Всего новостей: 2070546, выбрано 2669 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154438 Максим Топилин

Встреча с Министром труда и соцзащиты Максимом Топилиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром труда и социальной защиты Максимом Топилиным.

В.Путин: Максим Анатольевич, хотел бы обсудить с Вами не только текущие вопросы социальной политики, но и те тенденции, которые нас ожидают, с которыми мы, безусловно, столкнёмся по целому ряду объективных обстоятельств.

Тут мы, безусловно, очень рады естественному приросту населения. Мы добились этого в результате настойчивых усилий по стимулированию, поддержке рождаемости, материнства, детства. У нас даже быстрее, чем мы ожидали и планировали, растёт продолжительность жизни. Это, безусловно, результаты нашей общей работы.

Но мы с Вами знаем и о проблемах, которые нас ожидают и которые зародились ещё в 90–х годах, когда страна столкнулась с обвальным, если не сказать катастрофическим падением рождаемости в стране.

Это приводит к тому, что в ближайшее время – эксперты это хорошо знают – количество женщин репродуктивного возраста будет сокращаться, и к 2025 году, по мнению экспертов, их количество уменьшится по сравнению с 2015 годом на 34 процента.

Но от этого никуда не деться, потому что это то, что нам досталось с недавнего прошлого, из 90–х годов. В этой связи у нас будет меняться и структура населения. В этой связи увеличится нагрузка и на работающее население. Имею в виду, что количество людей пожилого возраста будет увеличиваться, а количество рождений по объективным обстоятельствам, видимо, будет сокращаться.

Но мы, безусловно, должны и будем предпринимать попытки стимулирования рождения, мы будем и дальше проводить политику поддержки материнства и детства, но нам нужно будет вносить определённые коррективы и в социальную политику в целом. Об этом хотел бы с Вами поговорить и с этого предлагаю начать.

М.Топилин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, в 90–е годы по сравнению с тем достаточно серьёзным ростом, который был связан с рождением детей, родители которых родились после Великой Отечественной войны… После Великой Отечественной войны был всплеск рождаемости, безусловно, люди возвращались с войны, создавали семьи.

В.Путин: Посткризисное явление.

М.Топилин: И в 70–80–е годы мы имели очень хороший подъем; 90–е годы картину по известным причинам резко испортили, и наложились тоже «военные волны». То есть у нас всегда демографическая ситуация зависела от различных кризисных либо военных ситуаций, которые в XX веке Россию затрагивали неоднократно, всё время эти волны происходили. И в 90–е годы мы столкнулись с тем, что в течение буквально каждого года: 1991–й, 1992–й и до 1998–1999 годов мы теряли в рождении каждый год практически 150–200 тысяч.

В.Путин: Убыль населения была почти миллион в год.

М.Топилин: И к 2006 году, когда Вы поставили задачи по подготовке нового демографического проекта, и тогда был подписан указ по развитию демографических процессов, мы имели порядка 650–700 тысяч естественной убыли в год.

Безусловно, основной вклад в то, что мы имеем сейчас, внесли, конечно, те меры по демографии, которые были предприняты в 2006–м, потом в 2010–м, потом в 2012 году. И в этом ключевой смысл, потому что меры по демографии, как говорят все демографы, а я напомню, что не верили в такие результаты, когда предлагался материнский капитал, никто не верил, что можно простимулировать финансовыми инструментами рождение, думали о том, что это просто невозможно.

Объективная экономическая картинка и рост доходов населения – всё это сложилось вместе, и меры, которые предпринимались, дали те результаты, которых, как Вы сказали, никто не ожидал, потому что суммарный коэффициент рождаемости, сколько детей рождается на одну женщину в репродуктивном возрасте, у нас даже падал до 1,1; когда мы начинали демографическую программу, было 1,3.

В.Путин: 1,76.

М.Топилин: 1,76. 1,75, сейчас Росстат уточняет цифры. Мы выполнили те задачи, которые ставили перед собой.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что крайне важным с точки зрения всех учёных является то, что меры по поддержке рождаемости постоянно добавляются, то есть 2006–2007 годы – это материнский капитал и очень серьёзный рост пособий.

Тогда мы в первый раз ввели пособия для неработающих, незастрахованных женщин. Это дало всплеск. Если посмотреть графики – это был всплеск рождаемости и суммарного коэффициента рождаемости.

В 2010–2011 годах введены земельные программы, они работают где-то лучше, где-то хуже, но это тоже дало определённый прирост. В 2013 году введены пособия на третьих детей. Тогда мы уже поставили задачу: не второго, а третьего ребёнка стимулировать.

Субъекты получают каждый год порядка 15–16 миллиардов рублей, для того чтобы обеспечивать эту выплату, она региональная – это целый прожиточный минимум на ребёнка, сейчас почти уже составляет 10 тысяч, очень существенная величина, в месяц очень хорошая поддержка семьи.

Мы старались всё время по Вашим поручениям совмещать такие чистые демографические меры, как материнский капитал, так и чтобы это шло на поддержку текущих доходов семей, потому что это тоже очень важно.

Три года естественный прирост, не такой большой, но естественный прирост по сравнению с теми 600 тысячами минус, о которых я сказал, были в 2006 году. Сейчас мы смотрим, анализируем с экспертами эту ситуацию, она действительно была предсказуемая.

Если сейчас у нас женщины от 20 до 39 лет – это основная когорта тех, кто рожает детей, сейчас чуть больше 22 миллионов. До 2035 года будет всё время падение. Это будет порядка 16 миллионов, чуть больше, 15–16. Практически эта цифра не должна меняться, потому что это уже все родившиеся, которые сейчас являются детьми.

В.Путин: От 20 до 29 – 7,1.

М.Топилин: От 20 до 39.

В.Путин: А с 20 до 29 – 7,1 миллиона.

М.Топилин: Да. Сейчас нам, безусловно, требуется продолжать, исходя из того что я доложил, исходя из того, как нам кажется, что демографические меры по рождаемости работают.

Во-вторых, они требуют постоянной корректировки, постоянного наращивания с учётом таких достаточно серьёзных падений по количеству женщин в репродуктивном возрасте. Нам нужно выработать дополнительные меры, с тем чтобы эту ситуацию определённым образом купировать.

Считаю, что у нас есть все возможности для того, чтобы по крайней мере повлиять на то, чтобы не было серьёзных снижений рождаемости, чтобы эти волны, которые существуют, определённым образом купировать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154438 Максим Топилин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154437 Игорь Артемьев

Встреча с главой ФАС России Игорем Артемьевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с руководителем Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым.

В.Путин: Игорь Юрьевич, хотел бы несколько вопросов обсудить с Вами. Вы знаете о проекте указа Президента, связанного с регулированием той сферы деятельности, которая лежит в сфере Вашей компетенции, но и касается развития конкуренции.

Но Вы наверняка знаете и критику: некоторые эксперты и в Администрации, и в Правительстве считают, что отдельные положения к проекту указа должны быть существенно доработаны. Мне бы хотелось услышать Вашу точку зрения по этому вопросу – первое.

Второе – по тарифам. Тарифы утверждаются в разных регионах по-разному, если не по-разному, то величина тарифа разнится существенным образом.

Это сказывается на экономике и на гражданах, имею в виду сферу ЖКХ. У Вас есть предложение организовать эту работу по единому талонному принципу. Хотелось бы тоже услышать от Вас, как Вы это видите.

И закон о торговле, конечно. Как ФАС работает в этой сфере? На различных встречах – с бизнесом, представителями общественности – звучит этот вопрос постоянно.

И.Артемьев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Первое, что касается указа Президента о национальном плане развития конкуренции в нашей стране.

Во-первых, это уникальный указ: в нашей стране никогда не было – ни до революции, ни после революции – никогда не было такого указа, когда глава государства определял бы основные положения движения по развитию конкуренции с целью повышения эффективности экономики.

Сегодня Правительство Российской Федерации полностью согласовало тот текст, который был. Мы год работали внутри Правительства, все разногласия сняты, но имеется ряд справедливых замечаний, в том числе от Администрации Президента, Экспертного управления, аппарата помощника Президента по экономическим вопросам и, конечно, Государственно-правового управления Администрации.

Мы сегодня с Андреем Рэмовичем Белоусовым как раз встречались утром, чтобы обсудить уже все последние возможные изменения, и думаю, что он изменится, нам немножко нужно ещё поработать, чтобы окончательно достигнуть такого согласия.

Но думаю, что национальный план, который готовится как аналогия национальному плану по борьбе с коррупцией, который каждые три года требовал подведения итогов и по отраслям, и в целом по определённым показателям… Там очень важно, что есть конкретные параметры, которых нужно достигнуть.

И сегодня, когда Правительство и Администрация Президента ищут дополнительные резервы для того, чтобы поднять экономику, конкуренция остаётся неисчерпаемым богатством, которое мы пока ещё даже очень мало задействуем.

И в этой части, думаю, что нам, может быть, месяц или немножко больше понадобится, и если Вы позволите, мы Вам представим уже полностью согласованный этот указ.

В.Путин: Хорошо.

И.Артемьев: Что касается тарифной политики, то я бы назвал то, что происходило некоторое время назад, раздвиганием галактик в разные стороны. У нас так сложилось, что опять же в России никогда не было закона об основах тарифной политики, который говорил бы именно об основах, об общих правилах, например, формирования себестоимости.

У нас, скажем, регулирование по воде или по теплу – это действительно «раздвигающиеся галактики». Или, скажем, что-нибудь, связанное с электроэнергетикой, совершенно себестоимость формируется по-другому. Понять в принципе, во всём этом многообразии может только 200 или 500 человек в стране, а людям совершенно непонятно, откуда берутся тарифы.

И конечно, иногда мы удивляемся, когда Правительство и Администрация подходят очень жёстко и говорят, что тариф не должен расти больше, чем на четыре процента, а мы видим где-то в районе 26–30 процентов. Почему это происходит?

Потому что огромное количество дырок есть в возможностях у регионов и на уровне местного самоуправления менять государственную политику, прикрываясь этими дырками или особенностями нашего законодательства. Если бы у нас был такой закон, а мы его сейчас подготовили, он бы, конечно, этого ничего не позволил сделать.

Хочу сказать, что разница в тарифах для отдельных компаний водопроводов составляет 50 раз. Хотя мы понимаем, разные технологии, север-юг в три раза, в четыре раза, в пятьдесят раз. Разница между тарифами сетевых электрических компаний в восемь раз. Для энергосбытовых в 12 раз, это не проценты, это разы.

Конечно, это беспорядок. Где-то закладываются кредиты непонятно какие, данные самим себе, значит, соответствующий тариф. Нам нужно в общей сложности помимо этого закона, над которым идёт работа… И в Правительстве уже признано, что он нужен, над ним нужно будет работать очень обстоятельно и серьёзно. Как и над указом. Этот закон появится впервые, он фундаментальный, очень большой.

Это усилие мы в Правительстве должны сделать над собой для того, чтобы появился этот закон, чтобы мы могли Вам представить его как одну из фундаментальнейших основ будущей стабильности в этой сфере. Потому что стабильность в тарифах – это не только стабильность для наших граждан, это ещё и для наших предпринимателей, для наших фабрик, заводов, от этого уже всё зависит.

Что касается закона о торговле. После того как депутаты настояли на жёсткой редакции закона, в прошлом году он был принят, мы анализировали и провели в общей сложности около тысячи контрольных мероприятий вместе с нашими территориальными органами по всей стране.

Хочу Вам сказать, что отклонение от той нормы, которую требует от нас закон, составляет от 11 процентов до 22 процентов. Бонусы ещё не все привели в порядок в соответствии с законом, такие нарушения мы выявили в 22 процентах случаев. Несвоевременный срок оплаты – 11 процентов. О чём это говорит?

В.Путин: Сейчас, извините. Ещё раз встречался с законодателями…

И.Артемьев: Как раз видел эту трансляцию.

В.Путин: Сейчас заставляют забирать производителя просроченный товар. Таких уловок возникает всё больше и больше.

И.Артемьев: Мы знаем, Владимир Владимирович. Самое главное, что и федеральные сети в своём подавляющем большинстве, 80 процентов, ведь, когда мы говорили, 22 процента – это максимальное отклонение по всем видам нарушений.

80 процентов сетей привели свои договоры и свои отношения с российскими производителями в порядок, они признали закон, они не фрондируют, они ведут себя в этом смысле гораздо приличнее, чем это было в прошлые годы. Жизнь, в общем, научила их очень многому.

Скажем, значительно меньше встречается самый вопиющий случай лжемаркетинга, когда российскому производителю навязывают какие-то дополнительные услуги, которые вместо бонусов оплачивают, по сути, это такая разновидность мошенничества. Поэтому, закончив эти проверки, мы такой доклад опубликовали на сайте, направили в Правительство.

С удовольствием хочу доложить, что движение идёт всё-таки в правильном направлении, поэтому мы считаем это очень важным. А сам закон, который принят, был принят правильно, потому что надо было, в общем, те плохие практики, которые складывались, их пресекать.

В.Путин: Прошу Вас внимание к этому сохранить и постоянно контролировать исполнение этого закона. Если потребуется, по результатам правоприменительной практики внести предложения по каким-то корректировкам.

И.Артемьев: Есть, Владимир Владимирович.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154437 Игорь Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154433 Владимир Путин

Совещание с членами Правительства.

Владимир Путин провёл совещание с членами Правительства. Основная тема обсуждения – импортозамещение в промышленности и сельском хозяйстве. Обсуждалась также подготовка к летнему отдыху детей, работа над законопроектом об ответственном обращении с животными и реализация программы реконструкции сельских домов культуры.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы обсудим одно из важных направлений нашей работы Правительства в последнее время, имея в виду программы импортозамещения в промышленности и сельском хозяйстве.

Буквально вчера – многие коллеги знают об этом, потому что присутствовали на этом мероприятии, некоторые наверняка видели это через средства массовой информации – вчера мы на заседании ВПК рассматривали вопрос о том, как идёт процесс импортозамещения в оборонно-промышленном комплексе.

Сегодня предлагаю поговорить о гражданском сегменте экономики. Напомню, что резкие изменения внешней конъюнктуры, известные ограничения политического характера ещё раз обозначили высокую, иногда излишне высокую зависимость от импорта некоторых товаров и услуг.

Вместе с тем открылось и уникальное окно возможностей для развития целого ряда отраслей и секторов экономики. Прежде всего это агропромышленный комплекс в связи с освобождением рынка для отечественных производителей, машиностроение, лёгкая промышленность. Два года назад, например, доля отечественной продукции транспортного машиностроения на внутреннем рынке вплотную приблизилась к ста процентам. Прошу прощения, за два года почти сто процентов внутреннего рынка занимает наша, отечественная продукция транспортного машиностроения.

Сельхозмашиностроение активно развивается. Нефтегазовое машиностроение превысило половину нашего, отечественного рынка отечественными продуктами. При общем росте потребления импорт свинины сократился примерно на треть, а импорт мяса птицы вдвое – всё занято продукцией отечественного производителя.

Предлагаю сегодня подвести текущие итоги работы по импортозамещению, наметить рациональные шаги, как в полной мере использовать дополнительные возможности по развитию российских предприятий. Здесь хотел бы подчеркнуть несколько принципиальных вещей.

Первое. Крайне важно учитывать интересы потребителей. Отечественная продукция должна быть конкурентоспособна как по цене, так и по качеству, соответствовать мировым требованиям и стандартам.

Уже много раз на эту тему говорил, хочу ещё раз подчеркнуть: нам импортозамещение само по себе не нужно, это не самоцель. Мы должны просто использовать сложившуюся конъюнктуру для поддержки тех компетенций, которые были утрачены и которые нам нужны, и создания новых компетенций, особенно в высокотехнологичных секторах экономики. Вот нам для чего это нужно. А не для того, чтобы импортозаместить всё и вся. Нет такой цели у нас, и мы перед собой такой цели никогда не ставили. Задача состоит не только в том, чтобы заместить импорт отечественными товарами, но и в том, чтобы увеличить экспортный потенциал российских предприятий.

Второе. При реализации планов по импортозамещению необходимо сохранить конкурентную рыночную среду без необоснованных преференций и тепличных условий для отдельных участников рынка. Мы с вами решение соответствующее принимали: даже там и тогда, где и когда мы отдаём предпочтение российскому производителю, всегда между российскими производителями должна сохраняться конкуренция.

Третье. Важно понимать, что государственная поддержка проектов импортозамещения небезгранична. Наша основная задача – стимулировать запуск новых проектов, подставить им плечо, помочь развернуться на начальном этапе их реализации. В дальнейшем успех будет зависеть от ответственности и грамотного управленческого подхода руководителей предприятий или компаний.

Предлагаю сегодня детально обсудить, как реализуются отраслевые планы по импортозамещению, какие конкретные результаты достигнуты и какие есть вопросы и проблемы по этим вопросам.

Просил бы по этому вопросу выступить Министра промышленности, но перед тем, как Денис Валентинович возьмёт слово, всё-таки хотел бы послушать Ольгу Юрьевну по подготовке к детскому отдыху в летний период. Мы имели много сложностей в предыдущие годы. Как обстоит дело сегодня с точки зрения подготовки к этому ответственному периоду?

О.Голодец: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Действительно, сейчас в полном разгаре подготовка к летнему оздоровительному сезону. В этом году мы планируем, что организованным отдыхом будет охвачено 8 миллионов 200 тысяч детей. Большая часть из них воспользуется специальными программами в соответствии с вновь утверждёнными ФГОСами, и им будут предоставлены новые образовательные программы углубленного профиля по разным направлениям.

Как Вы уже сказали, у нас сейчас в соответствии с Вашим поручением разработана новая нормативная база реализации летнего отдыха, внесены изменения в закон № 465. Этот документ создал нормативно-правовые основы государственного регулирования в сфере отдыха и оздоровления детей.

У нас появилось ведомство, которое несёт полную ответственность и полностью координирует усилия всех участников организации летнего отдыха, – это Министерство образования. В соответствии теперь со своими полномочиями и компетенциями Министерство образования уже предприняло целый ряд шагов, для того чтобы детский отдых был интересным и безопасным.

С точки зрения безопасности: системно изменён подход к организации детского туризма. Сегодня Министерство культуры, в полномочия которого входит регулирование вопросов туризма, определяет правила поведения и выхода детей на маршруты и взаимосвязи с группами, которые выходят на маршрут.

Теперь каждая группа, которая выходит в туристический поход, обязана проинформировать МЧС. И МЧС, которое относится к данной местности, обязано вести эту группу. У нас уже начался сезон походов, уже во время апрельских каникул такая программа опробована и показывает хорошие результаты. Сейчас жалоб и нареканий со стороны руководителей групп, которые проводят походы и с другой стороны – МЧС, нет, связи установлены, и контролируется проведение каждого похода.

Особое внимание при подготовке к лету было уделено распространению нового номера, который поддерживает связь с такими группами. Сейчас это номер 101, который действует на территории всей Российской Федерации. Мы проводим постоянные селекторы с участниками процесса и до начала большой летней оздоровительной кампании – до 1 июня, во всех регионах России будут проведены дополнительные учения в части реагирования по номеру 101.

Дело в том, что не всегда сотрудники, которые участвуют в этой системе, ответственно реагируют на вызовы детей. С этим связано много проблем. Хорошо, когда ЧП не такое сложное. Но если ребёнок всё-таки звонит, то правила реагирования должны быть, они должны быть неукоснительны, чтобы это не приводило к непоправимой трагедии.

Особое внимание уделено перевозкам детей. Издан новый приказ по транспортировке детей. Это касается допуска водителей и проверки автотранспорта. Создана очень важная система, которая увеличивает доступность транспорта для детей, и здесь мы благодарны Дмитрию Анатольевичу, он предметно этим занимался.

Установлена дополнительная скидка для детей, которые переезжают летом железнодорожным транспортом, – 50–процентная скидка для переезда плацкартными вагонами. В прошлом году этой льготой воспользовалось 2 миллиона 200 тысяч детей, и в этом году эта льгота вновь определена как действующая. Это серьёзный вклад в доступность туризма и перемещения детей на территории Российской Федерации.

Особое внимание уделено подготовке персонала, который будет сопровождать детей. Сейчас профессиональное сообщество у нас объединилось и предметно занимается вопросами подготовки прежде всего инструкторов-проводников. Возглавляет эту некоммерческую систему Матвей Шпаро, вокруг него собрался целый коллектив единомышленников.

Сейчас они подали предложения о том, чтобы проводить экспертизу, независимую оценку квалификации инструкторов детского туризма, и мы с ними выстраиваем такую систему. Но тот профстандарт, который подготовлен ими во взаимодействии со специалистами министерств образования и труда, он уже станет основой качественного сопровождения детей. То же самое касается тех занятых, которые будут работать в стационарных лагерях.

В настоящее время обучение по новым стандартам проходят 114 000 педагогических работников, которые будут работать в лагерях, в детских оздоровительных лагерях, и до 1 июня, до начала сезона, а всего будет занято педагогических работников 279 651 человек, также пройдут дообучение.

Ещё очень важно сказать про образовательные стандарты. Образовательные стандарты у нас задаются такими учреждениями: «Сириус», «Артек», «Океан», «Смена». Эти учреждения сейчас разрабатывают яркие неординарные программы, которые мы в качестве эталонных, модельных пытаемся распространить по всем регионам Российской Федерации.

Сегодня лагеря вместе со своей материально-технической базой представляют и образовательные программы, действительно программы, которые заслуживают огромного внимания: экологические, научно-технические, туристические и так далее.

Надеюсь, что все наши усилия приведут к тому, что это лето для ребят будет и интересным, и в то же время мы сделаем всё, чтобы оно было абсолютно безопасным.

В.Путин: Вы обратили внимание, в Петербурге я встречался с руководителями законодательных собраний регионов. Некоторые коллеги высказывали определённые пожелания и озабоченность, делали свои предложения. Попрошу Вас с регионами поплотнее в этом смысле работать.

О.Голодец: Хорошо.

В.Путин: Сергей Ефимович, закон об ответственном обращении с животными – что происходит сейчас?

С.Донской: По Вашему поручению мы подготовили ко второму чтению законопроект об ответственном обращении с животными. Соответствующий проект поправок Правительства.

Поправки прошли все согласования со всеми федеральными органами власти, Администрацией Президента. В обсуждении приняли участие и депутаты Государственной Думы, и сенаторы. 21 марта проект поправок внесён в Государственную Думу.

Должен сказать, что законопроект имеет крайне резонансный характер – только за несколько дней общественного обсуждения поступило более полутора тысяч обращений. Поэтому постарались обеспечить в поправках необходимый баланс, осторожно отрегулировать основные требования к обращению и содержанию животных, обеспечить, с одной стороны, безопасность людей, с другой стороны, гуманное отношение к животным, которые, как мы все знаем, способны испытывать и боль, и страх, и вообще необходимо их защитить от жестокого обращения. Фактически мы создали совершенно новую систему, новую для нашей страны сферу правоотношений.

Теперь несколько слов по законопроекту. Прежде всего закон будет регулировать общественные отношения, связанные с обращением с домашними, безнадзорными животными, животными цирков, зоопарков, служебными животными. Документ решает поставленные Вами в поручении задачи по разработке единой государственной политики регулирования в сфере обращения с животными, чётко определяются и разграничиваются полномочия между федеральным и региональным уровнем власти.

На федеральном уровне устанавливаются общие принципы и требования при обращении с животными. В частности, имеется в виду и регистрация животных, требования к их содержанию, использованию, правила перевозки, выгула, также гуманному регулированию численности безнадзорных животных.

Это позволит организовать работу в регионах с учётом местных особенностей в пределах установленных ограничений или по согласованию с федеральными органами и при этом обеспечить проведение последовательной государственной политики, избегая так называемых перегибов на местах. В подготовленном проекте мы постарались избежать излишних запретов или ограничений для добросовестных граждан. Граждане, выполняющие требования закона, ответственно относящиеся к своим питомцам, наоборот, должны получить дополнительную правовую защиту. При этом предполагается установить перечень животных, запрещённых к содержанию в домашних условиях. Среди них опасные, хищные, ядовитые животные, содержание которых в жилых домах вызывает общественный резонанс.

Детально продуман порядок как государственного, так и общественного контроля за соблюдением требований закона. Устанавливаются административные санкции за жестокое, безответственное отношение к животным, в частности за нарушение требования закона будет введена административная ответственность.

Кроме того, чётко прописывается в законопроекте и понятийный аппарат, что позволит эффективно применять нормы уголовной ответственности за жестокое обращение с животными. Мы со своей стороны считаем, что подготовленные Правительством поправки обеспечат формирование комплексной нормативно-правовой базы, регулирование отношений при обращении с животными, и, Владимир Владимирович, просим Вас рекомендовать Государственной Думе принять правительственные поправки за основу ко второму чтению и принять в весеннюю сессию.

В.Путин: Хорошо. Мы проработаем с депутатами, и Вам рекомендую тоже провести такую работу по линии Правительства.

С.Донской: Да, мы работаем с ними.

В.Путин: Есть ещё один законопроект, который привлекает внимание общественности в Москве. Речь идёт о расселении пятиэтажек. По замыслу мэра Москвы, который мне докладывал, цель заключается в том, чтобы улучшить жилищные условия людей, которые проживают в разваливающихся домах, построенных ещё в середине прошлого века.

Но, безусловно, это должно быть сделано таким способом и такими инструментами и средствами, которые не нарушают прав граждан, прежде всего права на собственность. Все предложения должны быть реализованы на основе добровольного согласия граждан на предлагаемые условия.

Повторю ещё раз: ничего не может быть навязано силой, и права граждан должны быть полностью соблюдены. Поэтому прошу Правительство обратить на это внимание и в диалоге с депутатами Государственной Думы обеспечить прохождение такого закона, который бы эти права граждан обеспечил.

Хочу сразу сказать, что ничего, что нарушает законы, действующие на сегодняшний день, и права граждан, подписано мною быть не может. Прошу этот закон проработать как следует, досконально. В том числе в диалоге с общественностью.

И следующий вопрос, на который хотел бы обратить внимание и который хотел бы обсудить, – это реализация программы строительства и реконструкции сельских домов культуры. Мы уже с Министром на этот счёт говорили, с Владимиром Ростиславовичем, хотел бы, чтобы он два слова сказал на этот счёт.

В.Мединский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Тема состояния и содержания работы сельских домов культуры – тема старая, перезревшая. Дмитрий Анатольевич проводил форум «Единой России» по культуре в Омске, и эта тема стала одной из самых горячо обсуждаемых на форуме.

Последние несколько десятилетий средства в дома культуры на селе не вкладывались, они оказались на балансе муниципалитетов. Но и там идеология финансирования по остаточному принципу, она ярко работала, денег никогда на это не хватало.

Что мы сделали? Мы постарались системно подойти к этой проблеме. Провели мониторинг, посмотрели, в каком это всё состоянии и что в этих ДК в основном происходит. Система работы старых сельских ДК была простой: большой зал для проведения партсобраний и редких концертов и небольшие кабинеты методистов, кружки, народное творчество.

Мы посмотрели опыт передовых регионов, которые в это дело вкладывались, например, Белгород, Башкортостан, Калуга, разработали несколько типовых домов культуры и внесли это в реестр типовой документации, в том числе и по содержанию работы.

Нам показалось, что очень важно, чтобы ДК в большом селе представлял из себя место, где можно провести семейный досуг, культурно провести время всей семьей. Это большой зал с огромным телевизором, где мужчины могут посмотреть хоккей, собравшись вместе.

В.Путин: Почему только мужчины?

В.Мединский: Вместе интереснее, чем дома смотреть.

В.Путин: Вместе интереснее, но почему только с мужчинами?

Дмитрий Анатольевич, проведите воспитательную работу с членами Правительства.

В.Мединский: Для женщин в это время наверху есть место, где можно побеседовать с подругами.

В.Путин: Там кухня?

В.Мединский: Большая библиотека, зал для занятия хореографией и детей, гимнастический зал, настольный теннис. Есть типовые проекты прямо с фельдшерским пунктом в этом ДК, с отдельным входом, тоже очень удобно, там прямо медсестра на месте. Несколько таких типовых лучших ДК мы посмотрели, сделали проекты.

Следующая тема – как найти финансирование, потому что средства в госпрограмме не закладывались. Мы нашли три источника. Первый источник – это деньги, которые идут по программе поддержки села, примерно 300 миллионов рублей в год, они администрируются Минсельхозом и Министерством культуры совместно.

Второй источник – партия «Единая Россия» целевым образом на этот год заложила почти 1,5 миллиарда на модернизацию ДК и ремонт.

Третий источник – мы в нашем бюджете тоже поискали, 1,5 миллиарда нашли на строительство и реконструкцию ДК. Получилось больше трёх миллиардов рублей, что позволяет нам в год запускать примерно 120–130 с нуля новых домов культуры, около 30 отремонтировать и модернизировать в общей сложности.

Дмитрий Анатольевич сказал, что мы будем стараться продолжить эту программу и в следующем году, и в дальнейшем – это позволит постепенно данный вопрос решить. Плюс эта программа хорошо корреспондируется с программой строительства больших многофункциональных культурных центров в малых городах по вашим указам. Мы завершаем это строительство. Там будет 40 МФКЦ в городах с населением до 100 тысяч человек.

И также она хорошо связана с программой оборудования кинотеатров, потому что мы по отдельной линии покупаем современное оборудование для районных кинотеатров. И там, где размеры населённого пункта это позволяют, в райцентрах, ставим ещё современные кинотеатры. Это прекратило своё существование в начале 90–х годов.

На конец этого года планируем, по-моему, 467 кинотеатров открыть, а в целом число довести до тысячи, в идеале вернув кино в каждый районный центр. Просим поддержать.

В.Путин: Прекрасная программа. Давайте. Только с учётом тех замечаний, которые здесь прозвучали по всем мероприятиям подобного рода.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154433 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154424 Рустам Минниханов

Встреча с главой Татарстана Рустамом Миннихановым.

Владимир Путин встретился с президентом Республики Татарстан Рустамом Миннихановым. Обсуждалось социально-экономическое положение в республике. Отдельно Р.Минниханов доложил о мерах, принимаемых для преодоления негативной ситуации в банковской сфере Татарстана.

В.Путин: Рустам Нургалиевич, у нас по очень многим параметрам Татарстан традиционно занимает первые позиции. Но, как всегда, как везде, есть и сложные вопросы, нерешённые проблемы. Давайте поговорим обо всём, о социально-экономическом положении в республике в целом.

Р.Минниханов: Во-первых, хотел поблагодарить Вас от всех татарстанцев за высокое звание, которое присвоено нашему уважаемому Минтимеру Шариповичу [Шаймиеву]. Это заслуженная награда, огромный подарок для нашей республики. Думаю, что мы и дальше будем вместе с Российской Федерацией реализовывать большие проекты и приносить пользу нашей стране.

Хотел коротко доложить ситуацию по 2016–му – и первый квартал 2017 года. Я подготовил отчёт, но несколько цифр назову. Индекс промышленного производства по 2016 году был 103,6 процента, валовый региональный продукт составил 102,5 процента. Инвестиции в основной капитал, село, жильё, самое главное, что определено майскими указами, – все эти параметры реализованы.

Что касается первого квартала, докладываю: в первый квартал темпы роста промышленной продукции – 104,7 процента, а валовый региональный продукт – 104,2 процента. В принципе, ситуация в экономике улучшается, и доходы, и все остальные вопросы мы можем решать.

Я подготовил программы, которые мы реализуем. Более 30 программ по всем нашим городам и районам. И хотел бы доложить: по Вашему поручению – в Послании [Федеральному Собранию] было особо отмечено, – что касается первичной помощи, мы подготовили двухлетнюю большую программу.

Все объекты, поликлиники в течение этих двух лет – около 180 объектов – будут отремонтированы. Основная часть – в этом году, какая-то часть останется на следующий год.

Из таких серьёзных проблем – проблема появилась в этом году, связанная с банками. Несколько наших банков обанкротились, и есть вкладчики, которые действительно потеряли деньги и волнуются.

Сегодня создана правительственная комиссия, мы активно работаем и с АСВ, и с Центральным банком, сейчас формируется кредиторская масса. Нам очень важно, чтобы активы, которые есть…

Во-первых, люди, которые виновны, задержаны, правоохранительные органы работают, рассматриваем все сделки. И конечно же, нам придётся найти механизм: мы планируем создать специальный фонд, чтобы той категории вкладчиков, которые не смогут получить за счёт распродажи, если активов не хватит, оказать поддержку. Это одна категория.

И вторая категория – это дольщики, мы тоже с ними работаем. Там тоже две крупные компании, их руководители тоже задержаны.

Эти две темы, которыми мы занимаемся. А в целом по крупным проектам, по нашим программам реализация идёт, и могу уверенно сказать, что этот год тоже должен быть успешным.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154424 Рустам Минниханов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154430 Дмитрий Миронов

Рабочая встреча с врио губернатора Ярославской области Дмитрием Мироновым.

Завершая рабочую поездку в Ярославскую область, Владимир Путин провёл встречу с временно исполняющим обязанности главы региона Дмитрием Мироновым.

В.Путин: Дмитрий Юрьевич!

Прежде всего хочу Вас поблагодарить за то, что Вы собрали здесь таких дельных, интересных да и просто по-человечески очень симпатичных людей. Мне кажется, что это полезный разговор, он будет иметь значение не только для Ярославской области и для вашей экономики, вашей промышленности. Некоторые вопросы, которые были поставлены, важны для экономики всей страны. Правительство возьмёт на проработку некоторые из поставленных проблем, и обязательно решим эти проблемы.

Как Вам здесь работается, как Вы сами оцениваете результаты вхождения в курс дел такого достаточно сложного и очень важного для страны региона?

Д.Миронов: Большое спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Хотел бы Вас прежде всего поблагодарить за встречу с руководителями промышленных предприятий, с бизнес-сообществом, которая сегодня прошла. Действительно, эта встреча очень важна, и мы видим, как руководители заинтересованы в развитии своих производств, в создании новых высокотехнологичных рабочих мест. И действительно, правительство Ярославской области находится в постоянном взаимодействии и с представителями бизнеса, и крупными промышленными предприятиями.

В ноябре прошлого года, когда Вы открывали новое дизельное производство на Ярославском дизельном заводе, я только входил в курс дела и намечал задачи и решения, по которым предстоит работать. На сегодняшний момент сделано, я считаю, уже немало.

Мы разработали программу, стратегию развития Ярославской области до 2025 года, которая называется «10 точек роста». В связи с этой программой мы развиваем промышленность, мы сегодня на НПО «Сатурн» видим, как динамично развивается промышленность.

Мы многое сделали для того, чтобы возобновить отношения с компанией «Газпром». На прошлой неделе у нас состоялась рабочая встреча с Алексеем Борисовичем Миллером. В связи с тем, что у области большие долги за газ, эти отношения были заморожены. Но в результате проведённых переговоров и с Вашей поддержкой нам удалось подписать программу газификации области до 2021 года. Объём инвестиций составил порядка трёх миллиардов рублей.

У нас также прорабатывается соглашение о строительстве на территории области завода по сжижению природного газа. Тоже с объёмом вложений порядка двух миллиардов рублей. Это позволит нам развивать дальние сельские территории и переводить технику на газомоторное топливо.

Помимо этого компания «Газпром» оказала нам содействие в строительстве и примет активное участие в строительстве 20 пришкольных стадионов и пяти ФОКов. Это социально значимый, очень хороший проект.

Мы на данный момент в результате переговоров получили субсидии из Министерства спорта России на строительство биатлонной трассы, биатлонного комплекса, в посёлке Дёмино, который здесь находится, под Рыбинском. Там у нас будет биатлонный комплекс, который будет способствовать развитию спорта в регионе. Здесь, в Рыбинске, в этом году также откроем детский технопарк, так называемый «Кванториум», для того чтобы в дальнейшем дети могли быть профориентированными для предприятий Ярославской области.

Конечно же, самая острая проблема – это дороги, строительство и ремонт дорог. У нас в рамках федерального целевого проекта «Безопасные и качественные дороги» Ярославской агломерации выделены денежные средства, выделены также средства из регионального бюджета, которые мы пустим на ремонт дорожной сети области.

Владимир Владимирович, хотел бы остановиться на нашей программе, стратегии развития Ярославской области до 2025 года. Программа называется «10 точек роста». В обсуждении и внесении предложений по этой программе приняли активное участие порядка 6500 граждан, и в течение продолжительного времени работала экспертная группа, для того чтобы такой документ состоялся. И я на сегодняшний момент вижу, в каком направлении мы должны двигаться. Ярославцы активно поддержали эту программу и направление нашего дальнейшего развития.

В сентябре прошлого года, Владимир Владимирович, Вы оказали мне огромное доверие – назначили исполнять обязанности губернатора Ярославской области. Я хотел бы, принял решение идти на выборы губернатора Ярославской области в сентябре этого года. И я надеюсь, что ярославцы поддержат меня.

В.Путин: Вы работаете здесь не так давно. Ярославская область – один из ключевых субъектов Российской Федерации, сложный, имею в виду сложную экономику, развитую промышленность. Для вхождения в курс дела было не так уж много времени, но я вижу, что Вы работаете с удовольствием, многое у Вас получается. Задачи, конечно, очень большие. То, что Вы разработали программу развития, – это очень хорошо, с участием граждан, с участием представителей бизнеса. Надо её выполнять, и надеюсь, что у вас всё получится. Надеюсь также, что люди вас поддержат на выборах в сентябре этого года. Я желаю Вам удачи.

Д.Миронов: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154430 Дмитрий Миронов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов

Зиявудин Магомедов: «Никуда мы не уйдем от нашего проклятия, везде труба»

Ольга Проскурнина, Антон Вержбицкий

Что заставило миллиардера поверить в коммерческие перспективы ещё не доказанной технологии HyperLoop, как он пользуется Uber и где нашёл себе тренера по боям без правил

В этом году Зиявудин Магомедов вернулся в глобальный рейтинг Forbes – по состоянию на март 2017 года его состояние оценивается в $1,4 млрд – больше, чем даже во время правления Дмитрия Медведева. Тогда Зиявудин Магомедов вместе со старшим братом Магомедом получил немало выгодных госзаказов: строительство трубопровода ВСТО-2, стадиона в Казани к чемпионату мира по футболу, реконструкция Большого театра. Однако после возвращения в президентское кресло Владимира Путина дела у бизнесменов из ближнего круга Медведева заметно пошатнулись. Так, основатель АФК «Система» Владимир Евтушенков  лишился «Башнефти», которую ему удалось приватизировать при путинском преемнике, и даже провел два месяца под домашним арестом. Предприниматель Ахмед Билалов был отстранен от руководящих постов в Олимпийском комитете России и «Курортах Северного Кавказа и скрылся за границей. А группа «Сумма» его двоюродного брата Зиявудина Магомедова уже второй год как не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа».

Теперь Магомедов первым делом показывает нам с экрана айфона фотографию с совета директоров Hyperloop One – группа улыбающихся мужчин в касках расположилась внутри огромной трубы на фоне пустынного ландшафта где-то под Лас-Вегасом. Магомедов, на фото во втором ряду как самый рослый, вошел в совет директоров Hyperloop One в конце прошлого года на правах акционера инновационной компании. Но снимок до завершения испытаний инновационной технологии публиковать нельзя.

– Это у вас с испытательного стенда снимок? Как проходят испытания?

– Закрытые испытания начнутся в ближайшем будущем. Полигон расположен в 30 км от Лас-Вегаса. По этой трубе будет лететь тележка на магнитной подушке по принципу пассивной левитации – это когда магниты в электрическом смысле не активны. Публичные испытания должны быть в конце мая — начале июня.

Сейчас обсуждения дошли до технологического решения, позволяющего использовать композит, который в производстве дешевле стали с точки зрения капекса в 4-5 раз. Разница, правда, в том, что в случае со стальными трубами доказано: эта технология работает. Здесь на доказательство уйдет пара-тройка лет. В случае успешно проведенных испытаний документарная работа займет полтора-два года.

Технологическое решение, которое позволит преодолевать расстояния со скоростью 1000-1200 км в час, в принципе возможно довести до 2000 км/ч. При этом надо понимать, что есть разные подходы к перевозке двух концептуальных грузов – контейнеров и пассажиров. С точки зрения пассажиров это потребует, наверное, несколько большего внимания: над такими вопросами, как влияние на человеческий организм, радиус поворота, давление сейчас активно работают. Диаметр трубы, который вы видели – 3,3 м, пассажирский вариант. Изначально предполагалось, что контейнерный формат – порядка 7 метров. Но мы смотрим, какое решение позволит унифицировать оба варианта и остаться на диаметре 3,3 метра.

– Речь идет о грузах и о людях. Вначале — люди?

– Я бы сказал, вначале контейнеры, а потом люди.

- Для вас этот проект – всё-таки бизнес или просто красивая технология?

- Естественно, я к этому отношусь достаточно прагматично и утилитарно, никакого футуризма здесь нет. Для меня это бизнес-решение, которое фундаментально изменит ландшафт транспортной логистики впервые с 1830х гг., когда появились железные дороги.

Дело не только в том, что я вкладываю в технологии. Это я делаю в первую очередь для того, чтобы технология Hyperloop была реализована здесь, в России. Сборка этой истории в России принципиальна, в моем понимании. Так же принципиально, как и то, что несколько лет назад я поднял тему отношения России к проекту «Новый шелковый путь». Этот проект предполагает не только строительство инфраструктуры, но и культурную экспансию Китая. Надо понимать, что они пытаются занять место, которое все время занимал Советский Союз. Самый удобный путь следования грузов из Азии в Европу и наоборот — через Казахстан и Россию. Сегодня преодоление расстояния из любой точки – Гуанчжоу, Шанхай, Йокогама – до Роттердама, Гамбурга и т.д. по морю занимает от 35 до 45 суток. Реализация проекта позволит сократить это время в разы. По сути, доставка [из Азии в Европу] будет занимать одну ночь. Какой группе товаров нужна такая скорость? Оказывается, достаточно большому сегменту. Мы провели маркетинговое исследование – потенциально это может быть интересно даже Zara, которая каждые 45 дней меняет свой модельный ряд.

– А что с транспортными издержками будет?

– Очень важно, сколько стоит перевозка одного контейнера. Пять лет назад – $3500, последние два-три года – примерно $700–800 за тот же 20-футовый контейнер, а сейчас 2200. При текущих издержках стоимость доставки одного контейнера по Hyperloop составила бы $3000, но скорость – не 40 дней в среднем, а, грубо говоря, ночь. Если же мы будем использовать технологические решения с композитами, о которых я чуть раньше упомянул, получится в три-четыре раза дешевле, на уровне $500–700.

- То есть, если бы в России производились эти композиты….

- Производства такого нет нигде. К тому же, даже у самой большой трубы, которую использует «Газпром» на магистральных трубопроводах, диаметр 1,42 м. Соответственно, для Hyperloop должна быть принципиально другая труба. Никуда мы не уйдем от нашего «трубопроводного» проклятья, везде труба (улыбается). Наша задача в том, чтобы эта технология работала на Россию.

По сути, это новый вид транспорта. Испытания [технологии в ближайшие месяцы] будут доказательством того, что она работает. Мы в России инициировали создание рабочей группы на уровне Минтранса: помимо нас [группы «Сумма»] там и РЖД, и Таможенная служба, и другие субъекты. По консервативным оценкам, нормативная работа с регламентами, законами займет два года... Мы создали уже дорожную карту. Думаю, в ближайшее время мы проведем с коллегами из Минтранспорта встречу по этим вопросам. Даже Владимир Владимирович Путин на питерском форуме поддержал проект. Он, полагаю, понимает его ценность для России. Помните, два года назад он и Си Цзиньпин подписали документ сопряжения ЕАЭС и «Шелкового пути». Я полагаю, за этим скрываются долгосрочные планы. У России национальный интерес предполагает проход всех транзитов через ее территорию. И этот проект лежит в основе стратегии.

- А китайцы ещё не пытаются копировать технологию Hyperloop?

- Китайцы пытаются. У них есть осторожный интерес, хотя они и большие адепты ВСМ [высокоскоростных магистралей]. И индийцы тоже интересуются проектом Hyperloop.

– Вы уже пытались определить самый перспективный транспортный отрезок для России?

– Вообще для России самый актуальный транзитный проект — это Транссиб. Но, если говорить про Hyperloop, то, наверное, есть два перспективных проекта [для контейнерных перевозок]: «Китай – Казахстан – Россия – Европа», который естественно пройдет через Россию, и «Север – Юг», от Балтийского моря через Азербайджан и Иран в Индию. Если говорить о пассажирских [перевозках], то это прежде всего Москва-Питер. Представьте, что этот путь занимает по времени 50 минут. Это изменит отношение к работе [в Москве и Петербурге, у двух столиц] будет естественная агломерация. И второй потенциальный проект с точки зрения пассажиропотока — это Москва-Сочи.

Предвосхищая ваш вопрос про РЖД, мы сделали презентацию, чтобы сравнить два проекта: вот, коллеги, [высокоскоростная магистраль] Москва-Казань, вот Москва-Казань Hyperloop. С точки зрения капекса мы были дешевле, с точки зрения опекса — значительно дешевле.

- Вы имеете в виду, дешевле, чем железная дорога для ВСМ?

– Да. У коллег есть фундаментальный вопрос: «Ваша технология ведь не доказана?». Тут они правы, но технология стремительно развивается, и это вопрос стратегии. РЖД же, составляя свой долгосрочный организационно-финансовый план, реализуют проект Москва – Казань, который, с моей точки зрения, убыточен. В любом случае, они сами должны принимать решение с точки зрения своей стратегии и отношения к любым новым технологическим продуктам, будь это Maglev или Hyperloop. Но вообще я полагаю, что Hyperloop может стать самым крупным инфраструктурным проектом 21-го века, если технология будет реализована.

- А вы уверены, что ещё и ваш инновационный проект с не доказанной пока что технологией будет реализован в России, когда в правительстве каждый день говорят о проблемах бюджета?

- Это решение РЖД и правительства, есть ли на это деньги. Я бы сказал так: если бы Hyperloop как технология работал сегодня, в преломлении к пассажирским перевозкам можно было бы сказать о двух перспективных направлениях: «Москва – Питер» и «Москва – Сочи». Большая инфраструктура Сочи создана, и люди в принципе готовы туда ездить, полагаю, там будет достаточно интенсивный пассажиропоток. Мы пока не смотрели на конкретную бизнес-модель. Я думаю, что реализация пассажирских проектов займет несколько большее время с точки зрения влияния на человеческий организм, горизонт 2022–2025 гг.

- Вы в первую очередь бизнесмен, а не филантроп. Как вы всё-таки на этом проекте заработаете? Одно дело – принести интересную идею в Россию, и совсем другое – рассчитывать, что Hyperloop будет глобально развиваться.

- Глобальное развитие компании – это вопрос стратегии и модели, пока я не могу раскрывать. Если же говорить об инвестициях фонда Caspian VC, его портфель [в котором присутствуют акции Hyperloop] за два года уже вырос в три раза. По этому показателю он в пятерке лучших в мире.

В развитии непосредственно Hyperloop One в России есть два ключевых элемента. Первый – если материнская компания реализует проект с точки зрения технологий, ее капитализация вырастет в разы. Второй – исторически я был в этой компании с первого раунда инвестиций и у нас есть договоренность, которая сформулирована таким образом, что все инициативы на территории СНГ и сопредельных России пространств реализуются через дочернюю компанию «Hyperloop-Евразия», которая создана в России и будет «двигателем» проекта в России и СНГ.

- Это ваша компания или созданная Hyperloop One?

- Безусловно, материнская компания будет в ней участвовать, но основные принципы, элементы взаимоотношений мы согласуем в течение какого-то времени.

- А руководителем кто будет? Вы?

- Скоро мы сообщим. Точно не я. Я не самый блестящий операционный менеджер.

- Но это будет варяг или российский менеджер?

- Российский.

– А есть в России менеджеры, способные такие проекты делать?

– Безусловно, есть. В транспортно-логистической отрасли.

– Вы сказали, что портфель Caspian вырос в три раза. Заявленный объем фонда – до $300 миллионов. Сколько сейчас денег в нем?

– Вы, наверно, понимаете, что мы не все эти $300 млн проинвестировали, и эти цифры мы не раскрываем. Недавно были сделаны несколько новых инвестиций в проекты виртуальной реальности и аэрокосмическую отрасль. В какой-то момент времени мы об этом объявим. Сейчас смотрим на компанию из биомедицины, это будет уже восьмая по счету инвестиция. Компания достаточно любопытная, но очень дорогая, смотрим, торгуемся.

– Может быть, хотя бы порядок цифр тогда?

– Десятки миллионов долларов.

– Как часто вы бываете в Кремниевой долине?

– Я стараюсь летать 3–4 раза в году туда, не меньше. Это всегда общение с интересными людьми. [Выбирая объект для инвестиций Caspian], мы всегда исходим из того, насколько у компании емкая, захватывающая идея, насколько сильна и успешна команда, смотрим на соинвесторов.. Размер средней инвестиции – $10 млн. Но мы иногда входим в следующий раунд в компании, и цифра может быть увеличена – так было с Hyperloop, есть еще одна компания, куда мы в очередной раунд войдем. Некоторые коллеги инвестировали непосредственно до IPO. У нас концептуально иная философия инвестирования: мы входим на начальных стадиях. В Uber мы проинвестировали первыми из российских компаний, при 40 с чем-то миллиардах капитализации.

- Все технологии, в которые вы инвестируете, реализуются в коммерческом смысле в ближайшие 10 лет?

-Если говорить о сингулярности и искусственном интеллекте, вы понимаете, что не в ближайшие 10 лет. 30-50 лет по меньшей мере.

- Почему российских миллиардеров так мало в Кремниевой долине? Кроме вас да Юрия Мильнера, и назвать некого.

- Мы там, только потому что Пало Альто – это интеллектуальная и технологическая Мекка. Но мне кажется, что мы должны быть не только и не столько там, сколько в России. Наша молодежь уезжает туда учиться. И наша главная задача – сделать так, чтобы она возвращалась. Россияне все равно наряду с англосаксами в собирательном смысле – наиболее продвинутые инноваторы. И, в первую очередь, в России нужно возрождать образование и тогда она будет интеллектуально конкурировать с другими странами. Многие уезжают туда учиться, а потом остаются, потому что там есть возможность заработать деньги. С точки зрения финансовой, юридической процедуры, там все отстроено, все просто. Взял юристов, написал соглашение акционеров по общему английскому праву – и все, твои права защищены. Молодежь начинает свой бизнес со второго курса. Сейчас с учетом интеллектуальной акселерации и абсорбирования гигантской информации нет смысла учиться четыре года. За два года можно научиться всему. А дальше — иди и работай. (Интервью состоялось до акции протеста против коррупции 26 марта, в которой участвовало много студентов; на вопрос о росте оппозиционных настроений в студенческой среде Магомедов не ответил — Forbes).

- Сколько времени лично вы уделяете венчурным проектам и более утилитарным?

- Вы знаете, рассчитываю, что в ближайшие год-полтора буду меньше времени уделять утилитарным. В «Сумме» сейчас достаточно много и молодых сотрудников, и людей, которые долгое время проработали в компании. Тут мы стратегически пытаемся ориентироваться на органический рост команды – поиск варягов не всегда бывает успешным с точки зрения корреляции с корпоративной культурой. Поэтому я полагаю, что в течение года-полутора основной мой персональный фокус будет на хайтек.

- Какой из утилитарных проектов, которыми «Сумма» сейчас занимается, для вас самый перспективный и важный? «ТрансКонтейнер», например?

- Решение по контейнерам будут принимать РЖД и правительство. У нас доминирующее положение на рынке перевозок в России занимают автомобильные перевозки контейнеров, а не железнодорожные, к сожалению. Я полагаю, железная дорога будет предпринимать усилия по расширению инфраструктуры, а контейнерный бизнес – это конкурентная среда, и в России должно быть две-три таких компании [как «Трансконтейнер»], которые профессионально занимаются железнодорожными перевозками.

- Когда вы покупали «ТрансКонтейнер», эта инвестиция представлялась вам перспективной в долгосрочном плане?

- Безусловно. Все равно наряду с реализацией больших транзитных проектов, в основе которых может лежать и новая технология в виде Hyperloop, существует необходимость во внутренней контейнеризации России. Сейчас она всего 6 %, тогда как в странах Северной Америки и Европы – 30 %. Тут есть куда развиваться.

- А была ли идея объединить в вертикально интегрированную компанию НМТП, «ТрансКонтейнер», другие активы?

- Такой идеи у меня нет. Есть другая – более перспективная, более технологичная, – которой я сейчас занимаюсь. Но анонсировать ее мы сможем не раньше лета.

- В общем, получается, что вы не только новые технологии из области sharing economy развиваете.

- Маленький пример, что такое sharing economy. Когда компания Uber зарождалась, она проанализировала рынок такси в Сан-Франциско и оценила его в $150 млн в год. Уже в 2016 году, в 2015 даже, по-моему, выручка Uber в Сан-Франциско была на уровне $500 млн. Понимаете, насколько sharing economy может быть больше. Виртуальная экономика делает рынок гораздо больше и эффективнее. Она уменьшает комиссию. Комиссия Uber в Китае меньше, чем традиционная, средняя где-то 15–20 %. Для меня как для потребителя это возможность пользоваться этим продуктом, потому что очевидно, что это удобней, безопасней. Мы не сядем никогда нетрезвыми за руль, и наши дети не сядут. Кстати, наши дети совсем по-другому мыслят. Им не нужна своя машина, если они могут воспользоваться Uber, не нужна своя квартира, если они могут использовать Airbnb. Это принципиально другое отношение. Консьюмеризм медленно сползает в утиль, это мейнстрим.

- А вы сами Uber пользуетесь?

- В Москве не пользуюсь, к сожалению. В Москве я очень традиционен. Но перестал пользоваться [личными] машинами в городах, в которые летаю, это очень удобно.

- Все-таки каким активам в России вы сегодня уделяете наибольшее внимание?

- Я для себя определил стратегию – транспортная логистика и commodities. В России, например, 20% глобальных запасов пресной воды – я считаю, что это очень привлекательный товарный продукт. Вообще Россия – это глобальная житница, и тут гигантские перспективы. Из всех остальных бизнесов, связанных с [невозобновляемыми] ресурсами, я хочу выйти.

- А из нефтетрейдинга вы вышли?

- Он изменился. С точки зрения трейдинга сырой нефти, маржинальность очень низкая, поэтому той активности уже нет. Компания осталась.

- И какие там объемы остались?

- Объемы небольшие.

- А что с зерновым бизнесом? Приватизация ОЗК на сегодняшний день остановилась…

- Составлен обновленный план приватизации компаний, и ОЗК в этом списке есть. Мы будем участвовать.

- Как сейчас ситуация в НМТП? У компании были две проблемы – с деньгами, пропавшими во Внешпромбанке, и с собственными облигациями.

- У НМТП проблем с облигациями нет, во-первых. Во-вторых, к сожалению, есть потери в банке. Но уровень долга меньше двух, для такой компании это немного. Компания показывает очень хорошие результаты за последние два-три года, очень устойчивая бизнес-модель. У нас партнерские отношения с компанией «Транснефть», предвосхищая следующий вопрос. И 20% акций компании находятся в списке приватизации в том числе.

- У вас какие мысли? Вы хотите выкупить долю «Транснефти», или наоборот?

- «Транснефть» вначале должна принять решение, будет ли она продавать. Для нас это очень комфортный партнер. Захотят они продавать – мы на это дело посмотрим. Не захотят – будем продолжать развиваться вместе.

- У вас к любому активу такой подход? Вы готовы в зависимости от цены любой актив продать или купить?

- Вы знаете, у меня не настолько гибкий подход. Я вам сказал чуть ранее, я для себя определил стратегию, она связана с транспортно-логистическим направлением. Я в этом бизнесе с 2000 года примерно. Мы с нуля строили Приморский торговый порт. Давно в этом бизнесе, понимаем, видим стратегию. Если говорить о стратегическом присутствии в каком-то бизнесе в России, это в первую очередь НМТП, Fesco, «ТрансКонтейнер». ОЗК – в какой-то мере тоже транспортно-логистическая компания.

- Ваш бизнес в России напрямую связан с РЖД. Что изменилось для вас в компании после отставки Владимира Якунина?

- Пришла достаточно молодая и прогрессивная команда, которая пытается качественно управлять, в том числе снижать издержки. Очень многое им надо сделать, потому что с 2005 по 2016 год там много чего негативного произошло.

- А что, например?

- Были созданы вертикально интегрированные бизнес-единицы, при том что управление на железной дороге всю жизнь осуществлялось на уровне горизонтально-линейном. Региональные железнодорожные генералы управляли движением. В советское время средняя скорость была 60 км в час. Последние 15 лет средняя скорость – 19 или 20 км в час на некоторых участках. Если взять объем погрузки – в 2005 году было 1,27 млрд тонн, а сейчас – 1,22, при том что грузооборот вырос на 17 %. Оборот грузового вагона в 2005 году был 7,8 суток, а в 2016 году стал 16,3. Большой задел на управление такими показателями, как скорость, себестоимость перевозки в руб/ткм.

Мне кажется, новая команда заточена на оптимизацию затрат, первые шаги они сделали. Наверно, им надо определиться с моделью: РЖД – это инфраструктурная или инфраструктурная и транспортно-логистическая компания? Я говорил с руководством компании, это вопрос к ним, как они себя видят. Потому что, если они инфраструктурная и транспортно-логистическая компания [одновременно], возникает конфликт. По большому счету, большая инфраструктура должна давать равный доступ всем перевозчикам, не делая предпочтений, приоритетов.. Учитывая, что коллеги [в руководстве РЖД] – ребята молодые, прогрессивные и заточены на результат, я полагаю, если они определятся с миссией и концепцией компании.

- Насколько западные санкции против России затрагивают вашу жизнь как инвестора?

- [Санкции] это сугубо эмоциональное решение. Попытаться таким образом воздействовать на Россию, наверно, сложно. Мы достаточно неуступчивые люди, упрямые, поэтому санкции, мне кажется, не очень эффективны.

- А чего в этом плане ждете от Трампа как инвестор?

- Скорее это вопрос к американским предпринимателям. Я полагаю, что решение надо искать в переговорах. Прогнуть нас за счет санкций и схожих механизмов невозможно. Раньше никому не удавалось это сделать с Россией.

- А на Украине у вас не было активов?

- Какие-то были.

- Но вы не называете эти активы. С ними все в порядке? Вы их не продавали? Многие российские бизнесмены ушли ведь с украинского рынка.

- У вас есть покупатель? Если есть, скажите.

- В последние два года «Сумма» не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Такое ощущение, что вы эту тему отмели.

- Мы ее не отмели. Сейчас достаточно сложная ситуация в строительной отрасли, потому что банки ее не финансируют, с большой неохотой дают гарантии. Много больших банков обожглись на теме стройки по разным причинам, в том числе из-за неплатежей заказчиков. В 2015 году ситуация значительно ухудшилась. Поэтому у нас нет новых больших контрактов, но портфель большой, и мы внимательно отслеживаем ситуацию на рынке.

- Все-таки тема госзаказов ушла для вас на второй план?

- Она никогда не была на первом. На первом плане в России всегда была тема логистики и транспорта.

– А что у вас происходит на исторической родине?

– У нас есть своя стратегия в республике, мы долгие годы занимаемся там и бизнес-проектами. В том числе инфраструктурой дорожной отрасли (мы купили несколько асфальто-бетонных заводов). Есть телекоммуникационный проект, ГЛОНАСовский. Кроме того, мы реализовываем проект по созданию курортно-туристического комплекса «Матлас». У республики достаточно большой потенциал – в энергетике, в сельском хозяйстве и в логистике. Это три ключевых направления, которые мы видим.

- Много пишут про приватизацию порта Махачкала, на который претендует и «Сумма», и структуры Сулеймана Керимова.

- Про порт. Я не знаю, во что он превратится к моменту приватизации, что будет собой представлять. Он в разобранном состоянии, все нефтяники оттуда уходят. «Транснефть» много об этом писала. При допустимом содержании воды 0,5 % в нефти, там 5–10 % воды, в прошлом году в работе порта было 29 технологических остановок. Фундаментально у него большой потенциал развития, но, чтобы составить конкуренцию другим южным портам, ММТП должен предоставить клиентам сервис очень высокого уровня.

- И нормального владельца.

- Полагаю, да. Но это вопрос не ко мне – это вопрос к государству: довольно ли оно управлением. Так что посмотрим, когда [порт] будет приватизироваться – будет ли что приватизировать к тому моменту, и будет ли нам это интересно.

А что касается большой деятельности, которую я там веду, основной концепт – образование. Наш проект, который назывался Plug & Play, а затем превратился в ПЕРИ Инновации – это не просто инкубатор [для технологических стартапов], это в том числе образовательный проект, 11 команд от него неоднократно выезжали в Азию, в Силиконовую долину. Проект одной из команд My diaspora – был признан лучшим в специальной номинации Google. Это формат, который позволяет знакомиться молодежи с конфессионально-этническими особенностями. Также у них есть проект Smart capacity.

- Вы инвестируете в такие вещи?

- Конечно. Дагестанские программисты сейчас продают софт израильским стартапам. И молодежь, которая есть в Дагестане, достаточно качественная. В мои годы Махачкала была продвинутым городом, наполовину русским. Очень сильные вузы были – политехнический институт, мединститут, до сих пор учеников своего отца встречаю в Москве, которые работают в больших и малых медицинских учреждениях. Поэтому мы там тратим много усилий на образовательный контекст.

Строим детские сады, школы (две школы построили, два детских сада), восстанавливаем музеи, которые связаны с сохранением культурно-исторического наследия. Большой проект, который мы сделали, построили музей Петра в Дербенте. Во время персидского похода, в 1722 году Петр I был в Дербенте, в одном из старейших городов мира. Сейчас у нашего фонда есть проект, который с использованием новейшего оборудования, технологий – 500 микрон – позволяет оцифровывать в 3D старейшие рукописи. Мы это сделали в Дербенте, потом это сделали в Вологде (Ферапонтов монастырь). Сейчас другие идеи – по пушкинскому дому в Питере, по созданию музея боевой славы России в Хунзахской крепости, где в 1871 году останавливался император Александр II. И так далее. Это не только Дагестан: все, что связано с сохранением культурно-исторического наследия России – это тоже часть нашей стратегии.

– Какие еще у вас бизнесы в Дагестане есть? Может быть, какая-то связь с портом?

– Нет, у нас нет бизнеса с портом. Никакого. И я не договорил самого главного: мы сейчас строим, и, надеюсь, в этом году достроим в центре Махачкалы центр поддержки талантливой молодежи «Периметр» – по аналогии с «Сириусом» в Сочи, но без проживания. Там будет центр дополнительного образования, где ребята будут заниматься математикой, информатикой, программированием и робототехникой, также в «Периметре» разместится наш бизнес-инкубатор. Только в прошлом году по программам «Периметра» обучились почти 14 тыс человек. Другой центр поддержки талантливой молодежи работает на базе Дома Петра I в Дербенте. Там молодежь обучается креативным технологиям. Кроме того, в Хунзахском районе, в старой крепости, мы планируем создать центр с проживанием – в точности как «Сириус». Одновременно в нем смогут жить и учиться 100 человек. Планируем создавать аналогичные центры и в других городах России.

- А где?

- Фонд «Пери» это анонсирует.

- Во сколько вам обходятся в год дагестанские программы?

- Не считал.

- Это сотни миллионов, десятки миллионов долларов?

- Сотни. В общем, Дагестан – это уникальный регион, где очень активная, талантливая молодежь. Как и Приморский край, где мы работаем. И я хотел бы, чтобы там были не только спортсмены. Хотя мне кажется, столица боевых искусств в мире — это Дагестан. А в Приморском крае у нас хоккей.

- Хоккеем брат занимается?

- Брат занимается Ночной хоккейной лигой, а я «Адмиралом» занимаюсь. У нас же свой клуб [на Дальнем Востоке].

- Зачем вам нужен хоккейный клуб «Адмирал» на Дальнем Востоке?

- Объясню. Это же наша территория, российская. Народ ходит – трибуны забиты на 98 процентов. Четвертый год подряд. Мы создали команду, она вошла в плей-офф. Народ должен куда-то ходить, в стране должна быть какая-то связь, помимо связи физической, территориальной, экономической. Спортивная связь – тоже элемент коммуникации, когда клуб выезжает.

- Вячеслава Фетисова вы туда привели?

- Не мы, он там исторически. Мы изначально финансировали этот клуб, сейчас команда играет очень хорошо, улучшает уровень из года в год.

- Это связано с тем, что вы занимаетесь проектами на Дальнем Востоке?

- Мы там крупный инвестор, один из самых крупных. Поэтому, я полагаю, что наша социальная активность [должна быть соразмерной].

- А сколько примерно вы в Дальний Восток инвестировали?

- Не считал. Много. В Fesco очень много инвестировали. Сейчас в Зарубино, в Находку. Много.

- Это нормально – не считать, сколько вы инвестировали?

- Задача считать – это задача менеджера и компании. Моя задача стратегическая, в целом на портфель смотреть – куда входить, откуда выходить.

Еще один из ваших известных проектов – это бойцовский клуб Fight Nights. Он больше ориентирован на Россию, мы правильно понимаем?

- Это не российский, а глобальный проект. Но, конечно, изначальная стратегия – это Россия и СНГ. Как и UFC, по большому счету: она сильно сфокусирована на США, в первую очередь, но все равно проводит турниры и в Европе, и в Азии, и в Бразилии. Так же и мы. Мы полагаем, что Россия наряду с Америкой и Бразилией является биологической платформой, которая производит огромное количество бойцов. Вообще, MMA [смешанные боевые искусства] – это вид спорта, который, как мне кажется, затмит бокс в ближайшие несколько лет. Он уже превосходит бокс по зрелищности и звездности некоторых спортсменов.

– Так все-таки это бизнес для вас?

– Это бизнес-проект, который сегодня в России пока не успешен коммерчески, потому что в США телевизионные каналы платят гигантские деньги за контракты с такими компаниями, как UFC, а потребитель платит за event (pay-per-view) 65 долларов. Российский потребитель себе пока такого позволить не может. Но в течение двух-трех лет, я думаю, ситуация будет меняться.

– Ставки на исход боёв тоже, наверное, помогают окупаемости.

– Мы этим не занимаемся. Мы исходим из того, что в России очень много спортсменов. У меня была сначала такая эмоциональная задача, чтобы российские спортсмены занимали весь пьедестал в мире. И мы к этому, несомненно, придем. Я считаю, сейчас лучший спортсмен в России в СНГ за всю историю, наряду с Федором Емельяненко — это Хабиб Нурмагомедов, человек, у которого ни одного поражения не было, и, надеюсь, так и будет дальше.

- А какова задача вашего клуба, вы хотите привлечь бойцов в Fight Nights?

- Это не клуб. У нас есть свой клуб – Eagles, где я считаю, собраны лучшие спортсмены России и одни из лучших в мире: Хабиб Нурмагомедов, Виталий Минаков, Сергей Павлович и много других ребят. Клуб – это клуб, а промоутерская компания в перспективе – это бизнес. Мы строим это по бизнес-модели. И с точки зрения стратегии и географии это – глобальная компания. Мы выйдем на все рынки. В этом году у нас будет один-два турнира в Европе и много турниров в СНГ – всего порядка 20-25 турниров. В этом году мы развиваем пространство Европы и СНГ, а в 2018 году уже выйдем на американский рынок.

UFC проводит 40 с чем-то турниров, некоторые бойцы – 450–500 человек – у них могут подраться один раз в год. Поэтому мы исходим из того, что оптимальное количество турниров – 30. Примерно три турнира в месяц.

- А уровень бойцов у вас будет сопоставим?

- У нас, поверьте, и уровень бойцов будет сопоставим. Мы очень жестко будем относиться к употреблению допинга. Уже это жестко отслеживаем.

- Это запрещено?

- Категорически запрещено. UFC чуть раньше начала применять жесткие стандарты. Я думаю, что мы движемся по этому же пути.

- Есть цифры, которые вы можете назвать, сколько вы потратили?

- Потратили десятки миллионов долларов. Я думаю, потратим еще в районе 50–70 в течение трех-четырех лет. И выйдем на планово-позитивные показатели через три года.

- А кто ваши партнеры в Fight Nights?

- Я мажоритарный собственник. Есть Камил Гаджиев и команда менеджеров, которые исторически создавали этот бренд. Очень профессиональная команда ребят.

- А какие-то клубы, может, будете покупать спортивные?

- У нас есть клуб Eagles. Вообще, fighting-клуб – он работает со всеми промоутерскими компаниями. Никаких предпочтений нет. Есть еще один клуб, который в скором времени во Владивостоке объявит о своем существовании. Есть залы, которые мы строим по всей России. Например, в Брянске построили зал под Виталия Минакова. Сеть залов под брендом Eagles будет развиваться. В Москве есть такой зал. В Махачкале два зала уже построенны, и будем строить большой центр. В Ростове будет большой центр.

Народ у нас пассионарный, это русская черта, и никуда мы от этого не уйдем. Мы любим выяснять отношения. Лучше это делать на ринге, чем на улице.

- А вы же лично тоже деретесь на ринге?

- Бывает.

- С вашими бойцами профессиональными? А не боитесь получить?

- Да, с бойцами.

- А с кем вы дрались из известных спортсменов?

- Я тренируюсь. Я думаю, профессиональные спортсмены меня «берегут». Хотя они считают по-другому, но это больше для себя.

- Но вы каждый день занимаетесь?

- Не всегда удается: много летаю. Так предпочитаю по возможности заниматься каждый день.

- А где вы нашли вашего легендарного тренера Камела? Про него все рассказывают – человек- гора, весь татуировках.

- Нашел я его в Лас-Вегасе, когда он тренировал известных бразильских ребят – Сильву и других. Хороший человек, бодрый. Ну, он не один – целая группа.

- Это вам для здоровья или когда-то хотите в роли профессионала себя попробовать?

- Для здоровья.

- А в хоккей играть умеете?

- Играю. На коньках, правда, не катаюсь. В Махачкале в те редкие дни, когда у нас были минусовые температуры, мы ночью заливали водой асфальт. И утром, когда был лед, до школы, мы выходили играть. Без коньков я играю достаточно хорошо. Но на это нужно несколько больше времени, чем я располагаю. Когда появляется свободные время на выездах, играю в футбол.

- Самый известный поклонник хоккея у нас сейчас – это президент. Говорят, он вас позитивно воспринимает.

- Я не знаю, как он меня воспринимает.

- Встречаетесь с ним в Кремле?

- Иногда. У него график очень сложный – 24/7, работает до двух-трех ночи. По маленьким вопросам стараюсь не беспокоить.

- Когда была последний раз необходимость?

- Горячей не было. Но реализация таких масштабных проектов как Hyperloop, наверное, может потребовать его внимания.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153474 Максим Орешкин

«Оптимистическое кино»: Орешкин о реформе госуправления и росте экономики

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Максим Орешкин на коллегии министерства процитировал Ганди, рассказал о приватизации «Совкомфлота» и представил план увеличения темпов экономического развития

Премьер-министр Дмитрий Медведев свое выступление на коллегии Минэкономразвития, которая прошла вчера, начал с шутки о том, что Минфин показывает «кино страшное», а Минэкономразвития — «кино оптимистическое».

«Очень разные два экономических ведомства. Когда проходит коллегия Минфина — кино страшное, а когда проходит коллегия Минэкономразвития — кино оптимистическое», — сказал Медведев, посмотрев видеоролик о планах министерства. По его словам, такой подход к созданию прогнозов позволяет под разным углом зрения смотреть на экономику, видеть ее сильные и ее слабые стороны.

Запланированный показатель роста экономики страны на 2% в текущем году вполне достижим, нужно только приложить для этого усилия, заявил Медведев. Он рассчитывает, что по итогам года наметившаяся позитивная динамика в экономике станет еще более заметной.

«Во всяком случае цифры, которые звучали, пока вполне достижимы, включая рост ВВП до 2%», — отметил председатель правительства. Медведев подчеркнул, что положительные сдвиги должны стать долгосрочными и устойчивыми трендами.

«Как и все сырьевые экономики, мы получили очень болезненный урок, сделали выводы — в общем, очевидные. Несмотря на весьма существенную концентрацию рисков вышли на положительные показатели по объему промышленного роста и по объему роста сельхозпроизводства…после длительной инвестиционной паузы у предпринимателей есть готовность к новым проектам», — подчеркнул он.

Орешкин о поколении 30-летних и реформе госуправления

Министр экономического развития рассказал, что главная задача его ведомства — вывести экономику страны на темпы роста, опережающие общемировые.

Из-за демографической ямы начала 90-х годов в ближайшие годы в России не будет необходимой численности трудоспособного населения. В такой ситуации, даже при достижении общемирового уровня производительности труда, темп роста экономики будет меньше 1% в год. «Поэтому нам необходимо быть лучше многих», — отметил Орешкин.

По его мнению, любой план действий правительства должен составляться так, чтобы его можно было скорректировать в любой момент.

Уже в этом году пять госпрограмм «встанут на новые рельсы», появится четкое разделение на проектную и процессную часть, в каждой программе будет не более пяти целевых показателей, будут разработаны новые методы определения самых эффективных направлений господдержки.

«С традиционной вертикальной структурой управления, с наличием четко разграниченных сфер ответственности и полномочий — де факто, управленческих колодцев — невозможно реализовать масштабные планы изменения, можно только сохранять статус кво», — заявил Орешкин.

Он рассказал, что реформы уже начались в самом ведомстве — более активно работают проектные команды, используются новые технологии.

«Осенью мы планируем выйти на полноценное применение новых практик, и будем предлагать масштабировать их на уровень всего правительства. Это может стать одним из элементов реформы государственного управления», — пояснил Орешкин.

Ставку министр делает на «поколение 30-летних», самое большое по численности на данный момент. «Именно это поколение в ближайшие годы должно стать лидером в нашей стране», — заверил Орешкин.

Он рассказал, что считает Минэкономразвития министерством «нового поколения», поскольку большинство сотрудников в нем младше 35 лет. «Как говорил Махатма Ганди, если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением», — добавил Орешкин.

Министр пообещал в ближайшее время представить предложения по улучшению делового и инвестиционного климата в стране, особенно в регионах с низким инвестиционным рейтингом. Также он собирается повысить качество работы надзорных органов, снизить число необоснованных проверок бизнеса. По словам министра, правительство считает приоритетом развитие малого и среднего предпринимательства, использует международный опыт для разработки программ поддержки и устранения административных барьеров.

«Наша задача – максимально упростить условия для начала и ведения бизнеса», — отметил он.

О приватизации «Совкомфлота»

Минэкономразвития подготовило структуру сделки по приватизации «Совкомфлота», которая предусматривает направление части средств на развитие компании, сообщил Орешкин.

«На сегодня готова структура сделки по первичному размещению акций компании «Совкомфлот» на Московской бирже. Работаем активно по данному направлению совместно с менеджментом. Новое здесь, что сделка структурируется таким образом, чтобы не только привлечь средства в бюджет, но и придать импульс развитию компании и смежных с ней отраслей», — отметил он.

В данный момент 100% «Совкомфлота» принадлежит государству. В плане приватизации на 2017-2019 годы зафиксирована возможность снижения доли государства в компании до 25% плюс одной акции. На первом этапе планируется продать пакет в размере 25% минус одна акция, официальная оценка его стоимости составляла 24 млрд рублей. Эта цифра заложена сейчас в бюджете РФ на 2017 год как прогнозная сумма поступлений от приватизации «Совкомфлота».

Однако Минфин направление части средств от приватизации «Совкомфлота» в саму компанию не поддерживает: по мнению министерства, все средства от продажи пакета должны поступить в бюджет, который и так недополучит средства в связи с тем, что госпакет ВТБ в этом году продан не будет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153474 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153470 Марина Руднева

Бедная старость: почему необходимо изменить систему вознаграждения пенсионных фондов

Марина Руднева

глава финансовый группы «Будущее»

Текущая модель вознаграждения фондов безнадежно устарела, что ограничивает НПФ в выборе инвестиций, лишает клиентов повышенного дохода, а экономику — «длинных» пенсионных денег.

В марте 2016 года в Госдуму поступил законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов», который предусматривает введение фидуциарной ответственности и связанным с ней изменением системы оплаты услуг негосударственных пенсионных фондов (НПФ) по управлению пенсионными накоплениями. Под фидуциарной ответственностью понимается материальная ответственность фондов и их руководителей за добросовестное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц. О введении подобного механизма представители Банка России говорили давно — еще до масштабной реформы пенсионной отрасли, заключающейся в акционировании НПФ, работающих с пенсионными накоплениями, и включении их в систему гарантирования.

Что же касается новой системы вознаграждения, то по логике законопроекта оно должно будет состоять из двух частей — переменной (success fee) и постоянной (management fee). Для НПФ эта новация была бы не менее важной и значимой, чем ужесточение ответственности, поскольку текущая система вознаграждения, предполагающая наличие только success fee — вознаграждение за успех не более 15% от совокупного инвестдохода, была введена еще на стадии зарождения отрасли и безнадежно устарела.

Если в тучные годы роста экономики (2005-2007) эта система работала и НПФ порой показывали доходность 16% и даже 19%, доля акций в портфелях достигала 10% — 25%, то кризис 2008 года и последующие повторяющиеся кризисы снизили среднюю доходность НПФ до 6%, также упала и доля акций в портфеле до 6,1% (на 2013 год). Стараясь справиться с шоками, НПФ перешли к стратегии безубыточности каждого текущего года, повышая в портфелях краткосрочные инструменты инвестиций, перераспределяя доли в консервативные инструменты, как депозиты в банках, или в бумаги ограниченного круга эмитентов с фиксированной ставкой. Такие вложения, как правило, являются низкодоходными.

Новые реалии «санкционной» экономики 2015-2016 годов, когда для России закрылись зарубежные рынки капитала и значительно сократился приток инвестиций, вновь обострили проблему наличия «длинных» инвестиционных денег. А таковыми всегда считались пенсионные деньги. Именно поэтому наиболее привлекательным для инвестирования НПФ являются проекты с временным горизонтом 15-20 лет. Эти инвестиции позволили бы существенно увеличить доход для клиентов в период активных выплат (2025-2030 годы). Но подобным инвестиционным стратегиям характерна неравномерная доходность, так как бумаги с длительным сроком не предполагают начисления дохода во время их обращения, но по ним будут крупные выплаты в конце срока. Это одна из причин, почему в портфелях НПФ таких активов совсем незначительное количество.

В то же время развитие экономики требует инвестиций в акции инновационных отечественных промышленных компаний и государственно-значимые инфраструктурные проекты. Механизмом, обеспечивающим разумное сочетание интересов государства и застрахованных лиц, является разделение вознаграждения НПФ на постоянную и переменные части. Тогда постоянную часть (management fee, 1% от стоимости чистых активов) НПФ смогут направлять на обязательные расходы (ведение счетов, вознаграждение управляющих компаний, спецдепозитария). При этом переменная часть сохраняет и создает новые стимулы для НПФ к повышению доходности от инвестирования пенсионных накоплений и повышение доли вложений в реальный сектор экономики с более длительными сроками окупаемости.

Только одновременное внедрение механизмов фидуциарной ответственности и изменение модели вознаграждения НПФ, заложенное в описанном выше законе, приведет к необходимой для государства и экономики инвестиционной стратегии фондов. О законе положительно отозвался премьер-министр Дмитрий Медведев, он был одобрен на заседании правительства, однако после его внесения в Госдуму рассмотрение было отложено на неопределенный срок.

Более того, разразилась горячая дискуссия. Так, представители Пенсионного фонда РФ (ПФР) считают, что 1% в качестве management fee — это слишком много. Выражается обеспокоенность некоторых экспертов, что НПФ начнут стагнировать и перестанут развиваться. Почему-то совершенно не учитывается главный аргумент инициаторов законопроекта — реализация его положений снизит расходы на вознаграждение участникам пенсионного рынка на 20-30% и, соответственно, увеличит инвестиционный доход граждан и их будущие пенсии на 5-7 млрд рублей. Сейчас НПФ платят управляющим компаниям, брокерам и спецдепозитарию из активов, по сути, не свои деньги. А в новой структуре вознаграждения вся комиссия будет направляться в НПФ, которые и будут распределять ее между фондом, управляющими компаниями и спецдепозитарием. Вот здесь НПФ взвесит каждую копейку и спросит эффективность с каждого вложенного рубля. Это реальный стимул к снижению стоимости услуг участников пенсионного рынка и развитию конкуренции на рынке НПФ.

Итак, данный законопроект вкупе с механизмом management fee решает следующие задачи:

- повышение доли вложений пенсионных фондов в реальный сектор экономики и инфраструктурные проекты;

- увеличение размера дохода застрахованных лиц;

- повышение прозрачности и стимулирование роста эффективности всего фондового рынка.

В то время, как введение одной лишь фидуциарной ответственности спровоцирует фонды отказаться от долгосрочного планирования своей работы и дальнейшего развития отрасли. НПФ сосредоточат свои усилия на решении задач обеспечения своей деятельности исключительно в пределах финансового года и ограничат вложения низкорискованными инструментами. В результате финансовый рынок так и останется несбалансированным, инвестиции в жизненно важные для государства и экономики инфраструктурные проекты не пойдут, а граждане недополучат инвестиционный доход и уровень пенсий так и останется на низком уровне.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153470 Марина Руднева


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154435 Владимир Путин

Встреча с членами Совета законодателей.

Владимир Путин встретился с членами Совета законодателей при Федеральном Собрании. Мероприятие по традиции состоялось в Таврическом дворце и приурочено ко Дню российского парламентаризма, отмечаемому в России 27 апреля.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Наша встреча проходит в преддверии Дня российского парламентаризма, и я хочу искренне поздравить вас с этим праздником.

Совет законодателей снова собрался здесь, в Таврическом дворце, историческом дворце, где 111 лет назад начала свою работу первая Государственная Дума России.

Традиция проводить заседания именно здесь символизирует историческую преемственность в парламентской деятельности. Это очень важно, потому что у органов народовластия в нашей стране был очень непростой путь становления и развития.

Создана устойчивая система, отвечающая современным критериям парламентаризма: от Федерального Собрания до региональных парламентов и муниципальных советов.

Сегодня создана устойчивая система, отвечающая современным критериям парламентаризма, активно работают органы законодательной и представительной власти всех уровней: от Федерального Собрания до региональных парламентов, которые вы представляете, и муниципальных советов.

И главное, что в нашем обществе утверждается уважение к парламентской деятельности, к представительному органу власти на местах, в регионах, в стране в целом.

Совет законодателей создавался прежде всего для анализа лучших региональных практик, обмена опытом и выработки эффективных законодательных решений.

Здесь обсуждаются самые разные вопросы, и вы не ограничиваетесь теми, которые актуальны только для жителей того или другого региона страны. Вы выходите на общие, общегосударственные проблемы, знаю это по опыту предыдущих встреч, предлагаете свои законодательные рекомендации и одновременно берёте на вооружение достигнутый положительный опыт своих коллег. Это очень хорошая, надёжная и востребованная площадка.

С каждым годом Совет набирает силу. Мы видим, что его работа полезна и для федеральных, и для региональных законодателей. Вы уже многое сделали для совершенствования законотворческого процесса, для повышения правотворческой культуры. Однако – и это мы с вами тоже хорошо знаем – не все проблемы ещё решены.

Пока не удалось достичь комплексного, системного подхода к созданию и к корректировке законодательной базы. Законопроекты далеко не всегда имеют глубокую всестороннюю проработку. Недостаточно учитываются научные и экспертные оценки; не изжита, к сожалению (собственно говоря, это отчасти только ваша вина, это вина и ваших коллег из исполнительных органов власти), спешка, необоснованная штурмовщина и даже суета. Почему я говорю, что это взаимная вина: это связано с тем, что жизнь преподносит всё новые и новые задачи, они очень часто возникают неожиданно.

Пока не удалось достичь комплексного, системного подхода к созданию и к корректировке законодательной базы. Законопроекты далеко не всегда имеют глубокую всестороннюю проработку.

И конечно, законодательные органы и сами хотят побыстрее сформулировать правила поведения в той или иной ситуации, которая складывается в обществе в регионе или в стране в целом, но и исполнительная власть часто подталкивает: быстрее, быстрее, быстрее. Но мы вместе рассуждаем примитивным образом: чем быстрее принять законы, тем лучше, а уже потом мы что-то добавим, скорректируем. Эти корректировки, бывает, продолжаются потом годами – и до десятка и больше всяких поправок. Отсюда немало проблем и сбоев в правоприменительной практике.

Обеспечение стабильности и предсказуемости законодательства остаётся одной из ключевых задач. Определённая сложность её решения состоит в том, что нужно постоянно учитывать запросы и потребности общества, граждан.

Власть и законодательная, и исполнительная работает для людей, служит им. И нужно обладать высоким профессионализмом, чтобы принимать законы, которые востребованы обществом и гармонично вписываются в общую систему законотворческого процесса, в законодательную базу.

Вашему Совету удаётся сдерживать многие из неуместных, ошибочных или избыточных законодательных инициатив. Но полагаю, что это направление работы должно быть многократно усилено, и не только в процессе заседаний Совета, но и на местах в повседневной деятельности.

Конечно, всем хочется выглядеть прилично, всем хочется принимать решение, от которого завтра манна небесная посыплется, но она не посыплется, этого чуда не произойдёт. Решения должны быть выверенными, они должны быть основанными на реалиях, на наших возможностях и потребностях общества.

Добавлю, что нужно как можно чаще встречаться с людьми, разговаривать с ними, понимать их позицию. Это касается любых вопросов, по которым необходимо принимать решение. На одном из них хотел бы остановиться.

Нужно как можно чаще встречаться с людьми, разговаривать с ними, понимать их позицию. Это касается любых вопросов, по которым необходимо принимать решение.

2017 год – это, как известно, Год экологии в нашей стране. Напомню также, что определена и масштабная цель – поэтапный переход России к модели экологически устойчивого развития. В связи с этим в нашей повестке дня целый ряд проблем: это и кардинальное снижение выбросов вредных веществ в атмосферу, утилизация отходов и решение вопросов энергосбережения, благоустройства городов и сёл.

Всё это требует от законодателей регионов внимательного, самого внимательного отношения к природоохранной тематике и, конечно же, советоваться с жителями, со структурами гражданского общества, но и с деловыми сообществами тоже, с деловыми объединениями. Это, знаете, задача такая, две стороны медали: с одной стороны, и производство не хочется, нельзя придавить необоснованными требованиями; с другой стороны, вечно нельзя оставаться в рамках старых норм, которые сдерживают само производство и усугубляют окружающую среду, ухудшают среду проживания для людей. Вопросы экологии касаются всех, и решать их нужно всем миром.

В заключение хотел бы поздравить вас с приближающимся нашим главным праздником – с Днём Победы. Подготовка к нему идёт полным ходом. У регионов сейчас много задач, а самая главная из них – своевременно устранять проблемы, которые могут возникать у ветеранов. Каждый из них должен быть окружён постоянной заботой. Не сомневаюсь, что праздничные майские дни везде пройдут достойно, на самом высоком уровне.

Благодарю вас за внимание.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, прежде всего хочу Вас поблагодарить за уже ставшие традицией Ваши встречи в канун Дня парламентаризма с членами Совета законодателей. Для нас это имеет огромное значение. Это возможность лидерам региональных парламентов напрямую задать вопросы, пообщаться с Вами, услышать Ваши подходы, Ваше видение.

Кроме того, такие встречи имеют и практическую составляющую. По итогам наших встреч Вы подписывает всегда перечень поручений, которые неукоснительно выполняются.

Приведу один пример. На прошлой нашей встрече Председатель парламента Камчатского края поднял вопрос о необходимости принять закон о регистрации рыбодобывающих компаний, занимающихся прибрежным ловом, на территории субъектов Российской Федерации, где они этим уловом занимаются. Это, наверное, по скорости единственный такой случай, когда 3 июля Вы уже подписали закон, который ввёл это правило. Это играет огромную роль для дальневосточных регионов, потому что это рабочие места, это налоги в бюджеты, это упорядочение всей этой деятельности под контролем субъектов. Таких примеров я могла бы сегодня привести много.

В этом году Совету законодателей исполняется пять лет. Срок небольшой, но можно уже уверенно сказать, что это очень влиятельный, очень полезный и нужный орган Федерального Собрания. Мы вместе координируем законотворческую работу между федеральными и региональными законодателями.

Мы учитываем мнение региона в нашем законотворческом процессе, это очень важно. Председатели региональных парламентов включены в эту работу активнейшим образом. Это стало хорошим системным лифтом для продвижения региональных законодательных инициатив в федеральную повестку.

У нас идёт постоянный диалог между федеральными и региональными законодателями, что является крайне важным для укрепления федеративных отношений. В том числе в рамках Совета законодателей у нас отлажено плотное взаимодействие Государственной Думы и Совета Федерации, у нас нет никаких разногласий, мы часто спорим, что-то доказываем друг другу, но всегда внимательно прислушивается к мнению друг друга и конечном итоге находим компромиссное решение, которое выражается в том или ином законе.

Сегодня очевидно, что ответственность за эффективное экономическое и социальное развитие регионов в равной степени лежит как на губернаторах, правительствах, органах исполнительной власти, так и на региональных парламентах и их председателях. Там, где это понимают, там, где налажено конструктивное взаимодействие губернатора, регионального парламента, где есть уважительное отношение к депутатам, учёт их мнений, позиций, а парламенты состоят из разных депутатов, разных партий, разных движений, – в таких регионах, как правило, и результаты существенно выше. А главное, создаётся благоприятная атмосфера и для бизнеса, и для инвесторов, и более стабильная в целом ситуация в регионах.

Пример, который Вы подаёте, регулярных встреч с руководителями региональных парламентов – я думаю, и некоторые губернаторы к этому опыту прислушаются и будут более активно взаимодействовать с региональными парламентами.

Прошлый год был, можно сказать, знаковым в плане развития региональной политики. По Вашему поручению прошло заседание Совета Безопасности, перед которым Вы провели лично сами целый ряд таких установочных совещаний. В итоге во исполнение решений Совета Безопасности, Ваших поручений утверждены новые Основы государственной региональной политики до 2025 года, уже современные, адаптированные к новым реалиям.

Правительством утверждён план мероприятий по реализации этих основ, дано поручение Правительству ежегодно представлять Президенту доклад о реализации основ региональной политики, экономического и социального развития регионов и также информировать верхнюю палату, палату регионов, ежегодно о результатах экономического и социального развития для диалога в верхней палате.

Для Совета Федерации укрепление федеративных отношений, создание условий для выравнивания диспропорции регионов в экономическом и социальном развитии – это для нас главный приоритет, как для палаты регионов.

Сегодня на Совете законодателей одним из пунктов нашей повестки станет рассмотрение отчёта о состоянии и основных направлениях совершенствования российского законодательства в сфере государственной региональной политики в Российской Федерации.

Это нам поручение Совета Безопасности. Этот отчёт подготовлен совместно обеими палатами: Советом Федерации, Государственной Думой. В нём приняли участие руководители всех региональных парламентов, региональные парламенты.

Нам кажется, что этот документ добротный, но после обсуждения сегодня на Совете законодателей мы его ещё уточним, доработаем и до 30 мая, как положено, представим Вам в плане выполнения решений Совбеза. Для нас по теме региональной политики этот документ станет такой дорожной картой на ближайшие годы. Есть что совершенствовать, есть над чем работать. Этот процесс пока в полном объёме не завершён.

Владимир Владимирович, в октябре этого года в Санкт-Петербурге состоится важное международное парламентское событие: пройдёт 137-я сессия Межпарламентского союза. Это один из самых старейших, вернее – самый старейший международный парламентский форум, в состав которого входят национальные делегации 173 государств.

Хочу ещё раз Вас поблагодарить за то, что Вы поддержали эту идею. Нам было очень приятно на сессии Межпарламентского союза убедиться, что абсолютное большинство национальных делегаций поддержали идею проведения 137-й ассамблеи в России. Это оценка и уже опыта, и поддержка парламента России, и конечно, отношение к нашей стране.

Вашим распоряжением уже создан организационный комитет. Хочу поблагодарить всех руководителей федеральных органов власти, хочу поблагодарить губернатора Санкт-Петербурга Георгия Сергеевича Полтавченко. Мы очень активно ведём уже подготовительную работу, хотим провести на самом высоком уровне это событие, принять гостеприимно наших гостей.

Мы предложили такую позитивную, созидательную, неконфронтационную, объединительную повестку. И уверена, что все национальные делегации, которые приедут, увидят своими глазами Россию, Санкт-Петербург и услышат из первых уст приоритеты нашей внешней политики, внутренней политики, то, как Россия отстаивает те или иные интересы в мире.

Кроме того, у нас возникла идея на этой ассамблее принять решение, обращение к Организации Объединённых Наций об утверждении Международного дня парламентаризма. Если открыть календарь ООН, там и День сурка есть, чего только там нет, но Международного дня парламентаризма нет. Мне кажется, что в мире, и особенно в нынешних условиях, роль органов законодательной и представительной власти очень востребована и растёт авторитет парламентов мира. И будет правильно, если Организация Объединённых Наций в свой календарь памятных почётных дат внесёт Международный день парламентаризма. Мы, Федеральное Собрание и Межпарламентская ассамблея, с такой идеей выступили и уверены, что нас поддержат.

Спасибо большое.

В.Володин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги!

Одним из приоритетов работы Совета законодателей при Федеральном Собрании является придание нашей законодательной базе больше стабильности и системности, повышение её качества законотворчества и эффективности правоприменения.

Важность этой работы была только что подчёркнута в выступлении Президента Российской Федерации. Для решения этих задач необходимо тесное взаимодействие Федерального Собрания с законодательными собраниями регионов, с Правительством Российской Федерации, диалог и координация.

В этой связи хотелось бы сказать о тех шагах, которые уже сделаны, мы их реализовали за последнее время в данном направлении, а также внести ряд предложений, которые мы уже предварительно обсуждали с коллегами в ходе президиума Совета законодателей.

Первое. Ключевой задачей является систематизация практики внесения изменений в действующие кодексы. В связи с этим Государственной Думой в конце прошлого года было одобрено положение, согласно которому любые поправки в Гражданский кодекс могут приниматься только в виде отдельных законов, а не поправок ко второму чтению в другие, зачастую не связанные с этим, законопроекты. Аналогичная норма уже действует в отношении Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, а также заработает в ближайшее время и в отношении Кодекса об административных правонарушениях.

Второе. Качество законов и эффективность их применения в значительной степени зависит от сроков принятия нормативно-правовых актов. В этой области, Владимир Владимирович, мы на предыдущем заседании Совета законодателей говорили о том, что есть законы, которые на протяжении двух лет, трёх лет, года лежат на полках, не могут быть реализованы, потому что нет нормативной базы, которая бы позволила их уже реализовать, при этом эти акты не выпускаются.

В связи с этим достигнута договорённость с Правительством о предоставлении к третьему чтению информации о подготовке проектов подзаконных актов. Это должно повысить качество принимаемых решений, ускорит их реальное исполнение. Соответствующие поправки по итогам диалога с Правительством Российской Федерации внесены не только в регламент Государственной Думы, но и в Правительство Российской Федерации.

Учитывая, что ранее эта норма была рекомендательная, а не обязательная, сейчас мы договорились об этой синхронности в работе. Считаем, что многие вопросы можно будет снять именно в связи с тем, что ритм этой работы будет ориентирован на то, чтобы к третьему чтению закона проекты нормативных актов были бы подготовлены. Тогда закон, который принимается Государственной Думой, практически будет сопровождаться изданием подзаконных актов.

Третье. Ещё один принципиальный вопрос – это практический эффект, который оказывает законопроект после того, как вступает в силу. Очень важно, чтобы депутаты на всех уровнях обсуждения и принятия уже новых законов могли полноценно оценить все последствия принимаемых решений.

На сегодняшний день пока прогнозировать, как скажется закон, особенно если говорить о депутатских инициативах, у нас не получается. Потому что не было полноценной оценки, регулирующей воздействие законопроектов, а законодательные инициативы депутатов составляют практически 50, а то и больше, от количества в целом рассматриваемых законопроектов.

В этой связи Государственная Дума провела переговоры, диалог с Правительством, и достигнута договорённость запрашивать оценку регулирующего воздействия по ключевым законопроектам, которые имеют большую социальную значимость и влияют на деловой климат.

Четвёртое. Важно, чтобы Совет законодателей более эффективно помогал региональным парламентам продвигать свои законодательные инициативы, был реальным законодательным лифтом. Учитывая, что у нас порядка где-то всего 10–11 процентов законодательных инициатив идёт от региональных парламентов, эта цифра на самом деле такая небольшая не по той причине, что нет инициатив, а по той причине, что нет проработанности законопроектов, нет, как правило, необходимых в том числе оформлений документов. Зачастую по формальному принципу, а не по ценности содержания эти законодательные инициативы уходят на отклонение. Поэтому нам крайне важно сейчас в рамках Совета оказывать поддержку нашим региональным коллегам. И за счёт оказания этой помощи, считаем, можно будет большее количество региональных инициатив поддерживать уже на федеральном уровне, потому что они будут более подготовленный, более проработанный носить характер. И коллеги будут знать о них и тем самым будут оказывать поддержку.

Пятое. Не секрет, что одни из самых качественных законопроектов с точки зрения проработки, оформления, законченности поступают в Государственную Думу от Президента Российской Федерации и от Правительства. Это связано в том числе с тем, что при подготовке этих законопроектов используется солидная экспертная база министерств, ведущих экспертных центров, вузов страны. И они действительно в плане подготовки и в плане проработанности на голову выше, чем законодательные инициативы, – это объективная картина – чем те инициативы, которые готовятся и депутатами, и членами Совета Федерации, и, как уж говорил, региональными парламентами. Наша задача сделать так, чтобы законодательные инициативы депутатов носили не менее проработанный характер. Часто к нам на рассмотрение поступают очень важные для граждан страны законодательные инициативы, но мы вынуждены, как я уже говорил, их отклонять только потому, что они плохо проработаны или оформлены недолжным образом.

В этой связи, Владимир Владимирович, хочу от имени моих коллег сказать Вам слова благодарности за поддержку инициативы Государственной Думы по созданию центра законотворчества как института правовой поддержки депутатских законодательных инициатив, их правовой проработки и подготовки к внесению в Государственную Думу. И если Вы поддержите, этот центр мог бы оказывать правовую поддержку не только депутатам Государственной Думы, но и членам Совета Федерации, региональным законодателям.

В этой связи у нас появится возможность также готовить законопроекты, которые будут более подготовлены, проработаны, и привлекать экспертов, которые будут нам помощниками. И конечно, у нас законодательный процесс будет более системно выстроен, и мы надеемся, что это однозначно повлияет на качество, в целом, принимаемых законов.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем более активно привлекать субъекты Федерации, использовать возможность Совета законодателей в обсуждении и проработке важнейших решений в области экономики, социальной политики, регионального развития. Например, в настоящее время регионы активно переходят к адресной модели предоставления социальных льгот и определения их объёма исходя из критериев нуждаемости. Однако сейчас в каждом из них по-разному трактуют критерий нуждаемости и статус той или иной льготы. В результате подчас складывается ситуация социального неравноправия для граждан из одной и той же льготной группы, но проживающих в разных, пусть даже и соседних, регионах.

В этой связи важно организовать обсуждение этой проблемы на площадке Совета законодателей и в ходе мониторинга и анализа ситуации в регионах вырабатывать более единообразные нормы для различных льготных категорий граждан. Эти и другие вопросы мы планируем обсудить сегодня на Совете законодателей.

Уважаемый Владимир Владимирович! Признательны Вам за то внимание, которое Вы постоянно уделяете Совету законодателей и развитию парламентаризма в России, потому что для нас это действительно очень важно, и мы чувствуем эту поддержку.

В.Путин: На один момент хотел бы обратить внимание. Представление Правительством подзаконных актов вместе с самим законопроектом – это дело правильное, но здесь нужно быть тоже внимательным. Это касается, наверное, и региональных парламентов, потому что ещё всё-таки не совсем ясно, каков будет окончательный вид самого закона. Ведь в ходе обсуждения, несмотря на пожелания исполнительных органов власти, депутаты очень часто вносят свои предложения, поправки. По каким-то параметрам, по каким-то вопросам необходимо заранее иметь подзаконные акты, потому что иначе, как Вячеслав Викторович сказал правильно, мы с вами хорошо это знаем, потом откладывается исполнение закона, неизвестно на какой срок.

Повторяю, не всегда возможно весь пакет подготовить подзаконных актов, потому что неясно, каков же будет окончательный вариант этого закона. Поэтому здесь нужно творчески к этому подходить.

В.Володин: Владимир Владимирович, понимая это, мы предложили вариант, что вносится не пакет соответственно нормативных актов, а информация о готовности проекта этого пакета. То есть это не окончательный вариант, но во всяком случае уже проекты, как видит Правительство, у них должны быть после второго чтения, между вторым и третьим чтением. То есть у них такая возможность есть.

В.Путин: Мы понимаем друг друга. Хорошо.

Сергей Анатольевич, пожалуйста, Тверская область.

С.Голубев: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Тверская область, как известно, пристоличный регион, и поэтому есть острый вопрос – это проблема притока мигрантов. Естественно, что это влияет и на рост экстремизма, и на угрозу распространения преступности, нелегальной экономики.

На региональном уровне мы пытаемся найти выход из ситуации, в частности по инициативе губернатора были урезаны квоты для иностранной рабочей силы, был принят областной закон, который резко повысил стоимость патента до пяти тысяч рублей. У нас по 22 видам деятельности существует запрет для работы мигрантов, по шести – ограничения.

Тем не менее проблема остаётся. Буквально несколько дней назад у нас Тверское УФСБ с Росгвардией пресекло деятельность группы лиц, которые за три года фиктивно поставили на учёт полторы тысячи человек.

Поэтому предложения, которые, по всей видимости, должны оказать сдерживающий эффект, состоят в следующем. У нас есть понятие фиктивной постановки на учёт в жилых помещениях. При этом обычно такая фиктивность выявляется в ходе проверок. Тем не менее без проверок ясно, что на 20 квадратных метрах 100 человек же проживать не могут в реальности, поэтому здесь имело бы смысл ввести учётную норму. Скажем, если на одного иностранного гражданина приходится менее пяти квадратных метров жилой площади, то просто запрещать постановку на учёт. Это сыграло бы роль, скорее всего, и в плане приостановления коррупционных рисков, это, скорее всего, помогло бы нам разобраться с хостелами, через которые большое количество мигрантов проходит. Там вообще неограниченное количество лиц можно поставить на учёт. И эта норма могла бы действовать автоматически.

Второе предложение. Не пора ли нам вообще запретить постановку на учёт по месту нахождения организации? Потому что, пользуясь такой уловкой, те же самые хостелы вообще неограниченное количество людей могут поставить на учёт.

И третье. По аналогии с той нормой, которая уже существует, ввести в Уголовном кодексе ответственность за фиктивную постановку на учёт в нежилых помещениях, потому что такая проблема сейчас является актуальной.

Если Вы поддержите, то Совет законодателей готов разработать соответствующую инициативу.

В.Путин: Давайте подумаем. Каждая из этих мер, Вами предложенных, весьма чувствительная. Безусловно, эта вся проблема требует нашего постоянного внимания и совершенствования механизмов ограничения граждан Российской Федерации от недобросовестных людей, функционирующих в этой сфере, в защите их законных интересов на рынке труда, на предоставление социальных услуг, которое, конечно, ставится под сомнение с учётом тех проблем, которые порождаются большим количеством приезжих, как, скажем, в Вашем регионе.

С другой стороны, мы знаем вопросы и проблемы экономики, которые нуждаются в притоке рабочей силы. Это всё очень чувствительные, очень важные вопросы, которые требуют постоянного, как я сказал, внимания и проработки каждого из этих предложений. Но они рабочие, все их можно проработать и над всеми можно потрудиться.

Спасибо большое. Валерий Фёдорович, пожалуйста, Камчатский край.

В.Раенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Прежде всего примите слова благодарности за своевременно принятие меры в наведении порядка в рыбной отрасли. Именно на этой площадке мы рассматривали вопросы и дрифтерного лова, и регистрации рыбодобывающих компаний в местах освоения квот, о чём говорила Валентина Ивановна. Благодаря Вашим поручениям, Владимир Владимирович, те вопросы, те проблемы, которые не решались на протяжении ряда лет, слава богу, решены.

Как результат, уже могу доложить, 2016 год – рекордный вылов биоресурсов за последние несколько десятилетий, 1 миллион 100 тысяч тонн. А так как ни одна рыбодобывающая компания не ушла из региона, бюджет Камчатки получил дополнительных налогов три миллиарда. Это реальные шаги. Спасибо большое.

Сегодня мы рассматриваем вопрос совершенствования парламентского контроля. Хотел бы остановиться на одной из важных составляющих парламентского контроля – на внешнем финансовом контроле, вернее – на реализации тех контрольных и экспертно-аналитических материалов, которые мы направляем в силовые структуры.

Просим Вас обязать правоохранительные органы информировать контрольно-счётные палаты по рассмотрению и результатам тех материалов, которые направляются в их адрес, ровно так, как это делается сейчас на федеральном уровне.

Также просим дать возможность региональным парламентам заслушивать территориальные подразделения федеральных структур по тем или иным вопросам. Почему? Потому что наш пример. Камчатка – рыбный край. Контроль за этой отраслью ведут и Федеральное агентство по рыболовству, и ФСБ, и целый ряд соответствующих федеральных структур. Мы не претендуем на контроль за деятельностью этих структур, но знать положение в главной отрасли экономике нашего края и своевременно принимать меры, если ведётся разработка, какие-то нарушения есть, думаю, что это наша задача.

В.Путин: Извините, пожалуйста. Ещё раз повторите. Что Вы предлагаете?

В.Раенко: Предлагаем дать возможность парламентам приглашать и заслушивать по тем или иным вопросам наши территориальные подразделения федеральных структур.

В.Путин: Абсолютно правильно, согласен, сразу могу сказать.

В.Раенко: И ещё одна проблема. Эта проблема касается малочисленных муниципальных образований. Здесь тот же финансовый контроль, но Бюджетным кодексом закреплено, что этот контроль должны осуществлять только муниципальные контрольно-счётные палаты, именно муниципальные.

Наши примеры, нашей Камчатки, да и многих северных территорий, когда несколько сотен проживают в муниципальном образовании. Есть ли смысл создавать там контрольно-счётный орган, да и из кого? Поэтому здесь, думаю, что можно дать на выбор решать муниципалитетам: или сами они будут осуществлять контроль, или передать полномочия региональной палате, регионам. Он будет и эффективнее, наверное, и, в общем-то, пользы больше принесёт.

И в заключение. Мы, безусловно, поддерживаем те новые подходы в работе Совета законодателей, которые озвучены Вячеславом Викторовичем.

В.Путин: Спасибо большое.

Первые два вопроса совершенно точно можно и нужно реализовывать. Это касается информирования правоохранительными органами тех контрольных инстанций, которые посылают материалы. Они должны знать, что там происходит, не как в помойку должно всё это уходить, естественно.

И второе предложение очень правильное.

Третье тоже, наверное, можно проработать. Это конкретный вопрос распределения различных компетенций. Но в целом, наверное, нужно посмотреть.

В.Путин: Пожалуйста, кто-то ещё, может быть? Прошу Вас.

А.Мачнев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В недавней нашей истории, в 1990-е годы, большая часть российской экономики работала в тени, но никто не говорил о коррупции. Мы видели, как запускались руки в государственные карманы, но никто не принимал меры или просто не хотел. Теперь ситуация в корне изменилась.

Мы сегодня видим, что борьба с коррупцией – это не однодневная акция, а чёткая и выверенная линия государства. Действительно, это налагает особую ответственность на нас в регионах, потому что дело это всех и каждого, иначе справиться крайне сложно.

Такой пример. Для нас крайне важны государственные проекты, они стимулируют экономику. Государство направляет ежегодно на эти цели огромные бюджетные средства. Но насколько рачительно они используются и какова здесь коррупционная составляющая, думаю, однозначного ответа дать трудно.

Владимир Владимирович, на одном из заседаний Совета Вы очень чётко определили принцип антикоррупционной государственной политики: это неотвратимость наказания. Знаю, что в недрах Государственной Думы, в Совете Федерации ведётся законопроектная работа в этом направлении. Считаю, что ответственность, уголовная ответственность перед расхитителями всех мастей должна быть усилена.

В своём недавнем Послании Президент Российской Федерации обратил внимание на то, что борьба с коррупцией не должна превращаться в информационное шоу. Думаю, каждый сидящий в этом зале подпишется под этими словами.

Ведь в то время, когда ведётся кропотливая, каждодневная, черновая, порой не совсем оценённая работа, отдельные люди или группы людей используют конкретные факты для того, чтобы устроить информационный бум и заработать на этом политические дивиденды, а зачастую не просто политические, но и материальные.

Мы видим, как появляются псевдоборцы различного толка в интернет-пространстве, в средствах массовой информации. Для них важно утопить суть вопроса в словоблудии и увести население от реальных задач по обузданию коррупции.

Думаю, что нам надо более чётко, более детально проводить разъяснительную работу с населением о том, что делается, используя при этом все возможности медиаресурсов.

Уважаемые коллеги! Россия – это государство, созвездие многих наций, народностей. У всех у них вековая культура, история, традиции, но нигде нет одобрения мздоимству, казнокрадству, это везде осуждается.

Уважаемый Владимир Владимирович! Ретранслируя мнения моих земляков, жителей Республики Северная Осетия – Алания, хочу сказать, что та большая работа, которая проводится руководством страны в борьбе с коррупцией, с этим злом, находит понимание и поддержку населения. И прежде всего потому, что делается это честно и открыто.

В.Путин: Спасибо большое.

Безусловно, борьба с коррупцией у нас – одно из ключевых направлений укрепления государственности. Это проблема, с которой сталкивается не только наша страна – многие страны мира. На каком-то этапе она действительно была чуть ли не одной из основных, потому что проявления подобного рода подтачивают само доверие граждан к органам власти, к государству как таковому. Это первое.

Мы будем продолжать это последовательно делать. И будем принимать соответствующие нормативные акты, совершенствующие эту работу, будем нацеливать правоохранительную систему на борьбу с коррупцией.

Борьба с коррупцией у нас – одно из ключевых направлений укрепления государственности. Это проблема, с которой сталкивается не только наша страна – многие страны мира.

Но, конечно, здесь только информировать граждан недостаточно, здесь нужно проводить реальную работу. Не могу с Вами не согласиться в том, что нужно различать тех, кто действительно хочет это делать и действительно укреплять государство, и тех, кто пытается использовать это как инструмент в своей собственной политической борьбе для саморекламы.

Это мы проходили, это мы видели и на примере так называемой арабской весны, во что всё это превратилось, мы знаем хорошо; это мы видим на примере той же Украины. С чем, с какими основными лозунгами выходили те, кто совершил госпереворот? Один из них – это борьба с коррупцией. Чем закончилось? Многократным ростом этой самой коррупции. Те люди, которые приезжают с Украины с сожалением говорят об одном и том же: раньше требовали откат в 50 процентов, теперь в 75 процентов. Вот вам во что выродилась борьба с коррупцией на самом деле, когда она используется исключительно как инструмент политической борьбы для каких-то кланов или конкретных лиц.

Но это совсем не значит, что, понимая это, мы должны сложить руки и ничего не делать. Напротив, мы должны активно с этим бороться, и, чтобы различные авантюристы не использовали это в своих целях, мы должны показать людям и обществу, что государство само в состоянии бороться эффективно, и делает это, и будет делать дальше. Так и будем к этому подходить.

Пожалуйста, кто ещё? Прошу Вас.

С.Корепанов: Во-первых, Владимир Владимирович, хотелось бы Вас поблагодарить за поддержку в части принятия ряда федеральных законов, направленных на совершенствование государственной политики в сфере организации торговой деятельности. Этот вопрос сегодня будет обсуждаться на Совете законодателей, и в связи с этим мне хотелось бы высказать ряд предложений по данному вопросу.

Насколько нам известно, в Правительстве прорабатывается вопрос, связанный с усилением федеральных торговых сетей в регионах. Речь идёт о поднятии этой планки с 25 до 35 процентов. На наш взгляд это не совсем правильно, при наличии даже трёх таких торговых сетей практически в регионе будет вытеснен малый бизнес, занимающийся в этой сфере деятельности.

Кроме этого, мне кажется, такое положение приведёт к свёртыванию региональных торговых сетей, затруднит реализацию пищевой продукции, производимой на месте, и, наверное, где-то даже может затруднить увеличение продукции пищевой непосредственно в этом регионе.

Хотя, надо сказать, что во многих субъектах Российской Федерации, в том числе и в нашей Тюменской области, есть не только серьёзный потенциал организации этой работы, но есть определённый опыт работы в этой части.

В Тюменской области при реализации программы обеспечения продовольственной безопасности за пять лет производство пищевой продукции было увеличено в 2,5 раза, а доля их присутствия с усреднённых 10 процентов поднялась до 30 процентов в федеральной торговой сети и до 60 процентов – в региональной торговой сети. Это, конечно же, очень важно.

Мне кажется, если будет принято Правительством это решение, то ситуация в значительной степени усложнится, поэтому мне хотелось, чтобы оно принималось. Мы надеемся на Вашу поддержку в этой части.

Второй момент, на который хотел бы обратить внимание. Да, кстати, если говорить опять же о том, что я только что говорил, то мы считаем, что необходимо ограничить присутствие федеральных торговых сетей в регионах 50 процентами (речь идёт о совокупном их представительстве в регионе), именно 50 процентами. Мне кажется, в этом случае, что называется, и волки будут сыты, и овцы будут целы.

Если говорить о следующих проблемах, то нас волнует проблема ненормальных взаимоотношений между крупными торговыми сетями и поставщиками пищевой продукции, в первую очередь скоропортящейся продукции. Это хлебобулочные изделия, молочно-кислая продукция и так далее.

Речь идёт о том, что крупные торговые сети заставляют поставщиков этой продукции выкупать у них обратно нереализованную продукцию с просроченным сроком её реализации. Конечно же, это ущемляет интересы производителей этой продукции. Они несут значительные затраты не только при её производстве, но и при её сборе, утилизации или переработке. Полагаю, что от этого страдает и потребитель, поскольку, наверно, те продукты питания, которые получает потребитель, изготовленные из некачественного вторичного сырья, они не отличаются особым качеством тоже.

И последний момент, на который хотел бы обратить Ваше внимание, это торговые наценки. Мы недавно проводили проверки в рамках партийного проекта «Честная цена». Так вот выяснили (я говорю про нашу Тюменскую область), что торговые наценки на овощную продукцию составляют от 2,5 процента до 88 процентов. И мне говорят, что это не предел, в некоторых субъектах Российской Федерации эти наценки составляют до 200 процентов.

Мне кажется, это тоже абсолютно неправильно. И мне кажется, что эти вопросы должны, конечно же, регулироваться государством, поскольку одни обогащаются не совсем правильно, а народ обирается за счёт того, что эти торговые наценки очень велики. Очень надеюсь на Вашу поддержку в решении этих вопросов.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

С.Корепанов: Сергей Евгеньевич.

В.Путин: Сергей Евгеньевич, сразу могу сказать, Ваше предложение – внимательнее отнестись к идеям увеличения присутствия конкретных федеральных сетей на территориях с 25 до 30 процентов – считаю абсолютно правильным. Иначе у нас наступит полный монополизм, и местным производителям негде будет реализовывать свою продукцию.

Нужно ли вводить при этом правило, чтобы у федеральных сетей было не более 50 процентов в целом на территории, – надо посчитать просто, чтобы здесь не нанести ущерба потребителям. Хотя, может быть, и это, просто с голоса не готов сейчас ответить сразу окончательно. Но в целом думаю, что, наверное, и здесь Вы правы. Надо внимательно послушать разные точки зрения по тем же соображениям, исходя из того, чтобы монополизма не было и чтобы местный производитель мог где-то реализовывать свой товар.

Что касается требований представителей сетей к производителям забирать свой товар скоропортящийся, допустим, или вообще продовольственный, особенно после того, как вышли сроки годности, – это одна из уловок торговых сетей. Их много: место на полке, плата за вход и так далее, там целый набор.

И чем больше законодатель реагирует на эти уловки, тем больше уловок торговые сети придумывают. Мы и к торговым сетям должны относиться бережно, они тоже выполняют правильную и нужную работу, у них тоже непростой бизнес, тем не менее их отношения должны быть сбалансированные – производителей и тех, кто занимается сбытом продукции.

Закон о торговле очень многое отрегулировал. Но, повторяю, как часто бывает, над тем, чтобы закон создать работают сотни и тысячи людей, а чтобы обойти – миллионы. И в конечном итоге приходится возвращаться к тем же проблемам несколько раз.

Не уверен, что требование забрать товар, тем более просроченный, соответствует действующему закону. Это просто, видимо, такая правоприменительная практика недобросовестная. На это нужно обратить внимание соответствующих контрольных организаций, и мы это сделаем.

По поводу наценок то же самое. Ведь почему наценки большие? Потому что торговые сети тащат товар откуда угодно, в том числе из-за границы, в том числе тот, который и завозить нельзя. Поэтому большие наценки в том числе, не только, но в том числе. Здесь тоже нужно внимательно посмотреть, давайте разберёмся. Обязательно посмотрю на это внимательно.

Пожалуйста. Прошу Вас.

Н.Дорофеева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Республика Коми, Надежда Борисовна Дорофеева, Председатель Государственного Совета.

В первую очередь хочу поблагодарить Вас за большое внимание к региональным законодательным собраниям. Приближается летняя оздоровительная кампания детей. Вопрос следующий. Просьба вернуться к рассмотрению вопроса о софинансировании финансовых расходов на проведение, подготовку и организацию летней оздоровительной кампании детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

До 2015 года софинансирование осуществлялось из федерального бюджета в рамках закона о федеральном бюджете. В 2016 году указанное софинансирование в размере 4,6 миллиарда рублей осуществлялись Правительством в рамках антикризисных мер. В 2017 году в федеральном бюджете эти средства не заложены и не выделены, в том числе и в рамках тех же антикризисных мер.

Регионам трудно справляться с собственным бюджетом в решении этого вопроса, поэтому обращаемся к Вам с просьбой дать поручение Правительству изыскать деньги на эти цели. Вот такая просьба, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо. Проработаем с Правительством, имея в виду, что проблема действительно острая и чувствительная. Я сейчас затрудняюсь сказать, сколько должно было бы стоить для федерального бюджета сегодня, но вместе с Вами Правительство поработает.

Н.Дорофеева: Тем более для северных регионов, детей, проживающих в Арктике, это очень актуальный вопрос. Спасибо.

В.Путин: Да, я понимаю, особенно с учётом стоимости проезда и так далее.

Пожалуйста. Прошу Вас.

Е.Алтабаева: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Я представляю Севастополь. Во-первых, конечно, хочу выразить огромную благодарность руководству страны за то внимание, которое проявляется к Севастополю и к Крыму. Спасибо огромное.

Проблема, о которой я хочу сказать, вроде бы и частная, но она играет очень серьёзную роль в вопросе сбережения здоровья нации и прежде всего детей. Хочу сказать о школьных врачах.

Дело в том, что у нас в некоторых субъектах Российской Федерации школьные врачи являются медицинскими сотрудниками, в других они является работниками образовательных учреждений. И в последнем варианте педагоги (фактически тире врачи) не имеют соответствующего правового статуса, у них ниже заработная плата, у них не идёт медицинский стаж. В силу этого, конечно, и большого желания у врачей-педиатров идти работать в школы нет.

Мы хотели бы просить, если это возможно, дать поручение и Министерству образования, и Министерству здравоохранения с тем, чтобы был чётко определён правовой статус школьного врача как медицинского работника, но в школе. Думаю, что это поможет решить проблему и обеспечить то количество врачей, которое необходимо для того, чтобы они работали и помогали детям сохранять их здоровье, прежде всего сберегать здоровье.

В.Путин: Спасибо.

У нас, по-моему, в зале есть представители Министерства образования и Министерства здравоохранения, два замминистра, я вас прошу проработать эту проблему, которая сформулирована абсолютно правильно, и доложите потом через министров.

Что касается Севастополя в целом, то хочу сказать, что там очень много нерешённых проблем. Это касается и образования, и здравоохранения, и инфраструктуры. Думаю, что мы в ближайшее время примем дополнительное решение именно для Севастополя.

Что касается Севастополя в целом, то хочу сказать, что там очень много нерешённых проблем. Это касается и образования, и здравоохранения, и инфраструктуры. Думаю, что мы в ближайшее время примем дополнительное решение не для Крыма в целом, а именно для Севастополя. Потому что это именно те проблемы, которые требуют немедленного решения и могут быть решены достаточно быстро.

Е.Алтабаева: Мы чувствуем эту заботу и очень Вам признательны. Спасибо огромное.

В.Путин: Хорошо.

Хочу вас всех поблагодарить за совместную работу. У меня просьба к Сергею Владиленовичу – с коллегой из Тверской области переговорить. Хочу, чтобы Вы сформулировали ещё раз Ваше предложение по работе в миграционной сфере и чтобы коллеги в Администрации их отдельно проработали. Это вопросы очень важные и нужные именно для проработки такого глубокого анализа и принятия соответствующих решений.

Всем вам большое спасибо. С наступающим вас праздником! Всего хорошего.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154435 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152033 Илья Щербович

Состояние войны: «инвестор-активист» Илья Щербович впервые вошел в список Forbes

Ирина Мокроусова

Заместитель главного редактора Forbes

В 2017 году Forbes оценил капиталы основателя и президента United Capital Partners в $950 млн. Как сделать состояние на сделках с корпоративными конфликтами?

В последние годы имя основателя, президента инвестиционной компании UCP и новичка списка Forbes Ильи Щербовича F 111 не сходит со страниц деловой прессы.

В 2013 году UCP, в которой ему принадлежит 77,7%, купила 48% «ВКонтакте» и обвинила основателя социальной сети Павла Дурова F 100 в необоснованных личных расходах и конфликте интересов из-за параллельной работы над мессенджером Telegram. Дуров в свою очередь рассказывал прессе, что новый акционер действует методом прессинга и угроз. Конфликт закончился после того, как акции Дурова и UCP выкупил третий совладелец «ВКонтакте» — Mail.ru Group.

В 2016 году UCP начала новую корпоративную войну, на этот раз, против «Транснефти», скупив в течение нескольких лет крупный пакет привилегированных акций трубопроводной компании. Инвестиционная группа подавала иски в суд, требуя недоплаченные дивиденды и оспаривая устав трубопроводной монополии. В процессе выяснилось, что скупить «префы» «Транснефти» UCP просила сама компания (представили «Транснефти» это отрицали). В начале 2017 года UCP и «Транснефть» заключили мир.

Щербович называет себя инвестором-активистом и говорит, что между рейдерами и инвесторами-активистами — большая разница. Изначально в международной практике появился термин «corporate raider» — это организатор совершенно законных сделок по враждебному поглощению публичных компаний с использованием заемного финансирования, рассуждал бизнесмен в интервью Forbes. У нас же рейдер — захватчик чужой собственности незаконными способами с использованием поддельных документов, «купленных» решений судов, уголовных дел, «отжима».

А вот инвестор-активист — не захватчик и, как правило, даже не претендует на контрольный пакет. Он покупает значительный пакет и выступает «с конструктивной публичной программой повышения капитализации, обращаясь к менеджменту, совету директоров и другим акционерам», объяснял Щербович. Цель — повышение стоимости пакета за счет соблюдения правил корпоративного управления.

Как бы то ни было, из большинства своих проектов UCP действительно выходила с прибылью. В конце 2012 года эксперты оценивали всю социальную сеть «ВКонтакте» в $1,5 млрд, писали «Ведомости», а в 2014 году инвесткомпания Щербовича получила за свой пакет $1,47 млрд. Пакет в «Транснефти» UCP продала за 170 млрд рублей (по данным источников Forbes, в сделке, совершенной якобы в интересах «Транснефти», мог участвовать Газпромбанк) и наверняка не прогадала. В 2011 году, когда UCP только начала скупать «префы» монополии, одна акция стоила около 40 000 рублей, а в 2017 году в некоторые моменты цена бумаги превышала 200 000 рублей.

Недоброжелатели объясняют успехи Щербовича его знакомством с СЕО «Роснефти» Игорем Сечиным — инвестор-активист работал в совете директоров нефтяной компании, но сам он с таким объяснением не согласен: «Каждый раз, когда у наших оппонентов заканчиваются аргументы по существу хозяйственного спора, они начинают придумывать истории с каким-то политическим подтекстом». Еще один вопрос: откуда у UCP деньги на многомиллиардные сделки?

До создания UCP Щербович был совладельцем и президентом Объединенной финансовой группы (UFG) и получил деньги после продажи компании Deutsche Bank. Стартовый капитал UCP в 2007 году составлял ориентировочно $400 млн, и на момент основания компании Щербовичу принадлежало чуть более 50% UCP. По большей части инвестиционная группа вкладывает в проекты партнерские средства, вторая по размеру категория — привлеченное финансирование и третья категория — клиенты и соинвесторы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152033 Илья Щербович


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151577 Андрей Мовчан

Почему господдержка вредит бизнесу

Андрей Мовчан

Мы много слышим о различных программах господдержки бизнеса. Государство уверяет, что помогает и малому бизнесу, и избранным крупным компаниям, и отдельным отраслям, и в целом, например экспортерам. Но помощь в основном состоит в адресном предоставлении денежных средств. Парадокс в том, что государство, испытывающее сегодня потребность в деньгах, предлагает бизнесу, у которого избыток денег, финансовую поддержку.

Эффективный бизнес, будь в России сегодня благоприятные нефинансовые условия, легко нашел бы деньги и без государства — у банков, инвесторов, иностранцев. Банкиры сегодня говорят, что деньги у них есть, но их некому дать — не потому, что у нас нет хороших предприятий, а потому, что они поставлены в условия, когда они не могут отвечать за результат своей деятельности. А неэффективный бизнес, сегодня активно питающийся госпрограммами, стране не нужен в любом случае.

Суть программ поддержки могла бы состоять в создании условий, при которых частный сектор свои деньги будет использовать. Нужно снижать риски ведения бизнеса — за счет улучшения законодательства и системы правоприменения, открытия России для мировых рынков. Но снижение рисков не должно разрушать рыночные механизмы. Та же система страхования вкладов сегодня в России играет крайне опасную роль из–за попытки "отменить" рыночный механизм оценки вкладчиками рисков вложения в банки.

В результате банки, ведущие слишком рискованные операции или просто уводящие активы в пользу своих владельцев, не встречаются с оттоком вкладов — наоборот, привлеченные высокими процентами и чувствующие защиту Агентства по страхованию вкладов, люди несут деньги в те банки, которые готовы платить больше. В конечном итоге банки–мошенники и банки, ведущие рискованную политику, зарабатывают (и воруют) за счет средств других банков и государства, себестоимость операций "порядочных банков" растет, так как им приходится не только платить взносы в АСВ, но и конкурировать ставками с будущими банкротами — все это существенно снижает качество банковской системы.

Ситуация в банковской сфере усложняется и многолетней традицией прятать убытки и недостатки баланса — система надзора ЦБ с удовольствием проходит мимо проблем банков, если они минимально спрятаны. Большое количество кредитов в портфелях банков сегодня объективно являются невозвратными; для хотя бы частичного восстановления качества балансов банкам надо было бы распродать залоги по таким кредитам, однако признание кредитов "плохими" приведет к репрессивным мерам со стороны ЦБ, и банки "тащат" кредиты, финансируя безнадежных заемщиков еще и под выплату процентов, а объекты залога, которые зачастую уже и сам заемщик не эксплуатирует, постепенно теряют стоимость.

Так что, возможно, в обозримом будущем нас ждет не только сокращение числа российских банков до 100–200, но и масштабный банковский кризис, который государству предстоит заливать деньгами: совокупный капитал банков оценивается в 9 трлн рублей, и, возможно, на спасение банков придется отдать 4–5 трлн — это почти два годовых дефицита нашего федерального бюджета.

Деловой Петербург

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151577 Андрей Мовчан


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150300

«Старая скрипучая машина, которая заезжает не туда», — Кудрин об управлении экономикой

Андрей Злобин, Екатерина Кравченко

О чем и зачем спорили глава ЦСР Алексей Кудрин и министр экономического развития Максим Орешкин на форуме в Красноярске?

Система государственного управления России устарела и не отвечает современным вызовам. Об этом заявил бывший министр финансов, ныне глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, выступая в пятницу, 21 апреля, на Красноярском экономическом форуме. Вместе с Кудриным в пленарном заседании «Российская экономика: повестка на 2017-2025 годы» участвовал еще один идеолог экономических реформ – министр экономического развития Максим Орешкин.

Две «фабрики»

Перед Кудриным и Орешкиным поставлена задача разработки программ экономического развития на следующий политический цикл. Главный тезис – это ускорение экономического роста России. Они должны выявить, с какими вызовами столкнется Россия до 2025 года, как они повлияют на социально- экономическое развитие страны, просчитать сценарии для России в 2017-2025 годах и установить приоритеты реформ, неизбежных в ближайшие несколько лет.

Свои стратегии среднесрочных реформ ЦСР и Минэкономразвития разрабатывают одновременно и должны представить их в мае. С некоторыми тезисами своих «фабрик идей» Кудрин и Орешкин поделились в Красноярске.

Программа Кудрина

Кудрин в своем выступлении сделал упор на реформу системы госуправления и необходимости удвоить несырьевой экспорт. «Систему государственного управления я бы оценил сегодня как старую скрипучую машину с низкой скоростью, которая не имеет высокой мощности и в общем-то все время заезжает не туда», — приводит слова Кудрина агентство ТАСС.

По словам Кудрина, только 38% государственных служащих занимаются своими прямыми функциональными обязанностями. В остальных случаях они «занимаются каким-то тушением пожаров» и выполняют «хаотичные поручения» по развитию конкретной ситуации. «Количество совещаний и поручений — как президентских, так и правительственных — за последние шесть лет выросло на 50%, но экономика не ускорилась за этот период», — заявил глава ЦСР.

Главным условием роста российской экономики является развитие несырьевого экспорта. «Если мы не удвоим свой несырьевой экспорт за шесть лет — как мы планируем к 2024 или 2025 году, то у нас не будет темпов роста выше 2%, ну может быть 2-3%. Но это недостаточно для России», — подчеркнул глава ЦОС. И призвал заинтересовать российские компании выходить на мировые рынки, где, по его мнению, «не такие большие проблемы занять свою нишу».

По мнению Кудрина, одной из крупнейших структурных проблем России является большое присутствие государства в экономике, ведь госкомпании иначе стимулированы по росту производительности. Глава ЦОС напомнил, что в ведущих отраслях именно госкомпании имеют большую долю: в энергетике она составляет 70%, а в финансах — 46%. «Где вообще не должно быть государственных компаний – ни в добыче, ни в финансах – в перспективе», — отметил Кудрин. И выразил надежду, что через шесть-семь лет доля госкомпаний в этих отраслях снизится до 15-20%.

Шесть «треков» от Орешкина

Орешкин сделал упор на форме и предложил новый подход к стратегии. «Стратегии в том виде, как мы это исторически понимаем, — толстый документ по основным направлениям, что и как делать, – с управленческой точки зрения неэффективный подход», — сказал он.

По его замыслу, программа по ускорению темпов роста выше 3% начиная с 2020 года должна быть другой: это «живой документ», своего рода стартовая версия плана, которая будет подстраиваться под ситуацию. «Мы пытаемся реализовать новые управленческие подходы, чтобы план был «живым документом», который будет реагировать на изменения внешних условий. Будем смотреть, как экономика реагирует на предлагаемые изменения, иметь обратную связь, — пояснил министр. Модернизация системы управления на уровне Минэкономразвития уже идет, похвалился Орешкин. «Отходим от жесткой вертикализации, переходим к более горизонтальным принципам управления», — уточнил он.

Орешкин предложил выделить шесть основных треков плана действий правительства. Первый трек — это обеспечение устойчивых и предсказуемых условий ведения бизнеса. Экономика находится на таком этапе развития, когда говорить о краткосрочных инвестиционных проектах уже невозможно, горизонт инвестиционного планирования — 3-5-10 лет, считает Орешкин. Второй трек — вопросы, связанные с финансированием инвестиционных проектов. Третий трек — рост производительности труда. Четвертый трек – «цифровизация», как новые технологии помогут изменить экономику страны и ускорить темпы ее роста.

Пятый и шестой треки, описанные Орешкиным, — социальная и региональная политика.

Конкуренция Кудрина и Орешкина

Несмотря на очевидную конкуренцию двух «фабрик идей», Орешкин назвал дискуссию позитивной. «Что очень важно: мы работаем вместе, если посмотрите, многие сотрудники Минэкономразвития работают в рабочих группах ЦСР,» — порадовался Орешкин. В его трактовке существование двух фабрик идей делают их общий пул больше и качественнее. В параллельной работе Минэкономразвития и ЦСР ничего страшного нет, но у ЦСР — сфера ответственности больше, резюмировал Орешкин.

Кудрин спорить с Орешкиным не стал, признав, что программа ЦСР шире, чем у Минэкономразвития, и охватывает не только экономическое развитие, но и судебную систему, правоохранительные органы и вопросы геополитики. По сути, речь идет об общей программе развития для России, а как будут инкорпорироваться части Кудрина и Орешкина — дело техники, уточил высокопоставленный чиновник.

Декан экономического факультета Александр Аузан со скепсисом напомнил, что прошлые планы правительства были реализованы лишь на 36-39%, причем, как правило, удавалось выполнять самые легкие задачи, наполнил он.

Министр по делам открытого правительства Михаил Абызов поставил в дискуссии точку. «Я так и не понял, в чем же наша экономическая повестка», — удивился он и попросил перечислить конкретные меры, которые могут позволить повысить темпы роста экономики до 4-5%. Конкретного ответа не последовало.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150300


Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148164 Екатерина Матернова

Представитель Еврокомиссии Екатерина Матернова: Очень надеюсь, что 2017-й станет решающим годом в приватизации в Украине

Блиц-интервью заместителя председателя директората Еврокомиссии по вопросам политики соседства и расширения Екатерины Матерновой агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Приватизация государственных предприятий (ГП) после ее полного провала в 2016 году вновь одна из наиболее обсуждаемых тем между властями и международными партнерами Украины. Интересно ваше мнение относительно способов решения этого вопроса? Что вы думаете о румынском подходе, когда госпредприятия были переданы в управление внешней компании, конкретно в этом случае - американской Franklin Templeton?

Ответ: Позвольте начать с небольшого экскурса. В последние три года после Майдана власти Украины реализовали огромное количество важных для страны реформ, несмотря на высказывания некоторых оппонентов таких реформ и некоторое нетерпение молодого поколения, начиная с успешной макростабилизации экономики, энергетической реформы, реформы банковского сектора, затем - внедрения обязательного декларирования активов и многообещающего начала судебной реформы. Многое осуществлено и, безусловно, намного больше, чем за 20 лет до этого.

Тем не менее, остается один сектор, ситуация в котором не может не вызвать удивление, насколько мало там сделано - это приватизация. Мне известно, что премьер-министр и министр финансов, как и другие государственные чиновники, решительно поддерживают приватизацию, но до настоящего времени прогресс отсутствует.

Процесс приватизации обязательно должен быть перезапущен. Оснований достаточно, но три из них являются особо важными.

Во-первых, это устранит один из наиболее серьезных коррупционных факторов. Госпредприятия являются одним из источников коррупции, это утверждение характерно для многих стран, Украина не является исключением.

Во-вторых, правительство Украины вряд ли можно назвать успешным в управлении более 3 тыс. предприятий.

В-третьих - это наиболее быстрый и легкий способ привлечения в страну инвестиционного капитала, технологий и управленческого ноу-хау. Хорошо и прозрачно проведенная приватизация дает мощный сигнал международному сообществу об инвестиционном потенциале страны, и странно было бы оставить этот потенциал незадействованным.

Мне понятны объяснения о наличии государственных интересов в некоторых предприятиях. Мне известно о наличии ряда сложных вопросов, которые необходимо решить перед приватизацией. Но в собственности государства находится также много небольших предприятий, от которых просто необходимо избавиться, распродать их, после чего сосредоточить усилия на крупных.

В целом еще раз хочу отметить: со всеми невероятно трудными и крайне непопулярными реформами, которые удалось воплотить этому и предыдущему правительству, вызывает недоумение, почему в этой сфере до сих пор полностью отсутствовали реформы.

Вопрос: У вас есть какие-либо конкретные предложения, каким образом привести этот процесс в действие?

Ответ: У нас нет полномочий, чтобы делать какие-либо предложения или устанавливать сроки. Это нужно решать властям Украины. Но есть некоторые элементарные меры, которые можно и необходимо предпринять в этом направлении.

Несколько лет назад было проведено разделение государственных предприятий на группы в зависимости от их размера. Соответственно, за этим должна была последовать ликвидация или распродажа мелких предприятий, не представляющих собой особого интереса, и выделение в определенную категорию стратегических предприятий, которые вы хотите оставить в руках государства.

В отношении остальных предприятий, не вошедших в эти две категории, вам просто необходимо нанять авторитетных иностранных консультантов, которые проведут качественный due diligence, подготовят их к приватизации и помогут найти ним инвесторов.

Это то, что сделали все наши (ЕС – ИФ) страны 20 лет назад, в том числе в Словакии, откуда я родом.

Очень надеюсь, что 2017-й станет решающим годом в приватизации в Украине.

Меня очень воодушевили заявления премьер-министра Владимира Гройсмана на конференции инвестиционной компании "Драгон Капитал" в начале марта. Судя по его высказываниям, Фонд госимущества (ФГИ) реализовал свои полномочия не в полной мере. Надеюсь, что правительство страны найдет решение этого вопроса, определит план, которому ФГИ будет следовать.

В свою очередь, Европейский Союз при поддержке наших партнеров – Международной финансовой корпорации и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) - готов предоставить помощь в реализации этого плана.

Надеемся, что в этом году у вас действительно будут успехи.

При этом хочется отметить: я не ожидаю существенного роста налоговых поступлений в госбюджет в результате приватизации, поскольку новым владельцам нужно будет в первые годы внести в них существенные инвестиции. Но уверена: приватизация определенно послужит положительным сигналом, если вы хотите привлечь в страну крупных инвесторов.

Вопрос: Как полагаете, процесс должен начаться с приватизации крупных предприятий, таких как Одесский припортовый завод (ОПЗ), "Центрэнерго", или с небольших?

Ответ: Считаю, что для создания большего резонанса необходимо начинать с небольшой группы крупных компаний, куда можно привлечь специальных консультантов, в которые может войти и МФК, и ЕБРР.

Небольшие предприятия также нужно приватизировать, но вряд ли этот процесс привлечет внимание крупных инвесторов. Кроме того, вы упомянули ОПЗ, где было несколько неудачных попыток приватизации. Это, конечно, плохо, что они оказались неудачными, но там уже проделана определенная работа и нет необходимости начинать все с чистого листа.

Вопрос: Предлагаю вернуться к предположению, прозвучавшему в начале нашей беседы. Речь шла об альтернативном решении управления госпредприятиями, в частности, о привлечении некоей внешней управляющей компании по примеру Румынии. Как вы оцениваете эту идею?

Ответ: Считаю, прежде чем можно было бы думать о чем-либо подобном, нужно выполнить два условия. Первое: приватизировать или ликвидировать несостоятельные госпредприятия. Второе: определить категорию госпредприятий, которые остаются в госсобственности в среднесрочной перспективе, например, железная дорога, и добиться там улучшения корпоративного управления.

Управление государственными предприятиями определенно нуждается в улучшении, и это должен быть параллельный приватизации процесс, поскольку очевидно: некоторые из них не будут приватизированы в краткосрочной или среднесрочной перспективе.

Вопрос: Может ли приватизация и реформа управления государственными предприятиями стать условием для получения Украиной макрофинансовой помощи ЕС?

Ответ: В настоящее время программа макрофинансовой помощи стране уже запущена, и, поскольку мы предсказуемая бюрократия, все условия предоставления финансирования были установлены заранее. То есть, условия нынешней макрофинансовой помощи уже не изменятся.

В то же время это не исключает того, что если будет запущена новая программа, то указанные условия будут внесены в эту программу.

Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148164 Екатерина Матернова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146714 Алексей Гирин

Конец корпораций: почему старая модель экономики в России не работает и что с этим делать?

Алексей Гирин

управляющий партнер Starta Capital

Из России уезжает целое поколение технологических предпринимателей. Как венчурные инвесторы могут помочь стране «не потерять» их?

Если мы посмотрим сегодня на мировую экономику, бросается в глаза, насколько сильно стала проигрывать старая «олдскульная» модель новой. Достаточно взглянуть на топ нью-йоркской биржи NYSE по капитализации. Там давно уже почти нет корпораций, которые представляют старую экономику, особенно ресурсных. В последние годы на вершине такие компании, как Microsoft, Apple, Google, Amazon, Facebook.

Какой вывод делаю из этого я? Это свидетельствует о том, что социальный и экономический уклады меняются. Если спуститься на микроуровень, очевидно, что перестали работать в первую очередь классические управленческие технологии: все эти MBA, матрицы, иерархии и т. д.

Кто они — новые драйверы экономики?

Так кто же двигает мировую экономику, обеспечивая компаниям те конкурентные преимущества, которые невозможно скопировать? Это талантливые технологические предприниматели — такие люди, как Илон Маск, Трэвис Каланик, Сергей Брин, Марк Цукерберг.

Основной актив технологической экономики сегодня — технологический предприниматель как единица. Даже гигантские ресурсы уже не могут обеспечить старым корпорациям лидерство, в лучшем случае они могут помочь им не отстать от новых драйверов экономики.

Мы даже не говорим уже о технологиях — они есть у всех, без них невозможно само существование крупного бизнеса. Огромные финансовые ресурсы, R&D с умными «головастиками», опытные профессиональные менеджеры — все это есть у «олдскульных» корпораций, и все равно этого недостаточно.

Раньше можно было сказать, что ресурс — это передовые знания, но теперь и это не так. Информация устаревает катастрофически быстро: сегодня ты прочитал заявление Илона Маска о полетах в космос, а уже через месяц эти данные бесполезны, потому что еще через пару месяцев он, образно говоря, запустит ракеты на Марс. И так во всем.

Точки роста технологической экономики России

На чем был основан экономический рост нашей страны последние 25 лет? Это четыре составляющих: индустриальная база, оставшаяся от Советского Союза, природные ресурсы на экспорт, высокий внутренний потребительский спрос и западные управленческие технологии. Последние хлынули к нам после распада Союза вместе с экспатами, возможностью получить МВА, качественной деловой литературой, и, думаю, во многом благодаря им развивались такие флагманские на тот момент отрасли, как телеком, ретейл, та же нефтянка.

Что происходит сейчас? Советская индустриальная база почти исчерпана. Не очень понятно, каков будет спрос на природные ресурсы. Потребление падает по объективным и субъективным причинам, а управленческие технологии, как мы видим, не работают даже там, где они появились.

Очевидно, что с учетом локальных и глобальных трендов надо искать точки роста именно для технологической экономики России. Важнейшая составная часть этого — талантливые технари. И они у нас есть, есть механизмы, позволяющие им появляться.

Но, к сожалению, давайте смотреть правде в глаза — возможности для реализации их амбиций и развития внутри страны ограничены. Поэтому многие из них — часто лучшие — едут за реализацией своей мечты на Запад. Так или иначе, они попадают в лучшие мировые технологические компании: те же Google, Microsoft, Facebook.

Когда-то это называли «утечкой мозгов». Давайте посмотрим на это явление шире. Эти ребята, вероятно, не видят возможности построить собственный технологический бизнес и/или быть интегрированными в глобальную экономику через российские компании. И они уезжают. Даже не в поисках лучшей жизни, а просто чтобы реализовать свои амбиции.

Нужна армия технологических предпринимателей

Ловушка в том, что большинство в итоге оседает «серой массой» руководителей и исполнителей в этих лучших корпорациях — да, с хорошими зарплатами, условиями работы и «гринкартами». В Google работает 20 000 человек — каковы шансы даже очень талантливому программисту и руководителю выделиться там? Суровая правда в том, что и для страны они тоже потеряны: в лучшем случае они будут посылать любимой бабушке по $100 в месяц.

Не знаю, сколько из этих людей станет той самой «элитой» мировой экономики — технологическими предпринимателями, когда они созреют до собственных бизнесов. Но факт, что их связь и интеграция с Россией будет минимальной. У сотрудников глобальных компаний нет необходимости в экономическом взаимодействии с Россией. Они уже на 100% будут интегрированы в местную экономику. Так или иначе, этих людей страна потеряет.

Нам нужна армия технологических предпринимателей. Предпринимателей с компетенциями и навыками конкурирования на глобальных рынках. Где их взять, если многие технари уезжают, даже не попробовав себя в роли предпринимателей? А те, кто попробовал и состоялся, не обладают компетенциями построения глобальных технологических бизнесов.

Их потолок успеха — какая-то доля от 1% глобального рынка (средняя доля любого сегмента технологического бизнеса России от мирового). И то — состояться удается единицам из тех, кто попробовал себя в качестве предпринимателя. Если технологический предприниматель не достигает успехов, то часто при получении хорошего предложения о работе на Западе мы теряем его и людей из его команды для страны.

Управляемая «утечка мозгов»

Если мы не можем остановить этот процесс «утечки», может, мы его сделаем отчасти управляемым? Если невозможно получить передовые компетенции технологического предпринимательства внутри страны, может, нужно взять их там, где уже успешно работают эти передовые практики? Это может быть выигрышная ситуация для всех.

Открыв акселератор в Нью-Йорке для компаний из бывшего Советского Союза, мы создали механизм, позволяющий решить сразу несколько задач. Во-первых, реализация молодых талантов в качестве глобальных технологических предпринимателей. Во-вторых — перенос в страну передовых компетенций технологического предпринимательства (именно компетенций, то есть не знаний, а именно практику и навыки создания передовых технологических компаний). И в-третьих — получение страной доходов от успеха наших технологических предпринимателей.

Этап, когда тот самый талантливый технарь задумывается, начинает пробовать себя в предпринимательстве, делает первые шаги, — очень короткий, и важно «поймать» его именно в этот момент.

Что с ним надо сделать? Дать инструменты и ресурсы для реализации амбиций. Поместить в правильную среду, помочь, поддержать знаниями и деньгами.

Нью-Йорк: в поисках места под солнцем

К сожалению, правильная среда для развития технологического предпринимателя сегодня не в России. А среда действительно определяет почти все — и, вопреки расхожему мнению, это не Кремниевая долина, а Восточное побережье. Кремниевая долина — это про визионерство, передовые технологии. Сердце предпринимательства, бизнеса — Нью-Йорк и Восточное побережье в целом.

Здесь сидят все мировые корпорации, крупнейшие банки, штаб-квартиры и представительства большинства компаний, «старые деньги». В конце концов, калифорнийские стартапы приезжают продавать именно сюда. Большинство из них делают свои продукты для оптимизации «олдскульного» бизнеса. И что важно — это самое месиво, дикая конкуренция, борьба. Если ты выживаешь здесь, то выживешь везде.

Идея в том, чтобы помещать молодых талантливых ребят сразу туда, в эпицентр, снабдив инструментами и ресурсами для старта бизнеса на незнакомой территории. Два раза в год в нашем акселераторе в Нью-Йорке мы набираем по 10-12 начинающих технологических команд из России и других русскоговорящих стран. Работаем с ними 3,5 месяца, предоставляя инструменты и возможности для поиска, адаптации и реализации себя в качестве технологического бизнеса в США.

Задачи здесь каждый день тебе ставит не коуч, не ментор, не профессор на курсе, а твои клиенты, партнеры, инвесторы. Интересно наблюдать, в каком ошалевшем состоянии ходят наши стартаперы в первый месяц после приезда. И как они преображаются к концу программы, обретают уверенность. В Нью-Йорке ты в буквальном смысле слова каждый день ищешь собственное место под солнцем.

Как выжить в мясорубке технологического бизнеса?

Что делать? Если акселераторы дают поток мероприятий, контактов и связей, то это помогает основателям стартапов стать экспертами экстра-класса в своих областях, а также узнать лично почти всех своих конкурентов. Это дает возможность быть на передовом крае своих сегментов, понимать тренды и, более того, влиять на них.

20-30% (не так уж и мало) проектов из нашего портфеля остаются в США и развиваются уже как глобальные компании. «Списывать» ли остальных? Уверен, что нет. Основатели этих проектов возвращаются домой, чтобы подкопить силы, улучшить свой проект, как-то собраться для нового натиска на глобальные рынки. Но при этом в России они становятся «бенчмарками», носителями знаний и навыков. Все они делятся передовыми компетенциями на своих рынках с партнерами и клиентами. Они знают, как и что работает на Западе, что не будет работать и т. д. Где здесь, в России, еще взять эти знания из первых рук? На курсе MBA, у наемных сотрудников западных компаний? Нет, только у предпринимателей, прошедших «школу выживания» и поиска себя в самой «мясорубке» технологического бизнеса — в Нью-Йорке.

Источники передового опыта

Никто из прошедших через наш акселератор ребят никогда больше не станет человеком на зарплате, в этом я уверен. Это значит, что перед нами — настоящие технологические предприниматели. Даже если их проекты вдруг не закрепятся в США, они будут локальными лидерами у себя в стране или на других, менее конкурентных, чем в США, рынках.

При этом российская экономика получает огромные преимущества. Как я уже сказал, такие стартапы становятся источниками передового опыта и компетенций, и я даже не знаю, как еще их можно было бы «затащить» в страну. Очевидно, что средний менеджмент ведущих компаний, преподаватели MBA и книжки о чьем-то успехе — теперь носители карго-культа. Знания, которые они несут, не приведут к становлению технологической экономики.

Исследования и разработки наших стартапов останутся в России — а это означает налоги, рабочие места. Кроме того, их первые инвесторы — это почти всегда россияне. А это значит, что и деньги после выхода будут вложены по той же схеме в российские же стартапы, в нашу экономику. Эти люди не теряют связь со страной — ни ментально, ни материально.

Как много технологических предпринимателей может производить такая система? Сколько толковых людей можно взять и поместить в правильную среду? В нашем случае за год мы дали возможность больше чем 50 выходцам из бывшего Советского Союза реализовать себя в новом качестве. Они поделились своими компетенциями, знаниями и надеждами минимум с 10 людьми из своего окружения и команд.

Будущее — за экспортом компетенций

Возвращаясь к вопросу преобразования экономики России, очевидно, что сегодня это могут сделать только технологические предприниматели. Любые другие ресурсы и инструменты позволят разве что не отстать навсегда. И получить этих предпринимателей можно, только предоставив им возможность состояться в этом качестве. Старт в США — лучший вариант для этого.

И главное: у нашей страны уже был успешный опыт «рывка» на передовой технологический край с помощью США — индустриализация 1930-х годов. Тогда СССР приобрел тысячи готовых производств в США, начиная с энергетики и металлургии и заканчивая кораблестроением и авиацией. Более 300 тысяч квалифицированных специалистов из США помогали заложить основы индустриальной мощи СССР.

Сейчас мы должны так же максимально использовать передовой технологический опыт США для построения новой технологической экономики России. Только теперь надо импортировать не заводы, а компетенции технологического предпринимательства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 апреля 2017 > № 2146714 Алексей Гирин


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров

И на индустриальную «улицу» пришла весна!

После вполне оптимистичной концовки зимы отечественная промышленность продолжила набирать обороты и в марте, приятно удивив весьма высокими темпами позитивной динамики.

Тулеген АСКАРОВ

По сравнению с февралем физический объем промышленного производства увеличился за первый месяц весны на 17,9%! При этом горнодобывающая отрасль вернула себе титул главного индустриального «локомотива», показав прирост на впечатляющие 20,6%, в том числе по нефти – на 19,4%, природному газу – 18,3%, железной руде – 24,6%, рудам цветных металлов – 24,1%, углю – на 6,4%.

Вполне приличную динамику показала и обрабатывающая промышленность, где в марте к февралю сложился прирост на 8,6%. В этой отрасли позитивный тон задавали напитки, выпуск которых вырос на 20,6%, продукты питания (8,7%), одежда (29,2%), кожаная продукция (48,0%), бумага и бумажная продукция (16,6%), продукты нефтепереработки (8,5%) и химической промышленности (8,0%), черные металлы (14,5%), основные благородные и цветные металлы (6,4%), готовые металлические изделия (7,5%), мебель (3,1%). Впрочем, была и группа аутсайдеров, показавших снижение выпуска, – в ней оказались табачные (3,0%) и текстильные (4,0%) изделия, фармацевтические продукты (14,0%), электрическое оборудование (3,0%) и автотранспортные средства (8,4%).

В водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов мартовский объем производства увеличился к февралю на 19,3%, в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании – на 2,9%.

В годовом выражении, то есть к марту прошлого года, объем промышленного производства вырос на вполне приличные 8,3%, а в среднегодовом (январь-март к аналогичному периоду год назад) – 5,8%. Среди регионов при таких способах подсчета динамики наиболее высокие темпы увеличения выпуска статистики зарегистрировали в Атырауской области – соответственно 20,2% и 12,9%. Если же сравнивать март с февралем, то в лидеры выходит Карагандинская область с приростом на 20,6%, тогда как наибольшее сокращение выпуска – на 10,1% – сложилось в Южно-Казахстанской области. При подсчетах в годовом выражении аутсайдерами оказались Кызылординская и Жамбылская области, в которых был зафиксирован спад соответственно на 2,9% и 1,0%. Эти же регионы выделились сокращением выпуска и в среднегодовом выражении соответственно на 4,6% и 1,3%, а к ним присоединилась еще и Мангистауская область (1,1%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров

Третий прыжок казахстанского «барса»

Во многих видах спорта по давней традиции участникам соревнований дается возможность выступить несколько раз для того, чтобы они не зависели от случайностей при отведенном им лишь единственном шансе. Как правило, попыток предоставляется три, и зачастую получается, что именно заключительная из них становится победной.

Тулеген АСКАРОВ

«И НА ОБЛОМКАХ САМОВЛАСТЬЯ…»

Наша страна за минувшие 25 лет независимости сполна использовала отведенное ей историей время на поиск лучшей доли и построение новой жизни через две последовательные модернизации. В результате первой из них на руинах распавшегося СССР было создано новое государство, которому в сложной геополитической ситуации пришлось искать свой путь в неизвестное будущее. Чего стоило только построение с нуля основ рыночной экономики, сменившей административно-командную систему, основанную на планировании и распределении всего и вся из единого центра! Напомним читателям «ДК», что как раз та система и привела в итоге богатую на природные ресурсы и грамотных специалистов страну к пустым полкам в магазинах и тотальному дефициту даже самых необходимых товаров! Конечно, те, кто пережил «лихие» 90-е годы прошлого века, помнят, каким нелегким был переход от незадавшегося социализма «с человеческим лицом» к рынку. Тогда на время наша жизнь оказалась на грани разрухи, поскольку были разорваны сложившиеся хозяйственные связи, а миллионы соотечественников покинули страну в поисках лучшего будущего. Но все же общими усилиями удалось провести первую модернизацию, избежав голода, нищеты и кровопролитной гражданской войны, ставших уделом многих развивающихся государств, да и предтечей самого развалившегося СССР.

Вторая модернизация, как вспоминают ветераны редакции «ДК», также началась весьма неожиданно. Не успели тогда мы сполна вкусить первые сладкие плоды рыночной экономики и толком осмотреть открывшийся нам мир, избавляясь постепенно от родимых пятен советского прошлого, как была оглашена «Стратегия-2030» и начался перенос столицы из Алматы в Астану. Кстати, символом той стратегии, цели которой были достигнуты досрочно несколько лет тому назад, был избран снежный барс – ирбис. Грянувший тогда азиатский, а затем и российский финансовые кризисы с последовавшей обвальной девальвацией тенге в апреле 1999 года юная рыночная экономика Казахстана перенесла на удивление легко. А уж «нулевые» года текущего столетия и вовсе вспоминаются сейчас медийщиками как своего рода «золотой» период в независимой истории отечественных СМИ! Ведь тогда мощный приток рекламных доходов обильно орошал нашу сферу, дав жизнь новым изданиям, включая и «ДК», и новым поколениям журналистов. ВВП страны рос 10-ными темпами, изумляя зарубежных экспертов, а экономический подъем к середине «нулевых» перешел в бум. Увы, как и положено капиталистической экономике, потом «пузырь» лопнул и из-за рубежа пришел очередной кризис в 2007-2008 годах. Но и это испытание наша экономика выдержала достойно, ограничившись относительно небольшой февральской девальвацией тенге в 2009 году, национализацией нескольких крупных банков и вливаниями экономики из Нацфонда. А потом на время опять вернулись прекрасные нефтяные времена, когда цены на «черное золото» взметнулись выше $100 долларов, что позволило родному государству без особого напряжения принять саммит ОБСЕ, зимнюю Азиаду, запустить программы строительства доступного жилья, повышать пенсии с пособиями и выплачивать их регулярно. В общем, и второй прыжок казахстанскому барсу в целом удался!

ОКНО В КРЕМНИЕВУЮ ДОЛИНУ

И вроде бы все устоялось, но очередной обвал цен на нефть вместе с двумя подряд девальвациями казахстанской валюты, подешевевшей к доллару всего за пару лет более чем вдвое – со 150 до 310 тенге, убедительно доказал, что почивать на углеводородных лаврах больше нельзя. Положа руку на сердце, и все мы давно понимали, что стране пора слезть с нефтяной «иглы» и жить по принципам нового времени, дабы войти в «Топ-30» развитых государств мира к 2050 году, вступивших в эру четвертой промышленной революции.

Поэтому прозвучавший минувшей зимой призыв к реализации третьей модернизации Казахстана с созданием новой модели экономического роста страны стал вполне логичным следствием накопленного опыта и набитых «шишек» предыдущих двух исторических этапов. Столь же естественно были обозначены и приоритеты нового этапа – ускоренная технологическая модернизация экономики, кардинальное улучшение и расширение бизнес-среды, макроэкономическая стабильность, улучшение качества человеческого капитала, а также институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией.

Собственно говоря, мы и сами, бывая за рубежом в развитых странах, видим, как строится там жизнь на основе этих приоритетов, в первую очередь верховенства закона (rule of law). Но если последние четыре направления из приведенного списка государство может реализовать в принципе и само, изменяя в лучшую сторону законодательство, наказывая зарвавшихся коррупционеров, создавая новые институты и упраздняя отжившие свое, следуя макроэкономическим установкам МВФ, то, как быть с реализацией первого приоритета, было не очень понятно до последнего времени. Но все стало на свои места после того, как в минувшую пятницу премьер-министр Бакытжан Сагинтаев вернулся в Астану из рабочей поездки в США. Инвестировать и внедрять новые технологии в нашу экономику намереваются IT-гиганты знаменитой Кремниевой долины (Silicon Valley), где теперь откроется представительство Казахстана. В Сан-Франциско премьер встретился с руководством компаний «Cisco», «Tesla Motors», «Microsoft», «Robomatter Inc.», «IBM», «Autodesk», «Uber», посетил офисы «Google», «Jabil» и других IT-фирм, а также выступил на технологическом форуме «Project:Collider». Впрочем, не была забыта и большая нефть Казахстана – в Калифорнии г-н Сагинтаев побеседовал и с представителями нефтяного гиганта «Chevron», работающего у нас на Тенгизе.

Ну, а первый день поездки премьера в США был посвящен финансовой столице США – Нью-Йорку, где он встретился с ведущими представителями могущественной Уолл-Стрит – «Citigroup», «Mastercard», «Berkley», «Morgan Stanley», «Black Rock», «Goldman Sachs». Успел он побеседовать и с аналитиками международных рейтинговых агентств «Moody’s», «Standard&Poor’s» и «Fitch», от оценки которых зависит инвестиционная привлекательность нашей страны. Не забытыми оказались и деловые медиа – в результате переговоров с миллиардером Майклом Блумбергом достигнута договоренность об открытии телеканала и офиса «Bloomberg» в Астане. Напомним, что в столице готовится к запуску Международный финансовый центр «Астана», где тон будут задавать ведущие зарубежные инвесторы. Не остались без внимания премьера в Нью-Йорке и представители таких отраслей как машиностроение, энергетика, фармацевтика и производство продуктов питания, также требующие модернизации и новых технологий. Эти темы обсуждались с ведущими американскими компаниями «General Electric», «Grace, Robotti & Company Advisors», «AGCO», «AES», «Pfizer» и другими. И, конечно же, впечатлило то, что премьер сумел найти время для бесед со всемирно известными экономистами: в Нью-Йорке он встретился с Нуриэлем Рубини, а в Сан-Франциско – с Артуром Лаффером.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154428 Виктор Зимин

Рабочая встреча с Главой Хакасии Виктором Зиминым.

Руководитель республики информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Слушаю Вас, Виктор Михайлович.

В.Зимин: Владимир Владимирович, разрешите мне доложить о социальном развитии региона в 2016 году и перспективные планы на 2017–й и последующие годы.

Республика сохранила динамичное развитие при всех сложностях. По итогам 2016 года мы имеем результаты индекса промышленного производства – 111,4 процента, седьмые в стране, добыча полезных ископаемых, обеспечение электроэнергией, газом. Также рост регионального валового продукта у нас все эти годы.

В.Путин: Виктор Михайлович, проблемные вопросы, связанные с обеспечением граждан жильём после тяжёлых событий, – что там?

В.Зимин: Владимир Владимирович, обязательно подойдём к этому вопросу. Для нас очень важна безопасность на территории. Вы лично знакомы с нашими проблемами.

В.Путин: Вы эти вопросы решили?

В.Зимин: Все сняли на сегодняшний день. Что касается пожаров, мы ничего не бросили. Вопросов нет, есть элементарные вещи, которые возникают в рамках обслуживания домов. Нет таких моментов, чтобы у нас были какие-то сборные дома, у нас же всё капитально построено по Вашему решению.

В.Путин: Да я же видел.

В.Зимин: Всех сопровождаем, особенно пожилых, особенно тех, кто в сельской местности, никого не бросаем. Остаются совсем элементарные вещи. Сейчас заходим опять, опять будем рядом. Созданы группы.

В.Путин: Извините, что перебил, давайте вернёмся к экономическим показателям.

В.Зимин: Да, Владимир Владимирович. Что касается безопасности: Вы помните, у нас и Саяно-Шушенская ГЭС, и наводнения, и пожары, и землетрясение было. Мы особое внимание уделяем этим вещам. Вот показатели, сделан срез. Ощущаемость собственной безопасности граждан на улицах и в общественных местах региона находится на первой позиции в Сибирском федеральном округе.

Очень важным считаю показатель удовлетворённости населения деятельностью органов исполнительной власти по обеспечению безопасности. Видите цифры, [регион] тоже на лидирующих позициях.

И удовлетворённость населения деятельностью правоохранительных органов – также первое место в Сибирском федеральном округе. Также очень важным пунктом считаем удовлетворённость граждан, степень их защищённости от преступных посягательств. [Этот параметр] влияет на инвестиционный климат.

В.Путин: Хочу Вас спросить о доходах населения, о зарплатах.

В.Зимин: У нас самая низкая инфляция, ниже на процент, чем среднероссийская. Реальные доходы также выше, чем среднероссийские. При этом мы сохранили самые низкие цены на основные продукты в Сибирском регионе, особенно на мясо, на рыбу. Гордимся, сами себя кормим. Среднемесячная зарплата – мы отчасти радуемся, но и, понятно, напряжение возникает, – 32 310 рублей.

С учётом того, что у нас республика индустриальная – алюминщики, энергетики, угольщики, – хочу доложить, это не проблемный вопрос, это очень хороший вопрос в части комплексного плана по развитию: мы уже 37 миллиардов имеем частных инвестиций. Я не буду сегодня говорить о привлечении федеральных средств. Единственное, мне нужно будет Ваше поручение по координации действий с Правительством по большим проектам, связанным с энергетикой, железнодорожной инфраструктурой. Иначе через полтора года мы будем иметь коллапс на Транссибе.

В.Путин: Да, давайте.

В.Зимин: Вот наши реальные доходы. При этом мы имеем два года подряд самую низкую безработицу. Уровень безработицы у нас падает.

В.Путин: Самую низкую – имеется в виду на востоке страны?

В.Зимин: Сибирь, я говорю о Сибирском округе. Мы самый молодой регион по стране, мы сохраняли молодёжь, она остаётся. У нас почти 53 процента из работающего населения – это молодые люди. Планируем в рамках этого проекта создать за два года более семи тысяч рабочих мест. Буквально через два дня будет совещание на Красноярском форуме, где будем об этом говорить.

Социальные показатели, о которых Вы спрашивали. Для детей-сирот построили в два раза больше жилья в 2016 году. Финансирование мер социальной поддержки многодетным семьям было увеличено. Организация отдыха, оздоровление детей также увеличены.

Работаем очень тонко с вопросом изучения хакасского языка, родного языка, языка титульной нации. По каждому году у нас рост постоянно идёт, я считаю, это очень важный показатель.

Удельный вес населения, систематически занимающегося спортом, в два раза вырос с 2009 года. Очень большие проекты реализовали в рамках создания и строительства новых спортивных объектов. Более 177 ввели новых спортивных объектов. 34, почти 35 процентов [населения] постоянно занимаются спортом.

По данным правоохранительных органов, показатели преступности у нас самые низкие, и мы входим в десятку самых стабильных регионов страны.

В.Путин: С финансовой стороны как ситуация?

В.Зимин: Владимир Владимирович, разрешите сначала доложить об этом проекте, и мы перейдём к финансам. Такие вещи реализовали с Вашей поддержкой. Объекты, которые Вы нам подписывали, реализованы. Это перинатальный центр на 150 мест, новый хирургический корпус – старый пострадал при землетрясении, – пять этажей, хирургия новая, суперсовременная. Культурно-исторический центр, крупнейший за Уралом. Лыжный спортивный комплекс, где готовятся сборная России.

В.Путин: Музей хороший.

В.Зимин: Это центр. С Вашей резолюцией мы тогда это реализовали. Хосе Каррерас приезжал закладывать первый камень.

За полтора года мы приросли на 33 процента по туризму. Уникальная группа каменных изваяний, единственная в мире. Все наши гости – и зарубежные, и наши, конечно же, прежде всего, россияне, – удивлены, что у нас такое было и есть. За четыре дня по три тысячи [посещаемость].

В.Путин: Очень хорошо.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154428 Виктор Зимин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154427 Рамзан Кадыров

Рабочая встреча с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Рамзан Ахматович, тема известна: ситуация в республике. Как Вы оцениваете, какие проблемы, какие вопросы есть?

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, спасибо, что Вы нашли время. В республике после моего последнего доклада Вам есть позитивные изменения. Сельхозпроизводство выросло на 13,6 процента, внебюджетные инвестиции – на 19 процентов, собственные доходы – на 26 процентов. Уровень безработицы за год снизился почти на три процента и составил 9,2 процента.

Майские указы выполняются. Обеспечивается получение заработной платы. Доступность дошкольного образования для детей от трёх до семи лет доведена до ста процентов. Досрочно завершён первый этап программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда. Мы считаем, что это хорошие результаты в связи со сложившейся ситуацией вокруг России и, в частности, Чеченской Республики.

И ещё хочу Вам доложить, что те провокационные статьи, которые пишут про Чеченскую Республику, про народ, про те события, которые у нас якобы происходят, задержания…

В.Путин: Какие?

Р.Кадыров: Хорошие, в кавычках, люди пишут про то, что у нас в республике – даже говорить про это неудобно – людей задерживают, убивают. Даже назвали одну фамилию – Тепсуркаев Хасу, он у нас, так скажем, главный человек по идеологии, суфий. Сказали, что его убили, а он находится дома. Прямым текстом сначала оскорбили его, потом обвинили власти, что его убили, а он живой-здоровый находится дома. Вот такие неподтверждённые факты вокруг республики бывают в год два-три раза, и с начала года это первая ситуация в таком формате.

Так в плане безопасности у нас республика находится на хорошем счету. Уличной преступности у нас нет, серьёзных угроз террористической направленности у нас нет. Республика, так скажем, уверено двигается вперёд.

В.Путин: Но всё-таки проявление было, было нападение на часть Росгвардии, поэтому вопросы ещё не все, видимо, решены. Но все они, безусловно, решаются, я вижу, что они решаются, и хорошо. И делать это, конечно, нужно на базе развития экономики и социальной сферы.

То, что Вам удаётся выполнять указы Президента России от 2012 года, – очень важно. У вас средний уровень в системе образования, я так понял, достиг указного уровня, средний по региону, по экономике региона.

Р.Кадыров: Да, мы все майские указы полностью, на сто процентов выполняем и абсолютно никаких проблем на сегодняшний день не видим. Но есть определённые проблемы, и если мы не получим поддержку, то в следующем году у нас уже начнутся проблемы и вопросы в этом направлении.

В.Путин: То, что вы снизили до 9 процентов уровень безработицы, конечно, очень хорошо. Она года два-три назад на каком уровне была?

Р.Кадыров: Когда Вы меня назначали, у нас в республике была безработица 76 процентов. Когда я в последний раз Вам докладывал, было 12,2 процента, до этого – 19 процентов. Вот так снижается. Создаются рабочие места, у нас есть договорённости в плане инвестиционной политики со всеми нашими основными партнёрами в России.

И я был сейчас в Персидском заливе, посетил несколько государств, мы тоже получили ощутимую поддержку. Был в Бахрейне, Абу–Даби, Дубае. Есть заинтересованность взаимодействовать с Россией, в том числе с Чеченской Республикой. Обещали инвестировать, увеличивать инвестиции.

В.Путин: Вы договорились с «Роснефтью» о дальнейшей работе?

Р.Кадыров: Сегодня мы встречались с Игорем Ивановичем [Сечиным]. Мы договорились, но были определённые недопонимания. Как я понял, до руководства «Роснефти» не доходило то, что мы хотим.

Сегодня мы нашли общий язык и дальше будем двигаться и развивать отношения с «Роснефтью». Это для нас остаётся очень важным, дальше будем вкладывать, развивать и нефтяное направление, и экономику республики.

В.Путин: Отлично. Он через пару часов у меня будет здесь, мы с ним тоже поговорим на этот счёт.

Р.Кадыров: Спасибо за поддержку.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154427 Рамзан Кадыров


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154425 Евгений Савченко

Рабочая встреча с губернатором Белгородской области Евгением Савченко.

Е.Савченко информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе, показателях развития промышленности и сельского хозяйства.

В.Путин: Евгений Степанович, вопросы обычные, поговорим о ситуации в регионе. Но если есть какие-то дополнительные – пожалуйста.

Е.Савченко: Владимир Владимирович, ситуация в области – позитивная, экономика у нас даёт постоянный рост. Год мы закончили с четырёхпроцентным плюсом, имею в виду промышленность.

В.Путин: Промышленность. А региональный продукт?

Е.Савченко: Региональный продукт – где-то 3,5 процента, чуть-чуть меньше.

Что касается первого квартала текущего года, то промышленный рост добавился, он уже пять процентов.

Сельское хозяйство – прошлый год вообще был удивительно хорошим. Мы кормим, кстати, 15 миллионов человек: нас полтора миллиона, а мы кормим 15 миллионов человек. Поэтому у нас даже если брать сельское хозяйство, сельскохозяйственную организацию, то мы на втором месте по объёму валового продукта, по его стоимости, после Краснодарского края.

У нас очень хорошая инвестиционная атмосфера. Сегодня в разной степени реализации около 50 инвестиционных проектов на общую сумму более 100 миллиардов рублей. Кстати, сейчас завершается реализация крупнейшего проекта на Лебединском горно-обогатительном комбинате – получение железистых брикетов, то есть из руды получается брикет с содержанием железа 95 процентов. Это уникальный проект, на него инвесторы привлекли почти 40 миллиардов рублей. Его уникальность в том, что он – единственный в мире такой мощности. Это очень высокое, инновационное производство и высококонкурентный продукт.

Что касается текущей всей ситуации – посевная прошла успешно, погода очень благотворная. Перспективы в целом мы видим только в позитивном ракурсе.

Социальная сфера, здравоохранение, образование – довольно стабильные, устойчивые. В здравоохранении сейчас реализуем довольно интересный проект, называется «Управление здоровьем», когда мы основное всё внимание уделяем первичному звену здравоохранения и повышаем статус семейного врача.

За текущий год планируем отремонтировать, заново построить, отреставрировать около тысячи медицинских учреждений: ФАПов, офисов семейного врача – и в сельской местности, где проживает почти 40 процентов населения, полностью снять проблему доступности медицинской помощи.

В.Путин: Евгений Степанович, у Вас закачивается срок полномочий.

Е.Савченко: Да, в сентябре, очередной срок.

В.Путин: Какие у Вас планы?

Е.Савченко: Владимир Владимирович, если будет на то Ваше разрешение, я готов продолжить работу.

В.Путин: Вы человек очень опытный и эффективный, поэтому я с удовольствием поддержу Вас. Вопрос – как нам поступить юридически. Когда у Вас заканчивается срок?

Е.Савченко: В октябре, а выборы – в сентябре.

В.Путин: Значит, ничего не мешает. Главное, чтобы мы с Вами исходили из сути дела, а суть в том, чтобы работать хорошо. А как нам организовать юридическую, техническую сторону – мы с Вами договоримся.

Е.Савченко: Спасибо. Я тогда буду идти на выборы и думаю, что население поддержит. Буду работать не хуже, чем в настоящее время.

В.Путин: Лучше.

Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154425 Евгений Савченко


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154431 Андрей Никитин

Встреча с врио губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным. Встреча состоялась по завершении заседания президиума Госсовета по вопросу развития национальной системы защиты прав потребителей.

А.Никитин назначен временно исполняющим обязанности главы региона в феврале текущего года.

* * *

А.Никитин: Хотел немного рассказать о том потенциале и тех возможностях, тех ограничениях, которые сегодня есть в Новгородской области.

Безусловно, мы имеем совершенно уникальные конкурентные преимущества. В первую очередь это, конечно, логистика: мы находимся, по сути, на перекрёстке всех дорог. У нас масса энергетических ресурсов проходит через территорию области, и для бизнеса это отличные возможности.

Есть лес, есть земля, есть нормальная современная промышленность, сохранена система среднего профессионального образования – сегодня есть определённый потенциал. Но этот потенциал должен быть реализован таким образом, чтобы он служил на пользу новгородцам, на пользу их интересам.

Что мы сделали? Мы в каждом из наших 22 районов провели стратегические сессии со всеми предпринимателями, социальными работниками, то есть людьми, которые в каждом районе проявляют наибольшую социальную активность. Спросили у них, как они видят развитие своего района, как они видят ограничения и какие действия они готовы сделать сами для того, чтобы район развивался, в каких действиях им нужна помощь муниципальных властей, а где нужна помощь региона.

Таким образом, наша стратегия работы будет построена не из каких-то абстрактных соображений, а на основании мнения каждого жителя в каждом районе. Так по кирпичикам мы сложим фактически стратегию развития Новгородской области.

Есть несколько ограничений, которые этому сегодня препятствуют, и моя задача – эти ограничения в первую очередь преодолеть. Во-первых, это, конечно, дорожная сеть. (Показывает слайд.) Та дорога, которую Вы видите, как раз соединяет федеральную трассу и город Боровичи. Это 100 километров дороги. Понятно, что предприниматели это напрямую чувствуют в своих издержках, но и не только предприниматели – естественно, сами жители.

В чем причина? Безусловно, неэффективное расходование средств, то есть деньги тратились на латание дорог у нас ежегодно, то есть мы не прибавляли в ремонте, мы воспроизводили один и тот же ремонт. Немножко была потеряна система контроля качества за тем, что делает подрядчик, то есть сегодня нам надо восстанавливать.

Что мы делаем? Во-первых, мы совместно с компанией «Автодор» – они за время своей работы создали серьёзную современную нормативную базу – мы сейчас её берём и делаем нашими областными стандартами.

Безусловно, мы централизуем закупки всех расходных материалов, чтобы получать экономию. Практика коллег, например, из Тульской области – это 20–30 процентов сразу снижение расходов, если всё закупается централизованно. И всех посредников, которые не дорожники, убираем из цепочки в первую очередь.

Второй серьёзный очень фактор – это низкая доступность здравоохранения для жителей. У нас есть очереди, у нас не выстроена медицинская логистика между диагностикой и лечением, из-за чего по ряду моментов у нас очень серьёзно поздняя выявляемость заболеваний, когда уже надо большие средства и время тратить и людям уже сложно помочь.

Это наша управленческая проблема, мы её будем решать совместно с Министерством здравоохранения. Мы все современные практики у себя начнём внедрять, с Вероникой Игоревной [Скворцовой] начинаем работать, но это управленческий вопрос, и мы его решим.

Ничего сложного в том, чтобы обеспечить людей нормальным медицинским обслуживанием в нормальные сроки, чтобы скорая не два часа приезжала, – это всё та работа, которую мы сделаем.

Третья проблема, третье ограничение, – это коммунальная инженерная инфраструктура. Основная ситуация у нас сложная с водой: у нас более 50 процентов воды не соответствует нормативам. И тоже постепенно мы будем, естественно, формировать концессии.

Понятно, что концессионер хочет зайти в крупные города и не хочет заниматься сёлами, и мы сейчас будем выстраивать такую политику, чтобы всё-таки у нас не только самые вкусные кусочки концессионеры разобрали, а люди в районах остались без какого-то улучшения.

Отток молодых специалистов, о чём сегодня говорили предприниматели на встрече. Почему это в основном происходит? Нет связки между школой, университетом и пониманием, где дальше искать работу. Поэтому первое, что мы сделали, – мы начали проект «Кванториум» для профориентации детей, Вы его знаете.

Прошла стратегическая сессия, прошло первое знакомство с системой «Молодые профессионалы», у нас колледжи в эту работу включились, ребята начинают готовиться под запросы конкретных предпринимателей. Мы эту систему в этом году выстроим.

И, безусловно, самое главное здесь, конечно, будет хорошая работа, понимание молодыми людьми перспектив развития Новгородской области, для того чтобы им хотелось здесь остаться и понимать, что будущее, конечно, здесь.

Есть вопросы с инвестклиматом, административными барьерами. По итогам прошлого года Новгородская область заняла 65-е место в рейтинге инвестпривлекательности. Тоже абсолютно понятна задача: самое главное здесь – не придумывать ничего из головы, а слушать бизнес и создавать понятный, открытый сервис.

И мы с коллегами, в том числе теми, которые сегодня присутствовали, формируем инвестиционный совет при правительстве области, и все эти административные барьеры мы решим, думаю, достаточно быстро.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154431 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154358 Владимир Путин

Заседание президиума Госсовета по вопросу развития национальной системы защиты прав потребителей.

Владимир Путин провёл заседание президиума Государственного совета по вопросу «О национальной системе защиты прав потребителей».

На заседании обсуждались вопросы эффективности национальной системы защиты прав потребителей и создания стратегии госполитики в области защиты прав потребителей на период до 2030 года.

* * *

Стенографический отчёт о заседании президиума Государственного совета по вопросу «О национальной системе защиты прав потребителей»

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы проанализируем состояние и эффективность системы защиты прав потребителей в нашей стране.

Тема крайне важная: эти права касаются практически всех граждан России. Люди ежедневно покупают продукты, товары, пользуются разнообразными услугами и рассчитывают на их высокое качество; на честность, порядочность производителей и продавцов; на то, что у государства должны быть действенные механизмы защиты от всяких мошеннических схем и подделок. Цена злоупотреблений – это потерянные время, деньги, нервы и так далее, поэтому главная цель защиты прав потребителей – сохранение материального и морального благополучия людей, их здоровья. Кроме того, это и серьёзный стимул для бизнеса развиваться, повышать конкурентоспособность своих товаров и услуг, их качество.

Современная система защиты прав потребителей стала формироваться с началом кардинальных экономических преобразований, в 1992 году принят соответствующий закон. За прошедшие 25 лет и сама система, и нормативная база постоянно совершенствовались. Произошёл многократный, хочу это подчеркнуть – многократный рост потребления товаров и услуг: в номинальном выражении более чем в 500 раз. Товарооборот в 1992 году составлял чуть более пяти миллиардов рублей, в 2013-м – уже 2,3 триллиона рублей. Граждане тоже стали активно защищать свои права: за последние 20 лет количество обращений в разные инстанции возросло в 100 раз. Накоплен большой опыт как властными, в том числе судебными органами, так и общественными организациями.

Однако задачи защиты прав потребителей невозможно решать раз и навсегда каким-то одним способом. Они тесно связаны с развитием экономики, появлением новых товаров и услуг. Поэтому мы должны уметь прогнозировать будущие риски и своевременно на них реагировать. Пришла пора разработать стратегию государственной политики в этой сфере; сегодня предлагаю обозначить её основные направления.

Остановлюсь, как мне кажется, на главных темах нашей повестки. Сразу скажу, что самые острые проблемы сейчас концентрируются в сфере услуг, в том числе финансовых услуг. Так, немало трудных вопросов возникает у граждан – потребителей так называемых микрозаймов.

Для справки: по статистике Банка России, средний срок использования подобных займов (так называемые в народе займы до зарплаты) составляет семь дней, средняя сумма займа – семь тысяч рублей. Фактическая переплата по такому займу составляет 805 рублей – 11,5 процента за период пользования займом.

По ряду краткосрочных ссуд на маленькие суммы предельные значения полной стоимости кредита находятся на высоком уровне. Например, 800 процентов по займу в 30 тысяч рублей на срок до 30 дней, что составляет более 600 рублей расхода граждан на ежедневное обслуживание такого займа – в случае, если заёмщик на протяжении года не выполняет своих обязательств. Это, действительно, известная бабушка из Достоевского – она очень скромный человек по сравнению с нашими сегодняшними ростовщиками.

Люди берут в долг не только в связи с какими-то тяжёлыми обстоятельствами. Зачастую они откликаются на заманчивые предложения, не имея ресурсов для выполнения взятых обязательств, обманывают сами себя – к сожалению, в основном по причине финансовой безграмотности. А среди кредиторов есть и такие, кто сознательно вводит людей в заблуждение, не объясняя им условия займа и не раскрывая всю цепочку возможных последствий. В результате большинство заёмщиков практически неминуемо попадает в долговую спираль.

Мы знаем, что Банком России проводится работа по смягчению такой ситуации. Сейчас у него есть законодательно оформленные полномочия по регулированию микрофинансового сектора.

Совместно с Правительством разработан ряд мер по ограничению чрезмерных аппетитов кредиторов. И хотел бы попросить сегодня Эльвиру Сахипзадовну Набиуллину подробно остановиться на этих вопросах. Добавлю, что правоохранительные органы обязаны расчищать рынок финансовых услуг от разного рода незаконных, мошеннических контор. Полагаю, что необходимо рассмотреть и вопросы ужесточения законодательства в этой сфере.

Но главное – предотвращать ситуации, когда люди без разбора берут эти кредиты. И здесь на первый план выходит информированность граждан, их правовое образование и воспитание культуры потребления финансовых услуг. Надо также подробно разъяснять, как работает институт банкротства физических лиц, который открывает возможности для цивилизованного, правового избавления от долговой кабалы.

Ещё одна важная тема – защита прав потребителей, приобретающих товары и услуги через интернет. Электронная коммерция стремительно растёт, привлекая большим выбором товаров, лучшими ценами, удобством самих покупок. При этом на людей обрушивается лавина рекламы, далеко не всегда достоверной, нужно это прямо сказать. Нередко отсутствует полная информация о продавцах, исполнителях, компаниях, осуществляющих сбор заказов и их доставку. В таких случаях велика вероятность приобретения некачественных товаров и сомнительных услуг.

В этой сфере также требуется широкая просветительская работа. Повторю, сегодня это ключевая задача, и для её реализации нужны конкретные, действенные механизмы и инструменты.

Уважаемые коллеги! Вопросы защиты прав потребителей нужно решать консолидированно, на всех уровнях власти с привлечением структур гражданского общества, деловых объединений. Следует активизировать принятие соответствующих региональных программ. В каждом субъекте Федерации есть свои особенности и проблемы в этой сфере. Но хотел бы подчеркнуть, здесь не может быть и речи о региональном протекционизме под маркой поддержки «своих» производителей и потребителей. Более того, граждане лучше защищены там, где экономика открыта и конкурентная, где производители и продавцы стремятся привлечь людей выгодными соотношениями цен и качества.

Очень важна включённость муниципалитетов в защиту прав потребителей. Сейчас это больше исключение, чем правило, хотя именно на местах можно увидеть реальные трудности, с которыми сталкиваются жители тех или других районов на потребительских рынках.

Нужно помогать людям, организовать, к примеру, специальные консультации в тех же многофункциональных центрах предоставления муниципальных услуг. Форм поддержки здесь достаточно много, главное – неравнодушное отношение к людям и понимание своей ответственности перед ними.

Давайте начнём работать. Слово Алексею Геннадьевичу Кокорину. Пожалуйста.

А.Кокорин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума, коллеги!

Тема президиума Госсовета по национальной системе защиты прав потребителей, как Вы уже сказали, Владимир Владимирович, затрагивает интересы всех жителей нашей страны.

При подготовке доклада в рабочую группу поступило 134 предложения от общественных организаций, органов власти, представителей бизнеса и научного сообщества. Это подтверждает актуальность заявленной темы.

Все предложения рассмотрены, многие из них нашли непосредственное отражение в докладе. Хочу поблагодарить всех, кто принял участие в этой важной работе.

Уважаемые коллеги! Рабочая группа внимательно изучила российскую практику защиты прав потребителей и международный опыт. Можно с уверенностью сказать, что в России сложилась национальная система защиты прав потребителей.

В эту работу в разных этапах и в разной степени включаются органы власти всех уровней, общественные организации. Большая роль в защите прав потребителей принадлежит судебным органам.

Вместе с тем в ходе работы стало очевидно, что сегодня назрела необходимость реализации целого ряда предложений по улучшению этой системы. Основы системы создавались в других экономических условиях.

Структура потребления динамично меняется: люди переходят в онлайн-режим, покупатель самостоятельно выходит на мировые рынки. И здесь потребителям не всегда удаётся защитить свои права.

С учётом этого в докладе предложены решения по актуальным вопросам защиты прав потребителей. Остановлюсь на некоторых из них.

Первое – защита социально уязвимых слоёв населения это дети, люди пожилого возраста, инвалиды, малоимущие – словом, те, у кого не хватает знаний и опыта пользоваться интернетом, кто в силу своей доверчивости, ограниченных материальных, физических возможностей становится жертвами мошенников. Рабочая группа считает, что необходимы специальные нормы, поддерживающие таких людей.

У всех на слуху, к сожалению, случаи, когда инвалидам отказывают в перевозке, когда дети не защищены от вредных сайтов. Мы предлагаем повысить ответственность для тех предпринимателей, которые умышленно злоупотребляют уязвимостью потребителя. Общество и рынок должны получить однозначный сигнал о том, что такие люди находятся под дополнительной защитой государства.

Второе – финансовые услуги, этот рынок активно растёт. Надо реально снизить долговую нагрузку на заёмщиков, бороться с нелегальными кредиторами. Регионы готовы включиться в эту работу, просвещать потребителей.

В ряде субъектов с апреля 2011 года успешно идёт проект по содействию повышения уровня финансовой грамотности населения, таких как Татарстан, Архангельская, Волгоградская, Калининградская, Свердловская области.

Третье – электронная коммерция. Пока в мире не найдено универсального способа защиты прав потребителей. Рабочая группа считает, что запреты в этой области проблем, к сожалению, не решат.

Россия должна вести работу на международных площадках, найти единые подходы к решению этого вопроса, включая решение вопросов трансграничной торговли.

Я перечислил некоторые ключевые вызовы, с которыми сталкивается вся система защиты прав потребителей. Это динамично развивающаяся сфера. Остаются актуальными вопросы защиты прав потребителей традиционных товаров и услуг. Людей волнует качество пищевых продуктов, жилищно-коммунальных услуг. В последнее время много жалоб идёт на платные медицинские и образовательные услуги. Как раз эти вопросы решают наиболее близкие к людям звенья национальной системы защиты прав потребителей, региональные и местные власти.

Их задача – создать для жителей максимально комфортные условия для реализации своих прав. Это напрямую связано с развитием малого предпринимательства, стимулированием выпуска качественной продукции, поддержкой высоких стандартов, обслуживанием населения, формированием доверия к российской продукции и национальному предпринимателю.

Большую роль в этой работе играют общественные организации потребителей-производителей. В регионах такая работа поставлена, накоплен опыт, имеются лучшие практики. Одна из них – создание координационных советов при главе региона. Такие советы оперативно решают вопросы, которые возникают на потребительских рынках. Сегодня подобные органы созданы в 36 субъектах Российской Федерации.

Ряд субъектов пошёл по пути разработки региональных программ по обеспечению прав потребителей. В таких программах на первое место выходят вопросы поддержки потребителей через создание лучших предпринимательских практик и систему стимулов для развития малого предпринимательства, информационной поддержки потребителей. Например, у нас действует программа «Зауральское качество». Знаю, что и в других регионах есть подобные проекты.

Рабочая группа считает, что накопленный опыт необходимо обобщить, выявить лучшие практики и дать рекомендации субъектам по работе в этом направлении. Местный уровень защиты прав потребителей наиболее приближён к населению.

В последнее время количество обращений граждан в органы местного самоуправления стабильно растёт и в прошлом году превысило отметку в 420 тысяч. Это, с одной стороны, говорит о повышении уровня доверия жителей к местной власти, с другой – требует от неё полноценного участия в защите интересов потребителей.

Анализ показал, что здесь есть законодательные нестыковки, которые надо устранить, уточнив полномочия органов местного самоуправления. Они должны иметь возможность обеспечить оперативную защиту интересов потребителей, непосредственно по месту жительства граждан рассматривать жалобы потребителей, консультировать их по актуальным вопросам, а также обращаться в суды в защиту неопределённого круга потребителей.

В работе по защите прав потребителей важная роль принадлежит потребительским объединениям. В 2016 году их количество достигло почти две тысячи.

Лидеры потребительского движения активно участвуют в формировании государственной политики в сфере защиты прав потребителей. В ходе подготовки к заседанию мы увидели их реальную заинтересованность, помощь и поддержку.

Рабочая группа пришла к выводу, что нам нужна стратегия, этот документ должен учесть все аспекты защиты прав потребителей, помимо того, что уже было названо.

Стратегические задачи – это пресечение недобросовестной деловой практики, просвещение потребителей, формирование рациональных моделей потребления, совершенствование правовой защиты потребителей, поддержка общественного движения по защите прав потребителей. Реализация стратегий позволит гарантировать высокие стандарты защищённости интересов наших граждан.

Уважаемые коллеги! Я остановился лишь на отдельных предложениях, которые нашли своё отражение в докладе. При этом убеждён, что решения, которые будут приняты по итогам сегодняшнего заседания, станут основой для работы всех уровней национальной системы защиты прав потребителей.

В.Путин: Спасибо большое, Алексей Геннадьевич.

Анна Юрьевна, пожалуйста.

А.Попова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума Государственного совета, коллеги!

Как уже отмечалось, в системе защиты прав потребителей в Российской Федерации активно взаимодействуют все уровни власти, судебные органы, общественные объединения. Уважаемые коллеги-губернаторы, с результатами деятельности этой системы, с её развитием вы можете ежегодно знакомиться в государственных докладах по защите прав потребителей.

Закон, который положил начало формированию системы, принят 25 лет назад, он менялся вместе с изменением объёма, структурой потребления, об этом сегодня говорили, и за четверть века в него было внесено более 230 поправок.

Вместе с тем развивалось и отраслевое законодательство, и законодательство во многих сферах: это финансы, связь, пассажирские перевозки, туризм. Совершенно очевидно, что сегодня это определяет необходимость кодификации потребительских прав.

Важнейшим элементом государственной политики в области защиты прав потребителей является возможность прямого диалога. Мы считаем это очень важным. Сегодня для потребителей открыты все каналы связи – это и личный приём почти в 6,5 сотни консультационных центрах и пунктах, которые организованы на базе учреждений Роспотребнадзора во всех регионах страны, с жалобой можно обратиться по «горячей линии» по телефону, можно обратиться с электронным обращением. Таких жалоб сегодня в общей структуре практически 47 процентов.

Ежегодно только в Роспотребнадзор поступает более 750 тысяч обращений от потребителей. Для сравнения: в 1996 году таких обращений было всего 16 тысяч. На сегодняшний день мы видим, что потребитель учится защищать свои права, и результативность этой работы по информированию, по воспитанию потребителя в этой части есть.

Мы повышаем доступность услуг для граждан. Мы сейчас начали проводить консультации в многофункциональных центрах. Пилотный проект в Новгородской области уже сегодня даёт положительные результаты, и мы будем его тиражировать.

Важную роль в защите прав потребителей играют и общественные объединения. Представители таких объединений находятся с нами в постоянном контакте и в контакте с региональными, местными органами власти. За эти годы мы наладили конструктивное взаимодействие. Общественные организации – неотъемлемая часть системы защиты прав потребителей. Юридическая защита прав потребителей, содействие развитию независимой системы экспертизы качества товаров и услуг, просвещение потребителей – вот только несколько важных направлений их работы. В докладе рабочей группы подробно рассмотрены результаты их деятельности и предложения общественных объединений.

Хочу немного подробнее остановиться на теме обучения потребителей. Более пяти лет успешно реализуется совместный проект Министерства финансов и Роспотребнадзора по повышению финансовой грамотности российских граждан. По итогу на сегодняшний день, в нём приняли участие более 1,5 миллиона студентов и школьников и более 500 тысяч взрослых.

По результатам соцопроса, среди молодёжи рост финансовой грамотности составил 20 процентов. Проект в этом году должен был бы завершиться, но мы считаем необходимым его продолжить. Считаю, что опыт проведения таких проектов можно использовать и при решении новой задачи – повышения цифровой грамотности населения.

Существенная часть полномочий по защите прав потребителей финансовых услуг с 2014 года осуществляется Банком России. Между нашими ведомствами выстроено рабочее взаимодействие. Мы начали работу по анализу договоров в финансовой сфере, определению перечня условий, которые ущемляют права потребителей финансовых услуг. Будем работать в этом направлении и в других сферах, и полагаем, что такой механизм поможет людям понять, когда их пытаются ввести в заблуждение.

С марта 2016 года в интернете заработал информационный ресурс по защите прав потребителей. За неполный год (это результаты на начало марта) в нём отметились и, так скажем, им воспользовались 1,5 миллиона человек. Это находится в важной информации на ресурсе: это и памятки потребителям, и образцы претензий и исковых заявлений, и сведения обо всех обнаруженных Роспотребнадзором некачественных и небезопасных товарах, судебные решения федерального и регионального уровня. Ресурс востребован, и его надо разбивать, дополняя новыми разделами.

Если говорить о том, на что на сегодня в основном жалуются потребители, 56 процентов всех обращений – на услуги и работы, остальное – торговля. Хочу сказать, что при этом более 20 процентов обращений потребителей связаны с качеством, безопасностью и маркировкой товаров. Эта сфера очень непростая. Здесь остро встают вопросы причинения вреда жизни и здоровью потребителей.

Система реагирования на эти угрозы находится на стыке потребительского и санитарно-эпидемиологического законодательства, что позволяет Роспотребнадзору осуществлять поиск, обнаружение и пресечение таких рисков. Работа в этом направлении ведётся активно. Уважаемый Владимир Владимирович, по Вашему поручению в 2016 году разработана и утверждена Стратегия повышения качества пищевой продукции в Российской Федерации – мы начали её реализацию.

Что нам требуется сегодня? Это проактивный, а не реактивный надзор. Речь идёт о надзоре за продукцией в обороте, введении контрольной закупки в практику работы.

Хочу отметить очень активное и эмоциональное обсуждение в обществе на заседаниях рабочей группы вопросов защиты прав потребителей из социально уязвимых слоёв населения. Специальные и преференциальные нормы в защиту таких людей просто необходимы.

Не могу не сказать ещё раз о том, какие риски для потребителей мы видим в связи с наступлением цифровой эпохи и развитием электронной коммерции. Покупатель далеко не всегда понимает, во-первых, кто является продавцом, во-вторых, каким требованиям соответствует товар, который он покупает в сети Интернет, и, в-третьих, на каких условиях заключается договор купли-продажи.

Мы фиксируем рост обращений по вопросам нарушений прав потребителей в интернет-магазинах и сервисах. На наш взгляд, разрешение споров должно быть таким же быстрым и простым, как сама покупка через интернет.

В части регулирования новых форм торговли в сети Интернет наше законодательство существенно уступает европейскому, где однозначно прописана зона ответственности продавцов и посредников.

Важная роль в работе системы защиты прав потребителей отведена судебной системе. Хочу отметить, что в России сегодня уровень специальных судебных процедур защиты прав потребителей соответствует европейскому уровню. Судебная защита потребителей осуществляется быстрее, чем в Европе и Соединённых Штатах.

За последние пять лет практически втрое возросла сумма возмещений потребителям по решению судов за нарушение их прав и составила более 36 миллиардов рублей. В 2016 году судом рассмотрено около 400 тысяч исков, и это хороший результат: люди умеют защищать свои права, и мы активно им в этом помогаем.

Но в процесс недостаточно вовлечены мировые суды. Причина следующая: средняя сумма иска на сегодня составляет 90 тысяч рублей, а максимальный определённый размер исковых требований для рассмотрения в мировом суде – 50 тысяч. Мировые суды ближе всего к потребителям, и было бы логично, чтобы дела по защите их прав рассматривались мировыми судьями.

Очевидно, необходимы изменения в законодательстве. И конечно, задача не в том, чтобы завалить суды делами по защите прав потребителей. Необходимо развивать институт досудебного урегулирования споров, а также регулярно обобщать судебную практику в этой сфере.

С другой стороны, если мы сможем использовать преимущества интернета и создадим онлайн-платформы досудебного урегулирования споров, это пойдёт только на благо потребителям и позволит существенно разгрузить судебную систему. Такая задача тоже стоит.

С переходом в онлайн-режим тесно связанны и проблемы использования личной информации. Сегодня нередко встречаются примеры принуждения к передаче таких сведений продавцу или исполнителю услуг под угрозой отказа от соответствующей сделки. Здесь тоже проактивная работа системы защиты прав потребителей должна быть настроена на пресечение таких обманных практик.

Подчеркну, что проблемы в интернет-пространстве актуальны для многих стран и могут эффективно решаться с учётом международного опыта. Поиск решений по вопросам защиты потребителей в сфере электронной коммерции идёт на многих международных площадках; это и ВТО, и ЮНКТАД, и ОЭСР, и G20, Евразийский экономический союз и Содружество Независимых Государств. Россия непосредственно участвует в этой работе и формирует международную повестку дня по вопросам защиты прав потребителей.

Для взаимодействия со странами Евразийского экономического союза и странами СНГ по инициативе Роспотребнадзора созданы консультативные органы по защите прав потребителей, а в Договор о ЕАЭС по инициативе Российской Федерации включён специальный раздел защиты прав потребителей.

Мы готовы выйти с инициативой создания единого информационного пространства ЕАЭС в интересах потребителей, которые могли бы обеспечить обмен данными о маркировке продукции, о результатах контроля за оборотом товаров, о выявленных нарушениях технических регламентов и ещё многое, что защитит потребителя.

Рабочая группа отметила необходимость разработки стратегии. Направлений развития системы защиты прав потребителей на новом этапе развития общества много. Их надо объединить, скоординировать работу всех звеньев: органов власти, общественных объединений, судебной системы.

Со своей стороны хочу сказать, что основу стратегии должны составлять базовые идеи пересмотренных руководящих принципов Организации Объединённых Наций, это принципы по защите интересов потребителей, и они были приняты на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций при Вашем, Владимир Владимирович, участии. Считаю, что это станет важным этапом развития всей национальной системы защиты прав потребителей в Российской Федерации.

В.Путин: Спасибо большое.

Эльвира Сахипзадовна, попросил бы некоторые вещи прокомментировать. Пожалуйста.

Э.Набиуллина: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я в своём выступлении остановлюсь на некоторых важных вопросах защиты прав потребителей в сфере финансовых услуг.

О теме микрофинансирования. Банк России начал регулировать микрофинансовую организацию чуть более трёх лет назад, и мы сразу приступили к очистке рынка. За это время из государственного реестра исключено 5,5 тысячи микрофинансовых организаций, около трёх тысяч за разного рода нарушений, недобросовестной практики. Сейчас на рынке чуть меньше 2,5 тысячи организаций работает.

Одновременно законодательными органами была проведена большая работа по ведению адекватного регулирования рынка микрофинансирования и защиты прав потребителей микрофинансовых услуг.

В 2014 году вступил в силу важнейший закон о потребительском кредите, и он установил целый ряд специальных норм по защите прав потребителей, таких как ограничение полной стоимости кредита, ограничение предельного размера штрафов и пеней, требования к форме договора.

С марта этого года, буквально недавно, микрофинансовые организации были разделены на два типа, на два вида: микрофинансовые компании и микрокредитные компании. В отношении микрофинансовых компаний – их сейчас из более чем 2400 всего 19 попали в эту категорию, к ним установлены требования по капиталу, не менее 70 миллионов рублей, и введены дополнительные экономические нормативы, и по уровню регулирования они сейчас уже приближаются к банковскому сектору.

При этом только этим организациям, достаточно крупным, законодательно разрешено осуществлять выдачу небольших займов дистанционно, через интернет. Микрокредитным компаниям, но с маленьким капиталом мы запретили привлекать денежные средства физических лиц и снизили предельную сумму микрозайма гражданам с миллиона до 500 тысяч рублей, также ограничив дистанционно выдачу займов.

В отдельную категорию отнесено предпринимательское финансирование. Увеличены суммы микрозайма для малого бизнеса до трёх миллионов рублей. Сейчас около 75 процентов микрозаймов такие предпринимательские микрофинансовые организации предоставляют малому и среднему бизнесу в основном в рамках государственных программ и по невысоким ставкам, по 7–8 процентов.

Помимо кредитования малого бизнеса микрофинансовые организации предоставляют и такой продукт гражданам, как займы до зарплаты. Как правило, за этими займами обращаются те, кто не смог получить кредит в банке.

Ставки по займам до зарплаты мы, по закону, публикуем в процентах годовых, чтобы можно было сравнивать их со ставками по банковским кредитам. И при таком пересчёте ставки по микрозаймам выглядят несравненно выше банковских, Вы уже называли цифры. Средняя цифра сейчас – 599 процентов.

При этом, если посмотреть на сами займы до зарплаты, как Вы уже сказали, средняя сумма этого займа семь тысяч, и в среднем он выдаётся на семь дней. Если вовремя заём возвращается, то процент за это время не очень большой – 11, 5 процента.

Высокие ставки объясняются тем, что эти займы обычно даются без проверки клиента, очень быстро, и микрофинансовые организации берут большие риски невозврата и закладывают в эти проценты.

Проблемы возникают не тогда, когда человек очень короткий период пользуется этим займом, а когда он не может вернуть эти деньги. И в основном, так как их берут те, кому не хватает до зарплаты, вероятность этого невозврата, конечно, очень большая.

Человек берёт деньги на несколько дней, а получается, что не может вернуть, становится заложником постоянно растущего долга. И конечно, 600 процентов в год никто не в состоянии платить, безусловно.

Поэтому в отношении этих займов до зарплаты, как связанных с повышенным социальным риском, были приняты дополнительные меры. По инициативе Банка России и Совета Федерации изменения законодательства сейчас ограничили предельную долговую нагрузку на заёмщика.

С 1 января этого года по краткосрочным потребительским займам ограничено начисление процентов – не более трёхкратного размера суммы займа вне зависимости от фактической длительности его использования. А в случае, если человек не может обслуживать заём и возникла просрочка, начисленные проценты вместе с пенями и штрафами не могут превысить двукратного размера остатка задолженности по займу.

Это означает, что если человек взял заём в сумме пять тысяч рублей и не смог вовремя его вернуть, то ни при каких условиях сумма долга по процентам (пеням, штрафам) не превысит 10 тысяч рублей. Мы считаем, что после анализа практики (потому что норма сейчас начала действовать) можно и дальше снижать этот предел.

Одновременно эта мера приведёт к тому, что микрофинансовые компании начнут более качественно оценивать кредитоспособность клиента, поскольку у них неё будет возможности зарабатывать на просрочке, на штрафах и пенях. Это, в свою очередь, должно снизить кредитные риски и уменьшить процентные ставки.

Мы анализируем поступающие в Банк России обращения, звонки, информацию и видим, что постепенно (надеемся, что эта тенденция продолжится) неудовлетворённость потребителей начинает снижаться. В I квартале 2017 года поступило 3100 жалоб на микрофинансовые организации, это на 22 процента меньше, чем в IV квартале прошлого года.

В прошлом году наибольшие жалобы на микрофинансовые организации были связаны (44 процента) с взысканием задолженности, но с 1 января этого года вступил в силу закон о коллекторской деятельности, который урегулировал эти отношения, и теперь на первое место выходит вопрос исполнения этого закона. Со Службой судебных приставов, которая контролирует исполнение закона, мы договорились о совместных действиях в этой сфере.

Иногда раздаются голоса: давайте запретим микрофинансовые организации. Но к чему это может привести? Люди, которым не хватает денег до зарплаты, попадут в руки «чёрных» нелегальных кредиторов, которые никак не регулируются. Работая с жалобами, мы видим, что значительная часть касается именно нелегальных кредиторов.

Называя себя микрофинансовыми организациями, они не состоят ни в каких наших госреестрах, но ведут нелегальную деятельность. Около двух лет назад была запрещена реклама такого рода микрофинансовых организаций, но они умудряются зазывать граждан через объявления на заборах, на асфальте.

Работа по выявлению, пресечению нелегальной деятельности сейчас ведётся активно, в первую очередь Генеральной прокуратурой, с которой мы тесно взаимодействуем, но масштаб проблемы пока остаётся довольно заметным. Мы договорились особое внимание уделять тому, как это происходит в регионах.

В прошлом году Банк России направил информацию в отношении почти 1400 различных организаций, которые подозревались, были признаки такой нелегальной деятельности по предоставлению кредитов.

Что ещё опасно? Деятельность подобных компаний связана не только с потребительским кредитованием, но и с ипотечным кредитованием. Зачастую мошенники пользуются схемами предоставления займов под залог квартиры в целях завладения жильём, и, пока финансовая грамотность невысокая, наши доверчивые граждане попадаются в эти мошеннические схемы.

Здесь помимо регулирования легальной деятельности (я уже говорила, там и нормативы есть, и требования к капиталу), конечно, нужно усилить ответственность за нелегальную деятельность нелегальных кредиторов. Сейчас эта ответственность невысокая: за нелегальную деятельность по предоставлению займов юридическими лицами административная ответственность составляет от 200 до 500 тысяч рублей, для физических лиц – 20–50 тысяч рублей.

А если есть также ответственность за нарушение законодательства о рекламе, которая запрещена официально, там ответственность ещё меньше: для граждан – 2–2,5 тысячи рублей, для юридических лиц – 100–500 тысяч рублей. Зарабатывают они, конечно, на этих услугах гораздо больше. И до сих пор мы видим рекламу нелегальных кредиторов в региональных средствах массовой информации.

На наш взгляд, размер штрафов за повторное нарушение должен быть повышен как минимум в четыре-пять раз, а также дополнен административным приостановлением деятельности юридических лиц в случае повторения таких нарушений.

Ещё одна, на наш взгляд, назревшая мера – это лишение нелегальных кредиторов права требовать в судебном порядке исполнения заёмщиком обязательств по договору займа. Сейчас доходит до абсурда, когда нелегальный кредитор через суд взыскивает долг, потому что есть договор, но, по сути дела, эта деятельность нелегальная.

И ещё одно направление, которое мы прорабатываем, в соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, – это ограничить максимальный долг по кредитам к доходам заёмщика. То есть у нас сейчас в силу низкой финансовой грамотности люди берут гораздо больше кредитов и долгов, чем могут позволить обслуживать их доходы.

В некоторых странах есть такой инструмент: отношение долга к доходам заёмщика. Нам, конечно, его не очень легко администрировать с точки зрения выявления всех реальных доходов. Но мы изучаем опыт других стран. Всё-таки, на наш взгляд, нужно вводить эти элементы и ограничивать долговую нагрузку на граждан.

Многие граждане, которые не обладают специальными знаниями, часто идут на рынок ценных бумаг и становятся невольными жертвами продажи им сложных финансовых инструментов: форексов, деривативов, разных производных, сути которых они не понимают. Это приводит и к их убыткам, и к недоверию к финансовому рынку – они перестанут пользоваться финансовыми продуктами.

Чтобы исправить ситуацию, сейчас Центральный банк подготовил предложения по регулированию доступа розничных инвесторов на рынок ценных бумаг в зависимости от уровня их квалификации и благосостояния для того, чтобы каждой категории инвесторов были установлены особенности совершения операций с различными финансовыми инструментами. После обсуждения, мы надеемся, что и Правительство, и Государственная Дума поддержат эту инициативу.

В целом направление финансовой грамотности – очень важное направление. Министерство финансов активно этим занимается. У нас есть своя программа. Мы сейчас готовим совместные действия. Это, конечно, важнейшее направление.

Буквально несколько слов ещё о трёх темах коротко, если можно.

Тема финансового уполномоченного. Она давно обсуждается, что назрела необходимость иметь специальную процедуру досудебного рассмотрения споров в финансовой сфере. Такой законопроект уже подготовлен. Мы предлагаем его всё-таки поэтапно вводить как обязательный – сначала для ОСАГО, где темы очень острые, потом для микрофинансовых организаций и дальше уже для банковской системы. На наш взгляд, этот инструмент также может повысить оперативность рассмотрения конфликтных ситуаций, повысить степень защиты прав потребителей.

В связи с развитием инновационных технологий больше услуг предоставляется с использованием интернета. Здесь очень важно также защищать права потребителей финансовых услуг. У нас в Банке России создан специальный центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере.

Мы обмениваемся информацией с правоохранительными органами, организуем блокировку сайтов, которые содержат противоправный контент и которые используются для несанкционированного доступа в информационные системы третьих лиц.

Но пока это работает только в российском сегменте интернета, а часто такого рода операции проводятся и вне российского сегмента. Поэтому, на наш взгляд, нужно рассмотреть возможности оперативного блокирования доступа к доменам и сайтам за пределами российского сегмента.

И последняя тема, которая, на наш взгляд, очень важная, и она поднимается в сегодняшнем докладе – защита прав и повышение финансовой доступности для инвалидов, маломобильных групп граждан и для пожилого населения. Речь идёт о том, чтобы была и физическая доступность офисов финансовых организаций, но и меры по доступности дистанционных финансовых услуг, в том числе ликвидация дискриминации, когда стоимость финансовых услуг завышается или отказывается в её получении людям с ограниченными возможностями.

Мы создали специальную рабочую группу с Министерством труда и с объединениями, которые представляют инвалидов для того, чтобы выработать решение. Очень активно работаем с Роспотребнадзором, потому что у нас здесь есть единые полномочия, и приоритетные темы финансовой сферы сейчас в наших планах.

У нас есть специальные подразделения, действительно есть инструменты. Мы надеемся, что с применением этих мер, с повышением финансовой грамотности защита прав потребителей на рынке финансовых услуг улучшится.

В.Путин: Спасибо большое.

«Общественная потребительская инициатива», Олег Владимирович, прошу Вас. Пожалуйста.

О.Павлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники!

В последнее время действительно принято говорить о вызовах, которые возникают перед обществом и государством в цифровую эпоху. Как общественная организация по защите прав потребителей мы также ежедневно сталкиваемся с подобными вызовами: это и нарушения прав потребителей в электронной коммерции, и деятельность трансграничных компаний, которые считают, что наличие электронных торговых площадок позволяет им игнорировать отечественное законодательство, и разного рода мошенничество в сети Интернет.

Например, недавно мы провели исследование на рынке интернет-торговли, которое показало, что каждая десятая компания скрывает свои реквизиты или указывает сознательно недостоверные сведения. Парадокс в том, что, скрыв юридический и фактический адрес, компания становится фактически недоступна для правоохранительных органов, что крайне затрудняет защиту и восстановление прав потребителей, а отсутствие инструментов оперативного пресечения такой противоправной деятельности интернет-компаний только усугубляет ситуацию.

Вместе с этим мы убеждены, что те технологии, которые позволяют развивать бизнес в новых сферах и иногда способствуют появлению не вполне добросовестных практик, – эти же самые технологии могут не менее успешно использоваться для защиты потребителей. Полагаем, что пришло время говорить об установлении не только организационных, но и технических требований к компаниям, которые работают на потребительском рынке, реализуют товары и услуги через интернет. В числе таких требований как минимум должно быть указание на сайтах полных реквизитов, включая ИНН, ОГРН. Причём реквизиты могут загружаться напрямую из реестров юрлиц и предпринимателей в строго определённый раздел сайта, что не оставит место махинациям и злоупотреблениям.

Не менее важна регистрация домена, который используется для предпринимательской деятельности, строго на соответствующего хозяйствующего субъекта, а не на сторонних физических лиц, как это зачастую сейчас происходит.

В целом, поскольку речь идёт о порядке предоставления определённого объёма информации, такие положения легко соблюдать и не менее легко проверять, причём контрольные процедуры могут быть автоматизированы и выполнены программными средствами, что исключает субъективность оценки при надзоре и не требует увеличения штата проверяющих органов.

Отдельно хочется отметить, что с учётом уровня развития технологий и проникновения мобильного интернета весь комплекс сведений, которые собираются органами государственного надзора, общественными организациями, позволяет уже сейчас организовать защиту потребителя в режиме реального времени. О найденном ресурсе под эгидой Роспотребнадзора может аккумулироваться информация о результатах государственных контрольных мероприятий, исследования общественных организаций по качеству товаров и услуг – с возможностью круглосуточного доступа через интернет, в том числе через мобильные приложения. Уже сейчас свободный доступ к рейтингам и исследованиям нашей организации по нарушениям на рынке электронной коммерции, по недобросовестной рекламе, к консультациям по правам потребителя организован в автоматическом режиме через популярный мессенджер.

То есть мы в состоянии одновременно обрабатывать неограниченное количество запросов в любое время дня и ночи, причём мы готовы совместными усилиями расширять каналы коммуникаций, масштабировать данные решения на все сферы потребительского рынка.

Как показывает наш опыт, публикация разного рода рейтингов и исследований, основанных на анализе нарушений компаний, не только даёт ясные ориентиры потребителям, но и позволяет, выступает сдерживающим фактором профилактики, который влияет на недобросовестное поведение. В информационном обществе не столько важен штраф, сколько своевременно и широко информирование потребителя о недобросовестных практиках.

Очевидно также, что назрела потребность формирований на базе такого ресурса зоны безопасных покупок, куда будут допускаться компании, соответствующие всем обязательным требованиям законодательства, и где потребитель сможет не только безопасно выбирать товар или услугу, но и, как упоминалось, разрешать в судебном порядке возникающие споры.

Мы не раз отмечали достоинства нашего законодательства в защите прав потребителей, и особенно значимо то, что Роспотребнадзор отслеживает актуальные тенденции и предлагает точечные поправки для защиты современного потребителя. Речь, в частности, об определении прав и обязанностей так называемых агрегаторов товаров и услуг: это сервисы, подобные «Яндекс-маркету», «Тумблер», и прочие. Выступая своего рода зонтичным брендом для множества предпринимателей, они, к сожалению, предъявляют очень невысокие требования к допускаемым на свои площадки игрокам, что приводит к многочисленным нарушениям прав потребителей. Соответствующий законопроект уже находится на рассмотрении в Госдуме, и, мы надеемся, он будет принят в ближайшее время.

Логичным продолжением данной инициативы должен стать механизм внесудебной блокировки сайтов и сервисов нарушителей. Отсутствие порога для входа на рынок электронной коммерции должно компенсироваться возможностью оперативного пресечения противоправной деятельности на этом рынке, при том что все требования к компаниям уже сейчас понятны, прозрачны и легки для исполнения.

Назрела также необходимость введения института коллективных исков. Нарушения в электронной коммерции и в других сферах зачастую носит массовый характер, и государственным органам, и общественным объединениям было бы проще и эффективнее защищать потребителей в рамках единого процесса, к которому могли бы присоединяться пострадавшие граждане без необходимости составления сложных документов и несения каких-либо издержек. Это также существенно снизит нагрузку на судебную систему, потому что, как известно, напомним, за последние два года число исков о защите прав потребителей приблизилось к миллиону.

В завершение хотим заметить, что за каждым нашим предложением стоит проработанная программа мероприятий, и мы надеемся на поддержку данных инициатив и подтверждаем готовность принять самое активное участие в их реализации.

В.Путин: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хотел бы добавить? Прошу Вас.

Продолжение следует.

М.Протасов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Возвращаясь к товарному рынку и к информированию потребителей. Как Вы знаете и как упомянуто в представленном сегодня докладе, менее двух лет назад по инициативе Минпромторга Правительством страны создан новый для России институт, аналоги которого существуют более чем в 30 странах мира, – Роскачество.

Мы проводим уникальные сравнительные испытания качества товаров как российского, так и импортного происхождения, присутствующих на полках наших магазинов. Исследования Роскачества проходят в лучших лабораториях страны, а их результаты беспристрастно и, главное, понятным для каждого потребителя языком доводятся до наших граждан.

Как я сказал ранее, аналогичные организации в других странах обладают высочайшим уровнем доверия общества и из поколения в поколение формируют слой просвещённых и грамотных потребителей.

Очень важно, что уже сейчас более одного миллиона россиян в месяц, посещающих наш портал, группы в социальных сетях, принимают свои потребительские решения на основании понятной и подробной информации и рекомендаций, которые Роскачество даёт им.

Кроме того, мы возродили государственный знак качества, который выдаётся лучшим российским товарам, выявленным по итогам исследований. Образ знака, дизайн знака выбирался на основании народного голосования, и, наверное, поэтому неудивительно, что он очень похож на знак качества времен Советского Союза, который все присутствующие точно помнят.

Уровень узнаваемости этого знака за неполные два года достиг 26 процентов населения страны, знак знают около 30 миллионов россиян. А уровень доверия к знаку превышает 70 процентов. А лучший показатель доверия потребителей, как мы понимаем, это рост продаж товаров, заслуживших этот знак, в среднем на 35 процентов в прошедшем, 2016 году.

Многие субъекты Федерации уже включились во взаимодействие с Роскачеством, во–первых, для того чтобы жители регионов активнее пользовались созданным нами потребительским навигатором, повышали свою потребительскую грамотность, избегали рисков при приобретении товаров, ну и, конечно, выбирали лучшее.

Во-вторых, конечно, чтобы выдвигать лучшие региональные товары каждого из субъектов на соискание государственного знака качества.

Владимир Владимирович, пользуясь площадкой президиума Госсовета, просил бы отразить в протокольном решении поручение на активизацию работы с Роскачеством со стороны субъектов Федерации, в том числе и в рамках реализации региональных программ по защите прав потребителей, упомянутых Вами во вступительной речи. Просил бы поддержать это предложение.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, ещё. Прошу.

Д.Янин: Добрый день, Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума!

Наш Госсовет для защитников прав потребителей – достаточно значимое событие. Пять лет назад он был в Саранске. Честно могу сказать, для нас каждое поручение, которое выходит по итогам Госсовета, значимо. Могу сказать, что буквально на прошлой неделе одно из поручений предыдущего Госсовета реально закрыто – Россия присоединилась к Монреальской конвенции по правам авиапассажиров. Мы надеемся, что те поручения, которые будут даны по этому Госсовету, будут выполнены, конечно, хотелось бы, не в такие длительные сроки.

Были сделаны ошибки. На прошлом Госсовете как раз мы поднимали тему банкротства физических лиц, законодательство о банкротстве. Правительство честно выполнило решения президиума. Закон был внесён в 2012 году, несколько лет он пролежал в Думе, приняли его. Сейчас на этом Госсовете мы бы предложили этот законопроект поправить.

Мы знаем, что Минэкономики сейчас ведёт работу, для того чтобы сделать эту процедуру не 70 тысяч рублей, потому что сейчас банкрот – человек, который закредитовался, – должен потратить на процедуру 70 тысяч рублей. С учётом публикации в одной деловой газете, хотя можно обойтись онлайн-публикацией, с учётом гонорара финансового управляющего, мы считаем, что 700 тысячам граждан, а именно столько у нас сейчас, по данным НБКИ, Бюро кредитных историй, которое как рентген видит, что происходит с заёмщиками, – 700 тысяч у нас потенциальных банкротов… К процедуре приблизились 40 тысяч. То есть 95 процентов тех, кто в долгах, близко не подходит.

Поэтому, если можно, мы бы попросили дать поручение Правительству, соответственно, тут ключевая роль Минэко, побыстрее предложить поправки, которые упростят эту процедуру, которая занимает девять месяцев, и сделают её дешевле.

Второй момент – вопиющие вещи в страховании. Мы благодаря взаимодействию с Минфином, проектом Всемирного банка оцениваем правила страхования. Когда читаешь правила страхования, ужасаешься. Например, практически все российские страховые компании не считают страховым случаем все вещи, связанные с ВИЧ–инфекцией.

Просто если у заёмщика находится ВИЧ–инфекция, правила страхования говорят: не получишь страховку. Некоторые страховые компании наказывают заёмщиков за роды. Если мама, взявшая кредит, попадает под серьёзное вмешательство, потеряла здоровье, – это основание для лишения выплаты. Хронические заболевания.

То есть, если мы посмотрим все эти изъятия, мы увидим, как страховые компании зарабатывают на том, что люди не читают эти договоры, а уйти из банка без страховки невозможно. То есть это самый прибыльный вид страхования.

У страховых из банков остаётся 90 процентов собираемых денег. Здесь ОСАГО и рядом не стояло по доходности. То есть все эти гонорары акционерам и выплаты формируются за счёт дискриминации заёмщиков.

Мы бы хотели, чтобы мы внимательно вместе с регулятором вчитались в эти правила и выкинули оттуда всё, что касается дискриминации.

И последний момент – по поводу ростовщичества. Патриарх назвал 26 января это мироедством. Он назвал микрофинансовые организации мироедами, пришел в Думу и сказал. Потому что, конечно, 799 процентов годовых как легальная ставка запредельна. Мы бы всё–таки обратились к Центральному банку с предложением более активно повлиять на уровень ставок, которые существуют по микрозаймам.

В Англии, например, если ты дал 100 фунтов, более 100 фунтов взыскать не можешь. И получается стопроцентная рентабельность в принципе. Вот у тебя горизонт: 100 дал, 100 взял, и плюс годовая ставка 0,8 в день. У нас получается почти три процента. Это легальная ставка, по которой можно кредитовать. Всё–таки это шесть миллионов заёмщиков.

Это не цифры, это рынок, который достаточно быстро растёт, банковский рынок падает, микрофинансисты растут. По сути, это действительно конторы, которые появляются легально. Это не проблема нелегального рынка. Это легальный рынок, который ровно работает по механизмам, которые были в 90–е годы, когда эти два процента в день были у бандитов. Мы просто легализовали то, что в 90–е годы было бандитизмом.

Поэтому давайте всё–таки посмотрим, насколько такие токсичные финансовые продукты нужны, что они дают потребителю. И нельзя ли как-то этот продукт вывести из оборота, как мы вывели, например, отравленную воду, колбасу непонятную? Это всё запрещено. Почему финансовые продукты у нас остаются легальными и недорегулированными? А по сути, они более опасные, чем многие продукты питания.

В.Путин: Дмитрий Дмитриевич, Спасибо.

Прошу Вас.

П.Шелищ: Уважаемый господин Президент! Уважаемые участники заседания!

Из очень содержательного доклада, подготовленного к этому заседанию, видно, как много сделано во многом благодаря работе Роспотребнадзора. Однако нерешённых вопросов также немало, и жизнь постоянно ставит новые. Буду говорить о тех, которые мы считаем самыми актуальными для потребителей и для защитников их прав.

На первое место я бы поставил массовое неисполнение судебных решений в пользу потребителей, чего не было ещё лет семь-восемь назад.

Судебные решения 85 процентов случаев выносятся в пользу потребителей. Официальной статистики их исполнения нет, но по опыту Союза потребителей России, организации которого в регионах ведут один процент всех судебных дел, половину решений не удаётся исполнить. Недобросовестные предприниматели научились уклоняться, исполнительная система с этим не борется, потребительские дела для неё мелки и неприоритетны.

Это бьёт не только по потребителям, но и по добросовестному бизнесу, и по престижу государства, это бьёт и по общественным объединениям потребителей, подрывая источники средств их существования, заложенные в законе. Это половина судебного штрафа за отказ ответчика добровольно удовлетворить законные требования потребителя и возмещение судебных расходов. Это резко сокращает наши возможности бесплатно помогать самым нуждающимся, ради чего мы, собственно, и создавались ещё в конце 90–х годов и в чём видим свою общественную миссию.

Хуже всего то, что эта ситуация до сих пор не привлекла внимание на уровне, необходимом для её решения. А это свидетельствует о слабости нашего потребителя.

Вряд ли можно себе представить, чтобы неисполнение половины судебных решений по спорам между предпринимателями долго оставалось незамеченным. Мощные предпринимательские союзы, уполномоченные по защите прав предпринимателей, механизм ОРВ властных решений на интересы бизнеса – весь этот арсенал такого бы не позволил.

Потребитель же на рынке – слабая сторона. И если государству не удаётся компенсировать эту слабость, рынок деформируется, недобросовестные предприниматели, экономя за счёт обмана потребителей, вытесняют добросовестных, ослабляя конкурентоспособность нашей экономики.

Поэтому мы призываем усилить позицию потребителей механизмами, аналогичными тем, которые эффективно работают на защиту интересов предпринимателей.

Нас также не может не беспокоить, что за последние шесть лет число потребительских исков удвоилось. Этому способствовала и позиция Верховного Суда, переориентировавшего судебные штрафы, по закону предназначающиеся общественным объединениям и органам местного самоуправления, защищающим в судах потребителей, на самих потребителей, что дополнительно стимулирует недобросовестных юристов втягивать их в судебные тяжбы, не пытаясь решить вопрос в претензионном порядке.

В результате растут сроки рассмотрения дел, снижается качество. Могу сказать, по официальной статистике, каждый год в суды поступает на 25–30 процентов больше исков, чем рассматривается дел. Понятно, что всё это накапливается и сказывается на качестве судебной работы, и растут издержки в государственном правосудии.

Надо срочно развивать альтернативу судам, то есть третейские механизмы решения споров. Но это тоже требует наличия у потребителей сильного и надёжного представительства.

Мы просим также, чтобы Верховный Суд пересмотрел свои решения, лишающие общественников самых правильных источников средств к существованию, то есть предназначенные им законом части штрафов по выигранным искам и возмещение судебных расходов.

Хотел бы ещё сказать, что у нас есть проблема отсутствия системного представительства интересов потребителей перед органами власти. Предприниматели у нас намного сильнее потребителей не только за счёт большей компетентности и экономических возможностей, но и благодаря систематической публичной демонстрации: внимание Президента, Правительства, губернаторов к их интересам, представляемым их союзами.

Мы не ревнуем, поскольку нерешённые проблемы предпринимателей неизбежно оборачиваются проблемами для потребителей. Однако среди неотъемлемых прав потребителей, сформулированных более полувека назад ещё Джоном Кеннеди, есть право быть услышанным.

И нам хотелось бы, чтобы Президент время от времени встречался и с руководителями потребительских союзов. Надеюсь, увидев такое, к нам придут молодые юристы, другие специалисты, которых нам остро не хватает. То, что начиналось в конце 90–х, к сожалению, сейчас становится во всё более сложном состоянии.

Чтобы решить актуальные задачи, их сначала надо таковыми признать. Мы очень надеемся, что сегодняшнее заседание поможет в этом. Просим Вас, уважаемый господин Президент, дать поручение на разработку национальной программы поддержки потребителей, в процессе которой, уверен, мы найдём правильные решения.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Трудно не согласиться с Петром Борисовичем, что на рынке, конечно, потребитель находится в сложном положении, сложнее, чем все другие участники. И правда, у нас большое – в общем, дай бог им здоровья, – хорошее лобби предпринимателей, мощные объединения. Действительно, мы с ними регулярно, просто на регулярной основе работаем.

Это и оправданно, потому что нам нужно создать благоприятные условия для работы бизнеса. Но не менее важно, конечно, обсуждать и принимать своевременные решения, как мы, надеюсь, сегодня это с вами сделаем, в защиту интересов потребителей. Это совершенно очевидно.

У нас есть проект перечня поручений президиума Госсовета. Здесь вроде учли всё, о чём мы сейчас говорили. Это и совершенствование нормативной базы, это и особое внимание к особо уязвимым категориям наших граждан, имеются в виду потребители – инвалиды, люди пожилого возраста, дети. Здесь и развитие государственных информационных ресурсов, и досудебное урегулирование споров, конечно, в отношении обеспечения тоже идёт речь.

Некоторые вещи требуют, конечно, доработки. Нужно понять, что такое административный штраф за повторные нарушения и административное приостановление деятельности для юрлиц, нелегально осуществляющих деятельность по предоставлению потребительских займов. Мне кажется, здесь нужно ужесточать просто требования. Это должно быть заметное ужесточение.

Конечно, рекомендации и судебной системе, хотя здесь мы должны действовать очень аккуратно, имея в виду независимость судебной системы как таковой, как отдельной ветви власти в Российской Федерации.

Мы постараемся учесть и те замечания, которые прозвучали в ходе нашего сегодняшнего обсуждения. Думаю, что они – они были и у Дмитрия Дмитриевича, и у Петра Борисовича – правильные, своевременные и очень конкретные.

Хочу поблагодарить рабочую группу президиума Госсовета за то, что вы эту работу проделали. Она очень своевременна, востребована и, в общем, проработана, мне кажется, коллегами, достаточно подробно.

Всех вас благодарю за внимание, за совместную работу. И постараемся сделать так, как и предлагает Пётр Борисович: выстроить систему взаимодействия на уровне Правительства и субъектов Федерации. Кстати говоря, в проекте поручений говорится и об этом – о том, чтобы выстроить соответствующую систему работы на уровне субъектов Российской Федерации.

Благодарю вас.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154358 Владимир Путин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142351 Юнус-Бек Евкуров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юнус-Бек Баматгиреевич, мы с Вами недавно относительно встречались на заседании нашей комиссии по Северному Кавказу. Договаривались, что встретимся, обсудим текущую ситуацию в Республике Ингушетия.

Хотел бы начать с результатов, которые были достигнуты по итогам прошлого года, с выходом на новые проекты (позволяющие создавать новые рабочие места, решать социальные задачи), которые появились на территории республики за последнее время. Расскажите об этом.

Ю.-Б.Евкуров: Мы по итогам 2016 года (в принципе так же, как и в 2015 году) достигли хороших, положительных результатов. И по индексу промышленного производства хороший процент, и по индексу сельхозпроизводства мы на некоторых позициях стоим по темпам роста и в десятке, и в пятёрке регионов России. И по собственным доходам мы снижаем дотационность субъекта, даже с учётом тяжёлого положения. И самое главное – сокращение безработицы.

Есть ряд проектов, которым Вы уделяли особое внимание.

Д.Медведев: Я один из производственных объектов смотрел у вас, он произвёл на меня очень хорошее впечатление.

Ю.-Б.Евкуров: Мы буквально 14-го апреля с участием Олега Евгеньевича Белавенцева и Дениса Валентиновича Мантурова открыли ряд предприятий. Три предприятия в один день, которые создают большое количество рабочих мест.

Это в первую очередь швейная фабрика, швейное производство. На втором этапе это до 700 рабочих мест – хороший проект.

Второе предприятие – завод энергосберегающих ламп в Малгобеке. На полную мощность он выходит через полтора-два месяца. Мы нашли взаимопонимание с «Ростехом», они забирают к себе в холдинг это предприятие. Такая помощь республике. Там тоже – до 200 рабочих мест.

Третье предприятие (с участием Фонда поддержки промышленности) – по производству радиаторных батарей из алюминиевых профилей. Открыли его на прошлой неделе. Этот проект полностью тоже под импортозамещение, порядка 20% импорта этого направления будет делаться на этом заводе. Более 3 млн штук. 25% спроса это предприятие будет покрывать по стране в целом. Уже есть заказы на сегодня.

Дмитрий Анатольевич, и ещё один из злободневных вопросов. Просьба к Вам (Ольга Юрьевна Голодец поддержала, Вероника Игоревна Скворцова поддержала): нужны многопрофильная больница и психоневрологический диспансер.

Д.Медведев: Давайте обсудим все социальные вопросы отдельно. А то, что новые объекты появились, которые создают рабочие места, я считаю, очень полезно для Ингушетии. Потому что так получилось, что безработица является одной из ключевых проблем в республике. И появление новых производств (причём это уже современные рабочие места, высокотехнологичные рабочие места, с нормальной зарплатой), надеюсь, будет способствовать решению этой важнейшей социальной проблемы.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142351 Юнус-Бек Евкуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142340 Дмитрий Медведев

Совещание c вице-премьерами.

В повестке: об утверждении перечня государств, для граждан которых устанавливается упрощённый порядок въезда в Россию через пункты пропуска свободного порта Владивосток; о требованиях к антитеррористической защищённости гостиниц; об уточнении полномочий органов исполнительной власти в сфере госзакупок.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Послезавтра у нас отчёт Правительства в Государственной Думе за 2016 год. Нам с вами приходилось принимать очень непростые решения в прошлом году, искать компромисс между потребностями и нашими финансовыми возможностями. Многое получилось, кое-что точно не получилось. Но главное, чего мы добились, – спад экономики практически прекратился, созданы условия для возобновления роста, и это главный итог той работы, о которой я расскажу депутатам.

Практика такая уже девять лет существует, я когда-то её начинал. И она доказала эффективность такого диалога с Государственной Думой, сделала Правительство более открытым и понятным для наших коллег-депутатов, а стало быть, и вообще для граждан нашей страны. Мы с вами ещё поговорим по самому формату работы с Государственной Думой, а также по предложениям в документ, в отчёт.

Теперь к текущим делам. Мы активно формируем на Дальнем Востоке современную инфраструктуру, создаём специальные режимы. В марте принят закон о посещении свободного порта Владивосток.

На днях я утвердил перечень стран, граждане которых смогут воспользоваться льготным режимом. Предпринимателям и туристам не нужно будет проходить традиционную процедуру получения российских виз, достаточно будет внести свои данные на специальном сайте в интернете. Внедрение этой опции, этой возможности будет способствовать повышению инвестиционной и туристической привлекательности Дальнего Востока. Уверен, что туда будет приезжать больше туристов, а регионы получат больше денег.

Список включает 18 государств из различных регионов. По понятным причинам – на принципе взаимности. Не потому, что эти государства ближе или дальше, а именно принцип взаимности действует: с теми, кто к нам готов с таким же подходом обратиться, мы, соответственно, заключаем двусторонние соглашения о безвизовых поездках.

Теперь к нашим внутренним задачам. Одна из важнейших задач касается безопасности, и не только из-за трагических событий, которые были совсем недавно, к сожалению, и в нашей стране, в Санкт-Петербурге, и в Европе, и в Египте, но и применительно к подготовке к будущим мероприятиям. Вопросы безопасности вышли на передний план. Особенно важно уделять внимание большим скоплениям людей, где обычно стараются появиться террористы. Тем более что у нас в будущем намечается ряд крупных международных соревнований, включая Кубок конфедераций, чемпионат мира по футболу и зимнюю Универсиаду в Красноярске в 2019 году – три больших мероприятия. Я подписал постановление, которое определяет требования к защищённости гостиниц от возможных террористических угроз и, стало быть, определяет, как работать на этих объектах и смежных объектах. Утверждены формы паспорта безопасности этих объектов. Виталий Леонтьевич (обращаясь к В.Мутко), Вы и спорт курируете, и вопросы туризма. Пожалуйста, несколько слов скажите об этом.

В.Мутко: Дмитрий Анатольевич, постановление принято во исполнение соответствующего закона о противодействии терроризму. Надо отметить, что это постановление конкретизирует ответственность и защищает граждан, которые будут пользоваться услугами размещения.

Сегодня у нас около 21 тыс. таких мест размещения общей ёмкостью более 7,5 млн человек (единовременного размещения). В прошлом году около 49 млн воспользовались этими услугами.

До сегодняшнего дня в принципе эта работа уже велась, и, конечно, каждая гостиница отвечала определённым требованиям в вопросах безопасности от проектирования до строительства. Но данное постановление конкретизирует, ужесточает ответственность, вводит требования к паспорту безопасности (это впервые). Вводится требование к технической оснащённости объектов, вводится понятие категорийности (четыре категории – по степени предполагаемого ущерба и по возможности размещения, количеству мест – первая, вторая, третья и четвёртая). Всё конкретно технически расписано, введены понятия, требования к паспорту безопасности, порядку составления, получения этого паспорта.

По объектам чемпионата мира как спортивным местам размещения мы ввели дополнительные меры. Они определены и усилены соответствующим законом и концепцией безопасности. Конечно, и периметры там более серьёзные, усиленные требования к безопасности. Мы ввели, вы знаете, идентификационное удостоверение – Fan ID, паспорт болельщика.

Так что в целом сейчас эта работа разворачивается. Постановление конкретное, и все нормы перенесены в соответствующие документы, такие как классификационные требования к гостиницам, которые мы начнём уже со следующего года применять ко всем объектам размещения.

Д.Медведев: Эта тема, к сожалению, действительно является исключительно актуальной во всём мире. И дело тут не только в спортивных соревнованиях, хотя это наиболее сложные соревнования, потому что больше всего людей приезжает. Надо всё довести до конца – я имею в виду и работу в рамках закона, и этого постановления, которое я утвердил.

И самое главное, дайте все указания, чтобы проследили, чтобы на местах всё это внедряли. Потому что бумаг-то мы немало принимаем, самое главное, чтобы все гостиницы всё сделали, что вытекает из этого документа.

И ещё одна тема касается госзакупок. Мы недавно её обсуждали на совещании у Президента. Напомню, что до настоящего времени полномочия по развитию единой информационной системы госзакупок распределялись между двумя нашими макроэкономическими ведомствами – Минэкономразвития и Минфином. Когда система создавалась, такое распределение было сделано. Но, по мнению наших коллег из Правительства и аналитиков, такое распределение сейчас уже не является оптимальным.

Я подписал два постановления Правительства. Первое определяет Федеральное казначейство в качестве единого федерального органа, который отвечает теперь за информационную систему государственных закупок, второе передаёт Минфину, то есть центральному органу, которому подчинено казначейство, всю полноту полномочий по выработке политики в сфере контрактной системы.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), Вы этим специально занимались. Какие возможности это создаёт?

И.Шувалов: Дмитрий Анатольевич, Это очень важные правительственные решения: теперь в руках Минфина и Федерального казначейства консолидируются все полномочия по работе с федеральной контрактной системой. Мы работаем по 44-му закону. В этом году по закупкам, которые будут осуществляться по процедурам, установленным этим законом, – это порядка 5,5 трлн рублей и около 3,5 млн контрактов. То есть это огромная работа. В своё время, когда контрактная система только создавалась и мы первое законодательство с Государственной Думой принимали, этой темой занималось Министерство экономического развития, что было правильно. Сейчас, когда казначейство работает уже по всей стране, отличная материальная база, первоклассные информационные технологии и высококвалифицированные, хорошо оплачиваемые сотрудники (тем более что вместе с Федеральным казначейством внутри Минфина они также могут следить за развитием новых технологий и заимствовать всё лучшее у Федеральной налоговой службы), мы все вместе посчитали, что будет куда правильнее работать через систему казначейства.

Тем более что Вы уже принимали решение по наделению казначейства функцией контроля, когда был ликвидирован орган по финансовому контролю, и полномочия по финансовому контролю теперь находятся в Федеральном казначействе. Теперь у них вся полнота ответственности по сопровождению государственных контрактов, а также взаимодействие с электронными площадками. И то, о чём мы докладывали Президенту (что должна появиться платформа во взаимодействии с «Ростехом», которая будет в цифре читать все заявки и отслеживать все контракты, мы будем смотреть на однородные товары – как они сопровождаются, какой ценовой политикой), – мы намереваемся уже иметь конкретные результаты к концу текущего года. Будем Вам докладывать, как ситуация складывается.

Д.Медведев: Надеюсь, что это действительно позволит консолидировать всё в одних руках. Когда один ответственный, гораздо проще выстраивать работу, как минимум есть с кого спросить.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142340 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 апреля 2017 > № 2142324 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

Дмитрий Медведев информировал Президента о ключевых пунктах отчёта о деятельности Правительства за 2016 год, который будет представлен депутатам Государственной Думы 19 апреля.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, 19 апреля Вы будете выступать в Государственной Думе перед депутатами с отчётом Правительства по результатам работы прошлого года. С чем собираетесь выступать? Что собираетесь доложить депутатам парламента? И, естественно, с чем намерены ознакомить всю страну, общественность?

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, в соответствии с Конституцией Правительство представляет отчёт о своей работе за прошедший год. В этот раз Правительство выходит с неплохими оценками современного состояния российской экономики.

Эти оценки в настоящий момент подтверждаются и целым рядом аналитических агентств, которые наблюдают за состоянием дел в нашей экономике и говорят о том, что с довольно сложных сценариев развития наша экономика выходит на позитивный сценарий, что получает отражение в их оценках. Но я об этом говорю просто как об экспертном мнении.

А в целом ситуация в экономике, действительно, за последний год изменилась. Наша экономика вошла в стадию роста. Мы наблюдали это и в конце прошлого года, и в начале этого года наблюдаем. В частности, по итогам прошлого года – это очень важно – рост промышленного производства составил 1,3 процента, что уже означает, что наша промышленность просто поднимается. Но это усреднённый рост.

Хочу уважаемым нашим коллегам-депутатам представить информацию по отдельным отраслям, где рост, конечно, очень впечатляющий. Например, наша фармацевтическая промышленность выросла почти на 24 процента. Это очень важно, потому что за счёт нашей фармацевтической промышленности развиваются производства современных лекарств, причём относящихся к категории так называемых жизненно необходимых и важнейших. У нас уже сейчас 70 процентов жизненно необходимых лекарств производится в России. И, стало быть, они просто дешевле, потому что они покупаются не за валюту. Такой промышленный рост, конечно, создаёт позитивный фон для развития.

Не менее позитивная ситуация в сельском хозяйстве. В прошлом году рост составил 5 процентов. Считаю, что это консолидированный результат работы властей, скажем, за последние 15 лет, потому что наше сельское хозяйство радикальным образом изменилось. Оно сейчас кормит всю страну, оно имеет огромный экспортный потенциал, и оно развивается за счёт современных инвестиций. И, что самое интересное, одна отрасль помогает развиваться другой. За счёт сельского хозяйства сейчас развивается сельскохозяйственное машиностроение. Увеличение производства машин и комбайнов, тракторов для сельского хозяйства – 60 процентов. Растёт сельское хозяйство – поддерживается сельхозмашиностроение. И этот, как принято говорить, синергетический эффект, конечно, очень позитивен.

Безработица сохраняется в контролируемых рамках. В прошлом году она составила 5,5 процента. В этом году, кстати, мы надеемся, что она будет на уровне 5 процентов от экономически активного населения, по методологии Международной организации труда. Кстати сказать, это всё-таки тоже нелишне напомнить, в большинстве европейских стран безработица в среднем составляет сейчас 10 процентов от экономически активного населения. То есть мы за счёт мер поддержки сохраняем всё в разумных рамках.

В.Путин: И больше там есть.

Д.Медведев: Есть и больше в некоторых странах. Я про среднюю цифру в рамках Европейского союза говорю.

Инфляция тоже достигла, как известно, очень низких рубежей. За прошлый год она – год к году – составляет около 5 процентов, что является беспрецедентным за всю современную историю Российской Федерации. Для обычных граждан, для людей это означает возможность просто приобретать продукты питания, товары без инфляционной наценки, которая, кстати сказать, ещё несколько лет назад у нас составляла двузначную величину. Сейчас это 5 процентов, но в этом году, как известно по прогнозам, планируется менее 4. Это тоже исключительно важно просто для того, чтобы наши люди могли планировать свои доходы и расходы.

Кстати, по поводу доходов, тоже, мне кажется, отрадный момент: у нас за прошлый год почти две трети, а иными словами 64 процента, доходов создаётся за счёт несырьевых источников, это так называемые ненефтяные доходы. И это означает, что меняется структура экономики. Это, понятно, связано с колебаниями цен на нефть. В этом году немножко нефть подрастает, и эта структура чуть-чуть меняется, но в целом вектор понятен: несырьевые доходы растут, сырьевые доходы снижаются. И этот курс мы обязаны поддержать.

Дефицит и государственный долг находятся на приемлемом уровне. Практически – если говорить о государственном долге – он не растёт, но дефицит мы стараемся уменьшать. В соответствии с Вашим поручением подготовлены меры по снижению бюджетного дефицита на ближайшую трёхлетку.

Десять крупных приоритетных проектов по поручению Президента реализуются в настоящий момент Правительством. Вы возглавляете соответствующий совет. Правительство работает над конкретными приоритетами. Я, естественно, хотел бы проинформировать и депутатов о том, как идёт работа, потому что эти приоритеты касаются, что называется, всех и каждого: это здравоохранение, образование, ипотека, жилищно-коммунальное хозяйство, вопросы инфраструктуры, в частности экспорта, вопросы малого бизнеса, контрольно-надзорной деятельности, вопросы, связанные с ситуацией в моногородах, и дорожное строительство. Это, собственно, то, вокруг чего в основном и идёт дискуссия и вокруг чего всегда наибольшее количество проблем.

Хотел бы также отметить, что, несмотря на довольно значительные трудности, которые у нас были в последние годы в экономике, мы по поручению Президента сохраняем мораторий на увеличение налогов, что, на мой взгляд, очень важно для бизнеса, несмотря на всякие разные предложения: давайте одни налоги поднимем, другие поднимем, для того чтобы ликвидировать какие-то проблемы. Мы на это не пошли. Мне кажется, это очень важно просто для нормального, стабильного инвестиционного климата в стране. Хотя сейчас мы по Вашему поручению готовим предложения на будущее, каким образом могла бы выглядеть налоговая система в последующий период.

О чём ещё хотел сказать. Очень важно, что мы стараемся поддерживать внутренний баланс доходов и расходов, помогая регионам. Потому что регионы у нас разные, их 85, какие-то регионы, скажем так, более богатые, у каких-то источников доходов и роста меньше. Задача федеральной бюджетной системы заключается в том, чтобы балансировать эти различия и выделять соответствующие средства. В прошлом году в общей сложности дотации, субсидии, трансферты от бюджета России бюджетам субъектов Федерации, то есть нашим территориям, составили 1,5 триллиона рублей. Это очень существенная цифра, и за счёт неё тоже происходит развитие регионов, строятся дороги, школы, решаются вопросы, связанные с другими социальными объектами.

Обо всём этом, Владимир Владимирович, я хотел бы проинформировать депутатов.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, Вы знаете, что я нахожусь в постоянном контакте и с членами Совета Федерации, и с депутатами Государственной Думы, я представляю себе круг вопросов, которые интересуют депутатов парламента. И обычно после доклада ещё и возникает дискуссия в виде вопросов и ответов. Могу Вас сориентировать: кроме конкретных вопросов, связанных с социальной сферой (здравоохранение, жилищная политика и так далее), есть и вопросы фундаментального характера, которые депутатов волнуют, и я считаю, что они тоже имеют большое значение для развития нашей экономики. Имею в виду решение главной задачи, а именно строительство современной, высокотехнологичной экономики в России.

Эту задачу невозможно решить без привлечения инвестиций. Сегодня складываются благоприятные условия для высокотехнологичного импорта, имею в виду укрепление национальной валюты, укрепление рубля. Это фундаментальный фактор, в связи с плавающим курсом он то улучшается, то становится менее привлекательным, но в этих условиях, наверное, было бы справедливым подумать о дополнительных мерах по поддержке инвестиций в российскую экономику. Наверняка вопросы такие будут, и мы с Вами сейчас ещё поговорим. Здесь существуют некоторые предложения, которые, наверное, можно заранее продумать, посоветоваться с коллегами в Правительстве и, может быть, в ходе дискуссии с парламентом прийти к какому-то совместному решению.

Д.Медведев: Хорошо, Владимир Владимирович, мы так и сделаем. Действительно, центральный пункт повестки дня – создание современной высокоэффективной, высокотехнологичной экономики, именно той экономики, которая генерирует основные доходы, чтобы мы были менее зависимы от нефтяных доходов.

В.Путин: И следующий шаг от этого, конечно, создание новых высокотехнологичных рабочих мест с более высокой заработной платой.

Д.Медведев: Да. Тем более такая задача у нас уже стоит последние несколько лет, и мы их создаём. Где-то, может быть, чуть быстрее, где-то медленнее. Указами ещё в 2012 году была поставлена задача по созданию большого количества высокоэффективных рабочих мест именно в сфере высоких технологий, в современной промышленности.

В.Путин: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 апреля 2017 > № 2142324 Дмитрий Медведев


Россия. Арктика > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2142336 Дмитрий Медведев

О развитии российской Арктической зоны.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы собрались по вопросам развития российской Арктики. Совсем недавно была поездка Президента и некоторых других присутствующих здесь коллег на Землю Франца-Иосифа. Там на месте мы обсуждали результаты работ по ликвидации экологического ущерба островам. Но экологические проблемы не единственные, которые нужно решать в Арктике. Там же состоялось совещание, где особое внимание было уделено экономической составляющей. Мы договорились подробнее обсудить ряд вопросов на правительственном совещании, поэтому сегодня предметно поговорим об экономическом развитии российской Арктики.

Про уникальность этого региона я говорить специально не буду, об этом неоднократно на разных уровнях речь шла. Скажу лишь, что мы последовательно продолжаем наращивать российское присутствие в Арктике, активизируем промышленное освоение арктического шельфа, новых месторождений стратегических металлов, других полезных ископаемых, возводим социальную транспортную инфраструктуру, в том числе продолжаем развивать Северный морской путь, кратчайший водный отрезок между европейскими и азиатскими портами, и, конечно, занимаемся защитой других российских интересов.

Тем не менее нам предстоит большая работа, которая требует чётко скоординированных усилий как со стороны государства, так и самих арктических регионов и бизнеса. Для того чтобы получить максимальный эффект, нужно действовать в единой логике. Я напомню ещё раз, что Правительство утвердило в 2014 году госпрограмму социально-экономического развития арктической зоны на период до 2020 года. Документ этот, как мы обсуждали на Земле Франца-Иосифа, носит в настоящий период аналитический характер. Это свод частей отраслевых государственных программ, которые касаются Арктики. Совершенно очевидно, что этого недостаточно. Этот документ просто задаёт некую директорию, направление того, в каком плане нам развиваться, но без собственного финансирования, что, конечно, в значительной степени обесценивает такие усилия.

Минэкономразвития подготовило проект обновлённой программы, которая должна содержать и конкретные задачи, и, что самое главное, инструменты, которые обеспечивают их безусловное решение, в том числе финансовое. Именно об этом мы, собственно, и договаривались. Сегодня этот проект мы и обсудим. В этом основная цель – чтобы мы понимали, чем мы располагаем.

Естественно, нужно посмотреть на различные вопросы развития арктической зоны в области транспорта, науки, экологии и туризма, создания инфраструктуры, в том числе возможности использования инфраструктуры двойного назначения. У нас там проживает более половины общемирового населения заполярных регионов – почти 2,5 млн человек в этой зоне.

Обсудим, что предлагают профильные министерства для раскрытия потенциала в каждой из этих областей. И тогда уже перейдём к практическому исполнению тех предложений, которые сегодня прозвучат, в рамках и новой редакции государственной программы, и других инструментов, если мы о них сегодня договоримся и если их можно будет использовать.

У нас есть ещё государственная комиссия, которая тоже, естественно, должна в этом принять своё участие в последующем.

Россия. Арктика > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2142336 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142337 Антон Алиханов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Калининградской области Антоном Алихановым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы уже довольно давно исполняете обязанности первого лица Калининградской области. Какие цели и задачи Вы считаете первоочередными для решения в этом особом субъекте Российской Федерации? Что выдвигаете на передний план, где видите основные проблемы и какие средства и возможности для достижения целей Вы хотели бы использовать?

А.Алиханов: Дмитрий Анатольевич, Вы, конечно, знаете, что 2016 год для нас стал годом перехода – окончания трансформации таможенных льгот и новых инструментов субсидирования.

Мы стабильно прошли 2016 год и есть позитивные тенденции, которые, я надеюсь, мы сможем развить благодаря в том числе и новым инструментам. Инфляция у нас в целом ниже, чем по стране (ниже 5%), безработица практически нулевая (0,9%) и прирост населения самый большой с 1998 года – порядка 10 тыс. Такие хорошие, позитивные тенденции есть.

Д.Медведев: Кто в основном приезжает?

А.Алиханов: Очень много приезжает к нам людей с Русского Севера, с Дальнего Востока, из Сибири. Не секрет, что Калининград – комфортный регион для проживания, и в принципе всегда приток миграционный у нас есть. Но прошлый год показал лучшую с 1998 года цифру, лучший показатель. Надеюсь, что мы продолжим это движение и скоро перешагнём отметку 1 млн жителей.

Есть прирост по инвестициям. Мы падали на протяжении шести лет, за исключением одного года, когда был небольшой рост. В прошлом году смогли всё-таки переломить эту тенденцию и практически 1% роста по инвестициям показать.

Промышленное производство немного подросло – на 0,5%. Не так сильно, тем не менее мы понимаем, что негативные тенденции в экономике постепенно удалось переломить.

Снизился у нас порог инвестиций в особую экономическую зону – с 150 до 50 млн рублей. И прошлый год стал опять рекордным по числу новых резидентов особой экономической зоны – 26 юридических лиц. Сейчас больше 130 таких резидентов у нас и больше 100 млрд рублей заявленных инвестиций – это порядка 23 тыс. новых рабочих мест.

Решение, которое Вы принимали, Дмитрий Анатольевич, по трансформации таможенных льгот в специальные субсидии, показало свою безусловную эффективность. Не было никаких всплесков ни по безработице, никаких социальных напряжений, на действующих предприятиях мы выплатили в прошлом году 26 млрд рублей.

В этом году у нас предусмотрено порядка 44 млрд, идём стабильно, с коллегами из Минэкономразвития, из Минфина никаких больших трудностей в этом смысле не видим.

И по поручению Президента ведём уже окончательную доработку по новым поправкам в закон об особой экономической зоне.

Было совещание у Дмитрия Николаевича Козака – все разногласия сняли. Я рассчитываю, что Министерство экономического развития до конца недели внесёт эти предложения уже в главное правовое управление Президента. И надеюсь, что с 2018 года этот закон уже заработает.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142337 Антон Алиханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о сценарных условиях и основных параметрах прогноза социально-экономического развития России на 2018–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы начинаем очередной цикл бюджетного планирования на трёхлетку. Обсудим сценарные условия, основные параметры социально-экономического развития и предельные уровни тарифов естественных монополий.

Хотел бы сразу подчеркнуть, что это именно сценарий, а не что-то другое, то есть набор гипотез, предположений по поводу того, как будет вести себя мировая экономика и наша экономика. На их основе нам затем предстоит принимать бюджетные решения, мы должны быть в этом смысле максимально аккуратными и реалистичными в своих оценках. Всего предлагается три сценария: консервативный, базовый и целевой. Они отличаются оценкой ключевых показателей – от более скептической (или, как иногда говорят, консервативной) до умеренно оптимистической.

Несмотря на то что общая экономическая ситуация в целом лучше предыдущего периода планирования, эйфории, конечно, никакой быть не должно. Факторов неопределённости по-прежнему много. Сохраняется геополитическая напряжённость, режим санкций в отношении российских предприятий никто не отменял. Доступ к рынкам капитала и технологий по-прежнему для нас ограничен. Кроме того, крупнейшие экономики мира также исчерпывают возможности по росту, и темпы их роста снижаются.

Сохраняется и дисбаланс на рынке углеводородов, и цены на нефть пока остаются на сравнительно невысоких уровнях.

Но сегодня мы уже видим возможности для восстановления инвестиционного спроса, для развития машиностроения, строительства, других секторов. Показатель валового внутреннего продукта вернётся к росту. На этот год, по предположениям Минэкономразвития, рост этот оценивается в 2%. В этой связи напомню о поставленной Президентом задаче – выйти не позднее 2019–2020 годов на темпы роста выше среднемировых. Показатели инвестиций в основной капитал, производительность труда также должны соответствовать этой задаче.

Действия Правительства будут ориентированы на то, чтобы стимулировать развитие приоритетных отраслей. Будем улучшать общий климат для инвестиций, чем всегда занимаемся, совершенствовать механизмы поддержки реального сектора и, конечно, продолжим поддерживать граждан нашей страны. Будем реализовывать меры, предусмотренные майскими указами, в том числе по повышению оплаты труда отдельных категорий бюджетников.

Максим Станиславович Орешкин сделает доклад. Добавлю, что по тарифам мы ранее договаривались придерживаться рамок целевой инфляции. Отдельные позиции по конкретным секторам можно будет обсудить потом подробнее.

Сегодня мы также рассмотрим пакет решений, которые касаются сотрудничества с Республикой Беларусь в нефтегазовом секторе.

Через долгие дискуссии мы вышли на принципиальные договорённости по условиям нашего дальнейшего партнёрства в этой важной для наших стран сфере. В этом затянувшемся не по нашей вине газовом споре было немало сложных моментов. Это и долг за уже поставленный Белоруссии газ, и будущая цена на газ, и формирование единого рынка в рамках Евразийского союза. К сожалению, в какой-то момент наши партнёры просто перестали платить в полном объёме по контракту, образовалась значительная задолженность. Россия сократила объём поставок беспошлинной нефти. Сегодня мы пришли к решениям, которые удовлетворяют обе стороны. И важно, что они в целом понятны и прозрачны.

Первый протокол определяет объёмы поставок российской сырой нефти в период с 2017 по 2024 год в размере 24 млн т ежегодно трубопроводным транспортом.

Второй – устанавливает порядок определения цены на газ для Белоруссии на период до 31 декабря 2019 года и предусматривает разработку в срок до 1 января 2018 года предложения по программе формирования общего рынка газа Евразийского экономического союза к 2025 году. Как и зафиксировано в наших договорённостях (этого никто не менял), будем последовательно двигаться к единому рынку.

Третий протокол содержит изменения правил доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа. Вместо ранее применявшихся норм будут применяться нормы Евразийского экономического союза. Протокол затронет в том числе и вопросы ценообразования и тарифной политики.

Этот пакет документов позволит минимизировать риски возникновения ценовых споров или двойственного, разного толкования правил в будущем. Дополнительные заверения и гарантии по завершившемуся спору мы получили из Правительства Белоруссии вчера.

Ожидаем возврата долга «Газпрому», после этого приступим к реализации рассматриваемых сегодня соглашений.

У нас в повестке дня также вопрос об инвестиционных проектах на Дальнем Востоке. Во-первых, необходимо внести изменения в перечень инвестиционных проектов, которые реализуются с поддержкой государства. Мы дополняем этот перечень проектов ещё одним: речь идёт о развитии производства мяса и мясопродуктов в Хабаровском крае.

Во-вторых, в этом распоряжении установим на текущую трёхлетку предельные объёмы субсидий, на получение которых может рассчитывать бизнес, реализуя новые проекты на Дальнем Востоке.

Благодаря этим субсидиям предприниматели могут компенсировать свои затраты на создание современной инфраструктуры, сократить расходы на присоединение к электрическим сетям, газораспределительным сетям. Предельный объём таких субсидий по отобранным инвестпроектам составляет 34 млрд рублей.

Также распределим субсидии производителям сельскохозяйственной техники.

Эти субсидии мы уже пятый год распределяем, в результате чего произошло перевооружение парка сельхозтехники в аграрном секторе. Это очень важно. И впервые мы выделяем такую значительную сумму – 13,7 млрд рублей на эти цели.

Эта мера позволит аграриям не откладывать покупку новой техники, а предприятиям машиностроения – не просто сохранить, но даже нарастить темпы производства. Спрос на современную сельхозтехнику будет сохраняться ещё какое-то время, достаточно приличный срок, имея в виду, что большая её часть пока старше 10 лет и её нужно обновлять.

М.Орешкин: Министерство экономического развития завершило первый этап подготовки прогноза до 2020 года и представляет его сценарные условия. Напомню, что нам ещё предстоит два этапа доработки – в июне и в августе.

Сценарные условия подготовлены в трёх сценариях: консервативном, базовом и целевом. Консервативный отличается стрессовыми внешними условиями, в то время как различия между базовым и целевым сценариями связаны с динамикой факторов экономического роста, зависящих в том числе от успешности мер структурной экономической политики, которые планируются к реализации в текущем и последующем годах.

Несколько слов о предпосылках прогноза. В прогноз заложено продолжение тренда последних лет на замедление мирового экономического роста – с уровня 3,1% в 2017 году до уровня 2,8% к 2020 году.

Во-первых, здесь отражён общий тренд на замедление потенциального роста как в развитых, так и в развивающихся странах. Причиной является неблагоприятная демография, старение населения, а также замедление темпов роста производительности труда.

Во-вторых, фаза восстановления после глубоких кризисов в США и еврозоне постепенно подходит к концу.

В-третьих, продолжается процесс структурного замедления в развивающихся странах. Китай будет переживать структурную трансформацию, связанную с перенакоплением капитала в инфраструктурном секторе. Консервативный сценарий как раз и отличается более негативным сценарием развития ситуации в Китае.

При прогнозировании цен на нефть мы основывались только на действующих в настоящий момент договорённостях. С учётом сохранения запасов нефти в мире на высоком уровне и активного роста добычи сланцевой нефти в США мы закладываем консервативный сценарий на уровне 40 долларов за баррель нефти марки Urals, и в дальнейшем эта цена будет подрастать на уровень инфляции в США. Мы также предполагаем, что санкции, действующие в настоящий момент, останутся без изменения на весь срок действия прогноза.

О внутренних условиях. Мы исходим из того, что бюджетная политика будет проводиться в соответствии с принципами новых бюджетных правил с базовой ценой на нефть 40 долларов США за баррель в ценах 2017 года. Это означает, что в текущем году Минфин России продолжит покупки иностранной валюты в объёме дополнительных нефтегазовых доходов, что даже в условиях снижения цен на нефть, прогнозируемого нами во втором полугодии, означает совокупный объём не менее 13 млрд долларов. Это также предполагает последовательное снижение дефицита бюджета на горизонте трёх лет.

В прогноз заложена денежно-кредитная политика в рамках режима инфляционного таргетирования с целевым уровнем инфляции 4% на прогнозном горизонте.

Основные принципы определения тарифов естественных монополий в прогнозе – это ориентация на долгосрочное регулирование и ограничение роста тарифов уровнем инфляции. Главный целевой индикатор для нас в прогнозе и в нашей политике тарифообразования – это предельный уровень совокупного платежа населения, рост которого не должен превысить 4%. Над отдельными тарифами в ближайшие месяцы продолжим работу.

Теперь об основных макроэкономических параметрах. Официальная статистика говорит о том, что рецессия закончилась в середине прошлого года и экономика вошла в новую фазу роста и постепенного восстановления доходов населения.

В текущем году мы ожидаем восстановительный рост экономики на уровне 2%, и, в отличие от 2016 года, когда рос выпуск только в торгуемых секторах, таких как промышленность и сельское хозяйство, сейчас оживление экономической активности будет носить более широкий характер.

Основу для восстановления потребительского спроса создадут растущие реальные располагаемые доходы населения, мы ожидаем небольшого роста здесь в 2017 году – на 1%. Это произойдёт, во-первых, в результате продолжения роста заработных плат в реальном выражении; во-вторых, поддержку доходам окажет динамика социальных трансфертов, и важную роль здесь сыграла индексация пенсий, которая на 1% превысит в этом году уровень среднегодовой инфляции.

В условиях роста доходов населения, а также некоторого оживления потребительского кредитования ожидается рост оборота розничной торговли примерно на 2%.

Инвестиционный спрос будет восстанавливаться в силу того, что действие основного фактора, сдерживающего инвестиционную активность в течение последних двух лет, – а это неопределённость, связанная с макроэкономической ситуацией, – существенно ослабевает. В этом году прогнозируется рост инвестиций в основной капитал на 2%, при этом инвестиции частного сектора будут обеспечены в первую очередь собственными средствами. Некоторую поддержку также должно оказать ожидаемое восстановление корпоративного кредитования.

Кроме того, значимый вклад в рост ВВП внесёт восстановление запасов до уровня, обеспечивающего нормальное функционирование растущей экономики.

Одним из рисков для экономического роста в текущем году мы считаем произошедшее за последние месяцы серьёзное ужесточение денежно-кредитных условий в виде комбинации роста процентных ставок в реальном выражении и серьёзного укрепления рубля. Сохранение текущих условий, по нашим оценкам, может привести к замедлению темпов экономического роста уже к середине года, а темпы инфляции при таком развитии событий опустятся к концу года ниже 3%. Уже в настоящее время инфляция снизилась до уровня 4,2%, что лучше любых прогнозов, которые были в начале года.

Однако такие предположения не являются нашим базовым сценарием. Активный рост импорта и сезонное ухудшение платёжного баланса уже в летние месяцы приведёт к формированию дефицита текущего счёта, что сформирует предпосылки для ослабления рубля. В свою очередь при сценарии сохранения крепкого рубля это будет означать быстрое снижение инфляции и станет сигналом для более агрессивного смягчения денежно-кредитной политики Банком России, что тоже будет являться фактором ослабления рубля.

В итоге в базовом сценарии мы ожидаем замедления инфляции в этом году до отметки 3,8% с одновременным ослаблением курса рубль – доллар до 68 рублей в случае снижения цен до отметки 40 долларов за баррель и ослабления рубля до уровня около 62 рублей при сохранении цен на нефть на текущем уровне.

Что касается прогноза на 2018–2020 годы, то в части инфляции проводимая денежно-кредитная политика как в базовом, так и в целевом сценарии обеспечит сохранение инфляции на целевом уровне 4%. Курс рубля будет плавно ослабевать в номинальном выражении относительно доллара США, при этом в реальном выражении он несколько укрепится.

Что касается экономического роста, его восстановительная фаза не распространится за пределы одного года. В дальнейшем в рамках базового сценария темп роста ВВП не превысит 1,5% – как следствие наличия в российской экономике структурных ограничений. На снятие указанных ограничений для роста направлены структурные меры, часть которых уже сейчас реализуется Правительством, а часть находится в процессе подготовки.

Таким образом, в целевом варианте мы ожидаем более позитивную динамику численности занятых в экономике, более активный рост инвестиционной активности и рост совокупной факторной производительности. В результате в рамках целевого сценария мы ожидаем ускорения темпов экономического роста выше 3% к 2020 году при существенном росте доли инвестиций в основной капитал, что позволит создать условия для устойчивого экономического роста в будущем.

Важный момент, что в рамках как базового, так и целевого сценария мы ожидаем роста реальных располагаемых доходов населения, который позволит переломить негативный тренд роста бедности, который мы наблюдали в последние годы. Уже в 2017 году доля населения с доходами ниже прожиточного минимума должна снизиться до 12,9% – с 13,5% в 2016 году. В рамках целевого сценария к 2020 году мы ожидаем снижения этого показателя до 11,3%.

На данном этапе подготовки прогноза предлагаю использовать базовый сценарий, содержащий в себе безопасные консервативные оценки для начала подготовки законопроекта о бюджете на 2018-2020 годы.

Прошу поддержать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 апреля 2017 > № 2142301 Олег Кожемяко

Рабочая встреча с губернатором Сахалинской области Олегом Кожемяко.

Олег Кожемяко информировал Президента об итогах развития региона в 2016 году и текущих социально-экономических показателях.

В.Путин: Олег Николаевич, у нас с Вами плановая рабочая встреча. Вопросы – тоже рабочие, текущие. Пожалуйста, Олег Николаевич.

О.Кожемяко: Да, Владимир Владимирович, мы год назад встречались, я Вам докладывал по итогам 2015 года, сейчас – по 2016 году.

У нас обеспечено выполнение плана ВРП по 2016 году на 106 процентов. Основные динамично развивающиеся отрасли – это угольная отрасль, 134 процента, далее показатели – нефтегаз, 107 процентов, ну и сельское хозяйство – 111 процентов.

В полном объёме также выполняются Ваши майские указы, по некоторым показателям мы опережаем: у нас заработная плата учителей – в пределах 60 тысяч, воспитателей – в пределах 50 тысяч, средний медперсонал тоже в пределах 50 тысяч, и врачи – 90 тысяч.

Также выполняем программу по переселению из ветхого и аварийного жилья.

Работает полный пакет мер социальной поддержки для привлечения специалистов, потому что островной регион и очень трудно с кадрами. И это позволило нам по обеспеченности врачами сейчас выйти на передовые позиции в Российской Федерации – у нас 46,2.

Конечно, сейчас нужно переходить от количества к качеству, потому что вопросы здравоохранения остаются, и по заболеваниям органов кровообращения, и по онкологии, поэтому сейчас будем уже работать так, чтобы снимать эту проблематику. Для этого всё имеется у нас.

Принимаем сейчас также большие меры поддержки по другим категориям социально нуждающихся – это многодетные семьи, семьи с детьми-инвалидами, люди старшего поколения. Это даёт свои результаты. У нас нулевая ипотека для многодетных семей. Плюс ко всему мы семьям с пятью детьми выделяем бесплатное жильё, оказываем иные меры поддержки при приобретении жилья, до двух миллионов работникам бюджетной сферы.

Это даёт свои определённые положительные результаты. У нас уменьшился миграционный отток. Если брать за последние годы, с трёх тысяч в 2014 году за 2015-й, 2016-й, 2017-й до 500 человек.

Растёт показатель по демографии, сейчас 14,3, это хороший показатель. И растёт количество многодетных семей, на 750 в год у нас прибавилось многодетных семей. Это 2,5 тысячи ребят. Эту задачу решаем комплексно, это даёт хорошие результаты. Конечно, нужно удерживать и дальше развивать.

Помимо всего мы решаем проблему, в этом году заканчиваем программу переселения из ветхого и аварийного жилья тех людей, кто стоял в очереди до 2012 года, и согласно вашему поручению начинаем уже программу на 2017–2022 годы по переселению и иных граждан, кто не вставал на очередь до 2012 года.

В.Путин: Сколько построили всего?

О.Кожемяко: Построили 220 тысяч по этой программе, сейчас последнее досдаём. Планируем за пять лет построить ещё 470 тысяч, потому что потребность такая есть, потребность большая. В целом жилищное строительство дало нам показатели где-то на 110 процентов. Мы сдали 340 тысяч квадратных метров жилья, из них 110 – социального.

Разработали, работает сейчас программа арендного жилья. В прошлом году мы 400 квартир построили, в этом году – 500. За пять лет мы планируем построить 4500 квартир, в том числе на Курилах. Потребность есть, это работники бюджетной сферы, где аренду (у нас аренда в два раза меньше, чем в коммерческом найме) берут на себя организации. Это военные, пограничники, силовые структуры. Востребованность арендного жилья достаточно большая. Поэтому мы эту программу достаточно хорошо сейчас внедряем.

Помимо этого ипотечная программа у нас очень хорошо работает. Это даёт возможность населению уже видеть перспективы, закрепляться на долгосрочный период. Вместе с тем мы учитываем и рост демографии. Сейчас рассматриваем, помимо Вашего поручения по продолжению этой программы, строительство новых школ. Мы за пять лет планируем построить десять новых школ, две уже начали, в год по две школы. Это около пяти тысяч учебных мест, что даст нам возможность уйти от второй смены.

В.Путин: Это когда будет, Олег Николаевич?

О.Кожемяко: Это с 2017 до 2022 года, 10 новых школ. Причём крупные, хорошие объекты.

Очень много ветхих зданий в системе здравоохранения, поэтому сейчас берём на себя обязательство сделать новую областную детскую больницу, станцию скорой помощи и поликлинические звенья.

За прошлый год мы построили 10 ФАПов, с тем чтобы раскрыть первичное звено. Строим ФАПы сразу же с предоставлением фельдшерам встроенного жилья. Амбулаторию, поликлинику и лечебный корпус в Александровске-Сахалинском сдали. Эти программы у нас работают и, безусловно, дают свои результаты.

Но, конечно, большая есть потребность и у населения, и в целом для реализации инвестиционных проектов – это газификация региона. Мы с «Газпромом» работаем, он разработал свою программу на условиях софинансирования, мы строим межпоселковые сети, котельные, ГРС. Хотелось бы попросить Вас, чтобы дали поручение по ускорению программы газификации, вводу тех объектов, которые сегодня уже построены «Газпромом», – это котельные, ГРС. Мы это с ними примерно согласовали на последнем совещании, и это даст нам возможность ввода всех этих объектов в 2018 году, частично в 2017–2018-м, и охватить газификацией населения не 13 процентов, как у нас есть, а поднять в 2–3 раза выше, дойти до 30–35 процентов.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 апреля 2017 > № 2142301 Олег Кожемяко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 13 апреля 2017 > № 2141423 Сергей Алексашенко

«Корабль под названием «Россия» повернуть за одну ночь невозможно»

Экономист Сергей Алексашенко о том, какая стратегия нужна России

Рустем Фаляхов

Если Кремль откажется от политических реформ, а правительство продолжит тактику «ничегонеделания», то экономический рост не превысит 1–2% и Россия безнадежно отстанет от Запада. Что необходимо делать и каких ошибок нельзя допускать, чтобы поддерживать хотя бы минимальный экономический рост, в интервью «Газете.Ru» рассказал Сергей Алексашенко, бывший первый зампред ЦБ, а сегодня просто экономист из Вашингтона.

— В мае Кремлю будет представлена написанная Алексеем Кудриным стратегия развития России до 2035 года. Насколько реально вообще сейчас написать трактат о способах стимулирования экономики? Насколько это возможно в ситуации, в которой живет страна?

— Что нужно сделать, чтобы стать олимпийским чемпионом в беге на 100 метров? Нужно тренироваться, тренироваться, тренироваться, а потом всех обогнать.

— И?

— При том, что описанная выше стратегия верна, если я сейчас начну рассказывать, что вот я, Сергей Алексашенко, 57 лет от роду, хочу стать олимпийским чемпионом в беге на 100 метров, что бы я ни говорил, мне, наверное, люди не поверят. Поэтому вопрос доверия к стратегии — вот что важно в первую очередь. Стратегии — вещь нужная, и они пишутся в разных ситуациях. Бывает, в хороших, бывает, в плохих ситуациях…

— Экономическая стратегия бесполезна?

— В таких условиях тоже может быть какая-то стратегия...

Стратегия закрытых дверей

— Вот именно — какая-то. Стратегия пишется за закрытыми дверями. Текст стратегии — большая тайна. Общество не в курсе, что там ему пропишут на ближайшую десятилетку. Даже руководители экспертных направлений, привлеченные к работе над стратегией, признаются, что не в курсе происходящего. Я недавно спросил Алексея Леонидовича, может ли он ознакомить «Газету.Ru» с проектом стратегии? В общих чертах. Ответ был отрицательным: заказывал стратегию Кремль, ему документ и будет представлен. В мае. До этого времени — нельзя.

— Ну, это лучше, чем ничего. Стратегия «ничего не делать» вас никуда не приведет. Скорее всего, вы останетесь в том же самом месте, а может быть, откатитесь назад.

Есть маленькая вероятность, примерно 15%, что Алексей Леонидович честно напишет: главная проблема в российской экономике — это незащищенность прав собственности, и что, не решив ее, мы не сможем радикально ускорить темпы развития российской экономики.

А соответственно, для того, чтобы решить проблему защиты прав собственности, нужно срочно провести политические реформы. А если мы от таких реформ отказываемся, тогда будет вот что. Только надо говорить об этом предельно прямо и четко обозначить развилку.

Развилка такая. Что если мы проводим политические реформы, тогда у нас потенциал роста экономики составляет 4%, даже 5% в среднесрочной перспективе. Если же мы отказываемся от политических реформ, то у нас потенциал роста максимум полтора-два процента в год.

Но даже для того, чтобы нам достичь этого потенциала, надо сделать то-то и то-то. Вот, собственно говоря, как может быть структурирована эта стратегия.

— Значит, по-вашему, в основе экономической программы Кудрина все-таки должна быть обоснована необходимость политической реформы в России? Предположим, он это напишет. А сама реформа, думаете, возможна?

— Я считаю, что в сегодняшней России политическая реформа невозможна. Но Кудрин, если он считает себя честным экспертом, должен четко и внятно об этом сказать. Что без политических реформ экономического ускорения в России быть не может. Это было бы честным диагнозом текущей ситуации. Почему российская экономика не растет? Да потому, что права собственности не защищаются, нет инвестиций. И все остальные причины носят второстепенный характер, хотя и их устранением тоже нужно заниматься.

Можно смириться с ростом в 1–2%

— Я последние 15 лет только и слышу на экспертных тусовках, на бизнес-форумах про права собственности, про структурные реформы. Что вас убеждает в том, что сейчас ситуация изменится?

— Нет, меня ничего не убеждает. Потому что ни на какие политические реформы власть не готова.

— И что делать тогда? Перестать играться со стратегиями? Уж сколько их упало в эту бездну…

— Тогда давайте смиримся с тем, что наш потенциал роста 1–2% в год, и будем снимать все препятствия на пути к этой цели. Или давайте пойдем на поводу у Столыпинского клуба, поверим ему, что, напечатав деньги и раздав их для финансирования исключительно приоритетных и важных инвестиционных проектов, Россия сможет избежать участи Зимбабве и нам удастся избежать раскрутки инфляционного маховика.

— Ваш прогноз. Кудрин честно поставит диагноз экономике, укажет в стратегии, почему она не растет?

— Думаю, о проблеме защиты прав собственности он, конечно, скажет, но мимоходом; а во всей его программе никаких реальных предложений на эту тему содержаться не будет…

Знаете, у нас и Путин говорит про защиту прав собственности. Премьер про это говорит. Проблема состоит в том, что нужно делать, а не говорить.

— Допустим, но российская власть хотя бы из чувства самосохранения, чтобы не упустить бразды правления, может пойти на либерализацию экономики?

— Очень хороший вопрос вы поставили. Я не знаю, но подозреваю, что в Кремле считают с точностью до наоборот…

— Чтобы сохранить власть, надо закрутить гайки?

— Что гораздо проще сохранить власть, ничего не меняя.

Ставьте на капитал — человеческий

— Сейчас среди чиновников в моде рассуждения на тему человеческого капитала. Считается, что если вкладывать из бюджета больше в здоровье и образование человека, то получим реальный стимул для экономического роста. Еще полпроцента к ВВП. И все бы хорошо. Но у меня в связи с этим уточняющий вопрос. Когда отдача будет? Лет через пять-десять-пятнадцать?

— Если вас послушать, то правильно сделать следующее. Медицину закрыть. Сделать так, чтобы все пенсионеры перемерли. Соответственно, сэкономятся средства Пенсионного фонда. И на эти деньги построить танки и ракеты, потому что ничего другого мы предложить не можем, но за счет этого Росстат насчитает и темпы роста ВВП, и рост инвестиций.

— Этого я не говорил. Я про эффективность бюджетных расходов, целесообразность госинвестиций...

— Экономический рост — он нужен для того, чтобы люди жили лучше. Не только за счет того, что в январе пенсионерам дали пять тысяч рублей. Нужно, чтобы у молодежи появились перспективы. Когда мы говорим о развитии человеческого капитала, безусловно, эффект экономический и социальный появится через несколько лет, через пять, может, через десять, может, даже через пятнадцать. Да, но если этого не сделать, то и через 15 лет этого эффекта не будет.

— Именно сейчас вкладываться в это? На дне?

— Надо было вкладываться десять лет назад.

— Ну, да. Когда деньги были в бюджете...

— Подождите. Знаете, в мире двести с лишним стран. И многие из них побывали в разных сложных ситуациях.

И если вы посмотрите на разные примеры в разных странах, то увидите, что очень многие из них сделали прорыв именно за счет того, что вкладывались в человеческий капитал.

Корея, Сингапур, Гонконг… Или вот Финляндия… у них был двойной шок: сначала был развал Советского Союза, и они потеряли там всю советскую торговлю. А потом у них грохнулась Nokia, которая давала 15% ВВП. И тогда они стали целенаправленно вкладываться в развитие инженерного высшего образования. И сегодня Финляндия едва ли не лидер в Европе, туда едут учиться со всей Европы, кузница кадров, она зарабатывает на образовательных услугах.

— А что сделает наше государство сейчас? Размажет доходы тонким слоем по всем направлениям, на которые Кудрин укажет… И отдачи не будет ни по одному из них.

— Если говорить о серьезной стратегии, то никакой набор рецептов не даст мгновенной отдачи, которую бы все почувствовали.

Если вам нужно получить мгновенную отдачу, чтобы ВВП сразу вырос, самый эффективный способ — это заставить все население сначала до обеда копать яму, а после обеда ее закапывать.

Или потратить остатки средств минфиновских фондов и профинансировать производство танков, пушек и ракет в трехкратном объеме. Такой темп роста будет, просто колоссальный. Только смысла от этого не будет никакого.

Стратегия экономической политики делается не на один год. Она делается на длительный период. Поэтому говорить о том, что нам кровь из носа нужны результаты в этом году, — так не бывает. Корабль под названием «Россия» повернуть на 90 градусов за одну ночь невозможно. Требуется время. В мире нет чудес, и не может быть какого-то чудодейственного рецепта, который прямо завтра даст результат. Кроме того, чтобы копать яму.

Инфляционные ожидания не подвластны ЦБ

— Хочется обсудить еще одну фишку, на которую ставят власти. Таргет по инфляции в 4%, к которому ЦБ вот уже года три стремится, всеми способами зажимая кредитование. Что это, одна из тех ошибок, как в случае с прекращением субсидирования ставок по ипотеке? Сбить инфляцию любой ценой — вот это что?

— Таргет низкой инфляции в принципе правильный, но я тоже считаю, что Центральный банк проводит чрезмерно жесткую денежную политику и удерживает свою ключевую ставку на запредельно высоком уровне, что приводит к снижению объема кредита в экономике. Но при этом он сильно недорабатывает в других направлениях. Борьба с инфляцией не есть уравнение в задачнике, где вы все параметры поставили и получили искомый результат. В борьбе с инфляцией очень важна борьба с инфляционными ожиданиями населения и бизнеса. Если вы почитаете пресс-релизы Центрального банка, его документы, то вы увидите, что основная его проблема — это как раз очень высокие инфляционные ожидания. Но с инфляционными ожиданиями борются словами, а не сверхвысокой ставкой. Словесные интервенции Центрального банка явно недостаточны и не сильно влияют на ситуацию.

— Еще в 2014 году, когда я брал интервью у Ксении Юдаевой, первого зампреда ЦБ, я спросил: почему, действительно, взяли за ориентир 4%, не ниже, не выше? Она ответила так: ну, мы подумали, сравнили с Европой и решили, что ниже 4% — это нереально будет, а выше четырех — смысла нет…

— Послушайте, вообще-то, таргет в 4% — это высокая инфляция для современного мира, особенно учитывая, что Банк России не хочет ее дальнейшего снижения. Сегодня в развивающихся странах средняя инфляция ниже, в среднем составляет 2,58%. А в развитых — 2,14%.

То есть во всем мире нормальным считается инфляция от 2 до 3%. Есть некий консенсус о том, что инфляция ниже 1% тормозит рост. А высокая инфляция, выше 3%, разрушает накопленное богатство.

Низкая инфляция лучше, чем высокая. Здесь спору нет. Но вопрос в том, грубо говоря, достаточно ли этого, чтобы инвестиции пошли? Мой ответ — нет. Бизнес делает инвестиции, если он уверен в том, что они ему вернутся, а это обеспечивается прежде всего защитой прав собственности. Вы сегодня вкладываете деньги — через пять-семь лет начинаете получать доход. Вы должны быть уверены, что этот доход достанется вам, а не знакомому или незнакомому вам полковнику ФСБ.

— Короче, затея с таргетом бессмысленна?

— Нет, не бессмысленна. Ремонт разбитого зеркала заднего вида, если у вашей машины двигатель глохнет, тоже имеет смысл. И неправильно говорить, что это не имеет смысла.

Денег нет и не будет, терпите

— Ладно, раз уж мы не нашли рецептов, как починить глохнущий двигатель в настоящем времени, перейдем к прогнозам. Как себя будет чувствовать Россия, ее экономика и ее политическая система в 2018 году и в 2024-м?

— Судя по всему, политическая система России будет себя чувствовать в 2018 году и в 2024-м устойчиво.

— А экономика?

— Экономике от этого будет плохо. Потому что существующая политическая система не направлена на защиту прав собственности. И я не вижу шансов на то, чтобы в России власть вдруг начала поощрять политическую конкуренцию или защищать права собственности, что вдруг Кремль откажется от тотального контроля за информационным пространством и прописывания новостной повестки для телевидения.

В общем, в нашей стране мало что будет меняться. Поэтому притока инвестиций не будет и, значит, экономика будет себя чувствовать плохо.

— А население?

— Тоже будет чувствовать себя плохо. Если, на наше счастье, не вырастут цены на нефть, то российская экономика будет, предположим, расти на 1,5–2% в год, что медленнее, чем вся мировая экономика. Следовательно, Россия будет отставать от других стран, и качество жизни в России будет отставать. То есть другие страны нас будут обгонять, а Россия будет относительно беднеть. При том что, в принципе, мы будем становиться каждый год на 1% богаче. Но остальные страны будут богатеть на 3–4%. Вот и все.

— Напишите, предложите для России свою стратегию роста. А то критиковать-то все мастера...

— Это легко сделать. Я уже несколько лет говорю обо всем этом как попугай. Я мог бы уместить эту стратегию на половине страницы текста, а могу написать ее на 33 страницах. Но смысл останется в том, о чем мы с вами только что говорили.

Нужно провести политические реформы, восстановить разделение властей и обеспечить верховенство права, что создаст необходимую систему защиты прав собственности, что будет поощрять инвестиции и в конечном счете приведет к устойчивому экономическому росту.

Все остальное непринципиально, я готов заранее согласиться со всем, что предложит Кудрин и его команда. С ними можно соглашаться. Но, знаете, повторюсь, если у вашей машины не работает двигатель…

— По разбитому зеркалу заднего вида можно не печалиться… То есть ничего не изменится после прочтения и принятия стратегии Кудрина? Как-то так получается?

— Думаю, что да. Думаю, вы правы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 13 апреля 2017 > № 2141423 Сергей Алексашенко


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров

«Пенсионка» ушла в ноль

Судя по официальным данным «ЕНПФ», последний месяц минувшей зимы стал серьезным испытанием для накопительной пенсионной системы, нуждающейся в экстренной подпитке дополнительными обязательными взносами работодателей (ОПВР).

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что такие взносы в размере 5% от доходов работников будут перечисляться с 1 января следующего года, но при этом они не будут являться их собственностью в отличие от нынешних 10%-ных обязательных пенсионных взносов, удерживаемых с них, и не смогут наследоваться. Более того, не все работники смогут получить выплаты за счет ОПВР, так как для этого такие взносы должны перечисляться не менее 60 месяцев на условные пенсионные счета. А пенсионные выплаты работников, не доживших до наступления возраста выхода на заслуженный отдых, государство распределит в пользу состоявшихся пенсионеров, имеющих право получение средств ОПФР. Произойдет это не скоро – лишь с 1 января 2023 года.

Как следует из сведений ЕНПФ, за февраль выплаты вкладчикам выросли на 18,4 млрд тенге, в том числе переводы в страховые компании – на 1,9 млрд тенге. При этом начисленный инвестиционный доход по накоплениям вкладчиков сократился за последний месяц зимы на 7,9 млрд тенге, «чистый» инвестдоход – на 9,4 млрд тенге. Последний показатель определяется как разница между начисленным инвестдоходом и комиссионными вознаграждениями, которые получает ЕНПФ в размере 5,25% от этого дохода и 0,0225% от пенсионных активов. Как видно из приведенных данных, в феврале общий размер комиссионных, полученных государственным монополистом, увеличился на 1,5 млрд тенге. Но при этом вознаграждение от инвестиционного дохода за последний месяц зимы не изменилось и осталось на уровне в 1,6 млрд тенге, тогда как комиссионные от пенсионных активов, получаемые «ЕНПФ» ежемесячно, выросли почти на 1,5 млрд тенге.

Понятно, что при таком раскладе у «ЕНПФ» нет особого стимула требовать от Нацбанка, управляющего инвестициями пенсионных активов, роста доходности по ним, так как можно автоматически хорошо зарабатывать на комиссии от роста накоплений вкладчиков. В итоге за первые два месяца текущего года доходность по этим накоплениям, распределенная на счета вкладчиков (получателей), упала практически до нуля, составив 0,02% годовых! В абсолютном выражении Нацбанк заработал для вкладчиков «ЕНПФ» в январе-феврале лишь 5,9 млрд тенге при том, что за первый месяц текущего года, было 13,8 млрд. тенге при доходности в 0,16%.

Столь плачевный результат в «ЕНПФ» объясняют не только инвестиционной деятельностью Нацбанка, но и волатильностью курсов иностранных валют наряду с изменением рыночной стоимости финансовых инструментов, в которые инвестированы пенсионные накопления. Действительно, убыток от переоценки иностранной валюты за два месяца достиг 89,4 млрд тенге, превысив доходы от вознаграждения по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям «обратное РЕПО», которые составили 85,3 млрд тенге. Выйти же в скромный «плюс» ЕНПФ удалось за счет доходов от рыночной переоценки ценных бумаг в его портфеле, принесших 13,3 млрд тенге.

Судя по всему, негативное влияние на доходность по пенсионным активам оказало значительное укрепление тенге к доллару в феврале на 3,5%, что автоматически повлекло отрицательную курсовую разницу по инвалютной части инвестиционного портфеля «ЕНПФ». Тем не менее, как раз долларовая его компонента растет в текущем году быстрее тенговой, прибавив с начала года 1,49% до 1 трлн 514, 62 млрд тенге, в то время как часть в казахстанской валюте увеличилась на 0,85% до 5 трлн 186,0 млрд тенге.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142320 Максим Решетников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Пермского края Максимом Решетниковым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Максим Геннадьевич, мы с Вами общались и до Вашего назначения исполняющим обязанности губернатора Пермского края. Вы уже вступили в должность, полностью, можно сказать, хлебнули всего, что в этом случае руководителю положено, погрузились в проблемы. Каковы приоритеты, что Вы видите в качестве ключевых задач для развития края в области экономики, социальных программ, где узкие места, на чём собираетесь сконцентрироваться?

М.Решетников: Дмитрий Анатольевич, уже два месяца исполняю обязанности губернатора Пермского края, вошёл в курс дел, решаю вопросы, которые интересуют жителей. В первую очередь это, конечно, вопросы социальной сферы – здравоохранения, образования, социальной защиты. Вопросы экономики, поддержки промышленности, сельского хозяйства. Первое, с чего начал, – взял под контроль реализацию тех проектов, которые на сегодняшний момент реализуются в целом по стране. Это вопрос развития качественных и безопасных дорог и вопрос благоустройства. Поскольку строительный сезон, надо успеть эти работы правильно организовать.

В этом году на дороги в крае предусмотрен очень большой объём средств – более 11 млрд рублей (в последних поправках в бюджет мы сейчас вносим уточнение), это на 65% больше, чем было направлено в дорожный фонд в прошлом году. Большая часть денег, 4,4 млрд рублей, – средства на ремонт муниципальных дорог, это в два раза больше, чем в прошлом году. И четверть денег – средства федерального бюджета, которые федеральное Правительство выделило. Это нам позволит отремонтировать в этом году более 500 км региональных и муниципальных дорог, 330 объектов. Уже два месяца очень напряжённо этим занимаемся. У нас к 1 мая будут уже и все итоги конкурсов, и все деньги до муниципалитетов будут доведены. В принципе мы как надо начинаем строительный сезон, всё должны успеть в этом году.

И ещё один важный проект, которого тоже ждут жители края, – мост через реку Чусовую, один из трёх проектов, которые в рамках поступлений от «Платона» делаются, по концессионке. Сейчас правительственная комиссия будет рассматривать, есть высокие шансы на поддержку. Тоже очень просим поддержать этот проект, его очень ждут, треть жителей края будет пользоваться этой дорогой. И сейчас, несмотря на то, что там концессия, смотрим, как сделать, чтобы для большинства жителей было бесплатное использование, потому что это основная дорога на север. Это важный проект.

Следующее направление – это благоустройство дворов. Тоже крупный проект, который реализуется с помощью федерального бюджета. У нас больше половины средств (а мы направляем 800 млн рублей) – это трансферт с федерального бюджета. Такие большие средства позволили беспрецедентный объём работ реализовать в крае: 800 дворов, 47 общественных территорий и 5 парков. В таком масштабе никогда в крае такого рода программа не реализовывалась.

Сейчас идут общественные обсуждения, и у жителей один вопрос: дальше будете делать, не бросите? Поэтому мы сейчас формируем, чтобы убедить их в этом, программу уже на следующий год. В общем, такие вопросы, что называется, на постоянном контроле.

Одна из самых горячих тем в крае – вопросы здравоохранения. Это прежде всего вопросы доступа к специалистам в поликлиническом звене, это работа ФАПов на селе. Всеми этими вопросами тоже занимаемся.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас: Вы поддержали инициативу края по строительству поликлиники в Кировском районе города Перми, а это очень нужный объект для области.

Очень много вопросов и по промышленности, и по сельскому хозяйству. Всё это в приоритете.

Д.Медведев: Максим Геннадьевич, Вы, надеюсь, самым внимательным образом следите за эффективностью использования денежных средств, в том числе на дорожные ремонты, дорожное строительство, потому что это всегда очень чувствительная и сложная тема, особенно для контроля.

Что же касается придомовых территорий, благоустройства, то это тоже очень резонансная тема, люди на неё очень хорошо откликаются. И здесь в качестве даже не поручения, а скорее рекомендации просил бы Вас самым внимательным образом сказать своим сотрудникам, чтобы они по вопросам благоустройства максимально тесно работали и общались с теми, кто на этих придомовых территориях проводит время (то есть с жителями самих микрорайонов, потому что они лучше всего знают, что им делать), учитывали их пожелания и только после этого начинали благоустройство, реконструкцию. Нужно делать востребованные и полезные вещи, согласованные с жителями. Я думаю, что Вы это понимаете, так что займитесь этим, пожалуйста.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142320 Максим Решетников


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142318 Дмитрий Медведев

Совещание по экономическим вопросам.

В повестке: поправки в бюджетный кодекс в части нефтегазовых доходов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы собрались сегодня поговорить по ряду вопросов, в том числе по важным поправкам в Бюджетный кодекс, которые формируют новую редакцию бюджетного правила, поскольку изменения касаются нефтегазовых доходов. Напомню, что в настоящий момент ситуация сложилась следующая: они выше, чем предполагалось в базовом сценарии развития экономики на 2017 год. Мы закладывали 40 долларов за баррель нефти марки Urals, по факту мы имеем выше – около 50 долларов. Теперь нам надо обсудить и принять решение, как поступить с дополнительными ресурсами, стоит ли ради них модифицировать бюджетное правило немедленно или всё-таки несколько позже.

Сегодня мы определимся по принципу распределения дополнительных доходов, который является одним из ключевых компонентов сценарных условий развития экономики на ближайшие три года. А уже завтра на заседании Правительства рассмотрим как раз эти сценарные условия. На прошлой неделе мы провели предварительное обсуждение проекта социально-экономического прогноза. Ещё раз хочу констатировать, что особых разногласий не было, позиция в общем и целом консолидированная у всех экономических ведомств, у Центрального банка. Но очевидно, что для дальнейшего движения вперёд необходима ясность и в части бюджетного правила.

Деньги никогда не бывают лишними, мы должны учитывать, что приток незапланированных доходов – если цены на сырьё останутся на этом уровне, достаточно высокими (по современным меркам, конечно), – может иметь не только положительное значение, но и ряд негативных последствий, если просто их направить на увеличение расходов. Прежде всего для показателей инфляции, которая может выйти за планку в 4%, а мы к ней стремимся, это наша целевая установка. Если это произойдёт, рост цен просто съест все возможные плюсы от дополнительных доходов. Придётся людям платить больше денег за те же самые товары. Банки сохранят более высокие ставки. Производители не смогут увеличить сбыт. В общем, риск в этом случае вырастает.

Наша задача заключается и в том, чтобы бережно относиться к достижениям в области инфляционного целеуказания, или таргетирования, как иногда говорят, которое мы в последнее время выбрали для себя. И стратегически мы можем столкнуться с очередным усилением влияния конъюнктуры сырьевого рынка. Мы добиваемся обратного эффекта – снижения зависимости бюджета от нефтяных цен. Поэтому на это тоже нужно обратить внимание.

Для ускорения экономического роста, притока инвестиций необходима и стабильность, и прогнозируемость основных макроэкономических параметров. В том числе для этого мы когда-то создавали наши резервы – резервный фонд, Фонд национального благосостояния.

Уже дважды за последние 10 лет наши резервы нам существенно помогали. Это было в 2008 году, когда начался первый виток международного кризиса, эти фонды помогли сгладить негативное влияние санкций и финансовых ограничений. И сейчас тоже. И тогда, в 2008–2009 годах, и в нынешний период они помогли и помогают выполнить социальные обязательства, что, наверное, для страны самое важное.

Нужно подумать, в какой мере мы сможем использовать резервные фонды в будущем, тем более что резервы эти, конечно, не безграничны. Обсудим, стоит ли туда направлять дополнительные доходы и как это сделать без ущерба для нашей текущей работы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142318 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142315 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с руководством фракции партии «Единая Россия».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

По сложившейся традиции мы перед отчётом Правительства обычно встречаемся, чтобы сверить часы, с представителями фракции партии «Единая Россия» – крупнейшей фракции.

Несколько слов скажу в начале нашей встречи. «Единая Россия» в Государственной Думе – это не просто самое многочисленное депутатское объединение, фракция конституционного большинства. Это, по сути, фракция, которая в значительной степени определяет движение законопроектной работы. Особенно с учётом того, что Правительство у нас тоже в значительной мере партийное и Председатель Правительства состоит в «Единой России».

Поэтому очень важно, когда мы консолидируем наши усилия для продвижения основных законопроектов, что мы с вами, уважаемые коллеги, и делали на протяжении всей нашей работы в Думе предыдущего созыва и той работы, которую ведём в Думе этого созыва. Занимаемся мы в общем очень важными, хотя, казалось бы, простыми вещами: создаём законодательную базу для строительства школ, жилья, дорогами занимаемся. Под этой работой должна быть добротная нормативная основа.

У Правительства есть своя компетенция, но без законов, без базовых конструкций эта работа просто невозможна. Я уж не говорю о том, что «Единая Россия» как партия имеет и свои партийные проекты, которые на самом деле не только партийные проекты: они в результате деятельности в Государственной Думе, а также той деятельности, которую партия ведёт в регионах, воплощаются в законы и становятся нормами жизни – в федеральные законы и в законы региональные. Поэтому, конечно, от консолидации усилий очень многое зависит.

На следующей неделе, как известно, Правительство представляет свой отчёт за 2016 год. В целом я считаю, что работа была проведена очень значительная. Ещё раз подчеркну: в очень хорошем альянсе с парламентом и, конечно, прежде всего с опорой на «Единую Россию». И это определённые результаты принесло. Наша экономика перешла в фазу роста. У нас целый ряд показателей находится на очень достойном уровне. По целому ряду параметров наша экономика сейчас выглядит лучше, чем все развивающиеся экономики – ключевые экономики, которые, скажем, относятся к экономикам стран БРИКС.

Именно об этом я планирую рассказать коллегам во время отчёта в Государственной Думе. Но работа будет немного по-другому построена. Мы договорились, что помимо доклада (он совсем коротким, конечно, быть не может, но я постараюсь его сделать чуть короче) будет много вопросов, и не только от родной, что называется, фракции, но и, естественно, от других фракций, и нефракционные депутаты у нас сейчас есть. То есть их будет много. И я постараюсь дать на все эти вопросы ответы – как представителям партии «Единая Россия», так и другим партиям, которые работают в Государственной Думе. Хочу с вами посоветоваться по некоторым моментам. Давайте продолжим эту работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142315 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2137419 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Для нас важно создать такую среду, где люди смогут расти профессионально

Выступление Министра экономического развития РФ Максима Орешкина на круглом столе Высшей школы экономики в рамках Апрельской конференции.

Максим Орешкин: Если взглянуть вперед на десятилетия, то нужно ответить на вопрос, какой будет экономика, потому что государство – неотъемлемая часть экономики. И в зависимости от того, какую экономику мы будем строить, какую хотим построить, все должно этому соответствовать.

Понятно, что в этой точке зрения мы все сходимся: экономика через 10-15 лет будет построена на благо человека. Если экономика прошлого века – экономика оборудования, машин, станков, то экономика будущего – экономика вокруг человека. Поэтому государство должно делать ставку на социальную политику, образование и экономическую политику. Чем дальше будем двигаться вперед, тем эти грани будут больше стираться. Политика образования будет в большей степени уже экономической политикой, потому что она будет отвечать на вызовы современной экономики. Тот набор знаний и способностей, которые должны быть у детей – об этом постоянно рассуждаем. Это все, что связано с коммуникациями, когнитивными способностями. Поэтому в первую очередь должно поменяться образование. Оно должно двигаться в направлении создания человека с теми компетенциями, которые будут нужны экономике через десять лет.

Вторая часть – это здравоохранение, качество жизни, тоже неотъемлемый элемент экономики будущего. Если в принципе посмотреть на развитые экономики, то видно, что там доля и образования, и здравоохранения гораздо больше, как элемент структуры экономики, поэтому Россия здесь не будет исключением. Мы будем двигаться в этом направлении, поэтому экономическая политика должна меняться.

Вторая история, связанная со средой обитания. Недостаточно только развития определенных навыков. Важно создать ту среду, в которой люди будут общаться, обмениваться информацией, расти профессионально. С точки зрения экономической политики конкурентоспособность крупных городов, конгломераций на глобальном уровне – то, что должно быть одним из якорей экономической политики.

И третий момент, который я бы назвал, это вопрос технологий. Технологии в первую очередь не производственные, а именно управленческие. Более гибкие управленческие подходы, но при этом ориентированные на результат и имеющие долгосрочную цель – это то, в каком направлении мы должны двигаться. Управленческие технологии должны меняться не только в государстве, и я бы даже сказал, не столько в государстве, сколько в частном секторе. Общаясь со многими компаниями, видно, что есть потенциал, куда расти по сравнению с лучшими иностранными аналогами. Государство через свою экономическую политику должно создавать условия, чтобы лучшие управленческие практики тиражировались, и тем самым способствовали экономическому росту.

Максим Орешкин: Необязательно искать. Мы уже на самом деле над этим процессом работаем. Если посмотреть то, что сделано за последние несколько лет, особенно в части малой и средней приватизации, продажи малых компаний, то здесь прогресс на самом деле достигнут большой. И на ближайшую трехлетку в феврале Правительство приняло новый план приватизации с тысячей примерно акционерных обществ, которыми сейчас владеет государство. Половина предполагается к продаже.

С приватизацией, важно понимать: чтобы на тех рынках, где продаются компании, в первую очередь создавались конкурентные условия, была конкуренция. Ни в коем случае нельзя продавать естественным монополистам. Мы прекрасно знаем из экономической теории, что после этого будет происходить – максимизация прибылей естественных монополистов с потерями для общества. Поэтому процесс приватизации должен двигаться вперед, но в первую очередь, нужно смотреть на вопрос конкуренции. И вопрос конкуренции ставить на первое место, а вопрос приватизации – на второе, как последующие вместе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2137419 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 апреля 2017 > № 2136780 Михаил Мишустин

Посещение Федеральной налоговой службы.

Руководитель ФНС Михаил Мишустин рассказал Президенту о современных стандартах работы налоговых органов, новейших инструментах обслуживания налогоплательщиков.

Глава государства, в частности, ознакомился с основными этапами работы с посетителями налоговых инспекций, начиная с регистрации в электронной очереди и заканчивая подачей документов и контролем работы сотрудников. М.Мишустин также продемонстрировал В.Путину работу сервиса «Личный кабинет налогоплательщика».

Руководитель ФНС информировал В.Путина об итогах работы ведомства за первый квартал 2017 года.

* * *

М.Мишустин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы хотим показать Вам те инструменты, которые используют наши налогоплательщики для работы с налоговой службой, в первую очередь для выполнения своих обязательств. И главным таким инструментом является наш сайт, портал налоговой службы nalog.ru.

Здесь представлены все линейки сервиса, который помогает людям удобно платить налоги. Основные – это личные кабинеты физического лица, индивидуального предпринимателя, юридического лица, иностранной компании. Всё это на сегодня делается, фактически не приходя в налоговую инспекцию. А для того, чтобы [разъяснить] какие-то вопросы, дать пояснения при помощи этого портала, мы сделали видеопомощника. Это небольшие мультфильмы, которые позволяют человеку, если что-то сложное, понять, как, так или иначе, исполнить свой долг или своё [налоговое] обязательство.

Таким образом, идёт пояснение по вопросам налогообложения любой сложности, и потом привязка к сервису. И так платить налоги, как сказал сейчас в ролике видеопомощник, не сложно. Мы хотим показать Вам сегодня, как платят налоги физические лица.

Владимир Владимирович, мы начинали этот сервис в 2011 году, Вы ещё работали в Правительстве. Я Вам докладывал тогда первые итоги оплаты через интернет, тогда оплатили 132 миллиона рублей. Сегодня 25 миллионов физических лиц пользуются этим сервисом, это самый популярный сервис. За эти годы уже 77 миллиардов рублей налогов было оплачено через интернет.

Мы создали такого Авдошина Александра Алексеевича, которого на самом деле не существует, поэтому можно смотреть все его данные. Если человек заходит в свой личный кабинет, он видит в первую очередь свой профиль, это информация, которая содержит его электронный адрес, телефон, персональные данные, в случае чего он может их поправить. Если всё в порядке, то он может открыть раздел объектов налогообложения, где может ознакомиться с тем, что ему принадлежит на праве собственности, что знает про него государство, абсолютно открыто – с налоговой базой, долей права, категорией земель, если это земельный участок. Обычно это квартиры, земельные участки, транспортные средства и так далее.

Если всё в порядке, то налогоплательщик может приступить к оплате налогов, если есть вопросы, он всегда может их задать посредством личного общения с налоговой инспекцией. Здесь он может использовать обратную связь, где, в частности, простым текстом написать, например, что продал машину, но по ошибке ему выставили уведомление. Может также приложить свидетельство о продаже, после чего он не ходит по инстанциям, никому ничего не доказывает. Это очень удобно.

И если всё в порядке после такой «генеральной уборки» своих данных, если налогоплательщик уже сформировал всё правильно, то он может приступить к оплате. Как это сделать? Он может посмотреть своё налоговое уведомление простым способом: подойти к каждому виду налогов (это три основных налога: земельный, имущественный и транспортный), посмотреть, если что-то не так, опять поправить, но если всё в порядке, он тогда смотрит уведомление. Это основной документ в Российской Федерации, который формирует, собственно говоря, налоговые обязательства.

Если нужно в деталях ознакомиться с расчётами, он это может сделать, но если всё в порядке, он может просто оплатить эти начисления двумя способами. Первый – сформировать платёжку автоматически и, собственно говоря, пойти в банк. Или второй способ: через онлайн-оплату выбрать соответствующий банк, их сегодня 36, которые такие услуги предоставляют (мы можем выбрать, например, Сбербанк), после чего вводит логин и пароль, и через несколько минут фактически все обязательства по оплате налогов гражданин Российской Федерации исполняет.

Есть также линейка личных кабинетов юридического лица, когда компания также платит, личный кабинет индивидуального предпринимателя. Вчера у нас состоялось важное событие: на налоговый учёт встала компания «Фейсбук», которая фактически вчера зарегистрировалась добровольно в личном кабинете на нашем сайте, иностранная компания.

С 1 января, Вы знаете, Владимир Владимирович, подписан соответствующий закон, ввели НДС на электронные услуги, которые предоставляют нам иностранные компании, нашим физическим лицам. Во всём мире все платят, но почему-то у нас было такое несоответствие. На сегодня практически 100 компаний основных провайдеров электронных услуг встали на налоговый учёт в Российской Федерации. Сделать это очень просто, можно подать заявление, пройти онлайн-тест, и, собственно говоря, мы видим, что этот процесс идёт очень спокойно и стабильно.

Хотел также показать Вам, на сегодняшний день то, что было Вами поручено, – это технология работы с контрольно-кассовой техникой онлайн, непосредственно передача от всех касс, которые сегодня работают в стране, информации в Налоговую службу. Это возможность для людей проверить, что они купили, у кого, посмотреть электронный чек. Собственно говоря, это делает более прозрачными отношения власти и бизнеса.

На сегодняшний день, Владимир Владимирович, с 1 февраля мы приступили к промышленной эксплуатации этой системы. Выручка, которая уже видна и для Налоговой службы, и налогоплательщикам, сегодня свыше 434 миллиардов рублей. Видите, выделен специально НДС, в случае необходимости проверки это всё легко посмотреть. Чеков выписано 863 с лишним миллиона, всего уже у нас сегодня (эта цифра всё время меняется) 278 тысяч с лишним онлайн-касс, которые уже работают.

Позже я покажу уже более детально, как система работает. Скажу так, что мы сделали специально геотаргетинг, когда мы можем видеть всю страну, и все кассовые аппараты здесь прозрачно показаны. Можно также смотреть, где они расположены, их оборот и так далее. Надеюсь, что эта технология позволит нам опрозрачить полностью, как я уже сказал, отношения с бизнесом и снизить вообще какие-либо проверки.

Практически на сегодняшний день мы очень мало проверяем предприятия малого бизнеса, как Вы нам и поручали. Думаю, что будущее вообще будет за автоматическим начислением на упрощённую систему налогообложения. Не надо будет сдавать соответствующие декларации или что-то ещё, если всё понятно, и упрощённая система налогообложения позволяет прозрачно с государством разговаривать.

И хочу показать в конце небольшой ролик, который показывает, каким образом созданная технология обеспечивает функционирование всех сервисов. (Демонстрируется ролик.) В первую очередь речь идёт о центрах обработки данных. Один, первый, в Московской области, в городе Дубна был построен, и второй – в городе Городец Нижегородской области. Они обеспечивают обработку информации со всей страны, связаны они со всеми налоговыми инспекциями. Очень быстро и комфортно. Информационная система, которая сегодня эксплуатируется, представляет свыше 50 электронных сервисов на нашем сайте, портале. Кстати, мы берём очень много российских технологий, импортозамещением занимаемся.

На сегодняшний день основные системы, которые позволяют нам добиваться, в общем-то, неплохого результата, в том числе по эффективности администрирования, – это автоматизированная система контроля за возмещением НДС. Она позволяет в автоматическом режиме проверять все цепочки уплаты НДС всеми контрагентами.

Соответственно, на сегодняшний день контрольно-кассовая техника, мы видим, очень хороший эффект оказала на наших налогоплательщиков. Будем продолжать дальше расширять соответствующие сервисы вокруг этого.

Далее – маркировка. Сегодня пилотным проектом по маркировке были изделия из меха. Мы в промышленную эксплуатацию его в сентябре сдали, оборот в восемь раз вырос. За год было на 7 миллиардов продаж шуб, сейчас уже 52 миллиарда рублей.

В.Путин: Просто легализовали.

М.Мишустин: Да, совершенно, именно так и есть. Мы сейчас приступим к маркировке лекарств.

И, наконец, оптимизирована система записи актов гражданского состояния. Мы занимаемся более чётко тем, чтобы эта информация была абсолютно понятна в учётных системах. Также создаём реестр субъектов малого предпринимательства на этой основе.

И, наконец, в завершение – все эти технологии позволяют нам представлять эти услуги онлайн на портале через любые коммуникаторы. И, как я уже сказал, их большое количество, людям достаточно удобно.

И если смотреть на результаты в реальном исчислении, то темп роста налоговых сборов в стране на 15 процентных пунктов опережает за несколько лет темпы роста ВВП без поднятия налоговых ставок, то, что Вы обещали.

Ну и, наверное, я, если позволите, доложу о результатах первого квартала.

В.Путин: Пожалуйста.

М.Мишустин: Первый квартал, мы подводили буквально сегодня последние итоги, принёс в казну плюсом 30,8 процента по сравнению с первым кварталом 2016 года. Сумма – 4,2 триллиона рублей.

В.Путин: То есть рост более чем на 30 процентов.

М.Мишустин: Да, более чем на 30 процентов. В федеральный бюджет поступления растут более чем на 45 процентов и составили 2,4 триллиона рублей. Без сомнения, основным таким драйвером является налог на прибыль, он растёт, это в том числе свидетельствует об оживлении экономики. Прибыль прибыльных предприятий увеличилась, на 33 процента вырос в доле консолидированного бюджета налог на прибыль за соответствующий период по сравнению с 2016 годом. Налог на доходы физических лиц – плюс 42 миллиарда рублей, или плюс 7 процентов, он примерно соответствует росту номинальной заработной платы. НДС – плюс 17 процентов (это очень хороший показатель, он, в принципе, по расчётам должен был снижаться), плюс 123 миллиарда рублей.

И рекорд – опять акцизы. Акцизы, я докладывал Вам на прежней встрече, – плюс 103 миллиарда рублей, растут на 34 процента, это связано в том числе с мероприятиями и по Вашему поручению, и по обелению соответствующих отраслей, алкогольных, и продолжается этот тренд очень неплохо.

Треть прироста – это работа, связанная с информационными технологиями, налоговым администрированием, примерно 185 миллиардов рублей, в том числе автоматизированная система контроля за возмещением налога на добавленную стоимость. Если ещё говорить о результатах, у нас самое важное, что без дополнительных проверок 257 тысяч налогоплательщиков самостоятельно свои уточнили обязательства после получения нами предупреждающих соответствующих писем и уведомлений.

В.Путин: Сдались.

М.Мишустин: Ну, да. В два с половиной раза сократилось число фирм-однодневок, это тоже очень важно. И примерно в восемь раз вообще сократилось количество попыток возмещения по каким-то мошенническим схемам.

Если говорить о поступлении страховых взносов, в первом квартале мы приступили к работе в качестве администратора страховых взносов – это Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования. Результаты неплохие: 4 процента – рост квартал к кварталу, март – рост 7,1 процента. Надеемся, что будем администрировать так же стабильно. И, что очень важно, в личных кабинетах физических лиц мы сделали специальный раздел, где мы будем информировать в том числе о страховых взносах и формировании пенсионных прав, которые будут происходить у граждан, они будут видеть это практически онлайн.

И буквально несколько слов о системе маркировки товаров. Я Вам уже сказал о том, что на сегодня у нас произошёл очень большой рост по легализации. Мы собираемся на этой основе также строить целую цепочку технологий, которые будут позволять легализовать обороты жизненно важных товаров и с помощью кумулятивного эффекта использования информационных технологий достигать эффективности налогового администрирования, надеюсь, без повышения большого соответствующих ставок налогов.

В.Путин: Очень хорошо.

Спасибо Вам большое. Это действительно очень хороший результат, имея в виду, что мы без повышения налоговой нагрузки можем добиваться позитивных трендов, создания этих трендов и удержания их, имея в виду внедрение новой техники и улучшение администрирования, избежание различных «серых» схем, в том числе как на примере с шубами. По сути дела, это легализация оборота этих товаров. Это цивилизованный способ перекрытия контрабанды на самом деле, которая идёт у нас, к сожалению, через те границы, которые являются неприкрытыми, где у нас нет ещё достаточной урегулированности этих вопросов с партнёрами. Но такими методами, безусловно, можно проблемы защиты национальных интересов в фискальной сфере решать, и решать весьма эффективно.

Так что большое спасибо.

М.Мишустин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Хотел ещё сказать о некоторой обеспокоенности. У нас по системе контрольно-кассовой техники (мы занимаемся сейчас внедрением) была немножечко высокая цена на кассы. У нас, к сожалению, ряд налогоплательщиков – производителей кассовых аппаратов, скажем так, наверное, хотели заработать вначале на реформе. Но мы стараемся сейчас как можно больше привлечь, и Вы поручали, общественные организации (Торгово-промышленную плату, «Деловую Россию», «Опору России»), для того чтобы (в общем-то, это, наверное, и их функция тоже – чтобы возрастала конкурентность среди предпринимателей) информировать о кассах. Но на сегодняшний день конкуренция уже сильно развивается, и надеемся, что по соответствующим законам все выполнят в срок обязательства по применению контрольно-кассовой техники онлайн.

В.Путин: Да. Здесь нужно без всяких перегибов, но дисциплина, безусловно, должна присутствовать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 апреля 2017 > № 2136780 Михаил Мишустин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138345 Алишер Усманов

Алишер Усманов: рынок технологических компаний «перегрет», пришло время сырьевых

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Инвестиции в акции Facebook принесли Усманову $1,4 млрд, предприниматель вкладывал деньги в Alibaba, Twitter и Uber. Но сегодня миллиардер делает ставку на сырье

Миллиардер Алишер Усманов F 3, инвестировавший в Facebook и до сих пор владеющий долей в Uber Technologies Inc., возвращается в сырьевую отрасль, где он сколотил основу своего состояния.

Бизнесмен сообщил, что вложил деньги в производителей природных ресурсов, поскольку они возобновили рост в прошлом году после трех лет снижения цен, передает Bloomberg. Это подтверждают и объективные данные: Bloomberg World Mining Index в 2016 году подскочил на 38% на фоне улучшения ситуации в экономике КНР и роста цен на металлы.

«Прошедший год показал, что такие сырьевые компании, как BHP Billiton, Fortescue и традиционные компании нефтегазового сектора, также могут предлагать высокую доходность инвестиций», — заявил Усманов, не назвав компании, куда он инвестировал средства.

Усманов занимает 66-е место в глобальном рейтинге Forbes с состоянием $15,2 млрд (+ $2,7 млрд за год). Главным активом бизнесмена является холдинг «Металлоинвест».

Инвестиции Усманова в технологические компании

Алишер Усманов инвестировал в Facebook и в Alibaba Group Holding Ltd., и обе инвестиции принесли ему прибыль. Также Усманов вкладывал деньги в Twitter Inc. и Apple Inc.

DST Group, принадлежащая миллиардеру, впервые приобрела акции крупнейшей в мире соцсети в 2009 году, когда Facebook оценивался лишь в $6,5 млрд. В 2012 году фонд продал акции социальной сети на $1,7 млрд, когда американская компания оценивалась в $100 млрд. В конце 2016 года предприниматель также полностью вышел из капитала китайского интернет-ретейлера Alibaba Group.

Еще порядка $1 млрд бизнесмен вложил в крупнейшую в Индии компанию в сфере электронной коммерции Flipkart Online Services Pvt., китайского производителя смартфонов Xiaomi Corp., технологические компании Ola Cabs в Индии и Didi Chuxing в Китае.

Тем не менее Усманов убежден, что, хотя его текущие доли в технологиях и онлайн-бизнесе принесут прибыль, он не планирует больше инвестировать в эту сферу. Доли в активах, приобретенных пять-семь лет назад, бизнесмен планирует сохранить. Однако в ряде технологических компании предприниматель намерен выйти в кеш и сократить свои пакеты.

«Стоимость многих активов в этом секторе уже перегрета», — убежден миллиардер.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138345 Алишер Усманов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138339 Алексей Фирсов

Made in Russia: об особенностях национального бренда

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Медийная культура Запада транслирует последовательный образ России как «отморозка» с заточкой в кармане и специфичными понятиями о добре и зле, поддерживающего режим в Сирии, который, по мнению международной аудитории, использует химическое оружие

«Биография» страны, как и человека, — это сумма сделанных выборов, решений, каждое из которых — контур незавершенного рисунка. Условная линия, проходящая через точки ключевых решений, чертит сложную фигуру — то, что становится сжатым образом страны, ее национальным брендом. Бренд может казаться статичной и жесткой конструкцией, но именно потому, что в его основе — момент выбора, он на деле открыт и подвижен, продукт социального творчества.

Одной своей стороной бренд обращен внутрь, к своему населению. Другой — к внешнему миру. Ни в том, ни в другом случае национальный бренд России сегодня не описан и не стал осознанным сообщением. Он формируется либо стихийно, либо, в худшем случае, искусственно, но не нами и вместо нас.

«Стихийное формирование бренда сродни отсутствию миссии, что в результате не позволяет формулировать стратегические цели, — говорит директор Национального института конкурентоспособности Андрей Шестопалов. — Как следствие, становится невозможным сформировать эффективную структуру и сфокусировать ресурсы на главном. Возвращение к архаике и консерватизму не может дать сильной идеи. Идеи, которые сегодня движут миром, — это освоение планет и дальнего космоса, кратное увеличение возможностей человека через интеграцию с искусственным интеллектом, излечение от сложных болезней и значительное продление жизни. Это территория принципиально новых смыслов». Шестопалов хочет этим сказать, что описание бренда в понятийной сетке прошлого грозит неизбежным регрессом.

События, которые определяют сегодня восприятие России, представлены во внешней среде критически негативно. Крайние точки, по которым проходит линия рисунка, примерно таковы: брутальная фигура Владимира Путина, малайзийский Boeing и украинский конфликт, олимпийский допинг, сложные репутационные кейсы ряда чиновников и представителей крупного капитала, ситуация с либеральными свободами, коррупционный шлейф, предстоящий чемпионат мира по футболу с призывами его бойкота; Сирия — поддержка режима, который, по мнению международной аудитории, использует химическое оружие. По значению, интенсивности каждого из этих моментов можно было бы составить полезную карту рисков; возможно, этим кто-то и занимается.

Иными словам, медийная культура Запада транслирует последовательный образ «отморозка» с заточкой в кармане и специфичными понятиями о добре и зле. Его принято бояться и сторониться. И хотя порой романтичные девушки влюбляются в хулиганов (в нежном и хрупком мире осталось слишком мало субъектов, которые умеют по-настоящему драться), в целом возникла ситуация, когда общение становится дискомфортным. Такая ситуация может казаться внутри России тупиком, но она — тупик, если сводить репутацию только к набору PR-технологий и надеяться, что проблему может решить очередной Ketchum (PR-агентство, представлявшее в прошлом интересы России за рубежом).

Структура национального бренда более сложная, чем поток последних событий. Помимо текущих событий в нем есть более фундаментальные черты, которые могут «излучать» целый диапазон инвариантов. Например, С-400 и мощное ядерное оружие — это тоже своя, «тяжелая» часть бренда. Нефтяная труба и газ. Драматическая история прошлого века. Огромное пространство, которое кажется пустым. Понятие «отсталости», свойственное оценочным критериям Запада или понятие «возможности», созданное ситуацией постоянного выбора. Для интеллектуалов — русская литература или балет. Это более глубокий слой, но он связан с первым: либо поддерживает его, либо вступает с ним в конфликт.

Отдельный, автономный слой бренда — это набор лубочных картинок: медведи, икра, водка и т.д. Или доведенные до лубочного шаблона образы национальной культуры: телеканал «Царьград», мужской клуб «Распутин». Эти втянутые в структуру бренда комичные образы, кстати, могут выполнять позитивную роль «ложной мишени» — они часто помогают выйти из затруднительных положений в коммуникациях. «О, русский — водка, Достоевский», и разговор уходит в область периферийных значений, блокируя неуместную серьезность.

И наконец, эмоциональная оболочка бренда, которая окружает его содержание. «Непредсказуемость», «безоглядность», «покорность», «жертвенность» и т. п. — эти шаблонные черты «национальной личности» тоже входят в структуру образа, становятся приправой его восприятия, которая определяет не состав ингредиентов, но акценты вкуса. В итоге получается сложная композиция: смысловое ядро как набор ключевых стереотипов, «политический уровень» — повестка текущего момента, уровень эмоциональных реакций. Есть еще уровень персонального опыта. Но это не все и не главное. Собственно, отсутствующий элемент и показывает, почему национальный бренд России не сформирован.

Бренд описывается прошлым, подтверждается настоящим, но его смысл и задание — нацеленность в будущее. Рисунок потому и открыт, что в нем есть обещание, свобода и направление нового штриха, приглашение присоединиться к рисованию. Но текущая идеология не стала ценностным предложением для будущего. Она объясняет настоящее, в котором в ней есть место пятой колонне, вражескому поясу, объяснению текущих трудностей. Но нет того мессианского импульса, который был сильным козырем Советского Союза.

СССР давал миру не только сибирскую нефть и не только страх ядерного возмездия. Он пытался сформулировать универсальное предложение. Оно могло шокировать, пугать, но и магнетически притягивать. Конечно, не все страны и культуры формируют свою ценностную платформу. Но тогда они присоединяются к тем, кто это сделал. Россия, в силу своей традиции и амбиций, не может согласиться на эту вторичную роль, но в силу внутреннего ценностного раскола не может выработать свою. Отсюда — обреченность на непонимание и отсутствие реальных союзников. Геополитическое одиночество.

«Евразия», «Русский мир», «Православная цивилизация» — эти идеологические субстраты хороши для того, чтобы посылать сигнал внутрь контура, мобилизовывать внутреннюю среду, пусть и с угасающим уже эффектом. Однако в них нет достаточного ценностного потенциала для экспорта. Вот пример. Допустим, в наших домашних заготовках западный мир структурирован через категории общества потребления, разрушения традиционных ценностей, гегемонизма, сексуальных перверсий и тому подобное. Однако страна, образ которой в свою очередь описан через систему коррупционных связей, ушедшую в космический отрыв элит и колоссальные социальные диспропорции, не может выступать равнозначной альтернативой, даже если критика признается справедливой.

Почему отлаженная, эффективная на тактических уровнях идеологическая машина государства буксует в этом направлении? Отчасти потому, что не создана интеллектуальная команда, которая, с одной стороны, может решать эту задачу, с другой — имеет доступ к механизмам ее решения. Но это технический уровень. Непростой, но решаемый. Сложнее с более фундаментальным уровнем проблемы.

Задача не в том, чтобы составить очередной документ и интегрировать его в большую концепцию внешних коммуникаций. А в том, чтобы преодолеть раскол между декларацией и реальностью. Успех христианства был обеспечен не текстом евангельской проповеди, а практикой первых общин, ее подтверждающих. Точно так же кризис католичества накануне Реформации возник не потому, что проповедь устарела, а потому что церковная элита вступила в фазу этического распада. То есть вопрос не в тексте сообщения, а в его подтверждении своими действиями.

Поэтому причина внутреннего раскола — в несоответствии двух уровней: ценностного предложения населению и ценностных критериев элиты в отношении себя. Здесь наступает момент социального диссонанса. Как диссонирует пол из мореного дуба в кабинете руководителя компании с журчащим сортиром из прошлого века в цеху его предприятия. Это обстоятельство фундаментально блокирует возможность контр-игры в отношении отвратительного образа России в мире — формирования собственной глобальной идеи.

У страны есть возможности ее качественно прорисовать, но нет социального лифта для ее носителей. Это стимулирует население «отслаиваться» от репутационных проблем государства, переходить на уровень автономного существования. То есть вокруг институтов власти все шире формируется круг людей, которым по большому счету «все равно».

При этом ниша для новой идеологической платформы существует. Классические модели бренда, созданные в прошлом веке, отстают от реальности. Ни западная, ни китайская, ни исламская платформы в нынешнем виде не создают уже функцию мирового интегратора. Собственно, сбои в политическом проектировании последних лет, ошибки расчетов и зияющая непредсказуемость будущего, из которого начинает сквозить ужас катастрофы — свидетельство нового запроса.

Известный маркетолог, директор Института территориального маркетинга и брендинга Андрей Стась, отмечает здесь со скепсисом в отношении нынешних моделей: «Бренд России, как и других стран, играющих ключевую роль в современной геополитике (США, Великобритании, Китая), находится под одновременным разнонаправленным воздействием нескольких сил. Это и внутренние политические процессы, и восприятие внешней политики населением других стран, и публичная дипломатия стран-конкурентов-оппонентов. В этом потоке сообщений образ непосредственно страны, ее людей, природы, достижений, культуры теряет свои очертания.

Поэтому мы видим успешные целостные кампании по развитию брендов Сингапура, Хорватии, ЮАР, Уганды, Гонконга и других малых и средних государств, но практически не видим целостности брендов России, США, Великобритании, Китая. Что бы ни говорили о себе сейчас россияне и американцы, их усредненное восприятие человечеством как целевой аудиторией все равно будет строиться вокруг С-400 и «томагавков» соответственно. Впереди долгий и сложный процесс восстановления образа, сбора его отдельных фрагментов, поиска подходящего места для каждого из элементов национальной идентичности», — говорит Стась.

Поразительно, что у России — при ее сжимающейся экономике, слабости институтов и энергетической истощенности — здесь есть шанс. Потому что есть опыт авангардных решений, есть необходимость внутренней трансформации и сильный культурный слой. В каком-то смысле ситуация напоминает конец николаевской эпохи 19 века, когда в обществе уже накапливалась и сжималась энергия будущих изменений. Чтобы освободить эту энергию, надо вывести мысль из шаблонных решений, которые формируют современная публицистиках, система грантов, идеологическая разметка и главное — освободить процесс социального творчества, стимулировать ротацию элит.

Конечно, шансов на такой прорыв мало. Но их всегда очень мало. И тем не менее прорывы происходят.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138339 Алексей Фирсов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 10 апреля 2017 > № 2135886

Кремль определился с экспертами

Аналитический институт администрации президента начал работу

Андрей Винокуров

Аналитический центр «Экспертный институт социальных исследований», создаваемый по инициативе администрации президента, прошел процедуру регистрации в Минюсте. Совет директоров организации возглавит декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов, ему помогут известные политологи Андрей Мельвиль и Станислав Еремеев. За работу с экспертным сообществом ответит политолог Глеб Кузнецов, а мониторинг выборов будет осуществлять Андрей Колядин.

Как стало известно «Газете.Ru», некоммерческая организация, на которую будут возложены функции своеобразного think-tank — аналитического центра — при внутриполитическом блоке администрации президента (АП), прошла регистрацию в Министерстве юстиции. Об этом «Газете.Ru» рассказали два осведомленных источника, близких к Кремлю. Один из них утверждает, что ряд сотрудников нового института уже приступили к работе. Второй заявил «Газете.Ru», что документы пришли из Минюста на прошлой неделе. Аналитический центр будет иметь организационную форму автономной некоммерческой организации и носить название «Экспертный институт социальных исследований» (ЭИСИ).

Совет директоров фонда возглавит декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов. Ранее СМИ прочили его на разные должности в создаваемой в интересах АП структуре. Назывались должности генерального директора и главы правления фонда. По информации «Газеты.Ru», у Шутова есть довольно большой практический опыт работы политтехнологом, он консультировал Георгия Полтавченко, когда тот был полномочным представителем президента России в Центральном федеральном округе. По информации «Газеты.Ru», с губернатором Санкт-Петербурга у него сохранялись хорошие отношения и в дальнейшем.

Однако с момента создания факультета политологии МГУ в 2008 году Шутов полностью сосредоточился на работе в должности его декана. Шутов является доктором исторических наук, в 1999 году защитил диссертацию по теме «Земский избирательный процесс в России (1864–1917)».

Помимо Шутова, по словам одного из источников, в совет директоров ЭИСИ, в частности, войдут известные в научной среде политологи: декан факультета социальных наук НИУ ВШЭ Андрей Мельвиль и ректор Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина Станислав Еремеев.

Отметим, что Мельвиль фактически является одним из основателей российской научной политологии.

Сам Андрей Шутов отказался давать комментарии «Газете.Ru».

Попечительский совет института возглавит Борис Грызлов, последнее время активизировавший деятельность бюро возглавляемого им высшего совета «Единой России». Исполнительным директором института станет Анна Федулкина, сейчас занимающая аналогичную должность в пиар-агентстве «Полилог». По словам одного из источников, сообщившего о регистрации института, она будет отвечать за организационное сопровождение его работы.

По словам других источников «Газеты.Ru», близких Кремлю, «Полилог» активно сотрудничал с «Росатомом» и конкретно с Александром Харичевым, перешедшим на работу в Кремль на должность заместителя главы управления внутренней политики вслед за Сергеем Кириенко. По информации «Газеты.Ru», именно Харичев отвечает сейчас в администрации президента за подготовку губернаторских выборов. Также источники отмечают, что назначение Федулкиной означает, что с организацией будет неформально сотрудничать Андрей Полосин, занимающий в «Росатоме» должность руководителя управления по работе с регионами. До ухода Харичева в Кремль они плотно работали друг с другом, а «Полилог» брал на себя организацию многих региональных мероприятий «Росатома».

На момент публикации «Газета.Ru» не смогла оперативно получить комментарий Федулкиной.

Наконец, непосредственную работу по двум ключевым направлениям деятельности ЭИСИ возьмут на себя политолог Глеб Кузнецов и бывший руководитель департамента региональной политики администрации президента Андрей Колядин.

Кузнецов возьмет на себя работу с экспертным сообществом и социальные исследования. Эксперт также не стал комментировать информацию «Газеты.Ru» о своей новой работе.

Колядин работал в администрации президента с 2009 по 2012 год. В то время первым заместителем руководителя АП, отвечавшим за внутриполитический блок, был Владислав Сурков. В новой структуре ЭИСИ Колядин займет должность руководителя лаборатории региональной политики. Прежде всего, она займется мониторингом ситуации в тех регионах, где в сентябре предстоят выборы губернаторов. Основной задачей будет выявление возникающих угроз и выработка рекомендаций по их устранению. По словам источника, сотрудники лаборатории будут составлять комплексные доклады по наиболее сложным территориям.

В дальнейшем эта практика может быть экстраполирована на всю страну, но уже после сентябрьских выборов. Андрей Колядин подтвердил свое назначение «Газете.Ru», но отказался от комментариев, сославшись на то, что в данный момент идет доработка окончательной концепции работы института.

Напомним, что в 2018 году в России пройдут выборы президента.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 10 апреля 2017 > № 2135886


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2134989 Дмитрий Медведев

О расходовании средств резервного фонда Правительства России в 2017 году.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы планировали встретиться и обсудить сегодня, на какие цели, в каком размере и порядке будут расходоваться средства резервного фонда Правительства в текущем году. Минфин свои предложения подготовил, мы их послушаем и обменяемся мнениями о том, что является первоочередными задачами, что можно было бы перенести на потом.

Сразу хочу отметить, что резервный фонд в целом выполняет поставленные перед ним задачи, приоритеты, доказал свою эффективность как финансовый инструмент, позволяющий Правительству выделять деньги на непредвиденные расходы, которые не заложены в федеральный бюджет, оказывать поддержку и регионам, и отдельным отраслям промышленности, финансировать социально значимые проекты.

В этом году благодаря резервному фонду мы сможем направить на обеспечение социального и экономического развития страны до 107,5 млрд рублей, в том числе провести докапитализацию Фонда развития промышленности на 17,4 млрд рублей, чтобы поддержать ряд отраслей. Необходимые для этого средства в резервном фонде сформированы. Мы с вами занимались этим специально, обсуждали, что туда должно войти, а что – нет. Напомню, что в начале апреля мы также увеличили его объём на 16,2 млрд рублей за счёт не использованных в прошлом году остатков средств федерального бюджета. Есть предложения по увеличению объёма фонда ещё на 8 млрд с лишним рублей за счёт субсидий регионам, которые не были распределены к 1 февраля текущего года. Мы с вами эти предложения обсудим в ходе различных существующих для этого форматов – и с верхней палатой, и с депутатами, в рамках трёхсторонней комиссии по межбюджетным отношениям – и окончательно определимся.

Надо думать и об источниках формирования фонда, использовать резервы максимально эффективно, стараться сохранять их в нынешних условиях, которые, несмотря на общее восстановление экономики, являются весьма сложными для развития страны в текущей экономической ситуации. Поэтому нам необходимо иметь достаточный запас прочности. Это основной подход.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2134989 Дмитрий Медведев


США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 10 апреля 2017 > № 2134532 Дмитрий Новиков

Без партнерства

Что означает отказ Вашингтона от ТПП для будущего мировой торговли

Дмитрий Новиков - научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ЦКЕМИ НИУ ВШЭ), Россия.

Резюме Ожидаемый переход республиканской администрации США к практике продвижения двусторонних ЗСТ вместо многосторонних партнерств способен стать даже более эффективной стратегией с точки зрения геоэкономической консолидации азиатских союзников вокруг Вашингтона.

Отказ новой республиканской администрации от одной из самых масштабных торгово-экономических инициатив Соединенных Штатов – Транстихоокеанского партнерства – обозначил сдвиг в азиатской политике Вашингтона. Для американских союзников и конкурентов в АТР это чревато появлением новых рисков, связанных с неопределенностью. Между тем речь, возможно, идет лишь о смене облика, но не содержания проводимой политики.

Цена вопроса

Выход США из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) – соответствующий указ Дональд Трамп подписал 23 января, спустя три дня после инаугурации – будет иметь как региональные, так и глобальные последствия, масштаб которых пока трудно оценить. ТТП стало одним из главных элементов американского «разворота в Азию», и в последний год пребывания у власти Барака Обамы (после подписания соглашения в октябре 2015 г.) подавалось как важнейший внешнеполитический успех демократов. В глобальном измерении ТТП наряду с Трансатлантическим торговым и инвестиционным партнерством (ТАТИП) являлось частью комплексной стратегии по преобразованию международного экономического порядка.

По замыслу инициаторов, новые структуры должны были прийти на смену уже не удовлетворяющей интересы Вашингтона глобальной экономике. Провал попытки «централизованного» (через ВТО) обновления правил международной торговли, предпринятой в рамках Дохийского раунда, еще в середине 2000-х гг. поставил вопрос об альтернативных путях развития институтов регулирования мировой экономики: одной из альтернатив стало создание двусторонних зон свободной торговли, бум которых наблюдался в АТР в 2000-е годы. Для Вашингтона вопрос о реформе установившегося после холодной войны порядка обрел особое значение после экономического кризиса 2007–2009 гг., он ускорил изменение расстановки сил на мировой арене, высветив укрепление Китая. Относительный неуспех США и появление новых центров силы продемонстрировали, что при сохранении прежних правил игры, основанных на нормах ВТО и других Бреттон-Вудских институтов, Соединенные Штаты не просто перестают быть главным бенефициаром глобализации, но могут оказаться среди проигравших (если не экономически, то политически). Проекты ТТП и ТАТИП стали попыткой обновления этих правил ради большего соответствия американским интересам.

ТТП являлось важным инструментом азиатской политики администрации Обамы. С одной стороны, оно удовлетворяло существующий в регионе спрос на институты, с другой – упрочило архитектуру противостояния растущей мощи Китая. Примечательно, что в первые годы этот проект представляли как открытый формат вовлечения и мягкого навязывания Пекину новых правил игры, но с ростом американо-китайской напряженности риторика приобретала все более антикитайский тон. С осени 2015 г. в ряде публичных заявлений и прежде всего в знаменитой майской статье в The Washington Post Обама открыто указывал, что ТТП призвано не допустить, чтобы правила международной торговли писались в Пекине (и вообще где-либо кроме Вашингтона).

Однако успехи в плане практической реализации этой политики оказались невелики. Администрация Обамы добилась подписания (но не ратификации) ТТП, так и не сумев должным образом «продать» соглашение на внутриполитическом рынке – итоговый текст, по мнению многих критиков, был полон необязательных уступок. Переговоры же по ТАТИП, судя по регулярным утечкам и публичным заявлениям по обе стороны Атлантики, «забуксовали» еще в последний год президентства Обамы. Европейцы затягивали переговоры с покидающей Белый дом администрацией, ожидая прихода новой команды, которая обладала бы возможностью и политическими ресурсами обеспечить ратификацию документа.

Сторонники обоих проектов делали ставку на Хиллари Клинтон, которая стояла у истоков этих инициатив и являлась, по сути, консенсусным кандидатом от политического и бюрократического истеблишмента. Предполагалось, что, несмотря на ее критику условий соглашения по ТТП, после выборов проект вернется в повестку дня. Азиатские союзники США не скрывали расчета на то, что новая демократическая администрация, возможно после символических поправок, добьется ратификации ТТП, и выстраиваемый почти целое десятилетие мегапроект будет реализован.

Дональд Трамп грозит свести на нет усилия Соединенных Штатов последних лет по преобразованию международной системы торговли и уже вносит сумятицу в американскую политику в Азии, дезориентируя своими заявлениями и действиями и союзников, и конкурентов. Выход Вашингтона из большой и практически завершенной (и казавшейся совсем недавно почти неотвратимой) сделки напоминает не менее неожиданный отказ США от участия в Лиге Наций в 1919 г. и вызывает у наблюдателей – особенно в АТР – тревогу относительно возврата «единственной сверхдержавы» к изоляционизму, пусть и очевидно в более ограниченной по сравнению с первой половиной XX в. форме. Однако в условиях нарастающей внутриполитической борьбы отказ от ТТП носит скорее конъюнктурный, чем стратегический характер, а само решение может оказаться далеко не таким необратимым, каким его пытается представить пришедшая к власти администрация.

Истоки торгового эгоизма

Непредсказуемость внешней политики администрации Трампа, примером которой служит отказ от масштабного проекта предшественника, отражает общую неготовность принять факт изменений в международных отношениях. Консенсус американских и вообще западных элит по поводу роли и места США в мире, сохранявшийся четверть века, формировал жесткую преемственность внешнеполитического курса. Администрация Обамы развивала идею ТТП, выдвинутую командой ее республиканских предшественников, та же подхватила флаг развития институциональных инициатив в регионе из рук администрации Клинтона.

Сторонники ТТП надеялись, что проект удастся сохранить как раз в силу преемственности внешнеполитических задач. Симптоматично сделанное во время саммита АТЭС шуточное предложение новозеландского премьер-министра Джона Ки переименовать ТТП в Трамп-Тихоокеанское партнерство. Очевидно, партнеры по проекту рассчитывали на гибкость новой администрации. Дальнейший ход событий вызвал шок в стане сторонников проекта в Соединенных Штатах и других странах-участницах, хотя позиция Трампа была давно известна. Главной проблемой стало даже не разрушение масштабного проекта как таковое, сколько непонимание того, какой будет новая американская стратегия в Азии – отказ от ТТП демонстративно подчеркнул отход от прежней политики без ясного указания, что ее заменит. Ни сам Трамп, ни его советники пока не сформулировали внятной программы действий, за исключением общей критики предшественников и нескольких неожиданных антикитайских ходов – что дает представление скорее об эмоциональном фоне, чем о содержании возможного курса Вашингтона в АТР. Экспертное сообщество дезориентировано, оно склонно приписывать экстравагантные шаги неопытности и импульсивности Трампа, помноженной на его уязвимость, а значит повышенную чувствительность к внутриполитической проблематике.

На первый взгляд отказ от ТТП выглядит случайным следствием внутриполитических обстоятельств. В условиях тиражируемых в прессе обвинений в популизме Трампу необходимо было быстро исполнить хотя бы одно крупное предвыборное обещание. В этом смысле выход из ТТП в качестве символического закрытия «гештальта» первых ста дней президентства тактически безупречен: даже при неважном начале администрации будет чем отчитаться перед избирателями, а технически отзыв подписи от нератифицированного соглашения занимает считанные часы. При принятии решения, видимо, учитывалось, что ни республиканцы, ни демократы никогда полностью не поддерживали соглашение. На этом фоне шаг Трампа едва ли мог встретить организованное сопротивление, как это произошло, например, в случае с базой Гуантанамо – неспособность закрыть ее закрепила за Обамой образ слабого и нерешительного лидера.

Однако комплексный взгляд на политическую и экономическую программу Трампа позволяет говорить о том, что свертывание ТТП имеет более глубокое обоснование. Трамп и его сторонники во многом сближаются c теми представителями политического мейнстрима (в том числе Обамой), которые считают, что дальнейшее развитие глобализации в нынешней форме будет вести к ослаблению позиций США. Но вместо дорогостоящих попыток «развернуть» процессы в нужном для Вашингтона направлении Трамп предлагает от них отгородиться.

Этот подход имеет системную внутреннюю поддержку, падая на благодатную почву традиционного изоляционизма «одноэтажной Америки», в особенности более патриархальных средних штатов, которые Трампа и избрали. В отличие от исторически ориентированных на торговлю и финансы штатов побережья (в массе своей, за исключением Юга и Флориды, проголосовавших за Клинтон), «внутренняя Америка» в гораздо меньшей степени является бенефициаром глобализации и в гораздо большей ощущает ее издержки. Призыв возвести стену на американо-мексиканской границе и отказ от масштабного многостороннего соглашения – части одной идеологической программы, которую можно свести к тезису «защитимся от глобализации». Отсюда не просто эмоциональные нападки на ТТП как частный случай, но системное неприятие глобальных и региональных многосторонних договоров как таковых: в ходе предвыборных дебатов Трамп критиковал и соглашение НАФТА, и малоэффективную, с его точки зрения, ВТО.

ТТП не вписывается в экономическую программу Трампа, вдохновленную «рейганомикой» и вобравшую в себя некоторые фобии средней Америки. «Трампономика», по-видимому, будет представлять собой синтез классических республиканских рецептов (снижение налоговой нагрузки на бизнес, дерегулирование, «маленькое правительство» при росте государственного долга и др.) в рейгановском варианте и ряда экстремальных по меркам сегодняшнего мейнстрима мер, которые Трамп позиционирует как свои личные новаторские инициативы. К последним относятся и обещания чрезвычайно жесткого протекционизма. В ходе предвыборной кампании Трамп успел пообещать значительный рост торговых тарифов, включая наиболее одиозные заявления о 35-процентной пошлине на товары из Мексики и 45-процентной – из Китая. Многие американцы видят в этом ностальгический блеск «Позолоченного века» – периода бурного экономического роста в Соединенных Штатах последней трети XIX – начала XX столетия, во многом строившегося на жесточайших протекционистских мерах. Тогда Республиканская партия тоже была оплотом протекционизма, недаром Трампа сравнивают с другим эксцентричным президентом – Теодором Рузвельтом.

На деле Трамп сильно ограничен в реализации обещанных им протекционистских мер. Внутри страны главным препятствием будет Конгресс, без согласования с которым глава исполнительной власти не может менять торговые тарифы более чем на 15%, и то в качестве формально временной меры. Извне на открытую протекционистскую политику будут оказывать давление нормы ВТО (выход из организации опять же невозможен без одобрения Конгресса). Вследствие этого протекционизм, вероятно, в значительной степени будет строиться на повышении нетарифных барьеров, точечных запретах (иногда, возможно, и в форме экономических санкций), налоговых и инвестиционных стимулах для переброски в США производств. ТТП, которое в немалой степени ориентировано как раз на регламентацию и смягчение нетарифных барьеров торговли и ограничение внерыночных стимулов для национальных производителей, в такую экономическую модель не просто не вписывалось, но напрямую ей противоречило.

Предлагаемые Трампом протекционистские меры теоретически согласуются c решением тех прикладных задач, которые администрация Обамы объявила в качестве приоритетных при создании ТТП: стимулирование экспорта, создание новых рабочих мест, повышение конкурентоспособности американской экономики. Напротив, критики проекта из числа профессиональных экономистов, среди которых – нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, справедливо указывают на крайне неравномерное распределение выгод: бенефициарами выступят главным образом крупные ТНК, а воздействие ТТП на американский рынок труда будет неоднозначным и, возможно, даже подстегнет, а не снизит безработицу. К этому следует добавить и негативное изменение структуры внешней торговли: при прогнозируемом увеличении экспорта соглашение будет стимулировать и дефицит торгового баланса Соединенных Штатов. Трамп, таким образом, позиционирует свое решение как отказ от сомнительного и дорогого инструмента стимулирования экономики в пользу простых и проверенных временем мер.

Не сработали в случае с ТТП и внутриполитические институциональные механизмы, призванные обеспечить преемственность курса. Формирование республиканского большинства в обеих палатах Конгресса в условиях непростых отношений Трампа с партийным истеблишментом не укрепило политическую конструкцию. С одной стороны, в вопросе внешней торговли (как и во многих других) позиции президента и республиканского мейнстрима кардинально расходятся: костяк «великой старой партии» продолжает тяготеть к фритрейдерству, и протекционистская риторика Трампа вызывает у значительной части республиканской элиты отторжение. В ходе президентской кампании 2012 г. республиканцы, представленные тогда традиционными правыми и правоцентристскими кандидатами, критиковали Обаму за недостаточно решительное отстаивание либерализации торговли, в том числе в АТР.

Однако даже у сторонников фритрейда отношение к ТТП остается неоднозначным. Республиканцы традиционно настороженно относятся к большим многосторонним соглашениям: за последние десятилетия все крупные глобальные и региональные торговые сделки, в которых США принимали участие – ГАТТ, ВТО, НАФТА – заключались при демократических администрациях (что не мешало, однако, значительной части республиканцев за них голосовать). Важным фактором остается и априорное неприятие консервативным крылом республиканцев обамовских инициатив как таковых, которое распространяется и на ТТП. Так, хотя в ходе кампании 2016 г. в поддержку проекта высказывался ряд республиканских кандидатов, включая Джеба Буша и Марко Рубио, в число критиков ТТП вошли такие влиятельные фигуры, как спикер нижней палаты Конгресса Пол Райан и один из видных активистов «движения чаепития» ультраправый сенатор Тед Круз. Опросы показывают раскол по вопросу о ТТП и среди республиканских избирателей: хотя большая часть республиканского электората ТТП не доверяет, число поддерживающих заключение сделки отстает всего на 5–6%.

Одержи победу более традиционный кандидат, эти противоречия вряд ли определили бы судьбу проекта: даже наиболее жесткие его противники из консервативного лагеря в основном критиковали сам документ, а не идею мегарегиональных сделок как таковую. В этом случае заявление об отказе от ТТП следовало бы интерпретировать скорее как попытку перезагрузить инициативу, в том числе с целью избавиться от политически нежелательной для части истеблишмента (в том числе и демократического) ассоциации проекта с относительно непопулярным Обамой. Трамп, однако, как представитель другого, во многом контрэлитного политического движения, по-видимому, намерен использовать меж- и внутрипартийные противоречия для подрыва и перекройки отдельных аспектов внутренней и внешней политики (в рамках, позволяющих ему сохранять рабочие отношения с традиционным истеблишментом). А отказ от ТТП является шагом (возможно, интуитивным) в сторону системной перестройки американского подхода к развитию глобального и тихоокеанского экономического порядка.

Открытым остается вопрос, насколько не имеющая прочной политической базы администрация Трампа в состоянии трансформировать набор интуитивных установок в осмысленный курс. Применительно к решению о выходе из ТТП это будет зависеть от двух факторов. Во-первых, насколько успешной и устойчивой окажется реализация экономической программы Трампа – неудачи побудят республиканский кабинет отказаться от основных заявленных принципов, что откроет дорогу заключению многосторонних мегасделок. Во-вторых, предложит ли новая администрация альтернативу политике последних десяти лет. И здесь новый кабинет находится в узком фарватере, определяемом объективными вызовами интересам США в регионе, что может вынудить американцев вернуться к идее мегарегионального соглашения.

Новая старая политика

Главной проблемой отказа от ТТП является то, что это решение вступает в противоречие с внешнеполитической программой Трампа, одним из главных пунктов которой является противостояние Китаю. Декларированное новой администрацией ужесточение подхода к Пекину означает необходимость его более активного сдерживания, которое трудно представить без экономической компоненты. Пока многие американские союзники в АТР впадают во все большую экономическую зависимость от Пекина, что объективно размывает американское лидерство в региональной системе альянсов.

Введение в действие ТТП способствовало бы ослаблению этой тенденции, укрепив институциональные и торгово-экономические связи между США и их союзниками и партнерами. Главным геоэкономическим следствием соглашения стало бы подстегивание американских инвестиций в страны – участницы проекта (прежде всего развивающиеся экспортно-ориентированные экономики) и соответствующий рост экспорта из этих стран в Америку. Принципиально, что конфигурация, сложившаяся к моменту подписания соглашения, не предполагала даже гипотетического (по крайней мере в ближайшие годы) участия Китая. Перестройка региональных производственных цепочек происходила бы, таким образом, в основном за счет Пекина, медленно ослабляя и американо-китайскую экономическую связку. Отказываясь от ТТП, Трамп отбрасывает инструмент, необходимый для проведения в жизнь им же предлагаемой политики.

Свертывание ТТП создает в АТР нормативный вакуум при высоком спросе на институты. Дефицит институтов по-прежнему считается одной из основных проблем, мешающих развитию и повышающих политические риски. В этой связи любые претензии на лидерство тесно связаны со способностью возглавлять и реализовывать институциональное строительство, формируя позитивную повестку для развития экономических связей. Отказавшись от ТТП и не предлагая ничего взамен, Вашингтон не только нанес колоссальный урон своей репутации, но и подрубил одну из опор собственной азиатской политики последних лет.

Пекин уже пытается воспользоваться ситуацией и заполнить образовавшийся вакуум своими проектами. В ходе саммита АТЭС в Перу КНР вновь энергично выступала с идеей создания общерегиональной ЗСТ на базе организации, минуя промежуточные блоковые форматы. На фоне общей неопределенности эти предложения были встречены прессой почти как сенсационные, хотя ничего нового в них нет – Китай продвигает эту инициативу с 2014 г., она же, в свою очередь, является чуть ли не зеркальным отражением американских предложений еще 2006 года.

Гораздо больший потенциал имеет Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) – поддерживаемая Китаем альтернатива ТТП, которая создана в 2013 г. вокруг АСЕАН. Несмотря на видимое замедление переговорного процесса между участниками проекта, ВРЭП после свертывания ТТП остается единственным реально функционирующим многосторонним форматом переговоров для выработки новых правил региональной торговли.

На руку США пока играет то, что Китай ограничен в возможностях нормативной экспансии: низкое качество институтов самой китайской экономики, невысокая заинтересованность китайского бизнеса и государственных предприятий в повышении стандартов экономической деятельности и отсутствие опыта реализации больших международных институциональных проектов двигает Пекин к тому, чтобы в отношениях с соседями по-прежнему делать упор на финансовые вливания. Сформированные КНР международные институты – прежде всего Азиатский банк инфраструктурных инвестиций – выполняют роль институциональных зонтиков для наращивания инвестиций в нужном для Пекина направлении, а не генерируют новые правила. На то же ориентирован и ВРЭП – переговоры в рамках этого проекта в малой степени затрагивают нетарифное регулирование, фокусируясь на снижении тарифных ограничений и обеспечении институциональной среды для больших инфраструктурных проектов в Юго-Восточной Азии. Китайские проекты, таким образом, способны ослабить американские позиции в АТР, усилив замкнутость азиатской экономики на китайскую, но заполнить нормативно-институциональный вакуум в регионе и тем более на глобальном уровне они не способны.

У администрации Трампа остается пространство для маневра, позволяющее совместить внутриполитическую и экономическую повестку с региональными задачами. Трамп уже обозначил новую конфигурацию американской торговой политики в Азии: объявляя об отказе от ТТП, он упомянул возврат к практике двусторонних ЗСТ, где США могут иметь более сильную переговорную позицию и успешнее продавливать свои экономические требования. ТТП в этом случае может оказаться полезным как готовая база для переговоров – между Соединенными Штатами и одиннадцатью государствами региона уже существуют согласованные позиции по правилам торговли, которые могут стать основой для двустороннего «передоговаривания». При этом избирательная трансформация многостороннего соглашения в двусторонние форматы облегчается тем, что ТТП и так содержит чрезвычайно индивидуальные условия для большинства участников.

Обновление правил торговли на двустороннем уровне предпочтительно прежде всего благодаря гибкости: республиканской администрации будет проще совмещать двусторонние торговые соглашения с заявленным дрейфом в сторону протекционизма и жесткой защитой национальных интересов. По-видимому, администрация Трампа будет стремиться смещать формат таких соглашений в сторону обновления стандартов регулирования торговли, в меньшей степени способствуя ее либерализации, по крайней мере в сфере тарифных барьеров. Это существенно усложнит переговоры, особенно с Японией, договоренности с которой представляют для США наибольший экономический смысл. Вашингтон, вероятно, сможет воспользоваться и во многом им же порожденной растерянностью своих азиатских союзников – угроза остаться один на один с КНР будет подталкивать их к уступкам, в том числе экономическим.

В долгосрочной перспективе такой подход способен расширить правовую базу для перехода к более или менее унифицированной многосторонней сделке, которая вберет в себя двусторонние соглашения о ЗСТ (как это собиралось сделать и ТТП). Осуществить такой переход проще, если 11 оставшихся участников ТТП все же сформируют многостороннюю зону свободной торговли без американского участия. Такой сценарий развития инициативы, в которой ведущая роль будет принадлежать уже Японии, нельзя исключать.

Однако главная проблема заключается в том, что двусторонние ЗСТ, даже в случае успешного заключения их со всеми одиннадцатью партнерами по ТТП (что маловероятно), не создают унифицированных норм, предполагая индивидуальные условия для каждой пары. Таким образом, хотя расширение веера двусторонних ЗСТ (прежде всего – на Японию, вероятно – и на других американских союзников, не исключая не участвующие в проекте ТТП Филиппины) выполнит роль экономического сдерживания Китая, нерешенной останется главная задача долгосрочного развития АТР – формирование унифицированной институциональной среды региональной экономики. Более того, провал политики расширения пакета двусторонних соглашений (возможный, с учетом технической и политической сложности переговоров) и дальнейшее повышение регионального веса Китая, в том числе за счет развития и продвижения ВРЭП, может стимулировать Вашингтон смещать конкуренцию из экономико-институционального соревнования в военно-силовое, включая пересмотр отношений с Тайванем, о возможности которого Трамп уже успел заявить.

Есть вероятность, что Вашингтон вернется к идее многосторонней торговой сделки в новом политическом цикле – через 4–8 лет. Нельзя исключать такого поворота событий и при республиканской администрации – там могут вспомнить, например, об идее Митта Ромни о «Рейгановской зоне свободной торговли» (она выдвигалась во время кампании 2012 г.) – республиканской альтернативе ТТП, базирующейся на тех же принципах.

Для России сложившаяся ситуация создает как риски, связанные с повышением региональной неопределенности, так и возможности. Формальный провал ТТП и снижение институционального давления со стороны США на Россию и Китай не должны стать поводом для сокращения усилий по выстраиванию собственных проектов. Напротив, ожидаемый переход республиканской администрации к практике продвижения двусторонних ЗСТ способен стать даже более эффективной стратегией с точки зрения геоэкономической консолидации азиатских союзников вокруг Вашингтона, формируя более жесткие, хотя и не унифицированные экономико-институциональные связки на более выгодных для американцев условиях. Нельзя исключать, что через 4–8 лет следующая администрация использует базу двусторонних торгово-экономических соглашений в качестве основы нового многостороннего проекта.

Развитие больших инициатив, в том числе всеобъемлющего евразийского партнерства, ориентированного на сопряжение российского опыта экспорта технических норм и китайских экономических возможностей, представляется наилучшей стратегией. Такое партнерство может быть еще одним альтернативным форматом, генерирующим нормы международной торгово-экономической деятельности и способным удовлетворить региональный спрос на институты.

США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 10 апреля 2017 > № 2134532 Дмитрий Новиков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 10 апреля 2017 > № 2134101 Георгий Бовт

Нищие, вставшие с колен

Георгий Бовт о самой актуальной и опасной проблеме для страны

Вице-премьер Ольга Голодец обнаружила у нас такое явление, как «работающие бедные». Назвав его уникальным. А Росстат (его НИИ) выдал: 75% наемных работников находится у черты бедности. Некоторым едва хватает на еду. Работающим! На еду!

Видимо, это и станет «последним ура» Росстата как независимого статистического ведомства. После передачи Минэкономразвития он, надо полагать, не станет обнародовать то, что констатирует провал экономической политики эпохи «вставания с колен».

На мой взгляд, откровения Голодец и Росстата заслуживают того, чтобы по этому поводу собрать заседание не только правительства, но и Совета безопасности.

Поскольку это прямо относится и к национальной безопасности, если под ней в том числе понимать ответ и на такой вопрос: имеет ли страна будущее? А получив вполне предсказуемый ответ, можно хотя бы частично передислоцировать ресурсы с победоносных внешнеполитических фронтов на те фронты внутри страны, где мы оказались на грани поражения.

Объявление войны с бедностью могло бы стать главным месседжем президентской кампании Путина, который начали искать ответственные за это дело люди, но почему-то не удосужились посмотреть «под фонарем».

Стесняться тут совершенно нечего. Пора.

Конечно, Росстат считает по официальной зарплате. По таким подсчетам, примерно 10% наемных работников — нищие, еще под треть — «просто бедные», у 37% заработок выше черты бедности. При том что так называемая официальная черта бедности в нашей стране, скажем мягко, сильно занижена. И почти не имеет отношения к выработке социальной политики реальной помощи этим людям, а нужна лишь для разных минфиновских вычислений, в том числе размеров штрафов. Под определение «средний класс» по доходам попадет из числа наемных работников лишь процентов двенадцать, несколько лет назад таковых было на 3–4% больше.

Если же использовать термин «малоимущие», то им можно наградить две трети населения страны. Подавляющее большинство этих людей каждый день ходят на работу и проводят там полный рабочий день.

Добавление заработков в теневой экономике, в малом бизнесе (который одной ногой точно в тени), от воровства, доходы от натурального хозяйства и перераспределение между родственниками, заменяющее современную систему соцобеспечения, вряд ли сильно улучшит картину.

При этом Голодец, говоря об уникальности явления работающих бедных, не права дважды. Во-первых, это явление отечественные социологи начали публично изучать еще в 90-х годах, когда рухнул привычный советский уклад жизни. Непублично они это стали изучать — и докладывать ЦК КПСС — примерно с конца 50-х годов, что позволило, кстати, определить вполне адекватно прожиточный минимум, который в 70-х годах позволял не едва выживать (как сейчас), а скромно жить-поживать на 40 рублей в месяц. Но, видимо, апеллировать к исследованиям «проклятых» 90-х годов Голодец не захотела.

Во-вторых, термин «работающие бедные» уже несколько десятилетий используется в западных исследованиях. Которые, в свою очередь, стали продолжением ранних споров между левыми и правыми. Первые винили в бедности «несправедливость системы», а вторые — в большей степени самих работников, за их леность, пагубные привычки, нежелание вырваться из порочного круга и т.д. Мол, общество равных возможностей дало тебе удочку, так начни уже ловить рыбу.

А вот кого и что сегодня винить у нас? Людскую лень или все же систему?

На Западе все чаще говорят о ряде объективных явлений, способствующих умножению числа «работающих бедных». Там все меньше склонны винить только их леность в их положении (хотя иждивенцев, поколениями живущих на пособие, стало многовато). Появился термин «прекариат». Нестабильный (ключевое слово) класс наемных работников, постоянно имеющих нестабильную работу и заработки. Эти люди работают на местах с гибкой занятостью. Они — и совместители на двух-трех работах, и фрилансеры с никем не гарантированной занятостью, граничащей с бесправием.

При том что профсоюзы загибаются по всему миру, крепнущая на бумаге (в законодательстве) социальная защищенность работников в жизни опрокидывается этой самой «гибкостью», работой по договору, совместительством, где все может накрыться разом в любой момент и без выходного пособия и т.д. Развитию прекариата способствует переход к «экономике услуг» от «экономики производства». И на Западе представители этой самой уязвимой категории наемных работников — в большей степени как раз работники сферы услуг, низкооплачиваемые и неквалифицированные.

В развитых странах число таких наемных работников иногда доходит до 40% наемной рабочей силы. Но! Во-первых, при гораздо более высоком, чем у нас, уровне общего благосостояния. Во-вторых, при обеспечивающей реальный прожиточный минимум системе социального обеспечения. «Зачинщиком» которой был в ХХ веке Советский Союз, но теперь его наследники все в этом плане развалили. Осталось доразвалить медицину и образование, где вымещение бесплатных функций платными идет стремительными темпами.

Людские ресурсы становятся еще более уязвимы по части здоровья и получения стартовых возможностей (образовательных) для продвижения вверх по социальной лестнице. В том числе — с целью выбраться из бедности и нищеты.

По американским меркам, «работающие бедные» — это люди, занятые не менее 27 недель в году (то есть и временно безработные тоже), чей доход ниже официальной черты бедности. На 2017 год это примерно в 12 тыс. долл. в год на человека (с «шагом» около 4 тыс. на каждого дополнительного члена семьи) для 48 штатов, от 15 тыс. для Аляски и от 13,6 тыс. для Гавайев.

Три четверти «работающих бедных» работают лишь часть времени в году, лишь 25% работают более 50 недель. Основные представители таких бедных — нацменьшинства. Среди белых — лишь 5,5% «работающих бедных», при том что эта этническая группа — самая крупная в Америке. Среди черных — более 11% (как и «латинос»), при том что черные составляют 12% населения страны. 18% «работающих бедных» имеют образование не выше среднего. Лишь у 2% уровень бакалавра или выше. Так что встретить в роли «работающего бедного» представителя высококвалифицированной профессии с высшим образованием невозможно. Если только это не опустившийся наркоман.

Теперь посмотрим на наши цифры. К социально тревожной группе «прекариата» российские социологи относят лишь 6–7% работников. Казалось бы, и возрадоваться. К тому же подчас наши фрилансеры живут относительно неплохо, получая еще и прибавку оттого, что крутятся в теневой экономике, не платя налогов. Однако радоваться особо нечему — отсылаем к вышеприведенным цифрам НИИ Росстата. Настоящая катастрофа в другом.

К униженной и оскорбленной категории «работающих бедных» относится не менее половины постоянно (более 48–50 недель в году) работающих россиян, если не две трети наемных работников. Среди них много работников, имеющих образование высшее или среднее специальное.

Наши «работающие бедные» — это учителя и врачи, инженеры и преподаватели вузов. Это отчасти работники низшего звена государственных или муниципальных структур.

То есть люди, от которых критическим образом зависит будущее страны, ее технический и научный прогресс, здоровье нации, качество исполнения государственных решений на местах. Вот в чем настоящая катастрофа.

Среди отраслей с повышенной долей людей с заработком на уровне малообеспеченности — система образования (87% работников, заработок на уровне нищеты получают миллион преподавателей), здравоохранения (85%, «нищие» — каждый седьмой медработник), предоставление коммунальных, социальных услуг, включая культуру и спорт (вот почему мы все больше будем отставать по медалям и забитым голам) — 83%.

О «культуре бедности» написаны горы исследований. Это люди со специфическим горизонтом планирования. С особой системой ценностей и методами решения жизненных проблем. Они никогда не уверены в завтрашнем дне и забиты днем сегодняшним. Они не носители «социального оптимизма» (разве что в форме «идеологии гопоты»), но забитого, зависимого от воли властей, вплоть до отдельных самодуров, патернализма.

Этих людей заставляют быть убогими в желаниях и потребностях. Они боятся возвысить свой голос в защиту своих даже самих элементарных прав, укрепляя тем самым социальные основы авторитаризма на всех уровнях. Они — пассивные потребители навязываемой им информационной жвачки, но не искатели альтернативных взглядов и жизненных путей. Они баранами пойдут на «митинг по разнарядке» и на «карусель голосования». Их взгляд на мир сжат до предела давлением невыносимости быта. Они все более погружаются в болото постоянной бедности, будучи все менее способным вырваться из него — в новую жизнь, на новый социальный уровень и на новое место жительства, в новую более перспективную профессию, включая риск начать свое дело.

Эти люди превращаются в общероссийское «гетто», рассадник социальных болезней. Идеологически и технологически с преобладанием таких людей в обществе страна обречена на сползание в архаику, культурное мракобесие и технологическую деградацию. У нее нет будущего.

И даже огороженные трехметровыми заборами «золотые бантустаны» богатой элиты (т.н. элитные коттеджные поселки) не спасут ни ее, ни страну от цивилизационного краха.

Если говорить сугубо об экономических последствиях, то это не только сжатие внутреннего рынка сбыта (и стимулов развития экономики), но и стагнация целого ряда отраслей — начиная от банковской, строительной, автомобильной и кончая телекоммуникационной, информационной и даже оборонной. По поводу последней должно ведь понятно: бедные люди не могут качественно добросовестно собирать ракетный двигатель «Протон», придуманный десятилетия назад.

Проблема наличия огромного числа «работающих бедных» если и упомянута мимоходом, то не признана в качестве требующей неотложного решения. Данью признания этой проблемы можно считать, впрочем, известные майские указы Путина. Однако в значительной мере их выполнение происходит за счет манипулирования статистикой зарплаты по регионам и оптимизации числа работников школ и больниц.

Возможно, пора законодательно ввести минимальную почасовую ставку оплаты труда. Вместо «виртуальной» месячной. Во многих странах эта мера давно признана важной формой борьбы с «работающей бедностью». Могут быть и иные меры. Не надо выдумывать велосипед — все уже придумано до нас. От страхования по безработице до сокращения наличного оборота.

Для начала надо признать само наличие массовой бедности среди работающих полный рабочий день, в том числе квалифицированных работников, — как самой актуальной и опасной для страны.

Готов ли правящий класс к этому? Готов ли он к войне с бедностью? Или это «не его война»?

Она будет посложнее, чем война в далекой Сирии. Но пока нет впечатления готовности. Правящий класс живет в совсем иных условиях. С «низами» он почти не пересекается. В том числе — не пересекается в форме реального (а не постановочного) диалога на выборах. Посему проблемы «инопланетян» его мало волнуют. Пока от «инопланетян» туда к ним наверх не прилетит.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 10 апреля 2017 > № 2134101 Георгий Бовт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 9 апреля 2017 > № 2142202 Николай Вардуль

Лебединая песня Росстата

Что происходит в российской экономике?

Николай Вардуль

Один за другим вышли два документа: первый – февральский обзор Росстата, второй – новая редакция Доклада о денежно-кредитной политике Банка России. Оба содержат интересную экономическую информацию. Но, по сути, это два, мягко говоря, несовпадающих взгляда на российскую экономику. Настолько разных, что обзор Росстата может стать аргументом в пользу лишения статистического ведомства его административной самостоятельности и непосредственного подчинения Минэкономразвития. Впрочем, если такое решение, а оно уже готовится, состоится, доверия к статистике оно точно не прибавит.

Цифры Росстата

Чем же отличился и в чем провинился Росстат? Ведь он выводов не делает, просто представляет публике цифры, предпочитая их не комментировать вовсе. «Финансовая газета» уже на февральский обзор ссылалась. Он довольно тревожен. Приведем несколько цифр. За два месяца 2017 г. промышленность сократилась на 0,3%; сельское хозяйство выросло, но всего на 0,4%; оборот розничной торговли сократился на 2,5%; реально располагаемые доходы населения выросли на 1,0%.

Все официальные комментарии сводятся к тому, что ничего страшного не происходит, все дело в том, что в 2017 г. февраль на день короче, чем в високосном 2016 г. Это, конечно, так. Однако неслучайно все только что приведенные цифры, повторим, относятся не к февралю, а к январю–февралю 2017 г. Разве один «потерянный» день отменяет тот демонстрируемый Росстатом факт, что говорить об ускорении оживления российской экономики февраль не позволяет; скорее, налицо возвращение в стагнацию?

Особенно характерна ситуация с розничной торговлей. Несмотря на то что все пенсионеры получили в январе по 5 тыс. руб., розничный товарооборот в феврале сократился на заметные 2,5%. К этому стоит добавить появившуюся уже после обзора Росстата информацию о том, что в феврале банки выдали российским гражданам кредитов на все нужды на общую сумму 235,02 млрд руб., что на 8% меньше, чем год назад. Это уж никак не объяснишь лишним прошлогодним февральским днем. Это отражение сокращения реальных доходов и платежеспособности граждан, что можно, конечно, интерпретировать как торжество «сберегательной модели» поведения россиян. Макроэкономического эффекта от этой модели, правда, не видно: сбережения не подкрепляются ростом инвестиций. Зато налицо пробуксовка потребительского спроса. Что не сулит радующих перспектив российской экономике.

Слова Банка России

В Банке России, однако, считают совсем иначе. В докладе говорится: «По оценкам Банка России на основе новых данных, восстановление ВВП началось уже во II квартале 2016 г., а не во втором полугодии, как предполагалось ранее, и в 2017 г. продолжится». Другими словами, тревожится не о чем.

Самое любопытное: с точки зрения ЦБ это так и есть. Судите сами: инфляция снижается опережающими темпами, окрепший рубль привел к росту импорта вообще и ввозу инвестиционного оборудования в частности. Да, банки не спешат предоставлять кредиты, ставки по которым выше облаков, но ЦБ не видит в этом проблемы. Его комментарий, во всяком случае, академически спокоен: «Банки в целом продолжали придерживаться консервативного подхода, выбирая наименее рискованные направления вложения средств и сохраняя достаточно высокие требования к финансовому положению заемщиков. … Учитывая, что снижение инфляции заметно опережало снижение номинальных ставок, реальные процентные ставки оставались на относительно высоком уровне». Какие претензии к ЦБ?! По мнению Банка России, никаких.

Баррель надежды

И все-таки основания для оптимизма у Банка России есть. Регулятор их сам и называет. Во-первых, «в 2016 г. финансовое положение российских организаций улучшилось. Сальдо прибылей и убытков, по предварительным данным Росстата, было на 45,9% выше, чем в предыдущем году».

Итак, прибыли российских компаний в целом выросли, разве не здорово? Для самих компаний, конечно. А вот здорово ли это для всей экономики – еще вопрос. Дело в том, что картина повторяется из года в год, прибыли российских компаний росли и в кризис. Беда в том, что растущие прибыли соседствовали не с ростом, а, наоборот, падением инвестиций. По мнению ЦБ, ситуация, наконец, начинает выправляться.

Вторая опора оптимизма – традиционная. Это, конечно, цены на нефть. Банк России констатирует: «Фактическая цена на нефть в январе–феврале составила в среднем $53,4 за баррель, что значительно выше уровня, заложенного в базовый сценарий декабрьского Доклада ($40 за баррель)».

Дальше, правда, ЦБ путается в собственных прогнозах. Сначала он «предполагает сохранение цен на нефть марки Urals вблизи их текущих значений (около $50 за баррель) в течение первого полугодия 2017 г., затем постепенное снижение до уровня около $40 за баррель в IV квартале и сохранение вблизи этого уровня в 2018–2019 гг.». Запомним, прогноз в том, что в первом полугодии цена нефти около $50 за баррель, затем снижение до $40 в IV квартале, из чего следует, что среднегодовой прогноз должен быть ниже $50.

Но оптимизм ЦБ крепчает прямо на глазах. В Основных параметрах базового сценария прогноза Банка России уже без всяких обиняков средняя цена барреля нефти в 2017 г. меняется с $40 на $50.

Есть у ЦБ и сценарий «с ростом цены нефти», а в нем предполагается постепенное увеличение среднегодовой цены на нефть марки Urals с $55 за баррель в 2017 г. в прежнем оптимистическом прогнозе до $60 за баррель в 2018 г. и ее сохранение на этом уровне в дальнейшем.

Все как всегда. Если баррель не выдаст, рецессия не съест.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 9 апреля 2017 > № 2142202 Николай Вардуль


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 апреля 2017 > № 2134980 Александр Евстифеев

Встреча с Александром Евстифеевым.

Владимир Путин провёл встречу с Александром Евстифеевым, в ходе которой информировал о решении назначить его временно исполняющим обязанности Главы Республики Марий Эл.

В.Путин: Александр Александрович, хотел бы поговорить с Вами об одном из субъектов Российской Федерации – Республике Марий Эл.

Вы, будучи заместителем полпреда в Приволжском федеральном округе, занимались и этой республикой. Сейчас сложилась ситуация, когда действующий глава республики просит использовать его на другом участке работы.

Леонид Игоревич [Маркелов] уже 16 лет в Марий Эл и хотел бы поменять место работы. В этой связи у меня вопрос и предложение: хотели бы Вы возглавить республику до выборов в сентябре этого года, а в зависимости от результатов – принять участие в выборной кампании?

А.Евстифеев: Владимир Владимирович, спасибо. Это высокая честь, большое доверие и огромная ответственность. Я хорошо понимаю слово «ответственность», потому что работать в национальной республике, для национальной республики в составе Российской Федерации – это очень серьёзное дело. Поэтому, если будет такое поручение, готов его выполнять, используя весь свой опыт – и опыт в Приволжском федеральном округе, и на других участках.

В.Путин: Александр Александрович, в рамках Вашей бывшей работы в качестве зама полпреда Вы же, занимаясь в том числе и Марий Эл, сравнивали республику с другими субъектами Российской Федерации в Поволжье. Как Вы оцениваете потенциал региона?

А.Евстифеев: Потенциал достаточно высокий. Другое дело, что он не в полной мере реализован, но республика имеет потенциал и в производственной сфере, и особенно в сельском хозяйстве.

К сожалению, не удалось пока некоторые направления развить. Скажем, на сегодняшний день есть потери по пахотным землям. Не совсем хорошо налажено с образованием молодёжи. Пока ещё недостаточно и социально-экономическое развитие в смысле невысокой заработной платы, но есть и достоинства: многое сделано, много ещё предстоит сделать.

В.Путин: Хочу пожелать Вам удачи.

А.Евстифеев: Спасибо большое.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 апреля 2017 > № 2134980 Александр Евстифеев


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132722 Андрей Мовчан

Россия и «ресурсное проклятие»: когда действия режима контрпродуктивны для экономики

Павел Кошкин

бывший главный редактор англоязычного аналитического ресурса Russia Direct

Как преодолеть «ресурсное проклятие»? С каких стран брать пример? К чему может привести неграмотная экономическая политика? Почему инстинкт самосохранения у власти может быть опасен для экономического развития? Эти и другие вопросы Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги, обсудил в интервью во время своей конференции в Московской школе управления Сколково.

— В своем недавнем докладе «Сравнительная история нефтезависимых экономик конца XX — начала XXI века» вы проанализировали 10 стран, для которых характерна проблема «ресурсного проклятия». На ваш взгляд, опыт какой из стран наиболее актуален сегодня для России?

— Я бы не стал приоритезировать: есть позитивный опыт, есть негативный опыт. На мой субъективный взгляд, самый интересный и позитивный опыт для нас — это две территории: Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Мексика.

ОАЭ — это пример того, как можно стимулировать развитие, а Мексика — это пример того, как можно будет использовать свое географическое положение. Для России, наверное, лучшей перспективой является стать Мексикой для Европейского союза. Мы имеем дело с примерно одинаковыми размерами экономик, с одинаковым населением (что в Америке, что в Евросоюзе, что в России, что в Мексике), с одинаковыми проблемами в наших странах.

При этом Мексика умудрилась диверсифицироваться за счет сотрудничества с Америкой, а мы совершенно не в состоянии сделать того же самого за счет Евросоюза. При этом у нас есть стратегическое преимущество, которое связано с тем, что у Евросоюза нет нефти и газа.

Если Мексика — это наиболее хороший для России пример, то Венесуэла — классическая комедия ошибок. Ангола — важный пример, показывающий, что происходит, когда власть не меняется и консолидирует под себя больше и больше возможностей. Норвегия — прекрасный пример для тех, кто считает, что демократия — это панацея: вот, пожалуйста, демократия есть, а рост ВВП — небольшой.

— Вы отмечали, что по степени нефтяной зависимости Россия находится примерно между Венесуэлой, Казахстаном и частично Ираном. Можно ли эти выводы перенести в политическую плоскость: означает ли это, что Россия находится в точке бифуркации — между политической стабильностью и потрясением?

— Прямолинейно — нет. Если мы говорим про этот кластер, то это вопрос экономический. Но движение от российского кружочка (в системе координат) в ту или иную сторону будет связано с политическими решениями: то есть либо мы пойдем в сторону Венесуэлы — популизм в экономике, закрытие рынков, либо мы идем вниз [к Ирану] — это дальнейшая изоляция, усиление ура-патриотических тенденций, это замыкание экономики и более высокое ее регулирование.

Нам, конечно, следует двигаться туда, где значительно более высокая эффективность использования нефти в ВВП, там, где находится Канада и та же самая Мексика.

— Вы не раз отмечали, что нефть является фактором стабильности для России и ее нельзя скидывать со счетов. Однако не кажется ли вам, что эта стабильность иллюзорна и говорит о хрупкости системы — как нависающий над головой дамоклов меч, который рано или поздно сорвется и упадет?

— На данный момент мне это совершенно не кажется иллюзией. Стабильность — она и есть стабильность. Вы это сами видите — можете посмотреть уровень поддержки власти, можете посмотреть уровень социальной активности. Но — только на данный момент. Может быть, кризис будет одним из средств перевести экономику на другой уровень. В этом смысле хорошо было бы, чтобы этот переход не был криминальным. Хорошо было бы, чтобы он не привел к распаду страны, к гражданской войне, например.

На самом деле, глядя на опыт Украины, мы можем много увидеть, хотя Украина никогда не была такой ресурсной страной (как Россия. — Forbes). Однако все-таки уголь, газ, и нефть на Украине были. Она просто быстрее России пришла к ресурсному тупику, потому что у нее было меньше ресурсов.

Но картина в целом очень похожа: у вас теряется централизация власти, потому что ей нечем покупать лояльность; у вас возникают кланы, группы, которые начинают тянуть на себя одеяло. И дальше это легко может привести к дестабилизации и даже к распаду, особенно учитывая тот факт, что Россия была на востоке Украины, а на востоке России находится Китай, страна с похожими принципами, страна, которая может быть заинтересована в части наших территорий.

— Насколько реалистичен прогноз, что стремление Трампа сделать из США энергетическую супердержаву, а также новая волна сланцевого бума смогут опрокинуть цены не нефть?

— Сделать из США энергетическую супердержаву физически невозможно просто потому, что США — это технологическая держава, и технологии не уступят своего места, сколько бы нефти вы ни добывали. Все равно, как бы ни увеличился объем добытой нефти в Америке, это будет один из продуктов третьего уровня по важности.

С другой стороны, с точки зрения нефти — Америка большой независимый игрок, и она может нивелировать роль картеля [ОПЕК]. Тогда вы получаете рынок. Падают цены — значит, будут добывать меньше. Растут — увеличат добычу. Сейчас цены остановились в диапазоне 50-55 долларов. Через пять лет мы, возможно, будем видеть 40-45 или даже 35-40 долларов в силу того, что себестоимость последовательно падает. И это тренд не связан с тем, чего хочет и чего не хочет Трамп или кто-то другой: это большие рыночные силы.

С одной стороны, это повышение эффективности использования, с другой — это повышение эффективности добычи, с третьей стороны — увеличение объема извлекаемой нефти. По идее, мы должны прийти, наверное, к 25-30 долларам за баррель в обозримом будущем, может быть через 10-15 лет. Но для России это, конечно, уже очень мало — тем более что объем нашей добычи будет падать. Вот тогда мы будем говорить, что у нас начинается украинский синдром.

— Почему нестабильность на Ближнем Востоке не влияет на ценообразование нефти, как это было в 1970-х годах, когда цены на энергоносители выросли в 2-3 раза?

— Потому что там нет нестабильности. Там все стабильно.

— Как же? А война в Сирии, ситуация в Ираке и противостояние между Саудовской Аравией и Ираном?

— Сирия — это не то место, где добывают много нефти, и этот фактор не может повлиять. Саудовская Аравия стабильна, является союзником Соединенных Штатов. Иран стабильно функционирует в своем режиме. Ирак производит стабильно нефть, несмотря на угрозу ИГИЛ (Исламская организация Ирака и Леванта — террористическая организация, запрещенная в России). В свою очередь, ИГИЛ производит нефть стабильно, несмотря на то, что он из себя представляет. Поэтому я не вижу угрозы стабильности, которая может повлиять на цены.

— Cтабильна ли Саудовская Аравия на самом-то деле? Есть же «черные лебеди», которые гипотетически могут привести к развалу режима.

— Саудовская Аравия — гипербогатая ресурсная страна. Доходы населения достаточно высокие. Система контроля достаточно эффективная. Почему там должен рухнуть режим? Война с Ираном? Тотальная? Но Саудовская Аравия лучше вооружена, и на ее стороне Соединенные Штаты. Иран вряд ли начнет такую войну. Сама Саудовская Аравия точно не начнет. О чем вы говорите?

— Вы говорили, что политический режим страны — будь то демократия или авторитаризм — не влияет на экономический рост. Означает ли это, что Россия, может, воспользуется этим и откажется проводить политические реформы, усиливая при этом авторитарные тенденции?

— На экономику название режима не влияет, но сильно влияет эффективность проводимой режимом политики. Больше всего на экономику влияют риски, которые видят для себя участники рынка. Источниками больших рисков являются чаще всего действия режима, которые контрпродуктивны по отношению к экономике. Когда эти действия появляются? Тогда, когда у режима есть задача более важная, чем развитие экономики. А более важной задачей у режима, чем развитие экономики, может быть только самосохранение. Тратить на это силы и ресурсы, разрушать экономику популистскими действиями, гиперконтролем, милитаризацией, разрушением системы контроля рисков (типа независимого правосудия) режим начинает только тогда, когда не уверен в своей легитимности и правитель очень боится перемен и потери власти. Когда режим стабилен, то ему не надо заниматься самосохранением. Стабильная демократия, стабильная монархия, стабильная диктатура — они не занимаются самосохранением, поэтому они чаще занимаются развитием страны. И да, у нас есть свидетельства того, что демократии в среднем немного эффективнее, чем другие режимы. Но, во-первых, это «в среднем», во-вторых — в категорию «другие режимы» включаются все нестабильные, больные режимы, которые превратили свои страны в кормушку для избранных и защищают свою власть путем подавления как протестов, так и законности в целом. При этом сравнение демократий со стабильными недемократическими режимами, как ни странно, часто будет не в пользу первых.

Когда мы говорим о правлении эмира в Объединенных Арабских Эмиратах, мы имеем дело с семьей, которая спокойна за свою власть. Она не занимается популизмом — она достаточно эффективно решает вопросы экономики. И демократия в Норвегии делает то же самое.

Поэтому вопрос в данном случае не в том, какой режим, а насколько этот режим легитимизирован. Если он существует и не беспокоится о себе, то он будет проводить и ненужные, и непопулярные меры. А люди, которые бенефициируют от этого режима, могут инвестировать внутри страны.

— То есть российские политические элиты пока эффективно справляются с «ресурсным проклятием». А как долго это может продолжаться?

— Эффективно для себя, но не для страны. Сколько — это большой вопрос. Мы не знаем точно. То есть будет, конечно, хуже. Будет продолжаться спад экономики. Будет продолжать падать потребление. Будут падать доходы населения, инвестиции и так далее. Однако у нас есть большой запас: обратно к началу 1990-х мы будем идти еще долго.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132722 Андрей Мовчан


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132710 Евгений Савченко

Плановая агрономика. Хроники белгородского экономического чуда

Игорь Попов

Forbes Staff

Себестоимость литра молока на фермах «Агро-Белогорья» составля- ет 18,6 рубля, литр пастеризованного молока продается в магазинах области в среднем по 43 рубля.Себестоимость литра молока на фермах «Агро-Белогорья» составля- ет 18,6 рубля, литр пастеризованного молока продается в магазинах области в среднем по 43 рубля. Фото Константина Саломатина для Forbes

Как Белгородская область стала главным локомотивом российского АПК, какие участники списка Forbes занялись сельским хозяйством и что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия

Январь 2017 года, Гайдаровский форум. После длинного и скучного выступления замминистра сельского хозяйства Елены Астраханцевой губернатор Белгородской области Евгений Савченко был краток и зажигателен: «Мы спокойно можем кормить 300 млн человек — 150 млн своих граждан и 150 млн голодающих во всем мире. Это принесет стране $300–400 млрд, фактически столько мы получаем от продажи углеводородов».

Ограничения на ввоз продовольствия из Евросоюза, введенные Россией в августе 2014-го в ответ на западные санкции, взбодрили сельское хозяйство. Страна уже не нуждается в импортном мясе, экспортирует больше сахара, чем ввозит, стала крупнейшим в мире поставщиком зерна и производителем сахарной свеклы. При общем падении экономики агропром растет, в 2016 году, по оценке правительства, именно сельское хозяйство (Дмитрий Медведев оценил рост в 4,8%) замедлило спад ВВП (падение на 0,2%).

Свино-обогатительный комбинат

Белгородская область — один из главных локомотивов российского АПК. В 2001 году регион был на 14-м месте по объемам производства сельскохозяйственной продукции, в 2015-м — уже на третьем, уступая лишь Краснодарскому краю и Ростовской области. За 10 лет объем сельхозпроизводства в Белгородской области вырос на 570%, до 240 млрд рублей в 2016 году. Область уже стала лидером по производству свинины и курятины, теперь наращивает объемы зерновых, овощей и фруктов. Почему сельское хозяйство быстро взошло в регионе Савченко?

В сентябре 2003 года Федор Клюка, более 20 лет проработавший на Стойленском горно-обогатительном комбинате (с 1992-го — гендиректор), неожиданно уволился. Предприятие находится в городе Старый Оскол Белгородской области. Незадолго до увольнения у Клюки состоялся разговор с белгородским губернатором Евгением Савченко. «Мы как-то остались с губернатором один на один, — рассказывает Клюка. — Он мне и говорит: хватит уже взрывать землю, давай эти шрамы заглаживать».

Старшим партнером Клюки на Стойленском ГОКе был миллиардер Бидзина (Борис) Иванишвили (№367 в глобальном рейтинге Forbes 2017, состояние $4,5 млрд), их доли составляли 33% и 67% соответственно. В 2000 году партнеры занялись сельским хозяйством и создали компанию «Стойленская нива», которая к 2003 году контролировала крупнейший в России земельный банк площадью 300 000 га, владела предприятиями в Белгородской, Воронежской, Тамбовской и Ростовской областях, двумя хлебокомбинатами, элеватором и маслосырзаводом. В декабре 2003 года Клюка продал 50% «Стойленской нивы», которые принадлежали ему и его сыну Олегу. Компанию с годовой выручкой 4 млрд рублей аналитики оценивали в $70 млн. Теперь Клюка говорит, что доля его была номинальной, так как компания создавалась и развивалась на средства Иванишвили, он и получил все вырученные от ее продажи деньги. Так или иначе, к моменту разговора с Савченко у Клюки был сельскохозяйственный опыт. «Я не задумываясь бросил комбинат и пошел в чистое поле», — вспоминает Клюка предложение губернатора.

Бывший руководитель ГОКа за год собрал в свой новый холдинг «Ассоциация Промагро» около десятка сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий и начал строительство свиноводческого комплекса мощностью 15 000 т в год. Знакомые Клюки рассказывают, что ему помогал Савченко: на карте области чуть ли не пальцем показывал подходящие земли и предприятия.

Деньги на этот проект Клюке помог найти опять же губернатор. Узнав, что в Белгород приезжает глава ВТБ Андрей Костин, Клюка позвонил Савченко и попросил привезти банкира в Старый Оскол. «Здесь я у него первый миллиард рублей и выпросил», — улыбаясь, вспоминает предприниматель. В мае 2004 года Клюка продал свои 33% в Стойленском ГОКе владельцу НЛМК Владимиру Лисину.

Клюка купил 10 000 га земли и первым в области занялся строительством свинокомплексов. Сам он иронично называет это «занялся свинством». Первый свинокомплекс был запущен в 2005 году и окупил все затраты через 2,5 года, второй комплекс на 15 000 т окупился за три года. Какая прибыль? Клюка цифр не называет и туманно проводит аналогии: «Если сравнивать с ГОКом, то в сельском хозяйстве прибыль на одного человека больше». Один из его партнеров говорит, что в 2013–2014 годах рентабельность свинокомплексов достигала 250%, сейчас себестоимость 1 кг мяса на кости составляет около 100 рублей, а оптовая цена — 160 рублей. Осенью 2016-го к трем свиноводческим комплексам «Промагро» добавился завод по переработке свинины на 1 млн голов в год, в планах — строительство цеха полуфабрикатов. Расширять производство свинины Клюка не собирается, он хочет увеличить глубину переработки и развивать новое направление — производство деликатесной баранины, для чего компания уже закупила 3500 овец. Выручка «Промагро» в 2017 году, по прогнозам, составит 7,5 млрд рублей.

И хотя руководит предприятием внук Федора Клюки Константин, дед во все вникает. И часто встречается с губернатором. «Евгений Степанович делает все, чтобы помочь бизнесу, — говорит Клюка. — Если есть желание и деньги развивать проект, то поступает команда от губернатора — помочь. И местная власть, которая должна этим заниматься, помогает». Строительство дорог, подведение электричества и газа для частных проектов финансируется из областного бюджета, но для этого необходимо попасть в областные программы, которые разрабатывает администрация губернатора. «Никакого диктата нет, — уверяет Клюка. — Вот захотел я заменить коров на овец, единственное, что сказал губернатор: ты их не режь, постарайся продать, это же молочное стадо. Я их и продал».

Побег из Стригунов

Первыми областными проектами по развитию АПК были птицеводство и свиноводство. Так решил губернатор Савченко, он же определил главных действующих лиц.

В феврале 2008 года основатель первого сельхозкооператива в Белгородской области Валерий Вакуленко, пригнувшись, бежал через заснеженный луг и кричал в телефон племяннику: «Подъезжай к мосту, там меня заберешь, а оттуда уже на Украину!» Знакомые предупреждали Вакуленко, что к нему могут нагрянуть с обысками, подкинуть оружие и наркотики. Предприниматель поверил в это, только когда в его селе Стригуны, в 30 км от Белгорода появилась оперативная группа. Недолго думая, Вакуленко прыгнул в окно и был таков.

Неприятности у него начались еще в 2005 году — в первых числах января в Борисовский район, где были расположены основные объекты бизнесмена (пахотные земли, комплекс по выращиванию крупного рогатого скота, молочная ферма, парк сельхозтехники), приехала делегация областных чиновников во главе с губернатором Савченко. «Он мне заявил, что им нужны корпуса моих комплексов, и назвал цифру 10 млн рублей, — рассказывает Вакуленко. — Я ответил, что планов по продаже у меня нет». В одном из двух корпусов, которые достались предпринимателю в 1999 году после покупки обанкротившегося сельхозпредприятия, он хотел организовать цеха по переработке зерна и производству масла. Эти планы не вписывались в областную программу «Развитие свиноводства на 2005–2010 годы». После визита губернатора налоговики начали проверять компании Вакуленко, сотрудники МВД проводили выемку документов и оргтехники. Предприниматель сбежал на Украину, а в 2009 году его арестовали в Москве, куда он приехал искать защиты. Под охраной сотрудников МВД Вакуленко вернулся в Белгородскую область, там его обвинили в неуплате налогов и приговорили к году тюрьмы. За это время его комплекс по выращиванию крупного рогатого скота превратился в свинокомплекс, сейчас он принадлежит крупнейшему в Белгородской области агрохолдингу «Агро-Белогорье», его основной владелец — Владимир Зотов, бывший заместитель губернатора Савченко. «Как раз Зотов и вел со мной переговоры о продаже, когда работал в администрации», — рассказывает Вакуленко. Председатель совета директоров «Агро-Белогорье» Владимир Зотов даже вспоминать про Вакуленко не хочет. «Рассказывать можно все что угодно. Эти рассказы закончились решением суда, — говорит он Forbes. — Какое бы решение ни приняла апелляционная инстанция, я не хочу развивать эту тему». В октябре 2016 года суд признал обвинения против Зотова не соответствующими действительности и присудил Вакуленко выплатить бывшему заму губернатора 100 000 рублей за ущерб репутации и нравственные страдания. Вакуленко лишился бизнеса, ему остается судиться, последнее решение суда он намерен обжаловать.

Агробезопасность Белогорья

Зотов вошел в областную администрацию весной 1998 года, тогда бывший руководитель Белгородского райпотребсоюза стал директором «Областной продовольственной корпорации», а три года спустя был назначен заместителем губернатора и начальником Департамента экономической безопасности. Созданный по инициативе Евгения Савченко департамент с грозным названием должен был защитить белгородские предприятия от рейдерских атак и преднамеренных банкротств. Савченко всегда проявлял интерес к сельскому хозяйству и предлагал решения проблем, которых в отрасли было достаточно. «Когда хозяйства имели огромные долги перед бюджетом, Савченко предложил возвращать долг натурой. Когда хозяйства массово подходили к банкротству, Савченко разрабатывал схемы привлечения заинтересованных инвесторов», — рассказывает Наталья Шагайда, директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте (РАНХиГС). Потом область скупала наделы у владельцев земельных долей. Потратив 4 млрд рублей, администрация стала собственником 500 000 га — это более половины белгородских земель сельхозназначения. «Земли выкупались, чтобы не допустить спекуляций, — говорит Зотов. — У правительства под контролем находилось еще и огромное количество дел о банкротствах, начиная с рудников и металлургических комплексов и заканчивая сельским хозяйством и легкой промышленностью. Через суды, реструктуризацию задолженностей нам удалось систематизировать работу по защите этих предприятий».

В феврале 2002 года губернатор вместе с Зотовым проезжал мимо деревни Курасовка в 75 км от Белгорода и увидел недостроенные с советских времен корпуса для крупного рогатого скота. Савченко попросил водителя остановиться, вышел из машины и стал осматривать развалившееся советское наследство. «Вот бы кто-то взял и достроил, свиноводческий комплекс сделал», — произнес губернатор, внимательно глядя на Зотова. Сказано — сделано. Для реализации проекта правительство области создало компанию, которой помогал департамент экономической безопасности. Его руководитель Зотов привлекал банковское и бюджетное финансирование, ездил в Германию выбирать оборудование, утверждал проект.

Инвестиции в проект составили 570 млн рублей. Как только свинокомплекс запустили, сразу нашелся заинтересованный покупатель — основатели «Мираторга»  братья Александр и Виктор Линники. В 2003 году после введения квот на импорт мяса Линники, занимавшиеся ранее торговлей, решили вложиться в производство свинины. Сейчас «Мираторг» — второй по величине агропромышленный холдинг в стране с годовой выручкой 120 млрд рублей (2016 год). Свой первый свинокомплекс Линники купили у областной администрации за 800 млн рублей. Губернатору опыт продажи с хорошей маржой понравился. И Зотов начал сооружать свинокомлексы один за другим.

В июле 2007 года он ушел из правительства и возглавил собственную компанию «Агро-Белогорье», которая сначала управляла свинокомплексами, а потом становилась их собственником. «Администрация, например, вложила в свинокомплекс 800 млн рублей и готова его продать, — рассказывает Зотов. — Тут мы его и покупаем за 1,1 млрд рублей». Сделки финансировались за счет прибыли и кредитов, Зотов говорит, что все долги банкам отдал. В «Агро-Белогорье» входят два десятка свинокомплексов, три зерновые компании, владеющие 110 000 га сельхозземель, три комбикормовых завода, мясоперерабатывающий комплекс.

Зотов не единственный, кто из областных чиновников стал аграрным бизнесменом. В 2003 году еще один бывший зам. губернатора Геннадий Бобрицкий на базе обанкротившейся птицефабрики создал компанию «Приосколье». Бывший начальник областного департамента стратегического развития Сергей Юдин возглавил ГК «Зеленая долина», которая к 2015 году заняла 2-е место в регионе и 7-е в России по производству молока. Зотов считает это естественным процессом: «Кто-то из администрации уходит в бизнес, кого-то из бизнеса приглашают поработать в администрации».

Всего в развитие «Агро-Белогорья» было вложено около 35 млрд рублей, выручка компании в 2016 году составила 67 млрд рублей (EBITDA — 7 млрд рублей, долг — 6 млрд рублей). В 2017 году будут достроены еще пять свинокоплексов, и на этом Зотов решил остановиться — дополнительные объемы свинины и птицы уже трудно будет продать, все производители мяса увеличивают глубину переработки и с надеждой смотрят на внешние рынки. «Агро-Белогорье» через Голландию начала небольшие поставки мяса в Гонконг и Сингапур.

У белгородских предпринимателей, впрочем, больше возможностей развивать новые проекты на родине, особенно если они рекомендованы губернатором Савченко. Первоочередной задачей для него было развитие производства свинины и птицы, теперь дошла очередь до овощей и фруктов. «Агро-Белогорье» заложила яблоневый сад из 55 000 саженцев, что пока выглядит факультативом.

Тепличные условия

Компания Александра Тарасова «Спако Строй-гарант» с выручкой 2 млрд рублей построила около 50 свинокомплексов. «Строил для Мошковича (Вадим Мошкович, основатель «Русагро»), Зотова, Линников, — рассказывает Тарасов. — Делаем все работы под ключ — обеспечиваем инфраструктурой, монтируем оборудование». Кроме того, Тарасову принадлежит завод упаковочных материалов — полипропиленовые мешки для сахара, муки, соли; его выручка — 600 млн рублей. Акции обоих предприятий и личное имущество Александра Тарасова находятся в залоге у банка, и дело тут тоже в агробизнесе. В 2011 году он решил податься в сельское хозяйство, но в отличие от заказчиков свинокомплексов выбрал более спокойное направление — овощи. В марте 2011 года была зарегистрирована компания «Теплицы Белогорья», через два года в построенном по голландской технологии тепличном комплексе на 13,6 га был собран первый урожай. Под реализацию своего проекта Тарасов получил в правительстве Белгородской области льготы по уплате налогов на землю и на прибыль и кредитные гарантии на 2 млрд рублей. Сам он инвестировал в проект 600 млн рублей. Выдавший кредит на 2 млрд рублей банк, по утверждению Тарасова, кроме гарантий областного бюджета потребовал залог, в 4,5 раза превышающий сумму кредита. «Это не кредитный договор, а ультиматум!» — возмущается Тарасов. Строительство 1 га теплиц стоило Тарасову 160 млн рублей, сейчас у него 18,9 га посевных площадей, на них вызревает 10 000 т овощей и зелени в год. По его расчетам, инвестиции окупятся через восемь лет (при рентабельности около 30%).

В 2014 году, когда в теплицах Тарасова уже второй год собирали урожай огурцов и салата, в области была подписана программа «Развитие производства овощей защищенного грунта». Теперь при строительстве теплиц инвестор получает дороги, воду, льготное подключение к газовым и энергосетям, льготу по налогу на имущество. И теплицы стали расти со скоростью огурцов. Площадь тепличных комплексов в области увеличилась с 24 га в 2012 году до 71 га к 2016 году. В 2017 году будет введено еще три комплекса на 40,8 га, а к 2020 году по планам областного правительства белгородское тепличное хозяйство увеличится до 500 га, будет производить продукции на 30 млрд рублей в год и займет более 10% российского рынка (сейчас — 3,1%). Белгородские аграрные бизнесмены благодарны федеральным и местным властям. «Мы ставили свечку за здоровье бывшего американского лидера, благодаря которому появились санкции, и наш аграрный комплекс получил такую динамику», — говорит Зотов.

Что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия из Евросоюза? По мнению Натальи Шагайды из РАНХиГС, отечественное растениеводство и птицеводство сможет успешно конкурировать с импортом. «Уже никогда никакая Польша со мной не сможет сравниться, ведь я гарантированно получаю 50 т великолепных яблок с 1 га по себестоимости гораздо ниже, чем у них», — говорит Зотов. «Пока действуют продуктовые санкции, мы должны создать устойчивое производство. Наша страна может прокормить весь мир», — повторяет слова Савченко на Гайдаровском форуме овощевод Александр Тарасов.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132710 Евгений Савченко


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров

Пока цены в коридоре

Хотя инфляция за первый месяц весны сложилась на том же уровне 0,5% к февралю, что и год назад, Нацбанк все же может записать в свой актив небольшое ее замедление при расчете по другим временным методикам.

Тулеген АСКАРОВ

Так, в годовом выражении, то есть к марту прошлого года, согласно выкладкам Комитета по статистике Министерства национальной экономики, инфляция замедлилась до 7,7% с февральских 7,8%. Но при этом цены на продовольственные и непродовольственные товары выросли опережающими темпами – соответственно на 9,7% и 8,5%. При этом инфляционный тон в первой группе задавали кофе, чай и какао, подорожавшие за год на 25,9%, крупы (21,9%), кондитерские изделия (14,7%), хлеб (12,7%), говядина и мясо птицы (11,9%), алкогольные напитки (10,4%), фрукты и овощи (10,3%). Среди непродовольственных товаров наиболее высокими темпами росли цены на дизельное топливо (39,3%), сжиженный газ (15,1%), бензин (14,6%), обувь (11,3%), товары личного пользования (10,7%), моющие и чистящие средства (9,9%), медикаменты (9,1%), автотранспортные средства (9,1%), бытовые текстильные изделия (8,8%). Общий же рост потребительских цен пока удается сдерживать в рамках традиционно прогнозируемого коридора в 6-8% годовых за счет более низкой динамики на тарифы и расценки в сфере платных услуг для населения – они выросли в годовом выражении на 4,7%. Но и здесь есть позиции, по которым статистики зарегистрировали опережающий рост, – канализация (22,2%), холодная вода (9,8%), газ, транспортируемый по транспортным сетям (7,5%), амбулаторные услуги (8,8%), услуги автомобильного (6,8%) и воздушного (8,5%) транспорта, образования (6,2%), общепита (6,1%), ритуальные (6,8%) и правовые (7,0%) услуги.

С начала же текущего года потребительские цены выросли за первый квартал на 2,3%, тогда как за тот же период в прошлом году было 3,0%. При таком методе подсчета впереди также идут продукты питания (3,2%), тогда как непродовольственные товары и платные услуги стали обходиться дороже в целом на 1,7%.

В марте же по сравнению с февралем цены на продукты питания выросли на 0,6%. Здесь инфляционный тон задавали овощи (3,3%), баранина (1,9%), кондитерские изделия (1,2%), говядина (1,1%), сметана (0,8%), сыры (1,0%), сливочное (0,7%) и растительно-сливочное (0,9%) масло. Подешевели же за минувший месяц яйца (4,4%), сахар (1,8%), гречневая крупа (1,6%), подсолнечное масло (1,1%) и рис (0,1%). Непродовольственные товары в марте к февралю подорожали на 0,4%. Опережающими темпами в этой группе росли в цене автотранспортные средства (1,2%), бензин (1,2%), дизельное топливо (0,6%) и ткани (1,0%). По платным услугам расценки в целом поднялись за первый месяц весны на 0,4%. Здесь проезд на воздушном транспорте подорожал на 11,1%, автомобильном – 1,0%, горячая вода – 1,5%, центральное отопление – на 1,3%.

Среди регионов страны наиболее высокие темпы месячной инфляции статистики зафиксировали в марте в Южно-Казахстанской (1,1%) и Костанайской областях (1,0%), в годовом выражении – в Астане (9,3%) и Атырауской (8,7%), а с начала текущего года – в Павлодарской (3,2%) и Атыруской (3,0%) областях. В наименьшей степени цены выросли в марте к февралю в Алматы и Мангистауской области (по 0,2%). Минимальная годовая инфляция сложилась в Западно-Казахстанской (6,5%), Мангистауской и Актюбинской областях (по 6,6%). А с начала текущего года наименьший рост потребительских цен был зафиксирован в Алматинской и Акмолинской областях – по 1,6%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129563

«Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы

Ксения Смирнова, Екатерина Метелица

Экс-министр финансов Алексей Кудрин пытался узнать у чиновников и госменеджеров, как заставить российскую экономику расти

Темпы роста российской экономики в ближайшие годы будут низкими, а изменить ситуацию могут только структурные реформы, сошлись во мнении чиновники, выступая на пленарной сессии ежегодного Биржевого форума.

Пора наконец заняться структурными реформами, призвал председатель правления Сбербанка Герман Греф: «Глядя на состояние нашей экономики, нет веры в нефть, в то, что цена опять подпрыгнет в два раза и нам в очередной раз повезет. Все пришли к выводу, что кризис, в котором мы находимся, не циклический, а структурный и бороться с ним надо понятным набором мер». Не стоит слушать «псевдоученых», которые призывают «залить весь этот пылающий костер деньгами», подчеркнул Греф. «Сегодня нет никакого другого средства, кроме как наконец заняться структурными реформами», - резюмировал он.

Структурные реформы необходимы, согласился модератор пленарной дискуссии председатель набсовета Московской биржи Алексей Кудрин. К примеру, чем заместить падающие нефтяные доходы бюджета?

Бюджетная и налоговая реформы – одни из ключевых, заявил министр финансов Антон Силуанов: «Если бюджет не сбалансирован, увеличивается налоговое бремя, повышается нестабильность. Если сбалансирован – не будет усиления давления на бизнес». Задача правительства – сделать бюджет независимым от внешних факторов и колебаний цен на нефть, сказала министр.

Для развития экономики нужно увеличивать расходы бюджета на «инфраструктуру, умную экономику», сказал Силуанов. «Нужна решимость для такого перераспределения бюджета. Перераспределение, оптимизация бюджета осуществляется за счет более жесткого подхода к оценке эффективности расходов», — отметил он.

Хорошая новость в том, что государство не увеличивает налоговую нагрузку на бизнес, а улучшает «собираемость налогов», заметил Силуанов: «За первый квартал налоги в целом выросли на 25%, в том числе не связанные с нефтью и газом — на 11%. У нас растет НДС – на 16% к уровню прошлого года. Это говорит о том, что улучшается администрирование».

«Мы залезаем в теневой сектор, начинаем более жестко собирать с тех неплательщиков, которые до сих пор еще в серую работают или в черную. И за счет этого мы должны сейчас привлекать дополнительные ресурсы в бюджетную систему, а не за счет увеличения налоговой нагрузки», - цитирует агентство «Прайм» слова Силуанова.

Возможен ли рост экономики в условиях серьезного дисбаланса в финансовой сфере – мало страховых компаний и пенсионных фондов (источника длинных инвестиций) и много банков (короткие деньги), спросил Кудрин главу ЦБ Эльвиру Набиуллину. Или нужны структурные реформы и в этом секторе?

Расти можно при любом соотношении финансовых институтов, заверила Набиуллина: «Главное, чтобы и банковский, и небанковский секторы были устойчивы. Наша проблема в том, что не используется потенциал небанковского сектора». Для развития длинных денег, которые необходимы экономике, нужно снижение инфляции, добавила она.

Что делать с большим количеством госкомпаний в экономике? – спросил Кудрин.

«Частные инвесторы во многом действуют эффективнее, чем госменеджмент. Мы считаем, что в компаниях с госучастием нам нужны такие же показатели деятельности, как в частных, — заявил Силуанов. — Если мы рассматриваем долю государства в компаниях как актив, то логично, что этот актив должен приносить доход».

Для повышения темпов роста российской экономики критически важно снижение доли госсектора, заявил Греф. «Когда свыше 70% экономики — это госсектор, говорить о конкуренции и эффективной структуре экономики невозможно. Нужна приватизация <...> Приватизация является вопросом национальной безопасности», — цитирует «Интерфакс» слова Грефа.

Каким будет рост ВВП в ближайшие годы?

Экономический рост в России в 2019 году будет зависеть от того, какая команда правительства придет после выборов 2018 года, считает глава Сбербанка. «Можно написать много томов о реформах, но все зависит от того, какое качество госуправления будет реализовано, от новой команды правительства», — цитирует ТАСС слова Грефа. По мнению главы Сбербанка, России необходимы три направления структурных реформ: сокращение доли государства в экономике, сокращение госрегулирования и опора на «интеллектуальные ресурсы», то есть на «экономику будущего». Но в связи с этим есть проблема: эта сфера в России развивалась только тогда, когда «вокруг интеллекта была колючая проволока», сказал Греф.

Интеллектуальная экономика характерна тем, что «ничего собирать даже в чемодан не надо», просто «сел, пересек границу», цитирует РБК Грефа. В качестве примера глава Сбербанка привел авиаконструктора Игоря Сикорского, который эмигрировал в США: «Сикорский собрал весь интеллект, уехал, и получилась американская вертолетная промышленность». Все «прикладные вещи реализовались за рубежом», потому что «здесь было некомфортно».

«Создание интеллектуальной экономики – это полностью дело бюджета. Бюджет необходимо сократить до минимума, и тогда интеллектуальная экономика начнет развиваться. Пока налоги высокие и бюджет высокий, никакой интеллектуальной экономики не будет», — резюмировал Греф.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129563


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129960

О внесении изменений в государственную программу «Развитие внешнеэкономической деятельности».

Постановление от 31 марта 2017 года №369. В соответствии с Бюджетным кодексом параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». В структуру госпрограммы интегрируются приоритетные проекты по направлению стратегического развития «Международная кооперация и экспорт» («Системные меры развития международной кооперации и экспорт», «Международная кооперация и экспорт в промышленности», «Экспорт продукции АПК»), определённые президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Справка

Внесено Минэкономразвития России.

Государственная программа «Развитие внешнеэкономической деятельности» (далее – госпрограмма) утверждена постановлением Правительства от 15 апреля 2014 года №330.

В соответствии со статьёй 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации Правительством России параметры финансирования госпрограммы приводятся в соответствие с федеральным бюджетом на текущий год и на плановый период.

Действие нормы Бюджетного кодекса о такой корректировке в 2015 и 2016 годах было приостановлено (государственные программы в эти годы в части приведения в соответствие с бюджетом не корректировались).

Подписанным постановлением утверждена новая редакция государственной программы, в которой параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

В структуру госпрограммы интегрируются приоритетные проекты по направлению стратегического развития «Международная кооперация и экспорт» («Системные меры развития международной кооперации и экспорт», «Международная кооперация и экспорт в промышленности», «Экспорт продукции АПК»), определённые президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Также госпрограмма синхронизируется с планами действий («дорожными картами») «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта» и «Совершенствование таможенного администрирования».

Уточняются целевые показатели (индикаторы) государственной программы, характеризующие достижение её целей, задач и реализацию основных мероприятий. Кроме того, устраняются методологические ограничения при расчёте и использовании отдельных целевых показателей.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129960


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с главой администрации Тамбовской области Александром Никитиным.

Александр Никитин информировал Председателя Правительства о ходе выполнения программ строительства и реконструкции детских садов и школ, обустройства дворов и придомовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Валерьевич, мы проводим у вас совещание по животноводству, но предлагаю поговорить не о сельскохозяйственной проблематике (сейчас целое мероприятие будет, и комплекс, в котором мы встречаемся, очень высокого уровня), а об обычных социальных вопросах, которые волнуют граждан нашей страны и, в частности, Тамбовской области. Что я имею в виду? Мы за последние годы реализовали программу по строительству детских садов. Знаю, что она и у вас реализована. Но всегда есть какие-то нюансы, которыми надо заниматься. Наверное, на это нужно обратить внимание.

Второе. Мы только что с Вами осмотрели прекрасную школу, очень современную, построенную по новейшим технологиям в содружестве с центром «Сколково», огромную по размерам. Министр образования сказала, что в настоящее время это самая большая школа в стране по численности – 2,5 тыс. учащихся. Хорошо, что она сдаётся в эксплуатацию. И дети уже начнут ходить в школу, и выглядит там всё превосходно. Но это должна быть не единственная школа. У вас на территории области достаточно мест, где надо строить новые школы и реконструировать действующие, включая малокомплектные школы в деревнях. Это второе направление.

Третье направление, которое стало неплохо продвигаться в последнее время благодаря поручениям Президента на эту тему и в том числе стараниями партии «Единая Россия» при поддержке Государственной Думы – это обустройство дворов. Этой темой с советского периода у нас не занимались. То есть дворы были предоставлены сами себе. Поэтому очень часто дворы находятся в совершенно запущенном состоянии. Инициатива по окружающей среде, по обустройству дворов, придомовых территорий мне тоже представляется исключительно важной. Хочу услышать, как Вы собираетесь ей заниматься на территории Тамбовской области.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за визит, за то, что обращаете внимание на проблемы и вопросы, которые актуальны не только для Тамбовской области, но и для каждого региона России.

Самое главное, что беспокоит нас, – это социальная сфера, хотя бы потому, что две трети расходных обязательств в нашем бюджете приходится на социалку, включая образование, здравоохранение.

В этой связи тема номер один – строительство детских садов. В течение последних лет мы построили 24 детских сада на территории Тамбовской области. Мы во многом смогли снизить напряжение, ликвидировать очередь в рамках дошкольного образования от трёх до семи лет, но есть ещё проблема от одного до трёх лет. И, конечно, эта тема актуальна. Очереди нет, но это не освобождает нас от необходимости, от обязанности строить новые детские сады. Особенно в свете новых микрорайонов, я имею в виду административный центр, город Тамбов, там жилая застройка, индивидуальное жилищное строительство, многоквартирное жильё – конечно, всё это требуют соответствующей инфраструктуры.

Д.Медведев: И люди очень часто просят, чтобы это было по возможности в шаговой доступности, что называется, особенно если микрорайон большой.

А.Никитин: В этих микрорайонах мы создали объекты спортивной инфраструктуры, школы, детские дошкольные учреждения. Мы с Вами проезжали там, нам приятно было услышать Ваши положительные оценки. Хотя в этом году острота проблемы ещё есть, именно в новых микрорайонах. С точки зрения численности, если статистику в целом брать, всё нормально, но отдельные территории требуют к себе более пристального внимания. Именно поэтому в этом году мы даже безотносительно средств господдержки в любом случае поставили для себя задачу – строительство одного детского сада. Конечно, нам очень хотелось бы рассчитывать на поддержку и федеральную в связи с тем, что это позволило бы более качественно, более быстрыми темпами закрыть эти проблемы. Так что если Вы позволите к Вам обратиться с соответствующим ходатайством, я буду сердечно признателен, равно как и все мои коллеги и жители Тамбовской области.

В отношении строительства школ. Сегодня мы были вместе с Вами на крупнейшем образовательном объекте – это школа «Сколково». Мы в своё время писали стратегию этой школы. И кто бы мог предвидеть, что три-четыре года назад мы от идеи, стратегии перейдём к практическому воплощению. Это действительно очень крупный объект – 2,5 тыс. мест в школе. Мы таким образом, вводя её в строй, могу уверенно сказать, ликвидируем и третью, и вторую смену.

В таком густонаселённом районе (сейчас в нём проживает 35 тыс., мы прогнозируем, что в течение полутора-двух лет численность жителей здесь с учётом уже вводимого жилья достигнет 50 тыс.) мы очень серьёзное напряжение, которое было, снимаем.

Сегодня Вы очень много внимания уделяли сельскому развитию и сельским образовательным учреждениям, а Тамбовская область в течение последних пяти-шести лет в каждом муниципальном районе построила, можно сказать, образцово-показательные школы. Базовые, безусловно, школы. Этого нельзя сказать о филиалах, обо всей сети, но вместе с тем это очень интересные проекты со своим профилем, со своей направленностью.

Но в городских округах (в Тамбове, Мичуринске, Моршанске, Котовске, Рассказово) у нас, конечно, сегодня ещё высокая потребность в строительстве новых школ. Там просто капитальным ремонтом, реконструкцией не обойдёшься. В этом году, особенно с учётом ввода новой школы, с учётом той технологии межбюджетных отношений, которая складывается, с учётом резерва, который у нас образовывается в рамках нашего софинансирования, мы рассчитываем, что приступим к строительству двух новых школ. В контексте всей грядущей программы мы поставили себе задачу – 29 школ построить заново, 30 тыс. школ реконструировать.

Д.Медведев: И это, по сути, решение всей проблемы школ на территории области, по сегодняшней оценке?

А.Никитин: Да, и в городской, и в сельской местности.

Поэтому, конечно, будем уделять большое внимание сельским школам – не только базовым, но и филиалам в части капитального ремонта, пристроек, текущего ремонта, реконструкции. Что касается городских округов, то будем ставку делать на строительство новых школ.

И третья тема, которая для нас также актуальна, она наиболее социально чувствительна – это наши дворы, наши территории. Нам хотелось бы прежде всего сделать в этих дворах элементарные вещи, связанные с дорожным покрытием, бордюры установить, парковочные места привести в порядок, освещение сделать, видеонаблюдение поставить. Конечно, это проекты большие, требуют к себе внимания, но мы делаем это вместе с людьми. И обсуждаем вместе с людьми.

В связи с тем, что этот проект начинался по инициативе партии «Единая Россия», по Вашей инициативе, мы в прошлом году нарабатывали первый опыт и пытались максимально услышать людей, те запросы, которые поступали. Сбалансировать зачастую бывает сложно, но предоставили право находить компромиссы самим жителям. Главное, чтобы в наших дворах было уютно, комфортно, а дети во дворах – да и не только дети, но и взрослые – чувствовали себя уютно.

К тем средствам, которые в этом году мы получим, будем добавлять средства из областного бюджета. В прошлом и позапрошлом годах мы это реализовывали в рамках народной инициативы. Таким образом, я думаю, мы усилим поддержку из федерального бюджета. И не только в самом административном центре, но и по другим территориям, городам и районам области рассчитываем поправить положение дел. Очень важно здесь и междворовое пространство иметь в виду. То же самое касается дорожного полотна, всех проездов дворовых, где зачастую лужи и ямы такого размера, что иногда во двор проехать невозможно. Конечно, не всё сразу, но с поддержкой и заинтересованностью мы в ближайшие годы должны снять это напряжение.

Д.Медведев: Я уверен, что это абсолютно решаемая проблема. Ничего тут сверхъестественного нет. Это земля, на которой мы живём.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128750 Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина: «Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги»

Екатерина Метелица

редактор Forbes

10 тезисов главы Банка России Эльвиры Набиуллиной из ее выступления на Forbes club — о курсе рубля, обвинениях в свой адрес, ограничении выезда для банкиров и малом бизнесе

О намеренном укреплении рубля:

«Иногда нас упрекают в том, что для того, чтобы достичь цели по инфляции, мы специально укрепляем курс. Или специально провоцируем carry trade. Но напомню, что мы с осторожностью и даже скептически относимся к факторам снижения инфляции, которые носят временный характер. А к ним относится укрепление рубля, на мой взгляд; потому что курс может двигаться и в ту, и в другую сторону. Инфляция будет низкой, если будут фундаментальные факторы (как склонность населения к сбережению, потреблению). А базировать свою политику только на движении курса не совсем корректно. Конечно, процентная ставка косвенно влияет на курс (если бы мы ее сильно снизили, то и курс снизился). Но если и другие факторы — цену на нефть никто не отменял».

Про carry trade:

«Многие говорят, что у нас ставка высокая, а за рубежом низкие, и на этом арбитраже спекулянты зарабатывают деньги. Безусловно, это серьезное обвинение. Мы внимательно смотрели, анализировали — так ли это? Во первых, что такое carry trade? Это не только разница процентных ставок. Для того, чтобы спекулятивный капитал шел в страну, кроме разницы процентных ставок должна быть соответствующая премия за риск, волатильность валюты той или иной страны. Когда инвесторы вкладывают в валюту, они смотрят и на дифференциал ставок, и на риск-премию. Волатильность нашей валюты стала снижаться и она сейчас достаточно низкая. Курс рубля колеблется уже не так как в 2014 году, а так как во многих так называемых emerging markets (даже ниже, чем там), поэтому премия за риск существенно упала. При этом дифференциал ставок сократился: мы все-таки ставки снижаем, Федрезерв — повышает. Потенциально, действительно, есть поле для carry trade. Но то ли в силу санкций не все инвесторы идут к нам, то ли в силу привлекательности других рынков. Мы по carry trade не выделяемся среди других развивающихся стран. Размер carry trade не очень большой — по нам оценкам, от $2 до $5 млрд. Объем примерно на том же уровне, что был в 2012-2013 годах. Мы не видим никакого большого всплеска. Да, carry trade оказывает некоторое влияние на укрепление курса, но не очень большое».

О боязни «плавания»:

«Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе [рубля]. Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Я все это прекрасно понимаю. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса. Во всех странах, в которых вводили плавающий курс, была боязнь «плавания». Безусловно, надо перестраивать свой тип планирования. Кстати, финансовая сфера у нас адаптировалась. Примерно год потребовалось на это. И сейчас финансовый рынок живет в условиях плавающего курса, он научился управлять своей ликвидностью. Тоже самое предстоит делать экономике, в том числе развивать инструменты хеджирования валютных рисков. Без этого в условиях плавающего курса никуда».

О подозрениях:

«Как мы перешли к плавающему валютному курсу, нас все время подозревают: то мы хотим курс [рубля] уронить, то мы его хотим специально поддержать на высоком уровне. Мы его специально роняем, как нам говорят, чтобы у бюджета были доходы; мы его специально повышаем, чтобы социальную стабильность обеспечить. Я думаю, что мы с этим недоверием к тому, что курс у нас плавающий, будем жить еще долго. Но мы ни разу с середины 2015 года в валютный рынок не вмешались. У нас реально нет необходимости управлять курсом, чтобы снижать инфляцию. Мы процентной ставкой при любом курсе можем снизать инфляцию. В этом-то и смысл новой политики, где ключевая ставка играет ключевую роль, если хотите».

О не «символическом» снижении ставки:

«Я не согласна с тем, что 0,25 п.п. — это символическое снижение ставки (как говорят некоторые экономисты). После этого решения некоторые банки заявили, что будут пересматривать в сторону понижения и свои ставки. Кстати, это касается и кредитов, и депозитов. Почему мы снизили на 0,25? Потому что мы считаем, что лучше делать последовательные небольшие шаги, чем сделать большой шаг, а после этого, если возникнут новые обстоятельства, идти на попятную. Ведь никто не знает, что будет, например, с нефтью. У нас сейчас полная эйфория, что нефть всегда будет высокой; а я напомню, что у нас всегда такая эйфория, когда она растет; сразу считаем, что она вечно будет расти. Я не хочу предсказывать, что нефть будет падать, но ведь никто не знает, что будет».

О развилке:

«Мы по многим параметрам стабилизировали финансовую систему и экономику. И сейчас есть развилка — как мы будет развиваться. Либо будем расти невысокими темпами — 1-2% в год (что называется, плюс-минус ноль), — если ничего не будем делать, если будет инерция. Если нам это не нравится и мы решим этот экономический рост подстегнуть, то следующая развилка. Либо поддадимся популизму, начнем увеличивать расходы, снизим быстро ставку и — да, в краткосрочном периоде мы можем получить высокие темпы роста. Но я убеждена, что после этого у нас будет очередной спад, очередная попытка стабилизации и очередная развилка. И есть третий вариант — структурные реформы, которые позволят нам постепенно (не сразу, а постепенно) наращивать экономические темпы роста. Сейчас мы стоим на этой поворотной точке, в начале нового экономического цикла. И каким он будет, зависит от того, какой путь мы выберем и какую политику будем проводить».

Об отозванных лицензиях и воровстве:

«Банки — это финансовые посредники. Они рискуют чужими деньгами. Когда бизнес ведет себя рискованно, он часто теряет свои деньги. А банки берут чужие деньги, при чем на доверии берут. Нам часто говорят: почему вы не заметили эти проблемы [у банка]? Почему довели до такой стадии, когда большие «дыры»? Мы стараемся делать это как можно раньше, мы внутренние процессы у себя перестраиваем. Но если есть фальсификация отчетности (если нам дают одну отчетность, а по факту она другая), мы не можем это определить. У нас нет функции оперативно-розыскной деятельности. Например, есть тема так называемых «забалансовых» вкладчиков. Когда вы отдаете деньги в банк, их берут, но не регистрируют. Это просто криминал, мошенничество, которое мы силами Центрального банка искоренить не можем. И здесь должны быть только жесткие меры. Это воровство чужих денег. Мы за воровство наказываем, а здесь — не наказываем. Почему-то когда это прикрыто таким респектабельным названием «Банк» и там наворовали, мы не наказываем виновных за воровство. Надо наказывать, только таким способом мы преодолеем эти практики.

И вторая причина, которая нам мешает быстрее принимать решения, — у нас практически нет права на профессиональное суждение. Когда мы отзываем лицензии, бывшие руководители банка могут обратиться в суд, оспорить это решение… Мы должны доказать формально, что в банке возникли проблемы, которые потребовали такого решения. Сегодня у банка одни активы, мы сказали, что они выданы техническим фирмам, завтра он принес другие активы, он поменял тут же свой баланс. И мы гоняемся за ним, чтобы достать формальные доказательства, которые нам позволят отстоять в суде, что мы по закону отозвали лицензию. У моих коллег за рубежом есть право на профессиональное суждение. Я понимаю опасения профессионального сообщества, что если будет профессиональное суждение, то может быть произвол. Произвол, коррупция. Я сама этого боюсь. Поэтому мы пытаемся быстрее применить формальные признаки. Другого пути у нас нет».

Про ответственность и ограничения:

«Но нужно повышать ответственность собственников и менеджеров. Мы отозвали 300 лицензий и не было ни одного случая, что через суд доказали, что мы действовали неправильно. Нам говорят: не отзывайте столько лицензий. Но мы просто выполняли закон, эти банки не могут существовать. <…> В 2014 году ввели ответственность за фальсификацию отчетности. Два года прошло, до суда дошло меньше 10 дел. Понимаем, что виновность лица очень сложно доказать. При этом самое строгое примененное наказание — 1,5 года условно. Потому что по закону, если мы выявляем фальсификацию отчетности, то мы обязаны сначала выдать предписание. Получив его, банк тут же предоставляет достоверную отчетность, где уже все «дыры» есть. И таким образом руководство банка уходит от уголовной ответственности. Это сейчас нужно менять.

Нашумевшая проблема — те, кто вывел активы, уезжают за рубеж и очень долгая процедура экстрадиции. Иногда экстрадируют, но проходит три-четыре года. Мы предложили спорную меру (нас многие критикуют): если видим признаки таких правонарушений еще до отзыва лицензии (потому что банкиры у нас узнают все раньше всех и после отзыва уже некого искать) через суд добиваться в качестве обеспечительной меры ограничения выезда за границу».

О маленьких банках и малом бизнесе:

«Бизнес-модель малых банков сейчас не может конкурировать с бизнес-моделью крупных. Малым банкам надо дать возможность жить с реалистичной бизнес-моделью. А не так что их бизнес-модель основана на высоких ставках по депозитам, когда они «пылесосят» вклады населения, а потом вкладываются в рискованные проекты, потому что надо отбить эти ставки. И в худшем случае — занимаются выводом активов. К сожалению, это не редкая практика. Нужна бизнес-модель, которая позволит банкам выживать. Мы не против небольших банков, и мы вообще никогда не выступали за то, чтобы количество банков уменьшить. У малых банков есть большое преимущество по работе с малым бизнесом. Крупные банки до сих пор не научились работать с малым бизнесом (если посмотреть на уровень невозвратности кредитов малому бизнесу, то он гораздо выше у крупных банков). Надо дать возможность развиваться [небольшим банкам], в том числе снизив бремя регулирования для них».

И о страховании средств малого бизнеса:

«Мы начали обсуждать возможность страхования средств малых предприятий. Именно в малых банках, чтобы у них было преимущество. <…> Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги. У физлиц застрахованы вклады, крупный бизнес может пойти в крупные банки. Самый незащищенный в этой ситуации — малый бизнес. В крупных банках сложно получить кредит, обычно малому бизнесу дают кредиты небольшие банки, а они говорят, вы положите деньги к нам на счет, на депозит. И малый бизнес здесь оказывается заложником того банка, который дает ему кредит. Мы это прекрасно понимаем. Поэтому и начали обсуждать идею, что в рамках тех банков, которые будут специализироваться на работе с малым бизнесом, ввести небольшую систему страхования. Иного здесь варианта нет».

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128750 Эльвира Набиуллина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter