев Заабетович, рак, по статистике, является основной причиной смерти во всем мире. Можно ли отнести это утверждение и к Абхазии?

- Есть мировая статистика заболеваемости и смертности. И рак занимает второе место по заболеваемости и смертности. На первом месте смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Но сегодня настолько быстро развивается кардиология, что лечится уже и то, что раньше не подлежало излечению. Я иногда, иронизируя, говорил, онкология может выйти на первое место, потому что отстаем. Но это я говорил в предыдущие годы. Чего не могу сказать в этот год, потому что мы стараемся выполнять свое назначение. У нас был республиканский диспансер, он переименован в Национальный онкологический центр. Это не потому, что просто я желал этого. Не только обустройство, оборудование, но и внутреннее содержание соответствует центру. Достичь этого удалось благодаря и руководству республики, которое помогло оснастить, и профессиональной команде. Начиная с младшего медперсонала и кончая основными врачами, набралась команда единомышленников, которая может решать очень много вопросов.

- Расскажите о государственной целевой программе по обеспечению химиопрепаратами онкологических больных.

- Государственная целевая программа по обеспечению химиопрепаратами онкологических больных подразумевает обеспечение лекарственными препаратами бесплатно. Начала действовать с 2004 года. К этому шли долго, люди себе сами доставали лекарства, врачи находились в сложной ситуации. Не имея лекарств, мы отказывали и в хирургической помощи. Потому что есть стандарты: химиотерапия, потом операции, лучевое лечение. Лечение онкологических больных проходит в несколько этапов, зависит от стадии заболевания, от его распространенности. Если лекарства есть, мы можем сделать операцию, зная, что больной получит последовательное лечение. Это программа явилась очень большим подспорьем. Эти препараты недешевые.

- На каком уровне находится финансирование этой программы?

- Как всегда не хватает средств для осуществления этой программы. Обеспечивается своевременно чуть больше половины больных. Ложка нужна к обеду. Лечение идет, есть свои сроки. Самые главное требование - придерживаться стандартов. С момента, как поставили диагноз, лечение должно начаться в течение 7-10 дней. Задержка ухудшает прогноз на лечение. А если лечение начато, любое прерывание приведет к тому, что лекарство будет действовать не так, как предусмотрено. Охват большой, но не всегда своевременный. Лечение, когда прерывается, начинать надо уже сначала. Дорогие препараты по нашим рекомендациям через Минздрав получают пациенты.

- Лекарственные средства приобретаются в России?

- Есть фонд медстрахования, через который наша заявка обеспечивается. Сама больница не закупает не только химиопрепараты, но и никакие лекарственные препараты. Все это обеспечивается государством. Минздравом - общие лекарственные препараты, а химиопрепараты - Фондом медицинского страхования. Но не всегда и на российском рынке есть некоторые препараты. Сами россияне приобретают их в Европе, чаще в Германии. Сейчас российские компании работают над тем, чтобы на рынке появились отечественные препараты. Возникают проблемы у больных по некоторым препаратам, даже замены нет по ним. Поэтому наши граждане, иногда даже через турецкую диаспору действуют. Мы честны перед пациентами. Несмотря на то, что программа действует, мы даем им информацию, что желательно на один курс хотя бы иметь свои препараты. Бывает, повезло, провели 6-7 курсов, а потом лекарства по программе нет. Но я не представляю, если бы этой программы не было. Тогда результаты лечения были бы действительно далеки от тех, которые мы имеем сегодня. Лекарственному обеспечению уделяется особое внимание.

- Сколько случаев заболевания раком ежегодно регистрируется в Абхазии?

- Если в 2004 году, когда программа была утверждена, больных было 20 человек, сегодня до 300 человек. Конечно, проблем в государстве много, но если бы сделали, как раньше, чтоб от Фонда медстрахования выделялось три процента, вместо сегодняшнего одного процента, немного легче было бы с вопросом обеспечения больных.

- По вашим многолетним наблюдениям в последнее время число раковых заболеваний увеличилось?

- При составлении статистики берем всегда трехлетний период. До 2017 года мы смотрели в сравнении 2014-2016 годами, динамика медленно идет наверх. Во всем мире это происходит: увеличивается заболеваемость и смертность онкологических больных. Готовим сайт по онкологии с информацией для пациентов о том, что можем предложить, какие есть врачи, какие виды лечения. Сегодня основная задача нашего учреждения и моя лично - максимально снизить количество выездов на иногороднее лечение. Пять лет мы были без своей операционной. В прошлом году нам предоставили оснащение для операционной. И в течение трех месяцев провели до 50 операций. Это удобно, дает возможность по каждому пациенту, в случае необходимости, собрать коллектив и провести консилиум. Это делается для того, чтобы минимизировать возможные ошибки.

- Изобретаются новые лекарства, которые в некоторых случаях делают возможным отмену операций. В то же время, вы сказали, наблюдается рост онкологических заболеваний. Во Всемирный день борьбы против рака скажите, что нужно делать людям, как себя вести, что нужно предпринимать, чтобы было меньше риска оказаться в Онкоцентре? Что бы вы посоветовали?

- Мы делаем это регулярно в наших газетах. Анализируем ситуацию и выносим общие рекомендации. Самая большая проблема - это проблема поздней диагностики онкологических заболеваний. В целом в республике выделил бы женскую онкологию. Это молочная железа. В женском организме все взаимосвязано, когда делаешь операцию на молочной железе, в дальнейшем нужно делать и другие операции. К большому сожалению, несмотря на два года наших усилий, хотя выявляемость и улучшилась, но вопрос заслуживает очень серьезного внимания. Поэтому Минздрав проводит кампанию по всеобщей диспансеризации, есть результаты, но я ожидал большего. Профилактика - общая работа лечебных учреждений.

«Sputnik-Abkhazia.ru»

Абхазия. Россия. Весь мир > Медицина > ved.gov.ru, 4 февраля 2017 > № 2099365 Лев Аргун


Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова

Интервью Министра Вероники Скворцовой венгерской газете «Вилаггаздашаг»

Как Вы оцениваете нынешний уровень российско-венгерских торговых отношений?

Венгрия в течение многих десятилетий является для России приоритетным торгово-экономическим партнером в Центральной Европе, наши отношения практически по всем направлениям развиваются в позитивном ключе. В основе связей России и Венгрии – принципы равноправия, уважение друг друга и взаимного учета интересов. В русле договоренностей, достигнутых в ходе переговоров Президента Российской Федерации Владимира Путина с Премьер-министром Венгрии В. Орбаном наши страны готовы активизировать межпарламентские, межрегиональные, культурно-гуманитарные связи.

Значительный вклад в эту работу вносит деятельность российско-венгерской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству.

Должна констатировать, что сегодня наши торгово-экономические отношения с Венгрией подвергаются серьезным испытаниям. Так, в 2016 году все еще наблюдалось уменьшение объема товарооборота, однако, хочу отметить, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года темпы снижения значительно замедлились.

Какие возможности Вы видите для остановки спада?

На фоне снижения товарооборота между нашими странами мы видим серьезные перспективы взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Как показывает многовековая история наших взаимоотношений, кризисные явления приходят и уходят, а солидная база двустороннего сотрудничества должна укрепляться и развиваться. Залогом преодоления спада во взаимной торговле являются крупные совместные высокотехнологичные проекты.

Со стороны Российской Федерации мы готовы создавать благоприятные условия на всех стадиях реализации инвестиционных проектов и поощрять любые обоюдовыгодные инициативы.

Ожидаются ли в будущем какие-либо крупные совместные инвестиционные проекты, кроме модернизации АЭС «Пакш»?

Да, конечно. Например, вместе с венгерскими коллегами мы уже успешно реализуем ряд проектов в сфере транспортной промышленности. Российское предприятие ОАО «Метровагонмаш» в 2015 году выиграло тендер по модернизации вагонов Будапештского метро. В настоящее время все работы выполняются четко в установленные сроки, в Венгрию уже поставлены три состава вагонов. Хочу отметить, что в целом, в январе – ноябре 2016 года поставки наземного транспорта в Венгрию возросли в 7 раз (на 7,8 млн. долл). Ведется активное взаимодействие и по другим направлениям промышленности. В частности, на постоянной основе осуществляются поставки комбайнов Ростсельмаша (порядка 10 машин в год), газовых горелок для металлургии, инновационных мобильных генераторов аэрозоля.

Продолжает развиваться сотрудничество в сфере энергетики. С удовлетворением хотела бы отметить продление контракта с венгерской компанией «Панрусгаз» на поставку российского природного газа до конца 2019 года.

Также одним из устойчиво развивающихся направлений двустороннего сотрудничества является взаимодействие в сфере здравоохранения. По здравоохранению мы проводим сейчас сразу несколько проектов: это медицинский центр в Новосибирске, построение завода биоактивных различных веществ: бадов и витаминов из облепихи, произрастающей, например, в Сибири, и других наших природных возможностей на территории Венгрии.

Также несколько венгерских фармацевтических компании, таких как Гедеон Рихтер и Эгис, вот уже много лет успешно работают на российском рынке. В свою очередь, российская компания «Алтайвитамины» приступает к созданию совместного производства на территории Венгрии.

Сейчас мы рассматриваем возможности совместного сотрудничества в области диагностики инфекционных заболеваний, в частности, вируса Зика.

Какие отрасли могут стать своего рода мотором для динамичного развития двусторонних экономических связей?

Ключевыми для российско-венгерского партнерства в контексте получения наибольшего синергетического эффекта являются транспортное и специальное машиностроение и сотрудничество в сфере здравоохранения.

Однако не могу ни отметить укрепление взаимодействия по направлению обмена студентами в рамках реализации Межправительственного соглашения о сотрудничестве в области высшего образования. В результате предпринятых мер нам удалось увеличить объем российских студентов, направляемых на обучение в Венгрию в 2016/2017 году до 103 человек. В то же время на обучение в российских вузах подали заявки 38 граждан Венгрии.

По Вашему мнению, насколько готовы российские регионы принять венгерские компании и инвестиции?

Готовы, без всякого сомнения. Российская Федерация, безусловно, заинтересована в сохранении венгерского присутствия в традиционной торговой сфере. Мы также приветствуем освоение имеющихся производственных ниш посредством создания в России венгерских дочерних предприятий.

Подтверждение тому - начало работы Российско-Венгерской межправительственной комиссии по межрегиональному сотрудничеству. Был подписан ряд межправительственных соглашений с субъектами Российской Федерации, такими как Республика Татарстан и Мордовия, Курская область, Санкт-Петербург.

В некоторых регионах России компании из Венгрии реализуют крупные инвестиционные проекты. В пример осуществления планов по сотрудничеству на региональном уровне можно привести открытый в прошлом году и успешно работающий в Тульской области завод по производству кормовых премиксов, построенного венгерской компанией «Агрофид», или завод фармацевтической компании «Гедеон Рихтер» расположенный в Московской области, который в 2016 году отметил 20-летие своей успешной работы.

По Вашему мнению, насколько заинтересованы в российских бизнес-кругах венгерскими инвестициями? Что нужно для того, чтобы возросла сила притяжения венгерского рынка в глазах российских бизнесменов?

Интерес, конечно, есть. Он проявляется как со стороны венгерских бизнесменов, так и российских предпринимателей. По экспертным оценкам российских бизнес-инвестиций в Венгрии накоплено в размере 0,9 миллиардов долларов, венгерских в России - 1 миллиард долларов.

В ближайшем будущем мы планируем достижение взаимовыгодных результатов по крупным инфраструктурным проектам в сфере энергетики, интенсифицировать взаимодействие в таких отраслях как транспорт, строительство и туризм. Мы нацелены на максимальное благоприятствование иностранным инвестициям в российскую промышленность, в том числе венгерским.

Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова


США. Швейцария. Россия > Агропром. Медицина > rosinvest.com, 31 января 2017 > № 2055817

Табачные войны

Курить вредно. Спорить с этим утверждением бессмысленно. Существует огромное количество исследований, подтверждающих негативное влияние табачного дыма на человеческий организм. Но огромное количество людей по всему миру не бросают эту пагубную привычку, а крупнейшие табачные корпорации продолжают наращивать свои производства.

В 1999 году в окружном суде Вашингтона начался процесс, взбудораживший всю мировую общественность - «США против табачных компаний». Ответчиками на нем выступали мировые гранды табачной отрасли British American Tobacco PLC, Liggett Group Inc., Lorillard Tobacco Co, Philip Morris USA и Reynolds American Inc. Судебные слушания длились 7 лет. Было доказано, что все эти корпорации участвовали в сговоре, дезинформировали своих потребителей о вреде курения и по сути создали преступный картель.

В постановлении суда было зафиксировано, что вышеуказанные компании в обязательном порядке обязаны открывать и представлять общественности документы своей рекламной деятельности, исследований в научной сфере, политического лоббизма и многое другое, непосредственно касающееся производства и реализации табачной продукции. В процессе разбирательств всплывали и имена российских чиновников. Так, например, было отмечено, что в 1997 году одна из «дочек» табачной компании Reynolds American Inc оплатила поездку представительной делегации из России на конференцию в американский Университет Дьюка, посвященной совершенствованию налоговой политики. В ее состав, в том числе, входили зам. главы Минфина РФ Сергей Шаталов и депутат Госдумы Александра Починок. Вряд ли это было сделано для того, чтобы вернувшись на родину, они стали резко повышать акциз на табачные изделия. В принципе, это не произошло в те годы, нет активности в данном направлении у российских чиновников и сейчас. Более того, на суде в Вашингтоне было четко прослежены контакты господина Шаталова с компанией International Tax and Investment Center, спонсором которой являются табачные корпорации. Эта организация активно лоббировала по всему миру интересы своих «хозяев». При ее посредничестве проходили форумы, на которые приглашались министры финансов многих стран мира, в том числе Российской Федерации.

В чем же состояла истинная причина подобных встреч и конференций? Какие мысли ведущие экономисты мира «вталкивали» в головы глав Минфина? Очевидно, что все это происходило исключительно в интересах крупнейших табачных корпораций. Участникам представлялись передовые технологии развития и совершенствования налоговых систем, где резкое и значительное повышение акцизов на табак не являлось серьезной мерой улучшения финансового состояния государств.

Табачный бизнес в России

Мировой табачный бизнес начал активно приходить в Россию в начале 90-х. и крупнейшие иностранные корпорации моментально скупил все знаменитые советские производства. Это были Фабрика имени Урицкого в Санкт-Петербурге, московская фабрика «Ява» в Москве, Краснодарская табачная фабрика и др. Пришли BAT, Philip Morris, JTI и RJR.

Главная проблема бизнеса на табаке – увеличение акцизов на продукцию. Чем выше налог, тем ниже потребление, от которого напрямую зависит прибыль табачных корпораций. Американские эксперты посчитали: если увеличить стоимость пачки сигарет в США на 10%, то объем потребления табачных изделий снизится на 4%. В странах с меньшим доходом, например в Китае, этот показатель будет значительно выше – 6-10%.

Именно в период судебных слушаний по иску к табачным корпорациям, политика России в отношении акцизов была следующей: данный вид налога необходимо повышать постепенно, но никак не резко. Иначе на рынке увеличится огромное количество контрабанды. В этом случае, потребление не уменьшится, а государству будет нанесен огромный урон. При этом здоровье нации снизится. Очень спорное утверждение. Но Шаталов, отстаивающий эту позицию, утверждал, что потребление табака в России и, например, в той же Европе, значительно отличается.

Но независимые специалисты и аналитики, профессионально занимающиеся данной проблемой, абсолютно не согласны с такой трактовкой. По их мнению, она является классическим проявлением табачного лобби. Нет ни одного подтверждения, когда увеличение акцизных сборов на сигареты и табачные изделия привело бы к росту контрафакта. В таких странах, как Австралия, Канада и Румыния этого, например, не произошло. Анализ количества контрабанды табака на территории Российской Федерации, несмотря на постепенный рост акцизов, показал, что ее уровень стабильно находится в пределах от 0,7 до 2%.

После ухода с поста зам. главы Минфина Сергея Шаталова его должность в 2003 году занял Илья Трунин. При нем (в 2007 году) розничная цена на сигареты достигла (на радость табачным компаниям) своего максимального уровня и к тому же был отменен НДС на акцизные марки.

Табачное лобби

Табачные компании, расположенные на территории России, в плане лоббирования и отстаивания собственных интересов были всегда солидарны и выступали единым фронтом. Но и у них возникали разногласия, причем достаточно серьезные. Один из подобных внутриотраслевых конфликтов был связан с порядком взимания акциза. Дело в том, что 2003 году в России действовала фиксированная ставка, выгодная компаниям, работающим в высоком ценовом сегменте - Philip Morris и JTI. Но вот ВАТ проигрывал от такого подхода. Доля этого налога в продукции компании, например «Ява», была существенно выше, чем у Winston . Именно поэтому она ратовала за смешанный принцип взимания акциза. Представители «Бат-Ява» защищая свою позицию, считали единый подход в этой части налогов на табачный бизнес несправедливым. Они настаивали на следующей акцизной системе: фиксированная плата за одну тысячу сигарет и к ней прибавляется определенный процент, напрямую зависимый от стоимости пачки.

«Война» длилась почти 2 года. Победили компании, отстаивающие смешанный акцизный принцип. Philip Morris болезненно отреагировал на проигрыш и даже пытался выйти из состава профильного отраслевого объединения «Табакпром». Но перспектива изоляции и многочисленных проверок охладило пыл корпорации, и она перешла в стан бывших «врагов», оставив в одиночество своего партнера по борьбе JTI.

Минздрав России, призванный осуществлять государственную политику исключительно в интересах здоровья российских граждан, в 2010 году обнародовал свою Концепцию по противодействию потребления табачных изделий с 2010 по 2015 гг. В этом документе сумма акциза была в 6 раз меньше, чем в странах ЕС. На конец пошлого года разница незначительно снизилась до пятикратного значения.

В принципе, российские власти абсолютно согласны с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в части величины акциза. ВОЗ предлагает довести этот показатель до70%. В России он зафиксирован на уровне 41%.

Автор: Кононов Игорь

США. Швейцария. Россия > Агропром. Медицина > rosinvest.com, 31 января 2017 > № 2055817


Россия. СФО. СЗФО > Образование, наука. Медицина > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065321

В Эрмитаже провели уникальное исследование двух мумий, обнаруженных в середине прошлого века в урочище Пазырык в Горном Алтае. Как говорится в сообщении музея, обе мумии были полностью просканированы на томографе в разных режимах, а полученные несколько тысяч изображений переданы специалистам для дальнейшего анализа. Процесс изучения этих снимков может занять длительное время, поскольку требуются экспертные заключения как врачей-рентгенологов, так и антропологов, археологов, а также всестороннее обсуждение и согласование экспертных оценок.

Это сканирование стало первым подобным опытом для Эрмитажа. Целью сканирования было попытаться установить болезни и причину смерти мумифицированных людей, реконструировать их внешний облик по полученным изображениям, а также более детально изучить приемы мумифицирования. Все это призвано помочь пролить свет на образ жизни людей пазырыкской культуры и других родственных ей культур скифского времени. На такое исследование сотрудников Эрмитажа вдохновили актуальные тенденции в мировой музейной практике: в последнее время было опубликовано несколько научных статей по результатам сканирования мумий, хранящихся в других музеях, которое стало возможным благодаря современным компьютерным технологиям. Они позволяют получить 3D-изображения высокого качества — с разрешением меньше 1 мм, — и увидеть, что находится внутри мумий, не нарушая целостность их тел.

Отметим, что сканированию подверглись две мумии — мужчины-вождя, которому, по оценкам антропологов, на момент смерти было 55−60 лет, и женщины, погребенной с ним в одной могиле. Возраст женщины на момент смерти около 45−50 лет.

Мумии были обнаружены в 1949 году в пятом пазырыкском кургане в Улаганском районе Республики Алтай. Курган представлял собой каменную насыпь диаметром 42 м. На дне могилы глубиной 4 м находилась погребальная камера, состоящая из двух срубов, установленных один внутри другого. Во внутренний сруб была помещена колода с мумифицированными телами мужчины и женщины. Курган был ограблен в древности, однако в нем было обнаружено немало ценных с научной точки зрения экспонатов.

Сделанные в урочище Пазырык находки не только указывают на высокий общественный статус погребенных. Они свидетельствуют о контактах местного населения скифского времени с цивилизациями Центральной Азии и Древнего Востока. Материалы раскопок позволяют достаточно полно реконструировать многие стороны жизни племен Горного Алтая IV—III веков до н. э.

Россия. СФО. СЗФО > Образование, наука. Медицина > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065321


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 30 января 2017 > № 2054115

О поддержке разработки имплантируемых медицинских изделий и ускорения их вывода на рынок.

Постановление от 20 января 2017 года №37. В рамках госпрограммы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013–2020 годы. Внесёнными изменениями, в частности, расширен список работ, на которые предоставляются субсидии. Увеличен объём субсидирования затрат – с 50 до 80% от фактических затрат. Увеличен максимальный размер субсидии – с 5 млн рублей до 200 млн рублей.

Справка

Внесено Минпромторгом России.

Правила предоставления субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на реализацию проектов по организации и проведению клинических испытаний имплантируемых медицинских изделий в рамках подпрограммы «Развитие производства медицинских изделий» госпрограммы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013–2020 годы (далее – Правила) утверждены постановлением Правительства от 1 октября 2015 года №1046.

Подписанным постановлением в Правила внесены изменения.

В частности, установлено, что субсидии могут предоставляться на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, организацию и проведение клинических испытаний медицинских изделий. Согласно действовавшей до настоящего времени редакции Правил субсидировались только проекты по организации и проведению клинических испытаний медицинских изделий. Расширение направлений предоставления субсидий повысит заинтересованность российских производителей в создании новых медицинских изделий.

Предусмотрено также субсидирование расходов на заработную плату специалистов, опытно-конструкторские и технологические работы, изготовление макетов и опытных партий медицинских изделий.

Увеличены объём субсидирования затрат – с 50 до 80% от фактических затрат, максимальный размер субсидии – с 5 млн рублей до 200 млн рублей. Это позволит оптимизировать возмещение реальных затрат производителей медицинских изделий на выполнение соответствующих работ.

Периодичность предоставления субсидии изменена с полугодовой на ежемесячную. Это позволит производителям медицинских изделий обращаться за получением субсидии для возмещения части затрат, понесённых в любом месяце.

В перечень показателей эффективности реализации проекта включены новые показатели. К ним, в частности, относятся объём реализации медицинских изделий, доля разработанных новых медицинских изделий в общем объёме выпускаемой продукции, количество создаваемых и модернизируемых высокотехнологичных рабочих мест.

Расширены требования к содержанию бизнес-плана, представляемого организацией для получения субсидии, в том числе в части обоснования спроса на медицинские изделия, показателей эффективности по итогам каждого полугодия, информации о структуре соответствующих затрат.

В федеральном бюджете на 2017 год на эти цели предусмотрены средства в размере 705,9 млн рублей.

Принятые решения направлены на поддержку разработки имплантируемых медицинских изделий и ускорение их вывода на рынок.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 30 января 2017 > № 2054115


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 30 января 2017 > № 2054113

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: об индексации выплат, пособий и компенсаций; об облегчении доступа социально-ориентированных некоммерческих организаций к рынку социальных услуг; о проведении эксперимента по маркировке лекарственных препаратов специальными кодами.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов по документам. На прошлом совещании мы затрагивали тему индексации страховых пенсий. Решение принято: с 1 февраля они индексируются на фактическую инфляцию прошлого года, то есть на 5,4%. С 1 февраля будет также проиндексирован ряд социальных гарантий: это пособия, выплаты, компенсации, которые предусмотрены федеральными законами, в том числе выплаты ветеранам, инвалидам, различные выплаты и компенсации чернобыльцам, членам семей погибших военнослужащих и некоторым другим категориям граждан. Кроме того, с 1 сентября будет проиндексирован стипендиальный фонд, деньги на эти цели в бюджете предусмотрены. Общий объём всех выплат по категориям составит порядка 706 млрд рублей.

Ещё одна тема. Мы продолжаем развивать инструменты, которые должны облегчить социально ориентированным некоммерческим организациям доступ к рынку социальных услуг. Я подписал документ, который определяет правила принятия решений о признании НКО исполнителями таких общественно полезных услуг, чтобы можно было понять, чем конкретно они занимаются, и чтобы на них распространялись эти правила. Установлены также правила ведения реестра подобных организаций.

Подписан документ, который даёт старт механизму маркировки упаковок лекарств специальными кодами. Это часть работы по противодействию обороту фальсифицированной, контрафактной продукции. Абсолютно очевидно, как важно доверять безопасности и качеству лекарственных препаратов, чтобы лекарства были настоящие, а не поддельные. Сегодня мы инициировали создание специальной автоматизированной системы, которая позволит отслеживать все этапы движения этой продукции: от производителя до аптеки или больницы. В результате любой человек с помощью специального прибора, сканера в аптеке или же своего смартфона, если у него есть такой и там установлена программа, сможет проверить происхождение упаковки, убедиться, что это именно легальная, а не какая-то поддельная продукция. Прежде чем ввести такую систему по всей стране, нужно протестировать её возможности, выявить потенциальные проблемы, а уже по итогам эксперимента принять решение об обязательности маркировки для всех участников такого рынка, то есть для производителей, дистрибьюторов, для аптечной торговой сети. Аркадий Владимирович, Вы эту тему вели, какие тут есть проблемы, сложности и перспективы?

А.Дворкович: Координация проекта будет осуществляться в рамках приоритетного проекта, соответственно, руководить проектом будет проектный офис, в который входят представители министерств здравоохранения, а также промышленности и торговли. Непосредственными исполнителями работ являются Росздравнадзор и Федеральная налоговая служба – в части информационной системы. Главной задачей является противодействие обороту фальсифицированных, контрафактных лекарственных препаратов и оперативное выведение этих изделий из оборота в случае обнаружения таковых. На последующем этапе будет решена и задача повышения качества лекарственного обеспечения в сети медицинского обслуживания. Участниками будут в конечном счёте все медицинские учреждения, все торговые организации, а также производители лекарственных средств и дистрибьюторы. 100% выпускаемых лекарств – это около 6 млрд упаковок. Принципиальным является то, что отслеживание при обороте лекарственных средств будет осуществляться независимо от характера упаковки. То есть, например, не придётся распаковывать целые крупные партии для проверки каждого конкретного лекарственного препарата. Контроль будет осуществляться в крупных упаковках при проходе через производственную линию, при поставках на оптовые склады, в медицинские учреждения и торговые сети.

Речь идёт примерно о 350 тыс. участников оборота. Это около тысячи производителей (примерно половина – отечественных, половина – зарубежных), около 100 тыс. медицинских учреждений и около 250 тыс. других организаций.

На первом этапе система пройдёт период апробации, именно поэтому это называется экспериментом. Участие в системе будет добровольным в течение одного года. Уже сейчас о готовности участвовать в этой работе заявили ключевые производители лекарственных средств, в том числе жизненно важных. Также готовность подтвердили основные дистрибьюторские сети и ряд крупнейших регионов, включая Москву. В Москве работа начнётся с Зеленограда, который является частью Москвы и частью Московского региона.

Д.Медведев: Оснащение аптек этими считывателями кто будет делать?

А.Дворкович: Считывать соответствующие метки можно будет как собственными телефонами, так и сканерами. Если это муниципальные аптеки, то это будет осуществлять город за счёт своих средств, если это частные аптеки, то, когда наступит период обязательности, их должны будут приобрести сами аптеки. В чём плюсы? Плюсы прежде всего в том, что будет обеспечена защита от контрафактного оборота, оборота фальсифицированных изделий, а значит, производитель выиграет. И за счёт этого выигрыша они получат возможность убрать из своей цены дополнительную наценку, которая сегодня устанавливается, чтобы застраховаться от риска оборота контрафактной продукции, а значит, в конечном счёте себестоимость и прибыль соответствующих организаций не должны пострадать. Но всё это будет апробировано в течение года в период проведения эксперимента. Предварительные итоги будут подведены 1 декабря текущего года.

Д.Медведев: Сканеры должны быть определённым образом протестированы, опечатаны, чтобы была гарантия того, что не будет никаких несанкционированных проникновений и попыток через эти сканеры продавать фальсифицированные лекарства.

А.Дворкович: Именно это будет проверяться в ближайшие месяцы. Для этого нужен пилотный период. Информационная система будет готова к июню, соответственно, все основные действия будут осуществляться во второй половине года. До этого времени мы скоординируем действия всех участников оборота, с тем чтобы все знали, как функционирует система, какие последствия обнаружения фальсифицированной продукции. Будет осуществлено информирование граждан, а также пациентов лечебных учреждений относительно того, как это всё работает. Таким образом, надеемся на серьёзный, социальный в том числе, эффект.

Д.Медведев: Последствия должны быть понятны: если поставляется фальсифицированный препарат, который при помощи этого сканера или другим путём определяется как фальсификат, как контрафактный препарат, должно возбуждаться расследование – как административное, так и, вполне вероятно, уголовное.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 30 января 2017 > № 2054113


Казахстан. Корея > Медицина > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062389

В индустриальной зоне « Тассай» города Шымкент запущен завод по выпуску 17 видов изделий медицинского назначения, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«В диверсификации экономики и развитии предпринимательства в регионе важную роль играют индустриальные зоны. Одной из таких зон является индустриальная зона «Тассай». В индустриальной зоне, площадь которой составляет 89 гектаров, на сегодняшний день, реализуются 24 инвестиционных проекта. Один из проектов — завод ТОО «Marai E7 Group» по выпуску ортопедических изделий медицинского назначения. В рамках проекта, в область привлечено инвестиций на сумму 393 млн. тенге. Также работой будут обеспечены 50 человек», — сказал на открытии аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев.

На предприятии, оснащенном южно-корейской технологией, планируется выпускать 500 тысяч бинтов и 274 тысячи ортопедических изделий. Данный вид продукции используется для оказания медицинской помощи при различных переломах и отличается легкостью, эластичностью, гибкостью, рентгеноконтрастностью и быстрым затвердеванием. Завод, не имеющий аналогов в странах СНГ, способен обеспечить весь казахстанский рынок ортопедическими изделиями.

Как отметили в пресс-службе областного акимата, в настоящее время, ТОО «Марай E7 Group» прорабатывает вопрос об экспорте продукции в Турцию, Узбекистан и Кыргызстан.

Казахстан. Корея > Медицина > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062389


Узбекистан. Россия > Медицина > podrobno.uz, 29 января 2017 > № 2055749

В ближайшее время сразу два ведущих медицинских центра России откроют свои филиалы в Хорезмской области Узбекистана. Об этом стало известно по итогам визита Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в эту область.

В Хорезмском филиале Республиканского специализированного центра кардиологии планируется открытие филиала российского Научно-практического центра сердечно-сосудистой хирургии имени А.Бакулева. Отметим, что возглавляет это учреждение всемирно известный кардиолог Лео Бокерия.

Это позволит осуществлять диагностику и лечение заболеваний сердца у новорожденных, оказывать специализированную медицинскую помощь более чем 3 тысячам пациентов в год. Эта клиника станет региональным кардиологическим центром для населения Республики Каракалпакстан, Хорезмской и Бухарской областей.

В Ургенчском филиале Ташкентской медицинской академии будет организована клиника в сотрудничестве с первым Санкт-Петербургским государственным медицинским университетом имени И.Павлова.

Здесь будут действовать отделения эндокринологии, отоларингологии, гематологии, аллергологии, терапии. Специалисты этого университета будут здесь не только преподавать, но и осуществлять практическую работу по диагностике и лечению. Эта система позволит будущим медикам еще глубже осваивать в процессе учебы современные методы мировой медицины.

Шавкат Мирзиёев особо отметил, что эти два учреждения, создаваемые в Хорезмском филиале Республиканского специализированного центра кардиологии и Ургенчском филиале Ташкентской медицинской академии, будут иметь огромное историческое, социальное значение для населения Приаралья. Центры будут способствовать эффективному лечению часто встречающихся на этой территории заболеваний, повышению знаний и квалификации медицинских работников и преподавателей.

Узбекистан. Россия > Медицина > podrobno.uz, 29 января 2017 > № 2055749


Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 января 2017 > № 2053962

В индустриальной зоне « Тассай» города Шымкент запущен завод по выпуску 17 видов изделий медицинского назначения, передает МИА «Казинформ».

«В диверсификации экономики и развитии предпринимательства в регионе важную роль играют индустриальные зоны. Одной из таких зон является индустриальная зона «Тассай». В индустриальной зоне, площадь которой составляет 89 гектаров, на сегодняшний день, реализуются 24 инвестиционных проекта. Один из проектов - завод ТОО «Marai E7 Group» по выпуску ортопедических изделий медицинского назначения. В рамках проекта, в область привлечено инвестиций на сумму 393 млн. тенге. Также работой будут обеспечены 50 человек», - сказал на открытии аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев.

На предприятии, оснащенном южно-корейской технологией, планируется выпускать 500 тысяч бинтов и 274 тысячи ортопедических изделий. Данный вид продукции используется для оказания медицинской помощи при различных переломах и отличается легкостью, эластичностью, гибкостью, рентгеноконтрастностью и быстрым затвердеванием. Завод, не имеющий аналогов в странах СНГ, способен обеспечить весь казахстанский рынок ортопедическими изделиями.

Как отметили в пресс-службе областного акимата, в настоящее время, ТОО «Марай E7 Group» прорабатывает вопрос об экспорте продукции в Турцию, Узбекистан и Кыргызстан.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 января 2017 > № 2053962


Россия > Медицина > zavtra.ru, 29 января 2017 > № 2053952

 Почему уничтожают психиатрию?

современный мир, заталкиваемый в глобализацию, стоит на пороге массового безумия

Ирина Медведева Татьяна Шишова

Психиатрия и политика. Какая между ними связь? Кажется, ответ очевиден. Многие скажут, что в определенных политических системах психиатрия используется для подавления инакомыслия: неугодных объявляют душевнобольными и могут упечь в сумасшедший дом.

Ответ правильный, но не исчерпывающий. Во взаимоотношениях психиатрии и современной политики есть нечто гораздо более важное, но не столь очевидное. Об этом и поговорим.

Больных всё больше, а врачей всё меньше

По роду своей работы с детьми мы на протяжении многих лет тесно общаемся с кругом детских психиатров. И в разговорах с ними часто звучит жалоба на разрушение психиатрии. Началось оно в перестройку и продолжается до сих пор. Разрушают, как и во многих других областях, под видом реформирования, стремления соответствовать новым подходам, международным стандартам, улучшить, усовершенствовать и т.п. Причем делается все это на фоне заметного ухудшения психического здоровья людей, роста даже тех заболеваний (напр., шизофрении), процент которых считался неизменным на протяжении десятилетий.

В ухудшении психического здоровья нет ничего удивительного. Иначе и быть не может в условиях такой информационно-культурной агрессии и расшатывания нравов. Чтобы не быть голословными, приведем данные XIV Съезда психиатров России, прошедшего в Казани в 2015 году. Итак, продолжает расти инвалидизация в связи с психическими расстройствами: за 10 лет число таких инвалидов по увеличилось на 5,2% и в 2014 г. составило 1 055 950 (один миллион пятьдесят пять тысяч девятьсот пятьдесят!) человек. При этом специалистов хронически не хватает. Обеспеченность населения врачами-психиатрами в расчете на 10 тыс. населения составила 0,92%, врачами-психотерапевтами – 0, 1%. В период с 2005 по 2014 гг. произошло значительное уменьшение числа и мощности психиатрических учреждений, как амбулаторных, так и стационарных. Число психоневрологических диспансеров уменьшилось почти вдвое – на 43,3%. А их и было-то - кот наплакал: 173 на такую огромную страну! Осталось 98. Число психиатрических больниц сократилось на 22,2% (с 270 до 210), число диспансеров, имеющих стационары – на 36,5% (с 115 до 73). Коечный фонд психиатрических стационаров сократился на 14,1%, средний срок стационарного лечения тоже сократили. Продолжилось и уничтожение лечебно-производственных мастерских. Их количество, как сказано в резолюции Съезда психиатров, достигло минимального уровня за последние 20 лет и составило 5 395 мест. Этот показатель на 100 диспансерных больных составляет 0,34, т.е. ничтожно мал. А ведь в отечественной психиатрии трудовой деятельности больных (пускай несложной, но полезной) придавалось очень большое значение, поскольку она хорошо зарекомендовала себя в плане реабилитации.

Делается все для того, чтобы усложнить работу психиатров, а, по возможности, и отвратить от этой работы. «Увеличение числа врачебных посещений на фоне сокращения показателей кадровой обеспеченности, - читаем в резолюции Съезда, - свидетельствует о значительном сокращении времени на обслуживание одного пациента, снижении терапевтической активности участковых врачей-психиатров». Попросту говоря, врачи не справляются с валом пациентов. Душат и экономически. В течение последних лет значительно сократилось финансирование психиатрической службы, сотрудники лишаются надбавок за «вредность» и льгот.

Еще более удручающая картина в детской психиатрии. «В 80-е годы XX века, - говорит крупнейший детский психиатр, проф. Козловская Г.В., - психическая патология среди детей от 0 до 3 лет ограничивалась 8-9%, а в 2000-ом году она уже составляла 20%. Среди дошкольников старше 3 лет эти цифры продолжают расти, достигая к 5-6 годам 70-80%. По свидетельству педиатров, лишь 7 детей из 100 не нуждаются в психоневрологической помощи. Количество психосоматических расстройств типа полиартрита, диабета, астмы и так далее выросло за последние 5 лет в три раза. У 80% детей, являющихся пациентами педиатрического стационара, обнаруживают нервно-психические расстройства. За последние десятилетия в 10 раз выросло количество инвалидов среди детского населения! Причем 25% из них составляют дети с психическими отклонениями, получившие инвалидность по психическому заболеванию. Из 50 процентов юношей, признанных негодными к службе в армии, 10 процентов - пятая часть – комиссованы по психическому заболеванию. А ведь освобождают от службы в армии по такому психическому заболеванию, которое совершенно очевидно для призывной комиссии. То есть, речь идет о явных отклонениях, поскольку по пустякам никого не освобождают. А еще примерно столько же призывников имеет скрытые психические отклонения и, попав в армию, как раз и пополняют статистику дедовщины, суицидов, самострелов, побегов и прочих печальных явлений, которые, к сожалению, до сих пор не удается искоренить. Такова картина на настоящий момент: общество, можно сказать, подвержено эпидемии психических расстройств».

При этом количество стационаров снизилось, а равнозначной замены их амбулаторными службами нет. Помощь, которая всегда оказывалась детям бесплатно, вдруг стала платной. Кроме того, сужается список лекарств, разрешенных для лечения детей. «У меня врачебный опыт более 50 лет, - продолжает проф. Козловская. - Я уже работала в области детской психиатрии, когда только начали появляться лекарства из разряда психотропных, которые произвели настоящий переворот в лечении невротических состояний, психозов и других заболеваний, позволили заметно улучшить результаты лечения. Лекарства эти применялись к детям всех возрастов, разница была только в дозировке. И вдруг сейчас даже те препараты, которые мы раньше применяли, выведены за скобки. В нашем распоряжении остаются средства, которые применялись более 50 лет назад. Это наиболее токсичные, вредные, тяжелые препараты. Но их, согласно новым инструкциям Минздрава, можно применять, а более современные и менее вредные – никак нельзя. Теперь они разрешены к применению только с 12, а то и с 18 лет. А в более раннем возрасте, когда мы как раз можем по-настоящему помочь, нам детей эффективно лечить запретили. Это чисто американская установка, потому что у них психически больными признаются лица после 12-15 и более лет».

Мало того! На фоне пугающего роста детской и подростковой психопатологии, в медицинских вузах отменили специальность «детский психиатр».

Последняя преграда

Какой вывод можно сделать, ознакомившись с этой печальной информацией? Ну, наверное, что государство решило сэкономить средства, недооценивая важность работы тех, кто занимается врачеванием психики. Но тогда почему образование по специальности «психолог» можно получить теперь где угодно, чуть ли не в техническом вузе? Психологи, конечно, могут оказать помощь душевнобольным, но они не имеют права лечить. Почему вместо психиатров, в которых сейчас такая острая нужда, наплодили и продолжают плодить огромное количество психологов? Эти вопросы так и останутся без ответа, если мы не вернемся к тому, с чего начали: к связи психиатрии и политики. Причем, политики не национально-ориентированной, а глобализаторской, направленной на отмену суверенитета государств и, соответственно, на разрушение национальных особенностей и религиозно-культурных норм.

Какие преграды могут помешать глобалистской агрессии? Конечно, военная мощь. События, происходящие сегодня на Ближнем Востоке, об этом явственно свидетельствуют. Если государство не в состоянии дать серьезный военный отпор, оно обречено. Но одной военной мощи недостаточно. Нужна горячая любовь к своей земле, к своему народу, готовность пожертвовать ради них даже своей жизнью, - в общем, все то, что подразумевается под словом «патриотизм». Но и этого мало. В современных условиях общество может быть переформатировано на отказ от суверенитета и традиций без открытой военной агрессии, с помощью так называемой «мягкой силы» (soft-power). Можно вроде бы любить свою страну, но, перенимая чуждые культурно-этические установки, способствовать ее ослаблению и разрушению. Пример «незалэжной» Украины перед глазами. Поэтому для противодействия глобализму очень важно дорожить отечественной культурой, отечественными традициями. А еще важнее, быть может, вообще важнее всего, дорожить своей верой. Именно она дает человеку, обществу, стране главную опору, которую никакие материальные силы сокрушить не в состоянии.

Но, к сожалению, сегодня очень незначительная часть наших сограждан ставит веру в Бога во главу угла. Поэтому такие аргументы, как «грех», «нарушение Заповедей», «безнравственность» далеко не всегда срабатывают. В ответ можно услышать, что все это поза-позавчерашнее, безнадежно устаревшее, посыпанное густым слоем нафталина.

Зато научные аргументы для большинства людей весьма убедительны. С середины XIX века и на протяжении всего XX-го поклонение науке было (а во многом остается и до сих пор) основой общественного мировоззрения. Какая же наука теснейшим образом увязана с критериями морально-нравственных норм? Философия? Отнюдь. Современная философия, наоборот, обоснует любое проявление безнравственности, поскольку все, якобы, относительно. Биология? Тоже нет. Более того, аргументы биологического характера нередко служат сейчас оправданием откровенной аморальности, в том числе и половых извращений. В пример приводятся гуси, у которых самцы-гомосексуалисты обычно бывают лидерами¸ вожаками стаи при перелете на юг; черви-гермафродиты, некое «оно», совмещающее в себе оба пола (вот вам и «научное» обоснование гендера!). Ну, а лозунг «что естественно – то не стыдно» звучит нынче чуть ли не как научный постулат!

Завершим перечисление, которое можно было бы продолжить. Сколько ни перебирай, есть только одна область знаний (притом подтвержденная и обогащенная большим эмпирическим опытом), которая с научных позиций служит преградой для размывания традиционных нравственных норм. Это психиатрия. Если вдуматься, то несложно увидеть, что многие психиатрические отклонения одновременно являются отклонениями морально-этическими. Возьмем, к примеру, психопатию. При всем разнообразии ее видов, есть некие общие, свойственные психопатам признаки. Среди них фигурируют злоба, отрицательное отношение к людям и животным, сексуальное насилие, поджоги, вандализм, сквернословие и прочие проявления криминального поведения.

Если посмотреть на перечисленные психопатические симптомы с точки зрения нравственности, то все они вступают с ней в противоречие, а некоторые противоречат настолько, что подлежат уголовному наказанию. Но в реальности глобалистской антижизни патологичность подобных проявлений старательно затушевывается, в каких-то случаях возводится в ранг нормы, а в каких-то даже возвышается до эталона.

Симптомоэталоны

Скажем, сейчас в молодежной среде весьма популярна пропаганда анархических настроений. Преследуются тут, конечно, цели политические: молодые бунтари составляют основную массовку всяких «цветных» революций. Но поскольку анархическое бунтарство включает в себя тотальный негативизм, сопряженный с мощным зарядом агрессии (результатом чего являются побитые витрины, сожженные автомобили, покалеченные люди), психопатологическое поведение уже квалифицируется как разновидность нормы. Дескать, чего же вы хотите? Анархистам положено ниспровергать все основы. А спортивные фанаты – они во всем мире так себя ведут. Они-же-дети, им и похулиганить не грех.

Или возьмем другой симптом психопатии – отрицательное отношение к людям, т.е. человеконенавистничество. Многие высказывания известных либералов буквально наэлектризованы психопатической ненавистью к нашей стране, народу, традиции.

«А за что вас любить, русские? Посмотрите на ваши мрачные лица… на ваши уродливые и непригодные для жизни города… Вы за тысячу последних лет только и смогли, что построить у себя очень некрасивую страну, несчастливую во все времена ее существования… Не говорите только про литературу, музыку и ученых – это все не ваше. Ваши герои – отъявленные мерзавцы, убийцы, подонки, мразь». Рустем Адагамов, блогер-белоленточник, эмигрировавший в Прагу, обвиняется в педофилии.

«Русский мужчина – самый мерзкий, самый отвратительный, самый никчемный тип мужчины на Земле». Альфред Кох, ельцинский вице-премьер.

«Кто такой Константин Райкин? Кто такой Табаков, кто такой Познер, которые высказались в его защиту? Это элита России. Между ними и парнями на мотоциклах и в заклепках – пропасть даже не цивилизационная, а эволюционная… пропасть, которая отличает шимпанзе от человека». Юлия Латынина, журналистка. (цит. по http://tsargrad.tv/article/2016/12/25/top-100-rusofobov-2016).

«Русские люди похожи на крупный рогатый скот». Евгения Чирикова, член Координационного совета российской оппозиции, с 2015 года живет с семьей в Эстонии.

Патологичность этих высказываний бросается в глаза. Но разве их авторов называют психопатами? Вовсе нет. Для них существует не медицинский, а скорее, политический термин «русофоб», который для кого-то звучит отрицательно, а кому-то, наоборот, ласкает слух.

Такую психопатологию, как склонность к сексуальному насилию, в современном обществе популяризируют через пропаганду садо-мазохизма. Создаются специальные клубы для любителей подобных «развлечений», налажена торговля соответствующими атрибутами: плетками, шипами и т.п. Фактически происходит ползучая легализация ужасающе патологического поведения. Вместо того, чтобы лечить больных людей, развитию их патологии, объявляемой хобби, проектанты и менеджеры антижизни предоставляют режим наибольшего благоприятствования.

Ну, а матерщину уже и вовсе не воспринимают как проявление чего-то болезненного. Сквернословие настолько вошло в обиход, что когда ненормативную лексику в СМИ, кино и т.п. запретили, видные деятели культуры (!) выступили против. Никита Михалков в интервью «Российской газете» назвал мат одним из «самых великих и изощренных изобретений русского народа».

Если под этим углом зрения посмотреть на еще более тяжелое заболевание – шизофрению, то мы увидим, что и шизофренические симптомы нередко преподносятся обществу как современная норма. В книге известного крымского психиатра В.П.Самохвалова «Психический мир будущего» приводятся письменные тексты тяжелобольных шизофреников и отрывки из произведений современных писателей. Врач обращает внимание на то, что они практически неотличимы друг от друга. То есть, продукция психиатрических клиник перекочевала на страницы модных книг и служит образцом для подражания. Хочешь прославиться – пиши как можно более вычурно, бессвязно, бессмысленно.

А с каким шизофреническим бесстыдством участники популярных телешоу рассказывают подробности своей интимной жизни! И это тоже служит примером. Но уже не для кучки юных дарований, а для миллионов обычных людей. О многих других психиатрических симптомах, которые сейчас подаются в качестве эталонов поведения, можно прочитать в нашей статье «Диктатура безумия». Противостоять такой вредоносной трансформации с сугубо научных, а не с религиозно-этических позиций могут только психиатры. Именно поэтому сейчас психиатрия в таком загоне. Еще раз процитируем проф. Козловскую Г.В. « В XXI веке, - говорит она, - идет активный подрыв психического здоровья, выражающийся в дискредитации и даже порой в ликвидации устоявшихся критериев духовно-нравственного здоровья общества». Одновременно психиатрия «снова, как в эпоху перестройки, подвергается шельмованию… Исподволь ведется разрушение психиатрической службы и основ психиатрии. Предпринимаются попытки пересмотреть труды выдающихся ученых, основоположников психиатрии… Этих авторов либо отодвигают на второй план, либо вообще забывают, придумывают новые критерии, пересматривают сами диагнозы, само наличие той или иной болезни. К примеру, шизофрении. В последней медицинской классификации – а надо сказать, что она уже в который раз приходит к нам от американских специалистов, – шизофрения выведена за скобки. У подавляющего большинства пациентов это, якобы, не болезнь, а особенности характера или поведенческие реакции. Хотя на самом деле шизофрения – заболевание очень грозное, требующее постоянного медицинского наблюдения и серьезного лечения. Оно приводит к выраженному ухудшению психического здоровья и увяданию личности как таковой. Игнорировать такое страшное заболевание и лишать человека лечения антигуманно. Расширяются и критерии установления умственной отсталости, а также границы педагогической запущенности».

«Мы живём в постоянно меняющемся мире»

Почему же на фоне разрушения классической психиатрии множат отряд психологов? Ответ на этот вопрос можно получить, ознакомившись с тем, как сами психологи формулируют цели и задачи своей практической деятельности. Э.П.Утлик, доктор психологических наук, профессор, написал работу «Теоретико-методические основы практической психологии», одобренную методическим советом Современного гуманитарного университета (СГУ). Работа эта достаточно широко используется коллегами профессора и студентами-психологами. В ней, во-первых, дается определение психической нормы, а, во-вторых, выделяется четыре типа задач, которые стоят перед психологом при взаимодействии с клиентом.

Итак, психическая норма, по определению проф. Утлика (и не только его) – это «принятые в данном обществе на определенном этапе его развития определенные правила и требования к различным параметрам проявлений психической активности человека». Как нетрудно заметить, из такого определения следует, что никаких устойчивых, постоянных критериев нормы не существует. Все относительно, сплошной релятивизм. А если вспомнить глобалистскую мантру «Мы живем в постоянно меняющемся мире», то этапы развития уже не будут этапами в традиционном понимании. Раз мир постоянно меняется, значит, то, что вчера (или даже 10 минут назад) считалось нормой, сегодня (или 10 минут спустя) уже таковой не будет.

Из понимания относительности психической нормы логически следует и формулировка задач. «Первый тип, - указывает проф. Утлик, - включает задачи, вытекающие из социальных норм психического здоровья. Клиент оценивает собственную психологическую ситуацию, опираясь на оценки «нормально – не нормально». Переживания, которые на этой основе возникают, состоят в эмоциях по поводу несоответствия норме… Стратегическая задача психолога в данной ситуации будет состоять в изменении оценочных ориентиров клиента, что позволит ему увидеть свою жизнь в другом свете, расширить перспективы, отойти от шаблонного поведения и переживания».

Второй тип задач, который выделяет автор, «вытекает из системы этических оценок. Переживания клиента ориентированы на проблемы добра и зла или на этическую шкалу: «хорошо – плохо», «правильно – неправильно». Клиент не удовлетворен нравственными параметрами своего поведения, своим отношением к другим людям. Здесь он также подчиняется общественным и межличностным оценкам своего поведения… Психолог, работая с таким заказом клиента, должен обсудить с ним систему его оценки. Психолог может показать чрезмерную жесткость и ограниченность оценочной шкалы «хорошо - плохо». Цель психолога состоит в том, чтобы клиент научился ориентироваться на собственные переживания и критерии оценки, освободившись от внешней зависимости, которая создается ориентацией на оценки других... Необходимо подойти к осознанию дифференцированности критериев добра и зла для разных людей и нетождественности переживаний, основывающихся на этих критериях и, следовательно, их самоценности».

Дальше цитировать не будем, ибо, как говорили древние, «сказанного довольно». И без того ясно, что задача психолога (к какому бы типу она ни принадлежала) – утвердить клиента в мысли, что он – мерило всех вещей, что мнение общества и общепринятые критерии добра и зла ничего не значат по сравнению с его собственными представлениями и желаниями. Главное, чтобы ему было комфортно.

Для наглядности приведем пару примеров, чтобы читатели представили себе, как такая «дифференцированность критериев» реализуется на практике. В основе современного гендерного подхода лежит идея, что пол человека зависит от того, кем он себя ощущает. И полов этих, вернее, гендеров, может быть великое множество. Поэтому если ты, будучи по рождению мужчиной, чувствуешь себя женщиной (или наоборот), или утром ты на три четверти мужчина, а на одну – женщина, а насчет вечера пока не определился, – мы ведь живем в постоянно меняющемся мире! - это все совершенно нормально, это твой выбор. А мнение окружающих пусть тебя волнует меньше всего. Главное, чтобы в каждой из твоих гендерных ипостасей тебе было хорошо, это же поиск себя. И психолог поможет тебе в твоих поисках.

(Попутно заметим, что с точки зрения классической психиатрии расшатывание границ половой самоидентификации может привести к серьезной хаотизации личности, к спутанности сознания, замешательству, фактической потере себя. И честный психиатр не пойдет по этому пути, а, наоборот, будет стараться минимизировать патологию, насколько это возможно.)

Второй пример из другой области, но тоже вполне типичный для нашего времени. Молодой ученый, вчерашний выпускник одного из российских вузов, получает заманчивое предложение поработать в США. Это соблазнительно с точки зрения научных перспектив и заработка, но есть другая сторона. Сегодняшняя Америка – наш главный геополитический противник, и укрепление ее военной мощи (а работа будет направлена именно на это) молодого человека смущает. В таком амбивалентном состоянии он приходит к психологу. А выходит из кабинета, размышляя о том, что необходимо взять с собой в длительную командировку. Нет, психолог не посоветовал ему уезжать! Давать советы в современном понимании работы практического психолога – это признак непрофессионализма! Он просто утвердил клиента в мысли, что взгляд на отъезд как на предательство – типичный стереотип, шаблон, который никоим образом не должен влиять на его, клиента, решение. А клиенту важно определиться в приоритетах: насколько для него значимы творческий рост, успешность, самореализация, и где он наиболее эффективно может этого достичь.

«Главная идея современной практической психологии – преуспеяние, развитие личности с целью достижения успеха», - говорит известный православный психолог И.А. Адливанкин (монах Иоанн), много лет занимающийся реабилитацией наркоманов, игроманов и жертв тоталитарных сект.

Поставщики психологических услуг

Употребление слова «клиент» тоже отнюдь не случайно. Клиент – заказчик услуг. Пришел в ресторан – заказал еду и выпивку, которую любишь. В парикмахерской клиенту делают стрижку по его заказу. В турбюро продают путевку в то место, которое он избрал для путешествия. Показательно, что в процитированной работе Э.П. Утлика даже фигурирует словосочетание «заказ клиента». Отношения по типу «клиент – обслуга» полностью соответствуют задаче современного психолога: утвердить человека в его желаниях, сколь бы они ни были порочны. Хочешь быть педерастом – пожалуйста! Хочешь совершить предательство – на здоровье! Лишь бы УК не запрещал… Здоровья, правда, от этого не прибавляется, а совсем наоборот. Лев Толстой очень точно определил корень безумия. «Сумасшествие – это эгоизм», - записал он в своем дневнике, посетив несколько раз психиатрическую лечебницу проф. Корсакова. Следовательно, потворство эгоистическим желаниям человека, особенно таким, которые традиционно квалифицируются как безнравственные, расшатывает психику вплоть до ее инвалидизации.

Сказанное вовсе не означает, что мы в принципе против психологической помощи, которая во многих случаях очень полезна, а порой и необходима. Мы против отмены традиционных представлений о добре и зле, против аморальности, положенной в основу «работы с клиентом». Мы как раз видим большие перспективы развития православной психологии. Конечно, при условии, что это не ограничится только лишь наименованием, а будет означать серьезную ревизию взглядов, приведение их в соответствие с незыблемыми (а не постоянно меняющимися!) ориентирами: «Аз есть Путь и Истина и Жизнь» (Ин. 14:6). Психолог, стоящий на этих позициях, не будет утверждать человека в его пороках, а постарается помочь ему их преодолеть.

Но даже самый лучший психолог не в состоянии заменить психиатра. Современный мир, заталкиваемый в глобализацию, стоит на пороге массового безумия. Достаточно посмотреть на многотысячные гей-парады в западных столицах, где рядом с размалеванными содомитами в балетных пачках бодро шагают папы и мамы с малышами, у которых в руках радужные флажки. Психической норме объявлена война. Преградить наступление воинствующего безумия должны честные психиатры. Но поскольку психиатрию сейчас уничтожают, они сами нуждаются в защите. Сегодня это не узкоспециальная проблема, касающаяся только душевнобольных и членов их семей, а вопрос духовно-нравственной и информационной безопасности всего общества. Если, конечно, общество не хочет жить при диктатуре безумия.

Россия > Медицина > zavtra.ru, 29 января 2017 > № 2053952


Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053615

К настоящему времени количество лечебно-медицинских учреждений, специализирующихся на традиционной китайской медицине /ТКМ/, достигло 50 тыс., базовые услуги ТКМ доступны свыше 40 проц. населения. Об этом сообщили в Государственном управлении КНР по делам традиционной китайской медицины и фармацевтики.

По сообщению, Китай продолжит углублять структурную реформу в области предложения, повышать качество и эффективность услуг ТКМ.

ТКМ играет активную роль в облегчении бремени пациентов и контроле за расходами на медицинские услуги. В январе-сентябре 2016 года средние расходы на амбулаторный прием и среднедушевые расходы на стационарное лечение в больницах ТКМ оказались на 10,82 и 23,54 проц. ниже, чем в других больницах.

В декабре 2016 года в Китае был издан закон о ТКМ, в котором подчеркнута необходимость создания сети услуг ТКМ, рационального размещения ресурсов услуг ТКМ и развития преимущества китайской медицины и фармацевтики.

Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053615


Чехия > Медицина > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080882

В Чехии вводят абсолютный запрет на курение в общественных местах

Чешский Сенат утвердил законопроект о запрете курения в общественных местах. Его действие вступит в силу 1-го мая 2017 года.

С мая 2017 года в Чехии будет действовать абсолютный запрет на курение в общественных местах, включая бары, рестораны, кинотеатры и др.

Кроме того, законопроект введет запрет на курение на платформах вокзалов, использование электронных сигарет в больницах, школах и торговых центрах. Также будет запрещена продажа сигарет в автоматах.

За продажу сигарет вне разрешенных мест и реализацию товара лицам до 18 лет торговцам грозит запрет деятельности на 2 года.

По сообщениям СМИ, финальное обсуждение законопроекта длилось почти 50 часов. В заключительном голосовании законопроект поддержали 45 из присутствующих 68 членов Сената.

Чехия > Медицина > tourinfo.ru, 23 января 2017 > № 2080882


Казахстан > Образование, наука. Медицина > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062349

Депутаты Мажилиса во главе с Уполномоченным по правам ребенка в Республике Казахстан Загипой Балиевой обратились к Премьер-министру РК Бакытжану Сагинтаеву с просьбой пересмотреть все СНиПы и стандарты, которые касаются школьных: питания, оборудования, гигиены, одежды, спорта и других норм, напрямую затрагивающих и относящихся к благополучию, безопасности и здоровью детей, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

«По данным Министерства здравоохранения и социального развития, последние годы сохраняются неблагоприятные тенденции в состоянии здоровья детей и подростков РК. За последние пять лет заболеваемость школьников выросла на 22 процента. Распространенность анемии выросла в 2,5 раза, болезней органов дыхания – в 1,5 раза. Случаи заболевания эндокринными болезнями увеличились в 1,4 раза, болезнями нервной системы – в 1,5 раза, отравления – в 1,2 раза», – говорится в депутатском запросе.

Мажилисменов взволновало, что одной из самых распространенных «школьных» проблем со здоровьем является нарушение осанки. За последние годы все чаще отмечаются случаи возникновения отклонений в системе опорно-двигательного аппарата у учащихся.

«Нарушение осанки возникают у детей в раннем школьном возрасте: в 6-7 лет оно наблюдается у 13,8 процента детей, в 8-13 лет – у 14 процентов, в 14-17 лет – у 15 процентов. 34 процентов детей в возрасте 14-17 лет страдают сколиозом, то есть каждый третий ребенок. С начала обучения в школе отмечается рост болезней глаз и их придатков – это 29,2 процента детей. К 14-17 годам болезни глаз и их придатков выходят на лидирующие позиции – 70,3 процента детей. Исходя из этого, можно сказать, что сколиоз и близорукость стали профессиональными заболеваниями наших школьников», – отметила Балиева.

Она подчеркнула, что заболевание сколиозом неизлечимо, и на это надо обратить внимание. До конца не разработаны меры профилактики. Эти заболевания возникают при неправильном сидении за партой, особенно в тех случаях, когда школьная парта неправильно устроена и не соответствует росту детей. Немаловажную роль играют тяжелые школьные рюкзаки, набитые учебниками, гаджеты, а также неправильное освещение.

Мажилисмены указывают, что жесткие требования к школьному столу отсутствуют.

«В составе Правительства, Министерства здравоохранения и социального развития есть более 40 научных институтов, которые, по нашему мнению, должны с сегодняшнего дня еще раз пересмотреть все эти стандарты, потому что 22 процента нездоровых детей – это тревожная цифра. Это касается нашего будущего поколения. Согласно Санитарно-эпидемиологическим требованиям к объектам образования, утвержденным приказом министра национальной экономики РК от 29 декабря 2014 года № 179, на объектах образования учебные кабинеты оборудуют рабочими столами со стульями. В данных требованиях указаны только проходы и расстояния между оборудованием в основных учебных помещениях, а требования к самому школьному столу отсутствуют», – говорится в запросе.

Отсутствие жесткой связи между столом и стулом позволяет учащимся самим произвольно изменять дистанцию сидения. Изменение дистанции сидения до нулевой и положительной приводит к тому, что при написании письма учащиеся принимают неправильную позу и не могут использовать спинку в качестве дополнительной опоры.

«Можно много говорить на эту тему, но мы хотели бы просить, уважаемый Бакытжан Абдирович, создать рабочую группу из представителей всех государственных органов и организаций, исследовательских, неправительственных организаций, бизнес-структур, депутатов и вернуться к этим тревожным цифрам, пересмотреть все СНиПы и стандарты, которые касаются школьного питания, школьного оборудования, школьной гигиены, школьной одежды, спорта и других норм, напрямую затрагивающих и относящихся к благополучию, безопасности и здоровью наших детей. О результатах рассмотрения настоящего запроса просим информировать письменно в установленные законодательством сроки», – заключили депутаты Мажилиса.

Казахстан > Образование, наука. Медицина > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062349


Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053550 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы медиа-службы Национального антинаркотического союза на Международном антинаркотическом форуме, Московская область, 21 января 2017 года

Вопрос: Как Вы оцениваете работу Национального антинаркотического союза для нашей страны?

С.В.Лавров: Считаю, что это очень важная деятельность, нацеленная на решение проблем, которые действительно представляют собой угрозу для нашего общества. На нее не раз обращал внимание Президент России, решению этой проблемы, избавлению от этой беды посвящены специальные программы, разрабатываемые Правительством России. Если говорить широко, то это связано с правом человека на жизнь. Это право является одним из главных с тех пор, когда в конце 1940-х годов была подписана Всеобщая декларация прав человека. Это был первый документ под эгидой ООН, который всесторонне подошел к обеспечению условий для нормального развития личности.

То, что наркомания у нас появилась и начала расцветать буйным цветом, очень настораживает. Поэтому помимо тех действий, который предпринимает государство, крайне важно еще участие гражданского общества. С этим злом невозможно справиться в одиночку ни государству, ни гражданскому обществу, нужно привлекать все силы, в том числе, кстати, нашу церковь и вообще те конфессии, которые традиционно существуют на территории России.

То, что три года назад был создан Национальный антинаркотический союз, который поставил своей целью реабилитацию, ресоциализацию наркозависимых на основе принципа полного отказа от наркотиков, отказа от всяких неолиберальных западных идей типа заместительной терапии, я считаю, было очень важным качественным сдвигом в движении общественности, гражданского общества.

Мы активно поддерживаем внимание, которое уделяет Национальный антинаркотический союз помимо программ, которые очень быстро и эффективно стали реализовываться внутри России, международному аспекту этой проблемы. Любые направления международного сотрудничества входят в компетенцию МИД России. В этом году состоялась Специальная сессия Генассамблеи ООН по глобальной проблеме наркотиков (она так и называлась). Эта проблема, действительно, имеет глобальное измерение. Там были приняты решения, которые в полной мере отражают нашу линию на бескомпромиссную борьбу с этим злом и полный отказ от принципов, согласно которым для того, чтобы избавиться от зависимости от одних наркотиков, нужно принимать другие. Эта концепция, к сожалению, все еще распространена в некоторых странах. Нам она представляется абсолютно контрпродуктивной, неприемлемой. Очень важно, что во время Генассамблеи ООН попытки эту концепцию "протащить" в ее итоговое решение были пресечены.

Еще раз скажу, что итоговый документ сессии Генассамблеи в полной мере отражает логику, концепцию наших действий на государственном уровне, а также те принципы, которые положены в основу деятельности Национального антинаркотического союза. Но в практическом плане НАС очень помогает нам, Правительству России, МИД России в международных мероприятиях, потому что показывает пагубность нарколиберальных теорий, а также эффективность и работоспособность той концепции, которую мы вместе с гражданским обществом продвигаем - полный отказ от наркотиков, реинтеграция в нормальную жизнь без каких-либо нарколиберальных компонентов.

Хотел бы выразить искреннюю признательность Председателю правления НАС Н.А.Лушникову, который практически создал эту общественную организацию, и на энтузиазме которого она в огромной степени продолжает не просто существовать, но расширяет число сторонников и работает очень эффективно. Уверен, что государство и наше предпринимательское сообщество найдут пути поддержать эту деятельность дополнительно.

Вопрос: Как МИД России и НАС могут взаимодействовать в повышении качества реабилитационной деятельности на международном уровне, а также в вопросах оказания помощи нашим соотечественникам, столкнувшихся с вопросами наркотической зависимости в других странах?

С.В.Лавров: Вы знаете, если говорить о том, какими методами можно наиболее эффективно помогать людям избавиться от наркозависимости, то здесь МИД России не самый главный советчик. Но приятно и очень важно, что с НАС тесно сотрудничает Министерство здравоохранения, наше медицинское сообщество. Как я понимаю, сегодня на форуме будут заслушаны соответствующие доклады профессионалов и экспертов.

Что касается нашего вклада в деятельность НАС, то мы помогаем ему во всех международных проектах, подключаем наших послов, генеральных консулов в тех странах, где такие проекты реализуются. Отзывы моих коллег, которые работают за границей, самые восторженные, потому что это на самом деле это добавляет нашим действиями той самой «мягкой силы», которая сейчас играет все большее значение во внешней политике.

Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053550 Сергей Лавров


Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053549 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международном антинаркотическом форуме, Московская область, 21 января 2017 года

Уважаемые коллеги, друзья,

Я не первый раз участвую в мероприятиях по линии Национального антинаркотического союза. Очередной Международный антинаркотический форум, который сейчас здесь проходит, - очень хорошая возможность, чтобы подтвердить единство целей и действий государства и гражданского общества. Мы признательны Международному антинаркотическому союзу, крупнейшему в нашей стране объединению негосударственных, общественных и конфессиональных организаций, за его усилия по социальной реабилитации и ресоциализации больных наркоманией на принципах полного отказа от употребления наркотиков. Насколько эта работа, ее цели важны и разделяются обществом, а результаты поддерживаются, подтверждается тем, что в ваших мероприятиях регулярно участвуют не только представители государственных структур, но и наши знаменитые спортсмены, артисты, деятели культуры. Считаю, что в этом залог симбиоза, который мы хотим укреплять между государством и гражданским обществом.

В МИД России мы полностью поддерживаем предпринимаемые Национальным антинаркотическим союзом усилия и заинтересованы в том, чтобы расширять международные аспекты работы вашего объединения. Помимо чисто прямых задач избавления людей от наркозависимости, а эта работа проводится внутри России и за ее пределами в интересах объединения с единомышленниками, в этом международном сотрудничестве содержится еще очень важный для нас элемент укрепления позиций российского гражданского общества в международных делах. Общественные организации, общественная дипломатия играют все более заметную роль в международных отношениях. То, что у нас есть такая эффективная и заслужившая добрую репутацию в мире организация, для нас это очень значительный плюс. Будем всячески поддерживать дальнейшее расширение международных связей Национального антинаркотического союза.

Наркотики – реальная угроза для нашей страны. Они наносят колоссальный ущерб отечественной экономике, здоровью наших граждан. Но помимо всего прочего, наркотики напрямую связаны с теми угрозами международной безопасности, которые сохраняются в отношении нашего государства. Имею в виду тот факт, что именно наркобизнес и наркоиндустрия финансируют львиную долю затрат, за счет которых существуют террористические организации и прочие структуры организованной преступности. В непосредственной близости от нас находится Афганистан, который постоянно наращивает производство наркотиков. Я имею в виду территории, которые контролируются талибами и другими оппозиционными группировками, а также ИГИЛ, ставший уже притчей во языцех, который в Сирии, Ираке и в ряде других стран во многом существует за счет контрабанды нефти, а также за счет производства наркотиков. Поэтому здесь совпадение и переплетение задач, которые связаны с здравоохранением, экономикой (чтобы не выпадало такое количество работоспособных граждан из хозяйственной деятельности), с международными задачами, которые решает наше государство, в том числе и МИД России.

Отмечу, что борьба с наркоманией, помимо своей силовой составляющей, такой как ликвидация преступных сообществ, перекрытие каналов поставок наркотиков и прекурсоров для их производства, уничтожение лабораторий имеет еще и цель исцеления жертв наркотического недуга. Об этом говорил Президент России В.В.Путин, неоднократно подчеркивая необходимость социальной реабилитации в целях возвращения к нормальной полноценной жизни. На это же нацеливают положения Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. Кстати, в ней заключена цель по созданию условий для вовлечения граждан в антинаркотическую деятельность, формирование и развитие волонтерского молодежного антинаркотического движения, стимулирование общественных антинаркотических объединений и организаций, занимающихся профилактикой наркомании. Так что создание Национального антинаркотического союза – это прямой ответ на те задачи, которые ставит государство, это отклик гражданского общества на вызов современности.

Таким же подходом мы руководствуемся и на международной арене. Наркотики стали глобальной проблемой. В апреле прошлого года состоялась Специальная сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков. В итоговых документах удалось подтвердить и дополнительно отразить нашу принципиальную линию на продолжение упорной и абсолютно бескомпромиссной борьбы с глобальной наркоопасностью. Среди тех конкретных мер, которые были согласованы, - необходимость расширения регионального и международного сотрудничества в целях осуществления инициатив, связанных с программами реабилитации, социальной реинтеграции и содействия восстановлению человеческой личности. В ходе сессии ГА ООН было немало попыток продвигать нарколиберальные концепции, заместительные терапии. Это абсолютно противоречит нашему видению ситуации и тем задачам, которые Россия ставит перед собой и в международном плане. Такие концепции не прошли в документы ГА ООН.

Наше понимание сути проблемы не предполагает замену одного наркотического дурмана на другой, а нацеливает на полный и осознанный отказ от наркопотребления. Наша цель, если говорить уже о ее внешнем измерении, это мир свободный от наркотиков.

В нашей профессиональной работе мы, конечно же, вдохновляемся духовными силами российского общества, его способностью и готовностью приходить на помощь тем, кто оказался в беде. Нашему народу вообще исторически присущи нравственные ценности добра, милосердия и справедливости.

Я уже говорил о том, что существует тенденция распространять нарколиберальные идеи, которые предполагают, в том числе, легализацию легких наркотиков. Особенно прискорбно, что это делается под предлогом укрепления финансовой стабильности. С этим невозможно согласиться. Финансовые сборы от пороков и страданий никогда не могут обеспечить благополучие ни человека, ни государства.

Еще два слова о многостороннем аспекте нашей работы. Борьба с оборотом и употреблением наркотиков становится неотъемлемым компонентом глобальной повестки дня устойчивого развития. Именно документ принятый в 2015 г. Документ "Цели устойчивого развития до 2030 г." содержит одну из целей, которая прямо связана с необходимостью обеспечить здоровый образ жизни и содействовать благополучию для всех в любом возрасте. В рамках этой задачи согласовано продвигать меры по улучшению профилактики и лечению зависимости от психоактивных веществ. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), употребление их является причиной смерти более 450 тыс. человек ежегодно.

На долю нарушений здоровья, которые вызваны употреблением наркотиков, приходится примерно 1,5% глобального бремени болезней (в ВОЗ есть такой термин). Согласно ВОЗ потребление инъекционных наркотиков – один из основных факторов распространения ВИЧ-инфекции. Мы, безусловно, борясь с распространением ВИЧ-инфекции, добиваясь эффективного противодействия ВИЧ/СПИДу, наталкиваемся на проблемы, которые создает деятельность некоторых иностранных НПО, реализующих мероприятия по продвижению стандартов медицинской помощи, противоречащих нашему действующему законодательству. Речь, как вы наверняка знаете, идет о заместительной терапии и бесплатной раздаче инъекционного инструментария. Очевидно, что это, конечно, требует вовлечения в наши общие усилия Министерства внутренних дел Российской Федерации, которое теперь переняло функции Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Я рассчитываю, что очевидна необходимость координации действий по линии Правительства, включая Министерство здравоохранения Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство иностранных дел Российской Федерации, в том, что касается содействия международным связям наших общественных организаций в этой сфере, отстаивания в документах ООН правильных подходов, не допускающих неолиберальных толкований. Очень надеюсь, что задача такой координации всех соответствующих структур исполнительной власти и наших общественных организаций, включая, прежде всего, Национальный антинаркотический союз, cтанет одним из результатов сегодняшнего антинаркотического Форума.

В заключение подчеркну, что борьба с наркотиками имеет непосредственное отношению к обеспечению прав человека, потому что это прямо связано с правом человека на жизнь. Таковое право было включено в качестве главнейшего во Всеобщую декларацию прав человека еще в конце 40-х гг. по итогам Второй мировой войны. Этот документ был продиктован необходимостью предотвращать разрушительные войны и кровопролитные конфликты. Право человека на жизнь – это, конечно, цель, которая обязывает нас максимально ответственно подходить ко всем программам государства и гражданского общества. Все это сопряжено еще и с обязательствами выполнять задачи, поставленные ООН. В этом смысле хотел бы вас заверить, что МИД России будет продолжать поддерживать все проекты Национального антинаркотического союза, которые так или иначе входят в сферу нашей компетенции. Но есть немало вопросов, которые касаются внутреннего нашего состояния в сфере борьбы с наркотиками. Здесь мы будем тесно координировать с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации, потому что в наших интересах обеспечивать эффективную работу наших неправительственных организаций на международной арене по всем острым проблемам современности. Наркобизнес, наркоидустрия, наркомания – это, наверное, одна из главнейших на сегодня угроз человечеству.

В заключение хотел бы поблагодарить Никиту Вячеславовича и всех его соратников за энтузиазм, на котором всего несколько лет назад зародилась это организация, которая за очень короткий период успела завоевать авторитет внутри страны, собрать огромное число сторонников в нашем государстве и одновременно доказала свою эффективность, заслужила очень позитивную репутацию в международном плане. Будем вас поддерживать. Еще раз спасибо.

***

Я не член Национального антинаркотического союза, и мой голос совещательный, но я бы предложил все-таки дополнить международную часть. Мы убеждены, что методология «драг-фри» (свободная от наркотиков) для нас является безальтернативной. Можно найти слова, чтобы обмениваться со всеми опытом. Но исходя из того, что ваша методология доказывает свою эффективность и то, что представитель ЮНЭЙДС говорил о важности ее учета наряду с опытом Португалии, Греции, Австралии и прочих давно занимающихся заместительной терапией стран, я считаю очень важным сформулировать и откликнуться на приглашение ЮНЭЙДС и продвигать эту методологию в сфере борьбы с ВИЧ/СПИД.

И последнее. Когда мы встречались с руководителями реабилитационных центров, помимо сугубо антинаркотических направлений, там был еще представитель организации, которая называется «Антидилер». Они реально могут помогать полиции, нашим наркоподразделениям в выявлении наркодилеров, данные о которых могут быть полезны. Если вы не возражаете, можно сформулировать какой-то пункт о взаимодействии на этом направлении в выявлении нелегальных производителей.

Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053549 Сергей Лавров


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 января 2017 > № 2047644 Надежда Саволайнен

Директор Департамента Надежда Саволайнен дала интервью журналу "Бюджет"

Внутренний финансовый контроль в Минздраве России

Внутренний финансовый контроль в профессиональном сообществе в последнее время — одна из наиболее обсуждаемых тем. Новеллы законодательства диктуют необходимость создания главным распорядителем бюджетных средств отдельного подразделения по осуществлению ВФК. Опытом реализации постановления Правительства РФ от 17 марта 2014 года № 193, наделившего ГРБС новыми обязанностями в этой области, мы попросили поделиться директора Департамента учетной политики и контроля Минздрава России Надежду Борисовну САВОЛАЙНЕН.

- Надежда Борисовна, с недавних пор у ГРБС появились новые функ­ции по осуществлению ВФК. Какие структурные подразделения вашего министерства оказались за­действованы в этом процессе?

Верно, с выходом постанов­ления № 193 мы должны обеспечить соответствие нашей внутренней ра­боты новым стандартам и правилам. Но тем более важно отметить, что финансовый контроль в Минздраве России осуществлялся и до выхода постановления № 193. В соответ­ствии с Положением о Минздраве России с 2012 года министерством проводились проверки финансово-­хозяйственной деятельности в под­ведомственных организациях, ре­зультаты проверок рассматривались на заседаниях Контрольного совета, в адрес учреждений направлялись представления или выписки из про­токолов заседания Контрольного совета. Мы также мониторировали разработку и исполнение планов мероприятий по устранению нару­шений (рисунок 1).

Организацией процесса осу­ществления контрольно-ревизион­ной работы в отношении подве­домственных учреждений занима­ется Департамент учетной политики и контроля, но также привлекаются и профильные департаменты по ос­новным направлениям их деятель­ности. В целях систематизации этой многоуровневой работы был издан приказ Минздрава России от 5 сен­тября 2013 года № 626н «Об осуще­ствлении Министерством здраво­охранения Российской Федерации финансового контроля деятельности подведомственных Министерству здравоохранения Российской Феде­рации организаций» (рисунки 2, 3).

Работа над ним началась еще в Минздравсоцразвития России. Это была первая попытка утвердить регламент, охватывающий все этапы подготовки, проведения и анализа контрольного мероприятия. Прошло время, и сейчас мы по-другому видим отдельные про­цессы, например процедуру формирования акта после окончания кон­трольного мероприятия. Считаем, что формирование акта в столь ко­роткие сроки проведения контроль­ного мероприятия, как это сейчас предусмотрено приказом № 626н (как правило, пять рабочих дней), неоправданно. В настоящее время мы работаем над внесением изме­нений в этот приказ, в том числе с учетом изменившегося с 2013 года законодательства в области кон­троля, а также большого наработанного опыта. Свою задачу мы видим в повышении качества осуществ­ляемой контрольной деятельности, и эта задача глобальна.

Что касается внутреннего фи­нансового контроля в отношении бюджетных процедур, осуществ­ляемых структурными подразде­лениями, то Минздравом России (до выхода постановления № 193 и сейчас) успешно применяются отдельные регламенты по исполне­нию процедур, содержащих риски. Это, например, приказ Минздрава России от 19 марта 2014 года № 117 «Об утверждении Положения о порядке организации работы по взаимодействию структурных под­разделений Министерства здраво­охранения Российской Федерации при осуществлении закупок това­ров, работ, услуг для государствен­ных нужд и Инструкции о подго­товке, согласовании, заключении, расторжении, регистрации, учете и контроле исполнения государ­ственных контрактов в Министер­стве здравоохранения Российской Федерации».

Дело в том, что Департамент учетной политики и контроля Мин­здрава России помимо обсуждае­мого предмета также отвечает за организацию бухгалтерского учета. А бухгалтер, в свою очередь, от­вечает за качество принимаемых к учету первичных документов. Так что мы с уважением относимся к первичному документу любого уровня, будь то государственный контракт, счет на оплату или акт выполненных работ. Важно разде­лить ответственность на всех эта­пах — согласования, утверждения и исполнения любого документа, ко­торый в дальнейшем служит осно­ванием для принятия обязательств к учету.

Наши регламенты в опреде­ленной мере подготовили департа­менты министерства к системати­зации отдельных процессов в вы­полнении бюджетных процедур, к необходимости контроля за со­блюдением сроков представления документов и их качеством, к бюд­жетной дисциплине. Поэтому разра­ботка и утверждение карт внутрен­него финансового контроля прошли достаточно оперативно.

- Организация этой работы за­креплена какими-либо внутренними документами?

В первую очередь это По­ложение о Департаменте учетной политики и контроля Министер­ства здравоохранения Российской Федерации, в соответствии с ко­торым наш департамент осуще­ствляет организацию внутреннего контроля и контрольно-ревизион­ной работы в министерстве. В департаменте за эту работу отвечает отдел внутреннего финансового контроля.

В соответствии со статьей 160.2-1 БК РФ, а также во испол­нение постановления Правитель­ства России № 193 издан приказ Минздрава России от 30 дека­бря 2014 года № 965 «Об органи­зации внутреннего финансового контроля в Министерстве здраво­охранения Российской Федера­ции». Данным приказом утвер­ждены следующие порядки: поря­док формирования, утверждения и актуализации карт ВФК; порядок учета и хранения регистров (жур­налов) внутреннего финансового контроля; порядок формирования и направления информации о ре­зультатах ВФК на основе данных регистров (журналов); порядок со­ставления отчетности о результа­тах ВФК на основе данных реги­стров (журналов).

Также утверждены внутренние бюджетные процедуры (всего 18), в отношении которых ответствен­ные структурные подразделения, а также соисполнители осуществ­ляют контроль. Департаментами, в свою очередь, утверждены карты внутреннего финансового контроля и ведутся журналы учета его ре­зультатов. Ежеквартально нашим департаментом проводится анализ результатов контроля, осуществляе­мого в департаментах министерства, и готовится доклад министру.

Что касается осуществления финконтроля по уровню подведом­ственности, приказ № 626н оста­ется основным в части организации данной работы. Ежегодно до 15 де­кабря отдельным приказом Мин­здрава России утверждается план контрольной деятельности мини­стерства на следующий календар­ный год на основании предложений профильных департаментов мини­стерства. Мы просим учитывать за­мечания органов государственного финансового контроля, поступившие жалобы в отношении деятельности учреждений. Также принимаются во внимание результаты сдачи учре­ждениями бухгалтерской отчетности в течение года.

Так мы планируем нашу кон­трольную деятельность. Но если в течение года возникает необхо­димость проведения внеплановых контрольных мероприятий, то в этом вопросе также руководствуемся приказом № 626н.

- Вы учитываете при планирова­нии этой работы общее количество подведомственных учреждений?

Мы стараемся, но, к сожале­нию, в настоящее время реализо­вать это затруднительно. Общее ко­личество подведомственных учре­ждений — 168. А отдел внутреннего финансового контроля представлен тремя сотрудниками, при этом он не всегда укомплектован на 100 про­центов.

Перед отделом стоят три гло­бальные задачи: организация вну­треннего финансового контроля, ве­домственного финансового контроля и ведомственного контроля в сфере закупок для обеспечения феде­ральных нужд в подведомствен­ных министерству организациях.

К счастью, реализовать эти задачи нам помогают коллеги: сотрудники нашего департамента, профильных департаментов, главные бухгалтеры подведомственных учреждений, ко­торые принимают участие в выезд­ных проверках в составе комиссии.

При этом нагрузки столь ве­лики, что совершенно не оставляют свободного времени. Например, в 2016 году было запланировано проведение 23 выездных докумен­тальных проверок финансово-хозяй­ственной деятельности и десять до­кументарных проверок соблюдения законодательства РФ и иных нор­мативных правовых актов о кон­трактной системе в сфере закупок подведомственных организаций.

За 2016 год проведено 20 плановых выездных проверок, девять плановых документарных проверок и пять внеплановых проверок (всего 34).

А в 2015 году проведено 19 плано­вых проверок и три внеплановые (всего 22). Так что в смысле коли­чества охватываемых проверками объектов контроля динамика поло­жительная.

- Ваш департамент также органи­зует осуществление ведомствен­ного контроля в сфере закупок для обеспечения федеральных нужд?

Совершенно верно. В струк­туре департамента имеется от­дел обеспечения процедур, кото­рым в свое время в соответствии с постановлением Правительства РФ от 10 февраля 2014 года № 89 «Об утверждении пра­вил осуществления ведомствен­ного контроля в сфере заку­пок для обеспечения федераль­ных нужд» был разработан и из­дан приказ Минздрава России от 19 июня 2014 года № 293н «Об утверждении Регламента проведе­ния Министерством здравоохране­ния Российской Федерации ведом­ственного контроля в сфере заку­пок для обеспечения федераль­ных нужд». Отдел непосредственно осуществляет организацию дан­ного вида контроля. В 2016 году проверка соблюдения законода­тельства о контрактной системе осуществлялась как в ходе вы­ездных документальных проверок финансово-хозяйственной дея­тельности, так и в ходе заплани­рованных документарных прове­рок. Таким образом, мы старались охватить максимальное количество объектов контроля. Кроме того, со­трудниками департамента регу­лярно осуществляется мониторинг закупок, проводимых в соответ­ствии с Законом № 44-ФЗ подве­домственными Минздраву России учреждениями, а также анализ результатов мониторинга реестра контрактов на предмет своевре­менной актуализации включенной в него информации и проводимой учреждениями работы по устране­нию выявленных нарушений.

- Можете назвать наиболее часто выявляемые нарушения?

По итогам осуществле­ния Минздравом России контроля по уровню подведомственности в 2016 году в подведомственных ми­нистерству организациях выявлено более 900 нарушений действующего законодательства. Основная доля нарушений приходится на сферу ведения бухгалтерского учета и от­четности.

Перечень нарушений обширен. Например, невнесение в учетную политику для целей бухгалтерского учета актуальных изменений и до­полнений, принятие к учету и осу­ществление расходов без подтвер­ждающих документов, превышение установленного лимита кассы, недо­стачи по итогам выборочной инвен­таризации основных средств, факты неиспользования медицинского оборудования (рисунок 4).

Среди нарушений законода­тельства Российской Федера­ции и иных нормативных право­вых актов о контрактной системе в сфере закупок можно отме­тить, в частности, случаи, когда на официальном сайте госзаку­пок не публикуются план-график размещения заказов, извещения о договорах, заключаемых с един­ственным поставщиком, ежегод­ный отчет учреждения об объеме закупок у субъектов малого пред­принимательства, отчеты об исполнении договоров. Зачастую информация о договорах учре­ждения размещается с наруше­нием сроков или не размещается вовсе. В извещениях о проведе­нии электронного аукциона име­ются случаи отсутствия условий, запретов и ограничений допуска товаров, происходящих из ино­странного государства или группы иностранных государств.

Отдельные договоры не со­держат формулы начисления пени и требования о том, что постав­ляемый товар должен быть новым товаром. Заключаются контракты на поставку лекарственных пре­паратов, включенных в перечень ЖНВЛП, по ценам, превышающим предельную отпускную цену, уста­новленную соответствующим госу­дарственным реестром. Встреча­ются нарушения в части установ­ления заказчиком сроков раз­мещения на официальном сайте извещений о проведении элек­тронных аукционов. В документа­циях о закупках нередко отсут­ствует информация о контрактной службе или же при осуществлении закупки контракт заключен менее чем за пять дней с даты разме­щения на официальном сайте из­вещения о проведении такой за­купки.

- Каковы ваши ближайшие планы в части совершенствова­ния ВФК?

Планов много. И, наверное, их можно разделить на внутренние и внешние.

В нашей внутренней деятельно­сти планируем в 2017 году разрабо­тать систему рисков и с ее учетом пересмотреть работу с картами вну­треннего финансового контроля. Се­годня мы исходим из того, что все бюджетные процедуры, в отношении которых мы осуществляем контроль по постановлению № 193, содер­жат риски. При этом в картах ВФК описан полный бюджетный цикл: от формирования показателей фе­дерального бюджета на следующий финансовый год до полного испол­нения обязательств и проведения сверки расчетов.

Внешняя политика нацелена на тесное взаимодействие с Минфи­ном России, Федеральным казна­чейством, а также общение с кол­легами из профессиональных со­обществ, руководителями и бух­галтерами из подведомственных организаций и субъектов РФ.

- Это касается каких-то конкрет­ных сообществ?

В 2017 году исполня­ется 20 лет со дня организации Института профессиональных бух­галтеров и аудиторов России (ИПБ России). Надеемся, что совместно нам удастся провести конкурс «Луч­ший бухгалтер в системе Мин­здрава России». Хотелось бы также использовать возможность совместного общения с профессионалами из ИПБ России на совещаниях, которые мы дважды в год тради­ционно проводим для обсуждения с бухгалтерами законодательных новшеств, приглашая для этого ведущих экспертов из Минфина Рос­сии, Федерального казначейства, а также для обсуждения текущих вопросов.

Напомню, что приказом Мин­труда России от 22 декабря 2014 года № 1061н был утвержден профессиональный стандарт «Бух­галтер». Стандарт вступил в силу 7 февраля 2015 года, таким обра­зом, в своей работе мы должны ориентироваться на этот документ, а главным бухгалтерам и всем со­трудникам бухгалтерской службы необходимо постоянно повышать свою квалификацию.

- Есть ли еще какие-либо планы на сотрудничество в области кон­троля?

Мы бы хотели рассмотреть возможность принимать участие в рассмотрении результатов кон­трольных мероприятий, прово­димых Федеральным казначей­ством и его территориальными органами в отношении подведом­ственных министерству учрежде­ний, в целях анализа выявляемых нарушений, системности отдель­ных видов нарушений и принятия мер по их недопущению в даль­нейшем.

Также в 2016 году уже со­здана межведомственная рабо­чая группа по вопросам органи­зации внутреннего финансового контроля, в состав которой входят сотрудники Минздрава России, Минфина России, Центрального научно-исследовательского ин­ститута организации и информа­тизации здравоохранения, Науч­но-исследовательского финансо­вого института.

Рабочей группой проведен анализ существующей практики применения положений поста­новления № 193 в субъектах РФ, а также сведений о состоянии вну­треннего финконтроля в подве­домственных Минздраву России организациях. В целях совершен­ствования организации ВФК наш департамент планирует провести видеоселекторное совещание с ру­ководителями региональных орга­нов управления в сфере здраво­охранения, их заместителями по финансовым вопросам и главными бухгалтерами. Считаем полез­ным и интересным ознакомиться с лучшей практикой организации и проведения внутреннего фин­контроля в регионах и, конечно, послушать доклады представите­лей Минфина России.

- Что еще из важных задач на 2017 год заслуживает упоминания?

Было бы несправедливо не отметить еще одно направле­ние нашей деятельности — мето­дологическую работу. Приказом Минздрава России создан Мето­дический совет, в состав кото­рого входят помимо сотрудников министерства главные бухгалтеры подведомственных организаций, а также заместитель директора Департамента бюджетной методо­логии и финансовой отчетности в государственном секторе Мини­стерства финансов РФ С. В. Сивец. Задача на 2017 год — в рам­ках работы Методического совета совместно определить наиболее чувствительные точки для от­расли и постараться разработать и утвердить положения, отсут­ствие которых сегодня ставит под угрозу достоверность отчетности.

- Вы уже знаете, какие именно вопросы требуют методологического урегулирования?

Для себя мы определили, что первым для обсуждения бу­дет вопрос учета медикаментов в учреждениях здравоохранения. План еще не утвержден, но очень надеемся, что совместная работа и колоссальный опыт наших бух­галтеров позволят нам сделать что-то полезное для отрасли.

Кроме того, в целях совмест­ного урегулирования вопросов по контролю за использованием средств, выделенных на финансо­вое обеспечение высокотехноло­гичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС и оказываемой в определен­ных соответствующими переч­нями федеральных учреждениях и медицинских организациях, со­здана межведомственная рабочая группа. Данная рабочая группа включает сотрудников Минздрава России и ФОМС, я также вхожу в ее состав.

Бюджетные учреждения в на­стоящее время могут стать объек­тами проверок структур различного уровня. Нам бы хотелось в рамках работы межведомственной группы подготовить документ, который бы регламентировал осуществление контроля данного вопроса.

Итак, есть планы, есть под­держка руководства, есть едино­мышленники — будем работать.

Подготовила С. А. СТРЕЛЬНИКОВА

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 января 2017 > № 2047644 Надежда Саволайнен


Великобритания > Медицина. Агропром > bbc.com, 23 января 2017 > № 2045388

Эксперты Агентства по пищевым стандартам (FSA) Великобритании предупреждают, что хлеб и картофель следует жарить до образования золотистой, а не коричневой корочки, чтобы избежать потребления акриламида, который может вызвать рак.

Акриламид вырабатывается в том случае, когда крахмалосодержащие продукты жарятся в тостере, на сковороде или на гриле в течение слишком долгого времени или при слишком высокой температуре.

Наиболее высокие уровни содержания акриламида были зафиксированы в продуктах с высоким содержанием крахмала (хлеб, картофель, крупы, пироги, кофе), которые приготавливались при температуре свыше 120 градусов Цельсия.

Если хлеб поджаривается в тостере, то чем темнее цвет его корки, тем больше в тосте акриламида, предупреждают ученые.

Опыты на животных показали, что акриламид повреждает ДНК и вызывает раковые опухоли, однако ученые пока не могут с уверенностью сказать, что на человека это вещество оказывает аналогичное влияние.

При этом специалисты FSA опасаются, что в среднем современный человек потребляет слишком большое количество акриламида, и рекомендуют придерживаться здоровой диеты.

Акриламид также содержится в табачном дыме, поэтому курильщики потребляют его в три-четыре раза больше, чем некурящие люди.

FSA также не рекомендует хранить картофель в холодильнике, так как при низких температурах в нем повышается уровень сахара, что потенциально может привести к росту выработки акриламида при приготовлении блюд.

Великобритания > Медицина. Агропром > bbc.com, 23 января 2017 > № 2045388


Казахстан. Китай > Медицина. Транспорт > dknews.kz, 21 января 2017 > № 2062362

Казахстанско-китайский центр телемедицины открыт на базе Алматинской железнодорожной больницы, передает корреспондент КазТАГ.

Открытие центра прошло в ходе визита в Алматы руководства шестой больницы Синьцзянского медуниверситета КНР, расположенного в городе Урумчи. Также было подписано соглашение между клиниками о сотрудничестве в области дистанционной диагностики, что позволит проводить периодические диагностические консультации.

«Есть намерения проводить обоюдные консультации в области травматологии, эндопротезирования и заболеваний, связанных с сахарным диабетом. Сложности с диагностикой, лечением могут быть и у нас, и у китайской стороны, и телесвязь позволит создавать консилиум врачей и определять лечение, не выезжая за пределы клиники. Наши граждане часто ездят на консультации в Китай. Теперь эти поездки можно будет сократить. Планируется, что сеансы связи будут проходить дважды в неделю», — сказал после церемонии подписания соглашения главный врач Алматинской железнодорожной больницы Арзыкул Кенжеев.

Он также отметил, что в случае доставки тяжелобольных сеанс связи с коллегами может быть организован моментально.

«Также рассмотрен вопрос направления казахстанских врачей, специализирующихся в области диагностики и лечения различных остеологических заболеваний, на обучение и переподготовку в шестую больницу Синьцзянского медуниверситета КНР. Китайская сторона берет на себя расходы на проезд и проживание казахстанских специалистов в течение 30 дней», — говорится в пресс-релизе.

Алматинская железнодорожная больница является филиалом АО «Железнодорожные госпитали медицины катастроф» комитета по ЧС МВД РК.

Казахстан. Китай > Медицина. Транспорт > dknews.kz, 21 января 2017 > № 2062362


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 17 января 2017 > № 2047584 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова дала интервью информационному агентству ТАСС

Как будет обновляться высокотехнологичное оборудование в регионах, когда всю бумажную работу российские врачи смогут делать на компьютере, изменятся ли подходы к диспансеризации населения и какие шаги делает Минздрав на пути к персонализированной медицине, в интервью ТАСС в рамках Гайдаровского форума рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

— Вероника Игоревна, что на Гайдаровском форуме показалось вам интересным?

— В этом году форум служит ярким примером того, как изменилось отношение государства и финансово-экономического блока к здравоохранению и медицине.Если раньше расходы на здравоохранение часто обсуждали в контексте ограничения ресурсов, направленных на развитие экономики — малого и среднего бизнеса, промышленности, сельского хозяйства, то сейчас во всех выступлениях генеральной линией проходит необходимость инвестиций в здравоохранение и здоровье человека, в увеличение продолжительности активной здоровой жизни.

— В медицинском блоке форума участвовали также японские коллеги. Недавно вы были с рабочим визитом в Японии, где посетили два национальных медицинских центра. Есть технологии, которые нам стоит позаимствовать?

— Те медицинские центры, которые мы посетили, обладают возможностями проводить самые современные и прорывные научные исследования: молекулярно-генетические, протеомные, клеточные. Это позволяет нашим японским коллегам у 20–25% онкологических больных, в том числе детей, на основе полногеномного исследования (определения структуры кодирующих зон молекулы ДНК) выявлять точечные генетические дефекты и устранять их с помощью "персонализированно" созданных генно-терапевтических лекарств. Ясно, что пока это работает не при всех локализациях и стадиях онкологических заболеваний.

Подобные практики сейчас активно разрабатываются и в России. Мы надеемся, что через год-два в медицинскую практику будут внедрены отечественные инновационные препараты, которые сейчас проходят клинические исследования в наших национальных центрах, расширится применение и других компонентов персонализированной медицины.

— Если говорить о российском здравоохранении, то нередко приходится слышать термин "оптимизация здравоохранения" в самых разных смыслах. Что это такое на самом деле?

— В последнее время сам термин стал незаслуженно ассоциироваться с сокращением медицинских организаций, кадров, объемов медицинской помощи. На самом деле это совсем не так. Под оптимизацией нужно понимать комплекс мероприятий, цель которых — повышение доступности и качества медицинской помощи.

— Можете рассказать подробнее об этих изменениях?

— Благодаря той оптимизации, которую мы проводили, были созданы медицинские учреждения межрайонного и межмуниципального (второго) уровня, на базе которых были организованы сосудистые и травмоцентры, отделения интенсивной терапии и реанимации.

Хочу напомнить, что еще десять лет назад, до того как мы запустили сосудистую программу, у нас было всего четыре круглосуточно работающих компьютерных томографа на всю страну. Не было технологий быстрой диагностики и своевременного "открытия" закупоренного сосуда.

Сегодня создана эффективно работающая служба помощи больным с острой сосудистой патологией в каждом регионе страны. За период с 2012-й по 2015 год было открыто 543 сосудистых центра и первичных сосудистых отделений, оснащенных современным диагностическим и лечебным оборудованием, с возможностью осуществления телемедицинских консультаций. Более 1 тыс. томографов обследуют больных круглосуточно. Благодаря работе указанных центров было сохранено 125,5 тыс. жизней.

За несколько лет мы прошли путь, который другие страны проходили за несколько десятилетий. Создание учреждений третьего (регионального) уровня позволило внедрить в большинстве регионов высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) по основным профилям — более 900 медицинских организаций. В 2006 году в России ВМП получали 60 тыс. больных в год, а сейчас — более 930 тыс.

— А как на эти процессы повлияла компьютеризация здравоохранения?

— Информатизация стала "связующим звеном" между учреждениями здравоохранения различных уровней. Мы обеспечили компьютерной техникой не только стационары, но и первичное звено здравоохранения, а также стали внедрять телемедицинские технологии. Например, обязательным элементом сосудистой программы, о которой я говорила, стала телемедицинская связь между первичными межмуниципальными отделениями и региональными сосудистыми центрами — учреждениями третьего уровня. Эта связь позволила консультировать в любое время суток в ситуации, когда есть данные с приборов, но нет квалифицированного специалиста, чтобы их расшифровать.

Благодаря оперативной телемедицинской консультации в течение пяти минут можно понять, как правильно оказывать помощь больному. Хочу отметить, что по итогам девяти месяцев 2016 года компьютерным оборудованием обеспечено около 457 тыс. рабочих мест врачей, или 65% от необходимого количества. Это чрезвычайно важно, так как позволяет врачам иметь связь со всеми информационными медицинскими базами, с электронной системой клинических руководств по всем основным заболеваниям, простой системой быстрой помощи в принятии решений. Кроме того, это существенно упрощает работу врача с документацией и высвобождает время на непосредственную работу с больными. Наш план — к концу 2018 года достичь 98% покрытия информатизацией всех рабочих мест врачей.

— Внимание в оптимизации в основном приковано к сокращению коек. Прокомментируйте, пожалуйста, этот момент.

— Задачей было не сокращать, а перераспределять те койки, которые работали неэффективно. Более того, предписывалось делать это не в сельской местности или в удаленных районах страны, где трудные климатические и географические условия, а в городах с населением более 50 тыс. человек, то есть там, где реально дублировались общетерапевтические койки и был очень высок процент непрофильных госпитализаций. Так, например, ни в одной стране мира не госпитализируют в медицинские организации больных с хроническими заболеваниями вне обострений. Их лечат амбулаторно или в условиях дневного стационара.

В итоге у нас почти на 37 тыс. увеличилось число коек дневного стационара, выросло на 1,7 млн число пролеченных пациентов в них, в 1,7 раза возросла оперативная активность в дневных стационарах (когда человек после несложных хирургических манипуляций находится под наблюдением несколько часов в условиях дневного стационара, после чего его отпускают домой).

Иными словами, никто не остался и не останется без помощи.

— Объемы и масштабы диспансеризации взрослого населения тоже выросли за эти годы?

— До 2013 года таких масштабных профилактических программ в здравоохранении не было. Максимум в год осматривалось около 500 тыс. работающего населения. Сейчас мы в год смотрим более 22 млн человек, и это только если говорить о взрослых. Благодаря системе направленных скринингов и онкопоиска, ранняя выявляемость онкологических заболеваний за несколько лет возросла с 49% до 58%. За этот же период одногодичная летальность, то есть процент смертельных исходов среди заболевших, снизилась на 24%, а пятилетняя выживаемость превысила 50%.

— В декабре вы планировали детально проанализировать медико-экономические аспекты диспансеризации. Каковы результаты?

— Мы изучили международный опыт и начинаем отказываться от малоинформативных методов, которые традиционно использовались. Это позволило нам переформатировать программу диспансеризации, обогатив ее новыми информативными диагностическими методами, правильно распределив ресурсы. После того как закончится формирование единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, диспансеризация станет более индивидуализированной: план обследования будет различаться не только в зависимости от возраста и пола пациента, как сейчас, но и будет приобретать специфику в зависимости от особенностей здоровья. Поэтому с развитием профилактических осмотров очень тесно сопряжено формирование пациентоориентированной модели здравоохранения.

— В этой ситуации необходимо, чтобы в медицинской системе был кто-то, кто на стороне интересов пациента.

— Да. Для этого мы меняем функционал работников страховых организаций — страховые представители должны стать реальными помощниками и защитниками для каждого пациента. В январе 2016 года были запущены горячие линии и контакт-центры, где операторы, прошедшие специальное обучение, отвечают на любые вопросы пациентов: по правам пациента, по возможности бесплатно получить ту или иную медицинскую помощь, сроках ожидания. С января 2017 года у нас заработает механизм индивидуального оповещения граждан о необходимости пройти диспансеризацию, а по результатам диспансеризации — об отнесении к той или иной группе здоровья.

Те регионы, в которых страховые организации уже пилотно внедрили подобные программы, получают очень позитивные результаты. Например, минимум треть из тех, кто получил СМС-оповещение о диспансеризации, приходят на нее. Таким образом, у людей появляются заинтересованность и понимание того, что их здоровье не безразлично для государства.

— Как обстоит ситуация с обновлением высокотехнологичного оборудования в субъектах? Это было проблемой какое-то время, так как страховые средства на это не направлялись, а собственных в регионах не было.

— Да, такая проблема существовала. Для ее решения мы внесли изменения в законодательство, создав механизм, который позволил уже с января 2016 года резервировать средства территориальных фондов ОМС для обновления тяжелой техники, стоимость которой превышает 100 тыс. рублей за единицу (все, что меньше этой суммы, входит в тариф ОМС и может пополняться оттуда). Так что сегодня эта проблема в правовом поле решена. Отмечу, что в 2016 году регионами запланировано приобретение около 4,7 тыс. единиц медицинской техники и ремонт более 700 единиц медицинского оборудования.

— Вероника Игоревна, продолжают ли сокращаться фельдшерско-акушерские пункты в регионах? Удается ли как-то этому противостоять?

— Количество ФАПов с 2012 года несколько уменьшилось, но при этом появились новые структуры, которых до сих пор не было, — это сельские врачебные амбулатории, и в три раза увеличилось количество офисов врачей общей практики на селе. Если посмотреть в целом, то количество объектов сельской медицины увеличилось с 2012-го по 2015 год на 15%. У нас сейчас работает более 37 тыс. ФАПов и более 4 тыс. сельских врачебных подразделений. То есть в общей сложности более 41 тыс. объектов.

В 2015 году мы создали геоинформационную систему, которая позволяет выводить на карту все населенные пункты с обновляемой численностью населения, всю транспортную инфраструктуру, а также послойно изображать медицинские организации с учетом их профилей и уровней. Таким образом, открываются возможности выделять на карте те населенные пункты, в которых граждане имеют риски неполучения в срок медицинской помощи, и профилактировать возникновение подобных ситуаций.

— Их много?

— Они есть практически в каждом регионе. По каждому субъекту у нас есть перечень населенных пунктов, в которых имеются такие риски. В связи с этим мы помогли каждому региону составить дорожную карту по устранению дефектов, выявленных при анализе геоинформационной системы.

За последние три года увеличилось число производств модульных типовых ФАПов и врачебных амбулаторий — их стало реально возвести в любой части нашей страны в течение двух-трех недель. Стоимость их в разы меньше, поэтому каждый регион может себе позволить в течение нескольких месяцев устранить тот дефицит сельских объектов здравоохранения, который у него есть.

Важно при этом, что вопросы с кадрами в сельской медицине тоже решаются эффективно в последние годы. Федеральная программа "Земский доктор" привела на село более 20 тыс. молодых специалистов – врачей. Ежегодно мы выпускаем из медицинских колледжей около 8 тыс. подготовленных фельдшеров. Многие регионы по аналогии с федеральной программой внедрили региональные программы "Земский фельдшер". Престиж профессии врача и медицинского работника со средним специальным образованием значительно повысился. Это и гарантирует наше дальнейшее развитие.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 17 января 2017 > № 2047584 Вероника Скворцова


Россия > Медицина > gaidarforum.ru, 13 января 2017 > № 2047348

На Гайдаровском форуме обсудили инвестиции в здравоохранение России

Во второй день Гайдаровского форума прошла экспертная дискуссия «Инвестиции в здравоохранение в 2006–2016 гг.: работа над ошибками». Обсуждался блок вопросов по инвестированию в российскую систему здравоохранения и использованию частного капитала для ее развития.

Дискуссию провел партнер компании EY, руководитель группы по оказанию услуг предприятиям медико-биологической отрасли в России и СНГ Дмитрий Халилов, построив встречу в формате «вопрос – ответ».

Адель Вафин, министр здравоохранения Республики Татарстан, рассказал о модернизации системы здравоохранения в регионе: «Мы модернизировали и приемно-диагностические отделения в ведущих клиниках и центральных районных больницах. Это подразделение, которое имеет правильную логистику и современные технологии».

Юлия Михеева, директор Департамента социального развития Министерства экономического развития Российской Федерации, рассказала, что, с точки зрения инвестиций, важно создать благоприятные условия для бизнеса. «Инвестирование в систему здравоохранения необходимо сделать выгодным для бизнеса, и обеспечение его комфортного функционирования в системе здравоохранения на данный момент является одним из приоритетов в развитии всей системы», – заявила она.

Вадим Власов, президент группы компаний «Новартис» в России, рассказал о специфике фармацевтической промышленности лекарственного обеспечения в России – она находится под опекой нескольких государственных ведомств: Министерства здравоохранения, Министерства промышленности и экономики, антимонопольной службы.

Анна Ярвиц, старший вице-президент, генеральный директор по России и СНГ компании «Тева», рассказала о том, что у компании есть 19 заводов по производству медицинских субстанций, которые находятся в 10 разных странах. «Обладая компетенцией в производстве субстанций, мы не считаем целесообразным перенос производства в Россию. Глобальные подходы к закупкам субстанций позволят сохранить высокий уровень конкурентоспособности всех производителей, а также в закупочном процессе», – отметил эксперт.

Анастасия Савинова, РАНХиГС

Россия > Медицина > gaidarforum.ru, 13 января 2017 > № 2047348


Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504 Шахин Мустафаев

Шахин Мустафаев: после урегулирования цены на большую часть лекарств в несколько раз ниже прежних

Важный социально-экономический вопрос: урегулирование цен на лекарственные препараты и развитие фармацевтической промышленности в стране.

Как передает AZE.az, в соответствии с социально-экономической политикой Президента Азербайджанской Республики, основу которой составляет человеческий фактор, и на основании данного им поручения, с середины 2015 года проводится процесс урегулирования цен на лекарственные препараты. Министр экономики, председатель Тарифного (ценового) Совета Шахин Мустафаев ответил на вопросы Азертадж об урегулировании цен на лекарственные препараты и развитии фармацевтической промышленности в стране.

– Господин министр, как можно оценить процесс урегулирования цен на лекарственные препараты?

– Как известно, с учетом как социальной, так и экономической значимости вопроса главой государства были даны поручения по устранению хаотичной ситуации, существовавшей на рынке лекарственных препаратов, усилению контроля в этой сфере и развитию фармацептической промышленности в стране.

Урегулирование рынка лекарственных препаратов, имеющее большое социальное значение, началось с середины 2015 года, процесс был интенсивно продолжен, были утверждены цены на 10166 лекарственных препаратов, зарегистрированных государством с учетом различных степеней доз и упаковки. С 1 сентября 2016 года была разрешена продажа лишь тех лекарственных препаратов, цены на которые утверждены.

Несмотря на изменения, произошедшие в курсе маната, в результате урегулирования, цены большей части лекарственных препаратов все еще в несколько раз ниже прежних цен. Анализ цен розничной торговли показывает, что цены на наиболее востребованные препараты, например, регулирующие холестерин, разжижающие кровь, обезболивающие, используемые против давления, диабета, аллергии и астмы, применяющиеся при заболеваниях желудочно-кишечной и нервной систем и другие лекарства, намного снижены, в ряде случаев в 5-10 раз. В результате происходит экономия как в расходах населения, так и выходе валюты из страны в связи с импортом лекарств.

Опираясь на конкретные цифры, отметим, что, если в 2014 году средняя цена на одну импортную упаковку лекарственных средств составляла 3 доллара США, то после урегулирования данный показатель снизился до уровня 1,4 доллара США. Анализ свидетельствует о том, что в результате урегулирования в течение года были сэкономлены более 400 миллионов долларов США из расходов населения и государственного бюджета на лекарственные препараты, и более 250 миллионов долларов США из валютных средств, израсходованных на импорт лекарств из-за рубежа.

– Некоторое время назад в ряде СМИ отмечались проблемы в снабжении аптечных организаций.

– Как известно, метод регулирования, применяемый в нашей стране, называется «референтное ценообразование» и является прогрессивным средством регулирования, широко распространенным в международной практике. Азербайджан признан образцовой страной, за короткий срок успешно применившей референтную систему ценообразования в рамках отчетливой методологии и в прозрачной форме. При подготовке данной методологии был изучен опыт до 20 стран, включая европейские государства. Этот механизм создает полную возможность для определения оптимальных цен.

C учетом прогрессивной международной практики как в оптовых фармацевтических учреждениях, так и аптечных организациях в законодательстве предусмотрена маржа до 20 процентов для каждого, и это обеспечивает нормальную рентабельную деятельность и не создает никаких проблем с точки зрения импорта и поставок лекарственных препаратов. К слову отмечу, что в течение минувшего года по сравнению с 2015 годом импорт лекарственных препаратов в страну в выражении количества упаковок увеличился на 20 процентов.

Несмотря на это, изменение официального курса маната к доллару США и сложности в приобретении импортерами иностранной валюты у банков во второй половине ноября прошлого года создали временные проблемы в поставках лекарственных препаратов в аптечные организации. После решения вопроса приобретения импортерами иностранной валюты и приведения цен на лекарственные препараты в соответствие с текущим официальным курсом маната, постановлением Тарифного (ценового) Совета от 28 ноября 2016 года, были устранены проблемы в снабжении аптечных организаций.

Для нейтрализации в дальнейшем влияния изменений курса маната на поставки лекарств и проведения более гибких мер внесены соответствующие изменения в требования по урегулированию цен на зарегистрированные государством лекарственные препараты и порядок осуществления контроля за этими ценами.

Необходимо отметить, что после урегулирования в этой сфере обеспечена стабильность, усилен общественный и государственный контроль, каждому гражданину уже известны цены на лекарства, препараты продаются во всех аптеках по единым ценам, полностью отпала необходимость в поиске гражданами дешевых аптек, предотвращено искусственное повышение цен. В частности, полностью устранены случаи манипуляций с ценами на лекарственные препараты в режиме изменяющегося курса маната в нашей стране, где длительный период применялся стабильный режим курса. Так, какие-либо изменения в ценах на лекарственные препараты, в том числе удорожание цен, является противозаконным без соответствующего постановления Тарифного (ценового) Совета.

Представьте, что, если бы не было проведено урегулирование, то «маркетинговые фирмы», продававшие лекарственные препараты намного дороже в период стабильного курса, т.е. до урегулирования, используя изменение курса, продавали бы лекарственные препараты в несколько раз дороже нынешних цен.

Еще раз подчеркну, что цель урегулирования заключается в достижении применения оптимальных цен на лекарственные препараты. Ясно, что субъекты фармацевтики стремятся к утверждению высоких цен для повышения своих доходов, а потребители хотят низкие цены для снижения своих расходов. Оптимальная цена – это возможная цена, то есть, минимальная цена, возможная для надежного обеспечения населения лекарственными препаратами.

В целом, урегулирование цен на лекарственные препараты – устойчивый процесс, должны быть определены цены на новые лекарственные препараты, зарегистрированные государством, а также необходимо осуществление регулярного мониторинга изменения цен других утвержденных лекарств в образцовых странах.

– Что Вы можете сказать о влиянии урегулирования цен на лекарственные препараты на структуру, качество и конкурентность импорта.

– Авторитетные фармацевтические компании предпочитают действовать на прогнозируемом, стабильно развивающемся и имеющем эффективную среду рынке лекарств, в котором царят нормы, этические принципы, принятые в цивилизованных странах, а урегулирование цен проводится посредством прозрачного и четкого механизма.

Анализ импорта за минувшие годы свидетельствует о том, что примерно 80 процентов импорта лекарственных препаратов приходится на долю стран Европы и других развитых государств. Другая часть лекарственных препаратов импортируется в основном из России, Украины и Беларуси. Поскольку доля стран в структуре импорта соответствует государственной регистрации лекарственных препаратов, то вопрос дорогих и дешевых лекарств оптимально регулируется.

Наблюдения показывают, что произведенные всемирно известными фармацевтическими компаниями лекарственные средства продаются в некоторых странах Европы по дешевым, а в других – по дорогим ценам. В ряде стран СНГ цены на лекарственные препараты, произведенные даже одним производителем, намного дороже по сравнению с европейскими странами. Дешевые цены не означают, что компании, производящие лекарственные препараты в этих европейских странах, или соответствующие структуры, контролирующие качество, не обращают внимание на качество ради низких цен. Продажа в различных странах лекарственных препаратов по ценам, значительно отличающимся друг от друга, связана с особенностями рынка. Общая тенденция такова, что в тех странах, в которых цены на лекарственные препараты регулируются государством, производители проводят более приемлемую ценовую политику.

Как было отмечено выше, если одна упаковка лекарственного препарата до урегулирования в страну импортировалась в среднем за 3 доллара США, то в настоящее время эта цифра составляет 1,4 доллара США.

Дело в том, что рынок лекарств по своим особенностям отличается от других рынков, и свободная конкуренция в данной сфере гарантирует снижение цен. Так, в отличие от другой продукции человек приобретает лекарственные препараты не в зависимости от своего желания или выбора. Человек вынужден приобрести назначенный ему лекарственный препарат. Если цены свободные, то «маркетинговые фирмы» используют это и различными путями поднимают цены в несколько раз.

Именно с учетом таких особенностей, цены на лекарственные препараты в той или иной форме в ряде развитых и абсолютно либеральных европейских стран регулируются государством не на основе таких факторов, как «себестоимость» и «качество», а референтной системы ценообразования, опирающейся на разницы цен в эталонных странах. Государственное регулирование цен на лекарственные препараты способствует формированию оптимальных цен независимо от уровня организации производства в стране.

Наряду с урегулированием цен на лекарственные препараты, продолжается осуществление контроля за качеством. Как известно, производители лекарственных препаратов или представляющие их уполномоченные лица сначала обращаются в Министерство здравоохранения для регистрации лекарственных препаратов. Министерство здравоохранения проводит экспертизу и испытание лекарственных препаратов, и только после этого лекарственный препарат регистрируется государством, включается в государственный реестр и получает регистрационное удостоверение. При импортировании данного лекарственного препарата в Азербайджан Министерство здравоохранения повторно берет пробу и проверяет качество у каждой партии.

– На каком уровне находится просвещение потребителей, можно ли сказать, что осуществляется общественный контроль за ценовой дисциплиной?

– Процесс урегулирования обуславливает просвещение потребителей, частичное устранение зависимости лекарственных препаратов от торговых марок, а самое главное – общественный контроль за ценовой дисциплиной. В этих рамках как врачи, так и работающие в аптеках фармацевты согласно социальной и профессиональной ответственности должны вносить вклад в просвещение населения, на рецептах, выписываемых врачом, вместо торговой марки должен быть указан состав лекарственного препарата. Отмечу, что об этом есть соответствующее постановление Министерства здравоохранения.

Полностью обеспечен общественный контроль за ценовой дисциплиной. Так, как было отмечено нами в первый же день, общественный контроль – самый эффективный механизм контроля, и для этого созданы все условия. Как известно, розничная цена каждого лекарственного препарата, включая НДС, указана на упаковке. Одновременно, оптовая и розничная цены лекарственных препаратов утверждены указанием торговой марки, названия и дозы воздействующего вещества, фармацевтической формы, торговой упаковки, дозы упаковки, страны-производителя и компании. Эта информация в форме единого списка размещена на интернет-сайте Тарифного (ценового) Совета, а также на сайтах министерств экономики и здравоохранения. Скачав эту таблицу на мобильные телефоны и планшеты, потребители могут использовать это в качестве электронной памятки. Информацию можно получить и посредством «Центра вызовов» (195-2) Министерства экономики. Таким образом, для потребителя создана возможность с легкостью определить наличие или отсутствие в аптеке лекарственного препарата, стоимость которого соответствует урегулированной цене.

Отмечу, что не указание цены на упаковке лекарственного препарата, продажа за цену, отличающуюся от урегулированной стоимости или без урегулирования цены, означает нарушение ценовой дисциплины и обман потребителя. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Кодекс административных проступков, в законодательстве предусмотрены строгие меры по привлечению к ответственности субъектов фармацевтики, допустивших подобные случаи.

Во многих случаях граждане жалуются на цены на пищевые добавки, биологически активные, как лекарственные препараты. Биологически активные пищевые добавки могут быть использованы для укрепления организма, обогащения питания, но они не заменяют лекарственные препараты, предназначенные для предотвращения или лечения болезней. Биологически активные пищевые добавки не являются лекарственными препаратами и цены на них не регулируются государством и в других странах. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Закон «О лекарственных препаратах». Уже запрещено включение биологически активных добавок в рецепты, выписываемые врачом, на упаковках и вкладышах должно быть отчетливо указано «не является лекарственным препаратом». В ходе рекламы также должна быть предоставлена информация о том, что это не является лекарственным препаратом.

Согласно прогрессивной тенденции в мире, и в нашей стране урегулирование цен на лекарственные препараты, особенно в нынешних условиях изменчивого курса маната, служит прогнозированию рынка как импортерами, так и инвесторами. Проводимая работа вносит вклад в развитие местного производства в фармацевтической сфере и применение системы обязательного медицинского страхования.

– Хотелось бы узнать Ваше мнение о потенциале развития фармацевтической промышленности в нашей стране.

– Международная практика свидетельствует о том, что с повышением уровня благосостояния населения люди уделяют больше внимания своему здоровью и в результате увеличивается число потребителей лекарственных препаратов. Азербайджан обладает динамично развивающимся рынком лекарственных препаратов, имеющим до 10 миллионов потребителей, повышающим год от года внутренние потребности. Импортирование абсолютного большинства лекарственных препаратов для удовлетворения внутренних потребностей обуславливает актуальность организации местного производства в этой сфере. Говоря о благоприятной инвестиционной среде в производстве лекарственных препаратов, – как подчеркивают также потенциальные инвесторы, – необходимо учитывать преимущества урегулирования цен на лекарственные препараты и полного применения в будущем системы обязательного медицинского страхования в нашей стране, в настоящее время начатой в качестве пилотного проекта. Неслучайно, что после проведения мер в вышеназванных направлениях в значительной степени повысился интерес зарубежных инвесторов к производству лекарственных препаратов в нашей стране.

Одна из мер, предпринимаемых в Азербайджане в сфере развития ненефтяного сектора, заключается в создании промышленности по производству фармацевтической продукции. Специально для этого создан Пираллахинский промышленный парк. Отмечу, что в ноябре прошлого года в промышленном парке был заложен фундамент совместного с Россией предприятия – фармацевтического завода, предусматривающего использование инженерных работ ведущих компаний Германии и Италии. На заводе, инвестиционной стоимостью 74 миллиона долларов США, будут производиться лекарства против онкологии, СПИДа, заболеваний нервной и кардиоваскулярной систем, диабета, опорно-двигательного аппарата, дыхательной системы, а также антибиотики, противовирусные препараты, лекарства против диареи, добавки для рентгено-контрастного и магнитно-резонансного обследования. В целом, на первом этапе на заводе будут производиться 89 наименований лекарственных препаратов по 58 воздействующим веществам. Годовая мощность завода составит 22,5 миллиона упаковок или 500 миллионов таблеток и капсул. В дальнейшем производство расширится.

В реализации проекта будут использованы передовые технологии и оборудование, применена практика производства лекарств нового поколения, соответствующих международным нормам и правилам.

Наряду с этим, в январе предусмотрена закладка фундамента фармацевтического завода в форме совместного с Ираном предприятия. Планируется поэтапное выполнение проекта по созданию производственного предприятия. На первом этапе предусмотрено производство таблеток и капсул, на втором – ампул и флаконов, на третьем – антибиотиков в более широком ассортименте. Стоимость первого этапа проекта составляет 20,5 миллиона долларов США, за это время будет произведено 84 наименования лекарственных препаратов по 54 воздействующим веществам – обезболивающих, витаминов, противовоспалительных средств и антибиотиков, кардиоваскулярных, антигистаминных и антиаллергических препаратов, лекарственных средств против гипертонии, грибка, заболеваний нервной системы и гастроэнтерологических болезней.

Проводятся переговоры с несколькими компаниями Украины и Турции для совместного производства фармацевтической продукции. Эти компании уже готовят бизнес-планы и документы технико-экономического обоснования. Одновременно, проводится работа по привлечению к организации фармацевтической промышленности в Азербайджане ведущих европейских компаний. Так, делегация Министерства экономики посетила Германию и Швейцарию, провела обсуждения с потенциальными партнерскими компаниями. На проведенных встречах компании Германии и Швейцарии выразили интерес к сотрудничеству в сфере производства фармацевтической промышленности в Азербайджане. К примеру, рядом ведущих фармацевтических компаний мира был проявлен интерес к организации процесса упаковки лекарств, охраняемых патентным правом на фармацевтическом предприятии, которое будет создано в нашей стране.

Наряду с созданием фармацевтических заводов, инвесторы проявляют интерес к производству в нашей стране другой продукции медицинского назначения. Так, в настоящее время проводится работа по реализации проекта по производству одноразовых шприцов.

В целом, заводы по производству лекарств, которые будут созданы в Азербайджане, не только сыграют значимую роль в развитии фармацевтической промышленности и обеспечении занятости в нашей стране, но также обеспечат население качественной лекарственной продукцией за счет местного производства, снизят зависимость от импорта в этой сфере, ускорят процесс экспорта.

– Просим Вас предоставить информацию о мерах в сфере лицензирования фармацевтической деятельности.

– Как известно, согласно Указу Президента Азербайджанской Республики от 19 октября 2015 года «О сокращении видов предпринимательской деятельности, требующих специального разрешения (лицензии), упрощении процедур выдачи специального разрешения (лицензии) и обеспечении их прозрачности», со 2 ноября 2015 года Министерство экономики посредством центров «ASAN xidmət» начало выдачу лицензий.

Согласно Указу главы государства от 12 декабря 2015 года «О некоторых мерах в сфере лицензирования», определена выдача бессрочных лицензий, лицензии, имевшие силу в день вступления в силу данного Указа, были признаны бессрочными, срок выдачи лицензий сокращен от 15 дней до 10 рабочих дней.

Одновременно, сумма государственных пошлин, выплачиваемых за выдачу лицензий, сокращена в 2 раза, в том числе по регионам в 4 раза. В настоящее время государственная пошлина за выдачу лицензии на производство лекарственных препаратов составляет 2250 манатов, за выдачу лицензии на оптовую продажу – 2250 манатов, за выдачу лицензий на розничную продажу – 1000 манатов.

До конца года со времени начала выдачи лицензий Министерством экономики посредством центров «ASAN xidmət» предпринимателям были предоставлены 3382 лицензии, 1788 из которых – новые, 1594 – лицензии, замененные бессрочными лицензиями.

За указанный период в сфере фармацевтической деятельности были выданы 979 лицензий, 418 из них – новые, 561 – заменены бессрочными лицензиями. На производство лекарственных препаратов выданы 2 новые лицензии и 2 лицензии, замененные бессрочными.

В настоящее время количество лицензий, имеющих силу в сфере фармацевтической промышленности (оптовая и розничная продажа, производство лекарственных препаратов) составляет 2257. Скажу для сведения, что импорт лекарственных препаратов в нашей стране осуществляют до 50 активных импортеров. Одновременно, количество аптечных организаций на 100 человек составляет 22, и это соответствует среднему показателю (25) по странам Организации экономического сотрудничества и развития (OEDC).

В заключение еще раз подчеркну, что эти реформы являются важной составной частью системы комплексных и последовательных мер, проводимых под руководством главы государства и направленных на дальнейшее усиление социальной защиты населения.

Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504 Шахин Мустафаев


Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн

Главный нарколог столицы рассказал о том, почему горожане всё чаще отказываются от спиртного в зимние каникулы и как не стать жертвой похмелья после новогодней ночи.

Евгений Брюн, главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы

В преддверии Нового года москвичи готовятся к обильному застолью. Главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн рассказал в интервью mos.ru, как сохранить трезвую голову в новогодние праздники.

— Евгений Алексеевич, много ли в новогодние каникулы поступает обращений от тех, кто усиленно отметил праздник?

— Могу сказать уверенно, все объективные и косвенные данные говорят о том, что пить в Москве стали меньше. В том числе и в Новый год. До 2014 года после больших праздников в городе на 15–20 процентов традиционно росло количество обращений к наркологам и госпитализаций из-за злоупотребления алкоголем (по сравнению со среднегодовыми показателями. — Прим. mos.ru). А последние три года число обращений в праздничные дни растёт лишь на пять процентов.

Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь

— Люди более ответственно стали подходить к употреблению алкоголя? Или такой эффект дали ограничительные меры по продаже спиртного?

— К такому эффекту привели и ответственное отношение потребителей, и более строгое регулирование алкогольного рынка. Но за последние годы сама Москва преобразилась. Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь, когда столько мест для прогулок в парках и в центре города, когда открыты катки, снежные горки, лыжные трассы. Горожанам есть, где потратить своё время с пользой, получить новые впечатления. Я всегда призываю людей отдавать предпочтение радостям и удовольствиям, которые можно получать без стимуляторов, не химическим путём. И похоже, у москвичей это получается.

— Можно ли рассчитать, какое количество спиртного не навредит человеку в праздничный вечер?

— Никак не рассчитать, во всяком случае, я не смогу. Это очень индивидуальная цифра, и у каждого она своя. Некоторым людям, в том числе больным алкоголизмом, достаточно очень небольшой дозы, чтобы опьянеть или отравиться. Всё зависит от активности ферментативной системы, работы печени и почек. Но есть общие правила, которые полезно соблюдать всем. Если вы решили пить алкоголь, то отдавайте предпочтение небольшим порциям и пейте как можно реже. Тогда организм успеет переработать спиртное. Также лучше не сидеть долго за праздничным столом, а выйти на прогулку в новогоднюю ночь.

— Что вы думаете о народных средствах от похмелья: выпить побольше воды на ночь или утром выпить ещё порцию спиртного?

— Нет-нет, не нужно пить на ночь после застолья много воды, это может вызвать отёк мозга. Алкоголь — и вообще любые спирты — задерживает воду в организме. Просто нужно полежать, поспать и уже утром выпить кефир, лимонад или морс. Этого вполне достаточно. И ни в коем случае не употреблять алкоголь снова утром. Не лечить подобное подобным. То, что мы в повседневной жизни называем похмельем, — это воздействие на организм не переработанного за ночь алкоголя, остаточная интоксикация. Если утром человек добавляет ещё, то он только усугубляет плохое самочувствие. Остаточную интоксикацию алкоголем лечить нельзя! Её вообще лечить необязательно, она сама проходит, нужно лишь время.

Утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф

— Есть ли статистика о том, какой процент жителей Москвы злоупотребляет алкоголем?

— В Москве 80 тысяч человек больны алкоголизмом — это меньше сотой доли процента. Мы говорим о пациентах с выявленным диагнозом, которые стоят на учёте. Во всех странах мира, где есть свободная продажа спиртного, наблюдается примерно одинаковое распределение: два процента населения страдают алкоголизмом с психическими расстройствами, 10 процентов — алкоголизмом с соматическими расстройствами (то есть алкоголь стал причиной хронических заболеваний. — Прим. mos.ru) и ещё 10–20 процентов населения относятся к категории злоупотребляющих алкоголем.

В последнюю категорию входят все, кто с определённой регулярностью не ограничивает себя в потреблении спиртных напитков, однако существенный вред здоровью пока не нанесён. Но именно из третьей категории со временем люди переходят во вторую и в первую, если не прекращают пить. В России за год совершеннолетний гражданин выпивает примерно 12,8 литра алкоголя. Это уровень потребления, сопоставимый с Европой, Америкой, Австралией. Мы ничем не отличаемся. И утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф.

— А с какими проблемами чаще всего обращаются горожане к наркологам в праздники?

— Основная причина обращений — алкогольная интоксикация. То есть, как правило, люди пьют качественный легальный алкоголь, но не всегда в праздники могут ограничить его количество.

— Столичные наркологи в Новый год и Рождество планируют работать по особому графику?

— Нет, вся работа будет идти в штатном режиме. По вызовам к пациентам будет выезжать скорая помощь. При госпитализации наши пациенты смогут бесплатно получать в полном объёме всю необходимую помощь.

Есть определённые стандарты лечения при алкогольных отравлениях. К примеру, желудок промывать к времени госпитализации пациента уже поздно. Когда больной поступает в стационар, ему вводят жидкости через капельницы, дают мочегонные препараты. Всё это нужно, чтобы быстрее шлаки вышли из организма. Также пациенту при необходимости дают успокаивающие, сердечные препараты, потому что основной причиной смерти при алкогольных отравлениях является остановка сердца.

— Как понять за праздничным столом, например, что гость получил алкогольное отравление и ему нужна медпомощь?

— Человек теряет сознание, у него начинается усиленное сердцебиение, возникает одышка, может быть рвота. Могут быть эпилептические припадки на фоне употребления спиртного. В таких ситуациях требуется срочный вызов скорой помощи.

— Евгений Алексеевич, как в будущем году в Москве будут развивать профилактику алкоголизма?

— У нас разработана и действует система профилактики, лечения и реабилитации. Так, например, работа по профилактике алкоголизма ведётся среди учащихся в школах, колледжах и вузах. Начат эксперимент в московских поликлиниках, когда врачи, лечащие заболевания внутренних органов, вызванные алкоголем, рекомендуют пациентам пройти лечение от зависимости.

Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн


Казахстан. Россия > Медицина > kursiv.kz, 29 декабря 2016 > № 2023810 Александра Тимофеева

Александра Тимофеева, INVITRO Казахстан: Кризисный период только увеличивает привлекательность франчайзинга

Анна ШАТЕРНИКОВА

Примерно 50% представленных сегодня в Казахстане франшиз – российские. Франчайзеры из соседней страны освоили разные направления, включая сектор медицинских услуг. В частности, сегодня в разных регионах Казахстана работает более 40 организованных по модели франчайзинга медицинских офисов INVITRO – крупнейшей частной компании на российском рынке лабораторных услуг. О деятельности и перспективах работы INVITRO в Казахстане «Къ» рассказала генеральный директор INVITRO Казахстан Александра Тимофеева.

- Александра, расскажите, пожалуйста, об истории возникновения компании, о ее позициях на российском рынке.

- Независимая лаборатория INVITRO была основана в 1998 году и на сегодняшний день предлагает физическим лицам и корпоративным клиентам свыше 1500 видов лабораторных исследований. Свою первую франшизу мы продали более 10 лет назад, в 2005 году, когда открылся первый франчайзинговый кабинет в российском наукограде, городе Обнинске Калужской области. Сегодня INVITRO возглавляет рейтинг профессиональных франшиз Golden Brand, у нас почти три сотни партнеров, больше половины из которых открыли под брендом INVITRO более одного офиса. Анализы обрабатываются в девяти собственных лабораториях в разных регионах, четыре из них мы построили в СНГ. Всего у INVITRO около 900 офисов в России, Украине, Беларуси, Армении и Казахстане. В активе компании собственные центры рентгенологии, медицинская кадровая служба, Высшая медицинская школа, контрактно-исследовательская организация и логистическая служба.

- Насколько широкое распространение сегодня получила медицинская франшиза, как вы оцениваете конкурентные перспективы в развитии этого направления как в России, так и в Казахстане?

- Ситуация неоднозначна, и вряд ли стоит оценивать весь рынок медицинских услуг в целом, от пластической хирургии до организации поездок в зарубежные клиники. С нашей стороны более корректно оценивать рынок медицинских услуг в области лабораторной диагностики. Это, так сказать, базовый уровень медицины, поскольку без анализов и исследований сложно поставить диагноз или разработать схему лечения. В Казахстане частных лабораторий пока не много. В России ситуация другая: во многих городах потенциальные франчайзи говорят о том, что уже нет возможности открыть медицинский офис, поскольку территория занята другими участниками рынка лабораторной диагностики.

Если говорить о медицинской франшизе как о форме предпринимательства, то анализ показывает, что казахстанский рынок заполнен чуть более чем на 20%, то есть четыре пятых рынка ждут своих «завоевателей». При этом рынок динамично развивается, а доля российских франшиз на нем возрастает, так что мы оцениваем ситуацию как перспективную.

- Как возникла идея выхода на рынок Казахстана и насколько она оправдала себя, каковы сегодня позиции INVITRO на казахстанском рынке и как бы вы оценили динамику развития за прошедшие годы и перспективы на ближайшие годы? Если планируете расширять присутствие, за счет каких регионов, по-вашему, произойдет рост?

- На казахстанский рынок мы вышли в 2014 году. В республике в то время вырос спрос на качественные медицинские услуги, а в государственной политике наметился фокус на профилактику и раннее выявление заболеваний, так что необходимость в качественной лабораторной диагностике была очевидна. Весной 2014 года мы стали партнерами казахстанской медицинской лаборатории «ГЕМ», и в настоящее время большая часть офисов «ГЕМ» уже аккредитована по стандартам INVITRO и работает под российским брендом, в них внедрена новейшая информационная система, усовершенствованы и максимально автоматизированы все этапы лабораторного процесса.

На сегодня наша казахстанская сеть выглядит следующим образом: 3 лабораторных комплекса, 40 медицинских офисов, профессиональная команда из 250 сотрудников. Сеть охватывает 116 городов и населенных пунктов, общая площадь лабораторного комплекса в Алматы составляет 1000 квадратных метров, то есть темпы развития вполне достойные. С нынешнего года технологические комплексы в Москве и Алматы начали работать в режиме ежедневной отправки биоматериала. Это позволило расширить спектр исследований до 1500 видов, 800 из которых относятся к редким, проводятся в Москве и уникальны для Казахстана, то есть их больше не делает никто, кроме нас.

Безусловно, это весомое конкурентное преимущество для наших франчайзи, которое способствует росту спроса на услуги и развитию бизнеса. На новых партнеров работает и репутация бренда: на протяжении 20 лет мы являемся «золотым стандартом» области лабораторных исследований, поэтому наши франчайзи могут рассчитывать не только на небольшие частные заказы, но и на договоры с крупными корпоративными клиентами.

- Своим потенциальным партнерам вы предлагаете несколько видов франшиз. На основании собственных наблюдений можете ли вы сделать вывод о том, какие из них в итоге пользуются в Казахстане самым высоким спросом? Какие средства требуются на открытие медицинского офиса INVITRO и какова в среднем окупаемость проектов?

- Для разных населенных пунктов мы разработали четыре вида франшиз – от маленькой «Инвитро-Городок», рассчитанной на населенный пункт, в котором проживают менее 50 тыс. человек, до «тяжелой» «Инвитро-Эксперт». Подобных центров в нашей сети всего два: один наш собственный в Москве, второй открыт по франшизе в Нальчике. В Казахстане действует пакет «Инвитро-Стандарт» для городов с населением не менее 100 тыс. человек: медицинский офис площадью от 70 кв. м, включающий кабинет гинеколога (там не проводят лечение, а только берут биологический материал), процедурный кабинет. Персонал – как минимум 5 человек.

Мы всегда предъявляем очень жесткие требования к помещению, а вот в финансовом плане даем некоторые послабления регионам. Хотя в целом условия для всех одинаковые: договор коммерческой концессии в INVITRO заключается на 3 года, паушальный взнос составляет 2 млн тенге и выплачивается единожды при заключении договора. Роялти в INVITRO составляют фиксированную сумму: 200 тыс. тенге в месяц, выплачивать их начинают с 25-го месяца работы медицинского офиса. Это как раз и есть средний срок окупаемости проекта – 2–2,5 года.

- Пришлось ли вам скорректировать стратегию развития в Казахстане – например, по причине экономических затруднений закрыть действующие медицинские офисы или отказаться от открытия новых? Изменился ли спрос на те или иные услуги?

- Пока мы не подвели общую статистику за 2016 год, но могу озвучить цифры по предыдущему году. В 2015 году открылось 115 медицинских офисов INVITRO в России, 20 – в Казахстане, 6 – в Беларуси. Закрыто по всей сети 4 офиса. И уже на протяжении многих лет подряд около 55% всей розничной выручки INVITRO приходится на медицинские офисы франчайзи, то есть больше половины прибыли предприятие получает именно от франшиз. Кризисный период только увеличивает привлекательность франчайзинга как метода ведения бизнеса, и тому есть немало причин. Вы не строите бизнес с нуля, а получаете готовую модель успешного предприятия и то, что сейчас называют раскрученным брендом. Это значит, что когда вы приходите на переговоры, вам не приходится говорить: «Я все сделаю хорошо, поверьте мне на слово». Вы просто показываете «досье» на держателя франшизы: сколько лет на рынке, какие награды, какие партнеры.

Если вы – франчайзи сильного бренда, это автоматически повышает уровень ваших потенциальных клиентов. Кроме того, вы получаете постоянную поддержку. У наших франчайзи, где бы они ни находились, никогда не будет довольно распространенной в этой сфере услуг ситуации, когда нет нужных реагентов или возможности провести заявленное исследование. Мы занимаемся обучением персонала, а если у франчайзи нет профильного образования – назначаем ему куратора, который полностью берет на себя медицинские вопросы. То есть по сравнению с предпринимателем, который выходит на рынок со своим стартапом, франчайзи сильного партнера чувствует себя намного более уверенно и защищенно, а это в период кризиса имеет иногда решающее значение.

Мы стараемся, чтобы изменение стоимости наших услуг произошло как можно позднее – договариваемся с поставщиками, чтобы они держали для нас цены на прежнем уровне. С другой стороны, рост цен на лабораторно-исследовательские услуги все равно неизбежен, потому что этот рынок завязан на импортные реагенты, которые приходится покупать за валюту, так что колебания курса рано или поздно на нас сказываются. Работать с более дешевыми аналогами для нас не вариант, потому что они уступают по качеству, а качество работы – основной принцип и конкурентное преимущество, пожертвовать которым мы ни при каких обстоятельствах не готовы. Что касается спроса на качественные медицинские услуги – он был и будет всегда, и это мы видим по обращениям в наш отдел франчайзинга.

Казахстан. Россия > Медицина > kursiv.kz, 29 декабря 2016 > № 2023810 Александра Тимофеева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter