Всего новостей: 2132090, выбрано 2894 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 июня 2017 > № 2218525 Илья Захаров

Школа миллиардера: как не надо уберизировать бизнес

Илья Захаров

Основатель сервиса WashDrop, предоставляющего сервис мобильной химчистки

Команда проекта WashDrop планировала создать онлайн-химчистку по модели uber. Почему эта идея провалилась?

Сейчас стало модно уберизировать бизнес. Такси, доставка еды, уборка – шквальный успех ребят из Сан-Франциско привел к тому, что схему пытаются натянуть на все схожие рынки. Запуская проект современной городской химчистки WashDrop, мы тоже хотели создать что-то подобное.

Чем же так хорош Uber? Тем, что фактически это не такси, а всего лишь мобильное приложение. Платформа, соединяющая клиентов с исполнителями. У вас нет своих машин, для старта не нужно огромных инвестиций, финансовые риски минимальны. Занимаетесь только самим приложением, маркетингом и клиентским сервисом, а охвата достигаете совершенно нереального для стандартного бизнеса – можно запуститься хоть по всему миру.

Мы долго прорабатывали идею внедрения убер-модели на рынке химчистки, крутили и так и этак, анализировали риски, составляли прогнозы и пришли к выводу, что это невозможно. Концепция убера подходит не для всех моделей бизнеса. В частности, она не работает там, где у клиента риск от потери слишком велик.

Почему и у вас убер может «не поехать»

Вот представьте, что никогда не пользовались Uber Taxi, и размышляете, стоит ли попробовать: цена значительно ниже, не надо никуда звонить, достаточно сделать пару кликов в приложении, на карте в режиме онлайн видно все ближайшие машины с рейтингом водителей. Привлекательно, выгодно, удобно. А чем вы рискуете в случае факапа? Да почти ничем. Ну, максимум опоздаете. Конечно, вы попробуете, вам понравится, и вы забудете про традиционное такси. То же самое с доставкой еды. Самое страшное, что может произойти, – вам привезут холодный обед. Риск от потери не выше 1000 рублей – стоит того, чтобы попробовать.

С химчисткой ситуация другая. Вы неизвестно кому отдаете свои дорогие брендовые кроссовки, платье от модного дизайнера, шубу. Риск от потери исчисляется десятками, а то и сотнями тысяч рублей. Нет возможности контролировать процесс, нет уверенности в результате – это перевешивает все преимущества удобного онлайн-заказа, быстрой доставки и преимуществ IT-платформы. В итоге в любом бизнесе, где риск от потери превышает определенный порог, концепция убера не работает. Причем в России этот порог ниже, чем в Европе или Америке, где люди готовы рисковать гораздо большим количеством денег ради дополнительного комфорта.

Мы пришли к выводу, что в нашем случае современные IT-технологии, доставка и сервис – это приятный бонус, яркое конкурентное преимущество. Тогда как основной продукт – это качественная услуга. Убер-концепция позволяет снизить инвестиции и увеличить охват, но качество при этом страдает: нельзя контролировать каждую машину, регулятор – только рейтинг. Мы не можем себе этого позволить.

Поэтому мы отказались от модели убер и сфокусировались на качестве:

1. На этапе доставки.

Курьеры WashDrop — это мобильные технологи. Они осуществляют приемку при клиенте, сразу называют окончательную цену, которая не меняется, когда заказ приезжает на фабрику, могут дать консультацию по типам одежды и загрязнений. Для этого мы нанимаем курьеров в штат, обучаем их на фабрике, проводим стажировку с более опытными сотрудниками. Все это было бы невозможно при убер-схеме.

2. На этапе исполнения услуги.

То же самое касается фабрик химчистки, с которыми мы работаем. Каждый раз заказывая Uber, вы садитесь в чью-то личную машину: с музыкой, которую водитель слушает, стилем вождения, к которому он привык. В нашем случае у каждой фабрики свое оборудование, чистящие средства, сроки исполнения заказов, квалификация технологов — обеспечить какие-то единые стандарты просто невозможно. И открывать собственную фабрику стартапу не по карману. Поэтому мы выбрали одного партнера и тесно с ним сотрудничаем: он готов перестраивать бизнес-процессы под наши задачи, менять стандарты, нанимать дополнительных сотрудников, а мы можем гарантировать клиентам заявленное высокое качество.

Убер без убер-модели

Охват, минимум вложений и рисков – все это преимущества концепции убера глазами предпринимателя. Для клиента в конечном итоге важно, что это выгоднее, удобнее и быстрее. И ему абсолютно все равно, какими средствами вы этих прелестей добиваетесь. Мы решили выстраивать собственный городской сервис с теми же преимуществами, но без оглядки на чьи-то технологии.

1. Выгоднее. Клиент Uber видит цену поездки еще до того, как сделал заказ: без сюрпризов, без тарифов с потолка. WashDrop тоже гарантирует прозрачное и честное ценообразование. Если вы обращаетесь в обычную химчистку с доставкой, то можете прикинуть примерную стоимость заказа, сверяясь с прайсом, но вы не специалист. Заказ забирает курьер, тоже не специалист. Только когда вещи попадают к технологу, появляется конкретика. И если ваш «сарафан» идентифицируют как «вечернее платье», а «чуть-чуть грязненько» как «трудновыводимое загрязнение», окончательная стоимость окажется в разы больше примерных прикидок. Это довольно неприятный сюрприз.

2. Удобнее. Главная прелесть Uber в комфорте: открыли приложение, сделали пару кликов, и вот вы уже едете, куда вам надо.

Традиционно химчистка в России – это долгий, сложный и неприятный процесс. Нужно идти в пункт приема, стоять в очереди, думать о тонкостях приемки, износе, ГОСТах и другой бюрократии, по которой никто не будет виноват в случае порчи ваших вещей. Классический агрессивный сервис советского образца.

Мы сами приезжаем туда, куда клиент скажет, и тогда, когда ему удобно: при оформлении заказа можно выбрать дату, время, адрес забора и возврата вещей.

Курьер с навыками технолога проводит упрощенную приемку при клиенте за 3-4 минуты.

В то же время мы пришли к пониманию, как важно открыто коммуницировать с клиентом, давать ему полное представление о том, что происходит.

Раньше наша работа была закрытым процессом, как во всех остальных химчистках. Технолог на фабрике получал заказ и самостоятельно принимал решение, исходя из состояния вещи, типа загрязнения. Многие представляют себе, что химчистка — это какое-то волшебство, но часто есть риск, что результат будет не идеальным, останутся следы пятен. И это нормально. Если это случалось, мы просто молча привозили вещь клиенту, и он расстраивался. Не потому, что не отстиралось, а потому, что он не знал о риске и не ожидал этого результата.

Сейчас мы внедряем открытую коммуникацию. Если есть риск, о котором курьер при приемке не предупредил, технолог на фабрике созванивается с клиентом, рассказывает о своих опасениях, прогнозирует возможный результат, предлагает варианты. Потом отчитывается по результату: отошло — не отошло, «давайте еще на денек оставим» или «нет смысла: лучше не станет, а вещь можем испортить». Клиент знает о риске, чувствует причастность к процессу, участвует в принятии решения, поэтому результат для него ожидаем и негатива нет.

3. Быстрее. С Uber сотрудничает огромное количество водителей: где бы вы ни находились, машина, принявшая заказ, приедет меньше чем за 10 минут.

Мы разделили город на зоны, пока их 3. В каждой работает свой курьер. Уже сейчас мы в 80% случаев можем принять заказ день в день: минимальное время прибытия курьера – 2 часа. Постепенно количество зон будет увеличиваться, их размеры — сокращаться. В конечном итоге мы придем к востребованной сейчас модели on-demand: не нужно будет заблаговременно записываться на конкретное время, можно будет просто нажать кнопку «приезжайте», и курьер WashDrop прибудет в течение часа.

Добавьте к этому технологичные плюшки вроде удобного мобильного приложения, интерактивной карты, gps-трекинга курьеров – и получите сервис, про который думают: «И как люди вообще обходились без него?» Это именно та цель, к которой стремится WashDrop.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 июня 2017 > № 2218525 Илья Захаров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216477 Владимир Путин, Валерий Фадеев

Встреча с членами Общественной палаты.

Владимир Путин встретился в Кремле с членами Общественной палаты VI состава.

Новый состав Общественной палаты формировался в три этапа: 40 человек утверждены Указом Президента 20 марта, 84 – делегированы общественными палатами субъектов Федерации, ещё 43 члена отобраны из 403 кандидатов от НКО путём голосования. 19 июня на пленарном заседании палаты Секретарём избран Валерий Фадеев. Нынешний состав Общественной палаты будет работать до 2020 года.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Шестой состав Общественной палаты сформирован, хочу вас с этим поздравить, пожелать вам успехов в работе.

Мы с вами знаем, как оценивается работа Общественной палаты. Но я глубоко убеждён, что при всех критических замечаниях, а они мне тоже хорошо известны, Общественная палата состоялась, и она занимается своим делом.

А какое у неё «своё дело»? Она не должна подменять собой ни Правительство, ни парламент, у неё должна быть своя ниша, и эту нишу она занимает. Это общественный контроль за тем, что делают исполнительные и представительные органы власти, это экспертная оценка того, что генерируется как ближайшие и более отдалённые планы, это оценка того, как реализуются эти планы, и прямая связь с людьми, прямая связь с теми, кто ощущает на себе усилия властей по улучшению жизни в стране.

Есть ещё одна, совсем вроде бы утилитарная задача, но всё-таки она тоже, на мой взгляд, важная. Это формирование общественных советов при министерствах и ведомствах. И мне бы очень не хотелось, чтобы эта работа – так, как это иногда бывает, что греха таить, – превращалась в чисто формальное «броуновское» движение, никому не нужное. Очень бы хотелось, наоборот, чтобы это была содержательная работа, нацеленная на улучшение качества работы министерств и ведомств. Если всё это собрать вместе, то получается достаточно обширная, большая и очень нужная обществу работа.

А что касается тех, кто должен эту работу исполнять, то здесь у меня никаких сомнений нет. Здесь у вас и Герои России, здесь у вас ветераны, здесь у вас учёные, тренерский состав, причём такой, который готовит наших олимпийских чемпионов. Здесь люди, которые сами могли бы при необходимости возглавить любое министерство, ведомство, сами могли бы поработать в представительных органах власти, причём как в федеральных, так и на местах. Кстати говоря, работа на местах, работа в регионах, в муниципалитетах тоже одна из важнейших частей, составляющих деятельности подобного рода.

Мне бы хотелось на этом монолог свой закончить. Я бы Валерию Александровичу слово передал, а потом бы мы с вами напрямую подискутировали, пообсуждали вопросы, которые нас волнуют.

Пожалуйста, Валерий Александрович.

В.Фадеев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вчера состоялось первое пленарное заседание, и мы, не откладывая, сразу стали обсуждать главные аспекты работы. Было очень много выступлений. И я сейчас затрону буквально несколько принципов и направлений работы, а потом коллеги продолжат.

Вы сказали, что Палата выполняет большой объём экспертной работы, институт «нулевых чтений» работает эффективно, это очень важный аспект. Но здесь мы выступаем ведомыми. Вы сказали, нужна прямая связь с населением. И здесь мне кажется, и мы вчера с коллегами это обсуждали, что нам нужно влиять на повестку дня.

Вы сказали неделю назад на Дне России – нам всем нужно ориентироваться на позитивную, созидательную повестку. Повестка со стороны, с земли, с мест, если можно так выразиться, «народная повестка» заостряет внимание на тех проблемах, которые в первую очередь волнуют людей: доходы, ЖКХ, распределение доходов, неравномерное распределение доходов по регионам и так далее. Мы все знаем эти проблемы, и, конечно, Правительство решает часть этих проблем и законодательная власть. Причём важно, чтобы эти проблемы обсуждались на понятном языке, не упрощались, а на понятном языке. И вот тут коммуникация нашей Общественной палаты с населением, мне кажется, очень важна.

«Опираться на землю, на регионы» – это очень важный аспект, потому что есть сеть региональных палат, она работает, она хороша, уже местные палаты появились. Но есть проблемы излишней зависимости региональных палат от местного начальства. Это естественно, потому что местное начальство хочет контролировать всё, что происходит в регионе, в том числе и некоммерческий сектор. И мы вчера обсуждали, что надо предложить программу по усилению региональных общественных палат, по большей автономности действий региональных общественных палат. Это может быть и процедура формирования общественных палат. Мы обсуждали, как усилить региональные средства массовой информации в связке с региональными общественными палатами, потому что коммуникация – это важнейший аспект.

Совсем прозаическая вещь – это финансирование. Нужны совершенно небольшие деньги для финансирования региональных аппаратов общественных палат. Кое-где финансируются, и причём парадокс, что, казалось бы, кто деньги даёт, тот и командует, – нет, не так. В тех регионах, где наблюдается эффективное взаимодействие с общественными палатами, там как раз они финансируются, потому что местные начальники с уважением относятся к общественным палатам, и получается эффективное взаимодействие.

Почему я говорю, и мы вчера обсуждали этот важный в региональном аспекте вопрос. Мне кажется, что повестка дня должна оттуда, снизу подниматься, важнейшие проблемы должны выноситься на обсуждение здесь, в Москве, из регионов. То есть половина состава Общественной палаты – это и представители регионов. Повестка дня должна складываться снизу.

Ещё один важный проект, сейчас он уже стартует, Вы сказали в декабре 2016 года в Послании, прямо обратились к Общественной палате, призвали активизировать работу с гражданским обществом. Такой проект называется «Внедрение лучших практик обустройства общественной жизни». Название – бюрократическое, но смысл не бюрократический. Чиновники часто избегают взаимодействовать с НКО и активистами. Это люди зачастую непростые, «колючие», люди со сложными характерами, и, конечно, чиновникам часто удобно немножко их отодвигать.

Ещё раз скажу: именно в тех регионах, где такое взаимодействие энергично, там и успех. Все успешные регионы демонстрируют консолидацию вокруг целей и развития, вовлечение общественных активистов в работу по развитию регионов. Здесь надо учить чиновников, иногда, может быть, подталкивать к этой работе, объяснять им, что для них самих лично будет выигрыш, если говорить об успешном развитии региона.

С другой стороны, активисты. Не все умеют работать. Есть когорта профессионалов, умеют гранты очень хорошо получать, это правда. Но есть другая часть активистов, которые гранты получать не умеют, но зато пытаются эффективно работать. Надо бы их тоже научить, как взаимодействовать с властями.

В.Путин: Научить тех, кто гранты не умеет получать, получать.

В.Фадеев: Чтобы те, кто умеет работать, ещё и гранты получали.

Вот такая совместная работа. Отец Александр Ткаченко называет это соработничеством с властью. Нам это нужно, нам нужно вместе работать. И мы начали обкатку в нескольких городах: Великий Новгород, Рязань, Ярославль – и сейчас будем расширять. Это работа не вообще в Москве, это работа в конкретном городе с конкретными местными чиновниками, с конкретными местными активистами, причём не только с официальными НКО. Очень важно, что многие активисты никуда не входят, особенно молодёжь, особенно волонтёры. А волонтёров миллионы уже, особенно студенческая молодёжь. И здесь одна из задач – наладить взаимодействие с университетами, другими учебными заведениями. Эта работа уже ведётся, но университеты – это источник молодёжной, студенческой энергии.

Общественный контроль, о котором Вы сказали. Закон об общественном контроле в своё время был принят по инициативе Общественной палаты. Там есть проблемы. Он очень хороший, но только недостаточно подзаконных актов. Мы сейчас готовим предложения, и он недостаточно эффективно работает, потому что не хватает надлежащих подзаконных актов.

Что касается общественных советов при федеральных и региональных органах исполнительной власти. Сейчас, относительно недавно, мы добились того, что предыдущий состав Общественной палаты добился того, что большая часть этих общественных советов формируется Общественной палатой, и это даёт нам очень мощный ресурс. Я помню, как недавно на Госсовете обсуждалось здравоохранение, и там Министр здравоохранения сказала: будем контролировать через общественные советы. Вы немножко с иронией высказались. Эти мы сигналы понимаем и будем пытаться действовать в этом направлении.

И ещё один аспект – общественная дипломатия. Ситуация международная понятна. Есть разрыв, если говорить о западных странах, разрыв между политиками – с одной стороны, и бизнесом и общественностью – с другой стороны. И мы видим что? На недавний форум в Петербурге сколько приехало бизнесменов! У нас парадоксальные отношения с США, в политической сфере напряжение, а товарооборот с США хоть и небольшой, но он вырос за прошлый год. Бизнес хочет взаимодействовать с Россией. Видимо, такая же – не видимо, мы знаем, – такая же тема и с общественностью. И здесь, я думаю, Общественная палата могла бы внести очень серьёзный вклад в налаживание коммуникаций по общественной линии. И это оказало бы давление на политиков.

Последнее замечание. Общественная палата готовит в соответствии с законом ежегодный доклад о состоянии гражданского общества в стране. И мы приняли решение, что нам надо готовить доклад пораньше, чтобы мы успели до Послания Федеральному Собранию, чтобы этот доклад, например, вышедший в ноябре, Вы могли бы использовать в качестве материала по анализу и оценке состояния гражданского общества в России.

Вот что я хотел сказать по теме Общественной палаты.

Двигаемся дальше, Владимир Владимирович?

В.Путин: Давайте, конечно.

В.Фадеев: У нас запланировано несколько выступлений, а дальше – как получится.

В.Путин: Пожалуйста.

В.Фадеев: Отец Александр Ткаченко, пожалуйста.

А.Ткаченко: Детский хоспис начинался с мечты девочки, которая хотела поправиться. К сожалению, болезнь была сильнее усилий врачей, но она рассказала мне, что бы она хотела сделать для других детей, которые лечились вместе с ней, что нужно было сделать, чтобы было не страшно, не больно, не одиноко. Она доверила мне свои истории, потому что, наверное, верила, что Церковь может изменить многое в её жизни, в жизни общества, в жизни других детей. Так было положено начало новому направлению в медицине.

Подобных инициатив, примеров социальной работы в нашей стране очень много. Поэтому к нам тянутся представители многих стран. В этом году в детский хоспис приезжали представители Украины, Казахстана, Эстонии, Латвии, Соединённых Штатов. Мы ожидаем визита из Бельгии, Италии. Опыт России в решении социальных проблем интересен не только в вопросах медицины и паллиативной помощи.

Несомненный прогресс в разработке технологий социальной помощи может быть и должен быть представлен на международном уровне. Это одно из направлений деятельности Общественной палаты, которое мы будем вести. В первую очередь представление опыта России в решении социальных проблем поможет нашим коллегам из стран Советского Союза, СНГ, потому что и социальные условия, и система оказания социальной помощи там схожа с российской. Это, без сомнения, будет работать на имидж страны в мире, и это поможет объединить соотечественников в единое социальное пространство.

В общем, без сомнения, нам нужно не бояться, не смущаться наших наработок, наших успехов, они действительно интересны в мире. Представляя программы обмена опытом, мы будем надеяться на помощь со стороны Россотрудничества, Министерства здравоохранения и Министерства социальной защиты.

Спасибо.

В.Путин: Позвольте маленький комментарий.

Если Вы хотите, чтобы эта работа была эффективной, не работайте напрямую с какими-то официальными структурами за границей. У них другие задачи в отношении России и всего, что связано с Россией. Работайте напрямую с такими же, как Вы, а они уже будут влиять должным образом, и, надеюсь, позитивно, на развитие самого процесса сотрудничества и на тот самый имидж России, о котором Вы сказали, которым мы, конечно, тоже дорожим.

Просто все официальные структуры – подневольные, они находятся в известной политической парадигме, им очень трудно, даже если конкретные лица захотели бы это сделать, им очень трудно сделать шаг влево, шаг вправо, прыгнуть вверх или вниз. Надо просто напрямую работать с людьми, это и будет тогда так называемая народная дипломатия, она и будет приносить успех.

Собственно говоря, она и нужна людям, ради которых Вы работаете и ради которых работают те искренние люди, которые к Вам приезжают из тех стран, которые Вы перечислили, и готовы приезжать из других стран. Напрямую с ними нужно работать.

А.Ткаченко: Это очень хороший совет. Спасибо.

В.Путин: Ни в коем случае не обращайтесь ко всяким министерствам, ведомствам. Уверяю Вас, там бюрократия ещё круче, чем у нас, а государства там гораздо более жёсткие, чем у нас. Структуры административные – они железобетонные, там никакой расхлябанности нет.

Я уже недавно говорил в интервью американской журналистке: где Occupy Wall Street? ФБР порвало всё в клочья, там никого не осталось. Но сделали так тихо, как будто в кислоте растворили. Пшик – и всё исчезло. Профессионально отработали ребята. У нас всё бурлит, там – нет, там не забалуешь особенно. Там бурлит, но только то, что разрешено, понимаете? Мы этого не замечаем даже. Там хорошо система выстроена, у нас – нет. У нас всё посвободнее на самом деле и попроще. И в Вашей работе напрямую работайте с коллегами. Они, уверяю Вас, такие же искренние, честные люди, как и Вы, они реально хотят. Их работа нацелена на помощь людям, особенно по Вашему направлению. И это будет эффективно.

А Вам спасибо большое.

А.Ткаченко: Спасибо.

В.Фадеев: Спасибо.

Владимир Ильич Винницкий представляет Общественную палату Свердловской области. Пожалуйста.

В.Винницкий: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вы знаете, что на Урале живёт народ немногословный, жёсткий и не склонный к политическим акциям протестного характера. Поэтому мы восприняли закон об Общественной палате со всей серьёзностью, тем более что он был взращён в основном в недрах Общественной палаты и широко обсуждался, в том числе и моими земляками.

Поэтому мы уже сейчас его пытаемся внедрить в полной мере, и, благодаря закону, а насколько я знаю, аналогов такого закона в мировой практике нет, он действительно даёт возможность привлечения очень широкого круга заинтересованных лиц, и самое главное, не просто лиц, а компетентных и неравнодушных. Для этого у нас сформирован и Экспертный совет, это порядка 250 человек, плюс мы будем привлекать для этой цели представителей НКО. Это тоже где-то около 300. Вот прикиньте: если мы перемножим это на 86, получается где-то 25 тысяч человек по всей стране, это не считая муниципальных образований и иных форм общественного контроля, это целая армия. Она даёт действительно реальную возможность участия в этой деятельности.

Но, к сожалению, как это часто бывает, в ходе подготовки этого закона не были исполнены некоторые достаточно важные и серьёзные моменты и, в частности, не было исполнено поручение, если можно так выразиться, в части изменения тех нормативных актов, которые должны были сопутствовать внедрению этого закона. И в результате многие процедуры оказались нереализуемыми, и, в частности, главная из них – это предъявление исков в защиту неопределённого круга лиц. Это, действительно, реальная процедура, которая, во-первых, исходит непосредственно от палаты и не требует каких-то посредников, потому что иначе мы вынуждены обращаться в правоохранительные органы, к уполномоченным и иным бюрократам, и, конечно, эта процедура не даёт иногда желаемого результата.

Поэтому у меня огромная просьба, и мы вчера обсуждали это с коллегами, они меня поддержали, необходимо дать поручение, для того чтобы перечень, сопутствующий 212-му закону, был должным образом откорректирован. А статья 10 закона, которая позволяет предъявлять такого рода иски, исключила бы ту самую ссылку, которая не даёт права непосредственного обращения с иском от палат, поскольку там предусматривается такая возможность только в предусмотренных федеральным законом случаях. И получился вакуум. И я бы очень попросил помочь нам в этом деле.

Спасибо.

В.Путин: Давайте к этому вернёмся ещё. Но Вы знаете наверняка, поскольку Вы этим занимались, что у юристов есть определённые опасения в связи с этой возможной процедурой предъявления исков к неопределённому кругу лиц. Я сейчас не буду всё это воспроизводить вслух, вы наверняка это всё знаете. Ну, давайте вернёмся к этому ещё раз, посмотрим, как купировать эти озабоченности юристов и в то же время развязать проблему таким образом, чтобы для Общественной палаты была возможность более эффективно реализовывать свои полномочия.

Что касается политических акций, о которых Вы сказали, не думаю, что этого нужно опасаться, ведь акции акциям рознь. Если акции направлены исключительно на самораскрутку, саморекламу и в основе лежит спекуляция на проблемах, а проблем везде хватает (у нас, может быть, больше, а может быть, даже уже где-то каких-то проблем меньше, чем в другом месте), но если это явно спекуляция на проблемах для собственной раскрутки, то это, наверное, не самый лучший способ и не самый лучший вид политической активности.

А если эта политическая активность направлена на реальную попытку улучшить ситуацию, на реальное вскрытие каких-то проблем, не нужно этого бояться. Ведь страна большая, понимаете? Здесь, из этих кабинетов, не всё видно, что происходит, и если на местах люди это видят и заявляют об этом, что стесняться-то? Мне кажется, этого не нужно бояться.

Но всё должно быть только в рамках закона. Вот это самое главное. Не с целью провокации, а с целью добиться изменения к лучшему. Это, конечно, тонкая грань, но здесь люди, которые понимают эту грань, чувствуют её. Тем более что, вот Вы сказали о том, что за Вами люди стоят. Ну, конечно, у Вас же не просто 168 человек. Каждый член Общественной палаты – это человек, который что-то сделал, добился. За Вами, по сути, большое количество Ваших единомышленников, Ваших воспитанников, Ваших сотрудников в каких-то учреждениях, где Вы работаете. Это уже тысячи людей. Поэтому на всех этих людей, которые Вам доверяют, и нужно опираться, в том числе и при решении чисто политических вопросов, здесь я ничего страшного не вижу.

В.Фадеев: Спасибо.

Ольга Николаевна Амельченкова, председатель Центрального штаба Всероссийского общественного движения «Волонтёры Победы».

Ольга Николаевна, пожалуйста.

О.Амельченкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович, Валерий Александрович, коллеги!

В Общественной палате я представляю самую крупную, 170-тысячную добровольческую команду страны, которая занимается сохранением памяти о событиях и героях Великой Отечественной войны. Мы благоустраиваем памятные места, помогаем ветеранам не только 9 Мая. И в этом году свыше 160 тысяч добровольцев приняли участие в организации основных мероприятий, посвящённых Дню Победы, включая парады Победы и «Бессмертный полк».

Я хотела бы сказать, что действительно региональные органы исполнительной власти помогали нам в этом. 54 региона включили добровольцев в оргкомитеты по празднованию Дня Победы, 11 регионов не включили, но мы нашли взаимодействие и эффективно отработали. С остальными регионами, к сожалению, у нас возникли трудности в работе, и были даже регионы, которые просто отказались от добровольческой помощи.

Волонтёр очень серьёзно относится к своей работе. Приведу простой пример. Владимир Владимирович, Вы, наверное, помните 9 Мая, Москву, Красную площадь, помните, какая погода была. И, несмотря на заморозки, которые были ночью, когда ребята раскладывали подарки на трибунах, несмотря на холод и ветер, 2,5 тысячи добровольцев в Москве пришли, помогли и остались довольны тем, что внесли свой вклад в этот праздник, в организацию этого праздника. И в связи с этим я хотела бы попросить Вас о содействии в том, чтобы и федеральные, и региональные органы исполнительной власти включали представителей добровольчества в организацию основных мероприятий, связанных не только с Днём Победы, но и других событий, поскольку это обеспечит сопричастность молодого поколения с важными историческими событиями в жизни нашей страны.

И есть ещё один вопрос, который я хотела бы затронуть. Это вопрос, связанный с изучением истории нашей страны. Да, действительно, социологические исследования показывают, что и школьники, и студенты недостаточно хорошо знают историю нашей страны. И, на наш взгляд, введение обязательного экзамена ЕГЭ по истории без внедрения дополнительных, интересных для молодёжи, интерактивных форматов изучения истории будет не очень эффективно. В этом плане мы уже наработали ряд идей, мы объединили молодёжь, профессиональное историческое сообщество и психологов, которые помогли нам разработать и внедрить в практику действительно интересный интерактивный формат изучения истории, который может быть использован наряду с уроками и лекциями. И таким примером являются, например, всероссийские исторические квесты, которые основаны на воспоминаниях ветеранов, они были посвящены основным событиям Великой Отечественной войны. И конечно, самое важное – это финансовый вопрос. Они очень дешёвые в реализации. Так, например, квест, который мы проводили здесь, в Москве, на 120 человек, обошёлся нам как организаторам всего в 300 рублей. Поэтому этот формат действительно может очень хорошо быть масштабирован на всю страну. И в прошлом году 85 субъектов подключились к этим играм, и в них приняло участие свыше 150 тысяч человек. Мы со своей стороны готовы на базе Общественной палаты с подключением других НКО, которые занимаются этим вопросом, с Министерством образования Российской Федерации поработать над этим вопросом для того, чтобы внедрять в стандартную образовательную программу современный, интерактивный, а главное, интересный для молодёжи формат изучения истории.

И, если позволите, закончу своё выступление тем, что в новом составе Общественной палаты есть молодые представители молодёжных НКО, за которыми стоят тысячи добровольцев: сельская молодёжь, молодые спасатели, представители студенческих отрядов. И мы со своей стороны очень благодарны тому, что Вы оказываете нам такую поддержку на самом высоком государственном уровне. Со своей стороны мы обещаем, что приложим все усилия, чтобы оправдать это доверие и внести свой вклад в развитие нашей страны.

В.Путин: Спасибо.

Но что касается значения волонтёрского движения, я уже много раз об этом говорил и в детали вдаваться не буду. Сегодня этой работой занимаются тысячи, может быть, десятки тысяч людей по всей стране. Это стало широким движением, которое дополняет усилия государства на очень важных и очень сложных направлениях нашей работы. Всё у нас зародилось не так давно, хотя предыстория-то большая, корни глубокие, но вот реально у нас пошло это фактически с работы по Олимпиаде. Мы создали целые школы, в университетах и институтах открыли специальные курсы подготовки для волонтёров. Мы, как вы знаете, приняли даже решение на законодательном уровне о том, чтобы НКО допустить к проведению ряда работ социальной значимости. Я искреннее считаю, что НКО подчас эффективнее работают по этим направлениям, чувствительным для людей, чем чисто бюрократические структуры.

Единственное, о чём мы пока не договорились, – это о том, чтобы напрямую как-то финансировать это движение. Как только мы начнём, на мой взгляд, это из добровольческого движения превратится тоже в очередную бюрократическую структуру, там сразу начнётся внутренняя борьба за распределение ресурсов, ещё за что-нибудь. В общем, пока, мне кажется, лучше этого не делать, лучше воздержаться. Хотя административное сопровождение, поддержка на местном, региональном, общегосударственном уровне, конечно, оказывается и будет дальше оказываться.

Я уже об этом, повторяю, много раз говорил, Вы попросили, чтобы ещё дополнительный сигнал коллегам в муниципалитеты, в регионы. Наша сегодняшняя встреча и наш с вами разговор тоже хотя бы отчасти будет транслироваться в СМИ, и я думаю, что это уже поддержка. И я ещё раз обращаюсь к своим коллегам и в регионах, и в муниципалитетах: уделите этому направлению должное внимание, это полезно для людей, ради которых мы работаем.

Конкретные вещи, связанные с историей, допустим. Вы сказали, что у нас молодые люди плохо знают историю. Их плохо учат истории, поэтому они плохо знают, вот и всё. Не потому, что учителя плохие, внимания мало уделяется этому – вот в чём дело. Если бы учителям дали возможность получше развернуться в этом направлении, они совершенно точно по-другому и работали бы. Конечно, современные средства, наверное, недостаточно эффективно используются и можно их использовать лучше, для того чтобы делать этот предмет гораздо более интересным, если не сказать, захватывающим, порождать интерес к истории, потому что история даёт нам возможность, заглядывая в прошлое, понять, куда нам нужно идти сегодня и какие цели мы должны формулировать на завтра. Безусловно, важно. Но как сделать это конкретно, как это организовать? Как ни печально это выглядит, но нужно всё-таки с профессиональным сообществом все эти вопросы согласовать и с соответствующими академическими структурами, и с практиками, которые работают в этой сфере. Но мы готовы вам помочь и готовы это всё вместе объединить, все усилия. Хорошо?

Договорились.

В.Фадеев: Ольга Николаевна, Вы же работаете с Министерством, я так понимаю, мы вчера обсуждали. Там нет отторжения, там есть понимание, что надо как-то внедрять современные методы обучения истории. Здесь, в принципе, в целом позитив.

В.Путин: Отлично.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216477 Владимир Путин, Валерий Фадеев


Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев

Будет ли Нацбанк созидателем в экономике?

Экмат Байбакпаев, депутат Жогорку Кенеша КР, экономист

Мы по праву можем гордиться тем, что первыми среди стран СНГ создали рыночную финансовую систему под надзором Национального банка, первыми ввели национальную валюту сом и построили современную банковскую систему. Прошло больше 20 лет, что дальше? Соответствует ли сегодняшним требованиям денежно-кредитная политика Национального банка для экономического развития Кыргызстана? Какой вклад Национальный банк вносит в улучшение жизни наших граждан, в экономическое развитие, в рост потенциала реального сектора экономики?

По моему убеждению, Нацбанк уже долгие годы занимает узкую позицию – «мое дело только инфляция и укрепление сома». Почему наш Нацбанк отвечает только за стабильность цен и валюты? К примеру, в законе о Федеральной резервной системе США установлена норма, что первоочередными целями Федрезерва США является «обеспечение максимальной занятости, стабильных цен и умеренных долгосрочных процентных ставок в экономике США». В законе же о Нацбанке КР прописано, что «целью деятельности Национального банка является достижение и поддержание стабильности цен» и только! Для развития нашей экономики это ничего не дает! Поскольку Нацбанк главный регулятор в экономике, он определяет объем денежной массы от которой зависит жизнь всей страны. Нацбанк управляет кредитом – главным инструментом для управления развитием многоотраслевой производственно-потребительской системы. Нашим гражданам и нашим предприятиям нужны деньги в достаточном объеме для нормального функционирования экономики – для обмена товарами и услугами, для платежей, для накопления. Но как дела у нас на самом деле?

В течение всех лет с 1993 года уровень объема денежной массы в Кыргызстане находится на чрезвычайно низком уровне. По данным Всемирного банка в среднем объем денежной массы (М2Х) в период 1996-2005 гг. составлял всего лишь 15% от ВВП, а в последние 10 лет (2006-2015 гг.) был на уровне в среднем 30% от ВВП.

Во второй половине 90-х наши предприятия, особенно промышленные, остро нуждались в деньгах, но их было крайне мало в экономике. У предприятий были производственные активы, был производственный персонал, им только были нужны деньги для оборотного капитала. Но в то время в необходимом объеме денежная масса в экономике не была обеспечена Нацбанком. С 1996 г. по 2001 г. денежная масса в Кыргызстане была сжата до самого исторического минимума до 11-14% от ВВП. Именно в это период, параллельно с реализацией всем известного проекта PESAC, были уничтожены наши основные промышленные фонды. Не смог встать на ноги наш зарождающийся производственный бизнес. Очень походит на экономическую диверсию.

В последнее время Нацбанк предпринимает некоторые меры по увеличению объемов денег в экономике. В 2016 г. по нашим оценкам денежная масса (М2Х) с учетом иностранной валюты в экономике Кыргызстана достигла 35,8% от ВВП. Но этого все равно недостаточно для устойчивого экономического роста. Фактически сомовая масса в 25% от ВВП в 2016 г., которую может регулировать Нацбанк, обслуживала в основном социальную часть экономики – сумму оплаты труда (зарплата и соцотчисления), составляющую 26-27% от ВВП. А нашим предприятиям достаются только крохи от всех денег для своей деятельности. Но деньги – это кровь экономики! Нет денег – нет движения в экономике, нет экономического роста.

Конечно, сохранение стабильных цен – это важная макроэкономическая цель для Нацбанка. Благая цель, но как это достигается? Очень просто. Наш финансовый регулятор подходит к решению этой проблемы очень уж однобоко. Если цены растут, а в основном в последние годы у нас цены растут из-за роста цен на импорт, Нацбанк, недолго думая, «зажимает» денежную массу, благо, что инструменты у него под рукой. В результате этого ни у предприятий, ни у населения не остается свободных денег, в итоге товары и услуги просто перестают покупаться из-за отсутствия средств обращения и платежа. А, следовательно, цены падают. Ура, рапортует Нацбанк, мы «задушили» инфляцию!

Рано радоваться. Вроде бы справились с инфляцией, но пришли к стагнации в экономике, так как предприятия стали меньше производить товаров и услуг. Так уже не раз было в прошлые годы. Так было и в 2008 г. (см. диаграмму 1) – сжали денежную массу, а в следующие два года рост ВВП резко сократился. Так было и в 2011 г., когда сократили денежную массу, казалось бы, справились с ростом цен, но «добились» отрицательного экономического роста в следующем году. В результате подобной монетарной политики за 20 лет было загублено большинство отечественных производственных предприятий, составляющих основной капитал Кыргызстана. Практически уничтожена большая часть национального богатства.

Почему наш Нацбанк не интересуется успешным международным опытом, а слепо действует по указке внешних теоретиков–монетаристов, от сомнительных методов которых уже отказались многие страны? Исследования показывают, что в странах с денежной массой свыше 70% от ВВП, инфляция не превышает 2-3% в год. Везде же, где нацбанки ведут «непримиримую» борьбу с ростом цен, масса денег значительно меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 2). Вывод: значит простого «сжатия» денежной массы совершенно недостаточно для стабильности цен. Стабильные цены можно достичь только производством внутри страны достаточных объемов необходимых товаров, а главным условием для этого являются недорогие кредиты.

Но у нас все не так. В Кыргызстане в борьбе с инфляцией Нацбанк настолько превзошел себя, сокращая объем денег в экономике, что у нас по статистике Всемирного Банка сейчас самые высокие средние процентные ставки по кредитам в мире – 22,2%. Кыргызстан вместе с Бразилией и Аргентиной в тройке мировых «лидеров» по дороговизне кредитных ресурсов. Как известно в рыночной экономике действует закон спроса и предложения. Меньше товаров, значит они дороже. Также, меньше денег в экономике, следовательно, высокие ставки по кредитам. Все это понимают, кроме нашего финансового регулятора.

Для подтверждения предыдущих моих слов, еще немного статистики от Всемирного банка. У стран с денежной массой меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 3) всегда высокие процентные ставки по кредитам. Еще раз повторю, Кыргызстан «чемпион» по самым дорогим кредитам в мире. Но это не все, мы впереди планеты всей по разнице между кредитной и депозитной ставкой – аж целых 20% (2016 г.)! И это продолжается уже не один год, в среднем за 2006-2015 гг. разница составляла 22%!

В последние 10 лет депозитные ставки в среднем находились на уровне 2,5% в Кыргызстане. Примерно такие же ставки банковских вкладов и в таких более развитых странах как Китай (2,8%), Малайзия (2,9%), Таиланд (2,3%) и т.д. Мы что, достигли уровня экономического развития этих стран? Конечно же нет. Почему в других странах СНГ ставки на депозит выше, чем у нас, в частности, в Молдове - 10,8%, в России – 6%, в Азербайджане - 10,7%, даже у нашего соседа в Таджикистане - 7,8%? Что, нашим банкам не нужны депозиты? Кто под такие мизерные проценты как у нас будет делать вклады? А потом Нацбанк говорит о том, что население не желает держать деньги в банках. Да, зачастую наши граждане, имеющие накопления, держат деньги в банках, только трехлитровых! Другая проблема, это то, что из-за недостатка денег в экономике, у большинства наших граждан настолько низкий уровень дохода, что у них просто нет денег на сбережения. Более того, не развивающие производство кредитные ставки не дают возможность увеличивать рабочие места в экономике, и наши граждане вынуждены искать «счастья» на чужбине.

До последних лет торгово-посреднический характер нашей экономики позволял за счет реэкспорта товаров получать высокую прибыль торговым компаниям. Соответственно банковский сектор тоже получал от этого выгоду, выдавая кредиты на эти торговые операции под высокие проценты. Конечно, промышленный сектор не мог брать такие дорогие кредиты. В отличие от торговых проектов рентабельность промышленных и аграрных проектов невысока – в силу их высокой капиталоемкости. При такой высокой кредитной ставке нашим производителям, в особенности промышленникам, которые до сих пор работают, надо при жизни ставить памятники!

Теперь мы вступили в ЕАЭС, реэкспорт сократился, это сразу сказалось и на банковском секторе. С 2010 по 2015 годы активы наших банков ежегодно росли в среднем на 24%, но в 2016 г. роста активов практически не было, при этом кредитный портфель сократился на 4%. По итогам 4 месяцев 2017 г. банковский сектор Кыргызстана получил прибыль в размере 260 млн сомов, что составляет лишь 30% от уровня прибыли 2014 г. и 26% от уровня 2015 г. Налицо тенденция снижения прибылей в банках. Уверен, что в связи с вступлением Кыргызстана в ЕАЭС потенциал роста банковского сектора Кыргызстана уже не зависит от реэкспортных операций или импортных сделок. Нашему Нацбанку и нашим банкам необходимо осознать, что будущий их рост теперь будет зависеть только от роста реального сектора экономики.

На сегодня для еще слаборазвитой экономики Кыргызстана роли Нацбанка в качестве простого финансового регулятора денежной массы в экономике уже категорически недостаточно! Позиция Нацбанка, что «моя хата с краю – ничего не знаю», уже не работает на пользу Кыргызстана! Необходимо законодательно обязать Нацбанк отвечать за обеспечение максимальной занятости в стране и приемлемых кредитных ставок для проектов реального сектора! Нам нужен Нацбанк в роли национального экономического созидателя! Он должен внедрять новые финансовые механизмы, чтобы обеспечить реальный сектор экономики достаточными и недорогими финансовыми ресурсами! И этому есть наглядные примеры развития Японии, Кореи, Китая, в которых центральные банки сыграли решающую роль в успешном развитии и росте промышленных потенциалов и экономик этих стран.

Диаграмма 1.

Диаграмма 2.

Диаграмма 3.

Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев


США > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > golos-ameriki.ru, 20 июня 2017 > № 2214385

Технологические гиганты собрались в Белом доме с целью модернизировать правительство

Стив Херман

Руководители крупных корпораций Amazon, Google, IBM и Microsoft встретились в понедельник в Белом доме, чтобы разработать идеи по трансформации и модернизации правительственных услуг

Несколько компаний-тяжеловесов в сфере высоких технологий, некоторые из которых ранее выступали с критикой политики президента Дональда Трампа, в понедельник собрались в Белом доме, чтобы принять участие в мероприятиях администрации, посвященных «неделе технологий».

Руководители компаний встретились с представителями Белого дома и другими сотрудниками администрации Трампа с целью разработать идеи по трансформации и модернизации сферы правительственных услуг.

Общая рыночная стоимость 18 крупнейших корпораций, составляет более 3,5 триллионов долларов, сообщил СМИ пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

«Сегодня мы собрались вместе с впечатляющей группой лидеров частного сектора, чтобы найти решение некоторых серьезных проблем, с которыми столкнулась наша страна. Это существенно повлияет на жизнь многих граждан США», – сказал Джаред Кушнер – один из главных советников Белого дома.

По словам Кушнера, который приходится зятем президенту Дональду Трампу, цель встречи – «работа над модернизацией технологической инфраструктуры правительства». Он отметил, что в самом начале работы его предупреждали о возможном противостоянии переменам со стороны бюрократии, однако до сих пор Кушнер «имел совершенно противоположный опыт».

Кушнер и многие другие жалуются на проблемы, возникающие в результате использования устаревших технологий все более увеличивающимся федеральным правительством, которое продолжает работать с более 6 тысячами центров обработки данных, некоторым из которых более 50 лет.

Кушнер отметил, что министерство обороны по-прежнему использует гибкие диски в своих некоторых компьютерных системах.

«Наша цель проста: мы здесь, чтобы улучшить повседневную жизнь среднестатистического гражданина США. Это наше главное обещание, и мы его выполняем», – сказал Кушнер.

В частности, есть надежда, что благодаря этим усилиям за 10 лет удастся сэкономить триллион долларов, заявляют сотрудники администрации.

В рамках мероприятий в Белом доме в понедельник прошли рабочие встречи, посвященные предоставлению услуг гражданам, «облачным» вычислениям, аналитике, вопросам кибербезопасности, «большим данным», реформе закупок и найма подрядчиков, поиску и переподготовке талантов, государственно-частному партнерству, визам H1-B, а также тенденциям будущего, сообщили представители Белого дома.

Президент Дональд Трамп и вице-президент Майк Пенс планировали принять участие в некоторых встречах.

Среди видных представителей администрации, которые также участвуют в мероприятиях, – советник президента по вопросам национальной безопасности генерал Герберт Макмастер, советник по вопросам внутренней безопасности Том Боссерт, директор Бюджетного управления Белого дома Мик Малвэни, а также министр финансов Стивен Мнучин, министр внутренней безопаности Джон Келли и министр торговли Уилбур Росс.

Помимо главы компании Amazon Джеффа Безоса и Патрика Гелсингера из VMware, в мероприятиях приняли участие и другие компании Силиконовой долины: представитель компании Alphabet (материнская компания Google) Эрик Шмидт, гендиректор Apple Тим Кук, глава компании Intel Брайан Кшанич, глава Qualcomm Стивен Молленкопф, генеральный исполнительный директор Microsoft Сатья Наделла, Шантану Нарайен из Adobe и глава IBM Ginni Rometty.

Некоторые из присутствующих также участвовали на подобной встрече с Трампом в декабре прошлого года, еще до инаугурации.

Примечательно, что на второй встрече с главами компаний не присутствовал Илон Маск, исполнительный директор компании Tesla и SpaceX, недавно ушедший с поста внешнего экономического советника президента. Его шаг стал протестом против решения Трампа выйти из Парижского климатического соглашения.

В мае Трамп создал Американский технологический совет с целью модернизации федерального правительства. Это произошло через два месяца после того, как он подписал указ о пересмотре деятельности правительства и поставил Кушнера во главе Управления американских инноваций Белого дома.

США > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > golos-ameriki.ru, 20 июня 2017 > № 2214385


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 июня 2017 > № 2214549 Владимир Путин

Совещание по экономическим вопросам.

Владимир Путин провёл в Кремле совещание по экономическим вопросам. Обсуждались различные аспекты демографической политики государства.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня комплексно обсудим вопросы демографической политики. Отмечу – вы знаете об этом, тема звучала и в ходе «Прямой линии», – что ситуация в этой сфере справедливо волнует граждан, но и нас должна волновать, собственно говоря, мы с вами этими вопросами занимаемся регулярно, потому что речь идёт о будущем страны, о народосбережении.

Что такое страна? Это прежде всего люди. Демография – это интегральный, во многом ключевой показатель состояния экономики и социальной сферы, чувствительный индикатор любых перемен в государстве и обществе.

По большому счёту, демография отражает, насколько успешно мы справляемся с современными проблемами и вызовами, в том числе с теми проблемами, которые возникают в самих демографических процессах, внутри.

Мы плотно занимаемся вопросами демографии практически с начала 2000–х годов и, вы знаете, сделали здесь немало, сделали много, добились реальных, хороших результатов, прорывов, хотя тогда казалось, что преодолеть накопившиеся тяжелейшие демографические проблемы будет просто невозможно.

Демография – это интегральный, во многом ключевой показатель состояния экономики и социальной сферы.

Но мы с этой задачей в целом справились благодаря комплексным, продуманным и, как оказалось, эффективным мерам как по поддержке рождаемости, так и по снижению смертности.

В последние годы благодаря развитию здравоохранения и мерам профилактики, увеличению объёмов высокотехнологичной медицинской помощи снизилась младенческая смертность, смертность от ДТП, от заболеваемости сердечно-сосудистой системы и туберкулёзом; выросла средняя продолжительность жизни.

Однако сегодня мы вновь сталкиваемся с падением рождаемости. Так, за январь–апрель этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года численность родившихся снизилась на 68,7 тысячи.

Такую тенденцию демографы, конечно, предвидели, да и мы с вами об этом хорошо знали, потому что именно сейчас, в период с 2015 по 2020 год входят в резонанс сразу несколько негативных демографических волн, которые повторяются каждые четверть века. Я об этом, кстати, по-моему, на «Прямой линии» тоже говорил.

Резкий, катастрофический спад рождаемости в период Великой Отечественной войны привёл к снижению числа рождённых на рубеже 70–х годов. Это поколение в свою очередь как раз рожало детей в трудные периоды 90–х годов. И малочисленные поколения 90–х годов сегодня также начинают создавать свои собственные семьи.

Благодаря мерам поддержки, уважаемые коллеги, нам удалось на несколько лет задержать неизбежное падение рождаемости, значительно его сгладить. Для долгосрочного демографического развития это было и является очень важным достижением.

Благодаря мерам поддержки, уважаемые коллеги, нам удалось на несколько лет задержать неизбежное падение рождаемости, значительно его сгладить.

Хотел бы подчеркнуть, что сейчас надо так же комплексно и так же настойчиво решать возникающие проблемы, принимать дополнительные меры, сохранять и развивать те механизмы, которые уже опробованы и доказали свою эффективность.

Сейчас, как я знаю, мы беседовали со многими из здесь присутствующих отдельно, разрабатываются разные предложения.

Первое: рассматривается возможность проанализировать дальнейшие перспективы программы материнского капитала.

Далее говорится о более эффективной настройке, усовершенствовании системы социальных пособий для семей с детьми.

Третье: согласен с тем, что нужно решать проблему обеспечения детей до трёх лет местами в яслях, так же, как это мы делали с детскими садами.

Далее: нужно предложить дополнительные меры обеспечения жильём семей с детьми.

И конечно, наряду с поддержкой рождаемости нужно продолжать последовательную, комплексную работу по снижению смертности.

Ещё раз хочу подчеркнуть: вопрос демографии – важнейший, определяющий развитие страны на десятилетия вперёд. Мы должны и будем проводить здесь активную политику, предусмотрев для этого необходимые ресурсы.

Понятно, что ресурсов всегда не хватает, и ясно, что мы должны их распределять рачительно, но мы должны определять и приоритеты. Сохранение народонаселения, поддержка рождаемости – один из важнейших приоритетов в нашей с вами работе.

Давайте начнём обсуждение.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 июня 2017 > № 2214549 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о правилах выделения субсидий организациям автопрома и машиностроения, о Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года, о внедрении электронного больничного листа, о ходе строительства атомных ледоколов на Балтийском заводе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые недавно вышли.

Один касается увеличения поддержки автопрома и машиностроения. Мы меняем профильные правила выделения денег из федерального бюджета. Расширяем круг компаний, которые могут претендовать на эти деньги, включаем теперь туда и производителей комплектующих. В результате они могут снизить затраты на транспортировку узлов и агрегатов. А также увеличиваем объём уже действующей поддержки для автопроизводителей, которые имеют высокую степень локализации, – с 20 до 80%.

Я также утвердил Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики, она рассчитана до 2035 года. Это крупный, базовый документ.

Помимо этого есть решения, которые мы принимали, но они работали в пилотном варианте, а сейчас переходят уже в базовый вариант. В частности, это так называемый электронный больничный лист. Уже со следующего месяца практика выдачи электронных больничных станет распространяться по всей стране. По электронным больничным листкам будут выплачиваться пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам.

Эта система очевидно удобнее, чем система, когда оформляется бумажный документ. Она гораздо быстрее, не нужно стоять в очереди в поликлиниках, чтобы получить все подписи врачей и печати, которые обычно ставятся, врачам меньше бумаг надо заполнять. При этом если ошибки возникают – а они, конечно, возникают, – их проще исправить. В прошлом году, я напомню, было выдано более 40 млн бумажных листков нетрудоспособности, так правильно называется больничный лист. Кроме того, электронный документ потерять невозможно и подделать нельзя, что на самом деле тоже имеет определённое значение. Он подтверждается квалифицированной электронной подписью медорганизации. Как только человек готов вернуться на работу, этот документ, его электронная версия, посылается работодателю и в Федеральный фонд социального страхования.

Тем не менее, несмотря на такой сплошной переход к электронным листкам нетрудоспособности, к электронным больничным, бумажные варианты больничных листов не отменяются, во всяком случае сейчас, на этом этапе, до тех пор, пока люди не привыкнут к тому, что теперь это электронные версии. Если кто-то захочет оформлять больничный по-старому, отказа тоже быть не должно.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите, какие результаты внедрения этого «пилота», потому что это документы, с которыми все люди сталкиваются, и насколько вообще наши медицинские организации и федеральная служба социального страхования готовы к внедрению электронной версии.

О.Голодец: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Действительно, введение электронного листка нетрудоспособности имеет особое значение для наших граждан. В нашей стране застраховано по этому виду страхования 52 млн граждан, в выдаче листков нетрудоспособности участвуют практически все медицинские организации первичного звена – 11,8 тыс. организаций.

Ежегодно мы выдаём 40 млн листков нетрудоспособности, гражданам выплачивается 331 млрд рублей на пособия по нетрудоспособности. Это огромный документооборот, и давно назрела необходимость в его переводе в электронный вид. Об этом нас просили граждане, и в 2014 году начался пилотный проект в шести регионах Российской Федерации. Для этого было подготовлено всё электронное обеспечение, и в этих шести регионах больничные листы стали ходить как в электронном виде, так и на бумажных носителях. 40% сразу перешли на использование в электроном виде больничных листов, прежде всего вся молодёжь, листы по беременности и родам практически все оформляются в электронном виде.

Для тех, кому пока неудобно переходить на электронные листки, сохраняется бумажный вариант листка нетрудоспособности.

1 июня 2017 года у нас появились личные кабинеты застрахованного лица и страхователя. Они есть уже во всех субъектах Российской Федерации, и это будет дополнительной опцией для того, чтобы каждому застрахованному лицу было легко обратиться к своей карте, к своим данным и чётко всё проверять. Это будет двойной контроль – как со стороны Фонда социального страхования, так и со стороны застрахованного лица – по поводу выписки нетрудоспособного и своевременной выплаты ему пособия.

Вся эта система призвана навести серьёзный порядок в деле выдачи листков нетрудоспособности. Это позволяет ускорить получение пособий по нетрудоспособности для всех застрахованных лиц, избежать ошибок, сокращает существенно документооборот и освобождает врачей от ненужной бумажной дополнительной работы. Мы готовы к распространению пилотного режима на всю страну, но, как Вы сказали, это будет делаться постепенно, и в первые несколько лет наряду с электронной версией листка будет иметь хождение и бумажный носитель.

Д.Медведев: Тем не менее это правильный подход. Я думаю, что мы сможем продемонстрировать все достоинства этой новой формы электронной, которая в меньшей степени будет обременять наших людей и, естественно, более точно и быстро отражать все данные, связанные с фиксацией нетрудоспособности и взаимоотношений между работодателем, Федеральным фондом социального страхования и медицинским учреждением.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), мы активно занимаемся возрождением нашего ледокольного флота, в том числе атомного ледокольного флота, который когда-то был у нас самым передовым в мире. Что сейчас происходит, как исполняются поручения Президента и Правительства?

Д.Рогозин: Сегодня начинаем заводские испытания первой турбины для головного ледокола «Арктика», который сооружается в Санкт-Петербурге на ООО «Балтийский завод – Судостроение».

Большое событие, потому что 25 лет на Кировском заводе вообще ничего подобного не делали, и фактически все такого рода работы были только на Харьковском турбинном заводе. Понятно, что после 2014 года пришлось срочно проводить мероприятия по импортозамещению.

Само предприятие вложило 900 млн рублей, оставшуюся сумму дал Фонд поддержки промышленности. В итоге сегодня начинаем эту работу. На каждый ледокол у нас по две турбины, в октябре они уже будут поставлены на судостроительный завод, и дальше по графику, который мы также отработали в ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург: июнь 2019 года – сдача головного ледокола «Арктика», ноябрь 2020 года – атомный ледокол «Урал», ноябрь 2021-го – атомный ледокол «Сибирь». С учётом того, что «Росатом» продлил срок эксплуатации ныне действующего атомного ледокольного флота, мы всё успеваем. Фактически уже наши коллеги, работающие в бизнесе, в Арктике, на шельфе, знают о том, что проводка по Северному Ледовитому океану, по Северному морскому пути будет осуществляться.

Также хочу доложить, что довольно оптимистично настроены сегодня и судостроители, и «Росатом», и поставщики в отношении проекта атомного ледокола «Лидер» – сверхкласса, на 120 МВт. И документация есть, и теперь фактически сложилась уже вся промышленная кооперация. Поэтому если будет принято решение Правительством через несколько лет о его строительстве, то в целом техническая основа для его создания также появляется. Таким образом, мы смогли бы полностью обеспечить всесезонность и всепогодность работы Северного морского пути не только по западному маршруту (от Сабетты в сторону Европы), но и в том числе на восток для круглогодичного вывоза углеводородов, добываемых на этих наших месторождениях.

Д.Медведев: А сколько испытания будут идти?

Д.Рогозин: Испытания примерно месяц идут по каждой турбине. То есть фактически первая турбина будет сдана в течение июля, вторая турбина будет передана уже в октябре этого года.

Д.Медведев: Будем надеяться, что всё, что Вы сказали, будет сделано качественно и в срок. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214154 Игорь Ляпунов

Российская модель цифровой экономики: как бороться с кадровым голодом, «утечкой мозгов» и разрозненностью рынка?

Игорь Ляпунов

генеральный директор компании Solar Security

Экономическая ситуация в России подталиквает предпринимателей к мысли: «длинных» денег нет, а есть только деньги «короткие». Как обеспечить доступность долгосрочных инвестиций и создать спрос, без которых переход к цифровой экономике невозможен?

В последнее время тема цифровизации экономики обсуждается очень активно и на самом высоком уровне. По замыслу, широкое использование информационных технологий во всех отраслях должно повысить их эффективность. Это, в свою очередь, требует создания для ИТ-компаний благоприятных условий и стимулов, которые будут способствовать развитию фундаментальных отечественных инноваций.

В этом отношении я как руководитель российской технологической компании, которую стимулируют к активному развитию и созданию инновационных технологий, являюсь одним из представителей целевой аудитории этой программы. И в этой связи хотелось бы высказать свой взгляд на предлагаемые меры.

На конференции ЦИПР-2017, проходившей с 24 по 26 мая в Иннополисе, Николай Никифоров представил модель развития цифровой экономики в России. Поскольку программа «Цифровая экономика» должна была быть утверждена до 1 июня 2017 года, можно предположить, что озвученные опорные точки дорожной карты можно считать близкими к финальным.

Итак, представленная модель стоит из трех ключевых элементов. Первый – рынки и отрасли экономики, попадающие под задачу цифровизации, — включает такие направления, как умный город, госуправление, цифровое здравоохранение и образование. Здесь министр уточняет, что перечень этих отраслей будет расширяться. В фокусе внимания государства при этом будут находиться второй и третий элемент программы.

Второй элемент – платформы и технологии – призван обеспечить своего рода цифровой фундамент, на основе которого будет происходить дальнейший процесс цифровой трансформации. Роль государства здесь видится в поддержке научных исследований и разработок, которая будет заключаться в координации усилий ключевых игроков рынка, стимулирование взаимодействия между вузами, производственными предприятиями и научными организациями etc.

Говоря о третьей части, министр заявил: «Мы должны создать среду, в рамках которой всячески будем поощрять инновационные процессы и инвестиции в инновации, исследования для того, чтобы соответствующая технологическая революция поддержала эту цифровую трансформацию». Эта задача включает в себя создание/развитие законодательной регуляторной среды, кадрового ресурса, инфраструктуры, информационной безопасности и системы управления, которая все это свяжет воедино.

Должен сказать, что, если программа останется в своем нынешнем виде, деньги, выделенные на ее реализацию, будут потрачены зря.

Спорные моменты

Безусловно, направления развития, обозначенные в проекте, очень верные. Действительно, в индустрии существуют такие проблемы, как кадровый голод, «утечка мозгов», отсутствие единой среды, в рамках которой технологические лидеры объединяли бы усилия по созданию новых платформ и пр. Все это важные задачи в масштабах государства, но для бизнеса, который должен создавать инновационные технологии, самыми болезненными являются другие вопросы.

Два ключевых момента, которые государство должно обеспечить ИТ-компаниям для создания инновационных технологий, конкурентоспособных на российском и мировом рынке, – это доступность долгосрочных инвестиций и создание спроса.

Сейчас в России практически отсутствуют какие-либо инструменты для массового венчурного инвестирования. Перед выступлением министра демонстрировалась презентация, где приводились цифры из совместного отчета PwC и РВК «MoneyTreeTM: Навигатор венчурного рынка» за 2016 год». Согласно представленным данным, венчурный рынок в 2016 году сократился на 29%, что связано с общим спадом деловой активности, неопределенностью относительно прогнозов ключевых макроэкономических показателей и обесцениванием рубля на 10%. Представитель РВК прокомментировала результаты исследования следующим образом: «… очевидно, что нестабильность экономической ситуации в целом, отсутствие устойчивого интереса со стороны крупного российского бизнеса к инновациям являются существенными барьерами для роста венчурного рынка».

Еще одна проблема состоит в том, что деятельность фондов с государственным участием невероятно зарегламентирована, и это негативно влияет на скорость принятия решений. Скажем, Y Combinator, созданный в 2005 году, за все время своего существования проинвестировал в 1464 стартапа. РВК, созданный в 2006 году, — в 212. ФРИИ пишет о 270 стартапах с 2013 года.

В поисках частных инвестиций к нам регулярно приходят молодые стартаперы из отрасли, и значительная часть из них жалуется на очень долгий (свыше полугода) цикл привлечения инвестиций в существующих фондах. И мы убедились в этом на собственном опыте общения с ФРИИ. Несмотря на то, что многие стартапы занимаются действительно перспективными разработками, у них нет этого полугода на ожидание решения от венчурного фонда. За это время без финансирования большая часть из них закроется при первом же попадании в кассовый разрыв. Кроме того, у молодых компаний, которые находятся в инвестиционной фазе, нет даже банальной возможности взять кредит в банке – им просто откажут.

И если у стартапера есть тот пресловутый дух предпринимательства, о котором так много говорится в последнее время, в текущей ситуации он скорее подтолкнет его ехать в Кремниевую долину, а не прорубаться через дебри российского венчурного инвестирования. Там стартап попадает в инкубатор или акселератор и может получить под хорошую идею приличные инвестиции, которые будут сопровождаться менторством и другой дополнительной помощью в развитии бизнеса. Так поступили разработчики интеллектуальных голосовых интерфейсов Api.ai, которых впоследствии купил Google, популярный сервис для создания зацикленных видеороликов Coub, молодой вендор решения класса Web Application Firewall компания Wallarm, в чьем портфолио такие заказчики, как «Яндекс», QIWI, «Эльдорадо» и Acronis, а также многие другие интересные стартапы, которые почему-то не смогли привлечь достаточный объем инвестиций в России.

Формирование спроса

Если говорить о стимулировании спроса, то здесь пока самым сильным инструментом государства остается программа импортозамещения ИТ-решений, однако и она работает достаточно формально. Что мешает этой, без сомнения, правильной инициативе? Допустим, госкорпорация должна купить российского ПО. Руководитель службы ИТ или ИБ открывает единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, затем изучает варианты и понимает, что все российское – низкого качества или не располагает нужной функциональностью. После этого госкорпорация с чистой совестью пишет обоснование закупки решений Microsoft или Oracle. Вместо того, чтобы принуждать ее пользоваться отечественным ПО, следует задать вопрос: почему же российское не удовлетворяет запросам? Ответ возвращает нас к первому тезису: для того чтобы создать качественный продукт, действительно конкурентоспособный и на международном рынке, разработчику нужны серьезные, фундаментальные инвестиции – причем года на три-четыре минимум.

Вторая сложность отечественного рынка информационных технологий состоит в том, что одними из основных генераторов спроса на ИТ-технологии и ИТ-услуги сейчас являются госкорпорации. Но для удовлетворения этого спроса они обычно создают специализированные дочерние ИТ-компании, которые закрывают значительную часть потребностей этих госкорпораций. Во-первых, это может провоцировать все те проблемы, которые обычно возникают при отсутствии конкуренции. Во-вторых, даже если такая «дочка» создаст прорывную технологию, она будет использоваться только одним заказчиком и никак не поспособствует развитию технологий на рынке в целом.

Таким образом, сейчас вся наша экономика подталкивает стартапера к мысли, что «длинных» денег нет, а есть только деньги «короткие». Поэтому оптимальной бизнес-моделью по-прежнему остается банальное «купи-продай». Именно это противоречит идее долгосрочных инвестиций, о важности которой говорил министр, и именно это мешает развитию технологий, способных заложить фундамент для цифровой экономики.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214154 Игорь Ляпунов


США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214147 Владимир Южаков

Миссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий

Владимир Южаков

управляющий партнер Long Jing Capital

Чем демократам и республиканцам выгоден «политический чужак» Трамп и причем здесь экономический парадокс завышенных ожиданий в США

Считается, что Президент Трамп был избран рабочим классом, выразившим таким образом протест «политическому болоту» в Вашингтоне. Это объясняет, как «чужак» в политических кругах смог стать главой государства. Но у этого уравнения, возможно, есть ещё как минимум одна неизвестная. Парадоксально, но, возможно, что больше всего в Трампе заинтересован как раз политический истеблишмент. Руководству как демократов, так и республиканцев появление Трампа позволяет избежать трудной миссии, которую ни одна из партий не желает на себя брать.

Завышенные ожидания

Одним из главных американских экономических парадоксов последнего десятилетия является разрыв между ожиданиями населения и темпами экономического роста.

Экономические ожидания сейчас чрезвычайно высоки. Безработица снизилась до почти рекордных значений, в то время как потребительский оптимизм достиг уровней, не виданных с конца 1990-х.

Однако, эта радужная картина резко контрастирует с реальным состоянием экономики. Рост американского ВВП с 2008 года составил всего 25%. Для сравнения, в предыдущий экономический цикл — с 2000 по 2008 год — ВВП вырос на 43%. Несмотря на высокие ожидания и низкую безработицу, экономика сейчас фактически близка к стагнации.

Причина такого разрыва между ожиданиями и реальной экономикой заключается в том, что начиная с кризиса 2008 года и по настоящий момент было напечатано абсолютно беспрецедентное количество новых денег. Если в 2007 году совокупный объем долларов в обороте (Monetary Base) составлял всего 800 миллиардов, то к настоящему времени он достиг почти 4 триллионов долларов. Всего за несколько лет количество денег увеличилось почти в 5 раз!

Как правило, резкое увеличение количества денег в экономике вызывает ощущение возросшего благосостояния и, как следствие, ожиданий. Однако, в нормальной ситуации ожидания достаточно быстро корректируются ростом цен.

Например, если государство напечатает и раздаст всем по миллиону долларов, то некоторое время люди будут чувствовать себя богатыми, а их ожидания повысятся. Это продолжится ровно до того момента, пока цены на реальные активы не вырастут многократно, что приведет ожидания обратно в равновесное состояние. Как правило, такой рост цен следует практически мгновенно — как только выясняется, что миллионерами стали буквально все вокруг.

Однако, сегодня сложилась парадоксальная ситуация — несмотря на 5-кратное увеличение объема напечатанных долларов, инфляция с 2008 года в среднем составила лишь 1.6% в год. Ожидания увеличились, но пока еще не были скорректированы ростом цен.

Наглядно увидеть несоответствие ожиданий положению реальной экономики можно, если сравнить номинальный ВВП как индикатор экономической ситуации, и объем напечатанных денег как косвенный индикатор экономических ожиданий в обществе. В нормальном положении их динамика следует относительно друг другу более-менее параллельно.

Аномальный разрыв, начавший формироваться после финансового кризиса, объясняется тем, что основную часть новых денег американским властям удалось временно заморозить, не допустив их выхода в реальную экономику и тем самым заблокировав инфляцию.

Произошло это следующим образом. Из 3 триллионов новых долларов основная часть была направлена государством на покупку у банков переоцененных ипотек. Это делалось с целью избежать дальнейшего падения цен на жильё, что могло бы вызвать новую волну кризиса. Фактически, начиная с 2008 года администрация Обамы печатала деньги, чтобы выкупить у банков их «токсичные» ипотеки, тем самым спасая их от разорения. Именно этим объясняется, например, тот факт, что Федеральный Резервный Банк неожиданно стал владельцем более чем четверти всех ипотек в США.

Спасая банки, государство обязало их не использовать полученные деньги, а положить на депозит обратно в Федеральный Резервный Банк под символические 0.25% годовых. На настоящий момент размер этих депозитов, называемых «избыточными резервами» (Excess Reserves), превысил 2.2 триллиона долларов или более чем половину от общей денежной базы.

Однако, банки нашли способ направить некоторую часть денег на фондовые рынки. Это вызвало подъем котировок акций. Например, главный американский фондовый индекс S&P500 вырос более чем в 3 раза. Поскольку бОльшая часть накоплений американцев инвестирована как раз в эти финансовые активы, люди стали чувствовать себя намного более обеспеченными, и их ожидания выросли.

Таким образом, аномальный рост ожиданий вызван тем, что США удалось напечатать новые деньги, но избежать роста цен. Сегодня американцы полагают, что их благосостояние радикально улучшилось, в реальности это не так.

Тем не менее, как показывает история, избегать инфляции в течение длительного периода времени практически невозможно. Например, сейчас начинается массовый выход поколения бейби-бумеров на пенсию. В ближайшие несколько лет более 75 миллионов человек, или почти каждый пятый американец, начнут тратить свои пенсионные сбережения, что вызовет рост цен. Еще одним толчком к росту инфляции может стать рост процентных ставок — если при нулевых или даже отрицательных процентных ставках банки были готовы держать свои деньги замороженными под 0.25%, то рост процентных ставок скорее всего заставит их разморозить свои избыточные резервы, забрать их у государства и направить в экономику, что вызовет инфляцию.

Чтобы представить масштаб грядущей инфляции, можно посмотреть на так называемый период Великой Инфляции, когда с 1973 по 1980 годы увеличение денежной базы всего на 80% привело к ежегодной инфляции около 10%. Сейчас же монетарная база увеличилась на 350%. Таким образом, сегодня речь скорее всего уже идет о гиперинфляции.

При чем здесь Трамп

Ответственность за грядущую гиперинфляцию лежит как на Буше, так и на Обаме. Если первый способствовал формированию крупнейшего в истории ипотечного пузыря, то второй для маскировки его последствий создал еще больший денежный пузырь.

Но последствия множества исторических примеров списания ожиданий, как например в СССР конца 80-х, заставляет как республиканцев, так и демократов максимально дистанцироваться от гиперинфляции и взрыва пузыря ожиданий. В Древней Персии гонцов, приносящих дурные новости, казнили. Нравы современных обществ практически не изменились.

Именно поэтому эксцентричный бизнесмен Трамп, не связанный с какой-либо политической группировкой в Вашингтоне, оказался идеальным кандидатом для всех сторон. Неподготовленность Трампа, отсутствие у него опыта работы в качестве политического деятеля и репутация бизнесмена, обанкротившего шесть своих компаний, из недостатков превращаются в преимущества: вся ответственность за грядущие потрясения тем самым перекладывается с предыдущих президентов и их окружения на избирателей, проголосовавших столь безрассудно. В результате обе политические партии получили возможность переждать инфляционный шторм в качестве сторонних наблюдателей.

Пока остается открытым вопрос, какие конкретно меры примет Трамп для запуска механизма сдувания ожиданий. Одним из наиболее логичных способов является обсуждаемое введение 45% налога на китайский импорт, что радикально повысит цены. Но, пожалуй, самой действенной мерой мог бы стать дефолт по государственному долгу, который бы не только запустил инфляцию, но и позволил бы фактически списать американский долг. В этом сценарии репутация Трампа как серийного банкрота и «Короля Долга» могла бы стать очень полезной.

Америка нуждается в списании балласта нереалистичных ожиданий, накопившихся за последние два десятилетия. Именно в этом, возможно, заключается основная миссия президента Трампа. Политические элиты, ожидая экономический шторм, предоставляют Трампу возможность взять ответственность на себя.

США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214147 Владимир Южаков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > finanz.ru, 16 июня 2017 > № 2215995 Николай Вардуль

Как приблизить мечту

На ПМЭФ обсудили социальное бюджетное правило

Николай Вардуль

Мечтаем каждый о своем?

На первый взгляд, поставленный вопрос вызывает недоумение: как за что? За победу! Правильно. Но какую победу? Чью победу? Кто-то опять скажет: все ясно. Той или иной группы разработчиков.

Не мелковато? Ведь речь идет о стратегии развития страны. Значит, вопрос стоит так: к какой цели собираемся идти? Все мы.

Экономический рост как цель развития общества – здесь явно средства перепутаны с целями. Рост нужен, это, безусловно. Но проценты роста ВВП – это все-таки очень важное и необходимое, но средство. Цель, если угодно, это приближение к некой сформулированной, например в Конституции, социальной мечте, это улучшение качества жизни людей.

Такой подход кому-то покажется или наивным, или банальным. Но тем не менее цель именно в этом, что забывать стратегам и «программистам» никак не стоит. Здесь есть одна существенная входная трудность. Цель, чтобы было можно измерять степень приближения к ней, должна иметь прозрачные количественные параметры. С ростом ВВП все совершенно понятно. А как измерить качество жизни людей, где взять четкий критерий его измерения?

Есть масса показателей: от средней продолжительности активной жизни до средней зарплаты и пенсии, есть многочисленные социологические опросы, но все вместе к единой системе координат никто не свел. По­этому «для простоты» считается, что ВВП как синтетический показатель – это и есть «мечта».

Но не зря существует народная мудрость: «Простота хуже воровства». Простота – далеко не всегда ключ решения поставленной задачи. В российском случае особенно. Разве рост ВВП, сопровождаемый ростом официальной бедности, которую честнее называть нищетой, – это улучшение качества жизни? Разве рост ВВП при расширении разрыва между тем, чем располагают самые богатые, и тем, что есть у остальных, – это и есть «социальная мечта»?

Путать цель со средствами – значит, рисковать поставить не ту цель, к которой стремится общество. Путаница же налицо, о чем свидетельствует прежде всего макропрогноз-2035 от Минэкономразвития, о котором «Финансовая газета» уже писала. Приведем еще раз только несколько цифр. В мегапрогнозе реальные доходы населения только в 2022 г. вернутся на уровень 2013 г., хотя экономика сделает это гораздо раньше, пенсиям и пенсионерам и мечтать о лучшей жизни вредно, средняя пенсия в реальном выражении аж к 2035 г. все еще будет на 4% ниже уровня 2013 г. Предлагается сократить долю средней пенсии к средней зарплате с текущих 35% до 22%.

Получается, пенсионеры в большей степени, наемные работники в меньшей – это средство. Цель – рост, результатами которого воспользуются не они. Значит, налицо программа роста социальной дифференциации.

Если это и мечта, то не большинства населения России.

Социальные обязательства бюджета

Но это еще не общая позиция правительства. На ПМЭФ вице-премьер Ольга Голодец рассказала, что в правительстве обсуждается перспектива введения социального «бюджетного правила». «Мы должны в перспективе защитить социальные расходы. Расходы на образование, расходы на здравоохранение и те расходы, от которых зависит развитие человеческого капитала. Для нас это является принципиальным», – заявила она. Другими словами, социальное бюджетное правило – это доли в ВВП на основные статьи бюджетных расходов на то, что принято называть развитием человеческого капитала, ниже которых расходы опускаться не должны. В интервью телеканалу РБК Голодец уточнила, что речь идет о 5,2% от ВВП на здравоохранение и 5,1% от ВВП на образование. Сегодня на здравоохранение тратится 3,7% от ВВП, а на образование – 3,6% от ВВП.

Что подобное социальное бюджетное правило обсуждается в правительстве – это надежда на то, что будет реальное продвижение к улучшению качества жизни. Это принципиально иная цель по сравнению с той, которую ставит макропрогноз от Минэкономразвития. Но надежда слабая.

Предложения Голодец на ПМЭФ прокомментировал Алексей Кудрин: «Пока такое законодательное таргетирование этих целей может быть и не надо, но это можно сделать где-то в принципах политики правительства, что в перспективе мы идем к этому. Данная мера, конечно, потребовала бы повышения налогов, без повышения налогов это недостижимо. А это всегда на весах – очень сложный выбор. Даже эти мои предложения сегодня пока встречены со скепсисом финансово-экономическим блоком». Павел Кадочников, президент ЦСР, рассказал, что по программе ЦСР к 2024 г. расходы на здравоохранение должны составлять минимум 4,4% от ВВП. Долю расходов на образование, как уточнили в ЦСР, также необходимо довести до 4,4%.

Дилемма

Налицо дилемма. С одной стороны, Кудрин признает принципиальную справедливость постановки о расширении и гарантированном соблюдении нормы о расходах на человеческий капитал как фиксированной доли в ВВП: «Это можно сделать где-то в принципах политики правительства, что в перспективе мы идем к этому». С другой стороны, если в заданной схеме бюджетных расходов увеличить социальные, то другого источника финансирования, кроме повышения налогов, не найти.

Но тогда вопрос: как изменить сложившуюся систему распределения бюджетных расходов, чтобы появилось место и для дополнительных расходов на здравоохранение, образование и науку? Социальное бюджетное правило как раз и задает такой механизм. Если же правило оставить в принципе, но отложить в частности, то где гарантия, что все начинания, включая те, что изложены в программе ЦСР, не будут постоянно разбиваться «о скепсис финансово-экономического блока»?

Ресурсы всегда ограничены. Политика – всегда выбор. Если откладывать развитие человеческого капитала на потом, а пока сосредоточиться на повышении темпа роста экономики за счет ухудшения качества жизни и качества человеческого капитала, то, скорее всего, до улучшения человеческого капитала дело уже не дойдет никогда.

Еще раз. Долгосрочная стратегия – это путь к мечте. Так, о чем мечтаем? О жизни наших детей в стране, которая будет среди тех государств, которые определяют технологический, экономический, социальный и политический прогресс. Или в стране, которая будет претендовать на лидерство среди отставших и поэтому агрессивных?

Россия > Госбюджет, налоги, цены > finanz.ru, 16 июня 2017 > № 2215995 Николай Вардуль


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июня 2017 > № 2214545 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Беседа Дмитрия Медведева с Премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым

Из стенограммы начала беседы:

Д.Медведев: Всех сердечно приветствую – Вас, Андрей Владимирович (обращаясь к А.Кобякову), и других наших белорусских коллег, друзей. У нас сегодня запланировано проведение двусторонних мероприятий и заседание союзного Совета Министров. Надеюсь, что сделаем всё оперативно и качественно.

А.Кобяков: Спасибо за гостеприимство, за основательную подготовку нашей встречи. Рассчитываем на хороший результат.

<…>

Заседание Совета Министров Союзного государства России и Белоруссии.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович (обращаясь к А.Кобякову)! Уважаемые коллеги! Я всех сердечно приветствую на заседании Совета Министров Союзного государства.

У нас есть договорённость организовывать наши встречи не только в столицах. Мы этой договорённости следуем. Сегодняшнее заседание проводим в Санкт-Петербурге, следующее будем проводить в Гомеле. Кстати, и Петербург, и Гомель очень продуктивно развивают межрегиональное сотрудничество.

Несколько слов по текущей ситуации, которая сложилась в экономике Союзного государства.

По итогам I квартала в двустороннем торгово-экономическом сотрудничестве наблюдается позитивная динамика. Мы это уже отмечали, ещё раз хочу сказать об этом. Хотя до этого, если смотреть цифры по году, мы отмечали некоторое снижение. Заметное влияние оказывает укрепление российского и белорусского рубля, которое наблюдается в последние полгода.

За три первых месяца товарооборот увеличился более чем на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года и составил около 9,5 млрд долларов. Мы прибавили в физических объёмах экспорта и импорта и, что особенно важно, увеличили в структуре торговли удельный вес продукции машиностроения, химической промышленности, изделий из металлов, продовольственных товаров, сельскохозяйственного сырья. В целом это неплохой результат. С учётом того, что в минувшем году нам пришлось немало дискутировать по условиям сотрудничества в энергетической сфере, это результат удовлетворительный.

Для дальнейшего развития торговых связей, бизнеса важно поощрять промышленную кооперацию, стимулировать приток инвестиций, снимать остающиеся барьеры и ограничения, создавать условия для равного доступа компаний на рынки двух стран. То есть, по сути, твёрдо следовать намеченным планам совместной работы в рамках Союзного государства и Евразийского союза.

Цель понятна – выйти на производство высокотехнологичной, инновационной продукции на основе разработок и программ Союзного государства – продукции, которая производилась бы из комплектующих и материалов, подготовленных у нас, и в готовом виде могла бы конкурировать на мировом рынке.

Сегодня мы рассмотрим несколько решений, которые дополнительно, надеюсь, подтолкнут эту работу.

Повестка дня включает два десятка вопросов – от экономики и научно-технического взаимодействия до миграционной политики и безопасности. Часть этих вопросов уже абсолютно согласована, часть мы продолжали обсуждать на переговорах в узком и расширенном составе. Часть вопросов будет доложена для того, чтобы у всех присутствующих было лучшее представление.

Наиболее актуальные темы мы уже прошли. По проблематике, которая важна, мне кажется, вот на что нужно было бы обратить особое внимание.

Во-первых, это усиление практического взаимодействия в машиностроении. Кооперацией в этом секторе промышленности в целом мы довольны. В прошлом году доля машин, оборудования и транспортных средств составила пятую часть нашего товарооборота, что, конечно, очень важно для экономик наших стран. Здесь сложились устойчивые связи между предприятиями. Разработаны и применяются уникальные технические решения, которые проверены годами.

Вместе с тем есть и проблемы с доступом продукции на рынок. На практике пока не применяются единые критерии признания промышленной продукции. Остающиеся ограничения нужно снимать и таким образом обеспечивать производителям бóльшую свободу.

Во-вторых, крайне важным является более тесное сотрудничество в сфере агропромышленного комплекса. Тем более что в последние годы на территории соседних стран участились вспышки особо опасных заболеваний животных и птиц. И у нас есть проблемы. Мы способны минимизировать и устранять эти риски, если будем последовательно увеличивать производство собственной племенной продукции птицеводства, животноводства, применять новейшие биотехнологии и, конечно, активнее бороться с серыми поставками на продовольственный рынок Союзного государства.

В-третьих, это создание единого миграционного пространства.

Мы уже достаточно серьёзно сблизили наше законодательство в этой сфере. Между миграционными службами налажен обмен данными, но нужно всё равно выходить на более высокие формы взаимодействия. Проводятся, конечно, и совместные оперативные мероприятия. Но есть и проблема, которую мы сегодня обсуждали и по которой коллеги работали в рамках моего поручения в России. В Белоруссии тоже работали. Это лица из третьих стран – процедуры их въезда и пребывания требуют, конечно, иной степени контроля, что и предстоит дополнительно проработать, о чём мы сегодня договорились.

И нам нужно подумать, как вообще согласовать дальнейшие планы по координации миграционной политики в Союзном государстве.

Это не исчерпывает всего того, чем мы занимались и сейчас будем заниматься, но, на мой взгляд, это важные вещи.

Андрей Владимирович, передаю Вам слово.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства! Уважаемые участники заседания!

Прежде всего позвольте поблагодарить наших уважаемых российских коллег за такой радушный приём, за прекрасные условия, которые созданы для проведения нашего союзного мероприятия.

Наше сегодняшнее заседание проходит в преддверии наступления значимой даты – 25-летия с момента установления дипломатических отношений между Республикой Беларусь и Российской Федерацией. За эти годы нам удалось достичь серьёзных результатов, напрямую влияющих на жизнь граждан наших государств. Самыми основными завоеваниями в этом плане считаю сохранение и развитие кооперационных связей в экономической сфере и обеспечение равных прав граждан на территории наших государств.

Российская Федерация продолжает оставаться ключевым торговым партнёром Белоруссии. Хочу для сравнения сказать, что среди внешнеторговых партнёров России Беларусь занимает по товарообороту и в этом году, и в прошлом году занимала четвёртое место среди всех стран мира после таких стран, как Китай, Германия и Нидерланды, и первое место – среди стран СНГ. Совместными усилиями нам удалось переломить кризисные тенденции, и за четыре месяца 2017 года мы имеем существенное увеличение нашего товарооборота более чем на четверть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Вопросы сохранения и углубления кооперационных связей, обеспечения равных прав граждан были и остаются основными элементами повестки дня белорусско-российских отношений. Не исключение и сегодняшнее заседание, на котором нам предстоит в конструктивном ключе рассмотреть возникающие вопросы и выработать взаимоприемлемые решения. По поднятым в повестке дня вопросам проведена серьёзная подготовительная работа.

По линии промышленности удалось нащупать определённые развязки по снятию взаимных ограничений во взаимных поставках продукции машиностроения. Убеждён, что выработка взаимоприемлемого решения по данному вопросу является одним из кирпичиков того фундамента, который позволит нам сохранить потенциал машиностроительного комплекса и создать условия для производства высокотехнологичной продукции на нашем союзном рынке.

По линии взаимодействия в сельскохозяйственной сфере двух стран мы пока ещё в начале пути. Считаю, что здесь мы могли бы работать более эффективно и быстрее решать возникающие вопросы. В этой связи мы возлагаем определённые надежды на работу группы «Лабораторный контроль» для оперативной проработки вопросов по выявлению несоответствия санитарным нормам продукции животного происхождения, поступающей из Белоруссии в Россию. Налажен обмен оперативной информацией по линии санитарных служб. Считаю, что в этой сфере мы можем и должны взаимодействовать эффективнее, тем более что у нас достаточно положительных примеров такого взаимодействия. Мы смогли урегулировать проблемные вопросы в сфере обращения лекарственных средств, отменить административные и иные ограничения по допуску российских и белорусских предприятий на строительный рынок наших государств и многое другое.

Отдельно хотел бы остановиться на таком вопросе нашего взаимодействия, как защита прав граждан Белоруссии и России. Нами намечены конкретные меры по техническому решению задач, которые позволят обеспечить свободное перемещение граждан Российской Федерации и Республики Беларусь через российские воздушные пункты пропуска.

Также, я уверен, будет найдено решение о признании национальных водительских удостоверений на территории Союзного государства.

В концептуальном плане на ближайшую перспективу представляется целесообразным обратить особое внимание на разработку документа о приоритетных направлениях и первоочередных задачах развития Союзного государства на 2018–2022 годы. Считаю, что этот документ должен иметь конкретный, прикладной характер и отвечать насущным, стоящим перед нами задачам.

Повесткой сегодняшнего заседания предусмотрено также рассмотрение ряда других важных вопросов. Это реализация союзных программ, прогнозные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, индикативные балансы топливно-энергетических ресурсов, формирование единого научно-технологического пространства, функционирование объединённой транспортной системы, развитие малого и среднего предпринимательства. Эти вопросы предварительно согласованы, по ним предлагается принять соответствующие решения.

Уважаемые коллеги! В завершение хочу отметить, что вопросы, которые мы сегодня рассмотрим, и решения, которые мы примем, будут в дальнейшем вынесены на заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства, которое состоится в ближайшее время – 30 июня. Я уверен, что сегодняшнее заседание послужит хорошим подспорьем для принятия главами государств решений по важнейшим вопросам нашего взаимодействия, направленного на развитие Союзного государства во всех сферах.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «О сохранении потенциала машиностроительного комплекса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О сотрудничестве в сфере агропромышленного комплекса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за январь – март 2017 года»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об отчёте об исполнении бюджета Союзного государства за 2016 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об основных направлениях формирования единого научно-технологического пространства Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О Примерном перечне приоритетных научно-технологических и инновационных программ и проектов Союзного государства для их дальнейшей разработки, утверждения и реализации»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения Плана мероприятий по формированию и функционированию объединённой транспортной системы Союзного государства на 2016–2018 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О развитии малого и среднего предпринимательства в Союзном государстве»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Плане мероприятий по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства на 2017–2020 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе реализации научно-технической программы Союзного государства "Современные технологии и оборудование для производства новых полимерных и композиционных материалов, химических волокон и нитей на 2008–2011 годы"», шифр «Композит»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе выполнения научно-технической программы Союзного государства "Разработка и освоение серий интегральных микросхем и полупроводниковых приборов для аппаратуры специального назначения и двойного применения"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе выполнения научно-технической программы Союзного государства "Разработка унифицированного мобильного многофункционального комплекса внешнетраекторных измерений двойного назначения на базе специальных оптоэлектронных систем и сверхвысокочастотных элементов" (шифр – "Траектория")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения Программы первоочередного развития таможенной инфраструктуры пограничных пунктов таможенного оформления (пунктов пропуска) на территории Республики Беларусь на период 2002–2007 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения программы Союзного государства "Совершенствование системы защиты общих информационных ресурсов Беларуси и России на основе высоких технологий" на 2011–2015 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Концепции научно-технической программы Союзного государства "Разработка инновационных энергосберегающих технологий и оборудования для производства и эффективного использования биобезопасных комбикормов для ценных пород рыб, пушных зверей и отдельных видов животных" ("Комбикорм-СГ")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Концепции программы Союзного государства "Совершенствование пограничной безопасности Союзного государства" на период 2017–2021 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О научно-технической программе Союзного государства "Разработка инновационных геногеографических и геномных технологий идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов Союзного государства" ("ДНК-идентификация")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О председателе Пограничного комитета Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Положении о проведении мероприятия "Туристский слёт учащихся Союзного государства"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы по урегулированию вопросов выполнения чартерных рейсов для граждан Российской Федерации и Республики Беларусь в аэропорты Российской Федерации, не имеющие международных пунктов пропуска»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О признании национальных водительских удостоверений на территории Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Совета Министров Союзного государства на 2017 год».

Список участников заседания Совета Министров Союзного государства, 16 июня 2017 года: http://government.ru/media/files/sT0gj8hcG8kFzhTgu53cH7F9zY9FiJMT.pdf

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июня 2017 > № 2214545 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210452 Наталья Ионова

Уходи красиво. Какие ошибки не стоит совершать при увольнении

Наталья Ионова

генеральный директор CAF Group

Решив уволиться, вы можете чувствовать себя как арестант, готовый выйти на свободу. Как не наломать дров и не навредить своей дальнейшей карьере?

Времена, когда считалось нормой иметь одну запись в трудовой книжке, а то и одно место работы, давно прошли. Согласно опросам ВЦИОМ, если бы у граждан отпала необходимость работать ради денег, то 19% сменили бы место работы и столько же россиян вовсе отказались бы от найма. В среднем за свою профессиональную жизнь человек меняет от 10 до 15 мест, проводя в одном коллективе от нескольких месяцев до 5 лет. В большинстве случаев люди меняют работу на более оплачиваемую, из-за переезда в другой город и желания строить карьеру. Замыкает топ-5 причин выбор в пользу менее напряженной работы и бегство от некомпетентного или оказывающего давление руководства. Все чаще уход связан с желанием начать собственное дело.

В идеале решение об увольнении принимается взвешенно. Картинка, нарисованная в одном из клипов Шнура, когда с ненавистной работой расстаются на раз, со скандалом, вряд ли будет так же хороша в реальной жизни. Особенно если вам не посчастливилось недавно заработать несколько сотен миллионов долларов, и вы не планируете покончить с трудовой деятельностью навсегда.

Советы о том, как максимально безопасно расстаться с работодателем, очень похожи на рекомендации при разводе: между рабочими и романтическими отношениями намного больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Процесс увольнения будет характеризовать и вас, и работодателя не меньше, чем опыт сотрудничества, и оба фактора будут обязательно влиять на вашу карьеру.

Информация — лично адресату

Первым, кто узнает о вашем решении покинуть компанию, должен быть ваш начальник. Иначе информация, неверно переданная коллегами, может исказить ваши истинные намерения и сделает процесс не таким простым, как вам хотелось бы. Современные способы коммуникации позволяют уволиться без личного контакта — по электронной почте, смс или в Facebook, но сообщить о своем решении лучше с глазу на глаз. Психологи и рекрутеры советуют сделать встречу ровно такой, чтобы сообщить о вашем решении и не оставлять время для дискуссий. Будьте готовы к резкой реакции, возражениям и соблазнам — приготовьте веские аргументы в пользу вашего решения.

Уходя уходи

Придерживайтесь своего плана — просто поблагодарите своего начальника за внимание и сообщите ему, что вы все равно будете двигаться дальше. Большинство людей, принимающих встречное предложение нынешнего работодателя, в конечном итоге уходят в течение шести месяцев. Говоря о причинах своего увольнения, сделайте акцент на том, что новое предложение выгоднее — по зарплате, по локации. Будьте готовы к «увольнительному» интервью: сейчас HR-службы многих компаний выстраивают стратегию удержания сотрудников, основываясь на опросах тех, кто решил уйти, но и в этом случае не стоит рубить с плеча и высказывать все, что наболело, поэтому подумайте над формулировками. Основатель Virgin Ричард Брэнсон, которому за время руководства компанией пришлось пережить немало увольнений, в том числе ведущих сотрудников, советует не сжигать мосты: многие из тех, кто поблагодарил его за опыт и смог после ухода выстроить собственный бизнес, — сейчас партнеры проектов Брэнсона.

Провожают — по уму

Поддержание хороших отношений с экс-работодателем может быть выгодным для вас обоих. Имейте в виду, бывший работодатель может дать вам хорошую рекомендацию, а может — отрицательный отзыв. Недавний случай из практики — перед соискателем закрывались двери компаний, потому что, звонив на последнее место работы, HR-специалисты слышали, что «мы с бездарностями не работаем». Даже если вы испытываете негативные эмоции, сделайте все, чтобы увольнение не повредило вашей будущей карьере. Не пытайтесь извлечь коммерческую выгоду из своего увольнения и забирать в качестве выходного пособия, например, важные сведения. На слуху история топ-менеджера Uber Энтони Левандовски, который обвинялся бывшим работодателем Google в краже секретных разработок при увольнении. Скандальные судебные разбирательства закончились увольнением Левандовски с нового места работы без материальной компенсации и возможности выкупа акций технологической корпорации. В России все еще продолжается громкое разбирательство между «Яндекс» и Zvook: последний обвиняет конкурирующую корпорацию в переманивании ключевых сотрудников, которые унесли с собой маркетинговые идеи.

Произведите последнее впечатление

Ваша потеря может быть чувствительной для всей организации. По данным Society for Human Resource Management, увольнение сотрудника дорого обходится компании — от 6 до 9 месячных зарплат сотрудника, которые пойдут на рекрутинг и обучение кандидата. Чтобы смягчить это время, вам придется отработать положенное трудовым законодательством или оговоренное контрактом время, оформить все документы, передать дела. Так вот сделайте это на самом высоком уровне. Последнее впечатление, как и первое, повторить будет невозможно. Вряд ли кто-то из коллег или работодатель вспомнят в этот период ваши прежние трудовые подвиги, а вот то, что в последнюю неделю вы постоянно опаздывали, уходили раньше и так и не смогли довести до конца начатое дело, останется в памяти у всех бывших коллег. Вряд ли вы захотите, чтобы этими сведениями они поделились с будущими работодателями. В идеале предложите профессионала себе на замену. Если работодатель уважал результат вашего труда, он со вниманием отнесется к вашим рекомендациям. Если на момент вашего ухода в компании останутся незавершенные проекты, в которых вы играете ключевую роль, предусмотрите возможность принимать участие в том, чтобы довести их до конца и после увольнения — сообщите контакты для связи.

Не раздражайте коллег

Приняв решение об увольнении, вы наверняка будете чувствовать себя как арестант, которому осталось совсем чуть-чуть до выхода на свободу. Но не стоит расстраивать коллег рассказами о том, как вам было плохо в той компании, где они остаются, и как будет хорошо на новом месте работы. Не стоит в сердцах высказывать все экс-коллегам, лучше искренне поблагодарить их за сотрудничество. И уж тем более делать это публично. Основатель и бывший операционный директор Aviasales Константин Калинов, решив уволиться, прокомментировал неприглядные обстоятельства работы в компании на своей странице в Facebook, закончив пост словами «все, я больше к этому ... не отношусь никак, пользуюсь Skyscanner и Booking.com». Конечно, это не могло не иметь последствий для бизнеса. Но и автор постов рискует: не стоит сжигать мосты, потому что однажды вы можете решить вернуться. В 2011 году сопрезидент американской биржи Nasdaq Адена Фридман решила уволиться из компании из-за желания более интенсивно строить карьеру. Но через три года вернулась обратно, «домой». По ее мнению, это возможно лишь при сохранении хороших отношений с бывшими работодателями и коллегами.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210452 Наталья Ионова


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 июня 2017 > № 2210718 Александр Данилюк

Реформирование Украины

В своем интервью изданию The American Interest министр финансов Украины рассказывает о своем амбициозном проекте реформ и выражает надежду на то, что украинская экономика в скором времени станет самодостаточной. Ниже приведена отредактированная расшифровка этой беседы.

Уолтер Рассел Мид (Walter Russell Mead), The American Interest, США

The American Interest: Добро пожаловать в Вашингтон! Для начала позвольте мне спросить, какова цель вашего приезда в США.

Александр Данилюк: Я приехал сюда, чтобы принять участие в весеннем собрании МВФ и Всемирного банка — одном из основных мероприятий финансового мира. У нас довольно насыщенная программа: мы встречаемся с представителями МВФ, Всемирного банка, а также с частными инвесторами. Я принимаю участие в этих встречах, потому что мы готовимся снова вернуться на рынок после нескольких лет перерыва. Это является частью программы МВФ по оказанию помощи Украине, но, что еще важнее, любое нормальное государство должно иметь доступ к рынкам и привлекать финансовые ресурсы, когда это необходимо.

— Будут ли эти бонды деноминированы в долларах, евро или гривнах?

— Это будут стандартные евробонды.

— Не так давно у вас возникли проблемы с какими-то долгами перед Россией, которые не были реструктуризированы. Этот вопрос уже решен, или он до сих пор нависает над Украиной и рынками капитала?

— Так называемый российский долг. Как вы знаете, Лондонский суд вынес решение в пользу России, но мы подали апелляцию. Мы продолжаем отстаивать нашу позицию, и у нас есть веские основания полагать, что мы победим.

— Пока вы находитесь в Вашингтоне, вы уже встречались или планируете встретиться с кем-нибудь из администрации Трампа?

— Да. Конечно, главная цель этой поездки заключается в том, чтобы встретиться с представителями МВФ и Всемирного банка. Но пока я здесь, мы планируем встретиться с членами администрации Трампа — к примеру, с министром торговли США Уилбуром Россом (Wilbur Ross). У нас также запланирована встреча с несколькими членами Национального экономического совета. Полагаю, нам придется еще раз приехать, чтобы провести дополнительные встречи. Для нас крайне важно поддерживать контакт с новой администрацией, поскольку мы очень нуждаемся в помощи Америки.

— Несколько лет подряд на Украине фиксировался негативный экономический рост. Недавно ситуация изменилась, хотя сейчас прогнозы роста опять немного снижаются. Какой рост прогнозирует украинское правительство — около 1,9%?

— 2,2%.

Аннексия Крыма и наших промышленных районов на востоке Украины оказала мощное негативное воздействие на нашу экономику, особенно если учесть, что прежде Россия была нашим главным экономическим партнером. В течение двух, а точнее даже трех лет подряд наш ВВП снижался.

Но с тех пор мы переориентировались на другие рынки и провели реформы, которые позволили добиться некоторого роста. Разумеется, речь идет не о стремительном росте, но сейчас важно то, что нам удалось переломить негативную тенденцию. В истекшем году он составил 2,2%. В этом году мы могли рассчитывать на 3% или даже больше. Но потом Россия конфисковала часть компаний на неконтролируемых территориях, а мы приняли ответные меры. Это отбросило нас немного назад. В результате мы уменьшили наш прогноз роста на 1%. Поэтому в этом году мы снова прогнозируем рост в 2,2%. Мы приложим все усилия к тому, чтобы компенсировать это.

— Если смотреть на прогресс украинских реформ в последние два года, что, по вашему мнению, стало самым значительным достижением?

— Самым сложным решением стала национализация крупнейшего украинского банка — ПриватБанка. Это не совсем реформа, но мы потратили на этот процесс массу сил и времени. Это решение было довольно рискованным, потому что у ПриватБанка очень много вкладчиков — 22 миллиона человек.

— Сейчас население страны составляет около 42 миллионов? Довольно большой процент.

— Да, очень значительный. И это только размеры банка. На его долю приходилось 70% всех платежных операций в стране. Что еще важнее, им владели два олигарха, которые контролировали несколько информационных агентств и у которых были доли в других компаниях. Решение о национализации этого банка было очень трудным.

Мы работали вместе с Национальным банком, премьер-министром и президентом. И, несмотря на сложность процесса, мы постарались минимизировать риски. Теперь этот банк принадлежит государству, а министр финансов является его акционером. К сожалению, теперь министр финансов владеет 55% банковской системы. Такая ситуация нежелательна, не так ли? Наша цель была иной. Следующая задача заключается в том, чтобы выяснить, как можно использовать государственную долю в банковском секторе. Для этого нам потребуется еще больше работать.

Что касается реформ, я могу сказать, что пока мы не довели ни одну реформу до конца. Я считаю, что одного процесса реформирования недостаточно: реформы должны приносить результаты. Но мы довольно далеко продвинулись в вопросе борьбы с коррупцией. В частности, мы создали новую антикоррупционную структуру — могу сказать, что этот процесс мы завершили. Мы начали его в 2014 году с создания совершенно нового агентства — Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) — потому что ни одно из существовавших правоохранительных агентств не могло взять на себя эту функцию. Некоторые организации просто невозможно реформировать. Поэтому мы создали совершенно новую организацию, однако потребовалось некоторое время, чтобы она заработала как надо.

Во-вторых, мы создали Национальное агентство по противодействию коррупции. В то время как НАБУ расследует конкретные случаи коррупции, это агентство анализирует информацию из деклараций об имуществе, факты конфликта интересов и финансирование политических партий, чтобы предотвратить коррупцию.

Последним компонентом этой структуры стало введение системы обязательного электронного декларирования имущества для высокопоставленных чиновников и госслужащих. Это стало беспрецедентным шагом, на который решились лишь немногие страны. Эти три элемента постепенно начинают приносить результаты.

В ходе расследований фактов коррупции мы выяснили, что суды создают нечто похожее на бутылочное горлышко — я бы сказал, настоящий барьер. Даже если Национальное антикоррупционное бюро собирает достаточное количество материалов, дело все равно может застрять в суде. Это существенно снижает эффективность всей системы. Следующим шагом станет создание специального антикоррупционного суда — мы запланировали это на начало следующего года. Этот шаг должен стать завершающим в процессе формирования антикоррупционной инфраструктуры.

Каковы результаты? Недавно НАБУ арестовало главу государственной фискальной службы — это был самый высокопоставленный чиновник, арестованный ими по обвинению в коррупции. Этот случай должен стать отчетливым сигналом серьезности наших намерений.

Между тем мы проводим реформу в энергетической сфере, которую мы пока не завершили. Нам потребуется внести множество изменений, чтобы мы смогли достичь своих целей, но, пока мы этого не сделаем, рынок не заработает в нормальном режиме.

Я также работаю над бюджетной реформой, но мы не сможем завершить ее до конца года. В минувшем году мы запустили своего рода пилотную программу. Мы заложили в бюджетный процесс основы реформ здравоохранения и системы образования. Эти реформы должны рассматриваться в процессе формирования бюджета, иначе мы не сможем их провести.

Обычно процесс составления бюджета выглядел так: мы получали запросы от различных министерств, затем складывали их и говорили: «Ладно, у нас недостаточно денег для того, чтобы удовлетворить все ваши просьбы, поэтому давайте каким-то образом урезать расходы». На этот раз мы поступили иначе. Мы собрали представителей министерств и спросили их: «Какие реформы вы хотите провести? Мы готовы финансировать только реформы. Вы хотите провести реформу в области здравоохранения? Что именно вы хотите изменить в области здравоохранения, и как мы можем вам помочь?»

Были такие, кто говорил нам: «У нас все замечательно, нам просто нужны деньги для финансирования нашего института». Их программы мы урезали в первую очередь. В этом году мы постараемся закрепить такой подход законодательно, чтобы это не выглядело всего лишь временной прихотью Министерства финансов. Он будет закреплен в новом бюджетном кодексе. Мы также перейдем на трехлетний бюджет, потому что ни одну реформу невозможно завершить за несколько месяцев или даже за год.

— Когда американцы пытаются понять, что именно происходит на Украине, больше всего их удивляет то, что сейчас в вашей стране есть очень мощные источники сопротивления реформам — иногда даже внутри государственных институтов. С 1990 года на Украине было уже три революции. Создается впечатление, что французы продумывали свои революции гораздо тщательнее.

— У них были гильотины! А в Евросоюзе гильотины запрещены.

— Иногда вместо них используются фонарные столбы.

— Турция пытается вернуться к этой точке.

— Именно. Но разве турецкий вариант подходит Украине? Если серьезно, создается впечатление, что украинское государство до сих пор не в силах изменить себя, не говоря уже о реорганизации общества. Почему этот процесс протекает так медленно? Почему столько революций не сумели привести к серьезным переменам?

— Государство не может реформировать само себя. Люди должны выбирать правильных лидеров, чтобы те реформировали государство, а затем поддерживать позиции этих лидеров. Не все реформы протекают безболезненно. Некоторые реформы крайне непопулярны и болезненны.

— Назовите самые непопулярные и болезненные реформы.

— Сейчас самой сложной реформой, которую мы готовимся осуществить, станет пенсионная реформа. Многие страны уже прошли через это. Украина — пока нет. Ее постоянно откладывали.

— Пенсионная реформа никогда не влечет за собой повышение пенсий. Как правило, после нее пенсии уменьшаются.

— На самом деле все неприятные элементы этой реформы будут компенсированы увеличением размера пенсий, потому что сейчас крайне важно предложить сбалансированный вариант.

В начале 2014 года люди были готовы согласиться с любыми реформами. Они понимали важность реформ, они видели происходящие на их глазах перемены, они были готовы. Но прошло уже три года, и их терпение подходит к концу. Поэтому сейчас нам необходимо соблюдать крайнюю осторожность в проведении подобных реформ. Мы не можем снова ее отложить — это было бы неправильно. Она необходима, и ее нужно было провести много лет назад. Мы обязаны это сделать. Мы — не популисты, мы — люди, которые готовы проводить реформы и которые хотят гордиться их результатами.

Но, чтобы эту реформу приняли, она должна быть справедливой и прозрачной. Даже если людям что-то не нравится, они принимают это, если это кажется им справедливым. В рамках действующей системы один рабочий может получать пенсию, которая будет выше, чем пенсия его коллеги, или может уйти на пенсию раньше срока. Но почему? Это же неправильно. Поэтому мы немного повысим часть пенсий, чтобы сбалансировать разницу.

— В каком возрасте обычно уходят на пенсию на Украине?

— Сейчас пенсионный возраст для мужчин составляет 60 лет, для женщин — 58 лет.

— Множество американок, возможно, захотят иммигрировать на Украину.

— Плохие новости состоят в том, что каждый год пенсионный возраст увеличивается на полгода. Если бы нам надо было прорекламировать себя, я бы сказал: приезжайте на Украину сейчас, потому что через год пенсионный возраст составит 58 с половиной лет, а еще через год — 59 лет.

— Каким будет средний размер пенсии, на который люди смогут рассчитывать?

— Минимальный размер — 2,4 тысячи гривен — это менее 100 долларов. Средний размер пенсий составит, я полагаю, 120 долларов.

— Еще раз, чтобы американцам было понятнее. Сколько нужно денег, чтобы прожить на Украине?

— На одну пенсию прожить очень трудно.

— Такая пенсия вытесняет человека за черту бедности?

— Скорее на границу с бедностью. Но это тоже плохо. Многие пенсионеры вынуждены продолжать работать, и зачастую им помогают членных их семей. Конечно, мы хотим увеличить пенсии. Но состояние нашей экономики пока не позволяет нам сделать это.

— Мне хочется, чтобы американцы поняли, о чем сейчас идет речь, потому что это довольно трудно. В период реформ цены на многие товары растут. Реформа в области энергетики приведет к росту цен на отопление и газ. Насколько сильно вырастут цены? Столкнутся ли пенсионеры, получающие минимальную пенсию, с тем, что в результате реформ стоимость аренды жилья вырастет? Как это все будет работать?

— Одной из положительных особенностей Украины является то, что аренда жилья — это не слишком распространенное явление, потому что большинство украинцев живут в собственных квартирах и домах.

— Это произошло после распада Советского Союза?

— Да, почти все квартиры были бесплатно приватизированы. Что касается коммунальных услуг, газ является серьезной проблемой. Многие дома были построены в то время, когда Россия поставляла газ советским республикам.

— По очень низкой цене.

— Да, по очень низкой цене. Тогда никто не задумывался над тем, чтобы строить энергоэкономичное жилье. После распада Советского Союза счета за коммунальные услуги были высокими в том случае, если государство не предоставляло субсидий. Поэтому государство много лет субсидировало газ. В результате никто не заботился о рациональном использовании энергии, потому что, если газ дешев, зачем его экономить? Между тем мы все еще зависели от России, и из-за субсидий мы теряли деньги. После принятого в минувшем году решения перейти на рыночную цену газа наша газовая компания «Нафтогаз», которая прежде несла убытки из-за неэффективной ценовой политики, наконец начала приносить доход. Это вовсе не значит, что люди платят рыночную цену за газ — но не всегда. Мы предоставляем целевые субсидии.

— Речь идет о субсидиях конкретным семьям?

— Именно. Мы предоставляем субсидии семьям, которые в этом нуждаются — а нуждаются в них многие. Поэтому нас спрашивают: «А что изменилось?» Мы изменили многое. Теперь люди заинтересованы в том, чтобы экономить, и число тех, кто нуждается в субсидиях, будет снижаться. Но в настоящее время мы стараемся внедрить инструменты стимулирования — как рационального использования энергии, так и повышения уровня добычи газа. Все будет происходить одновременно.

Вот пример действия старой системы. Человек, владеющий домом площадью в 1000 квадратных метров (есть и такие люди), и человек, владеющий квартирой площадью в 50 квадратных метров, платили за газ по одинаковому тарифу. Того количества денег, которое правительство тратило на субсидирование газа для дома в 1000 квадратных метров, хватило бы на несколько сотен маленьких квартир. Это было просто несправедливо. И все это финансировалось за счет средств налогоплательщиков.

— Из-за экономического спада и структурных изменений средний уровень потребления на Украине снижается уже много лет подряд. Насколько резким был спад в уровне жизни населения? Мне бы хотелось, чтобы американцы поняли, что происходит с людьми на Украине.

— И снова, у меня сейчас нет точных статистических данных. Могу предположить, что в среднем уровень потребления упал примерно на треть с момента начала конфликта на востоке Украины. Это довольно существенное снижение.

— Как это отражается на политической ситуации, и повлияло ли это на уровень политической поддержки реформ? Потому что люди могут пожаловаться, что, несмотря на огромное количество революционеров и реформаторов, они с каждым годом живут все хуже. Создает ли это какие-то политические проблемы для правительства?

— К сожалению, это неизбежно. В Европе сейчас наблюдается подъем популистов, и они пытаются играть на недовольстве реформами. Но другого пути нет. Если реформы долго откладывать, это разрушит страну, потому что, даже если позже появится человек, который захочет их провести, к тому моменту люди уже не захотят мириться с лишениями, и страна начнет разрушаться изнутри. Конечно, мы хотели добиться большего за прошедшие три года, но сейчас мы имеем то, что имеем.

Мы готовимся провести две важнейшие реформы, которые уже нельзя откладывать — пенсионную и рыночную реформы. Их необходимо провести, иначе люди через пару лет просто не смогут получать пенсию. Поскольку нынешняя система нежизнеспособна, отказ от проведения реформ будет похож на игру в горячую картошку: мы просто будем передавать эту проблему своим преемникам. Мы не можем позволить себе этого.

— Что не дает вам спать по ночам, когда вы думаете о будущем Украины или о будущем своей программы реформ? Что беспокоит вас больше всего?

— Лучше было бы спросить, что не дает мне уснуть под утро, потому зачастую я задерживаюсь в министерстве до глубокой ночи. Что касается оставшихся нескольких часов сна, то мой мозг продолжает активно работать, и я часто просыпаюсь утром с готовым решением.

Больше всего меня беспокоит то, что мы можем упустить окно возможности для проведения реформ. Разумеется, это не будет концом света — я не верю, что в данном случае мы стоим перед выбором «сделаем сейчас или потеряем страну». Я считаю, что наш долг заключается в том, чтобы сделать жизнь украинцев лучше. Если мы не сумеем сделать это сейчас, в скором будущем возможность снова появится, но мы будем слабее, а многие люди сейчас останутся без нашей помощи. Это меня беспокоит. Я очень рад тому, что мы наконец можем провести пенсионную реформу после стольких лет разговоров. Популисты называют ее катастрофической, практически убийственной, но это глупость. Наша реформа — это шаг ответственного правительства.

— Что может сделать вашу работу на нынешней должности успешной? На какие признаки мне стоит обратить внимание, если я захочу оценить эффективность работы администрации?

— Вы имеете в виду правительство или Министерство финансов?

— Министерство финансов.

— Нас нельзя назвать типичным министерством финансов. Если рассматривать обычную работу нашего Министерства финансов в узком смысле, то она будет включать в себя налоговую реформу, реформу государственных фискальных служб, составление промежуточного бюджета, создание отдела финансовых расследований и упразднение налоговой полиции — репрессивного пережитка прошлого. Довольно небольшой круг задач.

Но мы занимаемся не только этим. Я собрал команду реформаторов, которые работали в других сферах. Для меня крайне важно, чтобы мы начали реформу здравоохранения в этом году или в следующем. В этом году мы добьемся прогресса в реформе системы образования. В минувшем году мы предприняли несколько интересных шагов, в том числе несколько изменили порядок выплаты студентам стипендий. Вы можете себе такое представить? Мы посмели потеснить самую активную часть общества. Мы сказали: «Послушайте, 70% из вас больше не будут получать стипендию».

— Только не говорите об этом американским студентам, иначе они тоже потребуют стипендию.

— Будучи студентом, я тоже получал стипендию некоторое время, поэтому лично я не против стипендий. Однако в нашей системе никто не принимал в расчет то, насколько успешно учились студенты. Поэтому мы их разделили. Теперь ограниченное число студентов получают академическую стипендию, которая поощряет их учиться лучше, а основная масса получает социальную стипендию. Мы опробовали эту систему в минувшем году и столкнулись с сопротивлением. Люди сказали: «Как вы могли на такое пойти? Студентов трогать нельзя. Они — очень активная часть общества. Все будут нас ненавидеть». Но даже сами студенты поддержали нас, потому что они задумываются о будущем. Не стоит недооценивать людей.

— Последний вопрос. Что вам хотелось бы получить от США. Предлагаю вам ответить не только с позиций министра финансов, но и с позиций члена правительства. Чего Украина хочет от США?

— У меня нет рождественского списка желаний. Я верю в потенциал Украины, и я считаю, что мы сами должны справиться с этой работой. Но есть области, в которых нам действительно нужна помощь. К примеру, ситуация на востоке страны. Хотя мы сделали все возможное, чтобы реформировать нашу армию, нашим военным не хватает подготовки и оружия, чтобы противостоять гораздо более сильной армии России. Иногда нашим институтам тоже требуется поддержка. К примеру, мы не смогли бы самостоятельно создать отдел финансовых расследований (который скоро начнет свою работу) и Национальное антикоррупционное бюро. У нас просто не хватило бы опыта. Чтобы предпринять такие шаги быстро и успешно, нам требуется помощь от американского правительства.

Кроме того мы получили финансовую помощь, но ее хватит на короткий период. Я полагаю, что к 2018-2019 году мы уже будем уверенно двигаться по пути к самодостаточной экономике. Но Европа сейчас переживает сложные времена, поэтому там сейчас довольно трудно найти политическую поддержку. Нам все еще нужно, чтобы США сохранили санкции против России и ужесточили их, если Россия снова перейдет в наступление. Это действительно помогает, потому что российская экономика страдает от санкций. Санкции меняют поведение России.

— Благодарю вас за интервью.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 июня 2017 > № 2210718 Александр Данилюк


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209883 Андрей Казанцев

Корпоративные инновации в России: как изменить советскую культуру?

Андрей Казанцев

Руководитель отдела проектирования и внедрения бизнес-процессов, менеджер проектов, Urban Group

Привычка усредняться и не высовываться, жесткая вертикальная иерархическая структура, лень и отсутствие мотивов что-то предлагать — вот сложности, которые придётся преодолеть, чтобы российские корпорации встали на путь инновационного развития.

Мой дед рассказывал мне историю об одном советском инженере, который сделал инновационное рационализаторское предложение. Начальник инженера присвоил себе его рацпредложение и получил за это государственную премию. А инженер покончил с собой. Вот что я знал об инновациях в компании, когда начинал работать сам. Конечно, эта история – крайний, драматичный, трагичный случай. Однако она отчасти иллюстрирует культурную среду в компаниях в отношении развития инноваций.

Не секрет, что типичная корпоративная культура, доставшаяся компании с советских времен или сформировавшаяся на ее основе, не способствует развитию инноваций. Причина и в том, что принято называть ментальностью, и в том, что называют бизнес-практикой. Привычка усредняться и не высовываться, жесткая вертикальная иерархическая структура, лень и отсутствие мотивов что-то предлагать — вот сложности, которые придётся преодолеть.

Представьте себе человека, обычного сотрудника, который хочет предложить что-то инновационное. Ему предстоит, как говорят, выйти из зоны комфорта: убедить своего начальника и начальника начальника, пройти трехэтажные согласования, оббить дюжину порогов. При этом он рискует попасть в немилость руководителя, быть осмеянным коллегами, потерять работу в конце концов. При этом плоды его трудов достаточно призрачны и опять же зависят от милости начальника. У сотрудника есть некий «заряд энергии», который он готов потратить на свою инициативу. Но заряд не так уж велик: если бы этот человек мог долгое время заниматься чем-то с высоким риском и негарантированным результатом, он бы стал предпринимателем. А он не предприниматель, он наемный работник. Чем больше на его пути препятствий, чем больше ему предстоит преодолеть сложностей; чем большему риску ему придется себя подвергнуть, тем быстрее он сдастся. Если вообще попытается. В конце концов, он ходит на работу не для того, чтобы продвигать инновации, и платят ему не за это. И его предложение никогда не будет внедрено, а компания не станет эффективнее, безопаснее, не получит дополнительной прибыли и т.д.

Если мы хотим, чтобы сотрудники рационализировали свою работу, предлагали инновации, необходимо сделать путь сотрудника-новатора (путь от появления идеи до начала реализации) максимально коротким и простым.

При этом нужно помнить, что сотрудник предлагает что-то, скорее всего, не от большой любви к компании. Им движут его собственные интересы. Среди них может быть удобство работы, что характерно для простых, небольших рацпредложений. А может быть желание заработать, разбогатеть, стать уважаемым, прославиться. Это нормально! Прежде чем выйти с предложением об инновации, сотрудник прикинет, сколько стоит его идея: «Изменение в техпроцессе здесь позволит сократить расход ресурса на столько-то. При такой цене ресурса это сто-пятьсот миллиардов долларов экономии». В этот момент сотрудник должен понимать, что компания обязательно отблагодарит его соразмерно с этой суммой. Мы должны создать условия, чтобы он понимал. Если мы хотим, чтобы предложения от сотрудников поступали, конечно. Соразмерно необязательно означает процент от его оценки прямо сейчас. Это может быть процент от реального эффекта внедренной инновации в течение некоторого срока. Или несколько окладов – это работает для инноваций, экономический эффект от которых сложно оценить. И грамота с медалью, и портрет на доске почета.

А еще сотрудник должен быть уверен, что никто не «присоседится» к его идее. Никакой начальник, замдиректора, главный инженер и т.д. При реализации проекта – кто угодно, но идея его! Эдакий внутрикорпоративный патент. Я очень часто встречаю людей с неплохими идеями и наработками, которые ни с кем ничем не делятся и не хотят, потому что боятся. Боятся, что их идею уведут. При этом и сами они свои идеи не реализуют: не хватает опыта, инфраструктуры, денег. Да и многие такие идеи имеют смысл только внутри конкретной компании. А сотрудники боятся. И сидят со своей идеей в голове, над златом чахнут, без пользы для себя и компании.

Чтобы сотрудники узнали, что, как и зачем они могут предлагать, им надо об этом сказать. Не просто выпустить приказ или тиснуть статейку на корпоративном портале, а провести настоящую внутреннюю PR-кампанию. Сформулировать видение компании в части инноваций, расставить акценты. Например, в «Альфа-Лаб», подразделении Альфа-банка, сформулировали свою инновационную философию в виде принципов: «люди важнее процессов», «продукт важнее документации», «изменения важнее плана», «движение от большого к малому» и так далее. Везде, где можно написать о таких вещах, нужно написать: сайт, корпортал, рассылка, стенгазета, внутренняя газета, местные издания. Где можно об этом сказать, нужно сказать — на совещаниях, встречах, на выступлении генерального директора, в местном клубе. Под рукой у каждого сотрудника должна появиться памятка «Что делать, если тебя озарило». Найти героев-первопроходцев и рассказать их истории успеха, даже если они только начались. И это не разовая акция, а непрерывная планомерная работа. Все, как в продажах, если хотите, – лидогенерация.

В компании «Аэрофлот», например, программа инновационного развития и система подачи инициатив была запущена в 2011 году. Каждое подразделение ПАО «Аэрофлот» может выступить инициатором инновационных проектов. Естественно, поначалу вовлечь сотрудников в процесс исследований и разработок коллегам из авиагиганта было непросто. Два года потребовалось компании, чтобы изменить корпоративную культуру и разбудить интерес сотрудников. По состоянию на 2016 год эта система, по заверению авторов отчета «Управление инновациями в российских компаниях 2016», генерирует мощный поток предложений, существенно превышающий финансовые возможности компании по их внедрению. А компания «Криогенмаш» группы «ОМЗ», например, для стимулирования инновационной активности своих сотрудников проводит тренинги и организует встречи с успешными предпринимателями.

Еще один отличный пример от «Аэрофлота», как можно включить внутренний инновационный потенциал, – конкурс «Банк идей». Этот конкурс позволяет формировать поток инновационных идей со стороны сотрудников, особенно молодых. Но это не все. Как следствие, у нового поколения сотрудников появляется опыт работы с инновациями и, если опыт положительный, формируется положительное отношение к инновациям – корпоративная культура становится более инновационной. Корпоративные конкурсы инновационных инициатив – распространенная, довольно эффективная практика, если использовать ее совместно с другими инструментами.

Одним словом, необходимо создать соответствующую обстановку. Чтобы «дух инноваций» витал в воздухе. Чтобы инициативы обсуждали в курилках. Чтобы все вокруг стимулировало сотрудников думать над улучшениями. В том числе физическая обстановка. Как говорит мой коллега, хочешь перемен – покрась стены. Это правда работает! Какие инновации, когда штукатурка сыплется с потолка и разруха в сортирах?! Другое дело – современное рабочее пространство в стиле хай-тек. Например, в офисе SAP рабочие места не закреплены, а могут двигаться по специальным «рельсам». Это позволяет формировать команду под каждый проект в отдельном помещении. А еще это очень необычно и инновационно воспринимается! Сам интерьер способствует инновациям: стеклянные стены, общие пространства, комнаты для обсуждения, стены с возможностью делать рисунки – все это провоцирует придумывать что-то новое и выходить с инициативами.

Собирать предложения сотрудников очень помогает условный «почтовый ящик». Это e-mail, на который сотрудники могут присылать свои предложения, и/или несложная информационная система, позволяющая предложения обрабатывать и хранить. В том числе жестко и безапелляционно фиксировать автора предложения и дату. На этот ящик сотрудники будут присылать плохо структурированные и часто абсурдные предложения. Это нормально. В компании «Май» (производит среди прочего «Майский чай»), например, форма для подачи инновационных предложений размещена прямо на официальном сайте и доступна не только сотрудникам, но и всем неравнодушным

Отделить зерна от плевел поможет небольшое независимое подразделение, сотрудники которого специализируются на инновациях в компании. Они отсеют бесперспективные предложения, а с интересными будут работать дальше: помогут сотруднику лучше структурировать, осознать и описать свое предложение, привлекут внутренних и внешних экспертов, оценят с экономистами денежную сторону вопроса, помогут с реализацией проекта. Лучшие из предложений они вынесут на инновационный комитет, где менеджеры примут решение о старте проектов реализации. В том же «Аэрофлоте» действует комитет по инновационному развитию при правлении и группа сопровождения программы инновационного развития, а для расстановки приоритетов выполнения тем исследований и разработок применяется специальная методика.

Когда инновационный комитет принимает решение реализовывать ту или иную инновационную инициативу, для нее, грубо говоря, есть три пути.

Мини-проект – если инициатива недорогая в реализации и ее можно внедрить очень ограниченными силами. Вообще такие инициативы можно рассматривать и принимать по упрощенной процедуре.

Стандартный проект – если инициатива требует ощутимых финансовых вложений, усилий и времени. Такой проект реализуется так же, как и другие проекты компании. При большом количестве дорогих проектов может встать вопрос о недостаточности финансирования, и тогда придется выбирать.

Спин-офф – для исключительных, прорывных инициатив с большим рыночным потенциалом. Практически это отдельная компания, стартап. Для таких проектов может понадобиться намного больше средств, чем есть в распоряжении компании в данный момент. Или уже в ходе реализации окажется, что компания не может больше финансировать проект, и его придется закрыть. Для прорывных идей это может стать большой проблемой.

Чтобы снизить вероятность того, что денег не хватит или что их не окажется в нужный момент, имеет смысл создать корпоративный фонд инноваций, а для финансирования особо перспективных инициатив, стартапов – корпоративный венчурный фонд. Корпоративный венчурный фонд будет более независим в принятии решений по инвестициям, если он отделен от основной компании. Он сможет быстрее принимать решения. На динамичных рынках это очень важно и может оказаться критическим фактором успеха. К тому же в такой фонд можно привлекать стороннее финансирование, что позволит разделить риски и увеличить объемы. Более того, КВФ сможет финансировать не только стартапы, рожденные внутри компании, но и внешние стартапы, полезные для основной компании.

Маленьких инноваций может быть много – их совокупность повысит общую эффективность компании. Большой инновации достаточно одной – из нее может получиться отдельный, прибыльный, прорывной бизнес. Таких примеров достаточно. Вспомните, хотя бы, историю с приложением Prisma Алексея Моисеенкова и Mail.Ru Group. Если бы этим людям предложили достаточное вознаграждение за их инновации, их бизнес был бы частью их прошлых компаний. В таких случаях «достаточно» – означает партнерство, поддержку и свободу.

В любом случае, изменить корпоративную культуру, сделать ее инновационной – непростая задача. Корпоративная культура не меняется на раз-два: это долгий и мучительный процесс. И чем компания крупнее и старше, тем он дольше и мучительнее. Только приложив большие усилия, создав новые институты и инструменты, практики и привычки в компании, можно сделать ее более инновационной. Во многих случаях развернуть исполина корпоративной культуры — непосильная для руководителя задача. Тогда стоит подумать о разделении компании на ту часть, которой инновации жизненно необходимы и которая способна их генерировать и реализовывать, и другую часть, которая сможет обойтись без инноваций. Это тоже путь.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209883 Андрей Казанцев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 июня 2017 > № 2209221 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: об исполнении федерального бюджета, о ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за I квартал 2017 года.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги! Мы сегодня начнём заседание с исполнения федерального бюджета, федеральных целевых и адресной инвестиционной программы в I квартале.

Совсем недавно мы подводили итоги бюджетной работы за прошлый год. Её основные принципы мы сохранили и в этом году. Благодаря им наша бюджетная система остаётся стабильной и сбалансированной, а социальные обязательства исполняются. Одновременно мы продолжаем формировать основу для качественного роста экономики в средней и долгосрочной перспективе, в частности, поддерживаем развитие несырьевых отраслей, агропромышленного комплекса, машиностроения и других, о чём сегодня на Прямой линии высказался Владимир Владимирович Путин.

Итоги первых трёх месяцев показывают, что эти усилия приносят определённые результаты. Вопреки и внешнему давлению, и санкциям экономика наша начала плавно переходить к росту, по предварительной оценке Росстата, это где-то 0,5% за три месяца. Позитивные сигналы мы видим и в промышленном производстве, и в сфере инвестиций в основной капитал, и, конечно, в части инфляции – в I квартале она была вдвое ниже значения аналогичного периода предыдущего года и составила около 1%.

Подробнее об исполнении бюджета доложит Министр финансов, я остановлюсь лишь на нескольких ключевых показателях. Доходы бюджета превысили 3,6 трлн рублей. Это существенно больше, на 13 с лишним процентов, чем предусмотрено в прогнозе. Бóльшая часть доходов, около 60%, по-прежнему приходится на сферы, которые не связаны с продажей нефти и газа, при этом они росли в целом быстрее, чем ожидалось. То есть структура экономики и торговли продолжает меняться, эту динамику нам нужно поддерживать и впредь.

Несколько слов о федеральных целевых программах, которые включены в открытую часть бюджета. На них было затрачено около 84 млрд рублей, значительная часть этих денег пошла на поддержку прикладных научных исследований и экспериментальных разработок. В целом Минэкономразвития оценивает уровень исполнения большинства ФЦП как удовлетворительный и даже несколько выше, чем за аналогичный период предыдущего года. Увеличился размер кассового исполнения расходов, а также число заключённых контрактов. Финансирование ФАИП также идёт несколько лучше, чем в предыдущем году.

Вопреки прогнозам жёсткая экономия ресурсов помогла сберечь часть наших резервов. Общий объём резервного фонда и Фонда национального благосостояния сейчас превышает 5 трлн рублей. Уменьшился дефицит бюджета, по итогам I квартала он составил 1% ВВП. Это принципиально ниже показателей 2015–2016 годов.

Мы сегодня также рассмотрим поправки в Налоговый кодекс, которые, по сути, корректируют размер налога на добычу полезных ископаемых для ряда нефтяных и газовых компаний в IV квартале этого года и в 2020 году.

Документ также предусматривает индексацию ставок акцизов в 2020 году на уровень инфляции и возможность не взыскивать дополнительные суммы платежей при ввозе некоторых импортных товаров. Мы рассчитываем, что такая корректировка принесёт бюджетам всех уровней дополнительные 30 млрд рублей в 2017 году и около 380 млрд рублей – в 2020 году.

Также мы обсудим поправки в Налоговый кодекс, которые необходимы для внедрения в нашей стране системы tax free. Это распространённая практика во многих странах. У нас система заработает с 1 октября этого года. Иностранцы, которые будут покидать нашу страну, смогут возвращать налог на добавленную стоимость с купленных здесь товаров, то есть 18% за минусом комиссии компании, которая будет оператором этой системы. Естественно, речь идёт о жителях государств, которые не входят в Евразийский экономический союз. Такое нововведение потребует и дополнительных расходов. В этом году – приблизительно 260 млн рублей. Но рассчитываем, что в будущем оно себя окупит за счёт роста розничного товарооборота.

Последние несколько лет мы активно совершенствуем систему предоставления государственных и муниципальных услуг, развиваем сеть МФЦ, чтобы людям было удобнее взаимодействовать с государством и это не занимало много времени. Поправки в законодательство, которые мы сегодня рассмотрим, позволят осуществлять платежи за оказанные услуги, за оформление различных документов непосредственно в МФЦ. Сейчас это можно сделать по интернету либо внести деньги через банк, банкомат или платёжный терминал. Но они есть не везде, и людям иногда, чтобы заплатить деньги, нужно съездить за несколько километров, а то и десятков километров. С принятием этого законопроекта эта проблема будет решена.

Следующий законопроект направлен на решение проблемы недостатка средств для финансирования крупных, капиталоёмких проектов. Он дополняет законодательство новеллами, относящимися к механизму так называемых синдицированных кредитов. Российские инвесторы часто не готовы в одиночку нести риски, которые связаны с финансированием масштабных проектов. Разделить риски с другими кредиторами и позволяет механизм синдицированного кредита. Рассматриваемый законопроект создаёт правовую базу для его развития. Мы рассчитываем, что его принятие повысит доступность кредитов и позволит увеличить объёмы кредитования в реальном секторе экономики.

Сегодня обсудим изменения в Бюджетный кодекс, которые, по сути, устанавливают новое бюджетное правило. Согласно этому правилу параметры федерального бюджета (прежде всего расходы) будут рассчитываться исходя из цены на нефть марки «Юралс» на уровне 40 долларов за баррель. А нефтегазовые доходы, которые получены сверх этой цены, планки отсечения, будут направляться на пополнение наших резервов. Это снизит влияние международной конъюнктуры нефтяных цен на устойчивость наших государственных финансов. И мы рассчитываем, что принятие нового бюджетного правила обеспечит более предсказуемые макроэкономические условия для развития экономики, в том числе поможет достичь цели по снижению инфляции.

Есть ещё ряд законопроектов, которые мы сегодня рассмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 июня 2017 > № 2209221 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209187 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам «Прямой линии».

По окончании «Прямой линии» Владимир Путин ответил на вопросы представителей средств массовой информации.

В.Путин: Давайте с наших китайских друзей начнём.

Вопрос: В мае текущего года главы государств и правительств тридцати стран мира приняли итоговое коммюнике Первого международного экономического форума «Один пояс, один путь», по которому стороны решили наращивать сотрудничество. Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, как Россия совместно с Китаем планирует реализовывать эти договорённости? Спасибо Вам.

В.Путин: Я уже говорил, но могу повторить.

Во-первых, я считаю, что это мероприятие является пока уникальным. Это инициатива Председателя КНР, нашего большого и моего личного друга Председателя Си Цзиньпина. Оно прошло удачно. Это крупное, удачное мероприятие. Рассчитываю, что оно положило начало новому этапу сотрудничества в Евразии, и не только в Евразии.

Главное, что мы должны сделать, – это объединить наши усилия в рамках Евразийского экономического союза и в рамках китайской инициативы Шёлкового пути. Можно ли сделать или нет? Уверен, что можно, потому что даже в сфере экономики, я уже сейчас не говорю про стратегический уровень нашего партнёрства, у нас очень много совпадающих целей и взаимодополняющих возможностей. Поэтому у меня нет никакого сомнения, что мы будем работать вместе, и эта работа будет эффективной, принесёт пользу как китайскому, так и российскому народу. Но и не только нам – будет влиять на глобальную конъюнктуру в мире.

Я хочу ещё раз поблагодарить китайскую сторону за организацию этой работы.

Вопрос: Владимир Владимирович, я из Донбасса приехал, там люди у меня спрашивали. Я с Иосифом Давыдовичем Кобзоном восьмой раз был. Они говорят: «Спроси у Владимира Владимировича, когда он заберёт Донбасс». Потому что там устали. Три года прошло, там стреляют, и люди просто не знают, как быть. Всё разрушено.

В.Путин: Да, я знаю. Это трагедия, и очень большая. Мы сделаем всё для того, чтобы минимизировать тот ущерб, который там имеется. И что я хочу сказать. Вы знаете нашу позицию в целом, но мы будем делать всё для того, чтобы людей там поддержать, вне зависимости ни от каких внешних факторов. Но очень рассчитываем на то, что ума, здравого смысла и ответственного отношения к делу хватит и у сегодняшнего киевского руководства для того, чтобы реализовывать те соглашения, те договорённости, которые были достигнуты в результате достаточно сложной работы, имею в виду прежде всего минские соглашения.

Вопрос: Они не работают.

В.Путин: А если бы их не было, было бы гораздо хуже. Это совершенно очевидная вещь. Но мы видим, что проблемы там не уменьшаются, а отчасти нарастают. И мы будем анализировать эту ситуацию, для того чтобы своевременно принять решения, которые будут адекватны складывающейся ситуации.

Вопрос: Всем известно, что Россия поддерживает хорошие отношения с курдами из Сирии и Ирака. 2 июня у Вас была встреча с Премьер-министром Иракского Курдистана господином Барзани. И ещё, до сих пор курды воюют против терроризма. Вот мой вопрос: будет ли Россия поддерживать отношения с курдами после окончания войны с терроризмом?

В.Путин: Мы всегда поддерживали отношения с курдским народом. И я не вижу оснований прекращать эти контакты.

Но сначала нам нужно решить общую задачу, о которой Вы сейчас сказали. Это борьба с терроризмом. Мы знаем, и я уже об этом неоднократно говорил, наша позиция здесь является открытой. Мы знаем, какой большой, существенный вклад вносят курдские бойцы в борьбу с терроризмом. Это очень боеспособные курдские подразделения и действуют очень эффективно.

А что касается более широкого сотрудничества, Вы сейчас сами упомянули о моей встрече с господином Барзани. Мы и в целом с Ираком работаем очень активно, и эти отношения будут развиваться.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, насколько курдская проблема является острой. Мы нашу позицию давно определили. Мы будем действовать и выстраивать свою позицию в рамках международного права.

Вопрос: Владимир Владимирович, в настоящий момент активируется программа по совместной экономической деятельности между Японией и Россией на Курильских островах. В Японии это означает начало запуска передачи островов. Скажите, пожалуйста, для России что это значит? То же самое, какая позиция у России? Планируете ли Вы посетить острова?

В.Путин: Смотрите, мы исходим из того, что совместная работа на островах возможна. И мы к этому относимся так, что мы должны создавать благоприятные условия для решения территориальных проблем. Какую форму приобретут окончательные решения, мы пока не знаем. Но без создания соответствующих условий, которые должны выражаться в повышении обстановки доверия, сделать вообще ничего невозможно.

Есть и отягощающие эту проблему вопросы, а именно вопросы обеспечения безопасности, в том числе и в этом регионе, обязательств Японии со своими союзниками. Это всё очень тонкие вещи, которые требуют очень тщательного и взвешенного рассмотрения и проработки. В зависимости от того, как пойдёт эта работа, будут приняты окончательные решения. Говорить пока об этом преждевременно.

Вопрос: В последние два месяца прошли несколько массовых протестов против власти. Скажите, пожалуйста, что Вы о них думаете? И считаете ли Вы Алексея Навального, по призыву которого произошли эти протесты, своим политическим конкурентом на выборах в 2018 году?

В.Путин: Я, когда услышал, что Вы от Би-би-си, нисколько не сомневался, что именно этот вопрос Вы и зададите, потому что это в определённом смысле пропаганда тех людей, которых Вы поддерживаете.

Протестные акции всегда возможны в рамках демократических процедур. И думаю, что это правильный, хороший способ донести до власти, до любой власти и в любой стране, в том числе и в России, точку зрения людей, которые не согласны в чём-то с действующими властями. При этом любые формы протестов, в том числе и демонстрации, должны оставаться в рамках закона. Так же как и чиновники, и властные структуры, представители власти должны действовать в рамках закона. Те, кто нарушает закон, должны отвечать за эти нарушения. Вот и всё.

Но одно дело организовывать протестные акции, а другое дело использовать эти акции как инструмент провокации и обострения ситуации для самораскрутки. Вот это я не приветствую. Я считаю, что это делается не для улучшения ситуации в стране, это делается не для решения каких-то проблем, перед которыми стоит страна, и люди стоят не для того, чтобы решить проблемы людей, а чтобы решить свои собственные, личные вопросы, связанные с саморекламой.

Вопрос: Владимир Владимирович, про продажу РБК.

В.Путин: Про что?

Вопрос: Продажа РБК.

В.Путин: Вы же мне задавали этот вопрос.

Вопрос: Нет, я не этот задавала. Известно, что в ближайшее время состоится сделка по продаже РБК Михаила Прохорова Григорию Берёзкину. Вы обсуждали с кем-нибудь из участников сделки эту сделку?

В.Путин: Нет.

Вопрос: Встречались ли Вы недавно с Михаилом Прохоровым?

В.Путин: Нет. Сделку ни с кем не обсуждал. С Михаилом Прохоровым пока не встречался. Я могу себе представить, что такая встреча может состояться.

Вопрос: Как Вы прокомментируете информацию, что эта сделка является результатом давления властей на нынешнего собственника или следствием Вашего личного недовольства редакционной политикой РБК?

В.Путин: Никак не могу прокомментировать. Я считаю, что такие средства массовой информации, как РБК, нужны. Иногда, честно говоря, даже сам смотрю. Тот информационный пакет, который я вижу на экранах, в принципе считаю полезным, мне нравится. Но какое-то давление, во всяком случае, я об этом ничего не знаю. А с Михаилом Прохоровым я, может, и встречусь, я с ним хорошо знаком. Но ни с кем я не встречался и ни с кем не обсуждал.

Вопрос без микрофона.

В.Путин: Когда я это слышу, я смотрю на то, что происходит в других странах. А там – пожалуйста, мы знаем, как идут политические процессы, знаем политических долгожителей. Это в принципе нормально, если это находится в рамках демократических процедур, если это находится в рамках действующего закона. У нас закон в этом смысле никто не нарушает.

Вопрос: Вас во время «Прямой линии» сегодня спросили про Кирилла Серебренникова, Учитель спросил, но Вы не ответили на вопрос.

В.Путин: У меня как–то проскочило мимо ушей, прошу прощения. Он спросил про Серебренникова?

Вопрос: Он спрашивал, да, – и Безруков, и Учитель, – как Вы относитесь к тем силовым акциям, которые были в «Гоголь-центре», и в отношении кого Вы говорили «дураки». Потому что в разговоре с Мироновым о Госпремиях, то, что потом было описано, вы сказали «дураки».

В.Путин: Я уже сам не помню, что я говорил, когда мне передавали это письмо. Письмо я действительно прочитал. Я уже не помню, в каком контексте, какие там «дураки», хотя могу сейчас представить, если я не ошибусь, воспроизведу.

Речь, видимо, шла о том, что обыски, изъятия документов производились при силовой поддержке, но здесь ничего умного я не вижу, потому что нет никакой необходимости заявляться в театр, в бухгалтерию с силовой поддержкой. Это просто нелепо.

Хотя я должен Вам сказать, что это не в отношении конкретного театра или Серебренникова было сделано. У нас силовая поддержка применяется сплошь и рядом, даже там, где это совершенно не нужно делать. Я сейчас не буду воспроизводить. Это делается даже при проведении соответствующих следственных действий в самих силовых структурах. Тоже ни к чему. Знаете, офицеры подчинятся любому приказу. Бессмысленно. И здесь тоже было бессмысленно.

Что касается Серебренникова. Я с ним не знаком в отличие, скажем, от Алексея Учителя. Во всяком случае, лично не общался. Как Вы знаете, многие вещи он создавал при поддержке государственных финансов. То есть никаких ограничений – я сейчас не даю оценки его творчеству, совершенно к этому не готов, – но каких–либо ограничений, связанных с его творческой деятельностью, как Вы знаете, не было и нет, потому что просто ему давали государственные деньги. Но если уж кому–то дают государственные деньги, то государство должно исходить из того, что они тратятся правильно, в соответствии с законом. Возникли опасения, что есть финансовые нарушения. Всё, больше здесь ничего нет. Но окончательно сделать вывод – виноват кто–то или не виноват, – может только суд после завершения предварительного расследования.

Вот и всё, что я могу сказать на сегодня.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209187 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209179 Владимир Путин

Прямая линия с Владимиром Путиным.

В эфире телеканалов «Первый», «Россия 1», «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла 15-я специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Т.Ремезова: Здравствуйте! В эфире «Прямая линия с Владимиром Путиным» – совместный проект Первого канала и телеканала «Россия». Нашу программу можно также смотреть на канале «Россия 24» и слушать в эфире радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».

В студии «Прямой линии» – Татьяна Ремезова и Дмитрий Борисов.

Д.Борисов: Добрый день!

Для начала хотел бы представить наших коллег, которые будут сегодня нам помогать. В колл-центре работают Мария Гладких и Наталья Юрьева, ну а с гостями здесь, в студии, – Вера Красова и Наиля Аскер-заде, Ольга Паутова и Ольга Ушакова.

Рядом с ними – люди, которые в минувшем году так или иначе становились героями самых ярких репортажей наших корреспондентов, люди, без которых сегодня, пожалуй, нельзя себе представить Россию.

Слово – Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Итак, в прямом эфире – Президент Российской Федерации Владимир Путин.

М.Гладких: Добрый день!

Мы находимся в центре обработки сообщений, в редакции «Прямой линии». В наш центр уже поступили 1 миллион 100 тысяч звонков по телефону. Напомню, что задать свой вопрос Владимиру Путину вы можете прямо сейчас. Номер телефона – традиционный: 8–800–200–40–40. Номер для СМС- и ММС-сообщений – 0–40–40.

Н.Юрьева: Помимо СМС и звонков наши операторы принимают и видеовопросы. Их можно отправить или через сайт moskva-putinu.ru, или с помощью специального приложения для мобильных устройств, которое называется так же: «Москва – Путину».

Вы можете обратиться к Президенту и в официальных группах нашей программы в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники». Впервые на прямую видеосвязь с главой государства вы можете выйти с помощью сервиса «OK Live». Также это можно сделать с помощью приложения «Москва – Путину». Так Президент вас не просто услышит, но и увидит.

Звоните. Мы принимаем обращения до конца эфира. Время еще есть. Возможно, Владимир Путин ответит именно вам.

М.Гладких: Ещё одна новинка этой «Прямой линии». В этом году с помощью коммуникационной платформы SN Wall мы в режиме реального времени можем отслеживать то, как зрители обсуждают нашу программу в социальных сетях. На данный момент в «Фейсбуке», «ВКонтакте», в «Инстаграме» и «Твиттере» опубликовано уже 300 тысяч комментариев.

Для тех, кто хочет посмотреть нашу программу с сурдопереводом, ведётся трансляция в эфире Общественного телевидения России и на нашем сайте.

Д.Борисов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Добрый день!

Д.Борисов: Вот уже 12 дней наш центр обработки сообщений принимает вопросы. За это время принято уже 2 миллиона разных обращений. В первой пятёрке самых больных для россиян тем – рост цен, падение уровня жизни, ЖКХ, здоровье и, конечно, много личных просьб.

Т.Ремезова: Но я хотела бы заострить внимание на одном очень важном отличии этой «Прямой линии» от предыдущих.

Большинство обращений в нашу редакцию – не о настоящем, они о будущем: как будет жить наша страна в ближайшие годы, какими будут отношения России с другими государствами. Возможно, такова специфика предвыборного года, в это время, когда вопросов, прежде всего к власти, к Вам, всегда больше, чем обычно.

Д.Борисов: Но, прежде чем говорить о будущем, позвольте начать с настоящего.

В последнее время звучит довольно много оптимистичных оценок ситуации в нашей экономике. Можно ли говорить, правильно ли мы понимаем, что экономический кризис закончился?

В.Путин: Вы начали, по сути, с центрального вопроса: закончился ли экономический кризис? И очень хочется ответить положительно, естественно, очень хочется послать такой позитивный сигнал в общество, но при этом всегда думаешь о том, что вдруг что–то случится, где–то сбой произойдёт и т. д.

Но мы должны основываться, разумеется, делая выводы подобного рода, на объективных данных. О чём говорят объективные данные? Они говорят о том, что рецессия в российской экономике преодолена, и мы перешли к периоду роста. Я ещё вернусь к этому и скажу, почему можно сделать такой вывод, на основании каких данных.

Но начать всё–таки хотел бы с другого, начать хотел бы с проблем, которые не решены и которые являются наиболее острыми. Вы, кстати, о них тоже упомянули. В чём они заключаются? У нас снизились реальные доходы граждан за последние несколько лет, и что особенно тревожно – это то, что увеличилось количество людей, живущих за чертой бедности, получающих доходы ниже прожиточного минимума.

Самая печальная ситуация в этом смысле у нас сложилась в начале и середине 90–х годов, когда у нас за чертой бедности проживала почти треть населения страны. Это было почти 40 процентов населения: 35–37 процентов, по разным подсчётам, почти 40 миллионов человек. Самый низкий показатель и, соответственно, самый лучший в этом смысле мы зафиксировали в 2012 году.

В таком положении находилось 10,7 процента населения. К сожалению, за последние годы количество этих людей подросло до 13,5 процента. Казалось бы, это не так уж и много: несколько процентов, но за этими процентами десятки и сотни тысяч людей, их судьбы, поэтому мы должны об этом подумать.

У нас есть и нерешённые проблемы в экономике, и это прежде всего отражается на доходах людей. И какие это проблемы? Это структура экономики, которая нас не устраивает, и в этой связи можно сказать о низкой производительности труда: если мы не будем её повышать, то тогда не будет и новых рабочих мест, тогда не будут повышаться доходы, это ключевая вещь.

А теперь всё–таки о том, наверняка мы к этим проблемам ещё сегодня вернёмся, сто процентов, у людей будут эти вопросы, мы детализируем все эти проблемы, что нам позволяет сказать о том, что рецессия закончилась в российской экономике. Первое и очень важное – три квартала подряд наблюдается рост экономики, рост ВВП. Скромный, тем не менее из квартала в квартал.

В конце прошлого года, в четвёртом квартале, – плюс три процента, в первом квартале этого года – плюс пять процентов, в апреле – уже 1,4 процента. В целом за четыре месяца – плюс 0,7.

Растёт промышленное производство. Где–то за первый квартал – плюс 0,7 процента. Я здесь кое–какие данные актуальные для себя взял, чтобы не забыть, могу с ними вас тоже познакомить, это последние данные.

Наблюдается рост инвестиций в основной капитал – 2,3 процента, рост продаж автомобилей и ипотечных кредитов, что во всех экономиках является явным свидетельством начала роста, рост несырьевого и неэнергетического экспорта – на 19 процентов.

Наконец, очень важная составляющая макроэкономического характера: у нас рекордно низкая инфляция за всю новейшую историю России. На сегодняшний день – 4,2 процента, такого ещё никогда не было. Это говорит о том, что у нас есть все основания полагать: мы достигнем целевой инфляции четыре процента по году.

Растут золотовалютные резервы Центрального банка, международные резервы, в прошлом году мы начали с 368, закончили 378, в этом году они уже 407 миллиардов долларов. И один из важнейших показателей, я не могу о нём не сказать: у нас инвестиции в основной капитал растут быстрее, чем растёт экономика.

Экономика выросла на 0,7 процента за четыре месяца, а инвестиции в основной капитал – на 2,3 процента. О чём это говорит, если сказать проще? Проинвестировали уже в развитие производств 2,3 процента, это говорит о том, что уже сделан задел на будущий ближайший рост, и всё это, безусловно, не может нас не настраивать на положительный лад, и это не может не отражаться и отражается на некоторых вопросах социальной сферы.

Каких? Главное из них наше достижение, мы об этом говорим, и считаю необходимым сказать ещё раз: у нас значительно снизилась младенческая и материнская смертность. С 2000 года младенческая снизилась в три раза, а материнская – почти в четыре раза. Таких данных не показывает ни одна социальная сфера, наверное, в мире. И как результат – рост продолжительности жизни: было 70 с небольшим, сейчас – 72 года. Так что всё это в совокупности даёт нам основания говорить, что кризис преодолён.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, но всё–таки Вы и сами сказали, что реальные доходы населения снизились, и официальная статистика об этом говорит. Всё–таки когда этот рост экономики граждане реально почувствуют на себе? Когда это произойдёт?

В.Путин: Вы знаете, в принципе планка падения достаточно серьёзная была, поэтому почувствовать сразу сложно. Я сказал ведь в самом начале, что считаю эту проблему самой важной и самой острой.

У нас реальная заработная плата тем не менее с июля-августа прошлого года начала потихонечку расти и за прошлый год подросла на 0,7 процента. Конечно, наверное, это ещё пока трудно заметить, хотя в апреле этого года рост составил уже 2,3–2,4 процента.

Как вы помните, мы в начале этого года сделали единовременную выплату сделали пенсионерам 5 тысяч рублей, проиндексировали с 1 февраля неработающим пенсионерам на 5,4, а потом ещё доиндексировали до 5,8 процента. Социальные пенсии проиндексировали.

Работаем с работодателями на предмет повышения нижней платки МРОТ, повысили в прошлом году на 20 процентов с лишним, в этом году ещё повысили МРОТ. В общем и целом обязательно будем двигаться к тому, чтобы люди реально почувствовали изменения к лучшему.

Т.Ремезова: Тем не менее пока очень многие жалуются на низкий уровень зарплат. У меня в руках целая пачка СМС, ММС, люди присылают нам в редакцию фотографии своих зарплатных платёжных ведомостей, что они получают. Например, зарплата дошкольного педагога (детский сад № 111, город Астрахань) – 7935 рублей. Это май 2017 года. Как можно жить на такую зарплату?

Медицинская сестра, медсанчасть, космодром Восточный, на руки в мае получила 10 246 рублей за месяц.

«Как можно получать пожарному 8000 рублей в месяц и рисковать жизнью за эту зарплату?» – это пишет начальник пожарной команды Александр Мельников из Саратовской области.

«Когда прибавят зарплату почтальонам? Получаем 3600, как жить?»

В.Путин: Насчёт 3600 надо проверить, откуда берутся такие цифры, безусловно. Потому что у нас есть минимальный уровень заработной платы, МРОТ есть, а он выше, чем 3600. Но все люди, которых Вы перечислили, относятся к такой категории бюджетников, которые не попали в так называемую «указную категорию».

Что касается тех бюджетных сфер, которые попали в указы 2012 года, там более или менее у нас соблюдается порядок повышения уровня заработной платы. Другие категории бюджетной сферы, которые в этих указах не оказались, – там сложнее, им не индексировали, несмотря на то что цены подросли, инфляция была значительная (в позапрошлом году она 12,9 процента была), а индексации не было. Это, конечно, несправедливо, я согласен. И я с Правительством на этот счёт говорил, у них есть поручение. С 1 января 2018 года доходы будут проиндексированы.

Т.Ремезова: Спасибо.

Д.Борисов: У нас много звонков на эту тему. Давайте подключим к разговору о реальных доходах населения наш колл-центр.

Наталья, Вам слово.

Н.Юрьева: Спасибо.

Владимир Владимирович, буквально только что звонили и спрашивали, как прожить на зарплату медсестры в Приморье. Социально-экономические проблемы традиционно самые острые и беспокоят наших граждан больше всего.

Вижу ещё одно обращение на эту тему, тоже крайне болезненная проблема – низкие зарплаты учителей в регионах.

Давайте выведем в прямой эфир по видеосвязи Алёну Остальцову из Иркутска.

Алёна, добрый день, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

А.Остальцова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте.

А.Остальцова: Я Остальцова Алёна Валерьевна, беспокою Вас из Иркутской области, из города Шелехова. Наверное, это распространённый вопрос – почему такие маленькие зарплаты у учителей. Я работаю учителем начальных классов, отработала год, свыше 16,5 тысячи я не получала. Также я не получала подъёмные для молодого специалиста. Я очень люблю свою работу, очень люблю работать с детьми, но зарплата не оставляет мне выбора. Как существовать на эти деньги? Спасибо.

В.Путин: Алёна, это Иркутская область, да, Вы сказали?

А.Остальцова: Да.

В.Путин: Город Шелехов, видимо, небольшой населённый пункт, не знаю, насколько комплектна ваша школа, но мы с Вами знаем, и все другие учителя страны знают, что была поставлена задача – довести заработную плату учителей до средней по экономике. Я боюсь ошибиться, не помню точную цифру, сколько средняя по экономике в Иркутской области, но где-то 30 тысяч с небольшим. Средняя по экономике в Иркутской области – 30 с лишним тысяч. У учителей даже чуть больше в Иркутской области.

Что происходит на практике? У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу. Это делает сама школа. Повторяю: штатное расписание и доплаты. Ясно, что молодой специалист, а Вы молодой специалист, должен получать чуть меньше, чем опытные педагоги, со стажем и так далее. Но неясно, почему в 2–3 раза меньше, и для меня тоже непонятно. Надеюсь, что руководство области, руководство соответствующих структур, которые занимаются образованием, конечно, обратят на это внимание.

Сейчас я о чём подумал: такой разницы в доходах, как я сказал, быть не должно. Поэтому, если это происходит на практике, наверно, вполне было бы обоснованно обозначить какой-то минимум или минимальное соотношение между уровнем доходом молодых специалистов и тех, кто уже имеет большой стаж. Над этим, наверно, надо подумать.

А.Остальцова: Спасибо большое.

В.Путин: По поводу 11 тысяч – это, конечно, странно. Повторяю: в разы зарплаты отличаться не должны. Поразбираемся с Вашим конкретным случаем.

Т.Ремезова: Перед эфиром мы общались с авторами обращений в редакцию, в том числе и на эту тему. Действительно, ситуация по регионам везде очень разная и во многом зависит от того, кто регионом руководит.

За последний год в руководстве регионов России произошли масштабные перемены, такого не было никогда: Бурятия, Калининград, Карелия, Киров, Марий Эл, Новгород, Пермь, Рязань, Севастополь, Тверь, Тула, Удмуртия, Ярославль. Почему, и все ли губернаторы-новобранцы справляются со своими обязанностями?

В.Путин: Вы знаете, во многих местах уже подошёл срок для губернаторов, многие из них уже отработали более 10 и даже больше лет. Честно говоря, они сами уже поставили вопрос о том, чтобы использовать их на других участках работы.

Где-то мы почувствовали, что люди уже хотят перемен, и поэтому инициировали этот процесс. Но по поводу того, справляются или не справляются, – это вопрос прежде всего к гражданам. Некоторые из избранных руководителей регионов, перед тем как пойти на выборы, проработали там полгода и год, и, когда пошли на выборы, люди за них проголосовали, доверили им судьбу региона. Поэтому можно сказать, что избиратели посчитали, что эти кандидаты справляются. Но, конечно, любые выборы, результаты любых выборов – это аванс, который даётся людьми руководителю любого уровня при начале своей трудовой деятельности на этом новом высоком посту.

Справляются или не справляются, ещё раз вернусь к этому вопросу. Должны справляться, у них есть для этого всё, несмотря на то что все они, как правило, люди достаточно молодые, тем не менее у них есть большой опыт государственной работы и жизненный опыт, и, кроме того, конечно, можно на них всё что угодно свалить, но там не всё просто в регионах и с финансами.

В этом смысле Федерация им помогает, подставляет плечо. Для решения, кстати говоря, этих вопросов социального характера – выравнивания заработной платы – в федеральном бюджете этого года предусмотрено 40 миллиардов рублей. И больше того, я ещё попросил Правительство, чтобы добавили, и Правительство это сделало, зарезервировали ещё плюс 10 миллиардов рублей. Так что у них поддержка есть, есть и свои собственные программы в социальной сфере, надо работать и показывать результат.

Т.Ремезова: Такой вопрос пришёл к нам на сайт «Прямой линии»: «Две недели назад Европа продлила антироссийские санкции ещё на год. Скажите, готовы ли мы жить под санкциями десятилетиями?»

В.Путин: На самом деле история России показывает, что мы, как правило, и жили под санкциями, начиная с того момента, когда Россия начала вставать на ноги и чувствовать себя крепко. Когда наши партнёры в мире чувствовали в лице России серьёзного конкурента, так под разными предлогами вводились какие-то ограничения.

Это было на протяжении всей нашей истории, я уже не говорю даже про советское время, и раньше это было, ещё до Октябрьской революции. Поэтому здесь нет ничего удивительного.

Сейчас мы знаем, что в Сенате Соединённых Штатов опять законопроект возник по поводу ужесточения этих санкций. Кстати говоря, почему? Ведь ничего такого не происходит экстраординарного. В связи с чем на голом месте опять начали говорить об этих санкциях? Это, конечно, и свидетельство продолжающейся внутриполитической борьбы в Штатах, тем не менее это происходит, и, я считаю, на голом месте. Так что не было бы Крыма, не было бы других проблем, придумали бы что-нибудь ещё для сдерживания России, так всегда и подавалась политика сдерживания России.

Что с этими санкциями произошло и как они на нас отразились, отразились или нет? Да, отразились. Кардинально или нет? Не думаю. На нас больше отразилась мировая конъюнктура и снижение цен на традиционные наши товары – нефть, газ, металлургическую промышленность, химию и так далее.

Как считают наши партнёры? Госдеп США считает, что эти санкции привели к минус одному проценту ВВП для нашей экономики, европейцы считают, что чуть побольше, ООН даёт такие цифры – считают, что мы потеряли где-то 50–52 миллиарда долларов, а те страны, которые ввели санкции, потеряли 100 миллиардов долларов. Так что это обоюдоострое оружие и вредит всем, в том числе и тем, кто это делает.

Но, как ни странно, есть и плюсы. В чём они заключаются? В том, что мы вынуждены были включить мозги, таланты, сосредоточить ресурсы на ключевых направлениях, а не только пользоваться нефте- и газодолларами. К чему это привело? У нас реально начало расти производство в важных, сложных отраслях.

Мы восстановили компетенцию в радиоэлектронике в значительной степени, авиастроении, ракетной области, фармацевтике сейчас у нас идут хорошие процессы, в тяжёлом машиностроении. Уже не говорю про сельское хозяйство. Мы с вами знаем, рост около трёх процентов, и Россия стала номером один, лидером по экспорту зерновых, по экспорту пшеницы. Так что вот вам результат.

У нас в разы сократились закупки по импорту, собственное производство, скажем, по мясу свинины, мясу птицы, закрывает практически всю нашу потребность. Более того, мы сейчас ищем рынки сбыта.

Я с нашими китайскими друзьями договариваюсь о том, чтобы они открыли китайский рынок для наших производителей свинины и мяса птицы, поэтому у нас есть и положительные моменты.

Конечно, это ненормальная ситуация, все эти ограничения ни к чему хорошему не приводят, а надо стремиться к тому, чтобы мировая экономика функционировала без этих ограничений.

Д.Борисов: Если позволите, вернусь к теме оценки региональных властей нашими зрителями. 12 дней мы собираем вопросы, и, удивительное дело, мы заметили, пока готовили эту «Прямую линию», что наши корреспонденты в процессе анонсирования сегодняшнего эфира брали некоторые вопросы уже себе в сюжеты заранее, показывали видеообращения, вопросы, жалобы. И происходило чудо: на следующий день после того, как этот сюжет выходил в эфире Первого канала или телеканала «Россия», в городах стали срочно класть асфальт, приезжали бригады маляров, стали красить стены, фасады ремонтировать. Вроде как бы и нет проблемы, с одной стороны.

С другой стороны, есть и другая тенденция. Таня [Ремезова] не даст соврать, как раз в её эфире была история, как пожаловались люди на очереди в поликлиниках, а потом вроде выясняется, что врачи говорят: «Всё неправда, это искусственный вопрос». И есть такая тема, с одной стороны, псевдопомощи, когда делают вид, что проблема не настоящая. С другой стороны, наоборот, псевдопроблемы, когда вроде проблемы нет, но её пытаются создать.

Очень важно, хотелось бы отметить, что мы все такие случаи фиксируем. И, несомненно, и Вам, Владимир Владимирович, и Администрации Президента предоставим список этих, с одной стороны, псевдорешённых вопросов, и, с другой стороны, вот таких вот…

В.Путин: Вы знаете, в этом тоже есть определённый смысл – один раз в год проводить такие мероприятия. Где-то, где плохо шевелились, может быть, что-то сделают хорошее: и дорогу положат, где нужно, и со здравоохранением поразбираются, другие социальные вопросы порешают. Это такие фрагментарные вещи. Для меня важно другое – понять настроение общества, понять, что людей сегодня больше всего беспокоит.

Вот этот огромный массив. Конечно, невозможно ответить на все вопросы, это нереально. Но на какие-то вопросы мы с вами ответим сегодня, я отвечу с вашей помощью, а на какие-то – нет. Во всяком случае, будет понятно мне, Правительству, Администрации Президента, что на сегодняшний день является главным, основным, даже какой-то кричащей проблемой, на что нужно обратить особое внимание. Уже за это, за то, что люди принимают участие в этой совместной работе, я хочу поблагодарить всех наших телезрителей, всех, кто через интернет обращается.

Т.Ремезова: Знаю, что тема санкций нашла отклик среди гостей нашей студии.

Слово Ольге Паутовой.

О.Паутова: Владимир Владимирович, у нас в зале очень много представителей агробизнеса. Их скорее волнуют наши ответные меры на санкции и связанное с ними импортозамещение.

Рядом со мной Сергей Королёв, глава Национального овощного союза. По его словам, за последние три года наши фермеры смогли научиться выращивать самые вкусные, главное, полезные помидоры и огурцы.

Сергей Валерьевич, урожай-то богатый у нас?

С.Королёв: Растём примерно по 20–30 процентов в год.

Владимир Владимирович, Вы сегодня затронули тему санкций. Мы воспринимаем те меры, которые были введены в отношении России, как подарок, дополнительный инструмент поддержки нашего агропромышленного комплекса. И ответные меры, которые были введены, уже дали свой эффект.

Сегодня мы, что касается овощеводства, плодов, растём такими темпами, которыми не росли за всё время Советского Союза, современной истории России. И могу Вам сказать, что мы уже на 50 процентов выросли по сравнению с тем моментом, когда были введены ответные меры. Мы вложили уже в овощеводство 150 миллиардов рублей инвестиций. Вы сегодня говорили про эти цифры, инвестиции растут, 150 миллиардов за короткий период. Такой динамики не было никогда. Создали более 10 тысяч рабочих мест. И, безусловно, конечно, мы и дальше готовы продолжать эту работу.

Но всех интересует вопрос. Всё-таки вчера сенат принял решение, Европа заявила о том, что будут продолжены, даже расширены санкции. Будем ли мы продлевать наши антисанкции в ответ на те решения, которые были приняты на Западе?

И второй вопрос, Владимир Владимирович: когда, не дай бог, эти санкции закончатся, можем ли мы рассчитывать на Вашу поддержку в защите нашего внутреннего рынка, как это уже было по турецким томатам, за которые Вам отдельное спасибо от всех овощеводов России?

В.Путин: Вопрос не частный, касается всей страны. Почему? Потому что два года назад, мы с Вами об этом хорошо знаем, как раз производство овощей, фруктов было наиболее проблемной точкой, в том числе отразилось на доходах граждан, потому что цены подросли. Мы закрыли, по сути, импорт или прикрыли его сильно, но собственного объёма производства, нужного для нашего потребителя, у нас не было. Мы сделали всё, сейчас не буду перечислять эти меры, – Вы их знаете лучше, чем даже я, надеюсь, что Вы ими воспользовались, – чтобы наши производители нарастили производство овощей и фруктов, прежде всего овощей. Инфляция у нас два года назад до 12,9 процента доходила, в том числе и из-за этого. В том числе. Не только, но в том числе.

Мы исходили из того, что наш сельхозпроизводитель, и производитель мяса в животноводстве, производитель овощей и фруктов, должен набрать такие обороты, чтобы закрыть потребление собственного рынка. И у вас это получается, за что Вам огромное спасибо. Не только Вам, но и всем людям, которые на селе живут.

И инфляция у нас сегодня, смотрите, 4,2 процента. Вот вам результат. Он есть и пошёл на пользу целой отрасли экономики, где у нас чуть ли не одна треть населения живёт и работает, если из социальной сферы взять. Это очень хорошо. И качество действительно лучше, Вы правы.

У нас Правительство продлило действие санкций до конца текущего года, до 31 декабря. Будем смотреть, как будут складываться наши отношения со странами, которые вводят ограничения в отношении нашей экономики.

Что касается бесконечного продления каких-то ограничений. Если наши партнёры в отношении нашей экономики санкции будут снимать, то мы тоже должны будем это делать, иначе мы столкнёмся с проблемами в рамках ВТО. Я хочу сказать, что, во-первых, мы должны обеспечить конкуренцию на внутреннем рынке в интересах потребителей, в том числе для жителей крупных городов. А во-вторых, мы очень рассчитываем, мы вам сегодня помогаем изо всех сил для того, чтобы вы набрали эти обороты, стали бы конкурентоспособными. И если и качество, и производительность труда у вас будут не ниже, чем у ваших конкурентов, то вы всегда будете иметь преимущество на собственном рынке, имея в виду, что у вас логистика намного дешевле. Поэтому, так скажем, не прямая поддержка, а косвенная, которая не запрещена в рамках ВТО, – а там много на самом деле лазеек, – конечно, будет продолжаться. Но такой вот массированной и прямой, грубой, что ли, наверное, – на неё не нужно рассчитывать, а нужно уже сейчас сделать всё для того, чтобы быть конкурентоспособными в ближайшей перспективе.

Т.Ремезова: Сейчас обратимся в колл–центр, давайте послушаем телефонный звонок. Мария, Вам слово.

М.Гладких: Да, спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, многие люди звонят с таким вопросом, что они на местном уровне долгое время не могут решить свои вопросы сами, но, уже отчаявшись, понимают, видимо, что, обратившись к Вам, быстрее смогут решить свои вопросы. И сейчас у нас есть звонок из Забайкальского края.

Здравствуйте! Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

Н.Калинина: Здравствуйте!

Уважаемый Владимир Владимирович, обращается к Вам жительница Забайкальского края Оловяннинского района Калинина Наталья Александровна. 29 апреля 2015 года у нас полностью сгорело село Шивия. На данный момент я осталась без жилья.

Нам предоставляли жильё, но оно непригодно для проживания. У меня на руках маленький ребёнок, я мать-одиночка. Куда я только ни обращалась, но все инстанции занимаются только отписками. Наша районная администрация только разводит руками.

Дочке в этом году идти в первый класс, а у нас нет прописки. Проживаем мы в старом заброшенном доме. Владимир Владимирович, будьте добры, помогите, пожалуйста, получить новое нормальное жильё.

Огромное Вам спасибо. Храни Вас Бог.

В.Путин: Наталья Александровна, не отключайтесь, пожалуйста. Это какая область?

Н.Калинина: Оловяннинский район, Забайкальский край.

В.Путин: Забайкальский край? Странно.

Забайкальский край, действительно, – это пожары 2015 года, лето 2015 года, и мы полностью выделили федеральные деньги на то, чтобы обеспечить людей жильём: те семьи, которые пострадали.

Я не помню сейчас точную цифру, но, по–моему, это чуть больше полумиллиарда, 300 с лишним миллионов выделялось как раз на решение жилищных проблем, и эти деньги должны были пойти именно на приобретение жилья либо на строительство нового жилья для таких семей, как у Натальи Александровны.

Там новый губернатор. Правда, она пришла уже на следующий год. Но я её попрошу с этим разобраться, обязательно попрошу разобраться прокуратуру: где деньги, как они были израсходованы. Но в любом случае, Наталья Александровна, Вашу проблему мы решим. Это обязанность государства, это были наши обещания обеспечить всех людей жильём, тех, кто пострадал от пожара. И мы это сделаем.

Д.Борисов: Мария, а какая статистика сейчас? Сколько звонков поступает в колл–центр в минуту? Какая нагрузка на линию?

М.Гладких: Да, Дмитрий, обязательно назову статистику, но сначала хотела бы показать, как формируются вопросы для «Прямой линии». Наши операторы на каждого дозвонившегося человека составляют такие анкеты, где указывают имя, пол, возраст, род занятий и, конечно же, сам вопрос.

Например, эта анкета от Эллы Павскиной из Московской области, она спрашивает про очереди в детском саду. Каждую минуту мы получаем 106 СМС- и ММС–сообщений, в среднем нашим операторы принимают 127 звонков в минуту, а при максимальном дозвоне мы принимаем где–то 456 звонков. Но это при самой максимальной загрузке линии.

Сейчас у нас есть звонок, дадим слово Ивану Ивановичу Таркину из Владивостока. У Вас уже вечер, поэтому добрый вечер, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

И.Таркин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Иван Таркин, вольный город Владивосток.

Господин Президент, подскажите, что у нас творится с «дальневосточным гектаром»? Кроме как издевательством это не назовёшь. Чтобы зарегистрировать свой участок, нужно сидеть месяцами на сайте и всё зря, программа постоянно зависает.

Мне удалось каким-то чудом получить кадастровый номер, распечатать договор, подписать его и в феврале отдать в Земельный комитет Владивостока.

И с тех пор договор на руки мне не выдают под различными причинами. А вот 100 лет назад у Столыпина с его примитивными инструментами таких ошибок не было. Почему?

В.Путин: Про Столыпина, конечно, Вы к месту вспомнили, только надо иметь в виду, что там были ещё и «столыпинские вагоны», куда насильственно помещали людей, и были так называемые «столыпинские галстуки» – это не что другое, как виселица. Но, правда, надо не забывать всё то положительное, что было сделано Столыпиным для нашей страны, именно поэтому и памятник ему стоит в Москве у Дома Правительства. Но у нас смертная казнь не применяется, как Вы знаете, хотя иногда… Вы понимаете, что я имею в виду.

Что касается этого гектара. Вы знаете, во–первых, в целом программа идёт неплохо, я сейчас об этом скажу. Сложнее всего, кстати говоря, в Приморском крае, объясню почему. Во–первых, с февраля этого года мы приняли решение дать возможность всем гражданам России, если они хотят переселиться на Дальний Восток, получить этот «дальневосточный гектар».

И сразу резко увеличилось количество заявок, их 92 тысячи, даже эта система, которая была настроена на обслуживание решения этого вопроса, даёт сбои, из 92 тысяч заявок 27 тысяч удовлетворены, то есть почти треть, – это первое.

Второе. Если в среднем получение земельного участка в европейской части занимает, как это ни печально, до трёх лет, на Дальнем Востоке, имею в виду этот гектар, – это два месяца с небольшим.

Ваш случай, конечно, плохой, из ряда вон. В чём может быть проблема, я конкретно ведь не знаю, но мы, безусловно, постараемся Вам помочь, уверен, что и министры сейчас нас соответствующие региональные слушают, и вице-премьер Трутнев Юрий Петрович слышит, они среагируют наверняка.

В чём там проблема? Проблема главная заключается в том, что нет нормального кадастра – первое.

И второе – очень много ведомственной земли: и Минобороны, и Академии наук, и всего, что связано с природоохраной. Вот на бумаге – одно, а на земле, реально – другое. Поэтому Вам номер кадастровый выдали, а потом, наверное, когда начали проверять, там наверняка какие–то несовпадения, и нужно урегулировать со всякими ведомствами эти несовпадения.

Я этим тоже постараюсь позаниматься, постараюсь помочь коллегам и губернаторам эти вопросы гармонизировать таким образом, чтобы не было проявлений подобно Вашему. Уверен, что Вы свой гектар получите. Хочу пожелать Вам удачи.

Т.Ремезова: Несмотря на то что с Дальнего Востока действительно приходит много жалоб и нареканий на то, как на практике идёт выделение земли по этой программе, из других регионов жалуются, когда же этот гектар станет не только дальневосточным, но и всероссийским. Например, Василий Геннадьевич Денисов, город Благой, Тверская область, задаёт Вам такой вопрос: планируется ли расширить программу «Дальневосточный гектар» в масштабах всей страны? Неужели в России не осталось пригодных земель?

В.Путин: Пригодных земель в России достаточно. Одних только земель сельхозугодий, не используемых по назначению, свыше 43 миллионов гектаров. Это огромные, просто колоссальные земельные запасы.

Нам сначала нужно провести, наверное, этот эксперимент полноценно на Дальнем Востоке. Видите, несмотря на в целом достаточно благоприятную ситуацию, встречаются и такие случаи, о которых мы только что слышали по телефону, наш коллега об этом высказывался. Нам сначала нужно отработать эту систему хотя бы на Дальнем Востоке. Нужно разобраться с кадастром.

В целом я думаю, что человек, который задаёт этот вопрос, прав, и нам нужно вводить в оборот. Делать, конечно, это нужно очень аккуратно, с тем чтобы не возник вторичный рынок этого «гектара», а то ведь у нас народ очень талантливый: можно «гектаров» понабрать, а потом тут же вторичный рынок возникнет, начнётся перепродажа без реальной обработки. Хотя в этом законе о «гектаре» всё прописано. Он в собственность не передаётся, пять лет человек должен отработать, показать результат, только потом может получить либо в долгосрочную аренду, либо в собственность – в принципе там это всё есть, – и не может продать иностранцам. Надо это всё до конца, в деталях, отработать на Дальнем Востоке. Но идея правильная на самом деле.

Т.Ремезова: Спасибо.

Д.Борисов: В этом году и редакторы колл–центра, и все мы, кто работал на «Прямой линии», отбирали отдельные списки вопросов не только для того, чтобы вывести человека в прямой эфир по телефону или записать видеообращение, но и для того, чтобы сразу отправить на место событий съёмочную группу, чтобы посмотреть своими глазами, глазами наших коллег, что же происходит там, на местах. И первая такая точка – подмосковная Балашиха. Там находится наш коллега Дмитрий Кайстро.

Д.Кайстро: Здравствуйте!

Сегодня дождь и не очень хорошая видимость, но гигантские мусорные отвалы заметны в самом сердце микрорайона подмосковной Балашихи. Эта свалка существует здесь больше 50 лет. Она отравляет всё окружающее, и самосвалы с мусором идут здесь день и ночь. Эта свалка заметна уже из космоса, она примерно 50 гектаров и приближается к окружающим домам.

Мы несколько дней работали здесь, и когда мы подъехали к мусорному полигону, оттуда выехали крепкие молодые люди, они одели «экологические» футболки, на которых было написано «Экологический контроль». И тут же показали нам некую линию по переработке мусора, даже украшенную шариками в цвета российского триколора, – что называется, сработали на опережение. И вы знаете, это иллюстрация этого места и этой беды, которая сплотила здесь десятки тысяч людей. Нам никого не пришлось искать, люди пришли сами, чтобы спросить о наболевшем и задать свой вопрос.

Е.Михайленко: Здравствуйте!

Мы жители микрорайона Кучино, город Балашиха, а также Ольгино и Павлино. Мы находимся в тяжёлой ситуации, просто невыносимой. В черте города, всего в 200 метрах от жилых кварталов, детских садов и поликлиник, а также в 20 километрах от Кремля находится огромная свалка – самая большая в Московской области. Это нарушение 89–го Федерального закона.

На теле полигона происходят ежедневные возгорания, невозможно дышать, постоянно происходит выброс газов: метилмеркаптан, диоксид серы. Всё это преобразуется в сероводород, этим всем мы дышим. Рвота, тошнота – постоянно. Это просто невыносимо.

Мы обращались во многие инстанции на разных уровнях. Нам приходят какие–то отписки, это всё документально подтверждено. Мы не знаем, что нам делать. Это проблема не только наша, это проблема вообще всей страны. Что нам делать в этой ситуации, мы не знаем. Обращение к Вам – это последняя надежда.

В.Путин: Вопрос очень болезненный и сложный. Я прекрасно Вас понимаю. Посмотрел сейчас эту свалку. Как ведущий сказал, она складывалась 50 лет. Кстати говоря, я смотрю, Вы стоите на фоне дома: ему явно не 50 лет. Кто–то принял решение строить здесь дома, рядом с этой свалкой, которая складывалась 50 лет. Тоже надо вспомнить, наверное, «добрым словом» тех людей, которые принимали решение о строительстве в этом месте. Тем не менее мы имеем то, что имеем, и должны на это реагировать. Конечно, мы знаем о проблеме, которая наиболее остро, кстати говоря, имеет место в Московской области, в Татарстане, в Туле, в некоторых других регионах.

Но что предполагается сделать? Во–первых, принято решение о строительстве мусороперерабатывающих заводов. На первом этапе их будет пять, четыре из них – в Московской области. Кстати говоря, это хорошие технологии, японские, по-моему, «Хитачи», и строить будет наша компания «Ростех». Надо сделать это как можно быстрее. Это первое.

Второе: из федерального бюджета выделено 5 миллиардов рублей – это достаточно приличные деньги – на решение текущих, наиболее острых вопросов. И у Вас, безусловно, один из таких острых текущих вопросов. Я попрошу и губернатора, и Правительство Российской Федерации использовать эти ресурсы для того, чтобы заняться наиболее острыми вопросами, такими как Ваш. И надеюсь, что это будет сделано.

У нас закон принят уже давно по поводу работы с отходами, но его введение в действие постоянно откладывали, теперь принятие решения, по–моему, с 1 января 2019 года. Почему откладывали? Откладывали потому, что предусмотрены так называемые утилизационные сборы для промышленности, и в условиях экономического кризиса считалось, и промышленность нас всё время просила не вводить эти сборы, потому что это обременяет экономику – первое.

И второе, что касается уже граждан: предусматривалось, в этом законе предусмотрено, что будут делаться [будут выведены в отдельный платёж] определённые экологические отчисления и гражданами, но эффект от этих отчислений не сразу будет виден, потому что нужно сначала что–то построить на эти средства, а потом уже будет виден эффект. И всё время это вызывало сомнения: а поймут ли люди, нужно ли это делать? Я хочу обратиться ко всем, кто будет этим заниматься и занимается сейчас: люди, безусловно, поймут, если будут видеть, куда деньги идут, а для этого нужен общественный контроль.

Кстати говоря, хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт, который создал соответствующую карту. Сотни людей уже работают на эту тему, выявляют наиболее проблемные вещи. А что касается Балашихи, то позанимаемся отдельно, постараемся это сделать. Я прекрасно понимаю и вижу, вижу сейчас прямо остроту этой проблемы, она складывалась десятилетиями. Попробуем сделать это как можно быстрее.

Д.Борисов: Кстати, Балашиха – как раз один из тех примеров, про которые я говорил. Мы выбирали точки для включений, и эти вопросы шли все 12 дней, что мы принимали сообщения из разных регионов. Мы выбрали Балашиху, поехали. Всё видно, чувствуется.

В.Путин: Ну естественно, чего же? Там люди стоят, а там вонища рядом.

Д.Борисов: Экран, к сожалению, не передаёт запах. Но сейчас Вы смотрели то, что нам показывал Дмитрий Кайстро, что вроде чуть-чуть облагородили, уже какая-то линия там появилась за один день. А у нас есть фотография, сделанная накануне. Просто хочу показать, если у нас есть возможность.

Вот так, это Балашиха, наши дни, вчера. За один день неожиданно шарики повесили, всё появилось. Проблему вроде как решают. Говорят, что проблемы вроде нет.

Т.Ремезова: А сейчас у нас на прямой связи Иркутская область, озеро Байкал, крупнейший остров Ольхон. Там работает наш коллега Павел Зарубин.

П.Зарубин: Здравствуйте, Москва, остров Ольхон посреди Байкала. Посмотрите, какая красота! Скала Шаманка – одна из главных достопримечательностей озера.

Мы, кстати, чуть позже с вами увидим, что здесь практически все деревья обвязаны красивыми лентами, поскольку, по местным преданиям, считается, что скала Шаманка, мыс Бурхан – это особое сакральное место, место поклонения.

Конечно, последние годы сюда, на Байкал, на остров Ольхон приезжает огромное количество туристов. Вдумайтесь только: в посёлке Хужир, в котором мы сейчас работаем, 10 лет назад не было даже света, а сейчас в этом посёлке, в котором живёт всего полторы тысячи человек, каждый день летом размещается две-три тысячи туристов. Каждый день!

В Ольхонском районе в эти дни стартовал Ёрдынский фестиваль. Очень красивое зрелище, этнокультурный фестиваль. Давайте буквально несколько секунд посмотрим и послушаем.

Увидеть всё своими глазами сюда, конечно, приезжает огромное количество иностранцев, вы бы видели, сколько их здесь, но местные жители, нужно сказать, говорили нам, что чувствуют в последнее время себя здесь чуть ли не в резервации.

Дело в том, что несколько лет назад в России существенно ужесточили природоохранное законодательство и водоохранная зона Байкала теперь распространяется на десятки километров вглубь, и люди говорят, что если дословно выполнять закон, то им вообще больше ничего нельзя делать.

Люди говорят, что это очень острая проблема, об этом говорили нам практически все жители посёлка, особенно активным мне показался Виктор.

Виктор, пожалуйста, Вам слово.

В.Власов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Во-первых, начнём с дороги. Дорога от парома до Хужира отвратительная, считайте, что её нет, вообще нет дороги. Народу ездит много, каждый выбирает себе что помягче, потому что машины дорогие, все с этой дороги съезжают, топчут всю растительность, после этого трава не растёт уже десятками лет.

Этой дорогой никто не занимается, уже 10–15 лет отсыпки не было, а начальство наше из области и из района тоже прилетает только на вертолётах, они дорогу эту не видят и не знают, что это такое, что голова отваливается, машины переворачиваются.

П.Зарубин: Час назад руководство области сюда прилетело на вертолёте, действительно. Вон там стоит вертолёт, мы его видим.

В.Власов: И ещё про воду. Мы живём на воде. Посмотрите, сколько воды у нас, а пьём мы её из скважины. Пьём такую дрянь! Берёшь чайник трёхлитровый, как будто он там полный, а там накипи в два пальца, и никакой фильтрации, ничего, не могут даже водонапорную башню хорошую поставить.

П.Зарубин: Дорогу, я так понимаю, тоже нельзя строить здесь? Или можно?

В.Власов: Дорогу нельзя строить, потому что по закону на острове нельзя делать карьеры, а карьеры делать только на материке. А через паром каждую машину ждать, каждый паром по расписанию ходит, – не навозишься.

П.Зарубин: А что вам ещё нельзя в связи с этим законом?

В.Власов: Когда организовали наш Прибайкальский национальный парк, у нас на острове сделали заказник. И когда нам в клубе на сходе эти представители обещали золотые горы, что «мы ваши права ущемлять не будем, ничего плохого у вас не случится».

На самом деле случилось всё: в лес – нельзя, в поле – нельзя, скотину решили даже, до того дошло, арестовывать: «Если в первый раз не поймёте, будем отстреливать вашу скотину!»

В.Путин: Смотрите, мы только что были в Балашихе и видели, в каких условиях там живут люди. И это результат того, что не следили в своё время за экологическими нормами и строили жильё там, где его строить было нельзя.

Теперь, безусловно, эту проблему решать нужно, – хочу ещё раз вернуться, это производит впечатление, то, что я сейчас видел, – надо всё сделать, чтобы Балашихе помочь и людям, которые там живут.

Здесь другая сторона медали, но той же самой, той же самой проблемы. Здесь Вы сказали о том, что ужесточили, слишком ужесточили экологические нормы и требования в законе. Но эти территории наверняка ещё защищены нашими международными обязательствами.

Что в этой связи можно сказать? Конечно, всё должно быть в рамках разумного. Водоохранная зона, о которой Вы, по сути, сейчас говорите, она должна соответствовать не только статусу и значению Байкала. Она должна соответствовать и потребностям людей, которые там же живут.

Конечно, нельзя заставлять людей таскать воду в вёдрах и в бидонах за несколько километров. Качество воды должно быть обеспечено, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и в действующие законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность, обеспечивающую нормальную, цивилизованную жизнедеятельность людей, уже живущих на этих территориях.

Нужно будет внести изменения в эти законы. Я для себя это пометил. Вместе с Вами поработаем. Повторяю: вместе с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались. Но сделать это нужно совершенно точно.

Думаю, что наши обязательства перед международными структурами не пострадают от этого. У них, кстати говоря, там, за бугром, о людях прежде всего думают. Почему мы не можем поступить так же? Я не понимаю. Обязательно будем делать это.

Т.Ремезова: Спасибо, Ольхон.

К нам в редакцию поступило очень много вопросов от молодых мам, и мы решили отправиться в один из перинатальных центров, открывшихся в Республике Башкортостан. Там работает наш коллега – Иван Прозоров.

И.Прозоров: Коллеги, добрый день!

Мы находимся в Уфе, в современном многофункциональном центре «Мать и дитя». Здесь проводят и высокотехнологичные операции, в том числе и по госквотам.

Конечно, главное назначение этого комплекса понятно из названия «Мать и дитя». Обратите внимание, мы сейчас в палатах для новорождённых, и здесь мамы ухаживают за младенцами. Кстати, мы знаем, что эта мама с ребёнком уже готовиться к выписке. Остались буквально считанные часы до того, как она окажется дома.

Вот здесь ребёнку нет ещё и двух дней от роду. И мама, и дети чувствуют себя превосходно, и заслуга это в том числе Руслана Гарифуллина, врача, акушера-гинеколога, который работает здесь с момента открытия этого центра.

Здесь почти за три года появились на свет уже две тысячи малышей. Руслан написал текстовый вопрос на сайт «Прямой линии с Президентом». Сейчас есть возможность задать его лично.

Руслан, Вам слово.

Р.Гарифуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я 15 работаю в роддоме, врач, акушер-гинеколог. За это время я успел…

И.Прозоров: Прошу прощения, извините. Мне коллега подсказывает: за спиной бокс, который за нами сейчас, туда зашёл – это молодой отец, у которого появился ребёнок. Правильно я понимаю?

Р.Гарифуллин: Да, молодой папа. Только что стал отцом.

И.Прозоров: Извините за такую импровизацию. Мы знали, что сейчас проходит операция, но не надеялись, что это случится в прямом эфире.

Здравствуйте, Вы не поверите, «Прямая линия с Президентом России». Сейчас миллионы телезрителей видят Вас, видят нас. Наши поздравления от нас, от каждого россиянина. Это невероятное событие. Скажите, пожалуйста, как Вас зовут, как ощущения?

А.Сухарев: Здравствуйте, меня зовут Артём Сухарев. Это мой второй ребёнок. Он появился на свет буквально 20 минут назад. Сразу мне его дали на руки. Жена пока в реанимационной палате. А мы знакомимся, так скажем.

И.Прозоров: Волновались как в первый раз? Или уже улеглось?

А.Сухарев: Вы знаете, волнение было уже меньше, чем в первый раз, но всё равно было достаточно волнительно.

И.Прозоров: Мальчик? Девочка?

А.Сухарев: Мальчик. Второй мальчик у нас.

И.Прозоров: Здорово! Поздравляем Вас!

Рост, вес?

А.Сухарев: 3,800, 54 сантиметра…

И.Прозоров: Имя уже выбрали?

А.Сухарев: Да, Михаил. Михаил Артёмович.

И.Прозоров: Михаил Артёмович – потрясающе. Можете нам показать его? Он спокойно спит сейчас, наверное?

А.Сухарев: Нет, он уже старается глазки открывать, ему всё интересно уже.

И.Прозоров: Спасибо. Поздравляем Вас ещё раз. Поздравьте от нас Вашу супругу. Не будем больше Вас отвлекать. Спасибо большое, и наши поздравления. (Аплодисменты.)

А мы возвращаемся к нашему вопросу. Руслан, прошу прощения, что Вас прервали, можно повторить вопрос?

Р.Гарифуллин: Это прекрасный повод для того, чтобы прерывать, это прекрасное событие. Я продолжу.

Владимир Владимирович, вопрос такой. За эти 15 лет моей работы я заметил и периоды снижения рождаемости, и повышения – последние 7–8 лет. Но сейчас мы реально опасаемся того, что эта рождаемость будет снижаться как отголосок падения рождаемости 90-х годов. Просто физически женщин, которые готовы рожать сегодня, стало меньше.

В этой связи вопрос такой. Будет ли продолжена заканчивающаяся в 2018 году программа материнского капитала, будет ли она продолжена в последующем? И будет ли она распространяться на рождение третьего и последующих детей?

И ещё наших пациенток, естественно, волнует вопрос детского пособия по уходу за ребёнком по достижении им полуторагодовалого возраста, которое сейчас, к сожалению, составляет, прямо скажем, жалкие 50 рублей. Мне кажется, это мизерная сумма. Будет ли что-то меняться в этом плане?

В.Путин: Прежде всего хочу поздравить Михаила Артёмовича, его папу и маму с рождением, а его самого с появлением на свет божий. Это большое событие в семье, и мы желаем всего самого доброго, счастья и родителям, и ребёнку.

Теперь по поводу демографических проблем. Действительно, мы многое сделали для того, чтобы демографические тенденции приобрели у нас устойчивый позитивный характер. И добились реального, серьёзного результата.

У нас рождаемость растёт темпами, которых нет сегодня, скажем, в европейских странах, и когда я об этом говорю, то многие мои коллеги удивляются и, честно говоря, искренне радуются этому. Но что бы я хотел сказать о тенденциях?

Самый большой ущерб с точки зрения демографического развития, с самым большим ущербом страна столкнулась во время Великой Отечественной войны в 1943, 1944 годах. В 1943 году у нас снижение рождаемости по сравнению с предыдущими, довоенными, годами было на 60 процентов.

В стране, если иметь в виду РСФСР, родилось тогда не больше одного миллиона детей. А в 90-х годах у нас произошло событие очень тяжёлое: у нас родилось 1 миллион 200 тысяч, по сути, это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне с точки зрения демографического развития, то есть где-то снижение было на 50 примерно процентов.

Правда, мы должны иметь в виду, что это в том числе было и отголоском времён Великой Отечественной войны, но плюс наложился ещё и распад Советского Союза, крушение социальной системы, падение жизненного уровня людей и так далее, огромная безработица – всё это сложилось, и у нас получилось такое катастрофическое падение рождаемости, и оно повторяется каждые 25 лет.

В войну это произошло, 25 лет – в принципе и так должно было быть снижение в середине 90-х, но плюс ещё наложился распад Союза и всё, что с ним связано, и мы провалились вообще чуть ли не на уровень потерь во время Великой Отечественной войны.

Теперь что получилось? Получилось, что у нас количество молодых людей, и прежде всего молодых женщин в фертильном возрасте, как говорят специалисты, в возрасте деторождения, сократилось, и существенно. Сейчас в этот период, когда можно стать мамой, отцом, вступает поколение как раз 90-х годов.

Молодых женщин от 20 до 29 лет у нас становится меньше на 34 процента, а женщин до 38–39 лет – меньше на 25 процентов. Женщины от 30 с небольшим до 40 лет продолжают рожать, и дети появляются на свет здоровые. Слава богу, вам за это большое спасибо, медицина помогает. Но это всё-таки колоссальное снижение. Просто меньше становится людей, которые могут рожать.

Нам нужно, безусловно, что-то сделать для того, чтобы мы не попали в бо?льшую яму. Что? Во-первых, у нас уже есть отработанные механизмы. Один из них Вы сейчас вспомнили – это так называемый материнский капитал. Кстати говоря, свыше семи миллионов семей, больше семи миллионов матерей уже получили этот капитал, и почти половина им уже воспользовалась. Это первое.

Второе. У нас введены выплаты за третьего ребёнка в регионах со сложной демографической ситуацией. После этого сразу на 37 процентов там выросла рождаемость. Представляете, результат. У нас наши меры дают результат. Конечно, это очень затратные меры, но, когда мы говорим о наших людях, о наших гражданах, это будущее страны. Здесь нужно всё внимательно считать. И нельзя, конечно, разбрасываться деньгами, но жадничать здесь тоже нельзя, поэтому нам нужен целый набор мер. Он может быть разным. Это продление материнского капитала в той или иной форме, либо в том виде, в каком он есть сейчас, либо как-то видоизменённый.

Нам нужно подумать о том, как стимулировать рождение первого ребёнка у молодых мам и, может быть, что-то им добавить. Почему им? Потому что это молодые люди, которые ещё на ноги не встали, им нужна поддержка. Надо подумать на тему о том, как стимулировать рождение второго, третьего ребёнка у более взрослых мам (за 30 лет и больше).

Мы сейчас решили вопрос более или менее с детскими садами для детей от трёх до семи лет. Это, кстати, тоже позитивный элемент с точки зрения социальной политики у нас в стране за последний год. По-моему, на 98 с лишним процентов у нас закрыта проблема по местам в детских садах. Но яслей нет.

А для молодых мам, которые не хотят «выпасть» из своей профессии либо хотят приобрести профессию, ясли нужны, программа нужна отдельная. Здесь нужен целый набор мер. Вот прямо сегодня у нас, честно говоря, запланирована такая встреча, с Правительством будем обсуждать. Не хотел бы сейчас преждевременно говорить о том наборе, который будет предложен, но он будет предложен, мы это сделаем.

Д.Борисов: Большое спасибо, Уфа, и поздравляем с рождением нового гражданина России. Это замечательное событие. Но пока Вы отвечали, пришёл к нам вопрос от Татьяны Прокопенко из Кабардино-Балкарии. Расскажите, пожалуйста, о Ваших внуках: сколько им лет, как их зовут?

В.Путин: Вы знаете, мои дети, дочери, несмотря на всякие слухи, живут здесь, в России, в Москве. И внуки у меня есть, они тоже живут нормальной жизнью. Дочери у меня занимаются наукой, образованием, никуда не лезут, ни в какую политику, живут нормальной, рядовой жизнью. Что касается внуков – кто-то уже в детский сад ходит.

Понимаете, в чём дело? Я не хочу, чтобы они росли какими-то «принцами крови», я хочу, чтобы они нормальными людьми выросли. Для этого им нужно обычное общение, рядовое общение в детских коллективах. Стоит только мне сейчас сказать возраст, имя, – они сразу же будут идентифицированы, их не оставят в покое, это нанесёт ущерб просто развитию ребёнка. Поэтому всё у меня нормально, я прошу меня понять правильно и отнестись с пониманием к этой позиции.

Т.Ремезова: Мы Вас понимаем и поздравляем с тем, что Вы дедушка.

В.Путин: Спасибо. У меня второй внук недавно родился.

Т.Ремезова: Поздравляем Вас.

Д.Борисов: Вы сказали, что материнский капитал нужно как-то распространить. Очень много сообщений из разных регионов, что мамы просят разрешить в новом законе тратить материнский капитал на покупку машины. Очень часто многодетным семьям это нужно.

В.Путин: Вы знаете, часто обсуждается возможность израсходовать этот материнский капитал. Сегодня уже 450 с лишним тысяч рублей. Он, кстати, не индексировался в последние пару лет, даже три года, что мы должны были бы сделать на самом деле, ещё вернёмся к этому.

Можно ли тратить на другие цели? Конечно, можно об этом подумать. Меня всегда беспокоит только одно: что деньги будут просто растрачены, а мама, семья, ребёнок не получат должной отдачи от этих усилий государства. Прежде всего эти деньги нацелены на улучшение жилищных условий. Да, на эту сумму, может быть, не купишь, но можно добавить. Если молодая семья, то можно попасть в какую-нибудь региональную программу поддержки молодых семей и истратить на это. Либо на здоровье, либо на образование. Вот ключевые вещи.

Может быть, с учётом главной проблемы, о которой мы говорили сегодня, с учётом снижения уровня доходов, может быть, можно просто поступить: из этого материнского капитала дать возможность напрямую деньги отдать семье, какую-то часть, чтобы поддержать семьи с двумя и большим количеством детей. Может быть, так будет даже эффективнее, чем дать возможность на что-то истратить, на решение не первоочередной задачи, а потом всё это растворится или будет продано кем-то, причём с потерями. Лучше, может быть, напрямую дать какие-то деньги в сегодняшней ситуации. Мы подумаем на этот счёт.

Д.Борисов: Материнский капитал всё-таки большие деньги – 450 тысяч. А просто детское пособие, оно, как здесь пишут из разных регионов, – мизерное: 183 рубля, 200 рублей.

В.Путин: Я прошу прощения. Здесь коллега ставил такой вопрос, доктор, по поводу пособий. Да, они маленькие. Действительно, так и есть, но мы стояли перед выбором: либо пособия увеличивать, либо материнский капитал сохранить. Мы всё-таки пошли по пути сохранения материнского капитала. Это требует больших затрат от государства, но это более эффективный инструмент. Хотя над пособиями тоже надо подумать.

Д.Борисов: Хотел бы, чтобы присоединились гости студии к нашему разговору. Наиля Аскер-заде. Наиля, Вам слово.

Н.Аскер-заде: Среди наших гостей много представителей малого и среднего бизнеса, и они жалуются на проблемы с финансированием. Один из предпринимателей, Александр Кычаков из Новосибирска, строит жилые микрорайоны.

Александр Анатольевич, пожалуйста, Ваш вопрос.

А.Кычаков: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы с представителями бизнеса постоянно сталкиваемся с одной проблемой: при декларируемых ставках банковским сектором в 11–12 процентов путём дополнительных накруток на открытие кредитных линий, на поддержание лимитов, на какие-то ограничения фактическая ставка в нашем конкретном случае составила 19 процентов годовых – 18,75. С такими ставками, о чём говорилось в начале, мы новую экономику не построим, и у бизнеса нет такой, к сожалению, рентабельности, как нам бы хотелось. Хотелось бы задать вопрос, коллеги не дадут обмануть, мы рядом сидели и общались с Максимом, у него станкостроительный бизнес. Хотелось бы понять: докладывают ли Вам министры о реальном положении дел с финансированием малого и среднего бизнеса и планируется ли сделать что-то кардинальное с уровнем процентных ставок и всё-таки подойти к решению проблемы обеспечения роста и доступа финансирования.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

А.Кычаков: Александр Кычаков.

В.Путин: Александр, это, конечно, одна из ключевых проблем – уровень ставки, доступность кредитов. Здесь руководитель Высшей школы экономики сидит, он Вам пообъясняет это даже, наверное, более профессионально, чем я, тем более что он очень хорошо знаком с Председателем Центрального банка.

В чём там дело? Конечно, уровень ставки всегда соответствует уровню развития экономики. Это одна из ключевых вещей, которая влияет на макроэкономическую стабильность в стране. Мы от инфляции должны были плясать, которая скакнула до 12,9 процента. Чтобы не разрушить экономику, Центральный банк вынужден был поднять эту ставку, но постепенно он её снижает, вы это знаете, сейчас она 9,25, за ней снижаются и ставки коммерческих банков. Правда, Центральный банк обещал нам, что в этом году объёмы финансирования со стороны коммерческих банков будут увеличены где-то до 6 процентов.

Что происходит сегодня? Сегодня средневзвешенная ставка для юридических лиц, для бизнеса – 11,5 процентов. Я допускаю, что представителям малого бизнеса предоставляют кредит и под более высокую ставку. 11,5 – это усреднённая, средневзвешенная. Кстати говоря, я и по другим направлениям, может быть, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, разговора, сразу прошу извинения перед людьми, которые говорят: «А что нам средневзвешенная, что нам средняя температура по больнице? Вот у меня кредит больше либо доходы меньше, а у меня не средняя». Да, мы вынуждены от чего-то отталкиваться, эта усреднённая, средневзвешенная ставка, она о чём говорит? Для клиентов, которые считаются банком надёжными, стабильными, с хорошей экономикой, с проверяемой экономикой, с хорошей кредитной историей, кредиты выдаются и под меньшую ставку, а для тех, за кем большие риски, банки коммерческие, конечно, повышают ставку. Я сказал уже, для юрлиц это 11,5 процента, а для физлиц – 15,5 процента. Хотя количество ипотечных кредитов всё-таки растёт, но с применением всех элементов поддержки кредитования.

Я очень рассчитываю на то, что Центральный банк и дальше будет так аккуратно действовать, но будет действовать в направлении снижения ключевой ставки.

Ведь почему Центральный банк осторожничает? Вот смотрите, к сожалению, до сих пор наша экономика зависит от продаж углеводородного сырья: нефти и газа. Но цена газа от цены нефти зависит, так она у нас считается по формуле. Она совсем недавно подросла – свыше 50, а сегодня уже 48, по-моему. Центральный банк исходит из того, что если она сдвинется в другую сторону, в меньшую сторону, тогда ему не придётся корректировать – Центральному банку – эту ключевую ставку резко. Потому что главное для нас сегодня даже не вот эта ключевая ставка, а чтобы она резко не менялась. Стабильность национальной валюты, стабильность рубля нам нужно обеспечить. И в этом смысле Центральный банк действует очень аккуратно. Можно его критиковать, можно не критиковать, я просто пытаюсь объяснить логику поведения Центрального банка, и она тоже заслуживает уважения.

Но малый бизнес, без всякого сомнения, должен получать поддержку. Я сейчас не буду перечислять все инструменты поддержки малого бизнеса, вы наверняка это знаете, надо, наверное, совершенствовать эти инструменты. Но и побуждать, конечно, банковскую систему действовать более агрессивно. Ведь при всём при этом надо иметь в виду, что доходы, прибыль коммерческих банков растёт. И сегодня она достигла достаточно серьёзной цифры – свыше 650 миллиардов рублей. А объёмы кредитования так не увеличиваются. Для юридических лиц эти объёмы увеличились только на 0,7 процента. Чуть больше, правда, для физических лиц, но и этого недостаточно. Но будем вместе работать, работать аккуратно, так, чтобы не раскачать макроэкономику. Это, по сути, база, фундамент развития всей нашей финансовой и экономической системы в целом.

Т.Ремезова: Из студии переключаемся в колл–центр. Слово Марии Гладких.

М.Гладких: Спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, по географии звонков Вам можно в принципе изучать карту мира. Очень много звонков поступает из ближнего, дальнего зарубежья, и сейчас, мне подсказывают редакторы, у нас есть на линии звонок из Киева.

Дмитрий, прошу Вас, пожалуйста, задавайте свой вопрос.

Вопрос: Здравствуйте!

Меня зовут Дмитрий, я живу на Украине.

Почему вы нас бросили? Ведь на Украине не все сторонники Бандеры и Шухевича. Мы ведь чтим память наших дедов, мы ходим на «Бессмертный полк», так почему же нас российские телеканалы мажут одной краской?

В.Путин: Вам спасибо большое за Вашу позицию, за то, что Вы дорожите нашей общей историей. Вы сейчас сказали об участии в акции «Бессмертный полк». Мы это видим и очень высоко ценим, поверьте мне. И я не могу согласиться, что всех мажут одной краской чёрной.

Да мы вообще стараемся никого не мазать никакой чёрной краской. Но такая избыточная, публичная, что ли, поддержка, мы боимся просто таким образом нанести вам какой–то ущерб и стараемся не вмешиваться во внутриполитические процессы на Украине.

Поверьте мне, мы в состоянии оценить вашу позицию и высоко её, повторяю ещё раз, ценим. Спасибо Вам большое за этот звонок.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, что говорят Ваши друзья по этой теме? Например, тот же Виктор Медведчук, ведь он активно помогал с обменом пленными на Донбассе.

В.Путин: Вы знаете, что у нас много друзей на Украине, и Вы сейчас про Виктора Медведчука сказали. Я познакомился с ним, когда он был руководителем Администрации Президента Кучмы, и основной его партнёр был тогда – и сейчас у них очень добрые отношения – Дмитрий Анатольевич Медведев, поскольку Медведев возглавлял Администрацию Президента России.

У Медведчука есть свои собственные убеждения. Считаю, что он украинский националист, но ему не нравится такое определение. Он считает себя просвещённым патриотом Украины. Но не секрет, что его отец был активным деятелем ОУН, был осуждён советским судом, сидел в тюрьме и был сослан в ссылку, где Медведчук, в Красноярском крае, и родился.

У него есть своя система взглядов на независимость Украины. Он, конечно, горячий сторонник независимости, незалежности Украины, но его система взглядов основана на фундаментальных, если можно так сказать, трудах – тоже скажем условно – украинских националистов, которые писали свои работы ещё в XIX веке, потом позднее, это Грушевский, Франко, Драгоманов или что–то в этом роде. Потом уже человек нашего времени Черновол.

И они все, хочу это подчеркнуть, они все исходили из того, что Украина должна быть: а) независимой; но должна быть федеративным государством. Более того, один из них прямо писал в своё время, что чрезмерная, «механическая», как он выражался, централизация приведёт к внутренним конфликтам на Украине, что мы, собственно говоря, сейчас и наблюдаем.

Но Виктор Медведчук отстаивает их точку зрения, он делает это публично в своих публичных выступлениях, в своих работах. Он и наукой занимается, пишет статьи, причём публично это делает. Это кому–то не нравится, наверное, на Украине, но такова его позиция.

Кстати говоря, эти фундаменталисты независимости Украины и украинского национализма – некоторые из них вообще не видели, кстати говоря, Крым в составе Украины. Но это так, между прочим, апропо. Во всяком случае, все выступали за федерализацию, развитие свободы личности, демократическое развитие украинского государства.

Этой же точки зрения придерживается и господин Медведчук. Но он выступает при этом за очень добрые отношения с Россией, если не за союз какой–то, то за экономическую интеграцию. Он говорит о том, что нелепо разрушать те преимущества, которые нам достались из прошлого, имея в виду общую инфраструктуру, общую энергетику, общие финансовые возможности, технологические, кооперацию, что нелепо всё это разрушать.

И считает, что кооперация в экономической сфере не только возможна, но и целесообразна. Он действует, вернее, формулирует свои идеи, исходя из интересов своего народа, так, как он это видит. Так что он не одинок.

Сейчас мы слышали из Киева, во всяком случае, из Украины, человек нам говорил о том, что принимают участие в акциях, связанных с сохранением нашей общей памяти. Такие люди, как Медведчук, это делают тоже, он тоже считает, что мы должны дорожить нашим общим прошлым и всем, что было позитивным в этом прошлом.

Да, занимается он обменами удерживаемых лиц, военнопленными, если так условно можно сказать, кстати говоря, по поручению Президента Украины Петра Алексеевича Порошенко.

Д.Борисов: У нас есть продолжение украинской темы.

Вопрос, который пришёл через соцсеть «ВКонтакте»: «Украина шумно отметила начало действия безвизового режима с Европой. Президент Порошенко назвал это окончательным прощанием с Российской империей. После этого прочитал стихи Михаила Лермонтова: прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ…»

Вы не хотите ему ответить?

В.Путин: Нет, я не видел его выступления на этот счёт. Но мне вчера рассказали об этом, не буду скрывать, вечером мне об этом сказали. Действительно, Пётр Алексеевич посчитал возможным прочитать это четверостишие Михаила Юрьевича Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ».

Во-первых, это говорит о том, что он знает русскую классику, интересуется русской литературой – за это похвалю. Но это стихотворение не заканчивается таким образом, там есть вторая часть, она звучит так: «Быть может, за стеной Кавказа укроюсь от твоих пашей, от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей».

Михаил Юрьевич Лермонтов был человеком прогрессивным, он хотел улучшения внутренней политической ситуации в России. Его душила та обстановка, которая сложилась на тот момент в России. И он говорил об этом прямо.

Во-первых, Михаил Юрьевич Лермонтов написал эти стихи, если это был он, то он написал эти стихи в 1841–1842 году, примерно, дай бог памяти, когда ехал на Кавказ в действующую армию. Он был офицер и защищал интересы своего Отечества. Был храбрый офицер.

Далее: в этот момент области, которые сегодня считаются Украиной, были просто областями России, и если Президент сегодняшней Украины говорит о том, что он куда–то уезжает, то Лермонтов говорил обо всей России, включая и те области, которые сегодня называются Украиной. Так что здесь особенно нечего нос задирать.

Далее: Лермонтов ехал в действующую армию на Кавказ, который в это время был частью Российской империи. Он переезжал из одной части, из Петербурга или со своей родины, в другую часть Российской империи. Он никуда не уезжал на самом–то деле.

Может быть, Пётр Алексеевич таким образом подаёт нам сигнал, что он тоже никуда не собирается. Но он это делает так тонко, с оглядкой на ура–патриотов и на настоящих националистов, придурков, которые там бегают со свастикой. Но он нам говорит: ребята, у меня интересы в России есть, и я на самом деле никуда не собираюсь. Может быть, и так.

Конечно, это только предположение смелое. На самом деле, скорее всего, Пётр Алексеевич хотел показать своим избирателям, что он выполняет данное обещание, делает выбор цивилизационный, как сейчас говорит руководство Украины, цивилизационный выбор, ведёт страну в Европу.

Кстати говоря, помните, «и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ». Кстати говоря, голубых мундиров там, куда он собирается, там этих голубых мундиров больше, чем у нас, и пусть он не расслабляется особенно, а то как бы чего не случилось, пусть внимательно поглядывает по сторонам.

При этом хочу сказать, что мы против этих ребят ничего не имеем, я хочу сказать: мы против вас ничего не имеем, совет вам да любовь, удачи, особенно с новобранцами.

Что касается сути проблемы: вы знаете, у нас несколько лет назад в связи с падением доходов населения, о чём мы говорим откровенно, у нас средний уровень заработной платы, если не переводить сейчас гривну в рубли и назад, а от доллара плясать, у нас было где–то примерно 540 долларов в месяц. Столько же примерно было и на Украине, это где–то 450, 457, 460 долларов в месяц в среднем люди зарабатывали. У нас сейчас тоже не ахти как, но всё–таки подросло, на апрель этого года – 624 доллара в месяц, а там, на Украине, 251 стала.

При этом газ вырос как минимум в три раза, а для населения ещё больше. Горячая и холодная вода выросли, соответственно, по 200 процентов каждая, пенсии упали, на минус 45 процентов. Так что, что касается санитарных соображений, если так дело дальше пойдёт, то у многих людей на Украине могут возникнуть вопросы гигиенического характера.

Понимаете, насчёт кто там умывается, где и сколько – это вопрос будет большой. И конечно, Вы знаете, и в нашей литературе, и в украинской можно было бы найти много таких ярких и жёстких примеров, и можно было бы ответить Петру Алексеевичу, но я не буду этого делать из уважения к украинскому народу, из уважения к нашей общей истории, к нашей общей вере.

Если кто-то хочет быть европейцем, счета сначала пусть свои закроет в офшорных зонах, а потом говорит о благе народа. В этой связи я сейчас вспоминаю только одно, это я не воспроизведу точно, дословно, но смысл передам почти один в один.

Тарас Шевченко ещё почти 170 лет назад сказал: «Доборолась Украина до самого края, и хуже ляхов распинают её свои собственные дети». Надеюсь, что когда–то этот период в жизни и в истории Украины и украинского народа закончится.

Т.Ремезова: А сейчас у нас на связи Ставрополье. Наша съёмочная группа отправилась к автору одного из обращений из села Краснокумское, которое пострадало от майского наводнения. Там работает наш коллега Михаил Акинченко.

М.Акинченко: Здравствуйте.

Погода в этом году действительно доставила жителям Ставрополья немало проблем, даже сегодня время от времени накрапывает небольшой дождик. Его, конечно, не сравнить с теми ливнями, которые прошли в конце мая и вызвали сильнейшее за последние полвека наводнение в крае. В зоне бедствия оказались и жители села Краснокумское. После проливных дождей из берегов вышла река Кума и затопила около 400 домов и приусадебных участков.

У нас есть видеозаписи, сделанные местными жителями на мобильные телефоны. Кадры дают наглядное представление о том, что происходило здесь в то время на буквально этом самом месте, где мы сейчас находимся. Вода здесь стояла около трёх дней, порой повышаясь примерно до уровня около метра, может быть, чуть больше. С тех пор прошло уже три недели, но жители многих домов до сих пор не решаются вернуться в свои дома. Сырость внутри, покосившиеся стены, потрескавшиеся стены, внутри многих помещений находиться, не то что жить, небезопасно. Как в этом доме, хозяйка которого Валентина Соковская позвонила на «Прямую линию». Валентина, чем Вы сейчас занимаетесь?

В.Соковская: Убираю детские вещи, потому что отсыревает всё, принимает нехороший запах. Всё хочу увезти, хотя бы спасти что-то из детских вещей.

М.Акинченко: Валентина, я знаю, что Вам обещали материальную помощь, поддержку, чтобы Вы сделали или ремонт, или новое жильё. Я смотрю, Вы здесь ничего не делаете. Почему? Вы сейчас можете рассказать об этой проблеме главе государства. Президент Вас сейчас видит и слышит. Расскажите о Вашей проблеме.

В.Соковская: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. Рассказывать особо нечего, могу Вам это показать. Помощи пока от государства никакой нет. Трескаются стены, садится потолок, всё это осыпается, трескается. Трещины у нас сквозные, дом лопнул полностью весь, со всех сторон у нас трещины.

Мы ждём сейчас комиссию, ничего не можем сделать, потому что мы ждём комиссию. Но, пока мы не оплатим архитектурные 6000, комиссия не приедет. И также нам нужно заплатить по 1800 за справки в МФЦ о том, что у нас больше нет жилья. Но так как у нас четверо собственников, мы дом покупали на материнский капитал, то есть сумма очень большая, почти около 15 тысяч. Что делать – мы не знаем. Мы живём у друзей, дети – в разъездах, у меня трое детей. Это мой младший, единственный со мной ребёнок остался. Вот мои дела: дочка в санатории находится, сын – у кумовьёв. Но на сколько – я не знаю. Пока лето – хорошо, у друзей, а осень, зима? Что делать, мы, честно, не знаем.

В.Путин: Понятно.

В.Соковская: Надеемся, что, может быть, Вы поможете чем-то.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

В.Соковская: Валентина.

В.Путин: Валентина, то, что Вы мне сейчас сказали, очень странно, вообще не укладывается у меня в голове. И я хочу спросить: Вам 10 тысяч выплатили? 50 тысяч – за частично утраченное имущество?

В.Соковская: Нет, выплат до сих пор нет.

В.Путин: Вообще никаких?

В.Соковская: И я не одна такая. Нет, помощи никакой не было.

В.Путин: Это очень странно, потому что Федерация свои деньги, необходимые для поддержки пострадавших семей, перечислила в Ставропольский край. И я хочу задать вопрос своему двойному тёзке, губернатору Ставропольского края. Владимир Владимирович, где деньги? Первое.

Второе. Хотел бы попросить Генеральную прокуратуру проверить, как идёт эта работа.

В-третьих, то, что с вас пытаются собрать какие-то деньги архитектурные ведомства или за получение каких-то справок – это полная чушь.

Должны быть выплачены 10 тысяч на прямую оперативную поддержку, 50 тысяч должно быть выплачено за частичную утрату имущества, 100 тысяч – за полную утрату имущества. Все остальные справки должны собираться муниципальными, городскими и региональными властями бесплатно, без того, чтобы перекладывать эту нагрузку на Вас. Мы же для того предусмотрели и 10 тысяч, 50, 100 тысяч, чтобы помочь людям, а не брать с них эти деньги назад. Это какой-то бред просто. Мы обязательно с этим разберёмся, я Вас уверяю.

В.Соковская: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Надеюсь, что Владимир Владимирович уже сегодня у вас побывает.

В.Соковская: Надеемся.

В.Путин: Пусть посмотрит, разберётся.

Т.Ремезова: Спасибо большое, будем ждать реакции.

Из Ставрополья переносимся в Ростов-на-Дону. У здания нового аэропорта Платов работает наш коллега Антон Верницкий.

А.Верницкий: Строящийся аэропорт Платов, в 30 километрах от Ростова-на-Дону, назван так по имени легендарного казачьего атамана Войска Донского, героя войны 1812 года Матвея Платова. Аэропорт уже готов практически на 90 процентов. В декабре здесь планируется принять первый самолёт.

Чем уникален для нашей страны этот проект? Если другие аэропорты в России улучшались, реконструировались, то этот появился с нуля. Ещё три года назад здесь было просто чистое поле, а теперь это комплекс, способный принимать до 5 миллионов пассажиров в год. Оснащён по последнему слову техники. Девять телетрапов, те, кто бывал в старом ростовском аэропорту, где приземлялась наша съёмочная группа, поймут разницу сразу. Там ничего подобного рядом даже нет.

Почему мы оказались здесь? Почти 3000 строителей и инженеров ежедневно заняты на стройке. Александр Серов, человек, который будет работать здесь, будет принимать пассажиров. Пока он работает в старом аэропорту. Он направил свой вопрос на «Прямую линию с Президентом», а мы, ненадолго оторвав его от работы в старом аэропорту, пригласили сюда и дали возможность задать вопрос Президенту лично.

Пожалуйста.

А.Серов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Прежде чем задать свой вопрос, я хотел бы Вас пригласить на открытие аэропортового комплекса Платов, которое состоится в декабре. Мы очень надеемся, что открытие этого масштабного, в какой-то мере даже уникального проекта не останется без Вашего внимания.

А теперь разрешите задать вопрос. Я, мои коллеги, друзья и большое количество пассажиров не имеют возможности осуществить прямой перелёт между городами нашей России. Маршрутная сеть построена таким образом, что основная масса полётов осуществляется через московский аэроузел. Поэтому пассажиры вынуждены или лететь через Москву, теряя при этом драгоценное время, или воспользоваться железнодорожным, автомобильным транспортом. Скажите, пожалуйста, будут ли планироваться к проведению какие-либо мероприятия, которые направлены на расширение именно нашей внутрирегиональной маршрутной сети, чтобы связать наши районы, области, регионы прямым авиасообщением.

Спасибо большое!

В.Путин: Александр, Вы подняли один из самых острых вопросов с точки зрения транспортной доступности и с точки зрения сохранения единства нашей территории, а граждане должны иметь возможность передвигаться в рамках региона не через столичные города, Вы правы абсолютно.

Но, к сожалению, у нас в 90–х, в начале 2000–х эта сеть развалилась полностью. Как Вы знаете, мы на протяжении нескольких лет сейчас работаем над тем, чтобы это всё восстановить и поставить на совершенно новую базу. Но для Дальнего Востока, Восточной Сибири, а там эти проблемы наиболее остро ощущаются, расстояния большие, а население не такое, чтобы загружать крупные лайнеры, и поэтому экономика межрегиональных перелётов очень тяжёлая, очень слабая, там приходится всё дотировать. Но мы создали семь, по–моему, казённых предприятий, которые должны заниматься организацией этих внутренних межрегиональных перевозок, это первое. Они функционируют, и очень надеюсь, и будем делать дальше, расширять их деятельность и количество на другие регионы Российской Федерации. Это первая часть.

Вторая – это расширение самой аэропортной системы, количества аэропортов. У нас в целом их по стране, по–моему, 230 или 232, существует целая программа развития аэропортной сети. Мы будем это делать и дальше, будем выделять соответствующие ресурсы.

А третья проблема – это проблема наличия соответствующей техники, потому что, повторяю ещё раз, даже если вы построите аэропорт… Кстати, будет новый абсолютно, с нуля созданный впервые в истории новейшей России такой аэропорт в чистом поле, причём он делается и строится по самым современным методикам на основе самых современных технологий. Это большое дело и для развития транспортной инфраструктуры страны в целом, и для развития региона.

Но даже здесь из Ростова, скажем, перелететь в Сочи – не полетишь же на «Боинге» либо на Ил–96, не заполнить будет. Нужны маленькие самолёты, причём они должны быть разных типов. И самолёты, которые летают на 400–500 километров, 1–1,5 тысячи, и те, которые летают от 2 тысяч до 4,5 тысяч, у нас сейчас уже ведётся работа по локализации этих маленьких, небольших самолётов, чтобы производить их, современных, в принципе хорошо себя зарекомендовавших для того, чтобы производить их в России.

И мы хотим восстановить самолёт чуть побольше – это Ил–114, по-моему. К сожалению, в Правительстве не нашлось денег, я ещё попеняю на это, чтобы уделить этому внимание и выделить соответствующие средства на развитие этой очень важной для нас техники, имея в виду огромную нашу территорию.

Тем не менее мы нашли возможность и из «Роснефтегаза» выделили несколько десятков миллиардов, а программа рассчитана на несколько лет, будет этот самолёт производиться на современной базе в Подмосковье, очень рассчитываю, что в сроки уже всё это будет сделано. Во всяком случае, почти уверен, что мы это сделаем, но, во всяком случае, мы об этом знаем и будем продолжать работать над тем, чтобы обеспечить решение этой чрезвычайно важной задачи.

Т.Ремезова: Спасибо, Ростов.

Сейчас давайте дадим слово гостям нашей студии. Сектор Ольги Ушаковой, пожалуйста.

О.Ушакова: Спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, у нас сегодня в студии собрались в том числе и представители творческой интеллигенции, это всеми любимые актёры, режиссёры, и конечно же у них свои вопросы к Вам, которые они очень хотят задать.

Такую возможность хотела бы сейчас предоставить Сергею Безрукову, народному артисту Российской Федерации и руководителю Московского губернского театра. Пожалуйста.

С.Безруков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Во-первых, хотел сказать большое спасибо за развитие детской темы. 29 мая Вы подписали Указ о 10–летии детства. За это большое спасибо так же, как и за поддержку детских театров и ТЮЗов. Это мы на омском форуме обсуждали. Спасибо большое. Надеюсь, что она будет ежегодной, потому что они требуют поддержки.

Так вот вопрос, который нас действительно очень волнует, моих коллег, я не могу его не задать. Что–то чудовищное происходит, по-моему, вокруг картины Алексея Ефимовича, – я сижу с ним рядом, но давайте уж я возьму это на себя, – вокруг фильма «Матильда».

Мы сначала воспринимали это как шутку какую–то. Ну да, играют, всё замечательно, прекрасно, а потом, когда пошли проверки, когда практически до запрета картины никто её не видел, но уже пытаются запретить…

Потом не так давно была ситуация с «Гоголь-центром», с Кириллом Серебренниковым. Обыски у него, у Кирилла, потом в самом театре, и понятно, что в кулуарах стали говорить о нападках на свободу слова, свободу самовыражения художника, свободу творчества.

Кому это нужно? Понятно, что не Вам. Но кто-то, видать, пытается создать некий негативный фон для власти среди деятелей культуры. Хотелось бы услышать Ваше мнение на этот счёт.

Спасибо большое.

В.Путин: У нас страна большая, сложная, много людей с разными взглядами, с разными точками зрения, с разными оценками. В отношении царской семьи, мы знаем, было много фильмов и в прежние времена, но так или иначе затрагивали, во всяком случае, царскую семью, Распутин и так далее.

Там много всего было. На мой взгляд, гораздо более жёстких, чем то, что сделал ваш сосед справа от Вас, господин Учитель. Мы с ним знакомы лично, я уважаю его как человека, очень настроенного патриотически, насколько я представляю его взгляды, и человека, который делает талантливые вещи. Мне бы не хотелось вступать в его спор с депутатом Государственной Думы Поклонской. Она тоже имеет право на свою точку зрения.

Вы сказали, что пытаются запретить. Никто не пытается запретить. У неё есть позиция, она пытается эту позицию защитить, обращается в различные инстанции, но никаких решений по этому поводу, как Вы знаете, каких–то запретных нет.

Очень рассчитываю на то, что у нас открытый диалог в обществе сохранится, но призываю всех к тому, чтобы этот диалог вёлся в рамках приличий и, самое главное, в рамках закона.

Пожалуйста, Учитель хочет сказать. Пожалуйста, Алексей Ефимович.

А.Учитель: Я не буду никого ни ругать, ни хвалить.

Владимир Владимирович, абсурд заключается в том, что можно высказывать свою точку зрения, безусловно, когда что–то увидишь. Я 12–го числа увидел депутата Поклонскую, предложил ей посмотреть фильм. Она отказалась. Поэтому, наверное, в этом заключается абсурд.

Мне кажется, что в Думе существует, например, замечательный Комитет по культуре, который возглавляет потрясающий режиссёр Говорухин, где можно тоже было бы разобраться с этим. А рассылать… Мне кажется, тратятся лишние государственные деньги, когда к нам приходят сначала прокуратура, казначейство, Счётная палата. Они все занимаются одним и тем же. Мы показываем документ, что уже всё проверено и всё в порядке, они занимаются тем же.

Мне кажется, что подстрекательства к этому не должно быть.

В.Путин: Да.

Д.Борисов: Наталья Юрьева готова присоединиться к нам в эфире.

Н.Юрьева: Спасибо, коллеги!

В этом году впервые в режиме реального времени мы можем видеть, как пользователи социальных сетей реагируют на нашу программу.

За несколько дней до эфира телекомпания «НТВ» в интернете запустила хештег «смотрю линию», и сегодня количество сообщений с ним достигло 120 тысяч. Только за то время, пока я говорила, пришло ещё 365 сообщений.

Как видим, мнение о том, что интернет-аудитория не смотрит телевизор – это всего лишь мнение, не больше. Кстати, самые активные пользователи живут в Москве, Нижегородской области и Красноярском крае.

Сейчас попрошу вывести на экран пост, который набрал самое большое количество «лайков», то есть больше всего понравился. Вот он: «Красноярцы ждут, когда начнётся переселение из хрущёвок. Если в Москве что–то не нравится, проведите эксперимент у нас». Хештег «смотрю линию».

А сейчас предлагаю посмотреть видеовопрос, который пришёл к нам в колл–центр.

Это видеозвонок из сервиса OK Live. Здравствуйте, Вы в прямом эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос Президенту.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Я инвалид первой группы. Зовут меня Клавдия. Живу в городе Орёл. Скажите, пожалуйста, почему федеральным льготникам не выдают лекарства в полном объёме? Почему федеральный льготник должен добиваться лекарственного обеспечения только через суды? На протяжении шести месяцев я не могу получить жизненно необходимые препараты: цинакальцет, парикальцитол, мирцеру.

В.Путин: Я услышал то, что Вы сказали. Для меня это тоже странно, потому что Федерация в полном объёме обеспечивает финансирование для приобретения этих лекарств. Там могут быть проблемы, связанные с несвоевременными закупками, несвоевременным проведением…

Реплика: Я неоднократно обращалась к Потомскому Вадиму Владимировичу, Лялюхину Александру Анатольевичу, но в ответ я слышу лишь одно – Федеральный закон 422 о том, что федеральному льготнику начисляют снова 707 рублей 22 копейки. И они не могут нас обеспечить лекарственными препаратами в полном объёме на эту сумму.

В.Путин: Мы проверим, что они могут обеспечить, а что они не могут обеспечить. Есть ряд лекарственных препаратов и ряд заболеваний, так называемых орфанных заболеваний, по которым, точно совершенно, Федерация выделяет деньги, причём выделяет в полном объёме. Федеральным льготникам предусмотренные деньги выделяются также в полном объёме. Повторяю ещё раз: могут быть сбои, связанные исключительно с несвоевременным проведением тендеров и несвоевременными закупками этих препаратов. А денег им всем должно на это хватать. И Вам обещаю, – главное, не потерять, где Вы находитесь, я так понял, что это Орёл, город Орёл, – мы обязательно это проверим.

Реплика: Спасибо большое Вам.

Ещё можно один вопрос?

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, если можно, узаконьте, пожалуйста, транспортировку больных на гемодиализ, туда и обратно.

В.Путин: Да, я помню, мы и в прошлом году говорили об этой проблеме, в том числе о возможности проведения даже гемодиализа на дому.

Что касается транспортировки, я, честно говоря, в такой постановке вопроса вижу эту проблему в первый раз. Я Вам обещаю, мы обязательно этим займёмся. И по поводу транспортировки тоже подумаем. Конечно, это потребует дополнительных затрат, но это дело очень чувствительное и очень важное для людей, которые страдают соответствующими заболеваниями. Обязательно проработаем этот вопрос и постараемся решить.

Реплика: Спасибо большое. Я очень рада была Вас услышать.

В.Путин: Спасибо Вам, Клавдия, за этот звонок.

Д.Борисов: Спасибо колл-центру.

И сейчас у нас есть возможность перенестись в Санкт-Петербург, на Балтийский завод. Там работает наш коллега Дмитрий Витов.

Д.Витов: Из Петербурга мы включаемся с достроечной стенки Балтийского завода. Здесь сейчас завершается строительство уникального судна – атомного ледокола «Арктика». Он станет преемником того самого легендарного, ещё советского ледокола, который в 70-х годах прошлого века первым в истории надводных кораблей дошёл до Северного полюса. Этот ледокол спустили на воду в прошлом году, в него уже загружен ядерный реактор.

Юрий Александрович, Вы мне говорили: суммарная общая мощность на гребных винтах?

Ю.Рыжов: Суммарная мощность на гребных винтах этого ледокола – 60 мегаватт.

Д.Витов: То есть, получается, правильно говорят в иностранной прессе, что это самый большой и самый мощный ледокол в мире?

Ю.Рыжов: Это самый большой, самый мощный и самый ледопроходимый ледокол в мире.

Д.Витов: Юрий Александрович Рыжов – главный специалист отдела строительства судов. Я скажу, если Вы не обидитесь, Вы – старейшина завода. Сколько лет Вы здесь проработали?

Ю.Рыжов: Я один из старейших работников завода. На этом предприятии я проработал около 50 лет.

Д.Витов: История Балтийского завода – это 160 лет. Получается, треть истории завода – это Ваша трудовая биография.

Юрий Александрович мне рассказал, что Балтийский завод всегда называли заводом-экспериментатором, уникальным заводом. Здесь были построены первые металлические корабли, первая русская подводная лодка 100 лет назад, здесь строили канонерки, броненосцы. В годы Великой Отечественной войны не прекращали производство, выпускали баржи для Дороги жизни. В трудные для страны годы, в 90-е, здесь продолжали строительство тяжёлых атомных крейсеров, таких как «Пётр Великий», эти крейсера сейчас несут боевую вахту.

Но мне рассказали мои собеседники, что наиболее трудным для завода оказалось начало 2000-х, когда сюда пришли частные владельцы, едва не обанкротили завод, потому что, судя по всему, больше всего коммерсантов интересует земля. Это центр города, Васильевский остров. Наверное, кому-то было бы выгодно построить здесь элитное жильё или торговый центр, но благодаря усилиям государства завод удалось отстоять. Правильно?

Ю.Рыжов: Да, это, безусловно, так. 2000-е годы, начало 2000-х годов, – это было, пожалуй, самое тяжёлое время для завода и его работников. Численность персонала сократилась с 12 тысяч человек в лучшие годы до 3 тысяч человек. Со строительства высокотехнологичных, совершенных атомных крейсеров, атомных ледоколов завод сошёл до строительства нефтеналивных несамоходных барж. Сейчас ситуация, благодаря вмешательству государства и помощи Президента страны, улучшается, мы имеем плотный график работы по государственным заказам до 2021 года.

Д.Витов: Юрий Александрович, Ваш вопрос непосредственно Владимиру Владимировичу.

Ю.Рыжов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте.

Ю.Рыжов: От имени работников Балтийского завода, всего трудового коллектива и себя лично прошу ответить нам, сказать, какова дальнейшая судьба Балтийского завода? Как просматривается будущее Балтийского завода в связи и сообразно планам Правительства в освоении Арктического шельфа и арктических проектов? Как будет учитываться в дальнейшем огромный, уникальный опыт Балтийского завода в строительстве атомных судов? Каковы планы модернизации, строительства и дальнейшего развития завода? Спасибо за внимание.

В.Путин: Балтийский завод – один из флагманов нашего судостроения. Мы говорим, только сейчас Вы сами сказали об истории завода. Я знаю, в каком сложном положении завод находился и в 90-е годы, и в начале 2000-х. Когда работал в Петербурге, мы старались завод поддержать, заказы сохранить. Кстати говоря, и для флота это было полезно, и завод сохранили. Неуклюжие попытки приватизировать, слава богу, в прошлом. Имею в виду именно неуклюжий, жульнический вариант.

Сегодня ОСК развивается, судостроительная корпорация, и завод развивается и будет развиваться. Мы видели Вас на фоне нового атомного ледокола «Арктика». У нас запланировано четыре таких судна. Вы, наверное, знаете об этом. Первый из них – «Арктика», потом «Сибирь», «Урал». Все они большой мощности, 60 мегаватт. Потом, к 2025 году, должен появиться ещё один ледокол, совершенно другого класса, гораздо более мощный, в два раза более мощный, чем те, о которых я сказал, и тот, строительство которого вы сейчас уже заканчиваете, – 120 мегаватт. Если эти колют лёд до трёх метров толщиной, для «Лидера» это будет вообще без ограничений, любой лёд может расколоть. Это всё новейшие технологии, и балтийцы их осваивают, осваивают очень быстро, на основе своего опыта и тех возможностей, которые предоставляют сегодняшние технологические разработки.

Поэтому что можно сказать? Средства у нас предусмотрены в бюджетах. Там есть, конечно, более отдалённые перспективы с «Лидером», пока, может быть, по финансированию не всё понятно, но я уверен, что мы и это сделаем.

Хочу обратить внимание, что таких атомных ледоколов в мире до сих пор нигде нет. В России есть, потому что нам нужно осваивать Арктику, о которой Вы сказали, нужно там закрепляться, и мы будем это делать. И в этом смысле работы хватит. Уверен, что коллектив не только сохранится, а будет развиваться. Хочу пожелать вам успехов.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, вопрос по теме с сайта нашей программы. Что мы так зацепились за Арктику? Ведь лет двадцать о ней никто не вспоминал, а сегодня даже на параде Победы части арктических войск. Огромные деньги направляются туда. Для чего это делается?

В.Путин: Если уж мы в теме оказались, то что можно добавить? Я уже в принципе начал об этом говорить. Арктика – важнейший регион, который будет обеспечивать будущее нашей России. Вот когда–то Ломоносов сказал, что Сибирью Россия будет прирастать. Можно с уверенностью сказать, что мощь и возможности России будут прирастать Арктикой, арктическим регионом.

К 2050 году – я как–то недавно на совещании, будучи в Арктике, говорил об этом, – к 2050 году примерно 30 процентов всех углеводородов будет добываться в Арктике. Уже сейчас там осуществляются наши крупнейшие проекты. «НОВАТЭК» строит целый завод в арктической зоне, целый город построил, аэродром, порт. Добычу начали в арктической зоне, уже началась добыча.

Поэтому с экономической точки зрения чрезвычайно важно, если климат будет меняться, иметь такие тенденции, несмотря на холодину сегодня в Москве, но тенденция будет сохраняться к глобальному потеплению, то это значит, что период навигации в арктической зоне будет увеличен. А это в свою очередь означает, что Северный морской путь будет использоваться гораздо интенсивнее, чем сейчас. Время прохождения судов [навигации] будет уже не полтора-два месяца, а четыре-пять.

И к этому региону проявляют активный интерес так называемые нерегиональные державы. И это хорошо, мы готовы с ними сотрудничать. Но мы должны обеспечить свой приоритет.

Я был недавно на Земле Франца-Иосифа. И мне те люди, которые там работают, рассказывали: там много туристов приезжает, в том числе из иностранных государств, и некоторые гиды уже вслух говорили тем, кого они сопровождали: «Эти острова раньше принадлежали Советскому Союзу».

Это должно нас насторожить – это наша территория. Поэтому нам нужно обеспечить точно совершенно использование этих маршрутов, хозяйственную деятельность на этих территориях, обеспечить свой суверенитет над этими территориями. Давайте не будем забывать и о чисто военной стороне дела: с точки зрения обеспечения обороноспособности страны чрезвычайно важный регион.

Не хочется здесь ничего нагнетать, но специалисты знают, что, допустим, американские атомные подводные лодки дежурят на севере Норвегии, подлётное время ракет – 15 минут до Москвы, и мы должны понимать, что там происходит, видеть, что там происходит, мы должны этот берег защитить соответствующим образом, пограничную охрану обеспечить.

И там, кроме всего прочего, с точки зрения стратегических вооружений трасса проходит как раз над Северным полюсом, возможно, не дай бог, думаю, до этого не дойдёт, но просто мы должны это знать, трасса пролётов ракет наземного базирования, находящихся на территории Соединённых Штатов, – это всё мы знаем, но мы должны обеспечить в том числе и систему СПРН, систему контроля за пусками ракет.

Это всё Арктика. Мы не занимались этим не потому, что это было не важно, а потому, что не могли, бросили это, как, к сожалению, очень многое жизненно важное для нашей страны. Теперь мы к этому вернулись, надеюсь, навсегда.

Д.Борисов: Санкт-Петербург, у нас есть возможность вновь вернуться к Вам, для того чтобы Вы задали второй вопрос.

Д.Витов: Мы здесь понаблюдали за работой рабочих. Вы знаете, это, конечно, уникальные люди. В тех условиях, в которых они работают, наверное, не каждый сможет.

Алексей Богданов, сварщик, например, рассказал мне, что профессии сварщика научиться можно, но сварщик-судостроитель – это только здесь, на стапелях и на достроечной стенке.

Но волнуют рабочих не только производственные проблемы, а также, как и всех петербуржцев, у них есть общие вопросы. Иван Братцев – строитель ледокола. Иван, у Вас есть свой вопрос, я сразу к Вам перехожу, задавайте.

И.Братцев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы работники Балтийского завода. Строим самые мощные, самые большие ледоколы в мире, но у меня к Вам вопрос непроизводственного характера. Мне, всем балтийцам, всем жителям нашего прекрасного города очень интересно узнать Ваше личное мнение по поводу дальнейшей судьбы Исаакиевского собора.

Вы, как человек, родившийся и выросший в Санкт-Петербурге, считаете правильным оставить собор городу и сохранить его именно как музей-памятник? Или же передать Русской православной церкви?

В.Путин: Неожиданный вопрос, тем более из Балтийского завода.

Что хочу сказать, Россия – это светское государство. Таким оно сложилось, таким оно и будет. Это первый постулат.

Второе. После Октябрьской революции государство сделало всё, чтобы уничтожить наши духовные, религиозные корни. Действовало очень последовательно и жестоко. Многие церкви были уничтожены, снесены.

Тогда государство попыталось создать квазирелигию и Библию заменить кодексом строителя коммунизма. Ничего не получилось. Были снесены многие храмы, уничтожено большое количество священников, в прямом смысле уничтожены. В лагерях, просто расстреляны.

Далеко ходить не надо, здесь, в Москве, недалеко от того места, где мы сейчас находимся, снесён храм Христа Спасителя. Многие храмы были превращены в конюшни, мастерские. Слава богу, не поднялась рука уничтожить Исаакиевский собор.

Вы знаете, я, конечно, смотрел на эту проблему. Он действительно церкви никогда не принадлежал на самом деле, он всегда числился за государством, но и царь-батюшка был главой церкви, и в этом смысле можно сказать, что отчасти он и церкви принадлежал. Но он был построен как храм, он был построен как церковь, а не как музей, он был построен для отправления религиозных культов, для того чтобы люди там молились.

А там что устроили в советское время? Маятник Фуко повесили, чтобы подтвердить, что Земля вертится, то есть на самом деле это такой был музей атеизма, квазимузей атеизма, в известной степени такое тонкое издевательство над религиозными чувствами людей. Но его посещают сотни тысяч, миллионы людей, в том числе из–за границы, это совершенно очевидный факт.

Поэтому да, у нас есть закон, по–моему, 2010 года о передаче религиозных зданий религиозным организациям, и мы вроде бы должны исполнить. Вместе с тем у нас есть международные обязательства и другие законы, которые запрещают передавать в другие руки то, что является памятником архитектуры и находится под защитой ЮНЕСКО. Есть некоторые противоречия, но мы легко, на мой взгляд, выйдем из этих противоречий, обеспечив и музейную деятельность, и отправление религиозных культов. Я сейчас не хочу забегать вперёд, но такие решения, они же есть в мире. Скажем, в том же Ватикане собор святого Петра – там ходят люди, экскурсии проводят.

Поэтому нужно деполитизировать эту проблему, забыть о том, что она существует как таковая, с уважением относиться и к религиозным чувствам людей и не забывать, что это здание и сооружение строилось как церковь, а не как музей. Но музейная функция там, конечно, должна сохраниться.

Как выстроить эти взаимоотношения? На самом деле это не так сложно сделать, только не нужно ничего здесь накручивать и не нужно спекулировать на этой теме, не нужно людей возбуждать и использовать это как инструмент какой–то мелкой внутриполитической возни.

Д.Борисов: И вновь колл–центр, Мария Гладких.

М.Гладких: Да, коллеги, у нас, по статистике, женщины активнее: 62 процента дозвонившихся – это именно представительницы прекрасного пола. И сейчас насущный вопрос из Челябинска от Светланы Романовой.

Здравствуйте! Вы в эфире. Мы Вас слышим, говорите.

С.Романова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Светлана Владимировна, я из Челябинска.

У меня есть садовый участок. Я им пользуюсь с 1981 года. На этом месте построен садовый дом. Нарушений в строительстве не было. Рядом, в радиусе более 100 метров от участка, проходит газопровод.

И в 2014 году вышло постановление об увеличении охранной зоны – вместо 100 метров до 150. Вследствие этого пришла повестка в суд многим садоводам, где было принято решение о сносе домов за наш счёт без компенсации. Скажите, правомерно ли это? Будет ли закон, который нас защитит?

В.Путин: Вы знаете, опять к Балашихе возвращаюсь. Там жилые дома построили рядом со свалкой, которую сооружали в течение десятилетий, а здесь застройка произошла вдоль трубопроводов. Потом приняли решение о том, что нужно расширить эту охранную зону и теперь пытаются выселить людей. Справедливо или нет? Несправедливо.

Считаю, что этот закон надо изменить. Во всяком случае, те люди, которые уже построились там, – их нужно оставить в покое. Конечно, надо делать всё для обеспечения безопасности людей, но их нужно оставить в покое.

Можно не разрешать строить новых зданий, сооружений уже в 150–метровой зоне, но тех, кто уже построился в 100–метровой зоне, нужно оставить в покое. Сделаю всё для того, чтобы это решение состоялось.

Д.Борисов: Мы работаем в эфире уже третий час. В колл–центре Наталья Юрьева собирает в том числе видеообращения.

Н.Юрьева: Автор нашего следующего вопроса из Америки Джереми Боулинг не просто отправил к нам в редакцию обращение, но также опубликовал его в интернете на «Ютьюбе». В комментариях к этому ролику завязалась ожесточённая дискуссия – дадим ли мы этот вопрос в эфир или нет. Даже делались ставки. Я поставила на то, что дадим. Шучу. Кстати, Джереми Боулинг сам сказал, что, наверное, не дадим в эфир. Давайте всё-таки посмотрим.

Джереми Боулинг: Приветствую Вас, господин Путин. Меня зовут Джереми Боулинг. Я живу в городе Меса, Аризона, в Америке. Я Ваш большой поклонник. Я очень пророссийский, желаю Вам крепкого здоровья и успехов в Вашей жизни.

Мой вопрос для Вас такой. Как американец, который находится здесь, в Америке, и видит бешеную русофобию в своей стране, какой совет Вы бы мне дали, чтобы чётко прояснить ситуацию, чтобы помочь моим соотечественникам-американцам понять, что Россия не враг?

Большое спасибо.

В.Путин: Во-первых, я Вам очень благодарен за этот звонок. И я Вам могу сказать как сегодняшний глава Российского государства, я знаю настроения наших людей, мы не считаем Америку своим врагом. Более того, дважды в истории, как мы хорошо знаем, когда нам было особенно трудно, мы объединяли свои усилия, в двух мировых войнах были союзниками. Российская империя в своё время сыграла значительную роль в обретении Соединёнными Штатами своей независимости и поддерживала Соединённые Штаты. То, что сейчас развивается русофобия в Соединённых Штатах, мы видим. Мы считаем, что это результат прежде всего обостряющейся внутриполитической борьбы.

Я не считаю себя вправе давать Вам какие-то советы, хочу просто Вас поблагодарить за эту позицию. Мы знаем, что в Соединённых Штатах у нас очень много друзей. Мне об этом говорили американские коллеги, да и опросы общественного мнения, во всяком случае месячной давности, говорят о том, что у нас там много друзей. Правда, к сожалению, такая истерия в средствах массовой информации наверняка влияет на умонастроения, но уверяю Вас, что и в России очень много людей, которые с большим уважением относятся к достижениям американского народа и надеются на то, что наши отношения в конечном итоге придут в нормальное состояние, в чём крайне заинтересованы, и мы, и Соединённые Штаты.

Т.Ремезова: Об отношениях, наших отношениях с США, есть вопросы и у гостей студии.

Слово Ольге Паутовой.

О.Паутова: Предлагаю продолжить эту тему, тем более что, когда мы готовились к этой программе и общались с нашими гостями, стало понятно, что, так или иначе, эта тема волнует практически всех. Даже сегодня перед эфиром в кулуарах до последнего обсуждались именно международные проблемы.

И сейчас я хочу передать слово человеку, чей вопрос волнует не только россиян, но, без преувеличения, весь мир. Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, прошу.

К.Ремчуков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я хочу поговорить о российско-американских отношениях. Один тренд – и Вы говорили, и американский зритель сказал – это ухудшение, русофобия, ежедневная информация о новых инициативах, вплоть до санкций, против России. Но одновременно нарастает и глобальный запрос не просто даже на нормализацию отношений между Россией и США, а на кардинальное улучшение этих отношений.

Позавчера Госсекретарь Тиллерсон на слушаниях в Сенате сказал, я своими словами мысль передам, что с момента назначения на этот пост в каждой встрече с иностранными коллегами ему говорили: «Наладьте отношения с русскими!» И он очертил регионы: мир, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия – все говорят одно и то же. Это он оправдывался, что нужно что-то делать при обсуждении бюджета для Госдепа.

Через три недели в Гамбурге будет «большая двадцатка», и ожидается Ваша встреча с Президентом Трампом. Можно ли считать, что в ходе переговоров вам удастся этот негативный тренд в отношениях прекратить и заложить, вполне возможно, позитивный тренд, может быть, даже радикально, кардинально улучшающий наши отношения с Америкой? В каких областях, сферах, регионах, при решении каких проблем Вы видите продуктивным и взаимовыгодным сотрудничество между Россией и Соединёнными Штатами Америки? Мне кажется, что эти вопросы действительно волнуют не только людей в России и в Америке, но и во многих других странах мира.

Спасибо.

В.Путин: Вы человек опытный и погружённый в материал, не хуже меня знаете, в каких областях мы могли бы сотрудничать с Соединёнными Штатами. Это прежде всего контроль за распространением, а точнее нераспространением, оружия массового уничтожения. Мы крупнейшие ядерные державы, и это само собой разумеется – наше сотрудничество в этой сфере. Чрезвычайно важная сфера, очень важная, и это касается не только северокорейской проблемы, но и других регионов, – это первое.

А второе – борьба с бедностью, борьба с негативным влиянием на экологию и так далее, хотя мы знаем сейчас позицию действующей Администрации по поводу парижских соглашений, но Президент Трамп не отказывается вести дискуссию на эту тему. И, кстати говоря, сейчас начать с Администрацией ругаться, обмениваться колкостями, обижать друг друга, оскорблять – это самый плохой путь, потому что тогда мы вообще ни о чём не договоримся, а без Соединённых Штатов о чём-то договариваться в этой сфере бессмысленно, потому что США – один из крупнейших эмитентов. Мы должны вместе работать над борьбой с бедностью в мире, потому что мы сейчас говорим о том, что у нас повысился процент людей с минимальными доходами, но в мире-то вообще катастрофа во многих регионах. Это один из источников радикализма и терроризма – бедность в некоторых регионах мира, и нам вместе нужно решать, что с этим делать. Так же как и с другими партнёрами: с Китаем, с Индией, с Европой.

Кстати говоря, вместе с Соединёнными Штатами работали над решением иранской ядерной проблемы, но всё-таки договорились ведь. Договорились. Значит, есть позитивные примеры нашего сотрудничества. И бывшая администрация напрямую признавала нашу существенную роль в разрешении этой проблемы. Значит, можем мы договариваться, можем вместе работать? Конечно, можем.

Сирийская проблема. В целом ближневосточная проблема. Всем уже очевидно, что без совместной конструктивной работы ничего не получится. Есть и другие горячие точки. И мы очень надеемся на конструктивную роль Соединённых Штатов в урегулировании кризиса на юго-востоке Украины, именно конструктивную роль. Поэтому у нас много тем, над которыми мы должны работать вместе, но это не зависит только от нас, мы видим, что сейчас в Штатах происходит. Я уже говорил, хочу повторить ещё раз, это явно признак обострения внутриполитической борьбы, и с этим мы ничего не можем сделать. На это мы никак не можем повлиять. Но мы готовы к конструктивному диалогу.

Д.Борисов: Я вижу, что в секторе Веры Красовой тоже есть вопрос. Давайте обратимся туда.

В.Красова: Благодарю, Дмитрий. Тема российско-американских отношений интересует также и представителей машиностроительной отрасли. У нас в студии Алексей Бакулин из Волгоградской области.

Здравствуйте, Вам слово.

А.Бакулин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вы говорите: обострение внутриполитического конфликта в США. Действительно, весь мир смотрит как захватывающий сериал, следит за конфликтом между Президентом Дональдом Трампом и бывшим главой ФБР Джеймсом Коми. Опять традиционно всплывает «русский след». Как Вы оцениваете эту ситуацию, и какие могут быть последствия?

В.Путин: Я так уж подробно не знаком с показаниями, которые давал господин Коми, бывший глава Федерального бюро расследований США, но некоторые вещи мне известны, конечно. Какие у меня в этой связи мысли возникают?

Первое, на что я обратил внимание. Господин бывший директор ФБР сказал, что он считает, что вмешательство России в выборный процесс было. Никаких доказательств он при этом не приводит опять, но, как он говорит, «влияние на наши умы, на то, как мы должны поступать, было». А вообще разве в мире есть по-другому? А вот постоянная американская пропаганда, постоянная подпитка американско ориентированных НКО? Причём выделяются прямые деньги на это. Это что, не влияние на наши умы и не попытка повлиять на то, как мы должны действовать в ходе избирательных кампаний? Да из года в год это продолжается.

Вот возьмите глобус, крутаните, пальцем ткните в любое место – там американские интересы и там точно их вмешательство. Но я это знаю из разговоров практически со всеми руководителями, главами государств. Просто они не хотят ссориться с американцами, никто прямо об этом не говорит, но все говорят одно и то же.

Поэтому здесь нет ничего необычного. А чего они хотят? Чтобы все просто голову склонили? У нас есть своё мнение, мы его открыто высказываем. Это не какая-то подпольная подрывная деятельность, но мы высказываем свою точку зрения – это первое.

Второе. Он сказал, что он не видит, и у него нет никаких доказательств того, что мы вмешивались в подсчёт голосов. Слава богу, хоть это, уже хорошо.

Дальше. Он вдруг сказал, что он записал разговор с Президентом, а потом через своего друга передал этот разговор в средства массовой информации. Но это уже звучит и выглядит очень странно, когда руководитель спецслужбы записывает разговор с Верховным главнокомандующим, а потом ещё через своего друга передаёт в СМИ. А чем тогда директор ФБР отличается от господина Сноудена? Тогда он не руководитель спецслужбы, а он правозащитник, который защищает определённую позицию.

Кстати говоря, если в этой связи против него какие-то преследования возникнут и так далее, мы и ему готовы будем предоставить политическое убежище в России. Он должен об этом знать.

Д.Борисов: Огромное количество вопросов в колл–центре, не могу не передать сейчас слово Наталье Юрьевой.

Н.Юрьева: Спасибо, Дмитрий.

Наш центр по обработке сообщений выходит на пиковые показатели, у нас уже более двух миллионов вопросов. В минуту наши операторы принимают 1700 видеозвонков.

Социальные сети, особенно сервис OK Live, буквально раскалены до предела. Сейчас одновременно смотрят эфир и ждут возможности задать вопрос Президенту около тысячи человек. Давайте предоставим слово одному из них.

Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос и представьтесь, пожалуйста.

А.Боль: Здравствуйте!

Меня зовут Андрей Боль. Я из города Находка, это Приморский край. Меня очень волнует проблема с угольной пылью, то есть перегружают угольную пыль открытым способом. Как нам теперь жить?

В.Путин: Ничего хорошего в этом нет, конечно. Надо посмотреть, как организована работа в портовых сооружениях. Так, видимо, сложилось исторически, что возят через город, наверное, перегружают там или через город возят из порта. Давайте посмотрим, кому принадлежит этот порт, в каком режиме он работает.

Ещё раз скажи, пожалуйста, где ты находишься? Это какое место?

А.Боль: Это возле Приморского края.

В.Путин: А порт–то какой?

А.Боль: Порт наш, находкинский, в городе Находка.

В.Путин: В Находке? Хорошо. Посмотрим обязательно, как там организована работа. И постараемся отреагировать таким образом, чтобы людям и экологии ущерб был минимизирован.

Как тебя зовут?

А.Боль: Андрей.

В.Путин: Андрюша, мы вместе с тобой посмотрим, потом ещё свяжемся. Оставь свои данные, расскажешь мне, какие меры приняты и заметны ли они для тех, кто проживает рядом, хорошо?

А.Боль: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо тебе за звонок.

Н.Юрьева: А сейчас давайте посмотрим, что пишут люди в интернете с хештегом «смотрюлинию». Например, у нас уже, кстати, напомню, 171 773 комментария в социальных сетях. Попрошу вывести на экран один из последних постов, который мы получили. Вот например: «Читаю хештег «смотрюлинию», сколько неравнодушных молодых людей у нас, понимающих ребят, что социальный лифт – это прежде всего возможность быть услышанным и повлиять на ситуацию в стране». Пользователь Наталья Починок, спасибо большое Вам за этот комментарий.

Коллеги, можем ли мы сейчас вывести в прямой эфир звонок из «Одноклассников»? Наши редакторы сейчас связываются с пользователями сервиса OK Live. Давайте тогда продолжим смотреть, что пишут люди в социальных сетях.

Сейчас нам снова выведут комментарии: «Смотрю линию, но Президент с ходу начал о главных вещах, но, думаю, в России сегодня нет темы важнее, чем борьба с коррупцией, эта болезнь пустила метастазы и тормозит развитие вообще во многих вопросах». Коллеги, Вам слово.

Д.Борисов: Ещё одна важная тема, которая волнует наших телезрителей, – это то, как идёт так называемая оптимизация медицины, Владимир Владимирович. К автору одного из таких обращений мы отправили съёмочную группу – на связи Мурманская область.

О.Шишкин: Мы в Заполярье, в центре Кольского полуострова, в Мурманской области, в городе Апатиты. В городе, который вырос в 60–е годы рядом с крупнейшим месторождением апатитовых руд.

Сейчас здесь живёт более 50 тысяч человек, и, по словам местных жителей, наиболее острая проблема в городе – это доступность медицины, точнее недоступность медицины. Наглядная иллюстрация, наглядный пример у меня за спиной – это недостроенный корпус новой больницы.

Сюда должны были переехать врачи из старого здания, это заброшенная девятиэтажка практически в центре города, стены уже сейчас приходят в негодность, перекрытия разрушаются, и речи о том, чтобы возобновить строительство, сейчас уже не идёт, а тем не менее местные жители жалуются на нехватку врачей.

Рядом со мной Дарья Старикова, она очень мужественная девушка. Дарья борется с тяжёлой болезнью, она живёт практически на обезболивающих. Несколько дней назад Даша написала обращение на «Прямую линию», это был настоящий крик о помощи. Мы, конечно, не могли оставить её без внимания. И мы здесь для того, чтобы Даша напрямую смогла обратиться к главе государства.

Даша, пожалуйста, Вам слово.

Д.Старикова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Старикова Дарья, мне 24 года. Мне поставили диагноз рак четвёртой стадии. В связи с тем, что изначально мне ставили диагноз межпозвоночный остеохондроз, моё время лечения было упущено.

В связи с тем, что лечили мне спину, уколы, массажи – вот это всё привело к тому, что я оказалась в больнице с кровотечением. В больнице мне уже поставили диагноз. Владимир Владимирович, у нас не хватает узких специалистов, благодаря которым можно было бы вовремя ставить людям диагнозы.

У нас закрыли роддом, у нас закрыли хирургическое отделение, у нас закрыли кардиологию, у нас всё перевезли в город Кировск – соседний город. Нам приходится ездить и обращаться за помощью туда, так как ещё нас за тяжёлыми операциями, за сложными, на необходимые обследования также отправляют в город Мурманск – это в пяти часах езды от нас. Не каждому это доступно, и не каждый может поехать туда также.

Я прошу не за себя, прошу за город, за наших жителей, за всех людей, которые здесь проживают. Прошу Вас помочь нам восстановить больницу, восстановить всё. Понимаете, у нас «скорая помощь» не успевает довезти, бывает такое, что не успевает довезти людей. У нас осталось одно только приёмное отделение. Не успевают довезти людей.

У моей подруги маму не довезли до больницы, мама умерла по пути в карете «скорой помощи» от инфаркта, женщине не было 50 лет. Действительно люди уже переживают. Это было неоднократно, неоднократно поднимали тему с нашей больницей.

Мы просим Вас: пожалуйста, помогите. Мы хотим жить, а не выживать. Мы Вас очень просим нам помочь. Нам необходимо, чтобы в нашем городе всё возобновили.

В.Путин: Дашенька, смотри, я, как правило, не распространяюсь о своих личных делах, о своей личной жизни, но сейчас, глядя на тебя, не могу не сказать: то же самое произошло с моим папой.

Его лечили от болей в спине, делали массажи, прогревание и так далее. Мне мама сказала: знаешь, у меня отец по ночам кричит от боли. И только после этого я перевёл его в другую больницу. Там у него было всё то же самое, что у тебя.

Но, кстати говоря, даже на этой стадии нашли средства – и это было уже много лет назад, но тогда уже нашли средства, – достаточно эффективные, и он ушёл из жизни не по той болезни, которая ему была диагностирована на самом деле. Так что и тебя прошу: надежду, пожалуйста, не теряй. Я со своей стороны тоже обращу на это внимание, в том числе и на то, как можно помочь тебе лично.

Теперь по поводу медицины. Надо сказать, что, конечно – я и тебе хочу сказать, и присутствующим здесь в зале, и вообще всем нашим гражданам, – мы все хорошо знаем, проблемы с медициной есть везде, и всегда пациенты так или иначе критически относятся к тому, что в области медицины делается. Практически во всех странах.

Именно поэтому в тех же Соединённых Штатах ещё прежний президент начал проводить реконструкцию этой сферы, провёл закон, который вызвал много критики, потом вновь пришедший президент фактически отменил эту реформу. То же самое и в Европе происходит.

Но у нас не меньше, может быть, даже больше проблем, тем не менее за три года у нас введено новых объектов – это в основном ФАБы, поликлиники, правда, – в десять раз больше, чем в предыдущее время, за три года построено две тысячи медицинских объектов. Есть проблемы, которые заключаются в том, что у нас не хватает узких специалистов, и поэтому фактически не устраняются и очереди.

Вот только они теперь визуально не выглядят так, что люди приходят к врачу и стоят в очереди, а стоят в очереди за талончиками так называемыми. Но это ничем не лучше, надо переходить к электронным очередям. Причём сделать так, чтобы это работало по факту.

Наконец, самое главное – это обеспечить доступность. Это задача номер один сегодня в медицине – обеспечить доступность медицинской помощи. В Вашем случае, конечно, мы на это посмотрим самым внимательным образом. Не знаю, из чего исходили организаторы здравоохранения в этом регионе, в Апатитах в том числе.

Апатиты – это горняцкий город, понятно, что люди работают в непростых условиях, и они нуждаются в особом внимании со стороны медицинских работников. Исходили из чисто формальных вещей, что до этого города, до Кировска, недалеко ехать.

Тем не менее ведь люди сталкиваются с такими проблемами, о которых Вы сказали. Обязательно посмотрим. Либо эту надо достроить, либо старую восстановить больницу. Поработаем, я Вам обещаю.

Даша, что касается твоей проблемы, тоже этим позанимаемся.

Т.Ремезова: Спасибо, Апатиты! Желаем выздоровления Даше.

В.Путин: Счастливо тебе! Выздоравливай!

Т.Ремезова: Среди обращений, просьб, которые поступали в наш колл-центр, есть и такие, в которых люди просят помочь попасть на службу в армию. Такого вала обращений от желающих служить раньше не было.

Сейчас у нас на связи Волгоград, но к Волгограду мы вернёмся чуть позже. Сейчас продолжаем общение с гостями студии. И слово нашей коллеге Наиле Аскер-заде.

Н.Аскер-заде: Татьяна, спасибо.

В нашей студии молодые профессионалы из движения WorldSkills – это международная ассоциация, которая занимается повышением стандартов профессиональной подготовки.

Например, Аркадий Бодрягин из Челябинска, ему 19 лет, но он уже получил медаль за профессионализм в области гостиничного сервиса на европейском чемпионате.

Аркадий, что волнует Вас сегодня?

А.Бодрягин: Владимир Владимирович, добрый день. Первоначально хотелось бы поблагодарить Вас за то, что Вы поддерживаете наше движение. Сейчас мы уже плотно работаем с крупными корпорациями, но нам хотелось бы иметь такие же отношения с малым и средним бизнесом.

Подскажите, пожалуйста, как нам лучше наладить этот надёжный канал связи?

И второй вопрос. Мы в WorldSkills – ребята прагматичные и заботимся о своём будущем. В связи с этим скажите, пожалуйста, будет ли повышаться пенсионный возраст у нас в стране? И если да, то когда?

Спасибо большое.

В.Путин: Отвечаю на первый вопрос, как наладить отношения с малым, средним бизнесом. Вы знаете, у нас малый и средний бизнес, несмотря на все проблемы, о которых здесь было сказано, – вот коллега у Вас за спиной сидит, обозначил одну из них, это кредитование, – но всё-таки он развивается, может быть, не так быстро, как нам хотелось бы, но, что особенно приятно, развивается в высокотехнологичных сферах.

У нас появилась новая статья экспорта, 7 миллиардов долларов у нас экспортируется в IT-технологиях, чего раньше не было совершенно, было по нулям фактически. Эта сфера очень быстро развивается.

Вот, пожалуйста, прежде всего нужно обратить внимание на эти успешно развивающиеся компании. Они у нас есть. Первое. Они существуют сами по себе.

Второе, на что хотел бы обратить внимание, что мог бы посоветовать. Скажу об этом, они и сами сейчас услышат. Наши крупные компании должны развивать рядом с собой целую сеть малых и средних предприятий. Не просто тупо закупать где-нибудь за границей то, что им нужно, а опираться именно на наши малые высокотехнологичные структуры. И через те компании, где вы уже сегодня работаете, нужно искать выход на малых и средних бизнесменов.

Что касается второго вопроса. Вы знаете, что у нас активно обсуждается возможность повышения пенсионного возраста. Некоторые эксперты полагают, что без повышения пенсионного возраста нам не обойтись, ссылаются на опыт других стран, в том числе соседних государств. Взять ту же Украину, да и вообще все практически, Белоруссию, я уже не говорю о Европе. С Европой не очень корректное сравнение, имея в виду продолжительность жизни, а вот с этими странами вполне корректное. Но там это решение принято, а у нас нет. Я считаю, что к этому относиться нужно очень аккуратно.

По поводу всяких слухов, что решение уже принято: нет, решение не принято. Но оно действительно обсуждается, оно обсуждается на экспертном, на правительственном уровнях. Эксперты полагают, что если нам этого не сделать, то тогда уровень пенсионного обеспечения будет просто сокращаться, будут падать пенсии. А количество работающих, в связи с демографическими проблемами и структурными изменениями, которые должны будут, условно говоря, собирать деньги на то, чтобы обеспечить доходы пенсионеров, оно будет уменьшаться. Количество неработающих – увеличиваться, а количество работающих – уменьшаться.

Это всё реалии, с которыми мы сталкиваемся, которые мы должны иметь в виду. Но принимать такие решения нужно взвешенно, без всякой суеты и спешки.

Д.Борисов: Не могу не отметить ещё одну проблему. Очень много сообщений от пенсионеров, которые продолжают работать. И они говорят: если будет вдруг повышен пенсионный возраст, когда бы это ни произошло, даже сейчас у людей возникают проблемы.

Одного человека в 52 года не берут никуда на работу – обращение из Москвы, сообщение от плотника. Или женщина из Калужской области пишет, что ей 42, а уже в этом возрасте на работу её не очень приглашают, возникает тревога по поводу дальнейшего трудоустройства.

В.Путин: Здесь нам нужно заниматься решением другой проблемы, а именно: нужно своевременно, в нужном объёме и нужным качеством обеспечить переквалификацию людей, переквалификацию так называемых трудовых ресурсов.

Нужно обеспечить мобильность трудовых ресурсов, то есть возможность людей переезжать из одного региона в другой. Но не просто так переезжать и жить на вокзале, а нужно подумать о том, где и как они будут жить, и соответствующая инфраструктура должна быть подготовлена. Это большая, многоплановая и многогранная работа.

Мы знаем о ней и стараемся это делать. Особенно актуально это, остро в так называемых моногородах. Но соответствующие планы предусмотрены, они осуществляются. Надо, конечно, наращивать усилия в этом направлении – это совершенно очевидно.

Т.Ремезова: От темы пенсионного возраста перейдём к теме призывного возраста. Мы когда смотрели обращения, попадались нам такие, что человек жаловался на то, что его по возрасту уже не берут в армию, а он хочет пойти. И обращался к Вам с вопросом: как попасть? Огромный вал желающих служить.

Сейчас у нас на связи Волгоград. Там в эти минуты приносят присягу военнослужащие, и работает наш коллега Дмитрий Петров.

Д.Петров: Здравствуйте! Мы находимся на Мамаевом кургане, у самого подножия монумента Родины-матери. Здесь покоятся останки 35 тысяч солдат и офицеров, погибших в огне Сталинградской битвы, – это священная земля, святое место.

И сегодня здесь приносят присягу верности новобранцы 20-й отдельной гвардейской Прикарпатско-Берлинской мотострелковой Краснознамённой ордена Суворова второй степени бригады. Это орденоносное соединение с богатыми воинскими традициями, и, конечно, для молодых солдат это большая честь – произносить слова клятвы в таком месте.

Мы видим, как на той стороне молодые ребята выходят и перед строем товарищей произносят слова клятвы перед флагом Российской Федерации, перед знаменем части. Здесь собрались те, кто переживает за них сейчас больше, чем кто бы то ни было: это папы, мамы, родные, близкие и друзья. Они приехали из разных регионов страны, откуда призывались ребята. Для них это, конечно, немного грустный, но праздник.

И давайте познакомимся. Здравствуйте. Представьтесь, кто Ваш солдат?

Вопрос: Добрый день, меня зовут Владимир. Сегодня очень знаменательный день, сегодня мой сын принимает присягу в этом великом месте. Приехал я из Сергиева Посада Московской области. Решение, чтобы служить в Вооружённых Силах, сын принимал самостоятельно, отучившись два года в медицинском институте, в третьем Московском медицинском, и заявил желание служить Родине. Я как офицер запаса только приветствовал его решение.

Д.Петров: Владимир, мы сейчас находимся на «Прямой линии с Президентом», нас видит и слышит Москва, и Вы можете задать любой вопрос главе государства.

Вопрос: Это очень неожиданно, конечно. Владимир Владимирович, я как офицер запаса интересуюсь прохождением службы наших Вооружённых Сил в Сирийской Арабской Республике и хотел бы спросить, каковы уроки извлекли наши Вооружённые Силы, находясь в этой республике, и какие перспективы ожидают наши войска, находящиеся там?

В.Путин: Во-первых, хотел бы, Владимир, Вас и Вашего сына поздравить с принятием им сегодня присяги! Это большое событие в жизни любого мужчины, любого гражданина России, а тем более тех из нас, кто добровольно выбирает такой жизненный путь – служения в Вооружённых Силах России и служения своему народу.

Теперь по поводу Вашего вопроса. Какие уроки, что полезного было и происходит в ходе сирийской операции для наших Вооружённых Сил? Там несколько составляющих.

Первое – это огромная польза для нашего оборонно-промышленного комплекса. Применение новейших образцов оружия позволило понять, как оно работает в боевых условиях, и внести необходимые коррективы в качество этих новейших систем вооружения.

Мы и так знали, что это хорошее оружие, работающее, но когда посмотрели их и увидели, как они работают в боевых условиях, – это другая история совершенно.

Более того, представители предприятий напрямую выезжали и выезжают на место применения этого оружия, смотрят, как это происходит, вносят коррективы, и не просто там какая-то доводка, а серьёзная, глубокая работа происходит. Это что касается оборонки.

Что касается самих Вооружённых Сил. Можно сказать, что это опыт использования наших Вооружённых Сил в боевых условиях, да ещё с применением новейшего оружия, является абсолютно бесценным, без всякого преувеличения говорю.

Вы знаете, у нас даже Вооружённые Силы приобрели другое качество. Некоторые подразделения вообще впервые, созданные совсем недавно, используются, и используются очень эффективно.

Что касается перспектив того, что мы там собираемся делать. Мы собираемся наладить мирный политический процесс урегулирования между всеми сторонами конфликта. Наша задача на ближайшую перспективу – поднять уровень и боеспособность вооружённых сил самой Сирийской Арабской Республики и спокойно выйти в расположение тех пунктов базирования в Сирии, которые нами там созданы, и в Хмеймиме (аэропорт Хмеймим), и на военно-морской базе в Тартусе, предоставив возможность самим сирийским войскам функционировать эффективно и добиваться нужных им результатов. Но при необходимости, скажем, с помощью применения той же боевой авиации можно было бы оказывать им и текущую поддержку в решении задач по борьбе с террористическими организациями. Вот таковы наши планы.

Т.Ремезова: Ну что же, продолжаем. Сейчас самое время дать слово нашему колл-центру. Мария, сколько обращений поступило к вам на эту минуту?

М.Гладких: Да, коллеги, на данную минуту у нас уже 1345 тысяч звонков по телефону. И 474 тысячи SMS-сообщений мы получили для Владимира Путина. 25 процентов дозвонившихся – это люди в возрасте от 35 до 55 лет, и 63 процента – это люди старше 56 лет.

Не знаю, сколько лет следующему дозвонившемуся, но мне редакторы подсказывают, что у нас на связи Крым и Александр Бочкарёв с вопросом, который волнует не только жителей Крыма, собственно, но и туристов.

А.Бочкарёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Александр Бочкарёв. У меня вопрос: будет ли построен Керченский мост в срок, как Вы нам обещали? Очень важно, чтобы к этому времени к нему были построены удобные подъездные дороги.

В.Путин: Керченский, или Крымский, мост строится в соответствии с графиком, даже с небольшим опережением. Поэтому я сейчас не буду говорить про это опережение, но на данный момент времени нет сомнений в том, что все планы будут реализованы в срок и с должным качеством, что самое важное.

Стоимость там известна – 200 с лишним миллиардов, но подъездные пути – это отдельная, острая тема. Нам нужно сделать так, чтобы и со стороны Крымского полуострова, и со стороны Керчи были построены дороги, но и со стороны Тамани тоже.

В целом работы развёрнуты. Будем за этим самым внимательным образом наблюдать, следить. Надеюсь, что и это тоже будет реализовано. Без подъездных путей, конечно, ситуация будет совсем нелепая: там будет узкое горлышко либо с одной, либо с другой стороны. Ни в коем случае этого нельзя допустить.

Д.Борисов: У нас, кстати, я смотрю, через соцсети «Одноклассники» пришёл вопрос. Ирина Шпакович из Хабаровского края спрашивает: «Мост через Керченский пролив почти построен, а мост на остров Сахалин когда-нибудь будет строиться?»

В.Путин: Да, такие идеи были уже давно: ещё в 30-е и 50-е годы. Ещё при Иосифе Виссарионовиче думали на эту тему и даже строили соответствующие планы, но эти планы так и не были реализованы.

Сейчас мы занимаемся реанимированием этих планов и думаем над этой проблемой. Конечно, это было бы очень полезно для восстановления территориальной целостности страны, за счёт Сахалина в том числе.

Можно было бы в этом случае организовать и движение товаров из Азии через нас в Европу и, таким образом, повысить значение Транссибирской магистрали. Но мост построить недостаточно. В этом случае нужно было бы расширять и Транссиб, хотя он и так нуждается в расширении.

Привлекать нужно, конечно, и заинтересованные государства, а такие, в принципе, есть, к финансированию. Но в целом стоимость, по предварительным оценкам, должна быть даже ниже, чем Крымский мост, это около 286 миллиардов. Это предварительные подсчёты. Этих денег недостаточно, потому что одного мостового перехода мало. Там нужны тоже подъездные пути, нужна развязка всего дорожного комплекса.

Кстати говоря, были идеи, сейчас они тоже прорабатываются, строить не мост, а тоннель, что тоже возможно. Решение пока не принято, но мы, конечно, над этим думаем.

Д.Борисов: Ирина получила ответ.

Продолжим говорить о проблемах, с которыми обращаются наши телезрители.

Сейчас на связь с нами выйдет далёкий город Нягань, это Ханты-Мансийский округ. Туда наша съёмочная группа отправилась после обращения Энжи Барсуковой.

Слово Антону Лядову.

А.Лядов: Москва, здравствуйте!

Мы работаем в вагон-городке в Нягани. Трудно поверить, но эти вагончики, которые в советское время возводили для рабочих в качестве временного жилья, сейчас не какие-нибудь гаражи или лачуги – это дома, где люди семьями живут постоянно. Например, вот тот вагончик стоит здесь с 1979 года, то есть почти 40 лет. Канализации здесь нет, все удобства находятся на улице. Например, с краю находится туалет, причём каждый жители должны были строить своими руками. Для того чтобы помыться, люди раньше использовали корыто или бегали по знакомым. Сейчас в некоторых домах появились бани, но не во всех, и здесь нет канализационных труб: когда люди моются, вода сквозь доски стекает прямо на землю. Вагончики постепенно углубляются в грунт.

Сейчас мы входим в тот самый 40–летний вагончик. Летом горячей воды здесь нет в принципе, течёт только холодная, если нет фильтров, она буроватого цвета, с ржавчиной. В зимнее время здесь, наоборот, нет холодной воды. Дело в том, что две трубы, теплотрасса и вода, идут параллельно, одна согревает другую, поэтому из крана периодически течёт настоящий кипяток.

Например, Анастасия живёт здесь с двухлетнего возраста, недавно у неё родился свой малыш, Арсений. Владимир и Ирина живут 35 лет. Энжи Камиловна, которая обратилась, живёт здесь 30 лет.

Энжи Камиловна, у вас здесь зимой морозы минус пятьдесят. Что делаете, чтобы не замёрзнуть?

Э.Барсукова: Пойдёмте, я расскажу. Жители нашего вагон-городка вешают на двери одеяла, утепляют дверные проёмы одеялами, ветхой одеждой, стелют, что найдут, чтобы сохранять здесь тепло.

Т.Ремезова: К сожалению, пропала связь.

В.Путин: Техника не выдерживает этот репортаж.

Т.Ремезова: Даже техника не выдержала такой картинки кричащей, но мы видим, что там происходит.

В.Путин: Подождите, может, вернёмся сейчас ещё? Нет?

Т.Ремезова: Попробуем восстановить связь.

Пока давайте переключимся на другой город, где также работает наша съёмочная группа, которая выехала по обращению к Вам, Владимир Владимирович.

Итак, это Ижевск и наш коллега Павел Краснов.

П.Краснов: Добрый день!

Это город Ижевск, откуда поступил один из множества вопросов, касающихся ЖКХ вообще и ветхого жилья в частности. Но насколько оно ветхое, вы можете увидеть сами.

Это деревянный барак, каких в России, к сожалению, пока ещё тысячи. Но именно этот барак в Ижевске в проезде Чапаева всё–таки действительно находится в ужасающем состоянии. Я думаю, что камера, видеоизображение не дают полного представления о том, как всё это выглядит в реальности. Этот барак уже признан аварийным, но ситуация такова, что людям всё равно приходится обращаться на «Прямую линию», к главе государства.

Анастасия, здравствуйте!

Вы задавали свой вопрос. Расскажите, в чём дело, Президент Вас слушает.

Вопрос: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Анастасия.

Вы видите, в каких условиях мы живём. У нас летом в квартирах очень сыро, зимой очень холодно. Мы печку топим просто круглосуточно, но через щели в стенах всё равно всё выдувает. Дети у нас постоянно болеют, а в каждой квартире по двое-трое детей. Но самое страшное, мы боимся, что просто потолок обрушится, не дай бог, на детей, на взрослых. Наш дом уже признали аварийным, поставили в очередь на снос и расселение в 2029 году. Владимир Владимирович, как нам прожить в таких условиях еще 12 лет?

В.Путин: Что могу сказать? Чушь, конечно.

Соответствующие ресурсы на расселение из федерального бюджета выделяются, мы продлили эту программу расселения аварийного жилья, а оно у вас явно аварийное, что там говорить. И примерно я представляю, что в республике происходит на этот счёт, и знаю и количество денег, выделяемых на решение проблемы расселения аварийного жилья. В целом оно по стране идёт и развивается неплохими темпами, но вот так переносить сроки на десятилетия совершенно нелепо и неприемлемо.

Я к Вам заеду. Я планирую быть в Ижевске, я к Вам заеду и посмотрю, что там у вас происходит. Там поговорим уже лично, хорошо? Договорились. У меня просто командировка в республику планируется, я просто приеду. Я был в таких домах, как вы знаете. Это беда, конечно, большая, но для меня там ничего необычного нет. Мы поэтому и создали программу расселения аварийного фонда. Его, кстати говоря, у нас в стране очень много, к сожалению. Это примерно два процента от всего жилищного фонда страны, примерно 80 миллионов квадратных метров. Мы в год столько строим на всю страну. Поэтому эта проблема острая и большая, но решать её надо. И будем её решать дальше.

Я к вам заеду, поговорим.

Д.Борисов: Но не только из Ижевска такие сообщения приходят, Владимир Владимирович.

В.Путин: Я знаю.

Д.Борисов: У нас много из разных-разных регионов. Люди живут в деревянном аварийном жилье и в Кировской области, много-много таких точек.

Сейчас у нас снова на связи Нягань, Ханты-Мансийский округ. Давайте попробуем. Восстановилась ли связь, Антон?

А.Лядов: Здравствуйте, коллеги!

Да, мы вас слышим. Действительно, здесь нестабильная сеть.

Энжи Камиловна как раз рассказывала, как людям удаётся выживать в 40–летних вагончиках в минус пятьдесят – здесь такая температура зимой.

Продолжите.

Э.Барсукова: Мы утепляемся с помощью завалинок, засыпается опил, и таким образом утепляемся, сохраняем тепло.

А.Лядов: Вы много лет пытаетесь решить эту проблему. Сейчас Вас слышит и видит Президент. Можете обратиться к нему напрямую.

Э.Барсукова: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

У нас в округе работает программа по сносу и расселению вагон-городков, но она растянута по времени. Я сюда приехала ещё молодая. Сейчас работающий уже пенсионер. В этих суровых условиях вырастила двоих детей. До каких пор люди на Севере будут жить в таких условиях? Мы очень Вас просим, чтобы ускорили программу расселения и сноса вагон-городков в городе Нягань.

Спасибо.

В.Путин: Эта проблема в принципе известна. Если Вы обратили внимание, где–то ещё в 2010 году, я был Председателем Правительства, был впервые поставлен вопрос о расселении бараков в районе БАМа, и тогда у нас даже была прямая видеосвязь, по–моему, с Тындой. Была принята программа о расселении временного жилья в районе БАМа, и мы переселили, дай бог памяти, девять тысяч семей, а посчитали, что это примерно девять тысяч. Мы их расселили, но неожиданно оказалось, что плюс ещё 10 тысяч появилось. Так у нас подсчёт, наверное, ведётся, я не знаю. Тем не менее мы и дальше будем этим заниматься.

Что касается вагон-городков. Проблема заключалась в том, и вы это тоже знаете, что они и жильём–то не являются, поэтому они не попадали под программу расселения аварийного жилья. Тем не менее программа такая была создана, и местные власти насчитали где–то полторы тысячи с небольшим семей. Согласно информации, которая у меня есть, где–то 500 с лишним семей расселено, осталась тысяча с небольшим.

Во-первых, деньги в программе «Жилище» на это и есть, в том числе и на 2017 год. Мы будем выделять эти средства до тех пор, пока задача решена не будет, мы обязательно её решим и постараемся, конечно, ускорить. Что нужно сделать и что я прошу сделать своих коллег из регионов? Нужно точно совершенно нам понимать объём этой беды, сколько людей нуждается в расселении. Полторы тысячи с небольшим – мне кажется, это заниженная цифра, и чтобы она не появилась, как в районе БАМа: девять тысяч, а потом десять появляется. Деньги же заранее надо предусматривать. Поэтому я прошу рассматривать это как поручение: посчитать как следует количество людей, нуждающихся в помощи и поддержке.

Программу продолжим, постараемся её ускорить. Повторяю ещё раз: деньги на это выделены.

Д.Борисов: Спасибо, Нягань. Город далёкий, но зрителям Первого канала, например, известна одна из лучших команд КВН, она выступает, несмотря на все те условия, в которых живут люди, одна из самых весёлых, смешных, доходила до финала, видимо, наши люди хорошо шутят, когда не очень хорошо живётся. А ещё, кстати, там родилась Мария Шарапова, в Нягани.

В.Путин: Да. Но жила она, насколько я понимаю, в Сочи в основном.

Д.Борисов: Но родилась там. Нягань гордится Марией.

В.Путин: Да, мы все гордимся.

Д.Борисов: Вообще в этом году к нам на программу много приходило обращений по поводу аварийного жилья и вообще состояния домов из разных регионов, и, знаете, некоторые люди прямо так и пишут, сравнивают свои проблемы с тем, что происходит в Москве.

Некоторые прямо, честно пишут, что «пишем вам с завистью о московской программе сноса хрущёвок». Госдума уже, как мы знаем, накануне приняла в третьем чтении законопроект о реновации, по Вашему указанию в нём были учтены предложения москвичей. Как Вы относитесь к программе реновации в её виде на этот момент?

В.Путин: Мне важно, как москвичи к этому относятся. Вот что важно. Важно, как относятся люди, которые проживают в этих домах. Вот что самое главное. А как это определить? Это с помощью опроса определяется. Это первое.

Второе, что для меня важно, – это чтобы права граждан не были нарушены при реализации этой программы. Прежде всего право собственности.

И третье. Очень важно, как это будет делаться. Потому что у нас ведь известная поговорка: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Вот мне руководство Москвы говорит, что всё предусмотрели, говорит о том, что дома будут строиться в шаговой доступности, прямо практически на тех же местах, рядом буквально.

Но мы знаем, как на практике часто получается: этаж не тот, окна смотрят в другую сторону и так далее. Конечно, всё нельзя предусмотреть. Нужно относиться к этому неформально.

Вот я о чём думаю и к чему призываю своих московских коллег. Как я чувствую, мэр Москвы настроен именно на такую работу. Важно, чтобы он добился и от своих подчинённых именно такого подхода.

Что касается реновации в целом? Кстати говоря, я прекрасно понимаю и настроения людей в других регионах. Я же знаю это. Вот в ходе подготовки к сегодняшней линии я видел много вопросов от жителей других регионов, не знаю, он пока не возникал, может, ещё возникнет. Сразу могу сказать, что знаю настроения: «И у нас тоже давайте сделаем, москвичи не хотят, мы – хотим». Вот в чём дело. Я хочу, чтобы было понятно.

Речь идёт о жилом фонде в Москве, который через 10–15 лет объективно превратится в аварийное жильё, и Москва получит такой же объём беды, как очень многие другие регионы.

Если это своевременно не начать делать, то мы столкнёмся с проблемой, которую будет очень сложно решить, может быть, даже невозможно, и реально люди тогда начнут страдать.

У нас получится проблема прямо в центре Москвы, причём крупномасштабного характера. Нужно своевременно всё делать. Ещё раз хочу подчеркнуть, надеюсь, что будет всё делаться и в рамках принятого закона, и с учётом конкретных интересов людей.

Но есть такие дома, большинство жителей которых не хотят участвовать в этой программе. Не хотят, значит, заставлять насильно людей, втаскивать насильно в эту программу нельзя. А там, где подавляющее большинство высказывается «за», всё-таки те, кто считают, что этого не надо делать, должны уважать мнение большинства, повторяю ещё раз, при соблюдении их прав и законных интересов.

Т.Ремезова: К теме реноваций готовы присоединиться и гости нашей студии. Слово Ольге Ушаковой.

О.Ушакова: Спасибо, мы с удовольствием подхватим тему, потому что у нас среди гостей студии есть депутат Государственной Думы Российской Федерации Галина Петровна Хованская, которая возглавляет комитет по жилищной политике и ЖКХ, а также входит в рабочую группу, которая непосредственно мониторит ситуации вокруг реноваций.

Кроме того, насколько я знаю, Вы москвичка в четвёртом поколении, и родились здесь, и прожили всю жизнь. Но душа болит не только за столицу.

Г.Хованская: Конечно! Добрый день, Владимир Владимирович!

Всё-таки, если реновация в Москве пойдёт успешно, как Вы считаете, не стоит ли разработать закон для всей страны? Им могли бы воспользоваться те регионы, которые досрочно завершили переселение из аварийного жилищного фонда, и такие обращения уже есть. Ваше мнение?

В.Путин: Конечно, хотелось бы это сделать. Но я уже говорил, и Вы это тоже знаете, каков объём у нас этого аварийного жилья, два процента от всего жилого фонда, огромная, колоссальная проблема. Это первое.

Второе. Москва делает эту программу из своего бюджета и будет тратить на эту программу 100 миллиардов рублей в год. Мы можем сказать регионам: мы согласны, делайте. Но они же не в состоянии этого сделать, у них нет таких денег. Поэтому просто так сказать: да, мы «за», делайте, – это означает вселить в людей какое-то ожидание и не подкрепить это реальными ресурсами. Это нечестно по отношению к людям. Но делать это нужно. Нужно думать над тем, как к этому подойти. После решения проблемы с расселением аварийного жилья, а здесь мы деньги выделяем в значительной степени из федерального бюджета, безусловно, надо подумать и над решением того, о чём Вы сказали.

Г.Хованская: Я хочу Вам сказать спасибо за то, что Вы держите под контролем именно вопрос переселения из аварийного жилищного фонда. А реновация годится для передовиков, да, такие регионы у нас есть. Так что я всё-таки буду думать над этим законопроектом.

В.Путин: Да, правильно, и я Вас прошу об этом. Только надо иметь в виду, что «передовики» так называемые решили проблему за счёт федеральных денег, и эти деньги мы сразу передаём в те регионы, где ещё не решена эта проблема. То есть они не высвобождаются, а переводятся в другие регионы. Просто будем иметь это с Вами в виду. А так правильно, над этим, конечно, надо думать.

Д.Борисов: Ещё одна острая тема в этой сфере – это работа управляющих компаний в сфере ЖКХ, много таких сообщений. «За семь лет управляющая компания была банкротом и меняла название три раза», – пишет нам из Иркутска Елена Иванова. «Ровно год отсутствует горячая вода в 20 домах, – пишет Светлана Кудрявцева из Мурманска. – Обращались в управляющую компанию, работы не ведутся. Сказали, что ремонт будет в октябре 2017-го, обращались в 2016-м». Как навести порядок и наладить контроль за управляющими компаниями?

В.Путин: Проблема есть, и Правительство старается навести порядок в решении этих вопросов и должным образом отстроить эту систему. У нас принято было несколько лет назад решение о лицензировании этих компаний, я сам принимал это решение, по сути дела.

Но проблема знаете в чём – в том, что они должны были к определённому сроку все отлицензироваться, а реально смогли это сделать только 13 процентов. Оказалось, что эти управляющие компании не готовы к тому, чтобы должным образом организовать эту работу.

И первое, что нужно сделать, нужно добиться того, чтобы их уровень, их качество работы отвечали предъявляемым требованиям. Это первое, что нужно сделать, причём нужно сделать настойчиво, добиваться этого и добиться в конце концов. Это касается регионального уровня власти, муниципального, и с федерального за этим нужно, конечно, внимательно следить. Первое.

Второе. Мы ввели даже уголовную ответственность за фальсификацию протоколов общих собраний. Мы столкнулись и с этим – ввели уголовную ответственность, ввели серьёзные штрафы за нарушение качества работы. Это всё нужно довести до конца.

Но на повестке дня стоит ещё ряд вопросов, они и правительственными распоряжениями должны быть решены, и на законодательном уровне отрегулированы. Думаю, что мы в ближайшее время эти вопросы закроем. Мы не оставим эту проблему без внимания, обязательно будем доводить это до логического завершения.

Д.Борисов: Пришло время нам обратиться к самой западной точке нашей «Прямой линии» – к Калининграду, там работает Николай Долгачёв.

Н.Долгачёв: Мы внутри самого современного и большого сооружения Калининградской области – в центре стадиона, который строится к чемпионату мира по футболу. И уже ровно через год здесь пройдут футбольные матчи.

Мы видим трибуны на 35 тысяч посадочных мест. И эта техника уже готовит футбольное поле, которое покрыто такой многослойной тканью. Внизу – прослойка щебёнки, снаружи тоже будет такой «слоёный пирог», а внутрь укладывают трубы.

Здравствуйте! Какие работы сейчас проводятся? Трубы-то внутри зачем?

Реплика: На данный момент устраивается дренажная система поля, которая будет отводить воду во время матчей, чтобы было сухое поле.

Н.Долгачёв: На каком этапе всё-таки работы, когда завершаются?

Реплика: На данный момент сделано более 80 процентов всего объёма. Наверное, до конца года точно завершим, с учётом того, что всё, что мы сейчас видим, сделано за 18 месяцев.

Н.Долгачёв: Спасибо. Ещё поговорим с рабочими.

Здравствуйте! Скажите, начальство ваше говорит, что стадион скоро уже завершится. Дальше какая будет работа?

Реплика: Хотелось бы остаться работать по обслуживанию такого хорошего стадиона.

Н.Долгачёв: Вы сам калининградец?

Реплика: Калининградец.

Н.Долгачёв: Рабочих из других регионов много у вас?

Реплика: Нет, у нас все калининградцы.

Н.Долгачёв: Спасибо.

Действительно, этот объект – это и рабочие места, и ещё одна линия связи оторванного географически от остальной части России региона с большой землёй.

Сегодня мы пригласили сюда волонтёра будущего чемпионата мира по футболу, который на «Прямую линию» прислал несколько вопросов.

Здравствуйте! Расскажите о себе. Кроме волонтёрства чем занимаетесь?

А.Воронин: Меня зовут Андрей Воронин. Я тренер по мини-футболу, тренирую ребят с ограниченными возможностями здоровья, детей-сирот. Мы уже два года подряд занимаем первое место на специальной олимпиаде России по мини-футболу, второе место заняли на чемпионате Европы по мини-футболу, также от Калининградской области. На данный момент четыре человека из моей команды вошли в состав Национальной сборной России по мини-футболу, спорт ЛИН.

Н.Долгачёв: Есть где заниматься? Инфраструктура готова?

А.Воронин: Весна-лето есть где заниматься, конечно, но с залами напряг у нас.

Н.Долгачёв: У Вас есть возможность лично задать вопрос Президенту. Он Вас видит и слышит, как и вся страна сейчас. Говорите.

А.Воронин: Владимир Владимирович, добрый день. Меня интересует вопрос, не только меня, наверное, каждого второго гражданина Калининградской области. Скажите, пожалуйста, у нас пройдёт чемпионат мира в Калининграде, и у нас есть этот замечательный стадион. Скажите, что будет после, когда пройдёт чемпионат мира? Смогут ли, например, мои воспитанники прийти сюда на стадион также, может быть, позаниматься?

Н.Долгачёв: Тренироваться или выступать?

А.Воронин: Тренироваться, выступать или хотя бы посетить три матча, которые будут на этом стадионе. Хотя бы посетить и посмотреть их.

В.Путин: Вы знаете, во-первых, я уверен, что Вы построите объект и сделаете это в срок. Первоначально, кстати, что касалось Калининграда, нам показалось, что предъявленный ценник слишком завышен, но понятно, руководство Калининграда и Калининградской области хотело отстроить не только стадион, но и всю прилегающую инфраструктуру: отстроить целый новый городок, целый микрорайон, – но в конечном итоге договорились и о ценах на сам стадион. Идёт всё, насколько я понимаю, в графике. Но, честно говоря, вопрос странный. Конечно, ведь стадион строится для того, чтобы там люди занимались спортом, чтобы приходили болельщики. Я надеюсь, что мы уже никогда не допустим ситуации, при которой стадионы превращались в вещевые рынки. Наоборот, даже в Москве всё возвращается на круги своя. Слава богу, спортивные сооружения используются уже в основном по прямому назначению.

Что касается сооружений, зданий, которые были возведены для проведения Олимпийских игр в Сочи. У нас практически всё эффективно используется. В этом смысле мы добились лучших, наверное, результатов, чем где бы то ни было, по поводу использования спортивных объектов после завершения крупных международных соревнований. То же самое, кстати говоря, происходит в Казани после соревнований, которые там были проведены: я имею в виду Универсиаду. А уж стадионы напрямую должны и могут использоваться только как спортивные объекты. Поэтому уверен, что и дети смогут заниматься. Уверен, что болельщики могут радоваться. Но и самое-то главное, что мы будем развивать, в конце концов, футбол. Надеюсь, что у нас наши спортсмены тоже будут демонстрировать хорошее качество игры, чего от них все и ожидают.

А Вам пожелаю просто успехов. Спасибо Вам большое.

Д.Борисов: Николай, давайте ещё один вопрос из Калининграда послушаем.

А.Воронин: Сборная России в последнее время выступает не на самом высоком уровне, и предстоящий чемпионат мира будет впереди, и как она выступит – тоже неизвестно. Вот у меня такое, может быть, предложение, что ли. Может быть, как-то Вы сможете на них повлиять? Может быть, как-то Вы сможете им сказать, чтобы они наконец-то уже заиграли у нас?

В.Путин: Я подтолкнул Вас к этому вопросу, чувствую. Мне не хочется очень здесь метать гром и молнии и как-то критиканством заниматься, хотя, конечно, болельщики и любители российского футбола ждут лучших результатов от нашей Национальной сборной.

Когда я разговариваю со специалистами, причём мирового, международного класса и уровня, и спрашиваю: «Будут играть наши спортсмены или нет?» Они мне говорят: «Нет». Я говорю: «Почему это?» – «А вот потому что…» И дальше ответ: «Слишком много легионеров и слишком мало вы уделяете внимания вопросам подготовки смены».

То есть очень мало уделяется внимания вопросам развития детского и юношеского футбола. Правда, есть и позитивные тенденции. Вот недавно в Краснодаре я побывал, господин Галицкий проводит большую работу, это частный проект, и стадион построил, как вы знаете, и целую футбольную школу создал. Замечательные мальчишки там занимаются, не только в футбол играют, ещё там организована и шахматная школа. Все крупные клубы сейчас уже создали эту систему подготовки молодых специалистов по футболу, молодых спортсменов. И если это будет продолжаться, а я исхожу из того, что так и будет, то совершенно точно у нас появится эффективная, радующая болельщиков своими результатами национальная сборная.

Д.Борисов: Спасибо, Калининград!

Владимир Владимирович, я не могу не задать сегодня Вам вопрос. Кризис, непростое время для всех, это понятно. Растёт количество недовольных, кто-то протестует в социальных сетях, кто-то выходит на улицы. Это оппозиция? Вы с кем-то из них готовы говорить?

В.Путин: Я готов разговаривать со всеми, кто действительно нацелен на улучшение жизни людей, нацелен на то, чтобы решать стоящие перед страной проблемы, а не использовать имеющиеся трудности – а трудностей всегда и везде достаточно – для собственного политического пиара. Использовать трудности как инструмент для собственной раскрутки, для того, чтобы нажиться в политическом смысле на этих трудностях, только их усугубляя.

Мы говорили об управляющих компаниях. Одна из главных проблем сегодня в этих управляющих компаниях заключается в чём? Они являются посредниками при движении денег от государства тем, кто предоставляет ещё дополнительные услуги. Их надо лишить этого права быть посредником в денежных потоках. Вот и здесь то же самое с оппозицией. Некоторые из них в этом смысле ничем не лучше, они спекулируют на проблемах. Надо не спекулировать, а предлагать решение. Те, кто предлагает решение, – это люди, которые заслуживают самого пристального внимания, они имеют право на диалог с властью, мы так и будем делать.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, на «Прямую линию» обратились учителя и выпускники школ из села Краснополка Ульяновской области, и туда отправилась наша съёмочная группа во главе с Марией Бондаревой.

М.Бондарева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Куда без темы образования? Мы сейчас находимся в селе Краснополка, население которого превышает лишь немного 500 человек. И, естественно, здесь, как и в любом селе, существует одна-единственная школа, их называют малокомплектные, учатся в ней всего 46 ребят, до 9–го класса. По правую руку от меня вы видите весь выпуск 2017 года – всего-навсего четыре молодых человека. А по левую руку от меня директор этой школы, Малин Алексей Георгиевич, он и прислал вопрос, Владимир Владимирович, Вам, в колл–центр, потому что он заботится не только о своём учебном заведении, но и беспокоится о будущем своих учеников, а точнее о том, где, как и по какой образовательной программе они будут учиться. И мы решили отозваться на его вопрос и предоставить ему возможность задать его Вам лично.

А.Малин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте, Алексей Георгиевич!

А.Малин: Дело в том, что в последнее время в России отсутствует единое образовательное пространство. Потому что разработано столько учебников, столько учебно-методических комплексов, что подчас в разных регионах, а иногда даже в разных районах одной области обучающиеся изучают отдельные предметы по абсолютно разным программам. И при переезде они испытывают определённые трудности.

И на основании этого же вторая половина моего вопроса. Срок эксплуатации учебников в настоящее время ограничивается пятью годами, что приводит к тому, что учебники не вырабатывают свой ресурс, это приводит к увеличению бюджетных трат на закупку новых учебников, даже если учебник ещё годен к эксплуатации. Поэтому мне было бы интересно, нельзя ли продлить срок использования учебников и уменьшить количество учебно-методических комплексов, тем самым объединив образовательное пространство Российской Федерации.

Спасибо.

В.Путин: Алексей Георгиевич, прежде всего хочу сказать, что у нас, пожалуй, одна из немногих стран, где, как Вам ни покажется это странным, хотя я сейчас скажу, что во многом с Вами согласен, тем не менее это единое образовательное пространство крепче, чем где–либо в другом месте, оно крепче, чем во многих других странах. В тех же Штатах, там чуть ли не в каждом штате, в каждом университете свои программы, и в Европе так же. У нас, наверное, одна из немногих стран, где мы стараемся это единое пространство сохранить, хотя проблема, о которой Вы сказали, безусловно, существует.

У нас, особенно в 90–е годы, в начале 2000–х, появилось несметное количество учебников. Это превратилось просто в бизнес на бюджетных деньгах. И конечно, мне коллеги говорили, ребёнок переходит из одной школы даже в Москве в другую – непонятно вообще, как ему отвечать на экзаменах, потому что и другой учебник, и другие требования. Конечно, требования всегда могут отличаться, но единый учебник тем не менее даёт возможность педагогу проявлять известное творчество в ходе образовательного процесса. В Советском Союзе был базовый учебник, был экспериментальный и ещё какой–то – три категории учебников было. В целом, как говорят специалисты, можно этот опыт использовать и иметь базовый учебник. Надо над этим подумать. Это не могут быть решения волюнтаристского характера, но подумать над этим точно можно. Повторяю ещё раз: эксперты считают, что это вполне возможно и не повредит учебному процессу, качества не ухудшит.

Нужно ли и можно ли продлевать за рамками пятилетнего срока – срока использования учебников? Во–первых, как Вы знаете, учебники должны предоставляться бесплатно. Я прошу руководителей муниципалитетов, регионов за этим строго следить.

Можно ли продлевать больше пяти лет? Понимаете, наверно, где–то можно, в каких–то вещах, а где–то нет. Вот что я имею в виду. Сейчас у нас, скажем, по физике фактически сложился учебник одного автора. Наверно, по физике можно продлевать срок использования такого учебника. Я держал в руках и другие учебники: по истории, допустим, или по географии. Учебник по той же географии создавался в 1990–е годы, и там приводятся данные, скажем, по развитию сельского хозяйства. Сегодня это передовая отрасль российской экономики: растёт темпами примерно в три процента ежегодно, закрывает потребности. Я уже говорил, мясо птицы. Мы стали лидерами по производству, по экспорту пшеницы – вообще в истории такого не было. Только до 13–го года, наверное, было. А в учебнике всё написано, что у нас деградирует сельское хозяйство. Ну чушь какая-то! Что это за учебник такой? Чему они там детей учат?

То же самое, кстати говоря, по жилищному строительству. У нас рекордный ввод – 83 или 84, 85 миллионов – был в позапрошлом году, а там всё про строительную отрасль: она в сложном положении. Но то, что написано в учебнике, абсолютно не отражает реалий. Поэтому можно ли продлевать срок таких учебников больше чем на пять лет? Кстати, переиздан слово в слово опять в 2017 году. Автора одного только убрали, видимо, показали, что это новый учебник, а всё переиздали. Поэтому за этим нужно внимательно смотреть. Поэтому где–то можно, а где–то лучше актуализировать эти учебники.

Вам хочу пожелать успехов и Вашим выпускникам.

Т.Ремезова: Мария, есть возможность задать ещё один вопрос.

М.Бондарева: Владимир Владимирович, ребята, которые стоят сейчас рядом со мной, узнав, что они сегодня с Вами, решили воспользоваться этим случаем и тоже кое–что у Вас спросить, точнее, насколько я знаю, попросить.

Реплика: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

Реплика: Мы выпускники 9–го класса. Мы участвуем в конкурсе под названием «Выпускной–2017». Мы очень хотим победить. Не могли бы Вы пожелать нам удачи и сказать напутствующие слова?

Спасибо.

В.Путин: Я желаю вам удачи, желаю вам победы в этом конкурсе, и вот что хотел бы сказать.

Я не так часто, как бы мне хотелось, но всё–таки общаюсь с людьми вашего возраста и со студентами. Знаю, что у нашей молодёжи огромный потенциал, просто колоссальный. Очень многие молодые люди понимают все преимущества нашей страны, которые заключаются и в её необъятных размерах территории, в её богатейшем культурном коде, в её глубокой истории, в единстве нашего народа, которое мы видим всякий раз, когда страна сталкивается с серьёзными сложностями. Вот это всё, на что опирался наш народ веками, если не сказать тысячи лет, и этим всем, я вижу, молодые люди дорожат. Они дорожат нашим культурным и природным многообразием.

Я хочу пожелать вам после окончания школы, чтобы вы в полной мере этим воспользовались и поработали на то, чтобы самим получать удовольствие от жизни и вносить вклад в развитие России.

Д.Борисов: Спасибо, Краснополка.

Прежде чем пойдём дальше, ещё один вопрос от детей из числа вопросов, собранных перед этой «Прямой линией». Вероника Титова из Солнечногорска, ей 12 лет, спрашивает: «Если бы у Вас была машина времени, куда бы Вы хотели отправиться?».

В.Путин: У неё вопрос недетский на самом деле, хотя он вроде бы из области фантастики. Мы много знаем произведений, связанных с машиной времени. Надо для себя решить: эта машина времени позволяет переместиться назад или вперёд и даёт ли право вмешиваться в происходящие события и корректировать будущее, то есть наше настоящее, или этого нельзя делать?

Д.Борисов: А как хотелось бы?

В.Путин: Я думаю, что лучше ничего не трогать, потому что будет всё равно, что должно быть, только с неизвестными последствиями. Это первое. Это касается, скорее всего, прошлого. Хотя, конечно, мне очень интересно посмотреть, как строилась, как развивалась наша страна, как строился тот же Петербург, как наши отцы и деды побеждали в Великой Отечественной войне.

Вы знаете, когда я смотрю хронику иногда, у меня слёзы на глазах выступают, понимаете? Конечно, хотелось бы увидеть своими глазами.

Мне очень хотелось бы почувствовать, услышать и увидеть, как принимались судьбоносные решения для развития России.

Что касается будущего, то у нас есть такая машина времени. Она есть. Этот предмет называется «история». Надо изучать, тщательно, объективно оценивать историю, и тогда нам будет понятно, как нужно действовать, для того чтобы построить будущее, а будущее создаётся сегодня. Поэтому, если мы хотим, чтобы будущее было благополучным, надо сегодня эффективно, с полной отдачей сил работать.

Т.Ремезова: Возвращаем микрофон нашей студии. Слово – Вере Красовой.

В.Красова: Благодарю, Татьяна!

Представители молодого поколения есть и в нашей студии – это финалисты Всероссийской инженерной олимпиады, ребята из Нефтеюганска. Мне удалось с ними пообщаться накануне, очень интересные. У Данилы Прилепы весьма серьёзный вопрос. Данила, тебе слово.

Д.Прилепа: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Дело в том, что коррумпированные чиновники и министры в Правительстве страны – давно не новость, показные посадки на домашний арест не дают результатов, и тем самым Вы подрываете доверие граждан. Как на данный момент Вы решаете эту проблему?

Последствия халатного отношения задевают большую часть населения нашей страны, и в том числе мою семью. Федеральный закон номер 247 гласит, что каждый сотрудник полиции имеет право на выплату субсидий на приобретение собственного жилья.

Так вот по ХМАО за последние пять лет были выплачены эти денежные средства всего лишь 90 семьям. Очередь стоит тысячная, она практически не двигается.

В.Путин: Данила, ты читал вопрос, заранее подготовил его или тебе кто-то его рекомендовал?

Д.Прилепа: К этому вопросу меня жизнь подготовила.

В.Путин: Молодец!

Прежде всего начнём с обеспеченности жильём сотрудников МВД, я так понимаю, об этом идёт речь. Надо посмотреть, сколько денег конкретно выделяется на приобретение жилья сотрудникам МВД, в том числе и по ХМАО. Сейчас просто не могу на это ответить, но обещаю тебе, что я посмотрю на это.

Проблемы обеспеченности жильём Министерства внутренних дел решаются, наверное, не так быстро, как бы хотелось. Сейчас не готов воспроизвести, сколько конкретно жилья приобретено, но это одна из острых тем, один из острых вопросов. Посмотрим, что по ХМАО происходит, что можно сделать дополнительно, соответствующим образом увеличив финансирование.

Теперь по поводу коррумпированных чиновников. Проблема эта известная. Считаю, что она является острой. Хотя в перечне вопросов, вернее, анализ перечня вопросов, которые сейчас поступают в ходе нашей сегодняшней, в том числе и с тобой, совместной работы, показывает, что по сравнению с прошлыми мероприятиями подобного рода, а у нас 15-е мероприятие, эта тема не находится в числе первых.

Тем не менее я считаю, что это вопрос важный, острый, и дело не в домашних арестах и даже не в посадках, дело в том – я чувствую, твоя семья имеет отношение к правоохранительной сфере, – дело в том, чтобы ни одно правонарушение не осталось без внимания государства и без наказания – вот что самое главное. Обеспечить такой режим работы нужно.

А что касается домашних арестов либо реальных сроков, то это вопрос, который должен определяться судом в зависимости от каждой конкретной ситуации и вины того человека, который совершил правонарушение. Самый свежий пример – это обвинительный приговор суда в отношении бывшего руководителя ФСИН, то есть человека, который возглавлял всю систему наказаний, то есть всю систему, которая связана с людьми, отбывающими наказание за совершённые преступления.

Он сам преступил закон, и, насколько мне известно, суд вчера вынес решение: реальный срок лишения свободы 8 лет – это серьёзное наказание. Поэтому давайте будем полагаться на работу судебной системы, которая, разумеется, нуждается в совершенствовании, но тем не менее другой инстанции по Конституции, определяющей меру наказания того или другого человека, совершившего правонарушения, не существует.

Д.Борисов: Я вижу, что соседний сектор нашей студии, где Наиля работает, готов присоединиться к нам.

Н.Аскер-заде: Дмитрий, спасибо.

Владимир Владимирович, Вам сегодня уже задавали вопрос о протестах в соцсетях, но интернет читают и предприниматели. И в связи с этим возник вопрос у председателя комитета по экологии «Деловой России» Ильдара Неверова.

И.Неверов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я в прошлом году имел возможность задать Вам вопрос про мусор, и импонирует то, что мы так глубоко и конструктивно говорим в Год экологии о нём. Но мой вопрос сегодня не о твёрдых бытовых отходах, а о другом виде мусора – информационном мусоре.

В мире бизнеса информационная война – это некий инструмент недобросовестной конкуренции. Относиться к нему объективно трудно. В то же время в последнее время мы слышим и видим, что информационные вбросы в отношении людей, облечённых властью, увеличиваются. Как Вы к этому относитесь? Знакомитесь Вы с такими материалами?

В.Путин: Вы знаете, что я вижу, как правило, эти материалы, и прежде всего если это касается моих коллег, конечно, не могу это не видеть. И так же, как и многие другие информации, поступающие по другим каналам, не только из интернета, но и из средств массовой информации, из телевидения, из газет, из радио. И всегда отношусь к этому внимательно и, надо сказать и хочу Вас заверить, с уважением.

Но человек, занимающий моё место, должен обязательно всё это перепроверять и окончательные выводы делать на основе только объективных данных. Мы с Вами хорошо знаем, что, к сожалению, средства массовой информации в целом, и интернет в том числе, используются для фейков, вбросов, просто для политической борьбы.

Но что делать? Такова жизнь, здесь ничего необычного нет. Но я должен всегда это перепроверить через имеющиеся у меня возможности, а таких возможностей у меня много. Это, пожалуйста, прокуратура, МВД, ФСБ, контрольные органы, Контрольное управление Президента, это всё, что связано с контролем за использованием бюджетных средств.

Поэтому у меня таких возможностей много, и я, прежде чем сделать какие-то выводы, всегда, хочу это подчеркнуть, я бережно стараюсь к людям относиться, и всегда сначала перепроверяю любую информацию.

Т.Ремезова: SMS-вопрос. «Вас как Президента когда-нибудь обманывали? И какие меры Вы принимали к обманщикам?» – спрашивает Владимир Новиков (Красноярский край, город Ужур).

В.Путин: Я так посматриваю по сторонам, что идёт по SMS и MMS. Один из вопросов был: не следует ли нам вернуть смертную казнь и не провести ли по этому поводу референдум? Я представляю, какой будет результат референдума. Правда, там ставился вопрос: не применить ли смертную казнь к убийцам?

Что касается тех, кто обманывает или пытается обмануть. Вы знаете, я думаю, у каждого из здесь сидящих, у каждого, есть опыт, когда его пытались обмануть. И у Вас, Таня, и у Вас, Дима, и вообще у всех – практически у всех граждан страны. Такого не бывает, чтобы нас не пытались обмануть.

И я тоже человек, и меня тоже пытаются иногда. Но я даже в этом случае, когда я это вижу, я стараюсь не действовать суетливо. И, прежде чем как-то отреагировать, я всегда ещё посмотрю, даже если я убеждён в том, что была попытка обмана, посмотрю, каковы мотивы, чего этот человек хотел, почему хотел, к чему он там стремился. Но я этого не забуду.

Т.Ремезова: Ну что, давно мы не включали наш колл-центр. Слово Наталье Юрьевой.

Н.Юрьева: Спасибо, Татьяна. Мы в эфире уже 3 часа 40 минут, и наш колл-центр по-прежнему буквально засыпают вопросами. У нас уже 2 миллиона 600 тысяч обращений. Несмотря на то, что во время прошлой «Прямой линии» Вы, Владимир Владимирович, распорядились разобраться с плачевным состоянием дорог во многих регионах, вопросов об этой беде меньше не стало.

К нам пришли сотни MMS-сообщений, наглядно демонстрирующих отвратительное состояние дорог. Просто бесконечная грязь и гигантские ямы в Самарской области, а в Дагестанском селе Маджалис, несмотря на то что есть асфальтовый завод, при этом, как пишут местные жители, асфальтированных дорог практически нет.

Костромская улица Водяная полностью оправдывает своё название: там одни лужи. Предлагаю посмотреть видеовопрос, который мы получили из Краснодара от Валерия Лебедева.

В.Лебедев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович Путин. Беспокоит Вас Лебедев Валерий Валерьевич. Мне 20 лет, я студент 3-го курса. Опыт вождения у меня уже 2,5 года. Я бы хотел задать вопрос.

Я обычный гражданин Российской Федерации, исправно плачу налоги и хотел бы узнать, как может быть, что у нас в городе Краснодаре (улица Новороссийская) в таком положении дороги? Посмотрите, пожалуйста.

Вот стоит мой автомобиль, вот дорожное покрытие. Такое покрытие дороги может быть? Оно в нормальном состоянии или ненормальном? Очень прошу Вас принять меры. Спасибо большое. Всего Вам доброго.

В.Путин: Спасибо. Валерий Валерьевич, спасибо большое за Ваш вопрос и за этот репортаж.

Такое может быть или не может быть, Вы спросили. Такое, мы видим, что может быть, потому что мы своими глазами это видели, но такого не должно быть, вот что я хотел бы в этой связи сказать.

Что у нас происходит с дорожным строительством? Федеральные трассы развиваются, строятся, где–то примерно 77 процентов федеральных трасс приведено уже в нормативное состояние, и рост достаточно приличный. Что касается местных дорог, региональных дорог, к сожалению, там тоже есть рост, но он практически незаметен, было 36 процентов, стало 42.

В последнее время, к сожалению, с дорожным строительством на региональном и муниципальном уровне ситуация ухудшилась. Связано это в том числе с недостатком ресурсов на эти цели. Я сейчас не буду вдаваться в детали. Мы когда–то говорили и сделали это – повысили акцизы с целью улучшить ситуацию с финансированием дорожного строительства, часть этих средств поступает на федеральный уровень, а часть на региональный. Недавно только, не так давно, хотя, уверяю Вас, регулярно к этой теме возвращаемся, беседовал я и с Министром финансов – как обычно, Министерство финансов очень бережно относится к федеральной части, но нам придётся принять какие–то решения, связанные с увеличением финансирования дорог на региональном и муниципальном уровне.

Но кроме всего прочего, кроме этого, конечно, я не снимал бы ответственности с этого регионального и местного уровня управления. Это тоже вопрос, что они считают приоритетным при распределении денежных средств для решения тех или иных насущных вопросов. Но на это с федерального уровня обратим соответствующее внимание, обещаю.

Д.Борисов: Владимир Владимирович, в ходе подготовки «Прямой линии» и в ходе даже этого эфира сообщения продолжают приходить, мы отобрали несколько вопросов, которые хотели бы Вам задать в блиц–режиме.

В.Путин: Мы же не до утра с Вами будем?

Д.Борисов: Не до утра, поэтому блиц, поэтому быстро.

Например: «Вы часто говорите, что Вы выросли в простой семье. Знаете ли Вы, как живут простые люди в России сегодня?»

В.Путин: Знаю, конечно.

Во-первых, у меня общение есть до сих пор. Во–вторых, я недавно рассказывал своим коллегам по поводу того, как моя семья жила. Рассказал о том, как у меня папа лазил, счётчик смотрел, каждую копеечку высчитывал, чтобы заплатить вовремя, вовремя и в полном объёме заплатить за электричество. У меня до сих пор есть привычка: я не могу оставить включённым свет. Когда я выхожу из помещения, я всегда выключаю свет. Поэтому я это очень хорошо знаю.

Можно мне задать один блиц-вопрос? Я вижу Газзаева напротив. Меня тоже футбол беспокоит. Будем мы играть в футбол или нет? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Д.Борисов: Отвечает Валерий Газзаев.

В.Газзаев: Спасибо Вам, Владимир Владимирович!

В.Путин: В преддверии чемпионата мира.

В.Газзаев: Да. Во–первых, спасибо Вам большое за то, что будет выстроена прекрасная инфраструктура, что уделяете огромное внимание здоровому образу жизни, здоровью нации.

Что касается футбола – конечно, я сам обеспокоен этим. На Кубке конфедераций, который пройдёт, будем надеяться, новая, молодая сборная сыграет удачно, и мы получим все удовольствия.

Большое Вам спасибо. Я знаю, 2010 год вспоминаю, когда лично Вы и исключительно Ваш авторитет и Ваше внимание способствовали тому, что мы получили право проводить чемпионат мира. И сейчас я тоже хотел бы поделиться с Вами, раз мне дали возможность сказать.

Сейчас у меня вопрос такой. Я хотел сказать, что в преддверии чемпионата мира Российский футбольный союз заявил, что в футболе невозможно гарантировать успех национальной сборной, поэтому имеет смысл поставить следующую цель – популяризация футбола вне зависимости от результатов национальной сборной.

Мне кажется, если мы такие задачи будем ставить, то, конечно, Владимир Владимирович, мы ничего не добьёмся. Более того, это домашний чемпионат мира, и я считаю, что мы здесь должны показать максимальный результат. И конечно, тут было сказано, мне хочется, чтобы Вы повлияли на этот результат, особенно на сборную.

И, как Ваше мнение, Владимир Владимирович, какой результат должна показать наша сборная и как выступить на предстоящем домашнем чемпионате мира?

В.Путин: Валерий, я хотел от Вас это услышать. А Вы так ловко мячик перекинули на мою сторону.

В.Газзаев: А я могу Вам честно сказать: у меня такое же мнение, как у Вас, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо Вам.

Будем надеяться, что ребята будут играть с полной отдачей, как настоящие бойцы и спортсмены, чтобы порадовали наших болельщиков хотя бы тем, что они стремятся к победе. Кстати, последние игры сборной показывают, что потенциал всё–таки у нас есть.

Т.Ремезова: Продолжаем блиц: «Говорят, что Вы буквально «заболели» цифровой экономикой. Правда ли это?»

В.Путин: Я здоров.

Т.Ремезова: Слава богу.

В.Путин: Но что касается цифровой экономики, без цифровой экономики мы не сможем перейти к следующему технологическому укладу. А без перехода к новому технологическому укладу у российской экономики, а значит, у страны нет будущего. Поэтому это задача номер один в сфере экономики, которую мы должны решить. Главное, что у нас есть для этого все предпосылки. У нас очень хорошая до сих пор, слава богу, сохранилась математическая школа, у нас программирование развивается очень активно, надо только обеспечить рынок для наших программистов. И много технологических заделов хороших. Мы сможем это сделать.

Д.Борисов: Среди SMS, которые приходят, есть и вот такие: «Вы правда считаете, что народ верит этим подставным вопросам?»

В.Путин: Верит чему?

Д.Борисов: «Верит подставным вопросам».

В.Путин: «Давайте освободим мир от этого зла!». Непонятно, какого. Разве это подставной вопрос?

«Что Вы делаете в свободное время?» Работаю.

«Почему у нас за один и тот же труд зарплаты в регионах отличаются в разы, даже в бюджетных учреждениях?» Потому что прожиточный минимум в регионах разный, производственные мощности по–разному развивались на протяжении десятилетий. И в одном месте жизнь стоит столько, я говорю о прожиточном минимуме, а в другом – столько. Это взаимосвязанные вещи, складывавшиеся десятилетиями. Но мы должны сглаживать доходы и уж совершенно точно должны федеральным служащим платить примерно одинаковые деньги. Вот все эти вопросы всегда находятся в поле нашего внимания. И будем так делать дальше.

Поэтому это вопросы точно не подготовленные. Так же как и все другие, которые сегодня формулировались.

Т.Ремезова: «У кого из мировых лидеров самое крепкое рукопожатие?»

В.Путин: Знаете, сила лидера измеряется не рукопожатием, а его отношением к делу, которым он занимается, к судьбам своей страны и своего народа, самоотдачей в ходе реализации своих полномочий.

Д.Борисов: Ещё острый вопрос: «Ваши слова «своих не сдаём» относятся ко взяточникам и коррупционерам?»

В.Путин: Я не считаю их своими.

Т.Ремезова: «Прошёл слух, что до 2030 года не будет индексации пенсий. Правда ли это?»

В.Путин: Нет, неправда, это чушь полная. У нас есть закон соответствующий, в соответствии с этим законом мы будем индексировать как минимум по инфляции предыдущего года.

Д.Борисов: «На скольких языках Вы говорите?»

В.Путин: На русском, слава богу, на немецком достаточно бегло, могу немножко объясниться по–английски.

Т.Ремезова: «Как Вы относитесь к анекдотам о себе?»

В.Путин: Смотря какие анекдоты.

Т.Ремезова: Есть любимый?

В.Путин: Нет, я их не помню. Вы думаете, я запоминаю, что ли? Я ни одной книжки про себя не прочитал, а анекдоты уж точно не запоминаю.

Д.Борисов: Ещё есть такой вопрос: какую самую большую рыбу Вы поймали?

В.Путин: Да, я знаю, что это рыбаков и любителей беспокоит, читал это тоже, в интернете видел. Но честно говорю, при мне измеряли, было 20 килограмм, хотя многие считают, что она маловата была, на 20 килограмм не тянет. Тем не менее это то, что я видел. Может быть, там кто-то рядом стоял, немножко грузик подвесил, но я этого не заметил.

Т.Ремезова: На нашей «Прямой линии» есть традиция, которую мы не будем нарушать. Обычно Вы сами отбираете вопросы, которые Вам понравились или на которые Вы сами захотели ответить, поэтому предоставляем такую возможность.

В.Путин: Вы знаете, у меня есть такие вопросы, я даже их отбирал, но не взял с собой. Даже не вопросов, а там много просьб, причём как бы чувствительных, я не буду их воспроизводить вслух, но я постараюсь на них отреагировать, тем более что там часто просьбы идут от людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Они никакие не грандиозные, но совершенно конкретные. Я постараюсь это сделать. Но вот пока мы с вами здесь разговаривали, я смотрел налево, направо, некоторые вопросы мне представляются глобальными. То есть не глобальными, но важными, а некоторые – региональными, но тоже серьёзными.

Вот один из вопросов не очень важный, но тем не менее: «Когда Президент России будет ездить на отечественном автомобиле?» Надеюсь, что скоро. Это не праздный вопрос. Это действительно так.

Я у руководителя одной из западных автомобильных фирм спросил, на какой машине он ездит? Он говорит: «Конечно…» – и назвал фирму, в которой он работает. Это естественно.

И такая страна, конечно, как Россия, должна производить линейку автомобилей, которыми пользуются и первые лица государства. Мы сейчас работаем над этим. Надеюсь, что к концу 2018 года уже это появится, причём это будет линейка автомобилей не только для первых лиц, не только лимузин, это будет целая линейка: и внедорожник, и маленький автобус (микроавтобус), и хэтчбек, и так далее. То есть это будет целая новая линейка отечественного производства автомобилей.

«Будет ли увеличен срок службы в Вооружённых Силах?» – вопрос не очень понятен. Потому что если имеется в виду служба по призыву, то, конечно, не будет, а если имеется в виду срок службы офицеров, то надо подумать.

Знаю, что многие офицеры хотели бы, чтобы этот срок службы для них был продлён. Надо будет изучить, подойти к этому вопросу серьёзно, проанализировав все «за» и «против», но в целом это возможно.

Теперь вопрос: «Кого Вы планируете оставить после себя?» Во-первых, я ещё работаю. Во-вторых, хочу сказать, что это должен определить избиратель – российский народ. Я, конечно, сам когда-то определился: не вижу ничего зазорного сказать, что мои предпочтения так-то и так-то сформулированы, но в конечном итоге мы не должны забывать о том, что избиратель – российский гражданин, только он может определить, кто будет возглавлять регион, конкретный район, город, область или страну.

Здесь, Вы знаете, странный вопрос: губернатор Меркушкин лишает федеральных ветеранов каких-то пособий. Я даже не понимаю, о чём речь. Как это любой губернатор, не только Николай Иванович Меркушкин, но и другие, могут прекратить выплаты федеральным льготникам? Это мне непонятно. Я обязательно проверю. Просто хочу, чтобы знали, что я обратил внимание на этот вопрос.

Наконец, это не вопрос, а как бы такое утверждение. Я прочитал, здесь было написано: «Всё будет хорошо». Так оно и будет. Подтверждаю.

Д.Борисов: Вы заговорили о том, что избиратели будут решать, кто будет главой государства. Можете сказать, на Ваш взгляд, с какими вызовами придётся столкнуться тому, кого граждане изберут в итоге главой государства на следующие шесть лет, и какие задачи ему в первую очередь предстоит решать?

В.Путин: У нас много задач. Первая, и самая главная, – нужно обеспечить рост доходов граждан страны. Нужно избавиться от нищеты, нужно избавиться от бараков и аварийного жилья, но сделать это можно, исключительно развивая нужными, должными темпами нашу экономику.

И в этой связи нужно обратить внимание и решить проблему повышения производительности труда, но этого невозможно добиться без перехода к следующему технологическому укладу, а здесь нам нужна и цифровая экономика, здесь нам нужна правильная организация работы.

Здесь нам нужно внести существенные коррективы в административные формы, причём административные формы на уровне муниципалитетов, регионов и всей страны.

Здесь нам совершенно точно нужны серьёзные преобразования в качестве управления. Это не большой, но очень важный перечень задач, который будут ставить в самое ближайшее время.

Т.Ремезова: И завершающий вопрос: будет ли ещё одна «Прямая линия с Владимиром Путиным» или эта «Прямая линия» последняя?

В.Путин: Если и будет какая-то линия, то она будет только прямая, как сегодня.

Д.Борисов: Спасибо. На большинство вопросов мы получили ответы. Надеемся, что сегодняшний эфир также поможет решить, конечно, многие проблемы, с которыми обратились зрители.

В.Путин: Спасибо вам, спасибо ведущим, спасибо всем гражданам нашей страны, которые принимали сегодня участие в нашей совместной работе.

Прошу меня извинить и не сердиться, если я не смог ответить на все ваши вопросы. Это невозможно сделать, в том числе и на вопросы присутствующих здесь, в зале.

Но для меня очень важно услышать ваше мнение, увидеть то, что вы думаете о том, что происходит в стране и вообще для всех для нас: и для Правительства, и для Администрации Президента, и для меня очень важен анализ поступивших вопросов, предложений, просьб либо критических замечаний.

Мы всё это учтём в нашей практической работе. Во всяком случае, сделаем всё для того, чтобы это учесть.

Спасибо большое!

15 июня 20

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209179 Владимир Путин


Азербайджан > Госбюджет, налоги, цены > interfax.az, 14 июня 2017 > № 2211162 Салим Муслумов

В Азербайджане активно идут реформы в области труда и социальной защиты – министр

В Азербайджане полным ходом идут реформы в сфере занятости. Об этом заявил в Женеве министр труда и социальной защиты населения республики Салим Муслумов. Он принимает участие в 106-й сессии Международной конференции труда, высшего органа Международной организации труда (МОТ). О главных направлениях реформ г-н министр рассказал в интервью советнику по связям с общественностью Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии Ольге Богдановой, которая освещает работу Конференции.

ОБ: Г-н министр, поздравляю Вас с выступлением на пленарном заседании Международной конференции труда. Очень содержательное выступление, в котором Вы рассказали о тех достижениях, которые Республика Азербайджан отмечает в сфере труда. Если увязать то, что Вы говорили, с повесткой дня Конференции, то в первую очередь мне хотелось бы спросить про стратегию экологического развития, развития «зеленой» экономики, которая принята в вашей республике. Не могли бы Вы более подробно рассказать об этом?

СМ: Спасибо за Ваши слова. Мы хотели за пять минут раскрыть всю сущность тех реформ в области труда и социальной защиты, которые осуществляются в нашей стране, и донести до участников заседания главные направления этих реформ.

Сфера труда сегодня в Азербайджане – одна из важнейших сфер, где проводится очень много реформ. Это связано с тем, что у нас страна с молодым населением. Как я сказал в выступлении, 27 процентов нашего населения это молодежь, с 14 до 29 лет. Это очень большой процент. По этому показателю мы обошли даже такую страну в СНГ, как Таджикистан. Это связано с большой рождаемостью за последние тринадцать лет. Наблюдается прямая зависимость рождаемости от социально-экономической ситуации в стране. Если в 2013 году в стране было зарегистрировано 40 тыс. браков, то в 2012 году это было уже 80 тысяч. То есть увеличилось в два раза. Конечно, если мы возьмем количество детей по последовательности рождаемости – то есть первый, второй, третий, четвертый ребенок – в последние годы число детей, которые рождаются третьими, четвертыми, пятыми [в семье] резко уменьшилось. Но зато количество первых и вторых детей очень возросло – в два-три раза. Из-за этого прирост населения – 1,3 процента ежегодно за последние 10 лет.

ОБ: А Вы знаете, что у социологов второй ребенок называется «социальным»? Если первый ребенок такой «эмоциональный», «биологический», то второй – социальный. Это осознанное решение семьи, которая чувствует себя достаточно уверенно для того, чтобы завести второго ребенка. Это говорит о том, что молодые семьи чувствуют себя уверенно в плане социальной защиты.

СМ: Слава богу, на первом месте по «удельному весу» среди общего числа новорожденных именно второй ребенок. Конечно, мы бы хотели, чтобы в наших семьях было больше детей: три, четыре, пять. Но с другой стороны, для того, чтобы семьи их содержали, дали им хорошее воспитание, образование, чтобы было хорошее медицинское обеспечение, постоянный медицинский осмотр, требуются определенные условия. Семьи считают свои доходы, свои расходы, составляют семейный бюджет и думают.

ОБ: Да, это осознанное решение должно быть.

СМ: Да. За последние 10-13 лет у нас произошли очень большие изменения в экономике. Рост экономики, то есть ВВП – 3,3 раза. Это очень большой рывок.

Это показывает правильность реформ, осуществляемых в Азербайджане президентом Ильхамом Алиевым. Мы очень серьезно использовали доходы, полученные от экспорта нефтяных ресурсов, правильно распределяли их, правильно направляли по секторам. А сегодня идет процесс «разветвления» экономики, процесс диверсификации.

Главными приоритетом в развитии экономики у нас сейчас является сельское хозяйство, уменьшение удельного веса импорта продовольствия, увеличение экспорта сельскохозяйственной продукции.

Второе – сильное развитие туризма. За пять первых месяцев этого года число туристов удвоилось по сравнению с прошлым годом. Сегодня в гостиницах в Баку нельзя найти ни одного свободного места. Это очень хороший показатель.

Третий приоритет у нас – транспорт. Азербайджан занимает ключевое географическое положение между Европой и Азией, между севером и югом. Поэтому мы сейчас делаем транспортную стыковку иранской железной дороги с российской железной дорогой. Уже заканчиваем стыковку нашей железной дороги с украинской – чтобы была прямая связка с Европой через этот маршрут и через северный. У нас огромные возможности в этой области, и мы это делаем.

А четвертое – ИКТ. Вы знаете, что Азербайджан космическая страна, у нас есть два спутника. Здесь очень большие возможности, и мы это сделаем.

Азербайджан > Госбюджет, налоги, цены > interfax.az, 14 июня 2017 > № 2211162 Салим Муслумов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 14 июня 2017 > № 2210068 Николай Вардуль

Где он, этот рост, и на каком календаре?

На ПМЭФ подытожили необходимость смены экономической модели

Николай Вардуль

То, что перед Россией стоит проблема построения новой модели экономики, давно не новость. Эльвира Набиуллина еще перед ПМЭФ, как и на самом форуме, убедительно и наглядно еще раз показала, что старых возможностей роста практически не осталось. Что же взамен?

Модель экономического роста российской экономики показала, что больше не тянет, еще в благословенную и, похоже, безвозвратно ушедшую эпоху высоких цен на нефть. Кризиса тогда не было, но экономика уже отказывалась расти вслед за ростом цен на нефть; на снижение цен она реагировала, замедляясь, а вот за ростом уже не шла.

С тех пор модель не изменилась, и ее неработоспособность уже не вызывает сомнений. Поэтому всерьез надеяться, что нефть не выдаст – свинья не съест, поздно, особенно с учетом того, что нефтяные цены за стены нового коридора, одну из которых формирует предложение нефти со стороны прежде всего США и прогрессирующих сланцевых производителей, не вырвутся.

Каковы же новые условия? Эльвира Набиуллина отвечает: во-первых, налицо «общее замедление темпов глобального экономического роста». Она не разделяет глобальные и российские темпы, хотя, конечно, прекрасно знает, что президент страны Владимир Путин не просто разделяет их, но и ставит задачу добиться опережения российских темпов. Во-вторых, в мире пока нет стран – локомотивов роста, «раньше эту роль играл Китай, но теперь экономический рост в нем замедлился и меняет свое качество – это рост за счет потребления, а не экспорта или инвестиций, и, скорее всего, этот рост будет более энергоэффективным. При этом предложение энергетических товаров увеличилось: развилась добыча сланцевой нефти и газа, наблюдается глобальный переизбыток мощностей в металлургии и т.д. Поэтому можно говорить не только о конце нефтяного, но и в целом о конце сырьевого суперцикла». Очень серьезный вывод. Фактически Набиуллина предупреждает: рентная халява (экспорт необработанного сырья как источник роста и благосостояния) заканчивается.

В-третьих, перед Россией, как и другими развивающимися странами, появляются новые риски роста волатильности на глобальных финансовых рынках, связанные прежде всего с выходом США, а в последующем и еврозоны из политики количественного смягчения. Новая кредитно-денежная политика, которую уже проводит ФРС США и на пороге которой другие глобальные регуляторы, снижает аппетит инвесторов к риску и соответственно их интерес к рискованным рынкам, к которым относится и российский.

Набиуллина показывает: глобальные условия изменились не на пользу традиционной модели нашей экономики (и это без учета режима санкций), России надо находить ответы на эти вызовы.

«Основные резервы для роста сейчас находятся в повышении эффективности компаний как в государственном, так и в частном секторе, снижении издержек, повышении качества управления, росте производительности труда, инвестициях, в появлении новых малых и средних предприятий и создании условий для их роста», – с этим постулатом Набиуллиной не поспоришь, но он слишком обобщен и кругл. За что следует «зацепиться» в первую очередь?

Думаю, ответ Набиуллиной намеренно именно такой. Она в очередной раз уходит от задачи проведения политики, ответственной за состояние и развитие всей экономики. Ее подход: вот общая задача, решать которую правительству и ЦБ. Задача ЦБ – выстраивание надежной и эффективной финансовой системы, способной адекватно оценивать инвестиционные проекты,

направлять в них сбережения населения. С одной стороны, это шире прежнего таргетирования инфляции, с другой – Набиуллина прямо не формирует задачу удешевления кредитов или расширения финансовой поддержки экономики. Вот три главных направления деятельности Банка России: очищение финансовой системы от слабых и неэффективных игроков; совершенствование регулирования и надзора; снятие барьеров и создание условий для развития новых финансовых инструментов, повышающих финансовую доступность и открывающих новые возможности для бизнеса. «Процесс трансформации финансового сектора будет способствовать экономическому росту через снижение издержек для финансовых организаций, стоимости услуг для клиентов и расширение финансовой доступности», – так видит председатель ЦБ свой ответ на новые вызовы.

Достаточен ли он? Напомню, перед Россией ценовой обрыв главных товаров ее экспорта из-за завершения «нефтяного и в целом сырьевого суперцикла», а это весьма масштабные и болезненные риски. Набиуллина подчеркивает, что необходимо находить новые экспортные возможности и ниши.

Чем же облегчает решение задачи ЦБ? Практически тем же, что уже делает. Принципиальный подход в регулировании остается прежним.

Вопрос: можно таким образом создать новую модель экономики? Аргумент: да, следует еще немного подождать, малоубедителен, потому что в принципе так же формулировалась задача ЦБ и раньше. Но тогда это была задача второго плана. На первом – таргетирование инфляции. Так, может быть, стоило бы и сейчас выдвинуть на авансцену новую задачу, прогресс в решении которой был бы не менее прозрачен? Например, средняя ставка по кредитам реальному сектору не выше ключевой ставки ЦБ плюс 2 б.п.? Ведь, в конце концов, именно в этом результирующая: «снижение издержек для финансовых организаций, стоимости услуг для клиентов и расширение финансовой доступности».

Думаю, без постановки именно таких задач ожидания достижения российской экономикой темпов роста даже на уровне мировых так и останутся ожиданиями, пополнив печальный список амбициозных, но так и не решенных задач: удвоение ВВП за 10 лет (удалось реализовать, но за 15 лет), создание конкурентоспособной экономики и государства, майские указы, в реализации которых есть и достижения, и бюрократические «находки» (например, в трактовании «высокопроизводительных рабочих мест», 25 млн единиц которых предстоит создать), и откровенные провалы (прежде всего рост производительности труда).

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 14 июня 2017 > № 2210068 Николай Вардуль


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2209176 Дмитрий Медведев

О межбюджетных отношениях.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги! Мы сегодня собрались, чтобы обсудить некоторые вопросы межбюджетных отношений с акцентом на специфике целого ряда регионов, которые здесь у нас присутствуют. В нашем совещании участвуют руководители Марий Эл, Хакасии, губернаторы Костромской и Псковской областей.

Наша общая задача заключается в равномерном развитии территорий, чтобы конкретные результаты нашей с регионами работы люди ощущали в своей жизни. При этом территориальная политика государства не может быть просто «уравниловкой». Каждый регион уникален в силу своего географического положения, природных богатств, особенностей научного, технического развития, истории, культуры.

По сути, речь идёт о создании новых стимулов в работе региональных властей, повышении их ответственности и мотивации, а также создании необходимого набора инструментов.

Все эти подходы нашли отражение в утверждённом мною недавно плане реализации Основ государственной политики регионального развития на период до 2025 года.

Этот документ содержит более 30 конкретных мероприятий, которые призваны обеспечить сбалансированность развития территорий, сократить уровень их экономической дифференциации. Первый блок предусматривает разработку стратегии пространственного развития страны до 2025 года. Второй касается стимулирования региональных и муниципальных властей к наращиванию собственного экономического потенциала. И третий блок затрагивает механизмы более справедливого распределения регионам всех видов финансовой помощи из федерального бюджета: и дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, и субсидий, и бюджетных кредитов.

Д.Медведев: «Наша общая задача заключается в равномерном развитии территорий, чтобы конкретные результаты нашей с регионами работы люди ощущали в своей жизни. В этом году мы планируем увеличить с 5 млрд до 20 млрд рублей гранты для регионов, которые добились наивысших темпов роста экономического потенциала. И начиная с 2018 года прирост налога на прибыль в части, которая подлежит зачислению в федеральный бюджет, будет оставаться в распоряжении того региона, который обеспечил этот финансовый результат».

Состояние межбюджетных отношений постоянно обсуждается на Правительственной комиссии по региональному развитию. На прошлой неделе были рассмотрены вопросы совершенствования принципов софинансирования расходных обязательств регионов, а также снижения государственного долга субъектов Федерации. Наши коллеги из Федерального Собрания (и Совета Федерации, и Государственной Думы) также всё время обращаются к этим вопросам.

В этом году мы планируем увеличить с 5 млрд до 20 млрд рублей гранты для регионов, которые добились наивысших темпов роста экономического потенциала. И начиная с 2018 года прирост налога на прибыль в части, которая подлежит зачислению в федеральный бюджет, будет оставаться в распоряжении того региона, который обеспечил этот финансовый результат.

В прошлом году региональные бюджеты были исполнены с минимальным дефицитом за 10 лет. Это важный для нас результат. Дефицит сократился в разы – со 171,5 млрд до 12,5 млрд рублей. Это неплохое достижение, хотя в абсолютном выражении объём государственного долга всё-таки продолжает расти. Причём для целого ряда субъектов долговая нагрузка остаётся сопоставимой с объёмами доходов региональных бюджетов, а в некоторых регионах она превысила доходы бюджетов.

Д.Медведев: «В прошлом году региональные бюджеты были исполнены с минимальным дефицитом за 10 лет. Это важный для нас результат. Дефицит сократился в разы – со 171,5 млрд до 12,5 млрд рублей».

По состоянию на 1 июня этого года мы отмечаем серьёзный рост госдолга в Марий Эл и Псковской области, а в Костромской области и Республике Хакасия государственный долг превышает сумму налоговых и неналоговых доходов почти в полтора раза. При этом перед всеми нами (и перед регионами, конечно, которые здесь представлены) стоят задачи выполнения майских указов Президента и целого ряда других обязательств.

Давайте подумаем, каким образом мы можем поддержать эти регионы, некоторые другие регионы, которые здесь сегодня не присутствуют, но финансовое положение которых нам понятно, какой подход нужно реализовать, чтобы добиться последовательного снижения долговой нагрузки на региональные бюджеты в целом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2209176 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июня 2017 > № 2208821 Владимир Мау

Три болезни роста. Что мешает экономическому развитию России

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

Общество ждет повышения благосостояния, а не ВВП. Какой должна быть эффективная антикризисная политика?

Экономические дискуссии нашего времени ведутся прежде всего вокруг экономического роста. В России сформулирована задача достижения темпов роста, превышающих среднемировые. Сразу оговорюсь, что такая постановка представляется вполне реалистичной. Принимая во внимание уровень экономического развития нашей страны, естественный темп роста ее экономики должен быть выше, чем в Германии, и ниже, чем в Китае. Однако здесь надо принимать во внимание по крайней мере три обстоятельства, особенно четко обозначившихся в последние три десятилетия.

Первое. В отличие от практики предыдущих двух столетий мы видим, что остановка спада не приводит к автоматическому возобновлению экономического роста. В этом смысле столь любимый некоторыми экспертами «поиск дна», то есть остановки спада, перестает иметь магическое значение. Мы видим, что развитая страна может в течение длительного времени находиться в стагнации (первый пример подала Япония). Иными словами, рост не приходит автоматически. Необходимо найти специальные меры по стимулированию роста, причем это оказывается гораздо более сложной задачей, чем выработка антикризисных мер.

Кстати, в определенной степени сами антикризисные меры становятся фактором будущего торможения. Кошмары Великой депрессии 1930-х годов не покидают сознания политиков и экспертов, которые за прошедшие восемь десятков лет наработали мощный арсенал антикризисных средств. Этот арсенал позволяет купировать многие социальные и экономические проблемы, такие как массовое банкротство предприятий и банков, 25-процентная безработица и т. п., но одновременно они и ограничивают то самое «созидательное разрушение» Йозефа Шумпетера, которое расчищает пространство для нового бурного роста.

Поэтому эффективная антикризисная политика должна быть теперь дополнена эффективной политикой роста, отвечающей современным реалиям. И ее еще только предстоит выработать.

Второе. Налицо расхождение долгосрочных и краткосрочных задач. Важно понимать, что меры, которые обеспечивают подъем в ближайшей перспективе, зачастую противопоказаны для долгосрочного роста. И напротив, все, что обеспечивает устойчивый долгосрочный рост (темпом, превышающим среднемировой), не позволяет рапортовать об успехах немедленно.

Это и есть настоящая политическая ловушка: политикам нужны краткосрочные эффекты, особенно те, что привязаны к политическому циклу, то есть к выборам. Но, как известно, политик отличается от государственного деятеля как раз тем, что думает о следующих выборах, а не о следующем поколении.

Именно в эту ловушку попало, между прочим, последнее руководство СССР. Тогда на замедление темпов роста советской экономики в условиях падения цен на нефть попробовали ответить политикой ускорения, которое финансировалось за счет бюджетного дефицита и быстрого роста внешнего долга. Резко наращивались производственные инвестиции безотносительно их эффективности. В результате темп роста в течение двух лет действительно возрастал, а потом произошла экономическая катастрофа. Теперь мы понимаем: темпы экономического роста не могут быть самоцелью, а между экономической стабильностью и крахом может пройти всего три года, причем два из них экономика будет расти повышенными темпами.

Третье. Фундаментальные технологические сдвиги последнего времени требуют существенного пересмотра самой методики экономического роста. ВВП, разработанный в условиях Великой депрессии и ориентированный на реалии индустриальной эпохи, не способен отражать реальную экономическую динамику в ситуации, когда происходит быстрое удешевление продуктов и услуг — гораздо более быстрое, чем в прошлом. Надо честно признать: мы не понимаем в полной мере, что происходит сейчас с экономикой, и еще только предстоит осознать, в какой мере динамика благосостояния в наши дни может описываться показателем ВВП. А ведь, по сути, обществу интересен не темп роста экономики, а реальный рост благосостояния.

Из этого следует простой вывод. Перед страной стоит задача обеспечить устойчивый экономический рост темпом, превышающим среднемировой. Но важнее, чтобы этот показатель был не в статистическом сборнике по итогам 2017 года, а появился в исследовании 2035-го, посвященном развитию двух предыдущих десятилетий.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июня 2017 > № 2208821 Владимир Мау


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров

Беседа Дмитрия Медведева с главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вячеслав Зелимханович, мы сегодня уже кое-что успели посмотреть из числа новых объектов во Владикавказе. Они производят хорошее впечатление. Это и новая большая школа, и академия борьбы, и филармония. Всё это означает, что социальная сфера в городе, в республике развивается. Только что мы на совещании говорили о школьном образовании на Северном Кавказе в целом и в Северной Осетии в частности. А как обстоят дела, связанные с охраной здоровья, развитием системы здравоохранения в Северной Осетии?

В.Битаров: Дмитрий Анатольевич, прежде всего хотел поблагодарить Вас за помощь, которую оказывает республике федеральный центр. В частности, два месяца назад я у Вас был, затронул проблему пострадавших в бесланском теракте, некоторая часть которых осталась без квартир. Вы тогда распоряжение дали, сегодня уже есть документ, мы надеемся в ближайшее время получить средства и обеспечить людей сертификатами. Это большая помощь республике. И все остальные вопросы, которые ставятся нами в федеральных министерствах, всегда решаются. Спасибо Вам большое.

Сегодня на совещании, которое проводилось по школам, Вы сказали, что в республике большая проблема, помимо строительства новых школ, ещё и в реконструкции и капитальном ремонте школ. Такая же проблема у нас и в здравоохранении. Многие учреждения здравоохранения построены в дореволюционные, довоенные годы. Сейчас у них более 60% износа. Требуется капитальный ремонт. Поэтому хотел попросить оказать содействие и решить вопрос по капитальному ремонту учреждений здравоохранения.

Д.Медведев: Давайте об этом в том числе и поговорим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 13 июня 2017 > № 2208990 Валерий Алябьев

Задача – оказывать помощь и поддержку.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник ФКУ «Центр социальной работы Министерства внутренних дел Российской Федерации» полковник внутренней службы Валерий АЛЯБЬЕВ.

– Валерий Вячеславович, каковы основные задачи вашего Центра?

– Начну с того, что несколько лет назад в Департаменте государственной службы и кадров МВД России был сокращён отдел социальной работы и все его функции перешли в федеральное казённое учреждение «Центр социальной работы МВД России», созданный в мае 2011 года. Наш Центр занимается организацией социальной работы с членами семей сотрудников органов внутренних дел, погибших при выполнении служебных обязанностей, и инвалидами вследствие военной травмы, с ветеранами МВД России, их социальной защитой, организацией и проведением всех мероприятий для этих категорий граждан.

Так, нами ведётся практически ежедневная работа с ветеранскими движениями. Это – конференции, заседания, поздравления, чествования, организация и проведение комплексных мероприятий с участием руководства МВД России, посвящённых Дню Победы, Дню сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, Дню ветеранов органов внутренних дел и многих других. Стараемся, чтобы ветераны постоянно ощущали нашу поддержку. Работаем в тесном взаимодействии как с подразделениями центрального аппарата министерства, так и с регионами.

Кроме того, специалисты нашего Центра участвуют в разработке нормативных правовых актов по вопросам социальной работы с членами семей погибших сотрудников, инвалидами военной травмы. Их мнение было учтено при обсуждении проектов Федерального закона от 23 ноября 2015 г. № 315-ФЗ «О внесении изменений в статьи 4 и 20 Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Постановления Правительства Российской Федерации от 2 декабря 2015 г. № 1306 «Об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 1 статьи 12 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Также наши специалисты проводят мониторинг состояния социальной работы, рассматривают различные письма, заявления и жалобы от граждан, которые касаются всех направлений деятельности Центра. Кроме того, на нашем сайте в режиме онлайн работает раздел вопросов и ответов, куда каждый желающий может зайти и задать свой вопрос. Реагируем и на критические публикации в СМИ, во взаимодействии с заинтересованными подразделениями разбираемся, насколько была оправданна критика, при необходимости принимаем меры, чтобы устранить выявленные недостатки.

– Каким образом проводится упомянутый вами мониторинг?

– Ещё в 2007 году в соответствии с приказом МВД России от 24 сентября 2007 г. № 824 «Об организации социальной работы с членами семей сотрудников органов внутренних дел, погибших при выполнении служебных обязанностей, и сотрудниками, ставшими инвалидами вследствие военной травмы» была создана система ведомственного мониторинга социально-экономического и правового положения членов данных семей. Цель мониторинга – непрерывное наблюдение и анализ основных показателей их социальной защищённости. В нашем Центре существует специальная рабочая группа, которая обобщает и анализирует поступающую из регионов информацию, на основании чего делаются выводы о состоянии социальной работы в целом и в отдельных регионах, о существующих тенденциях, принимаются соответствующие меры.

Изначально упомянутый приказ был необходим для того, чтобы систематизировать работу подразделений и учреждений МВД России с членами семей погибших сотрудников и инвалидами вследствие военной травмы, избежать формального подхода к определению потребностей и объёмов предоставления необходимой социальной поддержки. Надо сказать, что этот приказ выполнил свою функцию: работа в этом направлении налажена. И руководство Министерства, и региональные руководители с пониманием относятся к социальной работе, тесно взаимодействуют с нашим Центром.

На сегодняшний день назрела необходимость переработать некоторые пункты существующего приказа, ведь прошло уже почти десять лет со дня его издания. За это время многое изменилось в правовой базе, касающейся нашей работы, принято много новых нормативных актов, проведено реформирование всей системы МВД России.

– Исходя из результатов мониторинга, кто сейчас больше всего нуждается в социальной защите?

– Это члены семей погибших сотрудников и инвалиды военной травмы, которых на сегодняшний день более 36 тысяч человек. Среди них особо нуждающиеся – многодетные матери-одиночки, их несовершеннолетние дети, дети-инвалиды, дети-сироты, одинокие родители-инвалиды...

Те пособия, которые получают вдовы, а они являются матерями-одиночками, очень малы. В прошлом году на ребёнка полагалась выплата порядка 15 тысяч рублей в месяц, плюс пособие за потерю кормильца – в каждом регионе по-разному – примерно 5 тысяч рублей. Поэтому здесь необходима социальная поддержка государства: трудоустройство, благотворительные акции, работа с детьми. Наша задача – контролировать неукоснительное исполнение закона по выплатам, по предоставлению всех льгот. В этом нам также помогает проводимый мониторинг.

– Каким регионам требуется особое внимание?

– Наибольшее количество семей погибших сотрудников состоит на социальном учёте в Северо-Кавказском регионе. Например, в МВД по Чеченской Республике и в МВД по Республике Дагестан свыше двух тысяч семей погибших сотрудников, а это более чем полторы тысячи вдов (вдовцов), две с половиной тысячи детей и почти три тысячи родителей. Поэтому данному региону уделяется более пристальное внимание – кроме постоянного мониторинга ситуации мы выезжаем туда дважды в год для проведения различных акций. Совсем недавно, в апреле этого года, совместно с ДГСК МВД России провели очередную выездную акцию фестиваля музыкального творчества МВД России «Щит и Лира». Мы посетили города Грозный, Магас, Владикавказ и населённый пункт Ханкала, встречались с вдовами, инвалидами военной травмы и ветеранами Великой Отечественной войны, которым были вручены ценные подарки. Для них выступили победители и лауреаты фестиваля музыкального творчества МВД России «Щит и Лира», артисты российской эстрады и кино.

Поддерживаем, опекаем и членов семей погибших сотрудников из других регионов. Так, им предоставляется возможность побывать в Москве на праздновании Дня сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. Наши гости приезжают за неделю до праздника, и каждый день у них расписан по часам. В первую очередь, это встречи с руководством департамента или главка центрального аппарата МВД России, отвечающего за работу подразделения, в котором служил сотрудник. Там, как правило, идёт откровенный разговор не только о личном, но и о том, чем живут люди на местах, какие существуют проблемы на службе, в чём необходимо разобраться или помочь. Затем – участие в целом комплексе различных мероприятий, которые завершаются встречей с Министром внутренних дел и посещением праздничного концерта в Кремлёвском дворце.

При этом стараемся, чтобы наши гости представляли как можно больше разных регионов. Вернувшись домой, они расскажут о том, какие проблемы существуют у других, как их решают, куда и к кому можно обратиться.

– Какие проблемы в социальной работе вы считаете наиболее злободневными сегодня?

– У нас много проблем, касающихся сотрудников, получивших инвалидность вследствие военной травмы, и их семей. Более тысячи инвалидам не установлена выплата ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью. Нередко выясняется, что о порядке предоставления данной выплаты не знают не только те, кому она положена, но и закреплённые за ними сотрудники. Чтобы исключить подобные ситуации, мы проводим разъяснительную работу: консультируем, готовим и рассылаем методические рекомендации, информационные письма.

Кроме того, более двухсот членов семей погибших сотрудников и около 60 инвалидов нуждаются в получении дополнительного образования или в переобучении гражданским специальностям. Согласно действующему законодательству на льготных условиях это не предусмотрено.

Также на учёте состоят свыше 5 тысяч несовершеннолетних детей сотрудников, ставших инвалидами вследствие военной травмы, и около 5 тысяч детей погибших сотрудников. Существующая база детских оздоровительных учреждений МВД России не позволяет удовлетворить потребности всех нуждающихся в оздоровительном отдыхе ребят из этих семей.

Совсем недавно, в 2015 году, МВД России передали лагерь «Кристалл» в Алуште. Там сразу же за одну смену отдохнули 300 детей. К сожалению, на территории лагеря начались плановые строительные работы и его закрыли. Сейчас на высоком уровне ведутся переговоры о передаче в наше ведомство другого лагеря – тоже в Крыму, в Форосе. Очень надеюсь, что уже летом этого года мы сможем организовать там летний отдых для детей. Моя заветная мечта – чтобы когда-нибудь появилась постоянная возможность направлять вдов погибших сотрудников с детьми в наши оздоровительные учреждения на море.

– А как обстоят дела с отправкой детей погибших сотрудников на отдых за рубеж?

– К сожалению, за последние годы, и не только из-за сокращения финансирования, но и в связи с некоторыми аспектами международной обстановки, прекращены выезды на детский оздоровительный отдых в Болгарию. На данный момент взаимодействие в этом направлении осуществляется только с Китайской Народной Республикой. Важно отметить, что раньше мы могли направить туда 10–15 детей, а сейчас – до 40. В настоящее время прорабатывается вопрос о возможности отдыха наших детей в Республике Беларусь.

– По какому принципу формируются группы детей для поездки в Китай?

– В последний раз наша делегация была представлена детьми погибших сотрудников из 38 субъектов Российской Федерации. Предпочтение отдаём ребятам из наиболее отдалённых уголков нашей Родины. У них ведь намного меньше возможностей для познавательно-развлекательного отдыха, чем у их сверстников из больших городов, таких как Москва или Санкт-Петербург. Даже оформление загранпаспорта для их семей порой проблема, поэтому им даётся больше времени для подготовки к поездке. Стараемся выбирать регионы, из которых по нашей линии ещё никто не выезжал за рубеж. Когда связываемся с руководителями региональных подразделений органов внутренних дел, просим, чтобы поездка была поощрением ребёнка – за успехи в учёбе или спорте, может быть, в общественной деятельности. Кстати, дети старательно готовятся к поездке. Одна девочка даже приготовила песню на китайском языке. Всё это ценится встречающей стороной: для нас всегда – душевный приём, каждый раз – новая программа, стараются показать самое лучшее. Неизменны только встречи в Министерстве внутренних дел в Пекине и в нашем посольстве, как и посещение главных национальных символов – Великой стены и Запретного города императоров.

Также в наших перспективных планах – реализация проекта оздоровительного детского отдыха, в ходе которого планируется обмен делегациями: наши дети побывают на одном из курортов Китайской Народной Республики, а детей погибших сотрудников китайской полиции мы намечаем принимать на берегу океана, вблизи Владивостока.

– Что интересного ждёт детей, которые не смогут поехать за границу?

– Им тоже скучать не придётся. Мы всегда стараемся не просто провести мероприятие, а сделать для ребёнка настоящий запоминающийся праздник. На мой взгляд, особо показательны в этом плане новогодние представления, а их у нас несколько. В последние новогодние каникулы знаменитые артисты братья Запашные устроили бесплатное представление в Большом цирке на проспекте Вернадского. А на Рождественской ёлке в Гостином дворе собрались сразу 5 тысяч человек! Это хорошая возможность для детей, в том числе детей погибших сотрудников, отдохнуть, повеселиться, пообщаться, увидеть интересное действо.

Так, на празднике в Гостином дворе при входе в здание гостей встречал почётный караул и духовой оркестр Росгвардии в парадной форме. В холле аниматоры в красочных костюмах проводили с детьми увлекательные конкурсы, водили хоровод с персонажами из любимых мульт­фильмов и сказок. Детей угощали сладостями, мороженым, пирожками, коктейлями. Кульминацией стало театрализованное представление «12 месяцев». В заключение всем детям вручили сладкие новогодние подарки с мягкими игрушками.

На это праздничное мероприятие мы специально отвели больше четырёх часов. Чтобы организовать его, сотрудники Центра проделали колоссальную работу. Надо было всё продумать – отбор кандидатов из регионов, организацию безопасности и медицинское сопровождение, парковку автобусов в центре города, много других организационных моментов. И всё это – ради счастливых детских улыбок!

Беседу вела Ирина ПУЧКОВА

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 13 июня 2017 > № 2208990 Валерий Алябьев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 13 июня 2017 > № 2206917

Министр труда и социальной защиты населения Тамара Дуйсенова предлагает ввести предписания по фактам невыплаты зарплаты в перечень исполнительных документов, что позволит ускорить процесс взимания задолженности.

"Просила бы поручить министерству юстиции рассмотреть вопрос о включении в перечень исполнительных документов предписаний инспекторов труда по фактам невыплаты заработной платы: сегодня трудовые инспектора предписания подписывают, если они не выполняются, то тогда налагается адмштраф на руководителя, но невыплата зарплаты остается", — сказала Дуйсенова на заседании правительства во вторник.

По ее словам, если предписания будут включены в перечень исполнительных документов, это позволит значительно ускорить процедуру взыскания долгов по заработной плате. По утверждению министра, эта идея поддерживается Генеральной прокуратурой республики.

Большинство должников – банкроты и реабилитируемые

Тут, правда, все осложняется тем, что большинство задолжников по заработной плате в Казахстане – это предприятия-банкроты, либо находящиеся в стадии реабилитации организации. По данным министра, текущая задолженность по зарплате составляет сегодня 88 миллионов тенге, а просроченная – 1,7 миллиарда тенге, при этом 82% просроченной задолженности или 1,4 миллиарда тенге приходится на предприятия, находящиеся на стадии процедуры реабилитации.

"В региональном плане более половины просроченной задолженности приходится на город Алматы, большая задолженность сохраняется в Западно-Казахстанской, Мангистауской областях, — заметила Дуйсенова. — Хотела бы отметить, что за этим стоит более 7 тысяч работников, поэтому требуется усиление адресной работы с предприятиями со стороны местных исполнительных органов совместно со структурными подразделениями министерства финансов", — добавила она.

Е-мониторинг по соцотчислениям

При этом министерство труда и соцзащиты населения пытается отслеживать исполнение работодателями своих обязательств с помощью современных методов. Такой метод, по словам Дуйсеновой, министерство пытается внедрить для контроля уплаты пенсионных взносов и социальных отчислений, только вот не везде он приживается.

"Нами разработана и доведена до акиматов информационная система, которая позволяет выявить задолженность по заработной плате на основе фиксируемых поступлений от предприятий регионов. К сожалению, возможности этой инфосистемы недостаточно пока используются регионами", — констатировала министр.

Тем не менее, по ее словам, в области охраны труда и прав работников имеются и положительные сдвиги – в частности, анализ свидетельствует о расширении договорного поля. Так, в прошлом году количество заключенных индивидуальных трудовых договоров увеличилось на 60 тысяч единиц, коллективные трудовые договора сегодня имеют 88 % крупных предприятий, 90% средних и 31% малых предприятий.

Мангистау стоит особняком

"Это сказалось и на снижении социальной напряженности в целом по стране, — прокомментировала последнюю цифру Дуйсенова. — Правда, исключение составляет Мангистауская область: в текущем году на нефтесервисных предприятиях этого региона имели место два трудовых спора, преимущественно связанных с незаконным форматом выдвижения требований работниками", — добавила она.

Как оказалось, трехсторонние отраслевые региональные институты социального партнерства, включая советы по предупреждению трудовых споров, не смогли вовремя заметить и устранить причины возникших споров. Поэтом министерством с учетом текущей ситуации совместно с Федерацией профсоюзов разработана концепция законопроекта по вопросам совершенствования деятельности профсоюзов и разрешения трудовых конфликтов.

"Кроме того, Верховным судом подготовлены новые нормативные постановления по вопросам применения судами законодательства при разрешении трудовых споров. Полагаем, их принятие должно обеспечить укрепление социальной стабильности", — заключила глава ведомства.

Где прогноз и билборды?!

В свою очередь, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, подытоживая обсуждение этого вопроса, напомнил акимам, что их основная задача — это недопущение общего высвобождения граждан и недопущение возникновения трудовых конфликтов.

"Вместе с тем, должно уделяться всестороннее внимание вопросу трудоустройства на другую работу, — отметил Сагинтаев. — К примеру, билборды: если бы была информация о том, сколько рабочих мест создано, сколько вакансий имеется, сколько трудоустроено… Я по регионам езжу, нигде не увидел. Если не ошибаюсь, по-моему, на выходе из аэропорта в Талдыкоргане, это специально, наверное, для гостей сделано, что столько-то рабочих мест. А так, в городе, чтобы люди видели, где, сколько трудоустроено, сколько имеется вакансий — этого нет. То есть поручение главы государства, в регионах, получается, не выполняется. Прошу обратить на это внимание, уважаемые акимы", — добавил он.

И напоследок премьер напомнил главам регионов, что от них требуется еще и прогноз по возможному высвобождению работников с тем, чтобы на основе этих данных обновлять общереспубликанскую карту трудовых рисков. Контроль за поступлением этих сведений с мест осуществлять будет министерство труда и социальной защиты, которое получает тем самым определенный карт-бланш по своим требованиям к акиматам.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 13 июня 2017 > № 2206917


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 12 июня 2017 > № 2210072 Николай Вардуль

Жертвы роста

Последний сытый день пенсионера

Николай Вардуль

На ПМЭФ перспективы российской эко­но­мики выглядят захватывающе таинственными. Зовущими. Инновации, высокотехнологичный экспорт, цифровые технологии. Это витрина экономической политики. Но есть и кухня, там все совсем иначе. Дверь на кухню приоткрыло Минэкономразвития своим макропрогнозом-2035. Зовущего там гораздо меньше.

Минэкономразвития против Всемирного банка

Макропрогноз от Минэкономразвития – это больше, чем прогноз, это и есть попытка решить задачу выведения экономики на траекторию роста с темпами выше среднемировых. Главное – найти алгоритм решения задачи или определить локомотив роста.

Претендентов на эту роль совсем немного. Цены на нефть в прошлом. Потребительский спрос, как считают в Минэкономразвития, с этой задачей не справится. Хотя во Всемирном банке, например, придерживаются прямо противоположной позиции. В недавнем прогнозе российской экономики, подготовленном ВБ, говорится: «Ожидается, что улучшение динамики потребления станет источником роста в 2017–2019 гг. Мы ожидаем продолжение замедления потребительской инфляции до уровня несколько ниже 4% к концу 2017 г. и ее стабилизацию вблизи 4% в 2018–2019 гг. Более низкая инфляция поддержит реальный уровень зарплат, которые станут основным источником роста реальных доходов населения, поскольку пенсии будут индексироваться на уровень инфляции. По мере восстановления экономики улучшение потребительских настроений, рост зарплат в реальном выражении и улучшение условий кредитования обеспечат рост потребительских расходов населения на 1,8% в 2017 г. и 2,5% в 2018 и 2019 гг.».

По-моему, достаточно убедительно. По крайней мере, становится понятно, что титанические усилия ЦБ, поддержанные сильным рублем, по снижению уровня инфляции имеют самое прямое отношение к перспективам роста.

Минэкономразвития, вероятно, считает, что цепочка: снижение инфляции – рост реальных доходов и потребительского спроса оборвется в долгосрочной перспективе макропрогноза. Возможно. Но тогда, может быть, стоило раздробить макропрогноз на некие периоды, на каждом из которых в силу специфики этого периода был бы свой локомотив роста или их комбинация. Но Минэкономразвития ищет универсальный источник роста.

Бюджетные приоритеты

Такой универсальный источник роста найден в увеличении численности занятых, повышении инвестиционной активности и производительности труда. Другими словами, объединены все источники роста, кроме внешних и потребительского спроса. Здесь и экстенсивные (расширение числа занятых) и интенсивные факторы (рост производительности труда). Причем ключ – рост числа занятых.

Этот рост весьма странен. Он происходит за счет тех, кто сегодня считаются ограниченно трудоспособными, за счет людей, достигших пенсионного возраста. Этот возраст предлагается увеличить.

Сразу возникает вопрос: неужели именно эти «новые занятые» обеспечат рост производительности труда, что требует постоянного повышения уровня знаний, они привлекут новые инвестиции? Что-то здесь не сходится.

По сути, новые старые занятые – это ключ не столько к новому экономическому росту, сколько к решению бюджетных проблем. Что вовсе не одно и то же.

Почему в росте занятости выпячивается увеличение пенсионного возраста, а, скажем, не профессиональное обучение трудовых мигрантов, число которых явно не уменьшится? Ответ очевиден. На обучение нужны деньги, а на увеличение возраста выхода на пенсию от бюджета не требуется ничего, наоборот, сократится трансферт Пенсионному фонду. Помощи в трудоустройстве новых старых занятых Минэкономразвития не предлагает.

Логика понятна, только причем здесь экономический рост? И вообще, почему подобные предложения исходят из Минэкономразвития, а не из Минфина?

Сначала сбор социальных взносов от соответствующих фондов перешел к налоговикам. Потом случился фейерверк предложений по сокращению ставки социальных взносов при компенсирующем росте ставки НДС. Застрельщиком здесь, кстати, опять выступило Мин­экономразвития, а не Минфин. Предложения правительством пока не приняты, но контроль за социальными фондами прямо предлагается передать Минфину. Бюджет практически поглощает эти фонды. И вот последняя инициатива: увеличение пенсионного возраста и использование высвобождающихся средств не на пенсии тем пенсионерам, которые свое выработали, а на совсем другие сугубо бюджетные цели. Логика прежних пенсионных реформ сломлена. Однако никакой уверенности в том, что увеличение возраста выхода на пенсию станет фактором экономического роста, нет.

Новое социальное расслоение

Логика Минэкономразвития может быть в том, что экономия на трансферте Пенсионному фонду развяжет руки бюджету для поддержки экономического роста. Она подкрепляется тем, что предлагается сократить долю средней пенсии к средней зарплате: с текущих 35% до 22%.

Последовательно. Но есть в этом что-то глубоко антигуманное. Получается, что источником роста (пока только обещанного) становится реальное сокращение и без того полунищенских доходов тех, кто отработал сколько мог, после чего оказался в состоянии едва оплачивать услуги ЖКХ, один на один со старостью и болезнями.

Я знаю аргументы о том, что даже нынешняя пенсионная система непосильна для экономики. Но еще я знаю, что есть большая разница между ситуацией, когда ресурсов на что-то не было и нет, и ситуацией, когда отнимается то немногое, что было. Если вспомнить политическую активность пенсионеров и то, что им нечего терять, что они доказали, протестуя против монетизации льгот, то предложения Минэкономразвития политически весьма рискованны.

Если же вернуться к сугубо экономической логике, то пока новые средства, которые получает бюджет, идут вовсе не на поддержку экономики. Последний пример: в конце мая Минфин предложил за счет дополнительных нефтяных доходов увеличить расходы бюджета на 361,8 млрд руб., приоритетными получателями дополнительных средств стали силовики, здравоохранение получит дополнительно всего 1,8 млрд руб., а программа социальной поддержки граждан и вовсе будет урезана почти на 400 млн руб. за счет снижения пособий по беременности и родам, а также выплат семьям погибших военнослужащих и «чернобыльцам».

Решив, что рост потребительского спроса не локомотив, власти устранились от его поддержки, переадресовав все работодателям. По сути, локомотив так и не нашли. Жертва пенсионерами рост вряд ли поддержит.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 12 июня 2017 > № 2210072 Николай Вардуль


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207073 Владимир Путин

Вручение государственных премий Российской Федерации.

В День России Президент вручил в Кремле Государственные премии 2016 года за выдающиеся достижения в области науки и технологий, литературы и искусства и гуманитарной деятельности.

Государственные премии Российской Федерации в области науки и технологий 2016 года присуждены:

Юрию Ефремовичу Батурину, доктору технических наук, советнику главного геолога – заместителя генерального директора открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз»; Владимиру Леонидовичу Богданову, доктору экономических наук, генеральному директору открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз»; Анатолию Сергеевичу Нуряеву, первому заместителю генерального директора того же акционерного общества, – за создание рациональных систем разработки нефтяных, нефтегазовых и газонефтяных месторождений Западной Сибири;

Амирану Шотаевичу Ревишвили, академику Российской академии наук, директору федерального государственного бюджетного учреждения «Институт хирургии имени А.В.Вишневского» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Александру Михайловичу Караськову, академику Российской академии наук, директору федерального государственного бюджетного учреждения «Сибирский федеральный биомедицинский исследовательский центр имени академика Е.Н.Мешалкина» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Евгению Анатольевичу Покушалову, члену-корреспонденту Российской академии наук, заместителю директора по научно-экспериментальной работе того же учреждения, – за научное обоснование и внедрение в клиническую практику новой концепции снижения заболеваемости и смертности среди пациентов с нарушениями ритма сердца;

Николаю Ивановичу Шакуре, доктору физико-математических наук, заведующему отделом релятивистской астрофизики Государственного астрономического института имени П.К.Штернберга федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова»; Рашиду Алиевичу Сюняеву, академику Российской академии наук, заведующему лабораторией теоретической астрофизики и научного сопровождения проекта «Спектр–РГ» отдела астрофизики высоких энергий федерального государственного бюджетного учреждения науки «Институт космических исследований Российской академии наук», – за создание теории дисковой аккреции вещества на чёрные дыры.

Государственные премии Российской Федерации в области литературы и искусства 2016 года присуждены:

Эдуарду Николаевичу Артемьеву, композитору, – за вклад в развитие отечественного и мирового музыкального искусства;

Юрию Николаевичу Григоровичу, балетмейстеру, – за выдающийся вклад в развитие отечественного и мирового хореографического искусства;

Михаилу Борисовичу Пиотровскому, генеральному директору федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный Эрмитаж», – за вклад в сохранение отечественного и мирового культурного наследия.

Государственная премия Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2016 года присуждена Даниилу Александровичу Гранину. Церемония вручения Госпремии Д.Гранину состоялась ранее – 3 июня, в Санкт-Петербурге.

* * *

В.Путин: Уважаемые лауреаты! Дорогие друзья!

Поздравляю вас, всех граждан нашей страны с Днём России!

Сегодня по традиции проходит торжественная церемония вручения знаков лауреатов Государственной премии. Это всегда особое и впечатляющее событие, потому что высокую оценку получают неординарные, замечательные, поистине выдающиеся люди. Их блестящие достижения принесли огромную пользу Отечеству, заслужили общественное признание.

У научного и художественного творчества много общего, их сближает стремление к познанию мира, его гармоничному преобразованию. Наука и культура раскрывают богатейшие возможности человека и человечества в целом, формируют в обществе ценности патриотизма, достоинства, свободы, чести и порядочности.

В судьбе и литературной деятельности Даниила Александровича Гранина огромную роль сыграла именно наука. Его книги, посвящённые жизни учёных, их новаторству и нравственному поиску, вошли в классику отечественной культуры и вместе с публицистическими, просветительскими трудами оказали большое влияние на мировоззрение целых поколений, на воспитание в них идеалов справедливости, гуманизма, милосердия. Даниил Александрович удостоен премии за выдающиеся достижения в гуманитарной деятельности. Знак лауреата был торжественно вручён ему 3 июня в Петербурге.

Дорогие друзья!

Петр I как–то точно и на века дал определение значения культуры и научных открытий. Он сказал: «Оградя Отечество безопасностью от неприятеля, надлежит находить славу государства через искусство и науки». Наши сегодняшние лауреаты смогли в полной мере реализовать свои дарования, способности, талант, и подтвердить высокую миссию служения обществу, людям.

Преданность своему делу определило успешное сотрудничество авторов уникальных гидродинамических моделей, позволивших обосновать рациональные системы разработки месторождений Западной Сибири.

Идеолог их создания – доктор технических наук Юрий Ефремович Батурин, работает над этой темой с начала освоения региона. Более 30 лет руководит компанией «Сургутнефтегаз» доктор экономических наук Владимир Леонидович Богданов. Он и его заместитель Анатолий Сергеевич Нуряев принимают активное участие и в научных исследованиях. Результаты их деятельности стали значимым вкладом в продвижение ресурсосберегающих технологий и в целом в развитие стратегического сырьевого потенциала России.

Дорогие друзья!

У нас, вы знаете, в народе часто говорят «врач от бога». Такая оценка – свидетельство высокого уровня знаний, профессионализма, компетентности доктора, его заботливого, участливого отношения к пациенту. Принцип подвижнического служения людям считают для себя главным и наши лауреаты Амиран Шотаевич Ревишвили, Александр Михайлович Караськов и Евгений Анатольевич Покушалов. Это учёные с мировым именем, лидеры современной аритмологии и кардиологии, врачи-мыслители и хирурги-практики. Их призванием стала борьба с распространённым, угрожающим жизни недугом – нарушением ритма сердца. Амиран Шотаевич сказал как–то в одном из своих интервью, что надо на сто процентов попасть в мишень, которая вызывает сложную аритмию. Выверенные методы диагностики, результаты труда наших лауреатов позволили приблизиться к этой цели и сохранить жизни тысяч людей, сотен тысяч людей.

Предмет научной деятельности академика Рашида Алиевича Сюняева и доктора физико-математических наук Николая Ивановича Шакуры – изучение так называемых чёрных дыр и нейтронных звёзд. Они выбрали это направление астрофизики более 40 лет назад и, будучи молодыми учёными, сформулировали теорию, которая принесла им мировую известность. Их открытие было сделано ещё до начала рентгеновских исследований неба. Сейчас предсказанные нашими лауреатами явления находят практическое подтверждение с помощью мощнейших орбитальных обсерваторий и наземных телескопов. Трудно не согласиться с Рашидом Алиевичем, что мы переживаем время, которое сродни эпохе великих географических открытий. Только сегодня учёные совершают этот путь к неизведанному в масштабах целой Вселенной.

Дорогие друзья!

У каждого из вас своя неординарная судьба в науке, в искусстве. Зачастую вы шли непроторёнными дорогами, вслед за своим призванием и талантом, смогли преодолеть все сложности, доказать, что вам по плечу достижения высочайших интеллектуальных и творческих вершин.

Композитор Эдуард Николаевич Артемьев – один из создателей нового направления электронной музыки. Быть первопроходцем всегда сложно, всегда непросто. Такие люди встречают немало преград, но увлечённость и творческая смелость Эдуарда Николаевича одержали верх над рутинным отношением к искусству. Сегодня он авторитетный мастер, исследователь электронной музыки, его называют архитектором и поэтом звука. Эдуард Николаевич – автор разнообразных по стилю и жанру произведений, в том числе для кино и театра. Он работал с самыми известными режиссёрами.

Яркими, самобытными, оригинальными балетными постановками буквально ворвался в искусство Юрий Николаевич Григорович. Для него всегда было важно пространство свободы, он умел отстаивать его своим потрясающим талантом и колоссальным трудом. Его новаторские балетные спектакли поистине совершенны, мы все воспитывались на них. Григорович – это целая эпоха не только в отечественной хореографии. Он, его творчество оказали огромное влияние на развитие мирового балета.

Государственной премии удостоен Михаил Борисович Пиотровский. Его имя, личность, жизненные принципы, культурный код неотрывны от Эрмитажа. Но научное сообщество знает Пиотровского и как крупного арабиста, востоковеда. Несмотря на предельную занятость, он находит время для исследований в этой области. Михаил Борисович, как он сам говорит, придерживается в своей деятельности консервативной позиции. К примеру, если в Эрмитаже выставляются произведения современного мирового искусства, то только в сочетании с признанной классикой, и это не мешает музею быть передовым, внедрять самые современные технологии. Пиотровский убеждён, что Эрмитаж – один из символов открытости России. В этом проявляется особая миссия великого музея, для развития которого так много сделал и делает его директор.

Дорогие друзья!

Искренне благодарю каждого из вас и сердечно поздравляю с высоким званием лауреата Государственной премии России.

Удачи вам!

(Демонстрируется видеозапись церемонии вручения Государственной премии Даниилу Гранину, состоявшейся 3 июня в Санкт-Петербурге.)

В.Богданов: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья!

Большая честь находиться здесь, среди выдающихся соотечественников, которые многое делают для укрепления могущества нашей страны.

Владимир Владимирович, благодарю Вас и воспринимаю Государственную премию как высокую оценку деятельности нашего многотысячного коллектива. Позвольте в этот торжественный день выразить особую признательность учёным «Сургутнефтегаза», которые своим трудом наряду с авторами работы внесли неоценимый вклад в создание рациональных систем разработки нефтяных, нефтегазовых и газонефтяных месторождений, основанных на наших инновационных технологиях. Хочу отметить, что важную роль во внедрении новейших разработок в промышленных масштабах сыграли наши инженерно-технические работники, проектировщики, рабочие всех профессий, которые трудятся на месторождениях, конструкторы, а также работники машиностроительных предприятий нашей страны, с которыми мы много лет сотрудничаем при создании новой техники и её внедрении.

Мы гордимся созданной нами наукой и производственной базой, которая позволяет в настоящее время и позволит в будущем эффективно решать на основе научно-технического прогресса все вопросы, связанные с разработкой как старых, так и новых месторождений с любыми промысловыми характеристиками, горно-геологическими условиями и достигать при этом максимальной нефтеотдачи пластов и достигать высокой экономической эффективности.

Нам предстоит напряжённая непростая работа, и мы осознаём, насколько она важна для развития государства, для благополучия общества.

Уважаемый Владимир Владимирович, ещё раз благодарю Вас за высокую награду. Позвольте заверить Вас, что «Сургутнефтегаз» был, есть и будет одним из гарантов энергетической безопасности нашей страны.

Поздравляю всех лауреатов Государственной премии с заслуженными наградами и с Днём России! Желаю вам новых достижений на благо нашего Отечества.

А.Нуряев: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья, коллеги!

С чувством понятного волнения и гордости представляю на этом торжественном мероприятии профессиональную школу «Сургутнефтегаза» – предприятия, которому в этом году исполняется 40 лет. Все эти годы компания остаётся одним из флагманов отрасли.

Ценности и достижения нашего коллектива можно перечислять долго. Назову лишь ключевые элементы корпоративной политики, которые лежат в основе наших успехов. Это опора на собственные силы, в том числе в области науки. Трудами наших учёных и инженеров предложены и обоснованы, подтверждены теоретическими, лабораторными и промысловыми исследованиями, реализованы в масштабах Западной и Восточной Сибири рациональные нефтегазовые и нефтяные месторождения, позволившие проводить нефтеизвлечение из залежей разного геологического строения с высокой технико-экономической эффективностью, вырабатывать комплексный подход к обустройству месторождений. Это также огромное внимание к культуре и безопасности производства. И конечно, высокая социальная ответственность. Она выражается в том числе и в бережном, рачительном отношении к окружающей среде. Принципы рационального природопользования в приоритете для всех сотрудников: от рабочих до руководителей. Современные технологии, которые «Сургутнефтегаз» применяет повсеместно, позволяют нам обеспечивать экологическую безопасность и увеличивать отдачу месторождений, а значит – использовать богатства сибирских недр максимально эффективно на пользу России.

Благодарю за высокую награду. Присоединяюсь к поздравлениям и желаю процветания нашей стране и всем нашим соотечественникам.

А.Ревишвили: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые гости, коллеги и друзья!

Сегодня, в День России, для меня огромная честь получить высшую награду Родины – Государственную премию Российской Федерации в области науки и технологий.

Хочу выразить слова искренней признательности Совету при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, лично Вам, Владимир Владимирович, за столь высокую оценку моего труда и труда моих коллег.

К сожалению, сердечно-сосудистые заболевания являются одной из основных причин смертности населения не только в нашей стране, но и во всём мире, в том числе это внезапная аритмическая сердечная смерть. Страна ежегодно теряет сотни тысяч своих граждан от внезапной аритмической смерти. И, безусловно, разработка новых технологий в диагностике и лечении заболеваний сердца составили цель нашей большой комплексной работы, которой мы посвятили более 20 лет. Мы – это две российские медицинские хирургические и аритмологические школы Москвы и Новосибирска.

Хочу подчеркнуть, что не только медики, врачи-кардиологи и кардиохирурги принимали участие в данной работе, но и инженеры, биофизики, математики и программисты способствовали разработке и внедрению в клиническую практику новых методов диагностики лечения.

Наш проект и его реализация – это пример трансляционной медицины, которая полностью реализована в нашей стране, от фундаментальных исследований влияния вегетативной нервной системы на формирование аритмии сердца, неинвазивной компьютерной диагностики и эффективного лечения с помощью оригинальных, малотравматичных процедур и операций. Десятки тысяч диагностических исследований и лечебные оригинальные методики и технологии, которые мы впервые в мире использовали в медицинской практике, безусловно, будут способствовать снижению смертности населения от сердечно-сосудистых заболеваний и нарушений ритма сердца.

В этот торжественный день хочу поблагодарить Министерство здравоохранения Российской Федерации, Российскую академию наук, Российский научный фонд, меценатов и частных инвесторов, которые способствовали развитию направления и созданию прежде всего новых диагностических устройств. Спасибо моим учителям, родителям, моей семье, коллегам, соратникам за поддержку и долготерпение в течение многих лет, которые были посвящены разработке данного нового направления. Без вас, безусловно, наша работа была бы невыполнимой.

Глубокоуважаемый Президент Российской Федерации, дорогие гости и коллеги, разрешите мне ещё раз поблагодарить и поздравить вас с Днём России и в преддверии нашего профессионального праздника – Дня медицинского работника – пожелать вам крепкого здоровья.

Спасибо.

А.Караськов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Позвольте выразить искреннюю благодарность и признание Вам, членам Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию за столь высокую оценку нашего труда.

Широкое использование достижений фундаментальной клинической практики в развитии технологической базы позволило достигнуть действительно высоких результатов в оказании медицинской помощи даже при самых сложных заболеваниях. Этот факт позволяет следовать стратегии, обозначенной руководством страны, по поддержке и охране здоровья населения Российской Федерации. Надеемся, что технические возможности ведущих центров страны будут расти за счёт оснащения новейшим медицинским оборудованием и материалами, соответствующими мировым стандартам, так как высокий уровень медицинской помощи во многом определяет социальную стабильность общества и стратегическую безопасность страны.

Глубокоуважаемый Президент! Уважаемые коллеги, друзья!

Сегодня для всех граждан нашей страны особый день. Получить высокую государственную награду в столь знаменательный день – это большая честь и дань уважения всем тем, кто работает во имя российской науки и здравоохранения.

Спасибо большое.

Е.Покушалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Правительства! Коллеги! Друзья!

Я благодарю вас, благодарю членов Совета при Президенте России по науке и образованию за высокую оценку труда научного коллектива Сибирского федерального биомедицинского исследовательского центра имени академика Евгения Мешалкина. Отдельно благодарю директора нашего центра академика Александра Михайловича Караськова, а также весь наш коллектив. Без кропотливого труда моих коллег были бы невозможны ни наши достижения, ни наши награды.

Собственно, с Вашего позволения, эту награду я хотел бы адресовать молодым специалистам нашего центра, вообще всем молодым кадрам российской медицинской науки. Уверен, высокая государственная оценка нашей работы для них самый точный вектор, тот самый крепкий гарант того, что они избрали верный путь – путь служения российской науке во благо будущего страны.

Говорят, нет пророка в своём отечестве, но это не так. Ведь за последние десятилетия прорыв в мировой медицинской науке исходит именно из России. Достижения наших учёных-клиницистов признаны во всём мире. Особенно отрадно, что заслуги нашей научной школы в первую очередь оценены на Родине. Эта награда – очередное тому подтверждение.

Буду честен, добиться успехов в исследованиях о возникновении аритмии нам удалось только за счёт упорства и умения мыслить вне рамок. Поверьте, 15 лет назад наша гипотеза о том, что аритмия связана не со структурными изменениями сердца, а с поломкой в системе регуляции, казалась очень странной, её никто не принял всерьёз. Но мы не обращали внимания на скептиков и просто продолжали работу – в итоге оказались правы. Не догонять других, а предлагать, рассуждать нешаблонно, уметь видеть на несколько шагов вперёд и кропотливо работать – вот наша сила и наше преимущество, которые, уверен, поднимут российскую медицинскую науку на новые вершины.

Сегодня медицинская наука для России – это такая же передовая, стратегическая отрасль, такая же государствообразующая составляющая, как сильная профессиональная армия и развитая диверсифицированная экономика. В России, как и в остальном мире, на первый план выходит проблема высокого уровня смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Рост населения и увеличение продолжительности жизни – два серьёзных вызова, стоящих сегодня перед нами. Это то, ради чего мы работаем. При отсутствии в обозримом будущем объективных предпосылок масштабного демографического прорыва, кратно сопоставимого с темпами демографического роста в странах Азии, на первый план выходит сохранение здоровья нации, повышение трудоспособного возраста. Это стратегически важная задача государственного самосохранения. Её решению способствуют и успехи медицины, отмеченные сегодня высокими государственными наградами.

Снижение не только смертности, но и уровня инвалидизации населения стимулируют рост и благосостояние России. Над поиском ответов на эти вызовы современности сегодня работает российская медицинская наука, и шаг за шагом она одерживает победы.

В здоровом теле здоровый дух, говорили древние, и речь здесь идёт не только о человеческом теле, а о мироустройстве вообще. Поэтому крепок дух той страны, которая заботится о здоровье своих граждан и поощряет своих учёных-медиков.

Ещё раз благодарю за признание и поддержку нашей работы, направленной во благо и процветание будущих поколений россиян. Желаю, чтобы наши сердца работали как часы.

Спасибо.

Н.Шакура: Уважаемый Владимир Владимирович!

В этот торжественный и светлый день новой России выражаю слова глубокой благодарности Вам и членам Вашего Совета по науке и образованию за столь высокую оценку моей научной деятельности.

Благодарю также Московский государственный университет, который дал мне высшее образование, в котором я начал свою научную деятельность и сейчас продолжаю.

В этот день прежде всего я вспоминаю нашего выдающегося учёного – академика Якова Борисовича Зельдовича, вклад которого в мировую науку и в настоящее время сохраняет свою значимость. В теперь уже далёкие 40–50–е годы он, а также Игорь Курчатов, Андрей Сахаров и другие великие учёные великой страны создали важнейший оборонительный ядерный щит нашей Родины. С середины 60–х годов академик Зельдович начинает проводить исследования в области релятивистской астрофизики и космологии. На базе Московского государственного университета имени Ломоносова и Московского физико-технического института из молодых тогда студентов и аспирантов им была создана школа релятивистской астрофизики. Результаты научной деятельности этой школы, а также астрофизические труды самого академика общеизвестны и признаны мировой научной общественностью. Академик Зельдович был научным руководителем моим и Рашида Сюняева в годы нашего обучения в аспирантуре. И в те далёкие 70–е годы мы выполнили пионерские работы по теории дисковой аккреции, послужившей развитию целой отрасли современной астрофизики высоких энергий. Будем и дальше продолжать активно работать на благо нашего Отечества, привлекая к этой работе молодое поколение российских учёных.

Ещё раз большое спасибо Вам и большое спасибо ректору Московского университета академику Виктору Александровичу Садовничему.

Спасибо.

Р.Сюняев: Коля [Николай Шакура] практически всё сказал. Я скажу немножко о будущем.

Это громадная честь быть признанным у себя, в своей стране, в стране, где ты родился, в стране, где ты учился, начал работать, написал свои лучшие работы, в стране, где родились твои дети и где сотни лет согласно семейным преданиям жили твои предки. Поэтому для меня сегодня этот день – очень-очень необычный и замечательный день.

Я хочу сказать, что мы были очень молодыми с Колей, нам не было и 30 лет, когда мы два года работали над статьёй, которая сегодня получила такую высокую оценку. И единственное, что мы хотели сделать тогда, это понять, как же так чёрные дыры, которые полностью поглощают свет, которые не выпускают свет совершенно, как же можно сделать их видимыми? И вот нам удалось найти такое решение, и сегодня каждые 18 часов, это даже приятно, где–нибудь в мире выходит статья, в которой люди используют наши формулы или полученные нами тогда результаты.

Тогда, в то время, почти никто не верил, что чёрные дыры существуют на свете, было два кандидата в чёрные дыры. Вопрос естественный: а что вы делали дальше? Это было 45 лет назад. А делали мы следующее. Хочу вам сказать: самое последнее, что у нас есть, это то, что Россия, «Роскосмос», через год планирует запустить громадную обсерваторию, космическую обсерваторию под названием «Спектр-рентген-гамма», и цель этой обсерватории, казалось бы, очень простая – создать детальную карту всей Вселенной, нанести на неё миллионы источников. Каждый из вас видел рентгеновский снимок какой-нибудь части своего тела. Так вот это будет карта всей Вселенной.

Хочу сказать, что один из этих телескопов сделан в Германии. Это громадный телескоп, он выше меня заметно, и в диаметре, весит. Прибор, комплекс, который уже поставлен в Россию, тоже побольше, чем я – не так, а вот так, если меня поставить, вот такой вот. Я хочу сказать, что тот немецкий телескоп – это лучшее, что в этом классе может сегодня сделать Европа. Он оттестирован, откалиброван на 150–метровой трубе с рентгеновскими источниками. Это замечательный прибор, он показал себя замечательно.

Второй прибор сделан в России, он задуман в Институте космических исследований нашей Российской академии наук, а изготовлен в знаменитом Российском ядерном центре в Сарове, где много лет работал наш с Колей учитель – академик Зельдович. Это первый телескоп косого падения, созданный в России, и оба эти телескопа сейчас уже пять месяцев стоят в сборочных цехах знаменитого НПО имени Лавочкина – все о нём слышали, об этом знаменитом предприятии в Химках, – и они ждут, когда начнутся стыковки со спутником, когда будут проведены последние проверки и когда Россия запустит этот спутник во вторую точку Лагранжа – в точку, в которой Солнце, Земля и Луна будут всегда с одной стороны спутника. Это очень важно для нас. И расстояние до этой точки – полтора миллиона километров, 100 дней только лететь спутнику туда.

Какая цель? Я говорил вам вначале, и вы знаете, что нам дана премия за чёрные дыры. Так вот одна из целей – это то, что мы увидим на небе по меньшей мере три миллиона сверхмассивных чёрных дыр, нанесём на карту, и люди будут знать: здесь сидят чёрные дыры, три миллиона! И хочу вам сказать, что самым ярким и мощным из этих объектов, чтобы они так светили, нужно много «кушать» – одну Землю, массу нашей Земли, каждую секунду. И вот мы увидим эти объекты, и мы нанесём все их во Вселенной на карту.

Я могу долго говорить о том, как мы будем измерять скопления галактик, как мы будем смотреть, искать.

Последнее, что я хотел сказать. Мы будем заниматься и тёмной энергией, и тёмным веществом, многим другим. Но я хочу сказать, что космические исследования – это очень тяжёлое дело. И за нами – не «за нами», а работают над этим – тысячи людей, которые конструируют и создают спутник, которые собирают очередную могучую ракету «Протон» для нас. Это люди, которые будут работать на громадных радиоантенных пунктах дальней космической связи, это инженеры, которые будут принимать, обрабатывать первичную, гигантскую первичную информацию в нашем Институте космических исследований. И сотни астрономов в институтах Академии наук России, в наших лучших университетах ждут, когда эта замечательная карта появится, и они смогут конкретно работать над ней, и тысячи людей в мире, тоже астрономов.

Большое спасибо. И большое спасибо России, что она даёт нам возможность работать и творить новые вещи.

Спасибо за внимание.

Э.Артемьев: Слушая выступления лауреатов, невольно хочется стать лучше. И ты понимаешь, что это возможно. Главное, не растерять приобретённые новые качества, когда уходишь отсюда.

Но я сейчас хочу сказать несколько слов вообще о музыке – сделал некоторую компиляцию из высказываний знаменитых древних мудрецов: она не оставляет следов, как рыба в воде, как стрела в воздухе, формы её не видишь, сущности её не осмыслишь, объединяя землю и небо, она незримо проникает в сердца наши, оставляя образ той бескрайней любви и даря человечеству необъяснимое чувство благодати и связи с Богом, – вот что такое музыка для меня.

И в сегодняшний день, когда происходит такое событие, я благодарю Вас, Владимир Владимирович, за эту высокую награду.

В этот замечательный день празднования Дня России спасибо всем. Всех поздравляю.

Ю.Григорович: Наше бессловесное искусство не будет говорить такие длинные и очень интересные речи. Первое, что я хотел бы сказать, – это благодарность за то, что я поучил эту премию.

Второе: я начал руководить Большим театром уже несколько десятилетий [назад]. Приходят сразу же на ум две проблемы: текущий репертуар и проблема современности. Я подумал о том, что действительно надо ставить всё, что мы накопили годами. Мы, русский балет, – такой балет, который во всём мире известен. Оставить в репертуаре обязательно те шедевры, которые у нас были сделаны: Чайковский «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик», Глазунов со своей «Раймондой», другие произведения наших замечательных композиторов, которые любили балет и много писали музыки для балета.

И, конечно, второе – это сегодняшнее, современное. Мне повезло на современников, потому что в это время работали такие композиторы, как Сергей Сергеевич Прокофьев, Дмитрий Дмитриевич Шостакович, Арам Ильич Хачатурян. Это были те люди – поскольку музыка теснейшим образом связана с балетом, – которые мне давали вдохновение для моего творчества. И я стараюсь и молодым исполнителям, и молодым хореографам дать одну возможность – поставить это на сцене. Но как будет ставиться балет – это вот, как сказал замечательный учёный, никогда не знаешь, что из этого получается, абсолютно «чёрная дыра». Потому что это всё в творчестве, и непонятно, чем это кончится. Иногда это замечательное произведение, иногда не очень. Ну и художественные произведения – и театр, и балет, и опера – естественным образом умирают на сцене, уходят. А когда публика на какой-нибудь спектакль не ходит, её ничем уже не остановишь, он, естественно, уже отмирает. И всё наше искусство молодости, наше искусство молодых – всё стараюсь делать для того, чтобы им было хорошо в нашем театре и в нашем государстве, насколько это возможно.

Спасибо.

М.Пиотровский: Господин Президент! Дорогие коллеги! Гости! Друзья!

Для меня огромная честь получить эту премию. Для меня, может быть, ещё более потрясающее впечатление – пройти торжественно по этой знаменитой дорожке. Я теперь знаю, что это значит, когда ты торжественно по ней проходишь. Но мне более всего радостно, что здесь я не первый музейщик. В прошедшие годы здесь стояли, получая Государственную премию, реставраторы часов, реставраторы фресок, директоры нестоличных музеев. Это означает, что наш музейный труд признаётся высшей властью, и высшая власть понимает и признаёт то, что мы хотим всё время объяснить, что музей – это именно то, что связывает нас не только с прошлым, но и с будущим. Будущее строится в музеях на основе прошлого.

Музеи ближе к храму, чем к диснейленду или компьютеризированному складу. Всё это мы стараемся показать и внушить обществу. Мы – это Эрмитаж, разумеется, мой любимый музей, и Союз музеев России, все музеи России. Я очень рассчитываю, что все, кто находится сегодня в зале, будут помощниками нам в наших грандиозных проектах, в грандиозных музейных проектах и в Петербурге, и в Казани, и в Екатеринбурге, и в Амстердаме, и в Омске, и в Венеции, и во Владивостоке, и в Шанхае, и в Москве.

Спасибо большое.

В.Путин: Дорогие друзья!

Как известно, наука делится на прикладную и фундаментальную, теоретическую. Но один из присутствующих здесь, в зале, коллег недавно напомнил мне очень хорошую мысль. На самом деле наука вся прикладная, только так называемая фундаментальная добивается результатов, использование которых человечеством отложено на достаточно большой, дальний срок, до того момента, когда люди будут в состоянии использовать то, что найдено исследователями.

Почти все наши лауреаты сегодня так или иначе говорили о будущем. Но будущее создаётся сегодня трудом всего нашего народа и такими лидерами, как наши сегодняшние лауреаты, в каждой из областей, которые они так ярко представляют.

Большое вам спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207073 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207072 Владимир Путин

Приём по случаю Дня России.

По окончании церемонии вручения Государственных премий на Ивановской площади Кремля состоялся торжественный приём по случаю национального праздника – Дня России.

В.Путин: Дорогие друзья! Коллеги! Дамы и господа!

Поздравляю вас с Днём России! Этот праздник знаменуют многовековой непрерывный путь нашей Родины, достижения и победы, переломные, судьбоносные этапы и неизменный подъём к новым высотам развития. Главная заслуга в возрождении страны, в укреплении государства всегда принадлежит её гражданам, их труду, сплочённости, преданности Отчизне. Мы знаем об этом не только из истории.

Кардинальные преобразования 90–х изменили жизнь современных поколений. Мы сами прошли через этот сложный, драматический период. Радикальное обновление коснулось тогда всех ветвей и уровней власти, экономических и общественных отношений. Перемены такого масштаба и такой глубины всегда имеют разные последствия. Россия, наш народ пережили не только стремительный прорыв к новому, а без этого невозможно развитие, так оно и было, но и крайне опасное, тревожное время ослабления государственности, размытости, уязвимости общественных устоев.

Но все эти трудности были преодолены. Год за годом наряду с развитием демократических институтов, повышением уровня открытости общества приходило осознание значимости собственных корней и традиций, понимание, что можно идти вперёд только в крепкой, самостоятельной, независимой стране и что силу государства обеспечивают политическая стабильность, единство целей и консолидация общества.

Всем вместе нам удалось сохранить уникальное многообразие народа России, не допустить забвения и девальвации принципов гражданственности и патриотизма, надёжно укрепить суверенитет своей страны, чётко обозначить национальные интересы России. Мы научились их твёрдо отстаивать, опираясь в том числе на исторический опыт. И эта цельность восприятия России – наше важнейшее достояние.

Ярким примером преданности, достойного отношения к Отечеству являются и впечатляющие результаты деятельности лауреатов Государственной премии. Я ещё раз сердечно поздравляю с высокой оценкой вашей работы на научном и культурном поприще.

Дорогие друзья!

Для того чтобы добиться успехов в экономике, социальном развитии, мы должны понимать, слышать и уважать друг друга, дорожить тем, что уже удалось сделать для Родины, для повышения качества жизни людей, их безопасности. Нам всем надо ориентироваться на позитивную, созидательную повестку. Каждому по силам внести свой вклад в укрепление России. В этом наш долг перед Отечеством, наша ответственность за его настоящее и за будущее нашей Родины.

Предлагаю тост за свободную процветающую Россию, за благополучие наших граждан! С праздником! С Днём России!

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207072 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин

Вручение паспортов юным гражданам России.

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Всероссийская акция «Мы – граждане России!» по вручению паспортов школьникам в торжественной обстановке организована общественной организацией «Российское движение школьников» совместно с общественной организацией «Российский союз молодёжи».

После вручения паспортов Президент показал участникам церемонии свой рабочий кабинет.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Вы знаете, что сегодня у нас день особенный. Сегодня праздничный день, он называется День России, посвящён нашей стране. Ну а что такое страна? Это люди, это граждане страны. И гражданами страны все мы становимся с рождения. Это, естественно, в соответствии с нашим законом, с практикой и с традицией, а вот паспорта получают к 14 годам.

Вы к 14 годам уже многого сумели добиться, многое сумели сделать. И некоторые из вас, я думаю, сейчас тоже об этом здесь будет сказано, проявили даже лучшие человеческие качества – смелость, можно сказать, даже самопожертвование, имею в виду тех из вас, кто не побоялся протянуть руку в очень сложной ситуации другому человеку, фактически спас жизнь.

И что самое главное, что самое важное – это то, что, имея в виду такие хорошие задатки, такие качества, у вас есть все возможности добиться в жизни ярких, серьёзных, больших результатов. Сегодня, в День России, – наверное, видели, средства массовой информации показывают, – здесь, в Кремле, вручались премии России нашим выдающимся гражданам за те достижения, которых они добились, на протяжении многих лет работая каждый в своей узкой области. У каждого из вас после того, как вы выберете свой путь, будет тоже такая возможность.

Я на это очень рассчитываю и хочу пожелать вам удачи, потому что, добиваясь личного результата, мы, конечно, все, и вы в том числе в будущем, будете вносить очень существенный, серьёзный, нужный стране вклад в её развитие, в поддержание её величия, в её будущее. Вы таким будущим для нас являетесь, потому что скоро вам и вашим сверстникам – это вещь понятная – так или иначе придётся определять судьбу России.

Я вас поздравляю с получением очень важного документа, паспорта, и желаю вам всего самого хорошего.

А.Бочкарева: Владимир Владимирович!

Спасибо Вам большое за то, что в нашей стране проходит такой интересный конкурс. Я очень счастлива и рада здесь присутствовать.

Хочется в этот день и вообще сделать что–то очень хорошее для нашей страны. Я первый раз в Москве, и мне здесь очень понравилось. И я буду очень стараться, чтобы приехать сюда учиться.

В.Путин: Желаю тебе успехов и исполнения твоих желаний.

Н.Дресвянникова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Поздравляю Вас и всех россиян с праздником. Очень горжусь тем, что я гражданин России, и для меня огромная честь присутствовать здесь и получить из Ваших рук самый главный документ в моей жизни. Обещаю стать достойным гражданином нашей страны и желаю ей благополучия и процветания.

В.Мартынов: Владимир Владимирович!

Для меня большая честь принять этот документ из Ваших рук.

Если честно, у меня есть мечта – побывать в президентском кабинете. Это лучше, я думаю, любой экскурсии. Я сделаю всё, чтобы там побывать.

Г.Митрофанов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас и всю страну за то, что у детей нашей страны есть возможность демонстрировать и развивать свои таланты.

Спасибо большое.

П.Могилина: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу поздравить Вас с таким важным, великим днём, как День России, и поздравить всех граждан нашей страны, потому что Россия – это великая страна, она была и всегда будет такой.

Считаю, что получить из Ваших рук самый главный документ – очень почётно. Сбылась моя мечта – увидеть Президента и пожать ему руку.

Спасибо.

С.Морозова: Я благодарна России за предоставление возможности обучаться в прекрасном кадетском классе, школе, где каждый день проходят важные события. И столь высокая оценка моего ежедневного труда будет всегда подталкивать меня на более высокие результаты.

С праздником Вас, с Днём России!

Р.Черкаев: Хочу поблагодарить Вас, господин Президент, за то, что Вы даёте возможность всем людям из разных регионов нашей страны принять участие и получить главный документ от Вас.

Хочу поздравить всех с праздником!

В.Путин: Я вас всех ещё раз поздравляю с получением паспорта, с праздником! Здесь один из наших гостей высказал пожелание посмотреть президентский кабинет. С удовольствием вас всех приглашаю. Давайте мы это сделаем, верну вас вашим родителям буквально через две-три минуты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206982 Кирилл Рогов

Кирилл Рогов: «У нас как в Латинской Америке — экономика плохая, а запросы довольно высокие»

Редакция Forbes

Расшифровка встречи-диалога с Кириллом Роговым из цикла «Хроники пикирующей империи»: «Реформы 90-х. Что это было на самом деле?»

16 февраля в рамках цикла «Хроники пикирующей империи» Университета КГИ в Музее истории ГУЛАГа при информационной поддержке Forbes состоялся диалог Николая Сванидзе с Кириллом Роговым, политологом, кандидатом филологических наук, колумнистом «Ведомостей» и «Новой газеты».

В одиннадцатой встрече «Хроник» собеседники поговорили о политической либерализации, выборах и приватизации, о том, существовала ли альтернатива рыночной реформе 90-х и команде Егора Гайдара.

СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, дамы и господа, дорогие друзья, уважаемые наши гости. Я вас приветствую в этом зале. Комитет гражданских инициатив совместно с государственным Музеем ГУЛАГа, при информационной поддержке журнала «Forbes», предлагает вам участвовать в проекте под названием «Хроники пикирующей империи». Это серия диалогов, цель которых – помочь вам более-менее объемно представить себе нашу историю последнего столетия для того, чтобы ориентироваться с большим комфортом в той точке пространства и временной, в которой мы сейчас все с вами находимся.

Нынешнюю трансляцию и записи всех предыдущих диалогов можно посмотреть на канале YouTube Университета Комитета гражданских инициатив.

Сегодня у нас тема связана с 90-ми годами, формулируется она так: «90-е годы – что это было на самом деле?» И у нас в гостях Кирилл Юрьевич Рогов. Он базовый филолог, сейчас он ведет свои колонки в «Ведомостях» и в «Новой газете». В прошлом он автор и главный редактор «Полит.ру», заместитель главного редактора «Коммерсант». Был ведущим научным сотрудником Института Егора Тимуровича Гайдара.

А формат у нас такой – кто не первый раз, знает, но я напомню на всякий случай: сначала мы будем разговаривать с Кириллом Юрьевичем, а потом будет возможность, если вы будете себя хорошо вести, задать тоже вопросы нашему гостю.

Итак, Кирилл Юрьевич, я бы хотел немножко издалека чуть-чуть зайти, прямо не сразу в 90-е годы-то нырять. На ваш взгляд, советский проект, его эффективные и неэффективные стороны, почему он так ярко запомнился людям и почему он рухнул?

РОГОВ: Здравствуйте. Спасибо, очень приятно тут выступать. Это действительно, на мой взгляд, тоже такой важный вопрос. И довольно важным мне представляется именно посмотреть назад чуть дальше.

Вот человеку, который, скажем, в 1991 году, когда советский проект окончательно закончился, и страна СССР прекратила свое существование, человеку, такому образованному из столицы, который читал «Огонек», «Московские новости» и приветствовал перемены, ему было ясно, что был советский очень неэффективный проект, командная экономика, командно-административная система. Она доказала свою неэффективность, она проиграла более эффективной экономике капиталистической, которая была на Западе, и тем политическим институтам, которые были на Западе.

И сейчас мы сбросим иго коммунизма и соответственно, перейдем вот туда, на Запад, из этого лагеря, сломаем ворота и выйдем туда. Это казалось очень ясным, потому что если сейчас коммунизма не будет, то что же будет? Значит, будет капитализм и демократия.

Сегодня мы видим это гораздо сложнее, потому что мы видим, что есть какие-то длительные институциональные траектории развития, и даже если у вас происходят революции, все меняется, другое правительство, все другое, вы как бы проснулись в другой стране, то еще два раза проснувшись, вы обнаружите, что проснулись в той же стране. Те же сортиры, те же улицы, те же обыватели, те же магазины. И это очень важно. Именно поэтому важно вернуться к советскому проекту, чтобы его попробовать понять, в чем была его соль.

Парадокс заключается в том, что вот социализм и коммунизм, который строился у нас в стране 60-70 лет, кажется, он был придуман Марксом, как некоторая такая следующая стадия развития человечества после развитого капитализма. Когда капитализм разовьется, он обнаруживает свои слабости, начинается кризис капитализма, и тогда, как казалось Марксу, начинается этот переход к следующей формации.

Но Россия в начале ХХ века была довольно отсталой страной, она отставала от Европы лет на 50 примерно, и никакого развитого капитализма в России еще не было. И, собственно говоря, ранним русским марксистам было совершенно ясно, что невозможно такое, что в России произойдет социалистическая революция раньше, чем на Западе. Это невозможно теоретически, потому что здесь еще не было капитализма развитого. Если мы посмотрим дальше…

СВАНИДЗЕ: Я бы, честно говоря, с вами поспорил насчет развитого капитализма в России в начале ХХ века. Он был, может быть, менее развитым, чем в Западной Европе и в Соединенных Штатах, но догонял достаточно быстрыми темпами, и это был уже достаточно зрелый капитализм.

РОГОВ: Это был, может быть, достаточно зрелый, но я вам скажу так, что ВВП на душу населения в России в начале ХХ века составлял примерно 40% от среднего уровня 12 наиболее развитых стран Европы. Самое смешное, что сейчас точно то же самое – примерно 40%. И это был, конечно, отстающий капитализм. Собственно говоря, феномен этого отставания хорошо известен, сейчас изучен.

СВАНИДЗЕ: Я бы сказал, отстающий, но догоняющий, активно догоняющий.

РОГОВ: Может быть. Как сегодня считается, одним из важнейших факторов быстрого развития промышленной революции является свободный труд, его перемещение. И в этом смысле оказывается, что очень важно, когда у вас кончилось крепостничество. В России крепостничество, как и вообще в Восточной Европе, оно как бы заканчивалось на 50-100 лет позже, чем в Западной Европе.

И это определило другую траекторию этого движения в промышленную революцию. Должен произойти некоторый цикл, когда у вас свободный труд уже есть, он начинает перемещаться, начинается накопление капиталов, частных, промышленных капиталов. Потом эти капиталы создают банковскую систему, вы можете инвестировать. В общем, есть некоторый цикл, который вы должны пройти. Это как раз то, о чем я хочу говорить. Если мы (сейчас чуть перескочим от России начала ХХ века) посмотрим на те страны, где социализм победил в середине ХХ века, таких стран было довольно много вслед за Советским Союзом.

СВАНИДЗЕ: Он нигде не победил, я прошу прощения. Он был просто туда ввезен, он был туда ввезен. Или вы берете Китай, Кубу?

РОГОВ: Если говорить о восточноевропейских странах, которые были в советской зоне оккупации, безусловно, он был туда ввезен и насажден насильственно. Но даже в Европе были такие страны, как Югославия и Албания, которые не были в советской зоне оккупации, там социализм был как бы следствием победы местных партизанских движений.

Но потом начитается еще более интересная история: начинается Китай, Корея, Вьетнам, вся Восточная Азия – вся социалистическая. И хотя там была советская помощь, во всех этих странах, он она была не определяющим фактором.

Но что интересно: все эти страны имели ВВП на душу населения примерно в три раза меньший, чем тот, который был у западных стран, когда Маркс только предвидел будущий кризис капитализма. У них ВВП на душу населения был $600-800 на душу населения. Скажем так, в России в самом начале ХХ века, когда мы отставали, он был 1800, а это – совсем. Выяснятся, что социализм побеждал в странах, которые не то что прошли развитый капитализм, а которые до него не дошли, и которые вообще не могли туда перейти, как это происходило с азиатскими странами.

СВАНИДЗЕ: Ленин же поставил Маркса на голову, сказав, что революция произойдет в самом слабом звене империализма.

РОГОВ: Именно, совершенно верно. Да, да. Но и конечная была идея в «Апрельских тезисах» 1917 года, что революция произойдет прямо вот сейчас в России, но эта концепция подразумевала, что социализм победит только тогда… Что эта революция будет стимулировать революции в Западной Европе, и тогда произойдет уже победа социализма.

Что я хочу сказать? В значительной степени тот социализм, который строился в СССР, это был уже сталинский социализм. Его придумал Сталин в конце 20-х годов, потому что в начале 20-х годов у большевиков не было ясной идеи, как это, что с этим делать, с их победой. Этот социализм был идеей такой, это была реализация идеи нерыночной индустриализации. Когда весь этот цикл, длинный цикл, когда у вас свободный труд перетекает в города, начинают расти частные капиталы, они делают банковский капитал, который потом частным образом инвестируется в инновации – весь этот цикл вы перескакиваете. Вы просто все ресурсы аккумулируете в руках государства, и это государство устраивает ускоренную индустриализацию путем чрезвычайной концентрации ресурсов.

То есть с точки зрения развития институтов это был путь туда же, куда вела промышленная капиталистическая революция, но совершенно другим путем и совершенно с другой системой институтов. Вы строите принципиально не рыночную систему институтов, жесткую государственную, которая в принципе должна вам помочь сделать то, что у вас не получается естественным путем. Это, с одной стороны, определило некоторую силу этого проекта на первые десятилетия его развития. Потому что действительно темпы роста в 30-е годы высокие, не сверхвысокие, но высокие, и концентрация капитала в руках государства дает этот индустриальный рывок.

Но потом наступает следующая фаза, которая в Советском Союзе наступила в 50-60-е годы, когда выясняется, что у вас заложены такие диспропорции, с которыми вы не можете справиться. В советском варианте это, прежде всего, диспропорции между аграрным сектором и промышленным. Аграрный сектор был внутренней колонией, из которой только черпались ресурсы, и в какой-то момент… А при этом городского населения становилось все больше.

И в 50-60-е годы, в начале 60-х годов Советский Союз становится урбанизированной страной – больше 50% живет в городах. И выясняется, что сельское хозяйство не может прокормить этих людей. А второе, что выясняется – выясняется, что когда у вас так быстро растет городское население, то довольно быстро изменяется система его потребностей и приоритетов. И с этого момента весь этот проект нерыночной индустриализации начинает трещать.

СВАНИДЗЕ: То, что, кстати, сейчас в Китае происходит.

РОГОВ: В Китае многие говорят, что это сейчас произойдет, еще мы не видим такого кризиса.

СВАНИДЗЕ: Иначе говоря, увеличиваются потребности у людей, которые приезжают из деревни в город. Они уже не удовлетворяются той нищенской жизнью, которая у них была до сих пор.

РОГОВ: Да, совершенно верно. Во втором поколении они, как правило, хотят, чтобы их дети кончали вуз, там больше работает людей в секторе обслуги, инженеры, все это. И это все среда, которой нужны совершенно другой стиль жизни, другие потребности.

Причем то же самое происходит в этот момент в Западной Европе. Но в Западной Европе как раз капитализм отвечает на это, начинается такой капитализм массового потребления. В Советском Союзе он тоже чуть-чуть начинается, у нас строят завод «Жигули» – это тоже такой признак западного массового потребления, но этого совсем мало и на это ресурсов нет, и нет никакого умения это делать.

К чему эта длинная история? Она к тому, что когда-то была идея, что мы сейчас, сконцентрировав все ресурсы в руках государства, изъяв их из частного потребления и из частных рук, мы перескочим эту вещь, мы перескочим этот период первоначального накопления, необходимый для быстрой индустриализации.

Но выясняется, что вы выстраиваете такую систему институтов, которая потом, хотя индустриализация у вас удалась, и в 50-е годы Советский Союз — это сверхдержава, которая находится на технологическом фронтире. Американцы сделали атомную бомбу — мы сделали атомную бомбу, американцы сделали водородную — мы сделали водородную, в космос мы даже первее полетели, чем они. Это высшая точка влияния мирового, на которой когда бы то ни было находилась Россия, безусловно.

СВАНИДЗЕ: Я здесь с вами поспорю. После победы над Наполеоном была высшая точка, но это другой вопрос.

РОГОВ: Она сравнима, согласен, это сравнимые две точки, да. Но выясняется, что у вас вся система институтов, которая необходима для того, чтобы дальше двигаться, делать то, что делает капиталистическая модель — у вас всей этой системы институтов нет. И вы как бы добились того, чего вы добились, как раз за счет того, что вы перескочили все эти институты.

И это как раз и есть та проблема, которая была неясна человеку в 1991 году, который приветствовал конец коммунизма, и которая нам ясна теперь. И ясно, что то, что вы не сделали, вам все равно когда-то предстоит сделать, и выстроить эту другую систему институтов, базовых институтов. Это не просто учредить парламент, а вот пройти этот цикл не пройденный, его все равно приходится проходить.

И последствия нерыночной индустриализации — это одна из самых глубинных и самых тяжелых проблем российской экономики сегодня. Она видна на структурном уровне, она выражается в том, что у нас доля потребления такая, как в развитых странах, а производительность труда гораздо ниже. Мы привыкли потреблять, как будто мы очень развитая страна, а вот производим мы, как среднеразвитая страна, производительность труда и эффективность производства.

СВАНИДЗЕ: Сбылась мечта советского человека – работать, как при социализме, а получать, как при капитализме.

РОГОВ: Она у нас то сбывается, то нет. Когда нефть высокая, она сбывается, а потом – раз, опять не сбывается, сбывается – не сбывается, так мы и живем. И, собственно говоря, сама структура производства в целом ряде отраслей, то, что стало ясно в 90-е годы, и чего не очень понимали или не могли учесть реформаторы начала 90-х годов – что некоторые сектора так созданы в ходе нерыночной индустриализации, что их перевести в рынок практически невозможно.

Если у вас в секторе в некоторой отрасли три или два завода на страну, которые производят весь этот продукт, то вам очень трудно, даже установив свободные цены, организовать какую бы то ни было конкуренцию. Если у вас огромное количество городов, которые целиком привязаны к одному производству, то у вас нет свободного рынка труда. Потому что если у вас в капиталистической нормальной модели это производство неэффективно, оттуда уходят люди, оно не может платить им зарплату. Они уходят, люди, они идут куда-то в другое место работы, где их труд оплачивается.

Выясняется, что в огромном количестве городов просто нет других мест, где вы можете работать, потому что все завязано на этом предприятии. А если на этом предприятии не платят зарплату, значит, у людей маленькая покупательная способность, значит, и все остальные кругом чувствуют себя плохо, потому что людям не на что покупать.

Эти все страшные болячки нерыночной индустриализации, они и в 90-е годы сыграли колоссальную роль, усложнив этот переход, как бы создав в нем препятствия, огромные препятствия, и они продолжают во многом действовать и сегодня. И если смотреть на эти события в контексте таких долгосрочных институциональных траекторий, то мы понимаем, что даже объявив демократию, объявив свободные рыночные цены, вы добиваетесь еще очень немногого. Потому что для того, чтобы выстроить эти институты, создать такую структуру экономики, такую структуру общества, нужен некоторый очень длинный цикл, который какие-то страны проходили во второй половине XIX века еще.

СВАНИДЗЕ: Мы приближаемся уже к главной теме нашего разговора, но есть еще один промежуточный этап, очень важный – это этап перестройки горбачевской. И здесь главный вопрос: это горбачевская перестройка и Михаил Сергеевич привели к развалу Советского Союза? Или перестройка и Михаил Сергеевич не смогли избежать развала Советского Союза?

Как мы с вами понимаем, это не одно и то же, потому что есть такая позиция, распространенная достаточно, в том числе и в кругах интеллектуалов, в том числе и вполне либерально мыслящих интеллектуалов, что Горбачев виноват. Могли еще пожить, и ого-го как, и Советский Союз еще достаточно крепко стоял на ногах. Но вот он стал раскачивать лодку, и раскачал.

На самом деле это не такая глупая мысль, совсем даже, потому что, скажем, гласность горбачевская… На мой взгляд, действительно другой вопрос, что без этого нельзя было. Нельзя жить в темноте, но Северная Корея, правда, живет. Но лодку-то раскачали.

Потому что, когда ты плохо живешь и не знаешь о том, что ты плохо живешь, то ты вроде бы как и не расстраиваешься. А когда тебе говорят: «Знаешь, ты плохо живешь», – ты расстраиваешься. Вот Горбачев, поставив всех в известность нас о том, что мы плохо живем, разрешив нам об этом громко говорить, он нас расстроил и раскачал лодку, и лодка под названием «Советский Союз» утонула. Ваша позиция.

РОГОВ: Да, это очень сложный вопрос. Причем на него, по-моему, нет какого-то короткого однозначного ответа, и распадается для меня на несколько вопросов. Первый такой тезис, который сейчас часто очень обсуждают, есть такая позиция, у меня есть много приятелей, которые профессионально занимаются этим временем — они говорят, что вообще если бы не Горбачев, то Советский Союз, пусть плохо, но еще бы долго мог стоять. Советская система даже, не Советский Союз, а советская система. Я так не думаю, я с этим не согласен.

И здесь надо понимать, что тут был такой действительно удивительный цикл в сталинской модели, советской модели — это была автаркическая модель. Это мы строим социализм в отдельно взятой стране, у нас все будет свое, мы все выстраиваем свое, и как бы это отдельный такой мир.

СВАНИДЗЕ: Это тоталитарная модель классическая, у Муссолини в Италии была, у фашистов то же самое.

РОГОВ: Ну, у Муссолини не было возможности устроить такую автаркию, Италия – маленькая страна посередине Европы. А здесь огромная страна, действительно уровень ее автаркичности был гораздо выше, это свой самодостаточный мир выстраивался.

Притом, что Хрущев и Брежнев, эти поколения советских руководителей во многом сохранили экономическую модель Сталина: это полное огосударствление сельского хозяйства, аграрного сектора. Это приоритет так называемой группы А, то есть тяжелого машиностроения, над группой Б.

СВАНИДЗЕ: Большая разница, может быть — извините, я вас опережаю — разница состоит в том, что, во-первых, уже до капли было выжато крестьянство, о чем вы уже говорили, уже дальше было не выжать. А, во-вторых, перестал существовать ГУЛАГ, как экономическая система.

РОГОВ: Да, это я с этим согласен.

СВАНИДЗЕ: То есть рабский труд.

РОГОВ: Но в целом они в этой части, в этих позициях, контуры сталинской системы сохранили и Хрущев, и Брежнев, хотя это было совсем не очевидное решение. Потому что, например, Маленков придерживался другой концепции. Это была такая, не будем углубляться в этот эпизод, любопытная развился в истории пост-сталинизма советского. При том, что они ее сохранили.

СВАНИДЗЕ: При Берии еще была развилка.

РОГОВ: Берия и Маленков, у них была примерно одинаковая концепция. Как бы такой пересмотр сталинской концепции, которая была в экономической части и в институциональной части гораздо радикальнее, чем хрущевская.

Но она именно была отвергнута, и Хрущев и Брежнев, они сохранили эти базовые, фундаментальные элементы сталинской модели. Но при этом они перешли к гораздо более мягкой политике как в отношении террора (репрессии были очень ограничены по сравнению со сталинским временем), так и в отношении международных отношений, во взаимоотношениях с внешним миром. Началась идея мирного существования двух систем, разрядки и торговли.

И в 70-е годы благодаря тому, что страшно взлетели цены на нефть, в результате к концу этого периода, к началу 80-х годов Советский Союз оказался совсем уже не автаркической страной. Потому что в некотором сегменте он был очень сильно втянут в мировую торговлю. Он продавал большое количество нефти и газа на Запад и закупал на это товары ширпотреба и зерно, огромное количество. И, с одной стороны будучи еще той сталинской, заточенной под автаркию экономической системой, другое своей ногой он оказался встроен в мировую торговлю, которая была подвержена капиталистическим циклам, конъюнктурным циклам. И когда цены на нефть упали, это оказалось страшным шоком для советской экономики.

И в этом смысле именно в 1983 году ЦРУ подготовило огромный доклад о советской экономике, в котором как раз пришло к выводу, что хотя эта экономика неэффективная, но простоит она еще долго.

Но, как это всегда бывает, ровно в этот момент все и началось. В этот момент, через пару лет, начали резко снижаться цены на нефть, и в ходе горбачевской перестройки… Что было совершенно не очевидно, когда он ее начинал. Надо сказать, что еще советское руководство тогдашнего времени было чудовищно экономически не образовано, они просто не понимали долго, что происходит с экономикой, какие вызовы ей брошены.

СВАНИДЗЕ: Если бы только экономически.

РОГОВ: И политически.

СВАНИДЗЕ: Если почитать разговоры в Политбюро, когда принималось решение о вхождении в Афганистан, то волосы шевелятся на голове.

РОГОВ: Да.

СВАНИДЗЕ: Они вообще не понимали, что они делают, что это за страна, что такое мусульмане. Фантастика.

РОГОВ: Да. И точно так же они долго не понимали, что происходит с советской экономикой, когда начали падать цены на нефть.

Но я хочу сказать, что, собственно говоря, доктрина Горбачева была взята из опыта чехословацких реформ 60-х годов. И он примерно следовал по тем идеям, которые тогда были, развивались в Чехословакии, но потом были пресечены советской оккупацией. Он к ним вернулся, и это для него выглядело таким наиболее прогрессивным, наиболее перспективной моделью реформы. Непонятно, как бы пошла эта реформа, если бы не удар, который мы получили экономически, к которому он совершенно не был готов, и все советское руководство не было готово. Это удар снижения цен, который резко ухудшил экономическую ситуацию.

СВАНИДЗЕ: Цены на нефть вы имеете в виду?

РОГОВ: Да, падение цен на нефть. Это резко ухудшило экономическую ситуацию, и в этом смысле все дальнейшее происходило совершенно уже вне связи…

СВАНИДЗЕ: Кстати, об Афганистане. В общем, одна из главных причин – это вхождение в Афганистан.

РОГОВ: Да. Я хочу сказать, что все дальнейшее проходило вне всякой связи с планом, который был, это была уже другая реальность. Потому что вторгается некоторый фактор, который все начинает менять. И это отчасти ответ на вопрос, мы не знаем этой траектории, как бы она была, если бы не упали цены на нефть. То есть, скажем, не только Горбачев так поступит или не так поступит, дальше еще есть выбор: цены на нефть падают, не падают, на сколько они падают.

Но был, на мой взгляд, и третий акт у этой драмы, уже в конце горбачевских реформ.

СВАНИДЗЕ: Какой второй?

РОГОВ: Первый – когда Горбачев запускает реформирование.

СВАНИДЗЕ: Вы имеете в виду третий временной акт?

РОГОВ: Да. Он хочет сделать социализм с человеческим лицом по модели Отто Шика, Дубчека, он делает то, что делают они. У него есть план, как это должно развиваться. И тут вдруг в экономике начинается то, что он не может предвидеть и то, что он не понимает долго природу этого явления, и силу этого явления, которое на него обрушилось. Это как подломили ногу.

Но никто этого не понимает, потому что они не знали, что мы теперь так зависим, и что это так важно. И не знали, что делать в такой ситуации, когда у тебя падают… Сегодня уже российские власти знают, они говорят: «Надо девальвировать валюту, иначе ничего невозможно сделать. Вы должны сбалансировать внешнюю торговлю и внутренние цены, вы должны как бы это все сбалансировать». Тогда они этого совершенно не понимают, что так нужно делать, и что без этого вы не выкарабкаетесь. И вот начинается…

Но есть и третий акт у этой драмы, как мне представляется, и он достаточно парадоксален. В 1990 году популярность Горбачева рушится просто в хлам, еще в начале года, в конце 1989 года Горбачев по опросам довольно популярный.

СВАНИДЗЕ: В 1990-м.

РОГОВ: В конце 1989-го, в начале 1990 года Горбачев достаточно популярный политик. Это примерно у него поддержка – 54% одобряют его, если мы заглядываем в начало 1991-го, мы видим 26%. за этот год популярность Горбачева рушится. Но еще в этот самый момент она рушится, потому что ясно, что уже ничего не нужно, кроме экономической реформы. Но у Горбачева нет никакого ясного понимания, как это делается и что надо делать, и насколько надо быть быстрее, опережать события.

И вот здесь мне представляется третий такой фактор падения советской системы. То есть советская система почти уже была к этому времени разрушена, Горбачев понимает, что нужны экономические реформы, но он не решается на них.

Он все время эту программу: Явлинского отправили туда, Явлинский согласовывает ее с Рыжковым, Рыжков согласовывает ее с кем-то, в такую комиссию, в сякую комиссию. Горбачев не может решиться, и это на самом деле добивает. Это уже речь шла, как мне представляется, не о спасении Советского Союза, 15 республик, но республик семь могли бы остаться. Горбачев решает, что ему не нужно запускать экономическую реформу, потому что все шишки тогда посыплются на него.

СВАНИДЗЕ: Это была правда, кстати.

РОГОВ: Да. А его кредо становится: «Я защищаю единство Советского Союза, я буду препятствовать его распаду». И парадоксальным образом то, что он не запускает экономическую реформу, а занят предотвращением распада Советского Союза, приводит, на мой взгляд, к распаду Советского Союза. Это не то что глобальный фактор, почему Советский Союз распался. Это тот фактор, который определил то, почему на последней стадии не удалось, не получилось – кстати, неизвестно, было бы это хорошо или плохо, у меня нет на это ответа – не получилось сохранить некоторый костяк из четырех-пяти-шести республик, которые в общем особенно никуда не собирались. Было ясно, что уходят…

СВАНИДЗЕ: Там уже фактор путча, они уже собрались окончательно после путча августа 1991-го.

РОГОВ: Это уже был совсем как бы занавес. Но уже и к середине 1991 года вот эта траектория, этот парадокс Горбачева, который считает, что надо защищать единство Советского Союза и отложить экономическую реформу и ее запуск, потому что это помешает ему защищать единство Советского Союза – это на самом деле разворачивается вверх ногами.

СВАНИДЗЕ: А вам не кажется, что если бы он начал реформу, реформу революционную, которую после него начали Ельцин и Гайдар, то его бы смели просто события? Потому что, во-первых, речь шла о том, чтобы повышать налоги или перестать кормить ВПК – значит, он попадает либо под гнев народный, либо под гнев людей могучих, связанных с военно-промышленным комплексом советским. А потом отпускает цены, и все несет. Народ-то хотел, чтобы ему сделали хорошую жизнь, но он не хотел высоких цен, как потом выяснилось.

РОГОВ: Конечно, но то, что его бы эта реформа смела – это возможно, но не очевидно. Дело в том, что когда Советский Союз распался, Россия находится в положении получше, но не так уж сильно получше, чем Советский Союз до его распада. Центробежные тенденции очень сильны, целый ряд регионов заявляет о своем суверенитете, республики – Свердловская Республика чуть не образовывается. Импульс дезинтеграции очень мощный и в России.

Но запуск экономической реформы как бы смещает акцент, и постепенно становится понятно, что все заняты каким-то выживанием в новых условиях, но вопрос о выходе из России начинает как-то сжиматься и становится менее интересным на протяжении 1992-го, когда уже запущена экономическая Гайдаровская реформа в России. Есть деньги, они работают, ты должен с кем-то торговать, у тебя вообще есть другие дела, чем выходить из России. И мы видим, что план Ельцина – Гайдара по предотвращению развала России срабатывает.

СВАНИДЗЕ: Возвращаясь к вопросу про Горбачева, последний вопрос, суммируя сказанное, и отказываясь, выводя за скобки все эти конспирологические штучки насчет вражьего влияния и так далее, ЦРУ, Моссад – он мог сохранить Советский Союз? Или в той ситуации, которая возникла после падения нефтяных цен, он был уже обречен, на ваш взгляд?

РОГОВ: Интересный вопрос, не то что интересный – важнейший. Давайте посмотрим, что происходило. Была Прибалтика, которая не собиралась оставаться ни в каком виде в Советском Союзе, и собиралась уходить, это было мощное демократическое движение, была очень высокая консолидация по поводу того, что наш путь на Запад, наш путь к суверенности. Люди помнили, что они были суверенными странами не так давно, всего 50 лет назад. Тут не было вопроса. В Закавказье произошло другое.

Чем характеризовалась Прибалтика? Это мощное национально-демократическое движение, плюс ясные ориентиры: Запад – это институциональный образец, они в него верят: «У нас будет рынок и демократия». Они его более-менее понимают, они движутся туда. Есть два фактора: консолидированное национально-демократическое движение и ясный институциональный образец.

Второе – Закавказье там было мощнейшее национально-демократическое движение, с большим акцентом на слово «национальное», и отсутствовал ясный институциональный образец, куда мы движемся. Это отсутствовало, но они тоже на этот момент не собирались оставаться в Советском Союзе, и это предотвратить было невозможно. Грузия, Армения, Азербайджан ощущали в себе огромный национальный подъем и не собирались участвовать в будущем договоре, они не участвовали в референдуме, как и прибалтийские государства.

Дальше, следующий набор стран, следующий набор республик – это прежде всего Украина, и отчасти то же самое – Казахстан. В Украине существовало национально-демократическое движение, но оно было достаточно слабым по сравнению с Прибалтикой, и даже слабее, чем в России, пожалуй, но существовали элиты, которые были достаточно обособлены от московских к этому моменту. Они ощущали себя самодостаточными, и они были заинтересованы в том, чтобы перейти в некоторое качество самостоятельности. И они были институционально к этому достаточно готовы.

В России, как ни странно, было довольно мощное, менее мощное, чем в Прибалтике, демократическое движение, но очень весомое. Это проявляется и в победе Ельцина на выборах, и в выборах депутатов Верховного Совета, еще РСФСР, довольно мощная демократическая коалиция. Не очень ясное представление об институциональном образце.

Что это значит? Поддержка рынка и демократии, поддерживаете ли вы, чтобы в вашей стране была демократия и чтобы был рынок – в Прибалтике в 1991 году примерно 65-70% поддерживают рынок и демократию, а в России это примерно 50% на этот момент. Люди говорят, что рынок – это хорошо, демократия – это хорошо, да, мы туда идем. Это разница в понимании институционального образца. В России слабее, но есть демократическое движение, хуже консенсус по поводу институционального образца, куда мы движемся – это ситуация в России.

В принципе в Средней Азии это в основном слабые национально-демократические движения, но достаточно обособленные элиты, которые могут обособляться, могут ощущать свою самодостаточность.

СВАНИДЗЕ: Там же был еще один фактор, на самом деле важнейший, Кирилл Юрьевич – это Коммунистическая партия Советского Союза, которая была скелетом всей структуры власти СССР. И когда ушла КПСС, все развалилось. Потому что другого скелета не было.

РОГОВ: У СССР другого скелета не было, но у республик был. И поэтому в среднеазиатских республиках первые секретари пересели из одного кресла, из первых секретарей, в президенты.

СВАНИДЗЕ: В президенты, конечно.

РОГОВ: И эти элиты стабилизировали ситуацию, и они смогли существовать – некоторые, не все среднеазиатские страны смогли существовать как независимые государства. Собственно говоря, Таджикистан и Киргизия, потом они не очень смогли, а остальные достаточно стабильны.

СВАНИДЗЕ: Обратно в первые секретари, которые назначаются из Москвы, они уже не хотели, естественно.

РОГОВ: Да, абсолютно. Но что я хочу сказать – про Прибалтику и Закавказье нет вопроса, что они уходят. С Украиной большой вопрос. В принципе среднеазиатские республики и Россия могли бы сохраниться как некоторое единое государство, если бы вовремя Горбачев перестал заботиться о сохранении всех остальных и запустил реформы.

СВАНИДЗЕ: Иначе говоря, наиболее реальный вариант, на ваш взгляд, сохранения части Советского Союза – это была Россия плюс Средняя Азия?

РОГОВ: Да.

СВАНИДЗЕ: Понятно.

РОГОВ: Причем я не уверен, что это было бы хорошо, и мы не знаем, продлилось насколько. Но в принципе там не было такого мощного движения: «Мы не будем в Союзе». У них не было убежденности, что они не будут точно. И этот остов теоретически мог бы сохраниться.

СВАНИДЗЕ: Переходим к 90-м годам. Что это было такое, на ваш взгляд? Больше успеха или больше неудач исторических? Как отсюда сейчас вам это видится?

РОГОВ: Да, это мне видится в контексте того введения про историю советского проекта, с которой я начал. Мне видится так, что и мне, и большинству людей, которые приветствовали конец коммунизма, казалось, что если у нас кончается коммунизм, значит, у нас начинается то, что наоборот от коммунизма – капитализм и демократия. Это одна комната, это другая комната, здесь коммунизм, а это мы открыли дверь и перешли в другую комнату – там капитализм и демократия.

Но оказалось, что все гораздо сложнее, потому что если вы не прошли этот путь, становления всего того, что предшествует развитому капитализму и развитой демократии, то вам придется его пройти. Потому что у вас всего этого, что для этого нужно, нет. И в этом смысле 90-е годы – это страшно драматическое время, когда мы обнаруживаем эту истину, ее не поняв даже, мы просто удивляемся: а почему ничего нет-то, мы же вроде перешли из комнаты в комнату, а где все? И это очень драматическая вещь.

СВАНИДЗЕ: Ну, что-то появилось.

РОГОВ: Нет, потом появилось довольно многое, но не совсем то.

СВАНИДЗЕ: Даже не потом, а быстро – товары в магазинах появились.

РОГОВ: Да, товары появились, но все-таки это еще было не то, что появилось потом. Настоящее появилось, началось с 1997 года. Знаете, в 1991 году мы с моим братом совершали такую поездку по Европе, такое первое у нас было путешествие в мир Запада. Мы проехали в Западную Германию, мы были в Бонне в день воссоединения двух Германий на празднике, потом мы поехали в Бельгию. И у нас был такой шок, потому что хотя много про это знали, но я никогда не видел. И у меня была такая мысль, я подумал: демократия у нас будет сейчас, мы уже пришли к демократии. Но такие супермаркеты – это нам 20-30 лет ждать надо будет.

СВАНИДЗЕ: Оказалось наоборот.

РОГОВ: Все оказалось наоборот. Супермаркеты появились через шесть лет, через десять лет они были в столице такие же, как в Бонне. А вот с демократией все оказалось гораздо сложнее. И это открытие, что оказывается, наполнить полки можно быстро, а вот сделать тот механизм, через который они там наполняются, и сделать тот механизм, который сейчас принято называть обществом открытого доступа, или механизмом самоподдерживающегося роста – чтобы эту штуку сделать, нужна целая система институтов, которые надо долго…

СВАНИДЗЕ: Мне кажется, для понимания 90-х годов, и не случайно мы с вами начали издалека, очень важным кажется понять, в какой точке мы оказались в начале этих 90-х годов, в какой точке мы оказались экономической и социальной в момент развала Советского Союза.

Вы сейчас сказали о ваших размышлениях, когда вы поехали. Я в этой аудитории как-то рассказывал, что когда я осенью 1990 года оказался в Штатах, по линии школьного обмена я был в качестве специалиста, поехал с нашими детьми. Американцы приехали сюда (академик Велехов тогда этим занимался), а наши полтора десятка человек отправились туда изучать историю российско-американских, советско-американских еще отношений: Вашингтон – Нью-Йорк – Филадельфия, родина американской Конституции, и так далее. Ребята-старшеклассники. И там из 15 человек с двумя был казус, разный. Один, войдя в большой магазин и увидев отдел джинсов, потерял сознание и упал.

РОГОВ: Бедняга.

СВАНИДЗЕ: Парень на полголовы выше меня, десятиклассник из Новосибирска. Просто он не мог себе представить, сейчас никому не объяснишь – он не мог себе представить джинсы в свободной продаже. Это все равно, как сейчас бы ангел в комнату залетел, понимаете? Он увидел – и принял горизонтальное положение.

А второй, московский молодой человек – я не знаю, насколько он был к этому склонен, но он через четыре дня пребывания сошел с ума. Он стал ловить чертиков на себе, и пришлось выписывать за счет принимающей стороны, в Филадельфию из Флориды приехал психотерапевт, парень, который поселился с ним в одной комнате, чтобы как-то стабилизировать его состояние, и можно было через полторы недели после этого посадить в самолет и отправить в Москву. Просто от увиденного, он увидел эти магазины. Денег с собой не было никаких практически, несколько, 30 или 40 долларов было на карманные расходы, за счет принимающей стороны кормежка. Он увидел эти магазины – он не понимал, что такое может быть, и у него поехала крыша.

Это же наша страна в 1990 году. Когда хлеба было, как мы помним, достаточно посмотреть, что говорил тогда академик Абалкин, отвечавший за экономику, что говорил Рыжков, когда хлеба было на несколько дней, когда не хватало денег заплатить за фрахт судов с хлебом, которые стояли в международных портах и не могли даже хлеб сюда привезти. И страна была на грани не кризиса – кризис уже был давно – она была на грани коллапса и полной катастрофы.

И в этот момент было назначено, в 1991 году после путча, когда уже ушла Украина, фактически все, когда президент Буш торчал в Киеве и уговаривал украинцев не уходить из Советского Союза, потому что он боялся того, что ядерное оружие будет по нескольким республикам распространено, разлито, и как он будет со всеми дело иметь. Одно дело – одна Москва, а другое дело – еще и Киев, и Минск. И в этот момент было назначено правительство Гайдара, задача которого была – сделать так, чтобы страна не погибла зимой ближайшей. От этого нужно считать, как мне кажется.

И когда, как мы с вами говорили сейчас, перед началом нашей беседы, никто ведь не заметил потери бойца в виде гибели Советского Союза, никто же тогда этого не заметил. Заметили, когда немножко поднаелись – тогда было вообще не до того, извините.

РОГОВ: Да. Это действительно продолжает ту мысль, которую я уже забросил, еще когда мы говорили про Горбачева, что в принципе мы говорим про это время как про реформы – реформы Горбачева, реформы 90-х, и это, конечно, большая условность. Потому что реформы – это что ты можешь проводить, вот у тебя есть страна, ты знаешь, что у нее есть такое состояние, а тебе нужно провести реформы, чтобы было такое состояние.

СВАНИДЗЕ: И думать – проводить или не проводить.

РОГОВ: Да, ты понимаешь, чем ты управляешь. Здесь с того момента, когда цены на нефть совершенно неожиданно изменили траекторию того, что задумывал Горбачев, действительно пошел совершенно неуправляемый процесс, и говорить о реформах было трудно. Потому что пока ты соображаешь, что тебе реформировать, ты видишь, что ты уже в другом месте совершенно, и то, что ты собирался реформировать, уже неактуально. И по мере того как Горбачев не решался запустить реформу Явлинского, с каждым месяцем выяснялось, что у него уже нет тех рычагов, которые еще два месяца назад были.

К осени 1991 года это действительно был коллапс – это был коллапс политических институтов Советского Союза, которые были добиты путчем, и соответственно коллапс экономических связей и экономических взаимоотношений, потому что не работали деньги. И именно по этой причине неработающие деньги (это к теме, кто развалил Советский Союз и была ли альтернатива) оказываются одним из самых мощных взрывных устройств, которые могут быть заложены под страной. Неработающие деньги заставляют всех бросаться врассыпную, все перекладывают…

Что происходило, в чем механизм этих дезинтеграционных процессов – что на местах местные элиты, чтобы сохранить свое положение, перекладывают ответственность за неудачи на центр, и призывают обособиться от центра, и таким образом они пытаются сохранить свое положение.

СВАНИДЗЕ: Надо еще объяснить, что такое неработающие деньги. Это резаная бумага, когда на них ничего нельзя купить.

РОГОВ: На них ничего нельзя купить практически, и никто никому ничего не хочет продавать, потому что в общем, особенно эти деньги не нужны. И это ситуация, которую Гайдар исправил, и это было колоссальное мужество, колоссальное интеллектуальное и человеческое мужество. С одной стороны, это была достаточно стандартная процедура, что нужно делать в такой ситуации острого кризиса, когда деньги не работают. Она была известна американским экономистам, потому что они имели опыт преодоления таких кризисов в Латинской Америке, они ее рассказали российским экономистам из круга Гайдара, объяснили эту ситуацию, как она работает. Потому что в принципе никто не знал, как вообще из советской социалистической экономики можно перейти в капиталистическую. Это была вообще неизвестная экономической науке проблема – как это происходит. Ее решение не было известно.

Единственное, что в Австрии эти встречи были, могли рассказать американцы советским экономистам, у которых не было вообще никакого опыта взаимодействия с рынком, это они могли рассказать, и до этого они польским это рассказали – что когда у вас не работают деньги, и все начинает рушиться, надо делать вот такие и вот такие вещи, чтобы деньги начали работать. И когда запустили работать деньги, тогда уже начинается следующий этап.

Надо сказать, что это совершенно не соответствовало тому представлению о реформах, которое было в кружке Гайдара до этого. В принципе во второй половине 80-х годов этот кружок был, видимо, самый продвинутый экономический кружок в России. Хотя были другие продвинутые – круг Ясина, откуда вышел и Явлинский, и некоторые другие экономисты, которые перешли в команду Гайдара, тоже был продвинутый, но эти были еще более продвинутые за счет некоторых факторов. Но в принципе они были институционалистами. То есть они считали, что нужно какие-то институциональные реформы проводить, чтобы переделывать как-то социализм в капитализм. И они искали эти пути и обдумывали.

Это им приписывают, что они были монетаристами. Они были монетаристами, когда им люди, которые больше понимали в рыночной экономике ,сказали: «У вас сейчас коллапс, и надо делать это, это и это, иначе будет катастрофа». И тогда они сказали, Гайдар сказал: «Да, мы сейчас это сделаем, потому что иначе будет катастрофа». Но это не было тем путем реформ, который им представлялся, пока еще советская система существовала, и в ней еще какие-то деньги были и что-то работало. Так что это было чрезвычайное решение для чрезвычайной ситуации.

СВАНИДЗЕ: Скажите, пожалуйста, была какая-то возможность в начале 90-х поступить по-другому, чтобы это не было так мучительно для людей, как потом выяснилось? В общем, сразу выяснилось, что это было мучительно.

РОГОВ: Начнем с конца. Насколько это было мучительно? Это не было очень мучительно. Я поясню…

СВАНИДЗЕ: Люди думали по-другому.

РОГОВ: Сейчас я объясню. В принципе, если мы посмотрим на социологию, то, как падала поддержка реформ, именно поддержка реформ: она не упала в 1992 году, она снизилась, как это положено в кризис, цены повысились, но это было не критическое падение. Критическое падение поддержки реформ началось в конце 1993-го, в 1994 году.

Дело в том, что та реформа, та стандартная модель реформ, которую Гайдару объяснили, которую он узнал и которую он применял – это чрезвычайные реформы в условиях жесткого денежного и финансового кризиса, некоторые чрезвычайные меры. Так вот, эта модель реформ, у нее было несколько этапов. Это сначала либерализация цен, потом это стабилизация государственных финансов, и дальше в этот же момент начинается приватизация и уже некоторые институциональные преобразования.

Как правило, все страны, и Польша, которая проходила за год до этого тот же самый цикл, либерализацию цен легко провести, хотя это требует огромного мужества и тоже некоторой институциональной подготовки. Но дальше стабилизация – это введение жестких бюджетных ограничений для предприятий, жесткий зажим денежной массы, это еще более сложный политический этап. И у Польши тоже не получилось это сделать в те сроки, которые нужно, но у Польши это заняло примерно полтора года – провести стабилизацию. И когда вы проводите стабилизацию, у вас прекращается высокая инфляция, она сбивается до нормальных, хотя бы до около 10% в месяц – это уже неплохо, с ней уже можно жить, 5-7% в месяц. И здесь уже можно как-то начать осматриваться и что-то делать с экономикой.

Так вот, драмой российских 90-х является не то, что провели либерализацию в январе 1992 года, а то, что потом в течение четырех лет не могли добиться стабилизации. А если вы не можете в течение четырех лет добиться стабилизации, это значит, что у вас все время высокая инфляция, все время курс доллара растет, по дням, по неделям и месяцам. А это значит, у вас появляются спекулятивные капиталы, которые на этом заработаны, на нестабильности. И потом эти спекулятивные капиталы начинают управлять экономикой, и вы попадаете уже в другой институциональный цикл, когда у вас сформировался этот ранний капитал на нестабильности, на спекуляциях. У вас формируется этот капитал, и он начинает управлять событиями.

Еще раз повторюсь, падение поддержки реформ, которое потом окрасит всю вторую половину 90-х годов, определит траекторию России во второй половине 90-х годов, критическое падение поддержки реформ и тех, кто их олицетворяет – это началось в конце 1993 года и продолжилось в 1994-м и 1995 годах.

СВАНИДЗЕ: Если я вам задам такой вопрос, в целом, на ваш взгляд, 90-е годы – это хорошо или плохо для нашей страны исторически? И я вас попрошу не только на этот вопрос ответить, но и его кратко обосновать.

РОГОВ: Знаете, это какое-то возвращение к норме. Представьте себе, что вы жили в конуре, на цепи. А потом вас отпустили, и вы пошли. Но вы босой, вам режет ступни, на вас идет дождь, свистит ветер. Это хорошо или плохо? С одной стороны хорошо, с другой стороны – плохо. Но здесь еще проблема в том, что конура – не то что вы сами ушли, она просто развалилась, ее нет. В один прекрасный день вы оказались без конуры.

СВАНИДЗЕ: Как мы знаем по истории, по Антону Павловичу Чехову, русские крестьяне были недовольны тем, что их освободили от крепости в 1861 году, и хотели возвращаться в конуру.

РОГОВ: Было и такое, хотя я не знаю, это явление, безусловно, существовало, как Фирс говорит, «перед несчастьем было».

СВАНИДЗЕ: «Перед несчастьем», совершенно верно.

РОГОВ: Это явление, несомненно, существовало. Это, кстати, очень характерная вещь, ведь Фирс – это дворовый, он в доме живет.

СВАНИДЗЕ: Дворня, дворовый, да.

РОГОВ: Они же были освобождены без всякого надела, это была одна из драм реформы 1861 года, что у тех крестьян, кто был на земле, они имели… Там была сложная система выкупа, тоже она была очень плохая, и там все было довольно драматично. Но дворня – об этом не подумали, что у них вообще не было прав на землю, оказалось. Они просто оказались на улице. Собственно говоря, они на улице не оказались, потому что они никуда не ушли, и именно про это эти ощущения Фирса и есть – про то, что они остались теми же дворовыми, потому что им просто некуда было идти.

СВАНИДЗЕ: Это, кстати, очень интересно, потому что в конечном счете это положение Фирса, чеховского персонажа, это положение русских крестьян, которые были освобождены без земли (то, что потом доделывал Столыпин, но доделать не успел) – в конечном счете это было, наверное, одно из главных причин 1917 года.

РОГОВ: Да, да. Но опять-таки, как всегда, мы не знаем, что было бы, если бы не было другого несчастья, если бы не было Первой мировой войны, то вполне возможно, что это бы и проскочило.

СВАНИДЗЕ: Вернемся в более новые времена.

РОГОВ: Да. Что в 90-е годы хорошо или плохо – это очень трудно ответить, это некоторое возвращение к нормальности.

СВАНИДЗЕ: Вы про конуру говорили.

РОГОВ: Возвращение к нормальности, то есть к тому пути, который тебе необходимо пройти, чтобы куда-то дойти. Мы думали, что мы можем просто перейти в другую комнату, и там будет капитализм и демократия – так не случилось. Выяснилось, что чтобы они наступили, нужно пройти какую-то дорогу длинную, но пока ты не выйдешь, не начнешь идти по дороге, ты не можешь никуда дойти.

СВАНИДЗЕ: То есть рассчитывали, что после конуры будет уже загородный особняк.

РОГОВ: Ну да, что-то такое, что довольно быстро в него превратится. Безусловно, на мой взгляд, такой страшной драмой 90-х годов было, во-первых, то, что не смогли стабилизировать финансы, и это продлилось – очень длинный период финансовой нестабильности, который имел очень тяжелые, как я уже сказал, институциональные последствия, потому что определенного рода люди и капиталы в этот момент накапливались, и потом они оказывали очень большое влияние на дальнейшее развитие. Они стали главными, очень важными игроками на поляне, и уже из этой ловушки… Это такая ловушка плохих институтов, когда самые влиятельные люди в стране заинтересованы в сохранении плохих институтов, потому что они умеют плохими институтами пользоваться, и обогащаться на них. Такая возникает ловушка.

И вторая вещь, которую не понимали тогда, не понимали реформаторы, и просто ее не понимали – она связана с первой вещью, это проблема правопорядка. Проблема правопорядка – оказалось, что это такая ключевая проблема реформ и ключевая проблема демократизации и вступления в рынок. Если мы представим себе рынок в самом простом виде – это когда у вас свободные цены, и свобода продавца – продавать что-то, а покупателя – покупать или не покупать по этой цене. Как это на рынке, когда мы приходим на рынок и там покупаем себе картошку, баранину – кто что покупает на рынке.

Но если по рынку ходят люди с такими трубами-обрезами, которые могут вам дать по голове в любой момент, то никакой свободы продавать и покупать по свободным ценам нет, эта свобода оказывается совершенно искаженной некоторым другим фактором.

СВАНИДЗЕ: Кто в 90-е годы ходил с обрезами? Я имею в виду не людей, которые непосредственно с ними ходили по улицам, а тех, кто мог повлиять на рынок в государственном масштабе.

РОГОВ: На рынок в государственном масштабе могли повлиять именно те, которые ходили с обрезами в 90-е годы, это было массово, и это была вещь, которая подорвала, в частности, в государственном масштабе она на многих уровнях. Сейчас я скажу теоретический тезис: если у вас нет некоторого базового уровня правопорядка, то любыми либерализационными реформами воспользуется не большинство, а меньшинство. Оно будет захватывать бенефиты этих реформ. Если говорить проще, вернуться к 90-м годам, то да, с 19993 года это страшное нарастание криминалитета, его влияние.

СВАНИДЗЕ: Раньше даже.

СВАНИДЗЕ: В этот момент, я скажу, почему это важно. И в значительной степени траектория развития русского малого и среднего бизнеса оказывается подавлена этим фактором, потому что все оказываются под рэкетом, и все начинает искажаться. И определенного рода люди выживают в малом и среднем бизнесе: ты должен научиться с бандитами, иначе ты не сможешь никак здесь выжить. В общем, это тоже одна из тех вещей, которая начинают институты на этом уровне очень сильно модифицировать.

И это феерическая история, знаете, я как-то посчитал, прикинул – примерно было 50 крупных ОПГ по России, считается, в эти годы, в 1993-1995 годах, примерно 50 по-настоящему крупных. В них, в самых больших, было до 200 бойцов. В принципе меньше, но пускай будет 200. Значит, мы имеем дело, у нас есть 10 тысяч человек с оружием и с готовностью применять силу, и они контролируют миллионы людей, которые работают на разных предприятиях. И у нас есть миллион милиции, миллион человек служит в милиции. И этот миллион человек ничего не делает, и эти 10 тысяч человек контролируют значительную часть экономики, по крайней мере, экономики среднего и нижнесреднего уровня, и миллионы людей, которые заняты на этих предприятиях. И постоянно – не лично, а через своих хозяев – им выплачивают деньги. И это такая довольно страшная, неприятная…

СВАНИДЗЕ: Миллион милиции – тоже значительную часть к тем же ребятам нужно отнести.

РОГОВ: Наверное, они там как-то… В общем, это довольно страшная картина. И это то, что тогда не понимали, какие тоже мощные у этого всего есть последствия институциональные, опять-таки возвращаясь к теоретическому тезису.

СВАНИДЗЕ: А могли что-нибудь сделать?

РОГОВ: Я не знаю. В принципе есть такое понятие институциональное – аномия. Это когда вы переходите от одной ценностной системы к другой, у вас действительно начинает разваливаться правопорядок, потому что люди, которые должны обеспечивать правопорядок, не понимают, за кого им работать, у них не меняется…

СВАНИДЗЕ: Система координат меняется, они не могут приспособиться.

РОГОВ: Да, они не могут приспособиться и они не знают, кому они служат. И вообще очень сильно мораль, вообще все ориентиры начинают смещаться. И возникает такая аномия, когда общество ужасно нестабильно, и у него нет ясного понимания, согласия по тому, как должен быть устроен правопорядок, что в нем правильно, что нет.

СВАНИДЗЕ: Нас всю жизнь учили, что капитализм – это плохо, и вдруг оказалось, что мы…

РОГОВ: Да. Но при этом я не знаю, могло ли быть по-другому или нет в 90-е годы, но теперь мы знаем с достаточной степенью научной достоверности, что определенный уровень правопорядка есть необходимое условие успеха либерализационных реформ. Чтобы от них получить значительную выгоду, и она распространялась на общество, нужно поддерживать это. Тогда это не понимали, и уровень правопорядка был ниже того, который мог обеспечить более справедливое распределение бенефитов от происходящих реформ для населения.

СВАНИДЗЕ: И все-таки я вас прошу еще раз ответить мне на вопрос, уже очень кратко. Представьте себе будущие учебники истории, 90-е годы – плюс или минус?

РОГОВ: Всегда очень важно, вообще когда мы смотрим на историю, мы очень сильно зависим от той точки, в которой мы находимся.

СВАНИДЗЕ: Конечно.

РОГОВ: И нам кажется, что вся история…

СВАНИДЗЕ: Приводит к этой точке.

РОГОВ: …Она только и занималась тем, чтобы прийти к этой точке, в которой мы сейчас. Но потом проходит десять лет, мы оказываемся в другой, и история кажется нам такой лесенкой, которая вела к той точке, и она для нас выглядит совершенно по-другому. Это я к тому, что в конечном итоге (про учебники истории) в них будет написано…

СВАНИДЗЕ: Смотря когда они будут написаны.

РОГОВ: Да, в зависимости от того, какой тогда будет в долгосрочной перспективе успех нашего возвращения на ту траекторию, которая в принципе приводит многие страны, хотя не все, к тому состоянию, которое нам казалось таким желанным в 1991 году.

СВАНИДЗЕ: Хорошо, тогда последний вопрос я вам задаю, после чего я передаю микрофон залу. Вот то, что мы имеем сейчас, не характеризуя, не давая оценок по пятибалльной школьной системе, но то, что мы сейчас имеем – это было предопределено в 90-е годы, или нет?

РОГОВ: Это было в значительной степени предопределено в 90-е годы, хотя это было не 100-процентно и не 90-процентно предопределено. Я вам проще скажу, что если бы мы не имели тех цен на нефть, которые имели мы на протяжении 2000-х годов или начала 2010-х, то мы бы имели не то, что мы сейчас имеем. Потому что то, что мы сейчас имеем – это в значительной степени ситуация, сдвинутая и этим фактором, этим внешним фактором.

Опять-таки, как это следует из нашего разговора, в значительной степени это было заложено в 90-е годы, из-за того, что у нас был долгий-долгий период финансовой стабилизации, неудачной, из-за того, что был очень низкий уровень правопорядка, многие люди не могли воспользоваться плодами реформ, и это сформировало негативное к ним отношение к концу 90-х годов. И это вело к спросу на авторитарные иерархические модели, это все так. Олигархия была заложена этими капиталами ранних 90-х.

Но все бы могло и немного не так выглядеть, то есть значительные предпосылки были, но могло все пойти по другим сценариям. И в зависимости от того, если бы сыграли какие-то факторы, и в частности от цен, если бы были не такие цены на нефть. Потому что эти цены на нефть, безусловно, снесли крышу и элитам, и населению.

СВАНИДЗЕ: Я тогда более точно сформулирую вопрос (помимо крыши, снесенной ценами на нефть, с чем я согласен, конечно). Вы работали в Гайдаровском институте, Гайдар в своих книгах предупреждал о той опасности, которая грозит, и говорил, что наша главная цель – этой опасности избежать. Он говорил о сращивании власти и денег, о том, что попадание во власть будет означать то, что это будет к деньгам. Не власть через деньги, а деньги через власть. Этого избежать не удалось, как мы знаем. Вот это было предопределено в 90-е годы или нет?

РОГОВ: Нет, в такой степени нет. Если мы взглянем на постсоветские республики, на постсоветские страны, мы увидим, очень грубо, три типа переходов, которые они совершили. Прибалтийские страны – понятно, они более-менее адаптировали европейскую модель и включили в тот рынок, у них была высокая консолидация, как я упоминал, они более-менее пошли по этому институциональному пути развития. Азиатские страны, как мы тоже уже упоминали, в них первые секретари пересели из этого кресла, назвали президентами и остались сидеть, и все то же самое.

СВАНИДЗЕ: Как раньше баи пересели в кресла первых секретари, потом первые секретари пересели.

РОГОВ: Да, пересели в кресла баев. И у них полое было сращение собственности и власти: у кого власть, у того и деньги. Украина и Молдавия – это страны, которые пошли по третьему пути. Это страны, в которых сформировалась олигархия, это олигархические страны. Эта олигархия не консолидирована, она конкурирует между собой. Это ситуация конкурентной олигархии. Она достаточно болезненна, но она достаточно нормальна.

СВАНИДЗЕ: Напоминает Россию 90-х?

РОГОВ: Совершенно верно. И у России, если мы опишем в этих терминах путь России, он такой, что когда цены на нефть были низкими, мы тяготели к модели конкурентной олигархии, когда они стали высокими, у нас консолидировались под Среднюю Азию, мы начали дрейфовать в сторону Средней Азии, где сращивается власть и собственность совсем уже в единое целое. Примерно вот такие наборы институциональных вариантов движения, которые были реализованы. Из этого, кстати, следует, что относительно продолжительный период невысоких цен на нефть приведет в России к движению в обратном направлении – к конкурентной олигархии.

СВАНИДЗЕ: Но он может вызвать и социальные взрывы?

РОГОВ: Что значит социальные взрывы?

СВАНИДЗЕ: Через обнищание населения.

РОГОВ: Опять-таки, что значит обнищание? Понимаете, относительно низкие цены на нефть…

СВАНИДЗЕ: Ну откуда пошла сытость в начале 2000-х?

РОГОВ: Конечно, такая сытость уйдет, но это вовсе не такое уж обнищание будет. Это падение уровня жизни. Как сейчас, например, у меня спрашивают всякие советологи и корреспонденты, все: «А почему у нас на 15% реальные доходы упали за последние два года, а народ на улицы не выходит?» Я говорю: «А что вы хотите, если они за предыдущие годы на 180% выросли? Если у вас на 180% выросли, потерпите, что на 15% упали». Я более того скажу, я считаю, они еще упадут на 15-20%, и люди и это вытерпят. Это не обнищание по сравнению с 90-ми, все равно это будет уже нормальный рост: вот он был такой, а сейчас он вернется в эту точку.

Но это заставит социальную систему и представления людей несколько трансформироваться, и скорее всего, этот тренд в сторону возвращения конкурентной олигархии – мы его вновь увидим. При условии, что относительно низкие цены на нефть будут продолжительный период времени.

СВАНИДЗЕ: Вы оптимист вообще.

РОГОВ: Почему оптимист?

СВАНИДЗЕ: Я не вижу возможности возвращения конкурентной олигархии, вообще конкуренции. Откуда она возьмется? Власть-то – власть.

РОГОВ: Послушайте, мы с вами живем не первый день. В 1984 году никто не мог себе представить того, что будет в 1989-м.

СВАНИДЗЕ: Это правда.

РОГОВ: В 1989-м трудно было представить, что будет в 1996-м. В 2009 году казалось, что в стране полный мрак – и тут вдруг начались через два года какие-то волнения и выступления на Болотной площади. Потом свалился… Мы все время живем в такой ситуации неожиданностей и непредвиденностей, что надо их научиться себе представлять.

СВАНИДЗЕ: Мы живем весело, да. Хорошо.

Дорогие друзья, пожалуйста, прошу вас, задавайте вопросы.

ИЗ ЗАЛА: Наверное, самым важным будет вопрос, связанный с будущим, а не с прошлым. Поэтому спрошу так: каким вы видите механизм возврата конкурентной олигархии, и не приведет ли это к похожему развалу политической системы, который произошел, допустим, 100 лет назад, когда тоже конкурентная олигархия была?

РОГОВ: Когда имеете в виду?

ИЗ ЗАЛА: В 1917-м, 100 лет назад.

РОГОВ: Я сейчас не возьмусь описывать конкретные механизмы возвращения конкурентной олигархии, это особая задача, хотя и достаточно неблагодарная. Я ограничусь в этом смысле опять-таки указанием на то, что за последние 30 лет мы периодически оказывались в ситуации, когда мы совершенно не могли представить себе, что будет через пять лет, и каким путем это произойдет. Оно вдруг начиналось. Понимаете, в такие моменты начинает работать все.

Например, одним из важнейших факторов – не факторов, а моментов, что ли, крушения советской системы был взрыв на Чернобыльской АЭС и его восприятие населением. Это тот самый знаменитый «черный лебедь». Причем «черный лебедь» ведь не прилетает, все лебеди одного цвета. Просто некоторые кажутся черными, и тогда они становятся черными. И некоторые катастрофы вдруг обществом начинают восприниматься как переключающие их отношение ко всему, что их окружает, происходит такое переключение. Оно не в катастрофе заключено, оно заключено в том состоянии, с которым уже общество к этому подходило.

И когда мне говорят, что если бы Горбачев не придумал эту свою либерализацию, все бы было нормально, я как рассказываю эту историю. Почему история с Чернобылем вдруг оказывается, вдруг люди – они и до этого понимали, что мы живем в каком-то очень неэффективном мире, что все не так движется, но тут вдруг происходит катастрофа, и все понимают: это катастрофа этого режима, он не справляется ни с чем.

СВАНИДЗЕ: Но после этого как раз Горбачев еще был долго популярен.

РОГОВ: Но это было очень важное переключение некоторого настроения, некоторого состояния. Горбачев был популярен, но он…

СВАНИДЗЕ: Мне кажется, что это, наоборот, вызвало не реакцию общества – это вызвало реакцию самого Горбачева.

РОГОВ: И Горбачева в том числе. И на этом моменте говорит, что надо отпускать печать, нужно больше гласности. Для него это тоже переключение. Но это не его какой-то произвол, он решил, и все – это некоторое состояние общества, которое вдруг понимает, что это ненормальная ситуация. Как у Окуджавы: «Гибнут царства от того, что люди царства своего не уважают больше». И эти точки консолидации этого неуважения к системе, они как раз возникают в такие моменты, как Чернобыльская.

СВАНИДЗЕ: Вам, кстати, не кажется, говоря о Чернобыле как раз, что это повлияло на Горбачева именно, как вы правильно сказали, в смысле начала гласности? Потому что когда он увидел – а он был нормальный человек – что Чернобыль, а рядышком первомайская демонстрация, он просто испугался. Потому что люди не знали, потому что людям не говорили, что нельзя выходить на улицы.

РОГОВ: Да, это был и Горбачев, но я настаиваю, это было и для населения. Там ведь была целая цепь техногенных катастроф, которые воспринимались политически. То есть они все подтверждали у людей представление, мысль о том, что эта система не справляется с управлением, она неэффективна. И эта мысль становилась всеобщим убеждением, и именно из этого рос развал. Это я к тому, что я не решусь сейчас спрогнозировать, как это будет происходить – переход к конкурентной олигархии, возврат к конкурентной олигархии. Ну, можно пофантазировать, но это будут фантазии.

Я хочу сказать, что это бывает самыми неожиданными образами, и мы видели эти неожиданности, когда ничего не предвещает, что эту систему можно сломать. Советская система была гораздо мощнее, укорененнее, чем та система политическая, которая у нас есть сейчас, которой всего десять лет. А той было 60, и она рассыпалась, как карточный домик, за пять лет. Это бывает, и сейчас не будем фантазировать.

Конкурентная олигархия – это довольно сложная вещь, скажу для начала, что в принципе большинство стран, большинство демократий, которые существовали в мире – это были демократии, которые начинаются с конкурентной олигархии, а потом права распространяются дальше на более нижние этажи.

СВАНИДЗЕ: Конкуренция остается, а олигархия уходит?

РОГОВ: Да, она становится более инклюзивной. Сначала это конкуренция для очень узкого круга, потом этот круг расширяется, еще расширяется. Так развивалась европейская демократия, и так развивалось большинство демократий, и даже полисные демократии были в значительной степени олигархическими, там были рабы, там имущественный ценз довольно много значил. В общем, это всегда было. Это достаточно стандартная модель. Она не обязательна, вы переходите от конкурентной олигархии к инклюзивной демократии, это одна из возможностей транзита, и так происходит. Но так происходит не у всех.

СВАНИДЗЕ: Ругательных слов не произносите – инклюзивная, объясняйте, что вы имели в виду.

РОГОВ: Да, извините, здесь дети? Включенность, чем больше вы включаете в эти правила игры. Сначала правила игры устанавливают для себя элиты, избранные, потом они видят, что эти правила действуют, потом постепенно в результате развития начинают…

СВАНИДЗЕ: То есть расширение конкуренции и демократии на более широкие социальные слои?

РОГОВ: На более широкие социальные слои, да. Так это происходит. Но это не значит, что эта конкурентная олигархия гарантирует это. Для этого еще что-то должно происходить в обществе. Поэтому можно от конкурентной олигархии перейти и к революциям, и к упадкам, к чему угодно. Но другое дело, что скорее всего, путь к демократии тоже будет лежать в значительной степени через нее.

СВАНИДЗЕ: Если бы так считала конкурентная олигархия, конечно. Анекдот студентов-историков: восстание рабов в Древнем Риме под лозунгом «Да здравствует феодализм – наше светлое будущее!»

РОГОВ: Да-да-да. Это такая грустная реальность, что нельзя перепрыгнуть туда, не пройдя некоторых вещей, не сделав некоторых вещей. Вы не можете перепрыгнуть. Очень хотелось.

Это была как бы такая драма, и это была, на мой взгляд, одна из интеллектуальных по-своему продуктивных, может быть, и героических ошибок Гайдара, которого я считаю очень крупным и государственным, и главное – политическим деятелем, очень важным для России, не только для 90-х годов, а для России в гораздо более широкой протяженности. Я недавно был, как и вы, на приеме в честь дня рождения Гайдара, буквально неделю назад мы были, и потом очень жалел, что не вышел там, не сказал этого.

Мне кажется, что колоссальная важность Гайдара для России заключается в том, что русское свободолюбие всегда было не про экономику – бороться с царем, свободы… Но как-то в традиции русского свободолюбия очень мало было про экономику, про частную собственность, про то, что вообще нужна какая-то конкуренция рыночная – это теснейшим образом связано со свободой.

И Гайдар один из тех людей, которые традиции русской демократической мысли привил эту экономическую составляющую, и как бы объяснял, как это взаимосвязано между собой – экономические и политические институты. И в этом его огромная роль, как мне представляется, в истории России – в длинной истории России. Роль политического мыслителя и политического деятеля, который сыграл свою роль в истории русской демократической и либеральной мысли.

Так вот, я хочу сказать, что одной из его (наверное, как сейчас мне кажется) ошибок была мысль, которая у него была сознательно, что некоторые вещи можно перепрыгнуть. Что мы, вступившие в капитализм так поздно, сейчас можем не делать тех ошибок, которые делал капитализм на протяжении предыдущих 100 лет, и что мы можем сейчас самые современные институты капитализма пересадить в Россию. Эта идея пока потерпела крах, выяснилось, что мы должны вернуться и начать с того места, с которого вы не доделали.

СВАНИДЗЕ: Пожалуйста, вопросы, если можно, коротко формулируйте. Я буду просить сейчас нашего гостя кратко отвечать.

ИЗ ЗАЛА: Николай Карлович, если вы позволите, у меня маленький вопрос. Памятуя о том, что мы с вами знакомы, по-моему, с моего первого курса…

СВАНИДЗЕ: Лет 40, да.

ИЗ ЗАЛА: Возможно, что-то так, вы были тогда на втором. И я слежу за вашей карьерой, за вашим ростом.

СВАНИДЗЕ: Вы не про мою карьеру, надеюсь?

ИЗ ЗАЛА: Нет, на самом деле действительно мне бы хотелось услышать ваше мнение, потому что оно меня очень волнует. Дело в том, что сейчас ситуация, по мнению многих экспертов, экономистов напоминает ту ситуацию, которая была накануне событий столетней давности, в 1917 году. Многие даже говорят, что экономическая ситуация хуже, вы знаете, сейчас уже речь заходит о том, чтобы ввести продовольственные карточки для 80% населения, и прочее. Так вот, у меня вопрос такой: заявление Аксенова, губернатора Крыма, главы Крыма, точнее сказать, о восстановлении монархии в том или ином виде – как вы считаете, может ли быть ремейк столетней давности сегодня? Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Ремейки могут быть разные, но это не имеет отношения к заявлениям Аксенова. Аксенов вовсе не транслирует позицию Кремля, он пытается ее угадать, на мой взгляд, достаточно неудачно, потому что он человек, который не представляется мне очень далеким интеллектуально. Поэтому, по всей видимости (это мой комментарий к его этому бормотанию неясному про монархию, про диктатуру, черти что – он ставит знак равенства между монархией и диктатурой, и бессрочным правлением Владимира Владимировича Путина) – я думаю, что просто под ним зашаталось кресло по каким-то причинам, мне неведомым. И он хочет угадать и лизнуть поглубже, чтобы, так сказать, через то место, которое обычно лижет, достать до самого сердца того человека, который принимает главные кадровые решения.

Я не думаю, что ему это удалось, потому что он, я думаю, посмешил не только нас, но и как раз того человека, которому он хотел угодить. Смешить – правда, клоунада никому еще не мешала, но тем не менее я думаю, что то, за что им были недовольны – я думаю, он здесь ничем себе не помог, он ситуацию не исправил. Поэтому бог с ним, с Аксеновым, оставим его в стороне.

Более существенный вопрос ваш – возможен ли ремейк столетней давности. Сейчас, я думаю, ситуация стабильнее, я согласен здесь с Кириллом Юрьевичем, что сейчас власть в большей степени себе представляет, чем, скажем, в конце 80-х, что нужно делать с экономикой. Сейчас очень высокий рейтинг у первого лица.

Потому что 100 лет назад у него был крайне низкий рейтинг. Если, когда вступили в Первую мировую войну, и он вышел, Николай II, на балкон Зимнего дворца, выходивший на Дворцовую площадь, и объявил о том, что он вступает в эту войну с Германией, и вся Дворцовая площадь, залитая народом, упала на колени и запела «Боже, царя храни». И он был самый популярный человек в стране, у него был 100-процентный рейтинг. Прошел год – и от него ничего не осталось, от этого рейтинга.

И когда он уходил в отставку – не в отставку, а когда он принял решение об отречении, он был уже презираемым человеком, и ни один из командующих фронтов его не поддержал. И все говорили «уходи» фактически. И он, как король Лир, метался в этом своем поезде между Псковом, ставкой, Царским селом, станцией Дно, и нигде его толком не принимали. Это трагическая ситуация, страшная, которая потом, через полтора года, разрешилась его страшной мученической кончиной.

Сейчас ситуация другая, сейчас у первого лица очень высокий рейтинг. Другой вопрос, что только у него этот рейтинг, больше ни у кого, ни у одного института.

РОГОВ: Но, кстати, из вашего рассказа следует, что это не панацея, потому что через полтора года может его не быть.

СВАНИДЗЕ: Да, совершенно верно. Я абсолютно с вами согласен. Это, конечно, не панацея, потому что рейтинг сегодня есть, а завтра нет. А институциональных рейтингов нет ни у кого. И нет институтов не картонных – они все картонные, кроме института президентской власти, который гипертрофированно силен. В этом смысле ситуация грозная. Но пока этот рейтинг есть, за него все зацепилось, вся стабильность, и держится.

Поэтому если будут серьезные социально-экономические изменения в худшую сторону, они возможны. Потому что пока мы никак не вылезем из кризиса (не знаю, согласится ли со мной Кирилл Юрьевич), тогда возможно всякое. Сейчас это не просматривается, но в дальнейшем возможно всякое, о чем думать, в общем, даже и не хочется. Но сейчас, я повторяю, ситуации 1917 года нет, ее сейчас нет. Возможна ли она в будущем? Теоретически и практически – да, возможна. Не считаю это очень вероятным. Как вы?

РОГОВ: Я согласен. Я две ремарки на полях вашего ответа бы сделал. Первая – про рейтинг: как раз мы видим, что очень высокий рейтинг – это скорее опасная ситуация, чем стабильная.

Кстати, об опасности. Знаете, в Китае и во Вьетнаме, там нет никакой демократии, хотя там хорошо развивается экономика. Но там всегда, во всех опросах больше 90% людей говорят, что они поддерживают правительство. А вот в Великобритании и в Соединенных Штатах, если смотреть долгосрочное среднее, то в среднем 48% людей поддерживают правительство. Значит ли это, что вьетнамское и китайское правительство в два раза сильнее?

СВАНИДЗЕ: Как раз я же говорил об институтах. Я с вами согласен.

РОГОВ: И поэтому я говорю, как видно из вашего примера, совершенно справедливого, что очень высокий рейтинг – это именно не институциональная вещь, которая может перевернуться. Это не случайно, что так случилось с Николаем, от очень высокого…

СВАНИДЗЕ: Я бы сказал, даже напротив – уходят в этот рейтинг первого лица, потому что больше не во что уходить, больше не в кого и не во что верить. А людям хочется верить, людям хочется на что-то надеяться. Верят в доброго царя.

РОГОВ: К стабилизирующим факторам (еще второе добавление, это моя на полях ремарка) я бы отнес длительный период серьезного благополучия. Это все-таки некоторое накопленное людьми ощущение…

СВАНИДЗЕ: Относительное нынешнее благополучие.

РОГОВ: Да, оно относительное. Опять-таки, если бы у нас не было роста на 180%, то падение доходов на 15% было бы точно социальной нестабильностью, потому что люди такого не переносят. Но если вы 180% получили, то вы можете. Поэтому сегодняшняя ситуация в этом смысле…

СВАНИДЗЕ: То есть жирок накопленный?

РОГОВ: Да, и это, конечно, стабилизирующий фактор, потому что у людей есть еще некоторый запас, до того как они начнут говорить: «Блин, а что все это такое?» Есть.

Хотя надо отметить, что есть и неприятная история. Неприятная история заключается в том, что в течение последних восьми лет у нас нет экономического роста. У нас продолжалось развиваться экономическое благополучие, но не было экономического роста. Это происходило, у нас сегодня по итогам 2016 года ВВП страны превосходит ВВП 2008 года примерно на 3%, за восемь лет.

Экономисты сегодня говорят только о долгосрочном экономическом росте. Неважно, сколько вы в этом году выросли, в кризис все падают, конъюнктурные кризисы все время. Важно, как в длительной перспективе, сколько будет у вас накоплено этого роста, какой долгосрочный тренд у вас. Вот у нас этот тренд был такой до 2008 года, а теперь – вот такой. И это значит, главные проблемы у нас впереди, потому что эта длительная стагнация восемь лет длится, и она не связана с падением цен на нефть.

Наоборот, мы богатели в ситуации, когда у нас нет экономического роста, потому что мы перераспределяли деньги, которые приходили в 2011-2012-2013-2014 году, это четыре года, когда были самые высокие в истории мировых цен цены на нефть, второй нефтяной бум, который был больше чем первый, до 2008 года. Мы не росли, но мы перераспределяли эти деньги. Поэтому есть ощущение благополучия, но проблема, которая в экономике сидит, она гораздо глубже, чем падение цен на нефть, потому что началась эта проблема еще до того, как они упали.

СВАНИДЗЕ: Прошу вас. Еще, наверное, мы успеем на пару вопросов кратко ответить. Не мы, вернее, а Кирилл Юрьевич.

ИЗ ЗАЛА: Я хотел задать вопрос, но по поводу развития 90-х годов. Почему-то складывается убеждение, что надо было идти в Северную Америку, а на самом деле путь, я так понимаю, вел в Южную Америку, с похожим бэкграундом и дальнейшим развитием. Спасибо.

РОГОВ: Да, это очень важный вопрос. Надо очень быстро?

СВАНИДЗЕ: Да.

РОГОВ: Это был не путь, это была точка, из которой мы исходили. Дело в том, что наша траектория с южноамериканской довольно близка, здесь много похожего, если мы смотрим и на политические институты, и на динамику роста. Дело в том, что когда Советский Союз разваливался, он был примерно на том уровне экономического развития (экономисты это меряют как ВВП на душу населения), на котором были латиноамериканские страны примерно в начале 70-х годов прошлого века, когда они вступили в полосу нестабильности и перетекания от нестабильных демократий к нестабильным, относительно стабильным авторитарным режимам.

То есть в некоторой точке, например, Китай начал свой транзит из социализма на гораздо более низком уровне развития, у них ВВП на душу населения был гораздо ниже, чем в советской России в 80-е годы. И они совершали некоторый другой транзит, который по другим законам совершается, потому что у вас огромная доля сельского населения, вы еще не урбанизированная страна, у вас гораздо ниже запросы, и вообще все развивается по-другому.

А мы, как и страны Латинской Америки, оказались в ситуации, когда у нас экономика плохая, а запросы уже довольно высокие, этот самый подушевой ВВП на довольно высоком уровне, когда мы пришли к кризису, довольно значительное городское население. И вы переживаете совсем другой кризис, это кризис, состоящий из других элементов, и у него другая траектория развития и другие последствия.

В этом смысле мы не то что пришли к Латинской Америке, на самом деле мы были в 80-е годы в той же точке институционально. Ну, не в той же, но в соизмеримой точке, и наши проблемы были похожи поэтому на те проблемы, которые переживали Бразилия, Аргентина и другие страны.

СВАНИДЗЕ: Да, прошу вас.

ИЗ ЗАЛА: Кирилл Юрьевич, скажите, пожалуйста, если бы Горбачев в начале перестройки начал бы реформы примерно по китайскому и вьетнамскому образцу, то есть просто бы разрешил частное предпринимательство и чисто экономические реформы, могли бы быть они тогда более плавными, мягкими, не так, как в 1991-м, доводить уже до катастрофы?

РОГОВ: Во-первых, отчасти он так их и начал, и совершенно не собирался сдавать руководящие политические посты партии в 1985-1986-1987 году. Он так и начал. Он попробовал сначала научно-технический прогресс, то есть просто чисто административно реновацию фондов сделать, и таким образом двинуть, это была первая идея. Вторая идея была – давать чуть самостоятельности предприятиям и селу, развивать такие формы. Помните, кооперативы, все это было же. Это все было то же самое, в принципе это было то же самое.

У него немножко этот крен обозначился в политическую сферу, но это было связано тоже с тем, что это немножко другое общество, как я уже говорил, чем китайское общество того времени. И в отличие от китайского общества и от китайской модели… Китайская модель была неповторима для России, это просто надо запомнить и заучить, как теорему Пифагора. Китайская модель была построена на том, что у вас большинство населения – это сельское население; вам не нужна пенсионная система, у вас нет пенсионной системы, у вас нет таких социальных расходов. У вас очень дешевое и огромное количество рабочей силы, которые не привыкли сидеть в НИИ, а привыкли за 1 доллар в неделю, в месяц работать неустанно.

И Китай начал продавать, это тоже было большое мужество и мудрость придумать. Ведь в конце 70-х годов китайская элита считала, что катастрофа в Китае неизбежна, потому что они не могут прокормить такое население, и не смогут в ближайшей перспективе. А в 80-е годы китайская элита придумала, как сделать то, что должно стать твоей катастрофой, твоим выигрышем, как реализовать избыток населения, как экономическое преимущество, выйдя на внешние рынки.

В России не было такой возможности, потому что это была совершенно другая структура общества.

СВАНИДЗЕ: Как говорил покойный Аркадий Иванович Вольский, мудрый человек: «Для шведской модели у нас слишком мало шведов, а для китайской – слишком мало китайцев».

РОГОВ: Да, совершенно верно.

СВАНИДЗЕ: Еще один вопрос, дорогие друзья.

ИЗ ЗАЛА: Спасибо. У меня вопрос касательно моногородов, и большого количества людей, которые в 90-е годы не нашли себе места в новом мире, сельские районы. Меня просто интересует ваша точка зрения, как из этой ситуации выходить. Что делать с моногородами и как помогать людям не умирать тихо в деревнях. Спасибо.

РОГОВ: Это очень болезненный вопрос, очень сложный. Я говорил уже, что нерыночная индустриализация, которая была проведена в течение нескольких десятилетий, нанесла колоссальный ущерб России, который будет ощущаться еще долго, и который ощущается сейчас, и значительно, и является одной из самых глубинных проблем нашей экономики.

Понимаете, она не только на экономике плохо сказывается, она в некотором смысле все время подталкивает к возвращению к тем политическим институтам, на которых это было создано. Сама инфраструктура экономики, и структура экономики, эти нерыночные штуки – они все время тянут, как камень, назад, и говорят: «Давайте тогда институты для них восстановим прежние какие-то». Это очень большая проблема, она решается только в течение длительного времени какими-то шажками, какими-то реформами.

В этих реформах были удачные вещи, например, с угольной промышленностью в 90-е годы были достаточно удачные реформы в отношении некоторых регионов и секторов, когда как-то смягчали эти проблемы. Конечно, это огромная передислокация рабочей силы из сектора в сектор. Она в значительной степени произошла, происходит и будет происходить, и этому процессу нельзя противиться – стягивание населения в города и городские агломерации. Только там рост.

Когда мы говорим о периоде экономического роста, например, в 2000-е годы у нас были высокие темпы экономического роста – 6%, в среднем около 7% в год. Средний, долгосрочный в 2000-е годы. Так вот, в реальности когда экономисты на это смотрят на более низком, на микроуровне, считается, что росли в России около 150 населенных пунктов, в которых был экономический рост сосредоточен. В остальных не было экономического роста. Он по всей экономике рассматривается как рост экономики, а когда мы спускаемся ниже уровнем, мы видим, что на самом деле у нас есть 150 мест, где экономический рост есть, и дальше нет.

И вы ничего с этим не сделаете, вы не сможете заставить рост пойти туда, где для него нет условий. И соответственно люди будут перетекать оттуда, где нет роста, туда, где рост. К сожалению, это неприятное свойство рыночной экономики. Она самая, как известно, плохая, она очень плохая, но все остальные еще хуже.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, все на сегодня. Спасибо. У меня еще есть только два тезиса. Первый тезис: я хочу вручить нашему гостю Кириллу Юрьевичу Рогову книжку, которая выпущена Фондом Александра Николаевича Яковлева при поддержке Комитета гражданских инициатив. Она называется «Перестройка: 1985-1991. Документы».

РОГОВ: Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Хорошая книжка, толстая, документов много.

Второе, что я хочу сказать: в следующий раз мы с вами встретимся, приходите, пожалуйста, сюда, в этот зал 25 апреля сего года, нашим гостем будет профессор из Соединенных Штатов Америки, историк Владислав Зубок. И речь пойдет, как раз это будет в продолжение темы, которую мы сегодня обсуждали с Кириллом Юрьевичем – это будет развал Советского Союза и его последствия. Я думаю, что вам будет интересно, и вопросы у вас тоже возникнут.

И наконец (я сказал два – нет, все-таки три), я хочу от вашего лица поблагодарить нашего гостя. Спасибо, Кирилл Юрьевич. Кирилл Рогов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206982 Кирилл Рогов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 10 июня 2017 > № 2210071 Николай Вардуль

Алхимия роста

Николай Вардуль

Алхимики искали философский камень. Экономисты в чем-то им сродни. Из «свинцовых будней» им надо сделать золото роста.

Какого-то одного «философского камня» тут нет. Как показывает мировой и практически, во всяком случае пока, совпадающий с ним отечественный мейнстрим поисков поддержки роста, ставка делается не на красное или черное, а на некую далеко не революционную комбинацию показателей. В России она складывается так: отсутствие бюджетных потрясений, для чего возобновляется наполнение резервных кубышек; низкая инфляция, которая должна остановить падение реальных доходов, а потом и способствовать их росту; снижение ставки ЦБ, которое в первую очередь оживит потребительское кредитование; все вместе вернет покупателей к прилавкам. За ростом потребительского спроса подтянутся и «основные силы». Пульс инвестиций в основной капитал уже прощупывается, их источник сначала собственные средства компаний, а потом доступ к внешним ресурсам упрощается.

Медленно? Да, хотелось бы быстрее. Но предлагаемые варианты ускорения – за счет фактического замораживания существующих пенсий и сокращения числа будущих пенсионеров при увеличении пенсионного возраста размывают и без того не слишком прочные устои социально-экономического и политического развития.

Философский камень искали из любви не к философии, а к наживе. Искать экономический рост, который, по идее, должен сделать жизнь людей лучше, заранее обрекая значительную и заслуженную часть общества на еще большее прозябание, – значит, ставить во главу угла не рост благосостояния для всех, а все ту же наживу для тех, кому размер будущей пенсии совершенно неинтересен. Это шаг к еще большему разобщению, что ничего хорошего не сулит ни каким бы то ни было масштабным реформам, ни перспективам гражданского мира.

У приведенной комбинации есть одно, не слишком громко артикулируемое качество. Чтобы на этом пути добиться значительного роста, надо сотрудничать с развитыми странами. Альтернативные варианты могут слишком далеко завести в опоре на собственные силы, что обернется отставанием и агрессивностью. Успешное будущее России – это именно сотрудничество, а не конфронтация. Здесь важен политический выбор, от которого зависит и окончательный вид экономической программы.

А она, конечно, может быть дополнена инструментами ускорения без обнищания. Например, большей инвестиционной активностью самого государства в реализации инфраструктурных проектов, которые улучшают и инвестиционный климат в целом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 10 июня 2017 > № 2210071 Николай Вардуль


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева

Мать-героиня: как выйти замуж, создать свой бизнес и успеть к вечернему кормлению

Екатерина Иноземцева

Сооснователь и гендиректор онлайн-школы Free Publicity School

Основатель Free Publicity School о том, как в одной женщине могут уживаться четыре профессионала

В России принято считать, что женщина работает на четырёх работах и счастлива на всех четырёх. Во-первых, женщина возглавляет планово-хозяйственный отдел у себя дома. Кроме того, она заведует кафедрой детского и семейного развития. В-третьих, выступает со-инвестором собственного мужа. Ну и, в-четвертых, директорствует у себя в офисном кресле.

Во всех этих ролях она счастлива, ибо если она вдруг несчастлива – страдают все остальные. У нас считается, счастливая мама – счастливые все. И это исключительно российская реальность, ни одна другая страна мира не имеет столько эффективных управленцев, многоруких многоногов, совмещающих четыре профессии и остающихся при этом счастливыми.

10 месяцев назад у меня родилась дочь Василиса. Через неделю после родов должен был состояться давно запланированный вебинар, который я не могла не провести – меня ждали 200 человек. Пока вела вебинар, с плачущим младенцем под окнами прыгала моя мама (бабушка Василисы), и соседи недоумевали, не пора ли спасать родителей или ребёнка. Через пару месяцев я получила приглашение выступить на конференции TEDx с темой «Семья как проект». Подготовка сама по себе стала проектом — банк молока я создавала неделю. Я уложилась в 9 часов, включая перелёт Сочи-Москва-Сочи, чтобы успеть вернуться к вечернему кормлению. Когда Василисе исполнилось полгода, я написала новую книгу, пробежала два полумарафона и записала нас с мужем на ретрит. У меня нет постоянной няни. Четыре профессии стали образом жизни, и именно этот микс делает меня счастливой, позволяя переключаться. Я никакая не супергероиня. Так живут все в моём окружении.

Недавно подруга-француженка спросила меня, как мы, русские, это делаем и «если женщина занимается своим бизнесом и уходит в декрет — она на кого этот бизнес оставляет?». Первым моим позывом было ответить коротко: «Ни на кого. А зачем?». А потом я задумалась, почему привычный нам, жонглирующим мамам, уклад жизни, шокирует европеек. Ответ подруге превратился в рефлексию с лайфхаками, как мы это успеваем.

Первая профессия. Дети.

Организовать и устроить ребёнка куда бы то ни было – это макро- и микроменеджмент. Даже если есть няня, ей нужно правильно ставить задачи, объяснять KPI, проверять ее действия с чеклистом и выплачивать зарплату. Если вы занимаетесь с ребёнком сами, у вас в голове развёрнут целый планово-аналитический отдел: питание, развитие, медицина. Воспитание ребёнка сейчас гораздо сложнее, чем во времена наших мам, несмотря на памперсы и прочие принадлежности. Нынешнее родительство – интеллектуальная функция. Нужно перерабатывать огромный пласт информации самой, анализировать, делать выводы, проводить консилиум с мужем и принимать решение коллегиально, а не полагаться на заветы прабабушек и доктора Спока. Если детей ещё нет, на женщине всё равно лежит нагрузка в виде родственников, семейных мероприятий и подарков тётушкам.

Лично меня спасают две доски в планировщике Trello: одна командная, другая – семейная, куда попадают все задачи по ребёнку и родственникам, а планировщик вовремя мне шлёт напоминания – кого отправить на массаж, кому цветы, кому мороженое.

Вторая профессия. Хозяйство. Даже если часть систем выведена на аутсорсинг, к вам приходит клининг, а рубашки мужа сами уезжают в прачечную, вам на всё нужно завести регламенты, организовать снабжение комплектующими и контролировать ежедневный уровень пыли и шума, чтобы не страдали остальные работы. Даже если семья прогрессивная и муж научен убирать за собой самостоятельно, сам выносит пресловутое ведро, большую часть рутинных дел по дому всё равно женщина делает сама.

Мне помогает система чеклистов как в уборочных ресторанов и торговых центрах. Их заполняют помощники по дому или я сама, чтобы туалетные и принтерные кассеты не смешивались в голове.

Третья профессия. Муж. Все семьи устроены по-разному. Бывают мужья, неприхотливые в быту и еде, бывают те, кому важен комплексный обед из трёх блюд и компот. Но в любом случае семейные отношения требуют времени и сил, физических и душевных. Вдобавок в России женское поле – самый конкурентный вид бизнеса. Тело, лицо, массаж, а ещё содержательность, начитанность, тренды и бренды. Даже если вы ещё на этапе поиска партнёра – ответственность за свой внешний вид пожизненная, и со временем она требует всё больших инвестиций.

Помогает сила маленьких шагов. Пусть 5 или 15 минут в день на совместные завтраки или уход за собой, но ежедневно. Я веду в ежедневнике учёт полезных привычек «ПроПоПну»: проверить, похвалить и пнуть. По-вертикали – список привычек. По-горизонтали – дни месяца. На пересечении плюсики (похвалить) или минус (пнуть себя за недисциплинированность). Отдельной строкой — время с мужем, отдельно – время с собой, уход, спорт, чтение и другие заряжающие занятия, чтобы хватало сил на остальные работы.

Четвёртая профессия. Свой проект. Бизнес, увлечение или любимое дело. Пустыню перебежать, медведя белого спасти, производство нано-барьеров наладить. Все это можно делать, не отрываясь от других трёх работ из домашнего кресла. Наше спасение — скайп, почта и мессенджеры. Можно все это делать, чередуя бизи-дни и релакс-будни, можно в свободное от детей время между садиками и кружками. Здесь ключевой момент – логистика. Организовать перемещения между другими работами, занятиями детей и офисом с минимальными затратами времени. Жонглирующие бизнесвуман привыкают использовать эти перемещения для того, чтобы в перерывах читать электронные книги, учиться на онлайн-курсах и слушать подкасты.

Я объясняю своей французской подруге, набивая сообщение и параллельно прикладывая карточку ко входной двери, чтобы пропихнуть перед собой тележку, она же коляска, пока Василиса повисла на другой руке, что это всё – не супергеройство, что я обычная женщина, нас таких много. Но чую, не верит она мне. Потому что не понимает, французская душа, что значит быть счастливой, когда всё и сразу, на всех своих четырёх работах одновременно.

А это примеры моих подруг, на которых я тоже равняюсь.

Таня Майер – американка, родила и воспитала ребенка в Москве. В своей книге «Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России» описывает российских бизнес-вуман так: «В России матери готовы на все ради ребенка, но как-то умудряются заниматься воспитанием и домом, не теряя красоты, профессии и ощущения себя как женщины». Другая писательница, француженка Памела Друкерман, автор эпохальной книги «Французские дети не плюются едой», после возвращения из Москвы удивлялась в своей колонке New York Times, что «русские мамы приходили на автограф-сессию на каблуках». Это она еще не видела девушек при полном параде на детской площадке!

Екатерина Петерсил развивает семейный бизнес вместе с мужем Гилом. Недавно они свозили 1300 россиян на тренинг Тони Роббинса в Лондоне и взяли почётный первый приз как самый успешный бизнес-партнёр. Сингапур, Израиль, Москва, Лондон, Казахстан. Их дочь Элли путешествует вместе с ними с первых дней. За 11 месяцев она посетила 5 континентов и открыла 7 виз. Екатерина чередует бизи-дни, когда она присутствует в московском или сингапурском офисе, с релакс-днями, которые полностью уделяет малышке.

Юлия Никулина-Джеффруа — хозяйка коммуникационного агентства, живёт во Франции. Вместе с рождением дочери получила большой проект и вела его без отрыва от производства (грудного вскармливания). Клиент и не догадывался, что генеральный директор, которая с ним на связи 24/7, только что родила ребенка. Её французский муж давно привык к тому, что Юля успевает следить за домом, за собой, за малышкой, и вести собственный бизнес.

Камилла Газиева замужем за американцем. Она занимается бегом и ведёт колонки на спортивные темы. Когда ее сыну исполнилось 10 дней от рождения, они с мужем решили вернуться к привычному образу жизни. Поехали, точнее, пошли пешком покорять плоскогорья Колорадо, Канзаса и Миссури. Трекинг растянулся на 4 недели, во время которых они спали в палатке под звёздным небом вместе с грудным младенцем, забирались на высоту 1000 метров, занимались скалолазанием, пока ребёнок спал внизу в переноске. А когда Дину исполнилось 4 месяца, мама посадила его в беговую коляску и приступила к привычным спортивным тренировкам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева


Азербайджан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206852

Одними запретами пенсионеров в Азербайджане к "безналу" не приучишь

Новые поправки в закон о трудовых пенсиях, подчеркивают эксперты, ставят цель развивать безналичную форму расчетов, в том числе поддержать борьбу с коррупцией.

Большая часть населения получает пенсии и социальные пособия в безналичной форме, исключение составляют только некоторые районы и отдаленные села. Об этом Sputnik Азербайджан сказал эксперт-экономист Рашад Гасанов, комментируя внесение новых корректив в законодательство о трудовых пенсиях.

На состоявшемся 5 июня совместном заседании парламентских комитетов по труду и социальной защите, правам человека, правовой политике и государственному строительству обсуждался проект поправок к Закону АР "О трудовых пенсиях".

Было предложено внести дополнения в статью 37.1 закона (Правила выплаты (доставки) трудовых пенсий и надбавок к трудовым пенсиям). Согласно предложениям, правила выплаты (доставки) трудовых пенсий населению определяются органом, назначающим трудовую пенсию. Выплата пенсий будет осуществляться только в безналичной форме.

По словам Гасанова, работа в данном направлении ведется уже очень давно. Такая форма выплаты имеет определенные преимущества.

В первую очередь, безналичный расчет сводит на нет возможность требовать с людей какие-то незаконные платежи, так как фактически прекращается общение напрямую со структурами, осуществляющими выплаты пенсий гражданам.

"Раньше в Азербайджане существовала практика, когда пенсионеры определенную часть пенсий – один-два процента, а иногда и все пять процентов – должны были отдавать органам, выдававшим им деньги. Но впоследствии все это сошло на нет", — отметил эксперт.

По его словам, Центральный банк АР разработал стратегию, нацепленную на развитие в 2014-2019 годах системы безналичных расчетов. Согласно стратегии, долю "безнала" на рынке планируется повысить до 90 процентов. Но, по мнению эксперта, в нынешней ситуации добиться этого быстро будет невозможно. С другой стороны, в будущем безналичная форма оплаты будет все больше внедряться в повседневную жизнь.

"Уже сегодня немалая часть граждан осуществляет выплаты коммунальных услуг и других счетов посредством безналичного расчета. Получение пенсий в безналичной форме позволит пенсионерам также пользоваться этими услугами", — отметил он.

В настоящее время деньги, поступившие на счет гражданина, могут расходоваться как в наличной, так и в безналичной форме, но, возможно, в дальнейшем будут введены определенные ограничения, продолжил эксперт.

В Нахчыване уже началась работа в этом направлении. Так, пенсионерам и трудящимся поставлено условие, чтобы до 50% расходов осуществлялось в безналичной форме. Однако, по мнению Гасанова, требовать этого в существующих условиях неправильно. Тем не менее, вполне возможно, что в будущем такая практика распространится на весь Азербайджан.

По его мнению, процесс в определенной степени осуществляется в целях развития безналичной формы расчетов, в том числе поддержки борьбы с коррупцией.

В свою очередь, эксперт Натиг Джафарли отметил, что не видит в данных поправках каких-либо серьезных изменений: "И без того пенсии выдаются в безналичной форме, но большинство пенсионеров затем обналичивают свои счета на карте. И хотя карты позволяют делать покупки, население пока не привыкло к этой системе".

По его мнению, если государство хочет внедрить повсеместно безналичные расчеты, оно должно приучать к этому население. У людей должна появиться заинтересованность в том, чтобы делать покупки и оплачивать счета в безналичной форме.

Продвигаться вперед в этой сфере одними лишь запретами не получится, считает эксперт. Как минимум, народ надо информировать о преимуществах безналичного расчета с помощью социальных роликов или каким-то другим способом, заключает Джафарли.

Источник - Sputnik

Азербайджан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206852


Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206589

Надежды ООН на инвесторов в мире растут

Инвестиции в глобальную экономику в 2017 году увеличатся, прогнозирует ЮНКТАД

Глобальные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в 2017 году увеличатся на 5% - почти до $1,8 трлн, прогнозируется в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Об этом пишет Интерфакс-Казахстан.

По итогам 2016 года ПИИ снизились на 2%, до $1,746 трлн, на фоне слабого роста мировой экономики и высокой степени политических рисков для транснациональных компаний.

Позитивный прогноз на следующий год основан на ожиданиях более высоких темпов экономического роста в крупнейших регионах, возобновления подъема мировой торговли и восстановления корпоративных прибылей. При этом США, Китай и Индия станут основными странами-назначения для ПИИ.

В 2018 году ЮНКТАД прогнозирует умеренное повышение прямых иноинвестиций до $1,85 трлн. В то же время объем инвестиций по-прежнему будет ниже исторического максимума в $1,9 трлн, зафиксированного в 2007 году, отмечается в сообщении.

Генеральный секретарь ЮНКТАД Мукиса Китуйи полагает, что под влиянием роста геополитических рисков и факторов политической неопределенности до восстановления докризисного объема ПИИ предстоит еще долгий путь.

Приток инвестиций в развивающиеся страны в 2016 году рухнул на 14% - до $646 млрд, в том числе в азиатском регионе — на 15%, до $443 млрд. Аналогичный показатель для развитых стран увеличился на 5% и составил $1,032 трлн.

Крупнейшим получателем ПИИ остались США, которые привлекли за год $391 млрд (рост на 12%). Великобритания увеличила показатель в 7,7 раза, до $254 млрд, и поднялась на вторую позицию с четырнадцатой в 2015 году за счет крупных международных сделок по слияниям и поглощениям (M&A). Китай занял третью строку, получив $134 млрд инвестиций (снижение на 1%).

Капиталовложения развитых государств в 2016 году уменьшились на 11% - до $1 трлн, аналогичный показатель у развивающихся стран практически не изменился — $383 млрд.

Инвестиции США в экономику иностранных государств снизились на 1% - до $299 млрд, но страна осталась мировым лидером по этому показателю.

Китайские инвестиции в другие страны повысились на 44% и достигли $183 млрд, что позволило КНР занять второе место, обогнав Нидерланды ($174 млрд, рост на 26%) и Японию ($145 млрд, подъем на 12%), сообщается в отчете.

Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206589


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035

Берите, что дают! Крым наградил ветеранов неполноценными квартирами

Квартирный вопрос снова все испортил. Ветеранам бы радоваться — получили в подарок новые квартиры, однако они оказались непригодными для жизни. «Такое пережили в войну, что ничего уже не страшно», — подбадривают себя ветераны

В Севастополе ветеранам Отечественной войны выдали по половине однокомнатной квартиры. В правительстве города заявляют, что при получении жилья его нынешние владельцы приняли квартиры без претензий и замечаний.

Сами же ветераны говорят, что осмелились рассказать о произошедшем, лишь получив свидетельства о праве собственности, поскольку им дали понять, что они могут не увидеть даже такого жилья. Сейчас этой темой занялись местные следователи. Разобраться в произошедшем пообещали в Кремле. Также этот вопрос поставили на контроль в «Российском союзе ветеранов».

6 мая десяти севастопольским ветеранам Великой Отечественной войны торжественно вручили ключи от квартир в новом доме на Античном проспекте, 26. Однокомнатные квартиры у застройщика ЖСК «Доступное жилье» на сумму около 20,5 млн рублей покупал департамент капитального строительства, исполняя указ президента России по улучшению жилищных условий ветеранов.

Как выяснилась, вместо полноценных «однушек» ветераны получили их половинки, разделенные гипсокартоном. На фото, которые есть в распоряжении редакции Business FM, изображены две рядом стоящие двери с одинаковым номером.

Все отопление — это конвектор на стене, который надо включать в розетку. Это в газифицированном доме. А значит стоимость электричества здесь полноценная. И ветеранские скидки будут высчитываться, исходя из нее.

Светлана

внучка 80-летней жительницы Крыма Легкодымовой Любови Трофимовны

«По всей видимости, это «однушка», потому что кусочек такой очень маленький, и он, как вагон, получился. Балкон — это часть комнаты сделали. Рядом стоит закуточек, закоулочек — это типа кухня. Там стоит только рукомойник. Поставить туда холодильник, какое-то оборудование вообще не представляется реальным в принципе. И при входе сразу же ванна с туалетом. Газа у нас нет, отопления у нас нет и не будет, потому что все это находится во второй части квартиры. То есть это надо бойлер, сказали, электрическая плита и топиться конвекторами».

90-летнему ветерану войны Петру Федоровичу Кущаковскому вместо квартиры достался балкон. Когда получали ключи, было газовое оборудование, а через полторы недели его демонтировали. Застройщик объяснил это тем, что квартиры были изначально проданы для города как не газооборудованные, а электрооборудованные. Внучка ветерана Елена сама отнесла жалобу в приемную на имя временно исполняющего обязанности губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. Ответа не было. Но 8 июня вдруг все вернули и даже привезли батареи для отопления.

Елена

внучка ветерана войны Петра Кущаковского

«Кухня, туалет, душевая кабинка, а сама квартира — это просто кусок балкона. Получается, выше этажами это одна квартира, а у нас, получается, разделили квартиру на 6 и 6а, то есть это продолжение квартиры 6, то есть там реально можно поставить кровать. Ни шкаф, ничего поставить нельзя. Сначала был газ, потом его сняли, а теперь его опять повесили. Газ будет в течение года. Сняли газовое оборудование, когда мы приехали в квартиру после вручения ключей».

После демонстративного вручения ключей от квартиры застройщик демонтировал газовый котел и батареи в квартире №1 у ветерана Ивана Любивого. А посреди его единственной комнаты стоит четырехгранная колонна. Крымский общественник Александр Талипов считает, что возможность выдать полноценные квартиры ветеранам у властей была.

«Вызывает недоумение тот факт, что сейчас правительство массово вводит незаконные объекты в эксплуатацию. В частности, построенные на участках для индивидуального жилого строительства многоквартирные дома. И при этом при вводе этих объектов в эксплуатацию практически все эти крупные застройщики социальную нагрузку не несут. Вполне возможно, что даже если вы вводили и не хотите сносить такие объекты, пусть бы с дома на 100 квартир 10-15 квартир бы отходило городу, и за счет этого происходило бы переселение, в том числе ветеранов войны в новые квартиры».

Правда, есть и те, кто своими квартирами-студиями доволен. Ветеран Олимпиада Трубникова, получившая от города квартиру № 60, рассказала об этом местному изданию ForPost. На вопрос о том, не смущает ли ее отсутствие отопления и кухня, совмещенная с комнатой, пенсионерка ответила, что «такое пережила в войну, что ей ничего не страшно», и такой квартире она очень рада. Ранее местные власти отчитывались, что в нынешнем году все заявки на получение новых квартир ветеранами удовлетворены. Их выдано 13, но в соцсетях люди пишут, что нуждающиеся еще есть. Официальной открытой информации по этому поводу в Севастополе нет.

До последнего власти неприспособленность квартир отрицали. Однако позднее замгубернатора Вячеслав Гладков после осмотра квартир сказал, что документы, которые были предоставлены при сдаче дома, все-таки изучат. Это вопрос с газом, с централизованным теплоснабжением, наличием дверей, положением кухни и балкона. Механизм решения возникших проблем замгубернатора пообещал предложить не позднее 12 июня.

Наталья Воробьева

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204271 Джек Ма

В Китае — новый богатейший. Состояние Джека Ма увеличилось на $2,3 млрд за сутки

Редакция Forbes

Акции Alibaba, основным владельцем которой является Ма, выросли на новостях о прогнозируемом полуторократном росте выручки онлайн-ретейлера в следующем году

Глава крупнейшей китайской интернет-компании Alibaba Group Джек Ма за сутки стал богаче на $2,3 млрд, следует из данных о текущей оценке состояния миллиардеров в списке Forbes.

Согласно данным на 9 июня, состояние Джека Ма выросло за сутки на $2,3 млрд или 7,4%. Оценка личного капитала предпринимателя достигла $34 млрд. Таким образом, сейчас Ма — самый богатый человек Китая по версии Forbes. В марте 2017 года Forbes оценивал его состояние в $28,3 млрд, он занимает 19-ю строчку рейтинга богатейших людей мира.

Оценка состояния Джека Ма выросла вслед за ростом котировок Alibaba Group, подорожавших на Нью-Йоркской бирже на 13,3%. В четверг финансовый директор компании Мэгги Ву на конференции для инвесторов сообщила, что выручка компании в 2017–2018 финансовом году может вырасти на 45-49%. По итогам 2016-2017 финансового года выручка Alibaba составила $22,994 млрд, что в 1,6 раза больше показателя за предыдущий сопоставимый период. Ву также отметила, что стоимость акций компании может подняться примерно на 40% в 2018 году.

Alibaba, специализирующаяся на электронной коммерции, была основана Джеком Ма в 1999 году. Ее пользователям доступен сервис, комбинирующий отдельные функции eBay, Amazon и PayPal. Помимо онлайн-ретейла, компания развивает платежную систему Alipay.

Второе место по оценке состояния среди миллиардеров Китая теперь занимает Ма Хуатен, председатель совета директоров телекоммуникационной компании Tencent, владеющей приложением WeChat. Он занимает 22-ю строчку в мировом рейтинге. Его состояние с марта 2017 года увеличилось с $24,9 млрд до $31,7 млрд.

На третье место опустился Ван Цзяньлин, который ранее возглавлял рейтинг богатейших людей Китая. Состояние основателя строительной империи Dalian Wanda Group, занимающего 23 строчку в мировом рейтинге, осталось на уровне мартовской оценки — $31,3 млрд.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204271 Джек Ма


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204250 Абел Аганбегян

Восемь налоговых новаций, которые вернут экономический рост

Абел Аганбегян

Академик РАН, завкафедрой РАНХиГС

Как стимулировать экономику при помощи налогов и повысить финансирование пенсий и здравоохранения до среднемировых показателей?

В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин в прошлом декабре заявил, что налоговая система в России должна работать на стимулирование деловой активности, на рост экономики и инвестиций. А как она работает сейчас?

Мы видим, что в новых условиях стагнации и рецессии действующая налоговая система оказалась несостоятельной. Она не выполняет ни одной своей функции: ни фискальной (наполнение бюджета), ни стимулирующей, ни распределительной.

Налоговые ставки высокие, а доходы продолжают падать

Современная налоговая система Минфином создавалась при повышающейся цене на нефть. И 40% всех налогов собиралось с нефти и нефтепродуктов. Поэтому сокращение доходов бюджета при падающей цене на нефть трудно перекрыть даже в условиях умеренного роста ВВП. Что мы и наблюдаем: несмотря на рост ВВП за 2012-2016 годах на 2%, доходы федерального бюджета уменьшились с 18,3 трлн рублей в 2012 годах (в ценах 2016 г.) до 13,4 трлн. рублей в 2016 году – то есть на 27%.

До 2019 года Минэкономразвития прогнозирует увеличить ВВП на 4% и выше. А Минфин, между тем, планирует дальнейшее сокращение доходов (а за ними – и расходов) федерального бюджета, так как предвидит не повышающиеся цены на нефть.

Еще раз повторим – при всех высоких налоговых ставках, которые установлены сейчас, доходы государства продолжат снижаться. То есть федеральный бюджет на 2017-2019 годы, вместо того, чтобы быть бюджетом развития, как призывал Путин, стал бюджетом стагнации и рецессии.

Нашей налоговой системе не повезло, потому что правительство приняло ошибочное решение, когда отдало разработку налогов фискальному ведомству – Минфину. Это все равно, что уголовный кодекс отдать на разработку полиции. Я ничего против полиции не имею. Но если вы хотите иметь объективный уголовный кодекс, следует учесть не только мнение полиции, но и мнение общественности и юристов.

То же самое касается налогового кодекса: ни в одной стране министерство финансов не разрабатывает налоговое законодательство. Налоговый кодекс – это настолько важная вещь, что создается общегосударственными силами на самом высоком уровне. Президент должен создать специальную консолидированную комиссию, потому что налоги выполняют отнюдь не только функцию пополнения доходов бюджета, но и важную стимулирующую роль социально-экономического развития. Если я не беру налог за какое-то дело, то я поощряю вас вкладывать туда деньги или, наоборот, беря налог, – не поощряю.

Но главным остается вопрос — как стимулировать экономику при помощи налогов?

Инвестиционные льготы по налогу на прибыль

Нашей экономике нужны инвестиции – это главный источник нашего роста. Но у нас сегодня сначала берут налог с прибыли предприятия — 24%, а уже из оставшегося предлагают вкладываться в развитие. До 2003 года такого не было. И если взять статистику, тогда увидим, что инвестиции тогда росли на 17% и 10% в год. А насколько они выросли, когда начали брать налог в 2003-м? На 2%! Прибыль сразу ушла в тень, сразу сократилась. Сейчас надо убрать налог на прибыль в части инвестиций и снизить еще ряд налогов с предприятий.

Снижение НДС

У нас весьма высокий НДС, посредством которого «подрезается» производство товаров и услуг с высокой добавочной стоимостью, импортозамещение, развитие неэнергетического экспорта и т.п. Многие удивляются, почему у нас в экспорте так мала доля готовой продукции, где добавочная стоимость высока? Да ее производство при столь высоком НДС просто невыгодно. А Минфин это не волнует – не его вопрос. И сегодня он предлагает увеличить НДС с 18 до 22%.

В ответ часто слышишь: «А в отдельных западноевропейских странах налог НДС выше нашего – почему бы не взять с них пример?». Да, несмотря на то, что в половине развитых стран НДС ниже, чем в России, действительно, есть страны, где налоговая нагрузка выше – у нас налоги составляют 35% ВВП, а в Германии, Франции, Италии – более 40%. Но их экономический рост — в среднем 1,5-2% в год. Вы хотите, чтобы и Россия в перспективе развивалась такими темпами, в то время как экономика мира поднимается по 3,5%, а развивающиеся страны – по 4-6% в год? Социально-экономический уровень развитых стран в 1,5-2 раза выше российского и, если мы хотим приблизиться к ним, нам надо расти тоже на 4-6% в год, что невозможно при столь высокой налоговой нагрузке. Поэтому здесь надо ориентироваться на развивающиеся страны с более низкими налогами, но зато с более высокими темпами роста.

Отбирая деньги у бизнеса, невозможно ждать развития. Я согласен с коллегами из Столыпинского клуба, которые в «Стратегии Роста» предлагают снизить налоговую нагрузку на новые и динамично развивающиеся производства, на технологическое обновление, высокотехнологичные и инновационные отрасли, на импортозамещение, развитие неэнергетического экспорта и т.п.

Если предприниматель, работающий с минимальной прибылью (а рентабельность в перерабатывающей промышленности у нас сегодня весьма невысока) решил поставить у себя в цехах новое оборудование, облегчите ему эту возможность, дайте ему налоговую паузу! Ведь государство заинтересовано, чтобы он технологически обновился: впоследствии предприятие станет больше производить, больше платить налогов.

Перенос налогов с производства на потребление

Налоги в мире существуют много сотен лет. Каких только странных налогов не придумывали, кто только не экспериментировал с ними: и дураки, и мудрецы. Но все рыночные государства независимо друг от друга пришли к более-менее похожей системе: половину налогов платит население, половину — бизнес. Колебания существуют: в Польше 40% платит население, 60% – бизнес; в США соотношение обратное – что очень выгодно для предпринимателей. Но Россия – единственная страна, где на бизнес приходится подавляющая часть фискальной нагрузки (около 85% всех налоговых сборов). Перекос колоссальный! Как же сделать так, чтобы более-менее выровнять это соотношение, одновременно простимулировав бизнес к развитию и не ударив по благосостоянию большей части населения?

И здесь мы переходим к третьей функции налоговой системы – распределительной, которая для нашего Минфина, похоже, неведома.

Деньги богатых – на благо страны

В рыночном обществе есть богатые и бедные, и между ними должна соблюдаться определенная пропорция. Великий реформатор, возродивший Германию после войны, Людвиг Эрхард написал книгу «Благосостояние для всех», где определил, что разрыв между среднедушевыми доходами 10% богатых и 10% бедных не должен превышать 6-8 раз, иначе это замедлит рост экономики. В скандинавских странах это соотношение сегодня равно 6, в Германии – 8, во Франции – 10, в Японии – 5. В СССР разница была всего в три раза.

А у нас в стране эта разница, по данным Росстата, в 2016 году составила 15,7 раз. И то немного снизилась, была 16 с лишним.

При этом российские богачи отечественные товары покупают мало, в основном иностранные, привлекают иностранные фирмы для ремонта и строительства, проводят отпуск за границей, часто приобретают там недвижимость и т.д. Деньги, которые они зарабатывают здесь, оседают в банках других странах. И чем больше доля этих денег у богатых, тем меньше остается в стране.

В развитых странах Запада богатых поощряют вкладывать деньги в приобретение активов, нацеленных на социально-экономический рост, а не финансировать собственное «роскошное» потребление. Достигается это просто: налоги с активов в разы меньше или отсутствуют вовсе, а вот в отношении доходов, используемых «на себя», ставки налога повышены. Введите акцизы с роскоши, с дорогих автомобилей. Нигде нет столько Мерседесов и Порше, как в нашей стране, при этом по уровню жизни мы позади многих.

Прогрессивная шкала налогообложения

Обязательно нужно иметь прогрессивную шкалу налогообложения, которая увеличит налоги с населения за счет богатых при освобождении от них бедных. Эффект несложно просчитать: на долю 10% бедных россиян (со среднедушевым доходом около 6 тыс. руб. в месяц) в 2016 г. приходилось лишь 1,9% от всех доходов населения. Так что их освобождение от налогов – небольшая потеря. А вот 10% граждан с самыми высокими доходами (более 90 тыс. руб. на душу) концентрировали 30,4% всех доходов. И даже небольшая прибавка налога, например, с дохода свыше 100 тыс. руб. на душу, сразу дает бюджету весомую прибавку.

Дифференцированный налог на недвижимость

Малообеспеченных людей, обладатели плохого жилья и т.д. нужно освободить от налоговых платежей. Но если кто-то построил особняк за миллион долларов, то хотя бы 1% – 10 тысяч долларов в год — должен платить: если нашелся миллион на особняк, то один процент на налог найдется. Налог на недвижимость очень важен, поскольку в других страна – это главная статья муниципальных бюджетов, материальная основа гражданского общества, здесь зарождающегося.

Нужно учитывать семейный статус налогоплательщика

В налоговой системе мира есть разные понятия налогоплательщика: если человек одинок, то один тип, если живет в семье – другой. Сейчас в России с мужа берут один налог, с жены еще один: а надо брать налог с семьи, как во всех странах. Если в семье дети – такая семья беднее на душу, чем пара без детей, так почему налог для всех одинаковый? А у нас для удобства Минфина налог взимается одинаково с членов многодетных семей, с одиночек и т.д., без всяких отличий. Эту систему надо менять.

Сокращение обязательных социальных взносов с предприятий

Следовало бы, по примеру других стран, ввести 10% обязательный взнос на пенсионное обеспечение, как в Казахстане, и по 7% – по обязательной страховке на здравоохранение, так же компенсируя эти затраты индексацией зарплаты и доходов. При этом предприятия и государство тоже будут вносить свою лепту в пенсионный фонд и фонд страхования здравоохранения, но меньше, чем сегодня.

Снижение прибыли для предприятий и организаций при этом можно компенсировать сокращением налогов с бизнеса, прежде всего, для вышеуказанных целей его стимулирования.

Все эти меры приведут социальную систему России в соответствии с требованиями рынка, а главное – позволят поднять финансирование пенсий и здравоохранения до среднемировых показателей, передвинув нас с 80-90 мест в международных рейтингах по этим вопросам на 40-50-ое место, соответствующие нашему высокому уровню экономического развития, примыкающему к развитым странам. Уровень пенсий, согласно требованиям МОТ, достигнет 40-60% средней зарплаты (сегодня это было бы 16-24 тыс. руб. в месяц, а не 11 тыс. руб. – фактически), а доля расходов на здравоохранение увеличится вдвое – до общеевропейского уровня – 10% к ВВП вместо 3,7% сегодня (в США, кстати, 17%).

Россия, как известно, относится ООН к странам с высоким средним доходом. Пора, наконец, примерять для себя европейские требования.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204250 Абел Аганбегян


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204248 Тарас Полищук

Бег с препятствиями: история развития индустрии HR Технологий в России

Тарас Полищук

партнер фонда TalentEquityVentures, основатель HRTechTank

В последнее время в России HR-технологии становятся все популярнее: появляются интересные стартапы, HR-вендоры (вроде HeadHunter или IBS) инвестируют существенные суммы в развитие российского рынка. Но реальных внедрений все еще мало: курс на автоматизацию HR уже взят, проекты по HR-tech в KPI «зашиты», а что делать — непонятно.

По данным CB Insights, HR-технологии на протяжении последних лет являются одним из наиболее активных сегментов с точки зрения роста венчурной активности. Как объем инвестиционных раундов, так и количество экзитов продолжает устойчиво расти — за 2016 в мире зарегистрировано более 400 сделок в сегменте, а общий объем финансирования HR Tech компаний превысил $2 млрд (почти десятикратный рост с 2012 года).

Венчурные инвесторы не просто так обратили внимание на данный сегмент. HR tech — это большой и достаточно изменчивый рынок, отличающийся разнообразием ниш и бизнес-моделей. Это, к тому же, рынок, который не нужно создавать с нуля: на нем исторически - большие бюджеты. Один только рынок рекрутмента насчитывает более $500 млрд, которые сегодня уходят в карманы традиционных бизнесов — таких, как рекрутинговые агентства, компании по набору кадров и т.д. И, по всем канонам концепции «Software is eating the world», он плавно трансформируется при помощи технологий.

Мировая индустрия HR-технологий, по разным оценкам, составляет $8-16 млрд - если отталкиваться от выручки вендоров-участников рынка. И это только B2B «кусок пирога», где присутствуют такие мастодонты, как Taleo (поглощен Oracle за $1,9 млрд) SuccessFactors (поглощен SAP за $3,7 млрд), Cornerstone OnDemand (рыночная капитализация — более $2,1 млрд). Не стоит забывать, что HR-tech — это еще и колоссальный B2C-рынок, где есть кандидаты, которые готовы платить за профориентацию и повышение своих навыков, а также есть профессионалы, которые готовы инвестировать в свою эффективность и т.д.

Подробную карту рынка HR-tech можно найти в исследованиях CB Insights. К самым ярким решениям последнего времени можно отнести платформу для автоматизации рекрутмента SmartRecruiters, которая привлекла более $50 млн от Insight Venture Partners, Salesforce Ventures и других инвесторов и, например, Everwise, разработчика облачной LMS (Learning Management System), получившего более $25 млн от Sequoia Capital. На той же карте — Zenefits, самый противоречивый стартап в индустрии, с капитализацией более $4 млрд, с недавних пор испытывающий серьезные проблемы с американским законодательством, а также Entelo — лидер рынка социального рекрутмента, привлекшего более $20 млн (в числе самых ранних инвесторов - фонд с российскими корнями Talent Equity Ventures, который представляет автор статьи — Forbes).

Российский рынок традиционно отстает от западного в развитии HR-tech на 4-5 лет, однако есть компании-пионеры, которые находятся на одном уровне с ведущими американскими и европейскими корпорациями,опережают, а подчас даже опережают их. Обычное это крупные российские компании, где среди сотрудников, отвечающих за HR, есть яркий лидер — технократ, который верит в то, что будущее HR — за технологиями. Такие люди (они есть, на мой взгляд, например, МТС, Mail.ru, Ростелеком, Альфа-Банк, Билайн) становятся идеологами и вдохновителями проектов, связанных с автоматизацией HR-процессов.

При этом компании, серьезно думающие о развитии HR-технологий в России, сталкиваются с большим количеством барьеров.

Во-первых, это юридические сложности. Многие законы, принятые в России за последние несколько лет, сильно ограничивают развитие HR-технологий. В первую очередь, речь идет о законах, связанных с обработкой и хранением персональных данных.

Подавляющее большинство современных HR-tech решений - «облачные» и имеют центры обработки и хранения данных в США и Европе (именно здесь находится основное число их клиентов). С принятием закона о персональных данных появилось требование: персональные данные россиян не могут хранится за пределам территории РФ (множество обсуждений в связи с этим — вокруг LinkedIn). Это ставит западных вендоров перед выбором: делать ставку на Россию и инвестировать серьезные средства в создание локальной инфраструктуры или временно забыть об этом рынке. К сожалению, большинство из них выбирают второй путь. SAP SuccessFactors — это, пожалуй, единственный западный HCM-вендор (вендор решений для автоматизации управления человеческими ресурсами), сделавший существенные инвестиции в российский рынок и локальную инфраструктуру. Остальные пока не спешат подтягиваться.

Во-вторых, российские компании сталкиваются с ограниченным выбором вендоров. Данная проблема во многом вытекает из предыдущей. Несмотря на многообразие вендоров на мировом рынке HR-tech, российским HR-специалистам чаще всего приходится выбирать «из двух зол». Когда компании серьезно задумываются об автоматизации HR-процессов, пройдя через длительный и болезненный анализ рынка, они приходят к выводу, что у них всего три пути:

Можно внедрять морально устаревшие российские продукты образца 2000-х. По этому пути пошли и идут более 80% крупных и средних российских компаний. Преимущество данного подхода — низкая стоимость решений (зависит от количества пользователей, но обычно не превышает 100 000 рублей, плюс стоимость доработок). Основные недостатки — пользовательские интерфейсы «прошлого века», ограниченный набор возможностей - данные решения адаптированы к традиционным HR-процессам и не позволяют автоматизировать процессы, основанные на последних трендах в области рекрутинга, управления эффективностью и т.д.

Другой путь — эксперименты с российскими HR-tech стартапами, число которых последнее время стремительно растет. Не проходит и недели без появления нового HR-tech решения. Пока мы видим, скорее, вариации на темы традиционных продуктов (например — облачные ATS-системы, платформы для оценки и т.д.), однако уже появляются и более интересные продукты — чат-боты, маркетплейсы и т.д. Данный вариант имеет ряд преимуществ: обычно так можно получить недорогие и довольно симпатичные, на мой взгляд, решения с точки зрения пользовательского интерфейса, к тому же, начинающие стартапы готовы значительно адаптировать свой продукт под крупных клиентов. Основные риски связаны с очень большим уровнем «смертности» среди таких компаний. Главное тут не «заиграться»: очень часто крупная компания так «отжимает» стартап по стоимости и доработкам, что вендору становится коммерчески невыгодно обслуживать данного клиента со всеми его «хотелками» и объемом пользовательской поддержки.

И есть третий вариант — внедрение дорогостоящих платформенных решений (фактически речь идет только о SuccessFactors так как другие вендоры не спешат в Россию). Стоимость внедрения зависит от масштаба компании, но практически всегда исчисляется сотнями тысяч долларов. Недостатки такого подхода очевидны — долго, дорого и не всегда приводит к позитивному результату. По этому пути пошли Сбербанк, Ростелеком, но о результатах судить пока сложно — эффект от внедрения можно увидеть в долгосрочной перспективе, а срок окупаемости таких решений может превышать пять лет.

К сожалению, данная ситуация точно не идет на пользу российскому HR-tech рынку — она существенно ограничивает конкуренцию между вендорами и возможности выбора для клиентов.

В-третьих, в России уникальные HR-процессы. Это барьер, в отличие от двух предыдущих, скорее, внутренний. Многие западные вендоры, работающие в России, отмечают, что российские клиенты требуют сравнительно более высокой степени адаптации решений, чем их западные коллеги и пытаются «натянуть» IT-решения на существующие в компании HR-процессы. Это осложняется очень низкой степенью унификации процессов в российском бизнесе в целом. На зрелых рынках бизнес-процессы в компаниях обычно выстроены по общим стандартам и принципам, в то время как в российском бизнесе принято повсеместно изобретать «собственные велосипеды» — в том числе в области HR. Кадровые комитеты, кадровые резервы, аттестации — среднестатистическая крупная компания за историю своего развития обрастает огромным количеством HR-процессов, часть из которых зачастую является наследием советской системы управления и часть самолично «изобретена» и внедрена собственником.

При всем при этом, стоит также заметить, что в последнее время в России наблюдается существенный рост популярности HR-технологий. Во многом это связано с активностью российских HR-вендоров (вроде HeadHunter или IBS), инвестирующих существенные суммы в развитие российского рынка. В результате на сегодняшний день одна из самых распространенных ситуаций с российскими компаниями — курс на автоматизацию HR уже взят, проекты по HR-tech в KPI «зашиты», а что делать — непонятно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204248 Тарас Полищук


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204243 Алексей Голубович

Обречены на рецессию: почему программа Алексея Кудрина малоприменима

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

В отсутствии потребительского или инвестиционного спроса на сбережения граждан страна обречена на рецессию и это ясно любому макроэкономисту

Ведущие деловые СМИ уже много внимания уделили двум «конкурирующим программам реформ», создававшимся в течение уже нескольких лет и представленных наконец верховной власти в виде более, чем 30-страничных презентаций с множеством диаграмм и слоганов. Программа Центра cтратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина уже получила широкую поддержку со стороны представителей основных экономических ведомств и госбанков, прямо поддерживающих ее основные макроэкономические положения — низкий целевой уровень инфляции и стабильный курс рубля. Именно это, по мнению главных официальных экономистов и финансистов страны, может обеспечить экономический рост.

Например из недавних интервью Эльвиры Набиулиной, Алексея Кудрина, Максима Орешкина, Беллы Златкис для Forbes (ставшего фактически основной «площадкой» для обсуждения экономической стратегии России) следует, что рост будет возможен только при сохранении существующей денежно-кредитной политики (ДКП) в сочетании с административными реформами, направленными на поддержку частного сектора.

В качестве альтернативы программе ЦСР силами отдельных бизнес-ассоциаций пропагандируется «Стратегия Роста», подготовленная группой экономистов и предпринимателями из «Столыпинского клуба», предлагающая более широкий и конкретный перечень административных мер по поддержке бизнеса и другой подход к ДКП, из которого оппоненты берут лишь тезис про необходимость увеличения объемов кредитования «реального сектора» и, не вдаваясь в детали, объявляют всю программу безграмотной и опасной. Якобы, любое изменение ДКП — путь к гиперинфляции и падению уровня жизни (да еще — перед выборами).

Оставляя это на совести оппонентов, заметим, что «Столыпинский клуб» не обвиняет «государственных экономистов» ни в чем, кроме неспособности обеспечить экономический рост за все послекризисные годы и нежелания поддержать кредитами импортозамещение, шанс которому дали западные санкции. Проблема дискуссии между сторонниками программ — в другом. Никто даже не пытается обосновать предлагаемые в программах реформы госрегулирования экономики теоретической базой. Возможно — потому, что они считают, что это даст оппонентам дополнительные поводы для критики. Ведь в России нет своей макроэкономической теории и придется ссылаться на опыт применения американских теорий в сравнимых странах, то есть — «подставляться» под соответствующие обвинения (все помнят, в чём обвиняли правительство Гайдара с его западными консультантами).

А возможно также и потому, что макроэкономическую базу реформ будет трудно объяснить политикам, т.к. даже самые образованные и прогрессивные из них, читавшие кейнсианцев, монетаристов и др., готовы использовать все теории кусочками — в той части, где это выгодно. То есть, те, кто хочет реформ ради роста, будут, в зависимости от своих групповых интересов, выступать за сильный или за слабый рубль, за рост или снижение денежной массы и бюджетных расходов, за стимулирование потребления или — за повышение налогов с граждан, за повышение занятости или за ставку на высокопроизводительное оборудование (эту занятость снижающее).

Всеми игнорируется несовместимость различных подходов к стимулированию экономического роста. И такая «мелочь», как отсутствие теоретической базы, не позволяет ни одной группе создать практически применимой программы. Не останавливаясь подробно на очевидных вещах, отметим, что в основе качественной программы должны лежать не противоречащие друг другу положения по вопросам:

- сбалансированности импорта и экспорта (с учетом международного разделения труда),

- потребности в инвестициях и доступа к рынкам капитала,

- конкуренции, как главного средства повышения эффективности (и отсюда уже — приватизации, допуска иностранцев на внутренний рынок товаров и инвестиций),

- стимулирования потребления и сбережений населения,

- сбалансированности государственных расходов, налогообложения частного бизнеса и граждан, а также способов распределения бюджетов всех уровней.

Ничего этого в программах нет или почти нет, а уж тем более — никто, видимо, не пытался сделать разделы программ взаимно непротиворечивыми. В частности, программа ЦСР выглядит, как сочетание общих оценок причин отсутствия роста ВВП и не очень конкретных идей разнообразных институциональных преобразований по повышению качества жизни, развитию современных технологий, приватизации и снижению административной нагрузки на бизнес. Но для профессиональной программы реформ в программе ЦСР нет обоснованных (т.е. — реализуемых) предложений, которые должны присутствовать в документах такого уровня.

Безусловно, хорошо, что ЦСР предлагает атаку по широкому фронту «структурных реформ», выделяя такие основные направления, как реформа госуправления, судебная реформа, социальные реформы (не ясно только — за счет каких средств). В Программе и выступлениях авторов также внимание уделяется материальной базе (в перспективе — не государственной, т.к. речь идёт о «малом и среднем бизнесе») роста несырьевого экспорта.

Основа платформы ЦСР («Проблемы — решения») — устранение технологическое отставание (при санкциях — не ясно как), улучшение демографии (весьма общие рекомендации, хотя очевидно, что без «раздачи денег» вообще ничего тут не изменить) и, традиционно — улучшить госуправление путем снижения количества проверок и т.д..

Из того, что имеет отношение к экономическим реформам ЦСР много говорит про задачу повысить производительность труда. Однако поскольку производительность труда в любой модели — это «остаточный фактор» (т.е. он, как правило вычисляется последним, зная рост ВВП и два других фактора — труд и капитал, — пост фактум вычисляется производительность), то просто желать повышения производительности в отрыве от стимулов роста, от доступа к капиталу — это не решение. Более того — ставить задачу роста производительности крайне сложно (почти бессмысленно, если не идёт речь об индустриализациях XIX-XX-го веков), т.к. во всем мире известно, что производительность труда (точнее total factor productivity) — самое сложное из всего, на что может повлиять государство. Только конкуренция в частном секторе и стоимость рабочей силы могут обеспечить условия для роста производительности.

Кроме того, измерение производительности труда в российских условиях сильно зависит от курса рубля. И в программе ЦСР показано, что в отсутствии девальвации — продуктивность более менее стабильно растет и в случае успешного продолжения усилий ЦБ сохранять стабильный курс рубля, проекция текущих трендов не так печальна. Можно было бы поставить задачу сохранить положительную динамику при росте инвестиций (а значит — зарплат, денежной массы). Но производительность позиционируется, как цель.

При этом игнорируется взаимосвязь производительности и инвестиций на те самые высокопроизводительные рабочие места. Ведь с увеличением стоимости рабочих мест снижается занятость (а скрытая безработица уже велика) и «плывут» все социальные аспекты реформ. Несомненно, что в ЦСР это всем известно, но из Программы следует обратное — как будто специально политическим властям и общественности презентуются в качестве главных целей вторичные задачи, не реализуемые отдельно от макроэкономики.

Еще один пример раздела Программы, состоящего из пока не обоснованных и не увязанных с другими разделами — инвестиции. Роль рынков капитала в России снижается из-за санкций и сворачивания фондового рынка. А в Программе ЦСР почти весь рост инвестиций приходится на загадочные «прочие источники».

Аналогично, предлагается создать «10-20 международных консорциумов» с поддержкой инвестиционными контрактами и субсидиями. Правда, совсем не очень понятно какие продукты и на какие рынки будут продавать эти «льготники» и за счет чего удвоится экспорт. А ведь если субсидии и льготы дадут одним (очевидно — государственным и дружественным им иностранным корпорациям), то прочему частному бизнесу достанется лишь дополнительная нагрузка и искусственное ограничение конкуренции. Интересно, что это предложено не «государственниками», а либеральными экономистами.

Пример такого «консорциума» — высокоскоростная железная дорога Екатеринбург-Челябинск. Кто ее загрузит не ясно, а кто построит — можно легко догадаться. Конечно, почти от любого инфраструктурного проекта бывает положительный побочный эффект (или externalities), но при таком подходе он тоже будет скорее минимальный. Кроме того, такие инвестидеи никак не сочетаются со стабильным рублем, поддержание курса рубля явно не декларируется в самой Программе ЦСР, но везде высказывается сторонниками ЦСР.

Наконец, целенаправленные инвестиции в экспортные проекты, особенно — в несырьевом секторе не сочетается с сохраняющимися санкциями – США и ЕС не дадут России возможности ни импортировать, не экспортировать «передовые технологии» (все знают, какой опыт накопили западные страны в выдавливании со всех рынков отечественных самолётов, энергетического оборудования...).

Налоговое стимулирование инвестиций могло бы стать «козырем» Программы. Но налоги ЦСР предлагает не повышать, а о привлечении капитала в промышленность не пишет.

Другие наиболее важные идеи Программы ЦСР связаны с приватизацией и с использованием накоплений населения. К сожалению, ничего конкретного не предложено. Продать госсобственность в сегодняшних условиях за хорошую цену нельзя (рынок, санкции, низкий уровень защищенности собственности). А для поддержания уровня в 0,5% от ВВП за счет выручки от приватизации на каждые из следующих семи лет придется продавать «Газпром», «Роснефть», «Транснефть» и Сбербанк по низким ценам, из-за санкций и ухода с российского рынка большей части институциональных инвесторов.

Конечно, если благодаря прямым инвестициям удвоится несырьевой экспорт и производительность труда вырастет на десятки процентов, то Россия имеет шанс ускорить рост ВВП. Но кто это профинансирует с российской стороны, учетом позиции ЦБ не допустить роста кредитования бизнеса?

Более вероятно, что в случае успеха предложенных ЦСР административных преобразований, но без стимулирующей ДКП и бюджетной политики роста заимствований, экономика России получит еще несколько лет роста около нуля, но не успеет так «ускориться», чтобы за семь лет Программы прийти к ее главным целям. ЦСР недооценивает фактор инерции не только экономики, но и человеческой психологии — чем дольше трудоспособные граждане будут жить в ощущении застоя, тем больше времени им понадобится для принятия решения создать свой бизнес, инвестировать в развитие и/или приобщиться к техническому прогрессу.

Наконец, важный аспект любой программы реформ — «деньги граждан». Потребительский спрос, сбережения и кредиты населению становятся всё более важным элементом любой экономической стратегии — «сбербанковской», бюджетной, крупного бизнеса. Если даже взять правительственный «Бюллетень о тенденциях в Российской экономике», то мы видим, что сбережения растут, а кредиты населению — почти нет. Кредиты не берут, имея на 24 трлн рублей сбережений. Выданные кредиты населению — всего 11 трлн рублей, т.е. — самый большой разрыв со сбережениями за все время. Если эти средства не вовлекаются в рынок капитала (а политика ЦБ этому не очень способствует, хотя рубли и «стабилен»), то можно упустить важнейший ресурс для роста ВВП.

Результаты этого заметны: падают темпы ввода жилья на 10% год к году, розница также не растет. В отсутствии потребительского или инвестиционного спроса на сбережения граждан страна обречена на рецессию и это ясно любому макроэкономисту. Поэтому, программа реформ должна предлагать, как стимулировать спрос и инвестиции (а не только забрать ликвидность у банков, с чем ЦБ и госбанки сегодня справляются). Быстрый способ добиться начала роста строительства — стимулировать ипотечный бум (так делалось во многих странах и, даже завершаясь падениями рынков, но оставляло людей с жильем). Это не самый качественный рост, но он позволит запустить механизм спроса.

Более сложный и более качественный рост достигается стимулированием инвестиционного спроса корпораций, что давно делается в Китае. И именно там можно применить госрегулирование, как с активным участием в распределении кредитов «своим» (российская модель), так и с рыночным стимулированием кредитов определенным отраслям (китайская модель). Государству можно, для начала, снизить ставку для заемщиков на приоритетных направлениях и поставить под контроль список из 100-200 крупнейших инвестпроектов — и госкомпаний, и частных. Но сейчас даже это отдельно не исследуется.

Нельзя не отметить, что в «конкурирующих» программах ЦСР и «Стратегии Роста» много сказано о стимулировании инвестиций и спроса. И при этом ЦСР выглядит, как «жесткая« программа, предполагающая, что лучше — сберегать, чем вкладывать в реальный сектор — лишь бы снизить инфляцию (отсюда и поощрение carry trade для оффшорных инвесторов). А оппоненты надеются удержать инфляцию под контролем, запустив «мягкую» денежно-кредитную политику, благодаря стимулированию конкуренции и притоку инвестиций за счёт снижения курса национальной валюты. Кто прав, выяснить не просто, т.к. в России не было прецедентов реализации соответствующей модели (кроме 2008-2010 гг., когда А.Кудрин пошел на это из-за глобального кризиса, но тогда средние цены на нефть были выше и бюджету было легче, чем сегодня). А сегодня, при отсутствии теоретически обоснованных реформаторских программ, никто не рискнёт предсказать результат, особенно — в ЦСР.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204243 Алексей Голубович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2209185 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: пять проектов федеральных законов, субсидии регионам.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги! У нас повестка дня сегодня касается прежде всего законопроектов, которые меняют порядок решения целого ряда вопросов.

Начнём с законопроекта по обеспечению исполнения контрактов в рамках федеральной контрактной системы. В этом законопроекте уточняется механизм использования банковских гарантий.

Напомню, что по действующему законодательству исполнение такого договора может обеспечиваться либо банковской гарантией, либо внесением определённой суммы на указанный заказчиком счёт. При этом поставщик имеет право уменьшать размер этого обеспечения по мере исполнения контракта. Но эта норма часто остаётся на бумаге, так как механизма реализации нет, а тот, кто получает гарантию или иную форму обеспечения исполнения, не заинтересован в изменении объёма. Теперь заказчики, которые работают по таким контрактам, где есть отдельные этапы исполнения, будут обязаны включать в договор условие о постепенном уменьшении размера обеспечения. Сумма банковской гарантии или сумма, которая зарезервирована на счёте, будет уменьшаться пропорционально по мере того, как подрядчик исполняет свои обязательства, а заказчик проводит оплату товаров или услуг. Разумеется, такой порядок можно использовать, только если нет непогашенных других обязательств, уплачены все ранее предъявленные санкции, закончены все расчёты по выплаченным авансам. В результате участники нашей контрактной системы смогут более эффективно распоряжаться свободными средствами, которые раньше были заморожены в виде этих гарантий, направлять их на развитие действующего бизнеса или вкладывать в новые проекты.

Также распределяется целый ряд субсидий по регионам. Около 600 млн рублей мы выделяем Мордовии и Воронежской области, чтобы поддержать набранные темпы жилищного строительства. Они пойдут на строительство порядка 200 тыс. кв. м жилья вместе с инфраструктурой и другими обязательными элементами жилищного строительства. Ещё около 350 млн рублей выделяем Владимирской области на завершение строительства школы, которая рассчитана на 1200 мест. К сожалению, стройка затянулась на несколько лет, надо сдвинуть её с мёртвой точки.

Мы распределяем субсидии регионам на реконструкцию старых и строительство новых учреждений здравоохранения. Кроме того, почти миллиард рублей выделяется правительству Ставропольского края на ликвидацию последствий майского паводка. Деньги пойдут на помощь людям, которые пострадали от стихийного бедствия.

Около 500 млн рублей направляется на реализацию российского международного проекта по охране здоровья матерей, новорождённых и детей в возрасте до пяти лет. В наших ведущих научных медицинских центрах пройдёт много семинаров для практической подготовки специалистов из разных стран.

И целый ряд других решений примем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2209185 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2208722 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Роль ГЧП в привлечении инвестиций в социальную сферу возрастает

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил на пленарном заседании «Социальные инновации и проектное управление – новые возможности развития регионов» в рамках Второго Форума социальных инноваций регионов в г. Красногорске.

Максим Орешкин: Доброе утро!

Действительно, социальная сфера – это то, что очень важно для государства, то, на что Правительство и Совет Федерации, и Государственная Дума делает самый важный акцент в своей работе. И развитие сегмента социальных НКО, социального предпринимательства – это то, что может делать эту сферу лучше, создавать помимо более качественных условий жизни людей, также новые рабочие места и двигать экономику вперед.

В своем выступлении кратко остановлюсь на трех направлениях, над которыми работает Министерство, – развитие сектора социальных НКО, социальное предпринимательство и ГЧП.

Если посмотреть динамику тех событий, которые происходят за последние 5 лет, то можно увидеть очень хорошую тенденцию, что масштаб деятельности социальных НКО существенно вырос. Этому способствует активная политика государства в этом направлении. Мы видим, что количество организаций с 2012 года увеличилось на 40% - их сейчас стало 140 тысяч, а число занятых в них добровольцев выросло до 3,5 миллионов человек.

По большому счету все базовые условия для работы созданы. К настоящему времени 75 из 85 субъектов утвердили комплексные планы мер по обеспечению доступа СО НКО к предоставлению услуг в социальной сфере. В качестве лидеров здесь отмечу Пермский край, Башкортостан, Ханты-Мансийск, Красноярск, Новосибирск, Мурманск, Архангельск.

В ряде регионов уже накоплен позитивный опыт по реструктуризации бюджетной сети, например, через введение стационарно-замещающих технологий или вывод полностью на конкурс услуг надомного обслуживания. В Пермском крае, например, использование таких технологий позволяет экономить в год до 200 млн. рублей, обеспечивая за счёт высвобожденных ресурсов дополнительный набор услуг гражданам.

Именно за счёт реструктуризации бюджетного сектора можно получить ресурсы для расширения масштабов услуг, предоставляемых гражданам, в том числе, негосударственными организациями.

Большие перспективы развития некоммерческого сектора мы связываем с дальнейшим ростом добровольческой активности. В настоящее время Минэкономразвития РФ совместно с Агентством стратегических инициатив и Общественной палатой в соответствии с поручением Президента завершило разработку плана по развитию волонтерства в РФ. Вчера этот документ был подписал, он бы внесён на утверждение в Правительство РФ. Его основные приоритеты – это поддержка волонтёрского движения, как среди учащихся, так и граждан зрелого и пожилого возраста, развитие корпоративного добровольчества, масштабирование инфраструктуры добровольческих центров.

Следующий проект – это развитие социального предпринимательства. В рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса в него вовлечено уже 52 региона. За 5 лет им были предоставлены субсидии из федерального бюджета в размере почти 1,5 млрд. рублей.

Основные меры поддержки сфокусированы на развитии центров инноваций в социальной сфере, которые предоставляют консультационную поддержку организациям социального предпринимательства. Эти центры выступают своеобразным бизнес-акселератором, способствующим запуску и масштабированию их деятельности. Пока они есть в 22 регионах, но мы рассчитываем, что уже в следующем году их число как минимум удвоится.

Переходя к проблематике развития ГЧП, отмечу, что его роль в привлечении инвестиций в отрасли социальной сферы возрастает: на 1 июня 2017 г. каждый восьмой проект ГЧП в стране приходится именно на социальную сферу. Запланированный по ним объем инвестиций составляет 52 млрд. рублей, из них свыше 40 млрд. рублей – внебюджетное финансирование. На текущий момент инвесторы уже вложили в эти проекты более 14 млрд. рублей.

В поддержку проекта предусмотрена возможность предоставления субсидий из федерального бюджета региональным и местным бюджетам на возмещение части затрат в связи с реализацией соглашений о ГЧП. Минэкономразвития России разработаны и направлены в субъекты Российской Федерации методические рекомендации по использованию механизмов ГЧП с учётом лучших региональных практик.

В планах министерства – вместе с Минздравом и Минтрудом - доработать отраслевое законодательство в части предоставления концессионерам и частным партнёрам долгосрочных параметров (тарифов) за предоставляемые услуги.

Когда Президент на ПМЭФ коснулся вопроса привлечения частных ресурсов в инфраструктуру, это касалось не только транспортной инфраструктуры, но, в том числе, и социальной инфраструктуры. Это очень важное направление.

В заключение, хочу сказать, что рад возможности напрямую обратиться к участникам форума, представляющим регионы страны, некоммерческие организации. Работа, которая за последние годы была проведена на федеральном уровне, на уровне Министерства, позволяет уже сейчас на местах внедрять и развивать практику привлечения бизнеса и некоммерческих организаций в оказание социальных услуг. Есть ряд регионов, и об этом я уже говорил, которые это успешно демонстрируют.

Безусловно, есть много нерешенных вопросов. И работа по ним активно ведется. В этой связи мы рады будем увидеть результаты работы форума, те направления, по которым нам стоит двигаться дальше, чтобы систему дальше отладить, чтобы она работала на благо людей.

Спасибо!

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2208722 Максим Орешкин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203090 Сергей Пепеляев

Суд или взятка? Почему «теневые» способы решения проблем оказываются предпочтительными

Сергей Пепеляев

Адвокат, управляющий партнер «Пепеляев групп»

Зачастую дать взятку — дешевле, чем потратиться на правовую помощь. Такое положение дел необходимо менять

Любой человек хоть раз в жизни был в искушении дать взятку и этим эффективно решить проблему. У предпринимателей, находящихся в перекрестье прицелов различных проверяющих, надзирающих, контролирующих органов такие искушения возникают регулярно. Как поступить в случае выдвижения незаконных, необоснованных, надуманных претензий: «дать на лапу» и почти наверняка быстро решить проблему (моральные переживания и риски уголовного преследования рассматривать не будем) либо оплатить работу юристов и с той или иной степенью вероятности в отдаленной перспективе добиться положительного судебного решения?

Среди прочих аспектов, учитываемых при выборе варианта поведения, любой здравомыслящий человек взвешивает расходы, которые предстоит понести для достижения нужного результата, сопоставляет их с прогнозом благоприятного исхода.

Люди — не ангелы. Для многих именно экономический расчет становится определяющим. В этих обстоятельствах задача законодателя — всячески стимулировать выбор некоррупционных путей получения искомого результата.

Помимо методов преследования взяткодателей, необходимы экономические меры, способствующие законопослушному поведению, в том числе облегчающие доступ к правосудию и борьбу за свои права.

Речь идет, прежде всего, о реальной возможности получения действительно квалифицированной юридической помощи.

Бизнес – это не та область, где получение юридической помощи может состояться в формах, приемлемых в уголовно-правовой сфере в отношении необеспеченных граждан (оплаченная адвокату государством бесплатная для гражданина помощь). В этой области, где чаще всего встречаются нетривиальные задачи, квалифицированную юридическую помощь могут оказать юристы, глубоко специализирующиеся в определенных правовых вопросах. Стоимость их услуг бывает высокой. Возможность возместить стоимость этих услуг за счет проигравшей стороны — весомый аргумент при выборе варианта судебной защиты.

В аспекте задачи борьбы со взяточничеством вопрос о разумных судебных затратах может быть поставлен сугубо прагматически: расходы, меньшие суммы взятки, но позволяющие так же эффективно решить проблему, признаются бизнесменом разумными.

Чем больше разница между суммой, фактически потраченной на оплату юридической помощи, и суммой, возмещенной по решению суда, тем ближе экономическое сходство затраченной суммы со взяткой: при том же правовом результате затраты на его достижение практически равны (сумма взятки не возмещается взяткодателю, так же как и сумма судебных расходов, если они возмещаются лишь в символических суммах). Однако учитывая разную степень уверенности в конечном результате, взятка выглядит привлекательнее. Предприниматель, хотя и выигравший спор с государственным органом, но не получивший возмещения затрат на юридическую помощь, столкнувшись с проблемой в следующий раз будет сопоставлять риски выбора неэффективного варианта действий по-другому, с меньшими «за» в пользу судебной перспективы.

Что происходит на практике, демонстрирует недавний парадоксальный случай в Ленинградской области. Инспектор Государственной инспекции труда предложил за взятку в 1 млн. рублей не создавать проверяемой им компании никаких трудностей. Та отказалась и получила в ответ 7 постановлений о привлечении к административной ответственности и 14 предписаний об устранении нарушений трудового законодательства.

Дело закончилось обвинительным приговором в отношении инспектора. Что касается постановлений и предписаний, то в ходе полугодового судебного разбирательства они были признаны недействительными.

Затраты компании на правовую помощь составили около 4 млн рублей, т.е. в четыре раза выше потенциальной взятки.

Когда же общество обратилось за взысканием судебных издержек с инспекции, где работал инспектор, то суд общей юрисдикции и арбитражные суды, включая арбитражный суд Северо-Западного округа, постановили взыскать только 180 тыс. рублей, признав только эту часть «разумными расходами».[1]

Осведомленные о вымогательстве взятки и завершившемся приговором уголовном деле, какой сигнал суды посылают и данной компании, и всему остальному бизнесу Северо-Западного региона?

Неразумно обращаться к профессиональным юристам. Теневые способы дешевле.

Нужно выбирать самых дешевых юристов (но в этом случае теневые способы гарантировано эффективнее).

Вольно или невольно, но подобные подходы судов никак не способствуют применению правовых средств защиты прав граждан и предпринимателей, выталкивают их в темное закулисье.

Судьи, необоснованно снижающие судебные издержки, просто не задумываются о цивилизационном аспекте проблемы, оставаясь в плену обывательских представлений о современном юридическом рынке. Но нельзя не сделать и предположения, что кто-то из них такими действиями может «намекать» юристу адвокату на необходимость изменения парадигмы их общения. Коррупция встречается не только в налоговых органах, но и в судах.

Исключить или ограничить подобные «вольности» может детально проработанное процессуальное законодательство, сужающее слишком широкий разброс суждений о содержании понятия «разумные расходы». Пока же при отсутствии качественного законодательства высока роль прецедентной практики высших судов.

Однако Верховный Суд РФ в целом остается в плену еще советской практики, когда судебные расходы возмещались только в символических суммах. Но без поощрения здравого судебного активизма граждан и предпринимателей, готовых бороться за свои права законными средствами, что-то изменить в отношениях чиновников и населения, сократить взяточничество, просто невозможно.

[1] См. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2016 г. и Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 апреля 2017 г. по делу № А56-16047/2016.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203090 Сергей Пепеляев


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203063 Егор Переверзев

Дельта Жемчужной реки: как развивается самый перспективный регион Китая

Егор Переверзев

генеральный директор компании EKF Group (Китай)

Регион занимает всего 1% от общей территории Китая, но дает, по данным Economist Intelligence Unit порядка 10% ВВП страны и 25% объема всего китайского экспорта

Десять лет назад, работая на юге Китая в районе с живописным названием «Дельта Жемчужной Реки», я замечал, что производство в регионе переживало непростые времена. Казалось тогда, что предпринимательская энергия района начала иссякать и причин тому было несколько.

В начале 2000-х правительство Китая усилило налоговую нагрузку на экономически эффективные предприятия восточного побережья, и, параллельно, увеличило финансирование инфраструктурных проектов в центральном и западном Китае. Рабочие из западных регионов стали возвращаться по домам, отчего на востоке сильно выросли расходы на производство и возникла нехватка в рабочей силе. Учитывая массовое старение населения в Китае, владельцы фабрик в регионе стали активно обсуждать возможность переброски производств в более дешевые Вьетнам, Бангладеш, Мьянму и Тайланд. Отчасти так и случилось, однако экономика региона не пришла в упадок, наоборот, повысила добавленную стоимость производимых продуктов до 76% (для сравнения аналогичная величина в Европе составляет, по данным университета Sussex, 87%).

Сегодня ВВП Дельты Жемчужной реки составляет $1,2 трлн, средний прирост ВВП региона за последние десять лет превысил 12% в год. Регион занимает всего 1% от общей территории Китая, но дает, по данным Economist Intelligence Unit порядка 10% ВВП страны и 25% объема всего китайского экспорта.

На днях, вернувшись из поездки из Китая, я сделал для себя вывод, что Дельта Жемчужной реки станет одним из самых развитых регионов в мире уже в следующем десятилетии. Здесь же будут сосредоточены возможности для создания самых перспективных технологических стартапов будущего.

Каким образом региону удается сохранять такие темпы развития и оптимистично смотреть в будущее?

1. Инфраструктура

Создав сеть высокоскоростных железнодорожных путей и автомагистралей, разместив у себя три из десяти крупнейших в мире грузовых портов и три крупных международных аэропорта, правительство «Дельты» на этом не остановилось. Так, например, на сегодняшний день локальный инфраструктурный проект стоимостью более $17 млрд ставит себе целью соединить к 2020-му году мостом материковый город Чжухай с Гонконгом. Это позволит перераспределить нагрузку на «перегретый» Шеньчжень и создать условия для дополнительного кумулятивного роста экономики района.

Для того, чтобы добиться этого, потребуется построить не только мост, но также тоннели и даже искусственные острова. В результате дорога из Чжухая в Гонконг, занимающая сегодня почти четыре часа, станет занимать менее получаса. Параллельно «Дельта» строит общее транспортное кольцо, целью которого является возможность достичь все основные города региона в течение одного часа: например, дорога из Гонконга до Гуанчжоу, на которую раньше уходило два с лишним часа, будет преодолеваться за 48 минут. С учетом того, что в пределах 4-х часов полета от «Дельты» проживает почти половина населения планеты, возможности для бизнеса поистине потрясающие.

2. Инновации

По мнению декана бизнес-школы Гонконгского Научно-Технологического Университета, доктора Стивена Де Крея, на сегодняшний день инновационный потенциал Дельты Жемчужной Реки превышает потенциал Кремниевой Долины. Он объединяет преимущества Гонконга, как самой свободной экономики на Земле, с возможностью использования колоссального научно-технологического и производственного потенциала прилегающих областей материкового Китая.

Создание инновационных прототипов обходится здесь иногда почти в десять раз дешевле Кремниевой Долины, при значительно более высокой скорости прототипирования. Доступное венчурное финансирование создает массу возможностей для стартапов, а приток талантливых инженеров со всего Китая в компании-флагманы (Huawei, Foxconn, Tencent, BGI, DJI и многие другие) обеспечивает потребность стартапов в человеческих ресурсах.

Наличие высококлассных специалистов и финансирования дает возможность заменить ручной труд автоматизацией: в ближайшие годы правительство провинции Гуандун планирует выделить до миллиарда юаней на поддержку проектов автоматизации и роботизации промышленных предприятий, совокупный прогнозируемый рост производительности может составить от 15 до 30% (данные The Economist). Инвестиции региона в НИОКР превышают средние по Китаю более чем в два раза, например, Шеньчжень инвестирует в среднем 4% ВВП в R&D, а инвестиции флагманских компаний могут доходить до 10% от оборота.

3. Интеграция

Объем ВВП на душу населения материкового Китая составляет менее трети от объема Гонконга, однако разница значительно меньше, если сравнивать Гонконг с близлежащим материковым Шеньчженем. Тысячи специалистов ежедневно выезжают на работу из Гонконга в Шеньчжень и вечером возвращаются обратно: планируемый прямо на границе Шеньчженя и Гонконга технопарк, позволит работникам высокотехнологичной сферы встречаться и работать на нейтральной территории, избегая формальностей, потерь времени и приобретая взамен такие преимущества как близость к производственным площадкам и низкие налоги.

Помимо технопарков развивается экономика знаний: в соседнем с «Дельтой» городе Шаньтоу планируется открытие кампуса израильского университета «Технион», а в Гонконге вскоре будет построен кампус бизнес-школы Чикагского университета. Помимо лучших в Азии гонконгских университетов, свои программы здесь имеют, среди прочих, Стэнфорд, Колумбийский и Северо-западный Университеты США. По аналогии с Кремниевой Долиной основным ресурсом будущего здесь считают не нефть или газ, а человеческий талант, креативность и умение получать и управлять знаниями быстрее и лучше других.

Любопытно, что основой развития региона стали не крупные госпредприятия, а частный бизнес. В отличие от северо-восточного Китая, где на госпредприятия приходится до 40% всего промышленного производства, «Дельте» эта величина не превышает 14%. Global Entrepreneurship Monitor отмечает, что китайское правительство обеспечило инфраструктуру, доступ к финансированию и активно растущему внутреннему рынку Китая. Для примера, по оценкам GEM, финансирование для предпринимателей в Китае почти в два раза более доступно, чем в России.

Для выхода за пределы современных технологических рубежей, доступных с помощью импорта технологий и специалистов, Китаю вероятно потребуется не увеличить, а еще более ослабить роль государства в научно-техническом прогрессе, чтобы достичь положения, аналогичного с передовыми технологическими державами, где основным двигателем инноваций является частный бизнес. Очевидно, что наличие близлежащего Гонконга открывает огромное пространства для экспериментов в этой области, экспериментов, результаты которых нам предстоит увидеть в ближайшем будущем.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203063 Егор Переверзев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 июня 2017 > № 2202047 Александр Тарасов

Со всех сторон: угрозы и правила экономической безопасности

Александр Тарасов

Управляющий партнер и генеральный директор «АВТ Консалтинг», член ассоциации юристов России

Соблюдать правила экономической безопасности – основной способ избежать проблем в компании. Где кроются потенциальные угрозы для предпринимателя?

Низкий уровень экономической безопасности создает для предпринимателя не только финансовые риски, но и вероятность потери контроля над активами, разглашения коммерческой информации, искусственного создания долгов, а также порчи деловой репутации. Практика показывает, что совокупность таких угроз может привести компанию к краху, а основателя и руководителя привлечь к гражданско-правовой, административной, налоговой и даже уголовной ответственности.

Первых качественных показателей проект достигает в среднем за три года: размер оборотных средств увеличивается, формируются основные активы, заключаются долгосрочные контракты, появляются новые партнеры и инвесторы. Такой успех вызывает заинтересованность третьих лиц и повышенный интерес контролирующих органов, что является реальным риском потери контроля над бизнесом. Поэтому экономическая безопасность для предпринимателя – это своевременное выявление и пресечение внешних и внутренних обстоятельств и действий, способных нанести ущерб компании.

Внутренние

Утечка коммерческой информации

Это наиболее распространенный риск, нивелировать который удастся грамотно продуманным документооборотом в режиме коммерческой тайны и система контроля с лицами, имеющим к ней доступ. Кроме того, сейчас все чаще в крупных компаниях сотрудники не только подписывают соглашение о неразглашении, но и получают за это вознаграждение. Денежная мотивация, конечно, уменьшает желание сотрудников передать сведения третьим лицам, но не всегда — многое зависит от цены вопроса.

Недобросовестный персонал

Если за спиной собственника бизнеса нечистые на руку работники ведут параллельные дела, то об успехе можно забыть. Чтобы избежать неприятностей (некачественное выполнение трудовых обязанностей, «левые» заказы, жалобы в государственные контролирующие органы и т.п.), важно тщательно отбирать кандидатов на работу, внедрить систему контроля за трудовым процессом. Однако, как показывает практика, кнута здесь мало, нужен и пряник. Целесообразно проявлять заботу о персонале, уважительно общаться, повышать квалификацию, стараться создавать атмосферу сплоченного корпоративного духа,только в этом случае удастся работать именно с командой. Работу с персоналом следует доверить специалистам - опытные кадровики способны спасти даже очень сложное положение.

Внутрикорпоративные конфликты

Эта угроза напрямую зависит от состава и договоренностей между всеми участниками бизнеса. Многие забывают об этом и по привычке договариваются на словах, но это небезопасно. Любые корпоративные шаги важно закреплять в письменном виде, и это должен быть не только устав с типовыми формулировками. Целесообразно заключить корпоративный договор, где прописать все до мелочей: от механизмов разрешения корпоративных споров без суда до того, как будут действовать участники в случае конфликта.

Продажа через подставные фирмы

Риск может коснуться тех предпринимателей, чьими продажами занимаются «продуманные» менеджеры. В целях безопасности важно выстроить систему контроля продаж: возможность принимать заказы через определенные каналы, отслеживать корпоративные средства связи (почта, телефоны и т.п.). Конечно, тут стопроцентных гарантий никто не даст. К сожалению, левые продажи за определенный процент по-прежнему встречаются на практике очень часто.

Хищение товарно-материальных ценностей

Угроза воровства может принимать разные масштабы. Чтобы этого избежать, разъяснительные беседы с сотрудниками не помогут. Есть два других способа. Первый - надежная система контроля с видеонаблюдением, пропусками для сотрудников и пунктом охраны. Второй - систематическая инвентаризация ТМЦ независимыми аудиторами.

Сговор собственной службы экономической безопасности с заинтересованными лицами

Существует высокий риск того, что штатные службы безопасности могут использовать информацию о ведении бизнеса, инициируя проверку контролирующих органов (МВД, ФНС, ФСБ и т.д), откуда сами являются выходцами. Поэтому рекомендую пользоваться услугами независимых специалистов, которые не входят в штат компании. Наемная служба проверяет контрагентов на предмет налоговой добросовестности, консультирует по правовым вопросам, сопровождает налоговые и полицейские проверки, представляет интересы предпринимателя в госорганах и судах, проводит экспертизу сделок, проверяет легитимность тендеров, разрабатывает меры, направленные на исключение рисков продаж через подставные фирмы, и даже обеспечение IT-безопасность. Такой обширный функционал достаточен для того, чтобы предприниматель чувствовал себя защищенным.

Внешние угрозы

Конкуренты

Как могут насолить конкуренты, известно многим. Мотив здесь один – предпринимательское соперничество. Бороться с этим нужно следующим образом: выстраивать грамотную ценовую политику, исключать деловые ссоры, в том числе с судебными разбирательствами. Кроме этого, предпринимателю важно заранее позаботиться об охране своего бренда, зарегистрировать название в Роспатенте. Поместить в раздел «Коммерческая тайна» секреты производства и клиентскую базу.

Проблемные контрагенты

Ни одна сделка с недобросовестным партнером не стоит вашей выручки, поэтому заранее убедитесь в юридической и налоговой добропорядочности второй стороны, проанализируйте уровень финансовой устойчивости и деловую репутацию. В настоящее время любые способы проверки контрагентов пригодятся не только в целях экономической безопасности, но и помогут без проблем пройти налоговую проверку, ведь инспекторы охотно проверяют проявление должной осмотрительности. Выявление проблемных контрагентов безопаснее доверить не одному главному бухгалтеру, как это сейчас принято, но и юристу и службе безопасности. В противном случае дело может закончится рейдерским захватом.

Контролирующие органы

Причины заинтересованности сотрудников МВД, ФСБ и других органов существует две: нарушение закона или наводка со стороны третьих лиц. В любом случае нужно быть готовым пройти неожиданную проверку и хорошо знать свои права, обязанности и основные полномочия контролеров. При этом часто обычная налоговая проверка приводит к реальным уголовным делам. Так, по итогам 2016 года возбуждены сотни уголовных дел по факту мошенничество при возмещении НДС. Как ни странно, это не связано с махинациями предпринимателей, а происходит по причине экономической безалаберности собственника.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 июня 2017 > № 2202047 Александр Тарасов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201775 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Российская экономика начала новую фазу экономического роста

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в рамках «правительственного часа» выступил с докладом в Государственной Думе.

Максим Орешкин: Уважаемый Вячеслав Викторович!

Уважаемые депутаты!

Добрый день!

Начну с текущей экономической ситуации. Последние статистические данные подтверждают тезис, что российская экономика начала новую фазу экономического роста. Прирост ВВП в апреле достиг 1,4%. Более того, целый ряд показателей, а это и прирост энергопотребления более чем на 2%, и прирост объемов грузоперевозок на 4%, все это соответствует уровням 2010-2011 года. Напомню, в тот период экономика росла темпами в 3-4%.

Что очень важно, начинается постепенное восстановление потребительского спроса. Так, сегодня были опубликованы данные о том, что прирост продаж новых автомобилей в мае достиг 15% к уровню прошлого года. Начинает оживать спрос на потребительские кредиты, активно растет ипотека. Восстановление внутреннего спроса подтверждается одновременным ростом объемов внутреннего производства и импорта потребительских товаров, а также уверенным ростом несырьевых доходов федерального и региональных бюджетов. Безработица в текущем году находится на уровне 2014 года – минимальном за всю историю статистического наблюдения.

Однако начало новой волны роста не означает, что у нас уже все хорошо: все основные показатели и уровень выпуска, и доходы населения пока находятся ниже тех уровней, которые мы видели в начале 2014 года. Тем не менее, важно понимать, что докризисные уровни были во многом обеспечены неустойчиво высокими ценами на нефть, которые за последние три года снизились более чем в два раза, геополитические трудности тоже добавили негатива к этому процессу. При этом снижение ВВП за 2015-2016 год, несмотря на все трудности, составило всего 3,0%, а уровень реальных заработных плат по итогам апреля ниже уровня апреля 2014 года на 6,4%.

Что мы ожидаем по итогам 2017 года. Мы ожидаем рост ВВП на 2,0%, при этом темпы роста во втором полугодии будут превышать этот уровень. Восстановление экономики, по нашим оценкам, продолжится широким фронтом: мы ожидаем рост инвестиционной активности примерно на 3,0%, реального уровня заработных плат примерно на 2,0%. Примерно 2,0% в реальном выражении прибавят и пенсии после их индексации на 5,8% в этом году. И эта оценка без учета разовой выплаты, которая была совершена в январе.

Темпы инфляции находятся около целевой отметки Банка России в 4,0% и к концу года должны, по нашей оценке, снизиться до уровня в 3,6-3,8%. Такая инфляционная динамика позволяет Банку России активно снижать уровень ключевой ставки.

Важно отметить, что начало новой фазы экономического роста характеризуется отсутствием структурных дисбалансов в российской экономике: платежный баланс и бюджет адаптировались к низким ценам на нефть, долговая нагрузка населения и компаний снизилась. Заметно подешевела в реальном выражении недвижимость, что с учетом рекордно низких значений ипотечных ставок делает покупку жилья максимально доступной для средней российской семьи в новейшей истории. Всё это значит, что новая волна экономического роста основывается на сильных фундаментальных, а не спекулятивных трендах.

Но можем ли мы быть довольными той динамикой, тем экономическим ростом, который мы ожидаем в этом году? Ответ: конечно же нет. Именно поэтому мы готовим пакет мер, который позволит увеличить темпы экономического роста и, самое главное, уровень жизни граждан России. Именно долгосрочный рост качества и уровня жизни населения является главной целью, на которую мы ориентируемся при разработке наших предложений.

Важно понимать, что российская экономика стоит перед серьезными демографическими вызовами. Провал рождаемости 90-х годов приведет к снижению трудоспособного населения в среднем на 600 тысяч человек в год на протяжении следующих шести лет. Минимум рождаемости в нашей стране был достигнут в 1999 году и сейчас численность 18-летних у нас достигла минимума с первой половины 20 века.

На эти вызовы мы и ориентируемся в своей работе. Мы не пытаемся готовить стратегии, в которых будет подробно написано, что и как делать ближайшие 10 лет. Мы стараемся концентрироваться на разработке конкретных мер, которые могут здесь и сейчас оказать положительный эффект на экономическую динамику.

Учитывая стоящие перед нашей экономикой вызовы, мы ориентируемся на решение двух ключевых задач:

Первая - активизация инвестиций в технологическое обновление и новую инфраструктуру;

Вторая - бережное отношение к людям и максимальное развитие талантов и способностей каждого гражданина нашей страны.

Сквозной задачей для достижения этих двух целей является задача по цифровизации экономики.

В части инвестиционной активности наша задача добиться дополнительных инвестиций к текущему уровню примерно на 5 трлн. руб. Важно, чтобы эти инвестиции носили устойчивый характер. По каким основным направлениям мы здесь планируем действовать:

Первое. Создание понятной, прозрачной и предсказуемой среды работы бизнеса. Речь идет об устойчивой макроэкономической динамике, стабильной налоговой системе, предсказуемых тарифах естественных монополий, понятных и прозрачных принципах работы контрольно-надзорных органов, мерах поддержки государства. Остановлюсь подробнее на том что уже сделано.

В последнее время самое негативное влияние на инвестиционную активность оказывала нестабильность макроэкономической ситуации. Волатильность инфляции, спроса, курса были настолько высокими, что нельзя было с уверенностью составить ни одного бизнес-плана. С начала 2017 г. неопределенность, по опросам Росстата, начала быстро снижаться. Если еще полгода назад об этом говорили 56% респондентов, то сейчас этот уровень опустился до 44%. Эффект дают те меры, которые мы реализовывали вместе с вами последние 2-3 года, по кирпичику собирая стену макроэкономической политики: от инфляционного таргетирования до новых принципов бюджетной политики. В этом году был разработан и внедрен механизм сглаживания эффекта от волатильности цен на нефть на внутреннюю экономику. Это позволило стабилизировать динамику валютного курса;

После активной работы с деловым сообществом завершается подготовка законопроекта, регулирующего неналоговые платежи, а также дорожной карты по снятию избыточных нормативных требований к бизнесу. Скоро будем готовы обсуждать их на площадке Государственной Думы;

В Правительство внесен законопроект о контрольно-надзорной деятельности, который позволит регламентировать основные положения о деятельности надзорных органов – главная задача здесь, чтобы контроль и надзор из инструмента наказания стал инструментом предотвращения нарушений. Хотел бы обратиться к Парламенту с просьбой провести нулевые чтения данных инициатив;

Продолжается работа над улучшением делового климата, надеемся к концу года продолжить движение вперед по рейтингам. Но что очень важно, поддерживаем работу по введению целевых моделей на региональном уровне, внедрение лучших практик на региональном уровне – это очень важно.

Наводим порядок в работе такой подведомственной организации как Росреестр. Сегодня здесь есть продвижение по чистке рядов, внедрению современных технологий, которые позволяют минимизировать общение заявителя и чиновника и там, где это возможно, перевести работу в автоматизированный формат. На уровне Министерства создана рабочая группа совместно со строительными компаниями, которая позволит конкретизировать слабые места системы и способы их преодоления.

В обеспечении понятности, прозрачности и предсказуемости действий государства очень большая роль у Государственной Думы. Ответственный подход, аккуратное и всестороннее рассмотрение законопроектов – это то, что обеспечивает стабильность правового поля и тем самым способствует экономическому росту. Считаю, что в этом снижении неопределённости по мнению респондентов большая заслуга и Государственной Думы.

Второе направление поддержки инвестиций – это увеличение объема реализуемых новых инвестиционных и инфраструктурных проектов. Именно в этих двух областях мы видим самые большие проблемы. Мы подготовили запуск так называемой «фабрики проектного финансирования». Ее задачей через работу на всех ключевых стадиях от подготовки проекта через структурирование его финансирования до этапа реализации будет как увеличение общего числа доступных к реализации проектов, так и, что самое главное, снижение рисков для конечных инвесторов. Результатом внедрения данного механизма должен стать рост объема привлекаемых частных ресурсов. Предполагается, что основным продуктом «фабрики» будет долгосрочный кредит (сроком до 10-15 лет) с процентной ставкой, не превышающей 10% годовых. Это именно то, что нужно нашему бизнесу для того, что бы реализовывать новые инвестиционные проекты. В части реализации инфраструктурных проектов мы также хотим создать условия для активного привлечения частных кредитных ресурсов, возвратность которых будет обеспечена платежами от основных выгодоприобретателей реализации инфраструктурных проектов: государства, как на региональном, так и на федеральном уровнях, инфраструктурных монополий и частного бизнеса. Важной новацией должны стать изменения в законодательство в части синдицированного кредитования. Планируем выйти с предложениями в Государственную Думу в ближайшее время. Над этими программами мы активно работали последние несколько месяцев - программами по инфраструктурным инвестициям и программам по реализации новых инвестиционных проектов, они были объявлены Президентом на Петербургском экономическом форуме. Планируем осенью начать их плавный запуск.

Третье. Наряду с ростом инфраструктурных инвестиций, важным фактором снижения издержек российских компаний должна стать активная цифровизация российской экономики. Она уже сегодня может стать тем инструментом, который позволит повысить эффективность во многих сферах – начиная от электронной торговли, логистики и заканчивая государственными услугами и социальной сферой. Здесь очень важна работа совместно с Государственной Думой по подготовке законопроектов, создающих прочную институциональную основу развития этой сферы. Мои два заместителя участвуют в такой работе на площадке Думы.

Четвертое. Важным фактором при принятии решений о новых инвестициях является наличие достаточных рынков сбыта: в этой связи важно работать по увеличению возможностей экспорта нашей продукции, ее доступа на рынки других стран. В рамках данного направления помимо развития уже созданных институтов поддержки экспорта, речь пойдет о дальнейшем упрощении административных и бюрократических процедур, активной работе по увеличению числа стран, с которыми Россия работает в рамках зон свободной торговли. Важный элемент – развитие цепочек добавленной стоимости, в том числе поддержка создания российскими компаниями сборочных и сбытовых производств на ключевых рынках. Так, например, в качестве спецпредставителя Президента по экономическому взаимодействию с Японией, я со своим японским коллегой провожу на ежемесячной основе регулярные встречи. Мы пытаемся максимально помочь продвижению новых проектов. Строительство нового аэропорта в Хабаровске, доступа российского мяса на японский рынок, системы умного города в Воронеже и многое-многое другое, это то, над чем мы работаем по данному направлению.

Вторая цель, о которой я говорил, - это сохранение и повышение качества человеческого капитала, обеспечение роста производительности труда.

Для достижения более эффективной работы наших компаний важно не только идти по пути технологического обновления, но также активно внедрять новые управленческие технологии. Практика показывает, что применение самых современных управленческих практик может на отдельных предприятиях повысить производительность на десятки процентов. В рамках работы по данному направлению мы заканчиваем подготовку 11-го правительственного приоритетного проекта «Производительность труда». Его задача – упростить доступ российских предприятий к новым управленческим технологиям, помочь их внедрению, а также стимулировать процесс повышения квалификации сотрудников.

Важным направлением здесь является снятие нормативных ограничений на повышение производительности труда, повышение гибкости. Необходима инвентаризация устаревших нормативов, норм, стандартов, использование которых определяет избыточную занятость. Задача – исключить искусственную потребность в рабочей силе, когда, например, возможна замена персонала на опасных производствах автоматическими системами.

При реализации данной программы ни в коем случае нельзя забывать о человеке. Одним из ключевых индикаторов программы будет являться доля людей, которые высвобождены и устроены на новые рабочие места без потери заработной платы. Здесь задача для местных служб занятости – своевременно провести тестирование сотрудников, определить их квалификацию и подобрать наиболее подходящую вакансию. Будем настаивать на принятии специальных мер налогового стимулирования программ поддержки повышения квалификации сотрудников и их межрегиональной мобильности. Отмечу и необходимость цифровизации отношений между работодателем и работником, постепенный отказ от бумажных трудовых книжек.

Пару слов о важных для экономического роста аспектах социальной сферы. В части здравоохранения ориентиром должно являться повышение продолжительности активной жизни, а также снижение длительности и количества периодов временной нетрудоспособности. Здоровая нация – это не только более высокое качество жизни людей, но и прямой вклад в экономической рост.

За последние годы мы достигли впечатляющего рывка в части рождаемости, однако систему, обеспечивающую максимальное развитие способностей и талантов каждого человека, на каждой стадии его развития, еще только предстоит создать. В сфере образования важно как обеспечить мотивацию школьников, так и отстроить систему, при которой получаемые знания, будут востребованы в новой экономике. Важно что бы доля социальных выпадений в процессе обучения у нас стремилось к лучшим значениям в мире. Какие новые знания нужны: это способность к коммуникации, непрерывному в течение жизни процессу обучения - технологии быстро идут вперед, поэтому главное – это способность обучатся и получать новые знания. Вопрос востребованности знаний также остро стоит и перед системой высшего образования.

Для компенсации негативного тренда численности населения в трудоспособном возрасте планируется реализовать ряд мер по повышению активности таких групп населения как молодежь и молодые мамы. Считаем важным работать по привлечению в страну молодых талантов и квалифицированных сотрудников со всего мира. Важно, чтобы иностранные граждане, окончившие российские вузы, имели простую возможность остаться у нас в стране и быть активными членами нашего общества.

Для успешной реализации предложенных изменений, а также финансирования важных с социальной точки зрения направлений нам потребуется провести работу по повышению эффективности бюджетных расходов. В настоящее время мы детально, с привлечением депутатов Государственной Думы, разрабатываем предложения по новым подходам работы с государственными программами. Та ситуация, которая сложилась в настоящее время, говорит о том, что существующий механизм не дает необходимых результатов. В чем здесь проблемы?

Первое. Очень важно в каждой госпрограмме иметь ограниченное число целей. В наших сейчас 2400 целей. Это не работает. По каждой госпрограмме должно быть не более пяти верхнеуровневых целей. И она должна быть не просто списком всех бюджетных расходов по этому направлению, а включать весь комплекс действий, все бюджетные и внебюджетные источники, все меры по изменению регулирования.

Второе, внутри госпрограмм очень важно провести разделение всех действий на проектную и процессную часть. Все новое, что хочет сделать государство, должно быть сформулировано в проекты. Должно быть просчитано, какой эффект на достижение конкретных целей оказывает каждый конкретный проект, сколько он стоит, и кто персонально является ответственным. Благодаря такой работе все проекты можно будет проранжировать по их эффективности.

В настоящее время выбрано пять пилотных госпрограмм: транспорт, жилище, здравоохранение, сельское хозяйство, образование. На них мы сейчас отрабатываем новые подходы.

В этой работе также очень важна роль Парламента. Важно, чтобы отчет конкретного министра в Парламенте был предметным разговором в том числе о достижении ключевых целей государственных программ.

Одним из ключевых направлений деятельности Министерства является поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства. Приоритетные направления здесь следующие:

Первое. Создание и развитие инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства и формирование сервисной модели поддержки МСП.

Второе. Формирование спроса через заказ государства и государственных корпораций. Здесь работаем над тем, чтобы заказы доставались реальному малому бизнесу, а не подставным компаниям.

Третье, обеспечение доступности кредитных ресурсов. На этой неделе подписано остановление Правительства, расширяющее лимиты по так называемой программе «6,5» на дополнительные 50 млрд. руб. Благодаря этому малый бизнес получит доступ еще в большем объеме к кредитным ресурсам по стоимости не выше 10,6%.

Реализуемые меры способствуют росту активности МСП – с августа прошлого года их количество выросло на 10%. Однако очевидно, что не все в этой программе идеально – договорились с профильным комитетом в ближайшее время провести широкие слушания по данной проблематике.

Главное направление деятельности, где Министерство напрямую соприкасается с населением – это развитие сети МФЦ. Сегодня для граждан открыты более 13 тысяч центров и офисов госуслуг по всей стране, в которые ежедневно обращаются 300 тысяч граждан. Охват населения «одним окном» составляет 97%.

На 1 мая уже 31 государственная услуга обязательна к предоставлению в МФЦ. Их число постоянно расширяется. Активно прорабатывается вопрос предоставления массовых и социально значимых госуслуг по экстерриториальному принципу, а также услуг по жизненным ситуациям. Например, единовременное оформление всех документов при рождении ребенка или смене фамилии, открытии бизнеса или приобретении жилья. Такие законопроекты планируем внести в Госдуму этой осенью и надеемся на поддержку депутатов. Цель, которую мы видим перед собой, сделать получение государственных услуг максимально простым и быстрым. Важно базировать всю работу именно от потребностей человека, а не от каких-то других историй.

Одной из форм учета мнений предпринимателей уже несколько лет выступает оценка регулирующего или фактического воздействия нормативных актов. Это профессиональная экспертиза последствий принятия новых правил для бизнеса. Как финансовых – с точки зрения изменения издержек, так и административных в части бумажной волокиты. С 2010 года Минэкономразвития подготовлено почти 6 тыс. таких заключений. Причем в отношении трети актов сделаны выводы о наличии избыточных требований.

Отмечу, что здесь мы уже договорились об активном сотрудничестве с Государственной Думой. Мы будем совместно работать над анализом законопроектов, работа над которыми ведется в стенах парламента.

В работе Министерства очень важно иметь обратную связь, стараюсь посещать российские регионы, и, в первую очередь, встречаться с представителями регионального бизнеса. Региональная повестка незаслуженно ушла в Министерстве на второй план за последние годы – пытаемся исправлять ситуацию. За последние месяцы удалось посетить Тульскую, Кировскую, Ярославскую области, республику Татарстан, Краснодарский край – только в понедельник на этой неделе вернулся из поездки по Новгородской области.

Считаю очень важным постоянное общение с депутатами – уже удалось встретиться с двумя депутатскими группами Единой России, провел встречи с тремя оппозиционными фракциями, работаю по активизации контактов с думскими комитетами. Вопросы и проблемы, которые поднимаются на встречах позволяют лучше понять происходящее на местах и направить разрабатываемые меры, в первую очередь, на конкретные болевые точки. Спасибо вам за возможность такого общения.

Благодарю за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201775 Максим Орешкин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201161 Сергей Морозов

Беседа Дмитрия Медведева с губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы сегодня встречались у вас по авиационной проблематике. Она, конечно, важна для Ульяновской области – здесь сложился исторически очень мощный авиапромышленный кластер, сейчас он в стадии возрождения, можно сказать, находится. Но это не отменяет общесоциальных задач, которыми Вы занимаетесь. Расскажите, как обстоят дела, в том числе с исполнением указов Президента, посвящённых социальной проблематике, от 7 мая 2012 года, и, конечно, тех решений, которые мы недавно принимали по строительству образовательных учреждений.

По детским садам, надеюсь, всё обстоит благополучно, сейчас важнейшая задача – это строительство школ.

С.Морозов: Дмитрий Анатольевич, я хочу Вас официально проинформировать о том, что указы Президента находятся на моём личном контроле. Мы еженедельно собираемся с членами правительства и главами муниципальных образований для их обсуждения.

Буквально на этой неделе мы окончательно определились с выполнением Вашего поручения по росту заработной платы для работников культуры, работников здравоохранения, начиная от врачей и заканчивая младшим медицинским персоналом, для работников образования и органов социальной защиты.

Общий рост повышения заработной платы составляет по разным категориям от 15 до 38%. Дмитрий Анатольевич, Вы говорили о том, что мы должны в условиях сегодняшней некоторой финансовой нестабильности проработать вопрос о повышении заработной платы начиная с 1 апреля. Мы приняли решение в три этапа повысить заработную плату. С 1 апреля этого года – проведём сейчас соответствующие перерасчёты и выплатим, в том числе и к отпускным. Вторая – с 1 июля. И ещё одно повышение будет ориентировочно с 1 октября. Кроме этого во исполнение поручения Вашего и Ольги Юрьевны Голодец принято решение о существенном повышении (даже большем, чем сейчас) в течение I квартала 2018 года. Таким образом, мы в полном объёме выходим на те целевые показатели, на которые Вы неоднократно обращали внимание всех губернаторов.

Д.Медведев: Главное – придерживаться целевых ориентиров, показателей, которые заложены в указе.

А что со школами?

С.Морозов: В рамках Ваших поручений, в рамках программы мы проводим работу по ликвидации второй смены. Чтобы решить эту очень важную задачу, нам нужно построить 15 школ. На сегодняшний день одна школа построена и четыре школы начали строиться – не только в Ульяновске, но и в сельских районах. Таким образом, мы решаем задачу, связанную с повышением человеческого капитала, с тем, чтобы у каждого ребёнка была возможность обучаться с помощью самых современных технологий уже и в отдалённых районах.

Д.Медведев: Какое количество школ необходимо построить или реконструировать на территории Ульяновской области в ближайшие годы? Программа рассчитана почти на 10 лет. Вы прикидывали общее количество?

С.Морозов: Нам нужно 15 новых школ. И около 10 школ требуют глубокой модернизации.

Д.Медведев: То есть в общей сложности 25 школ. С учётом темпа, который вы набрали, у вас хорошие возможности всё это сделать даже быстрее, чем в те временные параметры, которые установлены программой по созданию новых школ.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201161 Сергей Морозов


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2205929 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Начинать надо с качества своей продукции».

Интервью Дениса мантурова «Известиям».

В рамках 21-го Петербургского международного экономического форума прошла сессия «Made in Russia. Создание национального бренда России». После ее окончания глава Минпромторга России Денис Мантуров в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал о продвижении отечественных товаров, росте их популярности за рубежом, увеличении объемов несырьевого экспорта и развитии отечественной промышленности.

— Насколько российские товары востребованы за рубежом? Что, кроме ресурсов, мы успешно продаем?

— А что вы называете ресурсами? Если вы ограничиваетесь только углеводородами, то это — не единственные ресурсы нашей страны. У нас есть и металлургическое сырье, и минеральные удобрения — калий, азотные удобрения, фосфатные удобрения. Они тоже занимают существенную долю в нашем экспорте. А помимо сырьевой продукции есть еще и высокотехнологичная составляющая, мы занимаем второе место в мире по объему поставок военно-технической продукции. Наши известные бренды — это «Калашников», «Сухой», «Миг», наши системы «Калибр», которые сегодня работают в Сирии, а также другие образцы вооружения, составляющие определенную долю высокотехнологичной продукции, поставляемой на экспорт.

— Уточните, пожалуйста, какая именно продукция отечественной промышленности продается за рубеж?

— Пока не могу похвастаться, что мы в больших объемах поставляем станки. Но есть определенные специфические модели, где у нас имеются компетенции. Но мы можем говорить о, например, сельхозмашиностроении. Никто такого даже не предполагал, когда мы только начинали активно развивать программу импортозамещения.

Сначала мы занимались развитием новых моделей комбайнов, тракторов. Сегодня мы поставляем их в более чем 30 стран, включая Северную Америку и Западную Европу. Я сам в прошлом году вручал ключи от нашего ростсельмашевского комбайна «Торум» баварским хлеборобам. Поэтому могу сказать — наша продукция там востребована.

— А комбайн еще ездит?

— Ездит. И заказываются дополнительные объемы. У нас есть все возможности для поддержки поставок такой высокотехнологичной продукции на экспорт.

— Можете назвать цифры?

— Пожалуйста. По результатам прошлого года 48% экспорта составил несырьевой. Это говорит о том, что мы слезаем с нефтяной иглы. И рассчитываем, что постепенно будем увеличивать уровень диверсификации нашего экспорта и экономики в целом, будем меньше зависеть от углеводородных ресурсов.

— Какие производства лидируют в экспорте и имеют перспективы в будущем?

— У нас определены четыре основные отрасли — драйверы, на которые мы опираемся в увеличении объемов поставок на экспорт. Это автопром, гражданская авиация (включая и самолеты, и вертолеты), транспортное машиностроение (это и тяговый состав, и вагоны) и сельхозмашиностроение. Но это не значит, что мы ограничиваемся только этими отраслями. По прошлым годам у нас положительная тенденция и по фармацевтике, и по биотехнологическим продуктам. И, надо сказать, что наша фармацевтическая продукция — и дженерикового ряда, и инновационные лекарственные препараты — востребована на международных рынках. Это и Африканский континент, и Латинская Америка, Япония, Китай, Индия. Препараты полного цикла с производством непосредственно в России, по собственным технологиям, сегодня крайне востребованы за рубежом. Невзирая на то, что и Китай, и Индия сегодня являются самыми крупными производителями, например, фармацевтической субстанции.

— А у нас сейчас как раз строятся заводы и лаборатории по ее производству?

— Да. Более того, в рамках реализации нашей стратегии, а впоследствии — и государственной программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности-2020» мы целенаправленно шли к тому, чтобы развивать собственное производство фармпродукции инновационного ряда. Мы разбили программу на два этапа: с 2011 по 2015 год оказывали поддержку предприятиям в разработке препаратов дженерикового ряда, чтобы быстрее начать производить то, что закупалось у иностранных компаний. А параллельно двигались по инновационным препаратам. И вот начиная с прошлого года уже зарегистрированы отечественные препараты против онкологии — именно инновационного ряда. Скажу больше — это не химический синтез, а моноклональные антитела. Не каждая страна может сказать, что у них есть собственные биотехнологические продукты именно в этом направлении. Только Америка, Япония и несколько стран Западной Европы — те, у кого есть свое производство моноклональных антител. Поэтому здесь мы продвинулись достаточно далеко. А по мере завершения этой программы до 2020 года мы должны выпустить еще более 130 препаратов, провести клинические испытания и получить регистрационные удостоверения.

— А ткани у нас производят?

— Легкая промышленность — огромный сегмент, индустрия. В ней функционируют в основном средние и малые предприятия — швейные, текстильные, производители тканей. Причем эти ткани используются не только при производстве верхней одежды или обуви. Это в первую очередь высокотехнологичные ткани для широкого направления отраслей экономики. Например, для авиации, куда поставляются специальные ткани, производящиеся в России из синтетических волокон. А также геотекстиль — ткань, которая используется в стройиндустрии: при строительстве дорог и домов, в других направлениях.

За последние два года мы довольно далеко продвинулись в обработке натуральной кожи — путем, кстати, ограничения вывоза своих сырых шкур за рубеж. Есть предприятия (например, Рязанский кожевенный завод), которые сегодня имеют самое современное модернизированное производство кожи для автомобильной отрасли, для авиационной, для мебельной.

К слову — в России много брендов, которые называются, к сожалению, по-английски. Это происходило потому, что в советское время был закрыт доступ ко всему иностранному, и мы всегда хотели либо на жвачку поменяться, либо на джинсы. А в 1990-е, чтобы остаться на рынке, российские производители легпрома вынуждены были называться по-иностранному — чтобы думали, что это иностранный производитель. А производство — в Москве на фабрике «Большевичка» или в Псковской области на предприятии «Трувор». Или «Сударь» во Владимирской области. Кстати, недавно мы запустили предприятие в Ингушетии — это фабрика, которая шьет и для российских брендов, и для иностранных.

— А у вас есть костюм российского производства?

— У меня есть и «Сударь», и «Трувор». А еще у меня есть костюм, который мне пошил, например, Патрик Хельман, но ткань — Брянского камвольного комбината (Брянский комбинат шерстяных тканей. — «Известия»). Мы специально взяли отрез, который отдали коллегам в Италию, чтобы они его на микроны разложили и посмотрели — насколько он соответствует зарубежным стандартам и требованиям. В итоге получили подтверждение от производителя, что материал полностью соответствует тем требованиям, которые предъявляются для качественной костюмной ткани.

— А вы их носите?

— Конечно, ношу.

— Как реализуется программа «Made in Russia»?

— Что касается подходов по продвижению российской продукции, то я считаю, чтобы продвигать свою продукцию за рубеж, нужно начинать с качества. Сначала завоевать позиции на своем рынке. Поэтому мы и сформировали такую организацию, как Роскачество. Более 30 млн жителей страны знают об этой организации, об их работе, о результатах их исследований и о «Знаке качества». Если компания получает «Знак качества», это открывает ей возможность увеличить и объемы производства, и увеличить объемы присутствия на рынке. И за это компании бьются — за качество. Поскольку когда мы говорим, что будем проверять и исследовать определенный сегмент продукции, мы абсолютно независимо делаем по всем регионам закупки через Роскачество. Никто не знает, в какой магазин придет эксперт, в каких лабораториях будет проводиться исследование. Только на качественную продукцию мы можем ставить знак «Сделано в России», чтобы наша страна была представлена за рубежом достойно.

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2205929 Денис Мантуров


Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 6 июня 2017 > № 2201696 Экмат Байбакпаев

Промышленность КР в четырех предложениях

Экмат Байбакпаев, депутат Жогорку Кенеша КР, экономист

В отчете правительства КР за 2016 г. на 89 страницах информация о нашей промышленности уместилась всего в четырех предложениях. В экономически развитых странах промышленность является становым хребтом экономики и их правительства уделяют большую часть своего внимания этому сектору экономики. Если же наше правительство уделяет в своем важнейшем ежегодном документе всего лишь несколько слов о промышленности, то можно сделать вывод что наша экономика бесхребетная. Почему не было уделено внимания промышленному производству в отчете? Я уверен, потому что у правительства просто нет ясной, долгосрочной и обоснованной государственной промышленной политики!

Своим немногословием о промышленности в своем отчете правительство фактически подписалось под тем, что Кыргызстан является аграрно-отсталой страной, у которой нет промышленности. Хотя всего пару десятилетий назад мы считались индустриально-развитой республикой. За все эти годы мы разбазарили свой промышленный потенциал.

Цифры вещь упрямая. Если в 1990 г. в структуре ВВП сфера материального производства составляла почти 60% (промышленность - 26% и сельское хозяйство - 33%), то к 2016 году производство материальной продукции сократилось в два раза до 30% от ВВП (промышленность в 1,5 раза, сельское хозяйство в 2,5 раза). Но это всего лишь проценты в структуре ВВП, а статистика вещь уязвимая. Как не крути, а ВВП не показывает того реального падения производства за прошедшие годы.

В действительности же падение производства очень значительное. В частности, промышленная выработка мяса в 2016 г. по сравнению с 1988 г. упала в 9,7 раз, производство колбас сократилось в 6,7 раз, в 8,4 раза снизилось производство цельномолочной продукции. Сегодня мы в 4 раза меньше производим масла животного, плодоовощных консервов выпускаем в 19 раз меньше, ткани практически не выпускаем (в 1988 г. производили 146 млн кв.м), в 9 раз сократили выпуск кирпичей и строительных блоков. Это только краткий список товаров промышленной номенклатуры. Не говоря уже об исчезновении в Кыргызстане многих других производств, среди которых машиностроительное производство, а также производство тканей и пряжи из нашей шерсти и нашего хлопка.

Мне вспоминаются слова одного из очередных премьер-министров, который заявлял, что Кыргызстану промышленность не нужна, пусть другие страны производят, а мы будем развивать сферу услуг. Глупейшее рассуждение. Всему миру известно, что сфера услуг и сельское хозяйство быстро и успешно развиваются, только обслуживая сектор промышленного производства.

Хочу ответить, тому бывшему премьер-министру – противнику промышленности, зачем нужна нам промышленность. По исследованиям ЮНИДО (подразделение ООН по развитию промышленности), во-первых, развитие промышленности, кроме безусловного увеличения занятости, дает огромный потенциал для роста производительности в экономике, а это - увеличение доходов граждан, повышение уровня благосостояния населения и, в конце концов, это экономический рост. Во-вторых, индустриализация развивает значительные прямые и обратные связи в экономике, например, развитие переработки сельскохозяйственных культур увеличивает их выращивание, а развитие производства материалов и полуфабрикатов увеличивает производство конечной продукции из них. В-третьих, происходит эффект экономии от масштабов промышленного производства – рост объемов производства ведет к снижению его затрат и способствует применению новых технологий производства. В-четвертых, появляются большие возможности для развития промышленного экспорта, так как промышленная диверсификация ведет к экспортной диверсификации, а экспорт промышленных товаров более устойчив к колебаниям мировых цен, чем экспорт сырьевых товаров. Экспорт – это приток валюты, улучшение благосостояния народа и увеличение богатства страны.

Но прошлые правительства, также как и нынешнее, упрямо загоняют нас в торгово-посредническое русло, уже превратив нашу экономику в торгово-посредническую и потребительскую. Конечно, их рассуждения понятны, зачем правительству утруждать себя каким-то сложным промышленным производством, лучше основательно «закредитоваться» у международных организаций и у стран-доноров, на эти деньги импортировать товары, что-то продать в Кыргызстане, что-то реэкспортировать в другие страны, «зависнуть», так сказать, на небольшой торговой марже. Народ же, у которого нет работы, потихоньку «сплавить» в виде трудовых мигрантов в соседние страны. Вот так мы превратились в потребительскую экономику. Чуть не сказал - в «банановую» республику.

Эта политика уже налицо. Посмотрите статистику. В 2012 году наш ВВП (считайте мы столько заработали) составил 310,5 млрд сомов, а потратили мы на удовлетворение своих нужд и желаний 359,9 млрд. В 2013 году заработали 355,3, а проели - на 410,8 млрд сомов, в 2014 году доход составил 400,7 млрд, а израсходовали - 454,7 млрд, в 2015 г. - 423,6 млрд получили, а 447,8 млрд потратили на потребление, за первые полгода 2016 г. заработали 176,1 млрд, а 213,3 млрд пустили на покупки товаров и услуг. Я не говорю, что мы вообще не должны тратить на потребление. Я говорю, что надо тратить то, что мы сами заработали и не забывать откладывать на будущее развитие.

Нам давно надо честно самим себе признаться, что мы живем не по средствам. Кого мы обманываем? Самих себя. Кыргызстан потребляет больше, чем зарабатывает. Как я отметил уже выше, уровень конечного потребления в последние пять лет превышает уровень ВВП на 15%, а то и на 20%. Это превышение нашего потребления над доходами в деньгах около 50-70 млрд сомов, которые не заработаны нами внутри страны. Это значит мы проедаем деньги наших мигрантов, наше золото, грантовые и кредитные деньги. Эти деньги мы не пускаем на развитие промышленных заводов и фабрик, которые в будущем могли бы приносить нам доходы, а пока просто проедаем. По статистике ВТО 50% нашего импорта состоит из потребительских товаров и только 10% импорта приходится на ввозимые производственные машины и оборудование.

Как отметил один экономист МВФ в последнем обзоре о Кыргызстане, большой приток переводов мигрантов и доходы от экспорта золота в краткосрочном плане помогут Кыргызстану сохранять высокий уровень потребления и решать пока проблемы с бедностью, но вскоре это проедание денег неминуемо скажется снижением экономического роста. Также МВФ отмечает, что Кыргызстан «заболевает» так называемой голландской болезнью, когда страна начинает экономически деградировать, наивно полагаясь только на один или два источника доходов (в нашем случае переводы мигрантов и экспорт золота), и впадает в долгосрочную зависимость от этого и не развивает промышленность.

Как это происходит? Очень просто. Из-за притока твердой валюты от переводов наших трудовых мигрантов в Кыргызстан происходит укрепление сома, которым, кстати, с чувством преисполненного долга очень гордится наш Нацбанк. Но чему радоваться-то, «сильный» сом неминуемо негативно сказывается на экспорте наших товаров, который резко снижается из-за потери ценовой конкурентоспособности по сравнению с товарами наших торговых партнеров. С другой стороны, увеличивается подешевевший потребительский импорт для удовлетворения повышенного потребительского спроса (в последние годы отрицательное сальдо торгового баланса составило около $2,5 млрд, что примерно соответствует объему переводов наших мигрантов). Также часть денег, так как нет других инвестиционных альтернатив, наши граждане начинают вкладывать в основном в непроизводительный рынок жилой недвижимости и другое движимое имущество.

Дальнейшее сокращение производства экспортных товаров (в последние годы экспорт сократился на 20-25%) приводит к постепенному перемещению ресурсов в менее рентабельные сырьевой (сельское хозяйство, горную добычу) и сервисный сектора (торговля, услуги). Как раз бурное развитие в последние годы сервисного сектора в Кыргызстане (сегодня это уже 57% экономики) и параллельный упадок обрабатывающей промышленности (сейчас всего 14% экономики) указывают на то, что мы уже болеем голландской болезнью. Таким образом, мы на пути к тому, что можем окончательно добить свою обрабатывающую промышленность и экономику в целом.

Так продолжаться дальше не может! Государственный долг растет! Кто и за счет чего будет отдавать эти долги? Или мы, наше поколение, хорошо и весело пожив сейчас, все эти проблемы повесим на наших детей и внуков? Я убежден, только развивая промышленность, мы создадим базу для будущего экономического процветания Кыргызстана. Развитый промышленный сектор не только позволит рассчитаться нам с внешними долгами, но и даст возможность Кыргызстану стать богатым государством с обеспеченными гражданами.

Искать виновных в развале промышленности уже поздно, да и неблагодарное это дело! Нужно двигаться вперед и начинать что-то делать для развития промышленности в Кыргызстане.

Во-первых, я бы предложил тщательно исследовать номенклатуру товаров, которые мы экспортируем и импортируем. Таким образом мы сможем обнаружить так называемые валютные «утечки» в нашем платежном балансе. Естественно, если мы что-то продаем на экспорт в виде сырья или полуфабрикатов, значит, мы недополучаем добавленную стоимость. А если мы импортируем готовую продукцию, значит, отдаем свои деньги, свой доход другим и развиваем их экономики.

Во-вторых, нам нужна местная сырьевая база! Нужно тщательно исследовать ресурсную базу Кыргызстана для промышленной обработки. Что у нас спрятано в недрах страны, чтобы можно было переработать в готовую продукцию? Что мы выращиваем и можем выращивать в сельском хозяйстве? Не бояться делать эксперименты с новыми сельскохозяйственными культурами. Внимательно изучить неиспользуемые или неправильно используемые земли. Определить неэффективно используемое государственное имущество, которое надо смелее передавать своим местным предпринимателям для формирования отечественного капитала.

В-третьих, государство должно взять на себя ответственность за новую индустриализацию Кыргызстана. Правительство должно разработать и представить обоснованную на местных ресурсах стратегию промышленного развития, предложить соответствующие изменения в существующие законы и новые законопроекты для развития промышленной переработки. По примеру начальной стадии развития Китая создавать для компаний-производителей специальные промышленные зоны с готовой промышленной инфраструктурой. Для этого можно использовать готовую инфраструктуру крупных госпредприятий (БМЗ, Дастан) и помочь нашему малому и среднему бизнесу уже сегодня организовать выпуск ориентированной на экспорт продукции.

В-четвертых, куда продавать произведенные товары? Правительству нужно внимательно изучить рынки сбыта. Какие есть рыночные ниши? Наш внутренний рынок маленький, но мы вступили в ЕАЭС, а это 180 млн потребителей! Поэтому необходимо изучить, что же завозилось в ЕАЭС из Китая, Турции, ЕС, Узбекистана, Украины и т.д. Затем оцениваем нашу ресурсную базу, выбираем соответствующие технологии и оборудование и нацеливаемся на производство готовой продукции для рынка ЕАЭС.

В-пятых, как говорится, «кадры решают все», индустриализация потребует большое количество промышленно-ориентированных предпринимателей и специалистов различного уровня. Система профессионально-технического образования должна быть реанимирована и возрождена. ВУЗы должны уйти от юридическо-экономического уклона и выпускать из общего числа не менее 50% специалистов инженерных профессий. Следует восстановить практическую связь между наукой и производством, чтобы наука подпитывала промышленность новыми технологическими разработками. На базе рынков Дордой и Карасуу с помощью средств ЕАЭС организовать переориентацию торговцев в промышленников. Ввести в школах и ВУЗах предметы по основам предпринимательства и бизнеса, так как в будущем нам нужны будут подготовленные люди, которые будут отлично ориентироваться в условиях рыночной экономике. Важно нам поменять деловую культуру наших людей с торгово-посреднической на индустриальную!

В-шестых, конечно нужны финансовые ресурсы! Финансовые источники есть. Это и совместный с Россией фонд развития и планируемый фонд развития с КНР. Нужно добиться, чтобы значительная часть средств этих фондов строго направлялась на финансирование только производственных проектов. Также сейчас в Жогорку Кенеше рассматривается законопроект о бюджетном кредитовании экономически значимых для страны проектов, но еще требуется его доработка. Не стоит забывать и о возможности международной помощи программы ООН по промышленному развитию ЮНИДО совместно с международными финансовыми институтами (Всемирный банк, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития). Мы также предлагаем запустить облигационную программу «Ондуруш-Патриот» с целью привлечения денег наших трудовых мигрантов для инвестирования в промышленные проекты. Ежегодно по этой программе можно было бы аккумулировать $200-300 млн (до 10% от всех переводов). По-моему, для достижения интенсивного промышленного роста Кыргызстан должен ежегодно направлять на промышленные проекты не менее $0,5-1 млрд.

В завершение хотел бы обратиться к правительству с пожеланием в виде кыргызской поговорки «Эмгектен арыктасаң, түшүмүнө семиресиң». Перефразируя это меткое народное выражение, я бы призвал правительство не почивать на лаврах сегодняшнего мнимого экономического благополучия, основанного на переводах наших трудовых мигрантов, на грантах и кредитах. Сегодня государству необходимо потуже затянуть свои пояса и начать активно помогать восстановлению нашего промышленного потенциала, который, я уверен, в будущем даст богатство и процветание нашему народу и нашему Кыргызстану!

Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 6 июня 2017 > № 2201696 Экмат Байбакпаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200840 Константин Борисов

Люди без страха: как управлять поколением Y

Константин Борисов

Генеральный директор Support Partners

Почему молодым людям нужна работа по душе, свобода и результат?

Как владелец компании, где работают относительно молодые сотрудники, а клиенты — весьма зрелые люди, могу сказать: вечная проблема «отцов и детей» актуальна практически для всех российских компаний, в которые постепенно приходит работать молодое поколение. Почему же тем, кому слегка за 20, так сложно понять даже тех, кому за 35, не говоря уже о более старших коллегах? Есть целый ряд причин, и причины эти системны.

Мне 36 лет, и я отношу себя к более старшему поколению, с которым меня объединяет как минимум отношение к деньгам. Люди моего возраста и старше понимают, что такое совсем не иметь денег, когда можно взять только один пакет сахара в одни руки, когда целый год в школе ты носишь одну пару штанов. У меня до сих пор перед глазами сцена промозглой зимней Москвы 1991 года и очередь в продуктовый магазин, куда меня привела бабушка вместо школы, чтобы получить 2 банки тушенки, ведь давали только по одной в руки. У младшего поколения, как правило, таких проблем не было, и у них нет такого страха: если сейчас ты плохо работаешь, то у тебя не будет денег, чтобы купить элементарные вещи. Молодые от этого свободны. И в этом есть как плюсы, так и минусы. То есть они в целом изначально более счастливы, у них нет базового мотиватора страха, но при этом они могут быть менее эффективными в работе. Так называемый «предел сытости» значительно ниже.

Можно даже сказать, что молодые люди в принципе менее мотивированы на труд в нашем, «старшем» понимании. Мы воспринимаем работу как некую неизбежность, она может быть нелегкой и не совсем приятной, но при этом — приносить хороший доход. Работу, в каком-то смысле, нужно уметь терпеть — ведь начиная карьеру в середине 90-х, выбирать, как правило, нам было не из чего. Сейчас у молодых людей появились понятия «интересная работа», «работа по душе», «предназначение», «миссия», «смысл». Недавно моя относительно молодая знакомая уволилась из крупной компании, где была директором по продажам, и сказала, что просто так ей организовывать конференции неинтересно, что это пустая и бессмысленная деятельность, а ей было бы интересно заниматься развитием людей на ценностном уровне, и она хотела бы работать в сфере образования. Я с трудом представляю себе 45-летнего человека, говорящего то же самое.

Этому можно найти объяснение: у молодого и старшего поколения абсолютно разные герои времени. Если героем поколения моих родителей был Стаханов, который упорно трудился под землей в шахте и давал один несколько норм за смену, а моим героем был Леня Голиков, пионер-герой, в 13 лет воевавший в партизанском отряде за Родину, то героем нынешнего поколения является Марк Цукерберг, который однажды утром проснулся миллиардером, или Ян Кум, создатель WhatsApp’a, парень, который не работал на металлургических комбинатах и просто спрограммировал гениальную систему. Это говорит о том, что в представлении молодых людей не нужно долго и упорно работать, нужно что-то быстро придумать, сделать и получить мгновенное признание. Быстро, рывком и в дамки — вот новая формула. Посмотрите на истерию бега, захлестнувшую крупные города. Ядро беговой аудитории — публика до 35 лет. Главная ценность — быстрота. Они мгновенно обучаются всему новому и не терпят монотонности. В этом они также сильно отличаются от старшего поколения, для которых стабильность — основная из ценностей.

При этом у молодого поколения есть очевидное преимущество: они рождены с гаджетами в руках. Поэтому я не представляю, как 50-летний человек будет работать в области онлайн-рекламы, таргетинга и так далее. Он может знать эти термины, но для него это как иностранный язык, выученный в 45 лет: он никогда не будет родным, никогда не будет свободным. Поэтому есть области деятельности, которые уже по своей сути «зарезервированы» за молодым поколением, в то время как сферы, требующие регулярного упорного и тяжелого труда, «зарезервированы» для взрослых. Кроме того, у молодых гораздо меньше страхов перед началом собственного дела. С одной стороны, молодым людям в принципе свойственно рисковать, с другой стороны, открыть что-то свое в 1987 году было реально страшно и невозможно вообще. А вот открыть что-то свое в 2017 году — вполне позволительная роскошь.

Как же все-таки владельцу бизнеса управлять молодыми и активными сотрудниками?

1. Давать больше свободы. Например, в моей компании работает много молодых сотрудников, поэтому у нас официально свободный график, и мы практически не контролируем своих коллег: если человека не контролировать, он либо быстро расхолаживается, и мы его отправляем на свободу, либо он начинает контролировать себя, то есть мы отдаем бразды правления самому человеку в руки, не существует никаких сильных внешних ограничивающих факторов.

2. Доверять сложные и ответственные проекты. Это всегда хорошо работает: если человек справится, то он заслуживает повышения, а если нет, то он сам признает, что еще молод и было бы неплохо поучиться у старших коллег.

3. Платить за результат. Молодому поколению в принципе не интересен процесс, поэтому у них большая часть вознаграждений должна обязательно приходиться на оплату по результату. И еще это избавит топ-менеджеров от соблазна контролировать работу пошагово.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200840 Константин Борисов


Россия. США. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200833 Пол Донован

Ситуация в мире: есть ли угроза дефляции?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Как инвесторам реагировать на низкую инфляцию в мире и на какие показатели обращать внимание при вложениях в иностранные активы?

В 2015 и 2016 годах цены на нефть снизились на 75%. Доля нефти составляет от 3% до 5% в потребительских корзинах, по которым определяется уровень инфляции, в большинстве стран. Это не могло не повлиять на публикуемые индексы инфляции. Полученный в результате низкий уровень инфляции привел к тому, что СМИ стали взахлеб рассуждать об угрозе дефляции. Но дефляция происходит в результате падения большого количества цен, а низкая инфляция последних двух лет была вызвана падением лишь одной цены. Как только поведение цен на нефть нормализовалось, стало очевидно, что поведение публикуемых индексов инфляции нормализуется.

Инфляция в пределах нормы

Показатели инфляции в США находятся на среднем уровне за 20-летний период или выше него. Это не ситуация низкой инфляции; это ситуация инфляции несколько выше обычного уровня. Зона евро немного отстает от США. Инфляция в еврозоне росла, но она находится на уровнях скорее равных, чем превышающих средние многолетние уровни. Инвесторы должны помнить, что низкие публикуемые индексы инфляции 2015 и 2016 годах были галлюцинацией, вызванной нефтью. У половины основных стран ОЭСР показатели базовой инфляции (без учета продовольственных товаров и энергоносителей) в эти два года находились на уровне равном или превышающем средние многолетние уровни.

Инфляция локальна

Если цены на нефть не подвержены резким колебаниям, то инфляция в значительной степени определяется положением на внутренних рынках труда. Расходы на оплату труда на внутренних рынках составляют от 60% до 70% в потребительских корзинах, по которым определяется уровень инфляции. Инфляция, вызываемая внутренними факторами, проявляется в незначительной взаимосвязи показателей базовой инфляции потребительских цен. Если бы существовал глобальный фактор, вызывающий инфляционное давление, базовая инфляция стран с наиболее развитой экономикой была бы взаимосвязана. Но это не так. Взаимосвязь между показателями базовой инфляции стран с наиболее развитой экономикой, даже между странами еврозоны, очень незначительна.

Обращайте внимание на показатели цен, которые имеют значение

Слишком часто показатель инфляции потребительских цен рассматривают как единственный показатель инфляции, который имеет значение. Но он не является единственным. Для тех, кто инвестирует в облигации, имеет значение уровень инфляции, которому уделяют внимание центральные банки. В еврозоне и Великобритании публикуемый индекс инфляции потребительских цен является целевым показателем центральных банков. В США ФРС придает значение дефлятору личных потребительских расходов — он значительно отличается от инфляции потребительских цен и иногда движется в противоположном направлении.

Тем, кто инвестирует в акции, также следует обращать внимание на различные индексы. Большинство компаний не осуществляют продажи потребителям; большинство компаний осуществляют продажи другим компаниям. Доля компаний, осуществляющих продажи потребителям, в американском индексе S&P составляет от 10% до 20%. Инфляция цен производителей является самым важным показателем ценообразовательной способности в стране.

В мире, где все показатели инфляции растут быстрыми темпами, инвесторам нет необходимости беспокоиться по поводу этих деталей; в более стандартной инфляционной ситуации важно точно понимать, какой показатель инфляции влияет на какие активы.

Инфляция меняется, цены — не обязательно

Инфляция может меняться без изменения цен. Инфляция приспосабливается к качеству и количеству. Уровень инфляции в области услуг мобильной связи в США недавно снизился не потому, что люди стали платить меньше денег, а потому, что люди имеют возможность загрузить больше данных за те же деньги. Повышение качества привело к снижению уровня инфляции (но не цен).

Что это означает? Если люди не платят меньше денег, они могут не ощущать, что их материальное положение улучшается, и у них может не появляться лишних денег, которые они могли бы потратить на другие цели. И наоборот, если плитка шоколада становится меньше, а цена при этом не меняется (иногда это называют «сокрафляция»), индекс инфляции потребительских цен вырастет, хотя цена не изменится.

После инфляции — скрытая инфляция

Рост инфляции в мире в начале этого года было легко предвидеть. Теперь, когда рост инфляции в целом уже состоялся, перед инвесторами стоит более трудная задача — им необходимо понимать малозаметные сдвиги в различных показателях инфляции, которые имеют значение.

Россия. США. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200833 Пол Донован


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200758 Андрей Шаронов

Андрей Шаронов: Хочешь изменить свою компанию? Меняйся сам

Андрей Шаронов

Президент Московской школы управления СКОЛКОВО

Президент московской школы управления Сколково — о пользе бега, необязательности борьбы и умении говорить «нет»

Любой проект изменения компании — это обязательно вопрос трансформации личности топ-менеджера. Компания меняется с лидера, и то, насколько эффективен будет процесс корпоративных реформ, зависит от первого лица. С каким настроем и какими ожиданиями мы начинаем сворачивать горы, определяет результат не меньше, чем прописанный план и система KPI.

1. Успех — это не только борьба

Я вырос в жесткой соревновательной среде. Нас растили в идеологии враждебного окружения, философией борьбы были пропитаны все сферы жизни: борьба против чужих, борьба за урожай, борьба за мир, борьба, в конце концов, с самим собой, чтобы быть лучшим и достойным. Часть этой философии — ты должен добиваться своих целей через кровь, пот и слезы; получить что-то можно, лишь потеряв равнозначное; а обязательное требование — надо победить всех вокруг.

Когда мой сын Никита был совсем маленьким, он как-то показал на красивую машину на улице. Услышав от меня, что машина стоит дорого, Никита предложил выиграть ее в лотерею. Я тогда начал ему объяснять, что нет, так не получится, чтобы получить эту машину, надо работать долго и упорно. Тогда моя жена спросила, почему я даже не рассматриваю возможность получить что-то легко и с удовольствием, почему я не верю сам и отказываю другим в возможности верить в удачу.

Жить в постоянной конкурентной борьбе — это, как шутит наш профессор Моти Кристал, постоянно держать в руках молоток, тогда все вокруг автоматически превращается в гвозди. Моя личная задача — научиться пользоваться разными инструментами.

Могу сказать, что к сегодняшнему дню я не победил себя до конца, но исключил борьбу как единственный способ работать с миром. Скажу честно: мне стало легче жить с самим собой и с другими. Это как отбросить многолетнюю иллюзию, что твое большевистское желание идти до конца любой ценой сделает мир лучше. Вариантов жизненных стратегий куда больше, и принять это значит дать себе возможность успокоиться, не тратить силы на поиски врагов, а искать гармонию с собой и миром.

2. Следовать своим приоритетам

Мы постоянно кому-то что-то должны. Когда обязательств становится слишком много, то иногда ловишь себя на мысли, что ты не герой собственной жизни, а жертва графика и обещаний работодателям, коллегам, родителям, детям и друзьям.

Вот, наверное, главный вывод, который я сделал за последний год: даже в условиях постоянных требований и «возмущений среды» ты в состоянии влиять на свой выбор. Ты вовсе не жертва обстоятельств, ты не управляешься внешними событиями и настроением других людей.

Это вопрос большей фокусировки на собственных целях. Я стал чаще отказывать, говорить «нет», уходить, не участвовать, объяснять, почему я не могу присоединиться к различным инициативам и поддержать чьи-то проекты. Подобное отношение не остается незамеченным. Некоторые знакомые считают это снобизмом, кто-то обижается и не принимает мои объяснения, но скажу честно: отказывая другим в исполнении всех их желаний, я не потерял никого действительно близкого и дорогого.

Нас учили, что быть эгоистом — это очень плохо, но назвать внутренний фокус эгоизмом я не могу. Если ставить перед собой высокие цели, если хотеть изменить мир вокруг себя, если быть последовательным в достижении этих целей, то требуется много времени и сил, чтобы выбирать главное. Все эти многочисленные «нет» позволяют сосредоточиться на действительно важном «да», которое иначе не случится.

3. Спорт как источник энергии для движения

Мы все живем до определенного возраста в счастливом заблуждении, что наше здоровье продлится вечно, что можно относиться к себе достаточно наплевательски — работать до изнеможения, курить, пить алкоголь и превозмогать разбитость на следующее утро. Да, это определенный кураж, ровно до той поры, пока ты не понимаешь, что подобное отношение к своему телу противоречит всем остальным твоим целям.

Мне близка теория, что человек развит в полной мере, если есть единение физического, психического и эмоционального. Только такой микс дает силы и желание двигаться вперед. Спорт для меня — это источник физической и психической энергии.

В прошлом году я сам начал бегать марафоны — для меня бег стал тем самым видом спорта, который позволяет выдерживать долгие нагрузки. Это начиналось как желание понять, почему так много наших выпускников занимается этим видом спорта чуть ли не профессионально, и было следствием модного поветрия, но неожиданно для меня самого привело к тому, что в конце ноября я пробежал свой полный первый марафон в Валенсии.

Марафон хорош эффективностью, но не в том смысле, что я думаю о работе во время бега, а как раз наоборот — я совсем этого не делаю. Это медитация, которая заставляет твои мозги замолчать и быть здесь и сейчас. Марафон для меня — это также история про стратегию, он учит, как распределить запас сил на 42 км, как мотивировать себя дойти до финала, когда тебе тяжело и ты забываешь, зачем вообще ввязался в эту историю. И да, бег не единственный способ получать энергию — но любой способ услышать свое тело будет уже победой.

Не так давно мне встретилась новая расшифровка аббревиатуры CEO — Chief Energy Officer. И в этом много правды: если в тебе есть энергия, то ее хватит на всю компанию. И важно, чтобы эта энергия была конструктивной и позитивной.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200758 Андрей Шаронов


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205105 Владимир Мау

Ректор РАНХиГС Владимир Мау: «Людям нужен не рост ВВП, а рост благосостояния»

Почему после достижения дна не наблюдается рост экономики; как Россия справилась с кризисом в отличие от СССР; почему страны конкурируют моделями госуправления — эти и другие вопросы Мау обсудил с Business FM

Завершил работу Петербургский международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Владимир Мау. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич:

У нас в студии Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Это один из тех вузов, на базе которых последние десятилетия разрабатываются в том числе экономические программы правительства. Владимир Александрович признался, что он устал говорить о программах.

Владимир Мау: Добрый день, мне кажется, что, скорее, слушатели, зрители и читатели газет устали читать о программах.

Мы сейчас, наверно, поговорим о том, что ближе к жизни как к таковой. Здесь все соглашаются, просто спрашивал: как вам кажется, кризис закончился у нас? Все говорят: в общем, да, но с какими-то оговорками. Вот как бы вы ответили на этот вопрос?

Владимир Мау: Вы знаете, последние 25 лет посткоммунистического развития, больше уже, чем 25 лет, мы прошли через несколько кризисов, и вопрос «закончился ли кризис?» является вопросом о том, какой кризис и кризис чего закончился? У нас и в 1990-е годы было переплетение нескольких, я бы сказал, четырех кризисов, и ситуация последних семи-восьми лет — это тоже переплетение нескольких кризисов. У нас есть проблема структурного глобального кризиса, аналогичного кризисам 1930-х и 1980-х.

У нас, вы имеете в виду, в России или глобально в мире?

Владимир Мау: В мире, конечно, в развитом мире, в Африке его нет. Этот кризис, и опыт ХХ века показывает, он обычно длится 10-12 лет, мир выходит с новыми моделями роста, с новой экономической доктриной, с новой моделью регулирования национального, глобального, с новыми конфигурациями резервных валют, именно поэтому это всегда инновационный кризис, всегда начало кризиса связано с ухудшением ситуации от экономической политики, потому что все начинают бороться с кризисом, как это было принято в предыдущие 50 лет, а выясняется, что это больше не работает. Вот этот кризис у нас в мире продолжается. Некоторые скажут, что это не кризис, но это кризис, поскольку это механизм формирования новой модели экономического роста, у нас, в США, в Европе, в Японии, в Китае. Если под кризисом понимать спад, то он закончился в 2014 году, на глобальный кризис наложился циклический кризис, произошло некое перебалансирование ситуации, и в этом смысле этот кризис закончился. У нас на него же наложился кризис внешних шоков: цена на нефть, санкции. Кстати очень похоже на то, что было в последние пять лет существования СССР: антиалкогольная кампания и цена на нефть ударили по советской экономике так же, как санкции и цена на нефть, но при этом мы видим, что советская экономика в результате развалилась, а российская адаптировалась, довольно быстро. Правительство было исключительно эффективно в своей антикризисной политике, все произошло не то, что мягче, чем ожидалось, но мягче, чем в 2009 году. И спад был несопоставимо мягче, и безработицы не было, и валютные резервы не были потеряны в той мере, как тогда, даже если сравнивать с 2008-2009 годами, то есть этим кризис тоже, в общем, исчерпывается. Но проблема состоит в том, что это новшество, эта инновация, если угодно, что со времен современных экономических кризисов, а им примерно 200 лет, столько же, сколько современному экономическому росту, обычно остановка спада означала начало роста. Именно поэтому последние два-три года любили дискутировать о том, достигла ли экономика дна? Потому что предполагалось, что, достигнув дна, она начнет дальше расти. Между тем, и опыт Японии последних 25 лет, и опыт Европы последних пяти лет, и наш собственный опыт показывает, что, похоже, в условиях структурного кризиса, возникают новые проблемы, когда экономика может остановиться на дне и дальше довольно долго стагнировать: плюс процент-полтора, минус полпроцента. При этом без тяжелых социальных последствий, с достаточно высокой занятостью. Мы вдруг поняли, что мы знаем, какую антикризисную политику вести, как не допустить развертывание кризиса, но мы не знаем, как запустить механизм роста. Говоря «мы», я имею в виду практически все развитые страны мира.

Америка растет.

Владимир Мау: Растет, но тоже медленнее, чем хотелось бы, и при очень низких процентных ставках, очень неустойчивый рост. Еврозона в очень тяжелом состоянии, в Британии получше, потому что собственная валюта. Япония после 25 лет стагнации вроде бы подает признаки оживления, и тут мы видим, что нужна специальная политика роста, что это автоматически не возникает, мы видим, что макроэкономическое манипулирование не становится источником этого роста.

А что такое, это манипулирование?

Владимир Мау: Я манипулирование в хорошем смысле слова сказал, вы не можете регулированием процентной ставки или денежной эмиссией запустить механизм роста. Вот когда наше правительство критикуют или Центробанк, что у вас высокая процентная ставка, ну и что, а в Европе она отрицательная, не то, что высокая, а отрицательная, а роста нет; или что у вас недостаточные бюджетные вливания, ну а там достаточные, и тоже роста нет. Мы видим, что меры макроэкономической политики могут остановить катастрофу, но не могут запустить рост. Это очень важный вывод, который предполагает, что наши экономисты, наши политики должны понимать, что нет легких макроэкономических решений, и что вообще запуск роста — это достаточно тяжелая, структурная работа, а не дискуссия о процентной ставке, обменном курсе или инфляции. Макроэкономика может ситуацию резко ухудшить, но ей нельзя ее резко улучшить, это очень важный вывод последних двух лет. А дальше начинается дискуссия, которая продлится довольно долго: а каков источник этого торможения, будет ли это длительное торможение или нет, каковы механизмы, что с этим делать, есть ли у нас реальное торможение, как мы его измеряем, показателем ВВП? Ведь ВВП — это относительно новый показатель, появившийся в индустриальной экономике в 1930-е годы, который отражает совокупность продаж всего. Если у вас все резко дешевеет, то возникает ситуация, когда у вас ВВП падает, а благосостояние растет. Если вы пользуетесь электронной книгой, то вы снижаете ВВП, потому что она гораздо дешевле и гораздо качественнее, чем бумажная. Если вы пользуетесь Uber, вы снижаете ВВП: частные машины используются примерно на 5% своей мощности, такси — на 20-35, а Uber — на 40, то есть, оказывается, им нужно меньше машин, металла, транспортировки, меньше всего. Покупая iPhone, вы замещаете примерно полтора десятка разных устройств: газету, телевизор, радио, пишущую машинку, платите один раз и не так много за все, за что вы раньше бы заплатили много раз и больше. Людям же нужен и всем нам не рост ВВП, а рост благосостояния. Вот в какой мере динамика ВВП отражает динамику благосостояния?

Важным показателем в действительности тогда является занятость, хотя вот эти инновации и по занятости бьют тоже.

Владимир Мау: Не совсем. Дальше выясняется, что есть спад, но нет роста безработицы. То есть она, скажем, в индустриальных странах Европы высока, а ни у нас, ни в США ее особо нет, в США даже ниже, чем у нас. Выясняется, что безработица сопровождается ростом уличной преступности, а он нигде не фиксируется в развитых странах. Может быть, мы меряем не то, может быть, проблемы более глубокие. Есть проблемы, которые мы не до конца видим и измеряем, меняются многие фундаментальные проблемы функционирования экономики. Скажем, похоже, что мир уходит от глобальных, больших инвестиций, когда надо сперва сотни миллиардов вкладывать, а потом 30 лет окупать, потому что современные технологии не требуют длинных инвестиций. Можно газ добывать на Штокмане, затрачивая десятки и сотни миллионов, а сланцевые нефть и газ вы можете быстро начать и быстро кончить, вообще нет проблемы длинных денег. А если это так, то куда вкладывать? Если бизнес начинает думать, что вот я начну инвестиции вкладывать, через пять лет все это окажется неэффективным, потому что технический прогресс сделает вот то, что сегодня передовое, отсталым.

Есть какие-то базовые вещи, все равно население планеты растет, его потребности, например, в еде растут, не все исчерпывается Tesla, «Яндексом» и Uber.

Владимир Мау: Ну и что, но ведь вы же можете произвести то же самое количество продуктов гораздо меньшим числом занятых. Сбываются многие прогнозы Карла Маркса, но не в том пессимистичном выражении, выясняется, что, в общем, значительную часть занятости можно находить в обслуживании себя, что собственно для производства жизненно необходимых потребностей нужно не так много. Но это же не значит, что будет расти резервное время труда и все обнищают. Наоборот, кстати, у того же Маркса есть прогноз другой, у раннего Маркса, что богатство общества будет определяться свободным временем. То есть люди смогут вкладывать то, что они недоедают, в себя.

В то, что они бегают.

Владимир Мау: В то, что они бегают, учатся, занимаются здоровьем, это другая экономика, экономика, в которой «капексы» равны «опексам», экономика, в которой издержки на труд незначимы, она другая. Мы не должны тешить себя поиском простых решений, именно поэтому в ЦСР акцент делается, прежде всего, на качество государственного управления. Если у вас издержки на труд не очень важны, с точки зрения новых технологий, то единственное, чем страны начинают конкурировать, это моделями управлениями. Бизнес может прийти в любую страну, цена локализации очень невысока, не надо вкладывать, пять лет строить, потом 30 эксплуатировать. Можно быстро построить, быстро окупить, а дальше понять, где вам лучше находиться. Это проблема предсказуемости, понятности, социально-политической системы, понятности правил игры. В моем понимании страны начинают конкурировать моделью государственного управления, а не ценой рабочей силы, даже не налоговыми политиками.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205105 Владимир Мау


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter