Всего новостей: 2319019, выбрано 3394 за 0.162 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ДФО. ЦФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 8 декабря 2017 > № 2418365

Камчатка покажет свои преимущества в Москве.

Камчатский край собирается представить в рамках выставки «Дни Дальнего Востока в Москве» более 30 масштабных инвестиционных проектов, в том числе в рыбной отрасли.

Дни Дальнего Востока в Москве будут проходить с 8 по 16 декабря на разных площадках города. «Для выставки отобраны наиболее крупные и значимые для экономики края проекты. Их направления самые различные – это и развитие туристической отрасли, и создание новых производств в агропромышленном комплексе, и модернизация портовой инфраструктуры и аэропортов края. Часть проектов уже реализуется на площадках ТОР «Камчатка» и «Свободный порт Владивосток», – рассказали Fishnews в агентстве инвестиций и предпринимательства Камчатского края. – Для презентации проектов будут использованы современные мультимедийные технологии. На выставке регион представит интерактивный проекционный макет, который позволяет наглядно и информативно в анимированном виде показать основные данные о проектах с их привязкой к географической карте».

Посетители стенда узнают о 24 перспективных проектах площадок «Зеленовские озерки» и «Паратунка» территории опережающего развития «Камчатка» и 7 проектах, заявленных к реализации в свободном порте. Среди них – проект по созданию порта-хаба по комплексному обслуживанию рыбопромысловых судов и организации перевалки рефрижераторных и сухих контейнерных грузов, проекты по созданию рыбоперерабатывающих комплексов, переоборудованию и модернизации рыбопромысловых судов и ряд других.

«Также на региональном стенде Камчатского края в течение всей выставки будут работать информационные киоски с сенсорным управлением. Каждый посетитель самостоятельно, благодаря простой и понятной навигации, сможет познакомиться с предложениями от Камчатского края в области туризма, вакансий и получения дальневосточного гектара. Теме освоения земель Дальнего Востока уделено особое внимание организаторов. В инфокиоске «1 га на Камчатке» все желающие смогут получить исчерпывающие данные о свободных к предоставлению участках, узнают о примерах ведения успешного бизнеса на гектаре, все о процедуре получения земли и специальных мерах поддержки предпринимательства в крае. Посетить наш стенд приглашаем всех, кто рассматривает возможность связать свою жизнь и работу с удивительной Камчаткой», – отметили в агентстве.

Столица увидит красоты «земли вулканов»

На выставке будет представлена мультимедийная выставка уникальных фотографий и видеороликов красивейших видов Камчатки. Кроме того, все желающие смогут испытать свои силы на современном горнолыжном тренажере: его аналог стал одним из основных экспонатов края на Восточном экономическом форуме в сентябре.

В рамках культурной программы посетители познакомятся с творчеством национальных коллективов Камчатки: эвенским ансамблем «Нулгур» и ительменским фольклорным ансамблем «Эльвель». Фотозона региона будет посвящена традиционной камчатской гонке на собачьих упряжках «Берингия». На стенде «Рестораны регионов» Камчатка представит новую концепцию быстрой и функциональной еды из продуктов, которыми одаряет людей «земля вулканов». «Блюда из камчатского меню будут созданы по специальным рецептам, позволяющим сохранить всю пользу продуктов для организма», – отметили в агентстве.

Выставочная экспозиция в «Экспоцентре» будет работать с 14 по 16 декабря включительно. «Дальневосточная ярмарка» на Тверской площади будет проходить с 8 по 13 декабря.

Россия. ДФО. ЦФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 8 декабря 2017 > № 2418365


Россия. ПФО. ЦФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 8 декабря 2017 > № 2416722

Маломобильные пассажиры стали чаще пользоваться поездами дальнего следования на Приволжской железной дороге (ПривЖД, филиал ОАО «Российские железные дороги»). С начала 2017 года более 5,4 тыс. человек с ограниченными возможностями здоровья приобрели билеты на поезда дальнего следования Приволжского филиала АО «Федеральная пассажирская компания». По сравнению с аналогичным периодом прошлого года спрос на перевозки в специализированных купе вырос на 50%, сообщает служба корпоративных коммуникаций магистрали.

В ноябре заявки на билеты в специализированные купе поездов оформили более 900 маломобильных пассажиров.

В этом году наибольшее количество мест было куплено на поезда, курсирующие в направлении Москвы и Санкт-Петербурга.

Напомним, вагоны для маломобильных пассажиров курсируют в составе 11 поездов формирования Приволжского филиала АО "ФПК": № 9/10 Саратов – Москва, № 17/18 Саратов – Москва, № 47/48 Балаково – Москва, № 13/14 Саратов – Адлер, № 5/6 Астрахань – Москва, № 1/2 Волгоград – Москва, № 109/110 Астрахань – С. Петербург, № 15/16 Волгоград – Москва, № 79/80 Волгоград – С. Петербург, № 41/42 Волгоград – Астрахань, №469/470 Саратов – Новороссийск.

Места для перевозки пассажиров с ограниченными возможностями оборудованы в специальных двухместных купе. Их можно зарезервировать через Единый информационно – сервисный центр ОАО «РЖД» или в билетной кассе.

На вокзальных комплексах Приволжской магистрали реализуется целый комплекс услуг для людей с ограниченными возможностями. Оказывается помощь при посадке и высадке в вагон поезда, багаж доставляется до машины, обеспечивается сопровождение по территории вокзального комплекса. Все услуги бесплатны.

Ирина Таранец

Россия. ПФО. ЦФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 8 декабря 2017 > № 2416722


Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 6 декабря 2017 > № 2418400 Сергей Подолян

О новой должности и ответственности перед жителями Сахалина и Курил.

В сентябре 2017 года бывший зампред правительства Сахалинской области Сергей Подолян был избран депутатом областной думы, но уже в конце ноября принял предложение вернуться в исполнительную власть в новом статусе – заместителя губернатора. В сферу его ответственности вошла координация деятельности правительства области по реализации федеральной целевой программы социально-экономического развития Курильских островов, вопросы ТОР «Курилы» и свободного порта Владивосток, а также организация взаимодействия региона с федеральными органами исполнительной власти, в том числе с Федеральным агентством по рыболовству и Минсельхозом России.

В беседе с главным редактором журнала «Fishnews – Новости рыболовства» Эдуардом Климовым он рассказал о новых задачах, приоритетных направлениях работы и ответственности перед жителями области.

– С сегодняшнего дня вы – вице-губернатор Сахалинской области. Бесспорно, у вас накоплен огромный опыт в период работы мэром на Курилах, заместителем губернатора, статс-секретарем Росрыболовства, в том числе последние несколько лет работы зампредом областного правительства. Но избирательная кампания – это совсем другой сюжет. В августе-сентябре вы много встречались и общались с жителями округа. Что вы вынесли из этого общения? Удалось ли взглянуть на проблемы жителей одного из самых рыбных регионов страны другими глазами? Вы планировали поработать законодателем?

– Законодателем поработать, конечно же, планировал, однако сразу после выборов были приняты изменения в бюджетный кодекс, что повлекло резкое уменьшение доходной части бюджета области, и губернатор предложил мне вернуться в исполнительную власть, так как требуется перенастройка работы регионального правительства. Однако ваш вопрос – в точку. Для того чтобы почувствовать реальный нерв, понять, чем живут и как на самом деле относятся жители к тому, что делается органами исполнительной власти, нужно прямое общение. На выборы я пошел в сложном округе самовыдвиженцем, а так как я не партийный человек, то, поверьте, все было более чем откровенно. Выслушал все претензии.

– Самовыдвижение – это один на один с избирателями?

– Да. Было очень много встреч. На рыборазводных и рыбоперерабатывающих заводах, судах рыбопромыслового флота, в рыболовецких станах в бригадах прибрежного лова, конечно же, в школах, больницах, просто во дворах и т.д. Несколько тысяч человек. За месяц.

С учетом же того, что мой округ объединяет Курильский, Южно-Курильский и Корсаковский районы и за меня проголосовало подавляющее число избирателей, видимо, у меня нашлись аргументы, для того чтобы убедить людей.

– И какие выводы можно сделать? О чем обычно спрашивают люди?

– Диапазон вопросов, как вы понимаете, огромен, но, учитывая, что Fishnews – отраслевое издание, могу перечислить вопросы по рыбной тематике, звучавшие почти на каждой встрече: «Что с горбушей и кетой, почему мало?», «Много ли будет сельди иваси и скумбрии?», «ЛРЗ – это вред или польза?», «Почему нельзя ловить лосося местным без ограничений?», «Когда закончится мораторий на проведение конкурсов на участки спортивно-любительского рыболовства?», «Когда победим браконьерство?» и так далее.

Мой первый вывод: мы слабо работаем. Мы не разъясняем, к сожалению, людям, чем занимаемся. Иногда не находим времени, может быть, не находим аргументов, да и компетентных чиновников больше не становится. Как-то замкнулись сами в себе: комиссии – подкомиссии – рабочие группы, а о жителях забыли. Мы спорим на совещаниях, пикируемся на страницах различных изданий, а с людьми-то не разговариваем. Я бы сказал, что вот этой разъяснительной работы с населением – через прямые разговоры – очень не хватает. Это при том, что губернатор Олег Кожемяко на самом деле встречается с людьми постоянно.

Но очевидно, что только встречами не обойтись. Интернет, СМИ выдают такие «рыбацкие страсти», что от рыбаков шарахаются, как от чумных. К сожалению, времена, когда в порту рыболовецкие суда встречали с оркестром, а жители приморских регионов гордились этой профессией, закончились. Лихие браконьерские 90-е давно в истории, а черную метку с отрасли никак не снимем. Мы не предпринимаем шаги к популяризации профессии, очень мало рассказываем о тяжелом труде российского рыбака. Фермер-кормилец, а рыбак-браконьер – вот такую картинку видит россиянин.

И еще о картинках. На доступных каналах мы смотрим документальные сериалы о тяжелом труде рыбаков США в Беринговом море в Атлантике и… сопереживаем, а своих обливаем грязью, хотя наши ребята в этих же водах делают такую же работу. Мне представляется, что пришло время, когда надо именно на медиасоставляющую в отрасли поднажать. Если хотите, на агитацию и пропаганду. Выставки и конференции – это хорошо, конечно, но неплохо бы о рыбаках и об их суровых буднях рассказать жителям страны.

– Уровень функционала и сфера ответственности вашей новой должности практически совпадают с ареалом избирательной кампании – территория опережающего развития и ФЦП «Курилы», и рыба.

– Собственно, поэтому губернатор и пригласил меня вернуться в исполнительную власть в новом статусе – с несколько изменившимися полномочиями и, скажем так, расширенным сектором вопросов, которые нужно курировать. Очевидно, что реализация законов, принятых год-два назад, и распоряжения правительства о федеральной целевой программе, пролонгированной до 2025 года, столкнулась с трудностями.

Изменения, внесенные в бюджетный кодекс, серьезно урезают возможности региона, и задача представительства в Москве – централизовать работу органов исполнительной власти субъекта Федерации и перенастроить ее на другие цели. Условно говоря, нам предстоит не столько презентовать новые инвестиционные проекты, сколько выбивать деньги из министерств.

Другой пример – закон «О свободном порте Владивосток». Территория Корсаковского городского округа входит в зону свободного порта, шесть резидентов есть, запланировано создание транспортно-логистического узла, но на практике это пока не работает. А вот как сделать так, чтобы применение закона стало заметно и на самой территории, чтобы эти предприятия – резиденты порта не просто номинально туда вошли, а работали и приносили пользу? Вот этот вызов я увидел на месте, в Корсакове. Будем пытаться эту ситуацию менять. И в моих новых полномочиях конкретно прописана координация работы правительства в части реализации закона о свободном порте Владивосток.

Несколько слов о территории опережающего развития и ФЦП «Курилы». Надо понимать, что Курилы – это не просто геополитическая история. Это территория, на которой живет и трудится уже не одно поколение людей. И они не хотят слышать только красивые лозунги, они хотят видеть изменения и улучшения, хотят, чтобы все работало сейчас, а не через двадцать или пятьдесят лет. Хотя двадцать лет назад, в 1998 году, я и мечтать не мог, что на Итурупе будут такие дороги, школа, больница, новые жилые дома, новый аэропорт. Но еще очень много предстоит сделать, и моя задача в этой должности – в силу своих полномочий, компетенций, профессионализма максимально реализовать эти планы.

– Еще один совпавший сектор – рыба.

– Если уж говорить применительно к рыбной отрасли, то давайте не будем забывать, что в депутаты я был избран от трех районов, которые по большому счету являются основными рыбными районами Сахалинской области. Достаточно посмотреть на карту и станет понятно, что именно на юге Сахалина и Курилах размещаются основные производственные мощности по переработке водных биоресурсов, рыборазводные заводы, порты и портопункты. Было бы сложно представить, что заместитель сахалинского губернатора, работая в Москве, не будет обращать внимания на вопросы развития рыбопромышленного комплекса. Разумеется, я буду этим заниматься.

И потом, что лукавить, после почти семь лет работы в руководстве Росрыболовства, думаю, это логично, что я буду координировать работу правительства региона в этом секторе. Анализ практики применения закона о рыболовстве и закона об аквакультуре в Сахалинской области входит в сферу моей ответственности. Вот и будем анализировать.

– Сахалинская область, как мне кажется, сейчас выглядит несколько активнее других прибрежных регионов в плане различных инициатив. В ходе заявочной кампании по инвестиционным квотам и предстоящего перезаключения договоров о закреплении долей квот областная администрация планирует оказывать поддержку сахалинским рыбакам?

– Я думаю, что инициатив достаточно в любом регионе. Но важна не столько инициатива, сколько умение доводить ее до логического завершения. Хотя порой мы и выступаем с проектами, иногда не очень комфортными для исполнителей и контролирующих структур: с этими нашими «тремя хвостами», «шестью милями»…, но ведь внесенные изменения в правила рыболовства в рамках прибрежного эксперимента принесли реально ощутимую пользу для рыбаков. Считаю, что мы стараемся находить какие-то ходы, чтобы рыболовство не застаивалось, не костенело, и, главное, чтобы и рыболовы, и рыбопромышленники, и жители Сахалина и Курил почувствовали эффективность принятых управленческих решений.

Что же касается заявочной кампании, то мы не будем вмешиваться в компетенцию рабочих органов, которые будут созданы Росрыболовством, – рабочей группы и межведомственной комиссии. Но, естественно, для нас имеет большое значение, как будет проходить заявочная кампания по инвестиционным квотам, потому что, насколько мне известно, наши предприятия проявляют определенную заинтересованность к участию в этих проектах. И это замечательно, потому что, если в рамках этой программы будут построены заводы или суда, это напрямую будет влиять на экономику региона.

Конечно, правительство Сахалинской области и я лично будем этому содействовать в рамках существующего законодательства. Это моя прямая обязанность – организовать взаимодействие с федеральными органами исполнительной власти максимально эффективно.

Вообще хотелось бы отметить внимание к нашему региону со стороны Росрыболовства. Накануне Дня рыбака руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков посетил Курилы, а буквально через месяц в Соловьевке принял участие в совещании под председательством премьер-министра. Заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук в ноябре провел в Южно-Сахалинске заседание Дальневосточного научно-промыслового совета, что, в общем-то, случается не так часто, а летом он был активным участником конференции по техрегламенту.

Росрыболовство видит нашу энергию, инициативность нашего губернатора, и при всех сложностях мы находим взаимопонимание с регулятором.

– Вы упомянули сахалинские проекты. Как вы оцениваете итоги «шестимильного» эксперимента с «прибрежкой»? Не с точки зрения руководства области, которое уже отчиталось в положительном ключе. А вот местные жители ощутили перемены?

– Честно скажу, мои районы в силу географии меньше всего оказались вовлечены в эксперимент. Но в целом отношение к нему было позитивное. Прежде всего, это касается вопросов возможности заполнения промыслового журнала на берегу и увеличения процента прилова – предприятия это оценили.

Нельзя не сказать о ярмарках – да, более дешевая и доступная рыба – да, безусловно. Хотя многим хотелось бы еще дешевле. Люди почувствовали эту энергию и отдачу от бизнеса, получившего преференции. Мы хотели больше, и все хотели больше, но те ярмарки, которые я увидел, и те магазины позволяют мне говорить, что далеко не в полной мере, но частично то, что мы задумывали, воплотить удалось.

– Все прибрежные регионы призывают органы федеральной власти расширить рамки прибрежного эксперимента, ссылаясь на сахалинский опыт.

– Ну а чья, по-вашему, была идея тиражировать? Это ведь мы готовили правила рыболовства для эксперимента. Получилось то, что сейчас может быть использовано и в других регионах. Да, можно копировать, но не под кальку, потому что есть нюансы, и не бездумно, потому что в 2019 году мы приходим к совершенно иной формуле работы в промышленном рыболовстве, когда уже без каких-то нюансов будет единое промысловое пространство.

На мой взгляд, нужно думать и говорить не об экспериментальном режиме – это было сказано полгода назад, – а ставить вопрос шире. Нужно серьезно работать с правилами рыболовства, понимая, что 2019 год будет другим. Рыбная промышленность начнет жить в новых реалиях и наверняка не обойдется без встряски. Росрыболовство сейчас активно занимается этими вопросами, и мы обязательно присоединимся к рабочей группе.

– К сожалению, рыболовство завязано на очень большое количество контролирующих органов. Это и пограничники, и таможня, и причалы, и Россельхознадзор. Руководители всех этих служб сидят здесь, в Москве. Соответственно, как выстраиваются контакты с ними?

– Если вы говорите о возможностях субъекта Федерации относительно снижения административного пресса на предприятия рыбопромышленного комплекса, то, опять же, мы можем действовать только в секторе своих полномочий. Августовское совещание на Сахалине под председательством главы правительства Дмитрия Медведева четко расставило акценты в этой части. В протоколе еще раз было подчеркнуто, где у нас основная горячая точка.

Понятно, что, пока есть контролирующие органы, будут и барьеры. Барьеры нужны, но они не должны быть избыточными. Это разные вещи. Должны быть барьеры, чтобы не пускать контрафакт, чтобы выпускалась качественная продукция. Ну как можно без контроля в сфере ветеринарии или санитарии гражданину быть спокойным относительно того, что он приобретает?

Проблема не в барьерах, проблема в их избыточности. И вот эту дельту мы можем и должны постоянно исследовать. Конечно же, мы поддерживаем постоянный контакт с руководством Россельхознадзора, Роспотребнадзора и других ведомств и направляем им информацию, которая касается барьеров, непосредственно влияющих на работу предприятий. Будем и дальше эти сигналы выдавать. И хочу сказать, что федеральные органы на это реагируют, хотя и не любят признавать свои ошибки.

Эдуард КЛИМОВ,

Анна ЛИМ,

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 6 декабря 2017 > № 2418400 Сергей Подолян


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 декабря 2017 > № 2418334 Глеб Никитин

Рабочая встреча с врио губернатора Нижегородской области Глебом Никитиным.

Завершая поездку в Нижний Новгород, Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Нижегородской области Глебом Никитиным.

Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

* * *

В.Путин: Глеб Сергеевич, Вы в Нижнем два месяца, да?

Г.Никитин: Да, два месяца.

В.Путин: Как Вы себя ощущаете?

Г.Никитин: Владимир Владимирович, во-первых, я хотел поблагодарить Вас за приезд. В городе, в области, в регионе я уже два месяца. Понял, что интереснейший регион, огромные вызовы, огромный потенциал. Со многими людьми удалось пообщаться и настроить депутатский корпус на конструктивный лад и консолидированную совместную работу. Люди понимают возможности региона, понимают, как их можно раскрыть. Я хотел бы Вам рассказать о самых основных моментах, которые нашёл в области.

Во-первых, сразу пришлось включиться в бюджетный процесс. Потому что, когда я приехал, собственно, он был на стадии подготовки к первому чтению. Мы прошли первое чтение 30 ноября в законодательном собрании. Если Вы обратите внимание на «разблюдовку», 70 процентов бюджетных расходов – это социальная сфера, в основном это расходы на выполнение обязательств перед бюджетниками в области здравоохранения, образования и других.

Если говорить про национальную экономику, то 60 процентов национальной экономики, то есть от 30 процентов, которые не идут на социалку, – это дорожное хозяйство, это дорожный фонд.

Если обратите внимание, доходы и расходы мы сейчас планируем с профицитом. Профицитный бюджет возможен только тогда, когда растёт экономика.

В.Путин: Региональная экономика, да?

Г.Никитин: Да, конечно, Владимир Владимирович.

В 2017 году, с учётом тех поправок, которые мы вносили, мы планируем обеспечить полностью выполнение всех показателей Ваших указов в социальной сфере. На это уходит 10,7 процента от общего объёма расходов регионального бюджета.

Хотел бы описать потенциал, за счёт которого, во-первых, происходит исполнение указов, во-вторых, за счёт чего мы делаем профицитный бюджет. Это, собственно, структура ВРП и ВВП. У нас больше, чем в среднем по стране, доля промышленности – 35 процентов. И мы, конечно, имеем очень высокую долю высокотехнологичных и наукоёмких производств, чуть ниже показано, что у нас 30 процентов наукоёмких и высокотехнологичных производств.

Дальше – больше, интереснее, здесь большое отличие от «средней температуры» по стране. Обрабатывающая промышленность. У нас она составляет больше 90 процентов – 90,4. В среднем по стране это 65 процентов. То есть самый основной драйвер, где можно искать точки роста, – это обрабатывающая промышленность.

Структура обрабатывающей промышленности тоже, мне кажется, Вам будет интересна. В общем и целом достаточно прогнозируемый процент по автопрому. Вы сегодня были на заводе ГАЗ, тут больше, чем в среднем по стране, – 12,4 процента автотранспортные средства занимают. Примерно на уровне страны нефтепродукты. Атомная промышленность – в четыре раза выше, чем в среднем по стране. У нас 10,8 процента – атомная промышленность, по сути, мы центр атомной промышленности всей страны.

Не могу не остановиться на очень важной теме. Знаю, что Вы этому уделяете очень большое внимание. Это развитие оборонно-промышленного комплекса и конверсии. Если обратите внимание, у нас идёт рост по ОПК больше, чем в целом по стране, уже на протяжении трёх лет, то есть было 128 процентов, 122, 114, тогда как по стране – 116, 113, 111. Но этот рост замедляется. Конечно, со временем доля оборонных заказов будет снижаться, нам очень важно заниматься конверсией.

В.Путин: Вот именно. Своевременно это нужно делать.

Г.Никитин: Я это понимаю, и мы уже по этому поводу работу развернули. У нас даже в Фонде развития промышленности одними из первых наши предприятия получают соответствующую поддержку.

Доля инноваций. Владимир Владимирович, тоже хотел бы порадовать с точки зрения потенциала. У нас удельный вес инновационной продукции в два раза выше, доля внутренних затрат на исследования и разработки – в четыре раза выше, чем в среднем по стране.

В.Путин: 16,5, да? Удельный вес?

Г.Никитин: Да.

Дальше я хотел немного сказать об ограничениях. Мы по инфраструктуре, конечно, некоторым образом отстаём. И для того, чтобы развивать научно-технологический и высокотехнологичный центр, надо будет строить дороги и другие объекты инфраструктуры. В частности, по дорогам, Вы видите, в среднем по стране не соответствующий требованиям уровень региональных дорог 58 процентов, у нас – 71. То есть надо заниматься, где-то 25 процентов мы тратим на дороги.

Решение одно – государственно-частное партнёрство. Есть определённые наработки в Правительстве по инфраструктурной ипотеке, Минэкономразвития занимается.

В.Путин: Дороги полного цикла.

Г.Никитин: Да, да. Я думаю, что, конечно, это инструмент, который мы тоже будем использовать. Я бы хотел, чтобы наш регион в этом проекте стал пилотной площадкой.

Что касается газоснабжения, также есть определённые ограничения. Но мы работаем с «Газпромом», и надеюсь на то, что соответствующие решения будут приняты.

В.Путин: Уровень газификации – 77 процентов, да?

Г.Никитин: Да, но это северные районы. Шесть районов газифицированы. То есть основной проект, который должен был бы стать знаковым для решения этой проблемы, – это магистральный газопровод Шахунья – Шаранга – Йошкар-Ола. Он важен и интересен не только для Нижегородской области. Мы таким образом решаем проблему газификации Марий Эл и Кировской области. Мы вместе с главами этих субъектов обращались в «Газпром». Но я ещё раз говорю, что мы встречаемся с Алексеем Борисовичем [Миллером]. В ближайшее время мы будем этот вопрос обсуждать. Я думаю, что найдём взаимопонимание.

В.Путин: С «Газпромом» договоримся. Вам только нужно с главами соседних регионов решить вопросы о синхронизации по сетям низкого давления и доведению газа до домохозяйств.

Г.Никитин: Я знаю эту проблему. У нас есть программа синхронизации.

В.Путин: Программа должна быть обеспечена финансированием.

Г.Никитин: Я понимаю. Нам нужно справиться с этим.

В.Путин: Если это будет на бумаге, то смысла не будет. «Газпром» подведёт магистральный газопровод, и всё на этом встанет.

Г.Никитин: Прекрасно понимаю.

В.Путин: Вместе с полпредством, может быть, поработайте и с Минфином, конечно.

Г.Никитин: Хорошо.

У нас дефицит собственной генерации. Что касается низких темпов развития электрических сетей, тоже я думаю, что мы с «Россетями» найдём решение по развитию в рамках их инвестпрограммы по развитию инфраструктуры.

Здесь важный момент – социальная сфера. На самом деле капитальный ремонт учреждений здравоохранения, образования, культуры практически не проводился. У нас не было средств на текущее содержание в первую очередь.

В.Путин: Мы сейчас оказываем значительную помощь региональным бюджетам, знаете об этом, снижаем уровень кредитной нагрузки, и это даст нам возможность решать задачи и инфраструктурные, и в области здравоохранения, образования. Сколько, получается, средств вы получите дополнительно от снижения нагрузки на бюджет?

Г.Никитин: На самом деле у нас должно было быть 14 миллиардов погашения в 2018 году.

В.Путин: А его не будет.

Г.Никитин: Да, его не будет.

В.Путин: Значит, 14 миллиардов не получите.

Г.Никитин: На самом деле уровень доходов остался примерно на уровне гармоничного экономического роста. Если бы нам нужно было обеспечить это погашение, то это была бы просто серьёзнейшая проблема. Но высвобождение на снижение ставки, потому что мы размещаем это реструктуризацией и госкредитом, около миллиарда мы выигрываем.

В.Путин: Потому что прошла реструктуризация.

Г.Никитин: Мы должны 5 процентов всё равно погашать, то есть мы выполняем соглашение с Минфином.

В.Путин: Да, да. А должны были бы сколько погашать?

Г.Никитин: Должны были бы все истекающие в 2018 году.

В.Путин: Там разница будет не 1 миллиард, она будет больше.

Г.Никитин: В совокупности, если брать все виды последствий, негативные и позитивные, то получается выигрыш в размере миллиарда.

В.Путин: Хорошо, но даже если миллиард, всё равно можно начать ремонт учреждений здравоохранения и образования.

Г.Никитин: Безусловно, мы заложим это и в бюджет как раз.

В.Путин: И очень важно не забираться в новые долги.

Г.Никитин: Ни в коем случае, я сказал, что у нас бюджет пока планируется профицитный.

В.Путин: Чрезвычайно важно обеспечить оздоровление региональных финансов.

Г.Никитин: Мы планируем профицит бюджета.

В.Путин: И на этой базе решать социальные задачи и инфраструктурные.

Г.Никитин: Обязательно.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 декабря 2017 > № 2418334 Глеб Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414247 Павел Хлебников

День, когда они разорили «Аэрофлот»

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья первого главреда российского Forbes Павла Хлебникова была опубликована 2 февраля 1999 года

Из своего номера в отеле «Балчуг» я смотрю, как над городом занимается розовая заря. Неожиданно три белых автофургона с визгом тормозят у здания через дорогу, у штаб-квартиры «Сибнефти», одной из самых крупных нефтяных компаний России. Дюжина вооруженных автоматами мужчин в лыжных масках и камуфляже пытаются прорваться внутрь.

То были не гангстеры и не террористы, а сотрудники Федеральной службы безопасности и следователи Генеральной прокуратуры. Они собирались попасть в империю самого богатого финансового магната России, Бориса Березовского. Официально их целью была связанная с Березовским частная охранная фирма, которую подозревали в наличии нелегальных подслушивающих устройств. Полиция утверждает, что устройства использовались для слежки за членами семьи Бориса Ельцина. Но само по себе расследование не оправдало бы подобное применение силы. Происходило что-то более значительное: действующая власть пересматривала уклад капитализма «для своих», который позволил сделать сделать состояние людям вроде Березовского.

Два дня спустя, 4 февраля, полиция нагрянула в офисы другой подконтрольной Березовскому фирмы «Аэрофлот», российской национальной авиакомпании (ее оборот за 1997 год составил $1,4 млрд). В тот же день прокуратура объявила о возбуждении уголовного дела, касающегося нарушения авиакомпанией валютного законодательства. Как сообщили представители прокуратуры Forbes, в этих запутанных связях «Аэрофлота» с Березовским они ищут доказательства мошенничества, хищения и уклонения от уплаты налогов.

Две недели спустя Министерство внутренних дел Российской Федерации возбуждает уголовное дело по тем же статьям обвинения против самого большого российского автопроизводителя «АвтоВАЗа», также имевшего близкие связи с Березовским.

Российский капитализм находится на перепутье. За первые шесть лет, когда Борис Ельцин был у власти, в результате стремительно проведенной приватизации огромные богатства оказались в руках узкого круга тесно связанных между собой бизнесменов. Западные инвесторы финансировали подобную трансформацию, потратив $8 млрд на обыкновенные акции и $40 млрд на ссуды.

Сейчас экономика находится в фазе кризиса. Большая часть западного капитала испарилась. Обнищавшее и больное население вынуждено есть собачий корм, чтобы получить белок; города стали пристанищем для сотен тысяч сирот, которые копаются в отбросах в поисках еды. Российским бизнесменам, даже таким влиятельным, как Березовский, придется за это ответить.

«Приватизация в России проходит в три этапа», − объяснил Березовский Forbes в 1996 году. «На первом этапе приватизируется прибыль; на втором приватизируется собственность; на третьем приватизируются долги».

Иначе говоря, прежде чем купить принадлежащую государству компанию, сперва нужно «приватизировать» ее прибыль. Что же это значит? Мы точно не знаем, а Березовский вряд ли нам сейчас об этом расскажет. Он и его коллега Николай Глушков подали иск в Высокий суд Лондона на журнал за клевету в нашей статье от 30 декабря 1996 года «Крестный отец Кремля?». Но мы хотели бы предположить, что под приватизацией прибыли следует понимать, что даже, не являясь официальным владельцем бизнеса, кто-нибудь может присвоить себе часть доходов.

Если Березовский имел в виду именно это, то разорение им «Аэрофлота» могло бы послужить руководством к действию. Осенью 1995 года «Аэрофлот» был украшением российской промышленности. Компания владела правом на посадку по всему миру, относительно новыми самолетами и постоянным потоком валютных поступлений. Доля государства в компании составила 51%, оставшиеся 49% были отданы на приватизацию администрации «Аэрофлота» и его служащим. (Часть ценных бумаг, которая сейчас продается в Российской Торговой Системе.)

Как Березовский взял под контроль «Аэрофлот»

Короче говоря, «Аэрофлот» был доходным местом, и Березовский, благодаря связям с семьей президента Ельцина, смог взять его под контроль. Заслуженный директор «Аэрофлота» покинул свой пост. На его место пришел Евгений Шапошников, маршал советской авиации, который ничего не знал о бизнесе. В качестве заместителя Шапошникова и финансового директора, наделенного широкими полномочиями, при содействии Березовского был назначен его старый друг Глушков.

Настало время «приватизировать» прибыль. Деньги «Аэрофлота» начали перемещаться туда-сюда внутри сети контролируемых Березовским компаний в России и за границей.

В мае 1996 года маршал Шапошников направил в 152 иностранных офиса «Аэрофлота» письмо с просьбой передать 80% их дохода в иностранной валюте акционерному обществу Andava, малоизвестной финансовой компании в Лозанне, в Швейцарии. (Намного позже маршал Шапошников расскажет российской прессе, что ему велел подписать это письмо Глушко, человек Березовского.)

Швейцарская фирма Andava должна была стать иностранным казначейским центром «Аэрофлота». Сама компания была основана в 1994 году с помощью большого швейцарского поставщика сырьевых товаров «Andr&Cie.» и служила иностранным казначейским центром «АвтоВАЗа». Эти отношения продлились около года, пока «АвтоВАЗ», практически обанкротившийся от хищнических действий своих дилеров и финансовых посредников, не разорвал все связи с Andava.

Полгода спустя Andava начала сотрудничать с «Аэрофлотом». Принимая во внимание, что иностранная валюта − источник жизненной силы «Аэрофлота», решение основать иностранный казначейский центр было переломным моментом для компании. Однако в своих ежегодных отчетах «Аэрофлот» и словом не упоминал Andava.

У «Аэрофлота» было несколько причин, чтобы скрывать связь с Andava. В то время, как многие большие компании поддерживали отношения со своими казначейскими центрами, особенность ситуации «Аэрофлота» заключалась в том, что казначейский центр компании принадлежал другому лицу.

В протоколах с заседания советов директоров в Лозанне в феврале 1996 года были указаны следующие держатели акций: Березовский — 37%; Глушков — 34%; компания Andr&Cie. — 21%. Имена остальных акционеров были не установлены.

Кассовые операции, предоставленные фирмой Andava «Аэрофлоту» на доверительной основе, были достаточно просты; в прошлом они производились личным Центром международной оплаты «Аэрофлота». Многие большие международные банки также предлагают международные кассовые услуги.

Так почему же «Аэрофлот» воспользовался услугами финансовой компании, о которой никто прежде не слышал? Кристиан Марет, глава офиса Andr&Cie. в Москве, прокомментировал это так: «Я не знаю. Могу только догадываться».

Приватизация прибыли

Косвенные улики показывают, что «приватизация прибыли» в какой-то мере продолжается. Согласно контракту между Andava и «Аэрофлотом» от мая 1997 года, фирма Andava получает комиссию 3,125% за все денежные операции, которые она производит для авиакомпании. (Сравните с крохотной долей в 1%, которую большие банки обычно просят за предоставление кассовых услуг.) Позже, прокуратура России поделится с Forbes, что плата фирме Andava сократилась до 2,5%, что в 1997 году принесло швейцарской фирме $11 млн в качестве платы за услуги. Неплохо для операции, в которой участвовали полдюжины сотрудников.

Что же делает Andava с деньгами «Аэрофлота»? Фирма снова одалживает их авиакомпании: пример — ссуда в размере $14 млн в июне 1997 года. Мы еще не знаем процентную ставку.

Факт остается фактом: на протяжении большей части трехлетнего сотрудничества между Andava и «Аэрофлотом» держатели акций не могли знать, что большей частью внушительных доходов компании в твердой валюте распоряжалась неизвестная швейцарская компания. «Аэрофлот» также не известил акционеров, что одним из совладельцев Andava был Николай Глушков, человек, имевший право единолично подписывать финансовые контракты от лица «Аэрофлота».

Параллельно с Andava Березовский и Глушков провернули еще более странную операцию для оплаты заграничных счетов «Аэрофлота».

В апреле 1996 года Andava учредила в Москве компанию, названную ФОК (Финансовая Объединенная Компания). ФОК подписала контракт с «Аэрофлотом», который включал в себя оплату иностранных счетов авиакомпании: $139 млн в 1996 году и $82 млн в первой половине 1997 года.

ФОК в свою очередь передавал счета в компанию LLC «Grangeland Holdings», зарегистрированную в Дублине, Ирландии.

Операция по оплате счетов, производимая ФОК в пользу Grangeland, обошлась «Аэрофлоту» дорого. В 1997 году за проведение данной операции авиакомпании пришлось заплатить $29 млн по взысканиям, согласно ежегодному отчету «Аэрофлота». (Штрафы за поздний платеж? Проценты? Это остается тайной.) И это, возможно, еще не все потери, которые понес «Аэрофлот» из-за операций между ФОК и Grangeland.

Вот так работала система. Предположим, счет «Аэрофлота», который компания должна оплатить British Petroleum за авиатопливо, составляет $500 млн. Вместо того, чтобы оплатить счет напрямую, «Аэрофлот» пересылает счет ФОК в Москве, которая в свою очередь пересылает его Grangeland в Дублине. Grangeland оплачивает счет. Платеж учитывает ссуду Grangeland ФОК, с ежегодной долей 30% в долларах. ФОК пересылает данные расходы в процентах «Аэрофлоту», добавляя 65% годовой процентной ставки в рублях (поскольку на тот момент рубль стоил немногим меньше доллара, в долларах ставка составляла 46%). К тому времени как «Аэрофлот», наконец, расплачивался за топливо, купленное у BP, он выплачивал около 90% годовой ставки (в долларах) по кредитам.

А в случае если «Аэрофлот» был обманут, российские налоговые органы также оставались ни с чем. Согласно секретному ежегодному отчету компании за 1997 год, ФОК уничтожила 97% доходов до вычета налога благодаря «потерям в иностранной валюте». (Да, именно эти потери стали прибылью Grangeland, что более чем очевидно из ежегодного отчета.)

А что насчет Grangeland? Адрес в Дублине − лишь почтовый ящик. Мы не знаем, кто владеет Grangeland, за исключением аукционеров в лице двух панамских компаний. У Grangeland два руководителя; оба наняты небольшой швейцарской бухгалтерской фирмой, которая обслуживает Andava.

Препятствуя оттоку российского капитала (основная причина ослабления рубля), Центральный Банк России пытается установить строгие правила для репатриации валютных поступлений.

«Компания «Аэрофлот» не подпадает под данное регулирование», − говорит Вильям Ферерро, генеральный директор Andava. «Она освобождена лицензией Центрального банка России».

«Аэрофлот» подал заявку на лицензию 5 июля 1996 года, вскоре после того, как Березовский получил контроль над фирмой. Однако служащие Центрального банка выступили против.

Валерий Окулов

В марте 1997 года маршал Шапошников ушел с поста генерального директора; на его место пришел Валерий Окулов. Бывший штурман «Аэрофлота», Окулов имел еще меньше опыта в бизнесе, чем Шапошников, однако приходился зятем Борису Ельцину. В течение последующих двух месяцев под его руководством Центральный банк выдал «Аэрофлоту» лицензию, освобождающую авиакомпанию от российских правил репатриации валюты − правил, которые, по словам прокуратуры, «Аэрофлот» к этому времени нарушал уже больше года.

Когда власти ищут информацию в книгах «Аэрофлота», они фокусируются на отношениях авиакомпании с другой маленькой акционерной компанией Forus Services в Лозанне, Швейцарии.

Так же, как и Andava, Forus основали Березовский, Глушков и Andr&Cie.. Задача компании − вести себя как финансовый консультант и посредник между «Аэрофлотом» и западными банками. Она также помогла учредить Объединенный банк, который обслуживал «Аэрофлот» в России.

Российские власти сказали Forbes, что расследуют, почему в 1996 году фирма Forus забрала себе часть от $244 млн, которые «Аэрофлот» получил от иностранных авиакомпаний в качестве оплаты права на полеты над Россией и высадку в стране. Компания Forus ответила, что деньги ушли на покрытие части личных ссуд, которые фирма давала «Аэрофлоту».

Служащие Forus и Andava сообщают Forbes, что в настоящее время ни Березовский, ни Глушков не являются держателями акций компаний. Так кто же тогда? Сложно сказать. Владельцы не указаны в регистре, но являются держателями анонимных акций на предъявителя. Сотрудниками обеих организаций являются швейцарский финансист (и давний помощник Березовского) Элэйн Мэйор и два швейцарских адвоката.

Но более чем ясно, что под менеджерами Березовского «барахтался» весь «Аэрофлот».

Компания потеряла $82 млн в 1996 году, $93 млн в 1997. Прошлой весной «Аэрофлот» умолял старого партнера Andr&Cie. увеличить синдицированный кредит до $17 млн, чтобы покрыть дефицит денежных средств. Несколько месяцев спустя канадские власти конфисковали у «Аэрофлота» самолет, так как авиакомпания не оплатила счет на $6 млн канадскому отелю.

Начав расследовать преступления в «АвтоВАЗе» и «Аэрофлоте», новое правительство под руководством премьер-министра Евгения Примакова, вероятно, хочет продемонстрировать намерение заставить Бориса Березовского и других финансовых магнатов повиноваться.

Кажется, что зять Ельцина Валерий Окулов укрепляет свои позиции.

В день, когда полиция обыскивала офисы «Аэрофлота», Окулов уволил несколько менеджеров и директоров, включая оставшихся, назначенных Березовским (Глушков покинул свой пост несколькими месяцами ранее). На пресс-конференции он выступил против «посредников» и «невыгодных «Аэрофлоту» контрактов», связанных с продажами иностранных билетов и с иностранными финансовыми операциями. Он также отметил, что положит конец особым отношениям между «Аэрофлотом» и Andava.

Это была эра приватизированной прибыли, и, очевидно, придет еще эра неприватизированной прибыли. Но России предстоит еще долгий путь, прежде чем она сможет насладиться особым видом подотчетности и уважением права собственности, из которых сложился западный стиль капитализма.

Перевод Натальи Балабанцевой

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414247 Павел Хлебников


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин

Президент посетил Российскую государственную специализированную академию искусств.

Владимир Путин ознакомился с учебным процессом в Российской государственной специализированной академии искусств – единственном в мире творческом высшем учебном заведении для людей с ограничением по здоровью – и встретился с инвалидами, представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ.

Владимир Путин осмотрел музыкальный класс, где незрячий студент исполнил для главы государства на рояле «Венгерскую рапсодию № 10» Ференца Листа. В этом же помещении была организована выставка картин – подмосковных и дальневосточных пейзажей.

Президент посетил также класс сценического искусства и посмотрел репетицию исполнения учащимися гимна академии – песни «Мельпомена» – на жестовом языке.

Кроме того, глава государства побывал в классе оперной подготовки и компьютерном зале, затем посмотрел выставку технологичных устройств для инвалидов по слуху и зрению.

После осмотра академии Владимир Путин встретился с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ, занимающихся проблемами людей с ограничениями по здоровью, паралимпийцами, участниками чемпионата «Абилимпикс».

Российская государственная специализированная академия искусств ведёт свою историю с 1990 года, когда в СССР был создан Всесоюзный центр творческой реабилитации инвалидов, структурным подразделением которого стал специализированный институт искусств. В 2013 году вуз прошёл государственную аккредитацию и получил статус академии.

В составе вуза есть три факультета – музыкальный, театральный и изобразительного искусства. В стенах академии ставит свои спектакли театр для неслышащих, работает инклюзивный оперный театр, среди коллективов музыкального факультета – оркестр народных инструментов, камерный оркестр и другие.

* * *

Стенограмма встречи с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ людей с ограничениями по здоровью

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Хочу вас всех поприветствовать.

И, прежде чем перейти к разговору по сути вопроса, хочу в начале отметить, что сегодня в нашей стране впервые отмечается национальный День добровольца-волонтёра. Хочу поблагодарить всех участников этого движения.

Думаю, что уместно будет сделать это здесь, в том числе потому, что среди добровольцев и волонтёров – а они очень часто и достаточно активно занимаются поддержкой людей с ограниченными возможностями по здоровью, – большое количество людей, которые сами являются людьми с ограниченными возможностями по здоровью.

Они не только своим личным примером показывают, что и как нужно делать, чтобы жить полноценной жизнью, но и других к этому подталкивают. Мне кажется, что они заслуживают особого внимания и уважения.

В целом хотел бы сказать, что люди с ограниченными возможностями по здоровью вносят существенный вклад в развитие экономики, науки, культуры, участвуют в общественной, политической жизни, добиваются потрясающих результатов в спорте, побеждают на престижных международных соревнованиях. И, как я уже говорил, своим примером во всех этих сферах, во всех этих областях показывают нам, чего может добиться любой человек.

Пользуясь возможностью, хотел бы от всей души поздравить победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов – «Абилимпикс». Они продемонстрировали просто блестящие способности и подготовку, проявили сильный и волевой характер. Просто молодцы!

Вы знаете, за последние годы реализован целый ряд мер, направленных на формирование комфортной, безбарьерной среды для граждан с ограниченными возможностями по здоровью.

Большое внимание уделяется решению вопросов доступности социальных, транспортных объектов. Сейчас пятая часть учреждений образования соответствует условиям инклюзивного обучения. Мы наверняка будем ещё об этом говорить, и наверняка присутствующие здесь будут делать какие-то замечания и предложения по поводу того, как и что нам нужно делать для того, что уже начато.

Развиваются и внедряются уникальные образовательные методики, которые позволяют раскрыть способности, таланты человека с ограниченными возможностями по здоровью. Например, они широко используются здесь, в Российской государственной специализированной академии искусств.

Честно говоря, я порадовался, когда посмотрел, как здесь работают люди, просто замечательно. Думаю, что это уникальное учебное заведение – в мире больше такого нет.

Что считаю ещё важным отметить. Меняется отношение общества к проблемам инвалидов, это отношение становится более зрелым, гуманным, неравнодушным. Нарушение прав инвалидов, чёрствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан. И конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке.

Нам ещё предстоит, безусловно, многое изменить, многое сделать, серьёзно продвинуться по таким направлениям, как система медико-социальной экспертизы, вопросы трудоустройства и реабилитации, а также ранней помощи детям-инвалидам. Здесь, безусловно, остаётся ещё очень большое количество нерешённых вопросов, обязательно будем этим заниматься и двигаться дальше.

Хотел бы подчеркнуть, эффективными могут быть только совместные, солидарные действия: объединение усилий органов власти, общественных организаций, волонтёров, о которых я сказал в начале. Только это позволит создать по-настоящему равные возможности для всех.

Давайте обсудим все эти проблемы.

Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Терентьев: Хорошо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Во время Паралимпийских игр в Сочи Вы меня как–то спросили, почему я не выступаю на соревнованиях. Тогда я не нашёлся, что ответить. Да, в спорте всё понятно: дисциплина, тренировка. А бюрократические механизмы иногда тяжело преодолеть. При этом получаешь критику от некоторых активистов, которые всё знают, как сделать быстро.

Иногда думаешь: правда, почему мы толчёмся на месте? Может быть, и правда не там силы реализуем? Но после этих встреч с горячими избирателями приходишь на тренировку к своей команде, которая расширилась в десятки раз за последнее время, видишь, как много сильных, целеустремленных спортсменов среди паралимпийцев, как стойко они преодолевают все невзгоды, по каким обстоятельствам.

В то же время благодаря этому кризису в паралимпийском движении мы стали лучшими среди национальных паралимпийских комитетов в образовательных программах по антидопингу, по мнению экспертов ВАДА.

Соглашусь, общество за эти годы сильно изменилось. Посмотрите, как реагируют СМИ, и общественное мнение подхватывает справедливый гнев, если нарушаются права инвалидов. Прокуратура реагирует оперативно. И это просто радует, что мы двигаемся вперёд.

Владимир Владимирович, поэтому сейчас я могу точно сказать, что моя деятельность сегодня помогает другим быть активными и в жизни, и на пьедестале соревнований. Да, я не действующий спортсмен, но другим помогаю стать паралимпийцами. Поэтому сейчас о проблемах.

Часто в обращениях поднимаются вопросы организации обеспечения средствами реабилитации. При этом мы знаем, что за последние семь лет финансирование увеличилось в два с половиной раза.

Первое, инвалиды долго не могут получить компенсацию за самостоятельно приобретённое абсорбирующее бельё, иногда более шести месяцев. В случае самостоятельного приобретения размер компенсации определяется на основе аналогичного изделия, приобретённого уполномоченным органом, который закупает его крупными или мелкими партиями. Поэтому размер компенсации не может покрыть фактические расходы инвалидов. Также человек вынужден тратить собственные средства или берёт потребительский кредит.

Другой механизм обеспечения – это закупка через конкурсные процедуры. Но часто закупаются коляски, которые человеку не подходят, потому что не учитывают индивидуальные особенности в полной мере. При определении типа коляски не обращают внимания на социальные условия жизни человека: или он активно занимается спортом, или получает образование, или ежедневно ходит на работу, или ведёт малоподвижный образ жизни – всё это надо учитывать, потому что любые средства реабилитации нужны для повышения уровня самостоятельности человека.

Поэтому обязательно нужно учитывать социальные показания наряду с медицинскими при определении средств реабилитации. Прошу дать соответствующее поручение изменить нормативно-правовое регулирование.

В.Путин: А что конкретно?

М.Терентьев: Когда определяется средство реабилитации, то учитываются противопоказания и медицинские показания. То есть, если у человека нет ноги до какого–то уровня, говорят, что нужна коляска. Но если этот человек ещё и получает образование или занимается спортом, может быть, ему нужна активная коляска, а если он пожилой, то, может быть, нужна повседневная для малоподвижного образа жизни.

Поэтому эти социальные показания важно учитывать. Надо посмотреть, чем человек планирует заниматься и насколько его активность нужно поддержать. Но это самая простая проблема, которую можно решить и урегулировать достаточно быстро.

Но следующая очень сложная проблема – это процедура закупок. Вы знаете, что у нас всё закупается по 44–му закону, и Всероссийское общество инвалидов, которое я возглавляю, вместе с Фондом социального страхования наладили общественный контроль за составлением техзадания, следим за тем, чтобы в один год не объединялись различные типы ТСР, проводятся лабораторные экспертизы, участвуем в общественном контроле на стадии выдачи.

Одним из решений, например, до 2017 года была закупка колясок до 30 процентов от общей потребности у единственного отечественного производителя, который запустил производство в Тольятти на основе немецких технологий.

Этот механизм позволил держать определённый уровень качества. То есть, когда выходят другие недобросовестные, они ориентируются на лучшее качество. Но этот механизм в 2017 году не был поддержан.

Думаю, что этот временный механизм всё–таки в 2018 году, в начале года, надо поддержать, чтобы реализовать дальнейшее решение, о котором я сейчас скажу ниже.

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы было разрешение приобретать у единственного поставщика?

М.Терентьев: Да, до 30 процентов. Но это временная мера. Она действовала на протяжении пяти лет. Но это я говорю, что возможности 44–го закона на самом деле административно уже себя исчерпали. То есть конкурсные процедуры загнали вообще всю ситуацию борьбы за качество в тупик.

Поэтому уже давно обсуждаются и найдены дополнительные решения обеспечения техническими средствами реабилитации. Очень важным этапом развития станет внедрение электронного сертификата, который позволит человеку при наличии показаний выбрать на рынке изделия у добросовестного производителя. Это простое решение требовало, конечно, детальной проработки. Мы с коллегами долго обсуждали принцип определения стоимости электронного сертификата.

Эта ключевая проблема механизма ценообразования может быть решена через формирование каталога технических средств реабилитации и услуг, предусмотренных федеральным перечнем, который будет содержать подробное описание средств реабилитации, включая информацию о ценах. Конечно, этот информационный ресурс должен регулярно обновляться и учитывать мнение всех сторон: и производителей, и основного заказчика – Минтруда и Фонда социального страхования, и экспертного сообщества в сфере реабилитации, и, конечно, Минфина как ключевого во всех вопросах.

В России для этих целей ежегодно должна проходить всероссийская выставка средств реабилитации и элементов доступной среды на примере той выставки, которая недавно прошла в Москве, – «ИнваЭкспо. Общество для всех». В результате реализации электронного сертификата производители и поставщики будут биться не с бюрократическими процедурами, как их обойти, а будут стремиться качеством привлечь потребителя.

С появлением каталога мы должны вернуться к рассмотрению вопроса о включении в федеральный перечень средств реабилитации ручного управления на автомобиле. Автомобиль с ручным управлением позволяет человеку с инвалидностью почувствовать новое качество жизни, а для инвалидов на колясках это свобода для активной жизни.

При этом мы имеем положительный опыт, полученный в ряде субъектов, которые применяли электронный сертификат для своего регионального перечня. Электронный сертификат даст толчок для развития современной реабилитационной индустрии. Прошу поддержать введение этого электронного сертификата.

К тому же мы всецело поддерживаем недавно утверждённую Стратегию развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года. Правительство её недавно утвердило.

Впервые предусмотрены меры государственной поддержки новейших разработок в сфере реабилитационных технологий. Маркирование изделий как одна из форм учёта рыночного оборота, что в последующем позволит реализовать механизм обмена ТСР на более современные до окончания нормативного срока эксплуатации.

Приведу пример. Для спортсмена-паралимпийца высокого уровня спортивная коляска должна быть самой последней модели, чтобы соревноваться на Играх на равных с другими соперниками. Для начинающих спортсменов могут использоваться модели более ранних выпусков, и мы, таким образом, сделаем такой оборот качественных средств реабилитации. То есть начинающие будут брать коляски, которые не самые последние, но они могут участвовать.

В заключение своего выступления, Владимир Владимирович, я приглашаю Вас в августе 2018 года на 30–летний юбилей Всероссийского общества инвалидов, которое я возглавляю, которое объединяет полтора миллиона человек, и мы в 82 регионах России. Буквально на следующей неделе, 11 декабря, мы проводим учредительное собрание крымской организации. Надеюсь, Аксёнов нам поможет с помещением для её деятельности.

Тем более мы знаем, что Правительство очень активно прорабатывает развитие центра реабилитации в городе Саки для спинальных больных, я видел, там и Ваши есть поручения, и Правительство там отработало. Думаю, что в будущем это будет хорошая площадка для развития реабилитации.

Недавно Всероссийское общество инвалидов разработало стратегию развития организации и определило наши ценности на десятилетия вперёд: равенство, возможность, активность и полезность. Миссия нашей организации – объединять усилия заинтересованных сторон по созданию полноценной жизни инвалидов.

Наши организации, следуя этим ценностям, стали самими активными участниками конкурса на президентские гранты, и по сравнению с первым этапом в два раза больше наших проектов стало победителями. А в сравнении с грантами вообще прошлых лет – в десятки раз.

Спасибо Вам за поддержку этой правильной грантовой деятельности именно в таком формате, я там активно тоже участвую, где каждый может проявить себя.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Сначала по вопросам, которые Вы подняли. Компенсации за приобретённые изделия, самостоятельно приобретённые, конкурсные процедуры средств реабилитации. Это учитывает социальные показания. А как определить социальные показания? Это просто пожелание, получается.

М.Терентьев: Социальные показания – это такой субъективный фактор. У нас же медико-социальная экспертиза когда общается с человеком, то она видит его активности. И органы социальной защиты, которые видят, чем он занимается…

В.Путин: Смотрите, у единственного поставщика, Вы настаиваете на том, чтобы было такое разрешение. На какое время?

М.Терентьев: Хотя бы на один год.

В.Путин: На 2018 год?

М.Терентьев: Да.

В.Путин: Я согласен с Михаилом Борисовичем. Дело в том, что надо поддержать своего, национального производителя. Если его не поддержать, то тогда, выражаясь профессиональным языком, рынок не будет обеспечен, он не сможет просто развернуться.

М.Терентьев: Главное, чтобы это не затягивалось, и вначале года такое решение было принято.

В.Путин: Давайте, если Вы не против, я подпишу.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Там процедура такая, что я должен согласиться, а Правительство оформляет. Я готов это сделать. Давайте сделаем.

Но самое главное, что Михаил Борисович предложил, это электронный сертификат. Это решит сразу многие вопросы, в том числе и те, с которых Вы начали. Имеется в виду компенсация и так далее. Почему? Потому что, насколько я понимаю, это даст возможность человеку самому определять, что и как покупать.

Тогда и конкуренция будет совсем другая, и меньше будет бюрократических процедур, не нужно будет бегать за всякими справками-бумажками, а просто выходить с сертификатом, и так далее.

В некоторых регионах Российской Федерации такие сертификаты уже вводятся. В Перми, в частности, и, по–моему, ещё где–то: в Ханты-Мансийске, по–моему.

М.Терентьев: В Москве, Московской области.

В.Путин: Да, в Москве, совершенно верно.

Поэтому, в общем и целом, поскольку такая практика уже есть, то надо её просто расширять, надо посмотреть, как она работает. Здесь и каталогизация нужна, и информационные ресурсы должны быть расширены. Хотя такой информационный ресурс создан, он работает, его нужно просто совершенствовать и расширять. А в принципе такой ресурс есть у нас уже.

Вам спасибо за предложения.

М.Терентьев: Спасибо большое.

В.Путин: Александр Николаевич сказал, что если он не задаст какие–то вопросы или не выступит, то ему студенты не простят этого.

Во-первых, хочу вас поздравить с тем, как у вас организована работа, в вашей академии. И конечно, предоставляю Вам слово. Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Якупов: Владимир Владимирович, действительно, мои студенты, студенты нашей академии и преподаватели, конечно, хотели прежде всего выразить слова благодарности за этот визит и за это совещание очень важное, интересное. А самое главное, наверное, всё–таки за те изменения, о чём они говорили, которые произошли за последние пять, может быть, лет в области создания доступной среды.

Действительно, произошли огромные изменения. Ведь у нас учатся дети из 56 регионов. И всё время об этом говорят, что раньше много, в том числе и в образовании, было недоступным, и сейчас всё меняется. Мы бы хотели просить Вас, прежде всего студенты, конечно, о том, чтобы эта работа как–то была продолжена. И мне кажется, что мы в этом плане ещё очень многое можем сделать.

Есть и такие проблемы, более, может быть, локальные. Российская государственная специализированная академия, она в двойном подчинении. Мы подчиняемся напрямую Министерству культуры, а финансирование идёт из Министерства образования.

Хотел бы, обращаясь к Вам, выразить точку зрения не только преподавателей нашей академии, но и всего сообщества, образовательного сообщества. Мы бы хотели, чтобы финансирование также шло через Министерство культуры, потому что всё, что касается…

В.Путин: Думаете, что больше получите?

А.Якупов: Нет, там ситуация другая. Ольга Юрьевна сидит, мне очень приятно, что Ольга Юрьевна здесь как министр. Она хороший министр, но, что касается финансирования, поверьте, мы там чужие.

В.Путин: Я только совсем недавно в Петербурге встречался с деятелями культуры. Они все задают такой же вопрос. Так что ничего нового.

А.Якупов: Действительно, мы там не потому, что там что–то плохо. Во–первых, у нас существует проблема. Например, в нашей академии, у нас, на двоих студентов один преподаватель. А в это время Министерство образования активно проводит такую идею, чтобы на десять студентов был один преподаватель.

Тогда надо нас закрывать. И все наши достижения сразу превратятся в пустой звук. Надо как–то этого избежать. Это первая и важная проблема, потому что она общая.

Другая проблема. Вы сегодня очень лестно о нас высказались, когда говорили о грантах. Вашим указом определено, что 99 учреждений культуры и образовательных учреждений имеют эти гранты. Сама идея выделения грантов плодотворная. Многие борются за гранты, и создается соревновательность, ради которой, наверное, эта идея и была порождена.

Мне кажется, что наш вуз тоже уникален. Мы действительно единственные в мире. А до ста не хватает одной организации. Девяносто девять уже Вашим указом учреждены. Если будет сто для ровной цифры и если такое решение по отношению к нашей академии будет Вами объявлено, мы были бы счастливы.

И последнее. Когда создавался наш вуз, это было прорывное решение, потому что ничего подобного в мире не было. И мы сейчас можем сказать, что нашими профессорами наработаны такие колоссальные методики, педагогические технологии, которых нет ни на Западе, нигде в мире. Они есть у нас.

У нас ведь не просто инклюзивный вуз. У нас обратная инклюзия – у нас здоровые, их всего 40 процентов. Получается, что вот это вкрапление в среду идёт в инвалидную среду. В результате мы смогли избежать и этой резервации, простите за этот термин, когда опасаются, что собираются только одни инвалиды.

Здесь и здоровые, и инвалиды, но здоровых чуть меньше. И вот эта интересная формула обратной инклюзии даёт колоссальные плоды, наработаны интересные методики. Наши студенты работают преподавателями. Почти 93 процента нашли своё место в жизни, работают, не просят, не стоят в метро и не попрошайничают, что называется. Стали социально активны.

Но тут есть какая проблема. Всё–таки мы вуз искусств, и у нас очень много появилось выпускников, которые непосредственно искусством занимаются. Они выступают в коллективах, в частности, здесь есть оперный театр, здесь есть инклюзивный жестовый театр, здесь есть симфонический оркестр, где половина слепых, половина ребят здоровых, здесь есть оркестр народных инструментов тоже с таким же соотношением, картинная галерея.

У нас какое обращение к Вам? Мы хотели бы просить Вас помочь нам в создании инклюзивного дома искусств. По–моему, такая ситуация назрела, и это бы отвечало развитию этой тенденции вообще в мире.

Например, недавно приезжал симфонический оркестр из Кореи, из Южной Кореи, 50 процентов было здоровых людей и 50 процентов было слепых. Концерт проходил в зале Чайковского, в филармонии – два, и это было восхитительно, это было по–настоящему такое культурное и крупное событие.

Мне кажется, что создание подобных коллективов, как оперный театр инклюзивный, как жестовый театр, в этом доме искусств, по–моему, было бы тем вторым прорывом, который бы обеспечил и дальнейшее развитие этого дела.

Мы и здание присмотрели. Вот есть кинотеатр «Ударник», много лет стоит без движения. Мы бы просили Вас дать такое поручение, чтобы этот кинотеатр преобразовать в такой инклюзивный профессиональный дом искусств.

Это было бы не только такое решение, я бы сказал, во славу или во благо инвалидов, но и, по–моему, это был бы такой мощный показатель заботы государства об инвалидах в таком, я бы сказал, профессиональном направлении. Многие получили бы работу, такую настоящую исполнительскую деятельность. Не педагогическую, не работу в инклюзивных коллективах. Вот в двух словах.

Ну и ещё раз хочу в завершение поблагодарить и участников совещания, ну и, конечно, Вас за это большое внимание к теме инвалидов. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо.

По поводу подчинённости ведомствам. Но мы подумаем ещё, это должно быть общее решение. Если оно состоится, это должно быть общее решение, касающееся не только вашего учебного заведения, но и других учебных заведений, работающих в области подготовки кадров в искусстве. Мы подумаем над этим.

Что касается инклюзивного дома искусств – тоже это хорошая идея. Кинотеатр «Ударник» – наверняка это московская собственность, почти на сто процентов.

А.Якупов: Мы интересовались этим. Может быть, Владимир Ростиславович, скромно молчит, но он в курсе, кому что принадлежит.

В.Путин: Нет, он имуществом не занимается или занимается только в части, его касающейся. Я почти уверен, что это московская собственность. Мы с Сергеем Семёновичем поговорим, он очень быстро откликается на подобные вещи.

Думаю, что надо проработать и надо бы сделать – дело хорошее. И здесь нужно, конечно, наращивать нам так же усилия, как и по вопросам технической реабилитации, технических средств, о чём говорил Михаил Борисович.

Мы за последнее время, кстати, здесь много сделали. У нас показатель уже 87 с лишним процентов обеспеченности, но целевой показатель 93–95 должен быть. Поэтому у нас ещё есть над чем работать. И в Вашей сфере тоже. Посмотрим обязательно. Мне кажется, это хорошее предложение, проработаем.

Что касается грантов. Гранты создавались всё–таки не под те цели, которые Вы назвали. Они создавались, для того чтобы создать хотя бы элементарные условия и денежные доходы нашим ведущим коллективам, для того чтобы их сохранить в условиях, когда они просто не получали заработную плату или получали её совсем не того уровня, на котором находится их мастерство.

И поэтому, поскольку страна у нас открытая, а рынок труда, особенно в этой сфере, является глобальным, то их легко было переманивать куда угодно, в любые коллективы, в том числе и за границу. Мы таким образом просто приостановили отток и создали условия для того, чтобы люди могли на Родине работать и радовать своих зрителей, слушателей. А потом постепенно этот грантовый способ…

А.Якупов: Расширился.

В.Путин: …материального обеспечения деятелей культуры начал расширяться, приобрёл несколько другие очертания, и первоначальный смысл стал утрачиваться.

Но это не важно. А важно то, что это тоже один из инструментов поддержки культуры. На этот счёт тоже подумаем.

Михаил Сергеевич Киселёв.

М.Киселёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Как говорят в сообществе, «я не так давно в травме». Я её получил чуть более полутора лет назад на одной из спортивных тренировок и теперь постоянно передвигаюсь на инвалидной коляске.

В.Путин: А чем занимались?

М.Киселёв: Я увлекался спортом. Моя задача как командира стройотряда – мотивировать молодёжь к спорту. Я пробежал даже свой марафон – 42 километра 195 метров. Получил травму на батуте: перекрутил сальто, на втором обороте упал на шею и получил травму четвёртого шейного позвонка.

Но благодаря своей семье, бойцам студенческого отряда, друзьям я достаточно быстро вернулся в активную фазу и продолжаю заниматься сегодня общественной деятельностью. Ввиду этого я достаточно много езжу по городу, по стране и действительно вижу позитивные изменения с точки зрения создания безбарьерной среды.

Сегодня человек с особенностями просто летает на самолёте. Я бы хотел отдельно выделить компании «Аэрофлот» и аэропорт «Шереметьево», потому что у них есть чему поучиться нашим региональным коллегам. Лично на себе испробовал сервис «Российских железных дорог», и, честно Вам скажу, он меня приятно удивил, хотя понимаю, какая это глобальная, большая инфраструктура.

И сегодня действительно при той работе органов исполнительной власти бизнес стал активно включаться в эту чрезвычайно важную сферу. И мне кажется, что в большинстве случаев это создано при большой работе государственной программы «Доступная среда», которая рассчитана на 2011–2020 годы.

Но что мне хочется очень важное отметить, наверное, для всех граждан? Что правильно созданная доступность, она ведь помогает не только инвалидам, она помогает вообще большим слоям нашего населения: это и пожилым людям, это и людям, которые временно получили травмы, да и молодым семьям с детьми, которые в колясках, это тоже очень сильно помогает. Государственная программа «Доступная среда» в деятельности Общественной палаты, Общероссийского народного фронта занимает одно из чрезвычайно важных направлений.

И здесь наши эксперты да и мы сами порой руками прощупываем эти объекты, где–то и колёсиками проезжаем и видим правильность создания. Это позволяет нам где–то подталкивать органы государственной власти, где–то совместно вносить коррективы в действующие нормативные акты, где–то ускорять процесс создания этой доступной среды.

Ведь действительно стоит заметить, что иногда есть справедливые нарекания от средств массовой информации, самих инвалидов, что где–то этот процесс не так скор, как им бы хотелось, где–то кто–то создаёт формальность в этих решениях, и не все барьеры устраняются. На сегодняшний день органами исполнительной власти в субъектах разработана дорожная карта по поэтапному созданию доступности.

Но, знаете, в некоторых регионах они рассчитаны на 2025–й, а где–то и 2030 год. И чтобы эта положительная тенденция сохранилась, всё–таки все те важные объекты здравоохранения, спорта, культуры были дооборудованы, мне бы хотелось попросить Вас, Владимир Владимирович, от всех особенных людей принять решение о продлении столь важной программы «Доступная среда» как минимум до 25–го года.

В.Путин: Она у нас до 2020 года действует.

М.Киселёв: Я бы просил Вас от всех продлить её до 2025 года. Со своей стороны как Общероссийский народный фронт, Общественная палата мы готовы с экспертами подключиться к проработке этой программы и наполнить её большим содержанием на основе того опыта, который появился за время реализации этой программы.

Также хотел бы и Вас, и, может быть, дать поручение органам исполнительной власти, которые создают сегодня другие программы, такие как важная программа «Комфортная городская среда», чтобы уже сегодня учитывали особенности людей, таких как глухих, слепых, людей на колясках; чтобы, когда создаётся эта комфортная городская среда и не только другие программы, нам ничего с вами в процессе не пришлось переоборудовать и выделять дополнительные бюджетные средства на изменение, а чтобы она сразу была уже создана правильно для абсолютно всех слоёв населения.

В завершение, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить лично Вас, потому что мы видим, как изменился – и Вы это подчеркнули в своём выступлении – взгляд общества на людей с особенностями. И я бы хотел благодарить Вас за то, что Вы лично создаёте этот тренд равных возможностей в нашем обществе.

В.Путин: Спасибо за добрые слова. Но сделать ещё нужно действительно очень много, хотя программа у нас началась в 2011 году, и за это время действительно какие–то позитивные сдвиги произошли.

Мы говорили в начале 2000–х о необходимости запуска программы инклюзивных школ. Постепенно-постепенно маховик раскручивается, достаточно медленно, но всё–таки за последние несколько лет в восемь раз увеличилось количество инклюзивных школ. В восемь раз.

А количество передач с сурдопереводом возросло в пять раз по различным средствам массовой информации. Но и этого, конечно, ещё явно недостаточно. Надо точно продлить программу с 20–го до 25–го года минимум. Это первое.

Второе, её нужно интенсифицировать, чтобы это всё–таки не было растянуто на вечные времена. И для того чтобы решить эту вторую задачу, тоже согласен с Вами, нужны новые программы.

У нас существуют программы обустройства среды, дворовых пространств и так далее. Их много на самом деле. Всё больше и больше появляется. И мы стараемся тоже обеспечить их финансированием.

Изначально нужно делать так, чтобы учитывались потребности людей с ограниченными возможностями по здоровью, как Вы сказали, особенных людей. Это всё вообще копейки стоит. Это недорого. Вопрос во внимании.

Переделывать, может быть, сложнее. Ломать, а потом заново что–то делать, – это, наверное, дороже стоит. Лучше делать сразу изначально. Так же, как мы когда–то готовили Олимпиаду в Сочи и сразу же готовили и Паралимпиаду. Всё сделали изначально. Так нужно делать везде. Это точно. И так и будем делать. А программу продлим до 2025 года…

Юрий Александрович Жулёв.

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное за возможность рассказать о тех проблемах, которые существуют. Я представляю пациентское сообщество, и мы на стыке системы здравоохранения и медико-социальной помощи и поддержки.

Хотелось бы остановиться на системе самой медико-социальной экспертизы. Первое, о чём я хочу сказать, что гражданин, который попадает в эту систему, он сталкивается с необходимостью сбора достаточно большого количества бумаг, в основном это медицинские учреждения. Затем гражданин идёт в бюро, выясняется, что чего–то не хватает, что–то не так написано, и он возвращается в поликлинику, и, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда это повторяется многократно.

Наше предложение заключается в том, что необходимо выработать механизм прямого документооборота между ведомствами – между бюро и учреждениями здравоохранения. В дальнейшем, когда система будет готова, конечно, идеально – это внедрение электронного документооборота, потому что это современные технологии.

Всё это позволило бы, с одной стороны, повысить удобство, комфортность системы и, самое главное, её, собственно говоря, эффективность, потому что гражданин должен прийти один раз, уже на подготовленную, так скажем, почву, сформированными документами, которые бы позволили бюро медико-социальной экспертизы принять решение.

Следующий волнующий нас вопрос – это ситуация, когда гражданин имеет проблемы со здоровьем. И врачи, и эксперты бюро понимают, что, к сожалению, ничего кардинально изменить в состоянии здоровья невозможно. Но при этом действующая нормативная база говорит о том, что такому человеку приходится многократно всё равно ходить и проходить переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы.

Наше предложение заключается в том, что нужно доработать эти перечни заболеваний, при которых достаточно будет одного освидетельствования до 18 лет и одного освидетельствования для получения бессрочной инвалидности. На наш взгляд, это, безусловно, снимет социальное напряжение, потому что люди иногда не понимают, ну не рассосётся у них это заболевание – простите за такое слово, – и врачи это понимают прекрасно, но сделать ничего не могут. Мне кажется, что мы этим снизим такое недовольство, и, с другой стороны, мы разгрузим саму систему медико-социальной экспертизы. Это второй вопрос.

Третий момент. Существует индивидуальная программа реабилитации и абилитации инвалида – крайне важный документ, и зачастую инвалиду неоднократно нужно вносить изменения в эту программу.

Сейчас любое внесение изменений в эту программу влечёт за собой практически полный цикл освидетельствования, полный цикл, включая рассмотрение самого факта инвалидности, что, конечно, людей и отпугивает и, самое главное, отнимает время как у самого человека, так и у работников, и у бюро.

Наше предложение: разработать упрощённый порядок внесения изменений в программу ИПР без полного цикла, без хождения по этим кабинетам.

И наконец, заключительный, но не менее, на мой взгляд, важный вопрос – это политика большей открытости работы бюро медико-социальной экспертизы. Сейчас, мы знаем, формируются общественные советы при бюро, и мы считаем, что, безусловно, мы создаём общественные советы не ради того, чтобы создать совет, а всё–таки в качестве очень важного инструмента общественного контроля.

В этой связи мы считаем, что, конечно, формирование этих общественных советов должно проходить среди целевых групп – это общественные организации инвалидов, пациентские сообщества, другие заинтересованные социальные группы. Поэтому вопрос формирования этих советов, их деятельности должен быть под пристальным вниманием, и мы здесь готовы, безусловно, оказывать всяческое содействие.

В заключение хочу сказать, что, собственно, то, о чём я говорил, уже обсуждено на двух очень авторитетных и важных для нас площадках. Буквально на прошлой неделе состоялся Восьмой всероссийский конгресс пациентов, на котором в том числе эти предложения вошли в его резолюцию.

И в рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов создана соответствующая рабочая группа, и эти предложения прошли очень детальное обсуждение и представителями общественных организаций, и экспертов.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Начну с того, чем Вы почти закончили, завершили. Открытость общественной комиссии полностью поддерживаю, и надо это развивать. И всячески с уровня Администрации будем этому способствовать так же, как и на других площадках, там и в Общественной палате, и в Думе, и в региональных органах власти, и в законодательных органах. Это абсолютно правильно, люди будут чувствовать свою сопричастность к этому процессу. Первое.

И, второе, будут понимать, что реально происходит, где какие–то возможности открыты, а где ещё надо дать им поработать. И контроль, это абсолютно. Вы начали фразу, я уже написал здесь: «Контроль со стороны общественных организаций».

Ю.Жулёв: Контроль и обратная связь.

В.Путин: И Вы закончили. Я услышал эту фразу, полностью разделяю.

Есть проблема, которую Вы тоже затронули. Люди боятся просто обращаться за индивидуальными программами реабилитации и абилитации, потому что это требует прохождения этого сложного процесса переосвидетельствования. И это тоже надо поменять.

Но и электронный документооборот нужно наладить, это абсолютно точно. Здесь мне Сергей Владиленович шепнул, мы уже провели консультации между министерствами и ведомствами, такая возможность есть между Минтрудом и Минздравом, но вам нужно будет наладить электронный оборот документов здесь.

Это, конечно, отдельная программа должна быть создана, требует финансирования. Не думаю, что это запредельное финансирование, нужно просто это сделать. Людям и так тяжело, у них и так ограниченные возможности по здоровью, а мы ещё заставляем их бегать туда-сюда или ездить на колясках с места на место и ходить, в очередях стоять. Поэтому это, точно совершенно, в современном мире должно быть организовано. Надо программу сделать.

Максим Анатольевич и Вероника Игоревна, программу сделайте.

О.Голодец: Сделаем.

В.Путин: Это всё делается легко, надо только этим заняться.

И, наконец, бессрочная инвалидность. Конечно, давно пора уже это сделать. Ясно, что всё время опасения у органов власти, что здесь могут быть какие–то злоупотребления.

Но какие злоупотребления, если у человека конечности отсутствуют? Чего там говорить? Есть вещи, очевидные абсолютно, поэтому нужно это сделать.

Руслан Владимирович Витрянюк.

Р.Витрянюк: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы сняли художественный фильм «Со дна вершины», посвящённый спортсменам-паралимпийцам, фильм о мужестве, о преодолении. Это современная «повесть о настоящем человеке». В нашей стране много сильных людей, а паралимпийцы – это настоящие герои нашего времени.

В процессе создания фильма мы общались со многими из них, и сегодня здесь присутствует паралимпийский чемпион, ставший главным консультантом нашего фильма, Михаил Терентьев. А также в зале находится двукратный паралимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира Алексей Мошкин. Мне сказали, он напротив меня находится. В основу сценария легла реальная история из его жизни.

Наш фильм очень эмоциональный, мотивирующий и патриотичный – в правильном смысле этого слова. Он рассказывает о современном герое, который живет среди нас. И это живой пример для сегодняшних подростков. Мы показывали фильм детям-инвалидам из лиги по следж–хоккею и паралимпийским чемпионам. Инга Медведева, Алексей Обыденнов, Сергей Александров и другие паралимпийцы считают, что фильм нужно показывать для поднятия духа нашим спортсменам.

Также мы показывали наш фильм на «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, в балтийском «Артеке», на Всероссийских детских центрах «Орлёнок» и «Океан», на форуме волонтёров «Победа» и на Фестивале молодёжи и студентов в Сочи, где ребята выступили с инициативой написать Вам письмо с просьбой поддержать выход фильма, чтобы его увидела вся страна.

Эту же инициативу поддержали в «Океане» и на форуме Российского движения школьников. Везде фильм буквально поднимал зал, люди всегда испытывают гордость за наших спортсменов, за нашу страну.

И к нам после фильма многие подходят и со слезами, с эмоциями обнимают, говорят, что после фильма вырастают крылья и хочется жить. Фильм мотивирует на преодоление трудностей и на стремление к своей мечте. На «ПроеКТОриЯ» молодой парень после фильма встал перед всем залом и сказал: «Я сам ампутант, и теперь знаю, что всё будет хорошо!»

Владимир Владимирович, учитывая социальную значимость проекта, создание фильма частично было поддержано государством, нас поддержали Министерство культуры Российской Федерации в лице Владимира Ростиславовича Мединского, Внешэкономбанк.

Но сейчас, чтобы фильм дошёл до максимального количества зрителей, мы хотели бы выпустить его в широкий прокат и просим Вас поручить Фонду кино поддержать фильм в прокате, который запланирован нами на конец февраля 2018 года.

Дата выбрана не случайно – в связи с последними событиями, связанными с запретом наших спортсменов выступать на Олимпиаде и в преддверии Паралимпиады в Корее. Выход фильма может стать важной, серьёзной поддержкой для наших ребят.

Но и перед выходом, и во время проката фильма мы обязательно будем продолжать специальные показы и встречи с паралимпийцами в регионах, где они смогут выступать, рассказывать свои истории, что послужит неким таким объединяющим фактором не только для всего паралимпийского сообщества, но для всех спортсменов. Потому что их победу украсть невозможно, и именно такие слова есть в нашем фильме.

Владимир Владимирович, мы бы очень хотели, чтобы Вы посмотрели наш фильм, и мы уверены, что Ваше мнение будет определяющим в его дальнейшей судьбе.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо. Я обязательно посмотрю. Всё равно, когда Вы это сделаете, в январе, в феврале…

Меня Михаил Борисович пригласил на мероприятие в августе. Вы меня в каком качестве приглашаете? В личном качестве пригласили? Потому что у нас в марте, напомню, выборы. В феврале я ещё могу, сто процентов.

М.Терентьев: Владимир Владимирович, Вы же сказали, что решает народ, поэтому я сейчас Вас приглашаю в личном качестве, а там уже как народ решит.

В.Путин: Спасибо. Замечательно. Мы с Вами посмотрим этот фильм с удовольствием, как я часто это делаю в Кремле. В феврале, договорились. И Владимир Ростиславович услышал, наверняка поддержит. Вы поддерживали, Фонд кино поддерживал?

М.Терентьев: Министерство культуры поддерживало.

В.Мединский: Министерство культуры поддерживало, но мы решим с прокатом, мы уже договорились в кулуарах.

В.Путин: Конечно, надо через Фонд кино, если потребуется, из других источников можно это сделать. И вообще нужно такие фильмы, не только фильмы, но и все другие произведения искусства надо поддерживать самым активным образом, и Фонд кино может поддержать такие вещи в будущем, конечно.

Алексей Владиславович, Вы когда в Лиллехаммере трассу прошли, Вы действительно с двумя переломами приехали вниз?

А.Мошкин: Я вообще на протезах стартую, а на заключительных Паралимпийских играх в 2002 году стал бронзовым призёром ещё в дополнение с переломами.

В.Путин: Вот я про это и говорю. То есть Вы же даже с переломом уже соревновались. Ключицу, что ли, сломали или что?

А.Мошкин: Ключицу, ребро и лопатку до кучи.

Владимир Владимирович, можно я дополню к сказанному? Буквально недавно началось движение «Нет России – нет Игр». Я поддерживаю его, думаю, что его поддерживает всё спортивное сообщество.

У меня с ребятами, со своими друзьями, с единомышленниками давно уже такой план созрел – сделать небольшой мастер-класс, наподобие мастер-класса не «как хорошо кататься на горных лыжах», а «как жить в сложной жизненной ситуации».

Так как сейчас начался горнолыжный сезон, послезавтра я уезжаю в Сочи на вкатывание – где–то около двух недель, затем будет открытие в Белокурихе спортивного сезона, куда ребята приглашают выступить с закрытым показом фильма и с небольшим мастер-классом.

И дальше заеду к себе на родину, в Шерегеш, перед Новым годом. И как всё это отработает, посмотрю, и из этого будем уже исходить о дальнейшем проведении таких мероприятий. Я думаю, что коллеги-паралимпийцы меня подержат в этом.

В.Путин: Спасибо Вам. А Вы в Сочи где катаетесь?

А.Мошкин: Сейчас буду, наверное, на «Горки-Городе». Мы были и на «Газпроме», и на «Роза-Хуторе» съёмки были. То есть покатался везде.

В.Путин: Продолжаете?

А.Мошкин: Конечно. С удовольствием составлю Вам компанию на склоне поскользить.

В.Путин: Я как раз хотел Вам это предложить. Но если график позволит, мы с Вами это сделаем обязательно, хорошо?

А.Мошкин: Спасибо большое. Почту за честь.

В.Путин: Договорились. Обязательно.

Елена Петровна.

Е.Лозко: Елена Петровна Лозко, президент Федерации спортивных танцев на колясках, чемпионка мира, заслуженный тренер России.

Благодаря Фонду президентских грантов мы в этом году смогли провести Кубок континентов – международные соревнования по танцам на колясках, куда приехали нас поддержать многие международные команды, невзирая на запрет Международного паралимпийского комитета.

А для нас, российских танцоров на колясках, это стали единственные в этом году международные соревнования, где мы смогли помериться своим мастерством с иностранными командами.

В 2015 году до вступления санкций наша команда, сборная команда России по танцам на колясках, заняла весь пьедестал почёта, поэтому мы стараемся держать эту планку. И как старший тренер сборной команды страны хочу сказать, что у нас есть, конечно, проблема в том, что мы пока не входим в программу Паралимпийских игр, поэтому не получаем стабильного финансирования от государства.

Но буквально 22 ноября пришла замечательная новость: наш вид спорта сейчас включён в кандидаты на проведение Паралимпийских игр 2024 года в Париже. Поэтому задумываюсь о том, что нужно сегодня уже готовить юное поколение, нужно поддерживать и иметь мотивацию для нашей сборной, которая есть сегодня, а у нас в составе пять заслуженных мастеров спорта – это люди с инвалидностью I группы.

И стоит такой вопрос: каким же образом сейчас продержаться до финансирования государственного стабильного? Поэтому ищем и ждём партнёра, какой–либо крупной, может быть, корпорации, потому что социальный имидж мы готовы сделать. Мы умеем танцевать, мы любим танцевать.

И я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить Ольгу Юрьевну, она была у нас на чемпионате России по танцам на колясках и сама наградила наших спортсменов, что для них стало таким серьёзным событием в жизни. Но чтобы продержаться, нужна такая поддержка.

В.Путин: Елена Петровна, во–первых, хочу сказать, что у вас очень красивый вид спорта, он действительно очень красивый, изящный.

А поскольку Ольга Юрьевна проявляет к этому интерес и слышит эту проблему, она не ахти какая великая эта проблема, большая, думаю, что мы найдём с ней решение, чтобы поддержать федерацию вашу. Тем более что есть такие хорошие перспективы. Что–нибудь придумаем, хорошо?

Е.Лозко: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Александр Евгеньевич.

А.Лысенко: Лысенко Александр Евгеньевич – научный руководитель автономной некоммерческой организации «Национальный центр проблем инвалидности».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Последние исследования нашего центра показали, что 81 процент молодых респондентов с тяжёлой инвалидностью считает себя активными людьми. Они уверены, что потенциально могли бы приносить намного больше пользы, если бы были ликвидированы трудности, которые ограничивают их активность.

При различных заболеваниях, которые ведут к инвалидности, врачи подчас творят чудеса и добиваются очень высоких медицинских результатов. Но важно дополнить систему здравоохранения и добиться социальных результатов, сделать так, чтобы люди с инвалидностью активно включались в различные жизненные ситуации, решали повседневные задачи и чтобы в целом улучшалось качество их жизни.

Инструментом достижения социального результата является комплексная реабилитация, направленная на восстановление способностей к различным видам жизнедеятельности. Сегодня реабилитация относится к полномочиям регионов, и региональные институты реабилитации часто работают некоординированно, опираясь на достаточно устаревшие методы. Результаты их работы могли бы быть намного лучше. Между тем речь идёт о судьбе как минимум семи-восьми миллионов инвалидов, из которых полмиллиона – это дети-инвалиды.

Масштабность проблемы заставляет подумать о принятии принципиально новых стратегических решений в развитии системы реабилитации. Вот что необходимо сделать, для того чтобы вывести её на принципиально новый, современный уровень?

Считаю, что в существующей системе социальной реабилитации отсутствует важное звено, которое должно обеспечить её целостность, методическое единство, консолидацию тиражирования лучших практик. В связи с этим полагал бы целесообразным создать в нашей стране федеральный центр комплексной реабилитации инвалидов, как это сделано во многих странах мира.

Хочу подчеркнуть, я не имею в виду строительство нового центра. Это потребует длительного времени, а результат, вообще, нужен уже сегодня. В ведении Министерства труда находятся крупные имущественные комплексы в Москве и в Санкт-Петербурге, которые обладают крупными клиниками.

Безусловно, создание на базе одного из них федерального центра потребует определённого переформатирования, насыщения новыми формами работы, но это и должно стать тем самым импульсом для развития системы комплексной реабилитации.

Полагаю, что федеральный центр должен также заниматься комплексной реабилитацией и абилитацией детей-инвалидов, стать методическим центром в сфере ранней помощи и подготовки детей-инвалидов к самостоятельной жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к детской теме. Благодаря Вам была сформирована основа ранней помощи и внедрена ранняя помощь детям с отклонениями в развитии.

И конечно, благодарю за очень ожидаемое со стороны семей с детьми-инвалидами Ваше решение по основным направлениям поддержки материнства и детства в рамках «Десятилетия детства».

Безусловно, одновременно с развитием реабилитационной инфраструктуры потребуется усовершенствовать правовое регулирование в системе реабилитации, разработать и внедрить реабилитационные стандарты, возможно, ввести должность главного внештатного реабилитолога по аналогии с такими должностями, которые имеются в системе здравоохранения. И наконец, конечно, государство должно стать партнёром и наставником для развития НКО, которые предоставляют реабилитационные услуги детям и взрослым.

С учётом сказанного прошу Вас поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании федерального центра комплексной реабилитации инвалидов, а мы, общественные организации, Общероссийский народный фронт, экспертное, научное сообщество, конечно, готовы быть опорой и ресурсом для воплощения этих планов в жизнь.

Спасибо.

В.Путин: Александр Евгеньевич, безусловно, что касается работы с детьми, то она должна начинаться как можно раньше. У нас в структуре инвалидности от 7 до 17 лет, к сожалению, больше всего детей-инвалидов, вот в этом возрасте. И чем раньше с ними начинается работа, тем лучше. Нужно создавать центры.

Сейчас я о Вашем предложении скажу отдельно, но нужно создавать команды такие профессиональные, которые бы включали в себя и врачей, и психологов, и педагогов. И в центре, и в регионах нужно создавать такие команды. Это первое.

Второе, нужно центры абилитации и реабилитации приближать к людям, чем ближе, тем лучше. На уровне муниципалитетов они должны работать. И это должно быть доступно для людей. Я к чему? Я не говорю, что Ваше предложение нереализуемо или не нужно. Наверное, и нужно с точки зрения как методический центр. Наверное, он будет востребован, такой центр абилитации и реабилитации.

Но прежде всего Правительство и регионы, региональные власти, должны думать о том, как к людям подвинуть эту систему поддержки людей, которые нуждаются в этой поддержке. А федеральный центр, наверное, как Вы сами сказали, как методический центр, который бы осуществлял, если нужно, методическую помощь, информационную.

Это, может быть, и было бы целесообразно. Нужно, чтобы Минтруд над этим как следует подумал вместе с другими коллегами, как у нас говорят, из заинтересованных ведомств. Это и с Министерством образования надо поговорить, и с Министерством здравоохранения.

Спасибо, идея хорошая.

Олег Николаевич Смолин.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Смолин Олег Николаевич, занимаюсь законодательством о защите инвалидов уже в восьмом российском парламенте. Иногда говорят, в политике долго не живут. И сейчас руководитель рабочей группы по образованию при президентской Комиссии по делам инвалидов.

Я хочу подчеркнуть, что в последнее время произошли позитивные изменения и в области законодательства. Конечно, это ратификация Конвенции о правах инвалидов, это 419–й закон, это программа «Доступная среда». Думаю, все наши люди будут приветствовать решение о продлении этой программы.

Но сверх того хочу заметить ещё, например, несмотря на сложные бюджеты, сохраняется уровень финансирования реабилитационных центров, выпуска литературы для слепых, субсидии общероссийским общественным организациям инвалидов. Спасибо Ольге Юрьевне и Министерству труда.

1 мая текущего года Вы, Владимир Владимирович, подписали подготовленный нами и поддержанный Минобрнауки, спасибо Ольге Юрьевне Васильевой, федеральный закон, который расширяет возможности поступления в высшие учебные заведения для абитуриентов с инвалидностью. Но проблем довольно много. Если можно, я остановлюсь на трёх в образовании и двух коротко в занятости.

Первое. Абитуриенты с инвалидностью, которые поступают в вузы, делают это вне конкурса. Но в средних специальных учебных заведениях иногда тоже возникает конкурс, и мы просим, чтобы такие же права, какие имели абитуриенты в вузах, имели и абитуриенты средних специальных учебных заведений и в случае возникновения конкурса.

Кстати, пользуясь случаем, мне кажется, Вы говорили про «Абилимпикс», победители «Абилимпикса» должны были получить такие же права на поступление в высшее учебное заведение, которые имеют ребята-олимпиадники, победители олимпиад.

В.Путин: Тут точно согласен с Вами…

О.Смолин: Второе. Мы знаем, что готовится новая редакция государственной программы развития образования на 13–20–й годы. По нашей информации, пока вопросы, касающиеся инвалидов, там представлены недостаточно. Мы просим дать поручение Правительству предусмотреть либо специальный раздел, либо специальный блок положений в этой программе, и, в частности, я бы обратил внимание на две темы.

Во-первых, у нас создана система региональных учебно-методических центров, сокращённо РУЦ. Просим в рамках госпрограммы развития образования пролонгировать работу, обеспечить поддержку и, главное, тиражирование положительного опыта на всю систему нашего образования.

Второе. По нашим данным, уровень обеспечения ребят с инвалидностью учебниками в России около 30 процентов. В начальных классах лучше, где новые стандарты, в старших классах похуже. Просим либо включить этот вопрос в госпрограмму развития образования, либо как минимум дать поручение Правительству совместно с регионами решить эту проблему, издания таких учебников в необходимом количестве.

Третье. Результаты образования инвалидов надо оценивать, на наш взгляд, по их трудоустройству. Поэтому просим дать поручение проработать вопрос о целевом обучении инвалидов, об их стажировках в организациях, о трудоустройстве и сопровождаемой занятости.

А теперь про занятость. Один вопрос лёгкий, другой сложный. Начну вот с чего. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас согласно госпрограмме к 20–му году должно быть трудоустроено 40 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Пока, по разным данным, от 25 до 30 процентов.

Лёгкий вопрос. Госдума приняла в первом чтении проект закона о сопровождаемой занятости. Просим его поддержать.

Второе. В настоящее время в Минтруде готовится проект федерального закона о механизмах поддержки создания рабочих мест для инвалидов. Мы конкретные предложения в письмах передадим. Просим поручить доработать этот закон совместно с общественными организациями инвалидов и поддержать его.

И последнее. В сентябре каждого года мы участвуем в выборах, но я знаю, что часть наших коллег с инвалидностью не могут принять участие в выборах именно по причинам инвалидности. Между тем у нас достаточно много людей, которые могут и хотят быть активными гражданами. Просим Минюст, Центральную избирательную комиссию проработать вопрос о снятии барьеров, которые мешают гражданам с инвалидностью реализовать своё избирательное право.

Владимир Владимирович, обратите внимание, активные инвалиды просят не рыбу, просят удочки. Я знаю, что Вы любите всякие остроумные притчи, вот я одну Вам расскажу, популярную в сообществе инвалидов, если не возражаете. История, говорят, была такая.

Международный аэропорт. В огромный самолёт входит экипаж в чёрных очках. Пассажиры волнуются. Экипаж занимает место в кабине. Самолёт разгоняется по взлётной полосе, полоса заканчивается. Пассажиры вскрикивают, а второй пилот говорит первому: слушай, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?

Думаю, мораль этой притчи очень простая: люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им нужно помочь и по возможности вовремя. Надеемся на поддержку.

В.Путин: Спасибо, Олег Николаевич. Вы мне прямо целую программу действий нарисовали.

О.Смолин: А мы не возражаем, Владимир Владимирович, если Вы ею воспользуетесь.

В.Путин: Я сейчас несколько вещей постараюсь прокомментировать.

Важнейший вопрос Вы затронули, один из ключевых вопросов, касающийся людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Активная трудовая деятельность. Надо, чтобы мы владели цифрами. У нас 12,5 или 12,6 миллиона инвалидов. Подавляющее большинство – люди преклонного, пенсионного возраста. А инвалидов трудоспособного возраста – из них работает 25 процентов. Но желающих работать, конечно, гораздо больше. В этой связи возникает несколько вопросов, которые Вы затронули. О чём идёт речь?

Первое, это подготовка, профессиональная подготовка. Поэтому я даже, прошу прощения, встрял в Ваш монолог и сказал, что полностью поддерживаю Ваше предложение о том, что такие соревнования, как «Абилимпикс», должны предоставлять преимущества при поступлении в вузы, это точно совершенно, потому что люди демонстрируют блестящие знания и возможности. Это первое.

Нужно дальше продолжать увеличивать количество учебных заведений с инклюзивным образованием. Нужно создавать условия для того, чтобы инвалиды могли получить образование, причём не только высшее, но и среднее специальное, современное.

Я сейчас посмотрел, как ребята с ограниченными возможностями по зрению работают с компьютером. Просто это какая–то фантастика! Подавляющее большинство людей так не могут, а они могут, понимаете, на слух воспринимать всё, что там просто мгновенно проскакивает.

Но я не только хочу высказать своё восхищение этими способностями и возможностями, я хочу сказать, что это значит, что люди с так называемыми ограниченными возможностями имеют такие возможности, которые позволяют полноценно трудиться, вот в чём дело. И здесь возникает несколько вопросов, кроме подготовки профессиональной.

Ну Вы знаете, что у нас есть квотирование. Этих квот у нас 33 тысячи, а используется 11 тысяч, 20 с лишним тысяч не используется этих квот. Уверен, что дело не в людях, которые хотят работать, но отказываются. А наверняка дело в том, что предоставляемые места просто людей не устраивают. Потому что экономика предоставляет рабочие места инвалидам по остаточному принципу – это, как правило, низкоквалифицированные рабочие места и плохо оплачиваемые, – поэтому подготовка и трудоустройство должны быть между собой жёстко связаны.

Нужно помогать людям получать современные и хорошо оплачиваемые специальности, и такие возможности современный мир предоставляет. Это современные так называемые электронные технологии, или цифровые технологии, они предоставляют такие возможности. И нужно это развивать, и мы будем корректировать. Обязательно буду просить Правительство, чтобы Правительство корректировало свои программы подготовки именно в этом направлении. Это первая часть.

Вторая касается бизнеса и производства. Нужно, чтобы предоставлялись места не по остаточному принципу, а действительно по уровню квалификации. И здесь тоже можно как следует поработать и в государственных компаниях, и в частном секторе, потому что это, как правило, не стоит больших денег, это требует только внимания к людям, у которых есть определённые ограничения, но эти ограничения при наличии этого внимания легко и недорого снимаются.

И тут целый комплекс должен быть мер поощрения бизнеса к этой совместной работе. На это буду настраивать соответствующие ведомства и Правительство в целом, и регионы, надо, чтобы и в регионах эта работа была проведена.

А что касается того, что у нас должен быть целевой показатель – до 40 процентов трудоустроено, то к этому надо стремиться, и будем это делать.

Участие в выборах, и не только в выборах…

О.Смолин: Политическая жизнь…

В.Путин: Да. Граждане России, в каком бы состоянии их здоровье ни находилось, не просто могут, должны быть обеспечены всеми возможностями активного участия в политической жизни, в том числе и в выборах.

Поэтому, если там есть какие–то ограничения, давайте ещё раз посмотрим, с Центральной избирательной комиссией поговорим, и с законодателями, с коллегами Вашими давайте поговорим, давайте проанализируем. Что Вы считаете нужно там сделать дополнительно?

О.Смолин: Не на всех далеко избирательных участках элементарно есть пандусы.

В.Путин: Понятно. Та же самая безбарьерная среда.

О.Смолин: Та же самая безбарьерная среда прежде всего, Владимир Владимирович. Информационное сообщение, чтобы люди знали, что, где, когда и куда нужно прийти, и так далее.

В.Путин: Понятно. Элементарные вещи на самом деле.

О.Смолин: Элементарные…

Владимир Владимирович, и если можно, мы бы передали подготовленные конкретные предложения через ваш аппарат. Пусть кто–нибудь возьмёт.

В.Путин: Коллеги заберут. Спасибо большое.

Пожалуйста, кто ещё?

Ирина Николаевна, прошу.

И.Лаврушина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я представляю центр реабилитации инвалидов, город Брянск, – я являюсь инвалидом-колясочником – и с 2011 года возглавляю его. Наш центр занимается реабилитацией и адаптацией с 1993 года, в этом году мы опять участвовали в президентском гранте и выиграли его уже второй раз подряд. Мероприятие у нас будет направлено на реабилитацию и адаптацию посредством адаптивной физкультуры, массажа и занятий настольным теннисом.

Привлечена к реализации этого гранта команда из четырёх человек, трое из которых с инвалидностью. У нас кандидат в мастера спорта по настольному теннису и массажист плохо видящий, закончил кисловодское училище. Очень хороший массажист.

И я хотела поблагодарить Вас за то, что у нас сейчас есть такая возможность участвовать в президентских грантах и выигрывать их, и реализовывать их на благо таких же людей, как мы. Спасибо Вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Сергеевич.

А.Транцев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже в течение нескольких лет в нашей стране выработана система государственных молодёжных форумов: от федеральных «Территория смыслов» и «Таврида» до форумов округов и местных регионов.

Это действительно визитная карточка молодёжной политики нашей страны – десятки и сотни тысяч талантливых, активных, профессиональных молодых людей получают там стартап, зачастую после этого получают трудоустройство и получают все полезные навыки. Тут можно долго рассказывать.

В соответствии с рекомендациями Федерального агентства по делам молодёжи такие форумы должны быть доступны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Речь идёт о крупных форумах: «Территория смыслов», «Таврида» – ряде окружных форумов. Ребята с инвалидностью совершенно с разной спецификой и с разными интересами могут приехать и поучаствовать.

В Приволжском федеральном округе службу на форуме возглавляю я сам уже три года, и десятки человек с самыми разными формами инвалидности приезжают ко мне, к моей команде и самореализуются: участвуют от образовательных программ до дискотек, выступлений театров и прочее, прочее. Многие в принципе на природу выбираются в первый раз благодаря этому.

Однако на местном уровне, на региональном уровне иногда дела обстоят немножко по–другому. К сожалению, часто не вырабатывается эта инфраструктура, не делаются специальные кураторы, в общем, не уделяется внимание для приглашения ребят.

Поэтому у нас получается такой обрыв системы, что активные, интересующиеся молодые ребята с тяжёлыми формами инвалидности у нас есть в стране, а вот самореализоваться им часто просто негде, чтобы пойти дальше, наверх, уже со своими проектами, со своими идеями трудоустройства.

Поэтому я Вас очень прошу, если есть возможность, здесь поддержать, уделить внимание, чтобы мы могли эту систему выстроить от местного уровня до федерального.

В свою очередь я готов, естественно, работать по этому направлению и делиться своим опытом, сам ездить и помогать всем интересующимся организаторам.

В.Путин: Алексей Сергеевич, подумаем, как выстроить эту систему, чтобы она была реалистичная и работала как можно шире и не только с федерального уровня, но и поработаем с руководителями регионов тоже.

А.Транцев: Большое Вам спасибо. И как уже упоминали многие коллеги, спасибо за новую систему фонда президентских грантов.

Очень многие, те, кто не может быть сегодня здесь, передают свои слова благодарности за то, что они впервые поучаствовали, а многие и впервые выиграли. Это просто очень здорово!

В.Путин: Она стала более демократичная, судя по всему, более эффективная.

Валерий Никитич, пожалуйста.

В.Рухледев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь членом Комитета Организации Объединённых Наций по правам инвалидов от Российской Федерации и президентом Всероссийского общества глухих. Хочу поблагодарить Вас за то, что, несмотря на сложную международную экономическую обстановку в мире, социальная защита инвалидов в нашей стране находится на высоком уровне.

Отдельное Вам большое спасибо от всех глухих в России и инвалидов по слуху за признание жестов русского языка глухих.

В то же время, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к Вам за помощью. Всероссийское общество глухих много лет добивается государственной субсидии для поддержки уникального, первого в мире стационарного Театра мимики и жеста, которому в этом году исполнилось 55 лет, где большинство профессиональных актёров и сотрудников театра являются инвалидами по слуху.

Многие являются выпускниками именно этого учебного заведения, где мы сейчас находимся. Театр мимики и жеста – это не только рабочие места инвалидов, но и эффективный инструмент социокультурной реабилитации через жестовый русский язык и уникальную игру глухих актёров.

При соответствующей поддержке театр может приобщать десятки тысяч инвалидов по слуху и глухих детей к традициям и наследию русской и мировой культуры. Тяжёлое финансовое положение театра не позволяет вести ему полноценную театральную деятельность, включая гастроли. Наш театр нуждается в государственной поддержке и помощи. Поэтому я вынужден Вас побеспокоить. Уважаемый Владимир Владимирович, могу ли я Вам передать письмо с нашей просьбой?

В.Путин: Конечно, письмо передайте. Считайте, что мы её уже выполнили. Я, правда, ещё не прочитал, но мы это сделаем.

М.Терентьев: А можно я добавлю?

В.Путин: Пожалуйста.

М.Терентьев: При обсуждении законопроекта о бюджете в третьем чтении в постановление было добавлено, чтобы поддержать Театр мимики и жеста при исполнении бюджета в 2018 году. То есть там тема эта уже как бы учтена, но надо просто на неё обратить внимание.

В.Путин: Хорошо.

М.Терентьев: Ещё, Владимир Владимирович. Я не знаю, коллеги скажут здесь или нет ещё, но мне кажется, что конкурс «Абилимпикс», который прошёл, ему надо придать такой же статус, как конкурсу WorldSkills, потому что это где–то Олимпийские и Паралимпийские игры, и если мы по–равному относимся к олимпийцам, так же должны и к паралимпийцам.

Думаю, что здесь, если WorldSkills идёт отдельным постановлением Правительства, мне кажется, важно, чтобы отдельным постановлением шёл и «Абилимпикс», потому что это два важных конкурса, которые не только направлены на трудоустройство людей с инвалидностью, но они меняют менталитет бизнеса, который видит, каких успехов может добиться человек с инвалидностью, участвуя в этом конкурсе.

В.Путин: Михаил, Вы правы абсолютно. Это примерно то, о чём я совсем недавно говорил, – об отношении бизнеса к этим вопросам. Согласен.

У нас третий раз проводился «Абилимпикс», но впервые, как Ольга Юрьевна сказала, в таком масштабе. Опыт есть, мы его будем раскручивать, это правильно абсолютно.

Пожалуйста, Дмитрий Валерьевич.

Д.Поликанов: Владимир Владимирович, я просто в добавление к тому, что коллеги говорили по поводу инклюзивного театра. Хотел поддержать Александра Николаевича по поводу инклюзивного дома искусств. Мне кажется, это как раз площадка, которая была бы и для Театра мимики и жеста, и для многих других театров, которые со взрослыми артистами-инвалидами работают.

Я Вам сегодня рассказывал про наш опыт с ЮНЕСКО, это действительно тот опыт, который перенимают и французы, и англичане, и американцы, и так далее. Мы делаем это очень хорошо. И есть много театров: «Круг II», «Недослов», Театр мимики и жеста, которые мыкаются без площадок, негде репетировать.

Где–то ГИТИС выручает, где–то Театр наций нам помогает и так далее. Но в целом такая проблема очень острая. Если бы был такой центр – и образовательный, и одновременно где можно было бы показы делать, это было бы просто прекрасно.

Второй момент – по поводу фильмов. Мне кажется, что, конечно, много людей у нас смотрят кино в стране, но ещё больше людей смотрит телевидение. И здесь если бы была возможность как–то повлиять на политику каналов в плане документального кино, потому что есть много хорошего документального кино, разные организации снимают жизнеутверждающие фильмы о людях с ограниченными возможностями здоровья…

Мы, в частности, тоже за свой счёт сняли фильм полтора года назад, ВГТРК передали права за 100 рублей, по–моему, за символическую сумму, только бы они взяли это в прокат и показали на каналах ВГТРК. Но, к сожалению, сегодня документального кино, особенно такой социальной тематики, конечно, сильно не хватает. А оно имеет очень большой педагогический эффект.

В качестве примера: наш фильм, мы его показываем на семинарах, нашим коллегам в Новосибирске дали, они его показали трудным подросткам, сказали, что вышли другими людьми люди после просмотра. Там дети, такие полууркаганы, вышли совершенно под другим впечатлением.

И третий момент тоже такой системный, о котором мы на культурном форуме недавно говорили. Он касается создания некоего портала лучших практик в сфере доступности культуры, потому что сегодня для учреждений культуры возникает вопрос, то есть им приходит разнарядка: нужно провести мероприятие для инвалидов. Кто–то знает, как его проводить, кто–то обращается к местной общественной организации инвалидов, кто–то не знает.

Если бы был портал у Министерства культуры для учреждений культуры с таким банком лучших проектов, то не пришлось бы, я не знаю, библиотекарю в Омске сидеть и изобретать велосипед, как ему провести мероприятие для аутистов или для глухих. Он бы зашёл на этот портал, посмотрел паспорт проекта и понял, что есть калька, шаблон, по которому он может сделать хорошее, полезное для инвалида мероприятие. Если бы можно было такой портал сделать, мне кажется, это было бы очень выигрышное тоже для сферы в целом.

В.Путин: У нас есть такие информационные ресурсы. Надо посмотреть, как они работают, и что–то добавить туда. Но в целом предложение правильное. Спасибо.

Пожалуйста, господин Якоби.

О.Якоби: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Оливер Якоби, я как раз директор фирмы, которая организовала производство инвалидной коляски в Тольятти, и хотел Вас поблагодарить за поддержку в последние годы, и хотел бы добавить несколько вещей, о которых Михаил Борисович уже сказал, по поводу сертификата, по поводу аукциона.

Вот сертификаты. Я тоже думаю, что это возможность передать полномочия выбора людям, которые востребованы, которые знают, что им надо. Понимаю, что это вызывает иногда недоверие у плательщика, у других органов, но, думаю, можно решить вопрос с маркировкой изделия или что–то такое. Это всё возможно. И с этого мы можем отойти тогда от распоряжения, от аукционов – более индивидуальный, более качественный подход к людям.

То, что Михаил Борисович тоже сказал, – индивидуальная потребность. Он назвал это «социальный статус». Я думаю, больше это индивидуальный, потому что и программа называется «Индивидуальная программа реабилитации».

Это не только медицинская реабилитация, а реабилитация в общем. Человек, который занимается спортом активно, не может только по сегодняшней медицинской ситуации получить свои изделия или свою реабилитацию.

Думаю, как раз нам надо немножко отойти от этой закупки изделий, перейти в реабилитацию. Изготовление протезов или передача инвалидной коляски – это маленький кусок от общего пути реабилитации.

Если бы мы могли туда идти, думаю, более правильные изделия с более эффективным результатом мы могли бы получить. Нам, производителям, тоже важно делать те изделия, которые востребованы, а не те, которые по конкурсу…

В.Путин: Я в принципе уже высказался на этот счёт. Но Вы просто подтвердили то, о чём Михаил Борисович говорил, и я подтвердил. И мы постараемся пойти по этому пути.

Пожалуйста.

А.Фирсов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, и все присутствующие в зале!

С 2012 года я являюсь инвалидом, у меня ампутирована правая нога на уровне бедра. Я работаю в компании «Метис», которая на сегодняшний день является ведущим отечественным производителем современной протезно-ортопедической продукции.

В последние годы государство активно помогает отечественной реабилитации, в том числе и нашей компании. Хочу поблагодарить Минпромторг России и лично Министра Дениса Валентиновича Мантурова за программу поддержки нашей отрасли. Уверен, что такая работа вернёт отечественную реабилитационную индустрию на передовые позиции в мире.

Хочется сказать несколько слов о возможных шагах дополнительной поддержки реабилитационной индустрии. Во–первых, сейчас нам доступны субсидии, поддерживающие проведение разработок, и субсидии на организацию серийного производства. Отрасль в начале своего развития и не имеет высоких прибылей.

Нельзя ли рассмотреть вопрос о субсидировании затрат на апробацию реабилитационной продукции? Это необходимо для успешного перехода от этапа опытно-конструкторской работы к этапу массового производства российской продукции.

Во–вторых, давно обсуждается вопрос о применении маркировки технических средств реабилитации для контроля за оборотом и для борьбы с некачественной продукцией. Возможно ли разработать модель того, как вести обязательную маркировку с учётом особенностей реабилитационной индустрии в общем?

И в–третьих, может быть, целесообразно сформировать единый электронный каталог продукции, который бы использовался и при государственных закупках. Такая работа ведётся в других отраслях, однако в реабилитационной индустрии нужно увязать разработку каталога с усилением работы по стандартизации в этой сфере.

Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть эти предложения по улучшению качества жизни инвалидов, ведь я смотрю не только со стороны производителей, но в большей мере со стороны пользователей технических средств реабилитации.

В.Путин: У Вас предложения очень конкретные, и Вы понимаете, поскольку занимаетесь этим профессионально, они требуют проработки.

Мантурова Вы похвалили, он в курсе, знает, я с ним ещё поговорю. Нужно, чтобы здесь подключился не только Мантуров, но и Министерство финансов.

Что касается субсидий – вопрос чрезвычайно важный, я понимаю. Надо посмотреть объёмы этих субсидий и как они могут быть организованы. Но это возможно, это надо посмотреть.

Каталог, безусловно, очень важная вещь, особенно если будет использоваться при закупках. Но не менее важно это и в том случае, если мы будем развивать систему сертификатов, потому что…

А.Фирсов: Да, это вместе пойдёт, думаю.

М.Терентьев: Я как раз и говорил о каталоге, Алексей именно то и сказал, только более профессиональным языком, я так понимаю.

А.Фирсов: Коротко, наверное. Единственное, у меня большой вопрос по апробации. Минпромторг выделил субсидии на разработку 20 новых изделий. И если их будут опробовать именно конечные пользователи-инвалиды и будут давать обратный ответ, то можно повысить и качество за счёт доработки, и запустить в работу.

В.Путин: Надо посмотреть и проработать. Это касается и маркировки.

А.Фирсов: Да, маркировки, потому что «серый» рынок, второй раз использование продукции…

В.Путин: Смотрится формально, но это важный элемент.

М.Терентьев: Там Правительство утвердило стратегию развития реабилитационной индустрии, там, по–моему, все эти моменты предусмотрены как раз.

В.Путин: Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим так, чтобы не было ничего упущено.

Спасибо.

Я думаю, нам надо завершать. Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю нашу встречу, за ваши предложения, за идеи, за оценки. И надеюсь, что мы с вами в таком же конструктивном ключе продолжим работать.

Все наши коллеги, которые здесь присутствовали и не присутствовали, но точно совершенно будут знать о результатах нашей работы, подключатся к реализации того, о чём мы с вами здесь договорились.

Всем вам большое спасибо, всего доброго, удачи!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418341 Андрей Воробьев

Встреча с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым. Глава Подмосковья информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Как дела, Андрей Юрьевич?

А.Воробьёв: Всё стабильно, слава богу. Разрешите, по итогам 11 месяцев, в конце календарного года доложить о ситуации – экономической, социальной.

В целом у нас всё штатно идёт – три процента экономика прибавила в этом году. Растёт промышленность – слава богу, на 12 процентов, так же, как и в прошлом году.

Сельскохозяйственная программа тоже поддерживается на федеральном уровне, интерес большой к Московской области.

В целом доходы бюджета мы планируем увеличить на девять процентов. Это нам позволяет организовывать ту политику, которая указана в указах Президента. И мы здесь опережающими темпами идём, особенно по системе здравоохранения: младенческая смертность у нас 3,7 – очень низкая. Мы инвестируем в онкологические центры, что позволяет держать это всё в хорошей, «зелёной» зоне.

Что касается инвестиций – это самая сложная, наверное, тема, которой мы занимаемся, стараемся привлекать инвесторов. Создали три экономические зоны при поддержке Правительства Российской Федерации и индустриальные парки, для того чтобы инвесторы приходили с уже готовой инфраструктурой, в хорошем смысле, на всё готовое.

В этом году 650 миллиардов рублей будет инвестиций в Московскую область, поэтому мы удерживаем второе место в России по экономическим показателям, а дальше наша задача – создавать рабочие места и работать.

Большую программу мы реализовали – я Вам докладывал в 2013 году – по строительству перинатального центра. В Московской области не было мест, где можно было рожать безопасно, качественно, комфортно.

В этом году – Вы поддержали – мы сдаём пять перинатальных центров. Это позволит абсолютное большинство родов, не только областных, но и других регионов, принимать у нас в Подмосковье. Я сказал о младенческой смертности – благодаря этой программе мы смогли добиться таких результатов.

Школы – тема тоже очень актуальная для Московской области. Область растёт на 100 тысяч человек каждый год, и контингент учеников прибавляется на 40 тысяч. Стараемся успевать строить школы.

Если мы до 2018 года строили 20–22 школы, то со следующего года, чтобы не допустить вторую смену, должны строить в два раза больше, то есть порядка 45–50 школ на территории Подмосковья.

Что касается Ваших поручений, которые прозвучали на «Прямой линии».

В.Путин: Слушаю.

А.Воробьёв: Соответственно, их было 90, мы их все внимательно не только отслеживаем, но и реализуем – 67 реализовано. Самое чувствительное, самое «горячее» из них – это полигон Кучино.

К Вам обратились жители по поводу ненадлежащего состояния. Мы закрыли полигон, как я Вам и докладывал, сейчас сделали проект рекультивации. Делаем всё, чтобы этот полигон не причинял беспокойства людям.

Выглядел он ужасно, сейчас мы его полностью засыпали грунтом и забурили 50 скважин, для того чтобы убрать негативные последствия этого полигона – газоотведение так называемое, вместе с австрийской компанией. И с марта месяца начинаем уже комплексную рекультивацию.

Вы поддержали нас деньгами, без вашей помощи невозможно было бы эти большие средства найти, порядка четырёх миллиардов рублей. За год мы должны его рекультивировать. То есть беспокоить жителей он больше не будет.

Что касается вообще темы утилизации ТБО, то мы очень активно, внимательно работаем с Правительством Российской Федерации и Москвой. У нас выверены совместные шаги, мы понимаем, что это серьёзная проблема, нужно решать сообща.

Также было поручение по многодетной семье, по поводу переправы жители беспокоились, и Вы давали мне поручение помочь решить вопрос с переправой, потому что весной понтонный мост убирался.

Соответственно, мы встретились с жителями деревни Гришино.

В.Путин: Помогли?

А.Воробьёв: Да. Будет установлен паром, паром будет выглядеть таким образом. (Демонстрирует материалы.)

Попросили, чтобы он был без мотора, потому что льды могут причинить, в общем, опасность. Попросили такой паром.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418341 Андрей Воробьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев

Встреча с главой РФПИ Кириллом Дмитриевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кириллом Дмитриевым. Глава фонда информировал о результатах работы за текущий год.

В.Путин: Кирилл Александрович, мы с Вами достаточно часто встречаемся, тем не менее знаю, что Вы подготовили отчёт о результатах почти за год.

К.Дмитриев: Да, за 11 месяцев…

В.Путин: Слушаю Вас.

К.Дмитриев: Владимир Владимирович, за 11 месяцев мы с партнёрами проинвестировали более 250 миллиардов рублей в экономику России, и, как Вы знаете, мы фокусируемся на инвестициях в инфраструктурные проекты со значимым мультипликативным эффектом для других секторов экономики, а также в региональные проекты, которые повышают доходность региональных бюджетов, в проекты по диверсификации экономики России, в том числе активно стали фокусироваться на технологических проектах.

И буквально с июня этого года мы уже профинансировали дублёр Кутузовского проспекта, начали финансирование. Финансировали третью секцию ЦКАД, аэропорт Пулково, два онкологических центра в Московской области, транспортную компанию «ГлобалТрак» и ряд других проектов.

И созданный благодаря Вашей поддержке российско-японский фонд стал активно функционировать и очень быстро осуществил первые три инвестиции, в том числе инвестиции в компанию «Транснефть». И мы считаем, что это очень важная инвестиция наших японских партнёров, и благодарим Вас за поддержку российско-японского фонда.

В.Путин: Что за проект там конкретно?

К.Дмитриев: Они инвестируют в развитие, соответственно, компании и верят в рост капитализации компании «Транснефть».

Мы также активно работаем над расширением инвестиций в технологический сектор и создали нашу структуру «РФПИ Технологии». И подобрали ведущих партнёров из Китая, Японии, Сингапура, Европы, Объединённых Арабских Эмиратов, которые вместе с нами будут инвестировать в технологические проекты в рамках Вашей инициативы по цифровой экономике.

В том числе мы объявим в ближайшее время инвестиции в компанию «Яндекс.Такси», также инвестиции в ряд наших интернет-порталов с целью расширения их деятельности за рубежом, и также инвестиции с компанией Alibaba в логистическую инфраструктуру интернета в России.

В.Путин: Молодцы, хорошо.

К.Дмитриев: И в завершение – с Эмиратами уже более 40 проектов, с Китаем – более 20; Саудовская Аравия проинвестировала с нами уже более 1,2 миллиарда долларов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев


ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 5 декабря 2017 > № 2418126

Министерство человеческих ресурсов и эмиратизации ввело новые пошлины за выдачу разрешений на работу. Пошлина зависит от уровня квалификации работника и от того, работает ли он на территории или за пределами ОАЭ.

Министерство также приняло новую систему классификации предприятий по трем категориям. Классификация зависит от того, используется ли на предприятии труд высококвалифицированных рабочих или работников среднего уровня. Также сбор за разрешение на работу зависит от категории компании в системе классификации. Предприятия, нанимающие граждан Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, освобождаются от уплаты пошлины. Рыболовные суда также освобождаются от уплаты сбора за разрешение на работу.

Данная мера исполняет постановление Кабинета министров о классификации предприятий на основе Закона «О регулировании трудовых отношений и предоставлении банковских гарантий». Министерство должно предоставлять компаниям информацию и оказывать услуги по оценке.

Категория 1

Если в компании есть система для размещения рыболовных судов, принадлежащая гражданам ОАЭ, такая компания попадает под категорию 1.

Категория 2

Компания попадает под категорию 2 с подклассификацией A, B, C и D в зависимости от количества квалифицированных работников и политики компании в области обеспечения культурного разнообразия.

2A: Если соотношение квалифицированных рабочих составляет 40% и более от общей численности рабочей силы. Кроме того, индекс диверсифицированности персонала должен превышать 50%.

2B: Если соотношение квалифицированных рабочих составляет от 10 до 40% от общей численности рабочей силы. Кроме того, индекс диверсифицированности персонала должен превышать 50%.

2C: Если соотношение квалифицированных рабочих составляет от 5 до 10% от общей численности рабочей силы. Кроме того, индекс диверсифицированности персонала должен превышать 50%.

2D: Если соотношение квалифицированных рабочих составляет менее 5% от общей численности рабочей силы, а индекс диверсифицированности персонала составляет менее 50%.

Категория 3

Если компания совершает одно или несколько из десяти перечисленных нарушений, то она попадает под категорию 3.

Источник: Khaleej Times

ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 5 декабря 2017 > № 2418126


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411931 Елена Кузьмина

Экономические реформы в Казахстане: на что делает ставку Астана

Заведующая сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Елена Кузьмина рассказала об основных экономических показателях Казахстана

Елена Кузьмина для Sputnik

Взлеты и падения экономики Казахстана

В 2000-2007 годах темпы экономического роста Казахстана были одними из самых высоких в мире — более 10%. Затем рост был прерван перманентным мировым и региональным кризисами.

Индекс физического объема ВВП при определенных колебаниях рос и достиг в 2016 году своего максимума в 219,5% по сравнению с 1991 годом (133,1 миллиарда долларов в текущих ценах). Соответственно рос и ВВП на душу населения, увеличившись в 2016 году в семь раз по сравнению с показателем 2000 года (7 510 долларов). Для сравнения: ВВП на душу населения в России за тот же год — 8 748 долларов.

Изменилась за период независимости и структура ВВП. В основном за счет сокращения сельского хозяйства — с 26,7 до 24,8%, роста доли сферы услуг — с 28,7 до 61,8%. Доля промышленности, достигнув в 2000 году 40,1%, до 2010-го имела стабильные показатели. Но с 2011 года начинается ее значительное сокращение, и в наиболее сложном 2015-м она составляла лишь 32,5%, в 2016-м происходит небольшой рост до 33,5%.

Это связано со структурой казахстанской промышленности, где преобладает добывающая промышленность (углеводороды и металлы), которая наиболее подвержена мировой конъюнктуре. Обрабатывающие отрасли промышленности по объему производства хоть и выросли более чем в два раза с 2000 по 2015 год, но не достигли уровня 1991 года: 42,7 и 88,8% соответственно.

Транзит — главная надежда

Для преодоления существующих проблем в экономике Казахстан делает акцент на несколько направлений.

Используя свое транзитное положение, интенсивно развивает транспортную инфраструктуру, обеспечивающую межрегиональные и международные экономические связи, а также сокращает долю транспортной составляющей в производственных издержках.

Для этого работает ряд государственных программ. В рамках "Нового Шелкового пути" (2012) запущен пилотный контейнерный поезд по маршруту Ухань (КНР) — Падубице (Чехия).

Государственная программа по развитию транспортной инфраструктуры до 2020 года (2013) предусматривает внедрение национальных стандартов качества услуг пассажирских перевозок, авто- и железнодорожных вокзалов, аэродромов. Уже построены автомагистрали Астана — Караганда — Алматы, Астана — Павлодар — Усть-Каменогорск, Алматы — Капчагай — Усть-Каменогорск.

Реконструируются шесть международных коридоров. Предусматривается строительство новых железнодорожных линий протяженностью 2 300 километров, а также электрификация существующих железнодорожных участков (1 400 километров). Одной из задач программы является увеличение транзитных перевозок через Казахстан к 2020 году в два раза, а к 2050 году — в десять раз.

Программа Новой экономической политики "Нұрлы жол" (2014) акцентирована на авто- и железнодорожные проекты, создание логистического хаба на востоке и морской инфраструктуры на западе страны с увеличением терминальных мощностей в "сухих" и морских портах Китая, Ирана, России и стран ЕС. Общая сумма инвестиций составит почти 32,5 миллиарда долларов, из них доля государства лишь 4,8 миллиарда долларов.

По индексу эффективности логистики Казахстан лидирует среди стран СНГ, заняв в 2016 году 77-е место в мировом рейтинге среди 160 стран.

Как взбодрить промышленность

Государство стремится к более быстрому и эффективному развитию промышленного производства. У руководства страны серьезную обеспокоенность вызывали слабая межотраслевая и межрегиональная интеграция, старение основных фондов (кроме нефтегазовой и горно-металлургической отраслей), низкая инновационность экономики.

Для преодоления этих диспропорций с начала нулевых годов были приняты и работали ряд программ развития: "Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 годы", программа "30 корпоративных лидеров", включающая в себя поддержку инвестиционных проектов и производств в несырьевых секторах экономики, программы технологического развития республики и развития науки, Концепция индустриально-инновационного развития с перспективой до 2030 года и развития финансового сектора в посткризисный период.

Проведена налоговая реформа для возможностей модернизации и диверсификации экономики, а также выхода бизнеса из тени. Новый Налоговый кодекс позволил снизить общую нагрузку для несырьевых секторов экономики.

С 2010 года действует государственная Программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР), в которой к приоритетным отраслям развития отнесены: черная и цветная металлургия, нефтепереработка, нефтегазохимия, агрохимия, производство продуктов питания, химикатов для промышленности, автотранспортных средств и их двигателей, электрооборудование, сельскохозяйственной и железнодорожной техники, производство машин и оборудования для горнодобывающей, нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности, строительных материалов, а также отрасли мобильных и мультимедийных, нано- и космических технологий, робототехники, генной инженерии, поиска и открытия энергии будущего.

Стратегия "Казахстан-2050" (2012) предполагает новую экономическую политику в сфере макроэкономической, налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики, индустриализации и развития инфраструктуры, недропользования, управления государственными активами.

В программе "100 шагов" (2015), рассчитанной на десять лет, предполагается модернизация государственного аппарата для сокращения его коррупции и создания транспарентного подотчетного государства. Другой блок предполагает реформу законодательства для усиления подотчетности судей и формирование Международного арбитражного центра в Астане.

В области индустриализации и экономического роста предполагаются создание современной инфраструктуры — транспортной, энергетической и финансовой, развитие агропромышленного комплекса, инновационных производств и совершенствование системы образования.

Объявленный президентом Казахстана в начале 2017 года курс "Модернизация 3.0.", предполагает курс на дальнейшую широкомасштабную технологическую модернизацию экономики с развитием экспортных производств. При этом также будет активизирована работа над улучшением бизнес-среды.

Из центра или на местах?

Программы развития четко прописывают и направление на создание баланса между централизацией и либерализацией условий экономического развития. Это особо хорошо видно на либерализации экономического блока законодательства и, соответственно, изменении международных рейтингов Казахстана в ведении бизнеса.

С 2000 года РК стала постепенно, хоть и медленно, повышать свои рейтинги. В списке глобальной конкурентоспособности за 2016 год страна занимает 42-е место среди 140 стран. В 2016 году, по оценке Фонда Нeritage, индекс экономической свободы вырос по причине совершенствования фискальной, денежно-кредитной и инвестиционной свобод. Он составил 69 баллов из 100, что поставило казахстанскую экономику на 42-е место среди 178 стран.

С точки зрения рейтинга, переход к рыночной экономике был ровным, но необходимы дальнейшие реформы: улучшение инвестиционного и торгового режимов, сокращение подчиненности судебной системы исполнительной власти. При этом упрощены процедуры передачи объектов недвижимости и ее регистрации. Финансовая система стабильна, но правительство субсидирует сельское хозяйство и вводит регулирование цен на топливо. Нетарифные барьеры препятствуют импорту сельскохозяйственной продукции: государственные закупки помогают отечественным производителям. При этом по индексу восприятия коррупции страна находится на 131-м месте из 177 стран, поднявшись в рейтинге только за 2016 год сразу на девять позиций.

Таким образом, создание полномасштабной транзитной системы создает возможности диверсификации национальной экономики и ее встраивания в мировую экономическую систему. Меры по индустриализации должны способствовать укреплению экспортного потенциала страны и дальнейшей стабилизации экономики. В сочетании с вхождением в Евразийский союз и ВТО это может принести стране ощутимые экономические выгоды.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411931 Елена Кузьмина


Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс

Сможет ли Латвия вернуть себе промышленность?

Константин Ранкс, Delfi.lv, Латвия

В ноябре Министерство экономики Латвии составило список из 303 крайне необходимых для страны профессий. Эти специалисты, инженеры и врачи, астрономы и химики, либо уже исчезли, либо исчезнут в ближайшие годы — если не начать действовать уже сейчас. Технические знания (не только в Латвии, во всем «развитом» мире) исчезают даже быстрее, чем языки малых народов. Чем опасна деиндустриализация, стоит ли с ней бороться и что может сделать Латвия?

MBA вместо ГОСТов и СНиПов

Промышленность и наука в Советской Латвии считалась флагманской во всем СССР. Казалось, это огромный задел. В конце 1980-х годов многие были убеждены: когда рухнут оковы плановой экономики и Латвия откроется миру как свободное, независимое европейское государство, у латвийской индустрии появятся фантастические перспективы. Однако уже в начале 90-х латвийские инженеры и ученые встали за прилавки на рынках. Те, кто поудачливее, устроились работать в фирмах более успешных друзей — разумеется, не по специальности. Новому миру оказались не нужны товары их предприятий.

Свои знания они, как правило, тоже предложить не могли — и не только по причине незнания европейских языков. В отличие от многих гуманитарных отраслей, технические и инженерные знания жестко стандартизированы. Строители в СССР поколениями строили согласно Строительным Нормам и Правилам (СНиПам), производства работали согласно Государственным Стандартам — ГОСТам. Многие вещи отличались от западных в мелочах, другие — весьма кардинально. Инженер из Латвии, даже знающий английский язык, должен был изучить новую для себя нормативную базу, по сути — понять ее логику. Технологии, ноу-хау — все это невозможно мгновенно заменить, как компьютерную программу.

Конечно, кто-то сумел перестроиться. Но большинству пришлось выживать и с каждым днем терять свою квалификацию. Их дети видели пример родителей и не спешили изучать сложные науки — математику, физику, химию. Самыми популярными специальностями стали профессии, связанные с управлением и финансами. Люди продавали единственное жилье, чтобы обеспечить своим детям волшебный сертификат MBA — Мaster of Business Administration.

Профессии, о которых не снимают видеоблоги

XXI век начался со взрывного спроса на IT-специальности. Параллельно произошла подмена терминов — «информационные технологии» стали все чаще называть «высокими технологиями». Индустриальные технологии перестали считаться «высокими». В результате возникла крайне глупая ситуация: написание машинного кода для компьютера стало считаться более интеллектуальным занятием, нежели разработка технологии изготовления чипов, аффинажа металлов для компьютерной электроники и изготовления стекла, покрытого тончайшей пленкой редких металлов, обеспечивающих существование тачскринов. Даже навыки пользования компьютерной техникой стали цениться больше, нежели знания в области тяжелой индустрии.

Журналисты и их «эксперты», весьма далекие от какого-либо производства, годами рассказывают о прекрасном информационном мире, в котором не будет пышущих жаром заводов, огромных батарей токарных и фрезерных станков, вонючих химических комбинатов. Сплошные 3D-принтеры. Уютные, пропитанные ароматами кофе коворкинги стали считаться современным видом нормальной трудовой деятельности. Заводы стали анахронизмом.

Но к середине второго десятилетия стало ясно, что головастые ребята нужны не только там, где придумывают новые приложения для смартфонов. Они нужны для поиска и добычи металлов, которые будут нужны для производства этих смартфонов. Для выплавки, изготовления кристаллов, их травления — и каждое это действие опять же связано с тысячами других специальностей, о которых не рассказывают на страницах газет и в модных видеоблогах. Ведь без механиков, химиков, геологов, металлургов никакой цивилизации нет. Не будет света и тепла в музеях, театрах и коворкингах. Это должно быть очевидно каждому. И каждому должно быть не по себе от того, что работать в технических областях в Латвии, фактически, некому.

Как потерять знания: примеры России и США

То, что знания теряются, люди знали всегда — например, мы до сих пор точно не знаем, как строились египетские пирамиды. В XIX веке появилось мнение, что формирование класса специалистов — врачей, инженеров, ученых обеспечивает сохранность знаний. Тем более, что справочная литература стала доступнее и дешевле. Однако после Первой мировой войны обнаружилось, что знания могут исчезать буквально на глазах. Яркий пример показала Россия.

Перед войной страна была в числе мировых лидеров по разработке дальнобойной морской артиллерии. Это были весьма передовые технологии для своего времени — в области металловедения, обработки и сборки монструозных конструкций массой в сотни тонн. Последнее орудие такого класса было установлено летом 1917 года. А в 1922 году, всего через пять лет, когда встал вопрос о ремонте, выяснилось, что трудно найти не только инженеров, но и мастеров и рабочих. Кто-то эмигрировал, кто- то погиб в Гражданскую войну, кто-то скончался от «испанки» или голода. Но самое страшное — за пять лет люди забыли многие навыки. Новые, более сильные впечатления стерли былые знания. Потребовалось еще пять лет, чтобы просто сохранить то, что еще осталось, и только после этого начать накапливать новые знания. Все это — при наличии нужной литературы.

Для того, чтобы растерять знания, не нужна даже война. В 1960-е годы США совершили грандиозный рывок в ракетостроении: создали потрясающую ракету-носитель Sarurn-5, которая забросила человека на Луну. Эту ракету строили «всем миром» — первую ступень строила компания Boeing, вторую делала North American Aviation, а третью — Douglas Aircraft Company. Ракетные двигатели для ступеней производила компания Rocketdyne, командный и служебный отсеки создавали специалисты North American Rockwell, а лунный модуль — Grumman. Всего же в программе участвовало около двадцати тысяч подрядчиков и субподрядчиков. Космическая гонка с СССР была в самом разгаре: требовалось все сделать как можно быстрее.

Сегодня проще сделать новую ракету для полета на Луну, чем восстанавливать старую. И дело не только в новых технологиях. Значительный объем технологической информации за 40 лет просто утерян. Самым банальным образом. Но главное — нет тех специалистов. Ведь те, кто в 1977 году пришел на работу в НАСА или Boeing зелеными юнцами, сегодня либо уже ушли на пенсию, либо совсем скоро станут пенсионерами.

Как сохранить технические знания: пример Белоруссии

Удар по индустрии на постсоветском пространстве ярко показал: для того, чтобы потерять главный элемент производства — знающего специалиста, рабочего или инженера — достаточно 10 лет. В 1990-е годы руководство БелАЗа, где сейчас изготавливают самые большие карьерные грузовики в мире, при поддержке государства приглашало работников в цеха для прогона оборудования. Им разрешали производить что-то для себя — лишь бы работники не разбежались, лишь бы не потеряли ценные навыки. И когда вновь появились, вопроса рекрутинга рабочих и инженеров не возникло. Сейчас на завод пришло уже другое поколение инженеров и рабочих. Они работают, используя новейшие технологии — но место работы для них сохранили отцы. Это довольно редкий пример на постсоветском пространстве. Ключевое слово в нем — государственная поддержка. В данном случае это не бюрократическая машина, а концентрированная воля всего народа, который сохранил для себя ценное производство. Сегодня грузовики БелАЗа работают от Австралии до США.

Правительства крупных стран заказывают важным национальным предприятиям изготовление оружия, которое, скорее всего, никогда не понадобится — зато сохранит навыки и технологии. То же самое относится к оборудованию для космических и прочих экспедиций, уникальных архитектурных объектов. Пусть это не имеет практической ценности сегодня, но зато обеспечивает решение задач завтрашнего дня. Дешевле сохранить, чем восстанавливать заново. По сути, это напоминает страхование: мы платим малые суммы, не желая в будущем столкнуться с огромными и неизбежными расходами.

Что на самом деле должна пропагадировать Латвия

Откуда Латвия возьмет нужных специалистов? Кто-то, возможно, и приедет, но вряд ли этот поток будет массовым. Те, кому было в 1990-м году 30 лет, сегодня приближаются к пенсионному возрасту и имеют катастрофический, четвертьвековой перерыв в профессиональной деятельности. Новых специалистов просто придется завозить, и заниматься обучением новых — чтобы через 10-15 лет они могли бы занять место. Нужно, чтобы у молодежи воспитывался интерес не только к старинным ремеслам, танцам и песням, но и к технологической истории страны. Нужно преодолеть комплексы и спокойно относиться к тому, что среди выдающихся инженеров вплоть до 1920-х годов ХХ века, в основном, были немецкие и русские фамилии. Можно гордиться, что в советское время был сделан впечатляющий научный и технологический рывок. В конечном счете — это тоже история Латвии.

Страна должна пропагандировать — именно пропагандировать те отрасли, которые еще сохранились, в которых есть традиции, и которые можно развивать. И придется признать, что если Латвия не хочет превратиться в кладбище, она должна будет привлекать иностранные кадры и иностранную молодежь. И — да, эта молодежь будет говорить на разных языках. И, возможно, придется признать иностранный язык официальным — как в финском городе Эспоо. Там чиновники учат английский, чтобы обслуживать экспатов — потому что эти люди создают будущее Финляндии. Их труд дает деньги, которые можно отправить на финансирование гуманитарных проектов, в том числе направленных на сохранение национальной культуры.

В общем, выбор небольшой — или влиться в международную экономическую систему в управляемом режиме, или со временем просто стать пустой территорией, которую займет любой желающий. Как пустой дом, в котором давно уже нет хозяев.

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова

Встреча с председателем Счётной палаты Татьяной Голиковой.

Обсуждались итоги работы Счётной палаты Российской Федерации в 2017 году.

В.Путин: Татьяна Алексеевна, добрый день!

Поговорим по результатам работы. Пожалуйста.

Т.Голикова: Мы медленно движемся к окончанию года и, естественно, в режиме онлайн подводим итоги.

Сейчас прошло уже 11 месяцев, и, безусловно, как в количественном, так и в цифровом выражении результат наших мероприятий свидетельствует о том, что, к сожалению, пока, на данном этапе времени, количество нарушений у нас возрастает. Если в прошлом году их было 3855 на сумму 965 миллиардов рублей, то сейчас за 11 месяцев года – это уже 3980 на сумму 1 триллион 556 миллиардов. Но, может быть, этой цифры не нужно бояться, потому что структурно многое поменялось.

Мы, во–первых, стали на федеральном уровне выстраивать свою работу на предварительный контроль. И такой предварительный контроль позволяет в последующем избегать серьёзных финансовых нарушений, серьёзных финансовых последствий. Из этой суммы приблизительно две трети – нарушения, которые впоследствии могли бы привести к финансовым нарушениям, и одна треть – финансовые нарушения.

Косвенным признаком того, как структурируются финансовые нарушения, является наша текущая работа по возбуждению административных дел, у нас есть такие полномочия, в таких случаях, когда мы это при проверке объекта фиксируем. В случае с 2017 годом это уже по принятым судами решениям 243 административных дела, которые завершены, по которым назначены соответствующие административные штрафы. Если сравнивать 11 месяцев этого года с прошлым годом, полным, то это где–то 7,5 процента роста. Структура такая приблизительно: нарушения бюджетного законодательства в части формирования государственных заданий для федеральных учреждений, это нарушения порядков предоставления субсидий, межбюджетных трансфертов в субъектах Российской Федерации и так далее.

В этом смысле я хотела сказать о том, что если на федеральном уровне у нас работа наладилась более-менее и мы достаточно тесно работаем с министерствами и ведомствами, то дальше следующий – второй, третий, четвёртый уровень, – их работа пока ещё оставляет желать лучшего. К сожалению, сегодня эта многоуровневость государственного управления порождает и большое количество финансовых недоработок, нарушений.

Для меня это тоже было удивлением, мы проводили определённые исследования – и я уже как–то некоторые его результаты затрагивала. Сейчас могу сказать, что у нас за последние пять лет, то есть с 2012 года по 1 января 2017 года, на 24,5 процента возросло количество бюджетных учреждений в тех органах исполнительной власти, которые подчиняются Правительству, не Президенту, то есть классическая исполнительная власть. Их количество у нас уже 3066, но самое неприятное, что за этот же период времени в два раза, до 4829, возросло количество филиалов правительственных учреждений. Они плодятся, а нормативная база, которая регулировала бы, когда они могут создаваться, когда нет, отсутствует. Это порождает очень серьёзные проблемы, которые связаны с управлением процессами использования финансовых ресурсов.

Но с учётом того, что Вы в числе приоритетов поставили сбалансированность бюджетов регионов, то мы частично свои проверки в 2017 году нацеливали на то, как эффективно используют регионы свои средства и средства, которые мы им как раз передаём в форме субсидий или межбюджетных трансфертов.

Должна сказать, что, к сожалению, по ряду проектов мы видим очень серьёзные недоработки со стороны региональных властей. Я даже позволила себе принести некоторые фотографии. Речь идёт о проверочном мероприятии, которое было реализовано нами по Вашему поручению по туристско-рекреационным зонам, когда тратятся финансовые ресурсы.

Скажем, случай с Липецкой областью, туристско-рекреационная зона «Елец». 18,2 миллиона бюджетных денег потрачено, половина приблизительно – федеральный бюджет. Надземный переход построен в никуда. Здесь должен быть торговый центр, торгового центра нет. Соответственно, деньги – их не украли, они просто использованы неэффективно.

В.Путин: Переход есть, но идти некуда.

Т.Голикова: То же самое касается Тункинской долины в Республике Бурятия. Построили водозаборные сооружения и сети водоснабжения. 172 миллиона рублей, федеральный бюджет – почти 162. Не эксплуатируются почти два года в связи с отсутствием разрешительных документов.

То же самое касается Якутии. Здесь тоже газовые сети и ряд других, тоже истрачены соответствующие деньги, но тоже всё не введено в эксплуатацию. К сожалению, таких примеров очень много.

Когда Вы нам давали поручение заняться проблемой того, как используются деньги для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, мы работали не только в текущих условиях, мы смотрели и то, как организована в принципе работа в субъектах Российской Федерации по предотвращению чрезвычайных ситуаций. Вот совсем свежая, недавняя проверка, в Хабаровском крае. В период 2014–2015–2016 годов разрабатывалась проектно-сметная документация на десять гидротехнических сооружений, строительство которых должно способствовать предотвращению чрезвычайных ситуаций. Проектно-сметная документация разработана на 262,5 миллиона рублей, но она не вошла ни в какую региональную программу, то есть фактически она осталась на бумаге, осталась нереализованной. Потом мы с высокой долей вероятности будем получать известный результат по тем территориям, которые, как правило, страдают либо от наводнений… Кстати, то же самое касается пожаров.

Я начала сегодняшний с Вами разговор с того, что мы сами ориентируемся больше на предварительный контроль, а также с точки зрения финансирования многих расходов можно было бы избежать, если бы наша работа была нацелена на предотвращение и профилактику. В этом смысле, конечно, заслуживает внимания тема, которая связана с тем, что нужно немножко переструктурировать приоритеты в расходах, особенно в таких социально чувствительных сферах, которые всё время, каждый год страдают от пожаров либо от наводнений, либо ещё каких–то вещей, с этим связанных.

Поэтому мы, безусловно, достаточно плотно работаем с Правительством. Наверное, по роду своей деятельности мы в большей степени работаем с Министерством финансов, продвигаемся, может быть, не такими быстрыми шагами, как нам хотелось бы, по усилению нормативного регулирования тех зон, где мы видим явные пробелы. И здесь я очень надеюсь, что мы всё–таки как можно меньше будем ежегодно фиксировать средств, которые используются с нарушением законодательства.

В.Путин: Хорошо. Давайте поподробнее поговорим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411032 Владимир Васильев

Рабочая встреча с врио главы Дагестана Владимиром Васильевым.

Временно исполняющий обязанности главы Республики Дагестан Владимир Васильев информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Владимир Абдуалиевич, Вы два месяца уже в республике работаете. Как у Вас впечатления?

В.Васильев: Быстро прошло время, наполненно.

В.Путин: Как у Вас идёт период вхождения? Как дела в республике?

В.Васильев: Идёт процесс. Есть трудности, есть и интересные резервы, возможности.

В.Путин: Ну, в Дагестане много возможностей.

В.Васильев: Сейчас встречаюсь с руководителями районов, вспоминают непростое время, вспоминают время, когда Вы прилетали туда, передают Вам самые добрые пожелания.

В.Путин: Спасибо, им тоже передавайте.

В.Васильев: За девять месяцев наша экономика даёт позитивную картину по ряду позиций. Неплохо выглядит промышленное производство, сельское хозяйство, строительство. Средняя заработная плата подросла, реальные доходы граждан тоже.

В.Путин: Насколько?

В.Васильев: На 3,3 – реальные доходы, средняя зарплата – на 5,1 процента за 9 месяцев.

В.Путин: Больше, чем в среднем по России.

В.Васильев: По ряду позиций – да.

В.Путин: В среднем по России 3 процента.

В.Васильев: Спасибо за помощь федерального центра. Когда мы говорим о росте промышленного производства в 29 процентов, многие дагестанцы сомневаются, и не без оснований, потому что этот рост нам дали в основном два крупных АО, которые получили оборонзаказ и в которых соответственно вырос потенциал в 1,7–1,8 раза. А по ряду отраслей у нас спад, к сожалению; это темы, которые требуют решения.

Безработица сократилась на 6,9, почти на 7 процентов. Указы выполняем.

В.Путин: А сколько всего безработица?

В.Васильев: Безработных – точную цифру не скажу, боюсь ввести в заблуждение, нужно уточнить. Сокращение – в районе 7 процентов.

По Указу, по зарплате. У нас средние зарплаты педагогических работников в учреждениях общего образования, дошкольного образования, преподавателей и мастеров производственного обучения, врачей, среднего медперсонала соответствуют требованиям Указа. По пяти показателям мы отстаём: это социальные работники, педагогические работники учреждений дошкольного образования, работники учреждений культуры, преподаватели учреждений высшего профессионального образования.

По здравоохранению. Снизилась смертность от туберкулёза на 11,5 процента, младенческая смертность сократилась, смертность от ДТП – на 4,4 процента (но здесь нужно ещё работать), от болезней системы кровообращения – у нас сокращение только один процент. Здесь мы договорились – буквально в пятницу Ольга Юрьевна Голодец проводила совещание с приглашением всех министерств и ведомств по её направлению, и мы рассматривали, за что я очень признателен, тему только Дагестана; мы там определились по ряду позиций.

И я сейчас перейду к теме, которая нас очень беспокоит: выросла смертность от новообразований в Дагестане, причём мы потеряли 151 человека, рост – 8,3 процента. Мы не смогли пока из нашего территориального фонда найти ресурсы, закупить необходимое оборудование, в том числе флюорографические системы, они у нас 2006 года, устарели. Плюс с лекарствами для онкобольных: у нас пока не хватало средств. Но мы договорились, что к нам выедет бригада из Минздрава, специалисты. Вместе посмотрим решение на месте.

Кстати, эта форма, по Вашему поручению, выезда наших отраслевых министерств хорошо работает. Недавно у нас была Васильева из Минобра, мы с ней поработали. До этого у нас был Соколов – тоже предметно, по существу. Это нас подтягивает до федерального уровня, федерального стандарта. Это очень важно. Поэтому прошу, если можно, и дальше нас проводить и поддерживать.

По теме – Вы держите её на контроле, – тоже указы, по дошкольному образованию. Мы на сегодняшний день имеем 85 процентов, с 2013 года у нас было 53 процента. За это время мы построили 108 новых детских садов на 14 тысяч мест. Проблема остаётся, её надо решать, в том числе и нашими собственными, республиканскими, средствами. Мы это хорошо понимаем, потому что очередь до сих пор у нас двадцать тысяч детей, даже более двадцати тысяч.

В.Путин: В детские садики?

В.Васильев: В детские садики, да.

По инвестициям, источнику решения многих проблем. Мы сегодня занимаем первое место в Северо-Кавказском федеральном округе – основной капитал. Но в рейтингах инвестиционной привлекательности мы занимаем одно из крайних мест. Здесь нам нужно работать, работать и работать.

В марте Правительством было принято решение о создании территории опережающего развития «Каспийск». На сегодняшний день наш парламент принял в первом чтении создание благоприятных условий – надеюсь, что эта практика дальше нам поможет привлечь инвестиции в наш регион.

В.Путин: Что там планируете производить, в этом ТОРе?

В.Васильев: В «Каспийске» – комплекс вопросов, которые, мы надеемся, уже в ближайшее время нам удастся реализовать, в том числе по современным технологиям.

У нас в регионе хорошо работает аграрный комплекс, и нам, конечно, сейчас надо подумать о промышленной составляющей, и не только об оборонке, которая от нас, прямо говоря, не очень зависит – наличие оборонзаказа.

Проблемой, с одной стороны, а с другой стороны – возможностью серьёзного роста является уровень теневой экономики. Налоговая нагрузка сегодня у нас – 5,2 процента. Это одна из самых низких нагрузок по 2016 году. Если смотреть по Северо-Кавказскому федеральному округу, то это будет 10 процентов, по России – 20. Здесь нужно и есть с чем работать. Потому спокойно, последовательно движемся в этом направлении.

Хотел бы сказать о том, что у нас на сегодняшний день, я уже говорил, структура роста произошла в связи с оборонзаказом. Она могла бы серьёзно меняться, если бы мы поработали со сбором налогов.

Хочу, кстати, сказать спасибо. Я обращался за помощью по желанию наших граждан навести порядок в республике во всех отношениях. Хочу поблагодарить Генерального прокурора за то, что он согласовал новую кандидатуру прокурора. Идёт согласование в Верховном Суде. Люди ждут этих решений: и бизнес, и граждане. Все хотят закона такого, как в России.

В.Путин: Как везде в России.

В.Васильев: Да.

В.Путин: Ну, у нас везде в России ещё многое нужно сделать, чтобы всё функционировало должным образом.

В.Васильев: У нас в Дагестане есть к чему стремиться.

В.Путин: Понимаю.

В.Васильев: Я вижу, понимаю людей. Они поддерживают нас. Надеюсь, мы будем двигаться в этом направлении. Спасибо за помощь.

У нас на сегодняшний день, согласно рейтингам по субъектам, в части надзорной деятельности – она у нас излишняя: мы заняли в 2016 году 85-е место в России. Надо с этим заканчивать. Люди, аграрный бизнес загружены проверками, жалуются. Мы здесь, безусловно, работаем и будем дальше продолжать эту работу более эффективно.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411032 Владимир Васильев


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411030 Владимир Потанин

Встреча с президентом, председателем правления ГМК «Норильский никель» Владимиром Потаниным.

В.Потанин информировал главу государства о текущей деятельности компании.

В.Путин: Владимир Олегович, протащили кабель в Норильск?

В.Потанин: Протащили, Владимир Владимирович, практически на себе. 900 с лишним километров, почти тысячу километров по вечной мерзлоте, по тундре протащили, и широкополосный интернет наконец–то пришел в Норильск. Должен Вам признаться, что я недооценивал, насколько это важно для норильчан. Всё–таки мы, москвичи, и, наверное, жители других городов-миллионников привыкли, что интернет – это уже данность.

Конечно, очень важно было это сделать не только с точки зрения внедрения различного рода управленческих технологий, которые нам для компании важны, но и с точки зрения того, чтобы в городе сделать нормальные условия жизни. Без этого, конечно, уже невозможно было.

Должен сказать, что инициированная Вами шесть лет назад программа по улучшению качества жизни в Норильске, которая предусматривала переселение, другие вопросы, даёт свои плоды. С того времени около 6,5 тысячи семей уже переселены на материк, причём это плод совместных усилий: финансирование из федерального бюджета, краевого и из средств компании.

Были очереди в детские сады. Со строительством трёх новых детских садов эта проблема ушла. Сейчас ещё и интернет, совсем лучше стало.

Думаю, что для нас этот год важный ещё почему – потому что в Год экологии нам, конечно, хотелось бы продвинуться и по решению экологических вопросов. Мы не сидели сложа руки всё это время, пока готовили экологическую программу. Мы кардинально улучшили обстановку на Кольском полуострове, где радикально снизили выбросы вредных веществ в атмосферу на норвежской границе, мы на 35 процентов уменьшили выбросы в черте города Норильска. И сейчас мы начинаем вторую фазу этой программы.

Я Вам год назад докладывал, как тяжело идёт эта программа, не было технологии, не было понимания того, как это решать. К сожалению, в прошлом мало экологическим вопросам уделялось внимания. Тем не менее то время, которое Вы нам дали на то, чтобы мы осознанную программу сделали, конечно, дало свои плоды. И сейчас при поддержке Правительства мы согласовали план. К 2023 году мы на 75 процентов уменьшим количество выбросов диоксида серы и практически полностью решим эту проблему.

Нам удалось уйти от технологий ненадёжных, так сказать, или непроверенных и подверженных санкционному риску, перейти на доступные, в том числе отечественные технологии. Плюс мы существенно оптимизировали этот проект, и хотя он по–прежнему стоит огромных денег, порядка 150 миллиардов рублей только в Норильске мы вложим в решение этой проблемы, но мы уверены, что это всё окупится сторицей с точки зрения того, что людям дышать будет нормально в городе.

И конечно, этот проект имеет огромный резонанс во всём мире. Экологические институты его очень положительно воспринимают. Мы, конечно, делаем его прежде всего для своих сотрудников и людей, которые живут на территории, где наши предприятия работают. Тем не менее такой резонанс, на мой взгляд, укрепляет престиж нашей страны на международной арене. Приятно хоть небольшой вклад в это внести.

В.Путин: Престиж – это хорошо. Но самое главное, чтобы людям лучше жилось, экология улучшилась.

В.Потанин: Прежде всего на это ориентируемся.

В.Путин: И у вас ещё хороший проект на востоке, да?

В.Потанин: Да, как раз хотел похвастаться. Надеюсь, не стыдно похвастаться таким проектом. В Забайкальском крае мы ввели в эксплуатацию месяц назад Быстринский горно-обогатительный комбинат, который будет более одного миллиона тонн руды добывать и перерабатывать. Это крупнейший в отрасли проект со времён Советского Союза. И он не только важен для нашей компании как элемент устойчивого развития компании, долгосрочного устойчивого развития, но и, я уверен, очень серьёзно положительно повлияет на социально-экономическую ситуацию в регионе.

Важно, что мы этот проект осуществили на основе государственно-частного партнёрства, ведь инфраструктура – электричество, железная дорога – строилась совместно государством и нашей компанией, Вы неоднократно давали поручения, наблюдали за этим процессом. Сейчас этот процесс наконец–то позволил нам приступить к пуско–наладочным работам. Надеюсь, что в 2019 году мы выйдем на полную мощность. Это будет очень хороший проект.

В.Путин: Я Вас поздравляю, так же как и всех, кто работал над реализацией проекта.

В.Потанин: Спасибо. Ваша телеграмма была очень кстати, коллектив был очень доволен. С Вашего разрешения, я бы тоже просил наиболее отличившихся в двух проектах – на строительстве Быстринского ГОКа и на проведении линии интернета – представить к госнаградам.

В.Путин: Давайте так и сделаем.

В.Потанин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411030 Владимир Потанин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 декабря 2017 > № 2410060 Максим Артемьев

Старая русская нефть. Границы и экономика России веками прирастали благодаря добыче пушнины

Максим Артемьев

Историк, журналист

Трудно поверить, что великая империя расширялась, ориентируясь на ареал распространения маленьких зверьков, но это так. Или почти так

Зимой 1648 года от Рождества Христова, а от сотворения мира 7156-го, в Нижнеколымском остроге, что на Колыме, завязалась переписка. Челобитные казаков Семена Дежнева и Герасима Анкудинова шли на имя ни много ни мало батюшки царя. Причем адресовались они покойному к тому времени уже как три года Михаилу Федоровичу. Вести о том, что в России новый царь, до Колымы еще не дошли. В челобитных казаки спорили за право возглавить экспедицию на Анадырь — добывать соболя. Дежнев обещал доставить в казну «пять сороков десять» соболей (210 штук), Анкидинов перебил его, пообещав 280. Пришлось Дежневу надбавить еще десяток в счет будущей прибыли.

Трудно поверить, что великая империя расширялась, ориентируясь на ареал распространения маленьких зверьков, но это так. Или почти так. Именно желание добывать как можно больше собольих шкурок лежало в основе беспримерного в мировой истории географического расширения российского государства, которое менее чем за 60 лет передвинуло свои границы от Уральского хребта до Тихого океана, увеличившись более чем на 10 млн кв. км, что превышает территорию современных США или Китая. Аналогичный путь от атлантического до тихоокеанского побережья янки прошли почти за 250 лет. Причем покорение Сибири происходило не силами государства (да это было и невозможно при тогдашнем транспорте и логистике), а стараниями небольших отрядов зверолов и сборщиков ясака.

Мягкая валюта

Начиная примерно с IX–X веков, когда восточнославянские племена были вовлечены в международный товарооборот, меха стали основной статьей вывоза из Руси. Норманнские витязи, арабские и византийские купцы, а затем и торговцы из Западной Европы высоко ценили русскую пушнину. Спрос на нее объяснялся несколькими факторами. Во-первых, животные с шкурками требуемого качества не обитали в большей части цивилизованной Ойкумены. Во-вторых, редкость и дороговизна меха делала его не столько утилитарным товаром, сколько предметом роскоши. Знать, богатые люди демонстрировали престижное потребление, нося меховые наряды, недоступные простолюдинам. Недаром символом королевского величия стала горностаевая мантия. В-третьих, легкие и прочные шкурки белок и куниц служили теплоемким и удобным материалом для изготовления зимней одежды, в том числе домашней. В то время отопление жилищ было энергозатратным мероприятием. Люди постоянно мерзли в своих домах, ибо очаги обогревали лишь малую их часть, особенно в просторных замках аристократии.

Бюджет Киевской Руси во многом строился на торговле пушниной. Мехом взимали дань с покоренных племен и пошлину с торговых людей, одаривали князя в полюдье. В язык прочно вошли термины, свидетельствующие о значении пушнины. Это и русское слово для четырех десятков — «сорок» (этой мерой исчисляли количество шкурок), и исторические названия денег — куна (от куньего меха), векша (от беличьего меха), веверица (горностай), резана. И даже нынешняя непрезентабельная «рухлядь» происходит от «мягкой рухляди» — тогдашнего именования пушнины. В Хорватии национальной денежной единицей после восстановления независимости стала куна. Украина же выбрала более полновесную, как считали в Киеве, гривну. Сторонники «меховой теории» денежного обращения в древней Руси вообще считают, что беличьи шкурки ходили там как деньги наряду с золотой и серебряной монетой. Их стоимость колебалась от 1 до 0,3 г серебра.

Мехов требовалось много — на одну шубу уходило до 400 беличьих шкурок, почему их вывозили бочонками, куда вмещалось до 12 000 единиц. Добыть маленького проворного зверька без огнестрельного оружия было нелегко, а еще нужно умело снять шкурку со зверьков, выделать, довезти до потребителя.

Белка, она же векша и мысть, была наряду с куницей главным промысловым зверем на Руси. Именно в ее лесах водились самые пушистые белки, точно так же как наша куница-желтодушка имела более ценный мех, чем белодушка из Южной и Западной Европы.

Малый ледниковый период, достигший пика низких температур после 1560 года, вызвал увеличение спроса и рост цен на меха. Одновременно на середину XVI века пришелся и наплыв серебра в Европу из Америки, создавший избыток наличности.

К этому времени белка и куница как меховые зверьки утратили свою ценность. Главным объектом промысла стал соболь. Его шкурки были гораздо больше беличьих, а носкостью и красотой превосходили куньи. Соответственно, на шубу шло от 40 до 80 собольих шкур. В XII–XIII веках основной охотничий ареал располагался в северной Руси, на территории современных Архангельской и Вологодской областей (эти земли были освоены русскими сравнительно поздно, почему ранее соболя и не знали). После истребления там зверька охотники стали передвигаться на Восток.

В XIV–XV веках произошла колонизация Вятского края новгородскими ушкуйниками. Пушнина не была главным фактором в заселении новых земель, но сбрасывать со счетов ее нельзя. Главный же рывок к расширению территории России произошел в следующие два столетия. Подобно тому как Великие географические открытия XV–XVI веков стали следствием потребности европейцев в пряностях и желания покупать их без посредничества восточных купцов (Васко да Гама и Магеллан плыли на восток и запад вовсе не из научного интереса, а отыскивая кратчайший путь к специям), так и зауральская экспансия Руси явилась результатом великой гонки за соболиным мехом.

Казаки и зверопромышленники выполняли ту же роль, что и конкистадоры в Америке. Европейцы, не найдя в «Индиях» пряностей, переключили свое внимание на золото и в погоне за ним покорили Новый Свет. Как золотые россыпи манили Кортеса и Писарро, так и мягкая рухлядь влекла Ермака и Хабарова, Дежнева и Пояркова.

Изменились и внешнеэкономические условия. В 1553 году в Белом море появились суда англичан, и Ричард Ченслер получил от Ивана Грозного грамоту на беспошлинную торговлю и основал «Московскую компанию» (кстати, первое акционерное общество в истории) для торговли с Русью. Для Москвы англичане стали спасением, ибо из-за Ливонской войны пушная торговля при посредничестве Ганзейского союза оказалась под ударом. Так, в 1663 году «Московская компания» доставила в Лондон 500 бобровых шкур, 2900 тюленьих, 400 горностаевых, 2000 сотен «кошачьих» (не очень понятно, кого так называли в то время, возможно, норку или выдру), 1000 беличьих, 15 000 собольих.

Вслед за англичанами в Архангельск стали прибывать и голландцы — у них не было монополиста, подобного «Московской компании», и торговлю вели отдельные купцы. Они платили половину пошлины, но за счет оборотистости вытеснили в течение XVII века англичан. Только в 1646-м голландцы продали во Францию русского меха на 675 000 луидоров.

Третьими покупателями русского меха были немцы. Пушная ярмарка в Лейпциге приобрела всеевропейское значение. Товар доставлялся сюда посредниками из Данцига, Бреслау, Гамбурга, Любека, в том числе еврейскими торговцами и скорняками («кушнирами» — отсюда и фамилия) из Варшавы и Львова. Более 2500 человек — примерно 10–15% всего населения города — занималось выделкой мехов и пошивом из них. Уникальная архитектура Лейпцига и музыка Баха возникли во многом благодаря русским мехам.

Присоединение Сибири

Поэтому покорение Сибири Ермаком стало абсолютно закономерным шагом, сделанным ради пополнения бюджета, — соболь до Урала был быстро истреблен, хан Кучум платил дань Москве всего по 1000 соболиных шкурок в год, но затем и вовсе перестал. Его Сибирское ханство было основано на торговле мехами. Ханты и манси платили ясак пушниной, которую вывозили в основном бухарские купцы. Ермак, разбивший Кучума в 1582 году, продолжил его политику, собирая дань мягкой рухлядью, за счет чего смог отправить Ивану Грозному в дар 2400 соболей. Освоение Сибири шло именно северными, таежно-тундровыми путями, а не по югу, где имелись плодородные земли и климат был мягче. Тогдашняя столица Сибири Тобольск находится в таежной зоне. Сургут, лежащий среди комариных болот, освоенный заново только в 60–70-е годы XX века, когда начался нефтяной бум, был основан русскими первопроходцами еще в 1594-м. Далеко на севере находились такие ключевые центры, как Обдорск, Березов, Туруханск, Верхоянск. Это было связано с тем, что расселение русских по Сибири шло вслед за пушным зверем, которого перебивали очень быстро. Настоящим подвигом стало основание города Мангазея за полярным кругом, куда добирались торговцы пушниной не только сухопутным, но и морским путем. Так что заполярные Воркута и Норильск имеют за собой традицию, уходящую в глубь веков.

Перечисленные города служили не только торговыми факториями, но в первую очередь центрами сбора ясака. В отсутствие государственного аппарата, путей сообщения, при гигантских расстояниях, кочевом образе жизни новых подданных сбор налогов натурой, а именно шкурами зверей, был единственно возможным вариантом пополнения государственной казны.

Ясак платили все туземцы мужского пола старше 15 лет. Его размеры колебались в зависимости от местности, составляя от одного до 12 соболей. Там, где соболя было недостаточно, его заменял другой мех. Доходы от сделок с сибирской пушниной составляли в XVII веке около четверти всех доходов казны — 600 000 рублей. Ясачными мехами ведал Сибирский приказ, при нем была создана Соболиная казна. Купцы же закупали меха у ватаг промышленников — вольных звероловов, естественных конкурентов сборщиков ясака.

История русской меховой торговли в XVII–XVIII веках — это не только постоянная территориальная экспансия, но и борьба казны с частным предпринимательством. Царское правительство вводило всевозможные запреты и ограничения для купцов на скупку (например, у аборигенов) и вывоз мехов. Суть его политики в пушном деле заключалась в сосредоточении в своих руках денежных потоков для получения сверхдоходов. В конце концов в 1697 году ввели государственную монополию на ценные меха.

Иностранцы могли покупать пушнину только у государства, им запрещалось ехать вглубь России. Лучшие собольи шкурки полагалось сдавать в казну (как ясак или отдавать по установленным ценам), а для частной продажи оставался лишь второй сорт. Въезд и выезд из Сибири для купцов был разрешен только по одному пути — через Верхотурье, где находилась таможня, на которой обозы подвергались тщательному досмотру.

Разумеется, запреты порождали желание их обойти. Взяточничество воевод процветало. Никакие репрессии не помогали, первый сибирский губернатор князь Матвей Гагарин был даже повешен за злоупотребления в присутствии Петра I, но обман казны продолжался.

Покорение Америки

Середина XVII века считается историками, например Р. Х. Фишером, апогеем русской пушной торговли. Но вскоре над ней нависла угроза. Канада, тогда французская, выступила в роли конкурента. Зверобои, трапперы, торговцы наладили поставки в Европу мехов, в первую очередь бобровых. Они шли на изготовление бобровых фетровых шапок, которые оставались в моде почти 300 лет. В России же, в том числе в Сибири, бобров водилось совсем мало. Так европейский рынок пушнины в течение XVIII — начала XIX века был в значительной части россиянами потерян.

Но по мере того как Запад оказывался все более труднодостижим, раскрывался торговый потенциал Востока. Меха высоко ценились и в мусульманских Турции и Персии, и в Китае, который стал основным покупателем собольих мехов в XVIII веке. Правда, тамошние мандарины больше ценили горностая и песца, чем соболя. При этом торговля с Китаем изначально находилась в руках государства. С 1693 по 1762 год ежегодно отправлялись казенные караваны до Пекина, груженные пушниной, частные же были запрещены. Надо заметить, что китайцы не имели ничего против иностранных торговцев на своей земле, тогда как попытка русских купцов продавать меха непосредственно в Голландии закончилась провалом ввиду бойкота их местными торговцами, не желавшими лишаться сверхприбылей.

Однако торговцы пушниной и тут находили возможности для контрабанды и жульничества, поэтому правительство при Екатерине II, измученное борьбой со мздоимством чиновников, смотревших сквозь пальцы на саботаж фискальных усилий, отменило государственную монополию на торговлю с Пекином, которая в середине XVIII века приносила почти 40% таможенных поступлений в бюджет. Помимо прочего, перенаправление потоков мехов на Китай способствовало развитию, наконец, и Южной Сибири, там возникли новые города, такие как Селенгинск и Кяхта, ставшая центром китайской торговли. Мощный толчок в развитии получил Иркутск.

Последним рывком территориального расширения России, связанным с меховой индустрией, стала добыча морского зверя, а именно калана, «морского бобра», как его тогда называли. Впервые в большом количестве на каланов наткнулись участники экспедиции Беринга в 1741 году на Командорских островах. Зверь обладал мехом с уникальными свойствами, который промышленники быстро оценили. За каланами стали снаряжаться морские экспедиции — на Камчатку, Курилы, те же Командорские острова, затем на Алеутские, а после на Аляску и дальше к югу вплоть до Калифорнии.

Создание «Русской Америки» как раз и стало результатом погони за шкурами каланов. Зверь, и без того немногочисленный, истреблялся чрезвычайно быстро, и приходилось отыскивать все новые охотничьи угодья. В итоге до 1867 года над владениями русского царя не заходило солнце. Как и в Англии, первым отечественным акционерным обществом стала меховая «Российско-американская компания», учрежденная в 1799 году и совмещавшая в себе торговые и административные функции, управляя русскими владениями на Аляске подобно «Ост-Индской компании» в Индии.

Основными потребителями каланьего меха (ценой до 70 рублей за штуку) были китайцы. Именно для упрощения торговли с Китаем состоялось знаменитое плавание Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского в 1803–1806 годах. Мореплаватели хотели проверить возможность доставки мехов с Аляски и Камчатки не сухопутным путем, чрезвычайно затратным и трудным, а морским. Они привезли в Кантон на продажу несколько тысяч шкур каланов и котиков. Крузенштерн попытался открыть и Японию для аляскинских мехов, но безуспешно. Кругосветные плавания Михаила Лазарева и Василия Головнина также состоялись исходя из коммерческих интересов России на Аляске. Сотрудники «Российско-американской компании» чуть было не присоединили попутно к России Гавайские острова, служившие экспедиционной базой. Но Александр I не одобрил их инициативы.

С истреблением калана во многом связан и откат империи на Запад. Начиная с 20-х годов XIX века «Российско-американская компания» перестала приносить прибыль (ранее вложенный рубль давал пять). Содержать Аляску при ее удаленности и малом торговом потенциале при соседстве владений враждебной Англии стало накладно, и в 1867 году ее продали США.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 декабря 2017 > № 2410060 Максим Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 1 декабря 2017 > № 2410245

Подарок Путина молодым родителям

Пьер Авриль | Le Figaro

Кремль предоставляет щедрую денежную выплату при рождении первого ребенка. Цель: выправить демографию и свой рейтинг, пишет корреспондент Le Figaro в Москве Пьер Авриль.

Молодые российские семьи уже давно не получали таких подарков. Владимир Путин объявил о введении ежемесячной денежной выплаты - около 10,5 тыс. рублей при рождении первого ребенка и до достижения им 1,5 лет. Эта мера, вступающая в действие с 1 января 2018 года, - своего рода нежданная прибыль, если учитывать средний доход россиян и очень низкий уровень их социальной защиты.

"Сам факт того, что тебе дают такую сумму, это уже необычайный бонус, хотя я не знаю, повлияет ли это на экономику", - радостно сказал Павел, 26-летний программист из Смоленска: его семья ждет рождения девочки в январе.

Программа, озвученная за четыре месяца до президентских выборов, на которых Путин с гигантским отрывом является основным претендентом, должна обойтись государству примерно в 2 млрд евро. Официально говорится о задаче устранить демографический спад в стране, о чем глава Кремля говорил уже не раз, отмечает автор.

При более глубоком подходе к данному вопросу выясняется, что в течение нескольких десятилетий российские демографы бьют тревогу: по самым оптимистичным прогнозам федерального органа статистики Росстата, в 2035 году в стране будет зарегистрировано на 150 тыс. рождений меньше, чем в 2017-м. Уже в 2007 году Кремль учредил "материнский капитал" - разовую выплату, начиная со второго ребенка, эквивалентную примерно 6600 евро, указывает журналист.

Теперь "награду" можно получать уже за первого ребенка. "Речь идет о более важном шаге. Это очень серьезно", - восторгается Владимир Тимаков, демограф, которого цитирует "Комсомольская правда". Все же эксперты задумываются о времени исполнения этой операции. Независимо от оказания помощи, в России такой демографический спад, что в ближайшие 10 лет количество потенциальных матерей должно снизиться на 30%, и это в лучшем случае. Молодые женщины настроены рожать все меньше и меньше детей. Некоторые эксперты, наоборот, предвещают к 2032 или 2037 году появление нового плодовитого "путинского поколения".

"В нынешних условиях невозможно существенно повысить количество рождений", - считает Анатолий Вишневский, директор Института демографии Высшей школы экономики.

"На данный момент, судя по всему, Кремль рассматривает будущих матерей прежде всего в качестве избирательниц", - заключает Авриль.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 1 декабря 2017 > № 2410245


ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко

Идея единой валюты в ЕАЭС выглядит не столь перспективной как раньше – эксперт ЕАБР

После падения цен на энергоносители экономический кризис затронул все страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Видя влияние рассогласованности макроэкономических политик на общую экономическую ситуацию в регионе, страны начали активнее работать над их координацией. Заместитель директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Михаил Демиденко рассказал корреспонденту «Евразия.Эксперт» о барьерах на пути осуществления согласованных макроэкономических политик и об отказе от доллара при расчетах между странами ЕАЭС, а также ответил, готовы ли страны к введению единой валюты на пространстве Союза.

- Михаил Витальевич, говоря о евразийской интеграции часто можно услышать о необходимости координации макроэкономической политики. Расскажите, пожалуйста, какие направления предполагает эта координация?

- Основные направления координации макроэкономических политик определены Договором о ЕАЭС. Там несколько сфер, но самое главное – это то, что страны ЕАЭС должны соблюдать условия макроэкономической устойчивости. Они касаются инфляции, которая не должна более чем на пять процентов превышать соответствующий показатель в стране с наименьшим уровнем инфляции в ЕАЭС.

Надо сразу заметить, что этот критерий достаточно спорный, потому что, например, в 2016 г. в Армении была дефляция. В том же году Россия, достигнув приемлемого уровня инфляции, приблизилась к своей цели по инфляции в четыре процента. Вместе с тем РФ, получается, нарушила параметры макроэкономической устойчивости в указанном году, что, по сути, отражает несовершенство данного критерия.

Второе – это условие по государственному долгу, который не должен превышать 50% ВВП. И третье условие – по дефициту бюджета, который не должен быть больше 3% ВВП. В том случае, если страны нарушают эти критерии, есть определенные процедуры в рамках Евразийской экономической комиссии, которые нацелены на разрешение этой ситуации.

По нашему мнению, очень важным является направление координации денежно-кредитных политик. Центр интеграционных исследований на эту тему выпустил доклад «Колебания валютных курсов в 2014-2015 гг.». Мы видим, что Россия и Беларусь достаточно быстро отреагировали на изменившиеся цены на нефть. Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 г., Беларусь – с начала 2015 г., что сэкономило золотовалютные резервы этих стран.

Казахстан оттягивал изменения курсовой политики до августа 2015 г. Естественно, из-за того, что тенге сильно укрепился по отношению к российскому рублю и белорусскому рублю, условия торговли были не в пользу Казахстана. Начались проблемы во взаимной торговле, были даже призывы начать непозволительные, с точки зрения единого таможенного пространства, ограничительные меры в торговле. Хорошо, что до этого не дошло.

Вывод заключается в том, что нашим странам необходимо координировать денежно-кредитную политику. Оптимальным, по нашему мнению, является система плавающих курсов для стран ЕАЭС, а также режим инфляционного таргетирования.

В этом плане страны сделали уже кое-какие шаги навстречу друг другу. Например, в странах ЕАЭС достаточно близкие цели по инфляции – около 4%. Некоторые страны успешно перешли на инфляционное таргетирование. У России, например, в этом году наименьшая инфляция за всю постсоветскую историю.

Некоторые страны, например, Казахстан, находятся в процессе перехода к режиму ИТ, пытаясь достаточно успешно имплементировать этот режим. Беларусь заявляет, что в среднесрочной перспективе уйдет от монетарного таргетирования, которое тяжело реализовать, когда уровень инфляции достаточно низок, и тоже перейдет к инфляционному таргетированию. То есть мы видим, что в плане подходов к денежно-кредитной политике в наших странах есть общие тенденции.

В плане налогово-бюджетной политики тоже все неплохо.

Одна из главных проблем, которую показал кризис нефтяных цен и, соответственно, макроэкономический кризис наших стран – это сильная зависимость валютных курсов России и Казахстана от цен на нефть из-за существенной доли энергоресурсов в экспорте этих стран. В целом, абсолютно понятен механизм, по которому можно уйти от этой зависимости – это ввести работающее бюджетное правило.

В Казахстане есть свое бюджетное правило (другое дело, что в кризисные годы оно, скорее, не работало). Россия хочет перейти к бюджетному правилу к 2020 г. и фактически жить в условиях, когда цены на нефть для России будут всегда $40 за баррель. Доходы сверх этой цены будут накапливаться в специальных фондах, а если цена упадет ниже $40 за баррель, средства из фондов будут расходоваться.

Таким образом, если бюджетные правила успешно заработают, главная причина волатильности курсов российского рубля и казахского тенге будет устранена, что стабилизирует ситуацию с валютными курсами и с бюджетами в наших странах. Здесь есть определенные перспективы и понимание, к чему надо стремиться.

- Вы сказали, что, когда была девальвация рубля, некоторые страны даже высказывали предложения ввести ограничения в торговле. Извлекаются ли сейчас уроки из той ситуации, чтобы избежать рассогласованности политик в будущем?

- Да, они, безусловно, извлекаются, например, в монетарной политике, но, скорее, де-факто, чем де-юре. Какова оптимальная архитектура денежно-кредитных политик для наших стран ЕАЭС? Россия проводит политику инфляционного таргетирования, и ее курс является плавающим. Остальные страны также проводят политику инфляционного таргетирования, которая ориентируется в первую очередь на стабилизацию внутренних макроэкономических параметров (инфляция, экономический рост) относительно понятных целевых уровней. И в то же время страны «краем глаза» посматривают на курс российского рубля для того, чтобы взаимные курсы валют в ЕАЭС были стабильнее по отношению к российскому рублю. Безусловно, это стабилизирует торговлю.

Мы наблюдаем за монетарной политикой в Беларуси и видим, что после 2015 г., когда Национальный банк возглавил Павел Каллаур, многое достаточно грамотно реализуется. С одной стороны, стабилизируется инфляция, с другой стороны, колебания курса белорусского рубля относительно российского рубля не столь существенны, как были раньше. Поэтому можно сказать, что выводы сделаны.

- Беларусь сотрудничает с Россией не только в рамках Евразийского экономического союза, но и Союзного государства. На ваш взгляд, могут ли российско-белорусские отношения получить дополнительные возможности в макроэкономической политике по линии Союзного государства?

- Я не уверен, что можно об этом говорить в плане координации макроэкономических политик, потому что наши регулирующие органы, главы центральных банков встречаются и в рамках СНГ. Все-таки Союзное государство дает больше в социальном и культурном плане. Это и возможности просто устроиться на работу для трудовых мигрантов в наших странах, это сотрудничество в медицине, образовании, культуре и т.д. Все это упрощено для граждан Беларуси в России и, соответственно, для граждан России в Беларуси.

В начале 2000-х гг. обсуждалась идея создания валютного союза между Россией и Беларусью, но эта идея повисла в воздухе и не была реализована.

- Валютный союз предполагал какую-то единую валюту?

- Тогда говорили о введении российского рубля или общей валюты. Но в тот момент наши страны не были готовы к введению единой валюты скорее политически, чем экономически.

- На ваш взгляд, в ближайшие годы Евразийский союз готов был бы к введению единой валюты?

- В ближайшие годы – точно нет. Более того, эта идея сейчас выглядит не настолько перспективной, как казалась раньше. Технологии, в том числе банковские, цифровые, шагают настолько сильно вперед, что есть другие цели и задачи по организации финансовой сферы в ЕАЭС.

Сейчас очень важно организовать работу общего финансового рынка, чтобы он, помимо понятной прозрачной регуляторной составляющей, имел бы и самые передовые цифровые технологии. Это принесет больше пользы, чем разговоры о введении единой валюты.

Все-таки наши экономики еще не настолько адаптированы друг к другу, чтобы говорить сейчас о благоприятном моменте для введения единой валюты.

- Насколько перспективным и реальным было бы использование национальных валют при взаиморасчетах и отказ от доллара?

- Конечно, доллар – все еще валюта номер один в мире, но постепенно его доля сокращается. Все больше стран говорит о том, чтобы рассчитываться между собой в национальных валютах, и не только в рамках ЕАЭС. Россия и Китай, Россия и Турция, Китай со своими торговыми партнерами.

Мы видим последние инициативы Китая по запуску торговли нефтью у себя на бирже за юани. Была попытка запуска торгов нефтью за рубли на Российской Санкт-Петербургской бирже, и она еще не потеряла своей актуальности.

Но глобально доллар все равно в ближайшей и даже в среднесрочной перспективе будет валютой номер один. Валютой номер два будет евро, Китай будет набирать свою долю. При взаимодействии в рамках региональных организаций, таких как ЕАЭС, конечно, желательно увеличивать долю расчетов между субъектами хозяйств в национальных валютах. Это вопрос безопасности в условиях серьезных геополитических рисков. Вместе с тем здесь нельзя действовать административным путем.

При этом между Россией и Беларусью все неплохо: около 80% товаров и услуг оплачиваются в российских рублях между нашими субъектами хозяйствования.

Вопрос в том, что делать с капитальным счетом, то есть кредиты идут в основном в долларах и евро. Нам необходимо работать с капитальным счетом, увеличивать долю наших валют. Это перспективное направление.

- Недавно Алексей Кудрин заявил, что новые санкции США в отношении России могут повлиять на то, что в Евразийском союзе будут быстрее переходить на расчеты в нацвалютах. Как Вы это прокомментируете?

- Я не очень понимаю, о каких санкциях идет речь, но общая тенденция такова, что есть геополитические риски, которые могут проецироваться и в финансовую сферу. Соединенные Штаты обладают исключительной мощью именно в финансовом секторе. Безусловно, подстраховываться и переходить на расчеты в национальных валютах – это понятная и здравая стратегия.

Еще очень важно, чтобы волатильность этих валют относительно друг друга была меньше. Поэтому мы и говорим о необходимости большей координации в макроэкономической политике, и в первую очередь – в денежно-кредитной политике.

Здесь самое важное – это макроэкономическая стабильность, в первую очередь стабильность инфляции, прозрачная макроэкономическая политика, к которой есть доверие. Как только субъекты экономики поймут, что низкая инфляция в наших странах и стабильность курсов – это не случайные вещи, а результат целенаправленной работы и той финансовой архитектуры, которая складывается между нашими странами, тогда, безусловно, будет проще работать в национальных валютах.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам.

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущих Валерия Фадеева («Первый канал»), Сергея Брилёва («Россия»), Ирады Зейналовой (НТВ), Игоря Полетаева («РБК») и Михаила Фишмана («Дождь»).

Из стенограммы:

С.Брилёв: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире ежегодный формат «Разговор с Дмитрием Медведевым». Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Здравствуйте.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я как-то уже формулировал, что у этой программы есть две константы: Вы – в центре внимания – и телеканал, радиоканал ВГТРК как постоянный вещатель. У нас постоянно практически обновляется круг тех, кто задаёт Вам вопросы. По часовой стрелке: Ирада Зейналова – НТВ, Игорь Полетаев к нам присоединяется в этом году – представляет РБК, Михаил Фишман – телеканал «Дождь» и Валерий Фадеев – «Первый канал».

Дмитрий Анатольевич, я на правах традиционного каналовещателя задам традиционный вопрос об итогах года, но обозначу такую особенность этой линии: ваше Правительство – это уже правительство-рекордсмен, в новой России так долго ни одно правительство не работало. В то же время вот-вот истекает срок президентства, с которым ваше Правительство ровесники. Об этом чуть позже, пока всё-таки давайте о текущем годе.

Как Вы оцениваете результаты работы Правительства, как Вы оцениваете состояние экономики?

Д.Медведев: Мы обычно с этих вопросов и начинаем, и это правильно, поскольку нужно дать оценку тому, что происходило.

На мой взгляд, сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста и в целом те изменения, которые в экономике происходили, вполне благоприятны.

Кстати, вчера Владимир Владимирович Путин как раз сказал, что главное достижение или, так сказать, главная оценка уходящего года заключается в том, что экономика вышла из рецессии. Это именно так, потому что, я напомню, ещё в прошлом году у нас было падение развития экономики, то есть так называемый отрицательный рост, в размере (с учётом пересчётов) 0,2%. Немного совсем, но всё-таки рост был практически нулевой и даже отрицательный. В этом году ситуация другая. Сейчас, конечно, тоже прогнозов очень много, тем не менее все аналитики – и наши, и иностранные – сходятся, что по итогам текущего года мы получим приблизительно 2% прироста валового внутреннего продукта. Это не огромная цифра, но это всё-таки уже цифра, которая соответствует среднемировым темпам роста в развитых странах.

Далее. Что, может быть, ещё более важно, в этом году у нас будет зафиксирована рекордно низкая инфляция. По всей вероятности, она будет ниже 3%. Пока не называю абсолютных цифр. Нужно ещё, чтобы статистика поработала и год закончился. Но это будет абсолютным достижением за всю постсоветскую эпоху. То есть за весь период развития современной России инфляция никогда не опускалась так низко. Это имеет, конечно, прямое значение и для экономики, где такая инфляция позволяет выдавать более дешёвые кредиты, и для обычных граждан, для которых обесценение денег и платёжеспособность валюты становятся более понятными величинами.

Далее. Что немаловажно, в этом году мы можем констатировать, что происходит рост реальных доходов населения, рост реальной зарплаты. Она по итогам года, по всей вероятности, прирастёт приблизительно на 3%. Если говорить о номинальном росте, то это 7%. Это, может быть, тоже не самый выдающийся результат, тем не менее это важное изменение тренда. Это означает, что мы вошли в ситуацию, когда доходы уже не падают, а растут. И это очень важно, исключительно важно для всех граждан нашей страны.

Есть и другие очень серьёзные макропоказатели, на которые я хочу обратить внимание. Например, инвестиции в основной капитал, которые также характеризуют общую ситуацию в экономике. Они по итогам года вырастут более чем на 4%. Этого тоже мы не видели в последние годы, и это тоже результат развития экономики в этом году. Я не говорю о таких важных в целом показателях, как сбалансированность бюджета, валютные резервы, которые в этом году также прирастают. Наконец, исключительно важным является и то, что по итогам года мы можем констатировать, что курс рубля является стабильным и предсказуемым. Но об этом мы, вероятно, ещё сегодня поговорим, потому что эта тема всегда достаточно важная.

Это макропоказатели, показатели устойчивости экономики, и они и характеризуют истекший год. Но не менее важно и другое, и я об этом хотел бы сразу же сказать: несмотря на всякие мрачные прогнозы, несмотря на давление, несмотря на то, что сохраняют силу все вызовы, с которыми столкнулась наша экономика, мы в полном объёме исполнили социальные обязательства. Всё, что запланировали, мы сделали. И я считаю, что это неплохой результат, который показала экономика, и в целом неплохой результат деятельности всех структур, которые в этом принимали участие.

С.Брилёв: Хотелось бы услышать подробности.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, а если мы как раз заостримся на курсе рубля к доллару. Мы, конечно, слезаем с нефтяной иглы, у нас всё замечательно, у нас исторически низкая инфляция, но при этом мы же слышим разговоры о том, что низкая инфляция не может быть самоцелью, что производительность растёт не так быстро, как мы хотели бы, что происходит некое спасение, санация банков, что сейчас будут платить корпоративные долги и тому подобное. Близится конец года, и мы все помним, что бывает в конце года. Скажите, какой будет курс рубля, на Ваш взгляд, в ближайшие месяцы? И в чём сейчас хранить сбережения, потому что конец года – такой критический для россиян период?

Д.Медведев: Ирада, вообще самоцелью не может быть ни один макропоказатель. Самоцелью является рост благосостояния граждан Российской Федерации. Вот это важнейшая цель.

И.Зейналова: В рублях или в долларах?

Д.Медведев: Хорошо, если это происходит и в том и в другом.

Теперь отвечаю непосредственно на Ваш вопрос. Совершенно очевидно, что курс национальной валюты в настоящий момент стабилен, притом что на валютный курс всегда оказывает влияние целый ряд показателей, параметров. Это, конечно, и мировая финансовая система, соотношение между курсами основных резервных валют. Это внутреннее состояние экономики. Применительно к нашей стране совершенно понятно, что внутреннее состояние экономики в значительной степени продиктовано ценами на углеводороды, то есть нефтяными ценами. Плюс другие факторы, включая соответствующие внешние шоки или внешние воздействия типа санкций. Так вот сейчас по совокупности можно признать, что все эти параметры, хотя и оказывают влияние на курс рубля, но всё-таки не такое, чтобы он был таким волатильным, как несколько лет назад. Посмотрите, что происходило, например, с курсом рубля и что происходило с ценами на нефть. За последний год (чуть больше) нефть у нас колебалась в пределах до 50% – от 43 долларов за баррель до 65. То есть разлёт огромный. Раньше, когда мы наблюдали такую волатильность, такую динамику цен на нефть, точно так же за нефтью следовал рубль.

И.Зейналова: А теперь он отвязался.

Д.Медведев: А теперь он отвязался. И это очень хорошо, это означает, что он стабилен. Иными словами, за это же время курс рубля находился в границах между 56 рублями за 1 доллар и 64–65. Притом что и курс доллара, естественно, не является зафиксированным, он тоже двигался и изменялся за это время. Иными словами, экономика вошла уже в другую фазу.

Теперь отвечаю на вторую часть Вашего вопроса. Действительно, национальная валюта стабильна. Возникает вопрос, в чём хранить деньги. На этот вопрос, на мой взгляд, есть как минимум два ответа. Первый: конечно, зависит от того, какие цели преследует конкретный гражданин или компания, которая собирается какие-то деньги сохранить. Иными словами, готово ли это лицо к рисковым операциям. Таких операций не так много обычно происходит на рынке в удельном весе всех рыночных сделок. А второй вопрос, в чём хранит накопления гражданин и чем расплачивается гражданин в своей повседневной деятельности. С учётом того, что абсолютное, подавляющее большинство наших граждан хранит свои накопления сегодня в рублях, платит в рублях и получает зарплату в рублях, очевиден ответ, в чём хранить денежные средства, в чём хранить запасы.

И.Зейналова: То есть перед Новым годом традиционного обвала рубля…

Д.Медведев: Он не традиционный. У нас действительно была очень непростая ситуация, когда рубль подвергся такому воздействию и когда мы, по сути, перешли к открытому, свободному коридору, но ничего подобного в этом году не прогнозируется и представить себе невозможно.

М.Фишман: У меня тоже вопрос про экономический рост. Вы сказали, что экономика вышла из рецессии. Это отрадно, но вопрос о качестве роста всё равно стоит. Вы назвали цифру 2%, я сошлюсь на скорректированный прогноз Центрального банка по итогам года – темпы роста 1,8%. Так или иначе, это мало, это, по сути, прогноз на стагнацию. И если это так, то, конечно, встаёт вопрос, почему это происходит. Есть разные мнения. Есть мнение, что это эффект внешних факторов, санкций, цена на нефть упала, хотя она подросла в последнее время. Или есть мнение, эксперты об этом говорят: это наша экономика возможности в нынешнем своём виде исчерпала, и без реального разгосударствления экономики, без реальных гарантий прав собственности, без работающей судебной системы и так далее такой рост – это наш потолок.

Д.Медведев: Михаил, я всё-таки не могу согласиться с тем, что 2% – это стагнация. Потому что, скажем по-честному, некоторые страны позавидовали бы этим 2%. Вопрос, конечно, в том, какова база – база роста. У нас она не такая значительная, как мы бы хотели, и нас действительно 2% не устраивают, хотя это гораздо лучше, чем минус 2, или минус 3, или около нуля.

Теперь по поводу того, исчерпали ли мы возможности для роста или нет. Я думаю, что мы их, конечно, не исчерпали, но Вы правы в том, что наша экономика находится под воздействием того, что экономисты называют шоками. Это, кстати, было и в предыдущий период, и сейчас. Я имею в виду и внешние шоки, и внутренние шоки, или внутренние вызовы. Из внешних, естественно, – это цены на углеводороды, которые, хотя и подросли, всё-таки сильно отличаются от того, что мы имели три-четыре года назад. И внешние санкции, то есть попытки влиять на наше экономическое положение за счёт принятия политических мер отдельными государствами. Но не менее важной, а может быть, более значимой проблемой, конечно, остаётся структура нашей экономики, которая до сих пор в значительной степени ориентирована на углеводородный рост.

Да, она меняется. Мы эти факторы и в прошлом году с вами анализировали. Действительно, мы сейчас уже больше половины доходов, около 60%, получаем не от торговли нефтью и газом, а за счёт других источников. Но желательно, чтобы этих источников было процентов на 80, 85. Чтобы мы не так зависели от всех тенденций на рынке нефти. Поэтому задача изменения структуры экономики, проведения структурных реформ, в необходимых случаях и того, о чём Вы говорите: выхода государства из каких-то отраслей или, наоборот, если это целесообразно, захода государства в какие-то сегменты, – остаётся актуальной. Эту модель нужно будет реализовывать в ближайшие годы, если мы не хотим «замерзнуть» на 2%, а это действительно было бы плохо.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему структурных реформ и санкций. У нас ведь есть узкие места в экономике – высокотехнологичные отрасли: станкостроение, микроэлектроника. Это сложные отрасли. Они требуют очень серьёзной работы. И я не уверен, что только частный бизнес с этим справится. В связи с санкциями, в связи с рисками, которые есть у нас извне, какие предполагаются меры по развитию таких сложных отраслей?

Д.Медведев: Да, эти отрасли сложные, но исключительно важные для нас. И именно в этом и заключается несырьевой рост.

Меры понятны. Мы, собственно, их уже начали реализовывать. Это вложения в те отрасли, которые Вы называете. Вот то, что называется станкостроением или производством средств производства. Мы ещё совсем недавно приобретали по экспорту 87% станков. По сути, 90%. Сейчас эта цифра, по итогам этого года, уже будет в районе 70%. Тоже много, но это всё-таки уже существенная прибавка. Появились, кстати, и крупные игроки на этом рынке – сугубо российские. Такие, как группа «СТАН», например, и некоторые другие. Это уже сугубо российские участники. Притом что мы всё равно должны получать технологии, создавать совместные бизнесы с нашими иностранными партнёрами и так далее.

Если говорить о микроэлектронике, об IT, это тоже очень сложная сфера. Нельзя сказать, что мы никогда ею не занимались. Тот же самый Зеленоград ещё в советский период был создан как центр развития микроэлектроники. И наши ведущие предприятия также появились практически на основе того, что тогда создавалось. Главное, чтобы они соответствовали тому уровню, который диктует сегодняшняя ситуация. А это очень тонкие, сверхчувствительные вещи. Кстати сказать, часть этих технологий нам, естественно, поставили под санкции, чтобы мы себя чувствовали в этом смысле некомфортно.

Но мы должны всё равно развиваться, и мы всё равно должны использовать эти технологии в быту. Без такого рода технологий невозможно представить современную жизнь.

У нас ещё совсем недавно не было собственной внутренней платёжной системы. Дело ведь не в санкциях, а просто в том, что мир очень уязвим. Цифровые технологии уязвимы. Полным-полно всяких гавриков, которые вредят просто, принимая те или иные решения и воздействуя на ту же самую сеть. Мы создали свою платёжную систему. Но как эту платёжную систему эксплуатировать? Естественно, мы должны иметь свои чипы и свои карты. Это было сделано в форме этого проекта – карты «Мир». Задача в том, чтобы всё это было на самом высоком уровне.

Есть другие вопросы, которыми мы сейчас занимаемся, и я совсем недавно об этом говорил с коллегами из Евразийского союза: идея прослеживаемости товаров и электронных меток.

Вы понимаете, современный мир так устроен, что в принципе очень важно знать, каким образом товар к нам попал (любой – от зубной пасты и заканчивая автомобилем) и какие этапы прошёл. Для того чтобы ставить барьер контрафакту, для того чтобы ставить барьер всякого рода серым ввозам, нарушению законодательства, в конечном счёте просто неплатежам налогов с этих сделок. Поэтому прослеживаемость товаров, электронные метки – это будущее экономики. Только что была принята программа «Цифровая экономика», она именно на это и направлена.

Если говорить о вложениях, то эти вложения были и в антикризисной программе, и сейчас сохраняются. Это вложения по линии Фонда развития производства, по линии наших инновационных институтов. Например, если говорить о станкостроении, то в настоящий момент кредитная поддержка составляет около 3 млрд рублей, и это только по одному из каналов. Поэтому мы этим занимаемся, мы понимаем, насколько это важно, и понимаем, что в этом будущее нашей экономики. Здесь никаких сомнений быть не может.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел затронуть вопрос, который коллега Михаил (Фишман) уже поднимал. По оценкам Аналитического центра при Правительстве, сейчас в России порядка 12 миллионов работающих бедных, за чертой бедности живут более 20 миллионов человек. И есть мнение, что снизить этот показатель удастся лет через пять-семь. Значит ли это, что бедность мы не сможем победить за счёт, например, повышения темпов роста ВВП до среднемирового уровня или выше в ближайшие годы?

Д.Медведев: Бедность – это, конечно, одна из самых кричащих проблем. Естественно, сама бедность является оборотной стороной недоразвитости экономики, потому что не может быть ситуации, когда экономика находится в слабом состоянии, а бедных вообще нет.

Очень важно, чтобы мы за счёт консолидированных усилий предпринимали реальные шаги, направленные на борьбу с бедностью, с низкими доходами людей. У нас действительно за последние несколько лет ввиду экономических проблем количество таких людей выросло. Оно всё равно существенно меньше, чем то, с чего мы начинали в начале текущего столетия, лет 10–15 назад. Тогда количество людей, которые имели доходы ниже положенного уровня, измерялось цифрой 30 миллионов человек. Но всё равно это большая, очень большая цифра. Это первое, что я хочу сказать.

Второе. Не может быть абстрактных призывов бороться с бедностью: давайте сделаем экономику лучше, и бедных будет меньше. Это, конечно, не так. Это абсолютно системная, конкретная работа, которая касается отдельных групп населения, именно тех, кому нужно помогать.

В чём проблема нашей социальной системы (она была и до сих пор остаётся)? Система в этом смысле не вполне справедлива, потому что она размазывает всё практически тонким слоем. И людям, у которых неплохие доходы, какие-то пособия положены, и людям, у которых доходы совсем низкие, – те же самые пособия. Поэтому идея адресности исключительно важна. Только её нужно довести до логического завершения, то есть взять на учёт любого человека, который нуждается в поддержке.

Какие это группы людей? Понятно, какие группы. Это пенсионеры, люди с ограничениями по здоровью, то есть инвалиды, и, как правило, люди, у которых большая семья, в том числе многодетные семьи. Именно по этим категориям и принимаются решения.

Если говорить о пенсионерах, то, конечно, здесь главная задача – увеличение пенсий. Вот то, с чем мы столкнулись некоторое время назад, – задача индексировать пенсии в соответствии с инфляцией или даже выше инфляции. Собственно, это мы сейчас обеспечили.

Если говорить о программах поддержки людей с ограничениями по здоровью, инвалидов, то это, естественно, программы их социальной и медицинской реабилитации. Такие программы мы тоже реализуем, они носят вполне конкретный характер.

Поддержка семей с детьми – это вообще ключевая задача, потому что мы знаем, в какой демографической ситуации находимся. Это наше будущее. И очень плохо, когда люди, которые принимают решения о том, как планировать семью, сталкиваются именно с материальными проблемами. Это главный ограничитель. Когда мы начинали программу материнского капитала и начали выплачивать это материнское пособие за рождение второго ребёнка, исходили из того, что это может простимулировать прирост детей. Так и произошло. Кстати, эта программа работает, и только что Президентом было объявлено, что он предлагает эту программу сохранить на последующий период – до конца 2021 года. Это долгожданное решение. Мне кажется, оно свою роль будет играть.

Были озвучены и некоторые другие, очень важные шаги. Напомню какие. Одно из таких новых решений – это пособия для тех семей, которые решили завести первого ребёнка. Потому что мы убедились, что сейчас уже пора стимулировать, побуждать людей к рождению не вторых детей, как мы это пытались делать 10 лет назад, а первых детей. И для этого вводится пособие – адресное, сразу подчеркиваю, это именно та адресность, о которой я говорил, – для семей, которые заводят первого ребёнка. Это пособие будет составлять один прожиточный минимум и выплачиваться до возраста полутора лет.

Есть ещё одно решение: за счёт материнского капитала платить аналогичное пособие, но уже тем, у кого вторые и третьи рождения, если эти семьи хотят получать дополнительные деньги.

Ещё одно важнейшее решение. Когда люди заводят семью и думают о детях, вопрос не только в том, что конкретно заработано в конкретный месяц, какие пособия выплачены, но и в том, где жить. Это самая главная, может быть, задача для любой семьи. Именно на это направлена ещё одна идея, заключающаяся в том, чтобы субсидировать ипотечные кредиты сверх уровня 6% (а по всем мировым расчётам, 6% – это именно та ипотека, которую вполне потянут абсолютное большинство семей, когда процентная ставка 6%). Так вот, разница между 6% и текущей ипотечной ставкой будет компенсироваться за счёт федеральных средств. Это будет касаться тех, кто заводит второго и третьего ребёнка, причём на три года и на пять лет такого рода меры вводятся. Мне кажется, это существенным образом и людей будет мотивировать, и, с другой стороны, простимулирует саму по себе ипотечную программу, что тоже для нас исключительно важно.

Все эти решения, как мне представляется, вкупе и направлены на то, чтобы мы помогли тем людям, у которых есть проблемы с доходами.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я из года в год задаю один и тот же вопрос по поводу пенсий. Не хотелось бы в старости остаться совершенно беспомощным и без денег. Сейчас вдруг пошли заявления (которые, конечно, опровергли, но осталось ощущение, что дыма без огня не бывает), что Пенсионный фонд пуст и платить в принципе нечем. Притом что уже были разговоры, что индексируют пенсию только неработающим пенсионерам. И работающие в результате ушли в тень и не платят налоги, каким-то образом пытаясь выжить. Так есть чем вообще платить пенсии для этой категории? Потому что иначе будут работающие и неработающие не просто бедные, а нищие.

Д.Медведев: Ирада, понятно, что всякого рода негативная информация всегда оставляет глубокую рану в душе, потому что, как принято у нас говорить, осадочек остаётся. Вроде опровергли, а всё равно мутно как-то получается.

Хочу официально сказать и от имени Правительства, и от имени Пенсионного фонда: в этом смысле всё в порядке в Пенсионном фонде, деньги на выплату пенсий в полном объёме есть, и никаких проблем не будет вообще. Никаких проблем не будет.

Другое дело, что нам нужно думать, каким образом оптимизировать сами эти денежные накопления, как ими управлять, каким образом позиционировать государство в этой системе, взаимоотношения между федеральным бюджетом и Пенсионным фондом. Это всё задачи ближайших лет, но они никак не связаны с выплатами, где всё абсолютно в порядке. Тем более что пенсии касаются 43 млн человек, то есть пенсионеры – это, по сути, треть населения нашей страны. Поэтому это исключительно чувствительная тема, по которой не может быть никаких двусмысленностей. Деньги есть, всё будет выплачиваться.

Более того, мы исходим из необходимости выплатить пенсии и проиндексировать их в следующем году, даже не в феврале, а в январе. И эта индексация будет явно выше, чем инфляция, потому что инфляция, как я уже сказал в начале нашей программы, будет ниже 3%. Может быть, даже достаточно серьёзно ниже 3%, поживём – увидим. А индексация уже запланирована, на неё выделены деньги, она будет 3,7%. Это всё-таки означает, что мы вернулись к нормальному состоянию, когда индексация происходит на размер инфляции или выше этого размера. Таким образом мы и будем поступать, здесь никаких сомнений нет.

И.Зейналова: То есть те, кто это всё говорил, не правы?

Д.Медведев: Кто это всё говорил, имели в виду совершенно другое. Потому что именно те, кто это всё говорил, потом сами на эту тему давали опровержения. Если Вы имеете в виду несколько слов, которые сказал Алексей Кудрин: он сказал, что имел в виду необходимость развития пенсионной системы, а не наличие там денег, мол, его слова выдернули из контекста.

С.Брилёв: Тогда давайте про налоги. Это мой любимый вопрос. Мне пару лет назад досталось от зрителей, когда я зримо обрадовался на Ваш ответ, что не будет меняться НДФЛ. Сейчас опять пошёл новый круг разговоров о налоговой нагрузке. Но я на НДФЛ хотел остановиться, потому что он касается всех. Дмитрий Анатольевич, он всё-таки останется плоским? То есть пусть он будет не 13, а 15–17%, лучше пониже, если честно... Но плоским он останется – налог на доходы физических лиц?

Д.Медведев: Мы пообещали, что в течение текущего периода (Президент об этом сказал, Правительство это всё ретранслировало) не будет меняться основа налоговой системы. И мы это выполнили, что бы ни говорили, как бы ни упрекали нас в том, что мы какие-то квазиналоговые платежи вводим и так далее. Понятно, налоговая система сложная, но в целом основа налоговой системы, налоговые ставки все сохранились. Назовите мне страну, где было бы так же, как у нас, где на протяжении четырёх-пяти лет вообще не менялись налоговые ставки. Таких стран практически нет. Поэтому здесь мы всё сделали.

По поводу НДФЛ. Никаких решений в настоящий момент об изменении НДФЛ нет. Возможны ли изменения в будущем? Вечных налогов не бывает. Я могу лишь сказать только то, что плоская шкала НДФЛ оказалась очень удачной для нашей страны. Она себя оправдала – мы вытащили из тени огромное количество доходов, налоги не боятся платить не только люди с низкими доходами, но и очень богатые люди. Рост собираемости вырос, мы собираем до 3 трлн налога на доходы физических лиц в год – это огромная сумма. Конечно, принимая решение о том, в какую сторону идти, надо думать о том, сколько мы будем собирать, если ставка изменится, и о том, кто что будет платить.

С.Брилёв: Могут начать мухлевать, называя вещи своими именами...

Д.Медведев: Не исключено, если, например, сделать что-то неграмотно. Тогда явно произойдёт возврат к конвертам, серым и иным платежам, бюджет не будет получать необходимые доходы – всем будет от этого только хуже. Это не означает, что никогда нельзя покуситься на эту самую плоскую шкалу. Более того, мы с вами об этом говорили, большинство современных развитых стран, стран с развитой экономикой, всё-таки имеет более сложную шкалу налогообложения, чем мы. Я не говорю – пропорциональную систему, но более сложную шкалу.

Например, Вы говорите про 13%, но у нас есть люди с очень низкими доходами, о которых мы говорили. Наверное, гипотетически можно рассматривать и вариант введения каких-то льгот, когда люди с очень низкими доходами вообще налог не платят. Вычтут из налогооблагаемой базы, совершенно справедливо. С другой стороны, часть людей, наверное, способна платить и несколько больший налог. Всё это надо взвесить и принять окончательное решение. И чтобы на позитиве закончить, я считаю, что простая для исчисления, понятная шкала налога на доходы физических лиц себя оправдала. А там посмотрим.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел глобальный экономический вопрос задать. Международные рейтинговые агентства не исключают, что триллионные затраты на оздоровление проблемных банков с участием ЦБ могут в перспективе привести к бюджетному кризису. Что думаете по этому поводу? И Вы в целом довольны работой финансовой системы?

Д.Медведев: Главное не в том, доволен ли я. Довольны ли люди, как работает финансовая система, граждане нашей страны? И, естественно, компании, бизнес доволен ли, как работает финансовая система? Это две ключевые составляющие. Я считаю, что в настоящий момент наша финансовая система находится в стабильном, равновесном, нормальном состоянии. Несмотря на сложности, которые у нас были несколько лет назад, эта система была отбалансирована за счёт удачных решений, которые принимал Центральный банк, они были резонансными, но в конечном счёте оказались удачными для финансовой системы. Правительство в своей части эти решения также принимало или поддерживало. То, как они были реализованы, привело к тому, что финансовая система находится в стабильном состоянии.

Это не значит, что мы полностью спокойны и не должны ничем заниматься. Центральный банк продолжает активную работу по наведению порядка в финансовом мире. У нас действительно было очень много банков, часть их либо не имели достаточного капитала, для того чтобы развиваться, либо принимали решения, направленные на поддержку отдельных групп акционеров, по сути, обесточивая деятельность самого банка и выводя деньги через весьма сомнительные операции. По таким банкам Центральный банк принял решение отозвать лицензию, закрыть. Это проблемная история, это всегда иски, споры, люди теряют деньги. Но это всё равно расчистка финансового поля, потому что, когда таких банков становится очень много, они могут расшатать всю систему, в том числе даже самые крупные банки. Поэтому необходимость наводить здесь порядок никаких сомнений не вызывает. Мне кажется, что Центральный банк с этим справляется.

Для банков очень важны показатели – формирование резервов, достаточность капитала, норматив риска на одного заёмщика, вопросы ликвидности, то есть наличия достаточного капитала, денег в самом банке. За всеми этими позициями Центральный банк и Правительство в той части, в которой это касается Правительства, следили и будут следить. Но оснований полагать, что эти меры приведут к какому-то обратному эффекту, абсолютно нет. Наоборот, мне кажется, что наша финансовая система в результате всего того, что происходило в последние два-три года, укрепилась. Это, кстати, в известной степени проявляется не только в показателях нашего финансового мира, но и в котировках нашей валюты, о которых мы уже говорили.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальной теме. Обманутые дольщики. Одно время казалось, что тема закрыта и обманутые дольщики навсегда останутся обманутыми. Но в этом году очень серьёзные сдвиги произошли: закон принят Государственной Думой, чтобы больше таких обманутых людей не было, принимаются какие-то серьёзные меры. Люди, которые уже потеряли веру в то, что квартиры свои получат, веру, кажется, снова приобретают. Что здесь делается? И стало ли меньше уже обманутых дольщиков?

Д.Медведев: Вы правы, Валерий, что определённые решения приняты. На мой взгляд, решения долгожданные. Но это не значит, что на этом нужно останавливаться.

Проблему дольщиков я бы разбил на две части. Первая заключается в том, чтобы в будущем не допускать манипулирования деньгами дольщиков. Для этого принят закон, создан Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства. Причём эта защита осуществляется двояко: или путём помещения накопленных средств собственно в достройку, или путём выплаты компенсаций. Средства эти должны быть заложены в сами договоры, по которым организация, осуществляющая долевое строительство, обязана перечислить часть стоимости строительства…

В.Фадеев: Пугают, что цены сразу вырастут.

Д.Медведев: Там всего 1,2%. Это никак не скажется на стоимости строительных услуг и вообще подрядных работах. Более того, Вы знаете, что в последнее время эти цены падают. И наши застройщики, наши подрядчики как раз волнуются по этим причинам. То есть на ценах, на строительном рынке это практически никак не сказалось. Но это создаёт денежный мешок, за счёт которого можно эти проблемы решать. Это часть проблемы.

Есть другая часть проблемы. Она заключается в необходимости помочь тем, кто уже попал в эту ситуацию. На них эти правила в таком объёме распространяться не могут, и там это уже штучная работа, которую ведут регионы при поддержке федерального Правительства. Там есть самые разные проблемы. Регион от региона сильно отличается. Где-то много таких людей, где-то их совсем мало. Где-то регион был успешен и решил эти задачи, где-то очередь и необходимость достройки домов измеряется десятками тысяч. Всё это нужно развязывать, делать это внимательно, относясь с предельным вниманием и тактом к тем, кто попал в такую ситуацию. Я получаю огромное количество таких обращений. В социальных сетях люди пишут. Естественно, мы стараемся указывать регионам, на что обратить внимание. И деньги на соответствующие цели в федеральном бюджете есть. Это, правда, не позволяет решить проблему одномоментно, тем не менее здесь тоже понятно, что делать. Это вторая вещь.

И третья – на будущее. Нужно действующие договоры завершить, закрыть всю проблему обманутых дольщиков, которая сформировалась за последние годы. А на будущее вообще нужно отказаться от договоров долевого строительства. Это всё, если хотите, рудименты прежней эпохи. Это всё – наследие недоразвитого жилищного рынка. Ни в каких других странах не существует таких договоров долевого строительства. Ипотека – да. Взял деньги, желательно по нормальной ставке, и купил квартиру. А здесь из-за того, что финансовая система работала так себе, что называется, из-за того, что строительные технологии были не на высоте, нужно было финансировать стройки за счёт самих граждан, и у нас появилась эта модель.

На будущее надо постепенно уходить из долевого строительства в нормальную, цивилизованную ипотеку – с субсидиями в случае необходимости, в том числе за государственный счёт или за счёт работодателя, что, кстати, тоже очень распространено. Это и будет лучшей гарантией от манипулирования деньгами тех, кто хочет приобрести квартиру.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё по поводу поддержки. Это очень красиво звучало: хватит кошмарить бизнес. И все говорили: мы прекратим кошмарить бизнес, хватит... И вдруг я разговариваю с учителями, разговариваю с врачами и сталкиваюсь с совершенно удивительной проблемой: кошмарят социальную сферу. Учителя должны составить миллиард бумаг, чтобы купить каждый учебник. Ученика нельзя попросить стереть с доски, потому что это может быть рассмотрено как использование детского труда. Врачи должны составить тысячу бумаг, потому что каждая таблетка может оказаться в одном списке и не оказаться в другом. В результате реформа здравоохранения, которую мы все так ждём и так хотим получить, выливается в то, что формально врачи должны отчитываться о неких невероятных научных работах, а не решать проблему, как добраться до отдалённой деревни. Каким образом в эту реформу здравоохранения сейчас заложена сама проблема повышения доступности медицинских услуг и повышения качества в принципе профессиональных услуг в социальной сфере? Иначе врачи погрязнут в формальных бумагах, и нам не достанется ни образования нового, ни здравоохранения…

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

Д.Медведев: Что нужно делать? Во-первых, отчётность в целом нужна, полностью от неё отказаться нельзя. Потому что если сказать: вообще ничего не фиксируйте, не записывайте, – может быть оборотная сторона, попадём в другую крайность, когда невозможно отследить, как человека лечили, как человека учили, что происходило в школе или больнице. Но, конечно, эта отчётность должна быть разумной, а не запредельной. За последнее время ворох этой отчётности действительно разросся, на это указывают все: учителя, врачи, работники социальной сферы и сами граждане, которые вынуждены проводить много времени во врачебном кабинете, причём 80% этого времени врач что-то пишет, пишет и не смотрит на пациента.

Что делать? Внедрять современные формы контроля и отчётности. Что это за формы? Это электронные формы, ничего тут сверхъестественного нет, врач всё делает в электронном формуляре. У него всё есть уже, он просто несколько позиций расставляет и отчитывается точно так же. Это совершенно нормально. То же самое делает социальный работник, потому что мы переходим к тому, чтобы вести трудовые книжки в электронной форме. То же касается и учителей. Это одна сторона задачи. Вторая сторона задачи заключается в том, чтобы обеспечить лучшую доступность, о чём Вы говорите. И здесь тоже на помощь…

И.Зейналова: Чтобы врачи компьютером умели пользоваться...

Д.Медведев: Я думаю, Ирада, что всё-таки уже умеют пользоваться. Мне самому казалось, что всё у нас в этом смысле сложно. Я 10 лет назад начинал в нашей стране переход школ к интернету, что называется. Тогда у нас и подключений было совсем немного. И когда я заходил в школу, смотрел, как наши учителя, часто уже солидного возраста, с тоской смотрят на все эти компьютеры, которыми легко пользуются дети. Нет сейчас этой проблемы, все научились. И это, мне кажется, абсолютно нормально. Но очень важно, чтобы была обеспечена доступность, и эта доступность действительно связана с использованием современных цифровых технологий. Ведь вовсе необязательно, для того чтобы проконсультироваться, пациента везти куда-то из района в областной центр. Иногда это сотни километров, это тяжело, и пациент, человек просто может чувствовать себя неважно. Но если есть электронная связь, если есть прямая коммуникация по интернету, можно показать все данные обследования, приборы, которые снимают показания с пациента, и получить квалифицированную консультацию или в региональном центре, или даже в Москве, в ведущем центре (причём это займёт 15 минут), составить правильную картину и принять правильное медицинское решение. Это очень важно, и сейчас мы обсуждаем вопрос о том, чтобы дополнительные деньги направить на создание такой системы электронных коммуникаций между центральными районными больницами, региональными больницами и федеральными клиниками.

М.Фишман: Я про отчётность и про то, как кошмарят, продолжу. Только я про театры спрошу. Вы наверняка знаете про уголовное дело «Седьмой студии». Знаменитый режиссёр Кирилл Серебренников сидит под домашним арестом. Софья Апфельбаум, бывший руководитель профильного департамента в Министерстве культуры, тоже бывший руководитель театра, сидит под домашним арестом. Алексей Малобродский, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии», сидит в СИЗО, за решёткой уже пять месяцев. Отчётность проверять надо, это понятно. Но здесь масштаб выдвинутых обвинений и агрессия, которая при этом проявляется, выходят за мыслимые пределы. Театральное сообщество реагирует. Союз театральных деятелей уже сказал, что это, по сути, демонстративная избирательная акция устрашения, кампания, развёрнутая против театров. Они говорят, что законы такие, что такие претензии можно предъявлять любым театрам. По сути, криминализуется нормальная, обычная театральная деятельность. Хватай любого. Союз музеев России их тоже поддержал, тоже говорят, что законы надо менять. И конечно, я хочу спросить, как Вы смотрите на это дело конкретно и на всю эту ситуацию?

Д.Медведев: Я думаю, что наши представители творческих профессий правы в том, что законодательство в этой сфере крайне несовершенно. Применительно к театрам, кинопроизводству, целому ряду других творческих профессий.

Я тоже неоднократно это обсуждал с ними. К сожалению, перемены не так быстры, как нам бы всем хотелось. Всё крутится вокруг государственных закупок и государственных услуг. Это так называемый 44-й закон, который диктует в общем вполне понятные конкурентные требования. И мы все за конкуренцию. Рынок есть рынок. Но как только мы переходим в творческий мир, все эти критерии дают сбой. Одно дело – закупать скрепки и карандаши по конкурсу, а другое дело – реквизит, или создавать что-то на сцене, или заниматься кинопроизводством где-нибудь в далёкой деревне. Какой там конкурс? Единственный исполнитель? Это первое.

Второе. Я с этим уже неоднократно сталкивался, ко мне обращались режиссёры: знаете, мы фильм снимаем, сейчас все заложено в систему, которую Минфин предложил, систему контроля и администрирования по линии казначейства. Всё это хорошо, мы с этим полностью согласны, но как нам расплатиться с плотником, который нам какие-то декорации создаёт где-то в далёком сибирском местечке? Нам нужны наличные деньги, без них мы ничего не сделаем, у него нет счёта, с ним невозможно расплатиться карточкой.

Мы идём навстречу, и по системе казначейского сопровождения я лично дважды давал указание каждый год, чтобы здесь были применены более гибкие критерии. Но в целом система государственных подрядов и государственных закупок применительно к театрам, к кинопроизводству, к другой творческой деятельности должна стать более лояльной. Но, как обычно, вопрос в пределах этой лояльности. Мы с вами не можем допустить и другой ситуации, когда нам скажут: знаете что, вот я буду снимать фильм, мне нужно 5 млн рублей, выдайте мне всё это наличными, потому что я не смогу ни с кем из участников кинопроизводства расплатиться иным способом. Отчитываться – ну какие-то бумажки вам принесу.

Тоже вопрос. Поэтому здесь нужно создать работающую модель. Это первое. Второе – это, конечно, вопрос точности отражения всех этих действий в бухгалтерии. Вы сказали, что наши коллеги из творческой среды говорят, что подобные претензии, по их мнению, можно предъявить к любому творческому производству – к кинопроизводству, и к театральному производству. Наверное, огрехи есть у всех, но всё-таки задача тех, кто этим занимается, по максимуму следовать существующим правилам. Это сложно, но этому нужно уделять внимание. Так делают во всём мире. Таким образом, движение должно быть встречным – с одной стороны, нужно создать более понятную, более работоспособную, более лояльную, если хотите, рамку творческой деятельности и её оформление в правовом виде для творческих профессий, а с другой стороны, сами представители творческих профессий, сами организации, которые этим занимаются, должны максимально внимательно следить за тем, что у них происходит.

Теперь в отношении этого дела. Мне, конечно, сложно сейчас комментировать, потому что там ещё следствие идёт. Дело очень резонансное, комментировать подобного рода вещи – неблагодарная история. Надо точно разобраться, где там возможные нарушения, а где, по сути, необходимость принятия оперативных решений, которые не выходят за рамки закона. Надеюсь, что следственные и судебные структуры с этим смогут разобраться.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, Вы позволите, я уточню (потому что Вы сами говорите, что резонансное дело, и действительно нашу аудиторию это очень и очень беспокоит) про избирательность? Буквально на днях Следственный комитет прекратил уголовное дело против директора другого крупного театра, это Новосибирский театр оперы и балета, по срокам давности. Они похожи, эти сроки давности, а тут люди сидят в СИЗО. И это как бы избирательность…

Д.Медведев: Я Вам скажу так, Михаил, мне было бы очень грустно, если бы окончательные решения принимались только с учётом истечения сроков давности. Желательно всё завершить в положенные законом сроки. Это первое. Второе. Всегда у всех процессов есть разные стороны. Есть правоохранительные органы, есть суд, а есть истцы, которые, например, считают, что в действиях тех или иных людей, лиц, организаций, в том числе творческих, содержатся составы административных или уголовных преступлений. И эти истцы имеют право на обжалование, в том числе решений, которые принимаются МВД, прокуратурой и даже судом. Применительно к другим казусам, о которых Вы говорите, я не знаю, как они будут поступать. Это в их праве. Так может и государство поступать, так поступают и другие участники.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальным проблемам. Ещё одна острая проблема – цены на лекарства. Из аптек вымывается дешёвый ассортимент. Это явление последних лет. Производителям и торговцам выгодно работать с дорогими лекарствами. Даже если говорить о списке жизненно необходимых лекарств, там ведь наценка фиксируется, и, конечно, тоже им выгодно, чтобы лекарство было как можно дороже. Это важнейшая проблема, и это тема, которая касается проблемы бедности, о которой Вы говорили. Какие здесь принимаются меры?

Д.Медведев: Это действительно важнейшая тема, она касается абсолютно всех людей в нашей стране, потому что лекарства так или иначе принимают все. Мы говорили о контроле. Это та сфера, где контроль государства должен быть неослабным, постоянно жёстким. Кто этим занимается? Этим занимается Федеральная антимонопольная служба в целом в рамках государственного регулирования. Мы сейчас с учётом того, что экономика у нас рыночная, конечно, не регулируем в полном объёме цены на лекарства, но следим за сбалансированностью этих цен. И это важнейшая задача государства, Правительства и Федеральной антимонопольной службы.

Каким образом достичь этой сбалансированности? Деньги там вращаются огромные. Я сегодня с утра специально, понимая, что так или иначе мы будем об этом говорить, позвонил министру, спросил, на что мы рассчитываем в будущем по поводу финансирования, приобретения лекарственных средств по федеральной и региональной линии. Это приблизительно полтриллиона рублей ежегодно – федеральные и региональные бюджетные средства. Они через бюджет и через систему обязательного медицинского страхования идут. Надо следить, чтобы эти деньги шли на дело, чтобы они были направлены на приобретение действительно жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это список, который утверждает Правительство. Я как Председатель Правительства его подписываю. Сейчас он состоит из 699 наименований. Было 400–500 наименований, а сейчас уже почти 700. Это очень важно: чем шире этот список, тем выше доступность этих препаратов.

Второе. Очень важно следить за обязательным ассортиментом в аптеках, чтобы не происходило так: лежит дорогой препарат, а дешёвого препарата нет. И это дело контрольных инстанций. За этим обязательно должны следить и Минздрав, и антимонопольная служба, и другие организации, которые призваны за этим наблюдать.

Третье. Очень важно, чтобы сами препараты были и качественные, и разумно дешёвые, чтобы они продавались по приемлемым для людей ценам. Как этого достичь? Понятно, всё, что покупается за валюту, всегда дороже. У нас и вера определённая сформировалась в то, что иностранная таблетка работает лучше, чем российская. К сожалению, не беспочвенно. Целый ряд производителей действовал не очень красиво. Надо обязательно наводить порядок на фармакологическом рынке. У нас сейчас приблизительно 70% препаратов в стоимостном измерении приобретается из-за границы и только 30% – внутри страны. Но по наименованиям ситуация иная: у нас 60% наименований, так называемых международных медицинских непатентованных наименований, приобретается внутри страны и только 40% – из-за границы. Если взять список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, там уже 85% приобретается внутри страны.

Почему я об этом говорю? Это не только поддержка нашей фармацевтической промышленности. Просто объективно это дешевле. И это не зависит от колебаний иностранной валюты и соотношений между рублём и другой валютой. Вот это ключевая задача. Это и есть импортозамещение, которым мы занимаемся и на которое мы должны обращать самое пристальное внимание.

Наконец, самое важное. Нужно, чтобы все участники этого рынка вели себя ответственно. Мы сейчас приняли решение о том, чтобы маркировать лекарства по-новому и использовать другую упаковку. Сразу же появились вопросы – мол, это приведёт к росту стоимости лекарств и так далее. Нам нужны качественные, а не поддельные препараты. Нам нужна нормальная, современная фармацевтическая промышленность. Мы знаем, сколько там проблем и махинаций. Поэтому нужно навести на этом рынке порядок. Тогда в аптеках будут нормальные, дешёвые российские препараты, не хуже иностранных.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, позвольте к хлебу насущному, в прямом смысле. В России несколько лет подряд рекордный урожай зерна, в том числе пшеницы. В связи с ростом поставок из нашей страны падают цены и на мировом рынке, и внутри России. Для аграриев это проблема. Режутся инвестпрограммы, сокращаются рабочие места. Планирует ли государство жёстче регулировать зерновой рынок? И как в итоге сбалансировать цены и интересы аграрных производителей?

Д.Медведев: Я начну с того, что мы добились выдающихся результатов. Просто здесь хочется похвалить всех аграриев. И в конечном счёте похвалить те меры, которые мы принимали для поддержки сельскохозяйственной отрасли. 140 млн т зерна – зерновых и зернобобовых – это результат, которого никогда не знала наша страна, ни в каком веке, ни при каком строе, ни при каком государстве. Результат выдающийся. Теперь нужно этим грамотно распорядиться.

Мы превратились в самого крупного нетто-экспортёра пшеницы и зерновых. Это капитал, это валюта. И в принципе это может помочь нашим аграриям. Поэтому, если мы выйдем на уровень экспорта порядка 45–50 млн т, а этот урожай позволяет это сделать, с соблюдением всех норм о переходящих запасах, чтобы всё было в порядке с обеспечением хлебом, зерном всех производителей, – это решит многие задачи. Это первое.

Второе. Надо, конечно, вкладываться в глубокую переработку зерна. Это современные технологии, это производство аминокислот, это просто огромное количество различных добавок, которые используются в том числе для поддержки животноводства, для развития животноводства. Это второе.

Третье: очень важно, чтобы наши логистические возможности были приведены в соответствие с нашими возросшими возможностями по производству зерна. То есть это инвестиции в порты, инвестиции в дороги.

И четвёртое, но связанное с третьим, – это тарифная составляющая. С учётом конкретных результатов, которых мы добились в этом году, выдающихся результатов по сбору урожая, мы приняли ряд решений, и ещё примем, о том, чтобы поддержать аграриев за счёт использования более низких тарифов на железнодорожные перевозки.

И.Зейналова: А вагонов-то у нас хватит?

Д.Медведев: Хватит.

М.Фишман: Если можно, спрошу у Вас о политике снова. Мы подводим итоги года. Один из итогов года: в этом году очень много заменили губернаторов, около 20 замен – уволены, поставлены исполняющими обязанности. Была группа весной, потом большая группа осенью. Это беспрецедентный масштаб замен. Я, по крайней мере, такого не помню. Среди них много «варягов», то есть тех, кто изначально не связан с регионами, на которые их ставят. Среди них есть, кстати, и заместители министров в вашем Правительстве. Вы их, наверное, хорошо знаете. Поэтому интересно, что Вы об этом думаете. В частности, меня волнует такой вопрос: не означают ли такие масштабные перестановки, с которыми мы впервые сталкиваемся, что за этими новыми губернаторами де-факто закрепляется статус представителя центральной власти на местах, несмотря на их формальную избираемость? Вроде бы выборы есть, но тем не менее?..

Д.Медведев: Если говорить об общей тенденции, то мне она кажется правильной. Она, кстати, появилась не сейчас, не в этом году. Она была и в предыдущие годы, и даже в предыдущий период. Мы достаточно активно начали эти процессы, связанные с омоложением губернаторского корпуса, наверное, уже, лет восемь-десять назад. Действительно, сейчас это был большой отряд людей, относительно молодых, которые получили новые назначения. Но я обращаю внимание, что пока они только временно исполняющие обязанности. Их ещё должны избрать. Часть из них уже получила доверие, в том числе те самые «варяги», о которых Вы говорите. Это не является ключевым фактором, хотя, конечно, люди всегда, когда голосуют, смотрят: свой – не свой, разбирается в проблемах или не разбирается.

Я во многих регионах был и в период, когда избирательная кампания была, и смотрел, как работают назначенцы, за которых тогда ещё не проголосовали. Я был, честно сказать, приятно удивлён, как быстро они погрузились в местный материал. Знаете, есть какие-то колебания: вот человек умный, толковый, но как он на землю встанет? Сможет он разговаривать с людьми на одном языке, принимать решения вполне земные, а не рассуждать абстрактно о том, как кривая доходности будет расти? Очень неплохо они вписались. Конечно, всё будет зависеть от них, их команд, от того, как они будут работать. Это касается и бывших заместителей министров, это касается и других людей.

Теперь в отношении того, кто такой губернатор. Я напомню, что губернатор – это не президент субъекта Федерации в том смысле, в котором мы понимаем фигуру общенационального Президента, который является гарантом Конституции.

Вообще, руководитель субъекта Федерации, как правило, или в 99 процентах случаев, – это глава исполнительной власти. Поэтому они де-факто и де-юре и так являются участниками большой вертикали исполнительной власти, во главе которой стоит Правительство, соответственно, правительство субъектов Федерации и те лица, которые принимают исполнительные решения в муниципальных образованиях. Их не надо из этого контекста вырывать. Но, конечно, самое главное – это поддержка людей. И сейчас другая группа людей, которые получили подобные назначения, должна доказать свою работоспособность в этих условиях.

Я ведь не только глава Правительства, но и руководитель крупнейшей политической партии. Я со всеми кандидатами встречался и с каждым из них разговаривал, спрашивал (особенно это касается, например, заместителей министров): заместитель министра – очень высокая должность, в то же время ты отвечаешь за конкретную отрасль или подотрасль и в ней можешь быть докой, абсолютным авторитетом для кого-то, принимать управленческие решения в масштабах всей страны. А здесь тебе нужно будет заниматься другими вещами. Ты должен разбирать всякие спорные ситуации, заниматься жильем, следить за канализацией, водопроводом, газоснабжением. Ты к этому готов? Тебе это интересно? И надо отдать им должное, они все говорят: да, это вызов, это интересно, мы хотим быть полезными своей стране и конкретному региону.

Посмотрим, что у них получится.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пытался вспомнить, куда я сам за этот год съездил к новым губернаторам. Тула, Ярославль, Иваново, Калининград, Киров, Самара, Новгород, Рязань, Пермь – всех не упомню. Но знаете, какая штука? Я, конечно, не начальник, я рядовой избиратель, налогоплательщик, но всё-таки как журналист тоже что-то вижу. Омоложение состоялось, обновление тоже состоялось, но в принципе система управления остаётся в общем-то старой. У нас государство вроде как федерация, а управление в известной степени унитарное. Взять те же самые межбюджетные отношения. Для того чтобы выполнить майские указы Президента, регионы, в том числе те, которые я перечислил, залезали в долги. Есть разные механизмы решения этой проблемы. Но в целом, по Вашим ощущениям, если эти долги прощать, то их списывать? Или, может быть, предоставить регионам больше самостоятельности, для того чтобы наша, по сути, унитарная федерация стала больше федерацией? Хотя это опасная штука. Не всякий регион это может потянуть. Палка о двух концах, я понимаю.

Д.Медведев: Вот видите, Вы, не будучи начальником, как Вы сказали, уже всё абсолютно правильно разложили в том смысле, что здесь всегда палка о двух концах и нужно держать баланс.

Действительно, наши регионы все очень разные. Одно дело Москва, а другое дело, например, Чукотка. И по масштабам, и по населению, и по удалённости от центров.

Второе. У всех регионов есть свои проекты. Я уверен, что абсолютное большинство этих проектов создавалось для того, чтобы помочь региону, помочь людям, развить экономику. В ряде случаев эти проекты были не очень хорошо просчитаны. Залезли в долги, в том числе в коммерческие долги, назанимали денег.

С.Брилёв: Необязательно по майским указам.

Д.Медведев: Необязательно. Я говорю в основном про инвестиционные долги.

И.Зейналова: Майские указы так и не выполнили, а в долги залезли.

Д.Медведев: И такое бывает. Хотят показать, как у них инвестиции хорошо идут, в то же время не следят за бюджетной сферой. Всё это есть. Поэтому ситуации разные. Как мы собираемся эти ситуации разрешать? Или как помогать регионам? А помогать им всё равно придётся. Несмотря на федеративный характер государства, всё равно мы несём всю полноту ответственности – я имею в виду федеральное Правительство – за то, как работают экономические механизмы в регионах.

Что нужно делать? Конечно, нужно посмотреть, что это за кредиты. И по возможности (мы это делали в этом году и в прошлом году) перевести часть коммерческих кредитов в бюджетные. Это, безусловно, помощь, потому что там другая кредитная ставка. Приблизительно 50% этих кредитов мы уже перевели в бюджетные кредиты.

Второе – можно подумать о реструктуризации задолженности. И такие решения принимались. В общей сложности её реструктурировали приблизительно на 700 млрд. Это тоже существенная помощь.

Третье, условно, – система дотаций, трансфертов, поддержки самих регионов. В этом году это чуть больше 600 млрд рублей. Все эти меры в совокупности позволяют удерживать ситуацию. Но, конечно, руководители регионов должны вести себя ответственно. И когда они принимают решения, они должны прежде всего просчитать свои социальные обязательства, и это самое главное, что есть: зарплата, пособия, какие-то иные выплаты, которые идут за счёт регионального бюджета, включая, естественно, и то, что положено по указам Президента от 7 мая 2012 года. То есть, развитие собственной социальной сферы, и уже после этого – развитие экономики. Поэтому это вопрос выстраивания приоритетов. Но мы губернаторам – и новым губернаторам, и тем, кто уже давно работает, – будем помогать, конечно.

С.Брилёв: Но в принципе регионам самостоятельности прибавить стоит, как Вы считаете?

Д.Медведев: Понимаете, это ещё одна тема, которую я не назвал. Мы сейчас проводим мониторинг так называемых федеральных полномочий – иными словами, что они могут забрать из федеральных полномочий, что не могут. Нужно смотреть, как это соотносится с региональными полномочиями, потому что часть регионов говорит: да мы и это готовы взять. Берут, а потом исполнить не могут.

С.Брилёв: Ну да, у нас асимметричная Федерация такая получится.

Д.Медведев: Понимаете, здесь вопрос в чём: у нас не может быть абсолютно симметричной Федерации, потому что, если бы у нас все наши территории, земли были абсолютно одинаковыми, тогда было бы легко, но они же очень разные. Экономические возможности разные. В Москве, ещё раз говорю, 15 миллионов человек, а на Чукотке или в Ненецком округе – 40–50 тысяч человек. Юридически полномочия одинаковые, но мы понимаем, что осуществлять их можно очень по-разному. И это нужно всё принимать во внимание.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте тему сменить. В мире технологическая революция идёт. Мы все это понимаем и смотрим, с одной стороны, с большим интересом, а с другой стороны, есть некоторое напряжение, потому что все ключевые решения, ключевые исследования ведь не у нас – они в США и Европе. Уже, я думаю, Китай скоро подтянется. А у нас-то есть шансы вернуться в число лидеров? Мы не опоздаем?

Д.Медведев: Есть шансы, но медлить уже нельзя – нужно заскакивать в идущий и ускоряющийся поезд. Потому что этот поезд, надо по-честному сказать, набрал обороты сначала без нас. В этом смысле Вы правы. Мы долгое время находились в ситуации, когда вынуждены были просто выживать. Это происходило в 1990-е годы. В 1980-е годы этому вообще особого внимания не уделялось. И только сейчас мы начали создавать основу своего технологического развития. Для этого всё есть. Есть институты, есть деньги. Наверное, не фантастические, но всё-таки довольно приличные деньги, которые аккумулированы в различных фондах поддержки. Есть инструменты, которые уже опробованы. И самое главное, есть люди. Уж талантливых-то людей у нас очень много.

Чего нет? Нет пока способности быстро преобразовывать технологические новинки в работающие и коммерчески успешные проекты. Вот с этим у нас всё не очень хорошо обстоит. Не очень мы это умеем.

В.Фадеев: Так всегда было, к сожалению.

Д.Медведев: К сожалению, в этом смысле мы действительно не можем похвастаться каким-то великолепным прошлым, тем не менее этому тоже можно научиться. Есть ведь страны другие, где очень хорошо умеют коммерциализировать и гораздо хуже умеют выдумывать. Что-то списать, срисовать – да. А самим придумать тяжелее.

Нам, конечно, нужно научиться этой самой коммерциализации. На это должны быть обращены и государственные усилия, и усилия бизнеса. Бизнес должен вкладываться в НИОКР, должен вкладываться в исследования в сфере IT, в современные технологии.

Мне лет десять назад приходилось, по сути, палкой крупные компании туда загонять, чтобы они какие-то инвестиции планировали. Потому что компании огромные, доходы огромные, а на НИОКР у них там какие-то слёзы... «У нас и так всё хорошо. А всё, что нам нужно, мы у них купим». А сейчас мы уже и у них не купим, и свои исследования не вели как надо.

Поэтому, действительно, это задача исключительной важности. Но я уверен, что шансы встать в один ряд с наиболее продвинутыми странами у нас есть. Мы же такие задачи решали в XX веке, и сейчас можем.

И.Зейналова: Я, может быть, больше всех здесь (после Вас, конечно) интересовалась киберновинками. Несколько недель подряд шла эта тема, одно за одним. Может быть, Вы видели, что по всему миру хватали наших компьютерщиков, называя их хакерами, обвиняя в том, что они взламывали Google, PayPal, всё что угодно. Мы даже не будем говорить, виноваты они, не виноваты, и тем не менее… Существует уже такая вещь, как кибервойна. Я понимаю, что мы уже не купим какие-то вещи, сами изобретём, тем не менее сейчас люди, которые глубоко «погрязли» в компьютерном мире, глубоко забрались и строят этот компьютерный мир, говорят о том, что мы должны обеспечивать свой киберсуверенитет. Помимо обычного суверенитета. То есть война ведётся на суше, на море, в воздухе и теперь она может вестись ещё в киберпространстве. Вы всё время говорите: цифровая экономика, маркировки и тому подобное, врачи будут лечить по телевизору… Как при этом обеспечить безопасность людей, которые всё равно будут находиться под ударом тех же хакеров, которым неизвестно что в голову придёт?

Д.Медведев: Да, это задача мирового масштаба. Конечно, лучше не кибервойна, а киберсотрудничество, к чему мы, кстати, всё время призываем наших партнёров в разных странах.

К сожалению, если говорить о международном законодательстве, о конвенциях в сфере кибербезопасности, в сфере регулирования отношений в области цифровых технологий, мы сейчас, по сути, на нулевом уровне. Человечество никуда не продвинулось, условно, с периода 70–80-х годов прошлого века, а мир изменился самым радикальным образом.

Киберсуверенитет – как его надо понимать? Мы должны быть самодостаточными, но не закрытыми. Самодостаточными в том смысле, что у нас должны быть все современные кибертехнологии, которые позволяют нам развивать экономику. Об этом мы уже сегодня говорили. Закрытость – вредная история, потому что мы тем самым можем себя отрезать и превратиться в государство, которое вообще не развивается. Здесь надо искать баланс.

И.Зейналова: Тогда будут подбирать отмычки к этой закрытости.

Д.Медведев: Тогда будут подбирать отмычки и всё равно делать какие-то гадости. По поводу упрёков, которые в наш адрес раздаются. Это действительно сейчас расхожая тема, избитая песня, которую поют нам постоянно, о том, что вообще все хакеры в мире – это агенты Кремля. Такое ощущение, что мы только этим и занимаемся. Это отдельный сформировавшийся мировой рынок.

И.Зейналова: Кстати, они к нам лезут, эти хакеры?

Д.Медведев: Все лезут ко всем. Нисколько не сомневайтесь. Все пытаются следить друг за другом. Поэтому упрекать в этом одну нашу страну – это смешно. Все это отлично понимают, но для некоторых государств это превратилось просто в способ решения внутренних политических проблем, способ внутренней разборки.

Надо принимать эти решения. Надо заниматься серьёзными вещами в сфере обеспечения кибербезопасности, а не орать, что вокруг одни хакеры из той или иной страны. Что имеется в виду – противодействие террористической угрозе. Вот это реальная проблема. Террористы реально используют современные технологии. С этим надо бороться, причём бороться вместе, всем государствам, которые с этим столкнулись. Это первое.

Второе – это все современные цифровые технологии, на которых сегодня строится мир. Поэтому, я уверен, здесь поводов для сотрудничества гораздо больше, чем поводов для ревности или подозрений.

И.Зейналова: А защита каким образом… Я понимаю, государства сотрудничают, но они же должны и защищать себя друг от друга, как бы они ни дружили. Есть вилка интересов.

Д.Медведев: Защита здесь заключается в том, чтобы иметь самодостаточные возможности внутри страны – сетевые, по контролю за теми или иными информационными потоками. Но, скажем прямо, абсолютной защиты, которая будет существовать десятилетиями или даже годами, не существует. Потому что на каждую меру, связанную с киберзащитой, всегда находится та или иная уловка. Это то соревнование, которое будет идти в мире постоянно, в этом никаких сомнений нет. Мы просто к этому должны быть готовы. Мир в этом смысле изменился.

И.Зейналова: Насколько мы готовы? Что Вам говорят, докладывают? Вы много этим занимались. Насколько мы защищены?

Д.Медведев: Я скажу так: мы защищены сейчас с учётом разных решений – и открытых, и закрытых, и денежных, и правовых – в принципе не хуже, чем другие крупнейшие страны. Тем более на нас огромная ответственность как на ведущей ядерной стране, как на самой большой по территории стране, как на постоянном члене Совета Безопасности.

С.Брилёв: Хочу спросить про традиционно дружественные российско-американские отношения. Здесь присутствует ряд ведущих еженедельных программ. Серия пересечений Путина и Трампа во Вьетнаме произошла перед выходными, после чего мы это всё разбирали по мелким деталькам, предполагая, что за человек Трамп, не слишком ли он зигзагообразно менял некоторые свои заявления по ходу азиатского турне. Но мы предполагали, а Вы с Трампом увиделись через два дня после этого на саммите на Филиппинах. Рукопожатия там были. Вы общались. Дмитрий Анатольевич, что он за человек? С ним вообще можно иметь дело?

Д.Медведев: Я общался недолго, так, как это происходит на подобных саммитах, а до меня такое же общение было у Президента страны. Я уже об этом говорил: если говорить о внешнем впечатлении, то он доброжелательный, желающий установления полноценных контактов, всё абсолютно адекватно воспринимающий политический деятель. И мы действительно сидели, обсуждали разные вопросы во время этого ужина. Он вспоминал о нашем сотрудничестве в период Второй мировой войны и говорил о том, что это важно и для России, и для Америки. В этом смысле контакт вполне нормальный. Уверен, и об этом Президент Путин тоже говорил, что у него всё в порядке в личном взаимоотношении.

Проблема ведь заключается не в наших личных отношениях. Это, конечно, важно, но это всё-таки подчинённая история по отношению к тем решениям, которые мы принимаем, по отношению к той атмосфере, которая создаётся. А вот она в отношениях между нашими странами, между Соединёнными Штатами Америки и Россией, очень плохая. Я бы сказал, она отвратительная. Она самая плохая во всяком случае за весь тот период, который я помню. А я помню ещё встречи Леонида Ильича Брежнева с различными президентами Соединённых Штатов. И вот это, конечно, очень плохо.

С.Брилёв: Вы уже упомянули, что есть вещи, которые используются из внутриполитических соображений. То есть Россия – такое пугало, на самом деле за счёт упоминания России как-то решаются всякие дела. Из последних новостей: коллеги с телеканала RT (Russia Today) за последние сутки лишены аккредитации в Конгрессе Соединённых Штатов, хотя как это влияет на национальную безопасность, абсолютная загадка. Было много обвинений в адрес России: вы во всём виноваты. Хотя как-то странно. Как во всём виноваты? Кто первым внёс в списки иноагентов? Дошло до сокращения диппредставительств. В Вашингтоне говорят, что всё дело во вмешательстве России в выборы, в Москве всё отвергается. Как Вы считаете (лично – не лично, системно – не системно), шанс на улучшение российско-американских отношений упущен? Надежды были, что при Трампе будет как-то по-другому.

Д.Медведев: По поводу виновности – это наша достаточно избитая тема, и отвечать на вопрос о виновности тех или иных сил или государств можно именно так, как принято говорить: дело не в том, кто виноват, а в том, что с этим делать. У нас есть своя позиция, она всем известна. Мы не считаем, что действовали таким образом, чтобы испортить наши отношения. Но сейчас дело не в этом. Вопрос именно в том, что делать. Вы говорите: упущен ли шанс? Я думаю, что шанс всегда существует. Об этом говорил и Президент страны, и коллеги из Министерства иностранных дел, и я, конечно, тоже говорил. Вопрос в том, чтобы начать полноценное общение по важнейшим, существеннейшим темам. Вот смотрите: ко мне приезжают представители крупного американского бизнеса – у нас есть комиссия по иностранным инвестициям, там 10–12 человек из Америки, это всё первые лица корпораций, которые стоят сотни миллиардов долларов. У кого-нибудь из них хоть какая-то политическая тема звучала? Они все говорят: хотим работать – хотим работать на российском рынке, хотим работать вместе с вами. Бизнес хочет. Если говорить о человеческой позиции, то, я уверен, она тоже сильно отличается от политики, которую сегодня проводит вашингтонский истеблишмент и от которой, кстати, в значительной степени страдает и Президент Трамп.

С.Брилёв: Это, конечно, королевство кривых зеркал получается.

Д.Медведев: У нас есть ощущение, что целый ряд американских политиков пытаются решить собственные задачи за счёт нас, пытаются воздействовать на своего Президента, именно разыгрывая эту самую российскую карту. Эта штука достаточно редкая, потому что в предыдущей истории такого я не могу припомнить, разве что 1950-е годы, период маккартизма, но и то тогда речь не шла о том, чтобы сводить счёты с собственным Президентом.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему Соединённых Штатов. Соединённые Штаты, собственно говоря, не скрывают, что санкции против России призваны в том числе заместить наш газ на европейском рынке. Мы в этой связи не останемся ли в газовой изоляции? В начале года американцы анонсировали новый санкционный пакет. Мы к нему готовы? Вообще, мы понимаем, что можем оказаться в ситуации стран, которые десятилетиями живут под санкциями?

Д.Медведев: Если говорить откровенно, мы весь XX век провели под санкциями. Я неоднократно об этом говорил, западные страны вводили санкции в отношении Советского Союза и впоследствии новой России – 10 раз. Если говорить об известной поправке Джексона – Вэника, она действовала около 40 лет. Уже и государства этого не стало, и проблема эта исчезла, а поправка действовала. Поэтому мы всё время жили под санкциями. А сейчас наши партнёры пытаются ещё эти санкции сделать долговечными, то есть зацементировать при помощи этого закона, сделать таким образом, чтобы даже Президент Соединённых Штатов не мог их отменить. Потому что по поправке Джексона – Вэника, напомню, было решающее слово Президента, он мог отложить действие этой пресловутой поправки. Теперь и у Президента нет этих полномочий, на что мы обращали внимание, что это в известной степени ограничение даже исполнительной власти Президента США.

Но бог с ними, с этими санкциями, мы выжили с ними и в XX веке, и сейчас выживем. Мы научились это делать, мы научились все эти трудности превозмогать. В чём-то нам это даже помогло. Курс на импортозамещение, совершенно очевидно, не появился бы в том виде, в котором он сейчас реализуется, без этих новых санкций. Это просто вредит всем.

Последний пакет явно направлен на то, чтобы ограничить наши газовые возможности в Европе. Почему? Здесь позиция совершенно циничная: мы хотим поставлять свой сжиженный природный газ в Европу, русские нам мешают свои трубопроводным газом, своим трубным газом так называемым, поэтому мы хотим их выдавить. Абсолютно беззастенчиво, даже у европейцев волосы дыбом встают. Правда, не у всех, потому что, к сожалению, наши коллеги в Брюсселе тоже начали эту ситуацию слегка мутить, принимая решения, направленные на то, чтобы на наши поставки распространить так называемую Третью газовую директиву, Третий энергетический пакет. Но будем надеяться, что в Европе разум возобладает и эти газовые проекты будут реализованы, потому что они носят коммерческий характер и обоюдовыгодны и для Европы, и для России.

С.Брилев: Дмитрий Анатольевич, дабы завершить эту международную часть, есть одна история, где нам бы подучиться. Я имею в виду взаимодействие с международным спортивным сообществом. Под угрозой участие наших спортсменов в зимней Олимпиаде в Корее. ВАДА как-то не убеждается в чистоте наших спортсменов. Доклад Макларена всё ещё висит на горизонте. Какие выводы можно сделать из происходящего со сборной и как Правительство собирается помочь нашим спортсменам?

Д.Медведев: Мы, естественно, находимся в постоянном поиске выхода из сложившейся ситуации, и мои коллеги по Правительству этим занимаются, и вообще всё Правительство так или иначе этим озабочено, и Президент этим неоднократно занимался и высказывал свою позицию. Здесь нужно отделить две вещи. Первая – это наша позиция по допингу. Она остаётся прежней и недвусмысленной: мы против использования допинга. У нас есть определённые проблемы с этим, и мы с этим будем бороться, что ни в коей мере не ставит под сомнение блестящий результат Российской Федерации на нашей зимней Олимпиаде. Это была честная и абсолютно объективная победа, и никакие иностранные силы никогда нас не убедят в том, что всё было сделано как-то не так. Всё было достигнуто за счёт усилий наших спортсменов и за счёт той атмосферы поддержки, которая сложилась в тот период в Сочи.

Это одна сторона. А вторая сторона заключается в том, что, вот Вы говорите: ВАДА не убеждается. Да никто ни в чём не хочет убеждаться! Эта тема стала абсолютно политической, абсолютно автономной, и допинг здесь имеет 30% от этой темы. Всё остальное – это политические манипуляции.

К сожалению, эта тема стала основой для раскрутки очередной антироссийской кампании. Причём мы чувствуем, что её пик должен прийтись на определённый политический цикл, для того чтобы показать, как у нас в этом смысле всё плохо обстоит. В этом есть определённый, вполне очевидный замысел. Спорт любят, за наших спортсменов болеют. Если взять и отрезать наших спортсменов, естественно, это вызывает у всех нас чувство разочарования. Поэтому это в чистом виде, на мой взгляд, уже теперь политика. Если раньше были какие-то сомнения, то теперь этих сомнений не осталось. Это касается и доклада Макларена. Есть там и другие персонажи, типа Родченкова, который какие-то дневники публикует. Но это, мне кажется, уже скорее психиатрическая проблема. Достаточно посмотреть на эти дневники, чтобы понять, что этому гражданину нужна прежде всего психиатрическая помощь, а не какая-то другая. Но это мы оставим в стороне. А в целом эта ситуация очень сильно разочаровывает.

И.Зейналова: Но они уже замахиваются на чемпионат мира. Родченков и про это начинает писать.

Д.Медведев: Это политика. Это всё стало инструментом политического манипулирования. Мы, конечно, будем всему этому противодействовать на всех этажах общения, во всех организациях, но нужно понимать, что это политическая кампания – не спортивная, не кампания, связанная с противодействием допингу, – которая развёрнута против нашей страны, и только так её и оценивать.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, выборы Президента не за горами, в марте следующего года. Владимир Путин не объявляет пока, пойдёт ли он на выборы. Вы председатель партии «Единая Россия». Наверняка в партии обсуждается идея, чтобы партия выступила с инициативой, выдвинула Путина в президенты. Наверняка? Это первый вопрос.

Второй. Вы лидер правящей партии «Единая Россия». Может быть, Вы готовы выдвинуть свою кандидатуру на выборы?

Д.Медведев: В отношении кандидатов на должность Президента всё будет понятно уже совсем скоро. Вы позицию «Единой России» и мою позицию отлично знаете.

Если действующий Президент страны Владимир Владимирович Путин выдвинет свою кандидатуру или согласится на её выдвижение, безусловно и недвусмысленно наша партия и я лично как председатель партии будем всячески его в этом поддерживать, потому что считаем, что он является успешным Президентом, который руководит нашей страной. В этом плане всё должно быть сделано в рамках закона. Кто будет выдвигать – в конечном счёте зависит от самого кандидата. Какой способ кандидат избирает – такой способ, например, «Единая Россия» и поддержит. Если Владимир Владимирович себя в этом смысле согласится выдвинуть и если такая поддержка ему потребуется, то, конечно, «Единая Россия» эту поддержку, вне всякого сомнения, обеспечит.

Что касается меня лично, то в текущем политическом сезоне я себя в этом качестве не вижу, но работать я продолжу.

М.Фишман: Если Владимир Путин пойдёт на выборы, вы его поддержите и он выиграет (в этом мало кто сомневается), то к концу следующего срока он Президентом проработает в совокупности 20 лет. И ещё в промежутке – четыре года Премьер-министром. Брежнев, Вами упомянутый, у власти был меньше в итоге, чем получится у Путина. У меня вопрос очевидный: это не нарушает, с Вашей точки зрения, принцип сменяемости власти, который у нас в Конституции заложен?

Д.Медведев: Мне кажется, всякого рода нарушения возможны или могут быть так оценены только в том случае, если речь идёт о нарушениях закона. Ситуация, когда то или иное лицо побеждает прямо и недвусмысленно за счёт абсолютной поддержки населения, не может рассматриваться как нарушение закона, если всё это происходит в рамках действующей Конституции и в рамках действующего законодательства. Это касается и того, о чём Вы говорите, и разных других стран. Достаточно вспомнить, что происходит в той же Германии, где одна и та же политическая сила, один и тот же кандидат на протяжении десятилетий может быть главой правительства. А, по сути, глава правительства там – это в значительной степени глава государства, потому как все полномочия там находятся, и ни у кого это не вызывает сомнений. Поэтому всё, что находится в рамках конституционных полномочий и основано на народовластии, на мнении народа, соответствует закону. И это нормально.

М.Фишман: В Германии меньше получается по срокам.

Д.Медведев: То ли ещё будет!

М.Фишман: Алексей Навальный. Аудитория моих коллег его, наверное, знает хуже, чем наша аудитория, потому что на центральные телеканалы его не пускают, на выборы тоже не пускают. Но в марте этого года он выпустил фильм-расследование, посвящённый Вам. Вы тогда очень скупо на это реагировали, Вы говорили «компот», «чушь» – в таких терминах, несмотря на то что был достаточно большой общественный резонанс, люди на улицы выходили. И я, конечно, хочу спросить, может быть, Вы хотите что-то добавить к этому?

Д.Медведев: Нет. Я всё сказал, когда охарактеризовал всё, что там было сделано, во время одного из интервью. Других комментариев у меня нет. Что мне это комментировать? Чем больше комментируешь всяких обормотов и проходимцев, тем для них лучше, они на это и рассчитывают.

М.Фишман: В продолжение темы. Вы как юрист почему в суд не подали тогда?

Д.Медведев: Именно для того, чтобы подобных людей не раскручивать. Потому что создание опусов типа этих фильмов преследует одну простую политическую цель – раскрутить себя и создать напряжение. А с учётом характеристики этих граждан, которые всем этим занимаются, зачем мне создавать им дополнительную рекламу? Никакого смысла в этом нет. Если они проходимцы, значит проходимцы.

Но это не значит, что люди и организации, кого этот фильм затронул, не имеют права на защиту. Если вы следили за информационной поляной, в последнее время было несколько судов по разным линиям, где информация, которая содержится в этом опусе, была признана не соответствующей действительности, признана ложной и подлежит опровержению, а также устранению из информационных источников. Теперь вопрос в том, как эти решения исполнить. На создателях подобных опусов как раз лежит ответственность за исполнение судебных актов. А они вступили в законную силу. Если такого исполнения не происходит, должна наступать административная или уголовная ответственность.

Я, кстати, считаю, что нам надо подумать о том, чтобы усилить административную и уголовную ответственность за неисполнение решений судов. Думаю, что этим можно было бы озаботиться и Правительству, и депутатам Государственной Думы.

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, всё, что сейчас обсуждается, рассматривается через призму выборов – спорт, безопасность, пенсии, бюджет и тому подобное, всё равно выборы где-то на подкорке. Не будем спекулировать, кто будет следующим премьером, кому раздадут портфели, потому что по Конституции Президент будет обязан отправить Правительство в отставку и набрать новое. Вы сейчас, через пять с половиной лет работы во главе Правительства, – абстрактно, для некоего абстрактного премьера после выборов-2018 можете подвести итог, как это Правительство сделать эффективнее и так распределить обязанности, чтобы оно работало, не дублируя себя, не пропуская какие-то отрасли? Потому что иногда кажется, что где-то два человека, а где-то ни одного.

Д.Медведев: Вы знаете, давать советы – дело не очень благодарное. Структура будущего Правительства будет определяться избранным Президентом. Если Вы меня спрашиваете в отношении структуры действующего Правительства (оно действительно довольно давно уже работает, пять с половиной лет – это в известной степени большой период), я не могу сказать, что она идеальная, но в какой-то момент она была принята Президентом, Правительством как достаточно оптимальная. Но мы её меняли. Я напомню, что мы создавали некоторые министерства типа Министерства Крыма, а потом упраздняли их, когда считали, что задачи выполнены. Мы отдельные министерства просто расформировали – типа Министерства регионального развития, передав его полномочия в другие места. Но при этом сохранили министерства по делам Кавказа и по развитию Дальнего Востока. Это всё работа, которую надо почувствовать, кто бы этим ни занимался в Правительстве, кто бы ни возглавлял Правительство, как удобно работать. Я напомню, у нас были разные правительства, в некоторых был один вице-премьер, а в некоторых (в современной России) – 12 или, по-моему, даже 13 вице-премьеров. Говорить, что один всегда лучше, чем 13, или наоборот, неправильно. Вопрос в том, как распределить нагрузку.

У меня, естественно, есть своё представление о том, как должно работать Правительство. Наверное, нам чего-то не удалось сделать, наверное, есть чем заниматься с точки зрения структуры Правительства, оптимизации технологических процессов. Та же самая цифровая повестка дня ведь стоит и перед технологиями, в которых работает Правительство. Это совершенно очевидно. Бумаги, которые мы все создаём, действительно в значительной степени уже пора менять на современные цифровые способы управления. Сделать это непросто. Правительство – высший исполнительный орган, и целый ряд решений, которые мы принимаем, вступают в силу немедленно и имеют внешне тихие последствия, но результаты могут быть тектоническими. Поэтому действовать нужно очень ответственно.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, сейчас, оглядываясь назад, какой самый сложный вызов для вашего Правительства? Это, может быть, дешёвая нефть, санкции, что-то ещё? И достойно ли Правительство ответило на него, на этот сложный вызов?

Д.Медведев: Я коротко Вам отвечу. Самый сложный вызов – это оба этих вызова. Одновременно. Никогда в истории нашей страны не бывало, чтобы драматически обвалились цены на нефть и были введены санкции. Бывало или одно, или другое. Я даже не говорю про структуру экономики – она как была неидеальной, так и остаётся. И вот этот вызов был в известной степени уникальным.

Как мы с ним справились, пусть оценивают граждане нашей страны, но мне кажется, что целый ряд решений, которые мы приняли, оказались абсолютно адекватными. И даже выход из рецессии оказался несколько быстрее, чем многие представляли, не говоря уже о том, что проседание было существенно ниже, чем, например, в 2008 и 2009 годах. Тогда у нас ВВП и промышленное производство упало на 8%, а в этот период только на 3%. Тем не менее очевидно, что, наверное, можно было сделать и больше.

И.Зейналова: То есть Вы довольны проделанной работой?

Д.Медведев: Никогда нельзя быть довольным всем. Мы должны всегда иметь разумную долю скепсиса в отношении всех решений, которые принимаем. Это совершенно точно. И это совет любому правительству.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, тогда последнее. Вам самому нравится быть премьер-министром? Вообще, похоже, нравится. Каким Вы будущее своё видите? Мы ходили вокруг да около, но я всё-таки задам этот вопрос.

Д.Медведев: Я как-то на эти темы размышлял. И отвечу приблизительно так же, как один раз отвечал, потому что это абсолютно искренний ответ. Мне всегда (наверное, в жизни повезло) нравилось то, чем я занимаюсь, – и когда я был студентом, и когда был аспирантом и молодым преподавателем, и когда начал заниматься юридической практикой, начал заниматься какими-то вопросами бизнеса. И после этого – когда меня позвали в Москву и я стал работать в Администрации Президента, потом руководителем Администрации Президента. Потом перешёл на работу в Правительство, потом был избран Президентом страны. И сейчас работаю Председателем Правительства. Это всё исключительно интересная работа. Она, вне всякого сомнения, является огромным вызовом и, с другой стороны, приносит удовлетворение. В этом плане я достаточно счастливый человек, потому что это очень интересная работа.

С.Брилёв: А дальше-то что?

Д.Медведев: Дальше будем служить России – именно потому, что мне не только нравится та работа, которой я занимался в течение всей своей трудовой биографии, но мне просто нравится жить и работать в Российской Федерации.

Кстати, для того, чтобы всё-таки завершить не вопросами, адресованными лично ко мне, а какими-то привычными словами… Мы с Вами уже приблизительно в таком формате 10-й раз встречаемся. У нас сегодня, правда, последний день осени, но Новый год уже точно не за горами – ещё не началось активное празднование, но ёлки уже кое-где появляются. Люди начинают готовиться к новогодним праздникам. Поэтому, пользуясь этой возможностью, я хочу, уважаемые коллеги, вас всех сердечно поздравить с наступающим Новым годом и поздравить всех граждан нашей страны, пожелать им счастья и здоровья.

С.Брилёв: Спасибо большое, с наступающим! На этом ежегодная программа «Разговор с Дмитрием Медведевым» завершена. Всего доброго и до встречи.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410113 Леонид Гольдорт

Самый умный. Как научиться делегировать, чтобы выжить

Леонид Гольдорт

Генеральный директор компании СДЭК

Мой опыт довольно типичен. Работа 24 на 7, раскаленный от звонков телефон, очередь у кабинета — все из-за неумения делегировать полномочия. Как разорвать этот круг и упорядочить свою жизнь?

Делегировать или нет? Коротко отвечаю: «Конечно, делегировать». Но как на это решиться? Давайте вообще попробуем разобраться, почему многие бизнесмены боятся этого, почему делегирование кажется многим опасным и почему все-таки стоит отважиться.

Существует несколько опасных стереотипов:

Никому нельзя верить;

Сотрудники априори хотят обмануть;

Лучше меня это никто не сделает;

Главная задача менеджера — контроль;

Западные методики ведения бизнеса нам не подходят.

Если вы вдруг обнаружили у себя в голове одну или больше таких установок, то забудьте про удовольствие от работы и про успешный бизнес. Расскажу кратко о проблемах, с которыми я сталкивался, когда начинал свой бизнес.

В 2000 году мы с партнером основали компанию СДЭК. Основным видом деятельности компании была экспресс-доставка документов и грузов по России. Мы начинали бизнес без денег, без связей и без знаний про доставку. Я с самого начала доверял людям, был готов к игре вдолгую. Я не стеснялся быть дилетантом в глазах своих сотрудников и пытался брать людей, которые сильнее меня. Я нормально отношусь к ошибкам и своим, и своих сотрудников. Как можно расти, не совершая ошибок? Никогда не понимал директоров, которые тотально контролируют работу сотрудников, я не из таких. У меня была мечта — найти «волшебного» менеджера, которому можно рассказать про компанию, про цели, и дальше он будет сворачивать горы.

В результате моего безграничного доверия я получил сбежавшего с деньгами главного бухгалтера, вскрывшего сейф курьера, бесконечное количество директоров, ушедших с базой клиентов и открывших свой бизнес с похожим названием и видом деятельности. Первые семь лет мне было безумно трудно, у меня не было команды. У меня было открыто 20 филиалов, но 18 из них приносили убыток, и мне очень сильно хотелось уволить 18 директоров. Я работал 24 часа в сутки без выходных и отпусков. Мой телефон всегда был раскален от звонков, в мой кабинет всегда стояла очередь.

Было очень тяжело. Я нормально относился к таким урокам жизни, поэтому долго не горевал, но сделал следующие выводы:

Доверие — это здорово, но без контроля точно ничего не выйдет. Мы разработали систему KPI, систему отчетности, и стало легче.

Ничего не получится, если ты не в теме. Необходимо погружаться в бизнес-процессы хотя бы на «верхнем уровне».

«Волшебных» людей не существует. Это было главным моим разочарованием в жизни.

Я ведь и правда верил, что можно нанять очень дорогого специалиста и он все сделает. Я брал на работу очень дорогого финансового директора, которая все время убеждала меня в невозможности сделать нормальную отчетность в нашей компании. Она демотивировала весь состав топ-менеджеров. После того как я уволил ее, ко мне пришла молодая девушка с очень скромным послужным списком и за два месяца сделала то, что, якобы, было невозможным.

То же самое было с директором по HR. Она была безумно дорогая для меня, однако кроме красивых слов и брошенного на середине проекта ничего не произошло. После пришла девушка, окончившая девятимесячные курсы HR, и сделала то, чем я сейчас горжусь.

Потом появился коммерческий директор, который знал и умел больше, чем я, и который впоследствии построил самую большую структуру в компании. Я стал больше обращать внимание при подборе на ценностные установки, чем на профессионализм. И это сработало.

Так со временем у меня появилась команда единомышленников. Мне удалось внушить менеджерам мысль про то, что самая важная цель для них — это тоже формирование команды. И сейчас на каждой планерке, помимо KPI, мы всегда обсуждаем команду каждого из них. Очень важно, когда в компании команда есть и во второй линии. Это тот самый «золотой фонд», который готов на подвиги. Когда мы открываем новые филиалы, то возглавляют их уже проверенные бойцы, выращенные внутри.

Знаете, что произошло? У меня не звонит телефон на работе. Почти все вопросы могут решаться без меня, а когда я уезжаю в отпуск, то дела почему-то идут лучше.

Мой совет всем начинающим бизнес: сделайте построение команды самой важной задачей в жизни, и тогда вопрос делегирования отпадет сам собой.

P.S. И перестаньте считать себя самыми умными. Это глупо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410113 Леонид Гольдорт


Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 30 ноября 2017 > № 2405816

Развитие локализации и промкооперации обсудили на конференции InRussia

В 2017 г. конференция InRussia, которая собрала на своей площадке более 400 участников из более 35 регионов России, а также Германии, Италии, Японии, Кореи, Польши, Испании, США и Швейцарии, была посвящена не только локализации производства, а локализации технологий, знаний и компетенций и приобрела весьма практический смысл: было объявлено о ряде инициатив по кооперации иностранных и российских производителей.

Начало серьезного диалога о критериях и глубине локализации было положено на пленарном заседании, где Заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Василий Осьмаков рассказал о готовящихся дополнениях в постановления Правительства РФ о принципах отнесения продукции к отечественной и поддержке локального производства. Фокус делается государством не на объем вложенных средств и даже не на количество рабочих мест, а на перенос технологий, знаний и компетенций. Чем глубже передел, тем больше преференций. Важными факторами Made in Russia становятся не просто факт построенного завода, наличие на нем локального R&D, а доля экспорта, степень использования локальных компонентов и сырья, количество ключевых технологических операций, перенесенных в Россию.

Присутствовавшие главы производственных компаний Mitsubishi Heavy Industries, Bayer, Wilo своими примерами подчеркивали готовность международного бизнеса играть по новым правилам локализации 4:0.

Глава Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп, соорганизатор конференции InRussia, привел пример концерна Volkswagen, который в 2018 году планирует удвоить экспорт своей российской продукции. По прогнозам г-на Шеппа, германская экономика в ближайшие годы сохранит свое лидерство в направлениях трансфера технологий, развития в России локальных промышленных компетенций и прямых инвестиций в российское производство.

В ходе всей конференции речь шла не только об осуществленных ранее инвестициях, но и о будущих. О своих намерениях работать в партнерстве с иностранными технологическими компаниями и расширять производство говорили и российские компании. Так, председатель совета директоров, генеральный директор производственной компании ООО «АЛТАИР», построившей ранее крупное предприятие в Липецкой особой экономической зоне, объявил о планах создания производства на Дальнем Востоке и планах по выходу на экспорт.

После пленарного заседания работа конференции продолжилась в необычном для России формате в открытой зоне, где параллельно с B2B сессиями и переговорами проводились презентации, подписания соглашений и другие мероприятия.

Конференция ежегодно проводится в целях обеспечения диалога международного бизнеса и потенциальных российских партнеров и является точкой входа иностранных компаний на российский рынок и дальнейшей локализации, в том числе в индустриальных парках. Организаторами «InRussia» в 2017 году выступили Ассоциация индустриальных парков России и Российско-Германская Внешнеторговая палата - AHK Russland, а среди ключевых деловых партнеров мероприятия были ведущие зарубежные бизнес-объединения – Американская торговая палата в России AmCham, Корейская ассоциация международной торговли KITA, Японская ассоциация по торговле с Россией (ROTOBO), филиал Ассоциации итальянских промышленников Confindustria Italia, Франко-российская торгово-промышленная палата (CCI France Russie), Канадская Деловая Ассоциация в России и Евразии (CERBA) и Бельгийско – Люксембургская торговая палата в России (CCBLR).

Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 30 ноября 2017 > № 2405816


Китай > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 29 ноября 2017 > № 2412828

Китай активно продвигает развитие промышленного туризма, планируя создать к 2020 году 100 баз для подобного рода туризма на государственном уровне.

Промышленный туризм - это экскурсии на различные действующие или когда-то действовавшие производственные объекты. Немало экспертов считают его новым инструментом экономического развития городов.

На днях Государственное управление по делам туризма КНР опубликовало "дорожную карту" по развитию промышленного туризма на ближайшие три года, согласно которой в качестве образцовых баз промышленного туризма государственного уровня было выбрано 20 предприятий. Они заняты в производстве, в частности, вина, китайской водки, лекарств, молочной продукции, изделий из шелка, фарфора и косметики.

На всекитайском совещании по промышленному туризму, которое проходит со вторника в центральнокитайской провинции Хубэй, ведомство также презентовало регламентирующие промышленный туризм стандарты.

Стало известно, что Китай поставил цель к 2020 году ежегодно привлекать к промышленному туризму 240 млн человек, а ежегодные доходы от такого рода туризма должны достичь 30 млрд юаней /4,5 млрд долларов США/.

В прошлом году центры промышленного туризма по всей стране приняли 140 млн туристов и выручили от этого 21,3 млрд юаней.

Китай > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 29 ноября 2017 > № 2412828


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 28 ноября 2017 > № 2418318 Сергей Левкин

Почувствуйте разницу.

Реновация в Москве должна качественно поменять облик многих районов города. Столичные власти уже объявили о том, что нашли 210 площадок для строительства «стартовых» домов и прорабатывают еще более 170 пятен застройки, приближая старт самой масштабной строительной программы в истории Москвы. О ее перспективах, а также о том, почему участники программы, оставшись в пределах своего района проживания, попадут в Новую Москву, а также в чем разница между сносом пятиэтажек первого периода индустриального домостроения и реновацией, в интервью информационному центру столичного правительства рассказал руководитель департамента градостроительной политики города Москвы Сергей Лёвкин.

ИЦ: Какие принципиальные задачи решает программа реновации?

С.Л.: Сразу скажу, что это, в первую очередь, социальная программа. Появилась она не случайно - у нас уже был опыт реализации подобных программ. Я имею в виду «волну» сноса ветхих пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. И понимая, что аналогичные по конструктиву дома через 15-20 лет будут уже в неудовлетворительном, а возможно и в аварийном состоянии, мы решили продолжить программу. Подчеркну, что на это нас подтолкнули не только технические показатели старых пятиэтажек. За последние годы мы получили более 250 тысяч обращений граждан с просьбами о сносе устаревших домов. Впрочем, реновация это не просто снос, речь идет о создании новой городской среды, которая качественно изменит жизнь почти 1 млн москвичей.

ИЦ: Критики программы все время как мантру повторяли, что дома можно не сносить, а реконструировать.

С.Л.: Судите сами, износ жилья, которое включено в программу, находится в диапазоне от 40% до 60%. Никакой реконструкцией тут проблему не решить. Региональная программа капитального ремонта, которая стартовала несколько лет назад в Москве, показала, что сделать комплексный капитальный ремонт в старых пятиэтажках практически невозможно. Нет такой технологии, которая позволила бы улучшить качественные характеристики квартир и самих домов. Из-за инженерных и технических особенностей эти строения обречены на снос. Приведу такой пример: в ряде домов, в квартирах стандартные отопительные приборы под окнами отсутствуют, трубы регистров отопления квартир вмонтированы в поперечные панели. Прокладка новых стояков с установкой отопительных приборов открытым способом значительно уменьшит полезную площадь квартир. В некоторых домах реконструкция системы отопления приведет к срезке балконов. При этом технической возможности их последующего восстановления уже не будет, если только не провести частичную разборку наружных стен.

ИЦ: Насколько серьезно поменялись параметры программы за последнее время?

С.Л.: Из программы исключено два дома. Теперь в списке - 5175 домов. Так решили собственники жилых помещений и на это у них есть полное право, которое прописано как в федеральном, так и московском законе. Кроме того, к концу года должно увеличиться число стартовых площадок. Сейчас они находятся в проработке и по мере готовности будут включаться в программу реновации. В остальном параметры практически не изменились. Напомню, что нам предстоит работать с устаревшим жилфондом общей площадью почти 16 млн. квадратных метров. До 1 августа 2019 года будет разработана вся необходимая градостроительная документация. Мы по-прежнему считаем, что программу можно реализовать за 15 лет и завершить ее в 2032 году.

Новые дома, который появятся в кварталах реновации, будут иметь улучшенные эксплуатационные характеристики и прослужат не 50, а 100 и более лет. Благодаря гибким планировочным решениям, в новых домах будут созданы комфортные условия для проживания разных социальных групп горожан - молодых семей, пожилых или маломобильных граждан. Применение энергоэффективных технологий в строительстве даст возможность жильцам сократить расходы на оплату коммунальных услуг. Кроме того, мы готовы создавать рядом с жильем всю необходимую социальную инфраструктуру и места приложения труда. Тем самым можно достигнуть двух целей - сократить время и затраты жителей на поездки в центр, где сейчас сосредоточены места приложения труда, и улучшить транспортную ситуацию во многих районах Москвы. Немаловажно и то, что яркие и нестандартные фасады новых домов улучшат внешний вид районов.

ИЦ: Сколько всего будет построено жилья в рамках программы реновации, и как изменится обеспеченность москвичей жильем после завершения строительства?

С.Л.: Сейчас назвать точную цифру я не берусь. Только для переселения людей из пятиэтажек нам нужно построить более 20 млн. квадратных метров. Вероятно, суммарный объем будет еще больше, поскольку как показывают опросы посетителей шоу-рума квартир по реновации, более половины участников программы желали бы улучшить свои жилищные условия. Докупить комнаты или квадратные метры участники программы смогут с помощью льготных ипотечных инструментов, которые сейчас разрабатываются. Напомню, что очередники в рамках программы реновации будут получать положенные дополнительные метры.

Что же касается обеспеченности жильем, то в Москве она сейчас составляет 19,7 квадратных метра на человека. Этот низкий показатель. Даже в российских городах-миллионниках он выше, например в Казани он составляет 24,9 кв.м./чел., в Ростов-на-Дону – 25,7 кв.м./чел., а в Воронеже – 27,5 кв.м./чел. Уступаем мы и крупным мегаполисами мира: в Токио аналогичный показатель находится на уровне 25,9 кв.м./чел., в Лондоне – 31,5 кв.м./чел., а в Нью-Йорке – 41,8 кв.м./чел. Естественно, наша задача - повысить показатель в Москве.

ИЦ: В чем разница между программой сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения и программой реновации?

С.Л.: Тогда, 18 лет назад, у людей ничего не спрашивали. Сегодня гражданское общество изменилось, нужны другие подходы. Когда встал вопрос о продолжении программы, мэр решил пойти навстречу жителям и распорядился организовать электронное голосование по вопросу включения того или иного дома в программу. Те, кто не знаком с информационными технологиями могли проголосовать в центрах госуслуг «Мои документы» или провести общее собрание собственников помещений и там решить судьбу дома.

В ходе «первой волны» сноса людям предоставляли квартиры как в «инвесторских», так и построенных за счет средств города домах. Сегодня все по-другому. Программа реновации реализуется исключительно за счет средств городского бюджета под контролем Правительства Москвы. Впервые в бюджете прописана строка, связанная с реализацией программы реновации. За четыре года, включая 2017 год, на реализацию данной программы выделены значительные финансовые ресурсы 400 млрд. рублей. Все жилье, предоставляемое для переселения, будет сдаваться с отделкой стандарта «комфорт-класс». В квартирах также будут высокие потолки, улучшенная по сравнению со старыми пятиэтажками звукоизоляция, застекленные лоджии и балконы, организовано место для установки кондиционеров и другие преимущества.

Чтобы жители могли ознакомиться с будущим жильем, на ВДНХ в сентябре текущего года открылся шоу-рум, где представлены все варианты типовых квартир с отделкой «комфорт-класса». На сегодняшний день его уже посетило более 32 тысяч москвичей.

Программы различаются и своим масштабом. В первом случае мы работали с 1722 домами, а во втором предстоит с 5175. Такой масштабной программы обновления жилого фонда не было за всю историю Москвы. Думаю, что и в других крупных мегаполисах мира аналогичных работ никогда не было.

ИЦ: Многие эксперты отмечают, что московское правительство выбрало очень жесткие критерии отбора стартовых площадок. Не рискуете ли вы, взяв на себя такие сложные обязательства?

С.Л.: Первый и самый главный критерий – переселение людей в районе проживания. Это норма прописана в Федеральном законе и ее, хочешь не хочешь, надо выполнять. Сейчас, когда подбор стартовых площадок продолжается, мы стараемся разместить каждое новое пятно застройки максимально близко от сносимых домов. В ряде случаев люди не только не покинут своего района, но даже останутся в своем квартале, то есть фактически переедут на несколько сот метров от того места, где жили раньше. Мы не хотим нарушать комфорт граждан и кардинально менять то, к чему они привыкли.

ИЦ: Место старое, но по сути это уже будет новый город, Новая Москва.

С.Л.: Да это действительно будет новая Москва, но не в смысле географии, а в смысле инфраструктуры. Мы старались найти максимально «чистые» площадки, чтобы не переносить и реконструировать старые инженерные сети, а сразу прокладывать новые. Особо подчеркну, что мы будем вынуждены заменить всю старую инженерную инфраструктуру, находящуюся в кварталах реновации. То, что она устарела – это одна часть проблемы. Главное в том, что она не выдержит тех нагрузок, которые нужны для новых кварталов – ни по теплу, ни по электроэнергии, ни по воде, ни по канализованию.

Конечно же, мы учитывали мнения жителей. Представители префектур специально выезжали на место и говорили с местными жителями. Эти встречи не носили характер публичных слушаний, но были очень ценны поскольку позволили нам выявить реальный срез мнений относительно возможности строить в этих местах. Если большинство опрошенных были не против строительства, то такая площадка, как правило, сразу попадала в предварительные списки программы.

ИЦ: Сейчас ведется разработка технического задания для проектирования жилых домов по программе реновации. Что в него закладывается? Какими мы увидим новые дома?

С.Л.: Наверно, для наглядности можно было бы сравнить характеристики пятиэтажных домов, вошедших в программу и того жилья, что строится сегодня. Но я, если честно, не хочу сравнивать пятиэтажки и новые дома. В конце 50-х, начале 60-х годов строительство велось по совершенно другим нормативам. Взять хотя бы такой факт, что энергоэффективность старых домов на 50 процентов ниже, чем тех, что строятся сейчас. Изменились требования к проектированию, появились новые проектные решения, стали другими материалы.

Во всех новых домах будут лифты, которых в пятиэтажках никогда не было. А еще в «хрущевках» был минимальный уровень безопасности. В случае пожара жильцам приходилось туго - специальных эвакуационных лестниц не было. В новых домах они предусмотрены нормами, причем будут ограничены от другого домового пространства. Кроме того, датчики пожарного извещения вовремя предупредят спасателей. А система дымоудаления поможет спасти жизни людей.

Новые системы учета ресурсов станут одним из главных в технологической «начинке» домов: двухтарифные счетчики помогут сэкономить на электроэнергии, а устройства учета потребления холодной и горячей воды позволят платить только за ту воду, которая вытекла из крана. Добавьте сюда еще учет тепла потребленного конкретной квартирой. Новые двери и окна сделают дом теплее, потребление ресурсов сократится, а коммунальные платежи уменьшатся.

Немаловажно, что все первые этажи новых домов будут нежилыми, там появятся сервисные службы, аптеки, магазины и все, что связано с повседневной жизнью людей.

Изменения коснутся и благоустройства прилегающих территорий. Все стандарты такого благоустройства утверждены правительством. Кое-что, например, новую детскую площадку уже можно увидеть возле шоу-рума квартир по реновации, который сейчас работает на ВДНХ. Во дворах появятся приватные территории, без машин и там можно будет гулять или заниматься спортом. Все дворы будут зелеными. По стандартам будут высаживаться взрослые деревья высотой до 5 метров. Квартальная застройка будет располагаться таким образом, чтобы минимизировать шумовые и экологические воздействия на двор. Очень важно, что вся инфраструктура будет появляться одновременно со строительством жилья.

ИЦ: Масштабы программы реновации огромны. Как планируется контролировать качество возводимого жилья?

С.Л.: Нас часто об этом спрашивают и недоумевают: Как же вы будете контролировать такие большие и такие разные процессы, да еще и растянутые по времени. В Градостроительном кодексе и вообще в российском законодательстве все выстроено довольно четко - начиная с разработки проекта планировки территорий, до получения итоговых актов о соответствии построенного здания проектным требованиям. Мы практически застрахованы от градостроительных ошибок, но для того, чтобы все шло успешно, необходим постоянный контроль. Дома по реновации будут проходить шесть этапов контроля качества, о которых мне хочется рассказать подробно.

Первый – это проверка проектов планировки на соответствие региональным нормативам градостроительного проектирования. Благодаря им мы знаем сколько мест в детских садах, поликлиниках, школах проектировщики должны заложить для определенного количества жилья. Мы также знаем, какой должна быть улично-дорожная сеть, сколько должно быть озелененных территорий, какой должна быть маршрутная сеть общественного транспорта с учетом того, что появятся дополнительные жители. А еще нормативы нам подскажут, сколько должно быть машиномест и какими они должны быть – наземными или подземными.

На втором этапе будут проверяться уже сами проекты квартир. Особое внимание уделим соблюдению норм по звукоизоляции и соответствие требованиям комфорта и безопасности жилых помещений.

В ходе третьего этапа проектную документацию проанализируют специалисты Мосгосэкспертизы. Они должны проконтролировать соответствие проектов требованиям стандарта «комфортное жилье». Если в техническом задании был пункт о создании доступной среды для маломобильных граждан, то Мосгосэкспертиза обязательно проверит, как запроектирован вход в подъезд, действительно ли он находится на уровне земли, чтобы не создавать дополнительных проблем молодым мамам с колясками и инвалидам-опорникам.

На четвертом этапе Фонд реновации жилья, как технический заказчик, будет контролировать качество используемых строителями конструктивных и отделочных материалов и их соответствие существующим стандартам. Пятый этап – проверка строящихся объектов специалистами Мосгосстройнадзора, которые также будут контролировать качество строительства и его этапы реализации проекта. Завершающим этапом станет выдача заключения о соответствии дома проекту и получение разрешение на ввод в эксплуатацию.

Также отмечу, что решением Мэра Москвы Сергея Собянина при Мосгосстройнадзоре создана лаборатория, которая должна будет оценивать звукоизоляцию, пожарную безопасность и другие параметры жилых домов и прочих объектов. Специалисты этого учреждения будут контролировать качество материалов, используемых при отделке жилых помещений.

ИЦ: Известно, что первые дома могут быть построены уже через два года. Как будет проходить процедура переселения жителей?

С.Л.: Жители домов будут уведомлены заблаговременно о сроках переселения. Кстати, первые переезды начнутся раньше, чем будут построены первые дома. Все дело в том, что сейчас заканчивается переоборудование и отделка по стандарту «комфорт-класса» в 12 муниципальных домах, которые построены в рамках государственной программы «Жилище». Они были предназначены для других целей, но Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение включить их в программу. Как только отделка квартир в этих домах будет соответствовать стандартам «комфорт-класса», туда переедут первые участники программы. Площадь этих домов составляет 150 тыс. квадратных метров. Они находятся в трех округах – Северном, Восточном и Западном. С их конкретными адресами можно познакомиться на официальном сайте Мэра Москвы.

Напомню, что при переселении жителям будет предоставлено равнозначное жилье. То есть человек получит жилую площадь не менее той, что есть в его квартире. При этом общая площадь новой квартиры будет на 30% больше.

Городские власти окажут содействие в переселении ветеранов, одиноко проживающих граждан, пенсионеров, инвалидов, многодетных семей. При переселении семей с инвалидами-колясочниками планируется предоставлять им квартиры на нижних этажах со специально увеличенными дверными проемами и коридорами. Это будет предусмотрено в проекте, чтобы увеличить мобильность колясочников в домашних условиях

На выбор дадут посмотреть как минимум две квартиры. Сейчас сложно сказать будет ли это выбор по этажам, но возможность посмотреть на квартиры у переселенцев будет.

ИЦ: По закону квартира должна быть предоставлена в районе проживания, а как быть, если кто-то из переселенцев захочет переехать в другой район?

С.Л.: Именно потому, что такая норма содержится в законе, мы не сможем предложить жильцу другой район для переселения. Но в рамках гражданско-правовой сделки с Фондом реновации, который является главным оператором программы, можно будет приобрести квартиру в другом районе. Также можно будет обменять новую квартиру на такую же, но в другом районе. Такая возможность рассматривается.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 28 ноября 2017 > № 2418318 Сергей Левкин


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 28 ноября 2017 > № 2405687 Александр Петриков

Комментарий. Академик Петриков: за десять лет численность занятых в сельском хозяйстве сократилась на 45%.

Сельское хозяйство России демонстрирует несомненные успехи, но в то же время и многие старые проблемы остаются, и появляются новые. Сокращается численность занятых в сельскохозяйственном производстве — за последние десять лет их численность сократилась на 45%. Это 1,4 млн человек. Хорошо это или плохо? Почему не решается проблема справедливого распределения государственной помощи среди аграрных производителей? Почему фермерские и личные хозяйства производят половину продовольствия в стране, а субсидий из государственного бюджета получают менее 10%?

О нерешенных вопросах сельскохозяйственного производства в России откровенно высказался директор ВНИИ аграрных проблем и информатики, академик РАН Александр ПЕТРИКОВ, с которым встретился издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ.

— Александр Васильевич. Ходит шутка, что аграрные проблемы начинаются с самого названия вашего института…

— Да, Игорь Борисович, эта шутка действительно довольно распространена в экспертном сообществе, даже один высокий начальник как-то сказал: «Теперь я знаю, откуда берутся проблемы в нашем сельском хозяйстве», на что я ответил: «Представьте, что наш институт назывался бы Всероссийский институт аграрных успехов». Там, где есть успехи, науке и экспертам делать нечего.

— Я думаю, что было бы востребовано сейчас такое название института – Институт аграрных успехов. У нас везде успехи, но почему-то про деньги как-то не очень активно говорят. Все деньги, я слышал, уходят в крупные холдинги – это так или нет?

— Ну, если оставить иронию по поводу названия нашего института и по поводу успехов в сельском хозяйстве, то мы действительно знаем, что экономический рост на селе стал уже устойчивым явлением, о котором говорят практически все. Но он был бы еще больше, если бы у нас более эффективно распределялся аграрный бюджет – федеральный и региональный.

— Что в этом смысле показала перепись населения? Вот сейчас подводятся ее итоги.

— Всероссийская сельскохозяйственная перепись, которая состоялась в 2016 году, была второй в истории новой России и принесла немало неожиданных результатов. В частности, если говорить о распределении бюджета, то всем участникам переписи (сельскохозяйственным организациям, индивидуальным предпринимателям) был задан вопрос: получали ли они субсидии и дотации из государственного федерального или регионального бюджета в 2015 году. И распределение ответов таково: положительно ответили на этот вопрос 75% представителей крупных хозяйств, но отнюдь не малых предприятий…

— То есть 75% довольны жизнью?

— Да, но все-таки хочу заметить, 25% не получали субсидий и дотаций. А если взять микропредприятия, то этот процент составляет 56%, а если взять фермеров и индивидуальных предпринимателей — то это 34%. То есть мы видим, что перепись подтвердила, собственно, в количественном выражении давно известный факт, что в нашем сельском хозяйстве малый и средний бизнес примерно раза в 2 поддерживается государством в меньшей степени, чем крупные.

— Я правильно понял, что этот самый малый и средний бизнес производит примерно половину продовольствия?

— Да, это так. И в последнее время мы видим несколько инициатив правительства, которое ужесточило контроль за целевым и эффективным распределением средств государственного бюджета, озаботилось вопросом, как деньги довести до субъектов Российской Федерации. Но позвольте спросить, а что делается внутри субъектов? Как эти деньги попадают на крестьянские счета? Вот я считаю, что это второй самый главный вопрос, который придется решать.

— Александр Васильевич, в этом году 40 лет, как я занимаюсь сельской темой в журналистике. И 40 лет, и последние 25 лет после реформы наиболее интенсивно идут разговоры, как довести деньги до крестьянина. Вот на каком этапе они начинают идти куда-то не в ту сторону? Я не говорю, что их воруют, я этого не утверждаю – я просто говорю, что они куда-то в другую сторону начинают идти, они до крестьянина не доходят. Для этого, собственно, образовывался «Россельхозбанк» в 1991-1992-х гг., если я правильно помню. Сначала был «Агропромбанк», потом «Россельхозбанк», потом он куда-то исчез, потом опять «Россельхозбанк» образовался заново уже специально для того, чтобы довести деньги до крестьян, потому что крупные банки до села не доходят. Почему это надо все через администрацию областей проводить? Почему не сразу?

— Да, действительно… Я думаю, что проблема распределения ресурсов вообще в России – не только бюджетных, но и вообще проблема распределения – нас больше волнует, чем проблема эффективности производства. Это, Игорь Борисович, было до нас и будет после нас. Но если говорить опять-таки без иронии…

— Без иронии невозможно, Александр Васильевич.

— …неравномерное распределение бюджета – я скажу сейчас, может быть, непопулярную и не вызывающую у вас одобрение мысль – отчасти было обусловлено распределением в пользу крупного бизнеса, когда нам пришлось в срочном порядке решать проблему продовольственной независимости страны, в относительно короткий срок, за 10 лет, заполнить рынок отечественным продовольствием, и эту проблему решили крупные хозяйства. Но сейчас речь идет о другом. Сейчас иные задачи выдвигаются. Стоит задача производства более качественного продовольствия, задача экономического роста в сельском хозяйстве не на закупке иностранных технологий, как это было в последние лет 15-20 назад, а на отечественных технологиях, чтобы продукция была значительно удешевлена и была лучшего качества. Вот эти проблемы должны решать не только крупные хозяйства, но и малый, и средний бизнес. И необходимо думать над перераспределением ресурсов.

И еще на один аспект хочется обратить внимание. Да, действительно, у нас двухступенчатое доведение средств. Почему нельзя сразу из федерального бюджета, скажем, из федерального казначейства деньги доводить на счета крестьянских хозяйств и сельхозорганизаций? У нас бюджетная система так устроена. У нас регионы располагают собственными бюджетными возможностями, и они тоже должны участвовать в софинансировании сельского хозяйства. Собственно, так аграрный бюджет построен во всех странах с федеральным устройством – возьмите, например, в Европе: там есть аграрный бюджет ЕС, который формируется в Брюсселе, там есть аграрный бюджет на уровне стран ЕС, а, например, в странах с федеративным устройством (в Германии) есть аграрный бюджет земель. Но когда говорят о европейском опыте, забывают одно: что касается производственных субсидий, там все правила распределения формируются в бюджете, и ни одна страна ЕС не может их изменить.

Я думаю, что и у нас надо построить так бюджет, чтобы производственные субсидии, от чего непосредственно зависят объемы производства, и правила распределения этих денег формировались в Москве, и регионы в этот процесс не вмешивались. У нас же конечные правила субсидирования, дотирования сельского хозяйства пишутся не в Орликовом переулке, а в каждом субъекте Российской Федерации.

— Я напомню нашим читателям: Орликов переулок – это там, где находится Министерство сельского хозяйства.

— Так как правила бюджетирования пишутся не в центре правительством, а каждый регион добавляет свои условия и критерии получения этих денег, здесь много злоупотреблений. Я думаю, что необходима реформа бюджетирования нашей отрасли, с тем чтобы именно здесь, в Москве, определялись конечные правила распределения субсидий.

— И адреса, Александр Васильевич.

— И адреса.

— Фермеры же все известны, они все реестровые – прямо из Москвы можно им на счета деньги перечислять.

— Надо сказать, что в Министерстве сельского хозяйства на самом деле ведется реестр бюджетополучателей, но он является только ведомственным ресурсом, этот бюджет. Здесь необходимо будет подумать и об определенных системах общественного контроля за этим реестром.

И должен сказать, что все-таки не надо путать две цели аграрной политики. Вот я уже сказал, что нам надо было за последние 10-15 лет решить в короткие сроки проблему продовольственной независимости страны, то есть наполнить рынок отечественным продовольствием, прежде всего рынок крупных городов, межрегиональный рынок. Эту задачу мы в целом успешно решили.

— Надо четко сказать, что эту задачу решили агрохолдинги.

— Агрохолдинги. Но в то же время мы упустили социальные аспекты нашей аграрной политики. Приведу такую цифру, что показала перепись. Перепись показала, что, например, за последние 10 лет общая численность занятых в сельскохозяйственных организациях, в фермерских хозяйствах сократилась на 45% – 1 миллион 400 тысяч работников были выведены из сельского хозяйства, а мы продолжаем обрабатывать все ту же площадь (125 миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий), ту же самую посевную площадь (около 78 миллионов гектаров). Значит, пришли… Высвобождение в таком количестве работников сельского хозяйства – это плата за эффективность. Плюс, конечно, мало денег тратится на социальное обустройство.

— По-моему, сейчас вообще не тратится, Александр Васильевич.

— Нет, тратится примерно 5% от всех ресурсов государственной программы.

— Заявлено было сколько?

— Это меньше, чем паспорт программы, к сожалению. Все недофинансируется, выделяется всего 5% от ресурсов госпрограммы. Естественно, этого недостаточно.

— В законе о развитии сельского хозяйства определяется, что такое сельхозтоваропроизводитель.

— Да, дано очень оригинальное определение этому понятию. Если в Европе сельхозпроизводителем и бюджетополучателем соответственно считается любое хозяйство, у которого больше, например, 2 гектаров земли в обработке, то у нас критерий другой – надо, чтобы в совокупном доходе сельхозорганизаций или фермерского хозяйства было 70% доходов от сельского хозяйства и только 30% от других видов деятельности. К чему это приводит? У нас можно заниматься в больших масштабах сельскохозяйственной деятельностью, но, если ты не выдерживаешь пропорцию, ты не считаешься сельхозпроизводителем, и соответственно ты не имеешь права на дотации и субсидии. Я думаю, что этот критерий необходимо пересмотреть, необходимо во всяком случае снизить на 50%, а может быть, и вовсе отказаться от этого правила и давать поддержку тем, у кого в обработке, скажем, более 2 гектаров земли, как в Европе, или у нас. Этот вопрос можно дискутировать.

— В Соединенных Штатах приняли такой критерий – это я совершенно достоверно знаю: если ты производишь продукции не менее чем на 1 тысячу долларов в год, то ты уже имеешь право на субсидию, ты уже фермер. Даже если ты фермер выходного дня, как наши шестисоточники.

— Да. В итоге мы искусственно тормозим диверсификацию сельского хозяйства, ведь чтобы хозяйство было устойчивым, оно должно не только зависеть от сельскохозяйственных доходов, которые, как мы знаем, зависят часто от погоды, особенно у нас, но и от других видов деятельности. Но в Америке, Игорь Борисович, существует и другое правило: там по каждому виду субсидий есть ограничения по максимальному объему получаемых из американского бюджета средств. Там если у вас доходы превышают 900 тысяч долларов (в переводе на наши деньги это 54 миллиона рублей), вы ни цента не получите из бюджета в поддержку. У нас таких ограничений нет, поэтому у нас крупным хозяйствам, у которых большие площади земель в обработке, достается и большая часть субсидий. Я думаю, что мы придем к этому. Чтобы достичь более равномерного распределения бюджетных средств и улучшить доступ к этим средствам основной массе сельхозпроизводителей, нам придется перейти к лимитам выделения денег из бюджета.

Опять-таки, повторяю: что касается производственных субсидий, необходимы федеральные, четкие, не допускающие никаких толкований, установленные в федеральном законодательстве и нормативно-правовых актах Министерства сельского хозяйства критерии распределения денег, запрет регионам вмешиваться в переписывание этих критериев, публичный реестр бюджетополучателей, который должен иметь, конечно, гриф «для служебного пользования», потому что у нас нет такого рода публичных реестров, из которых было бы известно, сколько каждый человек денег получает. Скажем, в социальной защите.

— Но по крайней мере на уровне фермерского сообщества это нужно обсуждать.

— И должны вестись реестры всех обратившихся за субсидиями, должна быть фиксация в этом реестре причин отказа от получения субсидий. И с правом для сельхозпроизводителей обращаться в суд, если они считают, что такое право их было нарушено. Вот тогда мы перейдем к более эффективному и социально-справедливому распределению средств. Повторяю, я не хочу, чтобы меня записывали в резкие критики сложившейся системы. Отчасти эта система вынужденная. Надо было в короткие сроки нарастить объемы производства, мы были вынуждены – осознанно это делали – распределять средства в пользу крупных хозяйств.

— Что характерно, никто не был против. Но когда эти большие хозяйства, холдинги начали становиться слишком большими, уже надо было их каким-то образом ограничивать.

— Когда они начинают работать на экспорт – это уже другой разговор.

— Это уже совершенно другой бизнес. Это не наполнение внутреннего рынка, это наполнение рынка в Абу-Даби где-нибудь. Александр Васильевич, что еще показала перепись 2016 года?

— Еще я бы заострил ваше внимание на социальных аспектах, о которых мы уже начинали говорить. В частности, там были вопросы о среднем возрасте занятых в сельском хозяйстве.

— Стареет деревня?

— Надо сказать, что мы имеем из переписи населения данные в целом по сельскому населению, но вот что касается занятых в сельском хозяйстве, перепись – это единственный источник, откуда можно черпать эту информацию. И надо сказать, что мы видим, что за 10 лет, скажем, среди мужчин от 18 до 29 лет – это молодые работники, их удельный вес уменьшился; наоборот, возросла доля работников 60 лет и более.

— Зарплата не растет, судя по всему.

— В том числе и среди женщин. Это, конечно, неблагоприятная тенденция, и необходимо подумать над новыми программами по привлечению молодых работников на село. Даже я знаю, что в крупных хозяйствах эта проблема очень существенная.

— Еще какие проблемы показала перепись?

— Я бы еще назвал одну проблему – это проблема инноваций в сельском хозяйстве. Надо сказать, что впервые в 2016 году эти вопросы были включены в переписные листы, и нас вообще должны волновать эти цифры.

— То есть компьютеризация, роботизация, облегчение ручного труда, я правильно понимаю?

— Не только такие инновации из класса цифровой экономики. Я говорю об элементарном.

— Семена?

— Например, удельный вес посевных площадей, засеянных элитными семенами – в сельскохозяйственных организациях это 7,7%, за 10 лет только на 3 процентных пункта увеличилось, а у фермеров – 4,6%, уменьшилось на 2%. Это очень хороший показатель.

— Спасибо вам большое, Александр Васильевич. Мы говорили об итогах переписи сельского населения, об аграрной переписи. Итоги, с одной стороны, утешительные (сельское население у нас еще есть), а с другой стороны, обижают наших фермеров, обижают тех, кто производит половину всего продовольствия, в сельскохозяйственных кредитах, субсидиях и дотациях.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 28 ноября 2017 > № 2405687 Александр Петриков


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 28 ноября 2017 > № 2403880

Бизнес представил планы только по двум направлениям "Цифровой экономики"

Анна Устинова

Центры компетенций совместно с рабочими группами по направлениям "Информационная инфраструктура" и "Нормативное регулирование" представили проекты планов мероприятий по программе "Цифровая экономика РФ" на ближайшие три года. Например, план направления "Информационная инфраструктура" включает более 300 мероприятий с предложениями по развитию сетей связи пятого поколения (5G), инфраструктуры хранения и обработки данных, а также по актуализации списка населенных пунктов с численностью населения от 250 до 500 человек для подключения к сети Интернет по проекту "Устранение цифрового неравенства". По другим трем направлениям, имеющимся в госпрограмме, планов пока нет.

Центром компетенций направления "Информационная инфраструктура" программы "Цифровая экономика РФ" является ПАО "Ростелеком". Рабочую группу возглавила операционный директор ПАО "МегаФон" Анна Серебряникова, а руководителем центра компетенций "Информационной инфраструктуры" стал вице-президент "Ростелекома" Борис Глазков. Министерство связи и массовых коммуникаций РФ назначено ответственным за это направление.

К основным задачам программы "Цифровая экономика РФ" по направлению "Информационная инфраструктура" относится доведение доли домашних хозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет до 97%, устойчивое покрытие Интернетом на скорости 100 Мбит/с по всей стране и внедрение 5G+ во всех крупных городах.

Согласно представленному операторами плану по направлению "Информационная инфраструктура", с января 2018 г. по декабрь 2020 г. планируется обеспечить население широкополосным доступом в Интернет. Курировать реализацию мероприятий доверили Минкомсвязи, а исполнителями станут "Ростелеком" и АНО "Цифровая экономика". Продолжать начатое в сентябре подключение лечебно-профилактических учреждений к Интернету будут до конца 2018 г. Напомним, что в этом году единственным исполнителем стал "Ростелеком", в следующем году организацию отберут по конкурсу. Ответственными за ряд мероприятий назначили Минкомсвязи и Минздрав. Обеспечить ШПД все органы государственной и региональной власти и местного самоуправления предписали с мая 2018 г. по декабрь 2020 г. Основная ответственность за выполнение мероприятий ляжет на Минкомсвязи и другие заинтересованные органы власти.

С октября текущего года по декабрь 2020 г. в рамках программы "Цифровая экономика РФ" по указанному выше направлению планируется уделить внимание мероприятиям по внедрению технологии подвижной связи пятого поколения. В числе кураторов значатся Минкомсвязи, Минобороны, Минфин и Минпромторг. Среди исполнителей - ГК "Роскосмос", АНО "Цифровая экономика", "Ростелеком", ГКРЧ и ГК "Ростех".

Продолжать до конца 2020 г. начатое в августе создание Глобальной многофункциональной инфокоммуникационной спутниковой системы (ГМИСС) для покрытия территории РФ и мира будут силами "Роскосмоса", ФГУП "Космическая связь" и др. Основными ответственными назначили Россвязь и Минкомсвязи. Также до конца 2020 г. планируют построить узкополосные беспроводные сети связи Интернета вещей. Курировать выполнение проектов будут в Минкомсвязи, Минтрансе и Минпромторге. Исполнителями станут АНО "Цифровая экономика", ГКРЧ и "Ростелеком".

С января следующего года до конца 2020 г. в плане по направлению "Информационная инфраструктура" рассчитывают обеспечить доступность услуг по хранению и обработке данных в РФ для граждан, бизнеса и власти. Отвечать за исполнение будет Минкомсвязи и другие федеральные ведомства. Среди исполнителей - Ассоциация участников отрасли ЦОД, "Ростелеком". Кроме того, до конца 2020 г. планируют определиться с составом необходимых отечественных цифровых платформ и внедрить их. Основными кураторами будут Минкомсвязи, Минобрнауки и Минэкономразвития. Основными исполнителями выступят ФГБУ "Фонд содействия инновациям", АНО "Цифровая экономика" и "Ростелеком".

Что касается плана мероприятий по направлению "Нормативное регулирование", то мероприятия нацелены на повышение безопасности электронных сделок, уточнение статуса криптовалют, ICO, а также пределов применения искусственного интеллекта. В рамках программы "Цифровая экономика" до конца следующего года Минкомсвязи и другим ведомствам поручили сформировать правовые условия для единой цифровой среды доверия. Основным исполнителем станет рабочая группа по направлению "Нормативное регулирование". До октября 2019 г. предполагается создать правовые условия для формирования сферы электронного гражданского оборота. Основными ответственными станут Минэкономразвития, Роспотребнадзор и Минпромторг, а исполнителем вновь станет рабочая группа.

В списке важных мероприятий направления "Нормативное регулирование" значится обеспечение правовых условий для внедрения и использования инновационных технологий на финансовом рынке до февраля 2019 г. Сюда, в частности, относится определение понятий "криптовалюта", "токен", "смарт-контракт". Одним из главных кураторов будет Минфин с участием Банка России, а в числе исполнителей значатся Фонд развития интернет-инициатив, фонд "Сколково" и др. Кроме того, до конца 2020 г. планируется утвердить национальные стандарты в области технологии "Искусственный интеллект". Куратором и исполнителем станет Росстандарт.

Центром компетенций направления "Нормативное регулирование" программы "Цифровая экономика РФ" является фонд "Сколково". Рабочую группу возглавляет вице-президент по корпоративным и правовым вопросам ПАО "МТС" Руслан Ибрагимов, а руководителем центра компетенций является председатель правления фонда "Сколково" Игорь Дроздов.

Напомним, что в конце июля текущего года правительство РФ утвердило программу "Цифровая экономика РФ". Помимо перечисленных двух в программу входят еще три направления - "Кадры и образование", "Информационная безопасность" и "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов".

В число задач направления "Кадры и образование" до 2024 г. вошло доведение до 40% доли населения, обладающего цифровыми навыками. Рабочую группу по этому направлению возглавил основатель "1С" Борис Нуралиев. Центром компетенции стало АНО "Агентство стратегических инициатив" (АСИ), а руководителем назначили директора департамента "Молодые профессионалы" АСИ Дмитрия Пескова.

Рабочую группу по направлению "Информационная безопасность" возглавила президент ГК InfoWatch Наталья Касперская. Центром компетенции стало ПАО "Сбербанк", а руководителем назначили заместителя председателя правления Сбербанка Станислава Кузнецова. Пятым направлением программы "Цифровая экономика РФ" стало "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов". Рабочую группу по этому направлению возглавил генеральный директор, председатель правления АО "РВК" Александр Повалко. Центрами компетенции стали компании "Росатом" и "Ростех", а руководителями - первый заместитель генерального директора - директор блока по развитию и международному бизнесу "Росатома", директор ОАО "Атомэнергопром" Кирилл Комаров и директор по особым поручениям "Ростеха" Василий Бровко.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 28 ноября 2017 > № 2403880


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403867

С глаз долой: как закрыть дверь в компанию профессиональным лентяям

Андрей Пометун

Директор компании Task & Solution Marketing

Несколько способов нанять сотрудника, который будет искать возможности выполнить задачу, а не оправдание

В среде HR-специалистов постоянно слышен «глас вопиющего в пустыне», что кандидаты соглашаются на собеседование, а потом просто не приходят. А те, что дошли? Человек никогда не бывает так близок к идеалу, как на собеседовании. Поэтому всегда есть риск принять не того, кто лучше всех работает, а того, кто красивее всего говорит о себе и своих заслугах. Конечно, у HR-ов есть множество тестов, которые проверяют профпригодность кандидатов. Но как застраховаться от профессионального лентяя, который будет создавать видимость деятельности, а потом разведет руками: «Ну не получилось у меня...»?

Компании с сильным брендом могут сразу официально заявить, что кандидата ждут адские условия и малейшее отклонение от требований повлечет немедленное увольнение.

Но что делать, если к вам не стоит очередь из кандидатов? Есть хороший способ проверить человека на то, как с ним будет работаться в будущем. Мы называем его «Тест на взял и сделал».

Механику мы подсмотрели в студии Лебедева. На первом шаге кандидатам предлагается написать письмо на тему «Хочу работать у вас в студии». На втором этапе всем отправившим письмо выдается простое задание, например прислать фотографию, на которой будет человек и цифра 404. Никаких особых требований к художественной ценности, композиции, разрешению фото нет. Просто возьми и сделай — хоть сфотографируй свое отражение в зеркале с листочком, на котором написано маркером 404. Легко сделать, но на этом этапе отпадает около 80% кандидатов!

Об этих людях сразу можно забыть: если они не делают задание, даже когда сами заинтересованы в работе, то каково с ними будет работать, когда результат понадобится руководителю?

Если у вас есть возможности, то вы можете опираться на более научные способы отсева лентяев. На заводе по производству оптического кабеля «Инкаб» потенциальные сотрудники проходят психологическое тестирование (это помимо входных тестов, диктантов и проверки IQ). Оценки психолога сразу указывают на кандидатов, которые не готовы работать с полной самоотдачей. Заместитель генерального директора завода «Инкаб» Ксения Смильгевич рассказывает, что объективность этих тестов проверили на тех, кто был принят в команду еще до внедрения процедуры тестирования. По тестам все «проверенные ветераны» получили оценку «не лентяй».

Если возможности вовлекать психологов нет, то можно вернуться к простым способам проверки. Как сделать так, чтобы по заданию можно было оценить профессиональный уровень кандидата, но чтобы ему не пришло в голову, что его идеи используют? Ведь если мы будем давать задания, касающиеся реальных коммерческих заказов, то будет возникать ощущение, что соискателя просят сделать бесплатную работу.

Мы просим выполнить задание, которое не будет иметь для нас практической пользы, а будет иметь отношение только к самому кандидату. Например.

Маркетолог должен сделать презентацию «Мое позиционирование».

Интернет-маркетолог должен сделать план рекламной кампании по продвижению собственного резюме.

Офис-менеджер должна прислать рассказ о себе в аудиоформате.

Копирайтер должен написать рассказ «Чем я горжусь».

Менеджер по продажам должен сделать продающее коммерческое предложение самого себя.

Дизайнер должен разработать рекламный постер, в котором он — главный продукт.

Руководитель проектов должен подготовить проект профессионального развития.

Кстати, статистика отсева лентяев: около 80% кандидатов, приславших резюме на объявленную вакансию, не выполняют предложенное задание вообще. Но с оставшимися 20 % уже одно удовольствие проводить собеседования. Чтобы использовать собеседование, как дополнительный фильтр, мы руководствуемся одним важным правилом: говорить на собеседовании должен кандидат, а не интервьюер.

Если вы хотите отсеять лентяя на собеседовании, воспользуйтесь опытом сервиса сквозной аналитики CoMagic. В команде маркетинга, например, применяется метод кейсов, чтобы оценить желание кандидата работать. Потенциальному сотруднику выдается кейс, который пока не могут решить маркетологи CoMagic. Если кандидат заявляет, что он бесплатно работать не будет, тогда все ясно — в рабочем режиме его тоже придется уговаривать сделать что-то сверх плана. И наоборот, кандидат, который приносит на следующий день свое решение, потом работает в штате с таким же отношением: «Нам хлеба не надо, работу давай!».

Валерий Пащенко из CoMagic считает, что кроме кейса выявить лентяя может разговор по душам. Ответы на вопросы, как человек учился, как выбирал тему диплома, как устраивался на первую работу, как увольнялся, скажут о нем гораздо больше, чем строчки в официальном резюме.

А вот Олег Брагинский, подбирая людей в команду Альфа-Банка, опирался на матрицу компетенций, соответствующих каждой конкретной специальности. Само участие в таком достаточно сложном процессе отбора уже является своеобразной «гарантией» трудолюбия. Остается только рационально сравнить кандидатов: тот, кто набирает баллов больше других, должен быть принят на работу.

Но есть и более глубокий взгляд на проблему. Антон Васильев, вице-президент по мотивации и развитию персонала компании «Интегра», считает, что лентяи в компании появляются тогда, когда руководители берут на работу «только профессию, а не человека».

Зачастую решение принимается на основании резюме, реже экспресс-тестов, а чаще всего — интуиции. При этом не учитывается ни этап развития компании (start up, рост, плато или кризис), ни особенности ключевых членов команды. Антон Васильев считает, что ленивых людей не бывает. Человек работает без рвения, если профессия ему не подходит, этап развития компании не соответствует уровню энергетики, а его личность и культура чужие для коллектива.

В «Интегре» используется ряд методов оценки предрасположенности человека к той или иной деятельности, например, методика Константина Шадрина по определению соматипов. Благодаря визуальной оценке внешних параметров человека можно спрогнозировать деятельность, в которой этот человек не будет лениться, потому что именно в этой работе гармонично сочетается его интеллект, эмоции и опыт. Кроме того, по этой методике можно определить будущие отношения сотрудника не только с работой, но и с коллегами. Есть соматипы, которые вызывают эффективный кумулятивный эффект, а есть те что будут создавать антипатию и непримиримый конфликт, не только с профессией, но и с руководителем и коллективом.

«Непреднамеренная лень» сотрудника проявляется тогда, когда он приходит в не подходящую для него профессию или в стадию развития компании, в некомфортную для него команду. Все это в итоге трансформируется в низкий уровень вовлеченности. Важно научить не только HR-ов, но и бизнес-руководителей осознанному выбору сотрудника по комплексу параметров.

Поэтому, если хотите закрыть лентяям дверь в свою компанию, для начала не ленитесь сами. Придумайте задание кандидату и не бойтесь удалить резюме после того, как он подтвердит, что получил его. Человек, с которым вы захотите работать, обязательно его выполнит. Изучайте психологические методики оценки кандидатов на собеседовании и не ставьте толкового человека на не подходящую ему работу. Тогда и шансы столкнуться с ленью на работе будут стремиться к нулю.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403867


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков

Apple для пенсионера. Почему стоит разрешить НПФ инвестировать в зарубежные активы

Сергей Беляков

президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замминистра экономического развития РФ

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств говорят о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Россия пока не входит в их число, но в скором времени все может измениться

Банк России рассмотрит предложение о возможности инвестировать средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в иностранные финансовые инструменты. Об этом недавно сообщил первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Хотя он оговорился, что к пенсионным накоплениям принято относиться как к некоему внутреннему ресурсу, который способствует развитию российской экономики, сама идея вполне логична. Ведь пенсионные средства нужно подстраховывать от страновых рисков, а также при возможности размещать их с большей доходностью.

Для того чтобы добиться нужного уровня диверсификации для сглаживания циклов национальной экономики, естественно, необходимо больше инструментов, чем сегодня предлагает российский рынок. Несмотря на то что этому вопросу будет сопутствовать сложная дискуссия, основной накал которой придется на будущий год, готовность ЦБ всерьез подумать над предложением об инвестировании средств пенсионных накоплений в иностранные активы — это позитивный сигнал для всей отрасли.

Зачем это нужно

Во-первых, это страховка от цикличности национальной экономики. Если кризис разгорается в европейских странах, то можно уйти в американские бумаги или бумаги развивающихся государств. В любом случае хеджирование от страновых рисков — обычная мировая практика. Практически все зарубежные пенсионные фонды, которые управляют большим количеством средств, демонстрируют стабильную и высокую доходность, имеют возможность инвестировать в ценные бумаги, торгующиеся на международных фондовых рынках. У НПФ в России, увы, такой опции пока нет.

Во-вторых, многие инвестиционные гуру говорят сейчас о том, что пенсионные деньги имеет смысл вкладывать в ценные бумаги стран, где хорошо обстоят дела с демографией. Это поможет компенсировать демографические риски, характерные для всех развитых государств.

В-третьих, состояние российского фондового рынка сейчас не позволяет считать активы, доступные на нем, самыми привлекательными в мире. Да и капитализация российских индексов не идет ни в какое сравнение с глобальными индикаторами. К примеру, если капитализация фондового рынка в России составляет менее 50 трлн рублей, то стоимость акций компаний, размещенных только на Нью-Йоркской фондовой бирже, уже превышает $22 трлн, причем потенциал для роста и динамика там очень хорошие.

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств свидетельствуют о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Например, фонды Нидерландов — самого активного игрока на этом поле — в прошлом году продемонстрировали реальную доходность в 7,2%. Показатели России куда скромнее — 5,4%. Самую же высокую реальную доходность показали фонды Армении (9%), Польши (8,3%) и Хорватии (7,6%), которые также имеют возможность инвестировать за рубеж.

Еще один важный момент — летом этого года вступило в силу положение ЦБ, которое ограничивает для НПФ инвестиции в бумаги одного эмитента или группы связанных лиц. При этом в России большая часть капитализации рынка приходится на небольшое количество компаний. Всего шесть эмитентов (главным образом из сырьевого сектора) формируют более 40% стоимости фондового рынка. Из этого следует, что выбор у пенсионных фондов небольшой.

Соответственно, есть как минимум две причины, по которым НПФ могут быть интересны зарубежные активы: повышение доходности за счет получения доступа к большему объему капитала и снижение рисков, связанных с качеством активов. Расширение возможностей для НПФ в части инвестиции способно оказать положительное воздействие и на российскую экономику с точки зрения снижения ее зависимости от нефтегазового сектора.

Каковы риски

Чаще всего возникает вопрос, могут ли у НПФ в случае появления возможности инвестирования в зарубежные активы возникнуть проблемы из-за санкций США и стран ЕС. Важно отметить, что, естественно, никаких разрушений существующих парадигм не будет. Расширение возможностей для НПФ не означает, что все средства пенсионных накоплений сразу же устремятся на иностранные площадки.

Большая часть средств все равно будет вкладываться в бумаги, обращающиеся на российском фондовом рынке, по одной простой причине — никто не позволит, да и потребность в пенсионных деньгах есть и в российской финансовой индустрии.

Если же говорить о рисках, связанных с санкциями и не слишком теплыми отношениями с некоторыми странами, — следует помнить, что большая часть российских международных резервов, а это средства и ЦБ, и суверенных фондов, вложена в бумаги США и Европы. Эти же государства и регионы лидируют в списке эмитентов, в чьи бумаги вкладываются пенсионные фонды всего мира.

Такие инвестиции вряд ли можно считать рискованными, поскольку попытка государств-эмитентов как-то воздействовать на них может обернуться против них самих. Если риски и существуют, то это традиционные инвестиционные риски. Но они есть везде, и против них не существует стопроцентной страховки.

Актуальность инвестиций НПФ в зарубежные активы возрастает в связи с планами финансовых властей по введению ИПК (индивидуального пенсионного капитала), а это шаг к развитию добровольного пенсионного страхования. Люди будут сами осуществлять взносы в систему, и, естественно, им придется более внимательно относиться к доходности инвестирования. Если эти вложения будут еще и застрахованы от странового риска, то это повысит доверие к такой форме накоплений.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403834

Минфин предложил сократить число льготников

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

По словам Антона Силуанова, в России семь человек из десяти получают поддержку государства из бюджета, а реально нуждающихся граждан в стране значительно меньше

В России слишком много граждан получают социальную поддержку из бюджета и подобная практика нуждается в изменении. Об этом заявил во вторник, 28 ноября, министр финансов России Антон Силуанов, выступая на форуме Финансового университета.

«У нас большое количество получателей: семь человек из десяти получают поддержку государства. Хотя нуждающихся значительно меньше», — цитирует его слова РИА Новости.

По словам главы Минфина, необходимо переформатировать те уровни социальной поддержки, которые сегодня предоставляются населению за счет средств государства, в интересах наиболее нуждающихся граждан. Это позволит концентрировать ресурсы для оказания адресной помощи. И сделает возможным стимулирование потребительского спроса и благосостояния граждан, которые сегодня не могут позволить себе «те или иные услуги и товары». «Это позволит создать условия, чтобы именно те, кто нуждается, стали больше потреблять», — пояснил Силуанов.

«Это даст более справедливое распределение продукта, который по старинке может быть где-то распределяется большому количеству наших граждан», — подчеркнул министр финансов.

Он отметил, что эти предложения уже обсуждаются в правительстве. Министр финансов выразил мнение, что увеличение бюджетных дотаций в социальной сфере без ее реформирования вызовет кризис в российской экономике. «На наш взгляд, нельзя просто увеличивать расходы без изменений внутри этих отраслей: образования, здравоохранения, социального обеспечения», — сказал Силуанов. Он отметил, что для проведения структурных преобразований в этих отраслях без увеличения расходов есть много ресурсов и возможностей. Если же эти траты будут расти за счет нефтегазовых доходов, то Россия столкнется с определенными рисками. «Будем иметь следующий кризис», — заявил министр финансов.

24 ноября депутаты Госдумы приняли в третьем чтении проект бюджета на 2018 год и ближайшую трехлетку. Он в частности предусматривает сокращение расходов на социальную политику на 7,8% (до 4,702 трлн рублей) по сравнению с бюджетом 2017 года. Из них на пенсии в бюджете 2018 году предусмотрено выделение 3,232 трлн рублей. Сокращение расходов на выплату пенсий составит таким образом 12,9%.

При этом расходы на образование возрастут на 31 млрд рублей (4,9%) и составят 663 млрд рублей. На систему здравоохранения предусмотрено выделение из федерального бюджета 460 млрд рублей (в 2017 году — 454 млрд рублей).

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403834


США. Евросоюз. Люксембург. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403831

Налоговые оптимизаторы: как Apple, Amazon и McDonald’s избегают излишних затрат

Людмила Титова

адвокат Forward Legal

Экономить на налогах в Европе теперь очень непросто.

С прошлого года у всех на слуху дело Apple об уклонении от уплаты налогов в размере 13 млрд евро. По результатам проверки, проведенной Еврокомиссией, Ирландия должна взыскать с компании недоимку по налогу и проценты за нарушение сроков уплаты. В этом году за Apple последовал интернет-гигант Amazon. 4 октября Еврокомиссия вынесла решение, которым обязала Люксембург взыскать с компании 250 млн евро налогов. С 2014 года Еврокомиссия также ведет проверку в отношении McDonald’s. Компанию подозревают в уклонении от уплаты налогов на сумму более 1 млрд евро.

В чем же заключается суть претензий Еврокомиссии?

Отдельные государства (например, Ирландия, Голландия, Люксембург, Бельгия) предоставляли крупным международным компаниям налоговые льготы (illegal state aid). Налоговые органы выдавали заключения (tax rulings), фактически одобряющие проведение операций на заведомо нерыночных условиях. В результате корпорации получали существенные преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками.

Дело Apple

С 1991 по 2014 годы группа компаний Apple вела свою деятельность в Европе через компании Apple Sales International и Apple Operations Europe, зарегистрированные в Ирландии и подконтрольные американской Apple Inc. Компания Apple Sales International отвечала за продажу продуктов Apple, а Apple Operations Europe занималась производством компьютеров.

Ирландские компании распределяли свои доходы между головным офисом (Head office) и ирландскими подразделениями. Большую часть прибыли они направляли в свои головные офисы, у которых не было ни адреса, ни сотрудников. Головные офисы не осуществляли никакой операционной деятельности и нигде не платили налогов. Небольшая часть прибыли оставалась у компаний и облагалась налогом в Ирландии. Согласно данным Еврокомиссии, из полученных Apple Sales International 16 млрд евро прибыли налог был уплачен только с 50 млн евро. Эффективная ставка по налогу на прибыль компаний составляла от 1% в 2003 году до 0,005% в 2014 году.

Выданные ирландскими налоговыми органами заключения (tax ruling) подтверждали используемый компаниями метод расчета налоговой базы. Заключения были вынесены в соответствии с действующим на тот момент законодательством. Однако они нарушали принципы, установленные правилами Евросоюза о предоставлении госпомощи (EU State Aid Rules), поскольку используемый Apple метод распределения прибыли не имел никакого экономического обоснования, был «искусственным».

Дело Amazon

В Люксембурге были зарегистрированы две компании группы — Amazon EU и Amazon Europe Holding Technologies, подконтрольные американской Amazon.com, Inc.

Amazon EU – операционная компания с 500-ми сотрудниками, отвечающая за организацию онлайн-продаж и доставку товара покупателям в Европе. Amazon Europe Holding Technologies — холдинговая компания, у которой нет ни сотрудников, ни собственного офиса. Ее единственный актив – акции Amazon EU. Компания Amazon EU платила налоги в Люксембурге, а материнская, в силу особенностей ее организационно-правовой формы (limited partnership) – нет.

Для операционной деятельности компания Amazon EU использовала программное обеспечение, товарные знаки, принадлежащие американской Amazon.com, Inc. Права на интеллектуальную собственность передавались через холдинговую компанию. Она выступала исключительно в качестве посредника, получала роялти и перечисляла часть из них в США.

Налоговые органы Люксембурга выдали компании Amazon EU заключение (tax ruling) об одобрении порядка расчета налогооблагаемой базы и фактически об обоснованности размера роялти, выплачиваемых в пользу материнской компании.

Расследование Еврокомиссии показало, что в заключении налогового органа допустимый размер роялти был завышен – сумма выплачиваемых материнской компании роялти составляла почти 90% от общей выручки компании. При этом холдинговая компания была лишь посредником и не выполняла никаких функций, связанных с получением дохода. Фактически же активом управляла и увеличила его стоимость (путем доработки) компания Amazon EU.

Что в итоге?

С момента вынесения решения Еврокомиссии по делу Apple прошло более года. Однако оно до сих пор не исполнено. Apple и Ирландия обратились в Суд ЕС с апелляционной жалобой на решение. А Еврокомиссия в свою очередь направила в суд дело в связи с неисполнением решения. Чем закончится это противостояние, пока непонятно. Мы полагаем, что суд встанет на сторону Еврокомиссии.

Люксембург должен исполнить решение к началу февраля 2018 года. Будет ли он предпринимать какие-либо действия по взысканию задолженности с Amazon зависит в том числе и от позиции европейского суда по делу Apple. После того, как Еврокомиссия инициировала проверки в отношении Apple, Amazon McDonald’s, корпорации начали поиск новых «льготных» юрисдикций. В 2015 году они изменили свои схемы и переехали в другие государства. Согласно данным Paradise Papers, новым «налоговым убежищем» Apple стал остров Джерси (Jersey). А McDonald’s перебрался в Великобританию.

Европейские страны отменяют налоговые заключения (tax rulings). Компании уже не могут претендовать на льготы, которые они получали ранее. В связи с выявленными нарушениями Еврокомиссия инициировала изменения законодательства, направленные на борьбу с выведением прибыли из-под налогообложения. Они предусматривают устранение расхождений между законодательством европейских стран, ограничение вывода средств за пределы Евросоюза, стимулирование финансирования компаний путем увеличения их уставного капитала, а не через предоставление займов. Так, в январе 2017 года Люксембург ввел специальные правила, касающиеся внутригруппового финансирования. Кипр также изменил свое законодательство. С 2019 года европейские налоговые консультанты, юристы, бухгалтеры, банкиры будут обязаны информировать налоговые органы о разрабатываемых или применяемых ими схемах налогового планирования. В свою очередь, налоговые органы европейских государств будут обмениваться полученной информацией в автоматическом режиме.

Таким образом, в результате выявления используемых Apple, Amazon и McDonald's налоговых схем и деятельности Еврокомиссии правила игры в Европе существенно изменились. Сэкономить на налогах там теперь очень непросто. Эти изменения могут сказаться и на европейских компаниях, подконтрольных российским резидентам. Эти компании могут столкнутся с отменой ранее полученных заключений налоговых органов, что означает увеличение налоговой нагрузки. Кроме того, стоит пересмотреть существующие схемы финансирования бизнеса, поскольку внутригрупповые займы будут привлекать пристальное внимание налоговых органов.

США. Евросоюз. Люксембург. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403831


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 ноября 2017 > № 2403746 Юрий Трутнев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о ходе выполнения поручений Президента России и Правительства по развитию региона, о расширении сети аэропортов на Дальнем Востоке и повышении доступности авиаперевозок, о строительстве и реконструкции пунктов пропуска через государственную границу.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня заседание нашей большой Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Начну с некоторых общих оценок, как развивается Дальний Восток и Байкальский регион, как исполняются поручения Президента и Правительства.

Мы уже более четырёх лет назад, даже несколько раньше, приступили к системной работе по кардинальному улучшению бизнес-климата в этих регионах, понимая, что без новых инвестиций, без современных рабочих мест невозможно обеспечить развитие Дальнего Востока и решить социальные и демографические проблемы. За четыре года удалось обеспечить ежегодный экономический рост, он превышает общероссийские темпы. По понятным причинам – это связано и с довольно низкой базой экономического развития региона. Тем не менее цифры превышают общероссийские.

В целом положительные тенденции сохраняются. По информации Минвостокразвития, за девять месяцев этого года рост инвестиций в основной капитал составил более 10%, объёмы строительства за истекшие 10 месяцев текущего года выросли на 11%, промышленное производство – на 3%, сельское хозяйство – около 5%. Суммарный объём заявленных инвестиций превышает 3,5 трлн рублей. Цифра очень значительная. Главное – добиться, чтобы все эти инвестиции были реализованы.

Во многом это результат усилий, которые прилагались.

Проделана значительная работа на законодательном уровне. Принято 22 федеральных закона, 80 актов Правительства. В целом решения, которые мы предложили, не имели аналогов в нашей стране. Использовался целый ряд новых процедур, новых конструкций, новых моделей для тех, кто решил заниматься бизнесом или решил поменять место жительства.

Скажем, бесплатное предоставление земли по программе «Дальневосточный гектар». Теперь заявку можно подавать через сайт. По информации Минвостокразвития, подано более 100 тыс. таких заявок, и приняты решения о выделении 40 тыс. га. Эта программа будет развиваться и дальше. Есть целый ряд предложений, в том числе предоставить тем, кто успешно осваивает этот дальневосточный гектар, право на ещё бо?льшую площадь. Об этом говорилось на заседании президиума Госсовета в сентябре текущего года под председательством Президента. Это актуально для целых отраслей, областей экономики. Прежде всего это сельское хозяйство, экологический туризм и некоторые другие.

Ещё один пример – электронная виза для иностранных граждан, которые прибывают в свободный порт Владивосток. Механизм электронной визы действует с 8 августа. Её оформили за этот период более 5 тысяч иностранных граждан из 18 стран.

Создан набор механизмов поддержки инвестиций. Важнейшие из них – это территории опережающего развития, а также режим свободного порта Владивосток. И помимо этого инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов.

Решения в комплексе уже дают неплохой результат: на 1 рубль государственных вложений в инфраструктуру приходится фактически 10 вложенных рублей частных инвестиций. Здесь важно не останавливаться на достигнутом, двигаться дальше. Тем более что наши соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону очень активно развиваются. Нам нужно стараться с ними держаться как минимум наравне.

Налажена работа по частным инвестициям. Не могу сказать, что там всё идеально, тем не менее эта работа ведётся. Главное, что за счёт таких инвестиций создаются новые рабочие места. Уже сегодня нужно заниматься комплексным развитием городов и территорий, особенно там, где реализуются инвестпроекты. Строить жильё, дороги, детские сады, школы, больницы.

Социальная и жилищная сфера в регионе также требует кардинальных изменений. Было дано поручение выделить в 27 государственных программах разделы, которые бы обеспечивали приоритетное развитие Дальнего Востока, имея в виду его социальную сферу. Эта работа, к сожалению, затянулась, требует дополнительных усилий. Обращаю на это внимание всех, кто отвечает за организацию этой деятельности.

Такое требование – выделять приоритетные территории в рамках госпрограмм, конечно, очень важным является для Дальнего Востока. Но не только для Дальнего Востока, а для всех регионов, которым мы уделяем специальное внимание. Это Дальний Восток, Байкальский регион, а также Северный Кавказ, Арктика, Республика Крым, Севастополь и Калининградская область. По всем этим территориям приняты индивидуальные решения. Распоряжение Правительства на эту тему я подписал 25 ноября текущего года.

Транспортная доступность – это одна из основных проблем, с которой сталкиваются дальневосточники. Здесь ситуация тоже весьма непростая, особенно это касается двух позиций – строительства и модернизации аэропортов, а также пунктов пропуска через госграницу. Понятно, что регион очень большой, слабозаселённый, работа малой авиации имеет критическое значение. Состояние инфраструктуры большинства объектов вообще не отвечает современным требованиям и становится препятствием при реализации инвестиционных планов и развитии туристических направлений. Это не значит, что там ничего не сделано, есть и вполне позитивные примеры, связанные с развитием транспортных узлов, но их, к сожалению, меньше, чем мы вправе рассчитывать.

Есть проект протокольного решения. Предлагаю компактно поработать, чтобы обсудить возможные решения.

Брифинг Юрия Трутнева и Александра Галушки по завершении заседания

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: Прошло заседание Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Было рассмотрено три вопроса.

Первый вопрос – доклад о том, как выполняется поручение Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина по ускоренному развитию Дальнего Востока. Мы доложили, что на сегодняшний день заявлено уже 952 проекта на общую сумму инвестиций 3,5 трлн рублей. Но это наше будущее, это заявленные инвестиции. Что же касается уже сделанного, то сегодня на Дальнем Востоке в рамках новых механизмов поддержки сдано 73 предприятия. До конца года их будет 86. Принято 22 федеральных закона, которые улучшают жизнь, уменьшают энерготарифы, создают режим более комфортного въезда туристов и так далее.

В целом Дмитрий Анатольевич оценил эту работу, сказав, что работа по привлечению инвестиций получается, но сейчас нужно думать о новом этапе – о создании условий для жизни людей, развитии социальных услуг, о доведении их до уровня выше среднероссийского. Такое поручение дано Президентом Российской Федерации.

Ещё было рассмотрено два важнейших вопроса, связанных с логистикой, с транспортным обслуживанием, с возможностью перемещения грузов. Это вопрос об аэродромном комплексе, авиационном сообщении и вопрос о пунктах погранперехода.

Что касается авиационного сообщения на Дальнем Востоке, то это, наверное, одна из самых больных тем. Из 470 аэропортов и посадочных площадок, которые существовали в 1991 году, осталась, по сути дела, одна шестая часть. При этом Министерство транспорта сегодня докладывало о том, что они делают всё возможное в рамках сегодняшнего финансирования. Но это не так, потому что в 2013 году в рамках государственных федеральных целевых программ было выделено на развитие аэропортового хозяйства 106,1 млрд, из них более 64 млрд просто пропало. Пропало в силу того, что были плохо подготовлены проекты, несвоевременно проведена государственная экспертиза, а сейчас госэкспертиза просто не приняла эти проекты. В результате деньги перераспределились, а аэропорты не были построены или не были реконструированы. Соответственно, у людей нет возможности доехать до больницы, до роддома, то есть это прямая угроза жизни людей на Дальнем Востоке. Около 70% территории не обладает достаточной авиационной доступностью. Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение изучить этот вопрос отдельно и представить ему доклад о том, как это произошло, кто виноват, с предложениями о наказании виновных.

Следующий вопрос – это пункты пропуска. У нас сегодня существующие пункты пропуска, во-первых, не отвечают тому, что происходит на Дальнем Востоке. Дальний Восток развивается, создаются новые предприятия, требуются новые транспортные магистрали. На сегодняшний день экспортные возможности обеспечиваются на 17 млн т грузов, а потенциал до 2020 года – около 70. Соответственно, надо тоже в несколько раз увеличить пропускные способности, построить новые пункты пропуска, реконструировать уже имеющиеся.

Кроме того, Александр Сергеевич (Галушка) предложил распространить то, что мы сделали в свободном порту Владивосток, на другие пункты пропуска. Мы его сделали круглосуточным, убрали много проверяющих, оставили одного, ввели нормативы прохождения пункта пропуска для каждого вида транспорта.

Вот что обсуждалось. Что касается принятых решений, то в проекте протокола конкретно поименовано, какие аэропорты в каком году должны быть сданы, какие пункты погранперехода в каком году построены. То есть совершенно точно поименованы все мероприятия.

Вопрос: Юрий Петрович, сегодня премьер сказал, что затянулась работа по выделению в госпрограммах разделов по Дальнему Востоку. Поясните, пожалуйста, с чем это связано.

Ю.Трутнев: Это поручение дано Президентом Российской Федерации. Дело в том, что ресурсы, которые сегодня есть у Министерства по развитию Дальнего Востока, прежде всего сконцентрированы на создании благоприятного инвестиционного климата. И мне кажется, что они используются достаточно рационально, потому что 952 проекта, которые пришли, это, собственно, и есть инвестиционный климат.

Сегодня утром, до заседания комиссии, мы подписали предварительное соглашение о строительстве нового ЦБК (целлюлозно-бумажного комбината) на Дальнем Востоке. Довольно давно не строились ЦБК в Российской Федерации, на Дальнем Востоке. Это хорошая история. Но этого мало, потому что, когда создаются новые инвестиционные проекты, по сути дела, часто строятся целые города. У нас есть такие крупные проекты, как газохимический, газоперерабатывающий, нефтеперерабатывающий заводы, судостроительный кластер. Очень большие проекты сейчас реализуются в сфере сельского хозяйства. Это требует того, чтобы создать условия для жизни людей, построить жильё, детские сады, больницы, спортивные сооружения. Это другая программа. С этим одно Министерство по развитию Дальнего Востока справиться, совершенно очевидно, не может, да и не должно. Дальний Восток – это 36% территории России, это большая её часть, и там точно так же, как и Министерство по развитию Дальнего Востока, должны энергично, выполняя поручения Президента, работать Министерство здравоохранения, Министерства образования, культуры должны заниматься точно так же развитием образования, культуры, спорта и так далее. Актуализация программ – это об этом. К сожалению, наши коллеги-министры часто занимают позицию: вот нам дополнительных денег дадут, тогда мы, конечно, начнём этим заниматься, а так вроде у нас всё распределено. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин на совещании на Дальнем Востоке на открытии Бурейской станции достаточно жёстко прошёлся в этой части и сказал, что ответственность будет персональная. Мы будем продолжать работу с министерствами и добиваться того, чтобы они выполнили поручения Президента.

Вопрос: В середине декабря пройдут Дни Дальнего Востока в Москве, также пройдёт День инвестора на Дальнем Востоке. Хотелось бы узнать, какова результативность этих мероприятий, подробную программу – культурную, деловую.

Ю.Трутнев: Про результативность этих мероприятий представления не имею, мы первый раз проводим. Когда мы первый раз собрались проводить Дальневосточный форум, нас тоже спрашивали: а надо ли, а зачем? Сегодня уже никто не спрашивает. Что касается Дней Дальнего Востока, мы исходим из того, что на Дальневосточный форум приезжает около 5 тысяч гостей сейчас. Да, это крупнейшие инвесторы, да, это политики, руководители ведомств, корпораций. В то же время их 5 тысяч. Только в Москве живёт более 12 млн человек. Среди них много и активных людей, которые могут работать на Дальнем Востоке, и тех людей, которые могут на Дальнем Востоке построить новые предприятия. Мы хотим им рассказать, какие будут созданы рабочие места, какие условия будут созданы там, где будут реализовываться крупные проекты. Мы хотим им рассказать обо всей системе преференций, которые на Дальнем Востоке применяются. Просто пригласить людей работать вместе на Дальнем Востоке. Кто-то, надеюсь, откликнется.

Вопрос: Александр Сергеевич, Вам вопрос. Будет ли увеличено количество ТОР, СПВ и не останется ли бизнес, который за забором ТОР и СПВ, без преференций и льгот? Уделяется ли ему внимание?

А.Галушка: Конечно, не останется без внимания. Обязательно внимание новым проектам будет уделяться. Юрий Петрович только что упомянул утренние переговоры и подписание соглашения о строительстве целлюлозно-бумажного комбината на Дальнем Востоке – в Хабаровском крае. Естественно, в рамках этих переговоров мы говорим о том, что инвестор получит все льготы, которые предусмотрены режимом территории опережающего развития.

Из чего мы исходим? Для нас первичен инвестиционный интерес. Инвестор видит, понимает, где и какие проекты могут быть реализованы. На те места, локации, которые его интересуют, и распространяется режим территории опережающего развития. Как это с целлюлозно-бумажным комбинатом сейчас происходит. Или, например, крупный вьетнамский инвестор в Приморском крае молочный комбинат хочет построить – мы распространяем режим территории опережающего развития на соответствующее место, где он хочет проект реализовать.

Ни в коем случае речь не идёт о том, что только в том месте, которое определено, можно заниматься инвестициями. Нет. Бизнесу виднее. Бизнес лучше понимает логистику, лучше понимает экономику проектов и где хочет реализовывать проекты, туда и приходит. Туда приходят преференции, приходят льготы. Именно так мы работаем. Кроме того, если просматривается какой-то более значительный инвестиционный потенциал, мы тогда и новые территории опережающего развития будем создавать, и режим свободного порта Владивосток распространять, чтобы всё это работало на Дальнем Востоке.

Будем динамичными и гибкими и впредь.

По протоколу уточню. Речь идёт о 40 аэропортах. 40 конкретных аэропортов на Дальнем Востоке, которых ждут дальневосточники. Они все жизненно необходимы. Это, как правило, те аэропорты, без которых, что называется, беременная женщина в роддом не попадёт вовремя, а заболевший человек – в больницу. И о 15 пунктах пропуска, которые расположены на юге Дальнего Востока, на границе с Китаем, и которые сегодня являются узким местом в развитии торгово-экономического сотрудничества с Китайской Народной Республикой. Об этих первоочередных объектах сегодня шла речь. Дмитрий Анатольевич Медведев уделил этому значительное внимание. Очень важно, что все эти объекты поддержаны и принято решение о том, что и в протоколе они найдут отражение, и, самое главное, на земле вся необходимая работа будет осуществляться.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 ноября 2017 > № 2403746 Юрий Трутнев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 27 ноября 2017 > № 2418092

Центры госуслуг «Мои документы» помогут москвичам не ошибиться с уплатой налогов

Сотрудники центров госуслуг помогут узнать суммы платежей и налоговых льгот, подать декларацию и получить ИНН.

До 1 декабря россиянам необходимо заплатить налог на имущество физических лиц, земельный и транспортный налоги за 2016 год. Узнать о своих налогах и причитающихся льготах москвичи могут в центрах «Мои документы».

В любом офисе госуслуг посетители могут запросить информацию о налогах, сборах, начисленных пенях, штрафах и процентах, уточнить сведения об объектах, указанных в налоговом уведомлении, а также сообщить о наличии недвижимости или транспортных средств, облагающихся налогом.

Кроме того, в центрах «Мои документы» можно подать заявление на предоставление льготы по налогу на имущество физических лиц, земельному и транспортному налогам, а также запросить информацию из различных реестров.

В 81 офисе горожане могут оформить ИНН и подать налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ. С 4 марта с помощью центров госуслуг выдано около 26 тысяч ИНН, а налоговую декларацию подали более 1,3 тысячи посетителей.

Сегодня центры госуслуг открыты в 127 районах Москвы. Они работают с 08:00 до 20:00 без перерывов и выходных, а очередь на прием обычно не превышает 15 минут.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 27 ноября 2017 > № 2418092


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406863 Энн Эплбаум

Украинцы недовольны итогами своей революции – и, возможно, они правы

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

В прошлый вторник исполнилось четыре года с момента начала на Украине демонстраций, которые позже переросли в революцию. Чтобы отметить эту годовщину, президент Украины Петр Порошенко посетил Майдан — центральную площадь Киева, где разыгрались самые драматичные события конца 2013 и начала 2014 годов. Вместе с премьер-министром страны и спикером парламента Порошенко, которого сопровождала его супруга, возложил цветы к памятнику десяткам людей, погибших от рук снайперов в кульминационный момент революции, после которого предшественник Порошенко бежал из страны. С тех пор в боях на востоке Украины погибло несколько тысяч человек.

Утром того дня я была в Киеве, и я не могла не обратить внимание на эту годовщину и связанные с ней мероприятия. Во многом это объяснялось тем, что появление президента в центре города спровоцировало невероятные пробки на дорогах. Людям приходилось переносить и искать другие места для встреч. Я лично слышала, как некоторые жители города громко выражали свое недовольство — и в определенном смысле это отличные новости. В 2014 году многие боялись, что вторжение России на территорию Украины, последовавшее за революцией Майдана, неизбежно приведет к оккупации Киева. Но вместо этого в 2017 году украинская столица страдает от перегруженности дорог — согласитесь, это гораздо более благоприятный исход. Несравнимо более благоприятный — если только вы не работаете водителем автобуса, потому что в этом случае ситуация катастрофическая.

Возможно, этот пример покажется вам тривиальным, но сейчас любой разговор об Украине выглядит именно так. В течение всего 10 минут вы можете услышать самые разные мнения и точки зрения, от оптимизма, пессимизма и гордости за революцию до гнева и раздражения в связи с тем, что ничего не получается. Оценка зависит от того, с кем вы разговариваете и, что еще важнее, какими были ожидания этого человека четыре года назад. В своей книге под названием «Украинская ночь» (The Ukrainian Night) Марси Шор (Marci Shore) описала то, как революция Майдана по-настоящему изменила жизни тех людей, которые приняли в ней участие. Обыкновенные украинцы, которым внезапно пришлось принимать экзистенциальные решения, рисковали своими жизнями, чтобы выразить своей протест против несправедливого правительства, против коррупции, против автократии и чтобы выступить в поддержку иного, «европейского» будущего.

«"Лайки" в Фейсбуке не считаются!» — так звучал первоначальный призыв к протестам. В последующие месяцы некоторые украинцы добровольно отправились защищать страну от вторжения России — или собирать деньги для солдат и на военное оборудование. Это стало моментом «конца двойственности». И это объясняет, почему спустя четыре года многие их тех, кто вошел в новое правительство, в новый парламент или выступал за перемены на Украине, испытывают разочарование.

Необходимо подчеркнуть, что за последние четыре года нынешнее руководство Украины сумело достичь гораздо более значимых успехов, чем все постсоветские правительства достигли за два десятилетия. При Порошенко в стране были проведены реформы банковского сектора, здравоохранения и газового сектора (газовый сектор был самым важным источником коррупции). С целью борьбы с коррупцией в стране также была внедрена электронная система госзакупок.

После длительной и очень тяжелой рецессии экономика Украины постепенно начинает расти, и значительная часть активности сконцентрирована в отрасли технологий. Также предпринимаются попытки радикальным образом изменить систему высшего образования. В Киево-Могилянской академии, старейшем университете, который был восстановлен в 1991 году, студенты изучают самые разные дисциплины, от информатики и финансов до истории. Я спросила ректора академии, сколько студентов говорят на английском языке. «Все», — ответил он.

Все эти изменения произошли на фоне непрекращающегося военного конфликта, который с каждым днем становится все бессмысленнее. На этой неделе в результате «переворота» сменилось «правительство» в одной из крохотных пророссийских «республик», созданных ополченцами на востоке Украины. Целая серия загадочных убийств и тысячи кибератак на все, от электросетей до частных компаний, стали отличительными чертами этой гибридной войны. Лишившиеся своего влияния олигархи проводят информационные кампании против правительства как изнутри страны, так и из-за рубежа.

Однако борцы с коррупцией и оппозиционные политики не испытывают удовлетворения: они недовольны списком достижений и множеством препятствий, которые мешают более стремительным переменам. Они хотят, чтобы их лидеры более решительно разорвали связи с прошлым. Они хотят, чтобы работа антикоррупционных институтов оборачивалась реальными приговорами. Они хотят, чтобы внутренней борьбе между различными правоохранительными агентствами пришел конец. Они жалуются на то, что органы внутренних дел до сих пор запугивают своих оппонентов.

«Мы начали множеств процессов, — сказал мне один депутат украинского парламента. — Но мы не чувствуем, что эти процессы необратимы». Возможно, это поколение украинских реформаторов слишком нетерпеливо, но, вполне вероятно, они правы. Если вы коренным образом изменили свою жизнь ради своей страны, неудивительно, что вам хочется, чтобы ваша страна тоже коренным образом изменилась.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406863 Энн Эплбаум


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406791

Руководитель Чечни Рамзан Кадыров «готов уйти в отставку»

России предстоит поиск преемника бывшему исламистскому боевику, которого правозащитные организации обвиняют в незаконных арестах и пытках оппонентов.

Редакционная статья, The Guardian, Великобритания

Резкий в высказываниях руководитель Чеченской Республики Рамзан Кадыров заявил о своей готовности уйти в отставку и предоставить Кремлю возможность выбрать ему преемника.

Кадырову 41 год, у него 12 детей и многообразные интересы, начиная с породистых лошадей и кончая борьбой и боксом. Правозащитные организации обвиняют его в незаконных арестах и пытках оппонентов и в абсолютной нетерпимости к сексуальным меньшинствам. Он известен своими жесткими политическими заявлениями, ставящими Кремль в неловкое положение.

Этот бывший исламистский боевик, возглавляющий Чечню с 2007 года, в марте получил благословение от Путина на продолжение работы в качестве главы республики. В то же время его предупредили, что в этом регионе с преобладанием мусульманского населения должны твердо исполняться российские законы.

Во время интервью по телевидению ему был задан вопрос о том, готов ли он уйти в отставку, на что Кадыров ответил: «Можно сказать, это моя мечта».

«Когда-то нужны были такие люди, как я, — чтобы воевать, навести порядок. А у нас сегодня порядок и процветание… Я считаю, что пришло время сделать изменения и в Чеченской Республике», — заявил он корреспонденту телеканала «Россия 1» в ходе интервью, которое было показано утром в понедельник в центральной части России.

Отвечая на вопрос о своем возможном преемнике, Кадыров ответил: «Это прерогатива руководства государства. Если меня спросят, кого вы хотите — есть несколько человек, которые на все сто процентов могут выполнять эти обязательства, обязанности на высшем уровне». Вдаваться в подробности он не стал.

Это заявление Кадырова прозвучало весьма неожиданно, поскольку многие считают, что его покровитель 65-летний Путин выдвинет свою кандидатуру на четвертый президентский срок и будет участвовать в мартовских выборах.

Мало кто сомневается, что этот бывший шпион КГБ одержит уверенную победу, если решит переизбраться. Однако некоторые аналитики утверждают, что оппоненты Путина во время кампании воспользуются тем, что он связан с такими политиками как Кадыров.

Чечня была разрушена в ходе двух войн, в которых правительственные войска воевали с боровшимися за независимость повстанцами. Но ее восстановили благодаря щедрой финансовой поддержке российского федерального бюджета. Она остается в числе тех регионов, которые получают значительные дотации от государства.

Назвав Путина во время интервью своим идолом, Кадыров заявил: «Я готов умереть за него, выполнить любой приказ».

Кадыров резко опроверг причастность чеченцев к убийству лидера российской оппозиции Бориса Немцова в 2015 году.

В июне московский суд осудил пятерых чеченцев за убийство Немцова, который резко критиковал Путина. Немцов работал над докладом о роли России в событиях на Украине. Его убийство вызвало гнетущее чувство в оппозиционных кругах.

«Я более чем уверен в том… что чеченцы не имеют к этому никакого отношения», — заявил Кадыров во время интервью.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406791


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400752 Максим Артемьев

Коробка с миллионом долларов. Сколько зарабатывают политтехнологи

Максим Артемьев

Историк, журналист

В России вернулись всенародные выборы губернаторов и депутатов по одномандатным округам. Но вернулась ли политическая конкуренция и можно ли говорить о возвращении «тучных лет» для политконсалтинговых компаний?

Начало 1990-х открыло широчайшие возможности для разных видов предпринимательства. Но одним из самых экзотических, интересных и таинственных стал бизнес в области политической рекламы и технологий. Ожесточенная борьба 1990-х породила спрос на услуги политконсультантов, называемых тогда «имиджмейкерами». В 1994-1997 годах я обучался в аспирантуре Академии госслужбы и писал диссертацию по политической психологии, тогда только появившейся, избрав темой психологическое воздействие в политической рекламе. Памятуя о том, что теория без практики мертва, я был вынужден принять участие во всех видах избирательных кампаний того времени — от президентских до местных — и воочию наблюдать за зарождением этого сегмента рынка.

Открывшуюся нишу политконсалтинга поделила разнообразная публика: и научные работники типа Игоря Бунина и Екатерины Егоровой-Гантман, и бывшие диссиденты, как Глеб Павловский, и вчерашние комсомольские работники, как Алексей Кошмаров или Алексей Ситников. Конкуренция была невелика — места под солнцем хватало для всех, благо спрос превышал предложение, а выборы шли непрерывной чередой и отличались высокой конкуренцией и числом участников. Небольшой спектр предложений объяснялся тем, что осознание того, что политконсалтинг вполне себе бизнес, пришло не сразу и мало к кому, к тому же многие поначалу не верили в его перспективы.

Вспоминаю тогдашний разговор с одним из руководителей крупной компании из этой сферы, который, когда я назвал то, чем он занимался, бизнесом, весьма удивился, ибо не позиционировал себя так. Та компания выросла из проведения тренингов по НЛП — вполне успешный бизнес (также стыдливо «бизнесом» не считаемый), и ее руководители поначалу считали политконсалтинг чем-то вроде приятного дополнения к основному направлению деятельности.

Те же, кто сразу осознал весь потенциал данной стези, получили немало бонусов. Политконсалтинг требовал минимальных затрат, практически никаких первоначальных вложений, он не отягощался помещениями или штатом.

Все, что требовалось от его пионеров — это некая назойливость, умение пустить пыль в глаза клиенту, ошарашить его рассказом о своих достижениях и об открывающихся перед ним возможностях. Поэтому большое внимание уделялось собственному имиджу.

Как и все остальные бизнесы того времени, политтехнологический развивался по «серым» схемам и при этом практически полностью был в тени. Если банк или торговую компанию нельзя все же было скрывать, то все финансовые операции на выборах проходили исключительно нелегально, никаких официальных договоров не оформлялось, памятником чему явилась пресловутая коробка из-под ксерокса с миллионом долларов, перехваченная в ельцинском штабе в 1996 году.

Впрочем, эта «засветка», как назвал ее тогдашний руководитель службы безопасности президента Ельцина Александр Коржаков, была единичным случаем, объясняемым исключительно политическими причинами. В целом же внимания налоговиков и чекистов политтехнологи не привлекали, ибо работали они не круглый год, их было мало и обороты, которые проходили через них, не шли ни в какое сравнение с оборотами крупных дельцов того времени.

Конец золотой эпохи

1996-2003 годы могут считаться «золотой эпохой» российского политического пиара. Первый звонок о том, что она завершается, прозвучал в конце 2003 года на думских выборах, когда «Единая Россия» разгромила в пух и прах своих оппонентов, пользуясь неограниченным административным ресурсом, монопольным положением на ТВ и авторитетом популярного президента. Но «час икс» наступил в сентябре 2004 года, когда, воспользовавшись терактом в Беслане, Кремль (не успела еще высохнуть кровь убитых детей) отменил губернаторские выборы. На этом фоне последующая отмена выборов в Думу по одномандатным округам, равно как почти повсеместное назначение руководителей городских администраций, прошла практически незамеченной.

Как отмечает политолог Вячеслав Смирнов, «это решение повергло в шок всех политтехнологов, особенно крупные компании, которые основные деньги зарабатывали именно на выборах губернаторов». С ним соглашается другой известный политолог Евгений Минченко: «очень сильно ударило [это решение] — выборы глав регионов, а также по одномандатным округам представляли собой два самых больших рынка. В итоге политтехнологи были вынуждены переквалифицироваться».

Для представителей этой профессии наступили тяжелые времена. По словам Смирнова, кто ушел в науку, кто занялся другим бизнесом. Знаю «полевиков», которые пошли в таксисты.

Кто поумнее перешел на работу в партии или в аппарат власти, обслуживать губернаторов, депутатов, есть примеры того, что технологи сами стали депутатами (например, Сергей Толмачев в Красноярске. — Forbes), рассказывает Смирнов. Минченко говорит о своей компании: «Мы занялись лоббизмом. Другие перешли на информационное сопровождение деятельности органов госвласти, «ИМА-консалтинг», например, выиграла подряд на пиар при проведении всероссийской переписи. Кто-то ушел в бизнес-консалтинг». Знаменитый ФЭП в трудные годы, как утверждает Смирнов, сидел на госзаказах, основным из которых был мониторинг региональной прессы. Он выполнял роль эдакого «мозгового треста». Те политтехнологи, кто работал с Кириенко, перешли вслед за ним в «Росатом».

По мнению Смирнова, известные компании выжили за счет того, что у них и прежде не было раздутого штата — в офисе на постоянной работе сидело 5-7 человек, включая секретарш, а для проведения кампаний нанимали разово людей из провинции. Таким образом, считалось, например, что в таком-то регионе «работает Кошмаров», а на самом деле работу выполняли ребята из Тулы. Когда приходил крупный заказ, допустим, с Украины, то выставлялись такие условия — $500 000 сразу на центральный офис, остальные расходы считаем по смете (для оплаты «полевиков». — Forbes). Именно по низам, по тем же «полевикам» отмена губернаторских выборов ударила сильнее всего.

Новая волна

После зимы протестов 2011-2012 годов произошла новая «реформа» политического устройства России. Вернулись всенародные выборы губернаторов, равно как и выборы депутатов по одномандатным округам. Но вернулась ли политическая конкуренция и можно ли говорить о возвращении «тучных лет» для политконсалтинговых компаний?

Вот мнение тех, кто непосредственно вовлечен в процесс. Вячеслав Смирнов: «Ситуация реально изменилась, в первую очередь появились праймериз «Единой России». Они более даже оживленны, чем собственно выборы. Кампания проходит именно там. Например, директор авиазавода конкурирует с начальником филиала нефтяной компании. На кону может стоять вопрос, кто захватит ЗАКС? У губернатора противостояние с мэром по поводу того, кто должен стать депутатом. Местная организация ЕР видит своих кандидатов, Москва настаивает на своих. В результате сложно выстроенной системы компромиссов выясняется, что, несмотря на формальную победу «Единой России», в ЗАКСе заседают представители больших корпораций, какой-нибудь местный молочный король, а они все люди обеспеченные и от губернатора не зависят».

Однако в целом, по мнению Смирнова, возрождение рынка для политтехнологов не происходит, поскольку должность депутата девальвировалась, она более не приносит денег, слишком много закон накладывает ограничений.

«Да и компаниям проще «купить» действующего депутата, договориться с ним по конкретному вопросу, чем проводить его через выборы», — говорит Смирнов. Девальвировалось и значение губернаторской должности — «только ты начал «пилить» бюджет, а тебя уводят люди в погонах».

Что касается губернаторских «выборов», то технология, по мнению политолога, здесь одна: «надо чтобы президент назначил тебя исполняющим обязанности». С ним соглашается Евгений Минченко: «Конкурентные кампании можно пересчитать на пальцах одной руки. Муниципальный фильтр дает возможность отсекать конкурентов еще на этапе выдвижения. Кроме того, в кампанию-2016 широко использовались договоренности, по которым в тех или иных округах ЕР не выдвигала своих кандидатов, с тем чтобы прошел представитель оппозиции».

Вячеслав Смирнов резюмирует: «С политического рынка ушло «поле». Раньше была важна агитация от двери к двери. Теперь ставка делается на встречи с трудовыми коллективами, а на них важно не рассказать о себе, а обеспечить заказами предприятие, открыть нужный маршрут автобуса. Ну или договориться, чтобы начальник привез сотрудников на избирательные участки. А это все не полевая работа в привычным смысле слова, с большими финансовыми затратами, которые идут через технологов. Для губернатора достаточно иметь пять-шесть советников максимум, остальное «тащит» на себе местное отделение партии власти и заместитель губернатора по связям с общественностью и политическим вопросам».

Евгений Минченко говорит об этом так: «Сегодня ключевые технологи не электоральные, а институциональные». Еще один известный политтехнолог Константин Калачев подтверждает: «Референдумные выборы сверхусилий требуют только в аппаратных раскладах». Он иронически добавляет: «Теперь политтехнологи учат друг на многочисленных общих тусовках и параллельно выстраивают отношения с генеральным заказчиком… С некоторых пор вклад политтехнологов в результат стало сложнее оценивать. Гамбургский счет в этом деле приказал долго жить. Важнее отношения с заказчиком и готовность поделиться гонорарами. Поэтому все приличные люди, кто смог и успел, постарались перекочевать в бизнес-структуры или непосредственно во власть».

Второй негативный фактор, по словам Смирнова: «исчезли олигархи — вольные игроки, сегодня все включены в систему». На той же Украине именно олигархи основные заказчики для политтехнологов. В России же «деньги поступают только по команде сверху».

Оценки сегодняшнего рынка политических услуг разнятся ввиду непрозрачности и запутанности отношений в этой сфере, большая часть средств не проходят прямо как политический заказ. Смирнов: «Если мы говорим про полиграфию, то, допустим, просят «Ростех» напечатать баннеры. Он это сделает, но в своих типографиях и в рамках внутрикорпоративных заказов. И эти деньги на рынок не выйдут. Или, например, некоего менеджера-пиарщика из госкомпании командируют на пару месяцев в регион, помочь губернатору с проведением выборов. Та премия, которую ему заплатят, также не будет нигде учтена как избирательные расходы».

Минченко: «Очень сложно разделять статьи расходов: где заканчивается выборы, где начинается обычный лоббизм?»

По «очень грубым» подсчетам Евгения Минченко, «рынок политконсалтинга после 2004 года упал в 5-10 раз, а после возвращения губернаторских выборов и одномандатников поднялся всего раза в два». По оценке Смирнова, губернаторская кампания может стоит 50 млн рублей (Минченко дает сумму в десять раз выше, но дело как раз в разнице между «чистыми» тратами и завуалированными), а всего в России в год осваивается примерно $4 млн в сфере избирательных технологий. Стоимость кампании в одномандатном округе, по оценке Минченко может доходить до 100 млн рублей (только не стоит умножать это число на 225 округов, конкурентных выборов совсем мало).

По моим наблюдениям, заказчики ныне очень строго и дотошно контролируют расходование средств. Даже компания, «под ключ» проводящая кампанию, не распоряжается ими сама, а каждый перевод денег, заключение каждого договора требует согласия юриста, представляющего клиента. Также резко возросла роль административного ресурса. Нанятый начальник штаба — всего лишь главный над политтехнологами, все принципиальные решения принимаются не им, а тем чиновником, который «курирует», а, по сути, руководит избирательной кампанией. И это объяснимо: без администрации невозможно ни составить график встреч, ни попасть ни в одну организацию, ни получить содействие в размещении наглядной рекламы, доступ в местные СМИ.

Смирнов резюмирует: «Существует своего рода биржа из огромного количества людей, которые хотят поработать политтехнологами. Вот мы сейчас готовимся к выборам президента России, и к нам поступает множество обращений от желающих поучаствовать. Всего же в масштабах России имеется человек двести профессионалов, для которых политконсалтинг — основной заработок. Но это без учета тех, кто инкорпорирован в аппараты партий, заксобраний, администраций, больших корпораций».

Десять советов

Как бы там ни было, на данный рынок возвращаются как старые команды, так и приходят новые. Клиенту бывает сложно разобраться в том, кто настоящий профессионал, а кто просто захотел по-быстрому заработать денег, поскольку на выборы, естественно, устремляется немало авантюристов и мошенников, не жалеющих усилий для саморекламы. Поэтому в качестве бонуса дадим несколько советов, как определить настоящего специалиста. Требования к нему можно уложить в десять пунктов:

Наличие опыта, включающего работу на разных уровнях избирательных кампаний (местные, региональный, федеральный), на разных территориях и как минимум с несколькими заказчиками. Политтехнолог, занятый только в одном регионе, неизбежно страдает от недостатка кругозора и воображения, а опыт работы с одним только клиентом (нередкий случай у технологов) может оказаться неприменимым в других случаях.

У него должны быть налаженные контакты в СМИ. Важнейшая составляющая пиар-кампаний на выборах — работа с масс-медиа. Журналисты относятся подозрительно к непроверенным источникам информации. Поэтому технолог должен быть им известен, внушать доверие. В идеале они должны обращаться к нему чаще, чем он к ним. Важный момент: даже размещение материалов в СМИ надлежит делать осторожно, пользуясь знакомыми каналами, во избежание утечки, понимая, какой эффект произведет публикация в том или ином издании или телеканале. То же относится к созданию рекламных роликов. При наличии личных отношений возможно и снижение цены при заказе.

Обладание устойчивыми связями в органах власти и политических структурах. В современной России избирательный процесс тесно переплетен со взаимодействием с административными органами. Если технолог неизвестен, например, аппарату губернатора или ему не могут дать характеристику в условном «Центре», значимость и влиятельность такого технолога сильно снижается. Технолог должен обладать авторитетом, позволяющим напрямую обратиться в руководство политической партии, к депутатам, в идеале — в администрацию президента. Многие вопросы решаются именно «наверху», и специалист должен быть «вхож».

Наличие своей команды (или широких профессиональных связей, позволяющих быстро привлечь лично знакомых и опытных людей, которым можно доверять). За исключением отдельных случаев, технолог предстает как руководитель группы, обеспечивающий полный набор услуг. У него свои спичрайтеры, «креативщики», дизайнеры, фотографы, операторы, «полевики» и т.д. Это обеспечивает слаженность работы команды, отсутствие в ней случайных людей.

Хорошо развитые коммуникативные навыки, умение и способность работать с самыми разными людьми, не отталкивая их. В избирательную кампанию к штабу кандидата подтягивается самая пестрая и неожиданная публика. Большая ошибка — вести себя с ней некорректно, не выслушивать, обрывать общение. Даже с городскими сумасшедшими в этот короткий, но напряженный момент надо быть аккуратными и осторожными. Любая проявленная грубость и нетактичность будет ложиться черным пятном на кандидата или партийный список. Напротив, с пользой могут быть использованы самые неожиданные люди, если они проявляют желание. Также важно не выделять любимчиков в команде, выслушивать все точки зрения, сглаживать конфликты, неизбежные при остроте борьбы.

Психологическая устойчивость. Избирательная кампания кратковременна и потому особенно напряженна, ибо в небольшой промежуток времени умещаются множество событий, часто непредсказуемых. Необходимо оперативно реагировать на быстро меняющуюся ситуацию, на действия соперников. Количество стрессов велико, причем часто они порождаются нервозностью кандидатов, и технолог обязан уметь их гасить, не давать распространяться конфликтам, выступать в роли релаксирующего всех психолога. При этом он должен быть гибким, но не ломающимся, твердо отстаивать принципиальные позиции, изначальное намеченные, за тактическими компромиссами не упускать из виду стратегическую цель.

Креативность мышления, но с хорошей долей саморефлексии. Крайне важна способность взглянуть на ситуации со стороны, глазами рядового избирателя, конкурентов, видеть политический процесс в полном объеме, представлять последствия предлагаемых инициатив и ходов.

Отказ решать проблемы с кондачка, не выяснив ситуации. Настоящий политтехнолог не может давать советы, не разобравшись в обстановке, не изучив ситуации. Поэтому если при первом разговоре с клиентом технолог начинает сыпать замечаниями, предложениями, да еще густо перемешанные со специфическим жаргоном, скорее всего, это плохой специалист. Отсутствие «понтов» — важный признак грамотного и порядочного технолога. Он не пытается показать себя всезнайкой, готов слушать, а не только говорить, много задает вопросов, старается побольше узнать о местной специфике.

Представленность политтехнолога в социальных сетях. «Молчунам» или незарегистрированным в них люди, скорее всего, просто нечего сказать. Регулярно публикуемые посты показывают уровень компетентности технолога, его осведомленности. Через них он осуществляет обратную связь, комментирует события в режиме онлайн.

Тотальная нацеленность на работу, отсутствие мелочности. После того как сумма контракта оговорена, технолог не должен заявлять, что «об этом не договаривались» и такие-то его услуги надо финансировать особо. На период кампании он полностью принадлежит заказчику и не может позволять себе иных дел и занятий. Не должно быть и конфликта интересов, работы на какого-то другого кандидата или партию, если это не оговаривалось особо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400752 Максим Артемьев


Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 24 ноября 2017 > № 2399612 Сооронбай Жээнбеков

Тихоня, ставленник Атамбаева, социал-демократ, уроженец Ошской области, зоотехник, учитель русского языка, экс-премьер Киргизии... 24 ноября Сооронбай Жээнбеков, победивший на президентских выборах в Киргизии 15 октября 2017 года, официально занял высший государственный пост. Инаугурация прошла в Бишкеке в государственной резиденции "Ала-Арча". Выдвиженец от Социал-демократической партии Киргизии (СДПК), набравший на выборах 54,22 процента голосов избирателей, стал пятым главой государства и сменил на этом посту Алмазбека Атамбаева, возглавляющего партию социал-демократов.

Ставленник Атамбаева

То, что Сооронбай Жээнбеков намерен продолжать политический курс Атамбаева, не является секретом. Об этом в ходе президентской гонки говорил и сам Жээнбеков, и его сторонники. Так, в предвыборном ролике, размещенном на сайте киргизского агентства "Акипресс", Замира Сабурдинова, жительница Джалал-Абадской области говорит: "Президент Атамбаев передает все начатое в твердые руки нашему кандидату. Только Жээнбеков может вывести нашу страну вперед. Он прошел путь от учителя до премьер-министра и будет народным и надежным президентом республики".

Наблюдатели отмечают, что, благодаря верности Атамбаеву и отсутствию у Жээнбекова политических амбиций, нынешний киргизский президент и сделал его своим ставленником. Сам Жээнбеков, выступая перед избирателями в ходе предвыборной кампании, заявил: "Я никогда не говорил "я". Я всегда говорил "мы". Я не хвастался, я просто работал. Но эти выборы заставили меня говорить о том, что я сделал".

Так что же удалось сделать, занимая разные государственные посты, 59-летнему Сооронбаю Жээнбекову, вскоре заступающему на пост президента страны? Какова его трудовая деятельность. и когда началась его политическая карьера?

От учителя до премьер-министра

Согласно данным из открытых источников, трудовую деятельность Сооронбай Жээнбеков, уроженец села Кара-Кульджа Ошской области на юге Киргизии, начал в 1976 году учителем русского языка и литературы в средней школе имени Ленина Узгенского района, правда, не имея специального образования. В 1983 году он окончил Киргизский сельскохозяйственный институт имени Скрябина. А через 20 лет получил второе образование в Киргизском аграрном университете, окончив экономический факультет по специальности бухгалтер.

После окончания института в 1983 году он работал главным зоотехником совхоза, а затем был председателем колхоза. В 1995-м стал депутатом Собрания народных представителей в киргизском парламенте (Жогорку Кенеше) первого созыва. Депутатом Жогорку Кенеша он избирался трижды. Последний раз - в 2005 году, до событий, приведших к власти в Киргизии Курманбека Бакиева.

В апреле 2007 года в правительстве Алмазбека Атамбаева Жээнбеков был назначен министром сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности страны. Но после отставки Атамбаева ушел вместе с ним и три года не появлялся на публике.

Во время апрельских событий 2010 года, когда в Киргизии сначала во второй раз свергли президента, а потом последовал межэтнический конфликт на юге страны, Сооронбая Жээнбекова на митинге избрали народным губернатором Ошской области. В течение месяца ему приходилось отстаивать свое положение главы области, но с мая того же года он становится официальным руководителем Ошской государственной администрации и полномочным представителем правительства в Ошской области. На этом посту он остается почти 5 лет.

В конце декабря 2015 года Жээнбеков перебирается в Бишкек, где занимает должность директора Государственной кадровой службы, а затем становится зампредседателя аппарата президента. 13 апреля 2016 года при президенте Алмазбеке Атамбаеве Сооронбай Жээнбеков возглавляет киргизское правительство. А в 2017-м баллотируется в президенты от социал-демократов и одерживает победу. Его основным оппонентом на выборах являлся Омурбек Бабанов, сопредседатель партии "Республика- Ата-Журт", также ранее возглавлявший киргизское правительство.

Обещания и цели Жээнбекова

"Я не один, нас целая команда", - заявил Жээнбеков, выступая перед избирателями. По словам его сторонников, в ходе предвыборной гонки его поддержали 10 партий и 50 различных организаций. Какие обещания дал перед выборами бывший премьер-министр? "Для меня одной из важных задач является повышение зарплат учителей, врачей, работников культуры, правоохранительных органов. Мы подняли экономику на 12 процентов, производство - на 57 процентов, экспорт - на 47 процентов, бюджет увеличили на 11 млрд сомов", - утверждает Жээнбеков.

По его словам, дороже всего для него - интересы страны: "Это моя программа - простая, понятная, выполнимая. Мы сейчас пожинаем плоды от ЕврАзЭс. Экспорт у нас вырос на 47 процентов. Наши соотечественники обладают такими же правами, как граждане России. Мы решили насчет пенсий, у нас будет единая система пенсий в Казахстане, в России, по ЕврАзЭс. Это вопрос уже решен".

Обращаясь к своим сторонникам, Жээнбеков заявил: "Моя цель состоит в том, чтобы народ Кыргызстана, многонациональный народ, проживал в комфортной, процветающей стране. Я долго шел к этому".

О русском языке и отношениях с РФ и ЕврАзЭс

На пути к построению процветающей страны избранный киргизский президент Сооронбай Жээнбеков уже определил круг ближайших союзников, как отмечают наблюдатели. Это, прежде всего, Россия и соседние государства-члены Евразийского экономического союза (ЕврАзЭс), о чем неоднократно заявлял сам Жээнбеков. Еще в ходе своей предвыборной кампании он отмечал роль России и русского языка для Киргизии и ее жителей: "Статус официального языка русского закреплен в конституции. Это язык в мир знаний, в мир дружбы. Мы будем поддерживать и развивать этот язык в нашей стране".

Стремление нового киргизского президента, вероятно, услышали и оценили в Кремле. Так, к 59-летию Жээнбекова, которое он праздновал в середине ноября, согласно информации киргизских СМИ, президент России Владимир Путин прислал ему поздравительную телеграмму.

"Вы пользуетесь заслуженным авторитетом среди соотечественников как опытный государственный деятель, многое делающий для решения актуальных социально-экономических задач, стоящих перед Кыргызской Республикой. … Хотел бы подтвердить готовность к конструктивному диалогу и активной совместной работе с вами по дальнейшему укреплению отношений стратегического партнерства и союзничества, существующими между нашими странами", - говорится в послании.

О клане Жээнбековых

"Отличный семьянин, немногословен, но с юмором". Так отзываются о Жээнбекове люди из его команды. "Я верю этому человеку, он более 20 лет на госслужбе и не имеет ни капли компромата. Крайне редкий дар в нашей стране", - говорит Сергей Пономарев, председатель Ассоциации предпринимателей Кыргызстана. Но компромат все же нашелся. Правда, на одного из братьев - Асылбека Жээнбекова. В ходе предвыборной кампании в интернете появилось несколько видеороликов, в том числе под названием "Кому служит клан Жээнбековых?" В нем идет речь о братьях Жээнбековых.

По информации из открытых источников, Сооронбай Жээнбеков - третий сын в многодетной семье. Его старший брат, Канторо (умерший весной 2017 года) - доктор наук, профессор и президент Джалал-Абадского университета экономики и предпринимательства. Он занимался наукой и был далек от политики. Второй брат, Жусупбек, состоял на дипломатической службе, был послом в Кувейте, Марокко, Иордании. Четвертый брат, Асылбек, экс-спикер парламента. Пятый, Жыргалбек, живет на малой родине. Младший и ныне покойный Искендер Жээнбеков считался хорошим юристом - в 28 лет он стал прокурором Ошской области. Есть у Сооронбая Жээнбекова две сестры. Одна из них врач, другая - педагог и сейчас на пенсии.

Сооронбай Жээнбеков женат. Его супруга Айгуль занимается домашним хозяйством, ведет небольшой семейный бизнес в сфере сельского хозяйства и животноводства. Дочь - студентка. Младший сын школьник.

Компромат и конфликт с "РусГидро"

Итак, компромат, о котором говорили противники Жээнбекова собран на его брата Асылбека и связан со скандалом, в котором якобы замешана российская компания "РусГидро". Как утверждается в ролике, преемником Атамбаева на президентском посту должен был быть Асылбек Жээнбеков, который 4,5 года занимал пост спикера парламента. Он непосредственно был посвящен в детали сделки, заключенной между правительством Киргизии и российской "РусГидро" по строительству Верхненарынского каскада ГЭС. И, по словам авторов видеоролика, якобы "проворовался".

Россия, подписав контракт, как утверждается в видеоролике, из-за кризиса не сумела выполнить обещания и просила Атамбаева об отсрочке. Тот обещал подождать, но не сдержал обещание. Во время визита в Саудовскую Аравию Асылбек Жээнбеков якобы заключил соглашение о том, что право на строительство каскада ГЭС получат саудовцы. Те пообещали достроить объект и выплатить России неустойку в 37 млн долларов. Саудовская Аравия, по словам авторов ролика, от своих обещаний отказалась. А Киргизия осталась должна РФ 37 млн долларов. Из-за этого Алмазбек Атамбаев поссорился с Асылбеком Жээнбековым.

Далее в этом деле появилась некая несуществующая на самом деле чешская компания, которой были переданы права на строительство нескольких ГЭС. И в этом контексте всплыло имя премьер-министра Киргизии Сапара Исакова, который якобы тесно связан с кланом Жээнбековых. Впрочем, это уже совсем другая история.

Что же касается Исакова, который также является соратником Атамбаева, если он останется на посту главы правительства, то, утверждают наблюдатели, будет соблюден баланс между президентом Жээнбековым, делающим ставку на дружбу с Россией, и премьером Исаковым, у которого тесные контакты с Вашингтоном.

Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 24 ноября 2017 > № 2399612 Сооронбай Жээнбеков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399590

Россия ест в долг

Денег нет, держаться не за что

За три года число граждан РФ, получавших банковские кредиты, выросло с 58% до 67%. Эти данные ВЦИОМа служат ещё одним доказательством того, что население медленно, но верно вязнет в долговом болоте. К сожалению, не только банки наращивают клиентуру, преуспели и микрофинансовые организации.

Как сообщило 23 ноября Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), в третьем квартале 2017 года средний размер микрозайма в РФ, или, как его ещё называют, «займа до зарплаты», составил 10,5 тыс. рублей. Если сравнить эти цифры с данными за третий квартал 2016 года, обнаружится, что за год эта величина выросла более чем на 14%. Как отмечают исследователи, сумма микрозайма растёт во всех возрастных категориях, но самая высокая динамика (23,6%) наблюдается у молодых людей до 25 лет. Средний размер суммы, которую одалживает молодёжь у МФО, — 8,1 тыс. рублей.

Удивительного в этом мало. Экономический кризис, вопреки уверениям чиновников, не закончился. Если бы это случилось, мы наблюдали бы массовый наём людей на работу, что экономисты считают главным признаком конца кризиса. Вместо этого статистика показывает, что 20% жителей РФ остаются безработными, 9% находятся в процессе увольнения, а 20% ожидают его в ближайшее время. У 14% респондентов, которых опросили сотрудники «Левада-центра», в настоящее время задерживают зарплату. Почти 20% полагают, что с ними это тоже скоро случится.

При этом за октябрь задолженность по зарплатам среди организаций, не относящихся к субъектам предпринимательства, выросла на 3,5% и составила более 3,5 млрд рублей. Это данные Росстата. Среди общего долга по заработной плате 42% приходится на обрабатывающие производства, 28% — на строительство, 11% — на добычу полезных ископаемых, 6% — на сельское хозяйство, охоту и предоставление услуг в этих областях, лесозаготовки, по 4% — на транспорт и научные исследования и разработки.

Иными словами, у многих жителей РФ проблемы либо с работой, либо с зарплатой, которую им не платят. Остаётся только гадать о том, какой градус стресса установился среди населения при таких цифрах. Разумеется, в такой ситуации жители Российской Федерации закономерно вынуждены идти к ростовщикам. Да, ещё в начале ноября 2017 года статистика (данные Национального агентства финансовых исследований) показывала, что МФО пока не слишком популярны. За последние годы лишь 8% граждан РФ обращались к ним, и только 29% знали, что это вообще такое.

Однако времена меняются, и с очень большой скоростью. Всё ухудшающееся положение населения скоро подтянет эту статистику до гораздо более серьёзных значений. Эксперты, с которыми поговорил корреспондент ИА REGNUM, в этом не сомневаются. К примеру, директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий заявил, что закредитованность населения продолжит возрастать, в итоге всё больше и больше людей запутываются в долгах.

«Рост микрокредитования — действительно очень плохой признак, — констатировал он. — Как правило, это означает, что у людей нет денег, и микрокредитование свидетельствует о затыкании дыр в бюджетах. Граждане попадают в ситуацию долговой зависимости, гораздо более серьёзной и драматичной, чем в случае с обычными кредитами. Это переход к средневековым формам долговой зависимости. Хотя речь вроде бы идёт о небольших суммах, проценты оказываются катастрофическими».

При этом он подтвердил мысль о том, что перед нами один из наиболее показательных симптомов кризиса. Более того, регулярные успокоительные заявления о снижении инфляции, которые звучат с властного амвона, на самом деле не внушают никакого оптимизма.

«На самом деле показатели снижения инфляции, которые выдаёт Центробанк, мягко говоря, спорные, — отметил Кагарлицкий. — Рост закредитованности как раз является одним из факторов инфляции. И если у вас инфляция низкая, а закредитованность высокая, это значит, что инфляция сменила форму».

Кстати, что любопытно, в этой ситуации РФ сильно отличается от слаборазвитых стран, но не в лучшую сторону. Там, как рассказал корреспонденту ИА REGNUM ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ Андрей Колганов, микрозаймы могут играть позитивную функцию — их берут на развитие бизнеса. В Российской Федерации ситуация совсем иная — здесь микрокредиты берут на потребительские нужды. Ещё один фактор, который способствует развитию МФО, — то, что люди вынуждены лезть в одни долги, чтобы расплатиться по другим. Из этого заколдованного круга пока не видно выхода.

Важно подчеркнуть, что происходящее не есть результат какого-то массового помешательства или некой природной лени, свойственной, как утверждают клинические либералы, нашему народу. По всей видимости, обстоятельства больше не ставят граждан РФ перед дилеммой: есть дорогое или дешевое. Теперь вопрос встал острее: есть или не есть.

«Микрозаймы — это кредиты последней очереди, кредиты отчаяния, — заявил корреспонденту ИА REGNUM директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — Если граждане РФ берут больше денег на заведомо невыгодных условиях, это не потому, что все дружно сошли с ума, и не потому, что осеннее обострение в этом году хуже, чем в предыдущем. Люди стали хуже жить. Им реально не хватает на нужды, которые человек считает необходимыми: лечение, питание, ремонт бытовой техники».

И действительно, реальные располагаемые денежные доходы населения России за первые 10 месяцев 2017 года снизились на 1,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. В 2016 году падение реальных доходов граждан за 10 месяцев по сравнению с аналогичным периодом 2015 года составило 5,6%.

Очевидно, что экономика проседает всё глубже. Кредитование, как отметил Колганов, пока играет роль амортизационной подушки, которая всё ещё позволяет людям протянуть до зарплаты, но рост его масштабов свидетельствует о весьма нехорошем положении дел. Если эта тенденция продолжится, в конце концов надуется финансовый пузырь, который рано или поздно лопнет.

Что касается молодёжи, то она попала под особо сильный удар и вынуждена занимать больше, чем другие возрастные категории. Дело здесь не только в безответственности и легкомыслии, которые, конечно, тоже дают о себе знать. Основная проблема — тяжелое положение молодежи на рынке труда. Как отметил Делягин, работодатель предпочитает брать опытных сотрудников — от 30 лет и выше. Их не надо обучать, и они знают правила игры. Вдобавок, по словам Кагарлицкого, у молодых людей просто нет кредитной истории и таких заработков, которые позволили бы ей брать крупные кредиты в банках. Сама ситуация складывается так, что МФО оказываются едва ли не единственным источником хоть каких-то денег, кроме родителей и друзей.

Между тем чиновники, похоже, не видят никакой проблемы. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина 22 ноября заявила, что российская экономика восстановилась быстрее (и, очевидно, незаметнее — прим. ИА REGNUM ), чем многие ожидали, и подошла к 1,5—2% потенциального роста. До этого, 27 октября 2017 года, пресс-служба Банка России распространила прогноз, что рост ВВП в III квартале продолжился. Как уверяет ведомство, увеличилось производство сельскохозяйственной продукции, наблюдается положительная динамика в машиностроении, грузоперевозках, производстве потребительских товаров длительного пользования. Восстановление потребления приобретает устойчивость. Потребительский спрос поддерживается ростом реальной заработной платы, чему способствовало замедление инфляции. Безработица же находится на уровне, не оказывающем влияния на инфляцию.

Ситуация напоминает анекдот, в котором пациенту становилось всё лучше и лучше, пока он не умер. Скорее всего, дело не в плохой экономике, а в плохом народе. Вот вечная причина краха любых либеральных преобразований в РФ. По крайней мере, к этому, видимо, клонит глава Росструда Всеволод Вуколов, который 21 ноября заявил, что граждане России слишком много отдыхают, тогда как для достижения успеха необходимо больше работать.

Дельный совет. Если не работать, то не сможешь дать детям хорошее образование — они вырастут неучами и, не дай бог, возглавят какое-нибудь ведомство вроде Центробанка или Росструда. Вся надежда на МФО.

Напомним, что, по данным НБКИ на 1 октября 2015 года, суммарный объём предоставленных МФО займов населению составил 59 250 млн рублей. Из этой суммы 30 856 млн рублей пришлось на займы на покупку потребительских товаров. В конце 2016 года самыми высокими темпами рос средний размер автокредита — 13,4%. Самыми низкими — средний размер кредита на покупку потребительских товаров. По всей видимости, сказалось повышение цен на нефть. Однако в третьем квартале 2016 года объем займов, предоставленных населению микрофинансовыми институтами, составил 109,8 млрд руб. Из этой суммы 60,3 млрд руб. пришлось на займы на покупку потребительских товаров. По состоянию на 1 октября 2016 года НБКИ зафиксировало 7,97 млн действующих займов, что оказалось на 33,3% больше, чем по итогам второго квартала того же года.

Иван Журенков

Россия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399590


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров

Промышленность растет, но неровно

После неудачного старта близящейся к концу осени за октябрь отечественной индустрии удалось все же показать позитивную динамику по всем временным методикам ее исчисления статистиками.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что в сентябре по сравнению с августом физический объем промышленного производства сократился на 2,6%. Правда, при этом в годовом выражении, то есть к первому месяцу прошлогодней осени, сложился весьма приличный прирост на 6,9%, а в среднегодовом (январь-сентябрь к тому же периоду год назад) – 8,3%.

Октябрь же завершился увеличением выпуска промышленной продукции к сентябрю на 3,2%. Тем не менее, в годовом исчислении темпы прироста резко снизились, составив лишь 0,6%. Замедлилась и среднегодовая динамика – до 7,5%. Ключевым источником столь примечательного статистического расклада оказалась горнодобывающая отрасль, в которой годовой прирост упал с сентябрьских 11,6% до 0,1%! Здесь негативный тон задавала добыча угля и лигнита, сократившаяся за год на 19,7%, тогда как по другим основным позициям произошло увеличение в годовом выражении: нефти – на 1,7%, природному газу – 2,4%, железной руде – 3,3%, рудам цветных металлов – 0,4%.

При сравнении данных за октябрь с сентябрем статистики зафиксировали прирост объема производства в горнодобывающей отрасли на 0,5%. Лидирует при таком способе подсчета природный газ с 15,9%, далее следуют уголь и лигнит (4,6%), железная руда (2,9%), нефть (0,7%), тогда как по рудам цветных металлов произошло снижение на 1,4%. Тем не менее, в среднегодовом выражении динамика выпуска в этой отрасли излучает пока оптимизм в виде прироста на 10,2%.

В обрабатывающей отрасли второй месяц осени завершился увеличением объема производства к сентябрю на 2,8%. Позитивный тон в ней задавали продукты питания (2,6%), табачные (4,2%) и текстильные (29,4%) изделия, кожаная продукция (36,2%), бумага и бумажная продукция (6,0%), продукты нефтепереработки (7,1%), химической промышленности (2,6%), основные благородные и цветные металлы (3,6%), готовые металлические изделия (14,8%), компьютеры, электронная и оптическая продукция (4,0%), электрическое оборудование (88,5%), автотранспортные средства (6,0%) и мебель (6,3%). Но не обошлось и без негатива в виде сокращения выпуска напитков (7,7%), одежды (10,2%), деревянных и пробковых изделий (20,3%), основных фармацевтических продуктов (18,2%), резиновых и пластмассовых изделий (6,8%), черных металлов (5,6%). В годовом выражении динамика обрабатывающей отрасли сложилась скромной в виде прироста объема ее производства на 1,1%, тогда как в среднегодовом исчислении она выглядит вполне позитивной (5,2%).

Весьма мощно завершила октябрь отрасль по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – здесь выпуск продукции увеличился к сентябрю на 24,0%! В годовом выражении прирост в ней составил 2,2%, среднегодовом – 4,8%. Абсолютным же аутсайдером оказалась отрасль водоснабжения, канализационной системы и контроля над сбором и распределением отходов, где за второй месяц осени объем производства упал по сравнению с сентябрем на 6,9%, в годовом исчислении – 0,9%, среднегодовом – 0,3%.

Среди регионов Казахстана безусловным лидером позитивной индустриальной динамики октября стала Алматинская область, где по сравнению с сентябрем выпуск продукции подпрыгнул на 24,8%! Аутсайдерами же, показавшими снижение объема промышленного производства, оказались Акмолинская (23,8%), Павлодарская (10,7%), Северо-Казахстанская (4,2%) и Кызылординская (1,4%) области. По темпам годовой динамики первое место заняла Жамбылская область с приростом на 6,3%, тогда как наибольший спад сложился в Западно-Казахстанской области – 12,4%. При подсчетах в среднегодовом выражении по-прежнему лидирует Атырауская область, где выпуск увеличился на 22,1%, а сокращение производства статистики зафиксировали лишь в двух регионах – Кызылординской (3,6%) и Мангистауской (0,3%) областях.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров


Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Товарооборот России и Чехии вырос на 40 процентов

22 ноября 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл Российско-Чешский экономический форум. В работе форума приняла участие самая большая чешская предпринимательская делегация за последние 25 лет - порядка 100 компаний. Участники обсудили перспективы торгово-экономического сотрудничества России и Чехии. По итогам форума подписана серия коммерческих соглашений. Это свидетельствует о благоприятной макроэкономической конъюнктуре и инвестиционном климате, которые способствуют развитию предпринимательской деятельности.

Максим Орешкин: Уважаемый Президент Земан, уважаемые коллеги!

Действительно стоит отметить, что сегодняшний форум имеет рекордное за 25 лет представительство чешского бизнеса в России. Можно отметить несколько причин, почему это происходит. Первая причина – это, конечно, тот факт, что в целом отношения между Россией и Чехией очень дружественные. Это проявляется и в экономической сфере. Недавно в Чехии, в Брно, состоялась 59-я машиностроительная выставка, и там активно были представлены российские регионы и компании. Эти постоянные контакты, которые затем находят отражение в заключенных контрактах и в итоге приводят к тому росту товарооборота, который мы имеем в этом году - выше 40%. Это очень высокие позитивные цифры. Все это проявляется именно таким образом.

Второй момент – это, конечно же, экономическая ситуация в России. Она была непростой в течение нескольких лет пока экономика адаптировалась к резко изменившимся ценам на нефть. Но ситуация с середины 2016 года - возобновление экономического роста, окончание адаптации к низким нефтяным ценам.

Господин Президент сейчас говорил о хороших макроэкономических показателях Чехии. Я о них знаю не понаслышке. Я когда работал в инвестиционных банках, как экономист внимательно изучал экономику Чехии. Поэтому действительно, могу со своей стороны подтвердить прекрасные экономические показатели.

Но у нас тоже ситуация неплохая. У нас государственный долг меньше, чем у Чехии: чуть больше 10% ВВП. А по дефициту бюджета, несмотря на то, что цены на нефть падают до отметок около 40 долларов за баррель, в этом году мы получим значение меньше 2%. То есть, тут у нас тоже ситуация налаживается. У нас ситуация позитивная и по другим направлениям. 2 года назад инфляция была выше 15%, российское Правительство, российский Центральный банк дали обещания, что в 2017 году мы выйдем на целевые показатели. Мало кто в это верил 2 года назад, но на сегодняшний день мы имеем инфляцию на уровне 2,6%. Цифры и обещания выполняются.

Говоря глобально, можно сказать, что российская экономика вошла в новую фазу экономического роста. Мы завершили имплементацию блока структурных макроэкономических реформ. Это то, что мы делали в 2015 и в 2016 годах. И сейчас мы создали очень прочный фундамент для развития российской экономики на годы и даже можно сказать на десятилетия вперёд.

Вопрос, который сейчас обсуждается, это вопрос темпов экономического роста. В этом году и мы, и многие международные организации ожидают рост около 2% – плюс, минус. Глобальный вопрос – как будет расти российская экономика? Будет она расти на 2%, 3% или на 4% в год. Сейчас Правительство, Центральный банк нацелены на то, чтобы реализовать ряд программ, изменений, – а что-то уже реализуется – для того, чтобы выходить постепенно на более высокие темпы экономического роста и тем самым создавать, в том числе, для чешского бизнеса большие возможности на российском рынке.

Важно отметить, что экономические отношения России и Чехии – это не просто попытка продать свою продукцию на другой рынок, но и большое количество проектов, где мы работаем вместе. Для России очень важно по мере развития новой фазы экономического роста все больше встраиваться в глобальную экономику. Есть очень красивый и яркий пример из взаимодействия России и Чехии, когда есть и совместное производство, и поставки идут на третьи рынки, есть яркие примеры и в автомобилестроении и в ряде других отраслей. Господин Президент вспоминал и историю с самолетостроением, и много отраслей, где Россия и Чехия работают вместе, чтобы создавать качественную продукцию.

Одна из тем, которую мы вчера обсуждали на встрече президентов, – это активное движение вперед по треку малого и среднего бизнеса. Очень важный вопрос, потому что это еще плотнее будет связывать российскую и чешскую экономики. То, что будет позволять открывать те ниши, которые до сих пор были закрыты.

Была дискуссия по вопросам локализации, как мы здесь движемся вперед. Как раз малый и средний бизнес - это тот инструмент, это более тесное взаимодействие чешских компаний, которые работают на российском рынке с поставщиками малых и средних компаний в России, и наоборот, это взаимодействие российского бизнеса с малым и средним бизнесом Чехии. На самом деле мы понимаем важность таких изменений, например, Правительство подготовило соответствующий законопроект по снижению доли участия иностранного капитала в малом и среднем бизнесе для того, чтобы признавать малый и средний бизнес возможным участником всех тех программ поддержки, которые есть на российском рынке. Поэтому здесь мы ждем и по этому каналу активное участие малых и средних компаний Чехии на российском рынке. Будем их также поддерживать, как и российский малый и средний бизнес.

Потенциал довольно большой. И еще раз повторюсь, тот товарооборот, который мы видим после нескольких лет спада, это очень позитивный сигнал. Рост на 40% – это очень важная цифра, потому что такой рост товарооборота у России в этом году есть с ограниченным количеством стран. Это еще раз подчеркивает и важность российско-чешских экономических отношений, и их большой потенциал.

Отреагирую на то, чем господин Президент закончил свое выступление. Я вчера присутствовал на переговорах на уровне президентов. Действительно, они прошли в очень положительной и очень дружественной обстановке. Мы обсуждали много вопросов экономического сотрудничества, сотрудничества в других областях, в культурной области. И здесь позитив был абсолютно заметен невооруженным взглядом.

Понятно, что у такого позитивного сотрудничества, у такого спряжения в экономической, торговой и других сферах России и Чехии есть очень много противников. Поэтому очевидно, что на пути этого движения вперед будут появляться и разные провокации, и просто откровенные глупости, в том числе в информационном поле. У нас есть стратегическое понимание взаимодействия России и Чехии, нам нужно двигаться вперед. Провокации будут случаться, глупости будут случаться. Нам нужно стараться обращать на них поменьше внимания, конечно, нужно стараться, чтобы их было меньше. Но стратегическое взаимоотношение России и Чехии очевидно, движение вперед очевидно.

Спасибо!

Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин


Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк

Нужен ли России визовый режим со странами Центральной Азии: мнение эксперта

Вопрос трудовой миграции и единого рынка труда в Евразийском экономическом союзе затрагивает взаимоотношения стран не только на высшем уровне, но и непосредственно на уровне обычных жителей государств Союза. Осенью этого года в Минске состоялась презентация доклада Центра изучения перспектив интеграции (ЦИПИ) «Зачем нужен единый рынок труда в ЕАЭС?». Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с одним из авторов доклада, профессором, членом Глобальной ассоциации экспертов по миграционной политике (GMPA), доктором экономических наук Ириной Ивахнюк. Эксперт пояснила, почему сложно подсчитать число белорусских мигрантов в России, а также в чем важность трудовой интеграции со странами Центральной Азии.

- Регулярно в России всплывает вопрос о введении визового режима со странами Центральной Азии. Почему это происходит?

- Вопрос о введении визового режима России со странами Центральной Азии поднимается, как правило, в периоды экономических кризисов, когда потребность в иностранной рабочей силе снижается. В другое время все же доминирует понимание миграции как позитивного ресурса для России, учитывая переживаемый ею демографический кризис. Он связан, прежде всего, с сокращением численности населения в трудоспособном возрасте и быстрым старением населения. Хроническим стал дефицит рабочей силы в целом ряде отраслей, который может быть восполнен только с помощью трудовых мигрантов из других стран.

- Какие, на Ваш взгляд, есть «за» и «против» введения визового режима?

- Введение визового режима не соответствует геополитическим интересам. Здесь важны два аспекта. Во-первых, Россия заинтересована в усилении интеграционных процессов на постсоветском пространстве, где она объективно может претендовать на роль регионального лидера и реализовать свою «патерналистскую миссию» по отношению к государствам и народам, которые были частью Российской империи и Советского Союза и для которых в течение столетий Москва определяла направление их развития и уклад жизни.

Трудовая миграция в регионе выступает одним из наиболее значимых факторов интеграции между ныне суверенными государствами. Попытки «отгородиться» от трудовых мигрантов из стран СНГ означали бы предательство бывших соотечественников и нынешних региональных партнеров и могло бы иметь крайне негативные последствия для России во внешнеполитической сфере.

Во-вторых, межгосударственная трудовая миграция способствует сохранению социальной стабильности в постсоветском регионе. Допуская мигрантов из стран бывшего СССР на свой рынок труда и обеспечивая их доход, Россия тем самым обеспечивает безопасность своих границ. Отсутствие возможности поехать на заработки в Россию может оказать катастрофическое воздействие на национальные рынки труда стран Центральной Азии, ухудшить там экономическую ситуацию, и почти наверняка приведет к социальному и политическому взрыву.

Это будет означать рост числа беженцев из этого региона – в ту же Россию. Иными словами, Россия получит тех же мигрантов из стран Центральной Азии, но уже в роли беженцев, что будет означать для нее необходимость выполнения по отношению к ним существенных социальных и материальных обязательств в соответствии с международными соглашениями.

Наконец, чисто технически введение визового режима – это очень сложная в осуществлении мера, связанная с большими финансовыми затратами (увеличение числа консульских служб и рост численности их персонала, соответствующее техническое оснащение и т.д.).

Страны Центральной Азии являются основными миграционными партнерами России. Демографически «молодые» государства ЦА (с большой долей молодого трудоспособного населения) в силу ограниченных условий развития экономики сталкиваются с проблемой «относительно излишних» рабочих рук, когда национальный рынок труда не может «поглотить» пополняющие его ежегодно когорты молодых людей – выпускников школ. В таких условиях возможность работать и зарабатывать в России становится важным элементом жизненной стратегии для значительного числа домохозяйств в этих странах.

С другой стороны, Россия переживает демографический кризис, связанный со старением населения и стремительным сокращением численности трудоспособного населения. На пенсию выходят многочисленные когорты рождения 1950-х - 1960-х гг., а вступают в трудоспособный возраст малочисленное поколение 1990-х гг. Поэтому в стране существует потребность в дополнительных трудовых ресурсах для обеспечения многих отраслей рабочей силой и обеспечения пенсий для пожилых россиян. Итак, первый важный фактор «миграционной взаимозависимости» России и государств ЦА – демографический. Эту ситуацию иллюстрируют следующие графики.

Второй фактор – экономический. Прежде всего – разница в уровнях заработной платы. Более широко – разница в экономических возможностях для населения.

Неудивительно поэтому, что именно страны ЦА являются основными поставщиками трудовых мигрантов для России.

- Какой вклад в экономику стран Центральной Азии вносит трудоустройство в России?

- Для стран Центральной Азии трудовая миграция в Россию является важным фактором их экономического и социального развития. Основной интерес – снижение остроты проблемы безработицы, увеличение доходов населения. Порядка 40% домохозяйств в Кыргызстане и Таджикистане имеют, по крайней мере, одного члена семьи, работающего в России. В Таджикистане это преимущественно мужчины. В Кыргызстане в процесс трудовой миграции все более активно вовлекаются женщины – порядка 30% трудовых мигрантов из Кыргызстана – это женщины (не члены семьи трудового мигранта, а самостоятельные мигранты).

По данным Всемирного Банка, денежные переводы мигрантов составляют 40% ВВП в Таджикистане, 27,6% ВВП в Кыргызстане, и это – одни из самых высоких показателей в мире. Денежные переводы мигрантов являются для стран выезда мигрантов важным средством пополнения платежного баланса, улучшения материального положения населения, сокращения бедности, а также альтернативной формой социального обеспечения в условиях крайней скудности государственной социальной поддержки населения.

Примерно со второй половины 2000-х гг. приток мигрантских переводов приобрел такой масштаб, что они оказались способны несколько стабилизировать финансовое положение стран-получателей и в определенной мере стимулировать развитие внутреннего потребительного рынка, а значит, стимулировать рост тех отраслей национальной экономики, которые сориентированы на производство продовольствия и потребительских товаров.

Кроме того, заработанные за рубежом деньги несут в себе инвестиционный потенциал и способствуют более активному втягиванию определенной части населения в процессы развития страны через организацию малого и среднего бизнеса.

Исследования, проводившиеся в Узбекистане, например, приводят их авторов к выводу, что «для рынка труда даже не столь важно то, что люди уезжают на работу в другие государства и тем самым уменьшают демографическое давление на рынок труда, сколько то, что, возвратившись, эти люди организуют свое дело и сами создают рабочие места». В Узбекистане исследование среди предпринимателей, проведенное Торговой палатой страны, показало, что каждый пятый-шестой предприниматель страны создал свой стартовый капитал в результате трудовой миграции, при этом каждый из них создает в среднем 20-30 рабочих мест для местных работников.

По данным исследования, проведенного в Узбекистане в 2001 г., в 111 фирмах, собственники которых прежде были трудовыми мигрантами и накопили первоначальный капитал на выездных заработках, было создано свыше 3,7 тыс. рабочих мест, то есть в среднем по 33 на одну фирму. В Таджикистане, по оценкам экспертов, до 10% мигрантских переводов направляется на инвестиции.

- Какие методы экономической и социальной адаптации сегодня существуют для трудовых мигрантов?

- Это особая тема. Она была совсем «забыта» в российской миграционной политике, и ценой тому оказались настроения ксенофобии и обострения межэтнических отношений в России. Исключительно важно не забывать экономический аспект адаптации и интеграции, то есть положение мигранта на рынке труда.

Очень часто даже среди экспертов понимание интеграции фокусируется на ее социально-культурном измерении (изучение языка, адаптация к культурным нормам жизни, возможности образования для детей). Фактически не учитывается экономическая составляющая: как происходит встраивание мигрантов в рынок труда, имеют ли они возможность легальной занятости, как используется их квалификационный потенциал, какие возможности повышения квалификации для них открыты? И что самое главное – не являются ли они объектом дискриминации в получении работы, в уровне заработной платы, трудовых правах и т.д.

Может быть, во мне говорит экономист, но я убеждена, что если не обеспечивается экономическое измерение интеграции, то есть мигрант является объектом дискриминации на рынке труда, то ни о какой интеграции вообще говорить не приходится.

Кто должен обеспечивать это экономическое измерение? Конечно, принимающее государство. Именно оно «устанавливает правила». Только в том случае, если принимающее государство предпринимает реальные шаги, обеспечивающие права мигрантов, противодействующие дискриминации и маргинализации мигрантов, теневой занятости и эксплуатации мигрантов, их социальной исключенности, и в то же время содействует формированию толерантного отношения к приезжим среди коренного населения, публично признает роль мигрантов для экономики страны, разъясняет те или иные мотивы проводимой миграционной политики населению – только тогда создается атмосфера, в которой мигранты и общество могут эффективно взаимодействовать.

Если же государство самоустраняется из этой сферы трудовых отношений, неизбежно возникает риск незаконного трудоустройства мигрантов, их социальной изоляции, попадания в трудовое рабство, конфликтов с местным населением, нарушения трудовых и социальных прав мигрантов, и, как следствие, их уход в теневой сектор рынка труда.

Диаграмма 1. Изменение численности населения стран СНГ в 2010-2025 гг., млн чел.

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 2. Изменение численности населения стран СНГ, 2010-2025 гг., %

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 3. Ежегодное сокращение численности населения в трудоспособных возрастах в России, 2010-2025 гг., тыс. чел.

Источник: Прогноз Росстата.

Диаграмма 4. Средняя заработная плата в странах, 2008 и 2013 гг., долл. США.

Источник: Статкомитет СНГ.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан

Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей и дать срок на адаптацию - и.о. главы ГФС Мирослав Продан

Эксклюзивное интервью исполняющего обязанности главы Государственной фискальной службы (ГФС) Мирослава Продана агентству "Интерфакс-Украина"

- Парламент принял так называемый закон "Маски-шоу стоп”. Премьер говорит, что это серьезный шаг навстречу бизнесу, страдающему от беспредела отдельных силовиков. Будет ли все это реально работать?

- Этот закон действительно один из важных шагов по улучшению инвестиционного климата. Мы сколько угодно могли вести диалог с инвесторами, бизнесом, но предприниматели ощущали себя бесправными перед государством, силовыми органами. Давайте говорить откровенно: вас могли банально "заказать" конкуренты и с помощью обысков, выемки техники, документов просто не позволить работать. Но закон заработает, если будут отлажены механизмы эффективного контроля над его исполнением. Если у предпринимателя проводят обыск и не пускают в помещение адвоката, он должен понимать, как зафиксировать этот факт и куда, к кому конкретно в данном случае обращаться с жалобой на действия силовиков.

- Налоговая милиция уже готовится к изменениям в работе?

- Изменения в нашей работе начались задолго до принятия закона. Количество "силовых” действий со стороны налоговой милиции, тех же обысков, в этом году значительно сократилось, мы уходим от модели силового органа и трансформируемся в сервисно-консультационную службу. 95% нашего бизнеса платит налоги добровольно. И для меня увеличение именно этой цифры – наиболее важный KPI нашей работы.

- Может ли новый закон помешать борьбе с махинаторами? Пару недель назад вы рассказали о совместной с НАБУ операции по аресту 450 млн грн одесских контрабандистов. Какое продвигается это дело?

- Дело расследует НАБУ. Думаю, когда придет время, наши коллеги прокомментируют ход следствия. Я же только хочу отметить, что контрабандная группировка, с которой мы ведем войну, не собирается пока сдаваться. "Минимизаторы" работали через один из одесских судов, который, как на конвейере, отменял все решения таможенников о корректировке таможенной стоимости. До бюджета в итоге доходило только 5-10% платежей. Вы думаете, после ареста денег, после всех публичных заявлений судьи испугались и прекратили работать на контрабандистов? -- Ничуть. Решения в пользу фиктивных импортеров продолжают приниматься. А против наших сотрудников, которые как раз и ведут борьбу против "минимизаторов", включаются масштабные "ответные действия": фабрикуются абсурдные дела, проводятся "маски-шоу". Идет давление "по всем фронтам". Признаюсь: когда мы разворошили это "осиное гнездо", то не ожидали, насколько мощной окажется у контрабандистов поддержка. Но отступать мы не намерены.

- Не эта ли группировка "минимизаторов" заблокировала вам закупку сканеров для таможенных пунктов пропуска?

- В Украине достаточно людей и сил, сопротивляющихся усилению контроля на границах. Потому что это миллиарды, если не десятки миллиардов теневых финансовых потоков. Закупку сканеров мы обязательно проведем в следующем году. У нас по этому вопросу имеется огромная поддержка со стороны правительства, бизнес-ассоциаций. Мы обязательно выиграем суд у Антимонопольного комитета, доказав, что нам сорвали тендер без объективных причин. Очередное слушание дела назначено на 29 ноября. Проводить новый тендер будем так, чтобы все этапы закупки находились в фокусе внимания СМИ и гражданского общества. А в этом году, я очень рассчитываю, успеем оборудовать пункты пропуска на западной границе 11 комплексами весового контроля. Это лишь одна из мер, но часть схем по минимизации таможенных платежей она однозначно закроет.

- Но ведь остаются еще "челноки" или "пиджаки", как их называют. Что с этим делать?

- Проблема "челноков" – это, прежде всего, проблема нашего законодательства. Украинцы сейчас через автомобильные пункты пропуска имеют полное право завозить товары на EUR500 без таможенного оформления. В итоге на многих пунктах пропуска местные жители целыми семьями, а то и селами стали работать "челноками": дробят большие партии товара по EUR500, грузят в "бусики" и перевозят через границу. Но просто взять и отменить эту норму - не выход: ведь у нас, кроме "челноков", десятки тысяч реальных туристов, которые, возвращаясь в Украину, везут сувениры, подарки. Норму закона нужно просто дополнить. Насколько мне известно, разработано несколько законопроектов, направленных на решение этой проблемы. Авторы предлагают разные ограничения, например, установить лимит количества пересечений границы с возможностью ввоза товара без оформления и т.д. Но, с точки зрения ГФС, мы в значительной степени снимем проблему, если введем требование по времени пребывания человека за границей: чтобы ввести в Украину товар на EUR500 без оформления: вы должны находиться за границей минимум сутки. После принятия такого условия челночный бизнес потеряет смысл. Хочу подчеркнуть: ГФС видит проблему и понимает, как ее решить. Но не ГФС меняет законодательство. Это должно быть политическое решение.

- На прошлой неделе разгорелся скандал вокруг Национального агентства по предотвращению коррупции. Одна из претензий: проверки деклараций высших чиновников и политиков проводились, скажем так, необъективно. Какую роль в этих проверках играет ГФС?

- Декларации госслужащих – непосредственная зона ответственности Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК). Но есть случаи, когда, в соответствии с постановлением суда, ГФС обязывают провести контрольно-проверочные мероприятия, в том числе на предмет соответствия данных в поданной декларации. Мы даем НАПК информацию по их запросу. У них нет собственной базы, ведь агентство создано не более двух лет назад, поэтому используют нашу базу – Государственный реестр физических лиц (ГРФЛ), где хранятся все данные о полученных гражданами и субъектами хозяйствования доходах. ГРФЛ работает с 1998 года. Планируя какую-либо проверку определенного лица, НАПК формирует нам сообщение, а мы готовим информацию. Проверки они проводят сами.

- И по министру финансов, и по министру инфраструктуры?

- В том числе. Но я запросы не разделяю. Процедура в случае проверки данных министра финансов, кого-либо из депутатов, общественных деятелей или любого другого гражданина абсолютно идентичная.

- Много поступает таких запросов?

- Мы же получаем запросы не только от НАПК. Приходят решения суда с сопроводительным письмом от контролирующего органа, который инициировал обращение, например, от Генеральной прокуратуры. Во всех случаях проверка одинаковая. К концу 2016 года мы получили от Генпрокуратуры 37 таких поручений, в течение этого года – до полусотни. Нацагентство по предотвращению коррупции обращается только за информацией.

- Национальный банк предлагает идею валютной и налоговой амнистии, чтобы подвести черту и "начать жизнь заново". Насколько возможно ввести после этого и единую налоговую декларацию? Как вы относитесь к этой идее?

- Одну налоговую амнистию мы уже переживали.

- Но все-таки она была для предприятий…

- Однако результаты не оправдали надежд. Плательщики могли подать уточняющий расчет по декларациям, которые несли риски при формировании схемного налогового кредита, скорректировать сумму и уплатить 5% от нее. Этим мало кто воспользовался, ведь, по сути, нужно было признать, что эта операция носит рисковый характер. Опасались, что, указав на свои ошибки в прошлых периодах и признав их, получат обратный эффект, что это выльется в какие-то дополнительные меры со стороны контролирующих органов. С учетом объемов схемного налогового кредита за 2010-2014 гг. мы получили незначительные средства от такой амнистии. Поэтому нужно ощущать настроение общества: готово ли оно, готов ли бизнес к такой амнистии. Пока нет уверенности, что признание своей вины в дальнейшем используют именно в благих целях, а не против тебя. С этим опасением я столкнулся еще тогда. О нем говорили на встречах с бизнесом в регионах. Хотя со стороны государства сложно было бы придумать что-то более лояльное, разве что списать вообще все. Но бизнес говорит: сегодня у государства одна стратегия, завтра – иная. К тому же нужно определить четкие критерии, чтобы избежать злоупотреблений. Если речь о "нулевой декларации", то с этим будут не согласны те, кто уже сегодня подал электронные декларации. Их воспринимают как "нулевые". По-другому сложно объяснить, зачем было самостоятельно декларировать миллионы при отсутствии подтверждения их доходами. Вопрос очень тонкий, его следует реализовать тогда, когда есть уверенность в готовности общества к таким инициативам.

- Планов об отмене упрощенной системы нет? Против "упрощенки", насколько изв5естно, активно выступал МВФ.

- Давайте сразу обозначим. ГФС – орган центральной исполнительной власти, он лишен права законодательной инициативы. Мы можем рекомендовать, инициировать перед Министерством финансов какое-то свое видение, представлять позицию. Минфин уже выходит с проектами на Кабмин или через профильные комитеты инициирует изменения в законодательство. Поэтому не мы решаем, что отменять, а что не отменять.

- Но у вас есть депутаты, которые вас хорошо слышат.

- Безусловно, у нас есть диалог с комитетом по налоговой и таможенной политике. Но формирует налоговую и таможенную политику Минфин, ГФС же реализовывает. Идеология и законодательная база – это функция министерства. Поэтому я могу лишь высказывать свое мнение. Как известно, в экономически развитых странах упрощенная система налогообложения также существовала. Но она вводилась на переходной период, позволяя бизнесу встать на ноги после кризиса и экономических катаклизмов. Формат налоговой отчетности специально делали настолько понятным, чтобы предпринимателю не приходилось нанимать специалиста, чтобы справляться с бухгалтерией. Он мог делать это сам. У нас этот переходной период затянулся. Давайте говорить откровенно: упрощенная система в существующем виде активно используется крупным бизнесом для минимизации налогов. Фактически, это последняя оставшаяся лазейка в законодательстве. Сегодня минимизация налогов в упрощенной системе набирает обороты, поскольку иных механизмов уже нет. Привожу пример. Огромный супермаркет или сеть спортклубов. Это же не малый бизнес? Бухгалтера они могут нанять? Могут. Но почему-то работают через ФОПы. У них даже нет юрлица. Вместо него десятки, а иногда и сотни ФОПов, на счет которых поступает выручка. Дошли до установленного лимита - закрыли ФОП, открывают другой. Это наносит очень большие потери бюджету и не имеет никакого отношения к мелким предпринимателям.

- Какой же выход?

- Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей, дать срок бизнесу на адаптацию. Тогда сможем закрыть еще один колоссальный источник минимизации налогов. Мы работаем над тем, чтобы налоговая отчетность не отвлекала у мелких предпринимателей много времени. Для этого расширяется функционал, улучшается качество сервисов, удобство Электронного кабинета плательщика. Вам не нужно ходить в налоговую, дома есть компьютер и интернет – отправляйте все данные через ваш "кабинет". Мы к этому стремимся. И так обязательно будет.

- А кассовые аппараты?

- Скажу, наверное, непопулярную вещь, но РРО – единственный механизм по наведению порядка в системе государственных финансов. И мы никуда не уйдем от них. Без кассовых аппаратов мы никогда не победим контрабанду, поскольку розничные сети не смогут ее бесконтрольно реализовывать и наличкой рассчитываться с контрабандистами. Пока в Украине можно продать товар за наличные без контроля, до тех пор будет стоять вопрос контрабанды. В том числе через схему "пиджаков" или "челноков". Если никто не будет покупать этот товар без сопутствующих документов, не будет и предложения. Точка. Многие страны пытались решить эту проблему по-разному, но все пришли к единому выводу: нужны РРО.

- Опять поднимется волна негодования – власть хочет заставить предпринимателей покупать кассовые аппараты… А олигархи тем временем продолжают прятать всю прибыль в оффшорах.

- А почему обязательно кассовые аппараты? Наши специалисты, например, разработали модель портативного устройства, которое совместимо с ноутбуком, смартфоном или другим гаджетом. Нужно только установить программы и иметь подключение к интернету. Устройство будет стоить около 700 грн и не потребует дополнительного обслуживания. Один раз купил – и все твои операции автоматически попадают в наш единый реестр операций. На недавней встрече руководства страны с бизнесом премьер-министр поднимал вопрос о кассовых аппаратах. Он отметил, что если для ФОПов проблема покупки кассовых аппаратов стоит только в финансовой плоскости, то можно рассмотреть покупку его в счет уплаченных налогов. Государство фактически дарит предпринимателю аппарат, стоимость которого затем компенсируется из налогов, которые он уплатит. Идею приняли положительно. Поэтому решение проблемы мы готовы предложить.

Что же касается оффшоров, то это проблема не только Украины. И это проблема комплексная, а не только налогообложения. Но если мы сейчас начнем ее обсуждать, на другие вопросы времени не останется.

- Министр финансов Александр Данилюк на пресс-конференции заявил о значительном росте количества возможных "скруток", в связи с чем даже поручил отстранить от обязанностей руководство ГФС Киева и провести расследование.

- Текст поручения, которое мы получили, несколько отличается от озвученного министром на пресс-конференции. Мы определили, в каких регионах проблема носит массовый характер. Возможный кредит для минимизации уплаты НДС сформировали 10 налоговых инспекций. Мы создали 10 рабочих групп из представителей разных департаментов центрального аппарата, они выехали в эти налоговые инспекции. Если на местах будут давить на проверяющих или препятствовать им, тогда руководитель рабгруппы может инициировать механизм отстранения начальника инспекции от исполнения служебных обязанностей на время проведения такой проверки.

Я не уполномочен отстранять должностное лицо по своему желанию или поручению министерства. Это раньше руководитель ГФС мог принимать подобные решения единолично. С 1 мая 2016 года вступил в силу закон о госслужбе, и все решения по наложению дисциплинарных штрафов или увольнению принимает дисциплинарная комиссия и уже она рекомендует руководителю, как поступить. Процедура должна быть соблюдена, иначе она может быть обжалована в судебном порядке.

- Не утихают споры вокруг автоматической блокировки рисковых накладных. На прошлой неделе в профильном комитете парламента прошли слушания на тему СМКОР (система мониторинга критериев оценки рисков - ИФ). На этой неделе ожидается решение судьбы системы…

- Вы помните, какая несколько лет назад была проблема с "налоговыми ямами"? Летом 2015 года внедрили систему электронного администрирования НДС, и проблема ушла. С "ямами", как способом минимизации уплаты налога на добавленную стоимость, разобрались. Следующий шаг ГФС – борьба со схемным налоговым кредитом от сельскохозяйственных предприятий на спецрежиме налогообложения. Перевели их на общую систему – и возможность злоупотреблять с НДС в агробизнесе отошла в прошлое. Третья проблема – "скрутки", "пересорт" или, как мы его называем в ГФС, "встречный транзит". Благодаря системе СМКОР вопросы "скруток" и "пересорта" ушли на второй план, хотя система еще не идеальна и нуждается в усовершенствовании. То есть, сейчас имеем абсолютно иные масштабы, объемы. Раньше за 20 минут создавались фирмы-посредники, покупавшие импортный НДС. Сейчас этого нет. Этот бизнес уничтожен. Сегодня благодаря СМКОР, чтобы предприятие имело шанс провести рисковые операции, у него должно быть не менее 25% реальной экономической деятельности. Иными словами, это еще не победа, но очень существенный шаг вперед. И это не только мое мнение. Европейская бизнес ассоциация также заявила, что не поддерживает попытки отмены СМКОР. Да, внедрение системы идет непросто, так как она уникальна. Но происходит процесс ее доработки. И очень хорошо, что есть диалог по этому вопросу, что в работу активно включился профильный комитет Верховной Рады, создана рабочая группа с участием депутатов, представителей Минфина, ГФС и бизнеса. Идет поиск оптимальных решений. Мы видим конструктив со стороны своих коллег. Какое именно будет принято решение, пока не берусь прогнозировать, но считаю: у нас нет альтернативы избранному пути.

- По каким критериям оцениваете эффективность новой системы?

- Процент заблокированных налоговых накладных с каждым месяцем уменьшается, в то же время мы сохраняем значительный рост по начислениям НДС. На 20 ноября в системе СМКОР зарегистрировано более 94,8 млн налоговых накладных на сумму 557,6 млрд грн. Приостановлено 515 тыс. налоговых накладных на сумму 11,2 млрд грн. Это 0,5% общего объема. То есть, направление выбрано правильно. Остается решить две проблемы – наладить эффективный механизм корректировки критериев, чтобы "схемщики" не успевали адаптироваться и найти "противоядие". И защитить честных налогоплательщиков, которые несправедливо попали под блокировку. Даже если таковых всего 30 или 40 в стране за день. Признаю, если мы ситуацию стабилизировали в целом, то остаются случаи, где система еще срабатывает некорректно. Но еще раз повторю: ГФС – орган исполнительной власти. Мы будем работать с теми инструментами и в рамках той модели, которую определят правительство и парламент. В прошлую пятницу вступил в силу приказ Минфина с новыми критериями. Например, теперь автоматически будут приниматься таблицы плательщика, у которых налоговая нагрузка превышает 2%. Изменения решат проблему с блокировкой реальных операций.

- Каково ваше отношение к инициативе введения налога на выведенный капитал?

- Положительное. Я поддерживаю создание условий, при которых у бизнеса появляется еще один серьезный стимул для инвестиций. Но нужно понимать, в какой перспективе это делать. Готово ли государство к временному сокращению поступлений по налогу на прибыль? По разным оценкам, на первом этапе речь идет о потерях бюджета в 20-40 млрд грн в год. Ситуация выровняется в перспективе трех-пяти лет. Но всем нам следует подумать о компенсаторах на этот период.

- Но это точно не 2018 год, судя по вашим словам?

- Мне кажется, что ближайший срок, когда может заработать налог на выведенный капитал, это второе полугодие следующего года.

- Принят в первом чтении бюджет на следующий год. За счет чего будете увеличивать доходы госказны, которые должны прилично вырасти?

- Наши плановые показатели на следующий год увеличены более чем на 100 млрд грн по сравнению с текущим годом. Речь идет о дополнительных 68 млрд грн по таможенному направлению, 27 млрд грн – по налоговому. То есть, индикативы по таможне выросли на 25% по сравнению с 2017-м, а по налоговой – на 7%. В целом запланировано увеличение поступлений на уровне 15%. Это реалистичные показатели. Думаю, мы справимся.

Как видите, основной акцент в росте показателей делается на таможню. По итогам октября таможня дала в бюджет более 30 млрд грн -- абсолютный рекорд за всю историю Украины. При этом Одесская таможня досрочно выполнила годовой план. При плане в 16,6 млрд грн, 18 октября одесские таможенники уже перечислили в бюджет 16,7 млрд грн. На 1 ноября объем перечисленных таможенных платежей составил более 17,5 млрд грн, то есть годовой индикатив перевыполнен на 5%. И это прецедент за последние годы. Если такая динамика сохранится, мы ожидаем, что к концу года дополнительно поступят еще 4 млрд грн. А значит, только Одесса перечислит в бюджет более 20 млрд грн. И мы должны идти дальше, не сбавляя темп. Поэтому нам так важны сканера, без которых эффективно проводить процесс детенизации невозможно.

В налоговой сфере большой теневой сектор остается в зарплатном направлении. После того, как мы ужесточили ответственность работодателей за выдачу зарплат в конвертах, многие пересмотрели свою позицию и стали платить "в белую". Например, в Киеве по сравнению с прошлым годом средняя официальная зарплата выросла на треть. Но работы еще очень много. Достаточно взглянуть, например, на суммы, которые официально декларируют наши звезды спорта или эстрады.

- В следующем году будет сохранен таможенный эксперимент, когда половина от перевыполнения таможнями плана идет на строительство дорог?

- Да, очень большая поддержка в этом вопросе исходит от региональных властей. В рамках эксперимента с начала года таможнями уже перечислено 10,2 млрд грн. Только по итогам октября на ремонт дорог в регионах должно быть направлено 1,86 млрд грн, что также является рекордом за 10 месяцев. То есть, октябрь у нас получился рекордным по многим показателям. До этого наибольшая сумма была перечислена на дороги в мае – 1,83 млрд грн. И вы видите, что ситуация с дорогами в стране начала действительно меняться в лучшую сторону.

- Налог на недвижимость – оправдались ли надежды, что с его помощью можно будет наполнить местные бюджеты?

- Самая большая проблема – база налогообложения. Мы используем электронную базу, но в ней нет значительной части объектов. Там, где органы местного самоуправления приняли на себя ответственность и наполняют базу, там сборы увеличиваются. А если документация до сих пор на бумаге и лежит в архивах БТИ, процесс тормозится. К сожалению, сегодня база по старым объектам наполняется в основном за счет операций с недвижимостью. Все, что зависит от ГФС, мы делаем.

- Последний вопрос: когда у вас появятся заместители?

- Хороший вопрос (смеется). Заместители очень нужны. Я сейчас много бываю в командировках. В последние годы у нас образовался определенный вакуум в отношениях с международными партнерами по таможенному направлению. Мы потеряли много наших международных связей и фактически выпали из деятельности международных организаций, перестали участвовать в важных конференциях. А таможня не может существовать обособлено от других стран. Чтобы эффективно работать, нужно быть "в коннекте" с соседями. И я много времени расходую на поездки за границу, чтобы наладить утерянные связи, организовать совместные со странами-соседями меры по борьбе с контрабандой, обмен информацией по таможенной стоимости, общие пункты проведения таможенного контроля. Поэтому, конечно, увеличение количества заместителей - важный вопрос. Но я нахожусь сейчас на двух должностях – и. о. руководителя и заместителя главы ГФС, что делает невозможным взять кого-то на должность заместителя. Так что, придется пока поработать за двоих.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан


Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 22 ноября 2017 > № 2399263

Китай завершил работу над созданием государственной базы данных, в которой содержится информация о 1,399 млрд граждан страны. Об этом во вторник сообщило Министерство общественной безопасности КНР.

База данных охватывает все население страны. Единственное, что требуется для получения информации о конкретном гражданине - это номер его удостоверения личности.

База данных широко используется для управления социальными услугами, такими как пенсии и медицинское страхование, а также регистрация брака и управление статусом студентов, сказано в заявлении ведомства.

Помимо этого, в целях оптимизации управления, база данных может поделиться идентификационной информацией граждан с местными правительствами и другими государственными системами обмена данными.

Создание базы данных проходило под руководством Министерства общественной безопасности КНР в сотрудничестве с Министерством гражданской администрации КНР, Министерством трудовых ресурсов и социального обеспечения и Государственным комитетом по делам здравоохранения и планового деторождения.

Вышеуказанная информация собиралась отдельно различными ведомствами, что затрудняло проверку их подлинности и действительности, поэтому были привлечены агентства, которые обеспечивали последовательность и точность передачи информации между ними.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 22 ноября 2017 > № 2399263


Россия. СЗФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2395639 Николай Кропачев

Встреча Дмитрия Медведева с ректором Санкт-Петербургского государственного университета Николаем Кропачевым.

Обсуждались вопросы развития высшего учебного заведения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У меня есть постановление Правительства о внесении изменений в устав бюджетного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет». У вас появляются дополнительные возможности, самые разные полномочия, которыми, я надеюсь, университет будет самым тщательным и грамотным образом пользоваться.

Второй документ касается изменений в программу развития университета до 2020 года. Здесь некоторые параметры программы приводятся в соответствие с текущей жизнью, то есть какие-то цифры бюджетного финансирования корректируются в зависимости от достигнутых показателей, что-то переносится, а что-то, наоборот, восстанавливается. Также в этом документе содержатся и некоторые другие моменты, связанные с объёмом финансового обеспечения мероприятий программы по развитию университета. Так что, Николай Михайлович, надеюсь, что всё это пойдёт во благо Санкт-Петербургскому государственному университету. Как в целом дела?

Н.Кропачев: Спасибо, что нашли время встретиться, услышать о наших достижениях и проблемах. Университет активно использует все те права и возможности, которые предоставлены ему. За последние пять-шесть лет таких прав стало намного больше. Например, мы получили возможность осуществлять набор в университет по особым правилам. Мы можем сами вводить или не вводить дополнительные экзамены. Наша точечная работа привела к тому, что мы уже не первый год являемся вузом, который имеет самые высшие баллы ЕГЭ среди классических университетов по подавляющему большинству образовательных программ, на которые поступают студенты.

При этом отдельные достижения в области медицины я хотел бы особо выделить. Мы не просто имеем самые высокие баллы среди медицинских и немедицинских вузов, но по сравнению, например, с питерскими медицинскими вузами у нас разрыв в баллах такой: у нас 94, у питерских медицинских вузов – 82, 81, 80 баллов. Мы получаем хороших ребят. Те условия, которые созданы за последние годы, позволяют их учить на высоком уровне.

Мы получили право работать по собственным образовательным стандартам. Этими собственными образовательными стандартами и правом создавать новые программы мы воспользовались достаточно успешно. Изменилось и направление образовательных программ, и их число. Например, в университете ещё 10 лет назад было только две программы, которые можно было бы отнести к программам в области жизни и здоровья человека. Сейчас таких программ 80. По количеству образовательные программы в этой области догнали программы в области математики и естественных наук. Университет превращается в настоящий медицинский вуз – с учётом клиники, которая была передана Санкт-Петербургскому университету, и устава, который Вами утверждён. С 1 января клиника входит в состав Санкт-Петербургского университета, и у нас появляется возможность на собственной базе, а не на 70 площадках в городе, как это было до этого, активно работать.

Д.Медведев: А что с рейтингами? Потому что такие задачи мы всегда ставим перед крупнейшими университетами, тем более перед таким образовательным центром, как Петербургский университет.

Н.Кропачев: С рейтингами, на мой взгляд, есть движение вперёд, и очень серьёзное. Я хотел бы подчеркнуть один из рейтингов – Financial Times. В этом рейтинге несколько лет назад мы вошли в группу 70 ведущих вузов по программе «Мастер-менеджмент», а за последние годы движение вперёд было таким, что в прошлом году мы заняли 23-е – 24-е место. По-моему, это серьёзное достижение, если иметь в виду, что среди российских вузов в этом рейтинге больше нет ни одного.

Если иметь в виду рейтинг бизнес-образования, европейский рейтинг бизнес-школ, мы здесь первые среди российских вузов и входим в сто лучших. Я помню, как Вы, когда занимались национальными программами, закладывали в университете школу менеджмента. Можно с уверенностью говорить о том, что школа менеджмента состоялась и на сегодняшний день имеет все те рейтинги, аккредитации, которые должны быть у настоящей европейской мировой школы менеджмента.

Д.Медведев: Давайте поговорим не только о достижениях университета, но и о проблемах, которые всегда существуют в жизни любого учебного заведения. И обсудим предложения на эту тему.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2395639 Николай Кропачев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > rostrud.ru, 21 ноября 2017 > № 2418653 Всеволод Вуколов

ВСЕВОЛОД ВУКОЛОВ: ЧЕМ БОЛЬШЕ МЫ БУДЕМ РАБОТАТЬ, ТЕМ СКОРЕЕ ДОСТИГНЕМ УСПЕХА

Почти 25% задолженности по заработной плате в России приходится на предприятия, находящиеся в стадии банкротства. Куда жаловаться работникам обанкротившейся авиакомпании "ВИМ-Авиа", каковы успехи госинспекций в отстаивании прав работников, как снизить число ДТП из-за недосыпа водителей и другой травматизм на производстве и зачем нужен электронный документооборот — в интервью ТАСС рассказал глава Роструда Всеволод Вуколов.

— Первый вопрос будет касаться доходов россиян и проблемы выдачи заработной платы: как сейчас обстоит дело с выплатой долгов и есть ли злостные неплательщики на счету у Роструда сегодня.

— Надо сказать, что мы стали работать более системно. Сегодня Роструд, государственные инспекции труда в регионах работают с органами следствия, прокуратуры, с органами госрегистрации, арбитражными управляющими, чтобы получить максимально полную картину о том, какова ситуация с задолженностью по заработной плате. Мы говорим: чем больше и раньше вы выявите у "больного" различные "симптомы", тем быстрее мы можем с этой проблемой справиться. По состоянию на начало ноября работодатели выплатили своим работникам 15,8 млрд рублей долгов по зарплате. Ситуация немного улучшилась, потому что в прошлом году эта цифра составляла 21 млрд рублей. И оперативная задолженность тоже немного снизилась. По данным Росстата на 1 ноября, она составила более 3,5 млрд рублей. По сравнению с аналогичным периодом 2016 года уменьшилась на 285 млн рублей. Надо сказать, что за год все-таки есть системные подвижки.

Что касается основных должников — нас сейчас беспокоит порядка 100 организаций, которые Роструд держит на особом контроле, потому что они дают практически 60% задолженности по стране.

Это, например, завод в Приморском крае "Радиоприбор", с которым мы активно работаем и на котором введена процедура наблюдения, так как он находится в процессе банкротства. Долги предприятия составляют 399,5 млн рублей, или 75% от всех долгов ОПК. Это, конечно же, "Мостовик" в Омской области, который признан несостоятельным банкротом в 2015 году. Надо отметить, что с начала текущего года общая сумма выплат по зарплатной задолженности на "Мостовике" составила 741 млн рублей, из них 340 млн рублей выплачено в первой декаде ноября. На сегодняшний день удалось добиться полного погашения задолженности на ООО "Уренгойгорстроймонтаж" в Ямало-Ненецком автономном округе в размере 87,5 млн рублей. Также мы очень пристально следим за тем, что происходит в компании "ВИМ-Авиа". Долги компании по заработной плате составляют 255,6 млн рублей. В настоящее время выверяются списки всех сотрудников, потому что это не одна тысяча человек, ни одного из них нельзя пропустить, так как за каждой фамилией стоит живой человек, и наша задача — чтобы никто не оставался обижен. Это достаточно кропотливая, но необходимая работа.

— А фактически эти люди сейчас не работают в связи с банкротством?

— Парк самолетов пока остался, то есть определенное количество людей еще продолжат работу, пока процедура банкротства не завершится. Некоторые специалисты уже перешли на работу в другие авиакомпании, такие как "Аэрофлот", "Россия", "Сибирь", "Ай Флай". Тем не менее мы озабочены тем, чтобы каждый сотрудник был трудоустроен. Так, органы службы занятости обеспечивают формирование банка вакансий, который на сегодня включает в себя почти 2 тыс. вакансий в организациях гражданской авиации.

— То есть людей, в том числе пилотов, не бросят?

— Я думаю, что ни одного человека из этой компании не оставят без внимания и все они найдут место работы. Во всяком случае, такая цель поставлена, и мы вместе с Минтрудом, Минтрансом занимаемся этим вопросом. Можно сказать, каждого человека персонально выверяем, смотрим, что с ним происходит. Если возникают какие-то вопросы, то без промедления реагируем на обращение с их стороны, для этого организован консультативный центр.

— Есть еще компании-должники, которые на вашем особом учете?

— Да, конечно, я уже говорил, что таких организаций порядка 100, наши территориальные органы — государственные инспекции труда в регионах — ежедневно докладывают нам ситуацию. Кроме этого, ситуацию по задолженности на контроле держат губернаторы, с которыми мы на постоянной прямой связи. Хочу сказать, что постепенно задолженность по зарплате совместными усилиями и стараниями гасится. Об этом свидетельствуют и данные Росстата. Так, число организаций, имеющих просроченную задолженность по заработной плате, снизилось и на 1 октября достигло минимума с начала года — 402. В некоторых регионах, чтобы урегулировать возникшую ситуацию с задолженностью, применяют различные подходы. Задолженность по зарплате в ГУП "ЖКХ Республики Саха (Якутия)" в объеме более 316 млн рублей перед 9500 работниками погашена за счет субсидии, выделенной правительством Республики Саха (Якутия). Компания, которая была субподрядчиком компании "Новатэк" на Ямале, "РосСтройКом-Логистик", погасила задолженность практически в полном объеме перед 953 работниками — порядка 120 млн рублей. Надо сказать, что здесь и Минэнерго, и "Новатэк" принимали участие. С Росреестром начали активно сотрудничать и даже иногда разбираемся с теми предприятиями, которые уже вычеркнуты из реестра. Так, бывшим работникам организации-должника ООО "Интрафлекс" из резервного фонда губернатора Псковской области выплачена материальная помощь в размере 50% от общей суммы задолженности.

— Что значит "вычеркнуты из реестра"?

— Когда организация уже ликвидирована, а задолженность каким-то образом осталась. Это достаточно сложная задача, но тем не менее где-то нам удается получить результат.

— Важная часть в легализации трудовых отношений — это документооборот, о чем мы в прошлый раз разговаривали. Как обстоит сейчас дело с идеей внедрения электронного кадрового документооборота, на какой стадии находится проектировка?

— Сейчас эта работа уже приобрела системный характер, распоряжением правительства утверждена программа по цифровой экономике, и там эти вопросы отражены. В рамках этой программы Минтрудом создана рабочая группа по тематике электронного кадрового документооборота, в которой подгруппами готовятся предложения по таким направлениям, как "электронная трудовая книжка", "электронный трудовой договор", "электронный надзор в сфере труда". Работа по последнему направлению ведется в рамках подгруппы, возглавляемой Рострудом. Мы сейчас прорабатываем вопрос о проведении первой проверки в электронной форме в качестве совместного пилотного проекта со Сбербанком. Речь идет о том, чтобы определить сам алгоритм электронной проверки.

Предполагается, что мы сможем с использованием нашей информационной системы, координирующей действия инспекторов, запросить у работодателя документы, предусмотренные плановой проверкой, не на бумаге, а в электронной форме. Это позволит нам сократить издержки работодателей, а также повысить эффективность работы инспекторов.

— Следующая важная тема — итоги проверки соблюдения трудового законодательства на данный момент на транспорте, к которой привлекался Роструд. Нужны ли, с вашей точки зрения, меры по ужесточению контроля за маршрутными средствами, чтобы повысить безопасность и водителя, и пассажира?

— Всего проведено свыше 4 тыс. проверок, в ходе которых выявлено более 25 тыс. нарушений трудового законодательства. Значительная часть (20%) касается нарушений при оплате труда и нормировании рабочего дня. В основном проблема состоит в том, что перевозчики не учитывают положения федерального отраслевого соглашения по автомобильному и городскому наземному пассажирскому транспорту, частные компании показывают зарплаты на самом минимуме, не открывая реальные зарплаты водителей. Нарушается режим труда и отдыха водителя. Это приводит к несчастным случаям, гибели людей и так далее. Поэтому по результатам проведенных проверок Роструд рекомендует органам исполнительной власти субъектов и органам местного самоуправления рассмотреть в первую очередь условия соглашений социального партнерства и условия тендеров, конкурсов, которые они отыгрывают при привлечении частных компаний на маршруты.

— Это можно как-то учесть в конкурсной документации, на тендерах?

— Не совсем так. Условия о минимальном уровне заработной платы для различных категорий работников могут быть предусмотрены в соглашениях социального партнерства, например в региональных отраслевых соглашениях. А вот присоединение к такому отраслевому соглашению может уже быть условием допуска к конкурсам, аукционам по размещению государственного или муниципального заказа.

В прошлом месяце на совещании по данному вопросу в городе Новокузнецке Кемеровской области, которое Роструд провел с представителями органов исполнительной власти, прокуратуры, других надзорных ведомств региона, были приняты рекомендации о включении в региональное отраслевое соглашение работников организаций, осуществляющих пассажирские автомобильные перевозки, условия о выплате заработной платы не ниже средней в государственных и муниципальных организациях, осуществляющих автомобильные пассажирские перевозки.

— Какова динамика травматизма на производстве в этом году? Есть ли какие-нибудь позитивные сдвиги?

— С динамикой травматизма у нас в принципе неплохо, потому что это основной показатель реформы надзорной деятельности, и все показатели регулярно снижаются. В текущем году наблюдается уменьшение числа несчастных случаев с тяжелыми последствиями по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Так, по оперативным данным, за девять месяцев 2017 года Рострудом зарегистрировано 3556 таких несчастных случаев, в 2016 году — 3667 несчастных случаев с тяжелыми последствиями.

Наиболее высокий уровень производственного травматизма со смертельным исходом в 2017 году, как и в 2016-м, наблюдается в сфере строительства, почти 22,5% от общего числа погибших на производстве, на обрабатывающих производствах — 18%. Также достаточно высокий уровень смертельного травматизма наблюдается в организациях таких видов экономической деятельности, как сельское и лесное хозяйство (13,6%), добыча полезных ископаемых (10,1%.)

— Какие меры принимаете, чтобы снизить травматизм?

— Мы активно взаимодействуем с прокуратурой, следственным комитетом, проводим не только совместные расследования, но и сразу проверку самой организации, где произошел несчастный случай, а также генподрядчиков, подрядчиков, субподрядчиков. Есть определенные плоды, потому что все-таки предприниматели начали обращать на это внимание. Конечно, вопрос легализации очень важен, потому что если гражданин работает легально, есть структура и порядок и мы имеем налаженную систему внутреннего контроля, а это часть реформы контрольно-надзорной деятельности. Сейчас реализуется концепция "проверочных листов", а это значит, что инспектор и работодатель будут находиться в одних и тех же условиях, проверка будет осуществляться по проверочному листу. Все это делается в рамках концепции повышения эффективности обеспечения соблюдения трудового законодательства, которая утверждена правительством. В следующем году, думаю, начнем заниматься системой внутреннего контроля. Здесь, конечно, должна быть добрая воля предпринимателя. Мы знаем, что на тех предприятиях, где система контроля по охране труда существует, там вопросы, связанные с несчастными случаями, сведены на нет. Там, где предприниматель и работодатель этому внимания не уделяют, там, конечно, есть значительный риск возникновения несчастных случаев.

Праздников профессиональных очень много, я с большим уважением отношусь ко всем профессиям. Но мне кажется, мы очень много празднуем

Кроме того, на портале "Онлайнинспекция.рф" продолжает работу сервис "Электронный инспектор", который помогает работодателю провести внутренний аудит соблюдения трудового законодательства в любое удобное время и абсолютно бесплатно. Воспользовавшись данным сервисом, работодатели уже провели свыше 268 тыс. самопроверок и, устранив выявленные сервисом нарушения, оградили себя от штрафов на сумму свыше 6 млрд рублей. Это та сумма, на которую могли бы быть оштрафованы работодатели в случае выявления нарушений реальным инспектором в ходе проводимой проверки.

— Недавно прозвучала идея — учредить в России праздник специалистов по блокчейну или криптовалютам. Как вы к этому относитесь? С вашей точки зрения, есть другие профессии, которые достойны профессионального праздника?

— Праздников профессиональных очень много, я с большим уважением отношусь ко всем профессиям. Но мне кажется, мы очень много празднуем, и я бы всем посоветовал больше времени тратить на работу. Чем больше мы будем работать, тем скорее достигнем успеха.

Беседовала Екатерина Ефимова

Россия > Госбюджет, налоги, цены > rostrud.ru, 21 ноября 2017 > № 2418653 Всеволод Вуколов


Китай > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 21 ноября 2017 > № 2394135 Александр Зотин

Призрачная урбанизация. Как один из драйверов роста стал головной болью Китая

Александр Зотин

Если раньше упор Китая на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство мог быть оправданным, то сейчас китайская политика развития городов деструктивна. Властям придется срочно решать проблемы адаптации переселенных в города крестьян, а также вопросы общественного недовольства из-за растущего неравенства между рабочими-мигрантами и коренными горожанами

Масштабы и темпы китайской урбанизации не имеют прецедентов в истории человечества. Если в 1980 году 18,6% населения КНР проживало в городах, то в 2016-м этот показатель составлял 56,8%. Для сравнения: в Индии уровень урбанизации с 1980 года вырос с 22,7% до 33,1% жителей.

По оценкам McKinsey Global Institute, при сохранении текущих трендов (что, впрочем, маловероятно) население городов в Китае достигнет миллиарда человек уже к 2030 году. Но если на ранних этапах экономического развития упор на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство в КНР был оправданным, то сейчас китайские методы развития городов становятся опасными сразу с нескольких точек зрения.

Китайский путь урбанизации

Несмотря на впечатляющую динамику роста городского населения в Китае, указанные уровни урбанизации обманчивы. Они достигаются не только и не столько за счет реального переселения деревенских жителей в города, сколько из-за особенностей китайской политики в области городского планирования и статистического учета.

Рабочие-мигранты из сельской местности, приезжающие в города на заработки, записываются в статистику как горожане, хотя не имеют городской прописки – хукоу. Фактически доля населения, имеющего городскую регистрацию, значительно меньше официального уровня урбанизации и составляет около 33%. Рабочие-мигранты, живущие в съемных коммуналках на окраине городов и имеющие сельскую прописку, составляют сейчас около 11% урбанизированного населения.

Высокий процент урбанизации достигается также за счет переквалификации сельских земель в городские. Сельские жители лишаются своих земельных наделов (часто принудительно) и расселяются на той же земле (хотя иногда бывает, что и в другой провинции) в многоэтажные дома. При этом они чаще всего сохраняют сельскую прописку. Такие переквалифицированные горожане составляют около 14,3% официального городского населения.

Так называемые новые горожане вряд ли похожи на горожан в западном понимании. Рабочие-мигранты, как правило, не имеют городской прописки и ущемлены в гражданских правах. Система прописки исключает их из сетей социального обеспечения, которыми пользуются городские жители: прежде всего это образование, здравоохранение, социальное страхование и пенсионное обеспечение.

Фактически жизнь значительной части этих людей мало чем отличается от жизни нелегальных мигрантов в других странах. Например, мигранты не могут обучать своих детей в городских школах и вынуждены оставлять их в деревне под опекой родственников. По оценке гонконгской организации China Labour Bulletin, только в 2010 году 61 млн детей вынуждены были оставаться в сельской местности, месяцами, а иногда и годами не видя своих родителей.

В последние 20 лет власти постепенно смягчали систему хукоу, но большинство изменений имеют косметический характер. Интеграция рабочих-мигрантов в систему городского социального обеспечения идет медленно. А средняя зарплата сельских мигрантов в разы ниже зарплат других городских жителей – 2,5–3 тысячи юаней против 7–10 тысяч.

Город как спекулятивный актив

Появление сельских трудовых мигрантов в городах, как отмечает глава консалтинговой компании J Capital Энн Стивенсон-Янг в книге «China Аlone», отражает не только реальный переезд крестьян в поисках лучшей доли, но и во многом фиктивный процесс переоформления сельских земель в городские. Это явление – продукт существующей в Китае налоговой системы.

До 2015 года региональным властям КНР было запрещено привлекать займы или выпускать местные облигации для покрытия дефицита бюджета, а собранные налоги в основном доставались центральным властям. Для финансирования бюджета использовались региональные компании LGFV (Local Government Financing Vehicles). Через них муниципалитеты продавали или закладывали землю, основной ресурс пополнения бюджета. Земля продавалась под застройку и инфраструктурные проекты аффилированным с региональными властями девелоперам, которые с легкостью получали кредиты на свои проекты в провинциальных отделениях госбанков. В итоге все участники схемы оказывались заинтересованными в бесконтрольной застройке и росте цен на землю и недвижимость.

Схема такой искусственной урбанизации выглядит следующим образом. В небольшом городе с населением 100–200 тысяч жителей девелопер закладывает банку изначально сельскохозяйственную землю, полученную от региональных властей. Заем используется на строительство и уплату денежной компенсации нескольким тысячам крестьян (что частично субсидируется государством). Последних снимают с обрабатываемой ими земли и переселяют в квартиры в многоэтажных новостройках. Новые «горожане» оплачивают квартиры из компенсационных платежей, надеясь получить работу в управлении ЖКХ в новых домах, а также жить на рентный доход от новых квартир и магазинов, и так далее.

После переселения крестьян девелопер показывает банку, что первый этап проекта исключительно успешен, полностью раскуплен и заселен. Для возврата денег региональным властям и получения прибыли для себя девелопер приступает ко второму этапу схемы – убеждает банк дать ему кредит под куда более масштабную застройку, рассчитанную на десятки или даже сотни тысяч жителей. Обоснование – дома для отдыха для жителей из крупных городов, туризма, внутренний спрос и прочее.

Схема действует с разными вариациями по всему Китаю. Например, в городе Ордосе во Внутренней Монголии девелоперы предлагали местным скотоводам в качестве новой занятости стать рантье, предоставляя им сразу по нескольку квартир (в итоге средний уровень владения в Ордосе, как пишет Стивенсон-Янг, составил 10 квартир на семью). Сдавать их, однако, оказалось некому.

В итоге бесконтрольная урбанизация и инвестиционный бум последних лет породили в Китае феномен городов-призраков, которые полностью отстроены, но не имеют жителей. Точных данных по пустующим городам нет, но существуют приблизительные оценки – 49 млн пустующих квартир по состоянию на 2013 год. На данный момент, возможно, эта цифра удвоилась. Доля пустующих жилых площадей в Китае значительно выше, чем в других странах: этот показатель достигает 22,4% против, например, 9,4% в Европе.

Город без границ

Подобная стратегия поглощения сельских земель городом приводит к бесконтрольному росту размера городов. Самый масштабный пример – город центрального подчинения Чунцин в провинции Сычуань. Чунцин сейчас самый большой мегаполис в Китае и мире, который наряду с Пекином, Шанхаем и Тяньцзинем входит в список городов центрального подчинения и имеет статус отдельной провинции.

Поглощение городом окружающей сельской местности происходило в несколько этапов в 2000–2010-е годы. Изначально существовал один большой город – собственно Чунцин. Его окружали несколько городов поменьше и сельские поселения, разбросанные на территории, приблизительно равной по площади современной Австрии. В девяти центральных районах Чунцина жило 14 млн человек, за пределами городской границы – еще около 20 млн. К 2015 году часть сельских жителей была урбанизирована по описанной выше схеме, коэффициент урбанизации в регионе достиг 50%, к 2020 году планируется довести его до 70%.

Чунцин сложно назвать городом в классическом понимании: пределами города в урбанистической литературе принято считать единый рынок труда на одном пространстве. Чунцин (то же самое относится и к Пекину) – это уже не единый город, а целая агломерация, формально слившаяся воедино, но имеющая раздельные рынки труда (более ранний японский пример – Токио-Йокогама).

Экологические и социальные издержки подобного расширения городов при уничтожении сельскохозяйственных земель и природного пространства давно очевидны, но не оказывают особого влияния на темпы урбанизации. Совместное исследование Asian Development Bank и университета Цинхуа отмечает, что лишь 1% из пятисот крупнейших китайских городов соответствует критериям качества воздуха ВОЗ.

Дополнительное негативное влияние на экологию оказывает зависимость КНР от угольной энергетики. В некоторых китайских городах, включая Чунцин, наблюдаются исключительно высокие уровни заболеваемости астмой и другими респираторными заболеваниями.

Деструктивная урбанизация

В итоге китайская модель урбанизации представляет собой инвестиционный проект городских властей, девелоперов и банков, для которых интересы горожан и жителей сельской местности по меньшей мере вторичны. Если на ранних этапах экономического развития упор на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство мог быть оправданным, то сейчас китайская политика развития городов деструктивна. Властям придется срочно решать проблемы адаптации переселенных в города крестьян, а также вопросы общественного недовольства из-за растущего неравенства между рабочими-мигрантами из сельской местности и коренными горожанами.

Также процесс урбанизации в КНР тесно связан с проблемами пузырей на рынке недвижимости и с ростом долга региональных властей за счет избыточного финансирования инфраструктурных проектов. Часто бесконтрольная погоня местных администраций за ростом уровня урбанизации на деле была чревата разрушением сельскохозяйственной базы и огромными экологическими издержками.

Все эти проблемы неизбежно должны оказаться в фокусе структурных экономических реформ, которые Пекин планирует проводить в следующем политическом цикле, начавшемся после октябрьского XIX съезда партии. Вопрос в том, есть ли у руководства КНР политическая воля решать наболевшие внутренние проблемы, или же власти предпочтут заливать проблемы деньгами и ждать, что они рассосутся сами собой.

Китай > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 21 ноября 2017 > № 2394135 Александр Зотин


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик

Почему серьезные инвесторы не хотят «бросать якорь» в Казахстане?

Выстраивая планы своего будущего экономического развития, Казахстан делает ставку на транснациональные компании, которые могли бы выступить в роли «якорных» инвесторов и раскрасить наши серые будни позитивными красками. Но те явно не спешат в нашу вотчину. Прижившиеся же старички не стремятся расширять горизонты сотрудничества, а нередко и вовсе улепетывают из нашей страны так, что пятки сверкают. Что с нами не так и что делать? Точки над i расставляет экономист Петр Своик.

- Петр Владимирович, почему одни иностранные инвесторы бегут из Казахстана, а другие не спешат создавать экономические оазисы в наших степях?

- Спрашивать, почему серьезные иностранные компании не идут в Казахстане, все равно что интересоваться, почему человечество до сих пор не заселило Марс. Лететь далековато, а главное - нет нормальной среды, где можно было бы жить без специальных условий.

- Что вы подразумеваете под нормальной средой? Мы чуть ли не каждый год создаем новые заманухи для иностранцев, а им, получается, все мало?

-Для человека нормальная среда – воздух, для экономики – деньги. Посудите сами. В развитых экономиках кредит можно получить максимум за пять процентов, у нас – минимум за 15 процентов. Это примерно то же самое, что ходить с противогазом и кислородным ранцем за плечами, да еще пытаться соперничать с другими странами в легкоатлетических соревнованиях. Понятно, что шансов никаких. Но Казахстан никакой не Марс, а часть Земли, и кое-кем эта территория заселена очень даже плотно. Теми иностранными компаниями, для которых наша среда обитания вполне благоприятна.

- Но, тем не менее, планы привлечь в Казахстан «якорных» инвесторов из числа транснациональных корпораций строятся. И вряд ли на пустом месте…

- Нужно понимать, что Казахстан для мирового рынка - территория добычи ресурсов на вывоз, территория внешнего финансового снабжения (я имею в виду иностранные инвестиции и кредиты) и территория поставок готовых товаров для того же сырьевого экспорта и для обеспечения жизнедеятельности населения. И в этом смысле внешний рынок заполнил Казахстан под завязку. Все ниши заняты. И, прежде всего, в сырьевом экспорте, который почти целиком достался иностранцам. Нефтянка практически вся находится в иностранной, причем многовекторной, собственности. Черная и цветная металлургия условно тоже принадлежит иностранцам.

Можно попытаться втиснуться в нишу поставщиков продукции и услуг для сырьевых экспортеров – это инжиниринговые, строительные компании, дистрибьюторы комплектующих материалов и оборудования, но вряд ли удастся. Связи там давно устоявшиеся, люди притерты друг к другу, народ стоит плечом к плечу. И внешние поставки, и так называемое казахстанское содержание давным-давно распределены.

Национальная инфраструктура – электроэнергетика, связь, транспорт всех видов – тоже худо-бедно работает. Все, что необходимо тем же сырьевым экспортерам, а попутно внутренней экономике и населению, делается. Развития нет? Так и сырьевые экспортеры особо не развиваются. Добывают традиционные объемы сырья и отправляют на экспорт. Вот и все развитие.

Последнее по степени важности в этой внешне-ориентированной схеме - снабжение населения, тоже в основном иностранными товарами. Здесь развитие блокируется низкой платежеспособностью основной массы казахстанцев и работающего на внутренний рынок малого и среднего бизнеса.

Серьезным иностранным банкам у нас тоже делать нечего. Главные клиенты – сырьевые экспортеры – нуждаются в местных банках только для ведения текущих счетов. Ресурсы же для текущей деятельности и для расширения они берут не в банках, а на валютной бирже, конвертируя экспортную выручку. Плюс могут напрямую кредитоваться за границей, плюс те же иностранные инвестиции, идущие в основном в сырьевую добычу. Если же они начинают испытывать проблемы, то Национальный банк предусмотрительно девальвирует национальную валюту, удешевляя для них производство.

А то, что у нас называют банками второго уровня, - это на самом деле дистрибьюторы внешних денег третьего, а то и четвертого уровня. Национального, суверенного фондирования банков у нас нет, БВУ пытаются строить кредитный процесс на депозитной базе, а это примерно как печь пирожки с начинкой, уже побывавшей в желудке. Либо фондируются за границей и перепродают внешние займы по двойной - тройной стоимости. Но и эта схема тоже забита под завязку, и вследствие сокращения «кормовой базы» банки помельче начинают закрываться. Крупные же государству приходится поддерживать напрямую, и во все возрастающих объемах.

Чтобы сюда еще кто-то зашел, нужно расширять рамки устоявшейся схемы. Но для этого рыночных механизмов мало, нужны государственные усилия. Потому что свободный рынок (а вся наша система построена под внешний рынок, мы в него встроены) уже получил от Казахстана все, что представляло для него интерес, должным образом проинвестировав и прокредитовав. Он куда надо зашел, все места, которые были для него привлекательными, занял, и больше ничего ему не нужно. Наоборот, существующая модель начинает скукоживаться.

- То есть мы опять оказались на распутье, и прежде чем двигаться дальше, должны дать ответ на вопросы: кто виноват и что делать?

- У нас вторая половина девяностых и первая половина нулевых годов ознаменовались достаточно высокой динамикой роста нефтедобычи, черной и цветной металлургии. После резкого спада из-за развала СССР, конечно. Разные направления росли по-разному. Нефтедобыча, например, выросла в три с половиной раза, добыча урана - в шесть с лишним раз. А вот со второй половины нулевых физический рост остановился. В результате внешний экономический оборот, который мы имеем сегодня, в 2017-м, эквивалентен тому, что было в 2006-м, докризисном, году. Если посмотреть на объем экспорта и импорта, то легко можно увидеть, что он равноценен данным десятилетней давности. Это при том, что внутренняя экономика с тех пор серьезно разбухла. У нас элементарно населения стало на три миллиона больше. Плюс к этому появились обременения, которых не было в середине нулевых. Например, наш внешний долг вырос уже настолько, что его обслуживание вымывает из национальной экономики гораздо больше средств, чем удается занять вновь. Та же самая картина с иностранными инвестициями. Вывоз доходов на ранее сделанные инвестиции давно уже превышает приток новых. Это как с постаревшим организмом: начинают проявляться хронические болезни, а силенок бороться с ними остается все меньше. Раньше мог козликом прыгать, а теперь хорошо, если ноги переставляешь. Поэтому речь сейчас идет не о том, как бы заманить хорошую иностранную компанию, а о том, чтобы удержать нынешнее состояние экономики, что происходит в основном за счет распечатывания Национального фонда. Если мы посмотрим на государственный бюджет 2017 года и сравним его доходную и расходную части, то можем сильно испугаться. Поступления из различных источников в бюджет составляют лишь чуть больше половины всей расходной части. Другая же часть расходов покрывается трансфертами из Нацфонда.

Ситуация с расходованием накопленных ресурсов не катастрофическая, но драматическая. Не зря же президент страны, когда собирал не так давно «нур-отановцев», потребовал от них модернизации экономики, произнеся ключевые слова – «нужны новые источники роста». Так и есть. Прежние источники роста уже не могут двигать вперед экономику, в которой главным источником стабильности становится Национальный фонд.

Но, несмотря на всю правоту главы государства, есть нюансы, способные серьезно помешать реализации этой задачи.

В свое время, в девяностые годы, когда ныне существующая модель казахстанской экономики только формировалась, я был депутатом Верховного совета, а затем, достаточно долго, членом правительства. То есть имел отношение к этому процессу. Нельзя скачать, что полностью был вовлечен, но был недалеко от мест принятия решений. И могу засвидетельствовать, что когда мы пытались перевести экономику Казахской ССР на рыночные рельсы, какой-то четкой схемы или плана, понимания того, что надо делать, в каком направлении двигаться, не было даже в самых высоких инстанциях. Все получалось, как получалось. Но если мы посмотрим на результат, то убедимся: все получилось совсем не случайно. Мы имеем четкую, продуманную, очень мудрую схему внешней эксплуатации Республики Казахстан. И в эту четкую продуманность встроена так называемая компрадорская элита. Президент тут остается за скобками, а все остальные представители власти не персонально, не пофамильно, а структурно вставлены во внешние экономические интересы – в экспорт сырья, во внешнее финансирование. Кстати, это самое внешнее финансирование у нас тоже с казахским акцентом. Это деньги, выведенные из Казахстана и возвращаемые сюда через оффшоры или какие-нибудь Голландию или Швейцарию. Схема просто идеальная. Она четка выверена и очень хорошо работает на внешнюю эксплуатацию Казахстана, и это фактически блокирует его внутреннее развитие, что мы сейчас и наблюдаем. Поэтому, когда глава государства говорит о необходимости появления новых точек роста в экономике, он заранее предупреждает, что это вызовет сопротивление. С учетом всего вышесказанного сомневаться в этом не приходится.

- Но, допустим, эти нюансы не станут обстоятельством непреодолимой силы. Какими, на ваш взгляд, могут быть источники будущего экономического роста?

- Чтобы кого-то еще завести в страну и начать развивать производства, нужно повышать наше собственное внутреннее потребление и создавать новые внешние ниши. Даже сейчас объемы внутреннего производства определяются не только тем, что нужно сырьевым экспортерам, но и тем, что нужно населению. Казахстанцы с удовольствием повысили бы свое потребление и в два, и в три раза, да хоть в пять раз, охотно строили бы новое жилье, создавали пригородные хозяйства, обновляли свои автомобили и т.д. Но для того, чтобы это произошло, нужна, как минимум, серьезная реформа, способная привести к повышению платежеспособности населения, а также малого и среднего бизнеса. Плюс, конечно, нужны новые стратегические проекты. И, на первый взгляд, нам есть куда двигаться в этом направлении.

Есть у нас ЕАЭС – штука в политическом смысле чрезвычайно значимая. Большая часть мировых катавасий последних пяти-семи лет так или иначе связана с созданием Таможенного, а потом Евразийского экономического союза. Это и Майдан, и ситуация с Крымом, и война на востоке Украины, и санкции с контрсанкциями. Но в экономическом смысле это всего лишь торговля. Никакой задачи совместного развития в рамках данного союза не обозначено. Как с нашей стороны, так и со стороны России. Пока что президент Путин только говорит о некоем росте. Но новых источников роста в РФ тоже нет, и экономическая ситуация там ничуть не лучше нашей. Восстановившая политический суверенитет, но экономически остающаяся компрадорской российская власть не способна решать свои собственные вопросы экономического развития и проблемы социальной неустроенности. Соответственно ничего эффективного она не может предложить своим партнером по ЕАЭС. Поэтому евразийская экономическая жизнь течет вяло: кыргыз сказал про казахов обидные слова, мы обиделись и закрыли границу, и все в том же роде. Интересно, но развития нет никакого.

- Однако, как говорится, не ЕАЭС единым…

- Да, есть еще наш любимый Китай, который осуществляет геополитический стратегический проект «Единый пояс – единый путь», а попутно пообещал перенести в Казахстан больше полусотни заводов. Но Китай движется неторопливо, у него расчет идет на столетия. Дороги он прокладывает, но активно Казахстан в экономическом смысле не осваивает. Никаких новых источников развития по китайскому направлению Казахстан не имеет. Даже те же самые заводы так еще и не появились.

Получается, что в плане экономического развития Евразийский союз – импотент вследствие недееспособности его «либерального» правительства. Китай, конечно, не импотент, но не считает необходимым форсировать китаизацию казахстанской экономики. Других же серьезных проектов нет.

Конечно, Казахстан мог бы и сам формировать и стимулировать свое экономическое развитие. И Нурсултан Назарбаев это понимает. Только зря глава государства рассчитывает на своих соратников, ожидая от них дельных предложений. Соратники способны предугадывать желания начальника, но никак не придумывать что-то самостоятельно – это мы и наблюдаем из года в год.

Последние лет пятнадцать президент в своих посланиях и программах неизменно ставит задачи экономического развития и роста. Это и импортозамещение, и создание корпоративных лидеров, и прорывные проекты в индустриализации, и внедрение инноваций, и цифровизация экономики. Но где исполнительский результат? Вряд ли существует госпрограмма, которая была бы выполнена хотя бы наполовину. Тут можно винить и соратников, и правительство, которое регулярно не исполняет поручения президента. Но на самом деле дело не только в правительстве.

-В чем же еще?

- В отсутствии серьезных структурных изменений. Если в стране нет нормального национального кредита, если зарубежный кредит у нас третьей свежести и четвертой стоимости, то понятно, что никакого развития не может быть в принципе. Все наши программы развития – ФИИР, «Нурлы жол», «Нурлы жер» - в большинстве своем сводятся к субсидированию высокой процентной ставки коммерческих банков. Получается, что за счет государственного ресурса не экономика развивается, а поддерживаются дистрибьюторы внешнего финансирования. Это все естественно для созданной в 1990-х внешней придаточной модели, которая очень хороша для экспорта сырья, для внешнего финансирования и кредитования и для обеспечения населения Казахстана импортными товарами, но совершенно не годится для внутреннего развития. Чтобы развивать экономику, нужно кардинально менять ее модель.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 20 ноября 2017 > № 2399111 Анатолий Дмитриевский

Академик Анатолий Дмитриевский: возможно и еще одно «рождение» Самотлора

Госдума приняла в третьем чтении закон о поправках в Налоговый кодекс, одной из норм которого вводятся инвестиционные стимулы для Самотлорского месторождения в форме ежегодного снижения НДПИ в размере 35 млрд руб. сроком на 10 лет. На это месторождение приходится 10% добычи компании «Роснефть».

Комментарий научного руководителя Института проблем нефти и газа РАН, доктора геолого-минералогических наук, академика РАН Анатолия Дмитриевского:

«Самотлорское месторождение – самое крупное в нашей стране и входит в десятку крупнейших в мире. Это месторождения в 1981 году давало 150 миллионов тонн нефти (для сравнения: в 1992 году вся Россия давала 302 миллиона тонн нефти). Но в начале 1990-х годов встал вопрос о рентабельности дальнейшей эксплуатации этого месторождения. И было предложено шесть вариантов реконструкции для того, чтобы поднять добычу и восстановить технологическую схему разработки.

Однако оказалось, что все эти шесть вариантов были экономически нецелесообразны в условиях действовавшей в то время налоговой системы. Я был председателем государственной экспертной комиссии, которая рассматривала эти варианты. Мы предложили реализовывать их, выстроив новую систему отношений между государством и разрабатывавшим месторождение предприятием «Нижневартовскнефтегазом».

Мы предлагали изменить налоговую систему. Наше предложение было принято, и Самотлору вместо 29 федеральных и региональных налогов оставили только два: на прибыль и плату за недра, так называемый роялти. В результате добыча стала восстанавливаться. Многое было сделано и для того, чтобы использовать новые технологии. В результате Самотлор стал подниматься настолько значительно, что этот процесс назвали вторым его рождением.

Сейчас месторождение разрабатывает «Роснефть» и существуют новые технологии, которые, безусловно, будут способствовать его эффективной эксплуатации. В частности, в нашем Институте проблем нефти и газа Российской академии наук была разработана и опробована на Самотлоре технология, которая позволяет добывать нефть себестоимостью 1,2 доллара за баррель. И ясно, что Самотлорское месторождение будет работать еще многие десятилетия. Это выгодно для страны, поэтому власти идут на такие меры. И это означает, что возможно и еще одно «рождение» Самотлора.

Так что я приветствую решение Госдумы – это будет выгодно для государства, – но считаю, что надо распространить его на все месторождения этого типа. Ведь здесь появляется возможность за счет эффективных технологий многократно вернуть деньги государству, а надо сказать, что сегодня и нужно смотреть, где именно государство может, вложив небольшие средства, получить максимальный эффект. У нас на старых месторождениях в регионах есть запасы в 3,9 млрд тонн нефти – плюс еще 11 млрд тонн из запасов промышленных категорий. Таким образом, у нас есть почти 15 млрд тонн в старых регионах добычи нефти для жизни нашей страны в условиях санкций и низких цен на нефть. То есть только этой нефти нам хватит почти на 30 лет, и себестоимость добычи, как я говорил, может быть на уровне 1,2 доллара за баррель или немногим выше».

Urbina.ru

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 20 ноября 2017 > № 2399111 Анатолий Дмитриевский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 ноября 2017 > № 2393659 Евсей Гурвич

Три задачи. Шансы на возвращение «тучных» лет остаются призрачными

Евсей Гурвич

Руководитель Экономической экспертной группы

В пятницу, 17 ноября Госдума приняла Закон о федеральном бюджете на следующую трехлетку во втором чтении

Посмотрим, с какой ситуацией в бюджетной сфере мы завершаем текущий год. Большинство экономических показателей оказалось заметно лучше ожидавшихся. Это прежде всего относится к ценам на нефть: средняя цена барреля Urals вместо запланированных $40 составила не менее $50. Это обеспечило более высокие темпы роста ВВП (около 2% вместо 0,6%) и повышенные поступления в бюджет. По официальным оценкам Минфина, он дополнительно получит 1,2 трлн рублей. Большая часть дополнительных доходов не будет использована на текущие расходы, останется на счетах правительства и затем будет перечислена в нефтегазовые фонды — фактически эти средства пойдут на укрепление бюджетной безопасности.

Таким образом, правительство продолжает лавировать между тремя задачами: необходимостью привести государственные расходы в соответствие с новыми реалиями, возникшими после падения цен на нефть в 2014 году, стремлением не резать расходы сверх необходимости и желанием защитить экономику от шоков на случай нового резкого ухудшения нефтяной конъюнктуры. Каждая задача достаточно сложна сама по себе, вместе же они делают миссию почти невыполнимой. Реальная (то есть измеренная не в номинальных рублях, а с учетом инфляции) величина доходов федерального бюджета в прошлом году была ровно на четверть меньше, чем в последнем «тучном» (2014-м) году.

В ближайшие три года доходы, по прогнозам, могут оказаться выше, но ненамного — на 3–5%. Конечно, правительство исходит из достаточно скромных предположений о будущих ценах на нефть (не более $44 за баррель). Однако вряд ли стоит рассчитывать, что наблюдаемое улучшение конъюнктуры на рынке углеводородов, позволившее стоимости барреля подняться до $60, окажется устойчивым. Октябрьский прогноз МВФ предсказывает на ближайшие пять лет среднегодовые цены в диапазоне $50–53 за баррель. Да и темпы роста ВВП, ожидаемые МВФ, составляют только 1,5% в год вместо 2,1–2,3% у правительства. Так что шансы на возвращение «тучных» лет остаются призрачными.

Правительство вынуждено считаться с тем, что за каждым рублем стоят заинтересованные получатели бюджетных средств от пенсионеров и промышленного лобби до ВПК. Одни из них важны как электорат, другие имеют серьезные связи, третьи играют важную роль в экономике — нужно учесть интересы всех групп.

Наконец, третий фактор, который нельзя сбрасывать со счетов, — возможность нового падения цен на нефть. Тем, кто считает, что ниже падать некуда, напомню: средняя за 1990-е годы цена барреля Urals составляла $17, а в 1998 году она опустилась ниже $12. Наверняка никто не хочет повторения дефолта, а для этого существует лишь один рецепт — нужно быть к нему готовым. Перефразируя классическую поговорку, я бы рекомендовал не зарекаться если не от $12, то уж от $20 за баррель точно.

Как строится бюджетная политика на следующие три года в обозначенных нами координатах? Благодаря чуть более оптимистическому прогнозу по росту производства планируемые доходы повышены на 3–4%. Как и в нынешнем году, 30–40% дополнительных доходов выделяется на увеличение расходов, остальное идет на «бюджетную надежность». В результате удается досрочно завершить консолидацию, то есть привести параметры бюджета к новому состоянию мира, в котором нефть стоит не $100–110, а колеблется вокруг $50 за баррель. Если прежде предполагалось достичь эту цель к 2020 году, то сейчас задача будет решена уже в 2019 году.

Конечно, бюджетная политика должна предусматривать все возможные варианты непредсказуемой будущей динамики цен. Для этого в нынешнем году принято новое бюджетное правило, согласно которому излишек нефтедолларов должен сберегаться в нефтегазовых фондах и использоваться только при падении цен на Urals ниже $40 за баррель. Создать дополнительный запас прочности для бюджета позволит решение объединить Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Напомню, что первый предназначался для страховки на случай падения цен на нефть, второй — для решения будущих проблем (таких как поддержка пенсионной системы). Однако на деле процесс пополнения ФНБ остановился после 2008 года, и вряд ли имеющиеся там средства способны решить столь масштабную проблему, как старение населения. Резервный же фонд близок к исчерпанию и уже не способен стать гарантом бюджетной безопасности, в случае если нефтяная конъюнктура вновь ухудшится. Новое решение если и не позволяет «спать спокойно», то по крайней мере снимает основное напряжение.

Итак, к 2019 году будет восстановлена устойчивость бюджета — после этого было бы естественным перейти к следующему этапу. Его задачей могло бы стать совершенствование структуры государственных расходов, как предлагается в новой стратегии ЦСР.

В составе бюджетных расходов сравнительно мала доля таких, которые способствуют развитию экономики, — инвестиций в инфраструктуру и особенно расходов на образование и здравоохранение. Более того, их удельный вес со временем снижается. Соответственно, для ускорения роста необходимо перераспределить ресурсы от «непроизводительных» к «производительным» статьям расходов. Однако новый закон о бюджете не предусматривает такого маневра — в 2018–2020 годах структура расходов останется практически неизменной.

Думаю, причина в том, что решения о бюджетном маневре пока не приняты. Такой маневр не может быть проведен быстро, он требует не менее 5–7 лет.

Кроме того, если бюджетный маневр будет взят на вооружение, то речь пойдет не просто о перераспределении государственных средств между расходными статьями, а о реализации широкого комплекса серьезных реформ как в отраслях, где финансирование увеличивается, так и в тех, где оно сокращается. Например, снижение социальных расходов должно проводиться без ущерба для тех, кто действительно нуждается в поддержке, а это требует реформирования принципов ее предоставления — перехода к адресной социальной политике. Фактически бюджетный маневр мог бы стать основным содержанием экономической политики на следующий президентский срок.

Рискну предположить, что после президентских выборов новое правительство объявит о некоторых сдвигах в структуре бюджетных расходов, которые могут начаться в 2019–2020 годах. Однако остается открытым вопрос, будут ли приняты наиболее важные и трудные реформы (такие как повышение пенсионного возраста, оптимизация численности вооруженных сил и органов правопорядка и подобные им) или же дело ограничится «легкими» паллиативными изменениями.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 ноября 2017 > № 2393659 Евсей Гурвич


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 ноября 2017 > № 2393328 Михаил Мишустин

Встреча с руководителем Федеральной налоговой службы Михаилом Мишустиным.

Накануне Дня работника налоговых органов состоялась встреча Владимира Путина с руководителем Федеральной налоговой службы Михаилом Мишустиным. Президент поздравил главу ФНС и всех сотрудников и ветеранов налоговых органов с профессиональным праздником.

Руководитель ФНС информировал главу государства о текущей работе ведомства.

* * *

В.Путин: Михаил Владимирович, 21 ноября у вас праздник.

М.Мишустин: Да, День налогового работника.

В.Путин: Поздравляю Вас и всех Ваших сотрудников с профессиональным праздником. Всего доброго хочу пожелать, успехов. Ваши успехи нам очень нужны, и в этой связи естественный вопрос – как работа идёт, каковы результаты, собираемость как.

М.Мишустин: Спасибо, Владимир Владимирович. За 10 месяцев текущего года в консолидированный бюджет Российской Федерации поступило 14,3 триллиона рублей, это на 19,1 процента, или в абсолютных цифрах на 2,3 триллиона рублей, выше соответствующего периода десяти месяцев 2016 года. В федеральный бюджет соответственно поступило 7,5 триллиона рублей, это на 30 процентов выше, то есть на 1,7 триллиона рублей, чем в соответствующий период прошлого года. Хочу сказать, что основной прирост поступлений дают, прежде всего, ненефтегазовые доходы – примерно 60 процентов в структуре прироста.

В.Путин: 60 процентов?

М.Мишустин: Да, в общем приросте. В первую очередь это поступления по налогу на прибыль – 2,9 триллиона рублей, что на 18,8 процента выше соответствующего периода, в абсолютных цифрах это 451 миллиард рублей. И конечно, экономика – 1,8 процента рост, по данным Росстата, за 9 месяцев, это оживление мы чувствуем.

Налог на доходы физических лиц: нас радует, что он растёт выше, чем номинальный рост заработной платы – это 6,7 за 9 месяцев, я имею в виду соответствующий рост зарплаты. Налога на доходы физических лиц поступило 2,5 триллиона рублей, это на 8 процентов выше, то есть примерно на 1,3 процентных пункта выше, чем рост зарплаты.

Страховые взносы. Исполняя эту функцию, мы фиксируем, что темпы поступления страховых взносов растут ещё большими темпами. У нас за 10 месяцев поступило 4,6 триллиона рублей, что на 8,6 процента выше соответствующего периода, по динамике заработной платы (6,7 процента) это на два процентных пункта.

И хочу сказать, что на сегодняшний день также очень неплохая динамика остаётся по поступлению акцизов. Вы помните, в 2016 году были соответствующие поручения – совместно с правоохранительными органами мы провели целый ряд мероприятий по легализации алкогольной отрасли, и у нас на сегодняшний день по акцизам плюс 18,4 процента, в частности по крепкому алкоголю мы фиксируем рост поступлений 17 процентов, это плюс 22 миллиарда рублей.

И, наконец, отдельно хотел бы сказать про налог на добавленную стоимость. Действительно, за 5 лет у нас тренд поступлений этого налога положительный, фактически на сегодняшний день мы видим, что темпы его роста не менее 13 процентов в год, это за 5 лет уже. Совершается примерно 15 миллиардов хозяйственных операций в год, где мы соответствующим образом мониторим поступление налога на добавленную стоимость.

Хочу сказать, что проблемы или те вопросы, которые остались у налоговой службы, на сегодняшний день относятся к одному проценту от всех сумм, которые из бюджета хотят вернуть, примерно 96 миллиардов рублей. При этом мы стараемся не беспокоить налогоплательщиков, в частности все процедуры проверки НДС сегодня автоматизированы, и при выявлении этих расхождений мы на сегодняшний день не выездную проверку проводим, а стараемся вначале соответствующее уведомление направить. Так вот, я хочу сказать, что в 2017 году с использованием автоматизированной системы контроля за возвратом налога на добавленную стоимость было направлено 660 тысяч таких налоговых требований, в результате чего 90 тысяч налогоплательщиков уточнили свои декларации с увеличением уплаты НДС на 69 миллиардов рублей. А количество выездных проверок снизилось на 23 процента. То есть у нас за 9 месяцев 15,5 тысячи проверок. Это немного. Если говорить о средних цифрах, то охват проверок – порядка 2–3 процентов, например, в Европе и так далее. Хочу сказать, что практически снижение количества проверок стало возможно благодаря применению современных инструментов, в том числе информационных технологий.

И конечно, линейка сервисов, которые мы пытаемся применять, её Вы видели, когда посещали Налоговую службу, расширяется. Мы буквально в праздник приготовили новую версию личного кабинета физических лиц. У нас 27 миллионов россиян пользуются личным кабинетом физического лица и уплачивают налоги посредством в том числе интернет-банкинга. Я могу Вам сказать, что, например, в текущем году с использованием технологии интернет-банкинга через личный кабинет было уплачено более 37,6 миллиарда рублей. Это, если смотреть всего по имущественным налогам, составляет 44 процента от всех имущественных налогов, которые физические лица заплатили. Это очень удобно. То есть человек не выходит из дома, у него есть соответствующая возможность посмотреть свои начисления и исполнить обязанности перед государством достаточно комфортно, не посещая постоянно налоговую инспекцию, не испытывая эти проблемы.

В заключение я хотел бы доложить по реформе контрольно-кассовой техники. Были соответствующие Ваши поручения – в соответствии с федеральным законом, который был принят в 2016 году, мы фиксируем первый этап реформы, перехода на соответствующие кассы онлайн, которые на сегодняшний день заменили старый парк касс. И у нас более 470 тысяч налогоплательщиков, которые обязаны были применять кассовую технику, зарегистрировали сегодня 1 миллион 447 тысяч кассовых аппаратов нового поколения. Это соответствующие аппараты, передающие информацию онлайн в налоговую службу. Хочу сказать, что на сегодня пробито 16 миллиардов чеков на сумму свыше 10 триллионов рублей, то есть в день мы фиксируем примерно 100 миллионов операций онлайн. Хочу сказать, что совокупно, в комплексе с другими информационными системами это даёт возможность создать систему прослеживаемости, в том числе оборота за налогоплательщиком, и вообще не применять выездные проверки. Для налогоплательщика, о чём Вы говорили, это возможность проверить…

В.Путин: Как раз хотел спросить, этот механизм заработал?

М.Мишустин: Заработал. Первое, это очень важный элемент, когда налогоплательщик может сразу же, после того как он купил какой-то продукт…

В.Путин: …проверить, за что он заплатил.

М.Мишустин: Абсолютно. У кого купил и за что он заплатил. Вы говорили тогда, это может быть продукция неправильная, не важно, у кого он купил. Но сейчас, в данный момент, этот элемент очень важен. Он стимулирует людей смотреть, у кого они берут, с чем они связаны, так или иначе проверять качество продукции.

Ещё важный элемент – теперь бизнес не носит эти кассовые аппараты, не ждёт, а онлайн их регистрирует и в электронном виде получает просто подтверждение этому. И конечно, мы сокращаем, как я уже сказал, отчётность, у нас теперь нет никаких форм для кассы, практически всё онлайн.

Вы поручили отсрочить применение контрольно-кассовой техники для определённых видов бизнеса: это индивидуальные предприниматели. У Вас был Александр Калинин, президент «ОПОРЫ России». Мы считаем, что это абсолютно верно. Мы лучше дадим бизнесу время подготовиться и проанализируем, какие из видов экономической деятельности, может быть, не стоит в этом режиме эксплуатировать в плане контрольно-кассовой техники, потому что не везде есть элементы, связанные с риском для неуплаты налогов.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 ноября 2017 > № 2393328 Михаил Мишустин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Наталья Владимировна, в последнее время округ динамично развивается и является одним из регионов, где очень сильно представлена энергетическая составляющая, где всем известные месторождения создают наше национальное богатство. Но округ – это не только наши полезные ископаемые. Это прежде всего люди, которые здесь трудятся, живут в весьма непростых условиях. Для такой работы нужны нормальные, человеческие условия. А что такое человеческие условия? Это школы, здравоохранение, детские сады. Сейчас у нас в стране реализуется большая программа по строительству школ – по всей территории. Знаю, что и вы этим занимаетесь. Каковы успехи и что ещё надо сделать?

Н.Комарова: Дмитрий Анатольевич, развитие человеческого капитала для правительства автономного округа приоритет. Мы здесь руководствуемся принципом, который Вы предложили при формировании бюджета Российской Федерации на 2018 год и плановый период 2019–2020 годов: выполнение социальных обязательств и создание условий для социально-экономического развития.

Если вернуться к школьной теме, хочу отметить, что мы справились с указом Президента в части обеспечения детей от трёх до семи лет местами в детских садах. Это первое.

Федеральная целевая программа, касающаяся развития общеобразовательного сектора, для нас крайне актуальна, потому что 20% детей учатся во вторую смену. В этой связи в отношении школ у нас очень напряжённая программа. 9–10 десятков школ надо возвести для того, чтобы мы могли говорить о решении этого вопроса так, как это видит Президент, как контролируете выполнение Вы. Я хочу обратить внимание, что мы участвуем в федеральной программе, направили на две школы заявку уже. Очень рассчитываем, что Правительство Российской Федерации поддержит нас в этом отношении, потому что в этом направлении нам надо реализовать объём очень серьёзный.

Д.Медведев: Хорошо, давайте обсудим эти вопросы и некоторые другие. Я знаю, у Вас есть целый ряд идей и предложений по транспортной составляющей.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391360 Александр Пластинин

Обуздание инфляции: рост цен больше не будет источником дохода

Александр Пластинин

вице-президент — директор казначейства, член правления Уральского банка реконструкции и развития

Героем уходящего года стал Центробанк, который вопреки скептическим ожиданиям смог снизить инфляцию до рекордных значений. Регулятор подготовил почву для преодоления экономического спада. Воспользуются ли этим власть и бизнес?

Когда в 2015 году, в разгар кризиса, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина пообещала снизить инфляцию до 4%, рынок не поверил. Хотя бы потому, что предыдущая попытка обуздать рост цен не удалась. Однако на этот раз Центробанк воздействовал на инфляцию, применяя механизм таргетирования в условиях свободного курса отечественной валюты: он удерживал процентные ставки денежного рынка на определенном уровне для выхода на целевые ориентиры. Выбранная политика оказалась верной, и сегодня мы наблюдаем полный триумф ЦБ. В октябре инфляция достигла исторического минимума – 2,7% годовых. Это абсолютный рекорд за всю постсоветскую историю. Выступая на днях перед депутатами Госдумы, Набиуллина отметила, что на конец года темпы роста потребительских цен составят 2,5-2,7%, а в следующем – вернутся к уровню в 4%.

В целом, низкая инфляция – благо для экономики: в теории она способна стимулировать развитие бизнеса, ведь у реального сектора появляется возможность инвестировать в производство (с понижением ключевой ставки заемные деньги дешевеют, снижение ставок по кредитам для бизнеса составило, в среднем, от 2 до 5 процентных пунктов с начала года). Понятные ценовые маркеры позволяют компаниям планировать свою деятельность на долгосрочную перспективу. Но воспользуется ли бизнес карт-бланшем?

В реальности выздоровление российской экономики идет медленными темпами. Значительная часть регионов и отраслей остается, в лучшем случаев, в состоянии стагнации. Бизнес после чреды кризисов, следовавших фактически друг за другом, пока не готов активно вкладываться в развитие. И это, скорее, психологический фактор: компании с осторожностью относятся к кредитным ресурсам, рост объемов финансирования наблюдается лишь в отдельных секторах, где присутствуют значительные объемы государственного субсидирования. Не улучшился и деловой климат: по-прежнему нет четкой позиции государства по отношению к сфере частного предпринимательства, правила игры меняются слишком часто.

Центробанку нужно действовать взвешенно и предсказуемо, что позволит сформировать атмосферу доверия и снизить инфляционные ожидания. Решения по ключевой ставке нужно принимать с учетом поведения инвесторов, которые могут сократить вложения в российские бумаги или вывести средства, если увидят риск снижения доходности ОФЗ. Основной задачей регулятора тогда станет сохранение баланса, при котором рост экономической активности позволит восстановить рост ВВП до уровня, близкого к потенциальному.

Но что дальше? Замедление на данном этапе имеет структурный характер, и бороться с ним можно только с помощью структурных реформ. ЦБ обладает широким инструментарием для воздействия на обстановку в стране, однако попытки стимулировать экономику только лишь при помощи денежно-кредитной политики могут привести к новому витку инфляционно-девальвационной спирали.

В зоне стагнации

Наиболее вероятный прогноз Центробанка на 2018-2019 годы подразумевает невысокий рост реального ВВП – в районе 2%. Еще несколько лет экономика будет находиться в зоне стагнации, и России потребуется гораздо больше времени для подъема, чем станам с развитой экономикой. Причины – как внешние, так и внутренние. К первой группе факторов риска отнесем сохранение сырьевого характера отечественной экономики и ее зависимость от цен на углеводороды: любое падение на рынке нефти и газа будет восприниматься болезненно. Ограничение доступа к мировым финансам и технологиям будет негативно отражаться на инвестиционной привлекательности. Вторая группа факторов: промышленные мощности загружены практически до предела, а количество трудоспособного населения не растет. Выход из этой ситуации – в росте производительности труда.

Ведущую роль в осуществлении модернизации экономики России должно взять на себя государство как основной распределительный центр ресурсов: только у него (и это особенность российского экономического пути) есть необходимые силы и инструменты для масштабной перестройки хозяйственного уклада. На нынешнем этапе важно снизить налоговую нагрузку, преобразовать структуру монопольных корпораций, обеспечить улучшение делового климата. Некоторые результаты в этом направлении есть: программа импортозамещения хорошо отработана на сельскохозяйственной отрасли и отдельных отраслях промышленности.

Впрочем, и у предпринимателей впереди большая работа: зарабатывать на росте цен уже не выйдет, придется адаптироваться к новым условиям. Единственно верный путь заключается в том, чтобы добиваться увеличения эффективности, повышать производительность труда на предприятиях, внедрять современные технологии.

Банкам, которым в первую очередь была выгодна высокая инфляция, придется увеличивать маржу за счет увеличения транзакционного бизнеса. Но этого мало, тенденции на рынке банковских услуг сегодня таковы, что выигрывают те финансовые организации, которые взяли курс на превращение в полноценные центры клиентского сервиса и развитие дистанционных каналов обслуживания клиентов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391360 Александр Пластинин


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров

Нацфонд тревоги нашей

Хотя мировые цены на «черное золото» держатся на вполне приличном уровне выше $60 за баррель, нефтяная «кубышка» Казахстана по осени заметно пустеет как в тенговом, так и в долларовом эквивалентах.

Тулеген АСКАРОВ

Как следует из данных Министерства финансов, опубликованных на его сайте, с 23 трлн 865,6 млрд тенге на начало этого года средства Национального фонда сократились за 10 месяцев текущего года до 21 трлн 332,3 млрд тенге. В абсолютном выражении деньги этой виртуальной структуры на счету Минфина в Нацбанке уменьшились к началу ноября на 2 трлн 533,3 млрд тенге, а в относительном – на 10,6%.

Ключевыми источниками этого негатива стали гарантированные трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет, объем которых за январь-октябрь достиг 2 трлн 680,0 млрд тенге, а также целевые трансферты, объем которых составил 1 трлн 434,9 млрд тенге. Еще 6,1 млрд тенге были потрачены на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом (им занимаются Нацбанк вместе с внешними управляющими), и проведение его ежегодного аудита. Общая же сумма средств Нацфонда, использованных за 10 месяцев, составила 4 трлн 121,1 млрд тенге.

Поступило же денег в Нацфонд в этом году гораздо меньше – в 2,6 раза, а в абсолютном выражении – 1 трлн 587,7 млрд тенге. Львиная доля поступлений пришлась на налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 1 трлн 421,0 млрд тенге. Надо сказать, что рост цен на нефть благотворно сказался на поступлениях от добывающих ее компаний, так как в прошлом году на начало ноября их объем составил 1 трлн 169,2 млрд тенге. Следующая по величине статья прихода в Нацфонд – инвестиционные доходы от управления его активами, составившие за первое полугодие 125,5 млрд тенге. Далее следуют другие поступления от операций, осуществляемых организациями нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты), – 31,3 млрд тенге. Среди них наибольшая часть приходится на средства, полученные от недропользователей по искам о возмещении вреда организациями нефтяного сектора, – 27,2 млрд тенге. Из республиканского бюджета в Нацфонд были возвращены средства целевого трансферта в объеме 9,1 млрд тенге. Относительно небольшие суммы составили поступления от приватизации республиканской собственности (0,4 млрд тенге) и от продажи земельных участников сельскохозяйственного назначения (0,3 млрд тенге).

В долларовом эквиваленте активы Нацфонда также сократились в этом году весьма заметно. С начала года они уменьшились на 8,14% до $56 млрд 237 млн, в абсолютном выражении – на $4 млрд 981 млн. Для сравнения: за весь прошлый год, когда нефтяные цены были ниже, деньги Нацфонда сократились на 3,43%, или $2 млрд 174 млн. И, как следует из заявления председателя Нацбанка Данияра Акишева, до конца года снижение валютных активов фонда продолжится. Ведь из него необходимо продать почти $1 млрд для конвертации в тенговую сумму, которая необходима для перечисления трансферта в бюджет.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter