Всего новостей: 2402642, выбрано 468 за 0.125 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов

Ингилаб Ахмедов: ИПДО может решить проблему занятости в Таджикистане

Инициатива прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) за последние годы начала трансформацию и уже до 2020 года может стать достаточно влиятельной и востребованной во многих странах. О том, как и для чего инициатива стала меняться, рассказывает в интервью «АП» доктор экономических наук и директор Евразийского Тренингового Центра в Баку (Азербайджан) Ингилаб Ахмедов.

Наш собеседник как никто другой знает ИПДО, её слабые и сильные стороны, так как знаком с ней с тех пор, когда экс-премьер Великобритании Тони Блэр в 2003 году инициировал создание ИПДО для повышения прозрачности и открытости в платежах компаний и доходов государств от добывающей отрасли.

- Ингилаб Агаджан оглу вы с ИПДО с самого начала, и наверно на наш первый вопрос ответите лучше всех. Скептики вообще не верят в развитие инициативы в нашей стране. У многих возникает вопрос о том, зачем нужен ИПДО Таджикистану? Как бы вы им ответили?

- Да, не первый год я с ИПДО, и, причем, я бы сказал с первых дней зарождения ИПДО. Начиная с первого официального анонсирования этой инициативы с 2003 года и по сей день, я так или иначе в инициативе и поэтому могу говорить о том, как это все развивалось и для чего нужна инициатива. Вопрос, который вы задали возникает чуть ли ни в каждой стране, где внедряли ИПДО: Зачем? Почему? Кому? Для чего? и что это нам даст? и т.д. По сей день во многих странах приходится объяснять, потому что сама инициатива, её название и специфика не очень популярны. Поэтому не совсем традиционно и стандартно приходится объяснять.

ИПДО, особенно сейчас, находится на таком этапе развития, что возможно будет легче объяснять в будущем, так как эффективность работы и результат в ИПДО хотят видеть не через бумажные отчеты и возможно, мнимые цифры, а через то, как будет меняться управление в добывающем секторе в целом в странах. Вот если мы сможем перевести эту стрелку на реальное развитие и улучшение управления этой отрасли, то уже таких вопросов будет возникать меньше.

Люди будут видеть, что реально меняется управление, к примеру, золотодобывающей отрасли Таджикистана, всё потому что в процессе подготовки разработки отчетности выявили те недостатки, которые были устранены благодаря рекомендациям ИПДО, благодаря совершенствованию работы и соблюдения стандартов.

Раньше результат работы ИПДО мы видели в отчетах, кто больше выпустит отчетов и выложит больше цифр, тот и соблюдает стандарты. А как эти цифры связаны с действительностью и как конъюгируются с реальной жизнью, как они могут помочь улучшить что-то – этого было мало или по-прежнему мало, но есть надежда, что скоро все изменится.

- И всё же какие изменения мы, таджикистанцы, должны увидеть в первую очередь?

- Реально надо учитывать специфику страны. В случае с Таджикистаном – первое что бросается в глаза, особенно мне как человеку, который довольно хорошо знает вашу страну, это недостаток инвестиций, особенно в горнорудную отрасль.

В Таджикистане колоссальные запасы минералов, страна в целом бедная, и я думаю, эта отрасль реально даст развитие – может прийти в страну много качественных инвесторов, которые реально могут вкладывать в страну больше инвестиций, соответственно больше можно получить отдачу в виде налогов, решить проблему занятости и социальные проблемы. Так что Таджикистан одна из тех стран, которая развиваясь с ИПДО, может расширить каналы инвестиций и в конечном итоге использовать горнодобывающую отрасль как рычаг в экономике.

В добывающий сектор Таджикистана придут компании преимущественно из западных стран со своими новыми технологиями и стандартами управления, менеджмента и будут предъявлять более качественные и высокие требования к занятости, и соответственно снимется напряженность в вопросе кадров. У вас сейчас я повсеместно слышу о том, что люди, обучившиеся за рубежом, не могут найти в Таджикистане достойный заработок. В итоге если даже проблема полностью не решится, но хотя бы будет сглажена и не будет такой напряженной как сейчас. В случае развития ИПДО Таджикистан в считанные годы может увидеть большую разницу и расширение каналов притока инвестиций/денег в страну.

- Получается для того, чтобы гиганты пришли в страну, необходима прозрачность?

- На счет прозрачности много кривотолков. Я не вижу в прозрачности панацею. Прозрачность может быть одним из условий, но этого недостаточно и более того, как говорят - «Если есть прозрачность, и нет других необходимых компонентов, то это приводит к девальвации прозрачности и к анархии». Прозрачность лишь один из компонентов в целом хорошего управления, за прозрачностью должна следовать хорошая подотчетность. Но она необходима, так как этот сектор, впрочем как и все остальные, очень чувствителен, там большие средства и долгосрочный бизнес.

На минуту представьте компанию, которая хочет приехать в Таджикистан, и которая не знает страну, он же не приезжает строить мебельную фабрику и уже через полгода продавать эту мебель. Он приезжает вкладывать в золотодобычу и может получить первый продукт в лучшем случае через 5-7 лет, а до этого надо только вкладывать и вкладывать большие деньги.

- Раз уж мы заговорили об инвесторах. За последние годы в некоторые страны Центральной Азии активно вкладывает КНР, и часто можно услышать мнение о том, что «к нам и так приходят китайские инвестиции, зачем нам делать страну привлекательной и вводить ИПДО, если у нас есть китайские инвестиции?». Что вы можете сказать в ответ такому утверждению?

- Это интересный вопрос. Ну, во-первых, любые инвестиции, в том числе и китайские, это неплохо, пусть приходят, значит им выгодно это. Но китайские, иранские и российские инвесторы скептически относятся к ИПДО, и у них свой подход к прозрачности.

Я не согласен с мнением о том, что не нужно внедрять ИПДО, лишь потому что китайские инвестиции и так есть, и объясню почему. Китайские инвестиции они не такого масштаба, не такие предсказуемые и прозрачные и не настолько хорошо могут работать на страну, чем инвестиции, пришедшие благодаря реализации ИПДО.

Мы знаем, китайские компании работают менее прозрачно, как правило страны получают от них меньше доходов, чем от деятельности скажем западных стран. Элементарно можно привести пример Туркменистана, который поставлял колоссальные газовые ресурсы в Россию и через неё в западные страны, и после того как появились проблемы в 2008 году, после пожара на газопроводе, эта страна развернулась в сторону Китая. И мы знаем, несмотря на то, что их проект с Китаем продолжается, всё же есть недовольство и доходы несопоставимы с теми, что были раньше. Поэтому, по-прежнему, Туркменистан настроен решить геополитические вопросы и прокладывать газопровод через Каспий и Азербайджан на запад. Это не спроста.

Та же Россия, которая имеет большие проблемы по газовым вопросам с Западом, повернулась в сторону Китая, и мы знаем насколько это все неэффективно, так как ожидания были совсем другие.

Но я не против Китая, в Азербайджане тоже есть китайские компании. ИПДО расширяет эти каналы. Всегда нужно иметь диверсификацию, в ней выгода потому, что вы не зависимы от одного поставщика или инвестора. Инвестор, когда видит, что в вашу страну никто не придет, он диктует свои условия и цены, в данном случае Китай. Когда у вас есть альтернатива, к примеру, такая как ИПДО, то вы независимы от одного инвестора, к вам придут из Нидерландов, Великобритании или Швейцарии, от куда угодно, лишь бы были хорошие условия. В этом случае пусть тот же Китай будет одним из инвесторов, но в этом случае Таджикистан будет уже на совсем другом языке говорить с ним.

- Тогда в таком контексте, когда речь идет о влиянии ИПДО и о его значимости для страны и ее развитии, то можете ли вы сказать, как за все эти годы трансформировалась организация? Мы видим, что она постепенно видоизменяется…

- Я бы сказал, что это не организация, а инициатива, которой управляют разные заинтересованные стороны со всего света, в том числе из нашего региона.

Да, я могу ответить на этот вопрос, кстати может мне это легче всего сделать, так как я с ИПДО с самого начала и вижу эту динамику.

Инициатива действительно сильно изменилась, она стала более зубастой, если можно одним словом это выразить. Но до 2013 года она была совершенно беззубой. Потому что весь результат ИПДО виделся в количестве отчетов, и в том сколько отчетов страна наштамповала, и мы радовались тому, что есть статистические данные и не надо их искать. Они ведь где-то есть всегда, но их невозможно увидеть в одном отчете. Вот в этом и был весь успех ИПДО, он кстати небольшой. Я думаю, серьезно изменилась философия ИПДО после того, как первые 10 лет международное правление ИПДО увидело, что она не имеет шансов на продолжение, если фундаментально не перетрясти политику ИПДО.

Если оставить как есть, то таких инициатив много, и ИПДО затеряется и станет рядовой. Чтобы стать живучей и реально интересной, и мировое сообщество, компании и государства были заинтересованы в ее реализации, то было решено принять меры.

Выяснилось, что подавляющее большинство стран, внедряющих ИПДО, это развивающиеся страны, которые, давайте будем откровенны, в общем-то закрытые страны. Эти страны не только из нашего региона, но и из Африки и других сторон света. И ИПДО увидела, что эти страны вроде бы в ИПДО, но в то же время в самой стране ничего не меняется. Были отличные отчеты, по которым было видно, в отчетности эта страна передовая в ИПДО, а на деле в стране коррупции стало еще больше. И вот тогда выяснили, что необходимо строить мостики между развитием деятельности ИПДО и реальным развитием управления в стране в целом.

Еще важнее стало узнать о том, как инвестор пришел в страну, как он получил лицензию, как и на каких условиях заключал контракт. Этого всего не было в стандартах ИПДО, они были введены недавно.

И наконец новый вызов для ИПДО – это не оставлять конечный результат на бумаге, а попытаться внедрить стандарты в управленческий сектор страны, как мы его называем mainstreaming, который интегрируется в реальное управление страны. Вот тогда уже корреляция видна – когда у тебя есть развитие, то ты с легкостью можешь реформировать несовершенные административные структуры, делаешь их более совершенными.

К примеру, видит правительство, что лицензии выдают пять структур и это длится месяцами, так надо убрать эти препятствия и сделать процедуру более мобильной, прозрачной и эффективной. Если это произойдет вслед за ИПДО, вот это считается главным результатом, и это оценивается мировым сообществом. Может быть не сразу, но у меня есть уверенность, что в скором времени мы увидим плоды этой работы, и тогда ваш первый вопрос о том, зачем нужен ИПДО отпадет автоматически.

Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: «Надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить»

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Я считаю, что все наши природные богатства должны приносить как можно больше пользы людям, живущим в России. Прежде всего именно для этого я и работаю. Этих позиций придерживался, когда работал министром природных ресурсов. У меня еще с «минприродовских» времен было два больших вопроса к «Алросе». Почему в то время практически вся продукция реализовалась через De Beers? И почему ее подавляющая часть гранилась за рубежом? У нас тогда были разговоры с Алексеем Леонидовичем Кудриным, который курировал компанию. Он сказал, что постепенно от De Beers уходим. И такая программа действительно появилась. Но этого мало. Мы ушли от De Beers и стали реализовывать алмазы через центры за рубежом. Тоже немного странно. Аргументы такие: мы не умеем сами продавать, не умеем рентабельно гранить.

История старая. Но реализовать ее в Минприроды у меня не очень получалось. Не слышало руководство компании. Объясняли, что дело компании — добывать и отдавать в Антверпен. Руководство компании, как вы знаете, поменялось. Хочу сказать, что президент, который работает сейчас, относится к этим вопросам значительно более внимательно. Он согласился проработать идею алмазного центра во Владивостоке. Чтобы мы могли продавать на территории Российской Федерации, чтобы это было прозрачно. И чтобы доходы от реализации оставались в России.

Вторая идея была связана с поддержкой гранильной отрасли. И алмазный центр, который создается во Владивостоке, — тоже один из инструментов. Потому что резиденты алмазного центра собираются гранить около 6 млн карат в год. Такая концентрация — более живая модель. В отличие от Москвы и Якутии она в большей степени направлена на Азиатско-Тихоокеанский регион. Продавать там есть кому.

Какая доля сбыта «Алросы» может переместиться во Владивосток?

Мы сейчас зондируем спрос. На Восточный форум «Алроса» привезла очень большие камни. А сейчас выставляет маленькие — на грани между ювелирными и техническими. Скажу честно, не до конца уверен, что надо продавать технические. Мне кажется, что аукцион с крупными камнями прошел успешно. Все камни купили с существенным превышением стоимости. В этом направлении и надо двигаться. Но я в тактические дела компании не вмешиваюсь. По результатам компания поймет, какие камни и в каком объеме надо продавать.

Я отвечаю за Дальний Восток. Владивосток в сфере моей компетенции. Поэтому с него и начали. Но если завтра «Алроса» скажет, что мы хотим в Калининграде открыть центр переработки, я точно подниму руку за. Важен принцип: как можно больше оставлять в стране прибавочной стоимости.

Некоторые участники рынка скептически относятся к вашей идее. Финансовый центр все-таки Москва, банки там. Да и авиасообщение во многом нивелирует близость Владивостока к азиатским клиентам. Вы уверены, что центр будет востребован?

Во-первых, центр уже востребован. Первые торги говорят о том, что продавать во Владивостоке мы можем. Во-вторых, самолеты, конечно, везде летают. Но есть разница между часом от Японии и девятью часами на перелет из Москвы. Покупателям из Азии ближе, понятнее Владивосток. Что касается банковской системы, не думаю, что есть проблемы финансового обслуживания во Владивостоке. Мы всегда о соответствующей поддержке с банками договоримся. Со Сбербанком, например. Он там совершенно активно работает.

Кроме того, осуществление всех этих операций на территории России позволит нам в большей степени убедиться, что торги осуществляются исключительно в интересах компании и страны. А в том, что мы сюда заманим покупателей из Китая и Японии, я абсолютно уверен.

Вы не первый раз поднимаете тему непрозрачности сбыта «Алросы». Были ли какие-то проверки, стало понятнее?

Я не пытался инициировать проверки продаж «Алросы» за рубежом. Не уверен, что это в моей юрисдикции. Есть ФСБ и другие уважаемые ведомства, которые могут это посмотреть. У меня другая задача. Я в большей степени настроен не на поиск того, кто, где, как и чем занимается. Я настроен на созидание. Мне интересно, чтобы на Дальнем Востоке развивался алмазный центр и биржа. Вы же видите ситуацию: цена не нефть сейчас не очень большая. Много зарабатывать на этом мы сейчас не можем. Значит, надо на всем остальном больше зарабатывать.

Например, на приватизации. Летом прошло SPO «Алросы». С тех пор цена акции выросла на треть. Вы еще в начале года предупреждали, что акции недооценены. Не обидно, что продать можно было дороже?

Как вы правильно говорите, я прогнозировал рост цены. Что касается эмоций. Во-первых, мне приятно, что я не ошибался. Во-вторых, я уже достаточно давно работаю в правительстве. У меня есть понимание дисциплины. Я исхожу из того, что у меня есть право и даже обязанность высказывать свою позицию. Но если после этого принимается другая позиция, я воспринимаю это как коллегиальное решение правительства. Значит, именно в тот момент нужны были деньги от «Алросы». Продажа состоялась на достаточно хороших условиях. После этого рост продолжается. Так бывает, ничего страшного.

Вы говорите, что прогнозировали рост цены. Были какие-то объективные факторы, которые на это указывали?

Я так считал и не ошибся. Я не курирую непосредственно работу компании. Не вхожу в состав совета директоров. Министр финансов его возглавляет. Но совершенно очевидно, что, если компания осуществляет деятельность на Дальнем Востоке, я интересуюсь ею. И другими компаниями в регионе. Пытаюсь понять, как они себя чувствуют. Какие у них перспективы.

Насколько, на ваш взгляд, нужно сохранять госконтроль в «Алросе»?

Вообще я за частную экономику. Уверен, что она эффективна. Что касается «Алросы», как бы противоречиво это ни звучало, есть существенные аргументы не торопиться с ее приватизацией. Первый: «Алроса», по сути дела, регионообразующая компания. В Якутии «Алросы» очень много. В домах, содержании инфраструктуры, обеспечении теплом и работой. Это достаточно сложный регион с точки зрения условий жизни. Там зимой минус пятьдесят и более. Если что-то разладится, то это вопрос выживания. Можем ли мы сбросить компанию с плеч государства и быть уверенными, что частный бизнес не начнет нормальную работу по уничтожению лишних расходов? У меня нет ответа на этот вопрос. Я с уважением отношусь к частному бизнесу, но мы видим, как у нас часто происходят процессы — волнами. Это существенный риск, который недооценивать нельзя.

Второе: у нас очень немного компаний, которые, по сути, являются глобальными. Вот «Алроса» такая. Все наши нефтяные компании, как бы они к себе ни относились, вместе дают около 9% мировой добычи. А с алмазами другая история. Учитывая возможности компании по расширению бизнеса в других странах, в частности африканских, мы можем существенно влиять на рынок. И количество игроков гораздо меньше. А когда оно маленькое, то тут частный бизнес себя чувствует по-другому. И риски для него возникают другие. И возможности другие. Мне кажется, что решение о том, что «Алроса» должна находиться в государственной собственности, обоснованное. Во всяком случае с государственным контрольным пакетом. Я в этом отношении понимаю якутские власти. Они законом защитили продажу «Алросы».

До 2018 года. Соглашение продлят?

Думаю, они [якутские власти] его пролонгируют.

В правительстве согласны?

Есть у меня такое ощущение.

То есть остаются 8% Росимущества, которые можно продать?

Можно да, а можно нет.

Говорят, вы недовольны, что «Алроса» не сильно влияет на мировой рынок. Хотя могла бы. Как ей нужно действовать, по–вашему?

Это тонкий вопрос. В мире существует антимонопольное законодательство. Целый ряд соглашений и норм законодательств разных стран, которые хеджируют риски воздействия на рынок. Тем не менее есть естественные монополии. По производству платины, добыче алмазов.

У нас принято «естественными» называть монополистов из менее естественных сфер.

Я вот про совсем естественные. А вот как использовать это положение — другая тема. Когда я работал министром природных ресурсов, то возглавлял межправкомиссию по сотрудничеству с ЮАР. И в официальную программу одной из делегаций была включена встреча с руководством De Beers. Я им сказал, что моя личная позиция: нам нужно разрывать отношения, продавать через De Beers неправильно. Почему вы забираете часть прибыли, принадлежащей Российской Федерации? Они мне прочитали курс лекций: «Вы не понимаете, алмазы — это виртуальная ценность, которую мы создаем. Это легенда. Чтобы эти камни чего-то стоили, ее надо поддерживать. Какие-то неосторожные продажи и несогласованные действия просто разрушают глобальный рынок». У меня была своя реакция: а золото? Это не виртуальная стоимость? Это мягкий тяжелый металл, из которого ничего не сделаешь. Люди просто решили, что это эквивалент стоимости. А деньги что такое? У нас очень много виртуальных ценностей. В общем, мы тогда повздорили. И постепенно расстались.

Тем не менее нужно различать две вещи. Продавать и гранить в России — одно. Получать максимум прибыли в России абсолютно правильно. Но то, что надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить, — конечно, да. Иначе, действительно, возможны существенные деформации на рынке. Не говоря о том, что существует такая значительная угроза, как искусственные камни.

Встречаться в нейтральных водах и обсуждать алмазный рынок?

Мне кажется, да. Но, как я сказал, есть много страшных антитрастовых законов. Они, правда, не в нашей стране существуют.

Законы нужно соблюдать…

Я считаю, что нужно соблюдать закон страны, где живешь. Антитрастовое законодательство не в России создавалось.

Хочется по поводу Африки услышать ваше мнение. Нужно ли «Алросе» наращивать там присутствие?

Это должна решать компания. Конечно, считаю, что компания, чей контрольный пакет принадлежит государству, должна работать на страну. Тем не менее и работая в других странах, можно работать на страну. Нужно считать экономику. Я никаких экономических расчетов не видел. Никаких вопросов на правительство не выносилось. Мы с [министром финансов] Силуановым эту тему обсуждали. Он тоже пока не видел никакой экономики. Договорились очень просто: если компания будет настаивать на увеличении объема инвестиций за рубежом, она, естественно, докладывает это на наблюдательном совете, докладывает Антону Германовичу [Силуанову] как председателю. Если там будут необходимы какие-то действия от правительства, директивы, еще что-то, то Антон Германович мне доложит позицию. И я тоже экономику посмотрю.

То есть пока что конкретики нет?

Пока это планы. Компания считает, что это выгодные вложения. Но пока это декларация. Я не видел никаких расчетов, обосновывающих вложения.

Вы недавно встречались с представителями Намибии. Может, договорились о добыче алмазов там?

Нет, никаких рамочных соглашений. Но Намибия декларирует, что заинтересована в совместной работе. Я эту декларацию президенту компании «Алроса» передал. Надеюсь, будут осуществлять какое-то рабочее взаимодействие.

«Алросу» называют одним из претендентов на золотое месторождение Сухой Лог. Как смотрите на развитие в сторону золотодобычи?

Не понимаю зачем. Диверсификация деятельности публичной компании приводит к дисконту цены акций. Инвесторы считают, что это увеличивает риски. То есть получим дисконт на акции. А что получим в плюсе: что появится еще один игрок на рынке драгметаллов? Вроде здесь у нас как раз все неплохо. На уровне обсуждений я это слышал. Но такой необходимости я не вижу.

На рынке бытует мнение, что в «Алросе» у вас «наивысшее» влияние. Например, президент компании Андрей Жарков каждый понедельник докладывает вам о состоянии дел. Насколько сильно вы погружены в деятельность компании?

Это лестная для меня точка зрения, что я обладаю большим влиянием в компании. Но, честно говоря, не знаю, насколько она близка к действительности. На оперативках у меня бывают все предприятия и институты, которые существенно влияют на развитие Дальнего Востока. Я обязан выполнять поручения президента страны. И все инструменты, которые я в состоянии задействовать для выполнения этого поручения, я и задействую.

Я не помню, чтобы к компании были какие-то вопросы. За исключением связанных со стратегией. С интервалом раз в полгода-год я прошу доложить, куда компания двигается, какие экономические показатели. Практически все.

Но компания использует оперативку для того, чтобы задать свои вопросы. И довольно активно. Вот например, Верхне-Мунское рудное поле, где они планируют капиталовложения. Они обратились за государственной поддержкой. Была некоторая дискуссия. В том числе ряд коллег по правительству говорили: «А что это вдруг госкомпания претендует на госсредства?» Я занял позицию, что проект надо поддерживать. Потому что, когда мы предоставляем больше льгот госкомпаниям, это немного странно. Но когда меньше, чем частным, — тоже странно. Если уж мы считаем, что компания должна оставаться у государства, она не может быть дискриминирована. Поэтому мы приняли это решение, компанию поддержали.

Я уже обозначил, что меня интересует. Чтобы «Алроса» начала последовательно увеличивать объем переработки камней в России. Содействовать этому процессу. Совсем необязательно самой строить перерабатывающие фабрики. И начала продавать здесь камни.

Недавно Набсовет ограничил полномочия Жаркова по кадровым назначениям. Как относитесь к этой инициативе?

Как я уже сказал, в тактику компании я не вмешиваюсь. Но если вы спрашиваете мое мнение, то оно простое. Такое решение не кажется мне правильным. Я на работе так действую. Если я назначаю какого-то человека руководителем на участок в сфере моей компетенции, я никогда не говорю ему: «Заместители у тебя будут такие, директора департаментов — такие». Как только я начинаю за него принимать решения, я забираю не только самостоятельность, но и ответственность. Через какой-то период времени, наделав ошибок, он придет ко мне. Я спрошу: почему? А он ответит: «Вы же сами Ивана Ивановича и Петра Петровича мне порекомендовали. Вот такие плохие работники они оказались». Это плохая история. Если принято решение, что президентом будет работать Жарков, мы должны дать Жаркову на какой-то период вотум доверия. И через этот период посмотреть, что он сделал в компании. Если он ее развивает, все в порядке с экономикой, компания работает стабильно и устойчиво, вопросов нет, так «ура и да здравствует». А если по каким-то причинам компания спотыкается, вопросы в первую очередь нужно задавать руководителю.

При Жаркове в «Алросе» появилось несколько выходцев из структур миллиардера Керимова. Вы его влияние ощущаете? Знакомы с ним?

Знаком я, наверное, со всеми олигархами, имеющими отношение к природоресурсной сфере. Все-таки восемь лет был министром природных ресурсов. И принцип равноудаленности я тоже хорошо понимаю. Во всяком случае ничего не знаю, чтобы какие-то люди назначались с подачи Керимова или кого-то еще из олигархов.

Могу признаться, так будет честно, что есть один человек, которого я рекомендовал на работу в компании. Это Ринат Ринатович Гизатулин. Он работал заместителем министра природных ресурсов. Долго работал, опыт у него большой. С этой работы он в любом случае собирался уходить. И я этого человека рекомендовал. Не буду этого отрицать. И мне за эту рекомендацию не стыдно. Менее чем за год работы Ринат Ринатович три закона, которые касаются деятельности «Алросы», провел через Госдуму. По вопросам нормативно-законодательного обеспечения «Алросы» он работает компетентно. Вот все, что я могу сказать про кадры.

Не про кадры, но про знакомства. На первом аукционе алмазной биржи крупнейший лот купил Лев Леваев. Вы знакомы еще с Перми. Сейчас какие-то отношения поддерживаете?

Господина Леваева я очень давно не видел. Информацию о том, что он был одним из крупных покупателей на первом аукционе, знаю. Мне об этом сказали. Честно говоря, не вижу в этом ничего криминального. Слава Богу! Нам и нужно, чтобы алмазы там продавались.

Тот период, когда он работал в Перми, могу охарактеризовать как позитивный для экономики региона. Он построил обрабатывающую фабрику, школу. Собственно и все. С какими-то вопросами, связанными с лоббированием приобретения камней в «Алросе», он ко мне, естественно, не обращался. Я бы и не взялся за это. Но вполне возможно, что ему сейчас проще работать с «Алросой». Она сейчас начинает менять структуру продаж, больше работать напрямую.

Вот эти разговоры интересны только в одной ситуации — когда вода не до конца прозрачная. За восемь лет работы в Минприроды у нас не было ни одного проигранного иска. Хотя мы каждый год реализовывали сотни месторождений. Просто потому, что я запретил продавать что бы то ни было без аукциона. Все было понятно, прозрачно и бесспорно. Как только мы сделаем систему продаж «Алросы» такой, то разговоры о том, кто у нее покупает, почем, зачем, просто потеряют смысл. Мне кажется, это нужно сделать как можно быстрее.

Когда это произойдет?

Это вопрос лучше задать президенту компании. Не могу сказать, что я настолько детально знаю систему продаж. Я знаю, что она достаточно сложная. Разные боксы, разные формы договорных отношений с разными клиентами. Кто-то получает долгосрочные контракты, кто-то права на разовую покупку. На совещаниях мы вопрос системы продаж раза два обсуждали. Пожелание здесь простое: система продаж должна выглядеть так же, как конечная продукция, — абсолютно прозрачной. Это, мне кажется, один из основных вопросов для менеджмента.

Огранщики жалуются, что в тот же месяц, как была отменена экспортная пошлина, «Алроса» подняла цены и они оказались на грани рентабельности. Не получилось ли, что это нивелировало остальные позитивные меры?

То, что это не улучшает ситуацию с российской огранкой, не вызывает сомнений. Я разговаривал с коллегами, можно ли остановить процесс отмены экспортной пошлины. Получил ответ: процесс остановить уже нельзя, мы взяли на себя эти обязательства в рамках вступления в ВТО и обязаны это сделать. Я просил руководство «Алросы» вместе с Минвостокразвития, Минфином и Минэкономразвития разработать систему мер, которая обеспечила бы поддержку гранильной отрасли. Тут уж, извините, прежде всего на Дальнем Востоке. Одной из предложенных мер, как я уже сказал, будет ограночное производство в одном блоке с алмазным центром во Владивостоке. Другие предложения тоже должны быть. Пока я их не получил. Но мы говорили, что эти деньги, которые компания заработала сверх запланированного от отмены пошлин, надо использовать для поддержки гранильного комплекса.

Все 10–12 миллиардов?

Компания рассчитала, что с отменой пошлины дополнительная финансовая нагрузка на российских огранщиков, именно тех, кто обрабатывает алмазы внутри страны, а не реэкспортируют их, составит порядка 1,3–1,7 млрд рублей в год. Об эффективном выделении этих средств в качестве инструмента поддержки алмазообработки в России я и поручил подумать. Надеюсь, Наблюдательный совет во главе с министром финансов Антоном Германовичем Силуановым соответствующие предложения в адрес правительства сформулирует.

Есть мнение, которого придерживаются и некоторые чиновники: бриллианты, по сути, предметы роскоши. Не жизненно важная отрасль. Нужно ли ее поддерживать? Или, раз уж выгоднее гранить в Индии, пусть рынок все отрегулирует?

Давайте попробуем ответить на вопрос, почему выгоднее гранить в Индии. Я видел фотографии гранильных центров в Индии. Это такая Москва-Сити в увеличенном масштабе. Много больших небоскребов. Слушайте, они это все построили за наш счет! Мы что, этого не понимаем? Центры построены не на пожертвования, а на деньги, полученные от огранки. Только в другой стране. Добыты в виде алмазов в нашей, а получены в другой.

Так можно далеко зайти. Если мы даже собственные природные богатства не умеем продавать и перерабатывать, возникает вопрос: а жить мы на что собираемся? Можно же так по отношению ко всему. И тогда что, с шапкой по миру?

У нас средняя заработная плата, к сожалению, уже ниже, чем в Индии. И это конкурентное преимущество у них уже отсутствует. Тогда возникает вопрос, почему для нас это по-прежнему невыгодно?

Вы наверняка уже много раз слышали эти аргументы: дешевые кредиты, налоговые льготы.

У нас система налоговых преференций на Дальнем Востоке конкурентна. По поводу стоимости кредитов: сегодня Фонд развития Дальнего Востока дает кредиты под 5% на 10 лет и более. С учетом уровня нашей инфляции это отрицательная ставка. Какие еще причины? Руки не с той стороны? Это неправда!

Еще традиционно жалуются на НДС…

Знаете, как я отношусь к работе по развитию Дальнего Востока? Есть задача, которую мне поставил президент. Я ее глубоко и искренне разделяю. И исхожу из того, что рамок и граней нет. Если мешает какой-то закон и инструкция, его надо переписать. Потому что если ты хочешь достичь цели, остальное становится инструментом. Все наши бумаги можно и нужно переделать, если мы хотим побеждать.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев


Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010505 Канат Досмукаметов

В Polymetal рассказали о своих проектах в Казахстане

Первый концентрат на Кызыле золотодобытчик получит в 2018 году

Российский золотодобытчик Polymetal зашел на рынок Казахстана в 2009 году. Первый приобретенный актив — Варваринское золотомедное месторождение — стал для него «воротами» в страну. В 2014 году состоялось второе приобретение — золоторудный проект «Кызыл» на северо-востоке Казахстана. Этот проект включает золоторудные месторождения Бакырчик и Большевик, отличающиеся упорными рудами, сложными для извлечения из них золота. И именно этот проект золотодобытчик считает флагманским на территории республики. Есть и другие проекты, в том числе приобретения.

О том, как обстоят дела у Polymetal в Казахстане, и о ближайших планах в интервью «Капитал.kz» рассказал Канат Досмукаметов, генеральный директор «Полиметалл Евразия».

— Недавно Polymetal представил два варианта развития своего флагманского проекта Кызыл — продажа 100% производимого концентрата по off-take-контрактам и переработка 50% концентрата на собственном Амурском ГМК в России. Какому варианту отдано предпочтение?

— У переработки половины концентрата на Амурском ГМК лучше финансовые показатели, если сравнивать со 100-процентной продажей сторонним покупателям. В частности, на 13% выше NPV, а себестоимость поставок на тонну концентрата с учетом транспортировки составляет $225−250 против $450−500 по off-take. Цифры говорят сами за себя.

Важно понимать при этом, что полученный из концентрата Кызыла сплав Доре вернется потом на аффинаж в Казахстан.

Оставшиеся 40−50% концентрата планируем поставлять в Китай. Потребителей для этой его части в Казахстане пока нет.

— На какой стадии находится строительство на Кызыле?

— Идем по графику. Сейчас строим объекты внешней инфраструктуры: главную понизительную подстанцию, угольную котельную. Завершили водовод и объездную дорогу. Полным ходом возводим ГОК. Большая часть техники собрана и уже приступила к горным работам.

В следующем году планируем закончить строительство внешней инфраструктуры, монтаж технологического оборудования, добудем первую руду. В 2018 году завершим ГОК и произведем первый концентрат.

— В III квартале этого года Polymetal в целом произвел на 29% больше унций в золотом эквиваленте по сравнению со II кварталом. Какова роль казахстанских проектов в этом достижении?

— АО «Варваринское» внесло достойный вклад: квартальное производство золота выросло на 25%. Причина в улучшении содержания полезного компонента в руде и росте извлечения на участке цианирования.

— В планы Polymetal входило превращение Варваринского в центр по переработке руды, насколько эти планы уже осуществлены?

— Варваринское уверенно становится полноценным перерабатывающим центром, хабом, как мы называем это в Polymetal.

Одним из важных шагов по расширению его минерально-сырьевой базы стало приобретение Комаровского месторождения. Первые 150 тыс. тонн руды оттуда уже перевезены на Варваринское по железной дороге. Мы также заключили несколько договоров на поставку сторонней руды, постоянно рассматриваем новые предложения.

Не так давно подписали соглашение об увеличении доли в Тарутинском месторождении (в Челябинской области, — прим. ред.) с 50% до 75%. В перспективе оно также должно пополнить ресурсную базу Варваринского.

В октябре комитет по рудным запасам Polymetal пришел к выводу, что приграничное российское Маминское готово к промышленной отработке. Осталось решить ряд вопросов, так как месторождение находится в лесозащитной зоне. Когда это произойдет, руда оттуда также пойдет на Варваринское.

— Вы упомянули Комаровское, которое станет ресурсной базой для Варваринского. Как обстоят дела на этом месторождении? Запасы действующего карьера там практически исчерпаны, как будете решать эту проблему?

— Запасы исчерпаны только в части окисленных руд, которые предыдущий собственник перерабатывал методом кучного выщелачивания. Для нас же основной потенциал Комаровского именно в запасах первичных сульфидных руд. И в 2017 году планируем переработать на Варваринском около 1 млн тонн руды оттуда.

Сейчас на месторождении в пределах горного отвода идет разведочное бурение, так как запасы сульфидных руд требуют уточнения. После его окончания в 2017 году они будут оценены по JORC.

Подчеркну, если на Комаровском будет прирост запасов окисленных руд, вовсе не исключен возврат к кучному выщелачиванию.

— На какой стадии находится проект СП «Сатпаевское»? Что Polymetal рассчитывает там получить?

— Проект предусматривает разведку Забеловско-Манайдарского золоторудного проявления в Костанайской области. Лицензия действует до 2019 года с возможностью продления контракта для оценки обнаруженных полезных ископаемых. Работы идут, о результатах пока говорить преждевременно.

— В августе прошлого года сообщалось, что Polymetal подписал соглашение на приобретение 25% в Aktogai Mys LLC, владеющей геологоразведочной лицензией на месторождении Долинное в Жезказганской области. Какова ситуация с проектом?

— На Долинном, где у Polymetal сейчас 25%, проведено заверочное и законтурное бурение. Идет подготовка к пилотной добыче руды для дальнейшей поставки стороннему покупателю.

Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010505 Канат Досмукаметов


Россия. СЗФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013281

Российский миллиардер взялся за очистку наиболее загрязненного города страны

По оценкам 2013 года, выплавка никеля и других металлов, добываемых в шахтах, ежегодно производит в Норильске около двух миллионов метрических тонн отходов. Это в восемь раз больше чем во втором по счету, наиболее загрязненном городе России.

Но если владельцу компании, Владимиру Потанину, удастся воплотить свои планы и потратить миллиарды долларов на крупнейшую, с советских времен, модернизацию ГМК Норильск никель, то у него может получиться существенно сократить выбросы диоксида серы, которые сейчас по объему равны выбросам этого токсичного газа пятью крупнейшими европейскими экономиками вместе.

«Неприятно, когда все указывают на тебя пальцами из-за того, что ты делаешь что-то плохое», - сказал миллиардер, во время интервью в одном из принадлежащих ему ресторанов, входящих в Лужки Клуб, неподалеку от Москвы. «А главное, для меня важно, что я сам о себе думаю.»

До недавнего времени Потанин был только держателем акций Норникеля и стал генеральным директором только в конце 2012 года. Теперь перед ним стоит задача разобраться в запутанном и весьма грязном хозяйстве компании. Некоторые производства Норникеля уходят корнями к второй мировой войне и советскому лидеру Иосифу Сталину, с его рабочими лагерями, входившими в архипелаг ГУЛаг.

Труд заключенных

Некоторые из старейших объектов, принадлежащих компании были построены в промерзлой заполярной тундре при помощи труда заключенных. Никелевые производства вырабатывают диоксид серы в качестве побочного продукта при выплавке металлосодержащих сернистых руд. Средняя годовая температура в окрестностях Норильска составляет минус 10 градусов Цельсия, а до самого города, даже сейчас, добраться возможно только на самолете либо по реке. Почти 180000 его жителей привыкли называть остальную часть России «большой землей».

«В 1942, когда фронт требовал никель, он его получил», - говорит Потанин. В советские времена «человеческая жизнь не рассматривалась, как огромная ценность», добавляет он. «Главным было произвести определенное количество металла, не важно каким образом.»

Сложно было представить, что миллиардер, сколотивший свое состояние во время противоречивой приватизации 1990х, станет в своих решениях ориентироваться на веления сердца, а не только холодного разума и запустит программу по снижению вредных выбросов.

Программа модернизации Норникеля началась в 2013 году, и в ее задачи изначально, наравне со снижением загрязнения, входило и снижение себестоимости, путем переноса производства на новые более эффективные предприятия. Согласно данным компании, к 2015 году, цена за единицу произведенной продукции снизилась на 39 процентов. В то время как ее акции, на московской бирже, практически удвоились в цене за последние три года.

Сталинская эпоха

Большинство активов Потанина расположены вокруг Норильска и на Кольском полуострове, возле Норвегии. Сегодня, для того, чтобы не отставать от конкурентов им всем нужно улучшить эффективность производства. Бразильская компания Vale SA, соперничающая с Норникилем за звание крупнейшего в мире производителя никеля, модернизирует свои производства еще с 1970х. Им удалось снизить выбросы диоксида серы с отметки в 2 миллиона тонн в год до всего лишь 100000 тонн.

Российский миллиардер начал трансформацию своей компании с того что закрыл агломерацию предприятий, которые добывали руду на Кольском полуострове. В августе Норникель закрыл никелевый завод сталинской эпохи в Норильске и перенес производство на современные мощности, тем самым сократив выбросы серы на 370000 тонн в год.

Следующим шагом должен проект по сокращению выбросов серы, которые производит завод Надежда, находящийся в городской черте. Общая стоимость этого проекта оценивается в 1,7 миллиарда долларов. По оценкам группы по мониторингу окружающей среды Green Patrol, его реализация может помочь сократить ежегодные выбросы вредных веществ на 900000 тонн.

«Подобные действия могут привлечь инвесторов, заботящихся об окружающей среде, что должно благоприятно сказаться на стоимости акций Норникеля», заявляет Кирилл Чуйко, главный стратег в московской BCS Global Markets.

Крупнейший фонд

Крупнейший в мире, Государственный пенсионный фонд Норвегии, в 2009 году хотел инвестировать в Норникель, но получил запрет от норвежского правительства. Десятилетиями скандинавские страны жаловались на загрязнение и кислотные дожди, приносимые на их территорию со стороны российской границы.

Даже российское правительство, под влиянием изменяющихся взглядов общественности, потребовало принять меры для защиты окружающей среды. Президент Владимир Путин объявил 2017й Годом Экологии.

Тем не менее многие все еще сохраняют скептичный настрой. Двадцатитрехлетняя жительница Норильска Екатерина Басалыга одна из них. Недавно ее фотографии местной реки, покрасневшей от утечки оксида железа с одного из предприятий Норникеля, стали вирусными в Instagram. В комментарии к этому событию компания заявила, что выброс не представлял опасности.

«Воздух в городе насыщен вредными веществами, как и было всегда», сказала в своем интервью Екатерина. «Я не вижу никаких изменений.»

Другие, вроде группы по защите окружающей среды из Осло, смотрят на ситуацию более оптимистично. Они считают, что планы Норникеля могут стать «существенным шагом вперед», если только компания будет их придерживаться.

Потанин утверждает, что со временем он сумеет завоевать доверие скептиков.

«Мы более не можем себе позволить бездействовать в вопросе выбросов серы», - утверждает миллиардер, который и сам может оценить степень загрязнения воздуха во время визитов в Норильск. «Результат нашей работы станет заметен только через пять-семь лет. Но для меня важно чтобы эта работа была доведена до конца.»

Автор: Федоринова Юлия @Bloomberg

Россия. СЗФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > rosinvest.com, 19 декабря 2016 > № 2013281


Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 15 декабря 2016 > № 2008326 Владислав Соловьев

Гендиректор РУСАЛа: следующий год будет сложнее, чем 2016-й

В то же время, как отметил Владислав Соловьев в интервью Business FM, по итогам III квартала компания имеет уже неплохие показатели за счет операционной эффективности

Что сейчас происходит на российском и мировом рынке алюминия, и что ему мешает развиваться? На эти вопросы генеральный директор, председатель правления, член совета директоров компании РУСАЛ Владислав Соловьев ответил в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву. По его мнению, для стимулирования рынка алюминия надо принимать протекционистские меры, а для увеличения потребления необходима помощь государства.

По масштабам производства и потребления алюминий занимает первое место в цветной металлургии, а среди отраслей и металлургии по объему уступает лишь производству стали. Если говорить о рынке на конец 2016 года, какая картина сложилась, что сейчас происходит на рынке алюминия?

Владислав Соловьев: Если говорить о том, как выглядит потребление в нашей стране, то мы обычно сравниваем среднедушевое потребление. Оно сейчас в России составляет 5,6 килограмма на человека, при том что на среднемировом уровне — более 8 килограммов, но есть страны и с 20-25-килограммовым потреблением. А если посмотреть по доле России на мировом рынке, то это всего, к сожалению, 1,5%. Если посмотреть на то, как росло мировое потребление и, соответственно, внутри него российское, за последние 25 лет, мировое потребление алюминиевой промышленности выросло в 2,6 раза, в то время как у нас, если даже брать Россию и СНГ, то оно не только выросло, но и еще сократилось практически на треть.

Почему?

Владислав Соловьев: Тут довольно много факторов. Они разнонаправлены, но все влияют отрицательно. Во-первых, основное — это, конечно же, существенные проблемы отраслей, которые не могут обеспечить необходимый выпуск продукции. Вторая проблема заключается в том, что эти отрасли, которые выпускают изделия из алюминия, не обеспечены в достаточной мере современным оборудованием, оно находится в аварийном состоянии, и по объему, и качеству производить необходимый алюминий не могут. В-третьих, это высокая себестоимость. Наши потребители имеют довольно серьезную конкуренцию со стороны китайских производителей импорта.

В целом, конечно же, после распада Советского Союза вообще был массовый спад объемов потребления. Мы знаем, что, к сожалению, объемы производства в авиационной технике уже не те. Автомобильная промышленность сейчас подтягивается, но был большой провал. Сейчас есть потребность в производстве бытовой техники — это могут быть батареи, бытовые радиаторы. К сожалению, спрос у нас серьезным образом уменьшился.

Если брать последние два-три года, динамика тоже отрицательная?

Владислав Соловьев: В последние годы мы видим улучшение. Перелом происходит, но, чтобы перейти в устойчивый рост, нужно принять ряд существенных мер: нужно по ряду отраслей, например, по автомобильной отрасли, запретить использование бывшего в употреблении оборудования, автоприцепов. Нужно более активно прорабатывать механизмы офсетных сделок, в мире это везде существует, и никто особо не стесняется их применять. Нам нужно возродить этот принцип. Я считаю, что не надо стесняться защитных мер.

А в ВТО нам наши обязательства в этом плане не мешают?

Владислав Соловьев: Я считаю, что у нас достаточно механизмов в рамках ВТО регулировать импорт некачественных или не соответствующих мировым стандартам изделий, тем самым все-таки защищать наш рынок. Мы не призываем к тому, чтобы это делалось повсеместно, но точечно, там, где мы имеем очевидно «серый» или некондиционный импорт, это делать можно, особенно если это влияет на безопасность. Если взять к примеру автомобильный диск, надо очень внимательно посмотреть на его качество, потому что если на большой скорости он разорвется или отлетит, то это может влиять в том числе на безопасность и привести к летальным последствиям.

Если вернуться к внутреннему рынку алюминия, что еще мешает ему развиваться и что нужно делать для того, чтобы эти барьеры устранять?

Владислав Соловьев: Я считаю, что нужно более внимательно смотреть по отраслям. Например, мосты. В Европе большинство пешеходных мостов делается из легких материалов, в частности, из алюминия. В России в настоящий момент сейчас нет ни одного такого моста. Первый, я надеюсь, появится в Нижнем Новгороде. Нужно максимально стимулировать это потребление и там, где это действительно целесообразно, применять мировой опыт и заменять на легкий металл, в данном случае на алюминий. Он и коррозионностойкий, и долговечный, и, что самое главное, легкий.

Дальше — вагоны. В Европе и США алюминиевые вагоны составляют 70% всего парка, в России пока два опытных образца. Если сравнивать с остальными, то срок алюминиевого хоппера больше на шесть лет — они служат до 32 лет, грузоподъемность больше на 8 тонн, и они легче.

Окна. Алюминиевый оконный профиль точно более долговечен, чем пластиковый и тем более чем деревянный. И дальше мы можем идти в очень разные переделы. Бурильные трубы, нефтепогружные кабели, велосипеды, проводка в автомобилях, проводка в жилых домах.

Мосты, вагоны, окна, проводка — для стимулирования потребления в вышеперечисленных историях решения должны приниматься на уровне государственном, федеральном, региональном, или это все можно решать на уровне бизнеса? Грубо говоря, чтобы строить вагоны из алюминия, нужно распоряжение правительства? Чтобы разрешить алюминиевую проводку, нужно принимать изменения на законодательном уровне, или бизнес способен сам справиться?

Владислав Соловьев: Один из тормозящих элементов, который я забыл упомянуть, когда мы говорили о том, что мешает, это правила, ГОСТы, СНиПы и технические требования. Здесь без государства нам не обойтись. Что касается вагонов, то такой вагон, конечно же, дороже, и государством могла бы быть применена какая-нибудь инновационная скидка. Поэтому без государства, к сожалению, не обойтись.

Если говорить о цифрах РУСАЛа, какие показатели компания имеет на конец 2016 года, и, может быть, вы готовы озвучить какие-то плановые показатели на следующий год?

Владислав Соловьев: Этот год был непростой. Цены по-прежнему крайне низкие. За девять в этом году месяцев наша выручка снизилась почти на 867 млн долларов, почти на 1 млрд долларов относительно прошлого года, или на 12,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Как это коррелирует с показателями по рынку в целом?

Владислав Соловьев: Примерно такая же динамика у всех наших мировых конкурентов. Это связано просто с падением цены. В то же время мы по итогам III квартала имеем уже неплохие показатели, благодаря, конечно, операционной эффективности. Надо сказать, что в III квартале цена несколько выправилась. Мы считаем, что наша динамика будет — собственно, это уже факт — лучше, чем динамика конкурентов. Наш показатель EBITDA, которым все оперируют, в III квартале вырос аж на целых 22,5% по сравнению с предыдущим кварталом до 421 млн долларов. Нам удалось удержать себестоимость за III квартал на исторически низком уровне 1330 долларов за тонну. Но повторю, по-прежнему ситуация на рынке сложная, очень волатильная, то есть колебания цены крайне высокие.

Самое главное, со стороны издержек уже идет инфляция, тарифы на перевозки растут, а у нас самый главный конкурентный недостаток заключается в том, что мы находимся в центре страны и везем из порта в центр страны две тонны, а потом еще одну тонну обратно. Я уже не говорю про прочее сырье, я говорю про основное сырье глинозем. Поэтому, конечно, мы очень чувствительны к транспортным тарифам, а они будут, естественно, проиндексированы, здесь нет сомнений. На сколько, диалог еще идет, но инфляция-то все равно будет. Также подтягиваются и прочие виды сырья, электроэнергия растет. Ситуация сложная, при этом цена пока не перекрывает рост инфляционных издержек, поэтому следующий год в цифрах называть пока не буду, но он точно будет сложным, сложнее, чем этот.

Иван Медведев

Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 15 декабря 2016 > № 2008326 Владислав Соловьев


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 14 декабря 2016 > № 2013302

АО "Банк Развития Казахстана" открыл кредитную линию в сумме 300 миллионов долларов США на завершение строительства обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды на месторождении Актогай в Восточно-Казахстанской области.

Соответствующее кредитное соглашение БРК подписал с ТОО "KAZ Minerals Aktogay" в среду, 14 декабря. БРК предоставляет заем сроком до 8,5 лет на закуп оборудования и завершение строительно-монтажных работ по проекту, ставка вознаграждения по займу — LIBOR в долларах плюс 4,5%.

Предполагается, что в первые десять лет работы обогатительная фабрика выйдет на мощность 90 тысяч тонн меди в год в катодном эквиваленте. Этот проект является частью проекта строительства Актогайского горно-обогатительного комплекса, с плановыми показателями производства в 105 тысяч тонн в год меди в катодном эквиваленте, капитальные затраты по которому составят $2,1 миллиарда.

Строительство обогатительной фабрики на месторождении Актогай в ВКО мощностью переработки руды 25 миллионов тонн в год является вторым этапом инвестиционного проекта, в рамках которого ранее в декабре 2015 года ТОО "KAZ Minerals Aktogay" ввело в эксплуатацию комплекс по переработке окисленной руды мощностью 15 тысяч тонн катодной меди в год.

"В настоящее время на обогатительной фабрике по переработке сульфидной руды осуществляются тестирование и пусконаладочные работы. В рамках проекта проведены работы по созданию сопутствующей инфраструктуры (строительство цехов техобслуживания, хранилищ, станции очистки, лаборатории) а также основных производственных мощностей (завершен монтаж оборудования на участках измельчения, сортировки, фильтрации медного концентрата, высоковольтной и насосной станций, конвейерной ленты). Как ожидается, первый концентрат будет произведен на фабрике в конце первого квартала 2017 года. Весь объем произведенной продукции будет экспортироваться в Китай", — уточнили в пресс-службе БРК.

Всего в рамках реализации проекта создано 1500 рабочих мест. "KAZ Minerals", дочерним предприятием которого является ТОО "KAZ Minerals Aktogay" – медедобывающая компания, ориентированная на развитие современных низкозатратных горнорудных производств в Казахстане.

Компания ведет операционную деятельность на Бозшакольском и Актогайском горно-обогатительных комплексах, четырех рудниках и трех обогатительных фабриках в Восточном Казахстане и медно-золотом руднике Бозымчак в Кыргызстане. В 2015 году общий объем производства катодной меди в Восточном регионе и на руднике Бозымчак составил 81 тысячу тонн, производство попутной продукции составило: 94 тысячи тонн цинка в концентрате, 3,14 миллиона унций серебра и 35 тысяч унций золота в слитках.

Акции KAZ Minerals PLC котируются на Лондонской, Казахстанской и Гонконгской фондовых биржах. В KAZ Minerals работают около 13 тысяч человек, главным образом казахстанских граждан.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 14 декабря 2016 > № 2013302


Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков

Директор по продажам Северстали: «Надеемся на осторожный рост рынка»

Директор по продажам Северстали Евгений Черняков рассказал об изменившемся лице рынка металла и о том, зачем Северсталь инвестирует в новые проекты при мировом кризисе перепроизводства.

У меня нет стеклянного шара

— Судя по всему, рынок сейчас в достаточно тяжелой ситуации. Какие основные тенденции оказывают на него наибольшее влияние?

— Я бы выделил пять ключевых факторов, определяющих состояние рынка черных металлов. Первый — низкая загрузка металлургических мощностей в мире, ниже 70%. Второй фактор — низкие запасы стали у клиентов. Третий — непрогнозируемый рост себестоимости продукции у металлургов. Четвертый тренд, который в существенной степени актуален для России, — галопирующий рост количества международных торговых ограничений. Есть еще и пятый, с моей точки зрения, крайне важный — высокий уровень международной торговой интеграции и прозрачности. Все факторы вместе создают большую волатильность цен на рынке: при низком уровне остатков у потребителей малейшее влияние любого фактора либо на себестоимость, либо на спрос тут же приводит к резкому росту или падению цен, скажем, в Китае. И в тот же день этот тренд отражается на ценах как на Ближнем Востоке, так и Северной Европе. Впору проводить прямые параллели с финансовыми рынками. Все это в целом делает сложным прогнозирование рынка.

Я уже, честно, последние полгода никаких прогнозов не даю вообще. У меня просто нет того хрустального шара, который позволит предсказать, какой фактор лучше сыграет в тот или иной момент. Сейчас, думаю, никто не возьмется, как это было раньше, предсказывать обязательный сезонный рост спроса. Скажем в этом году «сезонный рост» случился как никогда рано — в октябре-ноябре. Лицо рынка очень сильно поменялось.

— Как на эти изменения реагирует Северсталь?

— У Северстали есть несколько особенностей, отличающих нас от конкурентов. Во-первых, мы обладаем достаточно широкой продуктовой линейкой. Делаем все: от сырья и полуфабрикатов до метизов и строительных конструкций. Во-вторых, у нас очень широкая региональная диверсификация экспортных продаж, благодаря нашему удачному географическому положению. В-третьих, брэнд Северстали широко известен в мире и наше качество давно зарекомендовало себя более чем в 80-ти странах мира. В-четвертых, дает свои плоды системный подход к сокращению издержек.

Все эти факторы придают нам основательную устойчивость, несмотря на все региональные торговые ограничения. Приведу пример.

Известно, что Европейская комиссия приняла решение ввести пошлины — 34% — на наш холоднокатаный прокат. Насколько справедливо — это отдельная история. Но мы смогли достаточно оперативно продать необходимые объемы в Латинскую Америку и в Турцию. В этом смысле мы достаточно устойчивы.

— То есть в мире Северсталь не имеет жесткой привязки к конкретным рынкам. А в России?

— В России наша доля на внутреннем рынке стальной продукции стабильно составляет 21%. К сожалению, сам российский рынок второй год подряд падает. В прошлом году было большое снижение, в этом, по разным оценкам, оно составит 5-6%, что оказалось даже немного лучше наших ожиданий. Но и на российском рынке мы имеем определенную устойчивость благодаря диверсификации — мы присутствуем в разных отраслях.

Кроме того, все эти внешнеполитические истории с санкциями и анти-санкциями помогают развитию нашей программы по импортозамещению. В частности, в автопроме, где мы усилили наши позиции.

За 9-10 месяцев текущего года поставки российским автопроизводителям и тем автомобильным брендам, которые имеют производства в России, выросли на 8%, во многом благодаря замещению импортных высококачественных сталей.

Эмоции и система

— Я понимаю, когда речь идет об отечественном автопроме, но, как и чем удается «цеплять» таких клиентов, как Volkswagen, которые очень долго не признавали ничего другого, кроме стали иностранных металлургических компаний?

— Вообще факт покупки — это некое эмоциональное действие. Понятно, что покупатель принимает решение, исходя из расчетов, но все мы еще и живые люди со своими эмоциональными предрасположенностями, которые складываются под влиянием веера факторов. Это не только соотношение цена/качество. Это еще и сервис, и сроки поставки — целый комплекс. Поэтому в этом году мы разработали достаточно интересную программу, направленную на три вещи: повышение качества продукции, дисциплины поставки и улучшение сервиса. С качеством и дисциплиной все более-менее понятно, а сервис — это целое искусство и большая работа, которой мы в этом году занялись системно. Ее неотъемлемая часть — техническая поддержка. Она и раньше была, но мы усилили ее и количественно, и качественно. «Забрали» эту функцию из технической дирекции, сместили фокус: раньше она была больше ориентированы на работу с претензиями, сегодня главное для нас — помощь клиенту.

— В чем, например?

— Например, клиенты не обязаны иметь багаж знаний по сопромату и обработке металлов давлением, они специалисты в своих отраслях. В том же, что касается стали, они часто ориентируются либо на старые ГОСТы, либо на свой прежний опыт. А металл поменялся за последние годы самым радикальным образом.

Металлурги идут в ногу со временем, развивая технологию по производству новых высокопрочных марок сталей. Это позволяет нашим клиентам снижать металлоемкость своих изделий при повышении качества и безопасности.

И, мы нацеливаем нашу техническую поддержку на то, чтобы рассказать клиентам о новых решениях. И параллельно собирать обратную связь, которая позволяет нам решать отдельные проблемы и находить новые возможности по улучшению нашего продукта и сервиса. Кроме того, по моему глубокому убеждению, многие вещи можно автоматизировать и вывести в цифровое пространство. Это уже делается — в ближайшее время запускаем электронную торговую площадку на SAP Hybris: интернет-модель, которая позволяет зайти на сайт в личный кабинет, разместить заказ, отследить статус его выполнения, скачать весь комплект необходимых документов от актов сверок до сертификатов. Причем заказ можно

— А производство готово работать в таком режиме?

— Наше производство и система планирования уже столкнулась с серьезным вызовом — переход от месячного окна обещания отгрузки заказа на недельное. Суть этого требования рынка заключается в том, что все клиенты очень внимательно следят за своим оборотным капиталом и снижают остатки. Сокращение окна обещания для отгрузки металла позволяет сократить запасы вдвое.

Еще одним важным направлением считаю развитие собственной дистрибуционной сети. Наша Северсталь Дистрибуция признана одной из самых быстрорастущих компаний на рынке металлоторговли. Причем, предметом особенной гордости для меня является тот факт, что наша компания занимается не только продажей металла и предоставлением ряда услуг металлообработки, но и комплексным сервисным обслуживанием наших клиентов при строительстве инфраструктурных объектов. Знаете, столь оперативный пуск в Санкт-Петербурге Западного скоростного диаметра, например, наверное, был бы невозможен, если бы не наши дистрибуторы, сумевшие выполнить требования генподрядчика, в том числе, главное условие — поставка металла на объект малыми партиями точно вовремя.

В поисках металлургического «айфона»

— Как возникают такие идеи, как стали повышенной прочности, которые, насколько я знаю, сейчас используются на российских заводах Фольксвагена или особые криогенные марки стали для «Газпрома»?

— Все идет от клиента…

— Но он же, как вы говорите, «не знает сопромата»?

— Зато он хорошо знает свои потребности. Ему нужно построить объект с определенными параметрами. А дальше мы должны ему предложить решение. Это интересное направление.

Раньше металлурги получали заявку, решали «делаем-не делаем» и давали ответ. Сегодня мы стараемся предлагать решения, мы готовы их делать «под ключ».

Решили, к примеру, построить новый гипермаркет, у нас для этого есть предприятие, которое готово спроектировать объект, поставить металлоконструкции на площадку, полностью смонтировать и т.д. Вот эту цепочку мы сейчас реализуем. И, кстати, таким образом с начала 2016 г. компания Северсталь Стальные решения» возвела более чем 300 тыс. м2 зданий. Это то продвижение сервиса, которое на Западе называют «продажей решений».

— С этим понятно. А откуда берутся такие экзотические вещи, как ваши стальные «шёлк», «бархат» и «кашемир»?

- «Кашемир», в частности, родился, когда мы анализировали импорт: бельгийский, финский, — изучали его свойства, размышляли, в чем его ценность для клиента. Этот продукт делается на базе особой высокопластичной IF стали, сверху цинковое покрытие не менее 275 г на 1 м2 и слой полиуретана 50 микрон. Он приятный на ощупь, хорошо выглядит, у него интересный цвет. На все «текстильные» бренды компания предоставляет гарантию 25 лет до появления сквозной коррозии. На «Стальной кашемир» мы увеличим сроки гарантии, как только завершится полный цикл ускоренных климатических испытаний. Это важно. У меня на даче забор из нашей полимерки уже больше 10 лет стоит и не портится.

— То есть это не «ширпотреб», а премиальные продукты?

— Да, у них есть определенные потребительские сегменты. Мы специально позиционируем эти продукты. У нас есть и массовый продукт — стандартная оцинковка. А есть вещи премиальные, правда, в России рынок продуктов с высоким качеством еще не развит, по нашей оценке не превышает 3%.

— То есть вы пытаетесь придумать для рынка нечто вроде «металлургического «айфона», который может «выстрелить» на фоне рядовых смартфонов?

— Если бы это были «смартфоны»! Иногда смотришь на привозной китайский металл с полимерным покрытием — он, как бумага. Конечно, дешевле, но по стойкости к коррозии, качеству покрытия — это форменное безобразие. Вот почему мы так много внимания уделяем выработке национальных стандартов качества. В следующем году запускаем третий цех полимерных покрытий, который поможет нам укрепить эти позиции…

- Северсталь инвестирует в новые мощности в то время, как металлурги жалуются на избыток этих самых мощностей. Не парадокс ли?

— По этому поводу скажу три вещи. Несмотря на общее перепроизводство в мире, российские компании загружены полностью. По одной причине: мы здорово работаем с нашими затратами, у нас сквозные интегрированные цепочки и почти полностью собственное сырье.

Посмотрите топ самых рентабельных в мире металлургических компаний — там в «тройке» рядом стоят «Северсталь», ММК и НЛМК. И мы, несмотря на общемировые низкие уровни загрузки, достаточно эффективны в продажах.

Это первое. Второе. Есть нишевые сегменты, где все равно сохраняется дефицит. Мы же видим, как в Россию из-за рубежа приезжает по 0,5 млн т тех же покрытий — спрос точно есть. Мы инвестируем именно в эти направления, не увеличивая при этом сталелитейные мощности. И третье, — мы видим потенциал металлопотребления в России. Если взять количество металла на душу населения, посмотреть, сколько его используется в строительстве, показатели России окажутся где-то на уровне стран третьего мира. Вот на это мы и ориентируемся, когда запускаем новые линии.

«Третий год Россия падать не будет»

— Я уже знаю, что у вас нет «шара для предсказаний». И все же, чего можно ждать от 2017 г.?

— Думаю, третий год подряд Россия падать не будет. В это у нас есть определенная вера, поэтому мы осторожно заложили в планы 1,5-2% роста спроса на металла на следующий год.

Есть сегменты, в потенциал для роста которых мы верим больше: железнодорожное, сельскохозяйственное машиностроение.

Смотрим на факторы, которые влияют на потребление, на санкции, которые вводятся против нас, на условия импорта, — все это создает условия для развития локального российского производителя и тем самым повышает спрос на металл. Ожидаем, что в будущем году будет расти автопром, ждем общего роста стройки, для которой уходящий год был тяжелым. То есть у нас есть сдержанный оптимизм. И в целом планируем расти вместе с российским рынком.

Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков


Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 12 декабря 2016 > № 2009878 Виктор Манн

«Возможности создания аддитивных деталей из алюминия ограничены лишь оборудованием»

Интервью с техническим директором «Русала» Виктором Манном

Ирина Быстрицкая

Аддитивные технологии набирают все большую популярность среди производителей. О том, что скрывается за термином «аддитивная технология», как она меняет процесс производства и может ли в ближайшее время совершить революцию в алюминиевой промышленности в интервью «Газете.Ru» рассказал технический директор «Русала» Виктор Манн.

— Начнем с основного вопроса. Что такое аддитивные технологии?

— Самым ярким примером аддитивных технологий является 3D-печать, которая становится все более массовой. Долгое время при обработке детали или изделия лишний металл снимали станками, то есть шла речь об «удалении» материала. Аддитивные технологии работают по противоположному принципу - они позволяют деталь «наращивать». Для этого требуются только 3D-принтер, 3D-модель изделия и металлический порошок. Благодаря такой технологии сложные по своей геометрии детали и сборки можно создавать как единое целое, в рамках одной технологической операции. Кроме того, значительно снижается время изготовления конечного изделия.

— Как это «наращивание» может изменить металлургическую отрасль? Как аддитивные технологии влияют на точность, время изготовления, стоимость производства?

— Сейчас технология только завоевывает рынок, поэтому издержки для производителей достаточно высоки: это касается как оборудования, так и сырья.

Тем не менее, рынок растет, параллельно с этим падают цены на оборудование, порошки становятся доступнее, и сейчас для любой компании очень важно занять свою долю на этом рынке как раз на этапе его становления, чтобы не только стать ведущим производителем, но и определять вектор развития сегмента.

Что касается алюминия, то в ближайшей перспективе аддитивные технологии не сделают революции в производстве: и первичный металл, и сплавы, и полуфабрикаты никуда не уйдут. Но доля продуктов, изготовленных с применением аддитивных технологий, безусловно, будет расти и дальше.

— В каких сферах могут пригодиться алюминиевые детали, созданные с помощью этих технологий?

— Алюминиевые изделия, созданные при помощи аддитивных технологий будут использоваться в автомобиле - и машиностроении, в аэрокосмической отрасли, стоит ожидать роста в сегменте потребительской электроники. Например, если говорить об авиаотрасли, то мы совместно с «Вертолетами России» успешно изготовили авиационные детали с использованием собственного порошка из сплава AlSi10Mg.

По большому счету, это те области, где алюминий востребован уже сейчас, и все области применения алюминия, в том числе потенциальные, открыты для новой технологии. А для расширения возможностей использования аддитивных технологий по всему миру, и «Русал» — не исключение, ведутся работы по созданию новых порошковых сплавов с улучшенными свойствами.

С удешевлением технологии производства, с открытием новых сплавов, составов, спрос на аддитивные детали будет только расти. Достоинство аддитивных технологий заключается в первую очередь в отсутствии ограничений, присущих традиционным способам производства.

Значительным преимуществом является и возможность индивидуального подхода, когда для внесения изменений в изделие не требуется перенастройка оборудования и замена дорогостоящей технологической оснастки.

— Какие детали можно создать при текущих возможностях? На ваш взгляд, сейчас печать по металлу — это больше про разработки и прототипы или же речь идет о готовых вещах?

— Возможности создания алюминиевых деталей при помощи аддитивных технологий ограничиваются лишь возможностями оборудования, точнее размерами рабочего пространства 3D-принтера, но и этот барьер постепенно уходит в прошлое. Изготавливать получается практически что угодно. И действительно, наибольшие преимущества 3D-печать представляет в прототипировании, поскольку даже при высокой стоимости технологии, возможности создания «штучных» образцов шире с точки зрения времени разработки и задействованных ресурсов.

Но будет неверно относить применение аддитивных технологий исключительно к стадии разработки: в единичном и мелкосерийном производствах, уже сейчас активно используются растущие возможности рынка 3D-печати. Кроме того, применение аддитивных технологий практически безотходно, а с точки зрения растущей значимости экологической составляющей производства 3D-печать станет еще более востребована компаниями.

— Кстати, что важнее в 3D-печати по металлу — сам принтер или материал?

— Принтер – это инструмент, от его характеристик зависит качество конечного продукта. Если оборудование не обладает достаточной точностью работы, то никакое качество алюминиевого порошка не исправит ситуацию. Но это относится и к материалу, из которого мы производим продукцию, поэтому говорить о приоритете принтера или металла не совсем верно. Конечное изделие в одинаковой степени зависит от качества оборудования и материала.

— А принтеры производятся в России или же мы их привозим из-за рубежа?

— Если говорить о 3D-принтерах, то, к сожалению, они преимущественно импортируются. У истоков технологии стояли не мы, не в России создавались и образцы принтеров, поэтому сейчас нам необходимо догонять лидеров.

Тем не менее, необходимо отметить и положительные сдвиги в данном направлении – некоторые российские компании, например, Региональный инжиниринговый центр УрФУ и ЦНИИТМАШ, активно занимаются разработкой собственных 3D-принтеров, при изготовлении которых будут использованы отечественные компоненты.

— Как обстоит ситуация с порошками?

— Здесь Россия имеет намного больше возможностей уже сейчас. Например, «Русал» обладает сильнейшей научно-производственной базой для выпуска алюминиевых порошков — мы производим порошки на специализированных участках предприятий в Иркутской области и в Волгограде, а активность ИТЦ компании позволяет с оптимизмом смотреть в развитие этого направления.

На данный момент мировой рынок алюминиевых порошков для 3D-печати не так велик и составляет около 170 тонн в год, еще около 500-700 тонн порошков производится из других металлических сплавов.

Но если говорить о среднесрочной перспективе, то мы намерены занять до 25% мирового рынка алюминиевых порошков для 3D-принтеров.

— Как в России в целом обстоят дела с аддитивными технологиями? Государство оказывает какую-либо поддержку, финансовую или бюрократическую? Есть ли «госзаказ» на соответствующих специалистов?

— Одна из основных проблем для России при освоении аддитивных технологий — отсутствие квалифицированных специалистов в этой области, а также отсутствие национальных стандартов для аддитивного производства. Однако эти проблемы решаются.

Сейчас у нас предпринимаются меры по широкому внедрению аддитивных технологий. В первую очередь, работы ведутся в области нормативной документации. К примеру, в США стандарты в сфере аддитивных технологий существуют уже более пяти лет, что облегчает их применение в высокотехнологичных отраслях.

Кроме того, Минобрнауки в рамках своих конкурсов активно поддерживает проекты, направленные на исследование возможностей аддитивных технологий. Мы также стремится оказывать поддержку данному сектору: в настоящее время совместно с Московским и Волгоградским государственными университетами инициированы совместные работы по развитию аддитивных технологий. В области авиакосмической техники разработана «дорожная карта», направленная на применение аддитивных технологий при создании перспективных изделий авиационной техники. При поддержке Минпромторг, в проекте принимают участие такие компании как ОАК, «Вертолеты России», ОДК.

Помимо производственных проектов ведется активная работа по подготовке специалистов в области аддитивных технологий. Флагманами в разработке и реализации таких учебных программ выступают ведущие вузы страны – СПбПУ им. Петра Великого, МГТУ им. Баумана‎ и др.

Если инициированные проекты останутся высокоприоритетными, то у России есть все шансы не только ликвидировать отставание от конкурентов, но и занять ведущие позиции на рынке аддитивных технологий.

Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 12 декабря 2016 > № 2009878 Виктор Манн


Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984

Voestalpine инвестирует €40 млн в аэрокосмическую отрасль

Как сообщает агентство Reuters, австрийская стальная группа Voestalpine планирует инвестировать €40 млн. в высокоскоростную линию ковки на заводе Böhler Edelstahl GmbH в г. Kapfenberg.

Инвестиции "придадут дополнительный толчок" доходам группы в технологически сложном сегменте клиентов.

В настоящее время доходы компании колеблются на уровне около €300 млн, но Voestalpine надеется увеличить эту цифру до €500 млн за счет инвестиций в Böhler.

Полный ввод линии в эксплуатацию планируется на 2018 г. и она будет работать на производство поковок в качестве предварительных материалов для экстремально высоких несущих компонентов воздушных судов, таких как детали двигателя.

Компания оценила, что в ближайшие 15 лет спрос в аэрокосмической отрасли будет неуклонно расти.

По словам ген.директора компании Wolfgang Eder, "все самые важные производители самолетов уже полагаются на технологии и продукты Voestalpine. При активизации наших инноваций и инвестиционной деятельности мы стремимся к дальнейшему расширению нашей позиции в качестве ведущего поставщика в этом сложном сегменте клиентов.»

Компания по производству специальных сталей, Voestalpine Group является ведущим мировым поставщиком высокопрочных материалов и специальных поковок для авиационно-космической промышленности. Компания производит высоко стрессоустойчивые продукты, включая структурные детали, узлы двигателя и крепления, деталей шасси и сегментов дверей, которые используются Airbus, Boeing, Bombardier и Embraer.

Австралия > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 9 декабря 2016 > № 1998984


Украина > Металлургия, горнодобыча. Электроэнергетика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999280

Авдеевский коксохимический завод (АКХ), крупнейшее в Европе коксохимическое предприятие, входящее в группу "Метинвест", продолжает простаивать после очередных обстрелов линии размежевания в зоне АТО и обрыва линий электропередач, что может привести к выходу из строя коксовых батарей.

Согласно сообщению пресс-службы "Метинвеста", в ночь на 7 декабря АКХЗ лишился электроснабжения: были отключены оба ввода, питающих предприятие.

"Более суток специалисты АКХЗ ведут борьбу за сохранение производственных мощностей. По состоянию на 13:30 8 декабря завод приостановил выдачу кокса", - констатируется в пресс-релизе.

При этом пресс-служба уточняет, что за последние сутки АКХЗ пережил несколько полных остановок и повторных запусков оборудования. Ситуация значительно осложняется погодными условиями: при таких низких температурах (до "минус" 16°С ночью) несколько часов без обогрева могут стать смертельными для коксовых батарей предприятия.

Кроме того, вследствие боевых действий наполовину сокращена подача технической воды на завод. По этой причине АКХЗ не имеет возможности самостоятельно генерировать электроэнергию для покрытия хотя бы минимальных нужд. Остановлены также водогрейные котлы ТЭЦ, остатки технической воды на заводе критически низкие. Без отопления остались все жилые дома и учреждения Авдеевки, поскольку других источников обогрева в городе нет.

Специалисты АКХЗ и ДТЭК готовы в любую минуту выехать к месту повреждения вводов для проведения восстановительных работ. Однако разрешения на выезд от Совместного центра по контролю и координации (СЦКК) не получено. Разминирование территории не произведено.

"Все вызовы, которые сегодня мешают стабильной работе крупнейшего в Европе коксохима, не технического, а военного характера. Нет нужды лишний раз говорить, какая судьба ждет авдеевцев, какая катастрофа ожидает экономику Украины, если остановится АКХЗ. Поэтому сейчас мы остро нуждаемся в помощи ОБСЕ, СЦКК, военно-гражданской администрации и общественности", - цитирует генерального директора АКХЗ Мусу Магомедова пресс-служба компании.

Как сообщалось, с июня 2014 года на территории АКХЗ разорвалось 320 снарядов, 9 заводчан погибли, более 50 получили ранения. Последние несколько месяцев предприятие работало на двух высоковольтных вводах вместо четырех необходимых.

АКХЗ - крупнейшее в Европе коксохимическое предприятие. Выпускает 31 вид продукции, основной из которых является кокс для металлургии. Продукция поставляется как на украинские предприятия, так и зарубежным компаниям. На долю АКХЗ приходится 23% украинского рынка валового кокса.

АКХЗ входит в группу "Метинвест".

Украина > Металлургия, горнодобыча. Электроэнергетика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999280


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 2 декабря 2016 > № 1994837 Александр Грубман

А. Грубман: на рынке стальных труб возможны разные сценарии развития

Генеральный директор группы ЧТПЗ Александр Грубман в интервью информационному агентству "Интерфакс" рассказал об ожидаемых итогах 2016 г., а также о перспективах развития трубного рынка в ближайшие годы.

По прогнозам отраслевых экспертов, Россия в 2016 г. снизит потребление труб на 8-9% по сравнению с 2015 г., когда спрос достиг исторического максимума, - до порядка 9,8-9,9 млн т. Каким вы видите российский трубный рынок по итогам 2016 г. и в последующие годы? Какого спроса на трубную продукцию ожидаете?

По нашей оценке, спрос на трубную продукцию на российском рынке в 2016 г. составит порядка 9,2-9,3 млн т. На том же уровне он, скорее всего, останется и в следующем г. Но мы надеемся, что "Газпром" активизирует работу по расширению газотранспортной системы для поставок российского газа на европейские и азиатские рынки. Это стало бы драйвером роста как для трубников, так и других смежных отраслей по всей технологической цепочке.

Ожидаете ли вы роста цен на трубную продукцию?

Цены зависят от ряда факторов, в том числе от инфляции, валютных курсов, от стоимости сырья, лома и передельного металла, тарифов естественных монополий. Сейчас на мировых рынках цены на сырьевые материалы растут, это, вероятно, приведет к подорожанию стальных труб. Но и обратного вектора в течение года исключать нельзя.

Каких результатов ожидает группа ЧТПЗ по итогам 2016 г.? Какие у вас прогнозы на 2017 г.?

По итогам 2016 г. мы ожидаем реализацию на уровне более 1,7 млн т. Снижение этого показателя (на 16% по сравнению с предыдущим годом) в первую очередь обусловлено изменением графиков отгрузки по проектам "Газпрома" ("Сила Сибири" и Северо-Европейский газопровод). Но за счет изменения структуры отгрузок в сторону высокомаржинальной продукции мы планируем достичь выручки в 130 млрд руб. Реализацию в 2017 г. прогнозируем примерно на уровне 2016 г.

Какие планы у компании по освоению новых экспортных рынков? Интересен ли группе, например, Иран? В каких зарубежных тендерах на поставку труб планирует принимать участие компания?

В этом году мы начали отгрузку под "Северный поток - 2". Под этот проект в 2017 г. ЧТПЗ планирует отгрузить более 300 тыс. т труб.

В стратегических целях - наращивание экспортных поставок на фоне сокращения внутреннего спроса. Мы планируем развивать свое присутствие и на рынке бесшовных труб как для нефтегазовой отрасли, так и общего назначения, расширять присутствие на рынках Северной и Южной Америки, Ближнего Востока. Уже в этом году после длительного перерыва возобновили поставки труб OCTG в Канаду.

У Ирана огромный потенциал. Здесь для нас в приоритете как новые проекты реконструкции и развития нефтегазовой инфраструктуры, например, освоение месторождения Южный Парс, так и расширение существующих, в частности, строительство девятой нитки магистрального газопровода IGAT.

Но финансовые возможности Ирана для амбициозных проектов пока ограничены. Поэтому большое значение имеет работа российских институтов развития экспорта, таких как РЭЦ. Льготное кредитование для Ирана даст ЧТПЗ серьезные преимущества в борьбе за иранский рынок с европейскими и китайскими компаниями. Тема финансовой поддержки со стороны госинститутов актуальна и для работы на азиатских рынках, в том числе на таких традиционных для ЧТПЗ, как Казахстан и Туркменистан.

Кроме того, есть сложности при проведении расчетов с иранскими компаниями. Нужно развивать механизмы прямых банковских расчетов между Ираном и Россией.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 2 декабря 2016 > № 1994837 Александр Грубман


Россия. США > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 1 декабря 2016 > № 1989153 Александр Конюхов

Внедрение алюминиевых сплавов тормозит нормативная база

Александр Конюхов, главный научный сотрудник отделения «Транспортное материаловедение» АО «ВНИИЖТ», д. т. н.

В связи с кризисными явлениями в вагоностроении возрос интерес к производству вагонов с кузовами из алюминиевых сплавов. Спрос обусловлен возможностью повышения технических характеристик вагонов, снижения затрат жизненного цикла, обеспечения на высоком уровне надёжности и безопасности.

Мировая практика грузового вагоностроения свидетельствует о том, что использование алюминиевых сплавов в конструкции кузовов позволяет не только снизить массу тары вагона (удельный вес алюминия в 2,9 раза меньше, чем у стали, а удельная прочность в 2 раза выше), но и увеличить грузоподъёмность вагонов, повысить их конкурентоспособность.

Грузовые вагоны Северной Америки имеют грузоподъёмность 112 тонн, массу тары – 18 тонн, осевую нагрузку – 32,5 тонны, коэффициент тары – 0,17. Для сравнения: у отечественных вагонов грузоподъёмность порядка 70 тонн, масса тары – 21–24 тонны, осевая нагрузка – 23,5 (25) тонны, коэффициент тары – 0,30–0,32. Таким образом, на одну тонну перевозимого груза в России перевозят практически в два раза больше металла тары, чем в США и Канаде.

Основным доводом противников широкого использования таких вагонов является первоначальная стоимость вагона. Действительно, стоимость одной тонны алюминия на лондонской бирже около $1500, что почти в 5 раз больше стоимости стали. Удорожание кузова вагона массой 5 тонн за счёт стоимости алюминия составит примерно 500 тыс. руб., причём удорожание по сравнению со стальным вагоном – на 25%, а не в 4–4,5 раза, как отмечено в статье «Лёгкому сплаву тяжело конкурировать с железом» («Гудок» от 01.11. 2016). Если ещё учесть тенденцию к снижению стоимости алюминия, то фактор первоначальной стоимости вагона скоро уйдёт на второй план.

Безусловно, расчёт экономической эффективности необходимо разработать, опираясь на реальные данные по расходу алюминия и его стоимости. За рубежом, прежде чем заказывать десятки тысяч вагонов, несколько лет ушло на эксплуатационные испытания и расчёты ТЭО в нескольких компаниях. Сейчас в Северной Америке в эксплуатации находится порядка 150 тыс. таких грузовых вагонов, в основном полувагонов для перевозки угля и хопперов (зерновозов и минераловозов), а также крытые. Серийное производство вагонов с кузовом из алюминиевых сплавов в США освоено в 1986 году, объём 5000 вагонов в год. Кузова собирают по технологии «штифт с обжимной головкой» (ШтОГ соединения) без применения сварки.

Чтобы обеспечить разработку отечественных грузовых вагонов с кузовами из алюминиевых сплавов, необходимо разработать нормативную документацию (стандарты) на сплавы, соединения элементов, технические требования к ним и методы контроля. Отечественная промышленность также проявляет интерес к вагонам с кузовами из алюминиевых сплавов. Изготовлены и прошли сертификационные испытания вагоны-хопперы производства «Промтрактор-Вагон» и ТВСЗ. Однако коэффициент тары у этих вагонов продолжает оставаться высоким – более 0,22, что значительно уступает зарубежным аналогам. Большим тормозом внедрения новых конструкционных материалов в вагоностроении являются отечественные нормативные документы, в частности ГОСТ 9246-2013, в котором указывается минимальная масса тары – 21 тонна для вагонов с осевой нагрузкой до 25 тс. Эти требования объясняются отсутствием тележки для вагонов с коэффициентом тары 0,17. Надо срочно создавать тележку для коэффициента тары 0,16–0,20 с допускаемой осевой нагрузкой 27–32,5 тонны. Эта задача не представляется труднорешаемой, поскольку такая тележка (Barber) имеется в России. Основной технический довод противников снижения массы тары состоит в том, что при массе тары менее 21 тонны увеличивается количество сходов порожних вагонов из-за плохого состояния пути и плохой тележки. В США и Канаде подобных проблем нет или они давно решены.

Есть и проблемы в пассажирском вагоностроении при производстве поездов с кузовами из алюминиевых полых профилей («Сапсан», «Ласточка»). Не освоено у нас производство полых профилей из алюминиевых сплавов, их приходится закупать в Китае.

В любом случае нам пора готовиться к освоению производства современных высокоскоростных поездов, изготовленных по российским стандартам.

Россия. США > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 1 декабря 2016 > № 1989153 Александр Конюхов


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов

Мечел произвел более 350 тыс. т металлопродукции на УРБС с начала года

По итогам девяти месяцев текущего года компания Мечел выплавила 3 млн т чугуна (-2% к АППГ) и 3,1 млн т стали (-3%). Добыча угля предприятиями компании снизилась за этот период на 2%, до 17 млн т.

Продажи концентрата коксующегося угля выросли на 5% к АППГ, до 6,5 млн т, углей PCI (используются в качестве пылеугольного топлива) – 1,3 млн т (-27%), антрацитов – 1,3 млн т (-13%), энергетических углей – 5,3 млн т (+9%), железорудного концентрата – 2 млн т (аналогично АППГ), кокса – 2,1 млн т (-4%).

Продажи сортового проката Мечелом достигли по итогам 9 месяцев 2,2 млн т (+7%), листового проката – 353 тыс. т (-1%), заготовки – 125 тыс. т (-26%), метизов – 498 тыс. т (-6%).

При этом на универсальном рельсобалочном стане Челябинского металлургического комбината (ЧМК) выпуск продукции растет. В третьем квартале выпуск рельсов, балки и фасонного проката достиг 144 тыс. т, а всего с начала года выпущено 357 тыс. т (120 тыс. т за 9 мес. 2015 г.).

Генеральный директор Мечела О. Коржов так прокомментировал итоги года:

«В отчетном периоде цены на глобальном угольном рынке продемонстрировали взрывной рост. С середины августа индексы спотовых цен на премиальный коксующийся уголь резко увеличились и к середине сентября преодолели психологически важную отметку в $200 за тонну. А в начале ноября спотовые цены перешли уровень в $300 . Таким образом, спотовая цена на австралийский премиальный коксующийся уголь в сравнении с ноябрем 2015 г. «взлетела» в четыре раза с $75 . Уверенно росли и цены на энергетический уголь на мировом рынке. Нами была подготовлена благоприятная база для наращивания экспортных поставок и увеличения операционных и финансовых показателей, и в четвертом квартале мы ожидаем заметной отдачи от текущего рыночного тренда.

Между тем, в третьем квартале на внутреннем рынке возникла сложная ситуация с вывозом угольной продукции: в связи с серьезным дефицитом подвижного состава в Кузбассе в течение двух месяцев был существенно ограничен прием угля в адрес дальневосточных портов, что отразилось на наших показателях по производству и реализации.

Несмотря на общее уменьшение в третьем квартале отгрузки концентрата коксующегося угля (ККУ) на 10% в сравнении со вторым, в абсолютных показателях в отчетном периоде мы нарастили объемы продаж в Китай, Японию и Индию, реализовав более 1 млн ККУ на азиатских рынках.

Что касается угля PCI (пылеугольное топливо), то в третьем квартале мы полностью переориентировали наши экспортные поставки на АТР. Сегодня основными покупателями данного вида угля являются корейские компании. В отчетном периоде мы видим падение продаж на 7% в сравнении со вторым кварталом по техническим причинам: из-за упоминавшихся выше транспортных проблем, а также задержек прибытия судов из Ю. Кореи в порт Посьет, часть объемов сентября перешла на четвертый квартал.

Уменьшение реализации антрацита на 6% обусловлено снижением добычи на разрезе «Красногорский» и сокращением поставок данного угля на предприятия Группы. Тем не менее, мы зафиксировали рост продаж на экспортных направлениях (прежде всего, в Европе, где в третьем квартале было реализовано 53% антрацита).

Причиной незначительного снижения продаж энергетического угля «Южного Кузбасса» также являлись ограничения по перевозке. На Эльгинском угольном комплексе нисходящая динамика стала следствием плановых ремонтных работ на обогатительной фабрике. Сокращение спроса на кокс негативно отразилось на наших продажах (-5%).

Продажи железорудного концентрата (ЖРК) Коршуновским ГОКом увеличились на 12%, весь объем продукции был направлен в адрес Челябинского металлургического комбината.

Металлургический сегмент уменьшил объемы производства чугуна на 7% и стали на 5% в сравнении с кварталом ранее из-за плановых ремонтных работ в доменном переделе.

В третьем квартале по сравнению со вторым мы снизили производство плоского проката на 22%, перераспределив ресурсы на более рентабельные виды продукции, при этом нарастив реализацию такой высокомаржинальной продукции как листовой нержавеющий прокат.

Одним из главных акцентов в отчетном периоде остаётся дальнейшее развитие производства универсального рельсобалочного стана (УРБС). Мы на 23% увеличили реализацию продукции с высокой добавленной стоимостью, произведенной на УРБС. За девять месяцев текущего года объемы выросли почти в три раза – до 357 тыс. т. В третьем квартале мы досрочно произвели и отгрузили РЖД согласованный годовой объем рельсов, достигнув запланированного показателя 150 тыс. т. Мы продолжаем сотрудничество с РЖД и до конца года планируем увеличить этот показатель еще на 100 тыс. т рельсов. На данный момент мы вывели наш рельсобалочный стан более чем на 50% уровень ежемесячной загрузки, увеличив ее с начала года в три раза.

Практически весь объем заготовки мы используем в собственном производстве более маржинальной продукции, в связи с этим продажа заготовки третьим лицам сократилась на 56%. В соответствии с нашей стратегией мы намерены и в дальнейшем минимизировать объемы реализации заготовки.

Снижение объемов строительства привело к пропорциональному сокращению потребления проволоки и других метизов на российском рынке. Белорецкому металлургическому комбинату удалось частично компенсировать это падение наращиванием производства и продаж канатов для горнодобывающей и нефтегазовой отраслей промышленности.

Увеличение продаж кованых изделий на 29% вызвано переносом сроков отгрузки с конца второго квартала на начало третьего, а также сезонным ростом спроса на рынках сбыта нашего подразделения «Мечел Сервис Глобал» в Бельгии.

В энергетическом бизнесе причиной снижения объемов выработки электроэнергии на 20% по отношению к девяти месяцам прошлого года стало проведение плановых ремонтных работ на оборудовании Южно-Кузбасской ГРЭС в рамках подготовки к предстоящему осенне-зимнему максимуму нагрузок. Уменьшение выработки тепловой энергии за 9 месяцев на 3% произошло по причине завершения отопительного периода в более ранние сроки».

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989463 Павел Шиляев

ММК реализует проект по созданию индустриального парка

Индустриальный парк Магнитогорского металлургического комбината станет первым в городе. О сути проекта, его преимуществах и перспективах рассказывает генеральный директор ОАО «ММК» Павел Шиляев.

Павел Владимирович, что побудило руководство комбината принять решение о создании индустриального парка на базе ОАО «ММК»?

Эта идея не спонтанная и тщательно прорабатывалась, шлифовалась под разными углами. Была создана рабочая группа, проработавшая законодательные и технические тонкости создания индустриального парка под ключ. Причин для реализации нового проекта несколько.

Во-первых, в ОАО «ММК-МЕТИЗ» стартовала программа концентрации производства на метизной площадке. Поэтому запланирован полный переезд действующего производства с калибровочной площадки на метизную. Освободившаяся промышленная территория, помещения и вся инфраструктура станут единым периметром индустриального парка.

Во-вторых, ММК, как градообразующее предприятие, понимает необходимость развития малого и среднего бизнеса в городе, создания новых точек промышленного роста, а значит, новых рабочих мест. Индустриальный парк должен помочь предпринимателям в части предоставления производственных помещений с грузоподъёмным оборудованием и энергосетями.

Арендные ставки должны быть низкими, что очень важно малому и среднему бизнесу при создании новых производств.

Немаловажно, что реализация проекта поможет резидентам индустриального парка интегрироваться в технологическую цепочку группы компаний ОАО «ММК». Мы готовы рассмотреть возможность оказания специалистами индустриального парка помощи его резидентам во взаимодействии с органами региональной и муниципальной властей.

Подчеркну: создание индустриального парка поддержано губернатором Борисом Дубровским и главой Магнитогорска Сергеем Бердниковым.

В чём привлекательность индустриального парка для потенциальных его резидентов в сравнении с другими арендодателями города?

Индустриальные парки — отдельная и быстро развивающаяся отрасль промышленности России. Уже действуют более ста индустриальных парков в 46 регионах страны. Динамика развития отрасли показывает: потребность в создании подобного рода производственных площадок для организации новых производств, научных центров и технопарков довольно высока. Это подтверждает опыт работы таких успешных индустриальных парков, как казанский «ХимГрад», «КИП-МАСТЕР» в Набережных Челнах, челябинский «Станкомаш» и многих других.

Основной целью всех индустриальных парков, безусловно, является создание на промышленной площадке благоприятных условий резидентам для организации бизнеса. И наш индустриальный парк, кроме привлекательной арендной ставки, как раз и предлагает такие условия. Здесь имеются производственные, складские помещения с грузоподъёмным оборудованием и энергообеспечением: электроэнергией, промышленной водой, пожарно-питьевой водой, природным газом. На площадке есть развитая железнодорожная сеть, имеющая выход как на внутренний железнодорожный парк ММК, так и прямой выход на ЮУЖД.

Значит, все логистические преимущества производственной площадки бывшего калибровочного завода доступны резидентам индустриального парка?

Да. Кроме этого, в непосредственной близости располагается контейнерный двор ПАО «Трансконтейнер», через который проходит до 95 процентов всех контейнеров, приходящих на станцию Магнитогорск-Грузовой, что интересно для крупных логистических операторов.

На территории индустриального парка есть офисные помещения для организации работы управленческого персонала, оборудованные выходом в Интернет и сетями телефонии. Производственная площадка находится под охраной, организован контрольно-пропускной режим.

Ещё одно преимущество «ММК-Индустриальный парк» — в его прозрачной тарифной политике. Это позволяет предпринимателям ещё на этапе проектирования оценить эффективность реализуемого бизнес-плана. Арендная плата в большинстве случаев значительно ниже, чем у других арендодателей производственных площадей Магнитогорска: в среднем она составляет 60 рублей за квадратный метр в месяц без учёта потребляемых энергоресурсов.

Для создания комфортных условий для резидентов индустриального парка в августе 2016 года создана управляющая компания ООО «ММК-Индустриальный парк». Круг её задач — постоянная работа с резидентами: подбор помещений, максимально отвечающих требованиям резидента, заключение договоров аренды на движимое и недвижимое имущество, помощь в заключении договоров на энергообеспечение и помощь в решении вопросов по энергообеспечению производства.

В перспективных планах у управляющей компании — расширение сервисов для резидентов парка, в том числе и организация системы «одного окна». А также помощь в кооперации как между резидентами парка, так и с обществами группы ММК.

Главное с экономической точки зрения преимущество индустриального парка перед обычными арендодателями — это возможность применения налоговых льгот для его резидентов. С января 2016 года управляющие компании и резиденты индустриального парка могут пользоваться налоговыми льготами. Так, ставка налога на имущество, размещённое в индустриальном парке, для них — нулевая. Ставка налога на прибыль, полученную от деятельности, снижается на 4,5 процента. Сейчас управляющая компания «ММК-Индустриальный парк» готовит пакет документов для аккредитации в Министерстве промышленности и торговли РФ: с первого квартала 2017 года резиденты смогут пользоваться налоговыми льготами.

Есть на территории Челябинской области подобные индустриальные площадки?

Производственных помещений, которые сдают в аренду, хватает: одни из них остались на месте закрывшихся предприятий советских времён, другие образовались после реструктуризации бизнеса или сокращения производства. Но площадкой, работающей в формате индустриального парка, в Челябинской области является только индустриальный парк «Станкомаш». В ближайшее время «ММК-Индустриальный парк», пройдя аккредитацию в Минпромторге, станет вторым аккредитованным индустриальным парком в Челябинской области. Но уже сейчас есть возможность стать его резидентом: достаточно обратиться с заявкой и каждое предложение будет рассмотрено управляющей компанией.

Не станут ли челябинский и магнитогорский индустриальные парки конкурентами?

Таких опасений нет, поскольку у них абсолютно разное отраслевое направление. Дело в том, что Станкомаш сформирован по кластерному типу, основное его направление — изготовление оборудования для нефтяной промышленности.

Отраслевое направление проекта «ММК-Индустриальный парк» совсем иное. Здесь круг потенциальных резидентов состоит скорее из металлоёмких и энергоёмких производств: рядом расположен комбинат. Речь не идёт о конкуренции двух индустриальных парков, напротив, их резиденты уже выстраивают цепочку кооперационных связей.

То есть, у «ММК-Индустриальный парк» уже есть действующие резиденты?

Сегодня его периметр составляет 90 тысяч квадратных метров: из них более шести тысяч уже заняты предприятиями малого и среднего бизнеса. Это шесть компаний, работающих в разных отраслях: производство изделий из металлопроката, изготовление нестандартного оборудования, ремонт горно-шахтного оборудования и ремонт металлообрабатывающих станков, в том числе и с ЧПУ, а также сервисные компании, оказывающие услуги как компаниям группы ММК, так и другим организациям, которые могут стать резидентами индустриального парка.

Каковы перспективы его развития?

Предстоит расширение площади за счёт освобождающихся помещений с 90 тысяч до 360 тысяч квадратных метров. Затем — организация дополнительных сервисов для резидентов с применением схемы «одного окна». Ещё одна задача — создание благоприятных условий для взаимодействия и кооперации «якорных» резидентов с представителями малого бизнеса и предприятиями группы ММК. Актуально также проведение реконструкции зданий, сооружений и инженерных сетей. Также необходимо организовать работу с органами власти для предоставления еще дополнительных стимулов резидентам индустриального парка. В целом всё это повысит его привлекательность. Самое главное — проект по созданию индустриального парка уже вошёл в плоскость практической реализации. Дальнейшая перспектива — его развитие.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989463 Павел Шиляев


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989456 Виктор Рашников

Виктор Рашников встретился с Президентом России

В.Путин: Виктор Филиппович, давно у Вас не был, но знаю, что ваша группа компаний развивается, Магнитка развивается. Мы договорились, что Вы расскажете о том, что сделано за последнее время, и поделитесь планами на ближайшие перспективы.

В.Рашников: За последние пять лет мы инвестировали более четырёх миллиардов, а вообще за 15 лет (это отсчёт с того момента, когда Вы первый раз побывали у нас на комбинате в 1999 г., в должности премьера) мы инвестировали 13 млрд руб., в том числе 10 млрд руб. – непосредственно в комбинат.

Это позволило нам полностью переоснаститься, мы добавили абсолютной мощности на три миллиона тонн, но главное – мы улучшили структуру и добавили того же холоднокатаного проката в два раза с пуском стана-2000, который Вы запускали.

Добавили на 1,5 тыс. т толстого листа и закрыли всю потребность сегодня в металле для производства труб большого диаметра. Мы сегодня ничего не закупаем за рубежом, все трубы делаем только наши.

Мы увеличили производство оцинкованного проката. Если в 2002 г. мы делали всего 100 тыс. т на комбинате, то сегодня мы уже по 100 тыс.т грузим каждый месяц. То есть сегодня 1 млн 200 тыс. т мы делаем только оцинкованной продукции и ещё полимерный прокат.

В.Путин: Для автомобильной промышленности?

В.Рашников: Да, для автомобильной промышленности. Мы сегодня закрываем тоже всю потребность для российских заводов, 70 процентов делаем для АвтоВАЗа, 50 - для ГАЗа, 50 делаем для КамАЗа. Для иностранных заводов, которые сегодня у нас: это «Форд», «Фольксваген», «Рено», – мы поставляем порядка 50 тыс. т по году. «Форд» – полностью покрываем всю потребность, которую он запрашивает.

Все проекты были направлены на продукцию для внутреннего рынка, и должен сказать, что мы её увеличили. Если в 2000 г. мы делали 3,5 млн т для внутреннего рынка, то сегодня делаем 9,5 млн т, то есть на внутренний рынок мы добавили продукции на шесть миллионов.

В последние годы в среднем по реализации $1 млрд долларов зарабатываем в год и последние пять лет вышли на новые рубежи по прибыли, в среднем превышающие $400 млн в год. Всего за этот период – $4,8 млрд, очень серьёзные налоги мы сегодня платим. Этого добиться нам позволило переоснащение и строительство новых проектов.

Природоохранная деятельность: валовые выбросы мы уменьшили в 1,6 раза, удельные – в 1,9. Это серьёзные инвестиции, затраты требуются очень большие. За последние пять лет в среднем на природоохранную деятельность они составляли от 3,5 до 4 млрд руб. в год.

Списочная численность – за последние пять лет мы сократили на три тысячи число работников непосредственно на комбинате, а если взять с 2000 г., то мы сократились практически в два раза: было 36 тысяч – сейчас работает 18 тысяч. Так резко сократить численность позволило переоборудование, новые технологии, новое оборудование. По группе тоже с 60 тысяч работников ушли на 45 тысяч.

Производительность труда выросла в два раза, если в тоннах; заработная плата тоже выросла за последние пять лет в 1,5 раза, а если взять длительный период, то она вообще выросла в 10 раз: сегодня у нас средняя зарплата – 51 тысяча. Это даёт нам возможность реализовывать социальную политику – поддерживать пенсионеров, лечение, оздоровление работников, школы. Где то 1,5 млрд руб. в год мы тратим на благотворительность.

Ещё есть такой вид спорта – хоккей. Наша команда «Металлург» второй раз стала обладателем кубка Гагарина. Вы поздравляли, спасибо Вам. Мы уже пять раз становились чемпионами России, так что этот вопрос тоже смотрим. Весь этот объём позволил нам начиная от сталеплавильного производства и до проката всё практически переоборудовать, всё сделать современным и расширить сортамент.

Мы приступаем буквально с этого года к следующей программе, которая будет занимать первые пять лет, а потом следующие десятилетки: мы идём в первый передел выплавка чугуна из железной руды. Если мы до сталеплавильного производства всё сделали, то теперь начинаем от горы – от производства агломерата и до сталеплавильного производства.

Мы собираемся построить новую аглофабрику, к ней уже в этом году приступаем; заканчиваем реконструкцию стана-2500; строим агрегат цинкования, который в следующем году запустим; дальше – коксовую батарею и после этого приступаем к строительству доменной печи.

В.Путин: Это когда примерно?

В.Рашников: Доменные печи мы начнём года через четыре, аглофабрику мы в этой пятилетке построим, коксовую батарею тоже в этой пятилетке, стан-2500 тоже реконструируем в этой пятилетке. Агрегат цинкования на следующий год уже запускаем.

Это позволит полностью закрыть потребность по оцинковке у нас в России. В этом и следующем году ещё будет запускать Северсталь, и в целом этим закрываем полностью потребность в оцинкованном прокате. Инвестиции тоже будут в среднем на уровне $700 млн в год, 700–800.

В.Путин: 700 миллионов долларов в год?

В.Рашников: Да. Если сейчас взять, как я уже сказал, за 15 лет, мы 13 миллиардов проинвестировали. Были пиковые года: стан-5000 пускали и стан-2000 – тут всё более планомерно. Это позволит нам уменьшить издержки и в среднем получать ещё где то на 170–200 миллионов прибыли в год, а также сократить выбросы и увеличить заработную плату.

В.Путин: Сейчас у вас какая средняя заработная плата?

В.Рашников: Была 51 тысяча, в этом году ещё поднимаем на семь процентов, будет в среднем 55 тысяч.

В.Путин: Успехов вам. И в спорте тоже.

В.Рашников: Спасибо.

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 ноября 2016 > № 1989456 Виктор Рашников


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 ноября 2016 > № 1988128 Виктор Рашников

Встреча с председателем совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктором Рашниковым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктором Рашниковым. Обсуждались итоги работы предприятия и планы на перспективу.

В.Путин: Виктор Филиппович, давно у Вас не был, но знаю, что ваша группа компаний развивается, Магнитка развивается. Мы договорились, что Вы расскажете о том, что сделано за последнее время, и поделитесь планами на ближайшие перспективы.

В.Рашников: За последние пять лет мы инвестировали более четырёх миллиардов, а вообще за 15 лет (это отсчёт с того момента, когда Вы первый раз побывали у нас на комбинате в 1999 году, в должности премьера) мы инвестировали 13 миллиардов, в том числе 10 – непосредственно в комбинат.

Это позволило нам полностью переоснаститься, мы добавили абсолютной мощности на три миллиона тонн, но главное – мы улучшили структуру и добавили того же холоднокатаного [проката] в два раза с пуском стана-2000, который Вы запускали.

Добавили на 1,5 тысячи тонн толстого листа и закрыли всю потребность сегодня в металле для производства труб большого диаметра. Мы сегодня ничего не закупаем за рубежом, все трубы делаем только наши.

Мы увеличили [производство] оцинкованного проката. Если в 2002 году мы делали всего 100 тысяч тонн на комбинате, то сегодня мы уже по 100 тысяч грузим каждый месяц. То есть сегодня 1 миллион 200 тысяч тонн мы делаем только оцинкованной продукции и ещё полимерный прокат.

В.Путин: Для автомобильной промышленности?

В.Рашников: Да, для автомобильной промышленности. Мы сегодня закрываем тоже всю потребность для российских заводов, 70 процентов делаем для АвтоВАЗа, 50 – для ГАЗа, 50 делаем для КамАЗа. Для иностранных заводов, которые сегодня у нас: это «Форд», «Фольксваген», «Рено», – мы поставляем порядка 50 тысяч по году. «Форд» – полностью покрываем всю потребность, которую он запрашивает.

Все проекты были направлены на продукцию для внутреннего рынка, и должен сказать, что мы её увеличили. Если в 2000 году мы делали 3,5 миллиона [тонн] для внутреннего рынка, то сегодня делаем 9,5 миллиона, то есть на внутренний рынок мы добавили продукции на шесть миллионов.

В последние годы в среднем по реализации один миллиард долларов зарабатываем в год и последние пять лет вышли на новые рубежи по прибыли, в среднем превышающие 400 миллионов долларов в год. Всего за этот период – 4,8 миллиарда, очень серьёзные налоги мы сегодня платим. Этого [добиться] нам позволило переоснащение и строительство новых проектов.

Природоохранная деятельность: валовые выбросы мы уменьшили в 1,6 раза, удельные – в 1,9. Это серьёзные инвестиции, затраты требуются очень большие. За последние пять лет в среднем на природоохранную деятельность они составляли от 3,5 до 4 миллиардов в год.

Списочная численность – за последние пять лет мы сократили на три тысячи [число работников] непосредственно на комбинате, а если взять с 2000 года, то мы сократились практически в два раза: было 36 тысяч – сейчас работает 18 тысяч. Так резко сократить [численность] позволило переоборудование, новые технологии, новое оборудование. По группе тоже с 60 [тысяч работников] ушли на 45 тысяч.

Производительность труда выросла в два раза, если в тоннах; заработная плата тоже выросла за последние пять лет в 1,5 раза, а если взять [длительный] период, то она вообще выросла в 10 раз: сегодня у нас средняя зарплата – 51 тысяча. Это даёт нам возможность [реализовывать] социальную политику – поддерживать пенсионеров, лечение, оздоровление работников, школы. Где–то 1,5 миллиарда в год мы тратим на благотворительность.

Ещё есть такой вид спорта – хоккей. Наша команда [«Металлург»] второй раз стала обладателем кубка Гагарина. Вы поздравляли, спасибо Вам. Мы уже пять раз становились чемпионами России, так что этот вопрос тоже смотрим. Весь этот объём позволил нам начиная от сталеплавильного [производства] и до проката всё практически переоборудовать, всё сделать современным и расширить сортамент.

Мы приступаем буквально с этого года к следующей программе, которая будет занимать первые пять лет, а потом следующие десятилетки: мы идём в первый передел [выплавка чугуна из железной руды]. Если мы до сталеплавильного [производства] всё сделали, то теперь начинаем от горы – от производства агломерата и до сталеплавильного производства.

Мы собираемся построить новую аглофабрику, к ней уже в этом году приступаем; заканчиваем реконструкцию стана-2500; строим агрегат цинкования, который в следующем году запустим; дальше – коксовую батарею и после этого приступаем к строительству доменной печи.

В.Путин: Это когда примерно?

В.Рашников: Доменные печи мы начнём года через четыре, аглофабрику мы в этой пятилетке построим, коксовую батарею тоже в этой пятилетке, стан-2500 тоже реконструируем в этой пятилетке. Агрегат цинкования на следующий год уже запускаем.

Это позволит полностью закрыть потребность по оцинковке у нас в России. В этом и следующем году ещё будет запускать «Северсталь», и в целом этим закрываем полностью потребность в оцинкованном прокате. Инвестиции тоже будут в среднем на уровне 700 миллионов в год, 700–800.

В.Путин: 700 миллионов долларов в год?

В.Рашников: Да. Если сейчас взять, как я уже сказал, за 15 лет, мы 13 миллиардов [проинвестировали]. Были пиковые года: стан-5000 пускали и стан-2000 – тут всё более планомерно. Это позволит нам уменьшить издержки и в среднем получать ещё где–то на 170–200 миллионов прибыли в год, а также сократить выбросы и увеличить заработную плату.

В.Путин: Сейчас у вас какая средняя заработная плата?

В.Рашников: Была 51 тысяча, в этом году ещё поднимаем на семь процентов, будет в среднем 55 тысяч.

В.Путин: Успехов вам. И в спорте тоже.

В.Рашников: Спасибо.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 ноября 2016 > № 1988128 Виктор Рашников


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 29 ноября 2016 > № 1988125

Дмитрий Медведев посетил Стойленский горно-обогатительный комбинат.

Председатель Правительства осмотрел карьер горно-обогатительного комбината, принял участие в церемонии открытия фабрики окомкования, а также вручил правительственные награды работникам предприятия.

Стойленский горно-обогатительный комбинат входит в Группу НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат).

Стойленский ГОК – одно из ведущих предприятий России по производству железорудного сырья для чёрной металлургии, на его долю приходится более 15% производства товарной руды в России.

Предприятие занимается разработкой одного из самых крупных месторождений Курской магнитной аномалии. Основная продукция – железорудный концентрат, железная агломерационная руда, железорудные окатыши (один из ключевых компонентов шихты для плавки чугуна в доменном производстве).

Карьер Стойленского горно-обогатительного комбината расположен в окрестностях города Старый Оскол. Глубина карьера достигает 370 м, диаметр по поверхности – 3 км. Балансовые запасы сырья в карьере составляют: богатая железная руда — 26,6 млн т, железистые кварциты – 1,4 млрд т.

Фабрика окомкования, строительство которой велось с 2014 года, – один из крупнейших и самых современных промышленных проектов в России и Европе. Фабрика позволит на 100% обеспечить потребности Группы НЛМК в основных видах железорудного сырья. Производственная мощность составит 6 млн т окатышей в год с возможностью увеличения производительности на 20% – до 7,2 млн т окатышей в год.

Площадь фабрики составляет 22 га. На её территории расположены более 70 объектов различного масштаба и назначения, включая современные очистные установки.

Конвейерная обжиговая печь фабрики окомкования Стойленского ГОКа является одной из крупнейших в Европе. Её производительность составляет 780 т окатышей в час, полезная площадь – 768 кв. м.

С вводом фабрики окомкования в эксплуатацию создано 270 новых рабочих мест.

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии открытия фабрики окомкования:

Сегодня на Стойленском горно-обогатительном комбинате, одном из градообразующих предприятий Старого Оскола, в год его 55-летия мы открываем крупнейшую в Европе фабрику по производству железорудного сырья. Поэтому прежде всего позвольте вас сердечно поздравить с этим событием!

Это важное событие не только для группы компаний Новолипецкого металлургического комбината, но и для всей нашей металлургической отрасли, нашей промышленности. Это свидетельство того, что даже в относительно непростой экономической ситуации мы продолжаем строить заводы и фабрики, открывать новые производства, создавать новые высокоэффективные рабочие места.

Строительство потребовало весьма солидных вложений. Инвестиции за три года составили 34 млрд. Сколько строилась бы подобная фабрика лет 30–40 назад? Около 10 лет с учётом цикла строительства того периода, порядка принятия решений. А здесь три года – и такой результат. При проектировании были выбраны новые технологии, самое передовое оборудование, использованы современные системы газоочистки, энергосбережения, прогрессивная система автоматизации. Новая фабрика по производительности станет лучшей в горно-металлургическом комплексе страны и на все 100% обеспечит группу компаний Новолипецкого металлургического комбината сырьём.

Новое оборудование – это очень важно, но не менее важным является создание новых рабочих мест. На фабрике созданы действительно новые рабочие места, на них будут трудиться высококвалифицированные работники. Рассчитываем на то, что здесь будет и другая производительность труда. Это такой ориентир для металлургов и всей промышленности.

Хочу ещё раз поздравить вас с этим замечательным событием. Большое вам спасибо за ваш труд, за ваш вклад в развитие российской металлургии. Желаю новой фабрике успешной работы.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 29 ноября 2016 > № 1988125


Корея. УФО > Металлургия, горнодобыча. Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989648

YG-1 вошла в проект в «Титановой долине»

Один из крупнейших в мире производителей режущего инструмента YG-1 (Южная Корея) подписал акционерный договор в качестве мажоритарного акционера фирмы «Инструментальное производство» - резидента особой экономической зоны (ОЭЗ) «Титановая долина» (Свердловская область).

В офисе ОЭЗ «Титановая долина» со стороны российского предприятия документ подписали соучредители Михаил Зайцев и Сергей Ушаков, со стороны корейской компании - ее основатель Хокьюн Сонг.

«Инструментальное производство» получило статус резидента ОЭЗ «Титановая долина» осенью 2016 года. Фирма намерена построить завод по производству высокопроизводительного режущего инструмента для фрезерования труднообрабатываемых материалов: титановых и жаропрочных сплавов, нержавеющих сталей, композиционных материалов (углепластики, стеклопластики).

«Компания YG-1 является одним из 5-ти крупнейших производителей режущих инструментов, экспортирует продукцию в 74 страны мира, В настоящее время YG-1 имеет 23 предприятия по всему миру, в том числе в Японии, Китае, Германии, Франции и Канаде. Как и планировалось ранее, в «Титановой долине» будет выпускаться инструмент под торговой маркой Minicut», — заявил Хокьюн Сонг.

Построить и запустить производство в эксплуатацию планируется в течение 2017 г.

«Вхождение YG-1 в проект «Инструментального производства» имеет большое значение для «Титановой долины» и для Свердловской области. Во-первых, по масштабу и статусу корейскую компанию можно сравнить с Toyota, только в сфере производства режущего инструмента. Во-вторых, это импортозамещающий проект: это будет первое в России производство востребованного на рынках судо- и авиастроения инструмента Minicut», — отметил генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов.

Корея. УФО > Металлургия, горнодобыча. Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989648


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989643

Резиденты Сколково успешно поработали на «Металл-Экспо 2016»

Международная промышленная выставка «Металл-Экспо» в Москве - один из ведущих форумов металлургов. Как рассказал Павел Морозов, руководитель направления потребления энергоресурсов кластера энергоэффективных технологий фонда Сколково, выставка служит местом профессионального общения представителей металлургических и сервисных компаний, производителей оборудования для металлургической промышленности. В этом году на ВДНХ собрались представители 530 компаний из 32 стран – металлургических и трубных предприятий, дистрибьюторов, машиностроителей, поставщиков оборудования и материалов для всех стадий производственного цикла в черной и цветной металлургии и в сопутствующих отраслях. За четыре дня работы через выставку прошло 27 тыс. посетителей. Столь представительный форум служит перспективным каналом связи разработчиками из Сколково и их потенциальными клиентами, отметил Павел Морозов.

Он свидетельствует: «Стенд фонда, на котором были представлены около десятка компаний из двух кластеров - энергоэффективных технологий и ядерных и новых производственных технологий и материалов - не оставался пустым ни на минуту; разработки наших компаний пользовались большим интересом у отраслевой аудитории».

В выставке участвовали такие сколковские компании, как Трубметпром (высокоскоростная инновационная установка по очистке металлургического проката от технологических смазок), Автостанкопром (многофункциональное функциональное покрытие «Эпилам»), Ультракрафт (автоматические бесконтактные диагностические системы определения дефектов в горячем прокате и измерения геометрических параметров продукции), НПЦ «Технологии минеральных покрытий» (новая технология формирования минеральных покрытий для деталей больших размеров для экстремальных условиях эксплуатации), Руселф-Рециклинг (инновационная технология безотходной переработки солевых алюминиевых шлаков с получением сульфата алюминия) и др.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989643


Турция. СКФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989642

В Дагестане открылся новый завод металлоконструкций

Состоялась торжественная церемония ввода в эксплуатацию завода по изготовлению металлоконструкций, построенного турецкой компанией Almar Kaspian в Дагестане. Сырье и материалы для производства будут закупаться у ведущих российских металлопроизводителей, сообщила пресс-служба правительства Дагестана.

Первый заместитель председателя правительства Дагестана Рамазан Алиев отметил, что предприятие построено в рамах реализации первого этапа инвестиционного проекта Дагестана «Организация судоремонтного и судостроительного производства и изготовление строительных металлических конструкций».

«Сегодняшнее мероприятие является знаковым событием для дальнейшего развития взаимоотношений между Дагестаном и Турцией. С самого начала реализации проекта правительство Дагестана сопровождало его, было подписано соглашение с компанией. Постановлением правительства республики проекту был присвоен статус приоритетного для Дагестана, что дает возможность получить в ближайшие 5 лет освобождение от уплаты налога на имущество организации и налога на прибыль в части, зачисляемой в республиканский бюджет.

В реализацию проекта уже вложено инвестиций на общую сумму более 360 млн руб. По мере его развития будут также проводиться новые инвестиции. Ожидаемые налоги в республиканский бюджет – примерно 14 млн руб. ежегодно. С учетом развития производства создано на сегодня 75 рабочих мест, средняя заработная плата рабочих будет составлять более 25 тыс. руб.», – сообщил Рамазан Алиев.

Он рассказал, что в сферу деятельности компании входит производство стальных и металлоконструкций, необходимых при строительстве домов, спортивных и промышленных комплексов, дорог, тоннелей, мостов, портовых и морских сооружений. Помимо этого, завод будет выполнять функцию центра по обеспечению обработки металлоконструкций для оптовых покупателей, осуществлять экспортные операции по поставке продукции на зарубежные предприятия.

«Это очень важно для республики, поскольку именно сегодня в рамках развития приоритетного проекта развития Дагестана «Новая индустриализация» создаются все предпосылки и условия для развития производственной сферы в селах и городах Дагестана», – отметил Рамазан Алиев, пожелав предприятию дальнейшего развития и расширения.

Генеральный директор Almar Kaspian Явуз Алайбейоглу выразил слова благодарности руководству Дагестана, министерству промышленности и торговли и администрации района за оказанную поддержку при реализации проекта.

«Даст Бог, завод принесет пользу Дагестану и Турции и в скором времени состоится открытие второго этапа нашего совместного проекта», – подчеркнул он.

Турция. СКФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 28 ноября 2016 > № 1989642


Россия > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 23 ноября 2016 > № 1985596

 ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ СОВЕТСКИХ ГЕОЛОГОВ

Советские геологи первыми в мире создали геологическую карту территории, равной одной шестой части земли, территории Советского Союза

Виталий Овчинников

ЕЩЕ ОДНО ЧУДО СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Профессия геолога была одной из самых уважаемых и нужных профессий в Советском Союзе. Геологов не брали в армию даже в ВОВ..

Ты уехала в знойные степи,

Я ушёл на разведку в тайгу.

Над мною лишь солнце палящее светит,

Надо тобою лишь кедры в снегу

***

Сырая тяжесть в сапогах,

Роса на карабине.

Кругом тайга, кругом тайга

И мы посередине

***

Все перекаты, все перекаты,

Послать бы их по адресу.

На это место уж нету карты,

Плыву опять по абрису.

***

Песни геологов

ВСТУПЛЕНИЕ

Моя молодость была связана с геологией. Я имею «корочки» геолога коллектора и мастера буровых работ, которыми очень и очень дорожу. Сразу после окончания школы я уехал с геологической партией в Якутию, где проработал несколько лет, а потом по направлению от Якутской краевой геологической экспедиции я поступил в МГРИ, самый лучший в мире геологоразведочный институт. Он располагался тогда в трех старинных зданиях, размещенных в самом центре Москвы, прямо напротив здания манежа.

В этом институте я проучился несколько лет. Учился с удовольствием. Но с четвертого курса мне пришлось уйти. И не просто уйти, а уйти с треском. Да еще коренным образом поменять дальнейшую свою жизнь. Я оставил геологию и ушел в монтаж. Монтаж ракетных систем на полигоне Байконур. Естественно, что не сам. Меня устроили туда по великому блату. Устроил отец одного моего друга студента сокурсника. По его просьбе. И его отец помог мне.

А институт я закончил уже потом, к тридцати пяти годам своей жизни. И институт этот оказался машиностроительным, да еще, заочным. И по специальности, абсолютно не имеющей никакого отношения к геологии. Я стал инженером сварщиком. Но геология, как первая любовь, никак не забывается. У меня дома великолепная коллекция минералов, собранная со всех концов Союза. Мной собранная и моими бывшими сокурсниками, с которыми я долго поддерживал дружеские отношения. Но после развала Союза все эти связи потихонечку сошли на нет.

А Советское геологоразведочное производство страны, бывшее в свое время лучшим в мире и имеющее свое отдельное Министерство с численностью работающих в нем свыше трех миллионов человек, разрушено полностью и окончательно. Даже областных органов геологии в стране не осталось. Основная масса Российских геологов с высшим геологическим образованием перебралась за границу.

Когда-то Советская власть выдвинула лозунг – «Кадры решают все!» Это было время индустриализации страны, когда страна напоминала одну гигантскую стройку. И стране понадобились специалисты самых разных, порой даже немыслимых ранее профессий. И Советская власть, руководство страны, в кротчайшие сроки сделала невозможное! Они создали десятки тысяч ВУЗов, техникумов и профессиональных училищ, в которых готовили нужные стране профессиональные кадры, нужные специалисты! И как готовили! До сих пор за рубежом о Советских специалистах говорят с громаднейшим уважением.

Именно тогда и был создан знаменитейший на весь мир МГРИ имени Серго Орджоникидзе. Именно тогда и развернулись обширные работы по и изучению геологического строения недр Советской страны. И начали составляться геологические карты ее отдельных районов, а затем и всей территории СССР, по которым можно было не только изучать, но даже прогнозировать наличие тех или иных месторождений полезных ископаемых в различных районах страны.

А все студенты страны свои летние каникулы старались поработать в многочисленных геологоразведочных экспедициях Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Крайнего севера в качестве поисковых рабочих, помощников бурового мастера или коллекторов геологоразведочных работ. И деньги хорошие зарабатывали, и романтики с комарами и мошкой глотали по уши! А вечерние посиделки в тайге у костра с душевными разговорам и геологическими песнями под гитару оставались памятными до конца их дней.

СОВЕТСКАЯ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТОГРАФИЯ

К геологоразведочным работам относят комплекс различных специальных геологических и других работ, которые производятся для обнаружения и подготовки к промышленному освоению месторождений полезных ископаемых. Включают в себя изучение строения земных недр и земной поверхности определенной территории, закономерностей размещения полезных ископаемых и условий их бразования, особенностей строения, вещественного состава месторождений полезных ископаемых с целью их прогнозирования, поисков, установления условий залегания, предварительной и детальной разведки, геолого-экономической оценки и подготовки к промышленному освоению.

Одним из основных видов геологоразведочных работ является разработка и составление геологических карт, как отдельных районов, так и всей страны.

Геологическая карта — карта, отображающая на топографической основе, геологическое строение определенного участка внешней поверхности земной коры. На геологической карте изображается распределение на земной поверхности различных горных пород. Геологические карты составляются в ходе полевых съёмок геологов и камеральными методами с широким привлечением данных бурения, геофизических материалов, результатов аэрокосмического зондирования. Эти карты используют, главным образом, для прогноза и разведки полезных ископаемых, оценки условий освоения территорий, строительства, охраны недр. Венцом геологического исследования страны является составление геологической карты.

И первая геологическая карта Советского Союза появилась еще в 1937 году в масштабе 1 : 5 000 000 (главный редактор Д. В. Наливкин). Но она еще содержала «белые пятна» на севере, северо-востоке страны в Средней Азии.. Однако составление такой карты для одной шестой части земного шара явилось выдающимся мировым достижением. Ни одна крупная страна мира, включая США и Канаду подобных геологических карт не имела.

Создание обобщающих геологических работ для всей территории Советского Союза и многих ее регионов в это время было затруднено тем, что участки сплошных съемок были еще значительно изолированы друг от друга и результаты во многих случаях были трудно сопоставимы.

Широкие возможности для обобщений открылись на следующем этапе геологического изучения страны, связанном с организацией в 1939 г. центральной геологической службы СССР — Комитета по делам геологии, а затем и Министерство геологии СССР со своими отделениями по всем областям и районам страны. Поэтому геологические исследования и картирование развернулись с особой целеустремленностью и с нарастающими темпами.

Рост геологической изученности страны позволил приступить с 1954 г. к капитальному труду — к созданию полной геологической карты территории всего Советского Союза. Она издается в виде серий (более 100), включающих несколько тысяч листов карт разного геологического содержания.

В объяснительных записках к листам, на фоне характеристики геологического строения и полезных ископаемых территории дается анализ ее структурных и других особенностей, закономерностей образования и размещения полезных ископаемых в зависимости от геологических факторов, экономическая характеристика районов, их перспективы в отношении полезных ископаемых и намечаются пути дальнейшего, более детального изучения.

Ничего подобного не было разработано ни в одной крупной стране мира, ни в США, ни в Канаде, ни в Европе, ни в Австралии, не говоря уж про Китай, Индию и Южную Америку. СССР и здесь оказался первым в мире, и до сих пор страна пользуется старым заделом Советской геологической картографии.

PS Есть старая истина жизни и процветания каждого государства: Она проста! Чтобы процветать, страна должна развиваться. А чтобы развиваться, стране нужны минеральные ресурсы. Но ресурсы находятся в недрах земли. И для поиска этих ресурсов нужны люди особой профессии, профессии инженеров геологов. Потому что для такой огромной по просторам страны, как Россия, вопрос поисков ресурсов становится первоочередным.

Эту истину понимали Советские руководители, Нынешние руководители России ее совсем не берут во внимание. Для них ресурсами являются лишь ценные бумаги и доллары в зарубежных банках. Значит, вопросы развития России их совсем не интересуют. Отсюда вывод – нынешних руководителей России надо менять.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 23 ноября 2016 > № 1985596


Россия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977383 Николай Бортников

«Прогноз знаменитого фантаста Жюля Верна о том, что на дне океана залегают руды меди, цинка, свинца и золота, которые достаточно легко добывать, может сбыться», — считает академик РАН Николай Бортников.

На президиуме РАН во вторник он рассказал о рудообразующих системах океанического дна. В Мировом океане были обнаружены так называемые сульфидные постройки — гидротермальные источники, из жерл которых вырывались частицы минералов (черные курильщики). Оказалось, что они образуют буквально залежи цветных металлов на глубинах до 5 км. Освоение руд на дне океана — считают ученые — стратегическая задача XXI века.

«Перспективы сульфидных залежей на дне океана недооценены», — пояснил ИА REGNUM академик Бортников, отвечая на вопрос о возможности использования океанических руд.

«В ближайшее время их вряд ли можно будет использовать, — подчеркнул он. — Мы должны надеяться на то, что обнаружим большее скопление руд, чем сейчас. А потом у нас нет другого выбора: металлы на суше, которые мы добываем, расходуются со страшной скоростью: каждые 20 лет добыча металлов увеличивается вдвое. Поэтому взоры обращаются к мировому океану, где содержится значительное количество металлов, которые будут добываться в будущем».

— Значит ли это, что это металлы с морского дна — реальность, а не миф?

«Пока истории этих исследований только 40 лет. И только несколько полей разведаны по-настоящему — с бурением, оценкой запасов и т.д. Эти оцененные запасы, конечно, меньше, чем, предположим, на Урале. На суше 14 млрд тонн колчеданных руд, из которых добывается свинец, медь, цинк, золото и серебро, а в океане пока разведано 50 млн тонн. Так что пока больше надежд».

— Когда это может быть востребовано?

«В настоящее время разработаны технологии добычи этих руд, их обогащения и получения металлов. Японцы уже были готовы добывать их 10 лет назад. Только падение цен на металлы это остановило. Есть другая проблема — с этими «постройками» (сульфидными) связана необычная фауна, экосистемы, существующие не за счет фотосинтеза, как мы, а за счет хемосинтеза. Если эти «постройки» будут разрушаться, то мы погубим эту экосистему. Пока правовые условия разработки этих руд не установлены. Но есть месторождения в экономических зонах некоторых стран, которые уже разведаны и готовы к эксплуатации».

— У нас есть проблемы в сфере минерально-сырьевой базы, о чем говорят в последнее время, не так все хорошо в геологоразведке, как во времена СССР и т.д. Что Вы думаете?

«Это проблема непростая, ее освещают по-разному. На территории нашей страны содержатся колоссальные запасы руд всяких металлов, может быть, за исключением хрома и алюминия (бокситов). Но эти руды достаточно бедные, труднообогатимые, расположены в труднодоступных районах. Всё это удорожает их добычу, месторождения оказались неконкурентоспособными с теми, которые известны в других странах. В принципе, если говорить о запасах металлов, в нашей стране этой проблемы не существует. Это проблема чисто экономическая».

В своем докладе Николай Бортников отметил также, что известные сульфидные постройки связаны с происходящей «здесь и сейчас» гидротермальной активностью, но существуют неактивные залежи, обнаружение которых требует значительных технических разработок и финансовых затрат. Причем сколько таких залежей — никто не знает. Крупные месторождения могут быть перекрыты осадками или поздними лавами, поэтому до сих пор не выявлены. Так что станут ли вновь образующиеся руды источниками стратегических металлов, способных обеспечить устойчивое развитие высокотехнологичных отраслей в перспективе, способна ли наша планета «производить» в своих недрах руды и в будущем — на эти вопросы еще предстоит ответить.

Елена Ковачич

Россия > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 22 ноября 2016 > № 1977383 Николай Бортников


Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 9 ноября 2016 > № 1971566 Александр Скорняков

Мы не сторонники «почивания на лаврах»

Легендарный Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ) является крупнейшим в России производителем различных видов продукции из крылатого металла. О том, для чего лидеру алюминиевой индустрии участие в выставке «Металл-Экспо 2016», как он чувствует себя на нестабильном рынке и как продвигается создание нового прокатного комплекса, рассказал президент управляющей компании Алюминиевые продукты Александр Скорняков.

КУМЗ каждый год участвует в выставке «Металл-Экспо». Казалось бы, какой смысл такому известному предприятию, как КУМЗ это делать, ведь его знает едва-ли не каждый потребитель алюминиевого проката в России? Какова отдача для КУМЗа от участия в «Металл-Экспо»?

Действительно, КУМЗ на протяжении всей своей многолетней истории был и продолжает оставаться ведущим предприятием в российской отрасли производства алюминиевых полуфабрикатов, поставляющим свою продукцию всем крупнейшим отечественным предприятиям высокотехнологичных отраслей промышленности.

Для любого предприятия важно не только достичь заданную планку успешности и узнаваемости, но и сохранить полученный результат, стремиться к дальнейшему развитию и расширению, что зачастую является задачей более сложной и комплексной. Исходя из этого принципа, мы не сторонники «почивания на лаврах». Для нас важно «держать руку на пульсе» своей отрасли: отслеживать тенденции ее развития, поддерживать связь с нашими заказчиками и оперативно реагировать на изменения их потребностей и ожиданий, владеть информацией о положении и действиях наших конкурентов, выстраивать сбытовую политику предприятия с учетом мнения наших дистрибьюторов. Все это в совокупности позволяет КУМЗу неизменно соответствовать статусу современного высокоэффективного производителя.

Носящая статус международной, выставка «Металл-Экспо» является одним из ресурсов для достижения обозначенной выше цели. Нами максимально эффективно используются предоставляемые выставкой возможности: на стенде КУМЗа мы информируем о текущей деятельности предприятия, ходе реализации новых проектов, проводим многочисленные встречи и переговоры с нашими партнерами и заказчиками, обмениваемся мнениями с экспертами, принимаем участие в организуемых в ее рамках круглых столах и конференциях.

Исходя из получаемого объема информации, ее практической ценности и применимости, результативность участия в выставке для нас на данный момент оценивается как высокая.

Сегодня на отечественном рынке алюминиевых полуфабрикатов наблюдается стагнация, спрос слабоват. Как идут дела на Вашем предприятии? Не намерены Вы пересмотреть план производства на текущий год в сторону снижения?

Безусловно, мы наравне со многими отечественными промышленными предприятиями ощущаем значительное негативное влияние общемирового экономического спада. Отмечу, что снижение спроса присутствует не только на отечественном рынке алюминиевых полуфабрикатов. Данная тенденция в 2016 г. сохраняется и на международном уровне. Некоторые отрасли промышленности, заинтересованные в поставках нашей продукции, до сих пор не могут восстановиться после резкого спада в 2015 г. и показывают лишь незначительную динамику роста, что, несомненно, отражается и на нас – отсутствуют ранее освоенные рынки сбыта.

В сложившихся условиях, конкуренция за снижающийся спрос становится более жесткой. Мы используем все доступные на сегодняшний день возможности для максимального привлечения заказов на КУМЗ и по результатам 10 месяцев текущего года констатирую, что плановая годовая производственная программа предприятием в целом выполняется и ее пересмотра в сторону снижения не будет.

В прошлом году КУМЗ запустил первую очередь нового прокатного комплекса. Как идет строительство второй очереди? Ее запуск состоится, как и планировалось, в 2017 г.?

Строительство на КУМЗе второй очереди нового прокатного комплекса – цеха горячего проката и термической обработки – идет в соответствии с установленным графиком. Завершение пуско-наладочных работ и последующий запуск нового оборудования в эксплуатацию запланированы, как и было анонсировано нами ранее, на 2017 г

Каковы планы по развитию производства и сбыта продукции КУМЗа после окончания проекта строительства прокатного комплекса?

Продукция нового прокатного комплекса уникальна по всем характеристикам и открывает нам возможности по выходу на новые рынки сбыта, где раньше наше присутствие не представлялось возможным по причине наличия ряда ограничений, обусловленных повышенными требованиями заказчиков. Производственные мощности Прокатного комплекса в совокупности с действующими кузнечным и прессовым производствами, позволяют КУМЗу нацеливаться на комплексные поставки своей продукции, позволяющие в полном объеме и более качественно удовлетворять потребности предприятий во всем спектре требуемых алюминиевых полуфабрикатов.

Дополнительные производственные мощности прокатного комплекса влекут увеличение и производственных планов, и планов продаж, что требует от нас больших усилий по продвижению нашей продукции, ориентации производства под требования рынков, привлечения новых партнеров и заказчиков. Совместная работа производственной и коммерческой служб КУМЗа в данном направлении ведется уже длительное время и на сегодняшний день уже позволяет прогнозировать перспективные объемы заказов и рынки сбыта.

Несомненно, в первую очередь, КУМЗ, как стратегически важный поставщик, ориентируется на потребности внутреннего рынка и уже затем, по остаточному принципу, загружает свои производственные мощности продукцией для экспортного направления.

Более детально с продукцией КУМЗа можно ознакомиться на стенде 1D06 на 22-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо 2016» (павильон №75 ВДНХ, Москва).

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 9 ноября 2016 > № 1971566 Александр Скорняков


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971612 Сергей Фролов

Радикальные инвестиции ПМХ

В рамках обновленной стратегии развития Промышленно-металлургического холдинга (ПМХ) акционеры приняли несколько радикальных решений, касающихся инвестиционных проектов. Подробнее о ходе реализации проектов в интервью выставочной газете Metal Expo News рассказал Сергей Фролов, вице-президент по стратегии и коммуникациям ПМХ.

Сергей Владимирович, как прошел для вас 2016 г.? На какие показатели по выпуску и продаже чугуна и кокса планирует выйти компания?

Год еще не закончился, и мы активно работаем. Тем не менее уже видим предварительные результаты, и они позитивны. По производству чугуна в 2016 г. Промышленно-металлургический холдинг рассчитывает выйти на уровень 2,27 млн т. Это самый высокий показатель за последние семь лет, на 10% больше, чем выплавлено в 2015 г. Никогда до сих пор Тулачермет не производил такого объема чугуна, используя только две печи. Планируем произвести 2,84 млн т металлургического кокса 6%-ной влажности — на 4% больше, чем в 2015 г. Отмечу, что по коксу наши производственные мощности в течение года были загружены на 100%. Более того, технология производства кокса доведена до абсолютной эффективности — время коксования угля сведено к минимуму. Это позволило поставить несколько месячных рекордов по производству. Учитывая очень хорошую конъюнктуру цен на кокс на мировых рынках во второй половине года, мы порадуем своих инвесторов финансовыми результатами ПМХ за полугодие и за весь 2016 г.

Планируете ли освоить выпуск новых марок литейного и передельного чугуна?

Тулачермет выпускает исчерпывающую линейку как передельных, так и литейных чугунов. Расширять ее не планируем. Если вдруг рынку потребуется большой объем какой-либо марки чугуна, которую мы не производим (что довольно сложно представить), то мы, разумеется, освоим ее выпуск в короткие сроки.

Какую часть выплавляемого чугуна Тулачермет экспортирует? Как меняется география поставок предприятия?

Традиционно ПМХ экспортирует основную часть чугуна, производимого ПАО «Тулачермет». По итогам года доля экспорта не изменится — будет вывезено за рубеж 89% чугуна. География поставок также существенно не изменилась. Так как ПМХ имеет репутацию надежного поставщика продукции высокого качества, у нас сбалансированная и устойчивая клиентская база. Наши потребители очень лояльны к компании. А мы, в свою очередь, выдерживаем баланс между трейдерами и конечными потребителями нашей продукции, благодаря чему получаем широкое пространство для торгового маневра и планирования продаж на долгосрочный период.

Насколько чугун конкурентоспособен в отношении лома на внутреннем рынке?

Эти виды сырья не являются товарами-заменителями с учетом их металлургической ценности. В нормальных рыночных условиях они дополняют друг друга как в электросталеплавильном, так и в литейном производстве. Товарный чугун потребляется в первую очередь при выплавке качественной стали и производстве литых изделий. Чугун служит источником чистого железа для разбавления вредных примесей, приходящих в шихту вместе с ломом. Таким образом, не совсем корректно говорить о конкуренции этих ключевых сырьевых компонентов. Вместе с тем в случае большого дефицита металлолома чугун может эффективно его заменять. Так как на российском рынке прогнозируется дефицит товарного лома, связанный с сокращением ломосбора, а также с повышением цены на него по причине роста издержек по его извлечению и переработке, потребность в товарном чугуне в долгосрочной перспективе будет расти.

Тулачермет последовательно снижает долю закупок железной руды у Лебединского ГОКа. Это связано с желанием диверсифицировать поставщиков или с какими-то другими причинами?

В 2016 г. портфель заказов ПМХ по чугуну состоял из марок, для производства которых требовался определенный состав шихты. Для формирования необходимого состава часть железорудного концентрата с определенными характеристиками закупалась у третьих лиц, в частности, на Лебединском ГОКе. Во второй половине года портфель заказов, который сформировали наши клиенты, сместился в сторону марок, для производства которых требовалось меньше стороннего сырья.

Каких результатов удалось добиться компании в сырьевом сегменте — добыче железной руды, угля и выпуске их концентрата? Какие инвестиционные проекты запланированы на ближайшие годы в этом сегменте?

Наши коллеги по металлургической отрасли называют год непростым, но для ПМХ он завершается достаточно позитивно. По предварительным расчетам, добыча коксующегося угля увеличится на 16% — до 2,2 млн т (в 2015 г. мы добыли 1,89 млн т). Производство угольного концентрата планируем нарастить на 19,5% — до 2,63 млн т (в 2015 г. было 2,2 млн т). По добыче железной руды и производству железорудного концентрата пока остаемся на прежних уровнях — 4,97 млн и 2,22 млн т соответственно.

В рамках обновленной стратегии развития ПМХ акционеры приняли несколько радикальных решений, касающихся инвестиционных проектов холдинга. Во-первых, мы перенесли запуск первой очереди строительства шахты им. С.Д. Тихова мощностью 1,5 млн т коксующегося угля дефицитной в России марки 2Ж на I полугодие 2017 г. Во-вторых, принято решение сократить сроки строительства второй очереди шахты «Бутовская» (пласт «Кумпановский») и начать добычу уже в августе 2017 г., увеличив тем самым совокупную добычу по шахте на 79% — до 3,9 млн т в год. В-третьих, на 2017 г. запланирован ввод установок флотации на ЦОФ «Березовская», которые увеличат производительность по угольному концентрату. В 2019 г. должен быть введен в эксплуатацию второй горизонт железорудной шахты на комбинате КМАруда.

ПМХ завершает глобальный цикл инвестиционной активности, направленной на вертикальную интеграцию и самообеспеченность сырьем. Основные финансовые вложения уже осуществлены, и сейчас ключевые проекты подходят к фазе окупаемости, что, несомненно, порадует наших партнеров и кредиторов. В дальнейшем мы намерены сконцентрироваться на относительно небольших точечных инвестициях и на повышении эффективности работы холдинга в целом.

В 2017 г. будет запущена первая очередь шахты им. С.Д. Тихова. Где планируете реализовывать ее продукцию, учитывая, что мощности шахты «Бутовская» и участка «Коксовый» практически полностью покрывают мощность ЦОФ «Березовская» (3 млн т)?

Пока мы планируем обогащение угля шахты им. С.Д. Тихова на сторонней обогатительной фабрике. Во-первых, это экономически выгоднее с точки зрения логистики, чем обогащать уголь на ЦОФ «Березовская» (договоренности с обогатительной фабрикой достигнуты). Во-вторых, «Березовская» действительно работает на пределе мощности. Тем не менее после модернизации и установки нового оборудования с 2017 г. объем переработки угля на ЦОФ «Березовская» возрастет до 4 млн т. В 2017 г. рассчитываем произвести 640 тыс. т концентрата из угля шахты им. С.Д. Тихова. 476 тыс. т пойдет на ПАО «Кокс», снизив потребление угольного концентрата, который пока закупается у третьих лиц. Оставшиеся 164 тыс. т будут реализованы на внешнем рынке. Объем небольшой, марка угля, добываемая на шахте им. С.Д. Тихова, дефицитная (2Ж), поэтому никаких проблем с продажей не будет. Снижение закупок угля на стороне и цены на концентрат данных марок также положительно отразятся на финансовых показателях ПМХ.

В какой стадии находится реализация проекта строительства Тулачермет-Стали?

Строительство идет в соответствии с графиком. В комплекс войдет конвертер 160 т, двухпозиционная установка печь-ковш, двухкамерный вакууматор, шестиручьевая МНЛЗ, нагревательные печи, два среднесортных прокатных стана и проволочный блок. Проектная мощность по жидкой стали и прокату — 1,5—1,8 млн т в год при номинальной мощности 2 млн т в год. Фактический объем производства будет зависеть от продуктового и размерно-марочного сортамента, который можно варьировать очень гибко. Основной сортамент — конструкционный сорт для машиностроения (круг, квадрат, шестигранник, полоса из легированных марок стали, спецпрофили).

Сегодня на строительной площадке Тулачермет-Стали продолжается монтаж нагревательной печи прокатного стана и конвертера SMS group. На предприятие уже прибыли представители компаний — поставщиков оборудования для литейно-прокатного комплекса (ЛПК). До конца года в Тулу приедут еще несколько специалистов шеф-надзора SMS group. В ближайшее время начнется отгрузка прочего оборудования кислородно-конвертерного цеха. ЛПК будет запущен в IV квартале 2017 г.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971612 Сергей Фролов


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971609 Алексей Зайцев

А ГРУПП выходит на новую высоту!

20 лет для российской компании – это серьезная история работы на рынке, и похвастаться такими юбилеями могут немногие игроки. Несмотря на такой уже довольно зрелый возраст компания А ГРУПП не останавливается на достигнутом уровне, а готовится покорять новые высоты. Об этом в блиц-интервью рассказал генеральный директор Алексей Зайцев.

Алексей Николаевич, многие участники рынка называют 2016 г. нестандартным. На Ваш взгляд, чем характеризовался этот год? Какие задачи он поставил перед крупными металлоторговыми компаниями?

Этот год я бы не стал называть нестандартным, поскольку подобного рода периоды уже были. Тем не менее кратко отмечу, что, на мой взгляд, его характеризовало.

Самое главное – это то, что ожидания на 2016 г., которые мы сформировали в конце 2015 г., были гораздо более пессимистичными, чем оказалось в реальности. Причем, позитивный сценарий начал реализовываться уже в самом начале года, и тот рост цены, который был в феврале, не превратился в резкий летне-осенний спад. Даже сейчас, понимая, как будет развиваться ситуация до конца года, мы уверены, что каких-то резких негативных ценовых скачков уже не будет.

Кстати, еще одной особенностью текущего года является то, что основной финансовый результат у компаний сложился в первом полугодии, в отличие от многих других лет, когда сезонные месяцы являлись наиболее успешными в году.

Год характеризовался изменением структуры доходности ассортиментных групп. Самые маржинальные продукты прошлых лет (в частности, бесшовные трубы, трубы большого диаметра), в этом году оказались аутсайдерами с точки зрения вложений средств. В то же время, плоский прокат и арматура оказались интересными для инвестиций в отличии, например, от прошлого года.

Такие изменения предъявляют к персоналу металлоторговых компаний повышенные требования и, на мой взгляд, уровень профессионализма в отрасли в настоящее время серьезно растет. К примеру, с учетом глобализации рынков трейдеры начали отслеживать мировые тренды. Значительно изменилась внешняя среда и на российском рынке, государство сегодня более серьезно подходит к налоговому администрированию и, в целом, к контролю и надзору за деятельностью бизнеса. Соответственно, требуется больше внимания к налоговому и бухгалтерскому учету, к безопасности труда. Поэтому, в текущем году мы уделяем особое внимание всем этим процессам, проводим дополнительное обучение сотрудников.

Кроме того, мы понимаем, что идет сокращение емкости ряда сегментов экономики, а также консолидация практически на всех рынках. Клиенты укрупняются и выходят на прямой контакт с производителями, меняется структура продаж. В результате, увеличивается важность маркетинговых усилий компании, становится необходимой более глубокая проработка планов развития, продажи все больше и больше усложняются. Это также требует дополнительных знаний у сегодняшних игроков рынка.

Как эти задачи удается решать компании А ГРУПП?

В связи со всеми текущими тенденциями, в этом году мы не занимались расширением географии нашего присутствия, не открывали новых филиалов, а уделили значительное внимание организации внутренних бизнес-процессов и повышению эффективности работы, а также проводили обучение персонала по самым разным вопросам, начиная от управления продажами и заканчивая охраной труда.

Важным вопросом в этом году стала отладка процессов взаимодействия между подразделениями с тем, чтобы сделать внутренние коммуникации для решения различных вопросов быстрыми и эффективными, исключить возможную бюрократизацию и дублирование. Безусловно, эта наша внутренняя работа должна положительно сказаться на обслуживании клиентов.

Помимо этого, в текущем году мы занимались реализацией проекта строительства складского комплекса в Подольске. В следующем году к началу сезона мы будем полностью готовы запустить в эксплуатацию новый логистический комплекс, который станет одним из лучших в России.

Что в этом году ваша компания представит на своем стенде на выставке «Металл-Экспо-2016»?

На нашем стенде (1D28) мы представляем наши текущие достижения по обслуживанию клиентов, наши филиалы и представительства. Несмотря на то, что А ГРУПП работает на нашем рынке уже достаточно давно, общий настрой, которые есть и у руководителей, и сотрудников компании, выражен в слогане, который станет лейтмотивом оформления стенда: «На новую высоту!». Этот девиз мы стараемся воплощать в текущей работе, что и покажем на выставке!

Текущий год для компании юбилейный. Если вкратце, то с какими результатами А ГРУПП подошла к своему 20-летию?

Если совсем кратко, то хотел бы отметить, что второй год подряд, по мнению авторитетного жюри, А ГРУПП признается «Лучшей федеральной сбытовой сетью» в конкурсе, проводимом под эгидой РСПМ. Восемь лет подряд наша компания занимает первую позицию в рейтинге журнала «Металлоснабжение и сбыт» в сегменте «Стальные трубы».

Но мы не останавливаемся на достигнутом. А ГРУПП – это прекрасный сплоченный коллектив, который готов к новым победам, готов выйти на новую высоту. По моему мнению, та работа, которая была проведена, подготовила нас к новым свершениям и успехам!

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971609 Алексей Зайцев


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971608 Илья Коломеиц

ОМК участвует на «Металл-Экспо’2016» с новой концепцией

Объединенная металлургическая компания (ОМК) регулярно участвует в «Металл-Экспо». В этом году она представляет экспозицию, посвященную поставкам труб для сложнейших трубопроводных проектов – подводных. Об этом и не только читайте в блиц-интервью директора по маркетингу и стратегии ОМК Ильи Коломейца в сегодняшнем выпуске выставочной газеты Metal Expo News.

Илья Витальевич, чем обусловлен выбор тематики стенда ОМК на «Металл-Экспо’2016»?

Мы выпускаем конкурентный продукт на мировом рынке, который отвечает самым высоким стандартам. Таким же высоким стандартам отвечает и наша экспозиция. Мы мировые лидеры в поставках труб большого диаметра для подводных трубопроводов, в этой области компания накопила значительный опыт. Продукция ОМК использовалась в таких проектах, как «Северный поток», «Джубга — Лазаревское — Сочи», и во многих других. Мы уже десять лет поставляем ТБД для подводных проектов, у нас юбилей. А в этом году компания выиграла тендер на поставку труб большого диаметра для строительства магистрального газопровода «Северный поток — 2». Для двух ниток общей протяженностью 2,5 тыс. км ОМК изготовит и отгрузит 745 км труб. Это крупнейший единовременный трубный контракт в истории компании и важнейший фактор дальнейшего развития. Кстати, первую партию продукции для «Северного потока — 2» мы уже отгрузили заказчику.

Чем еще вам запомнился деловой год между предыдущей и нынешней выставками?

Мы продолжаем реализацию корпоративной стратегии, цель которой — стать ключевым поставщиком комплексных решений для нефтегазовой промышленности. С этой целью ОМК осваивает новые виды продукции, соответствующие самым строгим требованиям клиентов. В частности, мы разработали инновационную сталь 05ХГБ и произвели из нее трубы и соединительные детали трубопроводов, которые отличаются повышенной коррозионной стойкостью и эксплуатационной надежностью.

Выксунский металлургический завод (ВМЗ), входящий в состав ОМК, освоил производство обсадных труб большого диаметра. Такие трубы сегодня полностью закупают за рубежом для обустройства нефтяных и газовых скважин на морском шельфе. ВМЗ планирует предложить клиентам российский высокотехнологичный аналог импортной продукции.

Трубодеталь совместно с Благовещенским арматурным заводом освоила производство нового, ранее не производившегося в ОМК продукта — блочных конструкций для обустройства промысловых месторождений. Пилотные образцы уже эксплуатируются в нефтяных компаниях.

ОМК приступила к строительству нового завода… Так ли это?

Да, верно. Мы начали реализацию проекта по локализации в России производства импортируемых сегодня шаровых кранов специального назначения для газовой отрасли диаметром до 1420 мм, рассчитанных на давление до 42 МПа. Для этого построили Уральский завод специального арматуростроения. Он не так давно начал работу на базе промышленной площадки нашего завода Трубодеталь и уже разработал ряд специальных шаровых кранов. Общие инвестиции компании в проект составят свыше 5 млрд руб. Выпуск шаровых кранов для специальных условий по полному циклу будет освоен в 2018—2019 гг. Максимального уровня локализации достигнем в последующие несколько лет.

Вернемся к «Металл-Экспо». Какие возможности вам предоставляет выставка? Чем она хороша для бизнеса?

Для нас, профессионалов, это идеальная площадка для представления новейших образцов выпускаемой продукции, обмена опытом, поиска клиентов и общения с партнерами. Гости на месте могут убедиться в качестве нашей продукции, согласовать условия поставок, встретиться с представителями всех производственных площадок и поговорить о планах сотрудничества на следующий год. К тому же приятно увидеть добрых друзей и коллег по отрасли фактически в одном здании, что, надо признаться, удается нечасто.

Большие компании традиционно стараются удивить гостей не только деловой частью и серьезной бизнес-повесткой, но и околометаллургической программой. Будут ли сюрпризы от ОМК?

В этом году мы подготовили для гостей и партнеров необычный концепт. Наши партнеры и подрядчики смогут опуститься с нами на дно Балтийского моря, где проходят ветки газопровода «Северный поток — 2». Поэтому приглашаю всех на наш стенд 1С14 — будет интересно! И желаю всем участникам успешной и плодотворной работы.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971608 Илья Коломеиц


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971558 Вадим Шипунов

Падение емкости трубного рынка в России в этом году составит от 10 до 15%

Как обеспечить активное развитие компании на снижающемся рынке? Как выйти в положительный результат в условиях экономической стагнации? Об этом и не только рассказал в блиц-интервью газете Metal Expo News исполнительный директор Королевского трубного завода В.Шипунов.

Вадим Олегович, Королевский трубный завод - один из активных участников выставки "Металл-Экспо". Что в этом году вы представляете на своем стенде? Может быть какие-либо новинки продукции, свои новые возможности и т.п.?

На выставке мы представим свое предприятие, свои текущие возможности по производству и поставкам металлопродукции, и наше новое производственное подразделение. В 2016 г. был запущен значимый проект в истории компании - это трубный завод в г. Воронеж.

На сегодняшний день в России насчитывается всего три предприятия с такой линейкой продукции. В январе 2016 г. КТЗ ввел в строй в Воронеже ТЭСА 15-76, ориентированный на выпуск труб размером от 40х40 до 80х80 мм. В апреле на воронежской площадке был открыт розничный склад, а летом запущен еще один ТЭСА 15-76 для производства труб от 15х15 до 60х60 мм.

Сейчас на пяти складских площадках нашей компании в Подмосковье и Воронеже в наличии представлен ассортимент профильных труб от 15х15 до 250х250 мм и круглых труб диаметром от 15 до 219 мм (с толщиной стенок от 0,7 до 10 мм, марок стали 3сп/пс, 10пс, 20пс, 08пс, 09Г2С, S235JR, S355J2).

Как в текущем году строилась сбытовая, инвестиционная, производственная политика завода?

Как все знают, в первом полугодии произошел резкий скачок в ценах. Во втором полугодии все ожидали серьезной коррекции вниз, но рост на коксующие угли и металлом поддержали цены на металл на мировых рынках.

При этом падение емкости трубного рынка в России, по разным оценкам, в этом году составит от 10 до 15%. В соответствии с этим мы выстраивали собственную производственную и инвестиционную политику. Большое внимание при этом мы уделили таким моментам, как наличие оборотного капитала, своевременная закупка сырья, расширение географического присутствия, расширение сортамента и гибкая кадровая политика.

Как КТЗ удается не только выживать, но и развиваться в нынешних условиях, когда на рынке труб малых и средних диаметров серьезный дисбаланс в сторону предложения?

Никакого секрета нет. Есть ежедневный, тяжелый труд, профессионализм и преданность каждого сотрудника компании своему делу.

Как вы планируете развиваться в следующем году?

В проработке находятся несколько коммерческих, технических проектов. С уверенностью можно сказать одно - на падающем рынке будет очень тяжело выжить без развития.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971558 Вадим Шипунов


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971557 Леонид Полянский

Мечел-Сервис: «Мы развиваемся быстрее, чем планировалось»

Как складывается ситуация на рынке спотовой металлоторговли в этом году, какую стратегию для себя избрал Мечел-Сервис, какие планы стоят перед компанией? На эти и другие вопросы ответил в блиц-интервью выставочной газете Metal Expo News генеральный директор Леонид Полянский.

Леонид Анатольевич, какие основные события в работе Мечел-Сервиса в текущем году вы могли бы отметить?

Показатели успешности любой компании — рост продаж и увеличение рыночной доли. По итогам девяти месяцев наши продажи выросли на 7% по сравнению с АППГ. Мы активно наращиваем наши рыночные доли, открываем новые филиалы — всего в текущем году открыто пять подразделений. Почему мы это делаем, несмотря на падение рынка? Расширение региональной сети позволяет нам диверсифицировать региональные риски. В случае снижения потребления в одном регионе перераспределяем объемы на другие города. И эта стратегия уже хорошо себя показала.

Какой должна быть эффективная стратегия работы у крупной сетевой металлоторговой компании в нынешних нестабильных экономических условиях?

Наиболее эффективная стратегия — не поддаваться панике, использовать любые возможности, активно развиваться. Мы достаточно эффективно подстроились под обстоятельства — например, снизили стоимость открытия новых подразделений, уменьшили складские издержки на 9%.

Каковы предварительные итоги работы компании в 2016 г.? Удалось ли достичь целевых показателей?

Мы развиваемся быстрее, чем планировалось. С начала 2016 г. уже отгрузили клиентам 1,4 млн т металлопродукции, из них около 500 тыс. т — в III квартале. Продажи в III квартале также выросли — фасонного проката — на 25%, трубы — на 27%, метизов — на 20%, рядового листа — на 13%, полосы — на 55%.

Мечел-Сервис широко представлен в различных регионах России. Каковы принципы филиальной политики компании? Планируется ли расширение сети?

Действительно, Мечел-Сервис — одна из крупнейших по числу подразделений металлоторговая сеть в России. Наша филиальная политика проста и понятна: мы работаем в городах-миллионниках, а также в столицах российских регионов. Плюс открываем подразделения в городах, где находятся наши крупные клиенты. В 2017 г. планируем развивать сеть и открыть новые подразделения в нескольких городах.

Какие проблемы работы на рынке металлопродукции в этом году оказали наибольшее влияние на металлоторговлю (ограниченность спроса на прокат, активизация мошенников, растущая дебиторская задолженность, стагнация в банковской сфере и т.д.)?

Основная проблема — снижение потребления металла в стране. Кроме того, негативно влияет стагнация в некоторых отраслях экономики, ограничение доступа к кредитным ресурсам в связи с ростом процентной ставки. Проблемы в нашей отрасли дополняются отраслевыми проблемами контрагентов — снижением платежеспособного спроса на квартиры, уменьшением выпуска машиностроительной продукции.

Что будет представлено на стенде компании на «Металл-Экспо’2016»?

Металлургические предприятия Группы Мечел представят на выставке образцы своих ключевых продуктов. Челябинский металлургический комбинат покажет рельсы, профили, шахтные стойки, произведенные на универсальном рельсобалочном стане, Уральская кузница — образцы специальных сплавов, запорный элемент шарового крана и ряд других штамповок, Ижсталь — пакеты прутков, стальной фасонный профиль, бунт холоднокатаной ленты, Белорецкий металлургический комбинат — стальные пряди, канаты и проволоку, Вяртсильский метизный завод — метизную продукцию. От каждого предприятия будут участвовать на стенде несколько представителей — руководители сбытовых и производственных подразделений.

На стенде Мечел-Сервиса посетителей встретят три наших менеджера, курирующие различные направления металлоторговли.

Ждем вас на выставке для обсуждения вопросов взаимовыгодного сотрудничества.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971557 Леонид Полянский


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971556 Николай Лядов

ММК о взлетах и падениях 2016 года

Член совета директоров Магнитогорского металлургического комбината, член комитета по стратегическому планированию и корпоративному управлению, заместитель генерального директора по продажам ММК Николай Лядов рассказал в эксклюзивном интервью для выставочной газеты Metal Expo News о том, как сложился для Магнитки 2016 г. и чего ждет комбинат от участия в выставке.

Николай Владимирович, в этом году ситуация на рынке черных металлов развивалась нетипично — цены то взлетали, то падали. Насколько прогнозируемо складывается конец года для ММК и как в целом комбинат прожил год?

Можно сказать, что завершающийся год оказался для ММК благоприятным, хотя его начало оказалось достаточно сложным.

Основные взлеты и падения происходили на внешних рынках. Конечно, они находили отражение и на российском рынке, но с некоторым запозданием. Так что у нас было время своевременно на них отреагировать.

Нельзя забывать, что ММК ориентируется на внутренний рынок. С большинством крупных потребителей, которые имеют статус ключевых клиентов, у нас заключены соглашения с формульным ценообразованием, что позволяет сглаживать резкие колебания рыночной конъюнктуры. Поэтому окончание года для нас вполне прогнозируемо.

ММК постоянно расширяет сортамент. Продолжит ли комбинат политику освоения выпуска новых видов премиальной стальной продукции? Какие новые направления выглядят сегодня наиболее многообещающими на российском рынке?

Хотя новые мощности по производству металлопроката на ММК в последние годы не вводились, мы продолжаем осваивать выпуск нового марочного сортамента на имеющихся мощностях в соответствии с меняющимися запросами потребителей.

В машиностроении увеличивается спрос на высокопрочные марки сталей, в строительстве и металлопереработке, например, уже давно обозначилась тенденция на утончение металлопроката с покрытиями.

Планирует ли ММК расширять совместные разработки с потребителями продукции в нефтегазовой отрасли, машиностроении, судостроении, в других отраслях?

Такая работа проводится на постоянной основе. Согласованию позиций способствуют и регулярно проводимые координационные советы, в которых принимают участие наряду с работниками сбытовых служб работники технических служб.

Есть ли у комбината планы увеличения выпуска продукции из специальных марок стали для конкретных областей применения?

На ММК разработаны высокопрочные и износостойкие марки сталей, позиционируемые под брендом MAGSTRONG. Эти марки сталей не уступают по характеристикам зарубежным аналогам. Их механические свойства обеспечивают высокую устойчивость к абразивному износу и ударную вязкость, хорошую свариваемость и обрабатываемость, позволяют увеличить срок службы изделий, изготовленных из данного металлопроката в сравнении с изделиями из традиционных материалов. Данные виды сталей имеют широкие возможности для применения — изготовление и ремонт строительной, карьерной и прочей специальной техники, оборудования для переработки горных пород, оборудования для проходки шахт, нагруженных металлоконструкций и многое другое.

Будет ли вообще расти на российском рынке доля легированной и специальной стали в противовес массовому коммерческому прокату?

Потребление легированной и специальной стали, как мы ожидаем, будет увеличиваться вместе со спросом на черные металлы, но доля данной продукции в общем потреблении вряд ли вырастет. Для этого должны произойти изменения в структуре экономики. Должна вырасти доля машиностроительного сектора, в первую очередь сложного машиностроения. Необходимо внести изменения и в нормативную документацию. Все это требует времени.

Николай Владимирович, на чем Магнитка в этом году будет акцентировать внимание посетителей «Металл-Экспо»?

Мы являемся активными участниками выставки на протяжении многих лет, и наша продукция хорошо известна всем участникам рынка черных металлов. В последние годы мы не вводили в эксплуатацию новых мощностей по производству металлопроката. Новый агрегат оцинкования планируем ввести в строй в 2017 г., и презентуем его уже в следующем году на «Металл-Экспо’2017».

Одной из главных ценностей участия в «Металл-Экспо» для нас является то, что выставка предоставляет уникальную возможность пообщаться с коллегами-конкурентами, с потребителями — как имеющимися, так и потенциальными, с поставщиками и представителями госструктур. Ни одно другое мероприятие металлургической направленности, проводимое в течение года, не предоставляет таких широких возможностей.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971556 Николай Лядов


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971548 Владислав Полькин

Платформа для дискуссий и решений

Центр по развитию цинка (ЦРЦ) - неизменный участник «Металл-Экспо». Что дает выставка заводам горячего цинкования стальных конструкций, рассказал директор ЦРЦ В. Полькин.

Уважаемый Владислав Игоревич, ЦРЦ каждый год участвует в «Металл-Экспо» и проводит научно-технический семинар «Цинк – защита от коррозии». Какова, на Ваш взгляд, практическая польза от выставки?

«Металл-Экспо» - единственная в нашей стране площадка, на которой можно увидеть практически все лидирующие предприятия российской металлургии. Здесь можно встретиться с коллегами, пообщаться и обменяться мнениями, обсудить существующие проблемы и пути их решения. Поэтому «Металл-Экспо» является лучшей в России выставочной и коммуникационной платформой для все отрасли горячего цинкования.

Какое нынешнее положение дел в отрасли по горячему цинкованию металлоконструкций?

Внутренний рынок цинка и оцинкованной стальной продукции зависим от динамики цен на LME и колебаний курсов мировых валют. Девальвация российского рубля, привела к подорожанию цинка для его отечественных потребителей, вызвав, как следствие, падение рентабельности заводов горячего цинкования металлоконструкций.

Однако постепенно ситуация стала улучшаться, у них выросла загрузка мощностей и она уже приближается к докризисному уровню. Более того, в следующем году имеются основания ожидать роста, и я надеюсь, что в 2017-2018 гг. отрасль вновь станет на путь поступательного развития.

Есть ли проблемы, которые тормозят развитие горячего цинкования в нашей стране?

Разумеется, причем они остаются нерешенными до сих пор. Среди них – устаревшая и крайне медленно обновляемая нормативная база, недостаточная квалификация персонала на производствах, поверхностные и зачастую ошибочные знания потребителей о преимуществах и экономической эффективности горячего цинкования.

Какую роль в их решении может сыграть «Металл-Экспо»?

Ключевую! «Металл-Экспо», как крупнейший выставочный форум в российской металлургии, должен помогать собирать и обобщать проблемы области производства и использования металлов и продукции на их основе, консолидировать усилия предприятий и общественных организаций в их решении на уровне отраслевых институтов, федеральных министерств и ведомств.

Справедливости ради отмечу: именно «Металл-Экспо» помогает нам их решать и ее значение для всей отечественной отрасли горячего цинкования огромно. И я от имени ЦРЦ хочу выразить искреннюю благодарность ее организаторам.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 8 ноября 2016 > № 1971548 Владислав Полькин


Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 28 сентября 2016 > № 1914792

Китайская корпорация готова инвестировать в горнодобывающую промышленность Ирана $ 10 млрд.

Китайская корпорация "CITIC Group Corporation Hina" выразила готовность предоставить Ирану финансирование в размере $ 10 млрд., в основном, в горнодобывающую отрасль экономики, заявил высокопоставленный чиновник китайской компании Чжоу Яфан.

Чжоу Яфан заявил об этом во время встречи с главой Иранской организации шахт, развития горнодобывающей промышленности и реконструкции Мехди Карбасианом, в штаб-квартире IMIDRO в Тегеране. Китайское правительство, как ожидается, выдаст необходимые разрешения до конца этого года, и процесс финансирования начнется в 2017 году, уточнил китайский чиновник.

Чжоу призвал IMIDRO обеспечить "CITIC Group" списком своих приоритетных проектов в горнодобывающей отрасли, и выразил заинтересованность своей компании в секторах стали, угля, меди и алюминия Ирана.

Карбасиан, который также является заместителем министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли, сказал, что стоимость горнодобывающих проектов, находящихся в стадии реализации на стальных, медных и алюминиевых заводах, в частности, в районе Персидского залива, угольных проектов в центральной части Ирана, а также разработка Особой экономической энергетической зоны "Парс", оценивается в $ 2 миллиарда.

IMIDRO на своем годовом общем собрании, состоявшемся в субботу, сообщила, что добывающий сектор Ирана требует 15,3 $ млрд. прямых иностранных инвестиций для достижения целей, предусмотренных в Шестом пятилетнем плане развития страны (2016-2021 гг.).

"CITIC Group Corporation" является китайской государственной инвестиционной компанией, созданной в 1979 г. Его первоначальная цель состояла в том, чтобы "привлекать и использовать иностранный капитал, внедрять передовые технологии и принимать передовую и научную международную практику в эксплуатации и управлении".

В настоящее время, корпорация владеет 44 дочерними предприятиями, в том числе "China CITIC Bank", "CITIC Holding", "CITIC Trust Co." и "CITIC Merchant Co. Ltd", в Китае, Гонконге, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. Стоимость активов "CITIC Group" достигает $ 200 млрд. Группа предоставила в 2015 году китайским компаниям $ 100 млрд. кредитов.

Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 28 сентября 2016 > № 1914792


Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 27 сентября 2016 > № 1914543 Иван Матеров

«Самая проблемная отрасль — строительство с устаревшими ГОСТами и СНиПами»

Интервью с председателем Алюминиевой ассоциации Иваном Матеровым

Ирина Быстрицкая

О позициях российских производителей алюминия, перспективных разработках и востребованности продукции, борьбе с демпингом и устаревшими стандартами в интервью «Газете.Ru» рассказал председатель Алюминиевой ассоциации Иван Матеров.

Необходимость новых стандартов

— Скоро исполнится год с момента, когда была создана Алюминиевая ассоциация. Что произошло за это время, как вы оцениваете ее текущие позиции на рынке?

— Мы видим большой интерес бизнеса к нашей деятельности, что позволяет говорить о том, что Ассоциация постепенно становится всероссийским объединением производителей, поставщиков и потребителей алюминия.

Сейчас в Ассоциации с учётом поданных заявок около 50 участников. В основном это крупные игроки, занимающие ведущие позиции в своих категориях. Однако чтобы сформировать полную и всестороннюю картину рынка, необходимо активное участие малого и среднего бизнеса. Пока они медлят, присматриваются. Уверен, в следующем году мы сможем переломить ситуацию.

— Несмотря на ослабление курса рубля, которое было выгодным для экспортных компаний, текущую конъюнктуру рынка нельзя назвать достаточно позитивной для компаний — цены на алюминий находятся около многолетних минимумов. Каковы главные задачи, которые сейчас объединение ставит перед собой?

— Внутренний рынок составляет около 1,5 млн тонн алюминия в год. И, несмотря на наметившийся рост, это все равно низкий уровень. Мы планируем увеличить потребление отечественного алюминия в России и СНГ к 2020 году до 2 млн тонн. И для этого есть все предпосылки.

— Методы стимулирования спроса, как и факторы, которые его сдерживают, бывают разные. Расскажите, какие законодательные, регуляторные изменения необходимы, на ваш взгляд, для роста потребления алюминия в России?

— Понимаете, в каждом сегменте свои вопросы.

Но, пожалуй, самой проблемной отраслью является строительство. Причина тому устаревшие ГОСТы, СНиПы и другие стандарты.

На протяжении многих лет мы наблюдаем мировую тенденцию расширения применения алюминия в строительстве. Только в Европе за последние 40 лет потребление алюминия для этих целей увеличилось почти в 15 раз и составляет 36 кг/чел в год. В нашей же стране все наоборот – потребление алюминия упало до 4,5 кг/чел.

Вследствие того, что большинство стандартов не менялось уже лет 20, строительные компании могут возводить современные здания только после разработки и утверждения специальных технических условий, что существенно удорожает и увеличивает сроки проектирования.

Более того, существуют ограничения на применение алюминия при возведении фасадных конструкций и в электропроводке домов, и многом другом.

— Неужели никто не обновляет стандарты и требования к строительным объектам? Как решить эту задачу?

— Существует Технический комитет по стандартизации (Технический комитет по стандартизации ТК 465 «Строительство». — «Газета.Ru»), который на государственном уровне должен решать эти вопросы. Но он крайне неповоротлив. Чтобы изменить ситуацию, необходимо изменить стандарты, ввести в действие современные материалы, технологии, методы испытаний и измерений.

Последние двадцать лет именно строительная отрасль, по сравнению с другими отраслями народного хозяйства, наиболее динамично развивалась. Поэтому накопилось много новаций, которые нужно вносить в нормативную базу. Для этого Алюминиевая ассоциация предлагает создать подкомитет «Конструкции и строительные материалы на основе алюминия в строительстве» и новый Технический комитет «Строительные материалы (изделия) и конструкции».

— Есть в этом вопросе поддержка со стороны органов власти?

— Конечно, есть. Так, в марте этого года премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение разработать План мероприятий по стимулированию спроса на продукцию высоких переделов из алюминия на 2016-2017 годы. Проект сейчас находится в аппарате правительства, проходит последние согласования. Документ станет руководством к действию.

Но даже без этого распоряжения многие ведомства понимают, что современные материалы на основе алюминия стимулируют развитие многих отраслей экономики.

Тот же Минстрой готов вместе с нами добиться снятия ограничений на применение кабельно-проводниковой продукции с использованием алюминия при строительстве зданий.

Спрос на высокие технологии

— Иван Сергеевич, давайте тогда перейдем с обсуждения регламентов к рыночным тенденциям. На ваш взгляд, в каких сферах алюминий может занять ведущие позиции?

— Во-первых, как мы уже говорили, это проводка из алюминия в жилых и коммерческих зданиях, а также долговечные и экологичные фасады и окна.

Во-вторых, достаточно перспективный сектор – это производство вагонов. Например, алюминиевый вагон-хоппер успешно прошел сертификацию, и уже есть первый заказ на 20 штук.

Уже в следующем году мы ожидаем увидеть эти вагоны в действии на железных дорогах.

Разумеется, одним из главных направлений остается автомобилестроение. Стремление к снижению веса автомобиля побуждает производителей делать алюминиевые двигатели, проводку, кузова, диски.

— Есть еще какие-нибудь инновационные примеры?

— Продвижением инновационной продукции мы тоже занимаемся. Это и алюминиевые трубы нефтегазового сортамента, и алюминиево-циркониевая катанка, и кабели из термокоррозионностойкого алюминиевого сплава (ТАС). Это, кстати, абсолютно новый продукт, предназначенный для нефтяных скважин. Главное его преимущество заключается в том, что он на 15-30% легче медных аналогов и примерно на 40% дешевле традиционной кабельной продукции. Этот кабель успешно прошел опытно-промысловые испытания в крупнейших нефтедобывающих компаниях. В настоящее время ассоциация, «Русал» и опытно-конструкторское предприятие «ЭЛКА-Кабель» ведут активную работу по продвижению данной продукции на российский рынок. Насколько я знаю, сейчас «ЭЛКА-Кабель» участвует в тендере на поставку 500 км кабеля.

— А что с высокотехнологичным сектором?

— Есть очень интересный проект по производству окиси алюминия особой чистоты для выращивания монокристаллов лейкосапфира, необходимых в производстве сверхярких светодиодов. Сейчас задача нашей ассоциации — полностью обеспечить потребность внутреннего рынка в этом продукте, которая, по прогнозам, достигнет 5 тыс. тонн к 2020 году, и наладить экспортные поставки не только этого сырья, но и готовой продукции – энергосберегающих светодиодных светильников.

В Набережных Челнах компания «Кама-Кристалл Технолоджи» уже запустила первую очередь производства окиси алюминия особой чистоты. Надеюсь, не за горами и производство светильников.

— Пока что вы упоминаете исключительно технические отрасли, если можно так сказать. Востребованность ограничивается только ими?

— Конечно, мы стимулируем спрос не только в них, мы работаем над повышением спроса на алюминий во всех отраслях промышленности, даже секторе товаров народного потребления. В ближайшие пять лет спрос на алюминиевые кастрюли и сковородки будет активно расти. По нашим прогнозам, к 2021 году объем российского рынка алюминиевой посуды вырастет на 11 тыс. тонн – до 33,6 тыс. тонн. И в этой ситуации наша ключевая задача — замещение импортной продукции, которая занимает более трети внутреннего рынка.

Что нам стоит мост построить

— У ассоциации, насколько известно, есть масштабные планы по продвижению на российском рынке мостов из алюминия. Так, в рамках прошедшего в этом месяце Восточного экономического форума (ВЭФ) она проводила переговоры с дальневосточными чиновниками по поводу их возведения. Расскажите, о чем удалось договориться?

— Результатом нашей встречи стала договоренность о строительстве двух пешеходных переходов: на въезде во Владивосток по дороге из аэропорта и на острове Русский при подъезде к комплексу зданий Дальневосточного федерального университета. Мы надеемся, что наш пилотный алюминиевый мост будет возведен уже в следующем году, к Восточному экономическому форуму — 2017.

— Сколько сейчас в России мостов из алюминия?

— В нашей стране алюминиевый мост – это пока большая редкость. На самом деле, пока существует только один такой мост — Коломенский в Петербурге, построенный в далеком 1969 году. Хотя ситуация и улучшается. Так, помимо Владивостока, в Нижегородской области принято решение о строительстве алюминиевых пешеходных переходов. Проект получил положительное решение госэкспертизы. Уже проведен тендер на строительство, выбран генподрядчик и производитель металлоконструкций. Ввод в эксплуатацию запланирован на конец 2-го квартала 2017 года.

— А почему о проектах строительства необходимо договариваться профильным объединениям? Почему ситуация настолько неповоротливая? Все дело только в упомянутых вами требованиях и стандартах?

— Задача по продвижению строительных проектов совпадает с целью деятельности ассоциации. Одной из приоритетных задач алюминиевой промышленности является удвоение потребления алюминия до 2021 года. В этом приросте доля строительства занимает более 20%. В прошлые годы алюминий почти не использовался в гражданских секторах: энергетика и строительство обходились практически без него. Поэтому в настоящее время нет соответствующих документов и нормативов, предусматривающих использование алюминия в строительстве.

— То есть в России сейчас есть только один алюминиевый мост не из-за того, что обычные стальные лучше по каким-либо параметрам?

— Не из-за того. Даже более того, на самом деле выбор между алюминием и сталью достаточно простой.

По сравнению со стальными аналогами мосты из «крылатого металла» в 2 раза легче, не требуют регулярного восстановления антикоррозионного покрытия.

Кроме того, меньший вес металлоконструкций существенно облегчает и ускоряет процесс монтажа пролетных строений. Пролетные строения для небольших мостов, вписывающиеся в перевозные габариты, могут доставляться на стройплощадку в полной заводской готовности и сразу устанавливаться на опоры моста.

— А какая ситуация с материалом для мостов за рубежом? Насколько алюминиевые мосты распространены в мире?

— В других странах такой проблемы нет. Мосты из алюминия сейчас крайне востребованы и активно применяются по всему миру.

Например, в Европе около 280 пешеходных мостов из алюминия. В Китае принята десятилетняя государственная программа строительства 300 тыс. алюминиевых пешеходных мостов, примерно по 30 тыс. мостов в год.

Конкуренты не дремлют

— Раз уж речь зашла о зарубежье. Насколько борьбу зарубежных производителей алюминия можно назвать честной и конкурентной? Есть ли на мировом рынке демпинг или же при текущих ценах компании не могут себе это позволить?

— Недобросовестная конкуренция является одним из главных препятствий для развития российских производителей. В особенности это касается товаров, которых ввозят по заниженной стоимости из Китая.

Мы надеемся, что государство будет защищать рынок от демпинга, который сейчас наблюдаются на рынке алюминиевого профиля, велосипедов, фольги и даже колес.

— Дело, на ваш взгляд, именно в ценах? Может, наши предприятия недостаточно конкурентоспособны по качеству продукции?

— В нашей стране есть отличные предприятия, способные обеспечить рынок необходимым количеством качественных алюминиевых дисков. Но именно из-за демпинга со стороны китайских компаний они просто не могут конкурировать. Наша страна обладает огромным потенциалом экструзионных мощностей, который загружен немногим более чем на 50%.

— Что, по вашему мнению, может уравнять правила игры?

— Пока мы не введем ввозные пошлины, около 45% общего потребления алюминия и алюмосодержащей продукции в России и СНГ так и останется за импортом, а десятки отечественных предприятий продолжат терять работу, давая зарубежным производителям зарабатывать на нашем рынке.

— Как еще можно усилить позиции российского бизнеса? Можно ли, например, в текущих экономических условиях привлечь в сектор инвестиции? Кажется, не так давно зарубежным инвесторам был представлен проект «Алюминиевая долина». Как он продвигается и какие цели намечены?

— Что касается красноярской «Алюминиевой долины», то сейчас мы находимся уже на втором этапе обоснования создания особой экономической зоны (ОЭЗ) и индустриального парка. Идут переговоры с потенциальными инвесторами, мы выясняем параметры их бизнес-проектов и требования к инфраструктуре. С правительством Красноярского края согласуется местоположение и границы земельных участков.

Мы верим, что «Алюминиевая долина» даст огромный толчок развитию среднего и крупного бизнеса в Красноярском крае, привлечет значительные инвестиции иностранных партнеров, которые сегодня активно посещают потенциальную площадку.

— На какой объем привлеченных средств ориентируются инициаторы проекта?

— По нашим прогнозам, на начальном этапе сумма привлеченных инвестиций составит не менее $300 млн. Это ставит «Алюминиевую долину» в число крупнейших инвестпроектов края последних лет.

Поэтому заинтересованность и местных властей, и бизнеса вполне объяснима: запуск «Алюминиевой долины» сделает из Красноярска город, где создаются инновационные высокотехнологичные и высокодоходные продукты из алюминия для всех секторов экономики, что позволит производителям получить стратегическое преимущество.

Россия > Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 27 сентября 2016 > № 1914543 Иван Матеров


Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > minpromtorg.gov.ru, 7 сентября 2016 > № 1892392

При поддержке Минпромторга реализован новый металлургический инвестпроект в Ставрополье.

В Невинномысске Ставропольского края завод «СтавСталь» торжественно запустил в эксплуатацию новый электросталеплавильный цех. Инвестиционный проект получил государственную поддержку по линии Министерства промышленности и торговли РФ на компенсацию части затрат по уплате процентов за инвестиционный кредит.

Реализация проекта позволит решить ряд важных проблем для региона: увеличение рабочих мест, производство материалов для стройиндустрии и утилизация металлолома.

Открытие электросталеплавильного цеха завершило реализацию двух очередей инвестиционного проекта по строительству завода «СтавСталь», стоимость которых уже превысила 10 млрд рублей. В перспективе завод откроет еще два цеха по производству стальных строительных материалов. Численность персонала предприятия вырастет до 900 человек.

Мощность электросталеплавильного цеха позволяет переплавлять до 500 тыс. т стали в год. Итогом работы трех печей цеха становится литая заготовка – стальной полуфабрикат для металлургических производств. Основной объем заготовки, около 350 тыс. т в год, будет перерабатываться на этом же заводе – первый, прокатный цех производит из таких заготовок востребованную в строительстве стальную арматуру. Производство собственной заготовки позволит получать гарантированно качественный металл, обеспечить бесперебойную работу производства и снизить себестоимость продукции.

Отличительная черта электросталеплавильного цеха завода «СтавСталь» в том, что его печь выплавляет заготовки из металлолома, а не из руды. Технологии производства соответствуют высоким требованиям экологической безопасности, а расположение завода выбиралось с учетом розы ветров, чтобы обезопасить жителей региона и работников завода от любых возможных выбросов в процессе плавки лома.

Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > minpromtorg.gov.ru, 7 сентября 2016 > № 1892392


Россия > СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 31 августа 2016 > № 1876976

Подземное радио: геофизик дал новую жизнь советской разработке и научился на этом зарабатывать

Елена Краузова

обозреватель Forbes

Картинка на мониторе ученого-геофизика Вячеслава Истратова вся покрыта темно-бордовыми пятнами. Они отмечают места, где в толще земли есть залежи алмазов. Компания Истратова «Радионда» занимается георазведкой, поиском полезных ископаемых с помощью просвечивания земли радиоволнами. «Это все советская школа. Радиопросвечивание было еще в 1960–1980-х в СССР, но современные технологии открывают для него новую эру», — рассказывает ученый.

Истратов стал коммерциализировать советскую разработку еще в начале 1990-х, но по-настоящему крупные контракты появились лишь недавно, во время последнего кризиса. Улучшая оборудование и методы анализа, его команда из 30 человек сначала получила крупного клиента по добыче алмазов — «Алросу», затем открыла для себя рынок урана. Сейчас выручка «Радионды» достигает почти $1 млн, а Истратов уже пытается выйти на новый рынок — добычу нефти. И тяжелая экономическая ситуация может ему в этом только помочь.

Домашняя заготовка

Двое русских сидели на крыше дома в небольшом испанском городке Риу-Тинто и обреченно потягивали джин с тоником. Вячеслав Истратов с коллегой приехал в 1992 году в Испанию договариваться с местными заказчиками об испытаниях российской технологии. На одной из скважин оборудование оторвалось от троса и провалилось почти на 600 м. Судьба испытаний теперь зависела от местного кузнеца, который должен был за ночь смастерить специальный крюк. Утром с первой попытки оборудование удалось достать из скважины, а к вечеру русские геофизики знали места расположения продуктивных зон. Полученные данные позволили бурить вдвое меньше скважин. А Истратов с командой остался в Испании еще на два года.

Впервые о том, что радиопросвечивание может быть интересно коммерческим заказчикам, он задумался, еще будучи сотрудником отдела геофизики Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института цветных и благородных металлов (ЦНИГРИ). Он видел, что «отцы» этого метода Борис Борисов и Геннадий Гуревич постоянно получают запросы на радиоисследования. Но после 1991 года интерес к таким исследованиям пропал, работа в институте замерла. Тогда Истратов и решился на поездку в Испанию. «Не знаю, как жена простила мне эту затею — на комплект аппаратуры, авиабилеты, первые расходы по запуску дела ушла почти половина семейных сбережений, около $1000», — вспоминает геофизик.

Как работает технология «Радионды»? В одну скважину опускается излучатель, в соседнюю — приемник. Радио­сигнал, проходя через горные породы, постепенно затухает, причем породы поглощают сигнал с разной степенью интенсивности. Излучатель фиксируется в одной точке, а приемник перемещается вверх-вниз с шагом в 1–5 м. Затем излучатель передвигают в следующую точку, и начинается новый цикл радиопросвечивания. В 2000-х геофизики «Радионды» модифицировали метод и создали новую аппаратуру. К излучателю и приемнику присоединили блоки оптической развязки — запись цифрового сигнала пошла без перерыва, а управлять рабочей частотой и скважинными приборами теперь можно с поверхности. Излучающие и принимающие антенны стали короче, приемник — чувствительнее. Но главное, разработчики «Радионды» научились управлять электромагнитным полем, подбирая радиочастоты в диапазоне от 0,03 до 50 МГц, и выявлять искажения, связанные с наложением волн и эффектами из-за влияния прилегающих пород.

Долго запрягали

Как объясняет Истратов, его технология занимает нишу между 3D-сейсморазведкой и распространенными методами каротажа. Сейсморазведка — это наземный метод, он эффективен на глубине до 300–500 м, а каротаж, когда в скважину опускают зонд, хотя и позволяет изучать пространство на большей глубине, но только вблизи скважины. Радиопросвечивание обеспечивает и большую глубину, и широкий диапазон охвата. Впрочем, поиск крупных клиентов, готовых воспользоваться альтернативой, затянулся на десятилетие. Все это время «Радионда» перебивалась заказами для небольших компаний, искавших золото в разных регионах России, разовыми контрактами на разработку радиоволновой аппаратуры или скважинного оборудования, изучением пород в зоне таяния вечной мерзлоты.

В 2011 году корпорация «Алроса» начала разведочные работы на новом месторождении алмазов Майское на Накынском рудном поле. Тогда геофизики «Алросы» вспомнили о давних знакомых из «Радионды», с которыми вместе работали еще в 1990-х в Ботуобинской геологоразведочной экспедиции. «Пока мы пытались создать «уникальную технологию», «Радионда» планомерно совершенствовала свою разработку», — рассказывает Евгений Гончаров, главный геофизик экспедиции. По его словам, технологию следует применять в пределах наиболее сложных поисковых площадей, где перекрывающие магматические породы могут быть причиной низкой эффективности применения стандартных поверхностных геофизических методов. В 2014 году «Радионда» получила заказ на исследование Майского, а в 2016-м стала изучать с «Алросой» другой район отложений, Чукукской свиты. «В перспективе разработки «Радионды» могут помочь для расчета необходимой плотности буровой сети, для определения, необходимо ли дополнительное углубление стандартных поисковых скважин», — говорит главный геолог «Алросы» Константин Гаранин.

Похожая схема сработала и с казахстанским «Казатомпромом», одной из крупнейших в мире урановых компаний. Первые совместные тестовые испытания начались еще в 2004 году, а добиться контракта удалось только в 2010-м. Как происходит добыча урана? В пласты с рудой закачивают кислоту, которая растворяет минералы. Затем жидкость откачивают обратно и выделяют из нее уран. «Раньше растекание раствора контролировали методом индукционного каротажа, но он информативен на расстоянии не более 0,6–0,8 м от скважины», — говорит управляющий директор по производству АО «НАК «Казатомпром» Юрий Демехов. По его словам, скважины приходилось бурить на расстоянии 25–50 м, использовались разные методики интерполяции данных и их увязки между скважинами, но все равно погрешность была большой. А чем точнее составлена «подземная карта», тем больше руды можно достать.

Как говорит Истратов, общая сумма ежегодных заказов компании до 2014 года колебалась от $300 000 до $600 000. В 2014 году, согласно данным базы СПАРК, выручка составила около $155 000, половину принесли контракты с «Казатомпромом». При этом рентабельность бизнеса, как уверяет ученый, держалась на уровне 40–50%. Уже в 2015 году, говорит он, выручка показала двукратный рост. «Мы всегда поднимались в кризис. Люди начинают считать деньги, пристальнее исследовать залежи, чтобы пытаться сэкономить на бурении, если это возможно», — объясняет предприниматель. Геофизик надеется, что и в 2016 году выручка вырастет в два раза: сейчас компания пытается получить заказы в нефтянке.

Не те трубы

В 2003 году специалисты «Радионды» во главе с Истратовым отправились на Западный Урал, где компания «Лукойл-Пермь» разрабатывала нефтяное месторождение Пихтовое. Геофизики хотели протестировать у нефтяников свою технологию. Но разложив на месте оборудование, поняли, что самых нужных чемоданов не хватает — их забыли в поезде. «Мы тогда столько времени потратили, чтобы согласовать это испытание, сделали под него специальный комплект радиооборудования», — вспоминает Истратов. Отловить оборудование удалось только в Москве: поднятая по тревоге помощница нашла чемоданы в том самом купе, где ехали ученые. Тесты все же провели, но сотрудничество началось только несколько лет спустя.

После введения западных санкций у «Радионды» в нефтяной отрасли стало больше перспектив, признает Истратов. В январе 2016 года он зарегистрировал компанию «4D Недра», которая сейчас согласовывает программу пилотного испытания на скважинах «Сургутнефтегаза». Продвигать технологию в нефтегазовую отрасль стартапу помогает Центр добычи углеводородов Сколковского института науки и технологий, подтвердил Forbes его глава Михаил Спасенных. Радиоволновые методы исследования становятся все более понятны нефтяникам, чему немало способствует и то, что о них стали рассказывать на конференциях специалисты Halliburton и Schlumberger.

«Разработка «Радионды» — конкурент технологии DeepLook от Schlumberger. Это зарождающийся рынок с формирующимися перспективами», — говорит Петр Лукьянов, управляющий партнер Phystech Ventures. При этом российская компания готова конкурировать с зарубежными лидерами на рынке нефтесервиса за счет более низких цен: Истратов уверяет, что их цены до пяти раз ниже.

Впрочем, технология «Радионды» применима не на всех месторождениях. Во многих нефтяных скважинах в отличие от урановых используются стальные трубы. Они экранируют радиосигнал, поэтому радио­просвечивание совместимо только со стеклопластиковыми трубами. Так, владельцем 50% в «4D Недра» стал Георгий Мальцев, руководитель службы сопровождения корпоративных продаж «Завода стеклопластиковых труб» (НПП «ЗСТ»). Здесь он выступает как частный инвестор. По его словам, интерес к стеклопластиковым трубам в последние годы растет: так, в России НПП «ЗСТ» оснастил такими трубами 950 скважин, а в Казахстане — более 500.

Как объясняет Мальцев, одно из отличий стеклопластиковых труб от стальных — отсутствие коррозии, что дает возможность проводить кислотные обработки. Например, при возобновлении работы старых месторождений применяется метод трехкомпонентного заводнения, когда под землю закачивают специальный химический состав, а уже потом его вместе с нефтью вытесняют на поверхность, заливая в скважины воду. «Для таких проектов отлично подходят стеклопластиковые трубы. А технология «Радионды» позволяет контролировать эффективность использования недешевого химического состава», — говорит Мальцев. Хотя не все разделяют такой энтузиазм. По словам управляющего партнера консалтинговой компании «ГеоКИН» Дмитрия Богданова, переход на стеклопластиковые трубы, если он произойдет, — вопрос не ближайших 3–4 лет, а десятилетия. «Нужно во всей России поменять налаженное производство труб для скважин или же переходить на зарубежные решения. Оба сценария для нефтяников означают одно — удорожание оборудования и повышение стоимости разработки скважин», — считает Богданов.

Однако Истратов в свою технологию верит и уже ищет новые области для ее применения. Например, с помощью радиопросвечивания, по его словам, можно предсказывать, как просядут опоры мостов, построенные в зоне вечной мерзлоты. «Все это время мы работали на рынке, сами его создавая. Мы были вынуждены доказывать, что такие радиоволновые исследования — отличное дополнение к традиционным методам, а иногда и альтернатива. Если радиопросвечивание будет более технологичным, оно встанет с ними в один ряд. Перед нами огромный рынок, и мы за него еще поборемся», — говорит Истратов.

Россия > СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 31 августа 2016 > № 1876976


Россия. ЮФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 августа 2016 > № 1942367 Дмитрий Герасименко

Д.Герасименко: ВМК «Красный Октябрь» работал и работать будет

Как сказался на работе ВМК «Красный Октябрь» заочный арест главного акционера? Намерен ли он воплотить в жизнь инвестиционную программу, которая запущена на предприятии? Почему оказались невыполненными обещания о погашении зарплатных долгов сотрудников ВЗБТ? Как сложится судьба производственной площадки завода «Баррикады»? На эти и другие вопросы агентству V1.ru ответил контролирующий акционер ВМК «Красный Октябрь» Дмитрий Герасименко. Разговор состоялся накануне того, как Мосгорсуд признал законным заочный арест Дмитрия Герасименко, которого обвиняют в краже 65 миллионов долларов:

Мое сердце связано с комбинатом «Красный Октябрь», я собираюсь развивать его и дальше и делать все, чтобы это предприятие и дальше оставалось лидером производства спецсталей в России. Я неоднократно направлял следствию материалы о своей непричастности к растрате 65 миллионов долларов США: согласно материалам уголовного дела, растрата случилась с 2007 по 2009 год менеджментом ЗАО «Русспецсталь». Люди, занимающие руководящие позиции в ЗАО «Русспецсталь», известны не только следствию, но и жителям многих регионов России. Надеюсь, эта неприятная во вех смыслах история закончится для меня и моих сотрудников.

Дмитрий Петрович, сейчас решается вопрос о вашем заочном аресте в связи с делом о невозврате кредита банка ВТБ. Что сегодня беспокоит вас больше всего в этой связи?

Мы пообещали коллективу, что все обязательства по зарплате и все налоговые выплаты будут производится, как и раньше, четко и в полном объеме. Сегодня фонд оплаты труда на «Красном Октябре» приблизился к сумме в 200 миллионов рублей в месяц, и это деньги, которые завод реально вливает в экономику региона, потому что наши рабочие ходят в магазины, пользуются услугами бизнеса, платят квартплату. Кроме того, есть налоговая составляющая. Только одного налога на добавленную стоимость комбинат ежемесячно перечисляет порядка 100 миллионов рублей. Таких прочных позиций у комбината, пожалуй, не было за всю его столетнюю историю, и я буду делать все от меня зависящее, чтобы эти позиции удержать. Пока это удается.

В таком случае кому выгодно говорить о том, что у «Красного Октября» нет альтернативы?

Мне сложно понять, какую цель преследовали «желтые» газетенки и даже федеральные издания, которые сегодня нагнетают конфликт вокруг «Красного Октября», но завод работал и работать будет. Я вижу ситуацию как направленную попытку дискредитировать нынешний управленческий персонал комбината, не больше. Пока как результат мы ощутили столько сложности с формированием пакета заказов, но и они решаемы. Наши партнеры – предприниматели, которые имеют понятие о риске, поэтому в итоге мы находим взаимопонимание. Хотя вы помните, что деньги любят тишину, и негативный информационный фон оказывает определенное влияние на итоги работы предприятия.

Сегодня ситуация вокруг комбината развивается по спирали. В апреле схватили аж 10 человек, которых обвинили в воровстве кредита банка ВТБ. В итоге спохватились и всех отпустили. Смешно обвинять в многомиллионном воровстве того же Валерия Явецкого, который живет на первом этаже в скромной трехкомнатной квартире. Тогда же власть во всеуслышание заявила, что в Волгограде никаких претензий к менеджменту «Красного Октября» нет. Завод работает, платит вовремя зарплату и налоги. Прошел месяц, и появилось еще одно уголовное дело, теперь уже конкурсный управляющий Алексей Тарасов читает книжки в СИЗО. Психологически сложно смириться с тем, что власти допустили, чтобы человек, столько сделавший для завода, сегодня отвечал на какие-то нелепые обвинения в его адрес.

Вопреки логике исполнителя его уровня Тарасов сохранил коллектив завода, составлявший на момент начала банкротства ЗАО ВМЗ «Красный Октябрь» в 2012 году ни много ни мало 8 350 человек. Он инициировал перевод этих людей во вновь созданную структуру и добился того, что в виде выплат рабочие завода получили около полумиллиарда рублей. Это были компенсация отпусков, двухмесячные оклады при переводе – все эти деньги получили на руки люди, которые смогли вовремя заплатить кредиты, купить продукты и не думать о том, чем кормить людей завтра. Сегодня этот человек в СИЗО.

Не хочется думать, что это благодарность региона за сохраненные рабочие места. Наверное, об этом же думает и Тарасов, задавая себе вопрос, зачем он поступил по совести, а не закрыл завод как ВЗБТ и не выгнал людей на улицу. Получается, что никому нет дела до тех, кто грабил завод десятилетиями. А те, чья деятельность подробно отражена в многочисленных томах арбитражных процессов в деле о банкротстве «Красного Октября», находятся в СИЗО. И чем дальше развивается ситуация в этом ключе, тем очевиднее, что все происходящее может быть интересно только определенным преступным группировкам, заинтересованным в том, чтобы получить контроль над заводом.

Несмотря на всю поднятую шумиху, на весь этот негатив, завод продолжает работать в прежнем режиме, органы контроля функционируют, заказы пусть и с определенными сложностями, но мы набираем. И при этом нам начинают рассказывать сказки о том, что завтра на завод придет новая власть. Обещаю: никакая новая власть на завод не придет. Комбинат работал и будет работать, если конечно его сознательно не задушат разного рода проверками, которые обслуживает целый штат юристов «Красного Октября».

Сегодня волгоградцев беспокоит не столько ситуация с «Красным Октябрем», который продолжает работать, сколько проблемы на ВЗБТ, где вы еще несколько месяцев назад обещали погасить все долги по зарплате. Не дождавшись обещанных денег, люди вышли на улицы и требуют исполнить эти обещания. Что помешало это сделать?

Я не участвую в политических акциях и никак не могу комментировать митинги, происходящие в Волгограде и их подоплеку. Но я никогда не использовал людей для защиты своих финансовых интересов. На текущий момент мы контролируем долги ВЗБТ и большинством голосов предложили свою кандидатуру арбитражного управляющего. Если ее утвердят, то процедура банкротства будет пройдена в том режиме, как мы планировали это сделать ранее, а предприятие будет продано с торгов. Но при этом ситуация складывается так, что никаких действий, связанных с коммерческими рисками и дополнительной финансовой нагрузкой, отныне я и мои соратники нести не готовы. Найдутся люди, готовые купить этот актив, мы продадим его.

С чем связана такая категоричная перемена взглядов и коснется ли она только ВЗБТ?

К сожалению, эта позиция продиктована гораздо более сложной ситуацией с площадкой «Баррикады». Сегодня мы вынуждены признать, что спонсировали жесточайше убыточную площадку «Баррикад» в ущерб реализации инвестиционных планов на «Красном Октябре». Но теперь мы вынуждены отказаться от этого актива. Поясню: сегодня в Волгограде ведется гигантское уголовное дело по факту неправомерных действий определенных должностных лиц в рамках процедуры банкротства металлургического завода «Красный Октябрь». В рамках этого дела «нарисовали» ущерба на целых пять миллиардов рублей.

Суть обвинений, которые звучат в адрес моих бывших сотрудников в рамках этого дела, до банального проста: оказывается, придя на завод в 2011 году, я сразу же вступил с ними в преступный сговор, целью которого было приобретение имущества этого завода по заниженной стоимости. К примеру, гендиректора ЗАО «Торговый дом ВМЗ "Красный Октябрь"» Романа Модзгвришвили обвиняют в том, что имущество стоимостью 4,4 миллиарда рублей он помог мне приобрести за 440 миллионов рублей. Речь идет о металлургической части площадки «Баррикады», которую мы приобрели на торгах.

Напомню, они длились ни много ни мало – полтора года, но на тот момент этот актив не был интересен никому. Металлургическая часть завода «Баррикады» десять лет была в банкротстве. В 2008 году холдинг «Русспецсталь» выкупил имущество металлургической площадки «Баррикады» у приставов за сумму порядка 980 миллионов рублей. Тогда эта цифра ни у кого не вызвала удивления. За пять лет разрухи с 2008 по 2013 год имущество «Баррикад» превратилось в груду металлолома. На текущий момент я привел его в порядок, начинил заказами, которые получил у государственных компаний не как единственный поставщик, а отстоял в конкурентной борьбе, участвуя в тендерах и аукционах. Сегодня этот завод существует и работает благодаря тому, что в него вложены гигантские усилия наших сотрудников и, конечно, средства. С мнением следователя в этом вопросе мы категорически не согласны.

Если честно, то как инвестор я подустал от такого отношения и все чаще стал задавать себе вопрос: «Зачем вообще мне все это надо?». При среднемесячной выручке от реализации не более 150 миллионов рублей долг оборонного комплекса за уже выполненные для него заказы перевалил за миллиард. Мы до сих пор не получили оплату за некоторые заказы, выполненные еще в прошлом году. Об этом миллиардном долге мы рассказали главе большой комиссии, которую возглавлял представитель Дмитрия Рогозина, курирующего военно-промышленный комплекс. Мы не только рассказали ему, в каких сложнейших условиях выживает площадка, но и показали, что у нас только незавершённое производство на 2,5 миллиарда. По сути мы инвестировали в «Баррикады» всю прибыль металлургического комбината «Красный Октябрь». А в итоге оказалось, что поддержание жизнеспособности «Баррикад» никому не нужно.

Только в прошлом году мы потратили на реконструкцию площадки не менее пяти миллионов евро. Мы привезли туда новые современные технологии и сделали заказ оборудования еще на 7,5 миллионов евро. Ведь невозможно же было ждать, что завод воскреснет, работая на прессах 1916 года и станках 30-х годов прошлого века! В итоге нас же и обвиняют в воровстве, причем делают это на базе заявления, которое подано людьми, пять лет назад выставленными мною с завода. Примечательно, что заявление было написано в 2013 году, а сейчас следствие использует его по расследованию событий 2015 года.

Я неоднократно обращался в Минпромторг, Росатом, ОСК, ЦКБ «Титан» с просьбой выкупить эту площадку по минимальной стоимости. За три года обращений – ни одного ответа. Вместо того, чтоб привлечь государственного инвестора на этот объект, нас буквально вынудили вернуть «Баррикады» в конкурсную массу. Сейчас арбитражный управляющий «Баррикад» тоже находится в СИЗО. Как он будет оттуда управлять всем этим хозяйством, пока не решенный вопрос. Со своей стороны я напомню, что за время, пока «Баррикады» находились под нашим управлением, этот актив вырос в цене как минимум в два-три раза. И тем не менее мы приняли решение его вернуть. Страшно отстаивать свою правоту, когда никому не нужна истина.

За все это время, что нас осыпают самыми нелепыми обвинениями, ни разу со стороны власти не прозвучало хотя бы обещаний разобраться в ситуации по справедливости, чтобы истинные виновные ответили за свои поступки. К сожалению, этого не произошло, поэтому мы как порядочные бизнесмены, уважающие закон, подписали с арбитражным управляющим соглашение о возврате в конкурсную массу площадки «Баррикады». По моим расчетам, процедура банкротства «Баррикад» затянется еще как минимум на два года. Поэтому уже завтра мы напишем в Мипромторг, Минобороны письма с просьбой найти инвесторов, которые займутся текущим содержанием фондов и персонала площадки, которым мы передадим действующее стабильно загруженное заказами производство. Сегодня там работает более тысячи человек, которые заняты выполнением в том числе и гособоронзаказа, в срыве которого мы совсем не заинтересованы. Мы надеемся, что арбитражный управляющий и, возможно, привлеченный инвестор подхватят поднятое нами знамя и будут достойно его нести. У нас на это не осталось ни желания, ни возможностей.

Что касается тех, кто претендует на металлургические активы Волгограда, то сегодня мы предоставили им возможность показать, насколько они готовы ими управлять. Процесс передачи «Баррикад» займет не так много времени, и у возможных инвесторов появится шанс показать, как они умеют управлять. И я не уверен, что у кого-то это получится лучше, чем у нас. Потому что воровать – это одно, а нести ответственность за судьбу серьезного предприятия – это другое. Посмотрим, получится ли у кого-то справиться с этим первым вызовом.

С самого начала моей работы в Волгограде я был удивлен, как власти допустили закрытие нескольких серьезных заводов, и никто при этом не кричал, не бил в колокола, напротив, не ударил палец о палец, чтобы их спасти. Никто не понес за это ответственности. Считаю, что не спасти такой гигант как тракторный завод – это преступление. Но, как оказалось, сохранение трудовых коллективов и производств как таковых – не главный приоритет Волгоградской области. Сначала все нужно сломать, разрушить, обанкротить. Но история показывает, что после этого остаются только руины. Если бы в свое время по-другому поступил Тарасов, на месте «Красного» тоже могли стоять руины, с которых срезали остатки металлолома. Но за этот завод, который мы сумели поднять с колен, я буду биться до конца.

Параллельно со всеми процессами, о которых мы сегодня говорили, идет судебный процесс с основным кредитором «Красного Октября» – «Альфа-банком». Есть понимание, что он решится в вашу пользу?

Я думаю, что мы выработаем единую позицию и решим вопрос в самое ближайшее время.

Россия. ЮФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 29 августа 2016 > № 1942367 Дмитрий Герасименко


США. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 25 августа 2016 > № 1874217 Томас Эдвард Боуэнс

Правительство России дало официальное разрешение американской компании "Амур Минералс" на разработку золото-меднопорфирового месторождения Малмыжское в Хабаровском крае. Запасы этого месторождения, получившего статус федерального, оцениваются в 900 тонн в золотом эквиваленте. Об этом в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал генеральный директор "Амур Минералс" Томас Эдвард Боуэнс.

— Господин Боуэнс, как пришло решение заниматься разработкой месторождений в России?

— Впервые я прибыл сюда 11 лет назад с компанией "Фортресс Минералс", позже мы совместно с Freeport McMoRan Copper & Gold Corporation занялись разработкой месторождения Светлое. Месторождение открыто фактически с нуля. Самое интересное, что все ходили по этому месту, даже была построена инфраструктура, но никто не догадывался, что там может быть подобное месторождение. Мы — первая иностранная компания в России, получившая медаль "Первооткрыватель месторождения", это было в уже далеком 2008 году. Затем совместно с "Фрипортом" мы открыли второе месторождение, Малмыжское, причем также с нуля. Оно оказалось в разы крупнее предыдущих месторождений и за него мы также получили сертификат первооткрывателя. Таким образом, получилось, что за 11 лет мы открыли два месторождения, о которых никто не знал. Здесь, наверное, стоит отметить, что среди месторождений в регионе, до начала нашей деятельности, ни одно месторождение не было вновь открыто, все были обнаружены еще в советские времена.

— Выходит, что вы стараетесь работать исключительно с новыми месторождениями, выступать первопроходцем?

— Мы концентрируемся именно на открытии и освоении новых месторождений — это наша прерогатива и я все усилия бросаю на то, чтобы найти хороших геологов и создать наш костяк максимально мощным. Кроме того, я стараюсь подбирать команду так, чтобы совмещать и комбинировать знания разных стран – с Запада и из России. Для работы я привлекаю действительно высококлассных геологов и совместными усилиями, знаниями, опытом мы дополняем друг друга.

— Ваш самый свежий проект — это Малмыжское месторождение, чем оно так отличается от остальных?

— Если вернуться к разговору о Малмыжском, то главное, что о нем можно сказать – оно очень крупное, запасы золота и меди поистине огромные. Я не знаю подобного столь крупного именно золото-меднопорфирового месторождения. Здесь нужно объяснить — залежи всегда выносятся в эквиваленте, либо медь, либо золото. Если говорить проще, то ценность месторождения основывается на его переводе в какой-либо из содержащихся в нем металлов. Так вот, в переводе запасы Малмыжа оцениваются в 900 тонн золота. Это только утвержденные запасы, без ресурсов. С ресурсами – 1,8 тонн.

— Вы отметили, что в месторождении содержатся еще и огромные запасы меди, почему вы отмечаете только золотой эквивалент?

— Я говорю именно про золотой эквивалент потому, что здесь, на Дальнем Востоке, люди больше привыкли исключительно к нему. Однако, когда я обращаюсь к нашим партнерам из Freeport McMoRan, то мы используем эквивалент меди, поскольку это стандартная процедура , притом они являются одними из ведущих производителей этого металла в мире. Кстати, эта компания очень щепетильно относится к вопросам экологии и соблюдения всех норм законодательства, поэтому нам с ними очень комфортно работать.

— Как будет выглядеть развитие Малмыжского месторождения, какие шаги вы предпримете в первую очередь?

— 21 июня мы получили официальное разрешение, подписанное Председателем Правительства Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым, на разведку и добычу ресурсов на этом месторождении, (достаточно быстро утвердили). Хочу отметить, что в этом очень помог губернатор Хабаровского края Вячеслав Иванович Шпорт, и не только словами – была реальная помощь. Глава региона видит, какую пользу это открытие принесет региону – налоговые отчисления, рабочие места, строительство и развитие инфраструктуры и прочее, и идет нам навстречу в решении необходимых вопросов.

Относительно вашего вопроса, мы начинаем с того, что проводим доразведку усиленными темпами. Далее наша задача – перевести имеющиеся ресурсы в запасы. По мнению наших экспертов, в итоге может выйти порядка 1600 тонн в эквиваленте золота. Все это на самом деле процесс не очень быстрый, он будет проходить примерно в течение трех лет. Далее мы готовим ТЭО постоянных кондиций, получаем согласование и выходим на предварительную фазу добычы. После согласования проект освоения месторождения, мы приступаем к строительству ГОКа, созданию инфраструктуры и в 2023 году начинаем добычу.

Согласно нашему ТЭО на месте разработки месторождения будет создано 2,5 тысячи рабочих мест. Но при подобном строительстве всегда возникает мультипликативный эффект, и с учетом создания предприятий и необходимой инфраструктуры возникает необходимость в сопутствующем персонале из сферы услуг и производства, а значит, рабочих мест будет гораздо больше — около 30 тысяч. На основе утвержденных запасов можно спрогнозировать, что добыча будет идти на протяжении 37 лет, но по моим данным месторождение настолько огромно, что работа здесь будет длиться не менее 100 лет, и даже мои внуки смогут здесь работать.

— Чем обусловлена такая огромная разница в прогнозах?

— Такая разница в расчетах получается из-за того, что оценка выводится на основе нынешних утвержденных запасов. Но, когда мы переведем ресурсы в запасы, срок добычи может заметно увеличиться, в нашем случае — в три раза. Я могу позволить себе делать такие выводы, так как давно работаю в данной отрасли, хорошо знаю данную геологическую систему, тектонику и структуру подобных участков – я специализировался именно на таких типах месторождений, они залегают кластерами и прирост запасов может быть увеличен в разы. Получается, что данное месторождение уникально еще и потому, что позволит дать работу людям на долгие годы, в то время, как срок отработки среднестатистического месторождения примерно 4-5 лет. А здесь – на десятилетия, целые поколения людей могут работать на нем. В итоге выходят отличные перспективы в отношении экономического развития региона.

Когда я прилетел в Россию, я встретился с главой "Дальнедр" г-ном Бойко и сказал, что открою здесь, на Дальнем Востоке, три месторождения, но они подумали, что я сумасшедший (смеется). На той неделе я встречался с г-ном Бойко, они меня поздравили с открытием двух месторождений и напомнили про обещание. Теперь я усиленно работаю над этим, мы приобретаем новые лицензии, осваиваем новые территории, подали также документы на приобретение лицензии для работы на Камчатке.

— Когда должно начаться строительство ГОКа?

— По условиям лицензии оно запланировано на 2021 год. Но у меня есть свой "оптимистичный сценарий". Надеюсь, что совместными усилиями с инвесторами удастся начать строительство уже в 2019 году. Мы начнем с того, что построим небольшой карьер, который будет постепенно расширяться. Некоторые сразу строят огромный, и по моему мнению – это большая ошибка.

— Много ли инвесторов удалось привлечь?

— Вообще геология – рискованное и долгосрочное предприятие, и инвесторы здесь серьезные, они скрупулезно изучают все нюансы и возможные риски. Убедить их можно только именем и репутацией. Но я буду продолжать работать над этим. Само освоение обойдется в 1,5 млрд. долларов. Поэтому разговор с потенциальными партнерами я начинаю с главного вопроса – "вас интересуют вложения в Россию"? Если говорят нет, то разговор на этом заканчивается. Если есть интерес – я продолжаю диалог. Нужно понимать, что такое месторождение привлекает инвесторов, когда оно уже официально открыто. Очень важно дойти именно до этой стадии. Есть один очень важный момент – месторождение имеет отличную инфраструктуру. Люди ходили по земле и не знали, что в ней лежит. Построили ЛЭП, проложили дороги, магистральный газопровод, возможна перевозка речным транспортом, выход в порт Ванино и Николаевск-на-Амуре. Таких месторождений очень мало в мире. У него уже сейчас есть выход на все возможные рынки сбыта. Например, конечный продукт – в виде концентрата — можно отправлять по реке. Выбирать ли этот путь, будем решать вместе с инженерами, технологами и рядом специалистов, основываясь на ТЭО постоянных кондиций. С ходу ответить сложно, потому что есть несколько маршрутов и их выбор во многом зависит от достигнутых договоренностей.

— У вас есть какие-либо договоренности по соинвестированию проекта?

— Есть несколько брокерских контрактов с Канадой, а также с Urasion Minerals. Далее у нас имеется много потенциальных партнеров, которые сейчас рассматривают нашу информацию, есть из России и из-за рубежа. Вообще я бы хотел, чтобы было больше российских инвесторов. Пока ведем переговоры с очень крупной российской компанией. Больше сказать я пока не могу, так как у нас имеется договор конфиденциальности.

— А медь, которая тоже есть в месторождении, куда пойдет она?

— Медь очень ценна и есть великое множество заинтересованных в ее покупке компаний – это представители Японии, Кореи, Китая, огромные корпорации, имеющие постоянные потребности в этом ресурсе. Медь даже более ходовой товар, нежели золото. К сожалению, на данном этапе на ДВ нет такого предприятия, нет налаженных торговых коммуникаций с такими крупными корпорациями. И это один из будущих шагов развития в регионе.

— Что вы думаете насчет IPO (первичное размещение акций на фондовом рынке)?

— Мы рассматриваем различные варианты, чтобы стать публичной компанией, но мы — компания частная и нам очень нравится быть таковой. На данном этапе мы не пойдем ни на какой публичный рынок, учитывая стадию собственного развития. Но при этом мы с интересом присматриваемся к публичным площадкам – Лондон, Торонто, Нью-Йорк, но пока только как к потенциальной возможности. Вплотную этот вопрос пока не прорабатывали.

— Что, кроме рабочих мест, даст региону разработка месторождения?

— Экономика будет развиваться, будет дополнительное финансирование, дороги будут строиться, сопутствующая инфраструктура. Моя основная задача – начать освоение месторождения, создать условия для людей, обеспечить их работой, развернуть активное строительство. Это ведь огромный вклад в развитие Дальнего Востока. При этом интересно, что у российских компаний больше шансов и меньше сложностей, чем у нас, но над вкладом в развитие региона задумываются далеко не все.

США. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 25 августа 2016 > № 1874217 Томас Эдвард Боуэнс


Россия. Великобритания > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 10 августа 2016 > № 1950325 Наталья Ионова

95% руководителей ЕВРАЗа выросли внутри компании

Вице-президент ЕВРАЗа по персоналу Н.Ионова в интервью журналу Эксперт рассказала о программе подготовки кадров внутри компании.

Наталья Леонидовна, металлургической отрасли сегодня приходится тяжело. Как ЕВРАЗ справляется с кризисом?

Любой кризис – это всегда вызов для компании. Стимул двинуться вперед, выйти за свои пределы. Кризис позволяет нам переосмыслить понятие эффективности, учит искать дополнительные ресурсы, принимать решения в условиях высокой неопределённости. В 2015 г. благодаря планомерной работе с издержками мы сэкономили более 350 млн долларов США. И эта работа будет продолжена. Иначе сохранить лидерство на рынке просто не получится.

С одной стороны, мы улучшаем процессы, с другой, работаем с людьми. Ведь именно люди – проводник изменений. Бизнесу нужны опытные инженеры, умелые управленцы и молодежь со свежими идеями. Мы делаем ставку на внутренний рекрутмент. Не только потому что на рынке очень сложно отыскать правильных людей. Сотрудники, выросшие внутри компании, более лояльны, глубже знают производство и готовы решать непростые задачи, которые возникают перед ними каждый день. Для наших инженеров развитие активов, технологий - основной стимул и драйв. Поэтому 95 % руководителей ЕВРАЗа выросли внутри компании. Показательный пример - управляющий директор Западно-Сибирского меткомбината Алексей Юрьев. Он начинал карьеру мастером, вырос до главного инженера и, наконец, возглавил объединенный комбинат.

95% - огромная цифра. Как Вы «выращиваете» людей?

Металлургия - технологически сложное производство. Освоить профессию горнового или конвертерщика в учебном заведении невозможно. Важно обеспечить преемственность знаний. В 2011 году родилась специальная программа сохранения и развития инженерной экспертизы, задача которой - организовать передачу зачастую уникального производственного опыта экспертов вчерашним выпускникам, молодежи.

На первый взгляд, мы усложнили жизнь и тем, и другим: экспертам пришлось учиться учить, преемникам необходимо было освоить дополнительный пласт знаний. Но за пять лет отношение к программе изменилось. Эксперты увидели эффект и теперь сами составляют программы для своих подопечных; последние поняли, чего от них хочет компания и какой колоссальный карьерный лифт перед ними. Сейчас в корпусе экспертов более 600 человек, за пять лет их число утроилось, и уже более 100 преемников сами стали экспертами.

Экспертами мы называем наш золотой фонд, талантливых инженеров, знающих сильные и слабые стороны производства, умеющих гибко подстраивать процессы под требования меняющегося рынка. Именно эти люди двигают бизнес вперед.

За счет чего программа «выстрелила»?

Постепенно из инструмента обучения проект превратился в инструмент развития производства. Все мероприятия - а мы проводим научно-технические конференции, корпоративные молодежные конференции, ТРИЗ-практикумы, технические форумы, школы главных специалистов - направлены не на штудирование учебников и пассивное слушание лекций, а на решение конкретных производственных вопросов. Угольщики решают, как снизить простои в забоях, металлурги - как грамотно организовать рециклинг отходов производства, как стабилизировать качество продукции и так далее. Не HR-специалисты убеждают производственников в необходимости учиться, а наоборот, производство находит актуальные, часто «больные» темы и обращается к нам за организационной помощью.

Вы говорите о развитии инженерно-технических компетенций. А как насчет управленцев? Их тоже получается выращивать?

Главный проект, который мы запустили в прошлом году и активно развиваем в нынешнем - «От мастера до управляющего директора». Он направлен на развитие управленческих навыков у самой массовой группы производственного менеджмента. Мастер – для большинства сотрудников главный и самый близкий управленец, через него идет связь руководства предприятия с коллективами. Должность непростая и ответственная, но, как правило, это необходимая ступень карьерного роста. Мы поняли, что мастеров нужно обучать не отдельным компетенциям, а полноценным управленческим практикам, то есть пошагово формировать культуру того, как делать обход, как общаться, как проводить разнарядку. Такой подход дал быстрый заметный эффект в виде повышения эффективности ежедневной работы.

Весной мы начали калибровку мастеров. Оцениваем их в ключевых областях: охрана труда, управление людьми, производственные результаты – объем и качество, улучшение производственных процессов. За каждую область отвечает профильный руководитель: начальник по охране труда или по бизнес-системе, начальник участка, начальник цеха. На основе этих данных для мастеров составляется индивидуальная программа обучения. Передав инструменты управления производственному руководителю, мы дали ему возможность строить обоснованный разговор с работником о показателях его работы.

За первый квартал мы оценили 17% мастеров, постепенно увеличиваем «охват». До 2018 года планируем внедрить систему оценки и программы развития не только для всех мастеров, но и для следующих уровней производственных руководителей – начальников участков и начальников цехов. Мы начали проект с систематизации инструментов, а теперь видим, как меняется культура в компании. В ЕВРАЗе раньше не было принято давать обратную связь, сегодня в фокусе –выстраивание эффективного внутреннего взаимодействия.

Россия. Великобритания > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 10 августа 2016 > № 1950325 Наталья Ионова


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839882 Денис Мантуров

Совещание по вопросу развития производства и потребления редкоземельных металлов.

Владимир Путин провёл в Великом Новгороде совещание с участием членов экономического блока Правительства и представителей бизнеса по вопросу развития производства и потребления редкоземельных металлов.

Перед началом совещания глава государства принял участие в запуске производства редкоземельных металлов компании «Акрон» и ознакомился с основными промышленными процессами на предприятии.

* * *

Начало совещания по вопросу развития производства и потребления редкоземельных металлов

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня обсудим состояние и задачи по развитию отечественной промышленности редкоземельных металлов.

Почему вас попросил сегодня собраться здесь: во–первых, здесь находится наше практически первое производство; во–вторых, я очень хорошо помню дискуссию, которая у нас шла несколько лет назад, и в ней принимали участие мои коллеги, в том числе часть из них находится сейчас в этом зале.

Тогда, помню, мнения разделились: одни выступали за то, чтобы приобрести некоторые активы за рубежом, конечно, потом использовать здесь, в России; другие были категорически против – и не только потому, что нужно было истратить фактически бюджетные деньги, или государственные во всяком случае – из резервов; говорили о том, что у нас есть все шансы начать производство редкоземельных металлов в стране.

Мне бы очень хотелось сегодня с вами поговорить на тему о том, где мы находимся. При этом в начале нашей встречи хотел бы отметить, что по объёму запасов редкоземельных металлов Россия занимает второе место в мире – это, я так понимаю, по разведанным и подтверждённым запасам. На самом деле ещё неизвестно, может быть, первое, имея в виду размеры наших территорий и возможности поиска и подтверждения новых запасов.

Производство в России редкоземельных металлов составляет лишь около двух процентов мирового – мы на втором месте по подтверждённым запасам, а производство – всего два процента. Потребление в виде конечной продукции до сих пор в основном покрывается за счёт импорта. Доля импорта – около 90 процентов.

При этом спектр применения редкоземельных металлов весьма широк – мы только что с коллегами об этом вспоминали. Это нефтехимия и энергетика, судостроение и автопром, электроника и строительная индустрия. Кроме того, их производство критически важно для обеспечения обороноспособности страны, для выпуска современных систем вооружения и военной техники. Словом, решение многих задач в экономике, в сфере безопасности связано с эффективной работой промышленности редкоземельных металлов.

Учитывая такую значимость отрасли, для её поддержки в 2013 году запущена специальная подпрограмма в рамках государственной программы развития промышленности. В текущем году завершается её первый этап, итогом которого должен стать научно-технический задел – патенты, ноу-хау и технологии, прошедшие опытную отработку и готовые к коммерциализации. За четыре года на эти цели из федерального бюджета выделено более 4,2 миллиарда рублей, ещё 4,6 миллиарда привлечены из внебюджетных источников.

Прошу сегодня доложить, каких результатов удалось добиться за это время, насколько востребованы научные разработки, прежде всего со стороны отечественных производителей, и насколько они перспективны с точки зрения потребителей. Знаю, конечно, что планировалось запустить крупные инвестиционные проекты на основе проведённых НИОКРов, создать в России производства с полной технологической цепочкой – от добычи руды до выпуска чистых металлов.

Сейчас, конечно, – и мы с Вячеславом Владимировичем [Кантором] только что говорили об этом – ситуация на глобальном рынке редкоземельных металлов кардинально отличается от той, которая была в 2012 году, перед началом этой программы. В частности, кардинально поменялась ценовая конъюнктура рынка, стабилизировался и объём предложений.

Если средний уровень цен по редкоземельным металлам с пиковыми значениями в 2011 году был 140 долларов за килограмм, то эта цена упала к началу 2016 года до 20 долларов за килограмм. И мировой рынок редкоземельных металлов оценивается примерно в 130 тысяч тонн в год. Всё это, конечно, влияет на инвестиционные планы предприятия, понятное дело.

Вместе с тем и в этих условиях на рынке открываются дополнительные возможности, появляются новые области применения редкоземельных металлов, в российской экономике запускаются процессы импортозамещения. Важно учитывать, конечно, и эти тенденции, оценивать перспективы отрасли на горизонте в пять – десять и более лет, отталкиваясь от этого, формировать инвестиционные программы. Нужно определить приоритетные сегменты для бизнеса в сфере редкоземельных металлов – где российские предприятия могут быть в полной мере конкурентоспособными и успешными.

В нашей встрече участвуют представители отечественных производителей, потребителей редкоземельных металлов. Предлагаю обсудить, какие нормативные, организационные решения нужны для обеспечения роста и укрепления отрасли.

Давайте начнём работать. Слово – Министру [промышленности и торговли] Денису Валентиновичу Мантурову.

Д.Мантуров: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Мы подготовили презентацию, для того чтобы проиллюстрировать результаты реализации программы. Но, прежде чем доложить о результатах, хотел поподробнее описать картину с учётом того старта, который был дан в 2012 году при принятии решения.

В то время сегмент редкоземельных металлов по всему миру показывал существенный рост, увеличивалась стоимость редкоземельных металлов, прогнозировалось также дальнейшее наращивание их потребления. И вместе с тем в России в отрасли наблюдалось значительное технологическое отставание, в отличие от Китая – по сути, крупнейшего производителя, – США и ряда других стран, что являлось фактором риска для национальной безопасности, особенно учитывая, что эти металлы используются в продукции и тяжело заменимы в высокотехнологичных отраслях.

Что я имею в виду? В первую очередь это постоянные магниты, сплавы, катализаторы, люминофоры, керамика и ряд других важных позиций. Именно на этом фоне была сформирована отдельная программа развития отрасли, в рамках её первого этапа мы получаем необходимый научно-технический задел для обеспечения извлечения РЗМ из сырья, разделения концентратов на индивидуальные оксиды и производства продукции на основе этих металлов. Из запланированных НИОКРов 13 работ уже полностью выполнены, оставшиеся 27 будут закончены до конца этого года.

Второй этап программы, который начинается со следующего года, предполагает внедрение разработанных технологий в промышленное производство российскими предприятиями. Но сразу должен сказать, что мы столкнулись, действительно, на сегодняшний день с несколькими проблемами. Одна из них – это сохраняющийся низкий уровень потребления редкоземельных металлов в виде конечной продукции в нашей стране. Он, к сожалению, оценивается сегодня в пределах 1000–1100 тонн по году, что не даёт предприятиям мотивации для масштабного развития проектов. В нашей работе мы учитываем и те изменения на мировом рынке по редкозёмам, о которых Вы уже сказали.

Всё это привело к существенному ухудшению финансового положения крупнейших игроков за пределами нашей страны, в частности в Китайской Народной Республике, и банкротству той самой компании, о которой Вы упомянули, в Америке (это Molycorp), которую на пике цен на РЗМ в 2011 году предлагалось приобрести, в том числе с целью ускоренного трансфера тех технологий, которые у нас отсутствовали на тот момент.

С другой стороны, изменение ситуации на мировом рынке действительно сыграло нам на руку. Мы своевременно воспользовались возникшей паузой в динамике потребления редкоземельных металлов, сумев через госинвестиции нарастить собственные технологические компетенции. Рассчитываем, что эта пауза будет непродолжительна, спрос, цены должны постепенно пойти вверх, что позволит в полной мере реализовать накопленный за это время потенциал.

Сегодня основным производителем карбонатов редкоземельных металлов в нашей стране является Соликамский магниевый завод (Пермский край), получающий сырьё с Ловозерского ГОКа (Мурманская область). «Ростех» и группа компаний «ИСТ» реализуют флагманский для отрасли проект освоения Томторского месторождения, и сегодня коллеги подробно расскажут о его выполнении.

В создании производств в сфере РЗМ также активно участвуют компания «Акрон», где мы находимся, компания «Уралхим», «ФосАгро», «Скайград» в Подмосковье и гидрометаллургический завод в городе Лермонтов (Ставропольский край).

По каким–то проектам, учитывая сегодняшнюю ситуацию, возможно, будут несущественно сдвинуты сроки реализации. Господдержку этим проектам мы обеспечим в рамках существующих механизмов через субсидирование процентных ставок, а также через Фонд развития промышленности.

В целях стимулирования потребления российских редкоземельных металлов мы считаем целесообразным дополнить постановление Правительства №719, которое прописывает критерии страны происхождения в части редкоземельных металлов. Это позволит выдвигать требования по использованию отечественных редкозёмов при производстве высокотехнологичной продукции.

В целом я считаю, что программа была начата очень своевременно. Проекты, которые сегодня запускаются, технологии, которые уже есть, позволят к 2020 году реализовать те задачи, которые перед нами Вы поставили в 2012 году.

Спасибо за внимание.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839882 Денис Мантуров


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский

ГУБЕРНАТОР ПОДЧЕРКНУЛ, ЧТО ПРОЕКТ КОМБИНАТА ДОЛЖЕН БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ЭКОЛОГИЧНЫМ.

На аппаратном совещании губернатор Челябинской области Борис Дубровский заявил, что после ряда публикаций появилось неверное понимание его позиции по проекту Томинского ГОКа. Глава региона подчеркнул, что рекомендации экоаудита должны быть выполнены, и в этом состоит его принципиальная позиция. Борис Дубровский подчеркнул важность мероприятий, которые были озвучены по итогам экологического аудита Томинского ГОКа. Глава региона заявил, что нужно устранить дефекты и минимизировать экологические риски.

— Первое — отказаться от гидрометаллургии. Второе — это использование Коркинского разреза для размещения отходов, что позволит существенно сократить нагрузку на территорию, потому что не нужны будут тысячи гектаров для размещения шламов. Здесь достаточно серьезная сложность, но эту дорогу нужно пройти совместно с федеральным министерством энергетики, совместно с Челябинской угольной компанией, и конечно, Русской медной компанией. Этот путь требует времени, серьезного изменения проекта, это, собственно, непременное условие. Хорошая идея, она мне нравится, я заявляю об этом громко и точно, — сказал Борис Дубровский.

Также губернатор подчеркнул, что нужно использовать экологичные технологии не только в производстве, но и при транспортировке. В частности, к таковым Дубровский отнес применение в работе ретро-приводов, конвейеров, скиперных подъемников для транспортировки горных пород.

— Это значит, что будет снижено количество выхлопных газов от тяжелой техники. Это я и называю лучшими доступными технологиями. Вот, собственно, тот перечень мероприятий, по которым необходимо принять решение и кардинально изменить архитектуру этого проекта. Вот это я поддерживаю. Я обозначил свое мнение по этому поводу, и двигаться вправо-влево, искать какие-то другие компромиссы вокруг этого решения я не буду точно. Считаю очень важным это сказать, — подытожил Борис Дубровский.

Напомним, по итогам экоаудита замгубернатора Олег Климов заявил, что параллельно будут осуществляться две задачи: реализация проекта Томинского ГОКа и рекультивация Коркинского разреза. РМК не может взять на себя рекультивацию в полном объеме, так как она обойдется в 26 миллиардов рублей, поэтому правительство Челябинской области будет искать источники для финансирования. Возможно, будут привлечены средства из федерального бюджета. Также на пресс-конференции по итогам аудита представители РМК заявили, что откажутся от гидрометаллургии на Томинском ГОКе.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский


Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826377

Кремниевый проект "возродится" в Новоуральске?

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и генеральный директор научно-производственного объединения "Силарус" Марина Красько на VII Международной промышленной выставке "Иннопром-2016" подписали соглашение о намерении создать в Новоуральске кремниевый кластер. Объем инвестиций должен составить около €1 миллиардов.

Производственный комплекс будет включать полный цикл обработки кремния: от минерального сырья до материалов для цветной и черной металлургии, солнечной энергетики, электронной и химической промышленности.

Проект будет реализован в три этапа. На двух первых этапах будут построены завод по производству металлического кремния мощностью 36 тыс. т в год и завод по производству поликристаллического кремния мощностью 10 тыс. т в год.

Напомним, что аналогичный проект "Роснано" реализованный в г. Усолье-Сибирское (Иркутская обл.) в 2010-2015 гг. не выдержал конкуренции с китайскими производителями кремния и стал банкротом.

Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826377


Япония > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826376

Новые магниты и электродвигатели Honda сократят потребность в тяжелых РЗМ

Компания Honda и японский металлургический концерн DaidoSteel разработали технологию практического применения неодимового магнита, несодержащего тяжелые редкоземельные металлы (РЗМ), в силовых агрегатах гибридных транспортных средств.

Концепция будет реализована вновом HondaFreed, который поступит впродажу на некоторых рынках осенью 2016 года.

Как говорится в сообщении компании, неодимовые магниты имеют высокую мощность притяжения и применяются при конструировании электрокаров и гибридных моделей. Ожидается, что спрос на данный продукт будет неизменно расти вместе с увеличением продаж данных автомобилей.

Япония > Металлургия, горнодобыча. Авиапром, автопром > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826376


Белоруссия > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826375

Белорусские ученые-металлурги осуждены на сроки от 3 до 4 лет

В Белоруссии Минский городской суд 12 июля, вынес приговор по делу трех преподавателей БНТУ.По приговору суда доктор технических наук, 74-летний профессор Владимир Соболев получил 3,5 года тюрьмы, доктор физико-математических наук, профессор Александр Чичко – 4 года, его супруга Ольга – 3 года. Ко всем троим фигурантам дела применена отсрочка наказания на 2 года, а также конфискация имущества.

ПреподавателейБНТУ обвинилив злоупотреблении служебными полномочиями и хищении 170 млн рублей за счет фальсификации отчетных материалов во время работы по госпрограмме прикладных научных исследований "Металлургия".

Белоруссия > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826375


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Химпром > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826374

3D-металлургия хочет закрепиться на Урале?

Корпорация "Ростех" и правительство Свердловской области продолжают формирование научно-производственного консорциума «Аддитивные технологии» в целях развития и применения на территории Россиийской Федерации, в том числе Свердловской области, 3D-технологий.

Договор, в котором декларируется намерение о создании в Свердловской области научно-производственного консорциума «Аддитивные технологии», губернатор Евгений Куйвашев подписал с индустриальным директором комплекса общего машиностроения и новых направлений госкорпорации Ростех Романом Денискиным, гендиректором акционерного общества «Наука и инновации» Алексеем Дубом, генеральным директором Машиностроительного завода имени М.И. Калинина Николаем Клейном, ректором УрФУ Виктором Кокшаровым и председателем Уральского отделения Российской академии наук Валерием Чарушиным в ходе Международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2016».

Рамочное соглашение о сотрудничестве в сфере аддитивных технологий было подписано на прошлой выставке между правительством Свердловской области, УрФУ, Корпорацией «ВСМПО-АВИСМА», АО «Швабе», АО «ТВЭЛ» и АО «Наука и инновации».

Планируется, что в рамках консорциума будут реализованы масштабные инвестпроекты, предполагающие создание российских установок порошкового послойного сплавления, опытно-промышленных установок получения металлических порошков методом газовой атомизации, разработку сопутствующих технологий и оснастки.

Работа консорциума позволит создать условия для формирования ключевых компетенций, необходимых для развития станкоинструментальной производственной специализации региона, развития производственной кооперации организаций машиностроительного комплекса Свердловской области и перспективного направления порошковой металлургии.

Аддитивные технологии позволяют получать изделия с помощью послойного «наращивания» материала. Создание консорциума позволит стимулировать развитие новой отрасли промышленности, которая повысит конкурентоспособность и технологическую независимость России. Кроме того, его участникисмогут сфокусироваться на новых разработках и развитии аддитивных технологий в России, нарастить производственные компетенции и централизованно содействовать производственному применению аддитивных технологий на территории России.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Химпром > metalbulletin.ru, 13 июля 2016 > № 1826374


Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 июля 2016 > № 1893246

В Набережных Челнах состоялась церемония официального открытия КМК ТЭМПО

Сегодня, 7 июля, глава Татарстана Р. Минниханов посетил открывшийся электрометаллургического мини-завод "Камский металлургический комбинат (КМК) ТЭМПО", расположенный в зоне территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) г. Набережные Челны.

Завод специализируется на производстве стального арматурного проката классов А400 (АIII) и А500С диаметром 10-32 мм. Согласно данным, предоставленным в заявке на получение статуса резидента ТОР, ежегодно предприятие планирует выпускать 500 тыс. т продукции. На предприятии создается 1,5 тыс. рабочих мест, инвестиции в проект составляют 5,5 млрд руб.

КМК в пусконаладочном режиме с февраля текущего года выпускает арматурный прокат и к дате официального открытия завод вышел на ежемесячный объем производства 18-20 тыс. т проката, что составляет около половины от проектной мощности.

Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 7 июля 2016 > № 1893246


Украина > Металлургия, горнодобыча > newizv.ru, 7 июля 2016 > № 1827289

Гибридно-янтарная война

Мимо государственной казны Украины проходят миллиарды долларов

Яна Сергеева, Киев

Киев в войне с «янтарной мафией», наконец, перешел в активное наступление. Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко в четверг уволил прокурора Ровенской области Анатолия Ковальчука. Кроме того, по подозрению в организации преступной группировки по добыче янтаря был задержан заместитель прокурора Ровенской области Андрей Боровик, а также ряд представителей криминального «квазигосударства», давно и прочно сформировавшегося на территориях залежей «солнечного камня».

Нелегальная добыча янтаря в лесах Житомирщины, Ровенщины и Волыни считается отлаженным годами бизнесом с миллиардными оборотами, который покрывает местная власть и правоохранители. На Украине - огромные залежи этого камня. Одни из самых богатых в мире. Но разрабатывают их в основном нелегалы и самыми варварскими для природы методами. При этом в стране нет ни одного месторождения, которое бы разрабатывалось законно, поскольку у депутатов Рады «не хватает» времени, чтобы поставить на голосование элементарный закон о легализации добычи янтаря.

Тем временем, в прессе постоянно публикуются громкие журналистские расследования и репортажи с места событий, где перестрелки и убийства охотников за ценным минералом стали обыденностью. На войне, как на войне. Последние два года бои Киева с местными мафиями велись с переменным успехом. При этом грабеж украинских недр продолжал успешно расти, а его адвокаты в высоких кабинетах пытались успокоить гражданских активистов тем, что, мол, «там же простые, несчастные люди, которые моют янтарь, зарабатывая себе на кусок хлеба».

По оценкам экспертов, всего на Украине ежегодно добывают 150 тонн янтаря, что составляет около полмиллиарда американских долларов. При этом на официальную часть приходится лишь 3-4 тонны камня. Маржа идет местным жителям-добытчикам, уголовным картелям, которые контролируют их деятельность, а также правоохранительным органам, которые покрывают беззаконие.

Ради прибыли от 400 до 5,5 тыс. долл. (столько стоит килограмм янтаря в зависимости от его качества) они прибегают к убийственному для леса методу добычи. Сначала над залежами уничтожают деревья, затем экскаватором выкапывают ров, по которому из ближайшего водоема пускают воду. Вокруг канала выкапываются небольшие ямы, куда насосами качают воду. Поток размывает песок и легкий янтарь выносит на поверхность, после чего его ловят обычными сачками.

По правилам добывать янтарь нужно «всухую», а для промывания почвы, где залегает порода, использовать специальное оборудование. Правильную технологию используют на единственном предприятии, которое принадлежит государству. Называется оно «Янтарь Украины», расположено в селе Клесов Ровенской области и официально добывает всего 2 тонны янтаря в год. При этом эксперты указывают, что даже по расположению карьера понятно, что реальные объемы добычи должны быть выше задекларированных.

Если посчитать объемы грунта, которые перерабатываются госпредприятием, оказывается, что добыча должна достигать не менее 10 тонн в год - то есть в 5 раз больше официального показателя. Так что деятельность «Янтаря Украины» уже многие годы вызывала больше вопросов, чем ответов. В апреле СБУ возбудила уголовное дело по подозрению в искусственном доведении предприятия до банкротства.

Местные активисты неоднократно рассказывали журналистам о коррупционной системе, связанной с силовиками в районных центрах. В нее входит местное представительство СБУ, прокуратура, милиция, суды. Если кто-то решает идти копать янтарь, он выходит на прикрытие из числа силовиков, которые дают «добро» и сообщают, в какой части леса можно работать. С каждой помпы добытчики-нелегалы платят «крыше» по 500 долларов. И о происходящем знают в стране все, включая президента.

Во время своей поездки во Львов 2 июля Петр Порошенко заявил: «Ни один участок, ни одна артель не работают без милицейского, прокурорского крышевания и крышевания СБУ и на уровне райгосадминистрации. И в дальнейшем мириться с этим я не собираюсь. Подъеду без кортежа в одну из трех областей - в Ровно, Житомир или на Волынь - и вам покажу, кто там крышует и каким образом». После чего он дал две недели силовикам на то, чтобы решить проблему.

И уже 5 июля полиция сообщила, что задержан криминальный авторитет по кличке «Ушастый», который подозревается в контроле над нелегальной добычей янтаря в Ровенской области. Днем ранее был задержан заместитель прокурора Ровенской области Андрей Боровик по подозрению в организации преступной группировки. По информации генпрокуратуры, в состав группировки входили работники правоохранительных органов региона, а возглавляли схему, кроме Боровика, заместитель прокурора Ровенской области, подполковник контрразведки местного управления СБУ, два бывших начальника райотделов полиции, а также председатели райгосадминистраций, руководители районных прокуратур, руководители лесхозов, а также представители криминалитета. Всего 32 человека.

Тем не менее шансы власти на победу в янтарной войне гражданские активисты оценивают как мизерные. После гневной речи главы государства, а также задержаний, старатели просто временно залегли на дно, утверждают активисты из Ровно.

В Верховной Раде лежат под сукном два законопроекта, которые предлагают варианты решений. Но до их рассмотрения дело никак не доходит. А ведь для начала нужно принять закон, который бы позволял просто легализовать добычу янтаря, чтобы она приносила деньги в государственный или местный бюджеты.

Украина > Металлургия, горнодобыча > newizv.ru, 7 июля 2016 > № 1827289


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 6 июля 2016 > № 1899884 Олег Калинский

От металлургии к нефтесервису

Директор Фонда развития трубной промышленности (ФРТП) О. Калинский принял участие в записи программы для Русской службы новостей (РСН), в ходе которой состоялось обсуждение причин роста цен в обрабатывающих отраслях экономики, а также возможных путей выхода из кризиса.

Олег Игоревич, тут получается, что трубная отрасль может этой точкой роста стать. Она же готова к этому?

Трубная промышленность РФ, безусловно, к этому готова. С 2000 г., когда началась масштабная модернизация мощностей в трубной промышленности, было вложено уже порядка 500 млрд руб. Это около 30% от всех инвестиций, которые пошли в чёрную металлургию. Сегодня мы абсолютно готовы поставлять, и поставляем высококачественную продукцию на российский рынок, на рынок Евразийского экономического союза, и выходим очень успешно на экспорт. Я приведу лишь несколько цифр о том, как сегодня развивается трубная промышленность. По 2015 г. производство увеличилось незначительно, на 0,1%, было произведено 11 млн 318 тыс. т труб. Но при этом надо помнить, что чёрная металлургия очень серьёзно просела по прошлому году, порядка 9%. То есть мы являлись драйверами роста за счёт очень хорошего спроса со стороны нефтегазовых компаний, в основном, на трубы большого диаметра, которые сегодня укладываются для экспортных проектов очень хорошо, для «Силы Сибири». Сегодня по этому виду продукции импорт составляет менее чем 0,5%. В 2004 г. 40% труб большого диаметра завозилось по импорту. Газпром говорит открыто о том, что и дальше будет закупать только российские высококачественный трубы, и уже даже не те трубы, которые успешно прошли процесс импортозамещения, а уже и те трубы, которые сегодня нацелены на импортоопережение, потому что по нашим качественным характеристикам эти трубы сегодня используются на Крайнем Севере. И можно сказать, что сегодня трубные компании прошли активный путь инвестирования. Инвестиционный цикл успешно завершён, мы конкурентоспособны и готовы поставлять свою продукцию на любой рынок, будь то рынок РФ или других стран.

Такие проекты, как «Сила Сибири», вообще же вам в радость — заказ гарантированный, прогнозировать можно что-то, внедрять технологии новые, так ведь?

И нужно помнить, почему мы сегодня говорим о высоком качестве нашей продукции. Потому что за период с 2000 г. инвестиции, которые были реализованы трубными компаниями, пошли на полную коренную модернизацию. Если 10 лет назад износ основных мощностей составлял 60%, сегодня он составляет ниже 40%. Сегодня в России идёт масштабная компания по внедрению наилучших доступных технологий в промышленности. И сегодня можно сказать, что российские трубные компании уже внедрили наилучшие доступные технологии и продолжают активно этот процесс и дальше, превращаясь из трубных металлургических компаний в нефтесервисные. Они следуют за своими потребителями на месторождения, на буровые платформы, оказывают полный пакет нефтесервисных услуг — это абсолютное качество, именно то, за что мы боролись эти 10 лет и достигли.

Олег Игоревич, а у вас какие сейчас ключевые факторы для промышленности?

Это, однозначно, падение спроса. И мы предлагаем Правительству России, органам исполнительной власти разработать ряд программ, который поддержал бы спрос не только в трубной промышленности, но и, по мультипликативному эффекту, продукцию металлургического предприятия, на перевозки железнодорожные, потому что это всё запускает цепочку добавленной стоимости. Например: сети горячего-холодного водоснабжения, водоотведения России изношены на 43%, тепловые сети — на 29%.

Сегодня есть программа у Минэнерго для городов с населением менее 250 тыс. жителей. Даются преференции на обновление систем ЖКХ. Мы просим эту программу расширить на города с населением более 250 тыс., потому что это проблема общая для всех сегодня в РФ. Мы также предлагаем закреплять приоритет российской продукции обрабатывающих отраслей (не только трубной продукции) в закупках государственных компаний, потому что сегодня есть конкурентоспособные виды продукции, и, мы считаем, они должны быть поддержаны в первую очередь по отношению к иностранным. Мы также просим государство помочь закрепить приоритет поставок российской высокотехнологичной продукции за структурными проектами за рубежом, особенно теми проектами, на которые выделяются кредитные ресурсы государства, например, строительство атомных электростанций в Белоруссии, Армении и в дальнем зарубежье.

Мы можем поставлять наши нержавеющие коррозионностойкие трубы туда. Когда российское государство даёт деньги, необходимо выторговывать себе условия, чтобы там была российская продукция. Все эти меры способны стимулировать спрос без разгона инфляции и без увеличения государственных расходов, потому что это меры административного характера, которые нам помогут увеличить производство и поставлять продукцию с наибольшей добавленной стоимостью. Что такое наибольшая добавленная стоимость? Это более высокая прибыль предприятий, большее отчисление налогов, большие отчисления на заработную плату и т.д. Таким образом, мы приходим к ситуации, когда более высокий платёжеспособный спрос ведёт к большему наполнению и федерального бюджета, и бюджета регионов, и бюджета муниципалитетов. Не нужно бояться стимулировать спрос.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 6 июля 2016 > № 1899884 Олег Калинский


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalbulletin.ru, 28 июня 2016 > № 1805367

"Норильский никель" остановил Никелевый завод 1942 года постройки

В понедельник, 27 июня 2016 года полностью остановлены плавильный и обжиговый цеха Никелевого завода, сообщает пресс-служба "Норильского никеля".

Проект закрытия Никелевого завода является одним из звеньев масштабной, экологически ориентированной программы реконфигурации металлургических мощностей «Норильского никеля».

Никелевый завод – самый старый актив компании (год ввода 1942-й), ежегодные выбросы диоксида серы в атмосферу составляли 380 тыс. тонн. Невозможность утилизации серы на устаревших мощностях предприятия стала предпосылкой для реализации комплексного проекта по его закрытию. Руководством “Норильского никеля” было принято решение о строительстве новых производств по улавливанию сернистого газа на НМЗ.

– Подготовка Надеждинского завода для приема в переработку всего никельсодержащего сырья велась параллельно с поэтапным закрытием никелевого завода. Реализация этого комплексного проекта позволяет модифицировать производственную цепочку и значительно улучшить экологию Норильска, – отметил вице-президент ГМК – директор Заполярного филиала Александр Рюмин. – На долю Никелевого завода приходилось более 25 процентов выбросов диоксида серы в городской черте, это в среднем 75-80 дней в году. С закрытием завода эти выбросы перестанут поступать в атмосферу города.

С 1 февраля 2016 г. началась поэтапная остановка мощностей завода. 10 июня остановил работу агломерационный цех, 27 июня – плавильный и обжиговый цеха, то есть все пирометаллургические переделы. Завершение работ по закрытию устаревших мощностей планируется в октябре.

Проект реализуется совместно с государством и уникален как с точки зрения экологического эффекта, так и предоставления социальных гарантий работникам. Для 2500 работников Никелевого завода компания разработала беспрецедентную социальную программу, которая предполагает переобучение персонала и трудоустройство на другие предприятия компании, а также переезд в другие регионы страны – участниками специально созданной корпоративной пенсионной программы «Ветераны металлургического производства» стали 560 заслуженных металлургов никелевого. Они получат значительную денежную выплату.

С учетом экологического, социального и производственного аспектов комплексный проект закрытия Никелевого завода назван экспертами исключительным опытом в российской промышленной практике и событием года.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalbulletin.ru, 28 июня 2016 > № 1805367


Китай. Узбекистан. Азия > Металлургия, горнодобыча > russian.china.org.cn, 22 июня 2016 > № 1803372 Сунь Лицзе

Посол Китая в Узбекистане Сунь Лицзе: совместное строительство экономического пояса Шелкового пути должно стать главной темой двустороннего сотрудничества

Первый вопрос: Вы заступили на пост посла КНР в Узбекистане в 2014 году. Какой страной предстал перед Вами Узбекистан?

Узбекистан со своей долгой историей и блестящей культурой славится как страна древнего Шелкового пути, и находится на перекрестке, соединяющем жизненно важные центры коммуникации на осях Восток-Запад и Север-Юг Центральной Европы и Центральной Азии. Узбекистан является самой густонаселенной страной Центральной Азии и влиятельной региональной державой. Его столица Ташкент – один из важных экономических и культурных центров в Центральной Азии. Самарканд, Бухара, Хива и другие древние города представляют собой сверкающие жемчужины на Шелковом пути. История Узбекистана знает многих известных людей: Тимур, Улугбек, Алишер Навои, Зульфия и другие, те, кто внес важный вклад в развитие мировой литературы, астрономии, архитектуры, науки и техники.

С момента обретения независимости Узбекистан под руководством Президента Ислама Каримова сохраняет социальную стабильность, межнациональное согласие и экономическое развитие. Рост ВВП поддерживается на уровне не менее 8%, уровень жизни людей продолжает улучшаться, реальные доходы населения увеличились в 8,2 раза по сравнению с начальным периодом приобретения независимости. Узбекистан активно участвует в международных делах, несет международную ответственность, и играет важную роль в Организации Объединенных Наций, Шанхайской организации сотрудничества, Организации Исламского сотрудничества и других международных и региональных организациях. Узбекистан успешно провел ряд крупномасштабных международных мероприятий, а в ближайшие дни будет принимать саммит Шанхайской организации сотрудничества в качестве председательствующей страны. Кроме того, Узбекистан учредил музыкальный фестиваль «Мелодии Востока», а также другие культурные бренды мирового класса. В этом году исполняется 25 лет со дня установления независимости Узбекистана, и мы верим, что под руководством Президента Ислама Каримова, а также при совместных усилиях трудолюбивого узбекского народа, Узбекистан добьется больших достижений в области национального строительства.

Второй вопрос: Во время своего пребывания на посту посла в Узбекистане, какие люди и какие события произвели на Вас самое глубокое впечатление? Можно привести несколько примеров?

Это мой второй приезд в Узбекистан на постоянную аккредитацию, и мне здесь всё кажется близким. В течение последних 10 лет в стране произошли преобразившие ее изменения: дороги стали шире, появилось много высотных зданий, облик городов стал краше. Все это сильно впечатляет.

Если говорить о самых впечатляющих моментах, то я хотел бы отметить четыре вещи.

Во-первых, когда я в 2014 году вручил свои верительные грамоты президенту Исламу Каримову, то услышал его неутомимый рассказ о том, как развивать двусторонние отношения между Китаем и Узбекистаном. Меня очень тронули его личная забота и особое внимание, которые он придавал важности двустороннего сотрудничества. Я также прочувствовал насколько глубока дружба между главами двух государств. И все это является важным стратегическим ориентиром для поступательного развития отношений стратегического партнерства между Китаем и Узбекистаном.

Во-вторых, я был приглашен в Узбекистан на последние президентские и парламентские выборы в качестве наблюдателя. Я своими глазами увидел, как тщательно была подготовлена работа узбекской стороны, насколько высок энтузиазм избирателей. Вот демонстрация высокого авторитета Президента Каримова и достижений демократической реформы Узбекистана.

В-третьих, отмечается быстрый прогресс в практическом сотрудничестве между КНР и Узбекистаном. Мы на протяжении многих лет сохраняем статус второго по величине торгового партнера, а также крупнейшего инвестиционного партнера Узбекистана, где насчитывается более 600 работающих китайских предприятий. Не так давно корпорацией China Railway Tunnel Group (CTG) был достроен железнодорожный сквозной туннель Ангрен-Пап, который сразу стал важным транспортным объектом в Узбекистане и даже во всей Центральной Азии. В эти годы хорошо идет бизнес в промышленном парке Пэншэн, расположенном в Сырдарьинской области. Он создал большое количество рабочих мест, и внес огромный вклад в развитие местной экономики.

В-четвертых, Китай и китайская культура глубоко укореняются в сознании узбекского народа. Прогуливаясь вдоль ташкентских улиц, сегодня можно встретить местную молодежь, которая тепло приветствует вас на китайском языке. А некоторые из них могут даже обменяться с вами несколькими фразами. Это типичное отображение процесса непрестанного углубления гуманитарного общения между двумя странами.

Третий вопрос: Расскажите, пожалуйста, о китайско-узбекском сотрудничестве в рамках проекта «Один пояс, один путь». Как вы думаете, какие ощутимые выгоды и перемены принесет Узбекистану китайская инициатива «Один пояс, один путь»? Какую роль в новую эпоху Великого шелкового пути будет играть Узбекистан?

В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу «совместного строительства экономического пояса Шелкового пути» в Центральной Азии, которая сразу же заслужила высокую степень внимания и положительную реакцию со стороны президента Каримова и представителей различных слоев населения Узбекистана. Центральная Азия представляет собой первую остановку экономического пояса Шелкового пути за пределами Китая, и, являясь одним из наиболее важных партнеров по сотрудничеству Китая и периферии взаимной связи и взаимного доступа, остается единственным путем для проекта, простирающегося на запад. После того, как в марте 2015 года китайское правительство опубликовало «Видение и Действия для продвижения совместного строительства экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути 21-го века», мы в первую очередь подробно проинформировали узбекскую сторону, и провели дальнейшее объяснение содержания «Видения и Действий» через средства массовой информации. Узбекистан проявил большой интерес в отношении участия в совместных проектах в рамках Экономического пояса Шелкового пути в надежде на более активное продвижение китайско-узбекского двустороннего сотрудничества в рамках этой инициативы. Китайская сторона серьезно изучает предложенный Узбекистаном ряд конкретных идей для сотрудничества в сфере железнодорожных перевозок, торговли, инвестиций и в других аспектах. В июне 2015 года два государства подписали Протокол о расширении взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества в рамках строительства экономического пояса Шелкового пути, и начали продвигать всеобъемлющим образом сотрудничество по данному проекту.

Независимости Узбекистана исполнилось 25 лет, за эти годы страна добилась значительных достижений в политической, экономической, социальной и других областях, и получила высокое признание со стороны международного сообщества. Как дружественный сосед и стратегический партнер, Китай очень рад достижениям Узбекистана. Совместное строительство экономического пояса Шелкового пути открывает новый период развития для двусторонних отношений стратегического партнерства. Обе стороны считают, что совместное строительство экономического пояса Шелкового пути должно стать главной темой двустороннего сотрудничества, и они будут, основываясь на принципах совместного обсуждения, совместного строительства и совместного использования, способствовать дальнейшему укреплению стратегии развития и конкретных мер стыковки, осуществляя тщательное изучение возможностей сотрудничества, и извлекая на свет потенциал для сотрудничества. Данный проект принесет КНР и Узбекистану еще больше практических результатов на благо двух народов и для содействия региональному развитию.

Четвертый вопрос: Узбекистан называют сердцем древнего Шелкового пути. Исторически с Китаем сложились долгосрочные контакты через Шелковый путь. Не расскажите ли Вы нам о сходствах между Узбекистаном и Китаем?

Узбекистан – это древняя цивилизация на древнем Шелковом пути. Самарканд, Бухара, Хива, эти названия городов знакомы китайцам, которые немного знают историю Шелкового пути. Так как они были важными транспортными узлами и населенными пунктами на маршруте Шелкового пути, их перевод на китайский язык сохранился с древности. Узбекистан имеет долгую историю дружественных обменов с Китаем. Танский монах Сюаньцзан был в Ташкенте в 5 веке н.э., он описал в путевых заметках «Путешествие в Западный край во времена Великой Тан» красоту природы Узбекистана того времени: «плодородные почвы и воды, густые леса, разнообразные цветы как пестрый узор, повсюду источники и водоемы». В узбекском школьном учебнике «Всемирная история» есть глава о двух визитах посланников Китая в Самарканде в 1415-1420 годах. Анализ китайских исторических записей показывает, что многие люди из Бухары служили в качестве важных чиновников, ревизоров в эпоху династии Тан. А первый глава исполнительной власти в провинции Юньнань во времена династии Юань был также человек из Бухары.

Говоря о сходствах между Китаем и Узбекистаном, я считаю, что самое главное в том, что два народа оставались верными и усердно развивали дух Шелкового пути на протяжении тысяч лет. Великий Шелковый путь стал светлым путем, содействующим развитию человеческого потенциала, процветанию и прогрессу. Дух Шелкового пути, заключающийся в взаимодополняемости, взаимной выгоде, равенстве, взаимном уважении, культурных обменах, взаимном признании, стал важным источником вдохновения (духовного заряда) для взаимной выгоды и взаимного выигрыша, гармоничного сосуществования и строительства человеческого сообщество общей судьбы в различных странах и для разных народов.

Пятый вопрос: В Самарканде открылся второй на территории Узбекистана Институт Конфуция. Как развивается сотрудничество между Узбекистаном и Китаем в области культуры?

Культурное сотрудничество является одним из самых ярких событий последних лет в двустороннем сотрудничестве. Более десяти лет назад первый Институт Конфуция Центральной Азии был открыт в Ташкенте. В настоящее время оба Института Конфуция функционируют очень хорошо. Вслед за непрерывным ростом «бума китайского языка» среди молодежи, кроме Института Конфуция, факультет китайского языка был основан в Восточном институте Узбекистана. Китайские языковые курсы или классы китайского языка были открыты в Узбекском государственном университете мировых языков, в Университете мировой Экономики и Дипломатии и других вузах, а также во многих средних школах. Немало местных институтов активно обращаются в посольство в надежде, что в их стенах тоже начнется преподавание китайского языка. Стипендии и гранты для обучения за рубежом китайского правительства пользуются большой популярностью в Узбекистане, запись на учебу идет очень оживленно.

С каждым днем становится более активным взаимный обмен художественными коллективами между Узбекистаном и КНР. Шоу-группы из провинции Хэнань, Гуанси-Чжанского автономного района и Синьцзян-Уйгурского автономного района и других мест посетили Узбекистан с выступлениями. В этом году ансамбль песни и пляски Синьцзянского художественного театра уже трижды выезжает в Узбекистан со своей программой. На их гастроли с полным аншлагом трудно купить билеты. Хорошие отзывы получили проведенные нами в Узбекистане «Веселый Праздник Весны», юбилейный концерт, посвященный установлению дипломатических отношений между двумя странами и другие мероприятия. Кроме того, Археологическое Объединение стало новым ярким событием в китайско-узбекском культурном сотрудничестве. Сегодня две археологических экспедиции Академии общественных наук КНР и Северо-Западного университета проводят археологические раскопки на территории Узбекистана, получая важные поэтапные научные достижения.

Шестой вопрос: Кроме экономического и культурного сотрудничества, как по-Вашему, в каких еще областях можно укреплять сотрудничество между двумя странами?

За 24 года со дня установления дипломатических отношений между КНР и Узбекистаном двусторонние отношения быстро развивались с самого начала, а сотрудничество в различных областях достигло новых высот, демонстрируя полный расцвет. В дополнение к экономическому и культурному сотрудничеству, оба государства поддерживают высокую степень взаимного доверия в политической области, а также твердо поддерживают друг друга по вопросам, касающимся коренных интересов обеих сторон. В этом году министр международного отдела, член Госсовета Го Шэнкунь, министр иностранных дел Ван И, заведующий отделом международных связей ЦК КПК Сун Тао и другие официальные лица посетили Узбекистан с визитами. Министр иностранных дел Узбекистана А.Х. Камилов посетил Китай два раза. Стороны достигли консенсуса высокой степени по направлению развития двусторонних отношений и углублению взаимовыгодного сотрудничества в различных областях. Бесперебойно идет работа Комитета по сотрудничеству между Правительствами КНР и Узбекистана и ряда его Подкомитетов. Они предложили механизм защиты (безопасности) в целях содействия развитию сотрудничества между двумя странами.

В области безопасности оба государства также осуществляется плодотворное сотрудничество. В апреле в Ташкенте этого года член Госсовета КНР Го Шэнкунь отдельно встретился с секретарем Совбеза при президенте Узбекистана Виктором Махмудовым, с министром внутренних дел Республики Узбекистан Ахмедбаевым А.А, и с председателем Службы национальной безопасности Республики Узбекистан Иноятовым Р.Р. Стороны единодушно решили продолжать укреплять сотрудничество и обеспечивать безопасность в крупномасштабных мероприятиях и проектах, направленных на борьбу с «тремя силами», на запрещение изготовления, продажи и употребления наркотиков, на кибербезопасность, а также укреплять практическое сотрудничество в борьбе с транснациональной организованной преступностью и других областях, совместно защищая региональную безопасность и стабильность. Успешно идет сотрудничество в Организации Объединенных Наций, Шанхайской организации сотрудничества, Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии и в рамках других международных организаций.

Седьмой вопрос: Это уже второй визит председателя КНР Си Цзиньпина в Узбекистан. Каковы ваши ожидания от этого визита? Чего вы ждете от этого саммита ШОС?

Визит председателя КНР Си Цзиньпина в Узбекистан и его участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества представляет собой знаковое событие в истории двусторонних отношений, которое творит новое, используя лучшие достижения предшественников, и продолжает традиции прошлого и открывает новые пути для будущего. Новый проект лидеров двух стран, касающийся плана китайско-узбекского сотрудничества в различных областях в новую эпоху, придаст новый импульс для развития двусторонних отношений. Как сказал министр иностранных дел КНР Ван И во время своего визита в Узбекистане в прошлом месяце, на нынешнем этапе китайско-узбекским отношениям необходимо идти в ногу со временем, повышать позиционирование, что в свою очередь лучшим образом скажется на будущем двусторонних отношений. Уже подготовлен удобный случай, когда оба лидера будут принимать решение в надлежащее время. Я верю, что это один из самых важных достопримечательных моментов, заслуживающий внимания во время визита председателя Си Цзиньпина в Узбекистан.

Что касается саммита Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте, то это имеет важное значение, поскольку он совпадает с 15-й годовщиной создания организации. Главы государств всеобъемлющим образом обобщат ход развития и основные достижения ШОС за эти 15 лет, и совместно подготовят план долгосрочного развития организации в будущем. В прошлом месяце на заседании министров иностранных дел Организации был достигнуты новые важные результаты по вопросу расширения организации. На нем были рассмотрены и утверждены Меморандумы об обязательствах Индии и Пакистана по членству в ШОС. Ташкентскому саммиту будет предложено одобрить и подписать эти документы. Это станет хорошим стартом для содействия постепенному процессу расширения организации на основе консенсуса. Кроме того, государства-члены Организации по-прежнему сталкиваются с целым рядом общих угроз и вызовов в экономическом аспекте, в аспекте безопасности и других аспектах. Главы государств будут обмениваться мнениями по этим вопросам с целью содействовать развитию сотрудничества и преодолеть трудности.

Китай. Узбекистан. Азия > Металлургия, горнодобыча > russian.china.org.cn, 22 июня 2016 > № 1803372 Сунь Лицзе


Россия. УФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 10 июня 2016 > № 1878679 Александр Михалев

Уралтрубпром: Решения на диверсификацию производства оказались правильными

Уральский трубный завод (Уралтрубпром ), входящий в пятерку крупнейших трубных компаний России, отмечает в этом году 25-летие. О том, какой путь прошел за это время производитель электросварных труб и продукции для строительной отрасли из Первоуральска, в интервью журналу «Металлоснабжение и сбыт» рассказал финансовый директор Уралтрубпрома А. Михалев.

Александр Викторович, что представлял собой Уралтрубпром раньше и что представляет сейчас? Почему в свое время было принято решение о расширении линейки выпускаемой продукции? Оправдала ли себя ставка на диверсификацию производства?

В 1990-е гг. завод преимущественно выпускал только трубы круглого сечения. Рынка сбыта профильных труб в стране фактически не было, хотя зарубежный опыт наглядно показывал будущий вектор развития сегмента труб строительного назначения. В результате, уже в начале 2000-х, мы совместно с проектным институтом разработали типовую серию строительства промышленных зданий с применением только профилей. Далее самым важным было правильно донести до всех участников рынка особенности нового вида проката и его преимущества. Считаю, нам это с успехом удалось. Буду не скромным, но скажу, что во многом благодаря специалистам Уралтрубпрома, рынок профильных труб за такой небольшой период времени так сильно вырос. Сегодня профиль - один из самых востребованных видов труб для строительного сектора и все возможности его еще не использованы.

С запуском новейшего и в своем роде уникального стана японского производства завод получил возможность производить большой спектр трубной продукции, предназначенной для нефтегазовой отрасли. Помимо увеличения типоразмерного ряда, значительно расширился и марочный сортамент. Также теперь мы можем выпускать трубы со стенками до 22 мм. Перечислять такие моменты можно еще долго. Поэтому можно смело говорить о правильных решениях на диверсификацию производства.

Россия. УФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 10 июня 2016 > № 1878679 Александр Михалев


Россия. ЦФО. СЗФО > Недвижимость, строительство. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 9 июня 2016 > № 1878719 Владислав Васильев

"Северсталь Стальные Решения" расширит сортамент за счет крупнотоннажных металлоконструкций

В ходе выставки «Металлоконструкции’2016», которая проходит с 6 по 9 июня в Москве, генеральный директор компании "Северсталь Стальные Решения" В. Васильев рассказал о текущей загрузке предприятия, а также планах по дальнейшему развитию.

Владислав Викторович, каких результатов компании удалось достичь по итогам первого квартала?

В натуральном выражении объемы производства металлоконструкций на "Северсталь Стальные Решения" в I кв. выросли по сравнению с АППГ на 16%, а в стоимостном – на 30%. Второй квартал мы также отработаем лучше, чем II кв. 2015 г.

Загрузку своего предприятия мы видим уже до ноября. Однако сложная экономическая ситуация требует осторожного отношения к оценке будущей загрузки. Практика последнего года показывает, что заключенный или даже авансированный проект не всегда идет в производство – некоторые заказчики не могут найти средства на завершение своих проектов, решить технические, организационные и финансовые вопросы.

Меняется ли структура заказов вашей компании?

Основными драйверами спроса сейчас являются те отрасли, которые имеют экспортную выручку – это нефтегазовая, химическая промышленность, сельское хозяйство. Сохраняется спрос со стороны объектов социальной инфраструктуры, хотя ее доля на рынке снижается. Характерно, что частные компании в настоящее время выглядят устойчивее государственных за счет большей эффективности своей работы.

Какие планы у "Северсталь Стальные Решения" по развитию своего производства?

Реализация в нашей стране уникальных объектов, таких, например, как Ямал-СПГ, требует увеличения внимания к качеству выпускаемой продукции. Для снабжения таких уникальных проектов мы планируем к I кв. 2017г. провести инвестиционную программу по улучшению качества нашей финишной окраски.

На рынок в настоящее время мы смотрим с некоторой осторожностью, поэтому не планируем наращивать объемы выпуска продукции или покупать новые заводы. Для нас благоприятной является ситуация близкой к 100% загрузки мощностей. В то же время мы не исключаем возможность точечных инвестиций. Например, на 2017 г. в рамках инвестиционной программы рассматриваем закупку мостовых кранов высокой грузоподъемности – 20-25 т, что позволит нам увеличить объем производства крупнотоннажных конструкций.

Россия. ЦФО. СЗФО > Недвижимость, строительство. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 9 июня 2016 > № 1878719 Владислав Васильев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter