Всего новостей: 2498641, выбрано 503 за 0.156 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 26 февраля 2013 > № 777544

Американский реванш. Сланцевая газовая революция возродит американскую металлургию

По оценкам аналитиков World Steel Association (WSA), металлургическая отрасль США постепенно выходит из кризиса. По итогам 2012 года производство стали в стране выросло по сравнению с предыдущим годом на 2,5%, достигнув 88,6 млн. т. США продолжают стабильно удерживать третью позицию в рейтинге крупнейших производителей стали в мире вслед за Китаем и Японией. В ближайшие годы Америка может стать одним из лидеров по темпам роста потребления металла. В текущем году этой стране, как прогнозируют в WSA, понадобится 99,5 млн. т стали, или 92% от объёма 2007 года.

По мнению специалистов американской информационной и маркетинговой компании PR Newswire, подготовившей отчет «Прогноз развития сталелитейной отрасли США до 2015 года» ("US Steel Industry Outlook to2015"), тенденция роста американской металлургии после кризиса обозначилась еще в 2011 году, по итогам которого производство стали в стране выросло на 7%, а потребление – на 11%. В прошлом году темпы роста несколько замедлились, однако, по оценкам аналитиков PR Newswire, положительная тенденция сохранится и в ближайшей перспективе, прежде всего, благодаря посткризисной стабилизации ситуации в таких секторах, как строительство, машиностроение и автомобильная промышленность, где потребление металла в последнее время стремительно увеличивается.

По прогнозам экспертов другой американской исследовательской компании SBI Reports, среднегодовые темпы роста сталелитейной отрасли США в период с 2015 по 2022 годы составят 3,6%. По их данным, из принятого американским правительством в 2010 году общего пакета мер по стимулированную национальной экономики на сумму порядка $780 млрд., примерно 15% будет потрачено на возведение объектов инфраструктуры.

С оценками экспертов PR Newswire и SBI Reports в целом согласны и аналитики международного рейтингового агентства Standard & Poor’s. Они тоже прогнозируют увеличение спроса на сталь в США в связи с постепенной стабилизацией и ростом экономики в стране, в частности с увеличением уровня потребления в таких секторах, как автомобилестроение, производство оборудования и бытовой техники. Кроме того, расширился спрос на стальную продукцию и в нефтегазовой отрасли США. О постепенном выходе американской металлургии из кризиса говорит и тот факт, что в 2012 году США увеличили экспорт стали по сравнению с 2011 годом на 2,2%, до 13,7 млн. т – это новый рекорд после последнего пикового результата, достигнутого в 2008 году.

«Экономические перспективы США в настоящее время оцениваются вполне позитивно – безработица сократилась, потребительская уверенность растет. Спрос на стальную продукцию со стороны конечных пользователей, в том числе автомобильной, энергетической и горнодобывающей промышленности продолжает устойчиво расти. Есть признаки восстановления и в строительной области, хотя в данном секторе тенденции роста пока не слишком очевидны», -- указывается в отчете британской консалтинговой компании MEPS.

Тем не менее, как утверждают большинство экспертов, американским металлургам пока не удалось избавиться от главной проблемы, стоящей не только перед американской, но и перед глобальной сталелитейной отраслью. Речь, в частности, идет об избытке мощностей и избыточном предложении металла. В последнее время увеличивается импорт стали на и без того перенасыщенный стальной продукцией американский рынок, что, наряду с укреплением доллара, стимулирующим импорт, может привести к дальнейшему обвалу цен. Вовсе не способствуют оздоровлению ситуации в металлургической отрасли США замедление темпов экономического развития в Китае, кризис суверенных долгов и экономические проблемы в еврозоне. Это вызывает у многих экспертов сомнение в том, что американцы способны избежать новой рецессии.

Кроме того, как указывают многие аналитики, на сегодняшний день не до конца понятно, насколько серьезный ущерб американскому рынку стали может нанести продажа крупных металлургических активов в США. Речь, в частности, идет о компании RG Steel, объявившей о банкротстве в июне прошлого года и продавшей затем с аукциона все три своих крупнейших металлургических завода, приобретенных в 2011 году у Severstal North America. Комбинаты Sparrows Point, Wheeling и Warren Steel совокупной мощностью около 7,5 млн. т стали в год, купленные RG Steel за $1,2 млрд., ушли с молотка за общую сумму в $119 млн., что составляет менее 13% от объема задолженности рухнувшей компании. Сегодня идут торги по заводу ThyssenKrupp в штате Алабама, но чем они закончатся, прогнозировать пока никто не берется.

Не лучшим образом обстоят дела и у четверки ведущих сталелитейных компаний США – Nucor, AK Steel, USSteel и Steel Dynamics. Все они еще не до конца оправились от того нокдауна, в который попали четыре года назад, когда полностью рухнул американский рынок недвижимости. Сегодня несколько лучше дела обстоят, пожалуй, уNucor, поскольку ассортимент стальной продукции и услуг у этой компании несколько шире. Она, в частности, выпускает прокат для строительства скоростных магистралей, мостов, аэропортов, стадионов, объектов коммунального хозяйства, резервуаров, хранилищ и др.

Впрочем, как утверждает Марк Миллет, президент и генеральный директор Steel Dynamics, уровень активности на американском рынке коммерческой недвижимости пошел вверх в августе прошлого года, и эта тенденция в той или иной мере сохраняется и по сей день. Это, по его мнению, дает основание полагать, что в ближайшем будущем ситуация на этом рынке улучшится. Миллет указывает, что подобный подъем будет характерен, прежде всего, для южных и западных штатов.

Новая газовая революция

Тем временем, в промышленных кругах США сегодня все чаще звучит мнение о том, что возрождению американской металлургии будет способствовать «революция в секторе добычи сланцевого газа», которая способствует реиндустриализации страны. Вслед за нефтехимическими компаниями американские металлурги начинают вкладывать деньги в строительство инновационных предприятий, использующих дешевый сланцевый газ для производства стали. Американская «сланцевая» революция не только вернула к жизни национальные химические компании и позволила вновь начать разговоры о полной энергетической самодостаточности, но и смогла привлечь инвестиции, которые могут возродить сталелитейную промышленность страны.

Так, в заявлении австрийской сталелитейной корпорации Voestalpine AG от 19 декабря прошлого года сообщается о том, что компания планирует вложить 500 млн. евро ($661 млн.) в строительство нового металлургического завода в США, на котором в полной мере будут использованы преимущества такого дешевого топлива, как сланцевый газ. Корпорация Nucor в середине 2013 года начнет строительство аналогичного предприятия стоимостью в $750 млн. в штате Луизиана. Специалисты насчитывают на территории США, по меньшей мере, пять новых заводов, находящихся в стадии проектирования или уже строящихся, где будет задействована технология производства восстановленного железа (DRI) с использованием сланцевого газа.

«Этой технологии уже около 30 лет, но ранее цены на газ в США были настолько высоки, что данный метод был нерентабельным», – говорит Мишель Эпплбаум, партнер чикагской консалтинговой компании Steel Market Intelligence. – Но именно так сталь будет производиться в будущем». Как заявила в ноябре прошлого года компанияNucor, себестоимость тонны DRI составит на ее новом предприятии около $324 – на 20% или на $82 за тонну дешевле, чем чугуна при применении обычной доменной печи.

Помимо Nucor и Voestalpine, по данным британского банка Barclays, завод по производству DRI в штате Огайо планируют австралийская корпорация BlueScope Steel (BSL) и американская компания Cargill. Такое же предприятие индийская металлургическая корпорация Essar намерена возвести в штате Миннесота, где ей принадлежит крупное месторождение железной руды.

Как утверждает Альдо Мазаферро, аналитик из компании Macquarie Capital, корпорация Nucor в текущем году может объявить о начале строительства второго завода по выпуску DRI, что даст возможность довести мощности компании по производству данной продукции до 5 млн. т в год. По его сведениям, Nucor в конце прошлого года решила создать с канадской энергетической компанией Encana Corporation совместное предприятие по добыче сланцевого газа для производства DRI. Американская корпорация в ближайшие 20 лет намерена выделить на эти цели более $3 млрд.

По утверждению экспертов Barclays, «сланцевая» революция в США стимулирует реализацию новых промышленных проектов, в том числе и в металлургической отрасли, способствуя стабилизации и оздоровлению ситуации в ней. Впрочем, в данном контексте, вероятно, уместен вопрос о том, нужны ли американцам сегодня новые дополнительные мощности по выпуску стали. Пока что для США характерен избыток мощностей по производству металла и предложения стальной продукции. Доходы американских металлургов до сих пор не восстановились: согласно оценкам экспертов Bloomberg, чистая прибыль Nucor за прошлый год чуть превысила $500 млн. долларов, что составляет менее трети от того, что компания заработала в 2008 году.

Тем не менее, руководство Nucor не теряет оптимизма по части применения в своих новых металлургических проектах технологии DRI на базе дешевого сланцевого газа. «Если мы говорим о сырье, то каким будет будущее этого сектора, спрогнозировать очень сложно. Поэтому мы можем всесторонне использовать преимущества дешевого газа и DRI-технологии для достижения долгосрочной стабильности в сырьевой отрасли», -- резюмирует Дэн ДиМикко, генеральный директор и председатель правления Nucor.

По материалам SteelOrbis, PR Newswire, SBI Reports, Standard & Poor’s, Bloomberg, Steel Business Briefing,Associated Press, «Металлоснабжение и сбыт»

Олег Зайцев

США > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 26 февраля 2013 > № 777544


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 26 февраля 2013 > № 776851

Минприроды планирует найти в РФ 200 тысяч тонн РЗМ и многое другое

Минприроды РФ предлагает направить 3,057 триллиона рублей до 2020 года на программу воспроизводства и использования минерально-сырьевой базы и геологическое изучение недр.

Расчетный прирост ценности недр с учетом цен мирового рынка по основным видам полезных ископаемых (нефти, газу, урану, углю, рудам железа и марганца, свинца, цинка и золота) составит более 173 триллионов рублей.

Из средств федерального бюджета министерство предлагает направить на эти цели 359,287 миллиарда рублей (в текущих ценах), из средств консолидированных бюджетов субъектов РФ - 4,180 миллиарда рублей (прогнозная оценка), из средств юридических лиц (в том числе в рамках воспроизводства минерально-сырьевой базы общераспространенных полезных ископаемых) - 2,693 триллиона рублей.

Реализация соответствующих мероприятий обеспечит дополнительный прирост разведанных ресурсов углеводородного сырья в объеме 5миллиардов тонн условного топлива, угля - 200 миллионов тонн, урана - 40 тысяч тонн, золота - 80 тонн, серебра - 15 тысяч тонн, меди - 2,2 миллиона тонн, хромовых руд - 30 тысяч тонн, редкоземельных металлов - 200тысяч тонн.

Программа воспроизводства и использования минерально-сырьевой базы и геологического изучения недр является частью проекта государственной программы "Воспроизводство и использование природных ресурсов" на 2013-2020 годы, которую разработало министерство. Общий объем финансирования госпрограммы предполагается в 3,628 триллиона рублей.

Рассмотрение проекта госпрограммы ожидается на заседании правительства 28 февраля.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 26 февраля 2013 > № 776851


Казахстан. Япония > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 22 февраля 2013 > № 776773

Казахстан будет выпускать нефтегазовые трубы по японской технологии

Японские JFE Steel Corporation и Marubeni-Itochu Steel Inc и ТОО KSP Steel (Казахстан) объявили о подписании меморандума о взаимопонимании с целью обсуждения вопроса о том, как укрепить свое партнерство в металлургической отрасли Казахстана и соседствующих стран..

Меморандум был подписан в ходе проходившего в японской столице Токио 4-го заседания совместной комиссии государственного и частного секторов Японии и Казахстан по экономическому сотрудничеству.

Эти три компании обсудят потенциальные возможности в отношении технологий, продаж и поставок материалов, связанных с выпуском самых современных, высококачественных труб для ресурсного и энергетического развития.

До этого соглашения, в октябре 2012 года JFE согласилась лицензировать свою технологию JFEBEARTM для KSP”

Технология JFEBEARTM, классифицируемая как резьбовое соединение, относится к разряду новейшего поколения буровых установок и инструментов и используется при бурении сверхглубоких скважин с большими отклонениями и высоким пластовым давлением.

Такое соединение, как считается, способно выдерживать самые тяжелые скважинные режимы. Для казахстанского производителя, каковым является ТОО KSP Steel, получение в свое распоряжение технологии JFEBEARTM очень важно.

Казахстан ускоряет освоение своих нефтяных и газовых месторождений в средах, содержащих агрессивный сероводород и требующих применения высококачественных OCTG или же, иначе говоря, труб нефтепромыслового сортамента

“KSP, казахстанский производитель бесшовных стальных труб, действующий с 2007 года, готовится в настоящее время к внедрению JFEBEARTM, технологии компании JFE Steel Corporation, с тем, чтобы выпускать высококачественную продукцию OCTG для потребителей в Казахстане. JFE, в дополнение к оказанию помощи KSP посредством лицензирования этой технологии, предпримет различные инициативы для удовлетворения потребностей клиентов в Казахстане”

Казахстанская компания ТОО KSP Steel базируется в Павлодаре и производит бесшовные стальные трубы. Возглавляет ее Эдуард Креймер.

Казахстан. Япония > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 22 февраля 2013 > № 776773


Белоруссия. Казахстан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 22 февраля 2013 > № 776768

Определились инвесторы нового прокатного стана на Белорусском МЗ

Евразийский банк развития (ЕАБР) и "АСБ Беларусбанк" совместно профинансируют строительство нового прокатного стана на Белорусском металлургическом заводе в городе Жлобине. Эта договоренность закреплена в рамочном соглашении, подписанном руководством двух банков.

Соглашение определяет, что объем кредитования предприятия со стороны ЕАБР, который является организатором финансирования проекта, составит 141 млн. евро, со стороны ОАО «АСБ Беларусбанк» −142,8 млн. евро.

Проект предусматривает строительство прокатного стана, в том числе приобретение, монтаж и ввод в эксплуатацию современного оборудования, а также возведение нового цеха по производству мелкосортного проката. На первом этапе производительность нового стана составит 700 тысяч тонн проката. В дальнейшем объем производства достигнет 1 млн. тонн в год.

Ввод в строй нового прокатного стана позволит производить продукцию для реализации на мировом рынке: почти две трети ее планируется поставлять в страны дальнего зарубежья. На предприятии будет создано более 200 новых рабочих мест.

Белорусский металлургический завод (ОАО "БМЗ" - управляющая компания холдинга "БМК") специализируется на производстве литой заготовки, фасонного, сортового и арматурного проката, труб, металлокорда. По объему товарной продукции входит в число пяти крупнейших предприятий Беларуси и является одним из ведущих экспортеров страны.

Белоруссия. Казахстан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 22 февраля 2013 > № 776768


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 февраля 2013 > № 772446

АО «НЛМК», ведущий производитель стали в мире, закрыло сделку по размещению выпуска пятилетних еврооблигаций на сумму US$800 млн со ставкой купона 4,45% годовых. Средства, полученные в ходе размещения еврооблигаций, планируется направить на общекорпоративные цели, в том числе, на рефинансирование задолженности Группы НЛМК.

Книга заявок в несколько раз превысила сумму размещения, в котором принял участие широкий круг международных инвесторов, включая инвесторов из США (48%), Великобритании (18%), Швейцарии (14%), континентальной Европы (16%), а также России и других регионов (4%). Около 70% выпуска приобрели компании по управлению активами.

Ведущими организаторами выпуска еврооблигаций выступили Deutsche Bank AG, J.P. Morgan Securities и Soci?t? G?n?rale. Еврооблигации со ставкой купона 4,45% годовых и со сроком погашения в 2018 году выпущены ирландской компанией Steel Funding Limited, созданной для целей размещения еврооблигаций. Григорий Федоришин, вице-президент по финансам, так прокомментировал это событие: «Мы удовлетворены результатами размещения. Достигнутая в ходе размещения ставка, свидетельствует о том, что инвесторы уверены в стратегии и устойчивости показателей Компании, по праву считая НЛМК одним из лидеров в мировой металлургии. Выпуск еврооблигаций позволит нам привлечь долгосрочное финансирование на выгодных условиях и обеспечит дальнейшую оптимизацию долгового портфеля НЛМК относительно сроков погашения и валютной структуры долга».

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 февраля 2013 > № 772446


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 февраля 2013 > № 772558

Потребление стали в России стабильно растет: +5% по итогам 2012 года, +4% - ожидаемый результат 2013 года. В плане производства стали, по мнению эксперта Platts Войтека Ласковского, перспективы в России также благоприятны на этот год. Обычно выработка стали коррелируется с ВВП. В этом году ожидается рост ВВП на 3-4%, соответственно, производство стали увеличится не более, чем на 5-6%. При этом, конечно, нельзя недооценивать тенденции потребления. На товарно-сырьевых рынках, где сейчас высок избыток предложения, механизм ценообразования во многом зависит не только от поведения предложения, но и от реального спроса.

А в 2013 году производители по-прежнему будут испытывать давление слабого спроса. Пока не наблюдается фундаментальных факторов, которые позволили бы ценам расти. Незначительное повышение спроса в Европе обусловлено пополнением запасов, а не фундаментальными факторами. Европа же и Ближний Восток остаются одними из основных экспортных регионов для российских металлургов. Да, сейчас наблюдается положительная ценовая динамика на прокат, но сохранятся ли тенденции хотя бы в первом полугодии? Предугадать невозможно — на рынке царит ценовая неопределенность. В 2012 году, напомним, самые высокие цены были зафиксированы в марте, а минимума цены достигли в ноябре.

Больше того, цены на ЖРС с нынешнего уровня в $160-170 за тонну могут к концу года снизиться до $120. При таком развитии событий упадет и цена на сталь. Как показывает предыдущий опыт, цены на сталь снижаются на протяжении двух-трех месяцев вслед за падением стоимости ЖРС. Таковы ожидания касательно рынка сортового проката в 2013 году редактора Platts по рынкам металлов Киарана Роу. По его словам, от такого сценария развития событий наиболее защищены вертикально-интегрированные компании. Они также наименее уязвимы со стороны Китая, который планирует нарастить в 2013 году экспорт длинномерного проката на мировые рынки до 7 млн т (+2 млн т). Подробнее ситуация на рынках строительного проката будет рассматриваться на конференции "Арматурный и фасонный прокат: новая конфигурация российского рынка", которая пройдет 4-5 апреля в Москве.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 февраля 2013 > № 772558


Франция. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 12 февраля 2013 > № 776471

Франция вновь подняла вопрос о пошлине на выброс углерода для импортеров стали в ЕС

Согласно заявлению французского министра промышленности Арно Монтебура, Евросоюз должен рассмотреть вопрос об обложении импорта стали в ЕС налогом на выбросы двуокиси углерода в процессе производства стальной продукции. Таким образом, предполагается увеличить издержки для поставщиков стали из-за рубежа, как это уже сделано в отношении производителей внутри ЕС. «Я защищаю идею «углеродной пошлины» на европейских границах, поскольку как мы можем справедливо конкурировать в мире, если у наших конкурентов не применяется такое законодательство?», – заявил в интервью журналистам на форуме, посвященном будущему стальной отрасли Европы, г-н Монтебур.

Уже несколько лет стальные предприятия Европы жалуются на то, что законодательство в сфере парниковых газов негативно влияет на их конкурентоспособность.

Ранее Франция уже выступала с подобными предложениями, однако их рассмотрение было отложено из-за сложности вопроса.

Франция. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 12 февраля 2013 > № 776471


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 11 февраля 2013 > № 776317

РДЖ отлаживает логистику поставок металлопроката ЧерМК на КАМАЗ

На Череповецком металлургическом комбинате, одном из крупнейших интегрированных заводов в мире (входит в состав дивизиона «Северсталь Российская сталь») состоялась встреча рабочей группы проекта «Создание эталонной системы управления процессом поставок», в которой приняли участие представители ОАО «Северсталь», ОАО «КАМАЗ» и ОАО «РЖД». На встрече были подведены итоги проекта, отмечен успех реализованных мероприятий и запланированы следующие шаги по дальнейшему сотрудничеству.

Благодаря совместной работе были устранены потери времени в логистической цепочке ОАО «Северсталь» - ОАО «РЖД» - ОАО «КАМАЗ». В результате общее время доставки череповецкого металлопроката в адрес КАМАЗа (г. Набережные челны) «от двери до двери» сократилось в 2,2 раза (с 19,3 до 8,7 дней). В дальнейшем, это позволит реализовать надежную систему «вытягивающего» производства между ОАО «Северсталь» и ОАО «КАМАЗ».

Это первый в России успешный опыт построения логистической цепочки от поставщика до потребителя, в котором задействован потенциал ОАО «РЖД». Завершение совместного проекта запланировано на конец апреля.

На встрече руководители компаний приняли решение о дальнейшем сотрудничестве и проведении мероприятий по обмену опытом и лучшими практиками в области развертывания бизнес-системы на основе Бережливого производства.

«Мы планируем и дальше применять принципы «вытягивающего» производства при выстраивании логистических цепочек поставки металлопроката в адрес наших клиентов, что в конечном итоге создаст для компании дополнительное конкурентное преимущество», - комментирует директор по развитию бизнес-системы ОАО «Северсталь» Алексей Солдатенков.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 11 февраля 2013 > № 776317


Германия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 8 февраля 2013 > № 776323

ThyssenKrupp готовится к сокращениям в Steel Europe

Немецкий сталепроизводитель ThyssenKrupp сообщил о намерении сократить численный состав персонала в своем европейском подразделении в попытке уменьшить давление на прибыльность компании на фоне слабого спроса в регионе и обострения конкуренции с российскими производителями. «ThyssenKrupp нацелен на закрытие, перемещение или же продажу производственных единиц своего европейского подразделения для достижения целей экономии около $675 млн к завершению 2015 финансового года 30 сентября 2015 г.», – говорится в пресс-релизе компании. В течение трех ближайших лет ThyssenKrupp планирует сэкономить на реструктуризации €2 млн. По словам компании, высокие цены на сырье и энергию, издержки на квоты выброса углерода в атмосферу и вступление России в ВТО отразились на доходах европейских сталепроизводителей, усилив негативный эффект от резко уменьшившегося спроса на сталь в Юго-Восточной Европе.

В процессе реструктуризации Steel Europe должно быть сокращено около 14% работников подразделения, что составляет 27,6 тыс.

Германия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 8 февраля 2013 > № 776323


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 8 февраля 2013 > № 774061

Уралмашзавод изготовит оборудование для филиала ВСМПО-АВИСМА.

Уралмашзавод подписал договор на поставку вертикальной прессовой установки (на базе пресса усилием 1000 т.с.) для измельчения губчатого титана для филиала ОАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА" в г. Березники.

Общий объем поставки - 162 тонны, срок - февраль 2014 г.

Это уже вторая установка, которая будет поставлена этому заказчику. Первая успешно работает с 2010 г. В новой машине будут учтены пожелания, которые появились у заказчика при монтаже и эксплуатации первой установки.

"В новом прессе будет многофункциональный манипулятор. Если раньше он только подавал заготовку в зону резания, то сейчас будет еще и позиционировать заготовку относительно режущего инструмента, а также с помощью манипулятора будет выполняться трудоёмкая операция - смена режущего инструмента," - отметил Владимир Сошников, главный конструктор проекта.

Прессовая установка будет снабжена системой автоматической централизованной смазки.

В последние годы Уралмашзавод реализовал несколько крупных проектов по созданию оборудования для переработки редких металлов. Помимо уже упоминавшейся установки для филиала корпорации ВСМПО-АВИСМА в г. Березники, было создано отделение переработки губчатого титана на Соликамском магниевом заводе и автоматизированная линия по переработке губчатого циркония на Чепецком механическом заводе (г. Глазов).

По словам Вячеслаав Авдонина, директора дивизиона "Металлургическое оборудование" Уралмашзавода, в ближайшее время предприятие примет участие в тендере на поставку оборудования отделения переработки губчатого титана для Титаномагниевого комбината в г. Запорожье (Украина).

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 8 февраля 2013 > № 774061


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 февраля 2013 > № 774087

Северсталь вошла в тройку наиболее конкурентоспособных сталелитейных компаний мира.

Международная исследовательская компания World Steel Dynamics (WSD) составила рейтинг 35 наиболее конкурентоспособных сталелитейных компаний мира по итогам 2012 года. ОАО «Северсталь», одна из крупнейших в мире вертикально интегрированных сталелитейных и горнодобывающих компаний, заняла третье место в рейтинге, обогнав такие компании как индийская JSW Steel (4 место), японскую Nippon Sumitomo (5 место), бразильскую Gerdau (6 место), американскую Nucor (7 место) и многие другие.

Рейтинг составляется World Steel Dynamics на основе оценки 23 параметров, включая такие как рентабельность, эффективность работы по снижению издержек, устойчивость финансового положения, безопасность производства. Наиболее высокие оценки «Северсталь» получила по таким параметрам как эффективность сырьевой политики, присутствие на рынках с высокими темпами роста, эффективность мер по снижению себестоимости и другие.

«Последовательность в реализации стратегии, направленной на повышение общей эффективности производства, обеспечила нашей компании устойчивость и стабильность в непростой рыночной ситуации, и нам приятно, что эксперты World Steel Dynamics это отметили», - прокомментировал заместитель генерального директора по стратегии и корпоративному развитию компании «Северсталь» Томас Верасто.

Лидером по конкурентоспособности четвертый год подряд WSD признает ведущего сталепроизводителя Южной Кореи – компанию Posco.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 февраля 2013 > № 774087


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 февраля 2013 > № 774082

Уралэлектромедь подтвердило качество своих драгметаллов.

Комбинат Уралэлектромедь (предприятие металлургического комплекса УГМК) в очередной раз продемонстрировало высокое качество аффинированного золота и серебра, подтвердив международный статус Good Delivery.«Результаты проведенного упреждающего мониторинга показали, что продукция предприятия соответствует самым высоким мировым стандартам, - рассказал заместитель директора Уралэлектромеди по качеству и работе с драгметаллами Алексей Батуев. - Лондонская Ассоциация участника рынка драгоценных металлов (LBMA) приняла решение о подтверждении статуса Good Delivery, что означает надежный поставщик продукции».

В соответствие с новыми требованиями LBMA члены ассоциации должны подтверждать статус признанных производителей золота и серебра в слитках каждые три года. В LBMA провели экспертизу качества выпущенных на «Уралэлектромеди» золотых и серебряных слитков, проверили пакет документов, подтверждающих финансовую и экономическую состоятельность предприятия, объем выпуска драгоценных металлов за последние три года и работу центральной лаборатории Уралэлектромеди.

«За время нашей подготовки и прохождения упреждающего мониторинга правила менялись дважды. Но, несмотря на сложность, наши специалисты показали высокую квалификацию», - отметил начальник центральной лаборатории Уралэлектромеди Сергей Мазгалин.

В течение шести дней работники лаборатории определяли процентное содержание золота в полученных из Лондона образцах. Результаты анализов были отправлены обратно в Лондон, где эксперты отметили их сходимость по всем показателям. В итоге, в декабре 2012 г. предприятие получило положительную оценку по золоту. В свою очередь, анализ качества серебряных слитков предприятия был проведен другими европейскими предприятиями, имеющими статус Good Delivery. Положительная рецензия по серебру была объявлена в январе этого года.

Напомним, что в августе 2004 г. Уралэлектромедь стало первым в мире металлургическим предприятием, включённым в список признанных производителей драгоценных металлов LBMA как производитель аффинированного серебра. В мае 2006 г. предприятие было включено в этот список как производитель аффинированного золота. До этого статус «Good delivery» получала только продукция специализированных аффинажных заводов.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 февраля 2013 > № 774082


Корея. Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 6 февраля 2013 > № 776352

Posco названа самой конкурентоспособной стальной компанией

Как сообщает Yonhap, южнокорейская компания Posco четвертый год подряд названа наиболее конкурентоспособной стальной компанией мира.

Среди 34 производителей стали World Steel Dynamics присвоил звание самой конкурентоспособной компании мира по категориям «производительность», «мастерство кадров», «FINEX технология». Российские компании – Новолипецкий МК и «Северсталь» – получили второе и третье место соответственно. ArcelorMittal заняла 22-е место.

Корея. Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 6 февраля 2013 > № 776352


Турция > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 4 февраля 2013 > № 776365

Турция стала восьмым производителем стали в мире

Как сообщает World Steel Association, позиция Турции в мировом рейтинге стран – производителей стали в 2012 г. выросла на 2 пункта и теперь она занимает 8-ю позицию в мире, обогнав Бразилию и Украину. Как известно, мировое производство стали в 2012 г. выросло до 1,5 млрд т, или на 1,2%.

Производство стали в Турции в 2012 г. выросло на 5,2%, до 35,9 млн т. Турецкая доля производства в мировом производстве выросла с 2,2% в 2011 г. до 2,3% в 2012 г.

Турция > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 4 февраля 2013 > № 776365


Украина. Канада > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 1 февраля 2013 > № 777531 Джордж Мовер

Д.Мовер: В Кривом Роге выгодно строить ГОК

В 2010 году корпорация Black Iron, входящая в финансово-промышленную группу Forbes & Manhattan, стала владельцем лицензии на разработку Шимановского железорудного месторождения в Украине. Ввести новый ГОК в эксплуатацию компания планирует уже через два с половиной года. О мероприятиях по реализации проекта, его ожидаемой рентабельности и направлениях деятельности будущего ГОКа МинПрому рассказал главный операционный директор Black Iron, канадец "с советскими корнями" Джордж Мовер.

– Господин Мовер, в конце прошлого года корпорация Black Iron объявила о том, что уже до конца 2015 года на базе Шимановского месторождения будет построен ГОК. Какова сметная стоимость данного проекта и когда на территории месторождения развернутся первые строительные работы?

– Да, такие планы были обозначены в банковском технико-экономическом обосновании (ТЭО) нашего проекта, которая выполнила компания с мировым именем WorleyParsons Canada Services, уже имеющая опыт работы в Украине. В декабре прошлого года канадцы закончили банковское ТЭО. Согласно ему общая расчетная стоимость реализации проекта строительства ГОКа на территории Шимановского месторождения определена в 1 млрд 094 млн долл. Из них 654 млн будут затрачены на строительство рудообогатительной фабрики и общей инфраструктуры, 62 млн – на предоплату по лизингу горнотранспортного парка и 61 млн – на проведение вскрышных работ. Ранние работы по строительству, в первую очередь земляные (снятие чернозема и подготовка площадок под промышленные объекты), мы планируем начать в конце текущего года. А вскрышные работы, по нашим планам, должны стартовать в 3 квартале 2014 года. В IV квартале 2015 мы рассчитываем ввести построенный ГОК в эксплуатацию, который в І квартале 2016 должен выйти на производственную мощность.

– Имеет ли ваша компания полный пакет разрешительных документов на возведение ГОКа?

– Основной документ – это лицензия на разработку Шимановского месторождения, опираясь на который, мы проводим работы по получению остального пакета разрешительных документов. Этот процесс непростой и длительный, с большим числом промежуточных этапов. Некоторые виды работ мы уже выполнили, например по экологии и археологии. По экологии мы провели так называемое фоновое измерение по всем параметрам (поверхностные и подземные воды, воздух, шумы, запыленность), чтобы понимать, с чем мы имеем дело. Для этого при участии канадской WorleyParsons мы привлекли харьковскую компанию "Тяжпромавтоматика". Мы определили фоновое содержание, чтобы обозначить отправную точку. Мы установили, что основной вопрос для Кривого Рога – это понижение запыленности.

– На какую мощность производства продукции будет рассчитан будущий ГОК?

– Наша производительность составит 9,2 млн тонн концентрата с высоким содержанием железа в 68%.

– Ранее в компании сообщали, что помимо выпуска концентрата изучалась возможность выпуска железорудных окатышей с более высоким содержанием железа. Можно ли говорить о том, что в Black Iron уже окончательно определились с видом продукции?

– Этот вопрос до конца еще не решен. Последнее банковское ТЭО было рассчитано на концентрат. Тому есть свои причины: нынешний рынок крупных покупателей прежде всего находится в Азии и на Ближнем Востоке. В данном случае мы говорим о Китае, Индии, Сингапуре, Южной Корее и Тайване, а также ряде стран Ближнего Востока и Турции. В этих странах в основном покупают концентрат и используют технологию доработки железорудного сырья до уровня окатышей на собственных предприятиях. А в Европе, наоборот, предпочитают закупать именно окатыши, а не концентрат.

Вполне возможно, что часть выпускаемой нами продукции составят окатыши – в пределах 15-20 % от общего объема производства. Все зависит от запросов конечного покупателя.

– Если ваш проект будет успешно реализован, на какие мировые рынки направится продукция Зеленовского и Шимановского месторождений?

– Мы ведем переговоры с 19 потенциальными долевыми участниками и партнерами-потребителями. Это крупные металлургические предприятия (в Индии, Китае, Тайване, в других странах Восточной Азии и Ближнего Востока), которые будут заинтересованы в участии в нашем проекте и получении концентрата.

Мы изучали довольно плотно эти рынки и ориентируемся на них. Наши президент и вице-президент по маркетингу уже побывали в ряде стран Юго-Восточной Азии и провели переговоры с потенциальными партнерами. Заниматься выплавкой стали в Украине мы не намерены, наша продукция будет идти на экспорт. Конечно, мы будем не против, если у нас появятся партнеры в Украине, ведь наша продукция будет довольно экономичной. Шимановское месторождение дает нам уже на старте определенное преимущество, так как пласт руды залегает начиная с глубины в 19 м, что резко снижает затраты на вскрышные работы и последующие размеры территории для хранения вскрышных пород. В то время как некоторые украинские горные предприятия вынуждены преодолевать до 70 м вскрыши.

– Какая рентабельность и чистая годовая прибыль закладывается в проект разработки месторождений? В течение какого срока планируется окупить проект?

– Доходность нашего проекта значительная – она делает его одним из самых привлекательных проектов в мире. Наша внутренняя норма доходности – 45,9%, NPV (чистая приведенная стоимость) при 8% ставке инфляции – 3,5 млрд долл. Окупаемость проекта – 2,2 года. Среднегодовая прибыль до уплаты налогов – 590 млн долл. Время разработки Шимановского месторождения рассчитано на 16 лет.

– Вы рассчитываете разрабатывать Шимановское месторождение только 16 лет, в то время как ваши соседи эксплуатируют свои месторождения по 30-40 и более лет…

– Этим вопросом у нас занимаются квалифицированные специалисты. Естественно, мы учитываем будущую рентабельность разработки месторождения. Возможно, во время самой разработки будет происходить доразведка ископаемых, и срок жизни ГОКа будет продлен. Дополнительное разведочное и заверочное бурение могут увеличить оценку существующих запасов и перевести дополнительно 188,3 млн тонн предполагаемых минеральных ресурсов в категорию измеренных и подсчитанных. В таком случае работа ГОКа на Шимановском месторождении продлится еще на 5 лет.

– Каковы ваши ближайшие действия по Зеленовскому месторождению?

– Зеленовское месторождение еще не доразведано, и оно изначально отстает по своему развитию от Шимановского. Если еще несколько лет назад Шимановское месторождение было достаточно исследовано, и предыдущие собственники получили лицензию на добычу руды, то на Зеленовском мы пока имеем только лицензию на геологоразведку. После доразведки планируем обращаться в Государственную службу геологии и недр Украины и получить лицензию на добычу. Этот процесс займет не менее 1,5 года. Много будет зависеть от того, какие у нас будут партнеры, каковы их запросы и сколько средств потребуется на разработку второго месторождения. Одновременная разработка обеих месторождений принесла бы определенные экономические преимущества, поскольку они расположены совсем рядом.

– Строить ГОК будут украинские или иностранные компании?

– Мы будем привлекать и тех, и других. Скорее всего, система будет следующей: общее управление будет осуществлять компания, имеющая мировой опыт строительства горных предприятий. Последние несколько десятков лет в горной промышленности Украины практически никто не строил предприятия, что называется, "с нуля". Поэтому мы будем рассчитывать на строительные компании и инжиниринговые фирмы, которые имеют современный опыт строительства похожих предприятий, хоть в Европе, хоть в Америке или даже в Азии и Африке. Тем не менее мы будем привлекать и местные строительные и инжиниринговые компании в качестве субподрядчиков. Мы уже это делаем: я уже называл "Тяжпромавтоматику", у нас также были контракты с "Южгипроруда", "Механобрчермет" и другими украинскими предприятиями.

– Какова заинтересованность мировых и украинских инвесторов в реализации проекта разработки Шимановского и Зеленовского месторождений? Какую сумму инвестиций вам уже удалось привлечь?

– Как я уже говорил, мы проводим переговоры с 19 компаниями. Но украинских среди них нет. На сегодняшний день мы привлекли для реализации проекта 50 млн долл. 20% от этой суммы составили наши личные средства, остальные – привлеченный капитал через биржу в Торонто. Эту сумму мы использовали для буровых, экологических и археологических работ, банковского ТЭО и лабораторных исследований, которые мы продолжаем проводить. Мы проводим эти исследования в западных лабораториях, которые имеют репутацию в мире. Результаты их оценки пользуются высоким уровнем доверия. А без их привлечения сложно заинтересовать международные компании. В целом, планируем привлекать инвестиции через биржу или напрямую.

– Какие способы доставки руды из карьера и ее обогащения вы планируете использовать?

– Доставлять руду из карьера наверх будем самосвалами Caterpillar, грузоподъемностью не менее 220 тонн. Использовать внутренний железнодорожный транспорт пока не планируем. При работе обогатительной фабрики будет использоваться конвейерная система. При разделении и обогащении руды будут применяться валки высокого давления, флотационный метод и грохочение.

– Если проект строительства нового ГОКа будет успешно воплощен в жизнь, есть ли планы у компании Black Iron по приобретению собственного терминала в одном из украинских портов, как это было сделано ArcelorMittal Кривой Рог в Николаеве?

– Приобретения пока не планируем. Думаем, что будет просто заключен контракт на оказание услуг с одной из стивидорных компаний. Полученные расценки уже заложены в наше банковское ТЭО. Во взаимоотношениях с портом мы не видим никаких проблем. Начальная оценка рассматриваемого порта отгрузки показывала, что на данный момент для планируемого нами производства существует достаточная пропускная способность.

– Как будут решены вопросы логистики, учитывая, что рядом с Шимановским месторождением проходит всего одна железнодорожная ветка, которая используется для нужд ЧАО "АМКР"?

– Да, та ж/д ветка используется для вывоза пустых пород. Но чуть дальше проходит ветка "Укрзализныци", на которой мы планируем сделать примыкание. Мы уже проводили переговоры с "Укрзализныцей", у них есть мощности по перевозке нашей руды и они готовы это делать.

По опыту работы в Украине я знаю, что некоторые затруднения могут возникать с недостатком свободных вагонов, так как железорудный бизнес – это бизнес, требующий значительных объемов перевозок. А потому мы пока еще не решили, будем ли приобретать собственные железнодорожные вагоны. Хотя "Укрзализныця" выразила уверенность, что сможет выполнять все необходимые перевозки с использованием собственного подвижного состава.

– Какова прогнозная численность занятых работников при эксплуатации одного или двух месторождений одновременно?

– В соответствии с банковским ТЭО строительства Шимановского ГОКа штат персонала составит 1004 человека. Из них 450 – рабочих-горняков, 209 человек будут заниматься ремонтным и прочим обслуживанием и оказывать технические услуги, 270 работников будут заняты на обогатительной фабрике и 75 специалистов станут выполнять административные функции. В штатную численность не включены работники непрофильных направлений предприятия – для западной компании это противоестественно. Мы будем заниматься своим корневым бизнесом, а социальную сферу отдадим подрядчикам.

Если же мы будем разрабатывать одновременно и Зеленовское месторождение (а этот вопрос еще далеко не решен), то общая численность работников достигнет 1900-2000 человек, напрямую задействованных в проекте.

– Сегодня мировой рынок стали переживает не лучшие времена. И желание вашей компании реализовать проект по ГОКу в Кривом Роге больше зиждется на ценовой конкуренции или прогнозах по улучшению ситуации в металлургической отрасли в долгосрочном периоде?

– Мнение экономистов сегодня однозначно: в странах Азии производство стали уже сейчас таково, что им не хватает сырья, им нужен концентрат! Поэтому компании из Азии, наши возможные долевые партнеры, и смотрят на нас с таким интересом. И уже сейчас намечаются ознакомительные визиты представителей этих компаний в Кривой Рог. Поэтому ситуация не так уж и плоха на металлургическом рынке, несмотря на определенные колебания.

Мы с оптимизмом смотрим на нашу конкурентоспособность на мировом рынке. Так, себестоимость нашего сырья (включая добычу, обогащение и перевозку) ожидается на уровне 43,97 долл./тонн. По мнению ряда аналитиков, успешными будут те производители железорудного сырья и стали, себестоимость добываемого сырья у которых не превысит 80 долл./тонн.

На Криворожье есть развитая инфраструктура, квалифицированная и недорогая рабочая сила, действует привлекательная налоговая система, в частности ставки по налогу на прибыль в Украине ниже, чем в Канаде и ряде других стран. С точки зрения потенциала Украина ничем не хуже Казахстана, России или Азербайджана. Конечно, нам бы хотелось видеть большую политическую и законодательную стабильность в Украине. Но Forbes & Manhattan не боится вызовов и входит с проектами в те страны, куда не решаются войти другие. В настоящее время строительство ГОКа в Кривом Роге – это самый крупный украино-канадский проект. А с точки зрения экономики и технических показателей – один из самых привлекательных и выгодных в мире.

Ярослав Скиба

Украина. Канада > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 1 февраля 2013 > № 777531 Джордж Мовер


Китай > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 февраля 2013 > № 774264

Прибыль китайских металлургов в 2012 году рухнула почти в 2 раза.

В 2012 году чистая прибыль крупнейших металлургических предприятий Китая, входящих в Китайскую ассоциацию чугуна и стали (CISA), сократилась по сравнению с 2011 годом на 98%, до 1,6 млрд. юаней ($257,2 млн.).

Доля метпредприятий-членов Ассоциации в общекитайской выплавке стали составляет 80%.

Так, вторая по величине меткомпания Китая Angang Steel Co завершила 2012 год с убытком в 4,6 млрд. юаней, тогда как в 2011 году убытки компании составляли всего 2,15 млрд. юаней.

Maanshan Iron & Steel Co Ltd - сталелитейное подразделение Magang Group - сообщило о предварительных убытках в размере 3,7 млрд. юаней по сравнению с 4 млрд. в 2011 году.

В опубликованном ранее финансовом отчете ведущей металлургической компании Китая Baosteel за 2012 г. сообщалось о росте чистой прибыли примерно на 40%, до 10,3 млрд. юаней ($1,65 млрд.), благодаря продаже некоторых активов. Впрочем, операционная прибыль компании снизилась на 33%, до 6,2 млрд. юаней.

CISA ожидает, что конъюнктура стального рынка страны улучшится, однако останется влияние таких негативных факторов, как затоваренность складов, высокие цены на сырье и медленные темпы роста спроса. Согласно прогнозу Ассоциации, китайский стальной спрос в 2013 году вырастет на 3,1%, что на 0,6% выше показателя 2012 года.

Источник: Reuters

Китай > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 февраля 2013 > № 774264


Корея > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 февраля 2013 > № 774263

Hyundai Steel прогнозирует снижение продаж вслед за POSCO.

Вторая по величине южнокорейская меткомпания Hyundai Steel прогнозирует снижение продаж по итогам 2012/13 финансового года в связи с сокращением цен и спроса со стороны судостроительной отрасли и автопрома.

Так, компания ожидает, что продажи снизятся до 13,4 трлн. вон ($12,3 млрд.) с 14,1 трлн. вон. При этом, чистый доход Hyundai Steel в апреле-декабре 2012 года сократился до 216,6 млрд. вон.

Экономическая рецессия и кризис суверенных долгов в ЕС привели к уменьшению спроса на сталь, применяемую в строительстве, автопроме и судостроении. Ранее крупнейшая южнокорейская меткомпания POSCO сообщила, что ожидает снижения продаж металлопродукции в 2013 году до 32 трлн. вон ($29 млрд.) по сравнению с 35,7 трлн. вон в 2012 году.

В октябре-декабре 2012 года операционная прибыль Hyundai Steel сократилась на 46%, до 163,1 млрд. вон. Продажи упали на 15%, до 3,31 трлн. вон, а операционная маржа снизилась до 6,2% в 2012 году с 8,4% в 2011 году.

Средние цены продаж металлопродукции Hyundai Steel уменьшились на 60 тыс. вон за метрическую тонну.

Меткомпания прогнозирует, что по итогам 2012/13 ФГ реализует 16,7 млн. т металлопродукции.

Источник: Bloomberg

Корея > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 февраля 2013 > № 774263


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 31 января 2013 > № 771769

Российские ученые из "Института теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича Сибирского отделения РАН" нашли способ решить многолетнюю проблему авиастроения - сварки деталей самолета, применив лазер и нанотехнологии.

Трудно поверить, но даже самые современные Boeing и Airbus до сих пор клепают. Так на корпусе лайнера можно насчитать до 30 миллионов заклепок. Однако современные технологии пока не могут заменить эту трудоемкую операцию.

Изначально проблема в самом металле из которого строят самолеты - титан, главный авиационный материал. Титан прочней и легче стали, однако, очень капризен: практически не поддается сварке. В результате сварки швы получаются очень непрочными, хрупкими.

"Обычно при сварке титана образуются крупные дендритные (древоподобные) структуры, между которыми слабые связи, поэтому шов становится хрупким. Все изменилось, когда мы добавили в шов наночастицы специальной керамики. В расплаве они перемешиваются с металлом и становятся центрами кристаллизации. В итоге вместо крупных дендритов образуются маленькие, что в разы увеличивает прочность шва", - пояснил заместитель директора Института теоретической и прикладной механики СО РАН Анатолий Оришич.

Ноу-хау новосибирских ученых не только в нанопорошках, важен и сам режим лазерной сварки. Он обеспечивает "кинжальное" проплавление материалов в месте шва. Ученым впервые удалось получить при сварке титана прочность шва такой же, как и у самого металла. А затем они соединили титан со сталью. И шов получился прочней, чем оба его компонента.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 31 января 2013 > № 771769


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 31 января 2013 > № 771761

Специалисты кранового завода НПО «Мостовик» завершают работы по проектированию специализированных перегрузочных мостовых кранов для российского предприятия атомной отрасли, входящего в состав государственной корпорации «Росатом».

Крановый завод омского объединения – одно из немногих российских предприятий, обладающих лицензией на осуществление деятельности по конструированию и изготовлению оборудования для объектов использования атомной энергии и имеющих опыт производства аналогичных кранов. Проектную часть работ выполняют конструкторы красноярского филиала кранового завода НПО «Мостовик».

«Оба крана, грузоподъемностью 25 тонн, предназначены для работы с жидким радиоактивным топливом, – комментирует ведущий инженер-конструктор кранового завода НПО «Мостовик» Владимир Никифоров. – Уникальность механизмов в том, что они будут работать в условиях повышенного уровня радиации, и доступ людей в эту зону полностью исключен. Управление всеми механизмами крана осуществляется с дистанционных пультов, расположенных в операторской, а также с местных пультов – при работе с нерадиоактивными элементами. Кроме того, все датчики и другое специальное оборудование крана в целях точной и бесперебойной работы в условиях радиационного излучения укрываются в свинцовую оболочку толщиной не менее 50 мм».

Для обеспечения точности захвата и исключения раскачивания груза специалистами разработано специальное грузозахватное устройство. Конструкция состоит из двух основных частей – непосредственно захватного элемента и каретки, передвигающейся по специальным рельсам. Каретка представляет собой рамную конструкцию, по углам которой закреплены упорные ролики. При движении каретки по рельсам ролики обеспечивают строго вертикальное перемещение захвата.

Оба крана относятся к группе «А» в соответствии с «Требованиями к устройству и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов для объектов использования атомной энергии» НП-043-03.

Проектные работы планируется завершить до конца февраля: вся конструкторская и рабочая документация по двум кранам будет передана специалистам на завод в Омск для последующего выполнения работ по изготовлению и поставке оборудования на монтаж.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 31 января 2013 > № 771761


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 30 января 2013 > № 771708

Генеральный директор компания Полюс Золото Герман Пихоя заявил, что Наталкинский ГОК (Магаданская область) будет самым крупным золотодобывающим предприятием в России.

«По нашему мнению, сегодня Полюс Золото реализует на Дальнем Востоке один из самых крупных проектов, инвестируемых из акционерных средств Капитальные затраты, которые будут направлены Полюсом Золото до конца 2013 г. на строительство первой очереди комбината, составляют $1,1 млрд», - сказал Герман Пихоя.

По его мнению Наталка – одно из перспективных золоторудных месторождений в мире.

«С самого начала, когда наше предприятие пришло на месторождение, мы его квалифицировали не как подземное, отрабатываемое рудным способом, а как крупное открытое месторождение. Прежде всего, здесь была проведена геологоразведка с вложением больших средств – около $100 млн. Это мероприятие позволило кратно увеличить минерально-сырьевую базу. С вводом производственных мощностей, на Наталкинском месторождении будет работать самое крупное золотодобывающее предприятие России. На сегодня же это самый крупный проект, инвестируемый из акционерных средств», - сказал Герман Пихоя.

Он уточнил, что объем инвестиций в 2013 г. составит $1,1 млрд, и задача состоит даже не в том, чтобы найти такие средства, а в их полном освоении.

«В течение текущего года численность штата с одной тысячи увеличится до трех. Вопрос подбора кадров прорабатывается уже давно. И если со специалистами по старательским, горным работам проще – в Магаданской области таких людей найти можно, то с фабричными профессиями сложнее, поскольку аналогичной фабрики в нашей стране нет. Таким образом, персонал для фабрики набираем со всего мира. Уже к первому июля 2013 г. специалисты должны быть на месте работ – те, кто будет эксплуатировать фабрику должны принимать непосредственное участие и в ее строительстве, и в технологических испытаниях», - пояснил Герман Пихоя.

Сегодня завершается изготовление фабричного оборудования для Наталки, здесь будет работать самая крупная шаровая мельница в мире. Уникальное оборудование производится в Австрии, непосредственно на площадке оно появится в апреле этого года. Тогда же предстоит серьезная логистическая операция, какие в России не реализовывалис. Диаметр мельницы 8-10 м, ее необходимо провести от порта Магадана к объекту.

«Проект уникальный, да и Колыма – уникальное место для роста, я считаю, здесь должны находиться ведущие золотодобывающие компании мира! Для Полюс Золото Наталка в приоритете, - заключил Герман Пихоя.

Пуск в эксплуатацию Наталкинского ГОКа запланирован на конец 2013 г., добыча составит 13-15 т золота в год. Планируется, что в 2014 г. Наталка выйдет на проектную мощность в 500 тыс. унций золота в год или 15,55 т, сообщила пресс-служба администрации Магаданской области.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 30 января 2013 > № 771708


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 23 января 2013 > № 744271

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев раскритиковал правительство за положение дел в геологоразведке.«Если говорить о (геолого) разведке, то Казахстан находится чуть ли не на последнем месте по уровню затрат на разведку. На один квадратный километр у нас 20 долларов затрачивается, в КНР - 45, в Австралии - 167, в Канаде - 203 доллара. Где мы, где они?», - заявил Назарбаев на совещании по итогам 2012 года и задачам по реализации «Стратегии-2050», которое проходит в Астане в среду.

Он признал, что «компания «РиоТинто» мирового уровня готова инвестировать десятки миллионов долларов в разведку с нуля, два года ходила по нашим инстанциям и ничего не добилась».

Президент подверг жесткой критике нацкомпании, созданные для проведение геологоразведки в Казахстане.

«Вы контракты оформляете два-три года, когда находите. Потому что первоначальная подготовка ведется плохо по подбору инвесторов. Национальная компания «Таукен Самрук» создана по моему поручению в 2009 году, до сих пор не работает. Три года вы не можете договориться.

Четыре контракта с 2009 года. И когда это будет, кто это будет делать?», - возмутился он.

Он также подверг критике работу компании Казгеология. «Три года эта компания разрабатывает стратегию. Поручаю вице-премьеру Исекешеву в месячный срок внести конкретные предложения по кардинальному исправлению ситуации», - заявил президент.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 23 января 2013 > № 744271


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 января 2013 > № 770068 Алексей Мордашов

Алексей Мордашов, генеральный директор одной из крупнейших в мире вертикально интегрированных сталелитейных и горнодобывающих компаний ОАО «Северсталь», принял участие в пленарной дискуссии Гайдаровского форума-2013 «Россия и мир: вызовы интеграции».

В рамках дискуссии участники обсудили новые тенденции глобальной интеграции, возможности и вызовы вступления России в ВТО, а также перспективы российских компаний как конкурентоспособных глобальных игроков.

По словам Алексея Мордашова, мировой опыт вступления стран в ВТО неизбежно приводил к ускорению роста их национальных экономик. «Мы в ВТО вступили для того, чтобы, первое - продвинуть наши товары и услуги за рубеж, второе - создать более предсказуемый инвестиционный климат внутри страны, а также для того, чтобы в известной степени участвовать в изменении самой организации», - отметил он.

Алексей Мордашов также обратил внимание присутствующих на необходимость дальнейшей либерализации российской экономики. По его мнению, необходимо принимать конкретные меры по созданию условий для появления «действительно конкурентоспособных производителей, способных двигать экономику вперед, в конечном итоге, создавая условия для роста благосостояния наших граждан».

По мнению генерального директора компании «Северсталь», перед нами также стоит конкретная задача снять барьеры в передвижении товаров и услуг, связанные с техническим регулированием и работой таможни.

В пленарной дискуссии также приняли участие Генеральный директор Всемирной торговой организации Паскаль Лами, Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, Министр РФ Михаил Абызов, Президент-Председатель Правления Сбербанка России Герман Греф, Руководитель Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин, Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко, а также Директор Департамента глобальных индикаторов и анализа Всемирного банка Аугусто Лопес-Кларос. В роли модератором выступили Председатель Правления ОАО «РОСНАНО» Анатолий Чубайс и Генеральный директор ФК «Открытие» Рубен Аганбегян.

Полный текст выступления Алексея Мордашова на пленарной дискуссии Гайдаровского форума-2013

Бенефициарами от вступления России в ВТО являются не только металлургические компании, но и все сидящие в этом зале и все, кто смотрит нас по телевизору. Причем все без исключения - и россияне, и наши партнеры за рубежом. Потому что вступление России в ВТО - не для того, чтобы металлургия побольше своей стали продавала в тех странах, где доступ на рынки квотирован. Во-первых, таких стран совсем немного, а во-вторых, у российской металлургии нет таких фундаментальных проблем. А вступление России в ВТО собственно для того, о чем сегодня говорили на Форуме все выступавшие на сегодняшней панели - для создания условий конкурентоспособности, условий развития национальной экономики и для сохранения возможностей выбора, о которых господин Лами говорил.

Потому что весь мировой опыт вступления стран в ВТО (последний наиболее яркий пример - вступление Китая в ВТО) неизбежно приводил к ускорению роста национальной экономики на полпроцента - на процент. За счет ускоренного роста иностранных инвестиций, за счет роста собственно инвестиций самих экономических агентов, работающих в стране. Потому что вступление в ВТО традиционно приносит более предсказуемый, более понятный режим для всех, в том числе для инвесторов, иностранных и национальных.

Например, вступление России в ВТО приводит к такому интересному последствию, как возможность ссылаться на правила ВТО в российских судах. По нашей Конституции, международные соглашения России доминируют над национальным законодательством. Пока мы не понимаем, как это будет работать, сегодня уже говорилось о том, что нам нужно лучше понимать нормы и правила ВТО. Но если мы хотим воспользоваться преимуществами вступления в ВТО, то нам нужно это делать. Согласитесь, возможность в спорах с государственными органами, с экономическими партнерами, ссылаться на большие по объему документы (которые мы, правда, пока плохо знаем), приносит нам дополнительные возможности защиты наших интересов и придание предсказуемости и позитивности нашему экономическому режиму и инвестиционному климату в нашей стране - то, собственно, что является сегодня для нас основным сдерживающим фактором роста экономики. Поэтому вступление России в ВТО, я надеюсь, фундаментально, стратегически - принципиально важный шаг в развитии нашей страны. И выигрывает от него далеко не только металлургия, но и все-все-все - и россияне, и наши партнеры за рубежом.

Но что нужно сделать, чтобы мы начали развиваться более ускоренными темпами, о чем сегодня много говорилось? Я согласен с большинством из того, что было сказано здесь, несомненно, развитие человеческого капитала является абсолютно критическим для успеха, и значение образования в этом трудно переоценить. Но я бы хотел сфокусироваться на нескольких более краткосрочных аспектах, которые чуть более управляемы, чем, к примеру, вопросы образования. Я бы хотел бы сказать о вопросах либерализации нашей экономики, на вопросах торговых режимов. Собственно о них конкретно, во многом, и идет речь в правилах ВТО. Нам необходимо конкретно принимать меры по тем чувствительным направлениям, которые мы все хорошо знаем. Невозможно быть конкурентоспособным, если среда не принуждает к этому. Только в условиях открытой конкуренции появляются конкурентоспособные производители и только они способны двигать экономику вперед, в конечном счете, создавая условия для роста благосостояния наших граждан. И здесь есть абсолютно, на мой взгляд, конкретные, хорошо всем понятные направления действий.

Прозвучало сегодня описание наших успехов в области налогового администрирования. Сегодня действительно можно с уверенностью говорить о том, что за последние несколько лет в России существенно улучшилась ситуация с налоговым администрированием. Это факт, признанный как мировыми рейтингами, так и разделяемый всеми экономическими агентами. Конечно, и здесь есть определенные трудности и проблемы. Но, мне кажется, это хороший пример того, что если мы фокусируемся на каком-то направлении, то успех приходит.

И когда мы говорим сегодня о препятствиях экономическому росту, то препятствия к развитию торговли, тоже очень понятны и конкретны. Нам необходимо просто снимать барьеры в передвижении товаров и услуг. Снимать барьеры как связанные с техническим регулированием, так и работой таможни. На первом месте сегодня, по рейтингу мирового банка, по эффективности таможенных процедур находится Сингапур - один день на растамаживание товара и четыре документа при стоимости примерно 480 долларов за контейнер. Россия, к сожалению, находится на 163 месте - примерно 10-25 дней на выпуск товара, примерно 8-11 документов, примерно 1800 долларов за контейнер, во всяком случае, так подсчитал мировой банк. Он же подсчитал, что сокращение срока растамаживания товара на границе на один день приводит к росту торговли на 1%. Мировой банк подсчитал, что если бы все страны в мире вывели бы свои таможни на средний мировой уровень, то это бы добавило около 120 млрд. долларов к мировому ВВП. Причем главными бенефициарами этих средств были бы развивающиеся страны, в которых традиционно таможенное администрирование является не достаточно соответствующим лучшим практикам. Тут очень многое понятно.

Я думаю, нам просто надо начать двигаться в этом направлении. Нам нужно сегодня всерьез сфокусироваться на достижении преимуществ членства в ВТО. Сегодня блестяще, на мой взгляд, прозвучало, что мы по-прежнему обсуждаем, сможет Россия выполнять взятые на себя обязательства или не сможет выполнять. Но это уже в прошлом. Господин Лами об этом очень хорошо сказал. Сегодня для нас главная задача - не столько фокусироваться на защите национальной экономики, хотя, конечно, это тоже важный вопрос, сколько на том, чтобы получить преимущества членства в ВТО. Мы в ВТО вступали не для того, чтобы заниматься защитой наших секторов, а для того, чтобы, первое - продвинуть наши товары и услуги за рубеж, второе - создать более предсказуемый инвестиционный климат внутри страны, для того чтобы в известной степени участвовать в изменении самой организации. Сегодня об этом тоже Виктор Борисович Христенко говорил. Потому что очевидно, что ВТО испытывает непростые времена. Кризис Дохийского раунда показал, что есть большие противоречия, и участие России в формировании международной торговли очень важно для нас, чтобы правила, по которым мы будем играть, были сформированы с нашим участием. Кроме того, есть целый ряд немаловажных вопросов, направленных на расширение сферы регулирования в рамках ВТО. Движение труда, движение капитала, скорее всего, все больше будет покрываться регулированием ВТО. Важно, чтобы эти правила формировались с нашим участием.

У нас есть хороший потенциал. Россия сегодня, при всех наших трудностях, находится на 12-м месте в мире по объему экспорта и на 17-м по объему импорта. Это серьезные позиции. Правда наш экспорт, в основном, на 80%, состоит из минеральных ресурсов и металлов... Но, тем не менее, у нас есть огромный потенциал, нам есть на что опереться. И самое главное, у нас есть люди. При всех наших проблемах с образованием, уровень образования сегодня у нас достаточно высок, а уровень грамотности - просто тотальный. Это очень важная вещь, которая не у всех есть, кстати. Не надо забывать об этих наших преимуществах. Просто нужно делать очень конкретные вещи, в очень конкретном направлении совершенствовать законодательство. Уверен, что все присутствующие и на панели, и в зале к этому готовы. Спасибо!

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 января 2013 > № 770068 Алексей Мордашов


Австралия > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 17 января 2013 > № 736002

Австралиец нашел в ста километрах от Мельбурна пятикилограммовый золотой самородок, стоимость которого может доходить до полумиллиона долларов США, сообщает в четверг австралийское издание Ballarat Courier.

Золотоискатель, чье имя не сообщается, обнаружил самородок в среду на глубине 60 сантиметров под землей близ города Балларат (Ballarat), в ста километрах от Мельбурна. Со своей находкой он отправился в специализированный магазин полезных ископаемых.

Владелец магазина Корделл Кент (Cordell Kent) рассказал изданию, что рыночная стоимость 5 килограммов золота приблизительно составит 315 тысяч долларов, но самородки такого размера очень редки, поэтому Кент не исключает, что коллекционеры или музеи будут готовы предложить за находку до полумиллиона долларов.

"Такая находка дает людям надежду. Я не припомню, чтобы самородки такого размера когда-либо находили поблизости. А старательством я занимаюсь уже более двух десятков лет", - заявил Кент, предрекая начало "золотой лихорадки" в Балларате.

Самый большой самородок золота из всех когда-либо найденных был обнаружен в Австралии шахтером Хиллом Эндом в 1872 году, самородок весил 235 килограмм. До наших дней он не сохранился, так как был пущен на переплавку. Второй по величине самородок в мире также родом из Австралии, он весил 70,9 килограмм и тоже был переплавлен.

Австралия > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 17 января 2013 > № 736002


Украина. Люксембург > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 24 декабря 2012 > № 722698 Артем Поляков

Пятый по счету генеральный директор ПАО "ArcelorMittal Кривой Рог" Артем Поляков оказался самым непубличным. Российский топ-менеджер, уже работавший в Украине, отгородился от прессы на целый год. Однако недавний демарш профкома предприятия и обилие слухов вокруг него вынудили А.Полякова пообщаться со СМИ.

– Артем Игоревич, как Вы оцениваете нынешнее состояние мировой металлургии, и как оно влияет на деятельность предприятия?

– В 2008 году, как известно, случился мировой финансовый кризис, что повлекло за собой падение производства, которое через некоторое время восстановилось. Но в 2012 году опять наступило ухудшение: на смену финансовому кризису пришел структурный. Говоря простым языком: стали в мире больше, чем за нее готовы платить. Мы в очередной раз переживаем глубочайший кризис в нашей промышленности, который можно назвать кризисом несовпадения спроса и предложения. Он сопровождается падением цен, закрытием некоторых производств, сокращением объемов выпуска продукции и другими негативными явлениями. Из глобальных процессов в мире, которые затронули АМКР, я назову летний европейский кризис и некоторое торможение в Китае в августе и сентябре. Европейский кризис привел к тому, что в Европе резко упало потребление стали. Из потенциала в 200 млн тонн продукции в годовом измерении там купили всего около 130-140 млн тонн. Представляете, как падает евро и падает цена?! А раз падает евро, то европейские металлурги выходят на Средиземное и Черное море, – туда, где продаем и мы, – отчего страдает и АМКР. Насколько я помню, всего за 1 неделю цена за 1 тонну упала на 40 долл., потом произошло торможение в Китае. А эта страна плавит около 700 млн тонн стали в год, в месяц – около 60 млн. По всей же Украине ожидается выплавка всего 33 млн тонн за 2012, причем 5,7 млн тонн выпустит АМКР. Поэтому когда китайские металлурги только "пошевелились" и вышли на экспорт на те же моря, цена еще раз упала на 40 долл. Только по предварительным подсчетам, это уже привело к исчезновению 400 млн долл. из нашего бюджета.

Это очень важно, ведь из 5,7 млн тонн мы реализуем в Украине только 15%, а все остальное идет на экспорт. Мы – часть мировой экономики, и все ее подъемы и падения мы ощущаем на своей шкуре. В этом году пока все идет вниз, и мы проигрываем.

Мы – коммодити-производитель. Хороший пример такой продукции – белый сахар, все крупинки этого продукта абсолютно идентичны. Так же арматура и катанка, которые мы делаем. Это качественный товар, но он ничем не отличается от того, что выпускают "Северсталь", "Магнитка", "Метинвест"… Наш товар нужен всем людям, особенно там, где строятся дома. Но это приводит к тому, что отличие товара заключается только в печати производителя и уровне клиентского обслуживания. И если нет "правильной" цены, нет и продаж.

Наш рынок – особенно конкурентный. Поэтому производители соревнуются друг с другом по себестоимости и резервах ее уменьшения. Кто максимально снизит себестоимость, тот и победит в конкурентной борьбе. У нас, увы, с себестоимостью – не очень! Все прекрасно знают, что, например, российские металлурги платят за 1 куб м. чуть больше 100 долл., а мы почти 500! В конкурентной борьбе нам очень тяжело. Поэтому, чтобы сохранить хоть какую-то прибыльность, нам надо резко сократить затраты. Сегодня мы гоняемся за каждым долларом, который можно найти. Поэтому сегодняшний наш девиз – "экономия везде". Везде где есть резервы, они должны быть изысканы и переведены в активы.

К тому же преимущество, которым мы обладаем на Криворожье, в виде добычи собственного железорудного сырья, стало также нивелироваться. Цены на железорудное сырье падают, что с определенным временным лагом сопровождает падение цены на сталь. Соответственно, то преимущество, которое у нас было по сравнению с китайскими металлургами (мы работаем со своим ГОКом, а они вынуждены закупать железорудное сырье по рыночным ценам в Австралии), постепенно уменьшается. Для нас это не стало сюрпризом, и мы считаем, что структурный кризис будет только усугубляться.

Исходя из этого, бюджет предприятия 2013 года – это бюджет не развития, а сохранения достигнутого. Единственный положительный момент, который можно назвать на декабрь 2012 года, – прогнозы на продолжение кризиса в черной металлургии сократились. Нам надо переждать 2013 год, а с 2014 мы, надеюсь, начнем вновь "отрастать".

– Стоит ли в связи с этим ждать строительства в 2013 году крупных производственных и инфраструктурных объектов на АМКР?

– У нас есть бюджет инвестиций. В 2013 году мы будем во что-то вкладывать и строить, но мы не будем возводить "замки". Мы станем инвестировать туда, где будет быстрый возврат, а таких мест на предприятии много. Они ведут нас к исполнению экологических и иных обязательств перед государством. И, соответственно, к более эффективному производству. Я назову газоочистку в конвертерах, реконструкцию аглофабрик, очистку воздуха на вращающихся печах известково-обжигового цеха, все, что касается внедрения мониторинга сточных вод, атмосферного воздуха по границе санитарно-защитной зоны, модернизацию и оздоровление коксовых батарей №5 и №6. В каждом оздоровлении есть экологическая составляющая, снижающая вредное воздействие на окружающую среду.

– Актуальна ли задача о 100% обеспечении коксом собственного производства?

– Насколько я знаю, мы никогда ранее не были самообеспечены коксом. Нет такого и сейчас. Но это не проблема в сегодняшней экономической среде. Может быть, через год жизнь принесет нам ее новое понимание.

– На сколько процентов загружены сейчас производственные мощности предприятия?

– Мы работаем на максимуме возможностей. Но в разных переделах по-разному загружены мощности. Могу сказать, что завод работает на полную мощность по чугуну, что является для нас определяющим. Есть еще небольшие резервы в агломерации – если получится повысить коэффициент надежности работы оборудования, а у нас это в последнее время получалось. В прокате есть еще дополнительные мощности, но они пока не задействованы.

– В текущем году на АМКР наблюдается рост производства. Это предполагает и увеличение продаж, в связи с этим изменился ли у комбината рынок сбыта?

– Совсем новыми рынки сбыта назвать нельзя. Основными у нас остаются ближнее зарубежье, Африка, Ближний Восток. Они не новые, но идет реструктуризация продаж, появляются новые клиенты, выпускается новый сортамент продукции, упаковки, меняется клиентское обслуживание, новая команда у нас и в операционном управлении, которая достигла стабильности производства. Вот эти "согласованные усилия" всех участников процесса и приводят к тому, что по итогам 2012 года мы должны выпустить 5,5 млн тонн проката по сравнению с 4,84 млн тонн в прошлом году. Плюс нам помогает в продажах определенная экономическая специфика: мы производим арматуру и катанку, которые нужны каждому человеку, строящему жилье. Вопрос только один: как до него достучаться, возбудить его интерес и привлечь работать именно с нами, а не с конкурентами.

– Насколько вы самостоятельны в выборе покупателей, и как на деятельность предприятия влияет головная компания?

– Ответственность за финансовый результат работы и показатели производственного процесса лежат на нас. И мы вправе сами решать, кому и куда продать, при условии соблюдения нескольких принципов.

Относительно помощи со стороны большой транснациональной группы – я был частью и большой транснациональной группы, и отдельной локализованной группы. И могу вам сказать, что транснациональная компания – это кладезь знаний, навыков, советов и подсказок, как сделать лучше продукцию, реинжиниринг бизнес-процесса. Быть членом транснациональной компании – это хорошо, так как у тебя будет доступ к ноу-хау, которого у других может не быть. Кроме того, в минуты финансовых испытаний, за счет диверсификации рынков, в компании могут помочь нуждающемуся предприятию, перекачав на некоторое время финансовые ресурсы, понимая, зачем это делается и ожидая соответствующей отдачи.

Но тяжесть настоящего момента в том, что сегодня кризис повсеместный, он затронул весь мир, и особенно тяжело в Европе. Поэтому надеяться, что у кого-то можно перекачать ресурсы, – не получится и мы надеемся только на себя.

– Каковы перспективы развития украинского рынка для реализации продукции АМКР?

– Негативные, мы ожидаем сокращения спроса. В частности, в связи с завершением больших проектов, каким, например, был Евро-2012. Снижается и внутреннее потребление – мы это почувствовали еще до наступления зимы. Мы предполагаем, что данная тенденция сохранится и в 2013 году, особенно учитывая правительственные прогнозы по ВВП. Наш потребитель – это стройка, которая является индикатором промышленного роста. Нет роста ВВП, нет строек, нет потребления бетона, цемента, арматуры…

– Вашу компанию часто обвиняют в невыполнении инвестобязательств, особенно в сфере экологии…

– ФГИУ регулярно и системно проверяет нас – и только это является объективным мерилом истины. После приватизации АМКР проверяли 26 раз. А результаты всех последних проверок, включая сентябрьскую, одинаковы: обязательства выполняются! Это касается и экологических мероприятий: все, что мы обещали правительству по инвестобязательствам, – мы делаем. На 2013 год, как я уже говорил, запланирован ряд мероприятий с природоохранным уклоном. Например, реконструкция конвертерного цеха ее экологическая составляющая будет включать установление газоочисток и системы дожигания СО2 после конвертеров; установка систематического мониторинга не только технологических показателей, но и выбросов. Мы будем модернизировать известково-обжигательный цех, в частности фильтры, установленные после вращающихся печей, с 1 по 5. Там мы тоже достигнем 50 мг/куб. м выбросов, согласно инвестобязательствам. 5 и 6 коксовые батареи, которые уже сейчас стоят на консервации, будут реконструированы вместе с их системами газоочистки.

Добавлю еще одно важное мероприятие, реализацию которого мы заложили в наш бюджет: мы готвоимся к полному закрытию в конце 2013 года мартенов. Они, вместе с аглофабриками, – главные загрязнители окружающей среды. Поэтому когда у нас это получится, экологическая обстановка вокруг нас сильно изменится.

Закрытие мартенов – непростой процесс и комплекс сложных вопросов: логистики, производства и персонала. Так, произойдет высвобождение рабочих, которых надо будет дополнительно трудоустраивать или сокращать. В свою очередь, конвертерное производство, в составе 6 конвертеров, "должно научиться" всему тому, что делает мартен. Ведь мы не хотим терять объемы производства по жидкой стали.

– В связи с этим планируются ли структурные преобразования в управлении и производстве?

– Мы не отказываемся от идеи аутсорсинга таких подразделений, как общепит, медицина, транспорт. Сейчас мы взяли тайм-аут, чтобы подумать и правильно сделать это. Также может быть выведен в аутсорсинг копровой цех. Это передовые технологии, так делает группа "ArcelorMittal". Централизуются ремонтные службы с высвобождением небольшого числа персонала. А в будущем стоит подумать, как наш механоремонтный комплекс сделать, возможно, дочерним предприятием. Ведь тогда МРК сможет отдавать работы "на сторону" другим предприятиям металлургии. А это даст людям, занятым в нем, возможность заработать дополнительные деньги.

– Пару лет назад ваш предшественник Жан Жуэ заявлял, что на предприятии запланировано довести численность машин непрерывной разливки стали до 5-6 единиц. Сколько в настоящее время МНЛЗ эксплуатируется у вас?

– Пока одна, которая производит 1,2 млн тонн стали в год. В настоящее время закупка новых МНЛЗ не планируется. Хотя мы понимаем, что за ними будущее, и нам не избежать модернизации производства.

– Есть ли в среднесрочной перспективе в планах компании приобретение дополнительных активов в регионе или в Украине?

– Наша стратегия – сохранение и укрепление того, что у нас уже есть. Поэтому прямого ответа на ваш вопрос нет. Мы пытаемся сделать так, чтобы эффективно работало то, что нам уже принадлежит: карьер в Бериславе и терминал в Николаевском порту.

– Какие у вас отношения с профсоюзом предприятия, и какими вы видите дальнейшие пути решения возникших разногласий?

– Профсоюз – это представитель трудового коллектива, партнер по социальному диалогу – именно так я к нему и отношусь. Я признаю право профсоюза требовать, соглашаться, утверждать все что угодно, но в рамках действующего законодательства. На этом я и буду строить с ним отношения. Моя задача как гендиректора обеспечить успех этого предприятия. Успех – это и прибыльность, и поддержание объемов производства, которые ведут к ней, и выполнение социального пакета для людей, работающих на предприятии. Вы заблуждаетесь, если считаете, что подписание приказов о сокращении численности работников – для меня большая радость. Это обязанность, от которой мне трудно уклониться в текущей ситуации, когда надо бороться за производительность труда на одного работника, чтобы выиграть в конкурентной борьбе. Сегодня у нас в метпроизводстве (не считая ГОКа и КХП) показатель производительности труда едва достигает 200 тонн стали на 1 человека. А предприятия, с которыми мы соревнуемся, производят больше 400! Так что я должен делать? Я должен понимать, что происходит в мире и думать о большом коллективе и о методах, которые обеспечат стабильность? Или наслаждаться текущим положением и позволить персоналу славить друг друга, утверждая: "Мы лучшие"?! Да, мы не самые лучшие, если множество предприятий впереди нас. "Северсталь" производит свыше 400 тонн продукции на одного работающего. Даже здесь, в Украине, есть предприятия, который уже производят почти 400 тонн стали на 1 работника, – та же "Азовсталь"!

– Насколько обосновано утверждение профсоюза, что в планах руководства предприятия есть положение о сокращении 17 000 работников до 2017 года включительно?

– От повышения производительности труда и определенного сокращения нам не уйти. Поэтому я пока подписал приказ о сокращении 446 должностей. Говорить о том, что к 2017 году у нас будут работать 12 600 человек – рано, никаких решений по этому поводу не принималось. Периметр предприятия еще обсуждается, а заявлять о какой-либо программе, когда неизвестны цели, ее экономически обоснованные шаги – преждевременно. Понятно, что мы будем следить за действиями конкурентов, и кое-какие высвобождения персонала произойдут.

– Прокомментируйте ситуацию с неплатежами подрядчикам и информацию о том, что ранее марта 2013 года им не стоит ожидать полного расчета за выполненные работы?

– Буду откровенен: есть сложности. В условиях снижения получения выручки корректируются и наши планы. Мы говорим с подрядчиками откровенно: да, нам тяжело, в первую очередь мы платим налоги и зарплаты нашим работникам, но все наши обязательства перед подрядчиками выполняются и будут выполнены в полном объеме.

– Насколько реально воплощение идеи о выпуске на АМКР абсолютно новых, более технологичных видов продукции?

– До наступления 2012 года такие разговоры велись и подобные идеи обсуждались. О том, чтобы, например, на нашем заводе организовать производство плоского проката, который у нас не выпускается вообще. Но в сегодняшних условиях такие разговоры лишены хоть какого-нибудь экономического смысла. Может быть, в будущем, но не сейчас.

– Комбинат получит прибыль по итогам этого года?

– Мы закончим год со значительными убытками, причем еще до налогообложения. За 9 месяцев 2012 года финансовый результат от обычной деятельности АМКР был отрицательный, а к концу года объем убытков, по нашим оценкам, возрастет в полтора раза. И после налогообложения по итогам года окончательный размер убытков возрастет еще на две трети.

Ярослав Скиба

Украина. Люксембург > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 24 декабря 2012 > № 722698 Артем Поляков


Таджикистан > Металлургия, горнодобыча > НИАТ «Ховар», 17 декабря 2012 > № 765343

Строительство самого крупного завода в Таджикистане – металлургического комбината, – идёт полным ходом в Гиссарском районе. На стадии завершения находится строительство прокатного, литейного, шихтового и кислородного цехов. Строительство комбината осуществляется за счёт средств Правительства Таджикистана совместно с китайскими компаниями. После сдачи в эксплуатацию металлургического завода в 2013 году, в Таджикистане начнёт производиться отечественная арматура, железные балки, уголки, железные листы, проволока, трубы и другая металлическая продукция. Таджикистан > Металлургия, горнодобыча > НИАТ «Ховар», 17 декабря 2012 > № 765343


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 17 декабря 2012 > № 714991

МАГНИТОГОРСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ ПРИСТУПАЕТ К ПОСТАВКАМ СПЕЦСТАЛИ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА КОРПУСОВ АПЛ

ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат" (ММК, Челябинская область) приступает к поставкам металлопроката для производства корпусов атомных подводных лодок (АПЛ), сообщили ИА REGNUM в компании.

Одобрение на выпуск продукции было выдано межведомственной комиссией, в состав которой входят представители ВГУП "ЦНИИ КМ Прометей", строительных предприятий, конструкторских бюро. Область одобрения охватывает технологическую цепочку ММК по производству спецстали для корпусов АПЛ: кислородно-конвертерный цех - стан 5000 - термообратотка - абразивная зачистка.

После получения одобрения межведомственной комиссии Магнитогорский металлургический комбинат вносится в "ТУ" как производитель данного металлопроката на бессрочной основе.

Компания уже выиграла тендер на поставку проката в адрес производителя атомных подводных лодок для ВМФ РФ ОАО "Производственное объединение "Севмаш" в период с января по март 2013 года.

В июле 2009 года на ММК вошел в строй уникальный толстолистовой стан 5000 производительностью 1,5 млн. тонн в год, продукция которого предназначена, в том числе, и для судостроения. Технологические возможности стана позволяют выпускать продукцию для нефтяных платформ, работающих в условиях Арктики, для строительства мостов, изготовления котлов, а также производить судосталь, в том числе для танкеров, российских ВМС, современных судов ледового класса.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 17 декабря 2012 > № 714991


Афганистан > Металлургия, горнодобыча > afghanistan.ru, 13 декабря 2012 > № 712376

Тендеры на разработку трёх месторождений выиграли две афганские и одна афгано-турецкая компании, сообщают официальные источники.Из более чем 30 конкурсантов права на разработку двух медных и одного золотого месторождения в Афганистане получили две афганские и одна афгано-турецкая компании. Как сообщает Национальное телевидение Афганистана, победителями стали: Афганская компания по добыче золота и минералов (медное месторождение Балхаб в провинции Сари-Пуль), Афганская группа по добыче минералов (медное месторождение Шайдай в провинции Герат) и Афгано-турецкая горнодобывающая компания (золотое месторождение в провинции Бадахшан).

«Эти компании были выбраны из более чем 30 претендентов. В настоящее время мы разрабатываем детали будущих соглашений с победителями тендеров», заявил – пресс-секретарь министерства шахт и горной промышленности ИРА Джавед Омар.

Все победители имеют финансовую поддержку лондонских банков. В ближайшем будущем будут объявлены победители тендеров на разработку золотого месторождения Зарахшан в провинции Газни, добавил он.

Афганистан > Металлургия, горнодобыча > afghanistan.ru, 13 декабря 2012 > № 712376


Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > ca-news.org, 7 декабря 2012 > № 765333

Первая очередь крупного металлургического комбината, строящегося китайскими специалистами в пригороде Душанбе, будет запущена в мае 2013 года. На первом этапе предприятие будет перерабатывать до 450 тысяч тонн металлолома. Из переработанного металлолома будет производиться арматура, профили и другие металлические строительные изделия различного диаметра. После запуска второй очереди предприятия в нем будет налажено производство подобной продукции из железной пыли и других минералов, добываемых в Таджикистане. Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > ca-news.org, 7 декабря 2012 > № 765333


Армения > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 30 ноября 2012 > № 701138

ЭКСПЕРТЫ ГОВОРЯТ О МИНУСАХ ГОРНОРУДНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ АРМЕНИИ, НО НЕ ВИДЯТ ЕЙ АЛЬТЕРНАТИВЫ

На форуме "Горнорудная промышленность и социально-экономическое развитие: пути Армении", организованном Американским университетом Армении 30 ноября, ряд армянских экспертов попытался представить влияние горнорудной промышленности на социально-экономическую ситуацию в Армении.

Так, как передает корреспондент ИА REGNUM , советник главы Нацстатслужбы Армении Анастас Агазарян , выступая на форуме, сделал статистический обзор данной сферы.

Как отметил он, вопреки тому, что в советские годы экономика Армении имела четкую структуру, динамичное развитие и достаточно эффективное распределение, сейчас этого нет, и больше заметен цикличный характер экономики.

Эксперт констатировал, что, несмотря на то, что в списке первостепенных отраслей экономики Армении отмечены и ИТ-индустрия, и туризм, и сельское хозяйство, и развитие экспорта, сильно доминирующими остаются другие сферы. До середины 2000-х гг, по его словам, такой была строительная сфера, которая положительно влияла на экономический рост, однако сейчас, после спада в этой сфере в связи с мировым финансовым кризисом, в Армении начала преобладать горнорудная отрасль.

В данном контексте он также с сожалением отметил, что в Армении большее значение придают именно экономическому росту, а не развитию, показателем которого является ВВП. Согласно статданным с 2001 по 2011 года, приведенным им, несмотря на очень быстрый рост, данная сфера составляет сейчас всего 2,9% всего ВВП.

Следующим важным фактом, отмеченным экспертом, было то, что число людей, занятых в данной сфере - 15,5 тысяч - составляет всего 1,3% всего рынка труда.

То есть, как, отметил, он с точки зрения экономического роста сфера выполняет свою роль, но во всех других вопросах ее влияние очень маленькое. Как заметил специалист, нет в сфере и стабильного развития, так как она сталкивается с проблемой воздействия со стороны международных рынков, любое изменение в которых сильно влияет на сферу и на экономику Армении в целом.

Далее он привел статданные, согласно которым в самой богатой ресурсами области Армении - Сюнике средняя зарплата хоть и выше средней по республике, уровень бедности растет не медленнее, чем в других областях. Здесь и, как отметил он, высокий уровень заболевания, к примеру, туберкулезом и другими болезнями. То есть, кроме экономического эффекта, по его мнению, есть и много отрицательных эффектов. Мала, по его мнению, и компенсация за нанесенный экологии и обществу страны ущерб.

Среди отрицательных факторов он отметил также неравномерность распределения доходов сферы, так как 15 тысяч человек, занятых в данной сфере, получают столько же, сколько несколько владельцев рудников в Армении.

Вместе с тем, ему пришлось согласиться с тем, что у Армении, кажется, и нет иного выбора, так как данная сфера составляет более половины ее экспорта.

Другой участник форума, глава отделения Государственного инженерного университета Армении по экономике и управлению горнорудными и металлургическими предприятиями Давид Андроян , в свою очередь, отметил, что одной из основных проблем сферы, в частности, медной промышленности, является, то, что в Армении не производится окончательная продукция. Он также отметил отсутствие эффективной системы налогообложения для данной сферы.

Однако, что касается занятости людей в сфере горнорудной промышленности, то, по наблюдениям эксперта, их доля намного выше, так как их число составляет порядка 40 тысяч человек, учитывая тот факт, что для данных предприятий работает множество других организаций. Таким, образом, данная сфера обеспечивает работой 3,4% всего рынка труда Армении, отметил он. Кроме того, как подчеркнул Андроян, горнорудная промышленность составляет 17% промышленности Армении.

Стоит отметить, что присутствовавшие на форуме представители правительства Армении в ответ на вопросы об экологической стороне данного вопроса посоветовали посетить сайт правительства Армении или обратиться письменно к нему.

Армения > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 30 ноября 2012 > № 701138


Таджикистан. Россия > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 29 ноября 2012 > № 765429

Геологоразведка урановых участков на западе Таджикистана завершится в 2015 году. Сейчас таджикскими геологами ведется активная работа на двух урансодержащих участках Гиссарского района. Все работы по геологоразведке финансируются из бюджета республики. На данный момент интерес к урансодержащим участкам Таджикистана проявили российская госкорпорация «Росатом» и одна французская компания. С последней таджикское правительство ведёт переговоры, и стороны еще не договорились о совместной работе. Что касается «Росатома», то эта госкорпорация проявляла интерес к сотрудничеству в области добычи урана в Таджикистане в течение многих лет. По данным российских СМИ, 19 ноября т.г. Правительство России одобрило проекты соглашений, представленные Госкорпорацией «Росатом», между Правительством Российской Федерации и правительствами Киргизской Республики и Республики Таджикистан по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях. Соглашения, в частности, регулируют экспорт из России ядерных материалов и технологий. Ядерный материал, передаваемый республикам в рамках этого соглашения, не должен обогащаться до значения 20% и более по изотопу урана-235, а также обогащаться и перерабатываться без предварительного письменного согласия российской стороны. Кроме того, соглашение регулирует реэкспорт и передачу ядерного материала Киргизией и Таджикистаном другим государствам. Соглашение вступает в силу с даты получения последнего письменного уведомления о выполнении сторонами всех необходимых процедур. Соглашения являются бессрочными, их прекращение возможно через 1 год после получение одной из сторон письменного уведомления. По некоторым оценкам, на территории Таджикистана сосредоточено 13-14% мировых запасов урана. Самые крупные месторождения были открыты еще в период 1945-1955 годов на севере республики, которые и разрабатывались вплоть до конца 1980-х годов. Таджикистан. Россия > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 29 ноября 2012 > № 765429


Монголия. Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 30 октября 2012 > № 680446 Сергей Паушок

Как российский бизнесмен едва не стал миллиардером в Монголии, но в итоге потерпел крах

Илья Жегулев

Золотодобывающий бизнес Сергея Паушка оценивался в $1 млрд, но из-за проблем с властью он продал все свои активы за $25 млн

Утром 8 декабря 2007 года президенту Бурятии Вячеславу Наговицыну пришлось подняться пораньше. В тот день закрывался российско-монгольский форум, а он ?пообещал посетить стройку первого нефтеперерабатывающего завода в 30 км от Улан-Батора. Инвестор масштабного проекта Сергей Паушок — самый известный в Монголии российский предприниматель и золотодобытчик — договорился с ним о встрече в 9 утра. Вдруг раздался звонок. «Вячеслав Владимирович, мы не сможем встретиться. Сложились обстоятельства, по которым мне в Монголии сейчас находиться нельзя», — услышал глава Бурятии.

Паушок звонил уже из России. За минуту до этого он чудом пересек границу с Монголией. Предпринимателя спасло то, что в документах, где предписывалось задержать его в случае пересечения границы, была допущена опечатка — фамилию написали как «Паушек». Россиянина должны были арестовать сразу по окончании форума, чтобы не поднимать лишнего шума во время конференции. Шутка ли: в то время, когда со сцены произносятся слова о прекрасном климате для инвесторов, производится арест предпринимателя, который добился в Монголии колоссального успеха. В 2007 году основатель крупнейшей в Монголии золотодобывающей компании «Золотой Восток — Монголия» Сергей Паушок мог войти в список миллиардеров Forbes: компания Goldman Sachs оценила только его бизнес в $1 млрд, согласившись приобрести за $100 млн 10% акций компании. Но сделку не успели закрыть.

Спустя четыре года, осенью 2011-го к неприметному офису в Крылатском подъехало два внедорожника. Из одного вышел молодой монгол невысокого роста и зашел в дом. Охрана осталась ждать на улице. Сделка прошла быстро, говорить было не о чем — цена $25 млн за все активы Паушка в Монголии была обговорена заранее. Тордай Ганболд сел в машину, и кортеж сразу отправился в аэропорт. Так закончился монгольский проект мало известного в России, зато знаменитого на всю Монголию россиянина Cергея Паушка. «Я был бизнесменом, который мог ходить к премьеру и президенту страны и никогда не сидеть в очереди в приемной», — с грустью вспоминает Паушок, сидя в переговорной «Москва-Сити». Сейчас у него нет бизнеса ни в России, ни в Монголии.

Танки и бульдозеры. Свою насыщенную событиями бизнес-карьеру Паушок начал в артели старателей «Памир» в Таджикистане, куда устроился в 1987 году после армии водителем спецтехники. За несколько лет он выбился в замначальника участка. Артель старателей «Памир» работала на подрядах у «Таджикзолота», добывая и продавая золото по установленной государством цене, а также строя инфраструктуру вокруг месторождения. Компания была по тем временам крупная. Одних только строительно-монтажных работ исполняла на 5 млн рублей, огромные по тем временам деньги.

Когда-то Сергей Паушок был самым влиятельным бизнесменом в Монголиифото Артема Беркасова для Forbes

В конце 1980-х годов, когда плановая экономика стала разваливаться, пригодились таланты Паушка. Благодаря армейским связям механик смог найти выходы на людей, отвечавших за списание техники выходивших из Афганистана войск. «Технику просто бросали в пустыне, ее никто не вывозил. А мы договаривались с выходящими оттуда подразделениями о покупке «уралов», МАЗов и запчастей». Покупатели со всего СССР обычно сидели прямо вдоль легендарного моста Дружбы, через который проходил ограниченный контингент советских войск, и на месте договаривались о покупке за бесценок техники, которая по бумагам потом проходила как списанная.

Паушок же договаривался о покупке техники заранее, и ее доставляли прямо в артель. Так его продвинули до замначальника участка, ответственного за снабжение. Законы бизнеса Паушок знал отлично — артель старателей была одной из немногих частных компаний в СССР и зарабатывала деньги самостоятельно с момента создания. Однако после распада СССР таджики потребовали национализировать золотодобычу, и «памирцам» порекомендовали убираться восвояси, экспроприировав у них большую часть техники. Паушок уехал в Белую Калитву Ростовской области, где возглавил филиал артели. Потеряв золотодобычу, 100 сотрудников «Памира» в основном работали на стройках. Денег не было, подрядчики расплачивались квартирами. В 1995 году филиал отделился от «Памира», а Паушок докупил акции до контрольного пакета. Дела шли ни шатко ни валко: фирма продолжала выполнять подряды на госзаказах и иногда подрабатывала на мелких месторождениях, например помогая «Южуралзолоту».

Погружение в недра. В 1997 году «Алроса» решила исследовать возможность добычи золота на доставшемся ей месторождении в Монголии. В составе группы экспертов попросили съездить и Паушка.

Монголия богата полезными ископаемыми, прогнозных запасов золота, по советским исследованиям, здесь должно было быть не менее тысячи тонн. А по запасам меди Монголия вышла на третье место в мире, после того как запасы в Оюу Толгой подтвердил однокашник Стива Джобса по Рид-колледжу Роберт Фридланд. Однако в 1990-е годы в золотодобывающей отрасли Монголии был застой. Страна с трудом оправлялась от перехода из соцлагеря в рыночную экономику: в условиях кризиса и нехватки продуктов, развала систем образования и медицины монголы постепенно возвращались к кочевой жизни. Пытаясь спасти страну, власти создали один из самых либеральных режимов для инвесторов. Совокупная налоговая нагрузка на золотодобывающие компании не превышала 47% (в России она оценивалась в 93%), а крупным иностранным инвесторам предоставлялись льготы в том числе по налогу на прибыль.

Первым проводником Паушка в хитросплетениях монгольской экономики стал Сергей Опанасенко, торговый представитель России в Монголии. Он вспоминает, что Паушок ему сразу понравился хваткой и настырностью. Предприниматель был захвачен идеей создания в Монголии крупной золотодобывающей компании. Несмотря на отсутствие денег, он настолько был уверен в перспективе проекта, что увлек и Опанасенко.

«Я приехал в отпуск в Москву и ходил с ним по банкам как свадебный генерал. Убеждал банки, что в Монголии действительно можно заработать», — рассказывает Опанасенко. Но то ли Паушок с Опанасенко выглядели неубедительно, то ли Монголия пугала российских банкиров — успеха дуэт не снискал. Помогли только знакомства. В «Газпроме» у Рема Вяхирева начальником управделами работал давний знакомый Паушка. Он-то и порекомендовал его компании «Итера». Компания, занимавшаяся торговлей среднеазиатским газом, решила рискнуть и выдала артели «Памир» $25 млн за 60% компании. По тем временам это были огромные деньги. Для сравнения: «Сибнефть» была приватизирована за сумму вчетверо больше. «Итера» заплатила в основном товарными поставками, отдав Паушку тяжелые машины для добычи. Еще $20 млн Паушок взял уже у «Менатеп — Санкт-Петербург», под имя «Итеры» банки охотнее давали деньги. Паушок выкупил компанию в 2002 году, заплатив за 60% $30 млн.

Щедро одаривая монгольских чиновников и предпринимателей, вызвавшихся быть консультантами, Паушок искал главное — месторождения с запасами, стоившими больших инвестиций. Это было нелегко. Он проводил в день по несколько встреч, но большинство продавцов лицензий оказывались мошенниками. «Приносили из геофондов документы, но часто они были перекопированы и на бумаге изменены названия. То есть тебе предлагали изначально куклу, где золота быть не могло, и ее хотели продать за несколько миллионов долларов. Наши специалисты выезжали и потом уже видели, что там полная кукла. Поэтому мы искали первоисточник». В итоге за 10 лет Паушок насобирал 146 лицензий, 300 т прогнозных и около 30 т доказанных запасов чистого золота (то есть только доказанных запасов в собственности у Паушка было на $1,7 млрд по нынешним ценам). С помощью российских геологов и секретных геологоразведочных карт, добытых с помощью новоприобретенных связей, Паушку удалось получить стоящее месторождение в Замаарском районе. На глубине 40 м были тонны рассыпного золота.

По словам Паушка, только на покупку лицензий он потратил более $40 млн, хотя, по официальным отчетам компании, вложения в лицензии составили $17,1 млн. Куда делась разница? Паушок рассказывает, что тратиться приходилось везде — страна просто пронизана коррупцией.

Бизнес золотодобывающей компании в Монголии строился так: предприниматель покупает лицензию, добывает золото и продает драгоценный металл Монгольскому центральному банку, который берет его по ценам, установленным Лондонской фондовой биржей. Главное при такой незамысловатой схеме — обеспечить себя лицензиями с проверенными запасами. Но это не все, считает Паушок. «Монголов надо было закатывать. Говорить: решаем немедленно — вот тебе деньги. Если отложить на завтра, он перенесет сделку на послезавтра и т. д. Если ты даешь миллион, завтра ему дают два, послезавтра — три. Это их бизнес-тактика. Потому что они потом шли к китайцам и говорили: этим интересуется Паушок. И продавали им в два раза дороже».

«Памир» в Монголии. Построенный еще в брежневские времена девятиэтажный дом ничем не выделяется среди многоэтажек в спальном районе Улан-Батора. Именно здесь располагался центральный офис компании «Золотой Восток — Монголия», годовая выручка которой достигала в 2006 году $100 млн. Другие монгольские компании, богатея, переселялись в новые офисы из стекла и бетона в центре города. Паушок же вплоть до продажи компании «Золотой Восток» так никуда и не переехал. Первые этажи занимал офис, выше располагались квартиры специалистов.

Паушок вообще не очень доверял местным. Работавший в «Золотом Востоке» электрик Николай Овчаров (монголы называют его «Николаич») рассказывает, что местных брали только водителями, а основные работы по добыче выполняли русскоязычные сотрудники. Овчаров раньше работал в самой крупной российско-монгольской компании по добыче цветных металлов «Эрденет», а когда монголы стали потихоньку избавляться от русских, уволенных специалистов подбирал Паушок. Кроме того, Паушок вывез в Монголию около трети сотрудников артели «Памир». Главный инженер, начальники участков, механики, мотористы, агрегатчики, водители БелАЗов — из 1500 сотрудников компании 700 приехали из России и стран СНГ, 250 из них работали с Паушком в артели «Памир». Паушок боялся доверять монголам ключевые менеджерские позиции, боясь утечки информации к монгольским силовым органам: «Секретари меня информировали, что служба внешней разведки Монголии вербовала моих сотрудников. Поэтому ни в коем случае в руководство нельзя было запускать иностранцев». Иностранцами Паушок называл монголов.

Черное золото. Паушок не ограничивался золотодобычей. С самого начала он хотел расширить бизнес и понимал, где на самом деле лежит Клондайк: в стране не было ни одного нефтеперерабатывающего завода. У монголов не было ни денег, ни знаний, чтобы построить современный завод, китайцев же пускать в стратегическую отрасль боялись. Все нефтепродукты из России поставляли две монгольские компании «Ник» и «Петровис», которые, как эксклюзивные поставщики, устанавливали свои оптовые цены. Паушок считает, что они были связаны с властью. Олигополию попытался было нарушить ЮКОС, который в 2003 году открыл в Улан-Баторе офис и стал торговать бензином и соляркой. Продолжалось это, правда, недолго. С «Роснефтью», которой достались активы ЮКОСа, монгольские компании договорились полюбовно — госкомпания даже не пыталась продавать нефтепродукты самостоятельно, отказав и Сергею Паушку, который хотел быть представителем «Роснефти» в регионе, пока не построит свой завод.

При упоминании бывшего главы «Роснефти» Сергея Богданчикова Паушок начинает кипятиться: «Я эту фамилию запомню на всю жизнь. Мы с ним встречались несколько раз, предлагали и долю в компании, и долю в НПЗ, все равно я потом вышел бы из этого бизнеса и продал его государству. Это было политическое дело — контролировать все энергопотоки в стране. Но Богданчиков меня выслушал и сделал с точностью до наоборот». В итоге «Роснефть» до сих пор продает нефтепродукты через монгольские компании, которые со своей наценкой перепродают ее розничным сетям. В «Роснефти» отказались комментировать факт переговоров с Паушком.

Площадку под НПЗ Паушок арендовал еще в 2000 году, организовав совместно с «Газпромом» компанию «Востокнефтегаз». С приходом Алексея Миллера на пост главы «Газпрома» монгольский проект был заморожен, и Паушок решил продвигать его сам, отсудив долю у «Газпрома». Однако строительство завода затянулось. Как и в случае с золотом, предприниматель начал искать инвесторов, только денег теперь требовалось в разы больше. Чтобы построить НПЗ мощностью переработки 2 млн т нефти, нужно было найти $600 млн. Таких денег у Паушка не было. В 2006 году предприниматель договорился о финансировании сделки с чешским Czech Export Bank (50%), который кредитовал своих производителей оборудования на НПЗ, и по той же схеме с триумвиратом российских госбанков — Внешэкономбанком, Газпромбанком и ВТБ. Сам Паушок должен был финансировать 15% проекта. Нефть он планировал брать у «Лукойла», с которым заключил контракт на поставку до 2 млн т в год. Но красивая схема рухнула в одночасье.

Проблемы с русским. Летом 2006 года в Монголию приехал премьер Михаил Фрадков, которого сопровождал влиятельный бизнесмен Олег Дерипаска. Он присматривался к крупным месторождениям меди и угля. Гостей приняли не слишком радушно, а Дерипаске, как рассказывают, даже пришлось спать в самолете — ни в одной гостинице из-за праздника Наадам не было свободных номеров. На двусторонней встрече министр промышленности Монголии Жаргалсайхан попросил выступить Паушка — рассказать об идее НПЗ. Рассказ о масштабном проекте возмутил Фрадкова: неизвестный ему российский предприниматель вдруг рассказывает как о свершившемся деле об инвестпроекте, который должен был изменить всю экономику отношений между Россией и Монголией. В случае реализации плана Паушка Россия теряла Монголию в качестве рынка сбыта нефтепродуктов.

Как вспоминает Паушок, Фрадков резко перебил его уверенное выступление. «Вы сначала решите вопросы с сырой нефтью», — сказал премьер. Паушок не стал ему отвечать — он все понял. Добавил в топку угля монгольский министр, бросившийся на защиту Паушка. «Паушка мы знаем больше пяти лет, он известный здесь предприниматель и вложил много денег в страну, — цитирует Жаргалсайхана Паушок. — А кто такой господин Дерипаска, мы не в курсе. Будьте добры, господин Дерипаска, вы подайте заявку на инвестпроект и встаньте в общую очередь, а мы вопрос рассмотрим». В перерыве Паушок решился подойти к нахмуренному Фрадкову и проговорил: «В принципе я решил вопросы с сырой нефтью». «Посмотрим», — процедил в ответ Фрадков.

Паушок понял: лукойловской нефти ему не видать. Но сдаваться он не собирался и договорился о закупках нефти с Саудовской Аравией, а с китайской CNPC — о поставках арабской нефти по нефтепроводу к Монголии. Поставки с побережья Саудовской Аравии до китайских портов, перекачка в емкости CNPC, прогон нефти по китайской системе трубопроводов и по железной дороге оказались дешевле, чем закупки нефти напрямую из Иркутска с учетом российских таможенных тарифов и логистики.

Почти сразу после знакового совещания отказались от проекта и российские банки. Но и здесь Паушок в последний момент нашел выход, договорившись отдать 50% НПЗ China Oil в обмен на необходимые инвестиции. Еще $100 млн Паушок планировал выручить от продажи части компании «Золотой Восток». Такую сумму за 10% акций предлагало китайское представительство Goldman Sachs.

Паушок, однако, не учел важного обстоятельства: строительство НПЗ явно было не на руку компаниям, продающим российскую нефть. Значительный, хотя и не контрольный пакет в обеих дилерских компаниях имел Санжийн Баяр, который в октябре 2007 года стал премьером Монголии. «Это самый плохой монгол, которого произвела монгольская земля на свет», — констатирует Паушок, считая его главной причиной всех своих бед. Сейчас предприниматель может не скупиться на эпитеты. Паушок в России, а Баяр в Америке. А тогда разногласия с премьером были чреваты опасными последствиями.

Но чиновники были не единственной угрозой бизнесу Паушка.

Золотая орда. Если отъехать от Улан-Батора на несколько десятков километров и свернуть с дороги, начнется степь. Здесь можно увидеть «ниндзя» — так называют нелегальных индивидуальных золотодобытчиков. В карьере, оставленном крупной компанией, стоит микроавтобус, палатка и небольшой аппарат для промывки золота. Пожилой Намхай Седын с семьей находит за день не меньше грамма золота. Он с гордостью показывает горстку золотого песка в маленькой коробочке. Недалеко от этого места Намхай обменяет эту горстку прямо в магазине на продукты или на деньги — за грамм дают около $39. Если ниндзя повезет, он найдет слиток, но меньше грамма не бывает практически никогда. Чуть дальше от столицы золото добывают уже в промышленных масштабах, здесь работают небольшие бригады частных старателей. С грузовика землю лопатами кидают в зеленое корыто, откуда под напором воды земля стекает вниз, а на стенках остается золото. За 20 минут работы удалось найти больше 5 г. Неплохая прибавка к заработкам в провинции, где средняя зарплата около $300.

Почему ниндзя? Такое прозвище золотодобытчики-нелегалы получили не из-за тайных навыков боевых искусств. Просто при облавах они закидывают свои зеленые корыта за спину и улепетывают — в этот момент они очень похожи на черепашек-ниндзя из мультика.

Для Паушка ниндзя были настоящим бедствием. Начиная с 2004 года они стали массово десантироваться на месторождения «Золотого Востока — Монголии». Количество ниндзя увеличивалось в геометрической прогрессии вместе с ценой на золото. К 2006 году частных старателей на территории компании насчитывалось уже до 10 000. Охрана с ними не справлялась. «Мы не могли применить силу, потому что применение спецсредств сразу же привело бы к межэтническому конфликту. Мы все же являемся иностранной компанией», — говорит Паушок. Обращения в полицию не помогали. Те, кого охрана сдавала в полицию, выходили оттуда через полчаса, заплатив штраф 3000 тугриков (около $2), и возвращались обратно на прииски. Паушок заваливал письмами силовиков и правительство, но безрезультатно.

А тем временем на 50-метровом карьере, вырытом бульдозеристами Паушка, образовался настоящий город. Он был заполнен тысячами частных старателей, включая женщин и стариков, которые мешками вытягивали сырье с глубины и там же промывали. Наверху их ждали магазины с водкой, юрты отдыха и даже проститутки. По подсчетам компании, только за три летних месяца ниндзя добывали больше 300 кг чистого золота — на $15 млн.

Дикий Запад по-монгольски закончился только в сентябре 2006 года, когда Паушок продавил постановление правительства об оказании помощи старателям. Ему выделили роту спецназа и разрешили силой вывезти старателей в степь. Больше 10 000 монголов Паушок на своих машинах отвез за сотню километров от месторождения и выбросил в степи. Монгольские власти не хотели заниматься развозом монголов по домам, Паушок тоже не стал брать это на себя. «Я таксист, что ли, развозить их по адресам? — возмущается он. — Юртовым поселком целым вывозил, разгружал и снова вывозил».

Крах. «Великое переселение монголов» отразилось на имидже российского предпринимателя. О нем стали писать как о жестоком приезжем капиталисте, не дающем монголам свободно жить на родной земле. «Если раньше Паушок был нормальным, то потом стал нервным, мог придраться к мелочи, настаивал, чтобы все было вылизано, — рассказывает Болорма, работавшая у Паушка секретарем. — Как видели, что он идет, все начинали дрожать».

Поняв, что врагов у него теперь много, Паушок озаботился охраной: никуда не ездил без джипа сопровождения, а иногда и двух. По сути он был единственным в Монголии предпринимателем, кто всегда ходил с телохранителями. В маленькой Монголии даже министры ходят без охраны, не говоря уж о простых бизнесменах.

В 2006 году монгольский парламент рассматривал законопроект о введении дополнительного налога для добытчиков меди. Неожиданно один из депутатов внес предложение распространить налог и на золотодобытчиков. Он устанавливался в размере 68% с выручки, если цена за золото больше $500 за унцию. Паушок посчитал, что при таком налогообложении бизнес придется сворачивать. Попытки договориться ни к чему не привели. Крупнейший добытчик золота в Монголии и главный конкурент Паушка, компания Boroo Gold уже имела подписанное с правительством соглашение инвестора, благодаря которому изменения в законодательстве ее не коснулись. Остальные тихо ушли на черный рынок.

Паушок решился на войну. Спикер парламента Цендийн Нямдорж что-то простодушно добавил в законопроект от руки. Депутаты, поддерживавшие Паушка, потребовали в конституционном суде отменить закон о кабальном налоге. Закон отменен не был, зато из-за несоблюдения норм регламента оппозиции удалось снять спикера с поста. Параллельно предприниматель подал иск в Международный арбитраж в Стокгольме, насчитав более $1,5 млрд убытков. Паушок публично пообещал не платить налоги, обойдя закон следующим образом: он решил не продавать монгольскому банку золото, а сдавал его на хранение, попутно беря аванс в счет будущей продажи. Такие «показательные игры» не могли не разозлить высших чиновников.

Осенью 2007 года произошла смена правительства. Премьером стал Баяр — обладатель долей в компаниях, торгующих нефтепродуктами. А министром юстиции стал бывший спикер парламента Нямдорж. На Паушка завели уголовное дело по неуплате налогов, и предпринимателю пришлось спасаться бегством. От своих людей Паушок узнал, что его собираются арестовать сразу после российско-монгольского инвестиционного форума. Семью он отправил домой заблаговременно, сам же был на волоске от ареста. Как рассказывает предприниматель, о встрече с президентом Наговицыным он специально договорился на виду у всех, чтобы сбить с толку наблюдение. Президент Бурятии не догадывался, что участвует в операции побега. Спецслужбы расслабились, зная, что Паушок никуда не убежит, поскольку ему предстояла важная встреча. Предупреждены об отъезде были только водители, телохранители и его первый заместитель Борис Игошин, остававшийся «на хозяйстве». В 5 утра 8 декабря под покровом ночи Паушок на двух машинах отправился в сторону границы и, лишь когда ее пересек, позвонил Наговицыну. Больше в Монголии Паушок не появлялся.

«Не обижаться на страну». Четыре года бизнес компании был заморожен, а месторождения — брошены. За это время официальная добыча золота в стране сократилась с 25 т в 2007 году до 4 т в 2011 году, а количество ниндзя только увеличилось. Сданное в банк на хранение золото власти Монголии заставили продать, а выручку забрали в счет долгов по уплате тех самых 68% налога. Уголовные дела против Паушка были после этого закрыты за отсутствием состава преступления. Бориса Игошина заставили дать подписку о невыезде, он не смог выехать в Россию на лечение и скончался в Монголии осенью 2009 года.

Решение Международного арбитражного суда в Стокгольме было принято только в прошлом году. Признавая незаконной продажу банком золота, суд все же взял сторону Монголии. Из-за огромной долговой нагрузки Паушку пришлось продать бизнес местному предпринимателю Тордаю Ганболду. Владелец девелоперской компании Goldstream Mongolia был связан с правящей партией Баяра и пообещал решить проблемы. Однако власть поменялась, вскоре после сделки, в январе 2012 года, Ганболда даже ненадолго арестовали. Как рассказал Forbes замминистра экономики и бывший глава Монгольского национального банка Очирбатын Чулуунбат, при аресте в компании нашли документы, по которым 30% активов Паушка были отданы семье премьер-министра Сухбаатарына Батболда. Теперь Ганболд утверждает, что никаких акций никому не отдавал, а наследство ему досталось тяжелое: взятые в долг у Газпромбанка в 2006 году $30 млн якобы не были инвестированы, а исчезли, как исчезло и оборудование, купленное в лизинг у японской компании Itochu. Паушок отвергает обвинения в двойной бухгалтерии. «Компания готовилась к продаже Goldman Sachs, такое нарушение аналитики бы моментально обнаружили», — заявляет он. Полученные за компанию $25 млн Паушок сразу раздал кредиторам, но еще по одному кредиту на ту же сумму у Газпромбанка он остался поручителем и теперь пытается уговорить Ганболда расплатиться с банком.

Ганболд, в свою очередь, взывает к моральным ценностям. «Паушок не приехал как сын царя. Он приехал как обычный гражданин и преуспел в Монголии. Не думаю, что он должен обижаться на страну. Он приехал как рядовой и вырос практически до генерала. На монгольской земле, по монгольским законам, благодаря монгольскому народу и запасу золота».

Хочет ли Паушок забыть Монголию как страшный сон? У него звонит телефон, и он с кем-то долго беседует. «Монголы звонят, — подмигивает он корреспонденту Forbes, — хотят, чтобы я им достроил нефтеперерабатывающий завод». — «И вернетесь?» — «Вполне возможно. Но как менеджер. Дострою завод и уеду».

Паушок успел стать монгольским политэмигрантом, настроив против себя всю местную элиту. Но та элита уже или сидит в тюрьме, или уволена. Сейчас в Монголии демократия. Самое время возвращаться.

Монголия. Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 30 октября 2012 > № 680446 Сергей Паушок


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 15 октября 2012 > № 667787

Студенты Сибирского федерального университета (СФУ, Красноярск) создадут цифровой каталог одной из крупнейших в России коллекции минералов Красноярского музея геологии центральной Сибири, которая насчитывает более 35 тысяч экземпляров, сообщили РИА Новости в СФУ.

Необходимость создания цифрового каталога возникла в связи с тем, что в ближайшее время геологический музей лишится здания, в котором ранее располагался, - оно передано под другие нужды.

Красноярский музей геологии центральной Сибири - один из крупнейших в России. Основная часть его коллекционного фонда была сформирована с 1960 по 1987 годы, фонды насчитывают более 35 тысяч экспонатов, из них лишь 5 тысяч можно было выставить на имеющихся площадях, а во временной экспозиции и того меньше.

"Преподаватели и студенты гуманитарного института СФУ сначала в инициативном порядке, а затем и в рамках выигранного гранта Красноярского краевого фонда поддержки научной деятельности разработают электронную справочную систему коллекции музея", - сообщили в университете.

Электронный каталог, который создают студенты, объединит в себе высококачественные цифровые изображения экспонатов музея с возможностью их подробной детализации и текстовые описательные данные об экспонатах.

В СФУ рассчитывают, что данная информационная система может быть использована как в экспозиционной работе музея, так и в научно-исследовательской и образовательной деятельности различных учреждений, а кроме того, позволит любому желающему через веб-сайт каталога самостоятельно в популярной форме познакомиться с уникальной коллекцией.

Сколько времени займет оцифровка музейных фондов, в СФУ пока не уточняют. Антон Андреев.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 15 октября 2012 > № 667787


Канада. Мексика > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 10 октября 2012 > № 664335

Золотодобытчик Osisko Mining Corp. сообщила, что анализ свыше 4000 геологоразведочных проб за период с 2011 г. по сегодняшний день на приобретенной компанией в Мексике территории размером приблизительно в миллион гектаров позволяет говорить о крупной «золотой аномалии» на участке. «Мы верим, что можем обеспечить создание значительной стоимости для наших акционеров посредством выполнения систематических программ разведки. Мы также работаем над расширением нашей команды и баз данных в русле стремления к обнаружению новых залежей золота», – заявил президент и главный исполнительный директор Osisko Шон Рузен.

Основным проектом канадской компании является рудник Malartic Gold Mine в Северном Квебеке. Также ей принадлежит проект Hammond Reef в Северном Онтарио.

Канада. Мексика > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 10 октября 2012 > № 664335


Россия > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 24 сентября 2012 > № 651691 Владимир Путин, Андрей Белоусов

Встреча с Министром экономического развития Андреем Белоусовым.

Обсуждалась ситуация на ряде предприятий алюминиевой промышленности. Кроме того, речь зашла об адаптации отдельных отраслей российской экономики к требованиям Всемирной торговой организации. В частности, затрагивались вопросы повышения мер тарифной защиты.* * *

В.ПУТИН: Андрей Рэмович, Вы знаете про ситуацию, которая складывается на некоторых предприятиях алюминиевой промышленности? У меня уже была беседа с собственниками, и я просил Вас лично подключиться к решению вопросов, достаточно острых и с экономической, и с социальной точки зрения. Знаю, что движение вперёд в позитивном направлении есть.

А.БЕЛОУСОВ: Да, мы, конечно, несём ответственность за алюминиевую промышленность, хотя вопросы социальные – это в первую очередь вопросы собственника и трудового коллектива. Собственник должен решать эти вопросы. Но алюминиевая промышленность – это стратегическая отрасль, и мы, в том числе и с помощью кредитов ВЭБа, создаём там новые мощности.

Естественно, у собственника сейчас возникли проблемы, потому что ему нужно загружать новые мощности: это Богучанский алюминиевый завод, это Тайшетский алюминиевый завод, который мы создаём. Для этого нужны люди и нужно выводить старые мощности. Под удар, если можно назвать таким образом, попало несколько заводов, но самая сложная ситуация была на Богословском алюминиевом заводе.

Я говорю – была, потому что я считаю, что удалось существенно её разрядить. Это уникальный завод. Уникален он тем, что, с одной стороны, легендарный: это один из первых заводов советской алюминиевой промышленности, который создавался в годы войны, и первый алюминий там пошёл в 1945 году. С другой стороны, он наиболее отсталый, отстаёт в технологическом плане: там стоят электролизные агрегаты, которые были введены ещё и, может быть, в то время как-то модернизировались. Они немодернизируемы, они сегодня генерят убытки. И, естественно, первая реакция собственника – сократить людей: это 1200 человек, которые заняты на этих производствах. Не все производства, не закрывать завод – так вопрос не стоял (там есть и глинозёмное производство, достаточно современное, но у нас не об этом речь).

Надо сказать, что довольно сложные были переговоры, мы выступили посредниками в переговорах между трудовым коллективом, субъектом Федерации, это Свердловская область, и собственниками этого завода. Но надо отдать должное владельцам завода, «Русалу», они очень энергично начали решать все проблемы. И сегодня я могу доложить, что ситуация разрядилась таким образом: подписано соглашение между собственником завода, трудовым коллективом в лице профсоюза и губернатором (губернатор подписал), по которому никого увольнять не будут. Частично люди будут переведены на другие производства в рамках того же завода; часть людей, видимо, добровольно: им будут предложены пакеты с тем, чтобы они переехали на новое производство, но, подчёркиваю, добровольно.

Никого по приказу сократить, уволить – этого не будет. Это один из ключевых пунктов соглашения. Естественно, потребуется помощь ВЭБа, в данном случае на кредитной основе, для того, чтобы соответствующие производства были скорейшим образом модернизированы. Это мы долго обсуждали, штатно работаем.

В.ПУТИН: Это очень важно, чтобы было будущее у предприятия, людям надо помочь, чтобы было понятно, в чём им конкретно будет выражаться эта помощь.

А.БЕЛОУСОВ: Я договорился с руководителем профсоюзов, что они будут следить, отслеживать, как выполняется это соглашение, я тоже буду держать руку на пульсе.

В.ПУТИН: Хорошо. Что ещё?

А.БЕЛОУСОВ: Если говорить про алюминиевую промышленность, нужно сказать, что там есть ещё два завода (но там ситуация гораздо менее острая), которые тоже попали под удар: Волховский завод, это в Карелии, – я думаю, что мы там это всё решим, уверен просто, что мы решим.

В.ПУТИН: У Вас и другие вопросы были.

А.БЕЛОУСОВ: Да, я хотел доложить, что мы сейчас проанализировали ситуацию в рамках подготовки прогноза, который складывается у нас на 2013–2015 годы. Ситуация достаточно непростая, потому что мы должны сейчас удержаться на достаточно высоких темпах роста – не ниже 4–5 процентов. В противном случае нам просто не удастся сбалансировать бюджет, потому что одновременно много приходится решать оборонных, социальных вопросов, которые назрели, которые есть в Ваших указах, и всё это нужно выполнять. Но это задаёт нижнюю планку, границу роста.

С другой стороны, у нас есть целый ряд новых факторов, которые будут действовать в этот период. Пожалуй, такой наиболее сложный фактор, мы ещё не до конца его понимаем, общество, мне кажется, не понимает, – что впервые мы вступаем в период, когда у нас не будет расти экспорт нефти и добыча нефти. Период достаточно длительный. То есть, если мы до кризиса 2007 года, с середины 2000-х годов, у нас где-то примерно половина нашего роста шла за счёт экспорта энергоносителей и других сырьевых товаров, то сейчас этот фактор практически перестанет работать. Другой фактор, который мы тоже, конечно, должны принимать во внимание…

В.ПУТИН: В том числе и сокращение потребления.

А.БЕЛОУСОВ: Это да, в том числе и сокращение потребления, конечно. Другой фактор, который мы должны принимать во внимание, – это, безусловно, адаптация нашей экономики к ВТО. Достаточно существенно снижается тарифная защита, она снижается селективно, то есть не фронтально, а по отдельным направлениям, тем не менее по отдельным направлениям нужно обязательно выстраивать, принимать меры защиты.

Сегодня такой план разработан, он выполняется – план по адаптации отраслей. Я его докладывал Государственной Думе, мы договорились создать специальную рабочую группу из депутатов, предпринимателей и чиновников, которые будут отслеживать ход выполнения этого плана по существу. Такая рабочая группа будет создана в самое ближайшее время, и, думаю, в октябре я уже смогу доложить, как это идёт: часть мероприятий уже должна быть выполнена.

Ключевой вопрос, который сегодня нас волнует, который пока, как показывает анализ, это будет ключевой момент, – это то, что нам нужно существенно наращивать инвестиции, нам нужно повышать норму накопления. Нельзя сказать, что у нас для этого нет финансовых ресурсов.

В России одна из самых высоких норм валовых национальных сбережений в мире – почти 30 процентов. Это очень много, мы очень много сберегаем на самом деле. Даже не столько население, сколько предприятия, компании. Но мы эти инвестиции, этот потенциал используем плохо.

Очень большой вывоз капитала за рубеж, причём не всегда оправданный. Понятно, когда компании делают инвестиции – это одна ситуация: за рубежом покупают активы. Это нормально, так делают все крупные компании во всём мире. Плохо, когда не может капитал найти эффективного приложения в стране.

Сейчас ключевое направление действий в этом плане – это национальная предпринимательская инициатива, которую Вы поручали разработать в декабре прошлого года на съезде «Деловой России». Были разработаны, прежде всего силами самого бизнеса, детальные, достаточно детальные «дорожные карты». Таких карт много, потому что сама проблема комплексная, там много направлений. Сегодня первые четыре карты по наиболее чувствительным позициям: по совершенствованию таможенного администрирования, по регулированию строительства, по присоединению к электросетям и по поддержке экспорта – уже вступили в силу.

Для нас сейчас очень важно создать систему контроля: как выполняются. Здесь главная новация (она вынужденная на самом деле, потому что мы работаем с бизнесом) состоит в том, что мы не можем ограничиться чисто бюрократическим контролем. То есть просто внесение или даже принятие закона или постановления мало о чём говорит. Надо, чтобы всё это сработало, чтобы люди, конечные потребители этой законотворческой продукции ощутили всё это на себе, что им стало лучше, проблема решается.

У нас сейчас контроль будет трёхуровневый: один бюрократический, стандартный (что мы умеем хорошо делать – контролировать), второй – через рабочие группы, которые делали эти карты (во главе каждой рабочей группы стоит предприниматель, было жёсткое условие), и третий: с помощью Агентства стратегических инициатив сейчас создаётся клуб лидеров, Андрей Никитин [генеральный директор Агентства стратегических инициатив] в своё время Вам об этом докладывал. Клуб лидеров объединяет предпринимателей со всей страны, из всех регионов, и мы хотим, чтобы это был главный контроль – их подключить: у них что-то меняется в их бизнесе, на местах, в субъектах Федерации. Мы уже начали с ними работать и будем ежемесячно собираться, получать от них обратную связь, обратную информацию.

В.ПУТИН: Запланируйте мои встречи с ними, как и было до этого.

Что касается нефтянки, то и ваше Министерство, и Минэнерго вместе с руководителями наших основных компаний должны создавать условия для освоения новых месторождений, имея в виду, что многие старые истощаются – и нужно осваивать новые, в том числе и труднодоступные, мы с Вами об этом уже многократно говорили.

Россия > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 24 сентября 2012 > № 651691 Владимир Путин, Андрей Белоусов


Норвегия > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 20 сентября 2012 > № 648845

Норвежская алюминиевая компания Norsk Hydro уверенно держится на плаву в период экономической нестабильности. Активно занимаясь оптимизацией своего бизнеса, производитель продал португальский завод Portalex Германии. Под началом немецкой Bavaria Industriekapital предприятие сосредоточит свое внимание на поставках алюминиевых профилей на рынки Франции, Германии, Италии и стран Бенилюкса.

В будущем Norsk Hydro будет делать акцент на расширении существующих активов и развитии производства. В частности, компания дала второй шанс заводу по выпуску первичного алюминия Neuss в Германии. И хотя до недавнего предполагалось, что этот актив будет закрыт, норвежский продуцент объявил амбициозные планы о повышении уровня производства здесь втрое, до 150 тыс. тонн в год. Вполне вероятно, что таким образом Norsk Hydro сможет обеспечить аппетиты рынка, на котором ожидается рост спроса на алюминий. О дальнейших проектах компании и перспективах мирового рынка крылатого металла в интервью МинПрому рассказал вице-президент по коммуникациям Norsk Hydro Халвор Молланд (Halvor Molland).

- Согласно данным лондонской исследовательской компании CRU, по итогам 2011 года Norsk Hydro заняла пятое место в числе крупнейших мировых производителей алюминия. Будет ли компания усиливать свои позиции на рынке, и каким образом планируется это сделать?

- Norsk Hydro реструктурировала часть своих операций. Это было сделано после экономического спада, а также на фоне слабой ситуации в секторах, которые потребляют алюминий. Мы реализовали ряд программ по сокращению затрат на всех этапах расчета стоимости. Сейчас мы продолжаем осуществлять эти программы, но также инициируем создание новых.

- Недавно Norsk Hydro завершила продажу завода Portalex в Португалии. Что послужило поводом для этого решения? На чем компания будет сосредотачиваться в ближайшее время?

- В качестве программы реструктуризации бизнеса мы прекратили выпуск и частично закрыли наше прессовое производство. Это включает в себя и недавнюю продажу португальского завода Portalex. Так, летом Hydro заключила соглашение о продаже экструзионного завода Portalex компании Bavaria Industriekapital AG. Предприятие находится в городе Касен недалеко от Лиссабона, и на нем работает 170 сотрудников.

Portalex почувствовал спад на рынке Португалии и сталкивался с трудностями последние несколько лет. Он имеет два экструзионных пресса, мощности для переплавки и цеха по производству продукции с добавленной стоимостью. Hydro владела португальским заводом с 1995 года после его покупки у британской компании Caradon.

- Norsk Hydro планирует увеличить объемы выпуска алюминия на немецком заводе Neuss. Как скоро и насколько существенно вырастет производство на этом предприятии?

- Мы рассчитываем увеличить первичное производство на предприятии Neuss после компенсации издержек на нейтрализацию углекислого газа, план которой реализует немецкое правительство. Как ожидается, объемы выпуска повысятся с нынешних 50 тыс. тонн в год до 150 тыс. тонн в первой половине будущего года. В целом же производственные мощности Neuss оцениваются в 230 тыс. тонн продукции в год.

- Летом Norsk Hydro объявила об остановке производства на заводе Kurri Kurri в Австралии. Отразится ли это на производительности компании?

Годовая мощность предприятия Kurri Kurri достигала 180 тыс. тонн алюминия. Производство на этом заводе было полностью остановлено двумя неделями ранее. При этом текущая годовая производительность Norsk Hydro оценивается в 2 млн тонн алюминия. И в дополнение к этому мы объявили о том, что увеличим потенциал немецкого завода Neuss на 100 тыс. тонн.

- Какие рынки сбыта являются на сегодняшний день ключевыми для Norsk Hydro? Планирует ли компания расширить их географию?

Мы являемся европейской компанией. Именно поэтому Европа по-прежнему остается тем регионом, в котором у Norsk Hydro ключевые позиции. Тем не менее, наши последние проекты сделали рынки Бразилии и Катара также крайне важными регионами для компании.

- Какие проекты и заводы компания развивает в настоящее время?

- Сейчас мы сосредоточены на повышении и стабилизации уровня производства на бокситовой шахте Paragominas и очистном заводе Alunorte в Бразилии. На алюминиевом предприятии Qatalum в Катаре компания стремится оптимизировать объемы выпуска продукции на том высоком уровне, который мы в настоящее время видим. То есть сейчас Norsk Hydro делает упор на оптимизацию своего производства и работает над активами, которые у нас есть. В ближайшее время у компании нет планов браться за новые, уже существующие активы, либо за проекты, которые необходимо разрабатывать с нуля.

На сегодня у нас есть большие планы относительно будущих возможностей алюминиевого завода Alouette в Канаде, расширения предприятия Qatalum, глиноземного завода CAP или развития бокситового рудника Paragominas. Сейчас мы сосредоточены на своем текущем портфеле и не считаем, что мировой рынок в настоящее время нуждается в бо́льших объемах алюминия.

- Заинтересована ли Norsk Hydro в приобретении новых активов в будущем? Есть ли у компании интерес к присутствию на украинском рынке?

- Мы не задумываемся о том, чтобы приобретать новые активы. Если говорить об Украине, то на сегодняшний день у нас нет здесь каких-либо производственных мощностей.

- По данным Norsk Hydro, в 2011 году на мировом рынке наблюдался избыток алюминия в размере 1,9 млн тонн. Каким будет этот показатель в 2012 и 2013 годах? Какие факторы повлияют на рост или снижение избытка?

Как нам кажется, в нынешнем году мировой рынок алюминия будет относительно сбалансированным. А вот ситуация на рынке крылатого металла в будущем году будет во многом зависеть от мирового роста, а также потенциальных сокращений и перезагрузок мощностей. Более подробно мы планируем обсуждать эту тему во время Дня аналитика и инвестора, который состоится в ноябре этого года.

- В июле этого года мировое производство алюминия уменьшилось на 2,2%. Что, по прогнозу компании, будет происходить на рынке металла в целом в нынешнем году?

Согласно нашим прогнозам, спрос на первичный алюминий на мировом рынке, исключая КНР, в нынешнем году по сравнению с прошлым годом увеличится на 2%. А вот в самом Китае рост ожидается в пределах 8%.

- Рыночные аналитики ожидают роста потребления алюминия на рынке в ближайшие годы. По мнению компании, насколько существенно вырастет спрос на металл, в каких регионах он будет самым сильным?

Внешние консультанты действительно прогнозируют существенный рост на рынке алюминия в ближайшие десять лет. Если взять за пример CRU, то специалисты этой компании допускают увеличение в пределах 70-80% в период с 2010 по 2020 год. Большую часть этого повышения будет обеспечивать Китай и развивающиеся рынки. Помимо этого, здоровый рост будет наблюдаться в промышленно развитых странах.

Беседовала Евгения Губина

Норвегия > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 20 сентября 2012 > № 648845


Казахстан. Корея > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 13 сентября 2012 > № 643790

КАЗАХСТАН И ЮЖНАЯ КОРЕЯ ДОГОВОРИЛИСЬ О СОВМЕСТНОЙ РАЗРАБОТКЕ КАЗАХСТАНСКИХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ

Казахстан совместно с Южной Кореей будет добывать на своей территории редкоземельные металлы, сообщил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам переговоров с президентом Южной Кореи в Астане.

"Мы будем вместе с корейскими компаниями добывать редкоземельные металлы в обмен на новейшие технологии. Технологии и индустрия Южной Кореи являются передовыми",- цитирует Назарбаева ИА Новости-Казахстан. Президент уверен, что "представители корейского сектора будут широко участвовать в экономике Казахстана". Он подчеркнул, что Казахстан и Южная Корея традиционно являются приоритетными партнерами.

Кроме того, как сообщил президент Южной Кореи Ли Мен Бак, Казахстан и Южная Корея с начала 2013 года начнут активную разведывательную деятельность на месторождении Жамбыл на казахстанском шельфе Каспия. "С начала следующего года мы договорились начинать активную разведывательную деятельность на месторождении Жамбыл",- сказал Ли Мен Бак.

По результатам работы в сентябре 2004 года "КазМунайГаз" и Корейский консорциум подписали протокол, в котором определили участок "Жамбыл" в качестве перспективного для проведения дальнейших переговоров. В апреле 2005 года Национальная компания "КазМунайГаз" получила право недропользования на разведку углеводородного сырья на участке "Жамбыл" с последующим заключением контракта на разведку. В процессе подготовки проекта была проведена государственная экспертиза контракта на разведку, в том числе экологическая (фоновые исследования, предварительная оценка воздействия на окружающую среду (предОВОС), общественные слушания по предОВОС). 27 февраля 2008 года министерство энергетики Республики Казахстан и АО НК "КазМунайГаз" подписали контракт на проведение разведки углеводородного сырья по участку "Жамбыл". Основными условиями контракта являются проведение сейсморазведочных работ 2D и бурение двух разведочных скважин на структурах "Жамбыл" и "Жетису".

В мае 2008 года национальная нефтегазовая компания Казахстана "КазМунайГаз" и Корейский консорциум подписали соглашение по совместной реализации проекта "Жамбыл". Президент Южной Кореи также отметил, что Астана и Сеул будут сотрудничать с тем, чтобы досрочно начать строительство газо-химического комплекса в Атырауской области (на западе Казахстана).

Казахстан. Корея > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 13 сентября 2012 > № 643790


Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 12 сентября 2012 > № 645824 Йерун Фермей

Сложная экономическая ситуация в еврозоне негативным образом влияет на европейских металлургов. В дополнение к традиционному летнему затишью в отрасли местным сталепроизводителям пришлось сбавить обороты и даже пойти на закрытие своих заводов. К примеру, лидер рынка "ArcelorMittal" до конца года не планирует перезапускать доменные печи на французском предприятии Florange. Более того, стальной гигант не исключает дальнейших остановок печей, чтобы найти баланс между производством и спросом в Европе.

Не добавляют особого оптимизма относительно европейского стального рынка и предостережения немецкого металлопроизводителя Salzgitter. Так, еще в августе компания заявила, что местные продуценты пытаются справиться с избыточными мощностями и вялым спросом. А долговой кризис в еврозоне может спровоцировать убыточность европейских компаний. О проблемах стального рынка ЕС, а также перспективах отрасли региона в интервью МинПрому рассказал директор по анализу рынка и экономическим исследованиям европейской ассоциации производителей стали Eurofer Йерун Фермей (Jeroen Vermeij).

– За январь-май Европа уменьшила импорт стали на 34%. Однако экспорт стали вырос на 7,7%. Какими будут эти показатели по итогам всего 2012 года?

– По нашим оценкам, общий объем импорта в нынешнем году, как ожидается, сократится на 23%. В то же время экспорт предположительно вырастет на 3,5%.

– Каким будет производство стали в Европе через 5-10 лет?

– Очень трудно дать точный прогноз. Уровень производства стали в ЕС зависит от многих факторов. К ним относятся: рост спроса на сталь на внутреннем и внешнем рынках для европейских производителей, стоимость производства стали в Европе (сырьевые материалы, которые по большей части должны импортироваться, затраты на экологическое регулирование, к примеру, сокращение выбросов CO2 и т.д.). Также объемы выплавки в ЕС зависят от стратегий отдельных производителей.

– Оцените текущий уровень мощностей и потребления стали в Европе. Как сильно этот показатель изменился после кризисного 2008 года?

– Нынешний уровень потребления стали в ЕС оценивается в 157 млн тонн (2011 год). В 2012 этот показатель немного ниже (149 млн тонн). Докризисный уровень европейского потребления стали, зафиксированный в 2007 году, достигал 201 млн тонн. Нынешняя загрузка мощностей, по нашим оценкам, составляет порядка 80%.

– С какими проблемами сейчас сталкивается рынок стали в ЕС? Какие меры предпринимаются для их устранения? Что поможет возрождению отрасли в регионе?

– Европейский рынок стали сталкивается со многими проблемами. К примеру, на него влияют неопределенности, связанные с долговым кризисом еврозоны, высокие цены на сырьевых рынках, доминирующее положение Китая в производстве и потреблении металла. Также влияют более сложный доступ к финансированию и изменение окружающей среды и климата. Кроме этого, потребление стали в ЕС отстает от глобальной тенденции.

Я полагаю, что повышение деловой уверенности и улучшение ситуации с доступом к финансированию и кредитам способны улучшить нынешнюю ситуацию. Это должно подстегнуть экономику. Также европейским политикам необходимо предпринимать действия для борьбы с долговым кризисом еврозоны.

– Что сейчас происходит со спросом на сталь в ЕС? Каким он будет до конца года?

– Спрос на сталь в ЕС в первой половине 2012 года оказался примерно на 10% меньше по сравнению с аналогичным периодом 2011. На 2012 мы ожидаем падения стального спроса в Европе на 5%. Вторая половина прошлого года была уже слабой, поэтому в годовом выражении снижение в некоторой степени будет менее ощутимым.

– Сможет ли европейская сталь сохранить свою конкурентоспособность на мировом рынке?

– ЕС лидирует в исследованиях и разработках, технологиях и услугах, когда дело касается высокого качества металлопродукции для автомобильной индустрии и инженерных разработок. Это те сферы, в которых мы можем конкурировать в глобальном масштабе. Инвестирование здесь необходимо продолжать даже в трудные времена. Опасность несут высокие сырьевые и трудовые затраты, а также тяжелый груз экологического законодательства. Это может привести к давлению на маржу, снижению инвестиций и усилению разрыва в конкуренции на мировом рынке.

– Со стороны каких стран и регионов исходит основная угроза для жизнеспособности европейского металла? Входит ли в их число Украина?

– Весьма сложная ситуация наблюдается с товарной продукцией, в частности, с длинномерной продукцией для строительства. Из-за слабости строительного рынка ЕС европейские производители зависят от внешних рынков, таких как Северная Америка. Эти рынки очень конкурентоспособны. До тех пор, пока данная конкурентоспособность является честной, а компании не субсидируются правительствами этих стран, производители из Европы могут "жить" с конкуренцией. Однако если она станет несправедливой и спровоцирует искажение рынка, в результате чего европейским производителям будет нанесен ущерб, стальная индустрия Европы будет пытаться приостановить подобную практику (через Европейскую комиссию и ВТО).

– Какие меры могут быть предприняты по отношению к этим странам?

– В таком случае Европейская комиссия может принять решение о применении пошлин на импорт конкретных товаров из определенных стран.

– До 60% импортной стальной продукции поступает в Европу из Украины, России и Китая. Однако ожидается, что в 2012 году этот показатель снизится. Чем это объясняется?

– В текущем году импорт в целом снижается из-за вялого спроса и слабого евро. Эти факторы делают европейский рынок менее привлекательным для экспортных поставок. Сейчас трудно предсказать, какими именно будут поставки из конкретных стран. Думаю, это будет зависеть от ситуации с внутренним спросом в тех странах, а также балансом между спросом и предложением.

– Рынок железной руды напрямую связан с рынком стали. Сейчас стоимость руды резко снижается. Что будет с ценами в ближайшее время?

– Скорее всего, существуют ограниченные возможности для дальнейшего снижения цен на железную руду. Обычно в качестве нижнего уровня цен рассматривают кривую стоимости руды в Китае. Понижение стоимости железной руды означает, что внутреннее производство сырья в стране будет приостанавливаться. В результате этого китайские потребители будут увеличивать объемы покупок руды на спотовом рынке. А это может спровоцировать новый рост цен. Также стоимость сырья зависит от развития спроса на сталь на мировом рынке.

Беседовала Евгения Губина

Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 12 сентября 2012 > № 645824 Йерун Фермей


Россия > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 5 сентября 2012 > № 635749 Александр Грубман

Несмотря на кризисные явления на мировом рынке, российская горно-металлургическая компания "Северсталь" наращивает объемы производства. За первую половину 2012 года ей удалось повысить выплавку стали на 4%, и в компании рассчитывают, что в дальнейшем тенденция роста должна сохраниться. О стратегии и планах на будущее российского производителя в интервью МинПрому рассказал генеральный директор дивизиона "Северсталь Российская Сталь" Александр Грубман.

- По итогам первого полугодия Северсталь увеличила выплавку стали на 4%, до 7,793 млн тонн. Сохранится ли тенденция роста? Каким будет уровень производства компании по итогам всего года?

- До конца этого года загрузка сталеплавильных мощностей Череповецкого меткомбината не изменится и составит в среднем около 90-95%. В связи с успешной реализацией крупных проектов по строительству магистральных трубопроводов во второй половине 2012 года возможно увеличение загрузки прокатных мощностей за счет увеличения производства штрипса на стане 5000 (ЛПЦ-3) для Ижорского трубного завода.

Вопреки неблагоприятной в целом ситуации в мировой экономике и связанной с этим конъюнктуре рынка, в 2012 году нам удалось нарастить объемы производства продукции с высокой добавленной стоимостью, что является одной из главных стратегических целей дивизиона "Северсталь Российская Сталь".

Сложно давать прогнозы на таком волатильном рынке, но в целом в 2012 году мы ожидаем роста производства стали. Говорить о конкретных цифрах сейчас преждевременно.

- Каков прогноз по производству стали компании на 2013-2014 годы? Чем будет обусловлено его повышение или снижение?

- В общем в среднесрочной перспективе мы делаем основную ставку на дальнейшее повышение эффективности и развитие проектов Бизнес-системы, а не на рост объемов производства.

Если все-таки говорить об объемах, прогнозируемых на ближайшие годы, на 2013 год запланирован запуск нового завода в г.Балаково по производству сортового проката для строительных и инфраструктурных проектов. Мощность завода составит 1 млн тонн в год.

Мы ожидаем, что российский рынок стали продолжит демонстрировать рост. В среднем за период 2011-2017 годов он должен составить около 4,7%.

- Реализацией каких проектов Северсталь будет заниматься в этот период? Насколько они стратегически важны и перспективны для компании?

- Мы развиваемся согласно озвученной в 2011 году стратегии, которая предполагает держать фокус на постоянном повышении внутренней эффективности и органическом росте. Рост мы связываем, прежде всего, с Россией, а также другими рынками с сильным внутренним потенциалом спроса на сталь. Свое развитие мы видим в дальнейшем расширении присутствия в сегменте продукции с высокой добавленной стоимостью, а также с точечным входом в перспективные ниши и регионы (завод в г.Балаково, сервисный металлоцентр в г.Всеволожске по обработке проката для автомобильной отрасли и производства бытовой техники).

Много внимания при этом уделяется практикам постоянного совершенствования всех бизнес-процессов, сокращению издержек, повышению производительности оборудования и труда, клиентоориентированности.

- В начале года Северсталь заявляла о запланированных инвестициях в размере 1,7 млрд долл. на 2012 год. Является ли этот показатель актуальным на сегодняшний день? В развитие активов на каких рынках Северсталь будет вкладывать средства?

- Да, показатель актуален. В России ключевыми инвестиционными проектами являются строительство завода в г.Балаково, реконструкция коксовой батареи №7.

В 2012 году на ЧерМК также продолжится реализация проектов, направленных на повышение энергоэффективности и снижение зависимости от роста тарифов на энергоресурсы. В их числе – реконструкция турбогенератора №4 стоимостью 45 млн долл. и замена подогревателей высокого давления турбогенератора №5 ТЭЦ-1 стоимостью более 3 млн долл.

На ЧерМК в 2010 году завершена коренная реконструкция агрегата непрерывного горячего оцинкования (АГНЦ) - 84 млн долл., а в 2011 году построен агрегат полимерных покрытий №2 – около 83 млн долл. В итоге реализации этих и других проектов увеличилась доля продуктов с высокой добавленной стоимостью. Рост поставок проката с покрытием в 2011 году к 2010 году составил 36%.

При этом наши активы уже хорошо проинвестированы. В случае необходимости, если ситуация в мировой экономике будет развиваться по негативному сценарию, мы можем сократить объем капитальных вложений в той части, которая не связана с затратами на техническое обслуживание и текущий ремонт.

- Производство стали является основным сегментом бизнеса Северстали. Какие инвестиции компания планирует в его развитие в 2012-2014 годах?

- Инвестиционная программа по дивизиону "Северсталь Российская Сталь" на 2012 год составляет более 50% всех капитальных вложений в этом году. План капитальных вложений на 2013 год в целом по компании будет озвучен позднее.

- Под контролем Северстали в Украине находится сбытовая компания Северсталь-Украина, однако нет собственного производства. Заинтересованы ли Вы в его создании?

- Мы очень внимательно следим за тенденциями, которые происходят на рынке, в том числе на рынке Украины. Безусловно, будем рады предложить нашим украинским потребителям дополнительную ценность в виде сервиса по различным видам металлопереработки, естественно, в случае коммерческой востребованности данных услуг. Металлопереработка является одним из наших ключевых приоритетов в построении сетей дистрибуции. При этом у нас уже накоплена большая экспертиза в этой сфере как в России, так и в других странах. Мы рассматриваем разные возможности в зависимости от потребностей клиентов.

- Северсталь является крупным игроком на мировом рынке. Каков Ваш прогноз по уровню выплавки и потребления стали на мировом рынке в 2012-2013 годах?

- По прогнозам ведущих аналитических агентств, в целом в мире потребление и производство стали в 2013 году вырастут на 2-4%. В России потребление стали растет за счет автомобилестроения и строительства. Потенциал роста еще велик, и он будет реализован, если только удастся избежать мировых финансовых потрясений.

- Что будет с мировыми ценами на сталь до конца года? Повлияет ли на них кризис в еврозоне или слабый спрос в Китае?

- В целом отрасль функционирует в условиях на порядок возросшего уровня неопределенности и волатильности. Цикл стал короче, при этом эра дорогого сырья продолжается, а цена на сталь в настоящее время пропорционально не увеличивается.

Беседовала Евгения Губина

Россия > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 5 сентября 2012 > № 635749 Александр Грубман


Латвия > Металлургия, горнодобыча > telegraf.lv, 14 августа 2012 > № 630474

Один из лидеров отечественной металлообрабатывающей индустрии — компания Izoterms — за последние два года реализовала сразу несколько крупных проектов по расширению производства.

Теперь предприятие единственное в Латвии может изготавливать трубы большого диаметра, занялось мостостроительством и строит новый завод в Вентспилсе. В интервью Телеграфу директор предприятия Валерий КЛИМОВ рассказал о суровых буднях латвийского металлообработчика.

Кризис с продолжением

— Судя по вашим новым цехам, предприятие кризис пережило. Каким образом?

— В своем лексиконе я использую выражение «до кризиса», а вот «после кризиса» еще не сформировалось ни у меня, ни у моих знакомых. Не согласен с утверждением, что мы пережили кризис. В лучшем случае мы приспособились работать в условиях кризиса: лучше планируем, лучше экономим, привели зарплаты в соответствие с уровнем нашей страны. В общем, научились более рационально вести бизнес.

В этом году финансовые показатели нашей компании действительно улучшились — год закончили с небольшой прибылью, увеличился оборот, вырос рабочий коллектив, установились и окрепли новые бизнес-отношения, расширился рынок реализации нашей продукции. Все это нельзя объяснить какой-то одной причиной или сделать вывод, что кризис закончился. Тот незначительный прогресс, который мы видим сейчас, — это результат тяжелого ежедневного труда всего коллектива и привлечение всех ресурсов компании. Есть такое выражение: «Крутиться как белка в колесе». Думаю, оно хорошо подходит под характеристику ритма работы нашей компании.

Многие со мной согласятся, что работать мы стали больше, а зарабатывать меньше. Заказы становятся все более сложными, разнообразными, требующими более профессионального подхода.

Не последнюю роль в улучшении финансовых показателей компании сыграло увеличение доли экспорта нашей продукции. В 2011 году мы экспортировали нашу продукцию в 10 стран, за последние несколько лет мы достаточно успешно начали работать в Скандинавских странах, Беларуси и России, многому научились и стали опытнее.

Что касается поставок в Россию, то сегодня этот огромный рынок надежно защищен от поставок нашей продукции ввозной пошлиной в размере 20%. Однако даже при таких условиях мы довольно часто выполняем заказы для России: как металлоконструкции, так и изолированные трубы, и, конечно, с нетерпением ждем вступления России в ВТО, ослабления пошлин и соответственно улучшения нашей конкурентоспособности и доходности таких поставок.

Европа нам поможет

— Тогда за счет чего удалось расширить производство?

— Основным стимулом явилось получение софинансирования из еврофондов. Только с третьей попытки мы его добились — было одобрено сразу два наших проекта.

Во-первых, мы получили софинансирование на расширение производства по изготовлению предварительно изолированных труб большого диаметра в Вангажи. Этот проект был выполнен уже несколько месяцев назад, и теперь мы являемся единственной компанией в Балтии, производящей трубы диаметром до 1200 мм и длиной до 16 м. Уже с этого года мы в состоянии обеспечить этой продукцией потребности Латвии и наших соседей.

В рамках этой же программы мы получили софинансирование для вентспилсского проекта. Это строительство и запуск в эксплуатацию 1-й очереди совершенно нового завода VMR (Ventspils metināšanas rūpnīca) по изготовлению металлоконструкций, оснащенного самым современным оборудованием.

Как видите, объяснение простое: получили софинансирование из еврофондов — построили завод. Нет софинансирования — нет расширения производства. У нас ведь многие заводы не расширяются не потому, что предприниматели этого не хотят. Просто даже с перспективой возврата части средств из еврофондов они не всегда могут найти банк или другой источник для привлечения средств.

Банк бывает «кусачим»...

— Во время кризиса отношения банков и бизнесменов резко ухудшились — по стране прокатилась череда скандалов, отъема недвижимости и предприятий. Как вы выстраивали взаимоотношения в этот сложный период?

— Что касается нашей компании и банковского финансирования, думаю, что предприятию в какой-то степени повезло — нам удалось найти понимание и поддержку банков в реализации новых проектов. Мы сотрудничаем с несколькими банками, поэтому переговоров было много, но компромисс все же был найден. Одних, например SMP Bank, удалось убедить набраться терпения и продлить кредитные каникулы, других — снизить процентную ставку. Из Parex banka наши обязательства перешли в Citadele banka, и этот банк стал нашим основным кредитором. Мы начали общение с новым руководством на тему новых проектов, и, к счастью, нас услышали.

Возвращаясь назад в 2010—2011 годы, иногда сам удивляюсь — как удалось убедить Citadele banka в финансировании новых проектов. Наши показатели были на критическом уровне, а именно они являются основным фактором для аналитиков и руководства банка в принятии решения. И если руководитель предприятия сам уверен в успехе проекта, то банкиры относятся к вопросу о целесообразности финансирования, руководствуясь другими критериями, и намного более сдержанно.

Еще один из проектов 2011 года, о котором надо вспомнить и который также удалось реализовать с помощью Citadele banka, — это строительство цеха тяжелых металлоконструкций в Вангажи. Началось с того, что мы получили заказ на изготовление 40-тонных конструкций, которые было крайне сложно сделать в старом цеху. Необходимо было строить новый и оборудовать его 50-тонными кранами. Как вы понимаете, такое строительство требует больших инвестиций. Несмотря на сложившуюся ситуацию и уже имеющиеся проекты с Латвийским агентством инвестиций и развития, в банке меня поняли и пошли навстречу моим замыслам. Мы договорились, что предприятие из собственных средств строит цех, а банк предоставляет каникулы по выплатам на 1,5 года. Теперь, после сдачи цеха в эксплуатацию, наши производственные возможности намного расширились. Мы начали изготавливать мостовые конструкции и уже успешно выполнили несколько сложных заказов — конструкции моста в Елгаве и строящегося виадука на улице Даугавгривас в Риге.

Индустриализация нон грата

— С какими главными проблемами, помимо нехватки финансирования, сегодня встречаются отечественные промышленники?

— К сожалению, одной банковской поддержки мало, чтобы наши производители успешно развивались, поэтому хотелось бы не на словах, а на деле почувствовать поддержку правительства, особенно для производственных предприятий, где проблем намного больше, чем в других секторах экономики.

Начав экспортировать нашу продукцию в европейские страны и столкнувшись со сложностями, связанными с продвижением на чужих рынках, мы постоянно видим, на каком высоком уровне там ведется защита своих производителей, где конкурсные условия, муниципальные требования и даже законы страны предполагают поддержку своих бизнесменов. Да и чиновникам не надо объяснять по телевизору, какую компанию нужно поддерживать: свою или чужую. Пока же нашим предпринимателям остается только надеяться, что и нас когда-нибудь будут так же ценить.

— Министерство экономики объявило курс на новую индустриализацию страны. Верите ли вы, что промышленность вернется в Латвию?

— Я не вижу сегодня соответствующих условий и ресурсов для более или менее значительного рывка.

Под индустриализацией я понимаю не просто строительство коммерческими структурами десятка заводиков в чистом поле, а развитие всей производственной инфраструктуры, с привлечением в первую очередь государственных средств, включая недорогие железные и хорошие автомобильные дороги, доступное и дешевое энергоснабжение, достаточное количество квалифицированных трудовых ресурсов, доступные на нормальных условиях финансовые средства и, конечно, благоприятная система налогообложения с учетом социальной значимости отрасли. Иначе трудно ожидать существенных изменений.

Не надо забывать, что индустриализацию делают люди. Те предприниматели, которые сегодня работают в Латвии и не опустили руки, — это опытные стойкие бизнесмены, уверенные в своих силах. Создайте для них такие условия налогообложения и развития, которые будут давать уверенность и целесообразность строить и развивать промышленные предприятия, и тогда индустриализация станет реальной.

Латвия > Металлургия, горнодобыча > telegraf.lv, 14 августа 2012 > № 630474


Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 22 июня 2012 > № 577354 Олег Дерипаска

Дерипаска на питерском форуме: господдержка на этот раз не понадобится

Олег Дерипаска

Прямая речь: глава «Русала» о мировом кризисе, валютном курсе, алюминии, демократии и реформах

Во второй день работы Петербургского международного экономического форума выступил гендиректор ОК «Русал», участник рейтинга 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes Олег Дерипаска. Вопросы ему задавала модератор сессии Кристи Фриланд (редактор Thomson Reuters, USA). Здесь подборка наиболее ярких ответов Олега Дерипаски — прямая речь.

— Отношение к Владимиру Путину и реформам в России.

— Есть сигнал, что перемены в России идут. Что конкретно? Не хочу оценивать. У нас сейчас более молодое правительство. В российском обществе есть консенсус о необходимости реформ. Посмотрим к концу года, что будут за реформы.

Алюминиевый король в кафе «Алюминщик»

Повестка дня правительства должна быть про бизнес. Необходимо решение инфраструктурных проблем. Россию могут изменить возможности малого бизнеса, развитие финансирования и инфраструктуры. Не демонстрации изменят Россию. Они негативны для бизнеса.

Но они не относятся к теме разговора. Он должен быть о чем? О переменах. Не так много было изменений в первое десятилетие этого века.

— Оказалась ли этим изменением приватизация?

— Для кого? Не для людей, которые ничего не получили.

— А демократия?

— Демократия для рабов? Люди не стали независимыми. Демократия должна базироваться на предпринимательской свободе.

— Будет ли продан «Норильский никель»? И по какой цене?

— Не по этой цене. Это уникальная компания. А для нас — уникальная возможность. И это не вопрос продажи. Я говорю это, чтобы остудить дискуссию. Если бы «Норильский никель» был сфокусирован на развитие в Сибири, результат был бы втрое лучше.

— Дивиденды?

— «Русал» будет платить дивиденды, когда цена алюминия поднимется выше $2500 за тонну (Начиная с 2009 года «Русал» дивидендов не начислял. На сегодня цена алюминия составляет $1868,5 за тонну. — Forbes).

— Если бы вы были президентом России, что бы вы сделали?

— Это такая трудная работа. Она для Прохорова.

— Что бы вы сделали для Сибири?

— Главное — правильный имидж. Сибирь — сокровищница Россия. Мы должны сохранить природу Сибири, разрабатывая ресурсы. И второе, необходимо развивать инфраструктуру: аэропорты, дороги, университеты, социальную инфраструктуру, медучреждения. Наконец, третье: создавать условия для иностранных инвестиций, чтобы они честно развивали бизнес, а не только использовали ресурсы.

И я хочу подарить эту программу Прохорову как кандидату в президенты.

— Кризис еврозоны?

— Чуда не произойдет, инфляцию цен преодолеть не удастся. При этом Россия имеет гигантский потенциал в развитии локального рынка сервиса, сельского хозяйства. Мы будем зависеть от банковской системы и ее модернизации.

— Как европейский кризис повлияет на Россию?

— Он не добавляет ничего к потреблению. Греция и Испания не станут хуже, но потребление расти не будет. Более слабый евро делает более конкурентными продукты из еврозоны. Как следствие, в России будет больше продуктов из еврозоны.

— Азия, Китай?

— Потребление в Азии растет на 18%, и для меня это сигнал. Несколько странной выглядит ситуация с алюминием в Китае. Они субсидируют уголь.

Но есть большой спрос из Азии. И предложение компонентов. Они дают свой рынок, капитал, долговое финансирование — в Китае и Корее. Это позволит нам ускорить развитие Сибири.

— Беспокойство по поводу Китая?

— Его видно только из-за границы. У нас его нет. У китайцев есть поговорка: лучше хороший сосед, чем плохой родственник. Я не думаю, что будет колонизация. Приоритет Китая — развитие своего юга. В Китае предпринимательский дух куда лучше развит.

— Китайский бизнес и бизнесмены лучше вас?

— Мы сможем приобрести эти компетенции. У нас сейчас обсуждается корпорация по развитию территорий — это не только государственная инфраструктура, но и коммерческая — аэропорты и т. д.

— Какие возможности в Африке вы видите?

— Там много ресурсов. Но Сибирь и Дальний Восток дают лучшую платформу для реализации возможностей. Ведь в Африке очень трудно — у государства нет ресурсов поддерживать инфраструктуру. Что касается Австралии, Латинской Америки, Африки, то, чем больше я туда смотрю, тем больше кажется, что в России возможностей больше.

— Представим коллапс еврозоны, поможет ли правительство на этот раз?

— Да, но это не понадобится. Кризис евро — это не повторение 2008 года. Сегодня есть развитие США, Азия продолжает расти. На этот раз господдержка не понадобится.

— О чем больше беспокоитесь?

— Приходится решать проблемы. 20 лет прошло, а они все новые.

Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 22 июня 2012 > № 577354 Олег Дерипаска


Грузия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 20 июня 2012 > № 577653 Сосо Цискаришвили

Грузинский эксперт Сосо Цискаришвили считает, что продажа активов группы "ГеоПроМайнинг" в Грузии другой российской компании - обычная политика, которая проводится в отношении Грузии нынешним президентом России Владимиром Путиным и правящей партией Грузии "Единое национальное движение". Причем, события развиваются таким образом, что Россия сохраняет свои финансовые интересы в Грузии, а правящая партия Грузии получает дополнительные бюджетные средства для свободного манипулирования ими перед предстоящими в Грузии парламентскими выборами.

Как заявил эксперт в интервью ИА REGNUM , вступление в Грузию одного российского инвестора вместо другого может стать примером для других российских компаний, и не исключено, что вслед за "ГеоПроМайнинг" свои активы в Грузии продадут другие российские компании и приобретут новые российские же компании.

"Этот факт может стать примером для подражания со стороны других российских компаний, и владельцами активов в Грузии станут другие компании, которые перечислят правящей партии миллионы перед предстоящими выборами. Такие крупные объекты продают еще и потому, что продавец в результате должен 20% от полученной суммы перечислить в госбюджет Грузии в виде подоходного налога. В данном случае в бюджет поступило $24 млн, что позволит правящей партии свободно лавировать перед выборами. И это только законные перечисления, не говоря уже о том, сколько незаконных сумм поступает от таких сделок", - отметил Сосо Цискаришвили.

Он напомнил, что во время августовской войны 2008 года российская авиация бомбила Потийский порт, Каспский цементный завод и другие объекты, но не тронула имущество Государственной электросистемы Грузии, которая находится во владении российской государственной компании.

"Тем самым Путин как бы говорит, что только российский капитал может быть в Грузии в безопасности. Главное в сделке с "Маднеули" и "Кварцитом" состоит в том, что Россия в данном случае сохранила свои финансовые интересы в Грузии, а правительство Грузии получило дополнительные суммы на предвыборные расходы", - констатировал эксперт.

По информации АО "Маднеули" и ООО "Кварцит", активы этих компаний в Грузии в результате сделки с "ГеоПроМайнинг" приобрела российская девелоперская компания "Capital Group", акционерами которой являются российские бизнесмены Дмитрий Коржев и Дмитрий Троицкий . Сумма сделки составила $120 млн. В группу Capital Group входит и компания "Нева-Русь", которая также работает в горнодобывающем бизнесе Армении.

В результате аукционов, которые состоялись в октябре 2011 года и феврале 2012 года Capital Group приобрела лицензии на добычу полезных ископаемых в Грузии в общей сложности за $204 млн. 14 июня 2012 года генеральным директором АО "Маднеули" и ООО "Кварцит" был назначен Вахтанг Паресишвили . По информации пресс-службы АО "Маднеули" и ООО "Кварцит", новый владелец уже осуществил инвестиции в размере $10 млн, которые направлены на проведение геологоразведочных работ, и планирует новые капиталовложения в развитие производства.

Аукционы, с которых продаются лицензии на разработку месторождений в Грузии, после внесенных в действующее законодательство в 2011 году изменений, проводит министерство энергетики и природных ресурсов Грузии. Именно это министерство несколько месяцев назад лишило компанию "ГеоПроМайнинг" лицензии на разработку месторождения золота в Болниси, а причиной назвало невыполнение компанией условий лицензии. Лицензия была продана с аукциона за $110 млн лари, а приобрела ее компания "Майнинг Инвестмент", входящая в "Capital Group".

ИА REGNUM попросило министерство энергетики и природных ресурсов прокомментировать этот факт, и пресс-служба министерства сообщила, что нарушение, о котором идет речь, касалось одного конкретного месторождения, к разработке которого компания "ГеоПроМайнинг" так и не приступила. Поэтому государство, которое остается владельцем месторождения, приняло решение о лишении компании этой лицензии и вынесении ее на аукцион.

Что касается остальных лицензий, в том числе на те месторождения, разработкой которых занимаются "Маднеули" и "Кварцит", компания "ГеоПроМайнинг" остается владельцем этих лицензий до истечения их срока. Срок лицензий истекает в апреле 2014 года, после чего они перейдут к новому владельцу. В данном случае государство как владелец месторождений, решило заранее продать лицензии на их разработку, отметили в министерстве.

Ранее международная компания "ГеоПроМайнинг" (GPM) сообщила о продаже своих активов в Грузии. По информации пресс-службы этой компании, 14 июня 2012 года была завершена продажа GPM Georgia BV, которая включает в себя продажу двух грузинских предприятий АО "Маднеули" и ООО "Кварцит" за общую сумму $120 млн. В сообщении конкретный покупатель не называется, только отмечается, что АО "Маднеули" и ООО "Кварцит" приобретены компанией, не связанной с GPM. Решение о продаже активов в Грузии руководство GPM объясняет стремлением сосредоточить свою региональную стратегию на развитии дочерних компаний в Армении и России, в частности GPM Gold и Агаракского медно-молибденового комбината и на Якутских сурьмяно-золотодобывающих активов. Кроме того, сделка должна помочь укрепить финансовые позиции компании. Продажа грузинских активов рассматривается в GPM как лучший вариант развития в интересах своих акционеров.

"В настоящее время основным приоритетом деятельности ГПМ является завершение на GPM Gold строительства производства по технологии Альбион, которое превратит GPM Gold в актив мирового класса и послужит дальнейшим ресурсом долгосрочного роста компании", - заявляет генеральный директор GPM Роман Худолий . ВТБ Капитал выступил финансовым советником по сделке, а Clifford Chance выступила юридическим советником "ГеоПроМайнинг", сказано в сообщении.

Группа GPM была основана в 2001 году, а в 2005 году она приобрела в Грузии медно-золотодобывающую компанию "Маднеули" и золотодобывающую компанию "Кварцит" с целью стать ведущим производителем золота в региона. Руководители компании считают, что эта задача была успешно выполнена, и оба предприятия при менеджменте GPM увеличили годовое производство в пять раз.

Следует отметить, что некоторые оппозиционные партии упрекали власти Грузии за то, что такие стратегические объекты, как "Маднеули" и "Кварцит" были отданы в руки российской компании.

Грузия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 20 июня 2012 > № 577653 Сосо Цискаришвили


Киргизия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 30 мая 2012 > № 570596

Потенциальные ресурсы недр Киргизии оцениваются в сумму порядка 80 триллионов долларов, - такие данные привела Ассоциация горнопромышленников и геологов республики в программе развития горнодобывающей промышленности страны до 2030 года, сообщило интернет-издание Tazabek.

По данным ассоциации, большая часть - 67,6 процентов - полезных ископаемых приходится на металлы, строительные материалы составляют 25 процентов, 7,4 процента отведены на другие полезные ископаемые.

В целом в Киргизии в 63 отвалах действующих и закрытых горных предприятий заскладировано более 500 млн кубометров некондиционной (пустой) руды, среди которых 20 отвалов уранового производства объемом 2,5 млн кубометров; 9 отвалов цветной металлургии объемом 103 млн кубометров; 26 отвалов угольных шахт объемом 422 млн кубометров; 9 отвалов камнедобычи объемом 2 млн кубометров.

Киргизия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 30 мая 2012 > № 570596


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > www.oblgazeta.ru, 2 марта 2012 > № 510359 Дмитрий Басков

«Корпорация развития» рассказала об освоении северных территорий

Дмитрий Басков, руководитель департамента геологии и горнорудных производств ОАО «Корпорация Развития», вице-президент Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области рассказал «ОГ» о проблемах освоения северных территорий.

- ОАО «Корпорация «Урал промышленный — Урал Полярный», которая после ребрендинга стала Корпорацией Развития, участвовала в геологоразведке полезных ископаемых вдоль восточного склона Уральских гор на территории Приполярного и Полярного Урала. Удалось ли подтвердить мнение, что на севере Урала лежат несметные сокровища?

— А вы знаете, когда у нас в стране последний раз велась масштабная геологоразведка? В 80-е годы прошлого века. При советской власти. Потом началась перестройка, «лихие девяностые», глобальный экономический кризис… К сожалению, масштабной геологоразведкой северных территорий никто не занимался. Просто не хватило ни ресурсов, ни времени.

Почему? Потому что это дело очень дорогое и чрезвычайно затратное по времени. Освоение каждого конкретного месторождения требует не менее десяти лет. А в нашем случае — еще больше. Все, что мы имели на момент формирования проекта «Урал промышленный — Урал Полярный» — это прогнозные ресурсы. По данным Института экономики Уральского отделения Российской академии наук, прогноз по минерально-сырьевым ресурсам Приполярного и Полярного Урала оценивался в 200 млрд. долларов. И это при том, что на тот момент, как и сейчас, изучено не более12–15процентов северной территории, а сетка проведенных аэрогеофизических исследований очень редкая. Однако для того чтобы прогнозные ресурсы перешли в запасы соответствующей категории, необходимо подтвердить их наличие в ходе полевых работ, провести лабораторные и опытно-промышленные работы, защитить ТЭО кондиций и отчет с оценкой запасов.

Пока же Корпорация Развития констатирует наличие на восточных склонах Уральских гор серии средних и мелких месторождений и рудопроявлений твердых полезных ископаемых. Запасы баритовых руд Войшорского месторождения составляют ~ 380 тысяч тонн, авторские запасы меди Лекын-Тальбейской площади составляют 252 тысячи тонн и ~ 800 тысяч тонн прогнозных ресурсов, прогнозные ресурсы дефицитной хромовой руды Лаптапайской площади составляют до 50 миллионов тонн, запасы Оторьинского буроугольного месторождения составляют 728 тысяч тонн, из которых ~ 150 возможно добыть открытым способом. Звучавшие ранее прогнозы о сверхмощных запасах меди и железа в ХМАО пока не подтверждаются.

То есть, к сожалению, мы не нашли второй «Курской магнитной аномалии», но здесь имеются гигантские объемы общераспространенных полезных ископаемых. Нам есть над чем работать!

- То есть дальнейшее их изучение и освоение нерентабельно?

— Несколько отвлекаясь, процитирую вам один документ: «Скоро, после долгого молчания, заговорит Тюменский Урал. Крупнейшие разрезы вскроют пласты качественных энергетических углей, и уголь по железной дороге через Ивдель тяжелыми эшелонами пойдет во все концы Советского Союза. Недолго осталось ждать, когда первая драга золотодобытчиков заработает на таежно-горных притоках Северной Сосьвы. Крупные рудники по добыче полиметаллических руд с обогатительными фабриками возникнут на Северном и Заполярном Урале. Добываемые здесь медь, свинец, сурьма, бокситы, редкие металлы пойдут на восполнение выработанных в других районах СССР месторождений». Это в 1968 году написал легендарный руководитель Главтюменьгеологии Рауль-Юрий Эрвье. Так он видел недалекое, как ему казалось, будущее региона в своей книге «Сибирские горизонты».

Но всем этим грандиозным планам не суждено было осуществиться. Даже у советской экономики не хватило ресурсов на освоение Приполярного и Полярного Урала. Потом всем было не до этого. В результате и сегодня эта территория — малоизученный и практически необитаемый край. Плотность населения здесь составляет 1,2 человека на квадратный километр. Хотя мы прекрасно понимаем, что эти пресловутые «1,2 человека» складываются в основном из населения городов и поселков. В горах, тайге и тундре эти 1,2 человека приходятся, наверное, на 100 квадратных километров.

Поскольку нет инфраструктуры — дорог, производственных баз, людских ресурсов, то снаряжение каждой экспедиции геологов можно смело сравнивать с полетом на Марс. Стоит такая экспедиция тоже ненамного дешевле.

С другой стороны, строительство масштабной800-километровойжелезной дороги от Свердловской области до Ямала — Полуночное — Обская — сегодня невозможно в силу ее нерентабельности, то есть неподтвержденности грузовой базы для этой дороги. Генеральный директор Корпорации Развития Александр Белецкий уже говорил, что подтвержденные прогнозы по грузоперевозкам сегодня — лишь 5 миллионов тонн при минимально необходимых17–20. Именно поэтому недавно полпред Президента РФ Евгений Куйвашев обозначил, что строительство железной дороги по восточному склону Уральских гор отнесено к следующему, не сегодняшнему этапу работы Корпорации Развития.

- Но, если даже Советскому Союзу не хватило ресурсов на освоение Приполярного и Полярного Урала, то сможет ли с этой задачей справиться одна Корпорация, пусть даже и при поддержке региональных и федерального бюджетов?

— Сможет, поскольку командой Корпорации сформирована эффективная стратегия реализации последовательных и экономически эффективных шагов, которая, кстати, прошла экспертизу всемирно известного экономического консультанта PricewaterhouseCoopers. В настоящее время Корпорация Развития обеспечивает комплексное развитие территорий федерального округа, формирует на его севере ту самую транспортную и энергетическую инфраструктуру, об отсутствии которой мы только что говорили.

При этом мы убеждены, об этом постоянно говорит гендиректор Корпорации Развития Александр Белецкий, что наша задача — содействовать освоению Ямала, одноименного полуострова. Только освоение Севера может дать необходимые ресурсы для нашей промышленности. Сегодня это — едва ли не ключевая стратегическая задача для нашей страны. Недаром, как вы знаете, Владимир Путин лично курирует программу освоения полуострова Ямала и северных территорий Красноярского края.

Могу привести наглядный пример. Еще 30 лет назад нефтяные качалки стояли повсюду в Пермском крае, в Самарской и Оренбургской областях, в Башкирии, в Татарии. Сейчас легкая нефть закончилась. Нефтяники ушли далеко на Север. Страна оказалась просто вынуждена осваивать полуостров Ямал. Отсюда, кстати, и сегодняшние ключевые задачи Корпорации Развития — формирование железнодорожного Северного широтного хода, выход на Северный морской путь, запуск комплекса энергетических объектов с высокой степенью энергосбережения.

Что же касается геологической стратегии Корпорации Развития, то она такова: те месторождения, которые будут разведаны, специфичны и относятся, как я упоминал, к категории малых и средних. Для их промышленной эксплуатации потребуется применение новых технологий добычи, модернизации существующих производств, замена потребительского подхода к бизнесу инновационным мышлением. Но это необходимая работа. Без ресурсов Полярного Урала наши прославленные уральские заводы скоро просто встанут. Собственно, это уже происходит. К примеру, остановлен «Режникель», «Уфалейникель». Большие проблемы и с производством на севере Свердловской области.

- Но вы ведь сами сказали, что на освоение новых месторождений нужны годы. Не получится так, что здесь уже все закончится, а на Полярном Урале еще только будет идти геологоразведка? Сколько еще потребуется лет, чтобы там построить инфраструктуру, производственные мощности?

— Через3–4года будут сданы в эксплуатацию первые железнодорожные и энергетические объекты, формируемые Корпорацией Развития. Более того, нам есть что показать уже сейчас. Только в прошлом году мы обеспечили возведение инфраструктуры нефтепровода Пурпе-Самотлор, начали строительства моста через реку Надым, реализуем целую серию проектов в сфере энергетики. Все это в перспективе — база для снижения тарифов, повышения экономической привлекательности северных территорий, развития межрегионального сотрудничества и кооперации предприятий Свердловской, Челябинской областей с мостостроителями, энергетиками, транспортниками Севера… Именно результата серии таких шагов станут базой для дальнейшей разведки и освоения территорий Полярного и Приполярного Урала.

Подчеркну — у команды Корпорации Развития есть соответствующие технологии, инновационные подходы к организации производства, высококвалифицированные специалисты. Более того, мы готовы создавать новые рабочие места для людей, которые сейчас высвобождаются на Урале в связи с изменениями структуры традиционного производства.

Те запасы, которые уже подтверждены нами, вполне позволяют построить на Приполярном Урале новые высокотехнологичные производства в сфере глубокой переработки сырья. Мы вполне в состоянии развивать углехимию на базе Оторьинского угольного месторождения в Югре, строить обогатительную фабрику для Лаптапайских хромовых руд на Ямале. Сейчас ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат» руду с соседних хромитовых месторождений массива Рай-Из везет за тысячи километров в Златоуст, чтобы получить полуфабрикат, который затем повезут в Челябинск.

Колумб тоже не нашел россыпей золота, но зато он открыл Америку! В перспективе это оказалось намного рентабельнее.

- Дмитрий Борисович, возвращаясь к теме строительства транспортных коридоров к указанным месторождениям, каков ваш прогноз?

— Надо просто трезво смотреть на вещи. В сегодняшней России нет инвесторов, готовых вкладывать огромные деньги с неясным сроком окупаемости проекта.

Но строительство малых технологических дорог до месторождений вполне могут «вытянуть» инвесторы при поддержке органов власти Свердловской и Тюменской областей, ХМАО и ЯНАО. А при появлении локальных дорог до крупных месторождений мы получим эффективный механизм дальнейшего поиска и разведки средних и мелких месторождений полезных ископаемых. Соответствующие предложения мы готовим.

Я убежден — нам все равно придется это делать. Осваивать месторождения Полярного и Приполярного Урала. Применять новые технологии. Строить инновационные предприятия и модернизировать существующие производства, прокладывать дороги, тянуть линии электропередачи, словом выполнять тот объем работы, который сегодня осуществляет Корпорация Развития. Андрей СУХАНОВ.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > www.oblgazeta.ru, 2 марта 2012 > № 510359 Дмитрий Басков


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 6 декабря 2011 > № 448845 Владимир Путин

Премьер-министр РФ Владимир Путин намерен в течение вторника разобраться в ситуации, сложившейся вокруг Богословского алюминиевого завода (БАЗ) в Свердловской области, который, по мнению местных чиновников, находится на грани закрытия.

Ситуация на заводе во вторник обсуждалась на встрече Путина с председателями общественных приемных лидера "Единой России" в регионах страны. Глава приемной по Свердловской области Анатолий Сухов попросил премьера помочь предприятию, на котором работают около 3,5 тысяч человек.

"Объявили 30 числа: четыре цеха закрывают до 1 февраля. Это - 1000 человек остаются без работы. Сейчас губернатор приезжал, в эту процедуру вмешался, распоряжение издали, что приостановить остановку вот этих цехов, но графика нового нет. И вот так все в подвешенном состоянии", - сказал Сухов.

"Кто там собственник?" - спросил Путин. Сухов ответил, что это глава "Русала" Олег Дерипаска.

"Сегодня же узнаю", - сказал премьер.

Богословский алюминиевый завод - градообразующее предприятие города Краснотурьинск. По итогам 2010 года БАЗ выпустил 113 тысяч тонн алюминия (2,8% общего объема производства "Русала") и 990 тысяч тонн глинозема (12,6% от общего объема производства глинозема).

Ситуацию с другим градообразующим предприятием, владельцем которого также является Дерипаска, - летом 2009 года удалось разрешить только после личного вмешательства Путина. В присутствии премьера был подписан договор о поставках сырья, позволивший восстановить работу пикалевского производственного комплекса. В него помимо "БазэлЦемент-Пикалево" (структура холдинга Дерипаски "Базовый элемент") входят закупающие у него сырье "Пикалевская сода" и "Пикалевский цемент", принадлежащие другим собственникам.

ПОЗИЦИИ ГУБЕРНАТОРА И РУСАЛА

Как сообщала пресс-служба губернатора Свердловской области Александра Мишарина, в конце ноября он обратился к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой помочь улучшить ситуацию на БАЗе, убытки которого в первом полугодии 2011 года составили 180 миллионов рублей.

Глава региона предложил разработать мероприятия по реконструкции и модернизации предприятий алюминиевого комплекса в Свердловской области с учетом технологической кооперации. Его инициатива - организовать снабжение первичным алюминием Каменск-Уральского металлургического завода (КУМЗ), поставляя туда жидкий алюминий с Уральского алюминиевого завода (УАЗ) и в слитках с Богословского алюминиевого завода (БАЗ), тогда как сейчас поставки осуществляются с сибирских алюминиевых заводов "Русала". Такая кооперация могла бы стать основой проекта по созданию единого металлургического кластера по производству алюминия, сплавов и изделий, полагает Мишарин.

Согласно данным пресс-службы губернатора, Медведев поручил проработать предложения Мишарина своему помощнику Аркадию Дворковичу и главе Минпромторга РФ Виктору Христенко.

Тогда официальный представитель "Русала" заявил агентству "Прайм", что компания поддерживает развитие алюминиевого кластера на Урале, однако в ее состав сейчас не входят предприятия, занимающиеся выпуском продукции высокого передела, такие как КУМЗ.

Что касается непосредственно БАЗа, производство первичного алюминия и сплавов на его основе на мощностях этого предприятия становится экономически невыгодным из-за непомерно высоких цен на электроэнергию и тепло, отметил представитель "Русала". По его словам, в таких условиях неприменима даже разработанная компанией передовая технология производства алюминия, которая по всем параметрам, включая экологию и энергосбережение, находится на уровне лучших мировых показателей. По этой технологии уже работает построенный в 2006 году Хакасский алюминиевый завод, строятся Богучанский и Тайшетский алюминиевые заводы.

РУСАЛ: БАЗ НЕ ЗАКРЫВАЕТСЯ

Как пояснили "Прайму" в "Русале", о закрытии БАЗа речи не идет.

В соответствии с планом природоохранных мероприятий, который согласован с Минприроды по Свердловской области, БАЗу необходимо достичь требуемых нормативов предельно допустимых выбросов (ПДВ), и этот план включает в себя конкретные сроки вывода из эксплуатации ряда электролизеров первого-четвертого корпусов - в 2012 году, отметили в компании.

"Во исполнение предписаний надзорных органов "Русал" закрыл несколько неэффективных электролизеров. Компания не закрывала БАЗ и не планирует это делать", - подчеркивает алюминиевый гигант.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 6 декабря 2011 > № 448845 Владимир Путин


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > mn.ru, 31 октября 2011 > № 428547 Борис Дубровский

Магнитку не продадут

Гендиректор ММК рассказал о планах компании и опроверг слухи о продаже

Ирина Цырулева

В мае 2011 года основной акционер и гендиректор Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников решил отойти от оперативного управления компанией, после чего по рынку пошла информация о продаже одного из крупнейших российских металлургических активов. Борис ДУБРОВСКИЙ, которого Рашников назначил генеральным директором, в интервью обозревателю «Московских новостей» развеял эти слухи и рассказал о дальнейших планах компании.

— С вашим назначением на должность гендиректора произошли большие кадровые перестановки, а исполнительные функции полностью перешли к вам, тогда как ранее они были у управляющей компании ММК. Чем это вызвано?

— Произошла смена поколений. Большинство из тех, кто ушел, — люди пенсионного возраста. С остальными покинувшими компанию были расхождения в понимании стратегии ее дальнейшего развития. В какой-то момент Виктор Филиппович (Рашников. — «МН») пришел к выводу: для того, чтобы быть современной компанией, нужно привносить в нее некий внешний опыт. Ранее для Магнитки было нехарактерно появление людей извне. Но надо было формировать новую команду, и выбор пал на меня как на человека, который должен выработать новые подходы к управлению компанией.

— Насколько активно основной акционер вмешивается в оперативное управление компанией?

— В настоящее время он занимается в основном стратегией компании.

— Была ли почва у слухов, что Рашников может полностью выйти из бизнеса?

— Эти слухи не имели под собой никакой почвы. Именно поэтому я без всяких сомнений принял предложение занять мою нынешнюю должность.

— Какие изменения в компании вы успели произвести?

— Мы стараемся быть более прозрачными во всех наших бизнес-процессах, оптимизируем их совместно с консультантами. Конечно, можно говорить общие слова о том, что мы хотим стать независимыми с точки зрения сырьевой безопасности, мы понимаем, что это то направление, в котором надо двигаться. Но свободных для продажи активов сейчас нет.

— Кто может быть для вас сырьевым партнером?

— Для нас был бы интересным партнер, у которого есть избыточные железорудные активы и который заинтересован в получении добавленной стоимости за счет металлургического передела.

— К таким компаниям можно, например, отнести «Металлоинвест».

— Из знаковых компаний это, конечно, «Металлоинвест», но переговоров с ней мы на данный момент не ведем, мы только ее клиент.

— Какие еще направления развития рассматриваете?

— Второе направление — это развитие нашего Приоскольского месторождения. Третий вариант — иметь долю в компании, такой как австралийская Fortescue (один из крупнейших экспортеров железной руды в Австралии, ММК контролирует около 5% ее акций. — «МН») и получать свою маржу.

— Рассматривается ли увеличение доли в Fortescue?

— Все рассматривается. Даже вариант, что мы никогда больше не будем заниматься сырьем и тратить финансовые ресурсы на покупку соответствующих активов. Но все решения по этим вопросам исключительная прерогатива акционера.

— Для чего Магнитка создала собственный горнодобывающий дивизион MMK-Mining Assets Management по примеру «Северстали» и «Мечела»? Планируете выводить новую компанию на IPO?

— Пока ничего не планируем, а просто структурируем свои активы.

— Недавно ММК консолидировал 100% турецкого металлургического предприятия MMK-Atakas, докупив оставшиеся 50% у семьи Атакаш. Чем вас не устраивал паритет с турецкой стороной?

— С турецким акционером мы по-разному понимали стратегию развития компании. И именно это и явилось причиной того, что мы решили стать единственным акционером и развивать компанию самостоятельно. В свое время мы отгружали на турецкий рынок большие объемы своей продукции и видели там дефицит по плоскому прокату. И, исходя из понимания этого дефицита, этот проект и был реализован. Но и сейчас мы видим, что турецкий рынок очень перспективный, он активно развивается. Порядка 50% населения — это люди младше 35 лет. Это создает большой потенциал потребления.

— Какие еще рынки сегодня интересны?

— Иранский рынок сегодня очень активен, чего не могу сказать про Европу в связи с финансовыми проблемами ЕС. Впрочем, мы по-прежнему больше ориентированы на российский рынок. Об этом говорят и наши последние крупные инвестиции — в строительство комплекса холодной прокатки для выпуска металла для автопроизводителей и производителей «белой» техники, и стана 5000 горячей прокатки для трубопроводных проектов. Ситуация в экономике непростая, но мы уверены, что металл с этих станов будет востребован рынком.

Сейчас наши мощности избыточны. Запуская два новых стана, мы рассчитывали сократить долю экспорта до 15–20%, но пока этих показателей не достигли. Металлурги привыкли, что на их металл выстраивалась очередь. И когда обнаружили, что очереди нет, оказались в ситуации, близкой к оцепенению. Но мы меняемся. Наша цель стать клиентоориентированной компанией. Мы боремся за свою долю рынка.

— Например, вводя препоны для импорта? (В феврале Магнитка в компании с «Северсталью» и НЛМК инициировали антидемпинговое расследование по импорту китайской стали с полимерным покрытием. — «МН»).

— В основе нашего заявления лежали конкретные факты. Что касается нас, то мы действительно уже давно ощущаем присутствие китайского металла на нашем рынке. И для ММК китайский импорт имеет большое значение, хотя бы потому, что мы территориально находимся к этой стране ближе, чем, например, «Северсталь» или НЛМК. Пока мы ждем результатов расследования.

— Есть ли у Магнитки сегодня потребность в деньгах?

— Все крупные проекты у нас практически реализованы, и в каких-то серьезных деньгах сейчас не нуждаемся.

— Как на секторе в целом отражается нестабильная ситуация в мировой экономике?

— Мы ощущаем снижение спроса. Я ожидаю сложный период в четвертом квартале 2011 года и в первом квартале 2012 года, но надеюсь, что нам удастся пройти этот период мягче, чем в 2008 году, и полагаю, что со второго квартала 2012 года на рынке начнется оживление.

— А зачем 20 тыс. сотрудников компании вступили в «Народный фронт»? Вы чего-то ждете от власти?

— В кризисный период 2008 года, когда я работал на государственном предприятии «Уралвагонзавод», было очень тяжело, но я реально чувствовал, что за моей спиной стоит государство, и это мне как руководителю очень помогло. И сейчас всем нужна понятная перспектива. Я думаю, у народа нет аллергии на власть. Гораздо больше люди боятся каких-то потрясений и неопределенности. А ожидают от власти внятной политики поступательного развития.

Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) — один из крупнейших сталепроизводителей в России. Основным бенефициаром является председатель совета директоров Виктор Рашников, который контролирует 86,6% акций. Чистая прибыль в первом полугодии 2011 года по МСФО практически не изменилась по сравнению с показателем аналогичного периода 2010 года, составив $147 млн, выручка выросла на 24,5%, до $4,6 млрд, доход до уплаты налогов и процентов по кредитам (EBITDA) снизился на 3,4%, до $783 млн.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > mn.ru, 31 октября 2011 > № 428547 Борис Дубровский


Россия > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 16 августа 2011 > № 388522 Геннадий Подгородецкий

Сколковский проект компании "Новые металлургические технологии" называется "Инновационный чистильщик". Российская фирма нашла суперэффективный способ переработки так называемого красного шлама и возможно зарабатывать на этом

 Российская компания "Новые металлургические технологии" нашла способ превращения миллиардов техногенных отходов в миллиарды долларов прибыли. О сколковском проекте компании в интервью BFM.ru рассказал ее гендиректор, завкафедрой Экстракции и рециклинга черных металлов Национального исследовательского технологического университета "МИСиС" Геннадий Подгородецкий.

 - Вы нашли способ переработки красного шлама. Но немногие знают, что это такое.

 - Красным шламом называют металлургические отходы, образующиеся при производстве глинозема. Он в свою очередь необходим для изготовления алюминия. При получении тонны глинозема образуется больше тонны красного шлама. Так как в нем содержится повышенное количество щелочей, он представляет экологическую опасность. Кроме того, некоторые виды красного шлама имеют повышенную радиоактивность.

В то же время в красном шламе содержится целый ряд металлов: объем железа в нем доходит до 40%. Для сравнения: доля извлечения железа из природной руды обычно не превышает 30%. Кроме того, из шлама можно извлекать крайне ценные редкоземельные металлы, например, скандий. В России сейчас его практически не производят, а только импортируют. В тонне красного шлама в среднем содержится до 120 граммов скандия и до 400 граммов итрия.

Над тем, как при минимальных затратах добиться максимального извлечения из красного шлама его полезных составляющих, бьются и в Европе, и в Америке, и даже в Австралии. При этом у российской компании уже есть такая технология.

 - В чем секрет вашего способа переработки?

 - На сегодняшний день эта технология, позволяющая эффективно, я подчеркиваю, эффективно перерабатывать. Эффективность очень важна. Есть технологии для переработки красных шламов, но они все убыточные. Эта технология, которую мы предлагаем, не просто окупается, очень быстро окупается. Сроки окупаемости меньше трех лет. Для металлургических агрегатов это рекорд. На самом деле средняя окупаемость металлургического агрегата 5-7 лет.

 - Почему у них убыточно, у вас прибыльно?

 - Мы используем совершенно другие принципы. А в результате переработки красного шлама по нашей технологии получается четыре продукта. Мы получаем железо, которое переходит в кондиционный чугун. Вторым продуктом является шлак, из которого можно делать сотни различных видов очень полезных изделий, например, теплоизоляцию, бордюрный камень, еще что-то.

Помимо всего прочего, ряд цветных металлов мы извлекаем в концентрат, который улавливается, и передается переработка уже в цветную металлургию.

Кроме того, мы вырабатываем большое количество пара. Этот пар можно использовать по-разному - например, для получения электроэнергии. За счет такой комплексной переработки и за счет относительно невысоких расходов энергоносителей.

Энергоносители в нашем процессе - это извлекаемый из воздуха кислород и уголь. Природный газ нам практически не нужен по технологии.

В силу того, что расходные коэффициенты этих энергоносителей у нас достаточно невысокие, себестоимость чугуна получается очень небольшой, в пределах 300 долларов за тонну. Себестоимость доменного чугуна на сегодня - 500 долларов. При таком уровне себестоимости продукции рентабельность очень высокая. Вот это-то принципиальное отличие от всех существующих ныне технологий.

 - Сколько компонентов получается на выходе из одной тонны красного шлама?

 - Приблизительно 300-350 кг железа, около 400 кг шлака и порядка 20-30, до 50 кг, в зависимости от того, что мы перерабатываем, концентрата цветных металлов.

 - А что не перерабатывается?

 - Ничего. Некоторое количество пыли, но очень небольшое, которое мы не можем окончательно уловить, это в пределах 1-2 кг, которые безопасны. То есть на выходе получается только товарная кондиционная продукция, которая тут же реализуется. В этом прелесть технологии.

 - Есть ли в мире аналоги такой технологии?

 - Такой же технологии в мире нет ни у кого. Есть попытки решения вопроса тоже металлургических агрегатов, довольно серьезные фирмы за это дело брались, но на сегодня мы намного впереди.

Они тоже могут работать в режиме безотходности, но у них себестоимость продукции примерно в 1,5-2 раза выше. Они просто не конкуренты по экономическим показателям.

Более того, наши технологии мы получаем при прямом использовании красного шлама, очень хороший по качеству чугун, то есть кондиционный по примесям. Остальные технологии не позволяют это делать. Мы сразу железо извлекаем в чугун.

 - Технология сейчас в каком виде существует, сугубо теоретическом?

 - Сейчас мы уже переходим к стадии первого пилотного образца: создание такой небольшой опытно-промышленной печи. Это, как говорил Менделеев, сказать всяк может, а ты пойди и демонстрируй.

Следующей, после лабораторной печи, мы уже будем строить промышленную печь. При площади печи в 20 кв. метров производительность этой печи по красному шламу превысит уже 500-600 тыс. тонн в год. А 20 кв. метров легко посчитать. Это небольшая комната. Такая печь в такой площади может перерабатывать более полумиллиона тонн красного шлама в год.

 - Вы просчитывали, сколько может стоить такая установка?

 - Просчитывали и бизнес-планы делали. Установка площадью 20 кв метров будет стоить в районе 60 млн долларов. Если мы будем производить порядка 200 тысяч тонн чугуна, и на тонне чугуна мы будем зарабатывать (я имею в виду чистую прибыль) порядка 200 долларов, понятно, что окупаемость составляет полтора-два года.

 - Сколько стоят аналоги таких печей?

 - Раза в полтора-два дороже. Больше расход энергоносителей, больше расход кислорода, несколько другая технология - это все вызывает дополнительные траты. На сегодняшний день в России такого рода агрегатов нет, мы надеемся, что мы первые, кто построил такого типа.

 - Как вы планируете зарабатывать на этом? Вы будете продавать установки или вы сами сделаете установки и сами займетесь переработкой?

 - Есть несколько схем развития бизнеса. Конечно, идеальный вариант - это продавать установки в железе, то есть готовые. Продажа патента - это неблагодарное дело. Цена на патенты вряд ли превышает несколько десятков или сотен тысяч долларов.

Интересна реализация бизнеса полноценного или хотя бы части такого нормального бизнеса. Реализовывать в железе - идеальный вариант, уровень заработка существенно выше. Мы оценивали емкость рынка такого рода печей: только по нашей стране - десятки в год.

 - А в мире? Сотни? 60 млн долларов одна печь, это речь идет как минимум о 6 млрд?.

 - Абсолютно верно. Процессы, в ходе которых перерабатывают техногенные отходы, обязаны быть - иначе мы в очень скором времени начнем вымирать. Есть очень сильное высказывание Нильса Бора о том, что мир может погибнуть не от использования ядерной энергии, а от того количества отходов, которое вырабатывает мир.

В мире ежегодно образуется более 140 млн тонн красного шлама. В России в год получают до 10 млн тонн шлама. Точных данных о том, сколько всего в стране уже скопилось таких отходов, нет. По экспертным оценкам, их объем уже давно перевалил за 100 млн тонн.

Красный шлам хранится на специально подготовленных полигонах. Их площадь может доходить до 100 га, строительство шламонакопителя обходится в миллиарды рублей. В России делались попытки использования шлама при прокладке дорог, производстве цемента и удобрений, но массовой эта практика не стала. В то же время в США начали развиваться аутсорсинговые схемы переработки техногенного мусора. Компании, обладающие необходимыми технологиями, покупают у заводов отходы производства, извлекают из них полезные металлы, затем их продают.

 - В России существуют необходимые производства просто для изготовления такой печи?

 - Да, у нас на сегодняшний день есть практически все, за исключением приборов, которые мы все-таки будем привлекать наверняка от каких-то западных изготовителей. Я думаю, что на 90% печь будет делаться в России. Там нет ничего такого, чего бы мы не умели делать, она достаточно проста по конструкции.

 - Есть проблемы с привлечением финансирования? "Сколково" вам для решения финансовой проблемы понадобилось?

 - "Сколково" выделяет 75% от суммы, которая необходима для строительства этой первой печи. Нам достаточно порядка 30 млн рублей. На втором этапе, когда мы будем строить опытно-промышленную печь площадью метров 10, там объемы поднимаются, там идет финансирование 50х50. При вложениях 150 млн столько же - 150 млн - добавляет "Сколково". Для нас это вполне приемлемо.

 - Какой срок реализации проекта?

 - От момента получения денег до получения промышленной печи - где-то 2,5-3 года. Лабораторная печь будет готова через год.

 - Зачем вам "Сколково", учитывая радужные перспективы в плане получения прибыли и быстроты ее получения? Вы наверняка могли бы у тех же металлургов, у нас их в стране хватает, привлечь это финансирование.

 - Они не спешат рисковать. Они с удовольствием будут вкладываться, когда мы покажем готовые технологии. Вот для чего и создается эта первая крупная лабораторная печь. Поэтому "Сколково" для нас просто идеальный вариант. В этом плане мы работаем и знаем с кем, и знаем, как и по понятным правилам игры.

 - А процесс получения гранта насколько проблематичен?

 - Совсем не проблематичен. Просто определенный набор документов, который необходимо подготовить. Надо сказать, что команда "Сколково" очень здорово помогает. На всех этапах мы можем проконсультироваться, что-то подправить. Хорошая обратная связь. Самая большая проблема - это такой стратегический инвестор, который бы смог так по-взрослому с нами работать, чтобы двигаться дальше.

Россия > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 16 августа 2011 > № 388522 Геннадий Подгородецкий


США > Металлургия, горнодобыча > mn.ru, 9 августа 2011 > № 383573 Сергей Кузнецов

«Кризис заставил нас пересмотреть планы в Северной Америке»

Группа «Северсталь» начала в 2008 году активную экспансию на американский рынок, но затем была вынуждена продать три из пяти заокеанских активов дешевле, чем покупала. В процессе продажи и европейские предприятия группы. Глава Severstal International, зарубежного дивизиона группы «Северсталь», Сергей КУЗНЕЦОВ объяснил обозревателю «Московских новостей» Ирине ЦЫРУЛЕВОЙ, почему так произошло, и рассказал, как предприятию удалось добиться крупного займа от американского правительства.

— Недавно стало известно, что Severstal North America Inc. удалось договориться с правительством США о получении кредита объемом 730 млн для модернизации сталелитейного комбината в Дирборне по льготным ставкам в 2,53% годовых. Российская компания впервые стала получателем такого займа. Трудно было договориться?

— Американская госпрограмма, по которой мы получаем деньги, была анонсирована в начале 2009 года. Она рассчитана на поддержку автопроизводителей, которые будут выпускать автомобили с использованием новейших технологических разработок— автомобили будущего. Автомобили нового поколения должны соответствовать новым требованиям по безопасности, расходу энергии, экологии. Стальной лист из высокопрочных марок стали, которые мы предложили, позволит сделать автомобиль легче, сохранив или даже увеличив прочность кузова автомобиля, что определяет креш-устойчивость. Производство таких сталей будет освоено на существующих сталелитейных мощностях и трех линиях высокого передела на Severstal North America в Дирборне, что и являлось основным условием получения финансирования. Переговоры заняли чуть более двух лет.

— А под какие ставки «Северсталь» кредитуется в России?

— Все зависит от сроков и валюты. Например, в конце июля мы разместили пятилетние еврооблигации на 500 млн со сроком погашения в 2016 году. Доходность составила 6,25% годовых.

—Какие механизмы привлечения средств для вас наиболее выгодны и есть ли потребность в деньгах сейчас?

— Мы используем револьверные кредитные линии для финансирования оборотного капитала и долгосрочное финансирование в виде облигаций или банковских кредитов. Неделю назад мы рефинансировали одну из наших револьверных линий в США, увеличив ее размер на 200 млн с понижением процентных ставок. На данный момент наши потребности в финансировании закрыты.

— На что потратите полученные от правительства США средства?

— Сейчас мы находимся в стадии оформления кредита, первый транш должны получить в октябре-ноябре. Часть из 730 млн мы направим на возмещение расходов, которые понесли на строительство и запуск комплекса холодной прокатки и линии оцинкования. Остальное пойдет на строительство линии непрерывного отжига.

—А на американском рынке такие высокопрочные стали не производятся?

— Нет, сегодня американские компании их импортируют, например, из Швеции. В результате на рынке очень ограниченное предложение, которое сдерживает спрос и определяет высокие цены.

В августе мы запускаем новый комплекс холодной прокатки, в декабре— новую линию горячего оцинкования. В течение последующих 2,5 года построим третью производственную линию— линию непрерывного отжига.

— Тем не менее ваша компания, сделав ставку на американские активы, в итоге была вынуждена продать три актива из пяти. Причем на 50% ниже цены их приобретения. Почему так получилось?

— Исходя из того, что мы знаем сегодня, легко сделать вывод, что нам не стоило приобретать три завода— Sparrows Point, Wheeling и Warren— в 2008 году. Решения принимались исходя из позитивного развития ситуации. Тогда мало кто верил в негативный сценарий развития, и даже самые продвинутые экономисты признаются, что они не предвидели такого катастрофического падения экономики и таких масштабов финансового кризиса.

Заводы, которые мы приобрели в 2008 году, были достаточно слабыми, с большими структурными проблемами. Мы планировали инвестировать в их развитие, провести реструктуризацию и создать большую компанию на североамериканском рынке с годовым объемом производства примерно в 10млн тонн. Расчет был на то, что рынок будет сильным, а потребление на американском рынке останется высоким. Кризис заставил нас пересмотреть наши планы в Северной Америке. Когда в 2009 году потребление стали в США упало на 60%, мы были вынуждены полностью остановить два завода из только что приобретенных трех и начать масштабную реструктуризациювсех наших североамериканских активов.

— Так чем интересен американский рынок?

— Северная Америка всегда была для нас приоритетным из развитых рынков. Американская экономика была и остается самой сильной в мире. США имеют один из самых высоких в мире показателей производительности труда, прочную клиентскую базу, рост населения, обеспеченность сырьем, открытый бизнес-климат, все это с нашей точки зрения является благоприятными условиями для скорейшего восстановления спроса и успешного развития нашего бизнеса.

— Даже несмотря на снижение кредитного рейтинга?

— Американский рынок тем не менее самый развитый, с самыми высокими требованиями по качеству продукции. Присутствуя там, мы всегда будем находиться на острие технологического развития, что помогает нам развивать своим активы в России. Новых приобретений в Америке мы пока не планируем, будем внимательно наблюдать за восстановлением экономики, работая на двух производственных площадках— в Дирборне и Коламбусе. У нас есть определенные планы по интеграции в сырье, а также дальнейшему расширению присутствия в продуктах с высокой добавленной стоимостью.

— Вы будете поставлять свою продукцию из Дирборна только на американский рынок или и в другие регионы, например, в Россию?

— В основном планируем поставлять на местный рынок— в США и Канаду. Мы сможем поставлять эти стали и в Россию, если они будут здесь востребованы. Хотя на практике из-за большого логистического плеча и требований по поставке производство стальной продукции высоких переделов размещается как можно ближе к потребителям.

—Интересны ли вам активы в других странах?

— Нам много что интересно. Сейчас мы ведем переговоры о совместном предприятии в Индии. На сегодняшний день у нас подписано соглашение о намерениях с индийской госкомпанией NMDC о строительстве меткомбината. Вообще Индия для нас является приоритетным рынком. Мы считаем, что потребление стали в этой стране будет расти как минимум на 10% в год.

—А растущий китайский рынок вас не привлекает?

— Рост в Китае будет меньше, чем в Индии. Плюс ко всему в Китае сейчас присутствует огромное количество сталелитейных мощностей, что в случае замедления роста может оказаться серьезной проблемой для местных производителей, издержки которых далеко не самые низкие на мировой арене. Поэтому присутствие на этом рынке для нас не является приоритетом.

—Европа, видимо, также не в приоритете, судя по тому, что вы продали Lucchini SpA?

— Сейчас мы заканчиваем реструктуризацию в Европе и действительно не рассматриваем этот рынок как приоритетный для развития нашей компании. Мы провели стратегическую оценку и пришли к выводу, что реструктуризация и модернизация европейских активов потребует значительных средств, времени и менеджерских усилий. При этом по сравнению с другими регионами ожидаемый возврат на инвестиции в Европе существенно меньше. Lucchini состоит из двух компаний— итальянской Lucchini и французской Ascometal. Еще 15 июля было подписано соглашение о продаже 100% акций французского предприятия Lucchini Ascometal S.A. французской компании Captain BidCo SAS. Сделка должна быть закрыта в конце сентября, когда будут выполнены отлагательные условия. Одновременно с этим мы имеем принципиальную договоренность с банками о реструктуризации долга итальянской компании примерно на 700 млн евро. Среди прочих условий данная договоренность содержит обязательства акционеров головной компании Lucchini («Северсталь» и Алексей Мордашов как контролирующий акционер Lucchini.— «МН») продать свои доли потенциальному покупателю за 1 евро. Такая схема реструктуризации позволит обоим акционерам уступить контроль над Lucchini и избежать убытков в будущем. Сегодня есть компании, заинтересованные в Lucchini, но процесс реструктуризации долга и продажи компании займет определенное время.

—Что это за компании?

— Заинтересованных было много, и мы считаем, что шансы по ее продаже увеличатся после закрытия сделки по продажи Ascometal и завершения банковской реструктуризации.

—Остались в мире активы, которые имеет смысл покупать?

— Все зависит от цены. Есть много интересных активов на разных рынках, но либо они не продаются, либо очень дорого стоят.

— Какие тенденции характерны сейчас для металлургической отрасли? Например, в последние годы было заметно усиление консолидации.

— В Северной Америке, например, скорее обратный процесс. Индустрия там более фрагментирована, чем была несколько лет назад. Не думаю, что там стоит ожидать консолидации в ближайшее время. То же самое касается и остального мира. Какое-то время мы не будем наблюдать большой активности в этом направлении.

—Что будет с ценами на металл?

— Ожидается постепенное восстановление спроса, которое будет сопровождаться мини-циклами (потри-четыре месяца) роста спроса и цен с последующим падением. Связано это в основном с относительно низкими складскими запасами у покупателей и общей волатильностью на рынках. Кроме того, будет наблюдаться избыток сталелитейных мощностей на развитых рынках. Пока мы не придем к такомубалансу между спросом и предложением, в частности в США, когда уровень потребления не будет обеспечивать загрузку местных мощностей до уровня 8590%, мы будем наблюдать волатильность на рынке, высокую конкуренцию и понижающее давление на цены. Втакой обстановке особенно важно иметь низкие издержки и предлагать продукцию и сервис высшего качества.

США > Металлургия, горнодобыча > mn.ru, 9 августа 2011 > № 383573 Сергей Кузнецов


Узбекистан > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 1 июня 2011 > № 378352

Китайская компания ИП CNPC Silk Road Group LLC обнародовала итоги трех открытых тендеров в области геологоразведочных работ на Самско-Косбулакском и Караджида-Гумханинском инвестиционных блоках.
Победителем первого тендера на проведение сейсморазведки 2D на Самско-Косбулакском инвестиционном блоке (плато Устюрт) в 2011г. стала компания BGP., (КНР).
Компания GoldenMiles Petrotech (Великобритания), выигравшая второй тендер, в 2011г. предоставит CNPC Silk Road Group LLC (оператору проекта) свои услуги по надзору за сейсморазведкой 2D на Самско-Косбулакском блоке. Победителем третьего тендера стала китайская компания XIBU Drilling Engineering Co., Ltd.

Узбекистан > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 1 июня 2011 > № 378352


Израиль > Металлургия, горнодобыча > af-ro.com, 30 октября 2006 > № 340403

Алмазы

На территории Израиля алмазы не добывают – их приходится импортировать. Гранильная промышленность Израиля зависит от отношений с ведущими производителями и экспортерами алмазов, операторами мирового алмазного рынка и от сложившейся на этом рынке системы торговых операций с алмазами. То же самое можно сказать и в отношении системы израильского экспорта алмазов (в основном, он идет в страны ЮВА и Тихоокеанского региона), что весь этот экспорт, а точнее, перераспределение (или перепродажа) алмазов, в принципе невозможно без первоначального импорта. Поэтому проблема обеспечения алмазным сырьем – ключевая для развития и эффективного функционирования израильского алмазного и бриллиантового бизнеса. До последнего времени схема импорта алмазов в Израиль работала следующим образом: 25-30% составлял прямой импорт из DTC (Diamond Trading Company, центральная сбытовая организация De Beers), а 70-75%, то есть основную часть, составляли закупки алмазов на открытом рынке.

С 2003г. в Израиле стал ощущаться возрастающий дефицит сырых алмазов. Это было связано, во-первых, с существенным сокращением алмазным монополистом De Beers числа сайтхолдеров-израильтян, а во-вторых, с тем, что страны-производители сырых алмазов – ЮАР, Ангола, Намибия и Ботсвана – стали искать возможность обрабатывать добываемые ими алмазы на месте, а не импортировать их для огранки в другие страны, в Израиль. И если раньше израильские бизнесмены, борясь с монополией продавца алмазов De Beers, налаживали прямые отношения с такими экспортерами алмазов, как Россия, Ангола, Канада или ДРК, то теперь они активно инвестируют в африканские алмазные рудники для последующей продажи добытых сырых алмазов в Израиль. В качестве примеров можно назвать Ройвена Гросса (Reuven Gross) и Игаля Шапиру (Yigal Shapira), которые приобрели в начале 2004г. алмазный рудник в Сьерра-Леоне (www.mineral.ru по материалам Rapaport TradeWire, 2.02.2004).

По мнению экспертов Израильской алмазной биржи, для израильских диамантеров перспективна схема, по которой большая часть алмазов обрабатывается за границей, а затем готовые бриллианты переправляются в Израиль для продажи – Израиль сохраняет свою роль торгового центра. В связи с этим в течение нескольких последних лет роль зарубежной переработки алмазов заметно увеличивалась.

Самой крупной фигурой израильского алмазного бизнеса сегодня является предприниматель Лев Леваев. В 2003г. Леваев был назван Израильской алмазной биржей главным алмазным экспортером Израиля; помимо этого, была отмечена роль Леваева в качестве одного из основных импортеров сырых алмазов в Израиль, снабжавшего промышленность необходимым сырьем.

Израильский бизнесмен Лев Леваев – хозяин крупной бизнес-империи Leviev Group, распространившей свое влияние по всему миру. Компания LLD (Lev Leviev Diamond), входящая в Leviev Group, является самой крупной в алмазообрабатывающей отрасли Израиля. В среднем она экспортирует в год обработанных алмазов на 600 млн.долл. Леваев контролирует 15-20% мирового рынка бриллиантов, а Африка – основное направление деятельности компании. Leviev Group принадлежит 40% компании Namco, добывающей алмазы на шельфовых месторождениях Намибии и ЮАР; 16,4% – в алмазном руднике Катока в Анголе (4 место в мире по запасам), где Леваев ведет деятельность совместно с «Алросой». В Анголе Леваеву 3г. (1999-2003гг.) принадлежали эксклюзивные права на экспорт алмазов.

Leviev Group шлифует больше алмазов, чем кто-либо в мире. Недавно в Луанде (Ангола) компанией был открыт самый большой алмазошлифующий завод в Африке, еще один завод построен в Намибии. «Алроса» пытается отстранить Леваева от Катоки и вести сотрудничество с другим израильским бизнесменом – алмазным монополистом в ДР Конго Даном Гертлером (Dan Gertler), внуком патриарха израильского алмазного бизнеса Моше Шницера (Moshe Schnitzer). В апр. 2005г., в ходе визита в Израиль Владимира Путина, президент «Алросы» Александр Ничипорук объявил о новом партнерском договоре с Гертлером о ежегодном экспорте алмазов стоимостью в 250-300 млн.долл. с Катоки, что явно невыгодно Леваеву.

По замыслам «Алросы», партнерство с Dan Gertler Israel должно заменить партнерский договор, заключенный в 2004г. Леваевым с государственной компанией Анголы Sociedade de Desenvolvimento Mineiro (Sodiam). Благодаря сотрудничеству с Гертлером, перед «Алросой» открылись перспективы работы в ДРК, и уже сразу после подписания договора Ничипорук говорил, что «Алроса» хочет сначала упрочить свои позиции в алмазной добыче Конго, а потом и в экспорте. Содействовал заключению договора бывший партнер Леваева Аркадий Гайдамак.

Леваев сделал себе имя на подрыве монополии De Beers. И если десятилетие назад De Beers контролировала 80% сырья, поставляемого на мировой рынок, то уже к 2004г. доля De Beers снизилась до 55%. Леваев самостоятельно заключал сделки с государствами – крупнейшими производителями алмазов (в том числе с ЮАР), убеждая их в том, что большую часть добытых камней следует гранить на собственных мощностях добывающих стран. Леваев потеснил De Beers на алмазном рынке, в том числе и в других государствах юга Африки. Leviev Group, чьи позиции особенно сильны в области обработки камней, замыкает на себя сбыт и огранку алмазов в ключевых алмазодобывающих регионах. Причем речь идет о переработке и алмазов, добытых на объектах, принадлежащих самому Льву Леваеву, и об алмазах, приобретаемых у других компаний, например у De Beers в ряде африканских стран.

Ангола. Непосредственно в Африке глава консорциума Africa Israel Лев Леваев оказывается в 1990гг. Поначалу Леваев скупал небольшие партии африканских алмазов в Анголе и Сьерра-Леоне. Именно тогда он впервые ввел свою схему – камни поступали для огранки на местные заводы непосредственно из российских шахт, в обход De Beers. Следующим шагом стала Ангола, где шла гражданская война – вместе с другим израильским бизнесменом Аркадием Гайдамаком (который занимался торговлей оружием и являлся финансовым советником президента Анголы) Леваев занимался урегулированием государственного долга Анголы Советскому Союзу, составлявшего тогда 7 млрд.долл.

На Катоке тогда шло строительство фабрики, «Алроса» испытывала дефицит оборотных средств, так как российское правительство приостановило действие соглашений с De Beers. Тогда на Катоке и появился частный инвестор – Леваев. В 1996г., при поддержке Гайдамака (имеющего 15% в компании Africa Israel), он инвестировал 25 млн.долл. в Катоку, и в 1997г. уже имел 16,4% акций предприятия, приобретенных у ангольской госкомпании Endiama. В 1998г., в связи с активизацией повстанческой деятельности UNITA, на Катоке возникли серьезные проблемы с безопасностью. Подразделений правительственной армии оказалось недостаточно, и в 1999г. на предприятии была создана собственная служба охраны. При этом все контакты с охраной Катоки выстраивались через Леваева, контактирующего с группами UNITA и скупавшего алмазы и у них, особенно после Кимберлийского процесса De Beers. Скорее всего, в этой деятельности фигурировал и Гайдамак, поставлявший в 1990гг. в Анголу крупные партии оружия.

В нояб. 1999г. Лев Леваев выиграл тендер и впоследствии стал монополистом в экспорте алмазов из Анголы. Экспорт шел через компанию Ascorp, совместный проект Леваева и правительства Анголы. К тому времени De Beers уже скомпрометировала себя перед правительством страны скупкой нелегальных алмазов у UNITA и, после разрыва отношений алмазного монополиста с правительством Анголы (2001), Леваев получил исключительно выгодные перспективы. Немаловажную роль здесь сыграли и хорошие личные отношения Леваева с президентом страны Жозе Эдуарду Душ Сантушем и его дочерью Изабеллой, и традиционное американское лоббирование израильских интересов.

В 2002г., после победы правительственных войск над UNITA, контракты Анголы с Леваевым достигли суммы в 850 млн.долл. Правительство получило контроль над всеми алмазными месторождениями, к освоению которых приступила «Алроса». По словам самого Леваева, его алмазный бизнес важен, прежде всего, для самой Анголы, так как это сотрудничество плодотворно влияет на выход страны из кризиса: «Наше желание – помочь людям, работающим своими руками. Мы хотим, чтобы народ Анголы приобрел больше новых навыков».

1 янв. 2003г. ангольское правительство и Endiama разорвали контракт с Леваевым на монопольный экспорт алмазов. Разрыв хронологически совпал с отменой Владимиром Путиным указа Бориса Ельцина, согласно которому 75% добываемых в Пермской области алмазов должны граниться на ее территории. Возможно, отмена указа, ставшая серьезным ударом по интересам Леваева, напрямую связана с тем, что в последнее время деятельность Леваева в России стала вызывать подозрение как российских, так и израильских властей. Распространение получила информации, как в Анголе, так и в России, о причастности Леваева к контрабанде алмазов может быть связано с желанием государства укрепить свои позиции и снизить активность Леваева на российском рынке.

ДР Конго. В 2002г. Леваев стал вторым среди крупных экспортеров конголезских алмазов. Правительство ДРК выдало Леваеву лицензии, позволившие ему экспортировать алмазы из страны – среди серии лицензий, выданных после того, как оно решило отменить эксклюзивную монополию, принадлежавшую ранее также израильской компании Dan Gertler International (DGI) Group Дана Гертлера. Дело в том, что между Израилем и ДРК практически с самого начала 1960гг., после провозглашения независимости, установились дружественные официальные и неофициальные связи. Причины таких тесных связей крылись в том, что Жозеф Касавубу (Joseph Kasavubu), бывший тогда президентом, был очень высокого мнения об израильских финансистах и их способностях организовать рентабельное производство по добыче и переработке практически всех полезных ископаемых. Добыча алмазов ведется MIBA, структурой, которая была близка к группе Леваева; на MIBA же приходится и основная доля экспорта камней.

Интенсивная деятельность на алмазном рынке ДРК израильских предпринимателей зачастую приводит к их открытому столкновению. Отношения между Леваевым и Гертлером характеризуются как резкая конкуренция не только на рынке алмазов, но и в иных отраслях и сферах. По сообщению ряда израильских источников (GaArez, Maariv), Гертлер прилагает серьезные усилия для выдавливания Леваева из Анголы, действуя, в том числе, через свои связи в окружении ангольского президента. Синдико Доколо, муж Изабеллы Душ Сантуш и деловой партнер Гертлера, – гражданин ДРК. Гертлер также активно контактирует с Гайдамаком.

В том же 2002г. начались первые попытки Леваева установить контроль над некоторыми алмазными рудниками ЮАР.

Намибия. В 2004г. в Виндхуке была открыта фабрика LLD Diamonds Namibia по огранке алмазов (потенциальная мощность – до 35 тыс. каратов в месяц). В Виндхуке перерабатывается 15% добываемых в стране алмазов. В том же году Леваев заявил о строительстве еще большего по объемам переработки завода в Луанде – Angola Polishing Diamond S.A. (совместное предприятие Endiama (48%) и LLD Diamonds (47%); 5% – у консорциума местных компаний).

Леваев использовал следующую схему: во-первых, была организована добыча алмазов на ключевых рудниках нескольких африканских стран. В Намибии, например, алмазодобыча идет как на суше, так и в офшорных (шельфовых) месторождениях – после De Beers компания Leviev Group обладает вторым по размерам алмазодобывающим флотом. Следующим шагом стала работа над внедрением в этих странах схемы, когда местные камни обрабатываются там же, где их добывают. С открытием гранильных фабрик в Намибии, Leviev Group обеспечивает полный цикл производства бриллиантов – добычу алмазов, их огранку, сбыт и, в перспективе, производство ювелирных изделий (т.н. from mine to mistress). Это выгодно африканцам, поскольку сулит увеличение доходов казны и создание новых рабочих мест.

Аналогичные планы по строительству гранильных мощностей существуют и в отношении соседней Ботсваны, пока – территории De Beers, где добывается каждый третий алмаз в мире. Министр индустрии и торговли Ботсваны Жакоб Нкате (Jacob Nkate) заявил, что поддерживает усилия Leviev Group, направленные на создание в Ботсване гранильного производства и изготовление ювелирных изделий. Сроки договора между Ботсваной и De Beers подходят к концу, и не исключено, что он может быть пересмотрен.

Лев Авнерович Леваев (Lev Leviev, родился 30 июля 1956г. в Ташкенте, в 1971г. иммигрировал в Израиль) – израильский бизнесмен, один из крупнейших диамантеров в мире. Леваев контролирует ряд алмазных месторождений и фабрик в Африке и на данный момент является самым серьезным конкурентом южноафриканской компании De Beers.

Кроме алмазного бизнеса, в круг интересов Леваева входят также строительство и торговля недвижимостью, энергоресурсы, тяжелая (металлургия) и легкая промышленности. Холдинговая компания Africa Israel Investments (Леваев – председатель совета директоров и владелец 79% акций), осуществляет управление коммерческой недвижимостью в Израиле и за рубежом, владеет компанией Gottex (крупнейший производитель пляжной одежды в мире), сетью автозаправочных станций Fina на юго-западе США и частью платных автодорог в Израиле, а также занимается телекоммуникациями, туризмом и строительством, на территориях оккупированной Палестинской автономии. Чистая прибыль Africa Israel составила 140 млн.долл., что на 60% больше, чем в 2004г. Основной капитал – 1,2 млрд.долл. (Africa Israel Investments Financial Statements. 31.12.2005). Africa Israel входит в список 25 ведущих израильских компаний (kambur.ru, 28.03.2006).

Лев Леваев – крупней частный инвестор в Лас-Вегасе, где он планирует открыть отель и гипермаркет. В Москве он инвестирует в проект «Москва-Сити». Оборот Leviev Group – 3 млрд.долл. в год; из этой суммы 2 млрд приходится на бриллиантовый бизнес (Д.И. Кобызев. Современное состояние). Позиция в рейтинге Forbes: 228 (2,6 млрд.долл.). В 2005г. Лев Леваев возглавил список экспортеров алмазов в Израиле: экспорт алмазов Леваева в 2005г. составил 601 млн.долл. (kambur.ru).

Кимберлийский процесс (Kimberley Process) – международная организация, цель которой – противодействие проникновению на мировой рынок так называемых «кровавых», или «конфликтных», алмазов. Это нелегально добытые алмазы, средства от реализации которых направляются на финансирование региональных конфликтов и международных террористических группировок. В основном, конфликтные алмазы использовались для финансирования террористических организаций и преступных режимов в странах Африки. Организация была основана в 2000г. и названа по имени г.Кимберли в ЮАР, где прошла первая международная конференция по борьбе с конфликтными алмазами. Компанию De Beers обвиняли в скупке конфликтных алмазов, у Unita. Федор Георги.

Израиль > Металлургия, горнодобыча > af-ro.com, 30 октября 2006 > № 340403


Конго ДемРесп > Металлургия, горнодобыча > af-ro.com, 30 октября 2006 > № 340390

Алмазы-2006

Месторождение Sengamines (провинция Восточная Касаи) – возможно, один самых привлекательных и, при этом, относительно свободных алмазных активов в мире. Нынешний основной собственник – южноафриканец Майк Нан – активно ищет партнеров для освоения месторождения. На эту роль претендуют и «Алроса», и De Beers. Общая стоимость запасов, разведанных на месторождении, оценивается в 2 млрд.долл.

Добыча россыпных алмазов идет на Sengamines уже давно, а кимберлитовые трубки не разрабатываются до сих пор. Причины этого, в первую очередь, политические: напряженная ситуация в самом регионе Касаи (один из очагов недавно закончившейся в ДР Конго гражданской войны), а также неоднозначная репутация сменявших друг друга собственников месторождения. Только теперь появляются условия, гарантирующие стабильность потенциальным инвесторам.

Мировая алмазная промышленность – закрытый клуб, большую часть крупных месторождений контролируют De Beers и «Алроса», в 1990гг. и 2000гг. заметно стало усиление некоторых израильских компаний (прежде всего, Leviev Group), которые также стремятся получить контроль над добычей. Небольшие и средние компании разрабатывают мелкие россыпные месторождения. Привлечь средства в реализацию крупного проекта они практически не могут, без поддержки кого-то из крупнейших мировых игроков. Кроме De Beers, «Алросы» и Leviev Group к «высшей лиге» международного алмазного бизнеса (особенно когда речь идет об Африке) можно отнести, пожалуй, только Дана Гертлера и его компании. Гертлер, обладающий монополией на экспорт конголезских алмазов, не имеет достаточного опыта реализации крупных проектов в добыче. Лояльность (как минимум) Гертлера, на сегодняшний день, является непременным условием инвестирования в Sengamines.

Расположенное в районе район Мбуджи-Майи месторождение Sengamines – крупное, в том смысле, что его масштаб подразумевает участие в освоении профильных стратегических инвесторов. Все упомянутые нами ведущие игроки так или иначе уже обозначали к нему интерес, хотя никому из них ни месторождение, ни хотя бы его часть пока не досталась. Вероятность того, что вскоре это произойдет, велика.

Лицензия на участок площадью 792 кв. км. была получена компанией Sengamines в 2000г., и включила кимберлитовую трубку Чибве (Tshibwe) и рассыпные месторождения в бассейне реки Сенга-Сенга (от реки и название компании). Промышленная добыча началась в 2001г. Согласно только официальным данным правительства ДР Конго добыча, составила 166 тыс. карат (2 млн.долл.) в 2001 г., 432 тыс. карат (3,5 млн.долл.) в 2002г., и 904 тыс.долл. карат (13 млн.долл.) за 9 месяцев 2003г.

В апр. 2006г. основным акционером Sengamines (80%) стала First African Diamonds (FAD), руководителем и владельцем которой, по нашей информации, является южноафриканский предприниматель Майкл Нан (Michael Nunn). FAD приобрела весь пакет у компании Oryx. Отметим, что FAD была создана специально для приобретения в Sengamines, и в других проектах пока не замечена. Информация о сделке по Sengamines появилась на фоне сообщений о том, что переговоры о приобретении прав на месторождение вела De Beers.

Остальные 20% остались у конголезкой компании MIBA (Societe Miniere de Bakwanga). MIBA – крупнейшая в Конго и одна из крупнейших в мире алмазодобывающих компаний, 80% акций контролирует правительство ДР Конго через холдинг Gecamines. Остальные 20% – у бельгийской Sibeka, миноритарным (20%) акционером которой, в свою очередь, является De Beers.

В результате сделки 2006г. Sengamines была переименована в Entreprise Miniere de Kasai Oriental – EMIKOR. Новый владелец Майкл Нан до этого был известен как директор и совладелец TanzaniteOne, компании ведущей разработку танзанитового рудника в Танзании (управляет также гранильной фабрикой в ЮАР), а также как акционер и директор Afgem. С его именем также связаны компании Amari и Xceldiam (последняя – в Анголе).

Бывший владелец Sengamines – компания Oryx – была несколько лет назад дискредитирована обвинениями в связях с аль-Каидой и военным руководством Зимбабве. По данным отчета ООН, в создании Sengamines в 1999г. участвовали Oryx (тогда его главным акционером был Тамер Саид Ахмед аш-Шанфари), зимбабвийская компания Osleg, выражавшая интересы военного руководство Зимбабве, а также непосредственно правительство Зимбабве.

Компания Oryx зарегистрирована на Каймановых островах. По данным Mbendi (2004), Oryx принадлежало 50% в Sengamines, остальные акции были у других инвесторов, в том числе у правительства ДР Конго. По данным Rapaport на 2002г., доля Oryx в Sengamines составляла 49%. Diamond Intelligence обозначает структуру акционеров: Oryx – 49%, Miniere de Bakwanga (MIBA) – 16%, правительство ДР Конго – 33,8%, 4 частных лица – 1,2% (2003г.).

В 2002г. компания Oryx обвинялась ВВС в связях с аль-Каидой, но выиграла дело о клевете в суде, так как ВВС не смогла представить доказательств выдвинутым обвинениям. ВВС, предположила, что представитель Осамы Бен Ладена является акционером Oryx. В опубликованных извинениях ВВС содержится информация о том, что одним из акционеров Oryx был на тот момент Камаль Хальфан (Kamal Khalfan) – «уважаемый» оманский бизнесмен и почетный консул Сулатаната Оман, которого они «по ошибке спутали» с террористом Мохаммедом Хальфаном (Mohammed Khalfan). В извинениях ВВС не упомянуто, что Камаль Хальфан является почетным консулом Омана в Зимбабве. ВВС была вынуждена заплатить Oryx компенсацию в 500 тыс. фунтов ст. (1 млн.долл.).

В докладе ООН от 25 окт. 2002г. Oryx и Sengamines обвинялись в нелегальном сотрудничестве с высшими чинами армии Зимбабве, именно через Камаля Хальфана. Заинтересованными сторонами сделок были названы руководитель зимбабвийской спецслужбы Эмерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa) и оманский предприниматель Тамер Саид Ахмед аш-Шанфари (Thamer Said Ahmed Al Shanfari). Возможно, за этими обвинениями стояли интересы Льва Леваева, который в это время активно использовал платформу ООН в конкурентной войне с De Beers.

По данным Diamond Intelligence, в конце 2002г. в Oryx появился ливийский капитал в лице Libyan Arab African Investment Company (LAAICO), фонда, контролируемого Каддафи. К этому времени относится пик ливийско-зимбабвийского сотрудничества в ряде областей. В янв. 2003г. Иса ал-Кавари (His Excellency Dr Issa Al Kawari) сменил аш-Шанфари, оманского консула в Зимбабве, в качестве руководителя компании (chairperson). Мустафа Хаттаби, представитель Каддафи, вошел в совет директоров компании. В 2003г. ливийцы увеличили свой пакет, а Хаттаби стал главой компании вместо ал-Кавари (Diamond Intelligence). К концу 2003г. накопленные инвестиции Oryx составили 100 млн.долл., а число работающих достигло, согласно тем же данным, 1200 чел.

В сент. 2004г.на сайте PolishedPrices.com было опубликовало сообщение о том, что De Beers заключила «конфиденциальное» соглашение с Oryx о разработке месторождений Sengamines, De Beers подтвердила наличие такого соглашения. По этому соглашению, De Beers намеревалась инвестировать 10 млн.долл. в геологоразведку на Sengamines. Ранее тот же источник публиковал сообщения о работе специалистов De Beers на участке Sengamines.

Летом 2005г. акционеры Oryx отказались от дальнейших вложений в проект и начали активный поиск инвесторов, ведя переговоры с Afgem (Майкл Нан), «Алросой» и Emaxon, подразделением Dan Gertler International. Возможно, их не устроила перспектива работы с еврейскими огранщиками о они уступили акции южноафриканской компании, предположительно, связанной с De Beers.

«Алроса» интересуется месторождением, как минимум, с 2004г. В 2005г., во время визита Владимира Путина в Израиль было заключено соглашение между «Алросой» и Даном Гертлером, которое, теоретически, должно облегчить вхождение российской монополии в проекты на территории ДР Конго.

В ходе сент. визита (2006) Владимира Путина в ЮАР было заключено соглашение о партнерстве между De Beers и «Алросой». Соглашение, а также сопровождавшие его неформальные договоренности, могут означать начало нового этапа в отношениях двух компаний, а значит, – и новый этап в истории мирового алмазного рынка. Последние годы на этом рынке прошли в позиционной борьбе соперников-партнеров De Beers и «Алросы». De Beers пыталась удержать монопольный контроль над рынком, «Алроса» пыталась стать максимально самостоятельным игроком. Результатом разногласий между двумя крупнейшими добывающими компаниями стало усиление огранщиков в Израиле и других странах, рынок стал менять конфигурацию и принципы устройства.

Теперь этот период может остаться позади. De Beers готова признать «Алросу» равным партнером. И не будет препятствовать проникновению «Алросы» в Африку. Обе компании, возможно, будут сотрудничать в разведке и разработке ряда месторождений на территории третьих стран. Особенно в тех случаях, когда их партнерство может повысить не только экономическую эффективность, но и политическую стабильность проекта.

Именно в связи с сент. соглашением между «Алросой» и De Beers мы решили обратить внимание на месторождение Sengamines, которое может стать отличным полигоном для отлаживания нового формата отношений между двумя крупнейшими алмазодобывающими компаниями. ДР Конго – как раз тот случай, когда De Beers и «Алросе» выгоднее работать вместе.

ЮАР традиционно имеет сильные экономические и политические позиции в ДР Конго, правительство в Киншассе опасается односторонней «экономической колонизации» со стороны южных соседей. Уже только по этой причине, присутствие «Алросы», наряду с De Beers, должно устроить конголезцев. Еще одно важнейшее преимущество «Алросы» – налаженные партнерские отношения с Гертлером, а также с руководством соседней Анголы. Ангола, даже в большей степени, чем ЮАР, имеет военно-политическое влияние на ситуацию в Конго и, особенно, в Касаи. Андрей Маслов.

Конго ДемРесп > Металлургия, горнодобыча > af-ro.com, 30 октября 2006 > № 340390


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter