Всего новостей: 2032014, выбрано 346 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Евросоюз. Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100332

Стальной аппетит дракона

Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.

Негласное табу

Интернационал в европейской металлургии по факту образовался еще в 2000-х гг. Пионером стала американская корпорация US Steel, купившая в 2000-м меткомбинат в словацком Кошице, а в 2003 – в сербском Смедерево. Ее примеру последовали россияне и украинцы. Причем объектом интереса были уже и западноевропейские активы. Российский "Евраз-холдинг" приобрел меткомбинат в чешском Витковице и металлопрокатный завод Palini e Bertoli в Италии, "Северсталь" там же купила местных производителей Lucchini и Redaelli, "Мечел" обзавелся несколькими метзаводами в Румынии, Новолипецкий меткомбинат – в Бельгии и Франции.

Украинская корпорация "Индустриальный союз Донбасса" в тот период стала владельцем комбинатов Dunaferr в Венгрии и Huta Czestochowa в Польше, холдинг "Метинвест" купил металлопрокатные заводы в Болгарии, Италии, Великобритании. Ну а по-настоящему знаковым событием здесь можно считать слияние европейского концерна Arcelor с главным офисом в Люксембурге и индийской Mittal Steel Лакшми Миттала в 2006 г. Индийская экспансия на европейский рынок продолжилась в 2007 г., когда Tata Steel оптом купила всю британскую металлургию у концерна Corus.

Таким образом, китайские производители остались в стороне от дележа европейского стального пирога в период бурного роста рынка. Но это совсем не значит, что пирог, т.е. рынок ЕС, их не интересовал. Опять же, какого-то официального документа в виде директивы Еврокомиссии, запрещающей компаниям из КНР вхождение в металлургический сектор, не существует в природе. И, тем не менее, похоже, что какое-то негласное табу на допуск китайских металлургов на производственные площадки стран ЕС все же существовало.

Сербский плацдарм

Нарушителем конвенции оказалось правительство Сербии, продав единственный в стране меткомбинат Zelezara Smederevo за 46 млн евро в июле 2016 г. Покупателем стала одна из крупнейших в Китае компаний Hebei Iron&Steel. В конце января нынешнего года новые владельцы бодро рапортовали, что им потребовалось каких-то полгода, чтобы вернуть многострадальный актив к прибыльности. И пообещали вложить в его модернизацию 120 млн долл. Впрочем, есть основания полагать, что победные реляции – часть хитрой игры представителей КНР.

Ведь было бы все так просто – не было бы так сложно. Если вытащить проблемный меткомбинат из ямы оказалось так легко – то почему он столько лет пребывал в коматозном состоянии? Менеджерам US Steel не хватило профессионализма и управленческого опыта? Очень и очень маловероятно. Радикального улучшения рыночной конъюнктуры тоже не произошло, хотя она, конечно, и не ухудшилась за этот период. Гораздо более вероятно, что в данном случае для китайских металлургов важно создать пресловутую "историю успеха", открывающую двери для новых приобретений в еврозоне.

А они очень и очень нужны в условиях, когда металл из КНР является объектом многочисленных антидемпинговых расследований по всему миру. По состоянию на август 2016-го в ЕС уже действовали заградительные пошлины на 37 видов стальной продукции, в том числе на 15 – из Китая. Обращает внимание и хронология событий, связанных с Zelezara Smederevo. В апреле 2016-го правительство в Белграде подписывает соглашение о продаже комбината китайцам, в июле сделка официально завершается… а уже в августе Еврокомиссия начинает против Сербии расследование по обвинению в стальном демпинге. Разумеется, премьер страны Александр Вучич защищает своих инвесторов, выступая с гневными опровержениями, тем не менее цепочка событий выстраивается довольно любопытная и абсолютно логичная.

Новая цель

В этом контексте неудивительно внимание китайских металлургов к другому европейскому активу US Steel, расположенному в Кошице. Проблемы там начались еще во время первой волны кризиса и в 2008 г. американская компания официально объявила о намерении избавиться от этого предприятия. Российский холдинг "Металлоинвест" тогда заинтересовался предложением, но стороны так и не пришли к общему знаменателю. Были и другие неподтвержденные варианты, но и они не сработали. В итоге комбинат так и остался у US Steel, которую правительство Словакии очень не хотело отпускать.

Чиновников из Братиславы можно понять: с приходом американцев мощность предприятия выросла с 3,4 до 4,5 млн тонн стали в год, оно стало одним из ведущих европейских производителей листового проката для автопрома. Поэтому в апреле 2013 г. правительство Словакии подписало меморандум, в соответствии с которым американцы получили льготы по электроэнергии и экологическому налогу, а также субсидию в 14 млн евро в год на использование возобновляемых источников энергии.

Взамен US Steel обязалась не продавать Kosice Steel в течение последующих 15 лет. На календаре, напомним, март 2017-го – так что взятые обязательства со стороны американской корпорации явно нарушены. К идее избавиться от данного актива US Steel вернулась в 2015 г. Не исключено, что причиной такого решения стал курс на ужесточение экологических нормативов, взятый Евросоюзом. Для соответствия новым экостандартам комбинату потребовались инвестиции в 500 млн долл., и американцы, скорее всего, просто не захотели раскошеливаться.

Первоначально комбинатом в Кошице заинтересовались соседи. Так, в декабре 2015 г. это была чешская Moravia Steel, позднее предложение делала Trinecke Zelezarny. Ни тем, ни другим не удалось договориться с американцами, однако сейчас ситуация другая. Во-первых, китайцы – не чехи. Они не только больше заинтересованы, но и могут выставить гораздо более "жирные" условия, подкрепленные финансовой мощью госбанков КНР. Во-вторых, если раньше US Steel могла не торопиться с уходом из Словакии, торгуясь с потенциальными покупателями за каждый доллар, то теперь ее подгоняют новые веяния в США.

Сменивший Барака Обаму президент Дональд Трамп заявил, что будет способствовать возвращению бизнеса американских корпораций в альма-матер. С этой целью он объявил о снижении ставки корпоративного налога с 35 до 15% и одновременном увеличении до 41% налога на прибыль по зарубежным финансовым операциям. Очевидно, что теперь у US Steel есть очень веский повод поторопиться с продажей Kosice Steel. Поэтому сообщения о переговорах все с той же Hebei Iron&Steel – четкий сигнал о предстоящем расширении китайского присутствия в еврометаллургии. Вряд ли этому обстоятельству обрадуются местные производители, объединенные в ассоциацию Eurofer. Но похоже, что сейчас им придется принять как свершившийся факт расширение китайской экспансии – несмотря на жесткие торговые ограничения против металла из КНР.

Игорь Воронцов

Евросоюз. Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100332


Украина. Египет. Алжир. Африка > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100330

Черные металлы для Африки

На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.

Вокруг Магриба

Одним из таких регионов является Африка, к тому же расположенная относительно недалеко – по сравнению, например, с Южной Америкой. Отечественные меткомпании уже много лет пытаются работать в африканских странах, прежде всего это касается арабских государств северной части континента, которые включают в ближневосточный маркетинговый регион MENA (англ. Middle East & North Africa). Причина таких приоритетов проста: местные национальные рынки гораздо более развиты, чем в подавляющем большинстве остальных африканских стран. Кроме Египта, который ежегодно потребляет украинской металлопродукции едва ли не на 1 млрд долл. (в 2016 – 862,9 млн долл., спад на 10,4%), это Ливия (где уже много лет идет гражданская война), Тунис, Алжир и Марокко.

Притом Алжир находится на 2-м месте среди государств континента по закупкам металла из Украины. Интересно заметить, что отечественный металлоэкспорт в крупные страны Магриба (запад арабского мира) в 2016 году вырос: в Алжир – на 18,1%, а в Марокко – более чем в 1,7 раза (см. таблицу). Зато поставки в Тунис обвалились почти в 10 раз. Кстати, безусловным лидером металлопроизводства в Северной Африке является Египет, в 2016-м, правда, сокративший выплавку стали на 8,5%, до 5 млн тонн, сообщает World Steel Association. Кроме него, сталь в арабской Африке плавят Марокко (520 тыс. тонн, +0,8%) и Ливия, в прошлом году увеличившая выплавку на 39,7% до 492 тыс. тонн ввиду политической стабилизации в отдельных частях государства.

У Алжира тоже есть программа импортозамещения: здесь достраивается металлургический комплекс Bellara Steel, который должен войти в строй во ІІ половине 2018 г. По словам министра промышленности и шахт Алжира Абдеслама Бухуареба, это станет важным фактором самообеспечения металлопродукцией, начиная с арматуры. Проект действует в рамках СП с Катаром, где 51% принадлежит алжирской государственной Sider Co. & National Investment Fund, а 49% – Qatar Steel International. Годовая мощность первой очереди предприятия – 2 млн тонн сортового проката, в дальнейшем планируется расширение до 4 млн тонн. Отметим, что металлорынок Алжира по объему сопоставим с украинским – около 5 млн тонн, 80% из которых импортируется. Основная часть проката поступает из Евросоюза, с которым есть договор об ассоциации.

Кроме того, в 2016-м правительство страны дало старт модернизации меткомбината El Hadjar (быв. ArcelorMittal Algeria), принадлежащего госкомпании Imetal. Первый этап инвестпрограммы стоимостью более 700 млн долл., из которых 600 млн выделил Нацбанк, включил обновление домны, аглофабрики, коксохимического производства, прокатного стана, за счет чего ежегодная производительность доведена до 1,2 млн тонн стали и 1 млн тонн арматуры и катанки, сообщил представитель аналитической группы Metal Bulletin Брайн Левич. Впоследствии возможно расширение еще на 1 млн тонн стали, что будет стоить 300 млн долл. Для справки, объект построен с помощью СССР в 1970-х годах и изначально мог выплавлять до 2 млн тонн стали в год, а в прокатный сортамент входил не только сорт, но и лист. Но из-за неудовлетворительного управления и гражданской войны к концу 1990-х он мог работать не более чем на 10-20% мощности, требуя ремонта и реконструкции.

А в Ливии крупнейший металлопроизводитель – государственная Libyan Iron and Steel Co (LISCO) в г. Мисрата годовой мощностью 1,3 млн тонн стали; также выпускается горячебрикетированное железо (HBI), сортовой и листовой прокат, в т.ч. с покрытием. Наконец, в Марокко это Maghreb Steel, который обеспечивает загружен практически на 100%.

Южнее Сахары

Что касается Африки "южнее Сахары", то здесь ежегодные закупки металла из Украины колеблются от 50-80 млн долл. (Нигерия, Эфиопия, Сенегал) до Гамбии или Нигера, где годовая выручка составляет 200-300 тыс. долл. А еще в ряде стран (примеры – Габон, Камерун, Мали) продажи колеблются на уровне в несколько миллионов долларов в год, в т.ч. из-за малой емкости местного рынка. При этом единственным крупным производителем металлопродукции в неарабской Африке является ЮАР, в 2016-м снизившая выплавку стали на 4,1%, до 6,4 млн тонн.

Ключевой южноафриканский метхолдинг – это ArcelorMittal South Africa (примерно 60% странового рынка, 5 заводов); наряду с этим, Южноафриканский государственный институт развития (The Industrial Development Corporation) намерен вместе с крупной сталелитейной группой Hebei Iron & Steel (Китай) построить новый МК на 5 млн тонн стали в год, сметой приблизительно 5 млрд долл. МК разместится в северо-восточной части ЮАР недалеко от побережья Индийского океана, в провинции Квазулу-Наталь или Мпумаланга.

В этом же направлении пытается развиваться Нигерия, намеренная привлечь порядка 2 млрд долл. в завершение своего "долгостроя", МК Ajaokuta актуальной мощностью 1,3 млн тонн стали в год, сооружение которого началось еще в 1979 г. с помощью Советского Союза. Ежегодную мощность предприятия предполагается повысить до проектной – более чем 5 млн тонн стали, при емкости внутреннего рынка до 7 млн тонн проката. Тем самым, выход на такие показатели позволит прокатным линиям МК покрывать основную часть национального спроса. В целом в стране есть около 30 меткомпаний разного размера, из них работает только 18.

Свой меткомбинат есть и в Зимбабве – Zimbabwe Iron and Steel Company (Zisco), на 1,2 млн тонн стали "годовых", но он простаивает с 2008 года, и правительство страны пробует продать актив зарубежному инвестору. Вошла в металлургический "клуб" и Ангола, где в 2016-м запущен первый мини-МЗ Aceria de Angola (ADA) на 300 тыс. тонн арматуры в год. Уточним, после многолетней гражданской войны в Анголе скопилось немало разбитой военной техники, пришедшего в негодность промоборудования, разрушенных зданий и т.п., благодаря которым электросталеплавильные агрегаты ADA будут обеспечены ломом 3-4 года. Затем предусмотрено постепенное расширение импорта данного сырья.

В целом африканский металлорынок вырос в 2016 году на 2,2% до 39,5 млн тонн, а в нынешнем году ожидается ускорение роста до 3,3% (до уровня в 41,1 млн тонн) за счет дальнейшего развития крупнейших стран (Северная Африка, ЮАР, Нигерия), где реализуются инфраструктурные, промышленные, энергетические и другие проекты. 

Растущий рынок привлекает поставщиков, но пока конкуренция в регионе сравнительно невысока. Это создает перспективы для отечественных металлургов, которые способны нарастить региональные продажи на 10-20% в 2017-м и затем на столько же в 2018 году, полагает Б.Левич. Добавим: если не помешают политико-популистские глупости вроде блокады товарооборота с неподконтрольной частью Донбасса – от таких рисков, к сожалению, сегодня зависит вся украинская экономика.

Экспорт металлопродукции в некоторые страны Африки в 2016 году, тыс. долл.

  Экспорт +/- к 2015
Алжир 81 181,9 +18,1%
Гана 19 256,3 -40,5%
Египет 862 944,5 -10,4%
Ливия 8 247,7 -62,2%
Марокко 25 324 +72,5%
Нигерия 80 012,7 -17,2%
Сенегал 50 762,6 -4,1%
Тунис 8 777,3 -87,4%
Эфиопия 58 710,6 -29%

Источник: Госстат

Максим Полевой

Украина. Египет. Алжир. Африка > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100330


Китай. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100310

Мировому рынку стали пророчат стабильный рост

По данным исследовательской компании MarketLine, мировой рынок стали в 2016 – 2020 гг. будет расти со скоростью 2,8% в год и достигнет объема торговли в 865,5 млрд долл. в конце этого периода.

Аналитики сообщили также, что в 2015 году глобальный рынок стали сократился по сравнению с 2011 годом на 11,2% – до 753 млрд долл. из-за перепроизводства и последовавшего за ним падения цен.

В MarketLine отметили, что растущий протекционизм будет негативно влиять на рост торговли и поддерживать неэффективного производителя, что в долгосрочной перспективе даст отрицательный результат.

"Конец товарного бума, в сочетании со сдержанными капитальными инвестициями во всем мире, являются ключевыми циклическими факторами, способствующими слабому прогнозу, которого придерживаются и во Всемирной ассоциации производителей стали", - говорится в докладе.

Китай надолго сохранит свои позиции в качестве крупнейшего производителя и потребителя стали во всем мире. Тем не менее страна находится под давлением антидемпинговых разбирательств по всему миру и должна будет стимулировать внутренний спрос для поддержания роста производства, отметили в MarketLine.

Китай. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100310


Алжир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100308

Алжир запустил модернизированный меткомбинат

Премьер-министр Алжира Абдельмалек Селлал принял участие в церемонии официального запуска модернизированных мощностей металлургического комбината El Hadjar (Annaba Steel).

Предприятие, ранее принадлежавшее группе ArcelorMittal, вернулось в государственную собственность в 2015 г. и было передано под контроль государственной компании Public Group Imetal, которая реализовала проект модернизации комбината стоимостью 430 млн долл.

За последние два года реконструкции подверглись аглофабрика, одна из доменных печей комбината, кислородный конвертер, воздухоразделительная установка и ряд других объектов. После завершения проекта производственная мощность комбината, сократившаяся в 2015 г. до 300 тыс. тонн стали в год, должна быть доведена до 1,2 млн. тонн в год в 2018 г. Кроме того, разработана инвестиционная программа стоимостью 720 млн долл., направленная на расширение производительности El Hadjar до 2,2 млн тонн в год.

В апреле текущего года в Алжире должно вступить в строй еще одно металлургическое предприятие. Завершаются работы на заводе Bellara, где планируется выпускать до 2 млн тонн стальной продукции в год. В сортамент предприятия, представляющего собой совместный алжирско-катарский проект, войдут арматура, а также полосовой и сортовой прокат из специальных сортов стали для машиностроения. В перспективе предполагается его расширение до 4 млн тонн в год. Как заявил Абдельмалек Селлал, его запуск позволит минимизировать импорт стальной продукции.

Алжир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100308


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100302

УГМК обещает тратить 1 млрд долл. в год на инвестиции

Уральская горно-металлургическая компания планирует ежегодно инвестировать 1 млрд долл. в развитие производства. Об этом заявил генеральный директор компании Андрей Козицын в интервью информагентству Bloomberg.

Роста производства УГМК собирается достичь с помощью дополнительного обогащения руды, освоения новых перспективных месторождений и переработки старых отвалов. А.Козицын уточнил, что УГМК не собирается размещать на рынке акции или облигации.

"Мы как частная компания используем инструменты заимствований в российских банках. И это нам дает условия не хуже, чем любые другие инструменты", - сказал он.

Как сообщалось ранее, Уральская горно-металлургическая компания планирует наращивать производство меди до 380 тыс. тонн в год в течение следующих 3-5 лет. УГМК в 2016 году снизила производство более чем на 5% в годовом исчислении, до 350 тыс. тонн.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100302


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102194 Сергей Иванов

Встреча Дмитрия Медведева с Сергеем Ивановым, представленным на должность президента АК «АЛРОСА» (ПАО).

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Сергеевич, хочу Вас проинформировать: подписана правительственная директива о назначении Вас на должность президента акционерной компании «Алроса» (она же – публичное акционерное общество «Алроса»). Хочу пожелать Вам успеха в этой непростой работе.

Компания «Алроса» является крупнейшей в мире и имеет системообразующее значение для нашей страны, в частности для развития Дальнего Востока, поэтому просил бы иметь в виду и этот аспект.

Нужно активно работать по всем производственным и экономическим программам с Правительством, с Министерством финансов, выстраивать полноценные отношения с региональными властями, потому что компания имеет безусловное значение и для самой Республики Саха (Якутия).

Все эти факторы должны быть положены Вами в набор приоритетов в качестве руководителя компании. Ещё раз хочу пожелать Вам успехов!

С.Иванов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Во-первых, спасибо за доверие. Компания сегодня находится в хорошей финансовой форме – способна и досрочно погашать банковские кредиты, и продолжать платить щедрые дивиденды акционерам, Российской Федерации, Республике Саха. Вместе с тем конъюнктура на алмазное сырьё сегодня недостаточно стабильна, мы видели определённые спады в предыдущие годы. Безусловно, в качестве задач вижу наращивание запасов компании, наращивание добычи, продажу непрофильных активов, модернизацию производства по всем цепочкам создания добавленной стоимости, использование всех доступных сегодня инноваций, которые в разработке и уже внедряются в компании.

Вы абсолютно чётко сформулировали и социальную нагрузку компании, социальную ответственность. Больше 33 тыс. человек работают на территории республики. Планирую в ближайшее время поехать по городам присутствия компании в Якутии и в Архангельской области. И хотел попросить разрешить немедленно приступить к исполнению обязанностей.

Д.Медведев: Приступайте.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102194 Сергей Иванов


Россия. СНГ > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalbulletin.ru, 27 февраля 2017 > № 2096825

Саммит Металлы, Уголь и Драгоценные Металлы России и СНГ 2017 пройдет 11 - 12 апреля 2017 в Москве

Саммит Металлы, Уголь и Драгоценные Металлы России и СНГ 2017 - ключевая конференция для металлургии, золотодобычи и углепрома России и СНГ.

Каждый год Cаммит является стратегической платформой для встреч представителей крупнейших металлургических заводов, золотодобытчиков иугольщиков.

Конференция охватывает своевременные обновления о планах компаний, государственной политики и инвестиций в одну из наиболее важных отраслей промышленности России и стран СНГ.

*Читатели и подписчики www. MetalTorg.ru имеют уникальную возможность зарегистрироваться на мероприятие со скидкой 10% по коду: AS1114MT

Среди докладчиков и панелистов:

Промышленные металлы и Уголь:

- Константин Лагутин, Вице-президент по инвестиционным проектам, НЛМК

- Виктор Бродский, Заместитель директора экономического департамента, МЕЧЕЛ

- Мауро Лонгобардо, Операционный директор, INTERPIPE

- Рамеш Котари, Вице-президент - Регия (Регион) ACIS, ARCELORMITTAL CIS

- Парамджит Кахлон, Генеральный директор, ARCELORMITTAL CIS

- Сергей Резонтов, Финансовый директор, МЕЧЕЛ

- И многие другие

Драгоценные металлы:

- Рэндольф Льюис, Президент - Российские операции, AMUR MINERALS Corp

- Мейрамгалий Тлеужанов, Директор, ТАУ КЕН АЛТЫН

- Елена Патимова, Руководитель, сырьевые товары, LONDON METALS EXCHANGE

- Максим Матвеев, Вице-президент, ATERRA Capital

- Аюна Нечаева, Директор по развитию бизнеса, LONDON STOCK EXCHANGE

- Георгий Славов, Руководитель - природные ресурсы, MAREX SPECTRON

- И многие другие

Полный список спикеров >>

ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ

ПРОМЫШЛЕННЫЕ МЕТАЛЛЫ:

- Обсуждение стратегий с компаниями ArcelorMittal, НЛМК, ЕВРАЗ, ММК и другими

- Планы ведущих российских игроков, а также JFE Steel, ESFAHAN Steel, AL GHURAIR Steel, BORCELIK Steel и других

- Аналитика: London Metal Exchange, IFC, CRU Group, UNCTAD и другие

- Мировая экономика, рынки, готовая продукция, и сырье

ДРАГОЦЕННЫЕ МЕТАЛЛЫ:

- Проекты, планы и комментарии ведущих компаний: POLYUS GOLD, НОРДГОЛД, GV GOLD и других

- Новшества от игроков среднего уровня: ARLAN IC, AMUR MINERALSCORP, TAU KEN ALTYN, KOPY GOLDFIELDS, KYRGYZALTYN и другие

- Геологоразведка, финансирование и технологии обработки

За дополнительной информацией, пожалуйста, обращайтесь:

Olga Voirin (Ольга Вуарен)

Marketing Manager | Adam Smith Conferences | Knowledge & Networking

115114, Moscow, Derbenevskaya emb., 11, BC «Pollars», building B, office B502

Switchboard: +7495232 4060 ext 31009

O.Voirin@adamsmithconferences.com

www.adamsmithconferences.com

* Скидка не действительна для лиц, ранее зарегистрировавшихся для участия в конференции и / или семинаре (ах). Все скидки могут быть применены только в момент регистрации и не могут быть объединены. Все скидки подлежат утверждению.

Россия. СНГ > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalbulletin.ru, 27 февраля 2017 > № 2096825


Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792

Небо, самолет, чиновники: как мировой авиапром зависит от России

Анастасия Дагаева

Forbes Contributor

Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок.Сотрудник корпорации ВСМПО-АВИСМА в новом ковочном комплексе по производству титановых штамповок. Фото Павла Лисицина / РИА Новости

В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих

Пассажирские самолеты создаются всем миром — это не метафора, а реальность нынешнего гражданского авиапрома. Достаточно зайти на сайт любого авиапроизводителя и изучить раздел поставщиков комплектующих. Обычно указываются поставщики первого уровня (например, производители двигателей и авионики), но и их набирается десятки компаний. А есть еще поставщики второго, третьего, четвертого уровней. Самолет — слишком сложная и дорогая конструкция, чтобы с ней справиться в одиночку: только длина электропроводов для одного самолета может достигать 500 километров.

Если посмотреть на карту мира с точки зрения авиапрома, то страны, а точнее, компании той или иной страны, имеют свою «специализацию». Россия тоже есть на этой карте. И здесь крупнейший представитель — титановая корпорация «ВСМПО-Ависма». Российский титан используется для производства деталей шасси, двигателей и крыла, которые подвергаются наибольшим нагрузкам в полете.

Сильные позиции «ВСМПО-Ависмы» не пошатнули ни корпоративные войны, в результате которых контроль над компанией перешел к «Ростеху», ни антироссийские санкции. Политические события 2014 года, конечно, осложнили сотрудничество между российской компанией и иностранцами, но не прекратили его.

«Санкции практически не повлияли на объемы реализации «ВСМПО-Ависмы», — говорит представитель корпорации. — По некоторым продуктам произошло перераспределение поставок, а по некоторым — нас попросили создать буферные склады, что мы и сделали». И даже попадание Сергея Чемезова — главы «Ростеха» и по совместительству председателя совета директоров «ВСМПО-Ависмы» — в санкционные списки Европы и США не привело ни к каком ущербу.

Иркутский завод, входящий в Объединенную авиастроительную корпорацию (контролируется государством), продолжает работать по контакту с Airbus, обеспечивая серийное производство компонентов для А320. Транспортная авиакомпания «Волга-Днепр» участвует в производственной цепочке Boeing — перевозит комплектующие и оборудование. А российские инженеры вовлечены в создание таких новинок мирового авиапрома, как В787 Dreamliner и Airbus A350 — самолетов из композитных материалов.

Парк российских авиакомпаний примерно на 80% состоит из самолетов Airbus, Boeing, Bombardier, Embraer. Нередко это вызывает публичное негодование чиновников. У них не принято говорить про интересы рынка. Зато принято ругать авиакомпании за «непатриотичность». Аргументация одна: иностранные самолеты мешают развиваться отечественному авиапрому. В то время как в мире авиастроения стираются национальные границы, у нас звучат призывы возрождать свое и вытеснять чужих.

Чего стоит негодование вице-премьера Дмитрия Рогозина: «Это позор! В стране с таким количеством часовых поясов летать на иностранных бортах. Они не лучше нашей авиационной техники, которую мы просто не можем довести до ума. <…> Это нетерпимая ситуация!» На встрече в январе Рогозин даже предложил президенту Владимиру Путину выдавать разрешения на международные полеты только тем авиакомпаниям, которые поставят на эти маршруты отечественные воздушные суда.

В итоге мы видим проекты из советского прошлого, разумеется, с единственным источником финансирования — из бюджета страны. Деньги уже идут на региональный самолет Ил-114, дальнемагистральный Ил-96-400 — всего предусмотрено 109,3 млрд рублей. Парадокс в том, что российский авиапром и сам не живет без иностранных поставщиков комплектующих. Например, еще не взлетевший среднемагистральный самолет МС-21 на 40% «иностранец», а ближнемагистральный SuperJet — более чем на 50%.

Если отбросить эмоции, то отчетливо видно: чуть ли не в каждом иностранном самолете есть производственный и интеллектуальный вклад россиян. И кто тут более патриотичен — чиновники в праведном гневе или компании, которые давно и успешно интегрированы в мировой гражданский авиапром?

Россия. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076792


Россия. УФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 15 февраля 2017 > № 2077798 Павел Шиляев

Какие инвестпроекты планирует ММК осуществить в 2017 г.?

Как это повлияет на конкурентоспособность Магнитки? С таким вопросом, в частности, журнал "Металлоснабжение и сбыт" обратился к Павлу Шиляеву, генеральному директору ОАО «ММК».

- В 2017 г. в ОАО «ММК» будут введены в эксплуатацию установка десульфурации чугуна в кислородно-конвертерном цехе и агрегат непрерывного горячего цинкования, продолжится реализация проекта по строительству нового кислородного блока №5 с производством продуктов разделения воздуха и масштабная реконструкция широкополосного стана «2500» горячей прокатки. Уже стартовал проект по реализации подписанного в 2016 г. контракта на поставку оборудования новой агломерационной фабрики №5. Проект планируется завершить в 2019 г. с запуском уникального производства сырья для доменного цеха ОАО «ММК». Производительность новой аглофабрики будет не менее 5 млн т доменного сырья в год. Новая аглофабрика позволит значительно улучшить условия работы агломератчиков. Не секрет, что эти условия являются одними из самых сложных в металлургии. Производительность труда при этом существенно возрастет, а экологическая нагрузка, наоборот, значительно снизится.

В ближайшей перспективе планируется продолжить обновление действующих производств первых переделов, таких как коксо-химическое и доменное производство, и реализацию энергоэффективных проектов - строительство новой коксовой батареи, установок сухого тушения кокса и новой доменной печи. Кроме того, мы реализуем долгосрочную экологическую программу, направленную на значительное снижение нагрузки на окружающую среду, улучшение условий труда на технологических объектах и на промышленной площадке. Здесь можно отметить, что по сравнению с 2000 г. валовые выбросы на ММК на сегодня сократились в 1,6 раза, а удельные – в 1,9 раза. Нужно также сказать и о том, что по сравнению с 2000 г. производство продукции с высокой добавленной стоимостью (HVA) на ММК возросло на 77%. При этом ее доля в общей структуре товарной металлопродукции комбината увеличилась с 27% до 37%.

Учитывая тот факт, что внутренний рынок по-прежнему является приоритетным для нашей компании, мы проделали огромную работу и в результате стали ключевым поставщиком для российских предприятий трубной и машиностроительной отраслей, включая автопром и судостроение, а также для строительной отрасли. И здесь наши конкурентные позиции очень сильны. А благодаря новым реализуемым проектам наша конкурентоспособность, и в этом нет никаких сомнений, дополнительно возрастет. Причем не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. Для этого, собственно, мы и инвестируем в эти проекты.

Полную версию интервью читайте в февральском номере журнала "Металлоснабжение и сбыт".

Россия. УФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 15 февраля 2017 > № 2077798 Павел Шиляев


Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 8 февраля 2017 > № 2068146 Борис Зубицкий

Светлая память...

7 февраля 2017 года на 70-м году ушел из жизни российский предприниматель, государственный и политический деятель, Заслуженный металлург Российской Федерации, Почетный коксохимик, доктор технических наук, профессор, легендарный генеральный директор Кемеровского коксохимического завода (ПАО «Кокс») и основатель Промышленно-металлургического холдинга Борис Давыдович Зубицкий.

Борис Зубицкий родился 16 декабря 1947 года в городе Кемерово. В 1967 году окончил Кемеровский химический техникум, в 1974-м – вечернее отделение Кузбасского политехнического института, где получил квалификацию «инженер-механик».

Трудовой путь Бориса Давыдовича начался в 1968 году на Кемеровском коксохимическом заводе. За 20 лет он прошёл должности от слесаря-ремонтника до начальника производственного отдела и в 1995 году занял пост генерального директора Кемеровского коксохимического завода. При его непосредственном участии была разработана и реализована программа технического перевооружения и проведена модернизация предприятия, позволившая «Коксу» стать одним из ведущих коксохимических предприятий России.

Благодаря его усилиям был создан Промышленно-металлургический холдинг – сегодня одна из самых эффективных вертикально интегрированных металлургических компаний страны.

С 1999 года Борис Давыдович представлял интересы предпринимателей и населения в Государственной думе четырех созывов, где занимался вопросами бюджетной, налоговой и экономической политики страны.

Борис Давыдович внес неоценимый вклад в развитие благотворительности и улучшение жизни жителей в Кемеровской, Тульской и Белгородской областях. За свою общественную и политическую деятельность он был удостоен множества государственных наград. В их числе орден Почёта, орден Дружбы, орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, знак «За благодеяние», благодарность от Президента России Владимира Путина.

Память о выдающемся руководителе, ответственном политическом и государственном деятеле Борисе Давыдовиче Зубицком навсегда сохранится в сердцах тех, кто его знал. Промышленно-металлургический холдинг глубоко скорбит по поводу его безвременной смерти и приносит искренние соболезнования родным и близким.

Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 8 февраля 2017 > № 2068146 Борис Зубицкий


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062377

Медный довесок Бозшаколя и Актогая

Производство меди за минувший год выросло на 73%. Объем добытой руды, превысив более чем в три раза показатель предыдущего года, достиг 49 млн тонн, что связано с расширением горных работ.

Ольга СИЗОВА, Усть-Каменогорск

За прошлый год производство меди по Группе KAZ Minerals превысило140 тысяч тонн меди в катодном эквиваленте при запланированном годовом диапазоне 135-145 тыc. тонн, сообщили в департаменте корпоративных связей по ВКО. При этом Бозшакольская обогатительная фабрика по переработке сульфидной руды произвела в 2016 году 44,8 тысячи тонн меди в катодном эквиваленте. Еще 18,1 тысячи тонн катодной меди поступили с комплекса по переработке окисленной руды на Актогае. На Бозшаколе добыча руды возросла до 28,3 млн тонн руды. Максимальная перерабатывающая мощность этого ГОКа – 30 млн тонн в год.

В прошлом году стартовали пусконаладочные работы на второй фабрике по переработке каолинизированной руды, и в ходе первичного тестирования фабрика произвела в IV квартале 0,2 тысячи тонн меди в концентрате. Фабрика продолжит наращивать производство в 2017 году. В планах года – и производство первого товарного медного концентрата на Актогайской обогатительной фабрике.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062377


Россия > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 31 января 2017 > № 2056444 Владимир Потанин

Встреча с президентом – председателем правления ГМК «Норильский Никель» Владимиром Потаниным.

В.Потанин информировал главу государства об итогах работы «Норильского Никеля» за 2016 год и текущей деятельности компании.

В.Путин: Владимир Олегович, как ваша компания закончила прошлый год?

В.Потанин: Год был непростой, но мы его закончили успешно. У нас стартовала долгосрочная программа развития, рассчитанная до 2023 года. В результате реализации этой программы у нас должен увеличиться объём производства руды в полтора раза, объём обогащения – почти в два раза. И должно произойти очень серьёзное омоложение мощностей, мощности в «Норильском Никеле» станут самыми современными и самыми крупными в мире. Полагаем, что это будет самое эффективное горно-металлургическое предприятие.

Кроме того, такого рода модернизация позволит нам решить накопившиеся экологические проблемы. К 2023 году мы намерены выполнить запланированное снижение на 75 процентов выбросов вредных веществ в атмосферу.

Всё это, Владимир Владимирович, происходит на фоне сохранения социальной стабильности. Для сохранения стабильности в коллективах, выполнения коллективных договоров в этот срок в компании «Норильский никель» будет создано порядка 3 тысяч дополнительных рабочих мест, для того чтобы процессы модернизации не привели ни к каким осложнениям социального характера. Это потребует инвестиций порядка 1 триллиона рублей, из которых 250 миллиардов пойдут на мероприятия экологической направленности.

Надеемся, что все эти планы мы успешно осуществим с определённой государственной поддержкой, необходимой в больших и масштабных проектах.

Но при этом мы не сидим сложа руки, уже занимаемся проблемами экологии. В частности, в прошлом году был закрыт никелевый завод в городе Норильске, что позволило на 35 процентов снизить выбросы вредных веществ в атмосферу в черте города. Это первый шаг. Но, как я уже говорил, к 2023 году мы намерены эту проблему решить полностью.

В.Путин: Сейчас у вас как с занятостью на предприятии? Высвобождение или набираете рабочих? Что происходит в связи с обновлением технологий, в связи с новыми агрегатами, которые вы там планируете? Как будет выглядеть ситуация в этой сфере на рынке труда в связи с привлечением новых технологий?

В.Потанин: Это очень важный вопрос, Владимир Владимирович, которому мы уделяем много внимания. Дело в том, что облик нашего работника за последние 10–15 лет изменился. Это стал гораздо более требовательный россиянин, которому необходим уже и широкополосный интернет, и определённые услуги в городе, и спорт, и развлечения, и кино. Мы над этим много работаем.

Кроме того, в связи с техническим перевооружением необходима переподготовка людей, повышение их квалификации. В частности, при закрытии никелевого завода нам удалось перераспределить с этого производства на другие около 1600 человек. При этом 1000 человек из них прошли переподготовку, и примерно половина даже получили новые специальности.

В.Путин: Как у вас складываются в этой связи отношения с региональными властями или, может быть, даже с федеральными? Есть какой-то совместный план работы?

В.Потанин: В области кадров?

В.Путин: Да.

В.Потанин: Откровенно говоря, совместный план, который был бы эффективен, у нас на настоящий момент пока не выработан.

В.Путин: Нужно бы иметь.

В.Потанин: Согласен с Вами, Владимир Владимирович, пока приходится пользоваться специалистами практически из всех регионов. То есть мы приглашаем на работу по возможности специалистов из любого региона, создаём им в Норильске условия, выделяем либо общежитие, либо квартиру, пытаемся создать более или менее мобильный рынок. Раньше какая была проблема? Люди думали приехать в Норильск на три-пять лет подзаработать, а потом уехать на материк, но выяснилось, что многие из них приехали на всю жизнь. Мы хотим дать возможность людям работать сколь угодно долго в Норильске, но чтобы у них был выбор, чтобы они могли всё-таки в случае изменения семейных обстоятельств или ещё каких-то поменять свою работу, переехать в места более благоприятного проживания.

У нас есть специальная программа по переселению людей на материк, и мы тратим довольно существенные средства каждый год на реализацию этой программы – до 500 человек переселяем, помогая получить новые квартиры.

В.Путин: Средний уровень заработной платы какой?

В.Потанин: Средний уровень заработной платы у нас превышает 90 тысяч рублей. Одна из самых высоких зарплат в стране.

В.Путин: Что касается переселения, трудоустройства высвобождающегося персонала – здесь обязательно нужен прямой контакт с регионами, с федеральной властью.

В.Потанин: Согласен, Владимир Владимирович, будем налаживать.

В.Путин: Я тоже переговорю с губернатором на этот счёт.

Россия > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 31 января 2017 > № 2056444 Владимир Потанин


Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 25 января 2017 > № 2055779

Производство золота в Таджикистане бьёт новые рекорды

Зарина Эргашева

В прошлом году в стране добыто свыше пяти тонн благородного металла.

По итогам 2016 года золотодобывающие предприятия республики произвели 5 тонн золота, что на 500 кг больше, чем было добыто в 2015 году, сообщили сегодня журналистам в Министерстве промышленности и новых технологий Таджикистана.

Основной объем золота было произведено на совместном таджикско-китайском предприятии «Зарафшон» - 3,3 тонны. Далее идут «Тиллои точик» - 570 кг, «Апрелевка» - 590 кг, а остальной объем произведен небольшими артелями и предприятиями.

«Увеличение объемов производства в СП «Зарафшон» достигнуто за счет строительства обогатительных фабрик мощностью переработки 2 тыс. одна и 10 тыс. тонн руды в сутки другая, а также аффинажного цеха. В целом, с 2007 года инвестор СП «Зарафшон» - китайская компания Zijing mining вложила в развитие предприятия $306 млн.», - отметили в ведомстве.

Кроме этого, «Зарафшон» в 2016 году начал выпуск медного концентрата, который перерабатывается до конечного продукта в Казахстане.

Как отметили в министерстве, переработка концентрата меди в «Зарафшоне» будет налажена, возможно, после запланированного строительства металлургического завода.

Таджикское золото в последние годы реализуется внутри страны и его покупателями являются Минфин РТ и Нацбанк Таджикистана.

Что касается серебра, то этот металл добывается попутно с золотом. Его производство в 2016 году достигло 3,2 тонны, что на 200 кг больше показателя за 2015 год. Серебро Таджикистана на 98% экспортируется в страны Европы.

Добычей золота в Таджикистане занимаются более 10 компаний, из которых самыми крупными являются СП «Зарафшон, СП «Апрелевка», государственное казённое предприятие "Тиллои точик", Артель «Одина» и с 2016 года к добыче приступил "Пакрут" в районе Вахдат, который в 2017 году планирует выпустить порядка 500 кг золота.

В последний раз объём добычи золота в 3 тонны в РТ был достигнут в 1998 году, однако затем, из-за спада цен на золото и устаревшее технологическое оборудование, производство этого драгоценного металла в Таджикистане не превышало 1,8 тонны.

Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 25 января 2017 > № 2055779


Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 января 2017 > № 2051104 Игорь Важенин

ВМК «Красный Октябрь» модернизирует кузнечный цех

О том, что необходимо заводу для стабильной и эффективной работы, о заказах, их реализации, мероприятиях по техническому перевооружению «второй площадки» комбината рассказал исполнительный директор ВМК «Красный Октябрь» Игорь Важенин в интервью корпоративной газете предприятия.

Игорь Викторович, как начался для вас новый, 2017 г/?

На сегодня все цеха и участки завода приступили к выполнению производственных планов. Общий план сдачи готовой продукции на январь составляет 91 млн руб. Для «короткого» месяца это достаточно напряженно. Некоторые цеха и участки работали в новогодние каникулы, чтобы обеспечить последующие переделы, и сдача продукции прошла по плану.

Кроме того, в январе мы закончили изготовление изделия в рамках государственного оборонного заказа, сейчас начинаются его гидравлические испытания. Отгрузка этой продукции запланирована на конец февраля.

Какие перспективы видятся для предприятия?

В настоящее время в стадии подписания находятся новые контракты по нашим традиционным государственным заказам. Контракты будут подписаны в течение января-февраля. Скажу, что объемы этого года будут примерно соответствовать объемам прошедшего.

Конечно, для стабильной работы, как и любому предприятию, нам необходимо наличие ряда удовлетворительных факторов. Из внешних это благоприятное состояние рынка, его платежеспособность, доступность инвестиций, из внутренних - состояние оборудования на предприятии, квалификация персонала и многое другое. Что касается нашего завода, не все факторы можно считать удовлетворительными. Например, по некоторым государственным заказам задолженность составляет несколько сотен миллионов рублей, при этом продукция отгружена уже давно. А данные деньги нужны и для стимулирования персонала, и для модернизации, и для ремонтов, не говоря уже о расчете с поставщиками. При таком положении дел нас спасают только партнерские отношения с комбинатом, который своими финансовыми ресурсами покрывает наш дефицит.

Какие мероприятия по техническому перевооружению намечены на ближайшее время?

Во-первых, в ближайшее время на площадке заработает новая мини-котельная, в данный момент идет процесс предъявления данного объекта стройнадзору. На завершающей стадии изготовления - сверлильно-расточной станок производства Рязанского завода промышленного оборудования. Данное оборудование будет установлено взамен устаревшего станка выпуска 1940-х гu.

Идет подготовка к модернизации кузнечного цеха, где некоторые прессы, еще работающие на пару, мы будем переводить на гидравлику. Отказ от выработки пара позволит получить существенный экономический эффект. Кроме того, в стадии покупки три термические печи для кузнечного цеха.

Вообще , в планах акционера - превратить наш кузнечный цех в один из лучших кузнечных цехов Европы. Я не сомневаюсь, что это возможно.

Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 января 2017 > № 2051104 Игорь Важенин


Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 25 января 2017 > № 2050585

Черные лебеди. Аномальные события помогли владельцу «Мечела»

Ирина Мокроусова

Forbes Staff

Как Игорь Зюзин договорился с основными кредиторами и сохранил компанию

У владельца «Мечела» Игоря Зюзина есть настольная книга — «Черный лебедь» американского экономиста и трейдера Нассима Талеба. Этот бестселлер вошел в серию книг «Библиотека Сбербанка», которую банк-кредитор «Мечела» издает с 2009 года. Книги этой серии объединены общей идеей: как настроить себя на самосовершенствование и раскрытие внутреннего потенциала, говорится на сайте корпоративного университета Сбербанка. Зюзин как-то признавался, что готов подписаться под каждым словом Талеба: «Это моя философия».

Черный лебедь — это аномальное событие огромной силы воздействия, наступление которого на первый взгляд ничто не предвещало в прошлом, но в дальнейшем оно кажется объяснимым и предсказуемым. Черные лебеди могут давать как положительный, так и отрицательный эффект.

Сейчас к Зюзину слетаются «добрые» черные лебеди. Он договорился о реструктуризации долгов с крупнейшими кредиторами, цены на коксующийся уголь в моменте превышали $300 за т, акции «Мечела» растут и достигли уровня конца 2012 года. Впрочем, один из кредиторов рекомендует владельцу компании не обольщаться. У банкира на столе лежит другая книга из «Библиотеки Сбербанка» — «На этот раз все будет иначе» Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа. «И временами мне очень хочется подарить ее Зюзину», — улыбается банкир.

Жизнь под прессом

Осень 2014 года. Арбитражные суды завалены исками к «Мечелу»: долговая нагрузка достигала 13 EBITDA, заработанных денег не хватало на обслуживание долга, компания допустила дефолт по кредитам. Обменять $3 млрд из $8,3 млрд долга на 75% «Мечела» Зюзин категорически отказался. Еще одно предложение — продать компанию кредиторам за $5 — гневно отверг: на бирже его пакет стоил $500 млн. А банкротства бизнесмен не боялся, хотя, казалось, его компания уже идет именно этим путем.

Банки стали увеличивать резервы по рискам на «Мечел». В переводе с банковского языка это означало, что долг стал проблемным, и надежды на его погашение все меньше. Газпромбанк и ВТБ, по данным собеседников Forbes, были чуть сдержаннее: их резервы на «Мечел» доходили до 50% и 40% по РСБУ соответственно. «У нас никогда не было резервов ниже рекомендуемых и мы их динамически меняли по мере развития ситуации», — объясняет топ-менеджер одного из банков. По его словам, тема создания 100%-ного резерва не обсуждалась, потому что фактического убытка по ссудам «Мечелу» быть не могло, раз они обеспечены залогами. «Если бы дело шло к 100%-ному резерву, то ужасно долго: эта компания развлекала бы нас еще пару лет», — уверяет собеседник Forbes.

А вот Сбербанк развязал себе руки для более активных действий, включая банкротство, создав 100%-ный резерв (по РСБУ) на весь долг «Мечела». Если у банка фантастически удачный год и он хочет агрессивно поиграть, то может довести резерв и до 100%. Создавая такой резерв, кредитор говорит рынку: «Мне все равно, что будет происходить с этим заемщиком». «Резервы можно восстановить, если история окажется успешной: это прекрасный механизм перебрасывания результата с года на год, — объясняет один из банкиров. — Все, что удастся вытащить, — твоя прибыль в следующем году». Создавая 100%-ный резерв на «Мечел», Сбербанк немного уменьшил свой положительный финансовый результат, но при его масштабах это вполне приемлемо.

Банки готовы добиваться банкротства «Мечела» — об этом в разное время говорили топ-менеджеры самих банков, и настойчивее всех был Герман Греф. Им вторили чиновники разных мастей. Банкротство «Мечела» неизбежно в условиях непосильной для компании долговой нагрузки, даже говорил тогда прежний министр экономического развития Алексей Улюкаев. И после каждого такого выступления акции «Мечела» в Москве и Нью-Йорке пробивали очередное дно.

Но теперь, когда план реструктуризации принят, один из кредиторов уверяет, что тема банкротства «Мечела» никогда серьезно не обсуждалась. Источник Forbes ранее рассказывал, что когда помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов изучил ситуацию с долгами «Мечела», его вердикт был однозначным: банкротство компании обрушит банковскую систему. Долг «Мечела» составлял примерно 20–25% капитала Газпромбанка, примерно 10–15% капитала ВТБ и 3% капитала Сбербанка. Якобы поэтому банкам невыгодно банкротить «Мечел». Участники банковской системы не согласны.

Банкротство «Мечела» не обрушило бы банки, банкротство трех таких, как он, — возможно, объясняет один из кредиторов. Если оставить в стороне какие-то эмоции, не было ощущения, что есть экономический смысл это делать, ведь банкротство не решало никаких проблем ни компании, ни банкиров, уверяет он: была бы утрачена крупная промышленная группа, а банки лишились бы даже тех платежей, которые шли, ведь в процедуре банкротства должник не платит долг и проценты. И еще один тезис. Банкротить компанию, которая показывает операционную прибыль, не самое очевидное решение, продолжает банкир: «Мечел» — не труп и никогда им не был. Все, что было нужно, — уменьшить платежи по кредитам».

Битва за выживание

Наиболее вероятным вариантом решения проблемы с долгом «Мечела» было все-таки вхождение кредиторов в капитал в обмен на списание части долгов, рассказывают источники Forbes. Но девальвация рубля открыла дополнительные сценарии реструктуризации. Рублевый долг компании сократился на треть, а больше половины выручки «Мечел» получает в валюте. «Можно сказать, Зюзину повезло, черный лебедь прилетел», — говорит кредитор. Только нужно было в реструктуризацию завести всех кредиторов: если не выступить одним фронтом, компанию не спасти.

Согласием Газпромбанка Зюзин заручился еще осенью 2014 года, а переговоры с ВТБ и особенно со Сбербанком шли сложнее. С Зюзиным Греф не хотел иметь никаких дел. «Rothschild Group, нанятая специально для переговоров с Грефом, не смогла с ним договориться. Даже бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера присылали как агента влияния, но и это не помогло», — рассказывает один из собеседников Forbes.

Дело было в том числе и в личности самого Игоря Зюзина. Он человек сложный, подозрительный, всегда на стреме» — бдительный до фанатизма, вспоминает собеседник Forbes. «Поначалу он совершенно не слышал нас. Примерно раз в неделю считал, что его рейдят», — вспоминает он. Впрочем, признает банкир, желающие «разделить «Мечел» и «дать «порулить» хорошим людям» действительно были.

До реструктуризации для обслуживания долга в 2016 году «Мечелу» нужно было 183,2 млрд рублей. Таких денег у компании не было. В 2014 году операционная прибыль «Мечела» составила 12,2 млрд рублей, а в 2015-м — 29,2 млрд рублей.

Месяцы тяжелых переговоров о реструктуризации привели к следующему результату. Три банка, на которые приходится 67% задолженности, согласились на отсрочку погашения основной суммы долга на четыре года с последующим погашением по графику в течение трех лет; льготные процентные ставки (ключевая ставка ЦБ +1,5%). Часть кредиторов также согласилась на капитализацию процентных платежей сверх 8,75% в течение четырех лет и конвертацию в рубли долларовой задолженности. «Мечел», в свою очередь, предоставил кредиторам дополнительное обеспечение.

Но у каждого банка были и особые условия. Например, Газпромбанк получил право «оперативного мониторинга «Мечела» для повышения его прозрачности для кредиторов». Этим мониторингом занимается советник руководителя Газпромбанка Андрея Акимова Тигран Хачатуров, который входит в совет директоров компании с февраля 2016 года. А особым условием реструктуризации со стороны Сбербанка было погашение 31,5 млрд рублей долга — довольно существенная сумма для компании. Условия реструктуризации вступали в силу только в том случае, если с ними согласны все три банка, поэтому очень важно было найти деньги для Сбербанка.

Газпромбанк и ВТБ не хотели увеличивать риски на «Мечел» и брать на себя еще сверху 31,5 млрд рублей. Наоборот, банки искали и ищут до сих пор возможность переложить часть риска «Мечела» на другой актив. «Нужен был актив, который не был бы сильно операционно связан с «Мечелом» — раз, и не генерил бы для группы много денег, что важно, — два, и имел бы потенциал стоимости — три. Все это совпало на Эльге, потому что проект находится на первой стадии развития, денег много не приносит, требует много инвестиций, имеет огромный потенциал стоимости в будущем и операционно действительно не очень связан с «Мечелом»», — объясняет человек, близкий к Газпромбанку. Чтобы выполнить особое условие Сбербанка, «Мечелу» пришлось продать 49% Эльгинского угольного месторождения Газпромбанку за 31,5 млрд рублей.

После реструктуризации сумма, необходимая в 2016 году для обслуживания долга, сократилась примерно до 60 млрд рублей. «Вот за что была битва», — объясняет один из кредиторов. Искомая сумма включает в себя 31,5 млрд рублей для Сбербанка. Кроме того, уточнил представитель «Мечела», в 2016 году нужно было заплатить около 30 млрд рублей процентов. Есть ли у «Мечела» такие деньги сейчас?

Операционная прибыль компании за первые девять месяцев 2016 года составила 28,8 млрд рублей. С начала 2016 года цены на коксующийся уголь выросли в три раза и на споте превышали $300 за 1 т, поэтому прогноз финансовых показателей «Мечела» за 2016 год хороший. «Думаете, сделали реструктуризацию и все сразу классно стало? — вопрошает банкир. — Нет. Но гораздо лучше, чем было: мы улучшили качество долга, улучшили обеспечение, переложили часть риска на другую компанию».

Игры с фортуной

Зюзин не считает себя игроком, но знакомые с ним люди уверены, что по натуре он игрок. Иногда бизнесмен играет против тренда и проигрывает. Например, будучи уже изрядно закредитованным в 2009 году, «Мечел» вдруг объявил о покупке американской компании Bluestone Сoal у семьи американского бизнесмена Джеймса Джастиса. Сделку планировали еще до кризиса, но кредиторы не могли предположить, что в кризис они продолжатся, да еще и приведут к сделке.

«Они не могли платить по долгам, просили продлить кредиты и вдруг — бабах — купили Bluestone. Это был самый странный ход, который кто-либо предпринял в кризис. Это прекрасная иллюстрация отношения Зюзина к риску», — рассказывал Forbes несколько лет назад один из участников процесса реструктуризации долгов «Мечела». Покупка Bluestone стала одной из самых неудачных инвестиций Зюзина: он заплатил за американскую компанию $436 млн, а вернул ее прежним владельцам за $5 млн.

Но есть и успешные партии игры с фортуной. В начале 2016 года «Мечелу» нужно было купить валюту. По условиям договора сторон о конвертации долларовых кредитов в рублевые нужно было купить валюту на бирже для определения курса конвертации. Доллар тогда стоил дороже 70 рублей, а в некоторые дни даже больше 80 рублей, но Зюзин хотел купить дешевле и на уговоры «потом будешь покупать по 90» не поддавался. Время поджимало, конверсионные операции нужно было завершать.

Наконец, Зюзин дал распоряжение брокерам купить доллары по 68 рублей и ждал. Доллар все не дешевел и даже наоборот — дорожал, но потом на какой-то короткий момент пробил 68 рублей и снова пошел резко вверх. «Это иллюстрация одного: человек — игрок. Сделал ставку на тренде в обратную сторону, тренд резко поменялся, его ставка сыграла и тут же все улетело вверх», — рассказывает собеседник Forbes. Возможно, это черный лебедь прилетал.

Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 25 января 2017 > № 2050585


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062358

В Евразийской Группе (ERG) стартовал новый пилотный проект в рамках категорийной стратегии, разработанной специалистами Директората по ремонтам и блока анализа и стратегического развития. В рамках инициативы ведется замена импортных магистральных рельсов Р65 на промышленные рельсы РП65 отечественного производства. Испытание рельсов происходит в максимально сложных геологических условиях с предельными нагрузками в АО «Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение», входящем в состав Евразийской Группы (ERG).

Общая протяженность постоянных путей в ССГПО превышает 507 километров. Все железнодорожное полотно поделено на четыре участка по Рудненской площадке, укрупненный участок Качарской площадки и участок на Куржункульской площадке. На каждом из них работниками Управления путевого хозяйства и сооружений (УПХиС) объединения проведена замена импортных магистральных рельсов на отечественные рельсы производства ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод».

– Первая партия казахстанских рельсов уложена в начале декабря прошлого года на участке номер два Соколовского карьера на перегоне постов «Юбилейный» –«Предотвальный», – поясняет начальник технического отдела УПХиС АО «ССГПО» Сергей Горбунов. – Впоследствии были охвачены остальные участки. Общая протяженность замененного железнодорожного полотна на производственных площадках объединения составляет 2 462 метра. В весовом соотношении сдано в эксплуатацию порядка 320 тонн отечественных рельсов. По своим техническим параметрам они не уступают импортным, но у них есть одно немаловажное преимущество – они гораздо дешевле.

Казахстанские рельсы успешно используются на внутреннем рынке, в частности, на магистральных путях АО «НК «Қазақстан Темiр Жолы».

– Наши рельсы прошли успешные испытания на полигонном кольце Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта и получили все необходимые сертификаты, – говорит коммерческий директор ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод» Андрей Шерин. – Отличительные особенности нашего производства – использование стали хорошего качества и отлаженная система контроля за соответствием утвержденным стандартам. Мы рады сотрудничеству с такой известной мировой компанией, как ERG. Для нас большая ответственность, что поставка рельсов осуществляется на крупнейшее горнорудное предприятие – ССГПО. С нетерпением ждем результатов испытаний и готовы продолжить сотрудничество.

Испытательный период продлится несколько месяцев, после чего будут сделаны выводы о качестве отечественной продукции. Но уже сейчас можно говорить об экономии от замены импортных рельсов Р65 на отечественные РП65.

– В непростой период спада производства все эти шаги имеют большое значение, ведь они направлены на увеличение доли отечественных товаров на рынке, – отмечает президент АО «ССГПО» Береке Мухаметкалиев.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > dknews.kz, 23 января 2017 > № 2062358


Казахстан. УФО > Металлургия, горнодобыча > inform.kz, 23 января 2017 > № 2045767

Производители цинка поставили новый рекорд. За 2016 год в Казахстане произведено 325,5 тысячи тонн. Это на 1,7 тысячи больше, чем годом ранее, сообщает energyprom.kz.

По итогам 11 месяцев внутренний спрос на цинк вырос почти на треть. Экспорт сократился на 3,2%, до 259,4 тыс тонн. На внешние рынки уходит почти 90% продукции. За 2016 год выпуск необработанного цинка достиг 325,5 тысячи тонн - это на 0,5% больше, чем в 2015, когда объемы производства сократились на 0,3%. В предыдущие кризисному 2015-му годы в сегменте отмечался стабильный рост.

По информации мониторингового агентства, наибольший объем производства пришелся на ВКО (325,4 тысячи тонн). Ключевой производитель в области - гигант отрасли ТОО «Казцинк», а также группа «KAZ Minerals» (основная отрасли - медь, производство цинка - сопутствующая сфера деятельности). Еще 66 тонн выпущено в Карагандинской области. В регионе работает ТОО «Нова-Цинк» - дочернее предприятие ОАО «Челябинский цинковый завод». С учетом прогнозируемого повышения спроса, у отрасли значительные перспективы для дальнейшего роста.

По оценкам Казахстанского института развития индустрии, к 2030 году прогнозируется потребление цинка в 1,4 раза больше, чем в 2015 году. Драйверами роста потребления цинка останутся сталелитейная промышленность (гальваническое покрытие цинком), производство латуни и бронзы. Рост производства автотранспорта создаст дополнительный спрос на цинк в объеме 2,4 млн. тонн в год к 2030 году и 3,6 млн. тонн - к 2050 году (из расчета расход цинка для производства на ед. автотранспорта - 20 кг).

Отметим, что основными потребителями казахстанского цинка является Китай (33,3% в тоннах, 32,5% в деньгах), Турция (30,8% в натуральном выражении, 30,7% в денежном), и Нидерланды (15,3% в тоннах, 14,1% в деньгах). На страны СНГ (Россию и Украину) пришлось всего 11,3% внешних поставок в натуральном выражении, и 13% - в денежном.

Напомним, В Акмолинской области в декабре 2016 года открыта фабрика ТОО «Горнопромышленная компания «Горизонт» по добыче, переработке и обогащению полиметаллов (золото, серебро, цинк, свинец), расположенной в Кусепском сельском округе. Общая стоимость проекта составляет 1,7 млрд тенге. Проектная мощность предприятия - 150-200 тысяч тонн руды в год. К моменту открытия количество работников составило 52 человека, при выходе на проектную мощность количество постоянных рабочих мест планируется довести до 100.

Казахстан. УФО > Металлургия, горнодобыча > inform.kz, 23 января 2017 > № 2045767


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Экология > dknews.kz, 20 января 2017 > № 2062364

Аксуский завод ферросплавов внедрит новую технологию переработки и использования собственных отходов, передаёт корреспондент МИА «Казинформ». Об этом рассказал заместитель технического директора по производству АО «Аксуский завод ферросплавов» Рустам Бакраденов.

Он отметил, что предприятие в 2017 году будет заниматься как увеличением мощностей переработки существующих отходов, так и вовлечением в производство «наших лежалых отходов», которые на сегодняшний момент пока ещё не перерабатываются и лежат мёртвым грузом, хотя содержат в себе полезное для экономики сырьё.

«Мы планируем их также перерабатывать. Для нашего предприятия это будет новая технология, но это мировые тенденции — в мире уже используется. Это отходы производства феррохрома, которые мы остужаем, вывозим на участок, где происходит его подготовка к переработке. В шлаке есть включения феррохрома порядка 3-5 процентов. И современные технологии, которые мы пытаемся внедрить на нашем предприятии, позволят доизвлечь оттуда ещё готовую продукцию, которую мы можем также реализовывать или использовать в производстве», — отметил Рустам Бакраденов.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Экология > dknews.kz, 20 января 2017 > № 2062364


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 20 января 2017 > № 2044578 Сергей Евсеев

Металлургия может быть зеленой

2017 год Указом Президента России Владимира Путина объявлен годом экологии. Most.tv беседует с начальником управления промышленной экологии НЛМК Сергеем Евсеевым.

— НЛМК — мировая металлургическая компания. Липецк традиционно называют городом металлургов. При этом в сознании многих липчан сформировался стереотип, что предприятие виновато во всех экологических проблемах. Так ли это?

— Это уже далеко не так! По данным Росгидромета уровень загрязнения атмосферного воздуха в Липецке за последние 15 лет сократился более чем в 7 раз и сегодня соответствует городам, не имеющим промышленных предприятий. Комплексный индекс загрязнения атмосферы, который рассчитывает Росгидромет, снизился с 25 ед. (очень высокий) в 2000 году до 2-3 ед. (низкий). Он самый низкий за всю историю наблюдений, начиная с 1991 года. По итогам 2015 года Липецк признан самым чистым металлургическим городом России. В 2016 году в городе среднегодовые концентрации загрязняющих веществ в атмосферном воздухе были значительно ниже ПДК.

Вместе с тем, одними только усилиями НЛМК сделать Липецк более чистым не удастся. Причины на поверхности. Многие липчане сталкиваются с загазованностью улиц от транспорта. Думаете, вклад автомобилей в загрязнение атмосферы незначителен? Если так, то напрасно — в прошлом году вклад автотранспорта в суммарный выброс загрязняющих веществ в регионе составил около 29%. Не решены пока и проблемы со стихийными свалками. Не все предприятия, как НЛМК, перешли на замкнутый водооборотный цикл, от чего страдает река Воронеж.

— Как Вам кажется, металлургия может быть безопасной для окружающих?

— Я твердо убежден, что современная металлургия может и должна быть максимально дружелюбной для окружающей среды, и мы к этому стремимся. НЛМК добился беспрецедентных успехов в снижении воздействия на окружающую среду. За последние 15 лет в природоохранные проекты инвестировали около 28 млрд рублей. Это позволило снизить удельные выбросы в атмосферу в 2 раза.

Выбросы в атмосферу снизились до исторического максимума. При этом выпуск стали увеличился.

Мы первыми среди крупных металлургических предприятий провели инвентаризацию источников производственного шума. Выявили около 7 тыс. таких источников, установили специальные шумозащитные экраны, глушители и шумоизоляцию на 27 объектах. Итоги этой большой работы оценила независимая аккредитованная лаборатория. На границе санзоны комбината и рядом с жилыми районами она провела более 700 замеров. По их результатам можно с уверенностью сказать, что превышения нормативов уровня шума в жилых районах от наших источников теперь нет.

— Как вам удается отследить эффективность ваших экологических проектов?

— У нас действует современная аккредитованная экологическая лаборатория, которую мы непрерывно улучшаем. Так, в 2015 году закупили новую передвижную экологическую лабораторию, которая позволяет исследовать в отобранных пробах более 40 загрязняющих веществ. Это уже вторая по счету передвижная экологическая лаборатория. Недавно приобрели новое стационарное оборудование. Спектрофотометр нового поколения позволяет определять содержание в различных средах тяжелых металлов: железа, меди, свинца, марганца, цинка, хрома, никеля, кадмия, кобальта. Для обеспечения большей объективности мы также привлекаем сторонние специализированные аккредитованные лаборатории.

Наши оценки состояния окружающей среды часто подтверждаются в ходе проверок надзорных органов. На предприятии ежегодно проводит проверки Липецкая межрайонная природоохранная прокуратура, привлекая широкий круг специалистов экологов из управлений Росприроднадзора, Ростехнадзора и Роспотребнадзора, Центра гигиены и эпидемиологии в Липецкой области. Кстати, мы регулярно проводим пресс-туры для ваших коллег. Все можно увидеть наглядно.

— 2017 год объявлен в России Годом экологии. Какие мероприятия запланированы в связи с этим?

— Если честно, НЛМК начал готовится к Году экологии задолго до 2017 года. Сейчас на липецкой площадке реализуем ряд крупных природоохранных проектов, связанных со снижением выбросов пыли и специфических веществ, общей стоимостью около 6 млрд рублей. Причем, эти проекты разработаны и реализуются не только потому, что в России объявлен Год экологии. На предприятии уже много лет действует масштабная экологическая программа. Ее цель — существенно снизить влияние производства на окружающую среду. В частности, снизить удельные выбросы российских предприятий Группы НЛМК с 22,6 до 19,4 кг на тонну выплавленной стали — это соответствует уровню наилучших доступных технологий мировой металлургической отрасли.

— Когда едешь по территории Новолипецкого комбината, видишь повсюду деревья и кустарники. Весной сирень цветет, я уже не говорю о «Лебедином озере» в центре металлургического производства.

— Сегодня почти четверть всей территории Новолипецкого комбината засажена деревьями и кустарниками. Это выше среднего показателя для предприятий аналогичного класса. У нас стало традицией проводить субботники. В прошлом сентябре третий год подряд мы принимали участие в акции «Посади дерево» и около «Лебединого озера» высадили около двухсот кустов можжевельника. Также наши работники поддержали всероссийский экологический субботник «Зеленая Весна».

Всего за последние десять лет на территории НЛМК высажено около 160 тысяч деревьев и кустарников, восстановлена природная среда на 40 га территории, в том числе и на тех площадках, где раньше были размещены промышленные отходы. На территории санитарно-защитной зоны комбината ремонтируем дороги и тротуары, сажаем деревья, разбиваем газоны. На все эти работы было потрачено около 30 миллионов рублей.

Кстати, мы занимаемся благоустройством не только своего предприятия. В рамках проекта «Любимый город» благотворительный фонд НЛМК «Милосердие» выделил средства на благоустройство дворовых территорий, разбивку газонов, реконструкцию пешеходных дорожек. За последний год в Октябрьском районе города появилось несколько новых детских игровых городков, лавочки и скамейки.

— НЛМК не раз участвовал в различных конкурсах экологической тематики. Расскажите об этом.

— Новолипецкий металлургический комбинат награжден дипломом Международного проекта «Экологическая культура. Мир и согласие» в номинации «Экологическая культура в промышленности и энергетике». Жюри проекта отметили компанию за повышение экологической компетентности персонала. Также НЛМК победил в номинации «Экология города» всероссийского конкурса «Национальная экологическая премия имени В.И. Вернадского». Эксперты высоко оценили проект успешного внедрения на липецкой площадке природоохранной технологии безводного охлаждения доменного шлака. Это позволило более чем в 8 раз снизить концентрацию сероводорода в выбросах, образующихся при данном процессе. Ранее проект безводного охлаждения был отмечен серебряной медалью на 21-й международной промышленной выставке «Металл-Экспо». НЛМК стал лауреатом конкурса «Сто лучших организаций России. Экология и экологический менеджмент».

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 20 января 2017 > № 2044578 Сергей Евсеев


Россия. Швейцария. Весь мир > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044630 Олег Дерипаска

Для резкого роста экспорта алюминиевой продукции есть все возможности

Россия может в разы увеличить экспорт алюминиевых полуфабрикатов, сообщил президент Русала Олег Дерипаска в интервью телеканалу «Россия 24» в ходе Всемирного экономического форума в Давосе.

По его словам, в немаловажной степени экспорт сдерживается денежно-кредитной политикой Банка России, влияющей на уровень ставок коммерческих банков: они очень высокие, тогда как в Европе можно спокойно взять кредит по ставке 1,5% сроком до 10 лет.

Что же касается динамики мировых цен на алюминий, то значительного подорожания крылатого металла не предвидится.

«Большого повышения мы не ожидаем. Наш бизнес-план на 2017 г. составлен исходя из консервативного прогноза цены в $1,650 тыс. за 1 т», - отметил Олег Дерипаска.

Россия. Швейцария. Весь мир > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044630 Олег Дерипаска


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 января 2017 > № 2044503 Алексей Мордашов

Алексей Мордашов прогнозирует падение цен на металлургическое сырье

Цены на металлургическое сырьё в 2017 г. могут снизиться на 10-15%, поделился прогнозами председатель совета директоров компании Северсталь Алексей Мордашов в ходе Всемирного экономического форума в г. Давосе (Швейцария).

«Потребление стали в мире стало снова расти, но Китай замедляет производство стали, выводит мощности. Наверное, можно ожидать, что тот всплеск цен на сырье, который был, пройдет. Цены начнут потихонечку падать, но, наверное, не опустятся до таких уровней, которые были в начале 2016 г.», — сказал Алексей Мордашов.

Он также отметил, что задачи Северстали на текущий год остаются достаточно классическими. Прежде всего, это повышение клиентоориентированности, удовлетворённости клиентов, а также снижение издержек производства и контроль оборотных средств.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 января 2017 > № 2044503 Алексей Мордашов


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > forbes.ru, 16 января 2017 > № 2039101

Лучшие друзья бриллиантов. Кто зарабатывает вместе с алмазным монополистом «Алросой»

Сергей Титов

Forbes Staff

Для «Алросы» 2016 год был богат на события: открытие центра во Владивостоке, приватизация 10,9% акций, отмена экспортной пошлины. Forbes разобрался, как все это сказалось на ее бизнесе

Белое трехэтажное здание на северной окраине Москвы по адресу ул. Смольная, 12, в стиле модерн с виду напоминает большой советский дом культуры. Попасть внутрь этого здания можно только по спецпропуску. Главный вход ведет в просторный холл, в центре которого расположены стеллажи с ювелирными изделиями, а по периметру — небольшие офисы для осмотра драгоценностей. Второй этаж — это производственная зона с семиметровыми потолками: здесь гранят алмазы.

В советские годы в здании на Смольной располагалось производство московского гранильного завода «Кристалл», а сейчас помещение принадлежит ОАО «Алмазный мир» (52,37% — у Росимущества, остальное — у «Алросы» и нескольких миноритариев). В 2002 году под крышу «Алмазного мира» перебрались Гохран, Центральная акцизная таможня, Пробирная палата и таможенный брокер ТБСС. До последнего времени оформить ввоз и вывоз всех видов драгоценных камней и металлов, пройти госконтроль можно было исключительно здесь.

В сентябре 2016-го заработал еще один спецпост — на Дальнем Востоке. «Владивосток логичнее вписывается в структуру торговых отношений между Якутией (центр добычи «Алросы». — Forbes) и Китаем, чем, например, Антверпен», — заявил в сентябре вице-премьер Юрий Трутнев на открытии алмазной биржи во Владивостоке. Трутнев, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, имеет «наивысшее влияние» в «Алросе», рассказывают источники, близкие к акционерам компании. Каждый понедельник президент «Алросы» Андрей Жарков, вступивший в должность в апреле 2015-го, докладывает Трутневу о состоянии дел.

Для компании 2016 год был особенно богат на события: открылся алмазный центр во Владивостоке, прошла приватизация 10,9% акций, была отменена экспортная пошлина на алмазы, готовились совместные проекты в Африке. Forbes выяснял, кто зарабатывает на последних изменениях в «Алросе».

Специальный брокер

Идею развития алмазного кластера в Приморье приписывают Трутневу. Но занимается проектом ТБСС — тот же таможенный брокер, что оформляет алмазы на Смольной, именно ему принадлежит ООО «Евразийский алмазный центр». Компания будет сдавать резидентам кластера площади в аренду, заниматься перевозками, таможенным оформлением и хранением ценных грузов, пояснил Forbes гендиректор Евразийского алмазного центра Евгений Сачков.

Через ТБСС проходит практически весь экспортный поток алмазов, говорит эксперт отраслевого агентства Rough & Polished Сергей Горяинов. Исторически «Алроса», крупнейший экспортер алмазов, эксклюзивно сотрудничает с ТБСС. Это подтверждает человек, близкий к акционерам алмазной монополии. По его словам, стоимость услуг ТБСС не превышает 100 млн рублей в год. Выручка ТБСС за 2015 год составила 1,18 млрд рублей, чистая прибыль — 405 млн рублей, следует из данных СПАРК.

ТБСС в 1990-х годах учредили выходцы из государственной спецсвязи, аббревиатура в названии компании расшифровывается как «Таможенный брокер спецсвязи», рассказали Forbes участники алмазного и логистического рынков. По данным СПАРК, соучредителем ТБСС в 2002 году был Михаил Полетаев, полный тезка которого в конце 1990-х работал первым заместителем начальника Главного центра специальной связи (ГЦСС), а в 2007 году был и. о. начальника ГЦСС. Нынешний основной владелец ТБСС Сергей Хирьяков также выходец из спецсвязи, рассказывают двое его знакомых. В 1999 году якутское информагентство ЯСИА называло Сергея Хирьякова заместителем начальника ГЦСС по международным отношениям и таможенным операциям. Как его компании удалось фактически монополизировать оформление алмазного экспорта?

ТБСС выполняет свою функцию четко, свидетельствует один из участников алмазного рынка: «В тот же день, как [в ТБСС] уходит товар, я получаю документы». Услуги ТБСС обходятся не дороже $2500 на $1 млн стоимости товара (0,25%), отмечает он. ТБСС — один из старейших и крупнейших брокеров, но не единственный, отмечает президент ювелирной компании «Алмаз-холдинг» Флун Гумеров.

Конкурентное преимущество ТБСС дала прописка в «Алмазном мире». Процедуры госконтроля фактически проходят на территории ТБСС, поэтому ценности в обязательном порядке помещаются на склады брокера. Таким образом, брокер может влиять на время оформления грузов и затягивать его, если этот груз везет конкурент, сетует менеджер компании, занимающейся перевозкой драгоценностей. По сути, альтернативы ТБСС нет, ведь его склад — единственное место, где присутствуют контролеры Гохрана (осуществляет госконтроль за оборотом алмазов), объясняет один из конкурентов брокера. Во всем мире таможенными брокерами выступают мировые перевозчики драгоценностей: Brink’s, Malca-Amit, Ferrari. ТБСС же занимается только таможенным оформлением, а для перевозки привлекает сторонние компании. «Это откровенный фарс», — считает президент алмазодобывающего холдинга African Mining Company (AMC) Олег Ханукаев.

Такой подход соответствует мировой практике, отмечает в интервью Forbes руководитель Гохрана Андрей Юрин, например, по аналогичной схеме реализован алмазный центр в Антверпене. Основной владелец ТБСС Хирьяков хорошо знаком с первым заместителем Юрина Андреем Кутеповым, который курирует в Гохране таможню, отмечает его знакомый.

«Алмазный мир» стал прообразом алмазного центра во Владивостоке, говорит представитель «Алросы». Для Минфина появление ТБСС на спецпосту Владивостока стало неожиданностью. «Мы не принимали участия в принятии этого решения, но раз никаких нарушений нет, то пускай», — говорит в интервью Forbes замминистра финансов Алексей Моисеев. ТБСС и «Алроса» договорились об этом после совещания у вице-премьера Трутнева, ответила Forbes пресс-служба алмазной монополии. «С точки зрения «Алросы» чем проще, тем лучше», — поясняет человек из сбытового подразделения алмазной компании.

Двор алмазного короля

Создание алмазного кластера во Владивостоке наделало много шума, констатирует Ханукаев: «Эта красивая история позволила «Алросе» пролоббировать изменения в законодательство». К моменту открытия второго спецпоста по таможенному оформлению вывоза алмазов российские власти сняли ограничения на экспорт крупных алмазов и по договоренности с ВТО отменили экспортную пошлину. «Поражает скорость, с какой принимаются решения», — признает один из участников рынка. По словам собеседника Forbes, они давно зрели в «Алросе», но «реализовались максимально быстро и все сразу». Экспорт алмазов сильно упростился, констатирует Ханукаев.

«Наша цель — увеличить прямую реализацию в Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона минимум в два-три раза», — рассказал Forbes президент «Алросы» Андрей Жарков. В 2015 году продажи в Китай и Индию принесли «Алросе» 44 млрд рублей, или 20% выручки, следует из МСФО компании. Законодательные инициативы позволят «Алросе» нарастить экспорт алмазов на 20–25%, или примерно на $1 млрд, прогнозирует Ханукаев.

Почти 70% мирового рынка бриллиантов занимают индийские производители. Зачастую они продают ограненные камни на 20–25% дешевле рынка, рассказывает гендиректор смоленского завода «Кристалл» Максим Шкадов: «Им нужны наличные, чтобы закрыть кредит и получить следующий. Иначе им грозит банкротство». И первым резидентом алмазного кластера во Владивостоке стала индийская гранильная компания Shree Ramkrishna Export Private. Индийская группа KGK Diamonds заявила о планах инвестировать до $8 млн в новое производство во Владивостоке. Иностранцы организуют переработку в России только ради льготного доступа к сырью, уверен вице-президент Российской ассоциации производителей бриллиантов Арарат Эвоян. KGK уже попросила у «Алросы» заключить пятилетний контракт (сейчас максимум — три года) и увеличить объем продаваемого сырья. Группа ежегодно закупает у «Алросы» алмазов на $200 млн. В список долгосрочных клиентов «Алросы» входят сразу три компании группы KGK. Так же широко среди клиентов «Алросы» представлены структуры израильского миллиардера и давнего знакомого Трутнева Льва Леваева.

В 2016 году Леваев с состоянием $1 млрд вошел в мировой рейтинг Forbes и занял 15-е место в израильском списке. На сайте LLD Diamonds, управляющей алмазными проектами Леваева, миллиардера называют «алмазным королем», а саму компанию — крупнейшим в мире частным производителем бриллиантов. Компания также указывает, что Леваев «сделал себе имя на том, что потеснил алмазный картель De Beers, самостоятельно заключая сделки с алмазодобывающими странами, такими как Россия и Ангола».

Именно алмазы свели Леваева с Юрием Трутневым. Отношения между ними были деловыми, они хорошо знали друг друга с середины 1990-х годов, когда Трутнев, будучи мэром Перми, побывал в Израиле на производстве Леваева, рассказывает бывший губернатор Пермской области (сейчас Пермский край) Геннадий Игумнов, которого Трутнев сопровождал в той поездке. Пермские чиновники и Леваев договорились тогда создать гранильное предприятие «Кама-Кристалл», ставшее в дальнейшем монополистом по огранке пермских алмазов — близких по качеству к намибийским, утверждает Игумнов. А когда Трутнев занял губернаторское кресло, Леваев получил контроль и над пермским добытчиком «Урал­алмаз». В 2013 году «Уралалмаз» исчерпал запасы и стал банкротом. «Кама-Кристалл» был ликвидирован в 2014 году.

После того как Трутнев стал куратором «Алросы», дела Леваева на российском алмазном рынке пошли в гору. В 2014 году в списке долгосрочных клиентов «Алросы» значилась лишь одна структура миллиардера — московский огранщик «Руиз Даймондс». Спустя год помимо «Руиза» в список вошли LLD Diamonds и якутское ООО «Туналгы», аффилированное с Леваевым. Кроме того, в октябре 2015 года ООО «УралТрансСервис» победило в аукционе на разработку алмазного месторождения в Пермском крае с общими запасами более 1 млн карат. До августа 2013 года компания принадлежала «Уралалмазу», а затем досталась московскому «АВ-Инвест». Его владелец и гендиректор Михаил Медведев возглавляет ГК «Руиз» Леваева и входит в совет директоров его «Московского ювелирного завода». Кроме того, «АВ-Инвест» прописан по одному адресу с ГК «Руиз», совпадают и телефоны.

Жарков подтвердил Forbes, что сейчас среди долгосрочных клиентов «Алросы» значатся три компании Леваева. При этом он отметил, что LLD является долгосрочным клиентом с 2012 года, а «Туналгы» — давний клиент «Алросы» по разовым сделкам. По словам Жаркова, «Алроса» «старается реализовывать в одни руки не более $20 млн в месяц». Каждое из двух российских предприятий Леваева закупает у «Алросы» алмазы на $2–3 млн в месяц, отмечает он. Получается, структуры израильского миллиардера могут иметь доступ к алмазам «Алросы» примерно на $300 млн в год.

Последние лет пять у Трутнева нет никаких отношений с Леваевым, утверждает человек из окружения вице-премьера. А израильский бизнесмен и без Трутнева давно и активно сотрудничает с «Алросой». И это касается не только бриллиантов. В начале 2014 года «Алроса» за $91,5 млн купила 11 000 кв. м в комплексе «Аквамарин» на Озерковской набережной у AFI Development. Эта девелоперская компания принадлежит Леваеву. По сути, жилые апартаменты пришлось переделать в офис, жалуется сотрудник «Алросы». На ремонт ушло почти 2 млрд рублей, следует из данных госзакупок.

Алмазный центр во Владивостоке открыл Леваеву еще один путь к сырью «Алросы». LLD Diamonds стал крупнейшим покупателем на первом аукционе алмазной биржи, скупив почти половину алмазов. Аукционы на площадке Евразийского алмазного центра станут регулярными, говорил Жарков. Знакомство Леваева с Трутневым никак не повлияло на взаимоотношения с «Алросой», а на аукционах нельзя выстроить постоянный бизнес, сказал Forbes гендиректор «Руиз Даймондс» Валерий Морозов. Леваев не ответил на вопросы и отказался от общения с Forbes, передал его представитель.

Тень Керимова

«Если никаких мер принято не будет, мы после 2021 года уйдем в Африку», — ошарашил вице-президент «Алросы» Ринат Гизатулин участников форума «Геологоразведка-2016», состоявшегося в сентябре. Там себестоимость геологоразведки в 14 раз дешевле, чем в России, объяснил он. Налаживать связи с Африкой президент «Алросы» Андрей Жарков ринулся едва ли не сразу после назначения. Всего через два месяца он уже встречался с Мануэлом Висенте, вице­-президентом Анголы, где «Алроса» участвует в нескольких проектах. Вместе с Жарковым в Анголу вылетела целая команда из золотодобывающей компании Polyus Gold, рассказывает источник, близкий к акционерам «Алросы». Контрольный пакет Polyus Gold принадлежит Саиду Керимову, сыну бизнесмена Сулеймана Керимова.

На следующий день после встречи Жаркова с Висенте ангольская пресса сообщила, что «Алроса» запланировала в стране масштабные инвестиции, в частности в проект по разработке алмазного рудника Луаше (Luaxe) общей стоимостью $1 млрд. «Алроса» может получить до 30% в проекте и претендует на запасы до 350 млн карат, рассказал Forbes Жарков. Текущие запасы компании оцениваются в 0,66–1 млрд карат алмазов.

Спустя несколько месяцев был опубликован декрет президента Анголы, из которого следовало, что «Алроса» и ангольская государственная Endiama договорились о запуске Луаше. В числе прочих инвесторов президент Анголы указал Polyus Gold.

Керимов интересовался «Алросой» с 2011 года. Тогда правительство рассматривало вопрос о полной приватизации компании, и Керимов намеревался ее выкупить. У бизнесмена были серьезные амбиции, утверждает федеральный чиновник: «Он хотел не просто конкурировать с De Beers и Anglo American, у него была стройная концепция, как Россия могла доминировать на мировом алмазном рынке». Керимов заручился поддержкой первого вице-премьера Игоря Шувалова, но сделка сорвалась. Глава Якутии Егор Борисов рассказал Forbes, что был против полной приватизации «Алросы» и обратился лично к Путину. Внимание президента на низкую оценку «Алросы» (около $9 млрд) обратил и глава Минфина Алексей Кудрин. В итоге на продажу было выставлено лишь 16% компании. Керимов потерял интерес к сделке и перед IPO продал принадлежавший ему пакет (1%) «Алросы».

О связи Керимова и «Алросы» вновь заговорили после прихода Жаркова. Поводом стало назначение сразу нескольких выходцев из структур Керимова на значимые посты в «Алросе». Сбытовое подразделение компании возглавил бывший топ-менеджер «Уралкалия» Олег Петров, а советником Жаркова по финансам стал выходец из «Нафта Москвы» Андрей Родионов. Жарков в интервью Forbes подчеркнул, что познакомился с Керимовым, уже будучи президентом «Алросы», через гендиректора Polyus Gold Павла Грачева. По его словам, Петрова порекомендовал совладелец «Уралкалия» Дмитрий Мазепин, а на Родионова он вышел сам.

Керимов знаком не только с Жарковым, но, что более важно, и с Трутневым. Они познакомились еще до того, как Трутнев стал полпредом президента в Дальневосточном федеральном округе, указывает человек из окружения вице-премьера. Принадлежавший Керимову «Уралкалий» — один из крупнейших налогоплательщиков Пермского края, а Трутнев «долго сохранял руку на пульсе региона», отмечает экс-депутат Госдумы от Пермского края Виктор Похмелкин.

Керимов стал владельцем «Уралкалия» в 2010 году. Трутнев тогда возглавлял Минприроды и правительственную комиссию по недопущению негативных последствий аварии на руднике «Уралкалия». Через некоторое время советником Трутнева стал Мурад Керимов. Это племянник Сулеймана Керимова, утверждает бывший чиновник Минприроды. В 2013 году Мурад Керимов вслед за Трутневым перешел в администрацию президента, а затем, когда тот был назначен полпредом в Дальневосточном федеральном округе, стал его помощником. В 2016 году Мурад Керимов был назначен замминистра природных ресурсов. Он занял место Рината Гизатулина, который стал вице-президентом «Алросы» и считается креатурой Трутнева. Тесные связи и назначения породили на рынке слухи о планах по слиянию «Алросы» и Polyus Gold. Но обе компании впоследствии переговоры отрицали.

Polyus претендовал на 4% Луаше. Но сейчас компания дистанцировалась от проекта. Его перспективы неясны: Минфин «настороженно» относится к проектам в Африке, говорит Моисеев. Да и отношения между Трутневым и Керимовым испортились, утверждают два человека, близкие к акционерам «Алросы». Поводом могла стать борьба за золотое месторождение Сухой Лог, на которое претендуют обе компании.

Трутнев в интервью Forbes рассказал, что «знаком, наверное, со всеми олигархами, имеющими отношение к природно-ресурсной сфере». Вице-премьер подчеркнул, что хорошо понимает «принцип равноудаленности» и не вмешивается «в тактические дела» «Алросы».

Влияние Керимова на «Алросу» сильно преувеличено, говорят два члена ее набсовета. Минфин внимательно следит за всем происходящим в компании, а представители якутских властей (властям Якутии и улусам принадлежит в сумме 33% «Алросы») придираются ко всему, что кажется им «попыткой других акционеров тянуть одеяло на себя». Егор Борисов сказал Forbes, что Керимов не влияет на принятие стратегических решений в «Алросе». «Мы это четко контролируем», — подчеркнул глава Якутии. На вопросы Forbes, переданные через представителя, Керимов не ответил.

Все для Якутии

В Якутии «Алросы» очень много, рассказывает вице-премьер Юрий Трутнев в интервью Forbes. В домах, в содержании инфраструктуры, в обеспечении теплом и работой. «Для нас это все!» — признавал глава Якутии Егор Борисов в октябре на пресс-конференции в Москве.

В 2015 году компания заплатила в бюджет Якутии 43,3 млрд рублей (77% ее налоговых и неналоговых платежей). «Алроса» также крупнейший работодатель (около 40 000 работников) региона. В 2015 году социальные инвестиции «Алросы» составили 5,4 млрд рублей. Из них 1,7 млрд компания направила на содержание местной инфраструктуры, 2,9 млрд — на благотворительность.

По соглашению с якутским правительством «Алроса» ежегодно перечисляет более 500 млн рублей в Фонд будущих поколений Якутии. Формально эти средства тратятся на социальную инфраструктуру. На деле средства расходуются крайне непрозрачно, отмечают два источника, близких к якутским властям. В 2011 году прокуратура республики выявила, что фонд осуществлял коммерческую деятельность, «не преследующую достижение общественно полезных целей». Например, в 2009–2010 годах фонд выдал разным компаниям займов на 700 млн рублей. После проверки в фонде сменилось руководство. Но, судя по всему, фонд продолжил коммерческую деятельность. Так в конце 2015 года центральная больница города Мирного заключила с ним контракт на покупку 35 квартир за 90 млн рублей, следует из данных портала zakupki.gov. В фонде не стали отвечать на вопросы Forbes.

Исторически менеджмент, находящийся в штаб-квартире «Алросы» в Москве, контролирует сбыт алмазов, а закупки для нужд ее добывающих «дочек» «отданы на откуп якутам», рассказывают два близких к компании источника. Анализ контрактов структур «Алросы» показал, что одним из ее крупнейших подрядчиков является Алексей Павлов. По данным «СПАРК-Интерфакс», начиная с 2015 года аффилированные с предпринимателем компании выиграли более полусотни тендеров на сумму около 4 млрд рублей. Основным заказчиком для структур Павлова выступает «дочка» «Алросы» «Алмазы Анабара». Ее бывший гендиректор Матвей Евсеев, руководивший компанией почти 20 лет, по данным СПАРК в 2007 году владел ООО «АДК» — сейчас крупнейшим среди структур Павлова подрядчиком «Алросы» (заказы более чем на 2 млрд рублей с 2015 года). Павлов — родственник Евсеева, утверждает источник, близкий к якутским властям. Между Евсеевым и Павловым ООО «АДК» принадлежало Ольге Земсковой, ее нынешнему директору. Полная тезка Земсковой фигурирует в документах к некоторым закупкам «Алмазов Анабара» как начальник отдела конкурсных закупок. Еще одним крупным подрядчиком «Алмазов Анабара» является ООО «ГРП-групп» (по данным СПАРК, с 2015 года выиграла три тендера в сумме на 4 млрд рублей). Ее владелец выступал в ТОО «Омега-Орион» партнером человека с такими же, как у Евсеева, фамилией и инициалами. Сын двоюродного брата Евсеева возглавляет ООО «Алмас», которое с 2015 года выиграло более 30 тендеров все тех же «Алмазов Анабара» на 710 млн рублей.

Внутренняя проверка выявила в «Алмазах Анабара» множественные нарушения, рассказывает источник, близкий к компании: сделки с заинтересованностью, непрозрачные закупки, расходование средств. Весной 2016 года Евсеев покинул «Алмазы Анабара» и перешел в «Алросу» в статусе вице-президента по непрофильным активам. Недавно Евсеев и вовсе уволился из компании, писали якутские СМИ, и это подтвердил Forbes сотрудник «Алросы». Телефон Евсеева на звонки не отвечал, его бывший помощник, который обещал передать Евсееву вопросы Forbes, также перестал отвечать на звонки.

Евсеев — профессионал, он «держал компанию в кулаке», рассказывает человек, близкий к «Алмазам Анабара». Его подвело то, что он «вел себя как хан» и не сработался Егором Борисовым, говорит собеседник Forbes. Он стал жертвой собственных политических амбиций, считает источник, близкий к якутским властям.

После ухода Евсеева «Алмазы Анабара» возглавил Павел Маринычев, бывший первый заместитель премьера Якутии Галины Данчиковой, которую Егор Борисов называл «своей верной соратницей». Прошлой осенью Данчикова стала депутатом Госдумы от Якутии и зампредом комитета по стратегическому планированию при набсовете «Алросы».

В закупках «Алросы» тоже обозначились перемены. Год назад Жарков ввел новую должность вице-президента по закупкам и назначил на нее выходца из «Роснефти» и «Газпрома» Александра Паршкова. За год, который прошел с назначения Паршкова, в состав крупнейших поставщиков «Алросы» вошли «дочка» Газпрома «Газэнергосеть ресурс», «Роснефть» и «НГ-Энерго» — подрядчик структур «Газпрома» и «Роснефти».

Удачливые инвесторы

Летом 2016-го Росимущество продало 10,9% акций «Алросы» по 65 рублей, выручив чуть более 52 млрд рублей. В конце ноября капитализация компании составляла 655 млрд рублей (выручка за девять месяцев 2016 года — 256 млрд рублей, EBITDA — 150 млрд рублей). Существенную часть госпакета выкупил РФПИ и его соинвесторы из Азии и с Ближнего Востока. Среди российских покупателей основная доля пришлась на НПФ, но были и family office крупных бизнесменов. Последние «не доминировали», заверил замминистра финансов Моисеев. Керимова среди них не было, уверяют два федеральных чиновника и человек, близкий к «Алросе».

Чиновники и организаторы SPO в один голос твердят, что «сделка превзошла ожидания». Для бюджета — вряд ли: незадолго до размещения даже Трутнев указывал, что цена на дне. «Уровень скепсиса был большой», — признает один из организаторов сделки. По его словам, поначалу против был даже Минфин, хотя деньги от продажи «Алросы» при такой низкой цене на нефть точно не лишние.

Зато не прогадали инвесторы. При покупке они получили 3%-ный дисконт к рыночной цене и 50% прибыли по МСФО в виде дивидендов. Спустя три месяца после SPO акции подорожали более чем на треть, в конце ноября одна бумага «Алросы» на Московской бирже стоила около 90 рублей. Президент AMC Ханукаев считает, что котировки растут на новостях об экспортных перспективах «Алросы». Чтобы продать пакет дороже, логично было бы организовать размещение уже после всех законодательных изменений, недоумевает он.

«Продали дешево? Это болтовня!» — горячится федеральный чиновник. И про снятие ограничений на вывоз крупных алмазов, и про отмену пошлины было известно до SPO, говорит Моисеев. «Никакое событие, о котором публично известно, в момент его реализации не может повлиять на цену бумаг», — считает он. Акции выросли вслед за ценами на нефть и притоком капитала, уверяет замминистра.

Смотреть фоторепортаж из смоленского завода «Кристалл« «Русская огранка. Кто и как делает брилллианты»

Конец огранке

«Алроса» была основным плательщиком экспортной пошлины и получит от ее отмены выгоду. Моисеев оценивает ее размер в 10–12 млрд рублей. «Алроса» не в состоянии продавать на экспорт любые камни, поэтому остатки будут поступать на внутренний рынок по более низким ценам, считает замминистра финансов. «Мы заинтересованы в построении диверсифицированной системы сбыта», — согласен Жарков.

Пока же все происходит наоборот. «Алроса» уничтожает всю гранильную промышленность страны», — говорит Ханукаев. «Задача «Алросы» — добыть и продать», — говорит гендиректор смоленского завода «Кристалл» Максим Шкадов. По его словам, уже в сентябре «Алроса» подняла отпускные цены на алмазы на внутреннем рынке на 8%. Теперь бизнес по огранке алмазов может стать убыточным, ведь и до отмены экспортных пошлин маржа здесь не превышала 1–2%. В результате в самом выигрышном положении будет филиал «Алросы» — ограночная компания «Бриллианты АЛРОСА». «В течение года у них на российском рынке не останется конкурентов», — говорит Ханукаев. Жарков с этим не согласен и приводит в пример рентабельные российские предприятия индийской KGK. Правда, у них есть значительное преимущество перед российскими конкурентами, признает глава «Алросы»: они входят в международную группу с собственными каналами сбыта.

Глава Якутии Борисов признает, что местным огранщикам тоже придется туго, но ради процветания «Алросы» ими можно пожертвовать. Ведь в первую очередь власти заинтересованы «в более устойчивом развитии самой «Алросы». «Все законодательное поле было изменено под «Алросу», — говорит Ханукаев. — Надо констатировать, что теперь они господствуют везде».

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > forbes.ru, 16 января 2017 > № 2039101


Китай > СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > rosinvest.com, 13 января 2017 > № 2055816

Товар, который не производят в Китае

Год назад премьер Ли Кэцян, выступая по национальному телевидению, пожаловался на отсутствие в стране хорошего качество версии казалось бы, простой мелочи – шариковой ручки.

Версии местного производства воспринимаются "халтурными" по сравнению со сделанными в Германии, Швейцарии и Японии, продолжал г-н Ли.

Высокая точность

Проблема не в корпусе ручки, а в кончике стержня и крошечном шарике, который распределяет чернила, которыми вы пишете. Это может быть то, что мы считаем само собой разумеющимся, но для того, чтобы сделать их, требуется техника высокой точности и высокопрочные, ультратонкие стальные пластины.

Проще говоря, сталь в Китае не достаточно хорошего качества. И им приходится прилагать много сил, чтобы создать кончики стержней точных размеров и формы.

Без этого умения трем тысячам китайским производителям ручек приходится импортировать этот важный компонент из-за рубежа, что обходится отрасли по разным оценкам в 120 миллионов юаней (17,3 миллионов долларов) в год.

Но, как пишет Жэньминь жибао, принадлежащий государству завод группы Taiyuan Iron and Steel Co считает, что закрыл данную проблему, после пяти лет исследований.

Первая партия 2,3-миллиметровых наконечников для шариковых ручек недавно были выпущены собственными производственными мощностями, сообщает газета. И как только будут завершены лабораторные испытания, ожидается, что Китай может постепенно прекратить импорт наконечников стержней для шариковых ручек полностью, в течение двух лет.

Символичность головоломки

С одной стороны, вопрос, сможет ли Китай сделать высококлассную ручку, не является очень важным на фоне общей картины. Высокотехнологичные и инновационные производства лежат в основе центральной правительственной программы до 2025 года «Сделано в Китае», разработанной, чтобы помочь росту внутренним производителям.

Относительно малоценные предметы, как шариковая ручка, не являются приоритетом. Но головоломка с ручкой является символичной.

Несмотря, на производство более половины мирового объема нефти, чугуна и стали, Китай по-прежнему в значительной степени полагается на импорт высококачественной стали.

Это и был тот важнейший недостаток, на который указал г-н Ли, подчеркнувший необходимость модернизации производственных мощностей Китая.

Другая культура

"Исторически сложилось, что Китай никогда не был в состоянии как следует создать свое точное машиностроение и шариковая ручка является примером этого," - говорит профессор Джордж Хуанг, руководитель отдела промышленного и механического машиностроения университета Гонконга . "Эти детали настолько малы, и настолько точны, что не так-то легко решить эту проблему"

Точное машиностроение в Китае процветает только в определенных секторах таких, как аэрокосмическая и оборонная промышленность, куда правительством отдается наивысший приоритет, говорит профессор Хуан.

Даже когда речь идет о смартфонах и компьютерах, компьютерные чипы класса «хай енд», как правило, импортируются из Японии и Тайваня.

Профессор Хуан говорит, что Китаю не хватает культуры передового опыта в области точного машиностроения.

Он использует термин "fuzao" из ведущего диалекта китайского языка, который описывает предмет на уровне, как 100% прочного или надежного.

"Культура китайцев отличается от японцев и немцев," - говорит он, которые известны своими инновациями в области машиностроения. "Нам китайцам положено быть ремесленниками, но, так или иначе, культура нашего ремесленничества не слишком высока".

Автор: Аткинсон Саймон @BBC

Китай > СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > rosinvest.com, 13 января 2017 > № 2055816


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 28 декабря 2016 > № 2022325 Андрей Варичев

Металлоинвест увеличит выпуск окатышей и ГБЖ на 5-7% по итогам 2016 г.

За 10 лет существования Металлоинвест значительно повысил глубину переработки железной руды. На сегодняшний день компания более двух третей производимого железорудного концентрата перерабатывает в окатыши, ГБЖ/ПВЖ, чугун и стальную продукцию, заявил генеральный директор компании Андрей Варичев в интервью газете "Коммерсантъ".

"Ключевым достижением "Металлоинвеста" является повышение доли производства продукции с высокой добавленной стоимостью. На сегодняшний день более 70% производимого железорудного концентрата Металлоинвест перерабатывает в окатыши, ГБЖ/ПВЖ, чугун и стальную продукцию. Чтобы достигнуть такого уровня переработки, мы провели глубокую модернизацию и построили новые производственные мощности", - сказал Андрей Варичев.

Каких результатов работы "Металлоинвеста" вы ожидаете по итогам 2016 г.?

Сегодня можно с уверенностью сказать, что год десятилетия компании "Металлоинвест" был успешным. Благодаря правильной бизнес-модели, уникальной структуре активов и нашей постоянной работе по повышению эффективности производства компания продолжает демонстрировать устойчивость к неблагоприятной рыночной конъюнктуре и макроэкономическим сложностям.

Все показатели по выпуску и реализации основных видов продукции находятся в соответствии с плановыми значениями. По итогам 2016 г. мы ожидаем увеличения производства окатышей и ГБЖ/ПВЖ на 5-7%. Производство руды и стали вырастет на 1,5-3%. Рост по чугуну составит около 20%.

Какие инвестиционные проекты у вас запланированы на 2017 г.?

В 2017 г. нам предстоит завершение ключевого инвестиционного проекта - цеха горячебрикетированного железа №3 на Лебединском ГОКе. Это будет одна из крупнейших в мире установок по производству ГБЖ мощностью 1,8 млн т в год, что позволит компании уже в следующем году укрепить лидирующие позиции компании на мировом рынке металлизованного сырья.

Ряд инвестиционных проектов направлен на повышение качества и сортамента стальной продукции. В частности, на ОЭМК будет установлен редукционно-калибровочный блок на среднесортной линии стана-350, что обеспечит высокую точность соблюдения необходимых геометрических параметров каждой стальной заготовки.

На "Уральской стали" это модернизация машины непрерывного литья заготовок №2 с увеличением ее производительности. В листопрокатном цехе будут установлены роликовая термическая печь №1 и закалочная машина. Комплекс этих мероприятий позволит расширить сортамент Уральской стали и запустить производство колесной заготовки, товарной литой рельсовой и фасонной заготовки.

Мы постоянно работаем над повышением эффективности добычи и переработки железной руды. В настоящее время на Лебединском и Михайловском ГОКах ведутся предварительные работы по проектам внедрения циклично-поточной технологии транспортировки горной массы и строительства дробильно-конвейерного комплекса.Оба проекта сократят издержки на транспортировку руды, что позволит снизить себестоимость всей продуктовой линейки Металлоинвеста.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 28 декабря 2016 > № 2022325 Андрей Варичев


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 декабря 2016 > № 2022321 Дмитрий Стопкевич

Дмитрий Стопкевич назначен генеральным директором НЛМК-Сорт

Группа НЛМК объявила о назначении Дмитрия Стопкевича генеральным директором дивизиона НЛМК Сортовой прокат РФ (НЛМК-Сорт).

Ранее пост гендиректора НЛМК-Сорт занимал Григорий Федоришин, который совмещал обязанности руководителя сортового дивизиона с работой в должности вице-президента по финансам. Он возглавил НЛМК-Сорт в январе 2016 г. с целью повысить операционную эффективность дивизиона, который работал в условиях сложной конъюнктуры и имел значительный потенциал развития.

В дальнейшем Григорий Федоришин сосредоточится на разработке новой Стратегии Группы НЛМК, которая будет представлена акционерам в начале 2018 г.

«Хочу поблагодарить Григория Федоришина за улучшение операционной деятельности дивизиона. Контроль издержек, активизация экспортных направлений продаж и запуск сети продаж конечным потребителям позволили дивизиону на падающем рынке в России за девять месяцев 2016 г. нарастить выпуск стали на 8%, продажи металлопродукции - на 13%, загрузку мощностей - до 80%. Задача нового руководителя дивизиона - развить созданный потенциал и укрепить лидерские позиции НЛМК на рынке сортового проката», - прокомментировал назначение президент Группы НЛМК О. Багрин.

Д. Стопкевич работает в Группе НЛМК с сентября 2016 г., занимая должность заместителя генерального директора НЛМК-Сорт. В металлургии – с 1999 г. Работал в структурах ЕвразХолдинга, РУСАЛа. С 2004 г. работал на руководящих должностях в ОМК, занимался закупками, производственной системой ОМК, развитием бизнес-системы ОМК. В том числе был генеральным директором ОМК-Экометалл, с 2012 по 2015 гг. входил в состав правления ОМК. В 1999 г. окончил Московский государственный университет путей сообщения по специальности «Оборудование и технология повышения износостойкости и восстановление деталей машин и аппаратов». В 2004 г. получил степень мастера делового администрирования в Академии народного хозяйства при правительстве РФ.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 декабря 2016 > № 2022321 Дмитрий Стопкевич


США. УФО > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 21 декабря 2016 > № 2015295

ВСМПО-Ависма и Boeing расширят совместное предприятие

Сегодня Boeing и ВСМПО-Ависма объявили о расширении мощностей завода Ural Boeing Manufacturing.

Новый производственный объект разместится в ОЭЗ «Титановая долина» (Свердловская область). На новой площадке будет осуществляться обработка титановых штамповок в рамках всех программ гражданских самолётов Boeing, включая семейство 787 и новые модели 737 MAX и 777X, начало производства которой намечено на 2017 г.

Открытие нового производственного объекта, за счёт которого будет обеспечено снижение итоговой себестоимости изготовления комплектующих изделий, запланировано на 1-й квартал 2018 г. Объект представляет собой новый производственный цех, который будет работать наряду с существующим заводом Ural Boeing Manufacturing, открытым в 2009 г., и является совместным предприятием Boeing и ВСМПО-Ависмы с равными долями участия.

«Мы очень рады пройти ещё один рубеж развития и укрепления наших партнёрских отношений с ВСМПО-Ависмой, – отметил Сергей Кравченко, президент Boeing в России и СНГ. – На протяжении более чем двадцати лет мы поддерживаем крепкие доверительные отношения, направленные на повышение производительности и создание высококачественной продукции для самолётов Boeing».

«Мы солидарны с компанией Boeing в стремлении быть полезными друг другу в производстве технологичного и качественного продукта, – сказал Михаил Воеводин, генеральный директор ВСМПО-Ависмы. – Сегодняшнее решение о расширении совместного производства – знаковое, потому что открывает уже третье десятилетие нашего весьма успешного сотрудничества».

ВСМПО-Ависмы является партнёром компании Boeing и поставляет ей сырьё и титановые изделия по ряду долгосрочных договоров купли-продажи начиная с 1997 г., когда Boeing подписала первый контракт с российским производителем титана. В настоящее время подразделение Boeing Commercial Airplanes получает 35% поставок титана от ВСМПО-Ависмы.

США. УФО > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 21 декабря 2016 > № 2015295


Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов

Ингилаб Ахмедов: ИПДО может решить проблему занятости в Таджикистане

Инициатива прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) за последние годы начала трансформацию и уже до 2020 года может стать достаточно влиятельной и востребованной во многих странах. О том, как и для чего инициатива стала меняться, рассказывает в интервью «АП» доктор экономических наук и директор Евразийского Тренингового Центра в Баку (Азербайджан) Ингилаб Ахмедов.

Наш собеседник как никто другой знает ИПДО, её слабые и сильные стороны, так как знаком с ней с тех пор, когда экс-премьер Великобритании Тони Блэр в 2003 году инициировал создание ИПДО для повышения прозрачности и открытости в платежах компаний и доходов государств от добывающей отрасли.

- Ингилаб Агаджан оглу вы с ИПДО с самого начала, и наверно на наш первый вопрос ответите лучше всех. Скептики вообще не верят в развитие инициативы в нашей стране. У многих возникает вопрос о том, зачем нужен ИПДО Таджикистану? Как бы вы им ответили?

- Да, не первый год я с ИПДО, и, причем, я бы сказал с первых дней зарождения ИПДО. Начиная с первого официального анонсирования этой инициативы с 2003 года и по сей день, я так или иначе в инициативе и поэтому могу говорить о том, как это все развивалось и для чего нужна инициатива. Вопрос, который вы задали возникает чуть ли ни в каждой стране, где внедряли ИПДО: Зачем? Почему? Кому? Для чего? и что это нам даст? и т.д. По сей день во многих странах приходится объяснять, потому что сама инициатива, её название и специфика не очень популярны. Поэтому не совсем традиционно и стандартно приходится объяснять.

ИПДО, особенно сейчас, находится на таком этапе развития, что возможно будет легче объяснять в будущем, так как эффективность работы и результат в ИПДО хотят видеть не через бумажные отчеты и возможно, мнимые цифры, а через то, как будет меняться управление в добывающем секторе в целом в странах. Вот если мы сможем перевести эту стрелку на реальное развитие и улучшение управления этой отрасли, то уже таких вопросов будет возникать меньше.

Люди будут видеть, что реально меняется управление, к примеру, золотодобывающей отрасли Таджикистана, всё потому что в процессе подготовки разработки отчетности выявили те недостатки, которые были устранены благодаря рекомендациям ИПДО, благодаря совершенствованию работы и соблюдения стандартов.

Раньше результат работы ИПДО мы видели в отчетах, кто больше выпустит отчетов и выложит больше цифр, тот и соблюдает стандарты. А как эти цифры связаны с действительностью и как конъюгируются с реальной жизнью, как они могут помочь улучшить что-то – этого было мало или по-прежнему мало, но есть надежда, что скоро все изменится.

- И всё же какие изменения мы, таджикистанцы, должны увидеть в первую очередь?

- Реально надо учитывать специфику страны. В случае с Таджикистаном – первое что бросается в глаза, особенно мне как человеку, который довольно хорошо знает вашу страну, это недостаток инвестиций, особенно в горнорудную отрасль.

В Таджикистане колоссальные запасы минералов, страна в целом бедная, и я думаю, эта отрасль реально даст развитие – может прийти в страну много качественных инвесторов, которые реально могут вкладывать в страну больше инвестиций, соответственно больше можно получить отдачу в виде налогов, решить проблему занятости и социальные проблемы. Так что Таджикистан одна из тех стран, которая развиваясь с ИПДО, может расширить каналы инвестиций и в конечном итоге использовать горнодобывающую отрасль как рычаг в экономике.

В добывающий сектор Таджикистана придут компании преимущественно из западных стран со своими новыми технологиями и стандартами управления, менеджмента и будут предъявлять более качественные и высокие требования к занятости, и соответственно снимется напряженность в вопросе кадров. У вас сейчас я повсеместно слышу о том, что люди, обучившиеся за рубежом, не могут найти в Таджикистане достойный заработок. В итоге если даже проблема полностью не решится, но хотя бы будет сглажена и не будет такой напряженной как сейчас. В случае развития ИПДО Таджикистан в считанные годы может увидеть большую разницу и расширение каналов притока инвестиций/денег в страну.

- Получается для того, чтобы гиганты пришли в страну, необходима прозрачность?

- На счет прозрачности много кривотолков. Я не вижу в прозрачности панацею. Прозрачность может быть одним из условий, но этого недостаточно и более того, как говорят - «Если есть прозрачность, и нет других необходимых компонентов, то это приводит к девальвации прозрачности и к анархии». Прозрачность лишь один из компонентов в целом хорошего управления, за прозрачностью должна следовать хорошая подотчетность. Но она необходима, так как этот сектор, впрочем как и все остальные, очень чувствителен, там большие средства и долгосрочный бизнес.

На минуту представьте компанию, которая хочет приехать в Таджикистан, и которая не знает страну, он же не приезжает строить мебельную фабрику и уже через полгода продавать эту мебель. Он приезжает вкладывать в золотодобычу и может получить первый продукт в лучшем случае через 5-7 лет, а до этого надо только вкладывать и вкладывать большие деньги.

- Раз уж мы заговорили об инвесторах. За последние годы в некоторые страны Центральной Азии активно вкладывает КНР, и часто можно услышать мнение о том, что «к нам и так приходят китайские инвестиции, зачем нам делать страну привлекательной и вводить ИПДО, если у нас есть китайские инвестиции?». Что вы можете сказать в ответ такому утверждению?

- Это интересный вопрос. Ну, во-первых, любые инвестиции, в том числе и китайские, это неплохо, пусть приходят, значит им выгодно это. Но китайские, иранские и российские инвесторы скептически относятся к ИПДО, и у них свой подход к прозрачности.

Я не согласен с мнением о том, что не нужно внедрять ИПДО, лишь потому что китайские инвестиции и так есть, и объясню почему. Китайские инвестиции они не такого масштаба, не такие предсказуемые и прозрачные и не настолько хорошо могут работать на страну, чем инвестиции, пришедшие благодаря реализации ИПДО.

Мы знаем, китайские компании работают менее прозрачно, как правило страны получают от них меньше доходов, чем от деятельности скажем западных стран. Элементарно можно привести пример Туркменистана, который поставлял колоссальные газовые ресурсы в Россию и через неё в западные страны, и после того как появились проблемы в 2008 году, после пожара на газопроводе, эта страна развернулась в сторону Китая. И мы знаем, несмотря на то, что их проект с Китаем продолжается, всё же есть недовольство и доходы несопоставимы с теми, что были раньше. Поэтому, по-прежнему, Туркменистан настроен решить геополитические вопросы и прокладывать газопровод через Каспий и Азербайджан на запад. Это не спроста.

Та же Россия, которая имеет большие проблемы по газовым вопросам с Западом, повернулась в сторону Китая, и мы знаем насколько это все неэффективно, так как ожидания были совсем другие.

Но я не против Китая, в Азербайджане тоже есть китайские компании. ИПДО расширяет эти каналы. Всегда нужно иметь диверсификацию, в ней выгода потому, что вы не зависимы от одного поставщика или инвестора. Инвестор, когда видит, что в вашу страну никто не придет, он диктует свои условия и цены, в данном случае Китай. Когда у вас есть альтернатива, к примеру, такая как ИПДО, то вы независимы от одного инвестора, к вам придут из Нидерландов, Великобритании или Швейцарии, от куда угодно, лишь бы были хорошие условия. В этом случае пусть тот же Китай будет одним из инвесторов, но в этом случае Таджикистан будет уже на совсем другом языке говорить с ним.

- Тогда в таком контексте, когда речь идет о влиянии ИПДО и о его значимости для страны и ее развитии, то можете ли вы сказать, как за все эти годы трансформировалась организация? Мы видим, что она постепенно видоизменяется…

- Я бы сказал, что это не организация, а инициатива, которой управляют разные заинтересованные стороны со всего света, в том числе из нашего региона.

Да, я могу ответить на этот вопрос, кстати может мне это легче всего сделать, так как я с ИПДО с самого начала и вижу эту динамику.

Инициатива действительно сильно изменилась, она стала более зубастой, если можно одним словом это выразить. Но до 2013 года она была совершенно беззубой. Потому что весь результат ИПДО виделся в количестве отчетов, и в том сколько отчетов страна наштамповала, и мы радовались тому, что есть статистические данные и не надо их искать. Они ведь где-то есть всегда, но их невозможно увидеть в одном отчете. Вот в этом и был весь успех ИПДО, он кстати небольшой. Я думаю, серьезно изменилась философия ИПДО после того, как первые 10 лет международное правление ИПДО увидело, что она не имеет шансов на продолжение, если фундаментально не перетрясти политику ИПДО.

Если оставить как есть, то таких инициатив много, и ИПДО затеряется и станет рядовой. Чтобы стать живучей и реально интересной, и мировое сообщество, компании и государства были заинтересованы в ее реализации, то было решено принять меры.

Выяснилось, что подавляющее большинство стран, внедряющих ИПДО, это развивающиеся страны, которые, давайте будем откровенны, в общем-то закрытые страны. Эти страны не только из нашего региона, но и из Африки и других сторон света. И ИПДО увидела, что эти страны вроде бы в ИПДО, но в то же время в самой стране ничего не меняется. Были отличные отчеты, по которым было видно, в отчетности эта страна передовая в ИПДО, а на деле в стране коррупции стало еще больше. И вот тогда выяснили, что необходимо строить мостики между развитием деятельности ИПДО и реальным развитием управления в стране в целом.

Еще важнее стало узнать о том, как инвестор пришел в страну, как он получил лицензию, как и на каких условиях заключал контракт. Этого всего не было в стандартах ИПДО, они были введены недавно.

И наконец новый вызов для ИПДО – это не оставлять конечный результат на бумаге, а попытаться внедрить стандарты в управленческий сектор страны, как мы его называем mainstreaming, который интегрируется в реальное управление страны. Вот тогда уже корреляция видна – когда у тебя есть развитие, то ты с легкостью можешь реформировать несовершенные административные структуры, делаешь их более совершенными.

К примеру, видит правительство, что лицензии выдают пять структур и это длится месяцами, так надо убрать эти препятствия и сделать процедуру более мобильной, прозрачной и эффективной. Если это произойдет вслед за ИПДО, вот это считается главным результатом, и это оценивается мировым сообществом. Может быть не сразу, но у меня есть уверенность, что в скором времени мы увидим плоды этой работы, и тогда ваш первый вопрос о том, зачем нужен ИПДО отпадет автоматически.

Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: «Надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить»

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Я считаю, что все наши природные богатства должны приносить как можно больше пользы людям, живущим в России. Прежде всего именно для этого я и работаю. Этих позиций придерживался, когда работал министром природных ресурсов. У меня еще с «минприродовских» времен было два больших вопроса к «Алросе». Почему в то время практически вся продукция реализовалась через De Beers? И почему ее подавляющая часть гранилась за рубежом? У нас тогда были разговоры с Алексеем Леонидовичем Кудриным, который курировал компанию. Он сказал, что постепенно от De Beers уходим. И такая программа действительно появилась. Но этого мало. Мы ушли от De Beers и стали реализовывать алмазы через центры за рубежом. Тоже немного странно. Аргументы такие: мы не умеем сами продавать, не умеем рентабельно гранить.

История старая. Но реализовать ее в Минприроды у меня не очень получалось. Не слышало руководство компании. Объясняли, что дело компании — добывать и отдавать в Антверпен. Руководство компании, как вы знаете, поменялось. Хочу сказать, что президент, который работает сейчас, относится к этим вопросам значительно более внимательно. Он согласился проработать идею алмазного центра во Владивостоке. Чтобы мы могли продавать на территории Российской Федерации, чтобы это было прозрачно. И чтобы доходы от реализации оставались в России.

Вторая идея была связана с поддержкой гранильной отрасли. И алмазный центр, который создается во Владивостоке, — тоже один из инструментов. Потому что резиденты алмазного центра собираются гранить около 6 млн карат в год. Такая концентрация — более живая модель. В отличие от Москвы и Якутии она в большей степени направлена на Азиатско-Тихоокеанский регион. Продавать там есть кому.

Какая доля сбыта «Алросы» может переместиться во Владивосток?

Мы сейчас зондируем спрос. На Восточный форум «Алроса» привезла очень большие камни. А сейчас выставляет маленькие — на грани между ювелирными и техническими. Скажу честно, не до конца уверен, что надо продавать технические. Мне кажется, что аукцион с крупными камнями прошел успешно. Все камни купили с существенным превышением стоимости. В этом направлении и надо двигаться. Но я в тактические дела компании не вмешиваюсь. По результатам компания поймет, какие камни и в каком объеме надо продавать.

Я отвечаю за Дальний Восток. Владивосток в сфере моей компетенции. Поэтому с него и начали. Но если завтра «Алроса» скажет, что мы хотим в Калининграде открыть центр переработки, я точно подниму руку за. Важен принцип: как можно больше оставлять в стране прибавочной стоимости.

Некоторые участники рынка скептически относятся к вашей идее. Финансовый центр все-таки Москва, банки там. Да и авиасообщение во многом нивелирует близость Владивостока к азиатским клиентам. Вы уверены, что центр будет востребован?

Во-первых, центр уже востребован. Первые торги говорят о том, что продавать во Владивостоке мы можем. Во-вторых, самолеты, конечно, везде летают. Но есть разница между часом от Японии и девятью часами на перелет из Москвы. Покупателям из Азии ближе, понятнее Владивосток. Что касается банковской системы, не думаю, что есть проблемы финансового обслуживания во Владивостоке. Мы всегда о соответствующей поддержке с банками договоримся. Со Сбербанком, например. Он там совершенно активно работает.

Кроме того, осуществление всех этих операций на территории России позволит нам в большей степени убедиться, что торги осуществляются исключительно в интересах компании и страны. А в том, что мы сюда заманим покупателей из Китая и Японии, я абсолютно уверен.

Вы не первый раз поднимаете тему непрозрачности сбыта «Алросы». Были ли какие-то проверки, стало понятнее?

Я не пытался инициировать проверки продаж «Алросы» за рубежом. Не уверен, что это в моей юрисдикции. Есть ФСБ и другие уважаемые ведомства, которые могут это посмотреть. У меня другая задача. Я в большей степени настроен не на поиск того, кто, где, как и чем занимается. Я настроен на созидание. Мне интересно, чтобы на Дальнем Востоке развивался алмазный центр и биржа. Вы же видите ситуацию: цена не нефть сейчас не очень большая. Много зарабатывать на этом мы сейчас не можем. Значит, надо на всем остальном больше зарабатывать.

Например, на приватизации. Летом прошло SPO «Алросы». С тех пор цена акции выросла на треть. Вы еще в начале года предупреждали, что акции недооценены. Не обидно, что продать можно было дороже?

Как вы правильно говорите, я прогнозировал рост цены. Что касается эмоций. Во-первых, мне приятно, что я не ошибался. Во-вторых, я уже достаточно давно работаю в правительстве. У меня есть понимание дисциплины. Я исхожу из того, что у меня есть право и даже обязанность высказывать свою позицию. Но если после этого принимается другая позиция, я воспринимаю это как коллегиальное решение правительства. Значит, именно в тот момент нужны были деньги от «Алросы». Продажа состоялась на достаточно хороших условиях. После этого рост продолжается. Так бывает, ничего страшного.

Вы говорите, что прогнозировали рост цены. Были какие-то объективные факторы, которые на это указывали?

Я так считал и не ошибся. Я не курирую непосредственно работу компании. Не вхожу в состав совета директоров. Министр финансов его возглавляет. Но совершенно очевидно, что, если компания осуществляет деятельность на Дальнем Востоке, я интересуюсь ею. И другими компаниями в регионе. Пытаюсь понять, как они себя чувствуют. Какие у них перспективы.

Насколько, на ваш взгляд, нужно сохранять госконтроль в «Алросе»?

Вообще я за частную экономику. Уверен, что она эффективна. Что касается «Алросы», как бы противоречиво это ни звучало, есть существенные аргументы не торопиться с ее приватизацией. Первый: «Алроса», по сути дела, регионообразующая компания. В Якутии «Алросы» очень много. В домах, содержании инфраструктуры, обеспечении теплом и работой. Это достаточно сложный регион с точки зрения условий жизни. Там зимой минус пятьдесят и более. Если что-то разладится, то это вопрос выживания. Можем ли мы сбросить компанию с плеч государства и быть уверенными, что частный бизнес не начнет нормальную работу по уничтожению лишних расходов? У меня нет ответа на этот вопрос. Я с уважением отношусь к частному бизнесу, но мы видим, как у нас часто происходят процессы — волнами. Это существенный риск, который недооценивать нельзя.

Второе: у нас очень немного компаний, которые, по сути, являются глобальными. Вот «Алроса» такая. Все наши нефтяные компании, как бы они к себе ни относились, вместе дают около 9% мировой добычи. А с алмазами другая история. Учитывая возможности компании по расширению бизнеса в других странах, в частности африканских, мы можем существенно влиять на рынок. И количество игроков гораздо меньше. А когда оно маленькое, то тут частный бизнес себя чувствует по-другому. И риски для него возникают другие. И возможности другие. Мне кажется, что решение о том, что «Алроса» должна находиться в государственной собственности, обоснованное. Во всяком случае с государственным контрольным пакетом. Я в этом отношении понимаю якутские власти. Они законом защитили продажу «Алросы».

До 2018 года. Соглашение продлят?

Думаю, они [якутские власти] его пролонгируют.

В правительстве согласны?

Есть у меня такое ощущение.

То есть остаются 8% Росимущества, которые можно продать?

Можно да, а можно нет.

Говорят, вы недовольны, что «Алроса» не сильно влияет на мировой рынок. Хотя могла бы. Как ей нужно действовать, по–вашему?

Это тонкий вопрос. В мире существует антимонопольное законодательство. Целый ряд соглашений и норм законодательств разных стран, которые хеджируют риски воздействия на рынок. Тем не менее есть естественные монополии. По производству платины, добыче алмазов.

У нас принято «естественными» называть монополистов из менее естественных сфер.

Я вот про совсем естественные. А вот как использовать это положение — другая тема. Когда я работал министром природных ресурсов, то возглавлял межправкомиссию по сотрудничеству с ЮАР. И в официальную программу одной из делегаций была включена встреча с руководством De Beers. Я им сказал, что моя личная позиция: нам нужно разрывать отношения, продавать через De Beers неправильно. Почему вы забираете часть прибыли, принадлежащей Российской Федерации? Они мне прочитали курс лекций: «Вы не понимаете, алмазы — это виртуальная ценность, которую мы создаем. Это легенда. Чтобы эти камни чего-то стоили, ее надо поддерживать. Какие-то неосторожные продажи и несогласованные действия просто разрушают глобальный рынок». У меня была своя реакция: а золото? Это не виртуальная стоимость? Это мягкий тяжелый металл, из которого ничего не сделаешь. Люди просто решили, что это эквивалент стоимости. А деньги что такое? У нас очень много виртуальных ценностей. В общем, мы тогда повздорили. И постепенно расстались.

Тем не менее нужно различать две вещи. Продавать и гранить в России — одно. Получать максимум прибыли в России абсолютно правильно. Но то, что надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить, — конечно, да. Иначе, действительно, возможны существенные деформации на рынке. Не говоря о том, что существует такая значительная угроза, как искусственные камни.

Встречаться в нейтральных водах и обсуждать алмазный рынок?

Мне кажется, да. Но, как я сказал, есть много страшных антитрастовых законов. Они, правда, не в нашей стране существуют.

Законы нужно соблюдать…

Я считаю, что нужно соблюдать закон страны, где живешь. Антитрастовое законодательство не в России создавалось.

Хочется по поводу Африки услышать ваше мнение. Нужно ли «Алросе» наращивать там присутствие?

Это должна решать компания. Конечно, считаю, что компания, чей контрольный пакет принадлежит государству, должна работать на страну. Тем не менее и работая в других странах, можно работать на страну. Нужно считать экономику. Я никаких экономических расчетов не видел. Никаких вопросов на правительство не выносилось. Мы с [министром финансов] Силуановым эту тему обсуждали. Он тоже пока не видел никакой экономики. Договорились очень просто: если компания будет настаивать на увеличении объема инвестиций за рубежом, она, естественно, докладывает это на наблюдательном совете, докладывает Антону Германовичу [Силуанову] как председателю. Если там будут необходимы какие-то действия от правительства, директивы, еще что-то, то Антон Германович мне доложит позицию. И я тоже экономику посмотрю.

То есть пока что конкретики нет?

Пока это планы. Компания считает, что это выгодные вложения. Но пока это декларация. Я не видел никаких расчетов, обосновывающих вложения.

Вы недавно встречались с представителями Намибии. Может, договорились о добыче алмазов там?

Нет, никаких рамочных соглашений. Но Намибия декларирует, что заинтересована в совместной работе. Я эту декларацию президенту компании «Алроса» передал. Надеюсь, будут осуществлять какое-то рабочее взаимодействие.

«Алросу» называют одним из претендентов на золотое месторождение Сухой Лог. Как смотрите на развитие в сторону золотодобычи?

Не понимаю зачем. Диверсификация деятельности публичной компании приводит к дисконту цены акций. Инвесторы считают, что это увеличивает риски. То есть получим дисконт на акции. А что получим в плюсе: что появится еще один игрок на рынке драгметаллов? Вроде здесь у нас как раз все неплохо. На уровне обсуждений я это слышал. Но такой необходимости я не вижу.

На рынке бытует мнение, что в «Алросе» у вас «наивысшее» влияние. Например, президент компании Андрей Жарков каждый понедельник докладывает вам о состоянии дел. Насколько сильно вы погружены в деятельность компании?

Это лестная для меня точка зрения, что я обладаю большим влиянием в компании. Но, честно говоря, не знаю, насколько она близка к действительности. На оперативках у меня бывают все предприятия и институты, которые существенно влияют на развитие Дальнего Востока. Я обязан выполнять поручения президента страны. И все инструменты, которые я в состоянии задействовать для выполнения этого поручения, я и задействую.

Я не помню, чтобы к компании были какие-то вопросы. За исключением связанных со стратегией. С интервалом раз в полгода-год я прошу доложить, куда компания двигается, какие экономические показатели. Практически все.

Но компания использует оперативку для того, чтобы задать свои вопросы. И довольно активно. Вот например, Верхне-Мунское рудное поле, где они планируют капиталовложения. Они обратились за государственной поддержкой. Была некоторая дискуссия. В том числе ряд коллег по правительству говорили: «А что это вдруг госкомпания претендует на госсредства?» Я занял позицию, что проект надо поддерживать. Потому что, когда мы предоставляем больше льгот госкомпаниям, это немного странно. Но когда меньше, чем частным, — тоже странно. Если уж мы считаем, что компания должна оставаться у государства, она не может быть дискриминирована. Поэтому мы приняли это решение, компанию поддержали.

Я уже обозначил, что меня интересует. Чтобы «Алроса» начала последовательно увеличивать объем переработки камней в России. Содействовать этому процессу. Совсем необязательно самой строить перерабатывающие фабрики. И начала продавать здесь камни.

Недавно Набсовет ограничил полномочия Жаркова по кадровым назначениям. Как относитесь к этой инициативе?

Как я уже сказал, в тактику компании я не вмешиваюсь. Но если вы спрашиваете мое мнение, то оно простое. Такое решение не кажется мне правильным. Я на работе так действую. Если я назначаю какого-то человека руководителем на участок в сфере моей компетенции, я никогда не говорю ему: «Заместители у тебя будут такие, директора департаментов — такие». Как только я начинаю за него принимать решения, я забираю не только самостоятельность, но и ответственность. Через какой-то период времени, наделав ошибок, он придет ко мне. Я спрошу: почему? А он ответит: «Вы же сами Ивана Ивановича и Петра Петровича мне порекомендовали. Вот такие плохие работники они оказались». Это плохая история. Если принято решение, что президентом будет работать Жарков, мы должны дать Жаркову на какой-то период вотум доверия. И через этот период посмотреть, что он сделал в компании. Если он ее развивает, все в порядке с экономикой, компания работает стабильно и устойчиво, вопросов нет, так «ура и да здравствует». А если по каким-то причинам компания спотыкается, вопросы в первую очередь нужно задавать руководителю.

При Жаркове в «Алросе» появилось несколько выходцев из структур миллиардера Керимова. Вы его влияние ощущаете? Знакомы с ним?

Знаком я, наверное, со всеми олигархами, имеющими отношение к природоресурсной сфере. Все-таки восемь лет был министром природных ресурсов. И принцип равноудаленности я тоже хорошо понимаю. Во всяком случае ничего не знаю, чтобы какие-то люди назначались с подачи Керимова или кого-то еще из олигархов.

Могу признаться, так будет честно, что есть один человек, которого я рекомендовал на работу в компании. Это Ринат Ринатович Гизатулин. Он работал заместителем министра природных ресурсов. Долго работал, опыт у него большой. С этой работы он в любом случае собирался уходить. И я этого человека рекомендовал. Не буду этого отрицать. И мне за эту рекомендацию не стыдно. Менее чем за год работы Ринат Ринатович три закона, которые касаются деятельности «Алросы», провел через Госдуму. По вопросам нормативно-законодательного обеспечения «Алросы» он работает компетентно. Вот все, что я могу сказать про кадры.

Не про кадры, но про знакомства. На первом аукционе алмазной биржи крупнейший лот купил Лев Леваев. Вы знакомы еще с Перми. Сейчас какие-то отношения поддерживаете?

Господина Леваева я очень давно не видел. Информацию о том, что он был одним из крупных покупателей на первом аукционе, знаю. Мне об этом сказали. Честно говоря, не вижу в этом ничего криминального. Слава Богу! Нам и нужно, чтобы алмазы там продавались.

Тот период, когда он работал в Перми, могу охарактеризовать как позитивный для экономики региона. Он построил обрабатывающую фабрику, школу. Собственно и все. С какими-то вопросами, связанными с лоббированием приобретения камней в «Алросе», он ко мне, естественно, не обращался. Я бы и не взялся за это. Но вполне возможно, что ему сейчас проще работать с «Алросой». Она сейчас начинает менять структуру продаж, больше работать напрямую.

Вот эти разговоры интересны только в одной ситуации — когда вода не до конца прозрачная. За восемь лет работы в Минприроды у нас не было ни одного проигранного иска. Хотя мы каждый год реализовывали сотни месторождений. Просто потому, что я запретил продавать что бы то ни было без аукциона. Все было понятно, прозрачно и бесспорно. Как только мы сделаем систему продаж «Алросы» такой, то разговоры о том, кто у нее покупает, почем, зачем, просто потеряют смысл. Мне кажется, это нужно сделать как можно быстрее.

Когда это произойдет?

Это вопрос лучше задать президенту компании. Не могу сказать, что я настолько детально знаю систему продаж. Я знаю, что она достаточно сложная. Разные боксы, разные формы договорных отношений с разными клиентами. Кто-то получает долгосрочные контракты, кто-то права на разовую покупку. На совещаниях мы вопрос системы продаж раза два обсуждали. Пожелание здесь простое: система продаж должна выглядеть так же, как конечная продукция, — абсолютно прозрачной. Это, мне кажется, один из основных вопросов для менеджмента.

Огранщики жалуются, что в тот же месяц, как была отменена экспортная пошлина, «Алроса» подняла цены и они оказались на грани рентабельности. Не получилось ли, что это нивелировало остальные позитивные меры?

То, что это не улучшает ситуацию с российской огранкой, не вызывает сомнений. Я разговаривал с коллегами, можно ли остановить процесс отмены экспортной пошлины. Получил ответ: процесс остановить уже нельзя, мы взяли на себя эти обязательства в рамках вступления в ВТО и обязаны это сделать. Я просил руководство «Алросы» вместе с Минвостокразвития, Минфином и Минэкономразвития разработать систему мер, которая обеспечила бы поддержку гранильной отрасли. Тут уж, извините, прежде всего на Дальнем Востоке. Одной из предложенных мер, как я уже сказал, будет ограночное производство в одном блоке с алмазным центром во Владивостоке. Другие предложения тоже должны быть. Пока я их не получил. Но мы говорили, что эти деньги, которые компания заработала сверх запланированного от отмены пошлин, надо использовать для поддержки гранильного комплекса.

Все 10–12 миллиардов?

Компания рассчитала, что с отменой пошлины дополнительная финансовая нагрузка на российских огранщиков, именно тех, кто обрабатывает алмазы внутри страны, а не реэкспортируют их, составит порядка 1,3–1,7 млрд рублей в год. Об эффективном выделении этих средств в качестве инструмента поддержки алмазообработки в России я и поручил подумать. Надеюсь, Наблюдательный совет во главе с министром финансов Антоном Германовичем Силуановым соответствующие предложения в адрес правительства сформулирует.

Есть мнение, которого придерживаются и некоторые чиновники: бриллианты, по сути, предметы роскоши. Не жизненно важная отрасль. Нужно ли ее поддерживать? Или, раз уж выгоднее гранить в Индии, пусть рынок все отрегулирует?

Давайте попробуем ответить на вопрос, почему выгоднее гранить в Индии. Я видел фотографии гранильных центров в Индии. Это такая Москва-Сити в увеличенном масштабе. Много больших небоскребов. Слушайте, они это все построили за наш счет! Мы что, этого не понимаем? Центры построены не на пожертвования, а на деньги, полученные от огранки. Только в другой стране. Добыты в виде алмазов в нашей, а получены в другой.

Так можно далеко зайти. Если мы даже собственные природные богатства не умеем продавать и перерабатывать, возникает вопрос: а жить мы на что собираемся? Можно же так по отношению ко всему. И тогда что, с шапкой по миру?

У нас средняя заработная плата, к сожалению, уже ниже, чем в Индии. И это конкурентное преимущество у них уже отсутствует. Тогда возникает вопрос, почему для нас это по-прежнему невыгодно?

Вы наверняка уже много раз слышали эти аргументы: дешевые кредиты, налоговые льготы.

У нас система налоговых преференций на Дальнем Востоке конкурентна. По поводу стоимости кредитов: сегодня Фонд развития Дальнего Востока дает кредиты под 5% на 10 лет и более. С учетом уровня нашей инфляции это отрицательная ставка. Какие еще причины? Руки не с той стороны? Это неправда!

Еще традиционно жалуются на НДС…

Знаете, как я отношусь к работе по развитию Дальнего Востока? Есть задача, которую мне поставил президент. Я ее глубоко и искренне разделяю. И исхожу из того, что рамок и граней нет. Если мешает какой-то закон и инструкция, его надо переписать. Потому что если ты хочешь достичь цели, остальное становится инструментом. Все наши бумаги можно и нужно переделать, если мы хотим побеждать.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев


Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010505 Канат Досмукаметов

В Polymetal рассказали о своих проектах в Казахстане

Первый концентрат на Кызыле золотодобытчик получит в 2018 году

Российский золотодобытчик Polymetal зашел на рынок Казахстана в 2009 году. Первый приобретенный актив — Варваринское золотомедное месторождение — стал для него «воротами» в страну. В 2014 году состоялось второе приобретение — золоторудный проект «Кызыл» на северо-востоке Казахстана. Этот проект включает золоторудные месторождения Бакырчик и Большевик, отличающиеся упорными рудами, сложными для извлечения из них золота. И именно этот проект золотодобытчик считает флагманским на территории республики. Есть и другие проекты, в том числе приобретения.

О том, как обстоят дела у Polymetal в Казахстане, и о ближайших планах в интервью «Капитал.kz» рассказал Канат Досмукаметов, генеральный директор «Полиметалл Евразия».

— Недавно Polymetal представил два варианта развития своего флагманского проекта Кызыл — продажа 100% производимого концентрата по off-take-контрактам и переработка 50% концентрата на собственном Амурском ГМК в России. Какому варианту отдано предпочтение?

— У переработки половины концентрата на Амурском ГМК лучше финансовые показатели, если сравнивать со 100-процентной продажей сторонним покупателям. В частности, на 13% выше NPV, а себестоимость поставок на тонну концентрата с учетом транспортировки составляет $225−250 против $450−500 по off-take. Цифры говорят сами за себя.

Важно понимать при этом, что полученный из концентрата Кызыла сплав Доре вернется потом на аффинаж в Казахстан.

Оставшиеся 40−50% концентрата планируем поставлять в Китай. Потребителей для этой его части в Казахстане пока нет.

— На какой стадии находится строительство на Кызыле?

— Идем по графику. Сейчас строим объекты внешней инфраструктуры: главную понизительную подстанцию, угольную котельную. Завершили водовод и объездную дорогу. Полным ходом возводим ГОК. Большая часть техники собрана и уже приступила к горным работам.

В следующем году планируем закончить строительство внешней инфраструктуры, монтаж технологического оборудования, добудем первую руду. В 2018 году завершим ГОК и произведем первый концентрат.

— В III квартале этого года Polymetal в целом произвел на 29% больше унций в золотом эквиваленте по сравнению со II кварталом. Какова роль казахстанских проектов в этом достижении?

— АО «Варваринское» внесло достойный вклад: квартальное производство золота выросло на 25%. Причина в улучшении содержания полезного компонента в руде и росте извлечения на участке цианирования.

— В планы Polymetal входило превращение Варваринского в центр по переработке руды, насколько эти планы уже осуществлены?

— Варваринское уверенно становится полноценным перерабатывающим центром, хабом, как мы называем это в Polymetal.

Одним из важных шагов по расширению его минерально-сырьевой базы стало приобретение Комаровского месторождения. Первые 150 тыс. тонн руды оттуда уже перевезены на Варваринское по железной дороге. Мы также заключили несколько договоров на поставку сторонней руды, постоянно рассматриваем новые предложения.

Не так давно подписали соглашение об увеличении доли в Тарутинском месторождении (в Челябинской области, — прим. ред.) с 50% до 75%. В перспективе оно также должно пополнить ресурсную базу Варваринского.

В октябре комитет по рудным запасам Polymetal пришел к выводу, что приграничное российское Маминское готово к промышленной отработке. Осталось решить ряд вопросов, так как месторождение находится в лесозащитной зоне. Когда это произойдет, руда оттуда также пойдет на Варваринское.

— Вы упомянули Комаровское, которое станет ресурсной базой для Варваринского. Как обстоят дела на этом месторождении? Запасы действующего карьера там практически исчерпаны, как будете решать эту проблему?

— Запасы исчерпаны только в части окисленных руд, которые предыдущий собственник перерабатывал методом кучного выщелачивания. Для нас же основной потенциал Комаровского именно в запасах первичных сульфидных руд. И в 2017 году планируем переработать на Варваринском около 1 млн тонн руды оттуда.

Сейчас на месторождении в пределах горного отвода идет разведочное бурение, так как запасы сульфидных руд требуют уточнения. После его окончания в 2017 году они будут оценены по JORC.

Подчеркну, если на Комаровском будет прирост запасов окисленных руд, вовсе не исключен возврат к кучному выщелачиванию.

— На какой стадии находится проект СП «Сатпаевское»? Что Polymetal рассчитывает там получить?

— Проект предусматривает разведку Забеловско-Манайдарского золоторудного проявления в Костанайской области. Лицензия действует до 2019 года с возможностью продления контракта для оценки обнаруженных полезных ископаемых. Работы идут, о результатах пока говорить преждевременно.

— В августе прошлого года сообщалось, что Polymetal подписал соглашение на приобретение 25% в Aktogai Mys LLC, владеющей геологоразведочной лицензией на месторождении Долинное в Жезказганской области. Какова ситуация с проектом?

— На Долинном, где у Polymetal сейчас 25%, проведено заверочное и законтурное бурение. Идет подготовка к пилотной добыче руды для дальнейшей поставки стороннему покупателю.

Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010505 Канат Досмукаметов


Россия. СЗФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013281

Российский миллиардер взялся за очистку наиболее загрязненного города страны

По оценкам 2013 года, выплавка никеля и других металлов, добываемых в шахтах, ежегодно производит в Норильске около двух миллионов метрических тонн отходов. Это в восемь раз больше чем во втором по счету, наиболее загрязненном городе России.

Но если владельцу компании, Владимиру Потанину, удастся воплотить свои планы и потратить миллиарды долларов на крупнейшую, с советских времен, модернизацию ГМК Норильск никель, то у него может получиться существенно сократить выбросы диоксида серы, которые сейчас по объему равны выбросам этого токсичного газа пятью крупнейшими европейскими экономиками вместе.

«Неприятно, когда все указывают на тебя пальцами из-за того, что ты делаешь что-то плохое», - сказал миллиардер, во время интервью в одном из принадлежащих ему ресторанов, входящих в Лужки Клуб, неподалеку от Москвы. «А главное, для меня важно, что я сам о себе думаю.»

До недавнего времени Потанин был только держателем акций Норникеля и стал генеральным директором только в конце 2012 года. Теперь перед ним стоит задача разобраться в запутанном и весьма грязном хозяйстве компании. Некоторые производства Норникеля уходят корнями к второй мировой войне и советскому лидеру Иосифу Сталину, с его рабочими лагерями, входившими в архипелаг ГУЛаг.

Труд заключенных

Некоторые из старейших объектов, принадлежащих компании были построены в промерзлой заполярной тундре при помощи труда заключенных. Никелевые производства вырабатывают диоксид серы в качестве побочного продукта при выплавке металлосодержащих сернистых руд. Средняя годовая температура в окрестностях Норильска составляет минус 10 градусов Цельсия, а до самого города, даже сейчас, добраться возможно только на самолете либо по реке. Почти 180000 его жителей привыкли называть остальную часть России «большой землей».

«В 1942, когда фронт требовал никель, он его получил», - говорит Потанин. В советские времена «человеческая жизнь не рассматривалась, как огромная ценность», добавляет он. «Главным было произвести определенное количество металла, не важно каким образом.»

Сложно было представить, что миллиардер, сколотивший свое состояние во время противоречивой приватизации 1990х, станет в своих решениях ориентироваться на веления сердца, а не только холодного разума и запустит программу по снижению вредных выбросов.

Программа модернизации Норникеля началась в 2013 году, и в ее задачи изначально, наравне со снижением загрязнения, входило и снижение себестоимости, путем переноса производства на новые более эффективные предприятия. Согласно данным компании, к 2015 году, цена за единицу произведенной продукции снизилась на 39 процентов. В то время как ее акции, на московской бирже, практически удвоились в цене за последние три года.

Сталинская эпоха

Большинство активов Потанина расположены вокруг Норильска и на Кольском полуострове, возле Норвегии. Сегодня, для того, чтобы не отставать от конкурентов им всем нужно улучшить эффективность производства. Бразильская компания Vale SA, соперничающая с Норникилем за звание крупнейшего в мире производителя никеля, модернизирует свои производства еще с 1970х. Им удалось снизить выбросы диоксида серы с отметки в 2 миллиона тонн в год до всего лишь 100000 тонн.

Российский миллиардер начал трансформацию своей компании с того что закрыл агломерацию предприятий, которые добывали руду на Кольском полуострове. В августе Норникель закрыл никелевый завод сталинской эпохи в Норильске и перенес производство на современные мощности, тем самым сократив выбросы серы на 370000 тонн в год.

Следующим шагом должен проект по сокращению выбросов серы, которые производит завод Надежда, находящийся в городской черте. Общая стоимость этого проекта оценивается в 1,7 миллиарда долларов. По оценкам группы по мониторингу окружающей среды Green Patrol, его реализация может помочь сократить ежегодные выбросы вредных веществ на 900000 тонн.

«Подобные действия могут привлечь инвесторов, заботящихся об окружающей среде, что должно благоприятно сказаться на стоимости акций Норникеля», заявляет Кирилл Чуйко, главный стратег в московской BCS Global Markets.

Крупнейший фонд

Крупнейший в мире, Государственный пенсионный фонд Норвегии, в 2009 году хотел инвестировать в Норникель, но получил запрет от норвежского правительства. Десятилетиями скандинавские страны жаловались на загрязнение и кислотные дожди, приносимые на их территорию со стороны российской границы.

Даже российское правительство, под влиянием изменяющихся взглядов общественности, потребовало принять меры для защиты окружающей среды. Президент Владимир Путин объявил 2017й Годом Экологии.

Тем не менее многие все еще сохраняют скептичный настрой. Двадцатитрехлетняя жительница Норильска Екатерина Басалыга одна из них. Недавно ее фотографии местной реки, покрасневшей от утечки оксида железа с одного из предприятий Норникеля, стали вирусными в Instagram. В комментарии к этому событию компания заявила, что выброс не представлял опасности.

«Воздух в городе насыщен вредными веществами, как и было всегда», сказала в своем интервью Екатерина. «Я не вижу никаких изменений.»

Другие, вроде группы по защите окружающей среды из Осло, смотрят на ситуацию более оптимистично. Они считают, что планы Норникеля могут стать «существенным шагом вперед», если только компания будет их придерживаться.

Потанин утверждает, что со временем он сумеет завоевать доверие скептиков.

«Мы более не можем себе позволить бездействовать в вопросе выбросов серы», - утверждает миллиардер, который и сам может оценить степень загрязнения воздуха во время визитов в Норильск. «Результат нашей работы станет заметен только через пять-семь лет. Но для меня важно чтобы эта работа была доведена до конца.»

Автор: Федоринова Юлия @Bloomberg

Россия. СЗФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013281


Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 15 декабря 2016 > № 2008326 Владислав Соловьев

Гендиректор РУСАЛа: следующий год будет сложнее, чем 2016-й

В то же время, как отметил Владислав Соловьев в интервью Business FM, по итогам III квартала компания имеет уже неплохие показатели за счет операционной эффективности

Что сейчас происходит на российском и мировом рынке алюминия, и что ему мешает развиваться? На эти вопросы генеральный директор, председатель правления, член совета директоров компании РУСАЛ Владислав Соловьев ответил в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву. По его мнению, для стимулирования рынка алюминия надо принимать протекционистские меры, а для увеличения потребления необходима помощь государства.

По масштабам производства и потребления алюминий занимает первое место в цветной металлургии, а среди отраслей и металлургии по объему уступает лишь производству стали. Если говорить о рынке на конец 2016 года, какая картина сложилась, что сейчас происходит на рынке алюминия?

Владислав Соловьев: Если говорить о том, как выглядит потребление в нашей стране, то мы обычно сравниваем среднедушевое потребление. Оно сейчас в России составляет 5,6 килограмма на человека, при том что на среднемировом уровне — более 8 килограммов, но есть страны и с 20-25-килограммовым потреблением. А если посмотреть по доле России на мировом рынке, то это всего, к сожалению, 1,5%. Если посмотреть на то, как росло мировое потребление и, соответственно, внутри него российское, за последние 25 лет, мировое потребление алюминиевой промышленности выросло в 2,6 раза, в то время как у нас, если даже брать Россию и СНГ, то оно не только выросло, но и еще сократилось практически на треть.

Почему?

Владислав Соловьев: Тут довольно много факторов. Они разнонаправлены, но все влияют отрицательно. Во-первых, основное — это, конечно же, существенные проблемы отраслей, которые не могут обеспечить необходимый выпуск продукции. Вторая проблема заключается в том, что эти отрасли, которые выпускают изделия из алюминия, не обеспечены в достаточной мере современным оборудованием, оно находится в аварийном состоянии, и по объему, и качеству производить необходимый алюминий не могут. В-третьих, это высокая себестоимость. Наши потребители имеют довольно серьезную конкуренцию со стороны китайских производителей импорта.

В целом, конечно же, после распада Советского Союза вообще был массовый спад объемов потребления. Мы знаем, что, к сожалению, объемы производства в авиационной технике уже не те. Автомобильная промышленность сейчас подтягивается, но был большой провал. Сейчас есть потребность в производстве бытовой техники — это могут быть батареи, бытовые радиаторы. К сожалению, спрос у нас серьезным образом уменьшился.

Если брать последние два-три года, динамика тоже отрицательная?

Владислав Соловьев: В последние годы мы видим улучшение. Перелом происходит, но, чтобы перейти в устойчивый рост, нужно принять ряд существенных мер: нужно по ряду отраслей, например, по автомобильной отрасли, запретить использование бывшего в употреблении оборудования, автоприцепов. Нужно более активно прорабатывать механизмы офсетных сделок, в мире это везде существует, и никто особо не стесняется их применять. Нам нужно возродить этот принцип. Я считаю, что не надо стесняться защитных мер.

А в ВТО нам наши обязательства в этом плане не мешают?

Владислав Соловьев: Я считаю, что у нас достаточно механизмов в рамках ВТО регулировать импорт некачественных или не соответствующих мировым стандартам изделий, тем самым все-таки защищать наш рынок. Мы не призываем к тому, чтобы это делалось повсеместно, но точечно, там, где мы имеем очевидно «серый» или некондиционный импорт, это делать можно, особенно если это влияет на безопасность. Если взять к примеру автомобильный диск, надо очень внимательно посмотреть на его качество, потому что если на большой скорости он разорвется или отлетит, то это может влиять в том числе на безопасность и привести к летальным последствиям.

Если вернуться к внутреннему рынку алюминия, что еще мешает ему развиваться и что нужно делать для того, чтобы эти барьеры устранять?

Владислав Соловьев: Я считаю, что нужно более внимательно смотреть по отраслям. Например, мосты. В Европе большинство пешеходных мостов делается из легких материалов, в частности, из алюминия. В России в настоящий момент сейчас нет ни одного такого моста. Первый, я надеюсь, появится в Нижнем Новгороде. Нужно максимально стимулировать это потребление и там, где это действительно целесообразно, применять мировой опыт и заменять на легкий металл, в данном случае на алюминий. Он и коррозионностойкий, и долговечный, и, что самое главное, легкий.

Дальше — вагоны. В Европе и США алюминиевые вагоны составляют 70% всего парка, в России пока два опытных образца. Если сравнивать с остальными, то срок алюминиевого хоппера больше на шесть лет — они служат до 32 лет, грузоподъемность больше на 8 тонн, и они легче.

Окна. Алюминиевый оконный профиль точно более долговечен, чем пластиковый и тем более чем деревянный. И дальше мы можем идти в очень разные переделы. Бурильные трубы, нефтепогружные кабели, велосипеды, проводка в автомобилях, проводка в жилых домах.

Мосты, вагоны, окна, проводка — для стимулирования потребления в вышеперечисленных историях решения должны приниматься на уровне государственном, федеральном, региональном, или это все можно решать на уровне бизнеса? Грубо говоря, чтобы строить вагоны из алюминия, нужно распоряжение правительства? Чтобы разрешить алюминиевую проводку, нужно принимать изменения на законодательном уровне, или бизнес способен сам справиться?

Владислав Соловьев: Один из тормозящих элементов, который я забыл упомянуть, когда мы говорили о том, что мешает, это правила, ГОСТы, СНиПы и технические требования. Здесь без государства нам не обойтись. Что касается вагонов, то такой вагон, конечно же, дороже, и государством могла бы быть применена какая-нибудь инновационная скидка. Поэтому без государства, к сожалению, не обойтись.

Если говорить о цифрах РУСАЛа, какие показатели компания имеет на конец 2016 года, и, может быть, вы готовы озвучить какие-то плановые показатели на следующий год?

Владислав Соловьев: Этот год был непростой. Цены по-прежнему крайне низкие. За девять в этом году месяцев наша выручка снизилась почти на 867 млн долларов, почти на 1 млрд долларов относительно прошлого года, или на 12,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Как это коррелирует с показателями по рынку в целом?

Владислав Соловьев: Примерно такая же динамика у всех наших мировых конкурентов. Это связано просто с падением цены. В то же время мы по итогам III квартала имеем уже неплохие показатели, благодаря, конечно, операционной эффективности. Надо сказать, что в III квартале цена несколько выправилась. Мы считаем, что наша динамика будет — собственно, это уже факт — лучше, чем динамика конкурентов. Наш показатель EBITDA, которым все оперируют, в III квартале вырос аж на целых 22,5% по сравнению с предыдущим кварталом до 421 млн долларов. Нам удалось удержать себестоимость за III квартал на исторически низком уровне 1330 долларов за тонну. Но повторю, по-прежнему ситуация на рынке сложная, очень волатильная, то есть колебания цены крайне высокие.

Самое главное, со стороны издержек уже идет инфляция, тарифы на перевозки растут, а у нас самый главный конкурентный недостаток заключается в том, что мы находимся в центре страны и везем из порта в центр страны две тонны, а потом еще одну тонну обратно. Я уже не говорю про прочее сырье, я говорю про основное сырье глинозем. Поэтому, конечно, мы очень чувствительны к транспортным тарифам, а они будут, естественно, проиндексированы, здесь нет сомнений. На сколько, диалог еще идет, но инфляция-то все равно будет. Также подтягиваются и прочие виды сырья, электроэнергия растет. Ситуация сложная, при этом цена пока не перекрывает рост инфляционных издержек, поэтому следующий год в цифрах называть пока не буду, но он точно будет сложным, сложнее, чем этот.

Иван Медведев

Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 15 декабря 2016 > № 2008326 Владислав Соловьев


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 14 декабря 2016 > № 2013302

АО "Банк Развития Казахстана" открыл кредитную линию в сумме 300 миллионов долларов США на завершение строительства обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды на месторождении Актогай в Восточно-Казахстанской области.

Соответствующее кредитное соглашение БРК подписал с ТОО "KAZ Minerals Aktogay" в среду, 14 декабря. БРК предоставляет заем сроком до 8,5 лет на закуп оборудования и завершение строительно-монтажных работ по проекту, ставка вознаграждения по займу — LIBOR в долларах плюс 4,5%.

Предполагается, что в первые десять лет работы обогатительная фабрика выйдет на мощность 90 тысяч тонн меди в год в катодном эквиваленте. Этот проект является частью проекта строительства Актогайского горно-обогатительного комплекса, с плановыми показателями производства в 105 тысяч тонн в год меди в катодном эквиваленте, капитальные затраты по которому составят $2,1 миллиарда.

Строительство обогатительной фабрики на месторождении Актогай в ВКО мощностью переработки руды 25 миллионов тонн в год является вторым этапом инвестиционного проекта, в рамках которого ранее в декабре 2015 года ТОО "KAZ Minerals Aktogay" ввело в эксплуатацию комплекс по переработке окисленной руды мощностью 15 тысяч тонн катодной меди в год.

"В настоящее время на обогатительной фабрике по переработке сульфидной руды осуществляются тестирование и пусконаладочные работы. В рамках проекта проведены работы по созданию сопутствующей инфраструктуры (строительство цехов техобслуживания, хранилищ, станции очистки, лаборатории) а также основных производственных мощностей (завершен монтаж оборудования на участках измельчения, сортировки, фильтрации медного концентрата, высоковольтной и насосной станций, конвейерной ленты). Как ожидается, первый концентрат будет произведен на фабрике в конце первого квартала 2017 года. Весь объем произведенной продукции будет экспортироваться в Китай", — уточнили в пресс-службе БРК.

Всего в рамках реализации проекта создано 1500 рабочих мест. "KAZ Minerals", дочерним предприятием которого является ТОО "KAZ Minerals Aktogay" – медедобывающая компания, ориентированная на развитие современных низкозатратных горнорудных производств в Казахстане.

Компания ведет операционную деятельность на Бозшакольском и Актогайском горно-обогатительных комплексах, четырех рудниках и трех обогатительных фабриках в Восточном Казахстане и медно-золотом руднике Бозымчак в Кыргызстане. В 2015 году общий объем производства катодной меди в Восточном регионе и на руднике Бозымчак составил 81 тысячу тонн, производство попутной продукции составило: 94 тысячи тонн цинка в концентрате, 3,14 миллиона унций серебра и 35 тысяч унций золота в слитках.

Акции KAZ Minerals PLC котируются на Лондонской, Казахстанской и Гонконгской фондовых биржах. В KAZ Minerals работают около 13 тысяч человек, главным образом казахстанских граждан.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 14 декабря 2016 > № 2013302


Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков

Директор по продажам Северстали: «Надеемся на осторожный рост рынка»

Директор по продажам Северстали Евгений Черняков рассказал об изменившемся лице рынка металла и о том, зачем Северсталь инвестирует в новые проекты при мировом кризисе перепроизводства.

У меня нет стеклянного шара

— Судя по всему, рынок сейчас в достаточно тяжелой ситуации. Какие основные тенденции оказывают на него наибольшее влияние?

— Я бы выделил пять ключевых факторов, определяющих состояние рынка черных металлов. Первый — низкая загрузка металлургических мощностей в мире, ниже 70%. Второй фактор — низкие запасы стали у клиентов. Третий — непрогнозируемый рост себестоимости продукции у металлургов. Четвертый тренд, который в существенной степени актуален для России, — галопирующий рост количества международных торговых ограничений. Есть еще и пятый, с моей точки зрения, крайне важный — высокий уровень международной торговой интеграции и прозрачности. Все факторы вместе создают большую волатильность цен на рынке: при низком уровне остатков у потребителей малейшее влияние любого фактора либо на себестоимость, либо на спрос тут же приводит к резкому росту или падению цен, скажем, в Китае. И в тот же день этот тренд отражается на ценах как на Ближнем Востоке, так и Северной Европе. Впору проводить прямые параллели с финансовыми рынками. Все это в целом делает сложным прогнозирование рынка.

Я уже, честно, последние полгода никаких прогнозов не даю вообще. У меня просто нет того хрустального шара, который позволит предсказать, какой фактор лучше сыграет в тот или иной момент. Сейчас, думаю, никто не возьмется, как это было раньше, предсказывать обязательный сезонный рост спроса. Скажем в этом году «сезонный рост» случился как никогда рано — в октябре-ноябре. Лицо рынка очень сильно поменялось.

— Как на эти изменения реагирует Северсталь?

— У Северстали есть несколько особенностей, отличающих нас от конкурентов. Во-первых, мы обладаем достаточно широкой продуктовой линейкой. Делаем все: от сырья и полуфабрикатов до метизов и строительных конструкций. Во-вторых, у нас очень широкая региональная диверсификация экспортных продаж, благодаря нашему удачному географическому положению. В-третьих, брэнд Северстали широко известен в мире и наше качество давно зарекомендовало себя более чем в 80-ти странах мира. В-четвертых, дает свои плоды системный подход к сокращению издержек.

Все эти факторы придают нам основательную устойчивость, несмотря на все региональные торговые ограничения. Приведу пример.

Известно, что Европейская комиссия приняла решение ввести пошлины — 34% — на наш холоднокатаный прокат. Насколько справедливо — это отдельная история. Но мы смогли достаточно оперативно продать необходимые объемы в Латинскую Америку и в Турцию. В этом смысле мы достаточно устойчивы.

— То есть в мире Северсталь не имеет жесткой привязки к конкретным рынкам. А в России?

— В России наша доля на внутреннем рынке стальной продукции стабильно составляет 21%. К сожалению, сам российский рынок второй год подряд падает. В прошлом году было большое снижение, в этом, по разным оценкам, оно составит 5-6%, что оказалось даже немного лучше наших ожиданий. Но и на российском рынке мы имеем определенную устойчивость благодаря диверсификации — мы присутствуем в разных отраслях.

Кроме того, все эти внешнеполитические истории с санкциями и анти-санкциями помогают развитию нашей программы по импортозамещению. В частности, в автопроме, где мы усилили наши позиции.

За 9-10 месяцев текущего года поставки российским автопроизводителям и тем автомобильным брендам, которые имеют производства в России, выросли на 8%, во многом благодаря замещению импортных высококачественных сталей.

Эмоции и система

— Я понимаю, когда речь идет об отечественном автопроме, но, как и чем удается «цеплять» таких клиентов, как Volkswagen, которые очень долго не признавали ничего другого, кроме стали иностранных металлургических компаний?

— Вообще факт покупки — это некое эмоциональное действие. Понятно, что покупатель принимает решение, исходя из расчетов, но все мы еще и живые люди со своими эмоциональными предрасположенностями, которые складываются под влиянием веера факторов. Это не только соотношение цена/качество. Это еще и сервис, и сроки поставки — целый комплекс. Поэтому в этом году мы разработали достаточно интересную программу, направленную на три вещи: повышение качества продукции, дисциплины поставки и улучшение сервиса. С качеством и дисциплиной все более-менее понятно, а сервис — это целое искусство и большая работа, которой мы в этом году занялись системно. Ее неотъемлемая часть — техническая поддержка. Она и раньше была, но мы усилили ее и количественно, и качественно. «Забрали» эту функцию из технической дирекции, сместили фокус: раньше она была больше ориентированы на работу с претензиями, сегодня главное для нас — помощь клиенту.

— В чем, например?

— Например, клиенты не обязаны иметь багаж знаний по сопромату и обработке металлов давлением, они специалисты в своих отраслях. В том же, что касается стали, они часто ориентируются либо на старые ГОСТы, либо на свой прежний опыт. А металл поменялся за последние годы самым радикальным образом.

Металлурги идут в ногу со временем, развивая технологию по производству новых высокопрочных марок сталей. Это позволяет нашим клиентам снижать металлоемкость своих изделий при повышении качества и безопасности.

И, мы нацеливаем нашу техническую поддержку на то, чтобы рассказать клиентам о новых решениях. И параллельно собирать обратную связь, которая позволяет нам решать отдельные проблемы и находить новые возможности по улучшению нашего продукта и сервиса. Кроме того, по моему глубокому убеждению, многие вещи можно автоматизировать и вывести в цифровое пространство. Это уже делается — в ближайшее время запускаем электронную торговую площадку на SAP Hybris: интернет-модель, которая позволяет зайти на сайт в личный кабинет, разместить заказ, отследить статус его выполнения, скачать весь комплект необходимых документов от актов сверок до сертификатов. Причем заказ можно

— А производство готово работать в таком режиме?

— Наше производство и система планирования уже столкнулась с серьезным вызовом — переход от месячного окна обещания отгрузки заказа на недельное. Суть этого требования рынка заключается в том, что все клиенты очень внимательно следят за своим оборотным капиталом и снижают остатки. Сокращение окна обещания для отгрузки металла позволяет сократить запасы вдвое.

Еще одним важным направлением считаю развитие собственной дистрибуционной сети. Наша Северсталь Дистрибуция признана одной из самых быстрорастущих компаний на рынке металлоторговли. Причем, предметом особенной гордости для меня является тот факт, что наша компания занимается не только продажей металла и предоставлением ряда услуг металлообработки, но и комплексным сервисным обслуживанием наших клиентов при строительстве инфраструктурных объектов. Знаете, столь оперативный пуск в Санкт-Петербурге Западного скоростного диаметра, например, наверное, был бы невозможен, если бы не наши дистрибуторы, сумевшие выполнить требования генподрядчика, в том числе, главное условие — поставка металла на объект малыми партиями точно вовремя.

В поисках металлургического «айфона»

— Как возникают такие идеи, как стали повышенной прочности, которые, насколько я знаю, сейчас используются на российских заводах Фольксвагена или особые криогенные марки стали для «Газпрома»?

— Все идет от клиента…

— Но он же, как вы говорите, «не знает сопромата»?

— Зато он хорошо знает свои потребности. Ему нужно построить объект с определенными параметрами. А дальше мы должны ему предложить решение. Это интересное направление.

Раньше металлурги получали заявку, решали «делаем-не делаем» и давали ответ. Сегодня мы стараемся предлагать решения, мы готовы их делать «под ключ».

Решили, к примеру, построить новый гипермаркет, у нас для этого есть предприятие, которое готово спроектировать объект, поставить металлоконструкции на площадку, полностью смонтировать и т.д. Вот эту цепочку мы сейчас реализуем. И, кстати, таким образом с начала 2016 г. компания Северсталь Стальные решения» возвела более чем 300 тыс. м2 зданий. Это то продвижение сервиса, которое на Западе называют «продажей решений».

— С этим понятно. А откуда берутся такие экзотические вещи, как ваши стальные «шёлк», «бархат» и «кашемир»?

- «Кашемир», в частности, родился, когда мы анализировали импорт: бельгийский, финский, — изучали его свойства, размышляли, в чем его ценность для клиента. Этот продукт делается на базе особой высокопластичной IF стали, сверху цинковое покрытие не менее 275 г на 1 м2 и слой полиуретана 50 микрон. Он приятный на ощупь, хорошо выглядит, у него интересный цвет. На все «текстильные» бренды компания предоставляет гарантию 25 лет до появления сквозной коррозии. На «Стальной кашемир» мы увеличим сроки гарантии, как только завершится полный цикл ускоренных климатических испытаний. Это важно. У меня на даче забор из нашей полимерки уже больше 10 лет стоит и не портится.

— То есть это не «ширпотреб», а премиальные продукты?

— Да, у них есть определенные потребительские сегменты. Мы специально позиционируем эти продукты. У нас есть и массовый продукт — стандартная оцинковка. А есть вещи премиальные, правда, в России рынок продуктов с высоким качеством еще не развит, по нашей оценке не превышает 3%.

— То есть вы пытаетесь придумать для рынка нечто вроде «металлургического «айфона», который может «выстрелить» на фоне рядовых смартфонов?

— Если бы это были «смартфоны»! Иногда смотришь на привозной китайский металл с полимерным покрытием — он, как бумага. Конечно, дешевле, но по стойкости к коррозии, качеству покрытия — это форменное безобразие. Вот почему мы так много внимания уделяем выработке национальных стандартов качества. В следующем году запускаем третий цех полимерных покрытий, который поможет нам укрепить эти позиции…

- Северсталь инвестирует в новые мощности в то время, как металлурги жалуются на избыток этих самых мощностей. Не парадокс ли?

— По этому поводу скажу три вещи. Несмотря на общее перепроизводство в мире, российские компании загружены полностью. По одной причине: мы здорово работаем с нашими затратами, у нас сквозные интегрированные цепочки и почти полностью собственное сырье.

Посмотрите топ самых рентабельных в мире металлургических компаний — там в «тройке» рядом стоят «Северсталь», ММК и НЛМК. И мы, несмотря на общемировые низкие уровни загрузки, достаточно эффективны в продажах.

Это первое. Второе. Есть нишевые сегменты, где все равно сохраняется дефицит. Мы же видим, как в Россию из-за рубежа приезжает по 0,5 млн т тех же покрытий — спрос точно есть. Мы инвестируем именно в эти направления, не увеличивая при этом сталелитейные мощности. И третье, — мы видим потенциал металлопотребления в России. Если взять количество металла на душу населения, посмотреть, сколько его используется в строительстве, показатели России окажутся где-то на уровне стран третьего мира. Вот на это мы и ориентируемся, когда запускаем новые линии.

«Третий год Россия падать не будет»

— Я уже знаю, что у вас нет «шара для предсказаний». И все же, чего можно ждать от 2017 г.?

— Думаю, третий год подряд Россия падать не будет. В это у нас есть определенная вера, поэтому мы осторожно заложили в планы 1,5-2% роста спроса на металла на следующий год.

Есть сегменты, в потенциал для роста которых мы верим больше: железнодорожное, сельскохозяйственное машиностроение.

Смотрим на факторы, которые влияют на потребление, на санкции, которые вводятся против нас, на условия импорта, — все это создает условия для развития локального российского производителя и тем самым повышает спрос на металл. Ожидаем, что в будущем году будет расти автопром, ждем общего роста стройки, для которой уходящий год был тяжелым. То есть у нас есть сдержанный оптимизм. И в целом планируем расти вместе с российским рынком.

Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков


Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 12 декабря 2016 > № 2009878 Виктор Манн

«Возможности создания аддитивных деталей из алюминия ограничены лишь оборудованием»

Интервью с техническим директором «Русала» Виктором Манном

Ирина Быстрицкая

Аддитивные технологии набирают все большую популярность среди производителей. О том, что скрывается за термином «аддитивная технология», как она меняет процесс производства и может ли в ближайшее время совершить революцию в алюминиевой промышленности в интервью «Газете.Ru» рассказал технический директор «Русала» Виктор Манн.

— Начнем с основного вопроса. Что такое аддитивные технологии?

— Самым ярким примером аддитивных технологий является 3D-печать, которая становится все более массовой. Долгое время при обработке детали или изделия лишний металл снимали станками, то есть шла речь об «удалении» материала. Аддитивные технологии работают по противоположному принципу - они позволяют деталь «наращивать». Для этого требуются только 3D-принтер, 3D-модель изделия и металлический порошок. Благодаря такой технологии сложные по своей геометрии детали и сборки можно создавать как единое целое, в рамках одной технологической операции. Кроме того, значительно снижается время изготовления конечного изделия.

— Как это «наращивание» может изменить металлургическую отрасль? Как аддитивные технологии влияют на точность, время изготовления, стоимость производства?

— Сейчас технология только завоевывает рынок, поэтому издержки для производителей достаточно высоки: это касается как оборудования, так и сырья.

Тем не менее, рынок растет, параллельно с этим падают цены на оборудование, порошки становятся доступнее, и сейчас для любой компании очень важно занять свою долю на этом рынке как раз на этапе его становления, чтобы не только стать ведущим производителем, но и определять вектор развития сегмента.

Что касается алюминия, то в ближайшей перспективе аддитивные технологии не сделают революции в производстве: и первичный металл, и сплавы, и полуфабрикаты никуда не уйдут. Но доля продуктов, изготовленных с применением аддитивных технологий, безусловно, будет расти и дальше.

— В каких сферах могут пригодиться алюминиевые детали, созданные с помощью этих технологий?

— Алюминиевые изделия, созданные при помощи аддитивных технологий будут использоваться в автомобиле - и машиностроении, в аэрокосмической отрасли, стоит ожидать роста в сегменте потребительской электроники. Например, если говорить об авиаотрасли, то мы совместно с «Вертолетами России» успешно изготовили авиационные детали с использованием собственного порошка из сплава AlSi10Mg.

По большому счету, это те области, где алюминий востребован уже сейчас, и все области применения алюминия, в том числе потенциальные, открыты для новой технологии. А для расширения возможностей использования аддитивных технологий по всему миру, и «Русал» — не исключение, ведутся работы по созданию новых порошковых сплавов с улучшенными свойствами.

С удешевлением технологии производства, с открытием новых сплавов, составов, спрос на аддитивные детали будет только расти. Достоинство аддитивных технологий заключается в первую очередь в отсутствии ограничений, присущих традиционным способам производства.

Значительным преимуществом является и возможность индивидуального подхода, когда для внесения изменений в изделие не требуется перенастройка оборудования и замена дорогостоящей технологической оснастки.

— Какие детали можно создать при текущих возможностях? На ваш взгляд, сейчас печать по металлу — это больше про разработки и прототипы или же речь идет о готовых вещах?

— Возможности создания алюминиевых деталей при помощи аддитивных технологий ограничиваются лишь возможностями оборудования, точнее размерами рабочего пространства 3D-принтера, но и этот барьер постепенно уходит в прошлое. Изготавливать получается практически что угодно. И действительно, наибольшие преимущества 3D-печать представляет в прототипировании, поскольку даже при высокой стоимости технологии, возможности создания «штучных» образцов шире с точки зрения времени разработки и задействованных ресурсов.

Но будет неверно относить применение аддитивных технологий исключительно к стадии разработки: в единичном и мелкосерийном производствах, уже сейчас активно используются растущие возможности рынка 3D-печати. Кроме того, применение аддитивных технологий практически безотходно, а с точки зрения растущей значимости экологической составляющей производства 3D-печать станет еще более востребована компаниями.

— Кстати, что важнее в 3D-печати по металлу — сам принтер или материал?

— Принтер – это инструмент, от его характеристик зависит качество конечного продукта. Если оборудование не обладает достаточной точностью работы, то никакое качество алюминиевого порошка не исправит ситуацию. Но это относится и к материалу, из которого мы производим продукцию, поэтому говорить о приоритете принтера или металла не совсем верно. Конечное изделие в одинаковой степени зависит от качества оборудования и материала.

— А принтеры производятся в России или же мы их привозим из-за рубежа?

— Если говорить о 3D-принтерах, то, к сожалению, они преимущественно импортируются. У истоков технологии стояли не мы, не в России создавались и образцы принтеров, поэтому сейчас нам необходимо догонять лидеров.

Тем не менее, необходимо отметить и положительные сдвиги в данном направлении – некоторые российские компании, например, Региональный инжиниринговый центр УрФУ и ЦНИИТМАШ, активно занимаются разработкой собственных 3D-принтеров, при изготовлении которых будут использованы отечественные компоненты.

— Как обстоит ситуация с порошками?

— Здесь Россия имеет намного больше возможностей уже сейчас. Например, «Русал» обладает сильнейшей научно-производственной базой для выпуска алюминиевых порошков — мы производим порошки на специализированных участках предприятий в Иркутской области и в Волгограде, а активность ИТЦ компании позволяет с оптимизмом смотреть в развитие этого направления.

На данный момент мировой рынок алюминиевых порошков для 3D-печати не так велик и составляет около 170 тонн в год, еще около 500-700 тонн порошков производится из других металлических сплавов.

Но если говорить о среднесрочной перспективе, то мы намерены занять до 25% мирового рынка алюминиевых порошков для 3D-принтеров.

— Как в России в целом обстоят дела с аддитивными технологиями? Государство оказывает какую-либо поддержку, финансовую или бюрократическую? Есть ли «госзаказ» на соответствующих специалистов?

— Одна из основных проблем для России при освоении аддитивных технологий — отсутствие квалифицированных специалистов в этой области, а также отсутствие национальных стандартов для аддитивного производства. Однако эти проблемы решаются.

Сейчас у нас предпринимаются меры по широкому внедрению аддитивных технологий. В первую очередь, работы ведутся в области нормативной документации. К примеру, в США стандарты в сфере аддитивных технологий существуют уже более пяти лет, что облегчает их применение в высокотехнологичных отраслях.

Кроме того, Минобрнауки в рамках своих конкурсов активно поддерживает проекты, направленные на исследование возможностей аддитивных технологий. Мы также стремится оказывать поддержку данному сектору: в настоящее время совместно с Московским и Волгоградским государственными университетами инициированы совместные работы по развитию аддитивных технологий. В области авиакосмической техники разработана «дорожная карта», направленная на применение аддитивных технологий при создании перспективных изделий авиационной техники. При поддержке Минпромторг, в проекте принимают участие такие компании как ОАК, «Вертолеты России», ОДК.

Помимо производственных проектов ведется активная работа по подготовке специалистов в области аддитивных технологий. Флагманами в разработке и реализации таких учебных программ выступают ведущие вузы страны – СПбПУ им. Петра Великого, МГТУ им. Баумана‎ и др.

Если инициированные проекты останутся высокоприоритетными, то у России есть все шансы не только ликвидировать отставание от конкурентов, но и занять ведущие позиции на рынке аддитивных технологий.

Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 12 декабря 2016 > № 2009878 Виктор Манн


Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984

Voestalpine инвестирует €40 млн в аэрокосмическую отрасль

Как сообщает агентство Reuters, австрийская стальная группа Voestalpine планирует инвестировать €40 млн. в высокоскоростную линию ковки на заводе Böhler Edelstahl GmbH в г. Kapfenberg.

Инвестиции "придадут дополнительный толчок" доходам группы в технологически сложном сегменте клиентов.

В настоящее время доходы компании колеблются на уровне около €300 млн, но Voestalpine надеется увеличить эту цифру до €500 млн за счет инвестиций в Böhler.

Полный ввод линии в эксплуатацию планируется на 2018 г. и она будет работать на производство поковок в качестве предварительных материалов для экстремально высоких несущих компонентов воздушных судов, таких как детали двигателя.

Компания оценила, что в ближайшие 15 лет спрос в аэрокосмической отрасли будет неуклонно расти.

По словам ген.директора компании Wolfgang Eder, "все самые важные производители самолетов уже полагаются на технологии и продукты Voestalpine. При активизации наших инноваций и инвестиционной деятельности мы стремимся к дальнейшему расширению нашей позиции в качестве ведущего поставщика в этом сложном сегменте клиентов.»

Компания по производству специальных сталей, Voestalpine Group является ведущим мировым поставщиком высокопрочных материалов и специальных поковок для авиационно-космической промышленности. Компания производит высоко стрессоустойчивые продукты, включая структурные детали, узлы двигателя и крепления, деталей шасси и сегментов дверей, которые используются Airbus, Boeing, Bombardier и Embraer.

Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984


Украина > Металлургия, горнодобыча. Электроэнергетика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999280

Авдеевский коксохимический завод (АКХ), крупнейшее в Европе коксохимическое предприятие, входящее в группу "Метинвест", продолжает простаивать после очередных обстрелов линии размежевания в зоне АТО и обрыва линий электропередач, что может привести к выходу из строя коксовых батарей.

Согласно сообщению пресс-службы "Метинвеста", в ночь на 7 декабря АКХЗ лишился электроснабжения: были отключены оба ввода, питающих предприятие.

"Более суток специалисты АКХЗ ведут борьбу за сохранение производственных мощностей. По состоянию на 13:30 8 декабря завод приостановил выдачу кокса", - констатируется в пресс-релизе.

При этом пресс-служба уточняет, что за последние сутки АКХЗ пережил несколько полных остановок и повторных запусков оборудования. Ситуация значительно осложняется погодными условиями: при таких низких температурах (до "минус" 16°С ночью) несколько часов без обогрева могут стать смертельными для коксовых батарей предприятия.

Кроме того, вследствие боевых действий наполовину сокращена подача технической воды на завод. По этой причине АКХЗ не имеет возможности самостоятельно генерировать электроэнергию для покрытия хотя бы минимальных нужд. Остановлены также водогрейные котлы ТЭЦ, остатки технической воды на заводе критически низкие. Без отопления остались все жилые дома и учреждения Авдеевки, поскольку других источников обогрева в городе нет.

Специалисты АКХЗ и ДТЭК готовы в любую минуту выехать к месту повреждения вводов для проведения восстановительных работ. Однако разрешения на выезд от Совместного центра по контролю и координации (СЦКК) не получено. Разминирование территории не произведено.

"Все вызовы, которые сегодня мешают стабильной работе крупнейшего в Европе коксохима, не технического, а военного характера. Нет нужды лишний раз говорить, какая судьба ждет авдеевцев, какая катастрофа ожидает экономику Украины, если остановится АКХЗ. Поэтому сейчас мы остро нуждаемся в помощи ОБСЕ, СЦКК, военно-гражданской администрации и общественности", - цитирует генерального директора АКХЗ Мусу Магомедова пресс-служба компании.

Как сообщалось, с июня 2014 года на территории АКХЗ разорвалось 320 снарядов, 9 заводчан погибли, более 50 получили ранения. Последние несколько месяцев предприятие работало на двух высоковольтных вводах вместо четырех необходимых.

АКХЗ - крупнейшее в Европе коксохимическое предприятие. Выпускает 31 вид продукции, основной из которых является кокс для металлургии. Продукция поставляется как на украинские предприятия, так и зарубежным компаниям. На долю АКХЗ приходится 23% украинского рынка валового кокса.

АКХЗ входит в группу "Метинвест".

Украина > Металлургия, горнодобыча. Электроэнергетика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999280


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 2 декабря 2016 > № 1994837 Александр Грубман

А. Грубман: на рынке стальных труб возможны разные сценарии развития

Генеральный директор группы ЧТПЗ Александр Грубман в интервью информационному агентству "Интерфакс" рассказал об ожидаемых итогах 2016 г., а также о перспективах развития трубного рынка в ближайшие годы.

По прогнозам отраслевых экспертов, Россия в 2016 г. снизит потребление труб на 8-9% по сравнению с 2015 г., когда спрос достиг исторического максимума, - до порядка 9,8-9,9 млн т. Каким вы видите российский трубный рынок по итогам 2016 г. и в последующие годы? Какого спроса на трубную продукцию ожидаете?

По нашей оценке, спрос на трубную продукцию на российском рынке в 2016 г. составит порядка 9,2-9,3 млн т. На том же уровне он, скорее всего, останется и в следующем г. Но мы надеемся, что "Газпром" активизирует работу по расширению газотранспортной системы для поставок российского газа на европейские и азиатские рынки. Это стало бы драйвером роста как для трубников, так и других смежных отраслей по всей технологической цепочке.

Ожидаете ли вы роста цен на трубную продукцию?

Цены зависят от ряда факторов, в том числе от инфляции, валютных курсов, от стоимости сырья, лома и передельного металла, тарифов естественных монополий. Сейчас на мировых рынках цены на сырьевые материалы растут, это, вероятно, приведет к подорожанию стальных труб. Но и обратного вектора в течение года исключать нельзя.

Каких результатов ожидает группа ЧТПЗ по итогам 2016 г.? Какие у вас прогнозы на 2017 г.?

По итогам 2016 г. мы ожидаем реализацию на уровне более 1,7 млн т. Снижение этого показателя (на 16% по сравнению с предыдущим годом) в первую очередь обусловлено изменением графиков отгрузки по проектам "Газпрома" ("Сила Сибири" и Северо-Европейский газопровод). Но за счет изменения структуры отгрузок в сторону высокомаржинальной продукции мы планируем достичь выручки в 130 млрд руб. Реализацию в 2017 г. прогнозируем примерно на уровне 2016 г.

Какие планы у компании по освоению новых экспортных рынков? Интересен ли группе, например, Иран? В каких зарубежных тендерах на поставку труб планирует принимать участие компания?

В этом году мы начали отгрузку под "Северный поток - 2". Под этот проект в 2017 г. ЧТПЗ планирует отгрузить более 300 тыс. т труб.

В стратегических целях - наращивание экспортных поставок на фоне сокращения внутреннего спроса. Мы планируем развивать свое присутствие и на рынке бесшовных труб как для нефтегазовой отрасли, так и общего назначения, расширять присутствие на рынках Северной и Южной Америки, Ближнего Востока. Уже в этом году после длительного перерыва возобновили поставки труб OCTG в Канаду.

У Ирана огромный потенциал. Здесь для нас в приоритете как новые проекты реконструкции и развития нефтегазовой инфраструктуры, например, освоение месторождения Южный Парс, так и расширение существующих, в частности, строительство девятой нитки магистрального газопровода IGAT.

Но финансовые возможности Ирана для амбициозных проектов пока ограничены. Поэтому большое значение имеет работа российских институтов развития экспорта, таких как РЭЦ. Льготное кредитование для Ирана даст ЧТПЗ серьезные преимущества в борьбе за иранский рынок с европейскими и китайскими компаниями. Тема финансовой поддержки со стороны госинститутов актуальна и для работы на азиатских рынках, в том числе на таких традиционных для ЧТПЗ, как Казахстан и Туркменистан.

Кроме того, есть сложности при проведении расчетов с иранскими компаниями. Нужно развивать механизмы прямых банковских расчетов между Ираном и Россией.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 2 декабря 2016 > № 1994837 Александр Грубман


Россия. США > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 1 декабря 2016 > № 1989153 Александр Конюхов

Внедрение алюминиевых сплавов тормозит нормативная база

Александр Конюхов, главный научный сотрудник отделения «Транспортное материаловедение» АО «ВНИИЖТ», д. т. н.

В связи с кризисными явлениями в вагоностроении возрос интерес к производству вагонов с кузовами из алюминиевых сплавов. Спрос обусловлен возможностью повышения технических характеристик вагонов, снижения затрат жизненного цикла, обеспечения на высоком уровне надёжности и безопасности.

Мировая практика грузового вагоностроения свидетельствует о том, что использование алюминиевых сплавов в конструкции кузовов позволяет не только снизить массу тары вагона (удельный вес алюминия в 2,9 раза меньше, чем у стали, а удельная прочность в 2 раза выше), но и увеличить грузоподъёмность вагонов, повысить их конкурентоспособность.

Грузовые вагоны Северной Америки имеют грузоподъёмность 112 тонн, массу тары – 18 тонн, осевую нагрузку – 32,5 тонны, коэффициент тары – 0,17. Для сравнения: у отечественных вагонов грузоподъёмность порядка 70 тонн, масса тары – 21–24 тонны, осевая нагрузка – 23,5 (25) тонны, коэффициент тары – 0,30–0,32. Таким образом, на одну тонну перевозимого груза в России перевозят практически в два раза больше металла тары, чем в США и Канаде.

Основным доводом противников широкого использования таких вагонов является первоначальная стоимость вагона. Действительно, стоимость одной тонны алюминия на лондонской бирже около $1500, что почти в 5 раз больше стоимости стали. Удорожание кузова вагона массой 5 тонн за счёт стоимости алюминия составит примерно 500 тыс. руб., причём удорожание по сравнению со стальным вагоном – на 25%, а не в 4–4,5 раза, как отмечено в статье «Лёгкому сплаву тяжело конкурировать с железом» («Гудок» от 01.11. 2016). Если ещё учесть тенденцию к снижению стоимости алюминия, то фактор первоначальной стоимости вагона скоро уйдёт на второй план.

Безусловно, расчёт экономической эффективности необходимо разработать, опираясь на реальные данные по расходу алюминия и его стоимости. За рубежом, прежде чем заказывать десятки тысяч вагонов, несколько лет ушло на эксплуатационные испытания и расчёты ТЭО в нескольких компаниях. Сейчас в Северной Америке в эксплуатации находится порядка 150 тыс. таких грузовых вагонов, в основном полувагонов для перевозки угля и хопперов (зерновозов и минераловозов), а также крытые. Серийное производство вагонов с кузовом из алюминиевых сплавов в США освоено в 1986 году, объём 5000 вагонов в год. Кузова собирают по технологии «штифт с обжимной головкой» (ШтОГ соединения) без применения сварки.

Чтобы обеспечить разработку отечественных грузовых вагонов с кузовами из алюминиевых сплавов, необходимо разработать нормативную документацию (стандарты) на сплавы, соединения элементов, технические требования к ним и методы контроля. Отечественная промышленность также проявляет интерес к вагонам с кузовами из алюминиевых сплавов. Изготовлены и прошли сертификационные испытания вагоны-хопперы производства «Промтрактор-Вагон» и ТВСЗ. Однако коэффициент тары у этих вагонов продолжает оставаться высоким – более 0,22, что значительно уступает зарубежным аналогам. Большим тормозом внедрения новых конструкционных материалов в вагоностроении являются отечественные нормативные документы, в частности ГОСТ 9246-2013, в котором указывается минимальная масса тары – 21 тонна для вагонов с осевой нагрузкой до 25 тс. Эти требования объясняются отсутствием тележки для вагонов с коэффициентом тары 0,17. Надо срочно создавать тележку для коэффициента тары 0,16–0,20 с допускаемой осевой нагрузкой 27–32,5 тонны. Эта задача не представляется труднорешаемой, поскольку такая тележка (Barber) имеется в России. Основной технический довод противников снижения массы тары состоит в том, что при массе тары менее 21 тонны увеличивается количество сходов порожних вагонов из-за плохого состояния пути и плохой тележки. В США и Канаде подобных проблем нет или они давно решены.

Есть и проблемы в пассажирском вагоностроении при производстве поездов с кузовами из алюминиевых полых профилей («Сапсан», «Ласточка»). Не освоено у нас производство полых профилей из алюминиевых сплавов, их приходится закупать в Китае.

В любом случае нам пора готовиться к освоению производства современных высокоскоростных поездов, изготовленных по российским стандартам.

Россия. США > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 1 декабря 2016 > № 1989153 Александр Конюхов


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов

Мечел произвел более 350 тыс. т металлопродукции на УРБС с начала года

По итогам девяти месяцев текущего года компания Мечел выплавила 3 млн т чугуна (-2% к АППГ) и 3,1 млн т стали (-3%). Добыча угля предприятиями компании снизилась за этот период на 2%, до 17 млн т.

Продажи концентрата коксующегося угля выросли на 5% к АППГ, до 6,5 млн т, углей PCI (используются в качестве пылеугольного топлива) – 1,3 млн т (-27%), антрацитов – 1,3 млн т (-13%), энергетических углей – 5,3 млн т (+9%), железорудного концентрата – 2 млн т (аналогично АППГ), кокса – 2,1 млн т (-4%).

Продажи сортового проката Мечелом достигли по итогам 9 месяцев 2,2 млн т (+7%), листового проката – 353 тыс. т (-1%), заготовки – 125 тыс. т (-26%), метизов – 498 тыс. т (-6%).

При этом на универсальном рельсобалочном стане Челябинского металлургического комбината (ЧМК) выпуск продукции растет. В третьем квартале выпуск рельсов, балки и фасонного проката достиг 144 тыс. т, а всего с начала года выпущено 357 тыс. т (120 тыс. т за 9 мес. 2015 г.).

Генеральный директор Мечела О. Коржов так прокомментировал итоги года:

«В отчетном периоде цены на глобальном угольном рынке продемонстрировали взрывной рост. С середины августа индексы спотовых цен на премиальный коксующийся уголь резко увеличились и к середине сентября преодолели психологически важную отметку в $200 за тонну. А в начале ноября спотовые цены перешли уровень в $300 . Таким образом, спотовая цена на австралийский премиальный коксующийся уголь в сравнении с ноябрем 2015 г. «взлетела» в четыре раза с $75 . Уверенно росли и цены на энергетический уголь на мировом рынке. Нами была подготовлена благоприятная база для наращивания экспортных поставок и увеличения операционных и финансовых показателей, и в четвертом квартале мы ожидаем заметной отдачи от текущего рыночного тренда.

Между тем, в третьем квартале на внутреннем рынке возникла сложная ситуация с вывозом угольной продукции: в связи с серьезным дефицитом подвижного состава в Кузбассе в течение двух месяцев был существенно ограничен прием угля в адрес дальневосточных портов, что отразилось на наших показателях по производству и реализации.

Несмотря на общее уменьшение в третьем квартале отгрузки концентрата коксующегося угля (ККУ) на 10% в сравнении со вторым, в абсолютных показателях в отчетном периоде мы нарастили объемы продаж в Китай, Японию и Индию, реализовав более 1 млн ККУ на азиатских рынках.

Что касается угля PCI (пылеугольное топливо), то в третьем квартале мы полностью переориентировали наши экспортные поставки на АТР. Сегодня основными покупателями данного вида угля являются корейские компании. В отчетном периоде мы видим падение продаж на 7% в сравнении со вторым кварталом по техническим причинам: из-за упоминавшихся выше транспортных проблем, а также задержек прибытия судов из Ю. Кореи в порт Посьет, часть объемов сентября перешла на четвертый квартал.

Уменьшение реализации антрацита на 6% обусловлено снижением добычи на разрезе «Красногорский» и сокращением поставок данного угля на предприятия Группы. Тем не менее, мы зафиксировали рост продаж на экспортных направлениях (прежде всего, в Европе, где в третьем квартале было реализовано 53% антрацита).

Причиной незначительного снижения продаж энергетического угля «Южного Кузбасса» также являлись ограничения по перевозке. На Эльгинском угольном комплексе нисходящая динамика стала следствием плановых ремонтных работ на обогатительной фабрике. Сокращение спроса на кокс негативно отразилось на наших продажах (-5%).

Продажи железорудного концентрата (ЖРК) Коршуновским ГОКом увеличились на 12%, весь объем продукции был направлен в адрес Челябинского металлургического комбината.

Металлургический сегмент уменьшил объемы производства чугуна на 7% и стали на 5% в сравнении с кварталом ранее из-за плановых ремонтных работ в доменном переделе.

В третьем квартале по сравнению со вторым мы снизили производство плоского проката на 22%, перераспределив ресурсы на более рентабельные виды продукции, при этом нарастив реализацию такой высокомаржинальной продукции как листовой нержавеющий прокат.

Одним из главных акцентов в отчетном периоде остаётся дальнейшее развитие производства универсального рельсобалочного стана (УРБС). Мы на 23% увеличили реализацию продукции с высокой добавленной стоимостью, произведенной на УРБС. За девять месяцев текущего года объемы выросли почти в три раза – до 357 тыс. т. В третьем квартале мы досрочно произвели и отгрузили РЖД согласованный годовой объем рельсов, достигнув запланированного показателя 150 тыс. т. Мы продолжаем сотрудничество с РЖД и до конца года планируем увеличить этот показатель еще на 100 тыс. т рельсов. На данный момент мы вывели наш рельсобалочный стан более чем на 50% уровень ежемесячной загрузки, увеличив ее с начала года в три раза.

Практически весь объем заготовки мы используем в собственном производстве более маржинальной продукции, в связи с этим продажа заготовки третьим лицам сократилась на 56%. В соответствии с нашей стратегией мы намерены и в дальнейшем минимизировать объемы реализации заготовки.

Снижение объемов строительства привело к пропорциональному сокращению потребления проволоки и других метизов на российском рынке. Белорецкому металлургическому комбинату удалось частично компенсировать это падение наращиванием производства и продаж канатов для горнодобывающей и нефтегазовой отраслей промышленности.

Увеличение продаж кованых изделий на 29% вызвано переносом сроков отгрузки с конца второго квартала на начало третьего, а также сезонным ростом спроса на рынках сбыта нашего подразделения «Мечел Сервис Глобал» в Бельгии.

В энергетическом бизнесе причиной снижения объемов выработки электроэнергии на 20% по отношению к девяти месяцам прошлого года стало проведение плановых ремонтных работ на оборудовании Южно-Кузбасской ГРЭС в рамках подготовки к предстоящему осенне-зимнему максимуму нагрузок. Уменьшение выработки тепловой энергии за 9 месяцев на 3% произошло по причине завершения отопительного периода в более ранние сроки».

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989463 Павел Шиляев

ММК реализует проект по созданию индустриального парка

Индустриальный парк Магнитогорского металлургического комбината станет первым в городе. О сути проекта, его преимуществах и перспективах рассказывает генеральный директор ОАО «ММК» Павел Шиляев.

Павел Владимирович, что побудило руководство комбината принять решение о создании индустриального парка на базе ОАО «ММК»?

Эта идея не спонтанная и тщательно прорабатывалась, шлифовалась под разными углами. Была создана рабочая группа, проработавшая законодательные и технические тонкости создания индустриального парка под ключ. Причин для реализации нового проекта несколько.

Во-первых, в ОАО «ММК-МЕТИЗ» стартовала программа концентрации производства на метизной площадке. Поэтому запланирован полный переезд действующего производства с калибровочной площадки на метизную. Освободившаяся промышленная территория, помещения и вся инфраструктура станут единым периметром индустриального парка.

Во-вторых, ММК, как градообразующее предприятие, понимает необходимость развития малого и среднего бизнеса в городе, создания новых точек промышленного роста, а значит, новых рабочих мест. Индустриальный парк должен помочь предпринимателям в части предоставления производственных помещений с грузоподъёмным оборудованием и энергосетями.

Арендные ставки должны быть низкими, что очень важно малому и среднему бизнесу при создании новых производств.

Немаловажно, что реализация проекта поможет резидентам индустриального парка интегрироваться в технологическую цепочку группы компаний ОАО «ММК». Мы готовы рассмотреть возможность оказания специалистами индустриального парка помощи его резидентам во взаимодействии с органами региональной и муниципальной властей.

Подчеркну: создание индустриального парка поддержано губернатором Борисом Дубровским и главой Магнитогорска Сергеем Бердниковым.

В чём привлекательность индустриального парка для потенциальных его резидентов в сравнении с другими арендодателями города?

Индустриальные парки — отдельная и быстро развивающаяся отрасль промышленности России. Уже действуют более ста индустриальных парков в 46 регионах страны. Динамика развития отрасли показывает: потребность в создании подобного рода производственных площадок для организации новых производств, научных центров и технопарков довольно высока. Это подтверждает опыт работы таких успешных индустриальных парков, как казанский «ХимГрад», «КИП-МАСТЕР» в Набережных Челнах, челябинский «Станкомаш» и многих других.

Основной целью всех индустриальных парков, безусловно, является создание на промышленной площадке благоприятных условий резидентам для организации бизнеса. И наш индустриальный парк, кроме привлекательной арендной ставки, как раз и предлагает такие условия. Здесь имеются производственные, складские помещения с грузоподъёмным оборудованием и энергообеспечением: электроэнергией, промышленной водой, пожарно-питьевой водой, природным газом. На площадке есть развитая железнодорожная сеть, имеющая выход как на внутренний железнодорожный парк ММК, так и прямой выход на ЮУЖД.

Значит, все логистические преимущества производственной площадки бывшего калибровочного завода доступны резидентам индустриального парка?

Да. Кроме этого, в непосредственной близости располагается контейнерный двор ПАО «Трансконтейнер», через который проходит до 95 процентов всех контейнеров, приходящих на станцию Магнитогорск-Грузовой, что интересно для крупных логистических операторов.

На территории индустриального парка есть офисные помещения для организации работы управленческого персонала, оборудованные выходом в Интернет и сетями телефонии. Производственная площадка находится под охраной, организован контрольно-пропускной режим.

Ещё одно преимущество «ММК-Индустриальный парк» — в его прозрачной тарифной политике. Это позволяет предпринимателям ещё на этапе проектирования оценить эффективность реализуемого бизнес-плана. Арендная плата в большинстве случаев значительно ниже, чем у других арендодателей производственных площадей Магнитогорска: в среднем она составляет 60 рублей за квадратный метр в месяц без учёта потребляемых энергоресурсов.

Для создания комфортных условий для резидентов индустриального парка в августе 2016 года создана управляющая компания ООО «ММК-Индустриальный парк». Круг её задач — постоянная работа с резидентами: подбор помещений, максимально отвечающих требованиям резидента, заключение договоров аренды на движимое и недвижимое имущество, помощь в заключении договоров на энергообеспечение и помощь в решении вопросов по энергообеспечению производства.

В перспективных планах у управляющей компании — расширение сервисов для резидентов парка, в том числе и организация системы «одного окна». А также помощь в кооперации как между резидентами парка, так и с обществами группы ММК.

Главное с экономической точки зрения преимущество индустриального парка перед обычными арендодателями — это возможность применения налоговых льгот для его резидентов. С января 2016 года управляющие компании и резиденты индустриального парка могут пользоваться налоговыми льготами. Так, ставка налога на имущество, размещённое в индустриальном парке, для них — нулевая. Ставка налога на прибыль, полученную от деятельности, снижается на 4,5 процента. Сейчас управляющая компания «ММК-Индустриальный парк» готовит пакет документов для аккредитации в Министерстве промышленности и торговли РФ: с первого квартала 2017 года резиденты смогут пользоваться налоговыми льготами.

Есть на территории Челябинской области подобные индустриальные площадки?

Производственных помещений, которые сдают в аренду, хватает: одни из них остались на месте закрывшихся предприятий советских времён, другие образовались после реструктуризации бизнеса или сокращения производства. Но площадкой, работающей в формате индустриального парка, в Челябинской области является только индустриальный парк «Станкомаш». В ближайшее время «ММК-Индустриальный парк», пройдя аккредитацию в Минпромторге, станет вторым аккредитованным индустриальным парком в Челябинской области. Но уже сейчас есть возможность стать его резидентом: достаточно обратиться с заявкой и каждое предложение будет рассмотрено управляющей компанией.

Не станут ли челябинский и магнитогорский индустриальные парки конкурентами?

Таких опасений нет, поскольку у них абсолютно разное отраслевое направление. Дело в том, что Станкомаш сформирован по кластерному типу, основное его направление — изготовление оборудования для нефтяной промышленности.

Отраслевое направление проекта «ММК-Индустриальный парк» совсем иное. Здесь круг потенциальных резидентов состоит скорее из металлоёмких и энергоёмких производств: рядом расположен комбинат. Речь не идёт о конкуренции двух индустриальных парков, напротив, их резиденты уже выстраивают цепочку кооперационных связей.

То есть, у «ММК-Индустриальный парк» уже есть действующие резиденты?

Сегодня его периметр составляет 90 тысяч квадратных метров: из них более шести тысяч уже заняты предприятиями малого и среднего бизнеса. Это шесть компаний, работающих в разных отраслях: производство изделий из металлопроката, изготовление нестандартного оборудования, ремонт горно-шахтного оборудования и ремонт металлообрабатывающих станков, в том числе и с ЧПУ, а также сервисные компании, оказывающие услуги как компаниям группы ММК, так и другим организациям, которые могут стать резидентами индустриального парка.

Каковы перспективы его развития?

Предстоит расширение площади за счёт освобождающихся помещений с 90 тысяч до 360 тысяч квадратных метров. Затем — организация дополнительных сервисов для резидентов с применением схемы «одного окна». Ещё одна задача — создание благоприятных условий для взаимодействия и кооперации «якорных» резидентов с представителями малого бизнеса и предприятиями группы ММК. Актуально также проведение реконструкции зданий, сооружений и инженерных сетей. Также необходимо организовать работу с органами власти для предоставления еще дополнительных стимулов резидентам индустриального парка. В целом всё это повысит его привлекательность. Самое главное — проект по созданию индустриального парка уже вошёл в плоскость практической реализации. Дальнейшая перспектива — его развитие.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989463 Павел Шиляев


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989456 Виктор Рашников

Виктор Рашников встретился с Президентом России

В.Путин: Виктор Филиппович, давно у Вас не был, но знаю, что ваша группа компаний развивается, Магнитка развивается. Мы договорились, что Вы расскажете о том, что сделано за последнее время, и поделитесь планами на ближайшие перспективы.

В.Рашников: За последние пять лет мы инвестировали более четырёх миллиардов, а вообще за 15 лет (это отсчёт с того момента, когда Вы первый раз побывали у нас на комбинате в 1999 г., в должности премьера) мы инвестировали 13 млрд руб., в том числе 10 млрд руб. – непосредственно в комбинат.

Это позволило нам полностью переоснаститься, мы добавили абсолютной мощности на три миллиона тонн, но главное – мы улучшили структуру и добавили того же холоднокатаного проката в два раза с пуском стана-2000, который Вы запускали.

Добавили на 1,5 тыс. т толстого листа и закрыли всю потребность сегодня в металле для производства труб большого диаметра. Мы сегодня ничего не закупаем за рубежом, все трубы делаем только наши.

Мы увеличили производство оцинкованного проката. Если в 2002 г. мы делали всего 100 тыс. т на комбинате, то сегодня мы уже по 100 тыс.т грузим каждый месяц. То есть сегодня 1 млн 200 тыс. т мы делаем только оцинкованной продукции и ещё полимерный прокат.

В.Путин: Для автомобильной промышленности?

В.Рашников: Да, для автомобильной промышленности. Мы сегодня закрываем тоже всю потребность для российских заводов, 70 процентов делаем для АвтоВАЗа, 50 - для ГАЗа, 50 делаем для КамАЗа. Для иностранных заводов, которые сегодня у нас: это «Форд», «Фольксваген», «Рено», – мы поставляем порядка 50 тыс. т по году. «Форд» – полностью покрываем всю потребность, которую он запрашивает.

Все проекты были направлены на продукцию для внутреннего рынка, и должен сказать, что мы её увеличили. Если в 2000 г. мы делали 3,5 млн т для внутреннего рынка, то сегодня делаем 9,5 млн т, то есть на внутренний рынок мы добавили продукции на шесть миллионов.

В последние годы в среднем по реализации $1 млрд долларов зарабатываем в год и последние пять лет вышли на новые рубежи по прибыли, в среднем превышающие $400 млн в год. Всего за этот период – $4,8 млрд, очень серьёзные налоги мы сегодня платим. Этого добиться нам позволило переоснащение и строительство новых проектов.

Природоохранная деятельность: валовые выбросы мы уменьшили в 1,6 раза, удельные – в 1,9. Это серьёзные инвестиции, затраты требуются очень большие. За последние пять лет в среднем на природоохранную деятельность они составляли от 3,5 до 4 млрд руб. в год.

Списочная численность – за последние пять лет мы сократили на три тысячи число работников непосредственно на комбинате, а если взять с 2000 г., то мы сократились практически в два раза: было 36 тысяч – сейчас работает 18 тысяч. Так резко сократить численность позволило переоборудование, новые технологии, новое оборудование. По группе тоже с 60 тысяч работников ушли на 45 тысяч.

Производительность труда выросла в два раза, если в тоннах; заработная плата тоже выросла за последние пять лет в 1,5 раза, а если взять длительный период, то она вообще выросла в 10 раз: сегодня у нас средняя зарплата – 51 тысяча. Это даёт нам возможность реализовывать социальную политику – поддерживать пенсионеров, лечение, оздоровление работников, школы. Где то 1,5 млрд руб. в год мы тратим на благотворительность.

Ещё есть такой вид спорта – хоккей. Наша команда «Металлург» второй раз стала обладателем кубка Гагарина. Вы поздравляли, спасибо Вам. Мы уже пять раз становились чемпионами России, так что этот вопрос тоже смотрим. Весь этот объём позволил нам начиная от сталеплавильного производства и до проката всё практически переоборудовать, всё сделать современным и расширить сортамент.

Мы приступаем буквально с этого года к следующей программе, которая будет занимать первые пять лет, а потом следующие десятилетки: мы идём в первый передел выплавка чугуна из железной руды. Если мы до сталеплавильного производства всё сделали, то теперь начинаем от горы – от производства агломерата и до сталеплавильного производства.

Мы собираемся построить новую аглофабрику, к ней уже в этом году приступаем; заканчиваем реконструкцию стана-2500; строим агрегат цинкования, который в следующем году запустим; дальше – коксовую батарею и после этого приступаем к строительству доменной печи.

В.Путин: Это когда примерно?

В.Рашников: Доменные печи мы начнём года через четыре, аглофабрику мы в этой пятилетке построим, коксовую батарею тоже в этой пятилетке, стан-2500 тоже реконструируем в этой пятилетке. Агрегат цинкования на следующий год уже запускаем.

Это позволит полностью закрыть потребность по оцинковке у нас в России. В этом и следующем году ещё будет запускать Северсталь, и в целом этим закрываем полностью потребность в оцинкованном прокате. Инвестиции тоже будут в среднем на уровне $700 млн в год, 700–800.

В.Путин: 700 миллионов долларов в год?

В.Рашников: Да. Если сейчас взять, как я уже сказал, за 15 лет, мы 13 миллиардов проинвестировали. Были пиковые года: стан-5000 пускали и стан-2000 – тут всё более планомерно. Это позволит нам уменьшить издержки и в среднем получать ещё где то на 170–200 миллионов прибыли в год, а также сократить выбросы и увеличить заработную плату.

В.Путин: Сейчас у вас какая средняя заработная плата?

В.Рашников: Была 51 тысяча, в этом году ещё поднимаем на семь процентов, будет в среднем 55 тысяч.

В.Путин: Успехов вам. И в спорте тоже.

В.Рашников: Спасибо.

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989456 Виктор Рашников


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 ноября 2016 > № 1988128 Виктор Рашников

Встреча с председателем совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктором Рашниковым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктором Рашниковым. Обсуждались итоги работы предприятия и планы на перспективу.

В.Путин: Виктор Филиппович, давно у Вас не был, но знаю, что ваша группа компаний развивается, Магнитка развивается. Мы договорились, что Вы расскажете о том, что сделано за последнее время, и поделитесь планами на ближайшие перспективы.

В.Рашников: За последние пять лет мы инвестировали более четырёх миллиардов, а вообще за 15 лет (это отсчёт с того момента, когда Вы первый раз побывали у нас на комбинате в 1999 году, в должности премьера) мы инвестировали 13 миллиардов, в том числе 10 – непосредственно в комбинат.

Это позволило нам полностью переоснаститься, мы добавили абсолютной мощности на три миллиона тонн, но главное – мы улучшили структуру и добавили того же холоднокатаного [проката] в два раза с пуском стана-2000, который Вы запускали.

Добавили на 1,5 тысячи тонн толстого листа и закрыли всю потребность сегодня в металле для производства труб большого диаметра. Мы сегодня ничего не закупаем за рубежом, все трубы делаем только наши.

Мы увеличили [производство] оцинкованного проката. Если в 2002 году мы делали всего 100 тысяч тонн на комбинате, то сегодня мы уже по 100 тысяч грузим каждый месяц. То есть сегодня 1 миллион 200 тысяч тонн мы делаем только оцинкованной продукции и ещё полимерный прокат.

В.Путин: Для автомобильной промышленности?

В.Рашников: Да, для автомобильной промышленности. Мы сегодня закрываем тоже всю потребность для российских заводов, 70 процентов делаем для АвтоВАЗа, 50 – для ГАЗа, 50 делаем для КамАЗа. Для иностранных заводов, которые сегодня у нас: это «Форд», «Фольксваген», «Рено», – мы поставляем порядка 50 тысяч по году. «Форд» – полностью покрываем всю потребность, которую он запрашивает.

Все проекты были направлены на продукцию для внутреннего рынка, и должен сказать, что мы её увеличили. Если в 2000 году мы делали 3,5 миллиона [тонн] для внутреннего рынка, то сегодня делаем 9,5 миллиона, то есть на внутренний рынок мы добавили продукции на шесть миллионов.

В последние годы в среднем по реализации один миллиард долларов зарабатываем в год и последние пять лет вышли на новые рубежи по прибыли, в среднем превышающие 400 миллионов долларов в год. Всего за этот период – 4,8 миллиарда, очень серьёзные налоги мы сегодня платим. Этого [добиться] нам позволило переоснащение и строительство новых проектов.

Природоохранная деятельность: валовые выбросы мы уменьшили в 1,6 раза, удельные – в 1,9. Это серьёзные инвестиции, затраты требуются очень большие. За последние пять лет в среднем на природоохранную деятельность они составляли от 3,5 до 4 миллиардов в год.

Списочная численность – за последние пять лет мы сократили на три тысячи [число работников] непосредственно на комбинате, а если взять с 2000 года, то мы сократились практически в два раза: было 36 тысяч – сейчас работает 18 тысяч. Так резко сократить [численность] позволило переоборудование, новые технологии, новое оборудование. По группе тоже с 60 [тысяч работников] ушли на 45 тысяч.

Производительность труда выросла в два раза, если в тоннах; заработная плата тоже выросла за последние пять лет в 1,5 раза, а если взять [длительный] период, то она вообще выросла в 10 раз: сегодня у нас средняя зарплата – 51 тысяча. Это даёт нам возможность [реализовывать] социальную политику – поддерживать пенсионеров, лечение, оздоровление работников, школы. Где–то 1,5 миллиарда в год мы тратим на благотворительность.

Ещё есть такой вид спорта – хоккей. Наша команда [«Металлург»] второй раз стала обладателем кубка Гагарина. Вы поздравляли, спасибо Вам. Мы уже пять раз становились чемпионами России, так что этот вопрос тоже смотрим. Весь этот объём позволил нам начиная от сталеплавильного [производства] и до проката всё практически переоборудовать, всё сделать современным и расширить сортамент.

Мы приступаем буквально с этого года к следующей программе, которая будет занимать первые пять лет, а потом следующие десятилетки: мы идём в первый передел [выплавка чугуна из железной руды]. Если мы до сталеплавильного [производства] всё сделали, то теперь начинаем от горы – от производства агломерата и до сталеплавильного производства.

Мы собираемся построить новую аглофабрику, к ней уже в этом году приступаем; заканчиваем реконструкцию стана-2500; строим агрегат цинкования, который в следующем году запустим; дальше – коксовую батарею и после этого приступаем к строительству доменной печи.

В.Путин: Это когда примерно?

В.Рашников: Доменные печи мы начнём года через четыре, аглофабрику мы в этой пятилетке построим, коксовую батарею тоже в этой пятилетке, стан-2500 тоже реконструируем в этой пятилетке. Агрегат цинкования на следующий год уже запускаем.

Это позволит полностью закрыть потребность по оцинковке у нас в России. В этом и следующем году ещё будет запускать «Северсталь», и в целом этим закрываем полностью потребность в оцинкованном прокате. Инвестиции тоже будут в среднем на уровне 700 миллионов в год, 700–800.

В.Путин: 700 миллионов долларов в год?

В.Рашников: Да. Если сейчас взять, как я уже сказал, за 15 лет, мы 13 миллиардов [проинвестировали]. Были пиковые года: стан-5000 пускали и стан-2000 – тут всё более планомерно. Это позволит нам уменьшить издержки и в среднем получать ещё где–то на 170–200 миллионов прибыли в год, а также сократить выбросы и увеличить заработную плату.

В.Путин: Сейчас у вас какая средняя заработная плата?

В.Рашников: Была 51 тысяча, в этом году ещё поднимаем на семь процентов, будет в среднем 55 тысяч.

В.Путин: Успехов вам. И в спорте тоже.

В.Рашников: Спасибо.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 ноября 2016 > № 1988128 Виктор Рашников


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 29 ноября 2016 > № 1988125

Дмитрий Медведев посетил Стойленский горно-обогатительный комбинат.

Председатель Правительства осмотрел карьер горно-обогатительного комбината, принял участие в церемонии открытия фабрики окомкования, а также вручил правительственные награды работникам предприятия.

Стойленский горно-обогатительный комбинат входит в Группу НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат).

Стойленский ГОК – одно из ведущих предприятий России по производству железорудного сырья для чёрной металлургии, на его долю приходится более 15% производства товарной руды в России.

Предприятие занимается разработкой одного из самых крупных месторождений Курской магнитной аномалии. Основная продукция – железорудный концентрат, железная агломерационная руда, железорудные окатыши (один из ключевых компонентов шихты для плавки чугуна в доменном производстве).

Карьер Стойленского горно-обогатительного комбината расположен в окрестностях города Старый Оскол. Глубина карьера достигает 370 м, диаметр по поверхности – 3 км. Балансовые запасы сырья в карьере составляют: богатая железная руда — 26,6 млн т, железистые кварциты – 1,4 млрд т.

Фабрика окомкования, строительство которой велось с 2014 года, – один из крупнейших и самых современных промышленных проектов в России и Европе. Фабрика позволит на 100% обеспечить потребности Группы НЛМК в основных видах железорудного сырья. Производственная мощность составит 6 млн т окатышей в год с возможностью увеличения производительности на 20% – до 7,2 млн т окатышей в год.

Площадь фабрики составляет 22 га. На её территории расположены более 70 объектов различного масштаба и назначения, включая современные очистные установки.

Конвейерная обжиговая печь фабрики окомкования Стойленского ГОКа является одной из крупнейших в Европе. Её производительность составляет 780 т окатышей в час, полезная площадь – 768 кв. м.

С вводом фабрики окомкования в эксплуатацию создано 270 новых рабочих мест.

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии открытия фабрики окомкования:

Сегодня на Стойленском горно-обогатительном комбинате, одном из градообразующих предприятий Старого Оскола, в год его 55-летия мы открываем крупнейшую в Европе фабрику по производству железорудного сырья. Поэтому прежде всего позвольте вас сердечно поздравить с этим событием!

Это важное событие не только для группы компаний Новолипецкого металлургического комбината, но и для всей нашей металлургической отрасли, нашей промышленности. Это свидетельство того, что даже в относительно непростой экономической ситуации мы продолжаем строить заводы и фабрики, открывать новые производства, создавать новые высокоэффективные рабочие места.

Строительство потребовало весьма солидных вложений. Инвестиции за три года составили 34 млрд. Сколько строилась бы подобная фабрика лет 30–40 назад? Около 10 лет с учётом цикла строительства того периода, порядка принятия решений. А здесь три года – и такой результат. При проектировании были выбраны новые технологии, самое передовое оборудование, использованы современные системы газоочистки, энергосбережения, прогрессивная система автоматизации. Новая фабрика по производительности станет лучшей в горно-металлургическом комплексе страны и на все 100% обеспечит группу компаний Новолипецкого металлургического комбината сырьём.

Новое оборудование – это очень важно, но не менее важным является создание новых рабочих мест. На фабрике созданы действительно новые рабочие места, на них будут трудиться высококвалифицированные работники. Рассчитываем на то, что здесь будет и другая производительность труда. Это такой ориентир для металлургов и всей промышленности.

Хочу ещё раз поздравить вас с этим замечательным событием. Большое вам спасибо за ваш труд, за ваш вклад в развитие российской металлургии. Желаю новой фабрике успешной работы.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 29 ноября 2016 > № 1988125


Корея. УФО > Металлургия, горнодобыча. Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989648

YG-1 вошла в проект в «Титановой долине»

Один из крупнейших в мире производителей режущего инструмента YG-1 (Южная Корея) подписал акционерный договор в качестве мажоритарного акционера фирмы «Инструментальное производство» - резидента особой экономической зоны (ОЭЗ) «Титановая долина» (Свердловская область).

В офисе ОЭЗ «Титановая долина» со стороны российского предприятия документ подписали соучредители Михаил Зайцев и Сергей Ушаков, со стороны корейской компании - ее основатель Хокьюн Сонг.

«Инструментальное производство» получило статус резидента ОЭЗ «Титановая долина» осенью 2016 года. Фирма намерена построить завод по производству высокопроизводительного режущего инструмента для фрезерования труднообрабатываемых материалов: титановых и жаропрочных сплавов, нержавеющих сталей, композиционных материалов (углепластики, стеклопластики).

«Компания YG-1 является одним из 5-ти крупнейших производителей режущих инструментов, экспортирует продукцию в 74 страны мира, В настоящее время YG-1 имеет 23 предприятия по всему миру, в том числе в Японии, Китае, Германии, Франции и Канаде. Как и планировалось ранее, в «Титановой долине» будет выпускаться инструмент под торговой маркой Minicut», — заявил Хокьюн Сонг.

Построить и запустить производство в эксплуатацию планируется в течение 2017 г.

«Вхождение YG-1 в проект «Инструментального производства» имеет большое значение для «Титановой долины» и для Свердловской области. Во-первых, по масштабу и статусу корейскую компанию можно сравнить с Toyota, только в сфере производства режущего инструмента. Во-вторых, это импортозамещающий проект: это будет первое в России производство востребованного на рынках судо- и авиастроения инструмента Minicut», — отметил генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов.

Корея. УФО > Металлургия, горнодобыча. Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989648


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989643

Резиденты Сколково успешно поработали на «Металл-Экспо 2016»

Международная промышленная выставка «Металл-Экспо» в Москве - один из ведущих форумов металлургов. Как рассказал Павел Морозов, руководитель направления потребления энергоресурсов кластера энергоэффективных технологий фонда Сколково, выставка служит местом профессионального общения представителей металлургических и сервисных компаний, производителей оборудования для металлургической промышленности. В этом году на ВДНХ собрались представители 530 компаний из 32 стран – металлургических и трубных предприятий, дистрибьюторов, машиностроителей, поставщиков оборудования и материалов для всех стадий производственного цикла в черной и цветной металлургии и в сопутствующих отраслях. За четыре дня работы через выставку прошло 27 тыс. посетителей. Столь представительный форум служит перспективным каналом связи разработчиками из Сколково и их потенциальными клиентами, отметил Павел Морозов.

Он свидетельствует: «Стенд фонда, на котором были представлены около десятка компаний из двух кластеров - энергоэффективных технологий и ядерных и новых производственных технологий и материалов - не оставался пустым ни на минуту; разработки наших компаний пользовались большим интересом у отраслевой аудитории».

В выставке участвовали такие сколковские компании, как Трубметпром (высокоскоростная инновационная установка по очистке металлургического проката от технологических смазок), Автостанкопром (многофункциональное функциональное покрытие «Эпилам»), Ультракрафт (автоматические бесконтактные диагностические системы определения дефектов в горячем прокате и измерения геометрических параметров продукции), НПЦ «Технологии минеральных покрытий» (новая технология формирования минеральных покрытий для деталей больших размеров для экстремальных условиях эксплуатации), Руселф-Рециклинг (инновационная технология безотходной переработки солевых алюминиевых шлаков с получением сульфата алюминия) и др.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989643


Турция. СКФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989642

В Дагестане открылся новый завод металлоконструкций

Состоялась торжественная церемония ввода в эксплуатацию завода по изготовлению металлоконструкций, построенного турецкой компанией Almar Kaspian в Дагестане. Сырье и материалы для производства будут закупаться у ведущих российских металлопроизводителей, сообщила пресс-служба правительства Дагестана.

Первый заместитель председателя правительства Дагестана Рамазан Алиев отметил, что предприятие построено в рамах реализации первого этапа инвестиционного проекта Дагестана «Организация судоремонтного и судостроительного производства и изготовление строительных металлических конструкций».

«Сегодняшнее мероприятие является знаковым событием для дальнейшего развития взаимоотношений между Дагестаном и Турцией. С самого начала реализации проекта правительство Дагестана сопровождало его, было подписано соглашение с компанией. Постановлением правительства республики проекту был присвоен статус приоритетного для Дагестана, что дает возможность получить в ближайшие 5 лет освобождение от уплаты налога на имущество организации и налога на прибыль в части, зачисляемой в республиканский бюджет.

В реализацию проекта уже вложено инвестиций на общую сумму более 360 млн руб. По мере его развития будут также проводиться новые инвестиции. Ожидаемые налоги в республиканский бюджет – примерно 14 млн руб. ежегодно. С учетом развития производства создано на сегодня 75 рабочих мест, средняя заработная плата рабочих будет составлять более 25 тыс. руб.», – сообщил Рамазан Алиев.

Он рассказал, что в сферу деятельности компании входит производство стальных и металлоконструкций, необходимых при строительстве домов, спортивных и промышленных комплексов, дорог, тоннелей, мостов, портовых и морских сооружений. Помимо этого, завод будет выполнять функцию центра по обеспечению обработки металлоконструкций для оптовых покупателей, осуществлять экспортные операции по поставке продукции на зарубежные предприятия.

«Это очень важно для республики, поскольку именно сегодня в рамках развития приоритетного проекта развития Дагестана «Новая индустриализация» создаются все предпосылки и условия для развития производственной сферы в селах и городах Дагестана», – отметил Рамазан Алиев, пожелав предприятию дальнейшего развития и расширения.

Генеральный директор Almar Kaspian Явуз Алайбейоглу выразил слова благодарности руководству Дагестана, министерству промышленности и торговли и администрации района за оказанную поддержку при реализации проекта.

«Даст Бог, завод принесет пользу Дагестану и Турции и в скором времени состоится открытие второго этапа нашего совместного проекта», – подчеркнул он.

Турция. СКФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989642


Россия > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 23 ноября 2016 > № 1985596

 ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ СОВЕТСКИХ ГЕОЛОГОВ

Советские геологи первыми в мире создали геологическую карту территории, равной одной шестой части земли, территории Советского Союза

Виталий Овчинников

ЕЩЕ ОДНО ЧУДО СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Профессия геолога была одной из самых уважаемых и нужных профессий в Советском Союзе. Геологов не брали в армию даже в ВОВ..

Ты уехала в знойные степи,

Я ушёл на разведку в тайгу.

Над мною лишь солнце палящее светит,

Надо тобою лишь кедры в снегу

***

Сырая тяжесть в сапогах,

Роса на карабине.

Кругом тайга, кругом тайга

И мы посередине

***

Все перекаты, все перекаты,

Послать бы их по адресу.

На это место уж нету карты,

Плыву опять по абрису.

***

Песни геологов

ВСТУПЛЕНИЕ

Моя молодость была связана с геологией. Я имею «корочки» геолога коллектора и мастера буровых работ, которыми очень и очень дорожу. Сразу после окончания школы я уехал с геологической партией в Якутию, где проработал несколько лет, а потом по направлению от Якутской краевой геологической экспедиции я поступил в МГРИ, самый лучший в мире геологоразведочный институт. Он располагался тогда в трех старинных зданиях, размещенных в самом центре Москвы, прямо напротив здания манежа.

В этом институте я проучился несколько лет. Учился с удовольствием. Но с четвертого курса мне пришлось уйти. И не просто уйти, а уйти с треском. Да еще коренным образом поменять дальнейшую свою жизнь. Я оставил геологию и ушел в монтаж. Монтаж ракетных систем на полигоне Байконур. Естественно, что не сам. Меня устроили туда по великому блату. Устроил отец одного моего друга студента сокурсника. По его просьбе. И его отец помог мне.

А институт я закончил уже потом, к тридцати пяти годам своей жизни. И институт этот оказался машиностроительным, да еще, заочным. И по специальности, абсолютно не имеющей никакого отношения к геологии. Я стал инженером сварщиком. Но геология, как первая любовь, никак не забывается. У меня дома великолепная коллекция минералов, собранная со всех концов Союза. Мной собранная и моими бывшими сокурсниками, с которыми я долго поддерживал дружеские отношения. Но после развала Союза все эти связи потихонечку сошли на нет.

А Советское геологоразведочное производство страны, бывшее в свое время лучшим в мире и имеющее свое отдельное Министерство с численностью работающих в нем свыше трех миллионов человек, разрушено полностью и окончательно. Даже областных органов геологии в стране не осталось. Основная масса Российских геологов с высшим геологическим образованием перебралась за границу.

Когда-то Советская власть выдвинула лозунг – «Кадры решают все!» Это было время индустриализации страны, когда страна напоминала одну гигантскую стройку. И стране понадобились специалисты самых разных, порой даже немыслимых ранее профессий. И Советская власть, руководство страны, в кротчайшие сроки сделала невозможное! Они создали десятки тысяч ВУЗов, техникумов и профессиональных училищ, в которых готовили нужные стране профессиональные кадры, нужные специалисты! И как готовили! До сих пор за рубежом о Советских специалистах говорят с громаднейшим уважением.

Именно тогда и был создан знаменитейший на весь мир МГРИ имени Серго Орджоникидзе. Именно тогда и развернулись обширные работы по и изучению геологического строения недр Советской страны. И начали составляться геологические карты ее отдельных районов, а затем и всей территории СССР, по которым можно было не только изучать, но даже прогнозировать наличие тех или иных месторождений полезных ископаемых в различных районах страны.

А все студенты страны свои летние каникулы старались поработать в многочисленных геологоразведочных экспедициях Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Крайнего севера в качестве поисковых рабочих, помощников бурового мастера или коллекторов геологоразведочных работ. И деньги хорошие зарабатывали, и романтики с комарами и мошкой глотали по уши! А вечерние посиделки в тайге у костра с душевными разговорам и геологическими песнями под гитару оставались памятными до конца их дней.

СОВЕТСКАЯ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТОГРАФИЯ

К геологоразведочным работам относят комплекс различных специальных геологических и других работ, которые производятся для обнаружения и подготовки к промышленному освоению месторождений полезных ископаемых. Включают в себя изучение строения земных недр и земной поверхности определенной территории, закономерностей размещения полезных ископаемых и условий их бразования, особенностей строения, вещественного состава месторождений полезных ископаемых с целью их прогнозирования, поисков, установления условий залегания, предварительной и детальной разведки, геолого-экономической оценки и подготовки к промышленному освоению.

Одним из основных видов геологоразведочных работ является разработка и составление геологических карт, как отдельных районов, так и всей страны.

Геологическая карта — карта, отображающая на топографической основе, геологическое строение определенного участка внешней поверхности земной коры. На геологической карте изображается распределение на земной поверхности различных горных пород. Геологические карты составляются в ходе полевых съёмок геологов и камеральными методами с широким привлечением данных бурения, геофизических материалов, результатов аэрокосмического зондирования. Эти карты используют, главным образом, для прогноза и разведки полезных ископаемых, оценки условий освоения территорий, строительства, охраны недр. Венцом геологического исследования страны является составление геологической карты.

И первая геологическая карта Советского Союза появилась еще в 1937 году в масштабе 1 : 5 000 000 (главный редактор Д. В. Наливкин). Но она еще содержала «белые пятна» на севере, северо-востоке страны в Средней Азии.. Однако составление такой карты для одной шестой части земного шара явилось выдающимся мировым достижением. Ни одна крупная страна мира, включая США и Канаду подобных геологических карт не имела.

Создание обобщающих геологических работ для всей территории Советского Союза и многих ее регионов в это время было затруднено тем, что участки сплошных съемок были еще значительно изолированы друг от друга и результаты во многих случаях были трудно сопоставимы.

Широкие возможности для обобщений открылись на следующем этапе геологического изучения страны, связанном с организацией в 1939 г. центральной геологической службы СССР — Комитета по делам геологии, а затем и Министерство геологии СССР со своими отделениями по всем областям и районам страны. Поэтому геологические исследования и картирование развернулись с особой целеустремленностью и с нарастающими темпами.

Рост геологической изученности страны позволил приступить с 1954 г. к капитальному труду — к созданию полной геологической карты территории всего Советского Союза. Она издается в виде серий (более 100), включающих несколько тысяч листов карт разного геологического содержания.

В объяснительных записках к листам, на фоне характеристики геологического строения и полезных ископаемых территории дается анализ ее структурных и других особенностей, закономерностей образования и размещения полезных ископаемых в зависимости от геологических факторов, экономическая характеристика районов, их перспективы в отношении полезных ископаемых и намечаются пути дальнейшего, более детального изучения.

Ничего подобного не было разработано ни в одной крупной стране мира, ни в США, ни в Канаде, ни в Европе, ни в Австралии, не говоря уж про Китай, Индию и Южную Америку. СССР и здесь оказался первым в мире, и до сих пор страна пользуется старым заделом Советской геологической картографии.

PS Есть старая истина жизни и процветания каждого государства: Она проста! Чтобы процветать, страна должна развиваться. А чтобы развиваться, стране нужны минеральные ресурсы. Но ресурсы находятся в недрах земли. И для поиска этих ресурсов нужны люди особой профессии, профессии инженеров геологов. Потому что для такой огромной по просторам страны, как Россия, вопрос поисков ресурсов становится первоочередным.

Эту истину понимали Советские руководители, Нынешние руководители России ее совсем не берут во внимание. Для них ресурсами являются лишь ценные бумаги и доллары в зарубежных банках. Значит, вопросы развития России их совсем не интересуют. Отсюда вывод – нынешних руководителей России надо менять.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 23 ноября 2016 > № 1985596


Россия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977383 Николай Бортников

«Прогноз знаменитого фантаста Жюля Верна о том, что на дне океана залегают руды меди, цинка, свинца и золота, которые достаточно легко добывать, может сбыться», — считает академик РАН Николай Бортников.

На президиуме РАН во вторник он рассказал о рудообразующих системах океанического дна. В Мировом океане были обнаружены так называемые сульфидные постройки — гидротермальные источники, из жерл которых вырывались частицы минералов (черные курильщики). Оказалось, что они образуют буквально залежи цветных металлов на глубинах до 5 км. Освоение руд на дне океана — считают ученые — стратегическая задача XXI века.

«Перспективы сульфидных залежей на дне океана недооценены», — пояснил ИА REGNUM академик Бортников, отвечая на вопрос о возможности использования океанических руд.

«В ближайшее время их вряд ли можно будет использовать, — подчеркнул он. — Мы должны надеяться на то, что обнаружим большее скопление руд, чем сейчас. А потом у нас нет другого выбора: металлы на суше, которые мы добываем, расходуются со страшной скоростью: каждые 20 лет добыча металлов увеличивается вдвое. Поэтому взоры обращаются к мировому океану, где содержится значительное количество металлов, которые будут добываться в будущем».

— Значит ли это, что это металлы с морского дна — реальность, а не миф?

«Пока истории этих исследований только 40 лет. И только несколько полей разведаны по-настоящему — с бурением, оценкой запасов и т.д. Эти оцененные запасы, конечно, меньше, чем, предположим, на Урале. На суше 14 млрд тонн колчеданных руд, из которых добывается свинец, медь, цинк, золото и серебро, а в океане пока разведано 50 млн тонн. Так что пока больше надежд».

— Когда это может быть востребовано?

«В настоящее время разработаны технологии добычи этих руд, их обогащения и получения металлов. Японцы уже были готовы добывать их 10 лет назад. Только падение цен на металлы это остановило. Есть другая проблема — с этими «постройками» (сульфидными) связана необычная фауна, экосистемы, существующие не за счет фотосинтеза, как мы, а за счет хемосинтеза. Если эти «постройки» будут разрушаться, то мы погубим эту экосистему. Пока правовые условия разработки этих руд не установлены. Но есть месторождения в экономических зонах некоторых стран, которые уже разведаны и готовы к эксплуатации».

— У нас есть проблемы в сфере минерально-сырьевой базы, о чем говорят в последнее время, не так все хорошо в геологоразведке, как во времена СССР и т.д. Что Вы думаете?

«Это проблема непростая, ее освещают по-разному. На территории нашей страны содержатся колоссальные запасы руд всяких металлов, может быть, за исключением хрома и алюминия (бокситов). Но эти руды достаточно бедные, труднообогатимые, расположены в труднодоступных районах. Всё это удорожает их добычу, месторождения оказались неконкурентоспособными с теми, которые известны в других странах. В принципе, если говорить о запасах металлов, в нашей стране этой проблемы не существует. Это проблема чисто экономическая».

В своем докладе Николай Бортников отметил также, что известные сульфидные постройки связаны с происходящей «здесь и сейчас» гидротермальной активностью, но существуют неактивные залежи, обнаружение которых требует значительных технических разработок и финансовых затрат. Причем сколько таких залежей — никто не знает. Крупные месторождения могут быть перекрыты осадками или поздними лавами, поэтому до сих пор не выявлены. Так что станут ли вновь образующиеся руды источниками стратегических металлов, способных обеспечить устойчивое развитие высокотехнологичных отраслей в перспективе, способна ли наша планета «производить» в своих недрах руды и в будущем — на эти вопросы еще предстоит ответить.

Елена Ковачич

Россия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977383 Николай Бортников


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 9 ноября 2016 > № 1971566 Александр Скорняков

Мы не сторонники «почивания на лаврах»

Легендарный Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ) является крупнейшим в России производителем различных видов продукции из крылатого металла. О том, для чего лидеру алюминиевой индустрии участие в выставке «Металл-Экспо 2016», как он чувствует себя на нестабильном рынке и как продвигается создание нового прокатного комплекса, рассказал президент управляющей компании Алюминиевые продукты Александр Скорняков.

КУМЗ каждый год участвует в выставке «Металл-Экспо». Казалось бы, какой смысл такому известному предприятию, как КУМЗ это делать, ведь его знает едва-ли не каждый потребитель алюминиевого проката в России? Какова отдача для КУМЗа от участия в «Металл-Экспо»?

Действительно, КУМЗ на протяжении всей своей многолетней истории был и продолжает оставаться ведущим предприятием в российской отрасли производства алюминиевых полуфабрикатов, поставляющим свою продукцию всем крупнейшим отечественным предприятиям высокотехнологичных отраслей промышленности.

Для любого предприятия важно не только достичь заданную планку успешности и узнаваемости, но и сохранить полученный результат, стремиться к дальнейшему развитию и расширению, что зачастую является задачей более сложной и комплексной. Исходя из этого принципа, мы не сторонники «почивания на лаврах». Для нас важно «держать руку на пульсе» своей отрасли: отслеживать тенденции ее развития, поддерживать связь с нашими заказчиками и оперативно реагировать на изменения их потребностей и ожиданий, владеть информацией о положении и действиях наших конкурентов, выстраивать сбытовую политику предприятия с учетом мнения наших дистрибьюторов. Все это в совокупности позволяет КУМЗу неизменно соответствовать статусу современного высокоэффективного производителя.

Носящая статус международной, выставка «Металл-Экспо» является одним из ресурсов для достижения обозначенной выше цели. Нами максимально эффективно используются предоставляемые выставкой возможности: на стенде КУМЗа мы информируем о текущей деятельности предприятия, ходе реализации новых проектов, проводим многочисленные встречи и переговоры с нашими партнерами и заказчиками, обмениваемся мнениями с экспертами, принимаем участие в организуемых в ее рамках круглых столах и конференциях.

Исходя из получаемого объема информации, ее практической ценности и применимости, результативность участия в выставке для нас на данный момент оценивается как высокая.

Сегодня на отечественном рынке алюминиевых полуфабрикатов наблюдается стагнация, спрос слабоват. Как идут дела на Вашем предприятии? Не намерены Вы пересмотреть план производства на текущий год в сторону снижения?

Безусловно, мы наравне со многими отечественными промышленными предприятиями ощущаем значительное негативное влияние общемирового экономического спада. Отмечу, что снижение спроса присутствует не только на отечественном рынке алюминиевых полуфабрикатов. Данная тенденция в 2016 г. сохраняется и на международном уровне. Некоторые отрасли промышленности, заинтересованные в поставках нашей продукции, до сих пор не могут восстановиться после резкого спада в 2015 г. и показывают лишь незначительную динамику роста, что, несомненно, отражается и на нас – отсутствуют ранее освоенные рынки сбыта.

В сложившихся условиях, конкуренция за снижающийся спрос становится более жесткой. Мы используем все доступные на сегодняшний день возможности для максимального привлечения заказов на КУМЗ и по результатам 10 месяцев текущего года констатирую, что плановая годовая производственная программа предприятием в целом выполняется и ее пересмотра в сторону снижения не будет.

В прошлом году КУМЗ запустил первую очередь нового прокатного комплекса. Как идет строительство второй очереди? Ее запуск состоится, как и планировалось, в 2017 г.?

Строительство на КУМЗе второй очереди нового прокатного комплекса – цеха горячего проката и термической обработки – идет в соответствии с установленным графиком. Завершение пуско-наладочных работ и последующий запуск нового оборудования в эксплуатацию запланированы, как и было анонсировано нами ранее, на 2017 г

Каковы планы по развитию производства и сбыта продукции КУМЗа после окончания проекта строительства прокатного комплекса?

Продукция нового прокатного комплекса уникальна по всем характеристикам и открывает нам возможности по выходу на новые рынки сбыта, где раньше наше присутствие не представлялось возможным по причине наличия ряда ограничений, обусловленных повышенными требованиями заказчиков. Производственные мощности Прокатного комплекса в совокупности с действующими кузнечным и прессовым производствами, позволяют КУМЗу нацеливаться на комплексные поставки своей продукции, позволяющие в полном объеме и более качественно удовлетворять потребности предприятий во всем спектре требуемых алюминиевых полуфабрикатов.

Дополнительные производственные мощности прокатного комплекса влекут увеличение и производственных планов, и планов продаж, что требует от нас больших усилий по продвижению нашей продукции, ориентации производства под требования рынков, привлечения новых партнеров и заказчиков. Совместная работа производственной и коммерческой служб КУМЗа в данном направлении ведется уже длительное время и на сегодняшний день уже позволяет прогнозировать перспективные объемы заказов и рынки сбыта.

Несомненно, в первую очередь, КУМЗ, как стратегически важный поставщик, ориентируется на потребности внутреннего рынка и уже затем, по остаточному принципу, загружает свои производственные мощности продукцией для экспортного направления.

Более детально с продукцией КУМЗа можно ознакомиться на стенде 1D06 на 22-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо 2016» (павильон №75 ВДНХ, Москва).

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 9 ноября 2016 > № 1971566 Александр Скорняков


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971612 Сергей Фролов

Радикальные инвестиции ПМХ

В рамках обновленной стратегии развития Промышленно-металлургического холдинга (ПМХ) акционеры приняли несколько радикальных решений, касающихся инвестиционных проектов. Подробнее о ходе реализации проектов в интервью выставочной газете Metal Expo News рассказал Сергей Фролов, вице-президент по стратегии и коммуникациям ПМХ.

Сергей Владимирович, как прошел для вас 2016 г.? На какие показатели по выпуску и продаже чугуна и кокса планирует выйти компания?

Год еще не закончился, и мы активно работаем. Тем не менее уже видим предварительные результаты, и они позитивны. По производству чугуна в 2016 г. Промышленно-металлургический холдинг рассчитывает выйти на уровень 2,27 млн т. Это самый высокий показатель за последние семь лет, на 10% больше, чем выплавлено в 2015 г. Никогда до сих пор Тулачермет не производил такого объема чугуна, используя только две печи. Планируем произвести 2,84 млн т металлургического кокса 6%-ной влажности — на 4% больше, чем в 2015 г. Отмечу, что по коксу наши производственные мощности в течение года были загружены на 100%. Более того, технология производства кокса доведена до абсолютной эффективности — время коксования угля сведено к минимуму. Это позволило поставить несколько месячных рекордов по производству. Учитывая очень хорошую конъюнктуру цен на кокс на мировых рынках во второй половине года, мы порадуем своих инвесторов финансовыми результатами ПМХ за полугодие и за весь 2016 г.

Планируете ли освоить выпуск новых марок литейного и передельного чугуна?

Тулачермет выпускает исчерпывающую линейку как передельных, так и литейных чугунов. Расширять ее не планируем. Если вдруг рынку потребуется большой объем какой-либо марки чугуна, которую мы не производим (что довольно сложно представить), то мы, разумеется, освоим ее выпуск в короткие сроки.

Какую часть выплавляемого чугуна Тулачермет экспортирует? Как меняется география поставок предприятия?

Традиционно ПМХ экспортирует основную часть чугуна, производимого ПАО «Тулачермет». По итогам года доля экспорта не изменится — будет вывезено за рубеж 89% чугуна. География поставок также существенно не изменилась. Так как ПМХ имеет репутацию надежного поставщика продукции высокого качества, у нас сбалансированная и устойчивая клиентская база. Наши потребители очень лояльны к компании. А мы, в свою очередь, выдерживаем баланс между трейдерами и конечными потребителями нашей продукции, благодаря чему получаем широкое пространство для торгового маневра и планирования продаж на долгосрочный период.

Насколько чугун конкурентоспособен в отношении лома на внутреннем рынке?

Эти виды сырья не являются товарами-заменителями с учетом их металлургической ценности. В нормальных рыночных условиях они дополняют друг друга как в электросталеплавильном, так и в литейном производстве. Товарный чугун потребляется в первую очередь при выплавке качественной стали и производстве литых изделий. Чугун служит источником чистого железа для разбавления вредных примесей, приходящих в шихту вместе с ломом. Таким образом, не совсем корректно говорить о конкуренции этих ключевых сырьевых компонентов. Вместе с тем в случае большого дефицита металлолома чугун может эффективно его заменять. Так как на российском рынке прогнозируется дефицит товарного лома, связанный с сокращением ломосбора, а также с повышением цены на него по причине роста издержек по его извлечению и переработке, потребность в товарном чугуне в долгосрочной перспективе будет расти.

Тулачермет последовательно снижает долю закупок железной руды у Лебединского ГОКа. Это связано с желанием диверсифицировать поставщиков или с какими-то другими причинами?

В 2016 г. портфель заказов ПМХ по чугуну состоял из марок, для производства которых требовался определенный состав шихты. Для формирования необходимого состава часть железорудного концентрата с определенными характеристиками закупалась у третьих лиц, в частности, на Лебединском ГОКе. Во второй половине года портфель заказов, который сформировали наши клиенты, сместился в сторону марок, для производства которых требовалось меньше стороннего сырья.

Каких результатов удалось добиться компании в сырьевом сегменте — добыче железной руды, угля и выпуске их концентрата? Какие инвестиционные проекты запланированы на ближайшие годы в этом сегменте?

Наши коллеги по металлургической отрасли называют год непростым, но для ПМХ он завершается достаточно позитивно. По предварительным расчетам, добыча коксующегося угля увеличится на 16% — до 2,2 млн т (в 2015 г. мы добыли 1,89 млн т). Производство угольного концентрата планируем нарастить на 19,5% — до 2,63 млн т (в 2015 г. было 2,2 млн т). По добыче железной руды и производству железорудного концентрата пока остаемся на прежних уровнях — 4,97 млн и 2,22 млн т соответственно.

В рамках обновленной стратегии развития ПМХ акционеры приняли несколько радикальных решений, касающихся инвестиционных проектов холдинга. Во-первых, мы перенесли запуск первой очереди строительства шахты им. С.Д. Тихова мощностью 1,5 млн т коксующегося угля дефицитной в России марки 2Ж на I полугодие 2017 г. Во-вторых, принято решение сократить сроки строительства второй очереди шахты «Бутовская» (пласт «Кумпановский») и начать добычу уже в августе 2017 г., увеличив тем самым совокупную добычу по шахте на 79% — до 3,9 млн т в год. В-третьих, на 2017 г. запланирован ввод установок флотации на ЦОФ «Березовская», которые увеличат производительность по угольному концентрату. В 2019 г. должен быть введен в эксплуатацию второй горизонт железорудной шахты на комбинате КМАруда.

ПМХ завершает глобальный цикл инвестиционной активности, направленной на вертикальную интеграцию и самообеспеченность сырьем. Основные финансовые вложения уже осуществлены, и сейчас ключевые проекты подходят к фазе окупаемости, что, несомненно, порадует наших партнеров и кредиторов. В дальнейшем мы намерены сконцентрироваться на относительно небольших точечных инвестициях и на повышении эффективности работы холдинга в целом.

В 2017 г. будет запущена первая очередь шахты им. С.Д. Тихова. Где планируете реализовывать ее продукцию, учитывая, что мощности шахты «Бутовская» и участка «Коксовый» практически полностью покрывают мощность ЦОФ «Березовская» (3 млн т)?

Пока мы планируем обогащение угля шахты им. С.Д. Тихова на сторонней обогатительной фабрике. Во-первых, это экономически выгоднее с точки зрения логистики, чем обогащать уголь на ЦОФ «Березовская» (договоренности с обогатительной фабрикой достигнуты). Во-вторых, «Березовская» действительно работает на пределе мощности. Тем не менее после модернизации и установки нового оборудования с 2017 г. объем переработки угля на ЦОФ «Березовская» возрастет до 4 млн т. В 2017 г. рассчитываем произвести 640 тыс. т концентрата из угля шахты им. С.Д. Тихова. 476 тыс. т пойдет на ПАО «Кокс», снизив потребление угольного концентрата, который пока закупается у третьих лиц. Оставшиеся 164 тыс. т будут реализованы на внешнем рынке. Объем небольшой, марка угля, добываемая на шахте им. С.Д. Тихова, дефицитная (2Ж), поэтому никаких проблем с продажей не будет. Снижение закупок угля на стороне и цены на концентрат данных марок также положительно отразятся на финансовых показателях ПМХ.

В какой стадии находится реализация проекта строительства Тулачермет-Стали?

Строительство идет в соответствии с графиком. В комплекс войдет конвертер 160 т, двухпозиционная установка печь-ковш, двухкамерный вакууматор, шестиручьевая МНЛЗ, нагревательные печи, два среднесортных прокатных стана и проволочный блок. Проектная мощность по жидкой стали и прокату — 1,5—1,8 млн т в год при номинальной мощности 2 млн т в год. Фактический объем производства будет зависеть от продуктового и размерно-марочного сортамента, который можно варьировать очень гибко. Основной сортамент — конструкционный сорт для машиностроения (круг, квадрат, шестигранник, полоса из легированных марок стали, спецпрофили).

Сегодня на строительной площадке Тулачермет-Стали продолжается монтаж нагревательной печи прокатного стана и конвертера SMS group. На предприятие уже прибыли представители компаний — поставщиков оборудования для литейно-прокатного комплекса (ЛПК). До конца года в Тулу приедут еще несколько специалистов шеф-надзора SMS group. В ближайшее время начнется отгрузка прочего оборудования кислородно-конвертерного цеха. ЛПК будет запущен в IV квартале 2017 г.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971612 Сергей Фролов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter