Всего новостей: 2526812, выбрано 4063 за 0.873 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 апреля 2018 > № 2562865 Александр Аузан

«Кто сказал, что вы не должны бояться войны?»

Почему достигнуть роста экономики в 3-4% в год не получится

Петр Нетреба

Почему задачу президента Владимира Путина добиться экономического роста темпами 3,7% в год нельзя ничем другим заменить и почему новый виток гонки вооружения уже не возможен, в интервью «Газете.Ru» объяснил декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Аузан.

— Почему стоит относиться к задаче, повторно поставленной президентом, добиться повышения экономического роста выше темпов среднемировых — выше темпов 3,7% — как к реалистичной? И почему тогда скромные результаты роста экономики на 1,5% за 2017 год — это, в общем-то, не свидетельство стагнации?

— Я бы сказал, это свидетельство стагнации. Потому что прежняя модель экономики перестала работать. Она перестала работать еще до 2014 года, до серьезных поворотов в ценах на нефть и в геополитике. Поэтому выход на 3,5—4% — довольно тяжелая задача. Но ее нельзя ничем другим заменить, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, Россия находится в ситуации острой фазы «холодной войны», имея 3,1% мирового валового продукта. Я напомню, что СССР имел 9-10% ВВП. И проиграл гонку вооружений. Россия, обладая таким экономическим потенциалом, не может проводить достаточно долго активную внешнюю политику противостояния со странами, которые суммарно представляют 50% валового продукта мира.

Вторая причина — внутренняя.

Дело в том, что при плохих институтах люди чувствуют рост не на уровне 1,5 или 2%, а где-то в районе 3-4%. Объяснение простое. Когда плохо устроены каналы движения доходов и обратные связи, плохое качество институтов, вниз попадают далеко не все результаты роста.

То есть сначала они оседают в верхних слоях населения. А когда низы начинают чувствовать улучшение? В районе трех-четырех процентов. Это означает, что пока у нас 1,5-2%, лечение бедности возможно только крупным вбросом госсредств. Поэтому 3-4% роста надо достигать. Но само собой это не получится.

— Почему тогда эта задача не противоречит вашей же теории «колеи» в экономическом развитии?

— Я говорю не об экономике в колее, а о том, что в колее находится и общество, и политическая система. Можно ли совершать количественные рывки, находясь в колее? Да. Обычно траектория движения страны, которая находится в колее, — рывок, потом как будто головой ударились о потолок — съезжаем... Как это происходило с Россией, мы многократно наблюдали в разные исторические периоды. Есть другие страны, которые похожую динамику имеют — Испания, Аргентина. Поэтому можно ли совершить скачок? Можно. Вопрос, что будет потом.

Я думаю, что судя по президентскому посланию Федеральному собранию, фактически принято решение стимулировать рост. Те вложения, которые предусматриваются и в борьбу с бедностью, и в строительство инфраструктуры, и в повышение доходов населения — они все предполагают стимулирование роста. Это связано с рисками. Вокруг этого и шли споры между Столыпинским клубом и Центром стратегических разработок. Потому что главный риск такого рода интервенций состоит в том, что будет потом.

Можно и до 8% поднять рост. Только не спрашивайте меня, что будет через два года после того, как вы искусственным способом поднимете рост. Потом наступает тяжелое похмелье.

Вопрос, как подхватить простимулированный рост институтами, для того чтобы он дальше продолжался органическим способом, и вопрос, как при этом не утратить макроэкономическую стабильность.

— Те вложения, которые вы перечислили, — это эволюционные вложения, они не страшны для обывателя. Особенность в том, что все это сопровождается элементами военной мобилизации экономики…

— Да.

— Почему я не должен этого бояться?

— А кто сказал, что вы не должны этого бояться? Вообще-то войны надо бояться. Видите ли, я считаю, что есть определенная цикличность мирового развития. Есть приливы и отливы. Как в естественной среде. Мы довольно долго жили в период прилива глобализации. Тогда страны двигались друг к другу, расширялись международные соглашения. Возникла иллюзия, что так будет всегда. На мой взгляд, сейчас мы вступили в другую фазу, другой сезон. Речь уже идет о центробежном движении. Оно идет не только в России.

Обратите внимание, что выход Англии из Евросоюза или периодически нарастающие критические разногласия у Китая с его соседями — это тоже вестники времени, такие же, как украинский конфликт, например. Идет образование региональных блоков. И чрезвычайно важно в этих условиях бояться войны, потому что война становится гораздо более вероятной. Поэтому на ваш вопрос я отвечаю: это опасный путь, но центробежное движение возникло не случайно.

Центростремительное движение в принципе требует создания мирового правительства, что по ряду причин невозможно. И тогда начинается отлив, который через 10-15 лет снова сменится приливом.

— В военную модернизацию уже вложено 20 триллионов рублей. Где гарантия, что институты, которые уже добились таких вложений, не спровоцируют дальнейшую гонку вооружений?

— Гарантии, в принципе, нет. Но вопрос в том, есть ли источники для продолжения гонки вооружений в таких масштабах. На мой взгляд, их нет. Давайте поймем, в чем проблемы значительного роста оборонно-промышленного сектора. Он же должен каким-то образом дать экономическую отдачу, для того чтобы нашлись новые источники его роста. Давайте посмотрим, какие могут быть варианты. Первый, наиболее естественный, — продажа вооружения. Но мы и так очень много вооружения продаем. Конечно, можно нарастить продажи на успешных демонстрациях военных результатов в Сирии. Но это маленький рынок. В принципе, рынок вооружений значительно меньше, чем рынок фармакологии или программного продукта, где мы представлены плохо.

Другой вариант — продажа военных услуг: «Решаем проблемы в разных точках мира». У великой державы не покупают такие услуги. Потому что великая держава приходит — и не уходит. Мы видим, как это происходит, например, в Сирии. База Хмеймим останется. Это вообще свойственно великим державам. А такого рода услуги покупают у ландскнехтов, не у великих держав.

Доходы от зависимых территорий. У нас расходы от зависимых территорий. В Абхазии, Осетии, Донбассе. Разумеется, Сирия — тоже источник расходов.

Поэтому остается, по существу, один-единственный вариант, на мой взгляд. Это конверсия. Считается, что последние десятилетия гражданские технологии рождают новые вещи, которые потом идут в военные. Но я бы сказал, что примеры-то разные. Потому что есть два крупнейших факта последнего 50-летия. Это интернет и смартфон, которые родились в военно-промышленных комплексах.

— Но также есть элементы повторения. Зависимые территории, которые не приносили дохода, — это была проблема Советского Союза.

— Да.

— Конверсия — это опыт 80-х годов, который привел к перестройке.

— Да.

— Так что же изменилось?

— Почему неудачной была конверсия конца 80-х годов? Дело в том, что там была задача — произвести потребительские товары на базе новых технологий. В итоге возникло парадоксальное явление титановой лопаты, которая самая прочная и острая в мире, но сумасшедше дорогая. Экономики в таких потребительских товарах нет. Задача в другом.

Почему интернет или смартфон были удачной конверсией, а титановая лопата — нет? Потому что из новых технологий нужно пытаться вытащить не традиционные потребительские товары, а новые услуги и несуществующие рынки.

Получится или нет — я не могу сказать, но постановка задачи в конверсии 2.0, мне кажется, должна быть совершенно другой.

Кроме того, есть понимание, что метод конверсии должен быть другим. Одно дело пытаться на военных предприятиях производить что-нибудь гражданское. С институциональной точки зрения, эта задача вряд ли имеет решения. Предприятия, работающие на гособоронзаказ, и предприятия, работающие на мировой рынок — это звери совершенно разной породы. Вряд ли можно из одного сделать другое. Поэтому конверсия, мне кажется, может осуществляться переносом человеческого капитала, переносом команд, которые работают на фронтире с новыми разработками в оборонно-промышленном комплексе, в хайтековские частно-государственные компании.

Что же должно произойти, что бы люди перешли с одной гарантированно оплачиваемой работы на другую, оплата в которой не гарантирована?

Конечно, преимущества работы в ОПК в том, что там есть гарантия государственных денег. Но по истории как раз последних трех десятилетий эти гарантии иногда внезапно заканчиваются вместе с источниками государственных денег. Предпринимательские проекты — они всегда рисковые. Но мы понимаем, что у них есть перспективы выхода в совершенно другие пространства, уровни доходности, возможности создания интеллектуальной собственности, которая лежит в основе капиталов, и так далее. Это другая дорога. Не говоря уж о том, что мы понимаем, что специалисты, «секретоносители», — они значительно ограничены в передвижениях по миру. Когда они переходят к работе на частный бизнес — там ситуация меняется.

— Вы уже сказали, что предстоит пойти на увеличение инвестиций. О задаче увеличения инвестиций говорил и президент в своем послании. Какой источник инвестиционного роста сейчас наиболее реален: бюджет, корпоративный сектор или средства населения?

— Ситуация в этом смысле парадоксальная. В поворотном, 2014 году, мы фактически перешли из исторического периода, где задачей было на руинах экономического дефицита создать общество потребления, к другой задаче, когда самоутверждение России как великой державы стало приоритетной целью.

Чувство принадлежности к великой державе стало тем мотивом, которым власть стремилась обеспечить лояльность населения. Так вот, в 2014 году, на старте этой эпохи, 31 трлн рублей, пригодных для инвестиций, был в руках населения, и по 14 трлн — в руках государства и бизнеса. По идее, в таких условиях надо бы идти на народный капитализм.

Но за 25 лет население уже дважды обожглось с вложением своих денег. Оно не стремится нести эти деньги куда-нибудь, кроме коротких депозитов банков. Для бизнеса нужны условия, которые обеспечили бы хороший деловой климат. А наш деловой климат, конечно, заметно хуже, чем климат тех стран, в которые бизнес привык вкладываться. Куда он вложил примерно $900 млрд, вывезенных из России.

Я полагаю, что начнется с вложения государственных денег. Потому что за эти годы мы прочно вошли в госкапитализм, а не в народный и не в частный. Фактическое огосударствление банковской системы, происшедшее в 2017 году, — один из важных элементов этого процесса.

Но, поскольку эти деньги недостаточны, полагаю, что государство будет искать займов населения. Это означает, что, скорее всего, государство вступит в конкуренцию с государственными же банками в борьбе за деньги населения, предлагая по облигациям федерального займа более выгодные условия. Поэтому для того, чтобы частные деньги потом перехватили инициативу, нужно будет очень серьезно работать с институциональной средой. Я, правда, считаю, что к этому мотив появляется. Потому что бизнес, который привык работать на западных рынках, начинает испытывать трудности из-за санкционных режимов.

— Санкции — это надолго?

— Надолго.

— Они дестабилизирующий фактор, или это фактор мобилизационный?

— И то, и другое. Прежде всего, санкции разного рода имеют разное воздействие. Наиболее опасными являются санкции, связанные с технологиями. Развитие в 21-м веке — это не национальный, это глобальный процесс. И работать без связей с другими странами неудобно — это тормозит движение.

Что касается санкций, связанных с теми или иными рынками, то это может приводить к стимулированию более или менее успешного импортозамещения.

А вот санкции персональные или адресованные, скажем, компаниям, которые привыкли работать с внешними рынками, могут иметь двойной эффект. С одной стороны, они затрудняют жизнь. Но они создают и мотив. Если невозможно действовать по прежней великой формуле — деньги добываются в России, а защищены и инвестируются на Западе — то нужно придумывать что-то в России. Нужно здесь что-то менять с институтами.

Если мы говорим о тех $900 млрд, которые находятся за пределами страны, то, на самом деле, не очень значительная часть этих денег принадлежит «кремлевскому списку». Основная масса денег принадлежит представителям среднего и крупного бизнеса, менеджменту и собственникам. И им, думаю, будет нелегко принять решение о возвращении денег сюда. Их эти санкции в основном не затрагивают.

Поэтому такую верхушку среднего класса придется сюда привлекать прочными изменениями в инвестиционном климате, и не только в нем. Это небыстрая работа.

— Какие изменения для улучшения инвестиционного климата необходимы?

— Если говорить в более широком контексте, нужны три изменения. Нужно добиться того, чтобы элиты принимали законы для себя и распространяли их на других. А не принимали законы для других, а для себя делали исключения. Нужно, чтобы любые организации — политические, некоммерческие, коммерческие — создавались не под конкретного человека. И самое трудное и самое главное — добиться того, чтобы инструменты насилия контролировались элитами совместно, а не делились по принципу «тебе Следственный комитет, мне прокуратуру». Эти три условия — фактически поворотные для того, чтобы мы начали выходить из колеи. Но это очень длинная дорога.

— Видимо, поэтому обсуждение судебной реформы почти исчезла из широкого обсуждения?

— С судом все сложнее. Если не меняются традиционные нормы существования, общество может жить без законодательной власти веками. Общество может жить без исполнительной власти. А вот без судебной власти общество жить не может, потому что конфликты есть всегда.

Если мы говорим, что у нас суды работают плохо, это значит — кто-то заменяет суды. Либо чиновник, либо авторитетный человек. Как ни парадоксально, именно в силу этого судебную систему можно восстановить довольно быстро. Надо понять, как она реально строится. Любимая фраза, которую Стругацкие часто цитировали из Роберта Пенна Уоррена: «Делайте добро из зла, потому что больше его делать не из чего». Посмотрите, как реально решаются конфликты сегодня, и попробуйте из этого сделать нечто, что будет гораздо более современным, работоспособным, недорогим. В принципе, вариантов построения работающей судебной системы довольно много. Но это не центральная проблема.

Все же центральная проблема — это контроль над инструментами насилия. Потому что они находятся в руках конкурирующих групп.

Это чрезвычайно опасная ситуация не только в смысле отсутствия возможностей развития, это обозначает как раз плохую траекторию. Поэтому я считаю, что из трех названных проблем — деперсонификации, работающих законов для элиты и контроля инструментов насилия — надо начинать с последней.

— Когда вы говорите про элиты, какой возраст этих людей подразумеваете?

— Я не подразумеваю возраст. Потому что элиты бывают чрезвычайно разного возраста, если мы будем брать разные сектора деятельности в России. Но готов признаться, что мое поколение, поколение людей, родившихся в 50-е годы, фактически контролирует экономику и политику страны. Поэтому доминирующее поколение в элитах — мое поколение.

— А насколько для вашего поколения актуален вопрос наследования? Нерешенность этого вопроса, отсутствие защитных механизмов — это серьезный дестабилизирующий фактор для экономики?

— Дестабилизирующий фактор не в том, что определенное поколение контролирует. А то, что плохо работают самые разные механизмы ротации. Начиная с «лифтов», которые помогали бы подниматься. Если этого не происходит, элиты вынуждены передавать наследство своим прямым детям, внукам и наследникам. Уоррен Баффет, обосновывая, почему проблема наследования — тяжелая проблема, сказал: «попробуйте набрать олимпийскую команду из детей победителей предыдущих олимпиад. Это кончится катастрофой».

Наследование власти обычно неэффективно. Оно работало хорошо только в традиционных обществах, где аристократия с младых ногтей воспитывала своих отпрысков для служения своему роду и своей державе.

Я думаю, эта система не восстановима для современного общества, где у детей свои планы на будущее. Да, это проблема, кто прорастает из других поколений, как прорастает и что делать с наследованием и преемственностью.

— Сейчас много разговоров о трансформации государства и органов государства, наподобие государства-платформы. Для вас уже понятно, к чему это может привести?

— Я бы сказал, что кусочек этого мы все видим в центрах «Мои документы». Потому что я хочу признаться, что когда начиналась вся эта программа, а это было примерно в 2010-м году, я занимал пессимистическую позицию, считая, что технические средства никогда не решают социальных проблем. На мой взгляд, они создали другую стилистику отношений, хотя, по существу, это только способ коммуникации. Идея, которую выдвигают коллеги по ЦСР, по поводу государства как платформы — гораздо более революционное решение, чем центры «Мои документы».

— Что революционного в этом?

— Если какие-то функции передаются алгоритмом, то исчезает дискреция, ситуация, когда чиновник или политик принимает решение. При этом сфера политики сохранится. Но большой слой чиновничьей работы будет в этих условиях заменен искусственным интеллектом. Поразительно, что опросы показывают, что россиян не пугает этот вариант. В 2016 году по инициативе Российской венчурной компании проводились исследования, связанные с социокультурными факторами в России. И в опросе, который был проведен «Евробарометром», в среднем по России 21% респондентов предпочел бы, чтобы их судил робот-судья. Кризис в отношении людей к тому, как работает та или иная власть, создает почву для технооптимизма.

Возникают совершенно другие возможности. Начнем с того, что возникают возможности появления «распределенного правительства», когда Москва перестает быть гиперстолицей. Функции правительства в государстве как платформе могут быть разнесены по двум десяткам городов. Что и стоило бы сделать. К тому же России явно недостаточно двух агломераций как баз развития.

Но за техническим процессом скрывается реальная политическая проблема. Потому что это означает лишение власти и полномочий тех или иных слоев. Для начала — нижних эшелонов бюрократии.

— И поэтому государства-платформы не будет?

— И поэтому непонятно, будет ли это. Нынешнее госуправление чрезвычайно неэффективно. Оно в значительной степени превратилось в управление документооборотом, а не реальными процессами. Было бы наивно считать, что это не сознают в руководстве правительства, не сознает президент или администрация президента. Что-то придется сделать с этим госуправлением. Обратите внимание, что усилия последнего года по поводу создания социальных лифтов реагируют на ту проблему, которую мы с вами обсуждали. Именно поэтому я с удовольствием принял участие в работе Наблюдательного совета конкурса «Лидеры России» и с не меньшим удовольствием увижу на нашей программе для победителей конкурса людей с долгим взглядом и новыми способностями.

В стране фактически 20 лет не работают социальные лифты. В 90-е годы они как-то работали, а в «нулевые» годы уже перестали работать. Есть осознание проблем гниющего государственного управления. А дальше идут споры, как решать. Притоком свежей крови, например. Проектными методами управления. Электронизацией. Я думаю, что конкуренция тех или иных инструментов впереди. За каждым инструментом будут стоять те или иные группы, которые выигрывают от реализации именно такого инструмента перестройки госууправления. Но переделывать придется.

— Поднимать ли пенсионный возраст, менять ли систему уплаты страховых взносов, проводить ли реформу здравоохранения и образования, вкладываться ли в развитие человеческого потенциала — это темы дискуссий последних пяти-шести лет, которые дали варианты решений, но не привели к их выбору. Ваше определение 2014 года: «недоговороспособность — главная русская болезнь». Что-то изменилось? Какие факторы окажут влияние на выбор вариантов, которые вновь переданы президентом «новому составу правительства»?

— Недоговороспособность, конечно, сильна. Это, в принципе, основная проблема, без решения которой мы не можем рассчитывать на другой социальный контракт. Если люди не могут договориться друг с другом, то они фактически обращаются к власти. Они легитимизируют все более жесткую власть: этих убери, наших назначь, этих посади, а вот его поставь министром. Поэтому недоговороспособность, конечно, одна из великих проблем. И я не отрекаюсь от фразы, давно сказанной, что Россия — это страна чрезвычайно умных, но недоговороспособных людей.

Но мне кажется, что дело не в том, что мы не можем договориться по вариантам реформ. Варианты всегда будут разные, и за ними будут стоять разные группы. Нужно принять политическое решение, с кем власть намерена двигаться дальше (или — ни с кем и не двигаться).

И должен заметить, что далеко не все возможные варианты реформ рассмотрены. Я сейчас скажу такую вещь, может быть, страшную.

Но поиски, которые мои уважаемые либеральные коллеги в области здравоохранения все время ведут в направлении страховой модели медицины, по-моему, закончились ничем.

Мы имеем абсолютно провальную модель здравоохранения. Я предлагаю обсуждать вопрос о переходе на квазибюджетную или бюджетную модель. Потому что у нас страховая медицина удорожает работу и при этом делает абсолютно провальным качество работы здравоохранения. А в эту отрасль, между прочим, как и в ОПК, вкладываются большие деньги с 2006-го года — со времени появления национальных проектов. Модель надо менять.

— В свое время вы предложили такую периодизацию эволюции социального контракта с 2000 года: «порядок в обмен на налоги», «стабильность в обмен на лояльность» и «готовность к самоограничениям в обмен на принадлежность к великой державе». Мы сейчас продолжаем проживать последний этап или готовы перейти в какой-то новый вариант общественного договора?

— Мы продолжаем жить в формуле геополитического общественного договора. Не потребительского договора прежних лет, когда главным было благосостояние, теперь главное — статусное ощущение супердержавы. Но уже видны границы. Одновременно наращивать усилия в гонке вооружений и пытаться поднять экономику в структуре нынешнего договора невозможно. И тот, и другой социальный контракт имеют одну общую черту — они население подразумевают как препятствие в политике, от которого надо откупаться либо деньгами, либо великодержавными ощущениями. Но при нынешнем этапе экономического и технологического развития главным фактором становится человеческий капитал.

Мы все время забываем, что по деньгам мы страна, мягко скажем, небогатая. У нас мало денег по сравнению с теми странами, с которыми мы конкурируем. А по человеческому капиталу мы значительно богаче.

Поэтому появляется возможность перенести опору с денег, которых у нас нет или мало, с минеральных ресурсов, которые утратили прежнее значение в экономике, на человеческий капитал. Для этого нужно перестроить не только институты, которые должны стать притягательны.

Талантливые люди должны хотеть жить в своей стране — вот это принципиально. Тогда нужен другой общественный договор, в котором эти две цели — личного успеха человека и самоутверждения государства — достигаются на основе возможности людей работать в стране на мировой рынок, на фронтире в науке и технологиях.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 апреля 2018 > № 2562865 Александр Аузан


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > fsvps.ru, 9 апреля 2018 > № 2577977

Михаил Абызов обозначил ключевые направления работы Россельхознадзора в рамках дальнейшей реализации реформы контрольно-надзорной деятельности.

В ходе проведения итогового заседания Коллегии Россельхознадзора 28 марта 2018 г. Министр РФ, куратор Открытого правительства Михаил Абызов обозначил ключевые направления работы Россельхознадзора в рамках дальнейшей реализации реформы контрольно-надзорной деятельности.

Как было отмечено Министром, Россельхознадзор добился существенных результатов в совершенствовании контрольно-надзорной деятельности, однако некоторые проблемы решить пока не удалось. Предстоит наладить информационный обмен на региональном и федеральном уровне в части ветеринарного надзора, продолжить уход от «палочной» системы госконтроля. На повестке дня также стоит вопрос о возможном объединении функций Россельхознадзора и Роспотребнадзора по контролю за продовольствием. Министр подчеркнул, что главная задача реформы контроля и надзора — повышение уровня безопасности государства и граждан и сокращение причинённого ущерба и вреда.

Реформа также направлена на снижение неэффективной административной нагрузки на добросовестный бизнес и построение эффективного и технологичного госконтроля. Как подчеркнул Михаил Абызов, реализуя реформу госконтроля, важно руководствоваться вопросами обеспечения безопасности граждан, а не только вести дискуссии об административном давлении надзора на хозяйствующие субъекты. Он напомнил, что в настоящее время обсуждается новая структура администрирования вопросов безопасности пищевой продукции — сквозной контроль «от грядки до прилавка». Сейчас производство продукции находится в сфере ведения Россельхознадзора. Когда речь заходит о контроле качества товара на прилавке, то возникает вопрос, кто несёт за это ответственность. По словам Михаила Абызова, на всех совещаниях представители ведомств говорят, что нужно налаживать информационное взаимодействие, обмениваться результатами проверок, видеть индикаторы риска, которые проверяют каждое из надзорных ведомств, видеть статистику по нарушениям, которые выявляются с тем, чтобы определить приоритетные точки работы. Михаил Абызов отметил, что необходимо принимать радикальные меры. Это касается не только технического совмещения информационных систем, но и возможного объединения функций контроля и надзора обоих ведомств. Это может быть объединение на базе единого органа госвласти в правительстве. Но данный вопрос относится исключительно к компетенции президента, который определяет структуру органов исполнительной власти. Как заявил Министр, совсем скоро будет формироваться новый состав правительства и новая структура, и необходимо правительству в рамках действий сегодняшних полномочий провести соответствующую подготовительную работу и аналитику и предложить "меню" решения назревших проблем.

Министр также отметил необходимость информационного обмена между территориальными и федеральными органами Россельхознадзора, которые осуществляют ветеринарный надзор. Система требований по ветеринарному надзору одинаковая на всех уровнях, разграничение субъектов контроля не формализовано. Зачастую бизнес сталкивается с дублирующими проверками. В 2018 году в этой части нужно навести порядок, подчеркнул Михаил Абызов. По его словам, возможна федерализация функций ветеринарного надзора с последующим делегированием этих полномочий на уровень субъектов по соглашениям с чётким определением контроля со стороны федерального Россельхознадзора качества исполнения делегированных требований.

Информационные системы на федеральном и региональном уровне не совмещены. Министр отметил, что рекомендовал руководству Россельхознадзора, руководителям территориальных подразделений и соответствующих служб в субъектах федерации заключить соглашения об информационном обмене, чтобы поднадзорные объекты были одинаково классифицированы, чтобы к ним применялись одинаковые критерии риска и одинаковые надзорные мероприятия. Как подчеркнул Министр, эта работа должна быть проведена. На ближайших заседаниях проектного комитета реформы госконтроля будет обсуждаться стандарт проведения этой работы по линии ветеринарного надзора. К 2018 году по линии Россельхознадзора не удалось полностью решить вопрос перехода от «палочной» системы к оценке результативности и эффективности территориальных органов по показателям снижения ущерба и вреда, констатировал министр. Причина в том, что не по всем видам риска и не по всем видам контроля и надзора есть качественная статистика. Как указал Министр, в 2018 году такую работу по сбору статистики нужно провести.

Михаил Абызов также озвучил свою позицию относительно сохранения режима «надзорных каникул» для малого бизнеса. Эта тема стала особенно актуальной после пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня», в результате которого погибли десятки человек. Министр заявил, что к объектам высокого уровня риска никакие "надзорные каникулы" применяться не могут. Не может определяться характер обеспечения государственной безопасности по форме ведения бизнеса. В первую очередь необходимо обеспечивать проверку объектов высокого уровня опасности и освобождать от проверок те объекты, которые никакой угрозы не несут.

В качестве примера Министр привёл прошлогоднюю вспышку ящура в Башкирии, после которой вся республика оказалась заблокирована от всех аграрных рынков сопредельных территорий. Тогда фермеры и сельхозпроизводители требовали ужесточения государственного контроля, в особенности за недобросовестными участниками продовольственного рынка.

Одной из первостепенных задач для Россельхознадзора на 2018 год, по мнению министра, должно стать радикальное изменение ситуации с АЧС. Он предложил расширить полномочия ведомства и разрешить ему согласовывать количество поголовья дикого кабана в охотугодьях. Михаил Абызов выразил уверенность, что вопрос с АЧС должен быть решён раз и навсегда, сделать это можно за 2018-2019 годы. Россельхознадзор, как и другие надзорные ведомства, нередко сталкивается в своей работе с чрезвычайными ситуациями, отметил министр. В таких ситуациях, по его словам, очень важно уметь правильно и понятно объясняться с людьми: когда надо объявлять карантин, уничтожать поголовья, вы и ваш персонал должны уметь объяснять людям в спокойном режиме всё происходящее, даже если это происходящее — негативное. Это вопрос специальной подготовки. Министр попросил руководство Россельхознадзора уделить этому отдельное внимание, подготовиться и провести соответствующее обучение, подготовить короткие методики для территориальных органов. Одна из ключевых задач Россельхознадзора на 2018 год — это цифровизация, подчеркнул Михаил Абызов. По мнению Министра, данный инструмент является ключом к новому контролю и надзору. Цифровой контроль и надзор более эффективен, чем проверки. Он позволяет проводить дистанционный мониторинг соблюдения требований безопасности, собирать статистику. Сегодня проверки являются основным инструментом надзорных органов, а через 10 лет они станут исключительным случаем, уверен Михаил Абызов.

Он сообщил о планах совместить в течение 2018 года базу автоматизированной системы для электронной сертификации «Меркурий» с базой ФНС и инструментарием контрольно-кассовой техники. Это даст возможность сквозной прослеживаемости реализации продуктов питания. Ещё одна важная задача — повышение квалификации и развитие новых компетенций инспекторского состава. Уже запущена система онлайн-обучения инспекторского состава, которая должна охватить в этом году 20 тыс. человек, а в следующем — 50 тыс. Единственный инструмент, который поможет надзорным органам выполнять задачи, поставленные реформой госконтроля, — это повышение качества управления и внутренняя оптимизация, подчеркнул Михаил Абызов. Новые задачи придётся решать за счёт имеющихся ресурсов, без дополнительной финансовой или кадровой поддержки. «Меню» преобразований, которые должны помочь надзорным органам повысить эффективность работы в ближайшие 2 года, было разработано по итогам стратегической сессии, прошедшей в Сколково в начале марта текущего года.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > fsvps.ru, 9 апреля 2018 > № 2577977


Россия. США > . Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев

Блокадная экономика

Владислав Иноземцев

Обвал акций «Русала» и российской биржи в понедельник — предвестник экономического будущего новой России

Мне кажется, что понедельник — практически идеально пришедшийся на середину периода между победой Владимира Путина на выборах и его очередной инаугурацией — стоит считать точкой начала того нового президентства, смутные черты которого многие давно уже пытались разглядеть. Этой точкой отсчета не могли стать ни мусорные бунты, ни трагедия в Кемерове — просто потому, что свалки будут вонять, а торговые центры гореть все предстоящие шесть лет, в то время как ответственные за них губернаторы будут переизбираться или на худой конец пересаживаться в не менее теплые чиновничьи кресла. Однако обвал на финансовых рынках, которого Путину все же удалось добиться своей политикой, имеет совершенно иное звучание: это качественно новое явление, прямо завязанное на внешнюю политику — главное содержание нового путинского срока.

Не буду излагать предысторию вопроса — она всем известна. Отмечу лишь, что с кризиса 1998 года ни одна российская компания не теряла более половины своей капитализации в течение одной торговой сессии, а провалы индекса RTS более чем на 11% отмечались лишь 6 раз за последние одиннадцать лет. В понедельник инвесторы поняли, что США (а Европа, уверен, последует за ними с небольшим отставанием) намерены серьезно «разобраться» с теми вызовами, которые бросает миру современная Россия.

Первые результаты наверняка обнадежат тех, кто разрабатывает западную санкционную политику. Уже сейчас можно практически наверняка говорить о том, что международный бизнес Дерипаски закончился: акции его компаний падают, иностранные члены советов директоров кладут заявления об отставках, Bloomberg и Reuters вычищают из торговых платформ евробонды Rusal’a. Следующими шагами станет отказ партнеров от импорта алюминия (цены на него на биржах уже пошли вверх как верный сигнал того, что один из поставщиков «сошел с дистанции»); разрыв контрактов с компанией со стороны иностранных менеджеров, юридических компаний и банков-андеррайтеров; закрытие счетов за рубежом.

Чуть менее драматично будет развиваться ситуация у «Реновы»: еще вчера компания успела выйти из капитала швейцарской Sulzer, а ее основной бизнес сосредоточен в России («КЭС-Холдинг», «Российские коммунальные системы», «РЭМКО» и «Аэропорты регионов») и связан с программами федеральных и региональных властей, так что тут можно надеяться на устойчивость финансовых потоков и даже на государственную поддержку. Однако надо понимать, что через несколько дней «волна» может дойти до Керимова и ассоциированного с ним «Полюса» (хоть компания и переписана на сына, но американский закон позволяет автоматически распространять санкции на тех, кто действует в интересах первоначально попавшего под них лица), Газпромбанка во главе с Акимовым, ВТБ, возглавляемого Костиным, да и до многих других компаний.

Логика этого «бикфордова шнура» понятна: сначала санкции вводятся против конкретного лица, а затем распространяются на компании (именно так было, например, с Чемезовым), так что сейчас мало кто может считать, что находится в безопасности. И для того, чтобы организовать такой же расстрел российской экономики, каким было для российского флота Цусимское сражение, не требуется ни отключать SWIFT, ни отрезать российские государственные бумаги от торговых площадок, ни объявлять принудительный делистинг акций отечественных компаний на западных биржах. Достаточно, собственно, только одного: последовательного расширения сообщества попавших под санкции со списка 6 апреля до списка 29 января, методично растянутого пусть даже на несколько лет — до тех пор, пока «кот», которому кто-то раз за разом отрубает кусочки хвоста, не обезумеет и не покусает и расцарапает пока еще держащего его на руках «хозяина».

Общая стратегия санкций проста: наши «партнеры» будут без лишней аргументации включать в лист все новых и новых чиновников и предпринимателей, близких к Кремлю. Тем самым они будут наносить все новые и новые удары по экономике, обесценивая российские активы и демотивируя инвесторов, с одной стороны, и заставлять пока еще не попавших под санкции бизнесменов сворачивать свою деятельность и бежать из страны, уводя свои деньги (как давно уже делают и «Альфа», и Прохоров, и Абрамович). Итогом станет полное разделение «списка “Форбс”» на тех, кто рискнет быть похороненным (как бизнесмен) вместе с режимом, и на тех, кто «хоть тушкой, хоть чучелом» предпочтет ощутить себя вне российских границ. Для такой «сепарации» российского бизнеса — а именно она и станет содержанием «следующих серий» захватывающего блокбастера — потребуется, на мой взгляд, от двух до трех лет. Если к концу этого срока отечественная экономика не встанет вновь на те же самые колени, которые она так неуклюже «распрямила», начнется второй акт, детали которого пока видны не слишком отчетливо.

Характерно, что сейчас, в начале реального действия санкций, ситуация складывается самым неблагоприятным для России образом — прежде всего потому, что событий, к которым при желании можно будет приурочить введение дополнительных ограничительных мер, окажется в ближайшее время в достатке.

Среди главных стоит отметить как минимум четыре.

Во-первых, относительно скоро (3–6 месяцев) будет завершено расследование по делу о вмешательстве российских властей в президентские выборы в США в 2016 году. Я не думаю, что такое вмешательство серьезно изменило результаты голосования, но сам факт того, что русские делали все возможное, чтобы на него повлиять, будет подтвержден и станет первым основанием для новой волны ограничений.

Во-вторых, примерно в то же время Великобритания представит доказательства по «делу Скрипалей», и что-то мне подсказывает, что масштабы «засветок», оставленных доблестными бойцами Кремля, превзойдут самые смелые ожидания, что не прибавит Москве союзников в Европе.

В-третьих, до конца года начнутся заседания суда на процессе по сбитому в 2014 году малайзийскому «Боингу» — ну а тут в непричастность России верят разве что Соловьев и Киселев. Процесс будет открытым, доказательств будет представлено много — и ниточки потянутся прямо к людям, так или иначе санкционировавшим операцию в Донбассе. К тому же, учитывая нынешнюю вовлеченность России в торговлю углем с сепаратистских территорий, санкции можно будет распространить на РЖД и все крупнейшие угольные и металлургические компании страны.

В-четвертых, не стоит сбрасывать со счетов «друга Башара»: России уже давно пора уносить ноги из Сирии, но это не в правилах Путина — и не стоит сомневаться, что дело там хотя и не дойдет до большой войны, но пойдет в таком направлении, которое позволит относиться к России как к стране — спонсору наемничества, покровителю военного преступника и одной из сторон в преступлениях против человечности. Поэтому основной вопрос будет сводиться только к тому, против кого и как вводить санкции — причин для этого будет в достатке.

Соответственно, возникает и фундаментальный вопрос о том, как все это отразится на российской экономике. Я бы обратил внимание прежде всего на три важных «среза» появляющихся проблем.

Во-первых, это катастрофическая ситуация с привлечением финансирования и расплатой по долгам. Сегодня российские корпорации должны западным кредиторам почти $350 млрд, и возникает выбор между дефолтом и замещением этих кредитов средствами Центрального банка. Речь идет даже не о сделках валютного РЕПО (т. к. они могут оказаться под запретом для таких клиентов), а, скорее, о рублевом кредитовании под залог активов или векселей. Мы, замечу, помним, чем заканчивались такие опыты с «Роснефтью», когда котировки рубля оказывались в свободном падении — и нечто подобное, я думаю, можно прогнозировать и в будущем, особенно если желающих перекредитоваться окажется слишком много.

Во-вторых, это стабильность национальной валюты и цен. Как увеличение кредитования из внутренних источников, так и спекулятивное давление на рубль в достаточно краткосрочной перспективе вызовут инфляционную волну, которая хоть и окажется несравнимой с той, что мы видели в 2014–2015 годах, вернет инфляцию с нынешних 2–3% к как минимум 6–8%, что поставит крест на самых амбициозных путинских обещаниях: росте инвестиций, сверхдешевой ипотеке и т. д. При этом я не предполагаю, что Центральный банк будет столь же жестко сдерживать инфляцию, как прежде, так как правительство окажется заинтересовано в дешевом рубле, позволяющем поддерживать бюджет в условиях сокращающейся валютной выручки.

В-третьих, это совершенно новая ситуация на внешних рынках: удары по российским компаниям действительно являются в том числе и ударами по конкурентам западных корпораций; ограничение экспорта российских товаров (оружия, алюминия, практически наверняка черных металлов и угля, а в конечном итоге, вероятно, даже нефти и газа) приведет к вытеснению нас с наиболее высокомаржинальных рынков и в конечном счете разрушит экономику, которая по-прежнему специализируется на обмене сырья на готовую промышленную продукцию. При этом никакой модернизации при закрытом рынке технологий и сокращающейся валютной выручке ожидать, конечно, не стоит.

Однако сегодня российским предпринимателям и чиновникам следует не паниковать и тем более не делать вид, что «все обойдется», а занимать «круговую оборону», искать и находить оригинальные инструменты выживания в «новой нормальности» и пытаться минимизировать нанесенный ущерб. И не забывать, что речь идет не о быстром столкновении, а о настоящей блокаде. Блокаде, которую мир не хотел вводить в отношении России практически «до последнего», но которой сегодня никто уже не видит альтернативы.

Россия. США > . Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 апреля 2018 > № 2562600 Сергей Глазьев, Борис Титов

Комментарий. МЭФ-2018: Запад не поможет, Восток не вытащит – нужна своя стратегия развития.

«Крестьянские ведомости» продолжают публикацию материалов Московского экономического форума на основе присланной организаторами стенограммы. Одними из самых ярких были выступления советника президента России, экономиста академика РАН Сергея ГЛАЗЬЕВА и Уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Бориса ТИТОВА. С небольшими сокращениями публикуем их доклады.

С. Глазьев: необходим технологический рывок

Сергей Глазьев выступил сразу после фундаментального доклада президента РАН А. Сергеева. Но он сказал о своем, наболевшем. Послушаем:

– Наша главная задача – не дать заболтать те цели опережающего развития, о которых говорил президент, обращаясь к Федеральному собранию, в дальнейших своих выступлениях, выйти на траекторию опережающего развития, добиться технологического рывка, – отметил Глазьев. – Совершенно очевидно, что эта задача реальна. Загрузка наших производственных мощностей составляет около 60% и имеет тенденцию к снижению, при этом тенденция к снижению загрузки мощностей касается не только старых мощностей, но и новых, введенных в течение последних лет. Не только со стороны производственных фондов у нас нет ограничений, у нас нет ограничений со стороны и научно-технического потенциала.

Академик Сергеев говорил о том, насколько трудно нам удается реализовать те наработки, которые в науке имеются. Нет ограничений в сырьевом потенциале. Можно увеличивать переработку продукции в разы.

Нет ограничений в трудовых ресурсах, в условиях ЕАЭС у нас общий рынок труда превышает потребность в рабочей силе. У нас вообще нет ресурсных ограничений. Мы можем совершенно спокойно выходить и на 5% в год, которые от нас требует глава государства, и обеспечивать выход до 10% в год.

Нам не удается реализовать программу развития, потому что в течение многих лет наша экономика функционирует как донор мировой финансовой системы. Капитал вместо того, чтобы вкладываться в развитие экономики, уходит за границу. И последние четыре года политика ЦБ и денежных властей по поддержке сверхдоходности на нашем финансовом рынке погрузила нас в спекулятивную ловушку. К нам приходит иностранный спекулятивный капитал, получает свои 20-40% на carrytrade, уходит от нас вместе со сверхприбылями. Цена такой финансовой зависимости из-за того, что ЦБ у нас так и не научился организовывать кредит в экономике, практически остановлен трансэмиссионный механизм банковской системы, экономика переходит на внешние источники финансирования и в таком неэквивалентном обмене наши потери составляют порядка 100 млрд долларов ежегодно. Это не менее 6% ВВП, которые мы теряем в той части, которая должна вкладываться в инвестиции.

Так эта система воспроизводства капитала выглядит в разрезе. Вы видите, если говорить о негосударственном секторе, он почти полностью офшоризован. У нас примерно 100 млрд в год крутится между российской экономикой и офшорами, из которых 50 млрд возвращается обратно дорогих денег, в то время как уходят они без налогов, и 50 млрд растворяется неизвестно где.

Все это результат примитивной архаичной денежной политики, которая лишила нашу экономику кредита, поэтому наши предприятия вынуждены уходить за кредитом за границу, и вплоть до последнего времени, до введения санкций, вывозить туда и права собственности, и накопленные капиталы, объем которых составляет уже около триллиона. Причем мы видим только половину этого триллиона в офшорах, остальная половина триллиона исчезла.

В итоге мы находимся в негативном балансе с внешним миром, и в такой ситуации дальнейший расчет на то, что Запад нам поможет или Восток нас вытащит, абсолютно не обоснован. Мы в этом обмене с внешней финансовой средой теряем больше средств, чем получаем.

Нам необходим переход на стратегию опережающего развития, и эта стратегия не может быть простой. Первые шаги были сделаны, по инициативе президента принят закон о стратегическом планировании, но, к сожалению, он был отложен на три года, и с этого года мы должны его внедрять.

Как это делать? Должна быть реализована смешанная сложная стратегия развития из трех составляющих. Первая составляющая – опережающий рост нового технологического уклада. Темпы подъема этого уклада составляют в среднем 30-40% в год. Ядро составляет когнитивная технология. Здесь мы имеем дело с технологической революцией, связанной со сменой технологических укладов, и нам нужно делать ставку на опережающий рост этих новейших производств, модернизацию экономики на их основе.

Вторую стратегию мы называем динамическое наверстывание. Это переход на передовой технический уровень там, где нам хватает научно-технического потенциала. Это авиакосмическая отрасль, ядерная промышленность и так далее, где темпы роста тоже могут быть двузначными, если мы будем переводить наш авиапарк обратно на отечественные технологии.

Наконец, стратегия догоняющего развития на основе прямых иностранных инвестиций, где мы отстали безнадежно. И здесь возможны высокие темпы роста.

Четвертая стратегия – повышение добавленной стоимости в экономике за счет углубления переработки сырья. Здесь объемы выпуска продукции могут быть увеличены в разы. По всем четырем стратегиям темпы роста могут быть двузначными. Вопрос, как эти стратегии реализовывать. Для этого должна быть запущена система стратегического планирования, опирающаяся на ГЧП, развернута сеть специнвестконтрактов, которые должны соединить обязательства бизнеса по модернизации внедрения новых технологий с обязательствами государства по предоставлению стабильных условий работы, а также дешевых, доступных долгосрочных кредитов. Это важнейшая составляющая этой стратегии. Кредиты, по образному выражению академика Абалкина, это авансирование экономического роста. А процент за кредит – это налог на инновации.

И здесь роль науки, о которой говорил академик Сергеев, фундаментальная. Этот диалог науки, власти и бизнеса должен дать нам приоритеты. Это сеть стратегических целей, программ и индикативных планов их реализации через ткань договоров государства – бизнеса, используя специнвестконтракты.

Денежная политика должна быть сориентирована на рост инвестиций. Это фундаментальная задача. В предыдущем хозяйственном укладе мир перешел на фиатные деньги, обеспеченные ростом обязательств предприятий и государства. Цифровая революция в денежном обращении дает нам возможность перейти к целевому кредитованию и использовать деньги как инструмент. Надо отказаться от денежно-монетарного фетишизма, отказаться от архаично-средневековой политики, навязанной нам монетаристами, и использовать деньги как инструмент экономической политики, поддержки инвестиционной и инновационной активности.

Б. Титов: нужна новая стратегия развития

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов поведал:

– Я представляю большую группу экспертов, в том числе сидящих здесь на сцене, но главное, что еще представляю большую группу предпринимателей, которые достаточно давно, еще до кризиса, начали задумываться над тем, что если государство не хочет писать нормальную системную научную стратегию развития страны, то мы должны ему в этом помочь. И Столыпинский клуб тогда инициировал начало написания стратегии для России, которую мы назвали стратегией роста, а потом было поручение президента о доработке этой стратегии. Она в завершенном виде еще с февраля прошлого года обсуждается у нас в обществе.

Я не хотел бы останавливаться на отдельных деталях этой стратегии, хотя здесь есть основания, чтобы мы начали работать, это экономическая ситуация в стране, прежде всего для бизнеса. Видите, как падает рентабельность российских предприятий, которая не оставляет никаких шансов для развития России. Мы видим прежде всего проблему развития экономики в том, что риски не соответствуют доходности в стране. Это изменение произошло, и сегодня мы не видим оснований, нет источников роста российской экономики.

Опыт других стран преодоления экономического отставания. Мы видим в стране внутренний запрос, потому что и бизнес, и просто люди на первое место среди всех проблем ставят именно отсутствие стратегии. Любая страна должна иметь план реализации этой стратегии. Любая страна должна иметь четкий план того, что же мы хотим и что мы должны делать. Это очень хорошо понимают и бизнес, и люди. В других странах всегда понимают стратегии. Допустим, Казахстан, у него была стратегия 2030, она уже завершена в 2014 году. Она уже реализована. Сейчас у них есть стратегия 2050, 100 шагов, главные дорожные карты, и они сегодня реализуют эти стратегии.

Стратегия Саудовской Аравии, очень похожей страны, где главная задача – выстраивание диверсификации экономики и уход от сырьевой зависимости. У всех есть стратегии. Так нас окружают стратегии.

Очень важно, что в России даже есть законодательная основа. Мы же приняли в стране закон №172 о государственном стратегическом планировании. Закон есть, а стратегии нет. До сих пор переносится, и никто не приступил к этому. Более того, сейчас идет обсуждение, что же будет после президентских выборов. Мы все президентские выборы посвятили именно задаче популяризации нашей стратегии роста и необходимости принятия стратегии в стране.

К сожалению, сегодня опять идет вопрос об указах, о национальных приоритетах, национальных проектах, но вопрос о стратегии по-прежнему не ставится.

В нашем законе даже есть упоминание о так называемом федеральном органе исполнительной власти, который должен выступать в качестве штаба реформ. И это первый шаг, который очень важен для страны – создать штаб реформ, создать центр, который выполнял бы такие функции. Прежде всего, это функции анализа больших баз данных российской экономики, мы сегодня это делаем в Институте стратегии роста, анализируем экономику не как Росстат, у нас есть своя оценка.

Второе. Он (штаб) должен заниматься стратегическим планированием. Мы считаем, это должно быть 5, 15, 30 лет. Это должна быть очень важная функция. Конечно, индикативного планирования, но эта функция должна быть. И кроме того он должен заниматься контролем за ходом реализации реформ. И еще вводить систему проектного финансирования. Не ту, что была у нас раньше и называлась проектным финансированием, а реального научного проектного финансирования. Мы предлагаем целый комплекс проектов кластерного развития по отдельным отраслям и регионам России, у нас больше ста кластерных инициатив, и часть из них реализуется.

Все это происходило во всем мире одинаково. Везде обязательно был создан штаб реформ. Отделялось управление развитием, выделялось из управления текущим состоянием. Такие delivery units стали очень модным словом, возникли в Великобритании, но сегодня это и Малайзия, Индонезия. Очень компактный штаб реформ, прописанный во всех странах. Он себя очень серьезно показал. Это очень современный формат управления развитием.

Мы предлагаем создание центра управления программами развития при президенте РФ, который бы эти функции, о которых я сказал, и выполнял бы. Тем более есть задача проектного управления, есть кластеры, которые можно было бы делать сегодня локомотивами развития экономики. Локомотивами нового экономического роста.

Главное, что сегодня нужно преодолеть, убедить всю страну, и прежде всего руководство страны, что вообще развитие возможно. Что та экономическая политика, которая реализовывалась последние 20 лет, в принципе давала свои результаты. Политика жесткой финансовой макроэкономической стабильности давала высокие результаты, но тогда, когда были высокие цены на нефть, когда доходы были гарантированы. В новой ситуации эта политика уже не будет давать результатов, нужна новая стратегия развития, которая активировала бы новые источники роста в российской экономике.

Здесь мы можем спорить, какие источники роста главные. Я смотрел предложения Сергея Юрьевича (Глазьева), там много нового для меня. Институты развития важны, но мы считаем, очень важна экономика простых вещей, как ее назвал Яков Моисеевич Миркин, наш научный руководитель. Это самые базовые вещи, которые у нас в стране практически не производятся. Это малый и средний бизнес производственный, который очень важен для развития экономики.

Мы можем здесь спорить, но мы должны быть убеждены в том, что сможем реализовать эту стратегию, и убедить в этом необходимо руководство страны. Тем более один раз мы уже проходили эти реформы. Мы все время ориентируемся на Столыпина, но это были действительно реформы одни из самых эффективных не только у нас в стране, но за всю историю мировую.

Посмотрите, самый важный фактор – это демография. За 10 лет, в середину которых попали демографические реформы Столыпина, население приросло на 32 млн человек. За счет чего? Экономика простых вещей. Дать экономические возможности, чтобы это реализовать: Столыпин дал землю, капитал, дал средства производства. И Россия стала другой страной.

Давайте сосредоточимся. Можем дискутировать о деталях, но две вещи очевидны: сегодня нужна стратегия. Другими путями мы не добьемся, только комплексный план, научно подготовленный, в соответствии с законом о стратегиях. И второе – для этого нужен штаб реформ. Выделить специальный институт, который бы занимался и планированием, и контролем, и проектным управлением. Все бы мы могли на этой почве объединиться и потребовать сегодня, чтобы именно так строилась экономическая политика нашей страны. Этот институт должен выработать стратегию на первом этапе своей работы, наладить систему анализа больших баз данных российской экономики, и заняться стратегическим планированием, контролем за их реализацией.

На этой базе мы могли бы широко объединиться, и тогда бы что-то сдвинулось в сознании нашего правительства.

Подготовил Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 апреля 2018 > № 2562600 Сергей Глазьев, Борис Титов


Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд

Искусственный интеллект, Россия и многое другое: как эстонский президент готовится к будущему

Эрик Ниилер (Eric Niiler), Wired Magazine, США

В свои 48 лет Керсти Кальюлайд является самым молодым президентом Эстонии и первым президентом-женщиной в этой стране. Эта любительница бега на марафонские дистанции имеет диплом генетика и степень магистра делового администрирования. Большую часть своей карьеры она провела на незаметных должностях, работая в основном аудитором в ЕС. В 2016 году эстонский парламент избрал ее на пост президента. Прошло два года, и она продолжает курс Эстонии на глобальную цифровую безопасность, одновременно отражая военные и кибернетические угрозы со стороны России, которая оккупировала эту страну на протяжении 50 лет вплоть до ее освобождения в 1991 году.

Эстония славится своим цифровым правительством, налоговой и медицинской системой. И эта страна планирует свое будущее. Программа «Электронный резидент», позволяющая гражданам других стран получать от государства удостоверение личности и удаленно создавать в Эстонии свои компании, с 2014 года привлекла 35 тысяч человек. Теперь правительство обсуждает предложение о предоставлении некоторых прав системам с искусственным интеллектом. Закон может облегчить процесс принятия решений автономными системами, роботами и автомашинами без водителей.

На этой неделе Кальюлайд посетила Белый дом вместе с руководителями Латвии и Литвы, где президент Дональд Трамп обсудил с ними ряд вопросов, включая тему безопасности на границе с Россией. Этот визит совпал с 100-й годовщиной независимости прибалтийских стран, которые получили ее после Первой мировой войны, и Трамп воспользовался этой возможностью, чтобы подтвердить решимость США защищать прибалтийские государства в соответствии с Североатлантическим договором. После американо-балтийского торгового саммита и возложения венков на Арлингтонском кладбище Кальюлайд дала интервью Эрику Ниилеру из издания «Вайред» (WIRED) в эстонском посольстве в Вашингтоне.

Эрик Ниилер: После многочисленных усилий, предпринятых в прошлом десятилетии, Эстония во многих отношениях превращается из традиционного государства в цифровое общество. Продолжаете ли вы эти усилия, и чего надеетесь достичь в предстоящие годы на посту президента?

Керсти Кальюлайд: Цифровое общество рождается тогда, когда люди отказываются пользоваться бумагой. Мы знаем, что в нашей стране люди отказываются пользоваться бумагой. Когда страна доходит до такого уровня в своем развитии, ей приходится постоянно обеспечивать безопасность цифрового государства. Если что-то идет не так, необходимо иметь несколько альтернатив. О безопасности нужно думать все время; это не очень-то отличается от бумажных архивов.

Наше общество уже испытало на себе цифровые сбои. Мы также видим, как меняется отношение людей к технологиям и к работе, и какие возможности может дать интернет карьерам нового типа. Например, людям для работы не нужны предприятия, поскольку они могут продавать свои навыки в онлайне самостоятельно.

В нашем случае правительство тоже находится в цифровой сфере. Мы понимаем, что надо думать о налоговой системе, когда люди одновременно работают в пяти разных компаниях из пяти разных стран. С этим надо разбираться. Одни мы с этим не справимся, проблему нужно решать глобально.

— Похоже, граждане Эстонии доверяют своему правительству, когда встает вопрос о предоставлении цифровой информации. Здесь, в США, мы до определенной степени доверяем «Фейсбуку» и «Амазону», но с правительством все наоборот. Как вы этого добились?

— Мы завоевали доверие, потому что наши люди в интернете не анонимны. Они всегда были защищены. Если человек пытается совершить с кем-то сделку или операцию в онлайне, через электронную почту он это делать не станет, да и расплачиваться кредитной картой тоже. Вместо этого он создает зашифрованный канал и подписывает контракт с проставлением даты. Эстонцы больше привыкли к интернет-банкингу, чем к онлайновым кредитным картам. Вы можете создать доверие, но вам придется создать инструменты и правовое пространство, которое обеспечит безопасность этих инструментов. Государство вынуждено обещать людям, что оно обеспечит им безопасность в интернете. Меня поражает то, что компании в глобальном масштабе работают в интернете. За ними успевают очень немногие правительства.

— А как насчет внешних угроз? Какие другие шаги могут понадобиться для предотвращения российской агрессии в таких местах как Украина, или для недопущения кибератак и хакерских взломов типа тех, что имели место в 2016 году на президентских выборах?

— Что касается обычной агрессии, то поскольку мы применили санкции, Россия в других регионах больше не осуществляет свои агрессивные акции. В киберпространстве мы не должны узко зацикливаться на одной только России. Кибератаки сыплются на нас дождем из многих мест. Необходимо обеспечить безопасность нашим системам, и научить людей такому понятию как кибергигиена. Если можно определить источник атак, надо открыто заявить об этом, как поступили Соединенные Штаты. Нам необходимо глобальное понимание того, как должны действовать международные правила в сфере интернета. Сейчас такое представление полностью отсутствует.

— Что вы имеете в виду под международными правилами?

— На эту тему есть немало научных работ, скажем «Таллинское руководство», первая и вторая часть. Например, мы не посягаем на суверенитет друг друга. Можно ли считать атакой нападение на какие-нибудь очень важные электронные системы? Какими правами обладает в таком случае обороняющаяся сторона? Какие у вас есть права, если вы подвергаетесь атаке со стороны страны, которую можете идентифицировать, но не со стороны ее правительства? И какие у вас права в том случае, если это правительство в силу своей слабости не может наказать атакующего?

— Коль речь зашла о правах, Эстония может стать, пожалуй, первой страной, которая предоставит законные права системам с искусственным интеллектом, скажем, полностью автономным роботам или транспортным средствам. Как это отразится на простых эстонцах?

— Здесь дискуссия сосредоточена на том, нужно ли создавать специальное юридическое лицо для таких автономных систем. Если вводить нормы и регулирующие правила для искусственного интеллекта, то их нужно вводить и для машинного обучения, и для самоуправляемых автономных систем. Мы хотим, чтобы наше государство в упреждающем порядке предлагало услуги населению. И надо внимательно подумать о том, как сделать это предложение безопасным для наших людей и для их персональных данных. Мы хотим безопасно развивать искусственный интеллект в Эстонии.

— К этому вас подтолкнуло изобретение самоуправляемых автомобилей без водителей?

— Нет, к этому нас подтолкнул эстонский народ и его требование к государству в упреждающем порядке предоставлять услуги. Например, если у пары есть ребенок, она имеет право на пособие на ребенка. Эстонцы считают, что они не должны в этом случае писать какие-то заявления, куда-то обращаться. Они говорят: «Мы родили ребенка, платите нам». Это называется упреждающим действием. Люди требуют эффективности от автоматизированной системы, которая принимает решения. А мы должны это регулировать. Когда ты оказался в киберпространстве, люди всегда будут подталкивать тебя к тому, чтобы ты совершенствовал работу по оказанию услуг.

— Недавно вы запустили новую программу генетического тестирования для 100 тысяч эстонских граждан. Это в дополнение к тем 52 тысячам, что уже протестированы. Как будет использоваться эта информация в интересах улучшения здоровья людей? И какие меры защиты будут приниматься во избежание возможной генетической дискриминации со стороны, скажем, работодателей?

— Эта информация принадлежит людям, чей геном был проанализирован. Эта информация не принадлежит геномному банку Эстонии или государству, и она не передается другим людям. Генетические данные человека существуют в анонимной форме. Цель этой программы состоит в том, чтобы люди знали, насколько велик у них риск заболевания диабетом, риск инфаркта. Они могут поделиться этой информацией со своим семейным врачом, но они не обязаны это делать. Они могут хранить ее для себя, но большинство наверняка поделятся ею со своим врачом.

— Есть ли на эстонском горизонте еще какие-то важные дела и события, которых нам следует ждать?

— Я бы вам не сказала, даже если бы знала. Геномный банк и цифровое общество — это те проекты, которые оказались очень успешными. Я уверена, есть другие проекты, у которых успехов меньше. Наш народ готов сотрудничать с государством в сфере новых технологий. Это уже превратилось в привычку: каждый эстонец видит в этом составную часть наших национальных особенностей. Мы понимаем, что это позволяет нам оказывать услуги людям лучше, чем это могли бы сделать деньги.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569305

Штрафы за нарушение требований законодательства в области техрегулирования ужесточат в 3 раза

В 3 раза ужесточат штрафные санкции за нарушение требований законодательства в области техрегулирования. Об этом сегодня на пресс-конференции в СЦК рассказал Председатель Комитета технического регулирования и метрологии МИР РК Галымжан Дугалов, сообщает пресс-служба министерства.

В ходе пресс-конференции Галымжан Дугалов рассказал о новшествах законопроекта «О стандартизации» и «Обеспечения единства измерений», а также об автоматизации процессов в области метрологии и стандартизации.

«В условиях стремительных изменений для достижения поставленных задач необходимы цифровые преобразования имеющихся баз данныхв Единую электронную систему E-КТРМ, которая объединит на одной платформе основные блоки системы - техническое регулирование, стандартизация, метрология», - подчеркнул спикер.

Как известно, проект Закона «О стандартизации» готовится ко второму чтению в мажилисе парламента с последующим внесением в сенат. Законодательные основы проведения автоматизации процессов предусмотрены в новом законе.

В ходе рассмотрения законопроекта в мажилисе парламента, в ноябре 2017 года поступило ряд поправок от депутатов в Кодекс "об административных правонарушениях", предусматривающих усиление ответственности за нарушения требований законодательства в области технического регулирования, в том числе за выпуск в обращение продукции, не соответствующей требованиям технических регламентов, в частности ужесточение штрафных санкций за нарушение требований законодательства.

В 2018 году на I этапе будет проведена работа по автоматизации двух процессов «формирования плана стандартизации и «портал «Е-ТК». Формирование Плана стандартизации будет проводиться исключительно в электронном формате.

Вместе с тем, планируется автоматизировать работу технических комитетов по стандартизации посредством создания портала е-ТК, где будут обеспечены прозрачные условия по обсуждению проектов стандартов в любой точке мира с выходом в интернет.

Основным продуктом стандартизации является стандарт и в целях совершенствования уже автоматизированный системы «интернет-магазин стандартов» в текущем году запланирован переход на XML-формат также применяемый в международной организации по стандартизации ISO. Оцифровать предполагается более 30 000 стандартов (СТ РК, ГОСТ) базы данных Фонда стандартов.

В едином государственном фонде нормативных технических документов на сегодня, числится 70 500 нормативных документов, из них 7 796 национальных стандарта. Автоматизация всех процессов в области стандартизации позволит обеспечить для предпринимателей и потребителей доступность актуальных документов.

Галымжан Дугалов сообщил, что безопасность продукции будет обеспечиваться путем мониторинга объектов технического регулирования. Следует отметить, что Е-КТРМ как раз и необходим для постоянного мониторинга объектов путем сопоставления данных различных реестров. Это позволит обеспечить прослеживаемость продукции от ее производства до реализации/эксплуатации.

Информация по мониторингу будет размещаться в Е-КТРМ, в том числе по отозванной и изъятой продукции.

Все процессы, начиная с подачи заявки до получения результата, будут осуществляться в электронном формате, сроки выдачи документов будут сокращены.

Среди основных изменений концептуально меняющих законодательство также хотелось бы отметить переход на новую модель государственного контроля и переход на калибровку эталонов и средств измерений.

В связи с этим, в рамках перехода на автоматизацию запланирована разработка информационной системы по электронному учету поверяемых средств измерений, которая позволит объединить всех участников на единой платформе.

Кроме того, в рамках этой системы будет осуществляться онлайн заказ поверительных клейм по заявкам поверочных лабораторий, все это будет автоматически обрабатываться и направляться производителю для изготовления поверительных клейм.

Также данная система позволит государственным инспекторам определять подлинность сертификата о поверке, правильность его применения путем считывания QR-кода, установленного на поверительном клейме. База данных будет размещаться на портале Комитета и будет доступна для всех интернет пользователей.

«В рамках проведения цифровизации и автоматизации процессов, предусматривается разработка Информационной системы «Электронный учет данных о поверяемых средствах измерений. Основными преимуществами этой системы являются объединение всех участников процесса на единой платформе, применение базы данных при государственном контроле и онлайн заказ поверительных клейм, автоматическая обработка (через личный кабинет заявителя), формирование сертификатов онлайн и проверка подлинности путем считывания QR-сode, полная информационная поддержка Call – центром. Новая система будет удобна как для бизнеса, так и для государства. Как вам известно, на сегодняшний день государственная система обеспечения единства измерений обеспечена 101 единицей государственных эталонов и эталонного оборудования», - сказал председатель комитета.

Таким образом, автоматизация процессов в сфере техрегулирования и метрологии будет проведена в 2 этапа. Так, первым этапом предлагается создание единой взаимосвязанной базы реестров техрегулирования с разработкой ядра самой системы.

Вторым этапом планируется создание Оnline рабочих кабинетов участников с возможностью формирования электронных документов, это сократит предоставление заявителем излишних документов/данных (таких как удостоверение личности, свидетельство о регистрации, копии квитанции об оплате и т.д.).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569305


Казахстан. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2018 > № 2560611 Андрей Зубов

ВСЕ ЛЮДИ – ПОТОМКИ ЭМИГРАНТОВ, ВЕДЬ ОНИ ПРОИЗОШЛИ ОТ АДАМА И ЕВЫ

Полвека я живу в Казахстане. Как родился здесь, так здесь и живу. И никуда не уехал, сколько бы меня ни звали в самые распрекрасные заграницы. «Что же ты до сих пор не в России, не в США, не в Канаде, не в Германии?» – часто спрашивают меня. Я отвечаю кратко: здесь моя родина и мое отечество.

Андрей ЗУБОВ

Иногда я еще присовокупляю слова Анатоля Франса: «Только свободный гражданин может иметь отечество; рабы имеют лишь родину». Конечно, это я добавляю только для красного словца, для мелкого выпендрежа перед самим собой, хотя суть моего отношения к миграции цитата передает совершенно точно.

В самом деле, я же не могу рассказать о том, как много лет назад мой дед, в период так называемых сталинских «перегибов», спешно собрал всю семью и семью сестры и бежал от неминуемого ареста «подальше, на юг». Как мои предки мыкались по станциям и полустанкам, кишлакам и аулам. И как только после долгих скитаний они нашли свою землю обетованную, оберегаемую горами и яблоневыми садами. Они и остались в этой земле – на тихом кладбище под карагачами и липами...

Иногда мне на все это возражают: «Так можешь говорить ты, который чего-то добился в жизни, ты – журналист, ты без ра- боты не останешься, тебе везде будет хорошо». Ну, во-первых, есть поговорка: «Кто на кого учился»? А во-вторых, совсем не всегда мне хорошо, бывает и ой, как плохо. В общем, четыре года назад примерно так высказывался один мой приятель, владелец маленькой строительно-ремонтной компании. Вы помните, это был год, когда глава НБРК г-н Келимбетов, по его признанию, проспал очередную девальвацию тенге. Доходы у приятеля упали, а вместе с ними упало и желание бороться.

«Я уезжаю! – сказал он. – В соседней стране (из политкор- ректности не будем называть дружественную державу) все будет по-другому. Там большие зарплаты, высокие пенсии, и даже юбки у девушек короче, а мороженое слаще!» Он уехал, побарахтался в незнакомом бизнесе и понял: таких ремонтников-строителей в этой стране столько, что и дождем не смочишь. Через год он устроился… разнорабочим на стройке дачи для олигарха местного розлива. Недавно звонил: «Хочу вернуться в Казахстан. Надеюсь, старые друзья меня не забыли? Помогут по-братски?» Поможем, конечно.

Словом, как говорил античный поэт Овидий: «Убегая за моря, мы меняем небеса, не меняя душу». Вот почему всем и каждому, кто возжелал купить за тем же морем телушку за полушку, я советую десять раз подумать и ответить себе на один вопрос: «Кому ты там, на хрен, такой хороший нужен?!». Хрен, кстати, здесь – растение из семейства крестоцветных.

Да, согласен, были времена, когда казахстанцы жили лучше, чем сегодня. Об этом говорят даже такие цифры. В отдельные годы, особенно перед кризисом 2008 года, в Казахстане на рынок труда приходило более миллиона гастарбайтеров. По некоторым данным они давали 10-12% экономического роста. И в России ситуация была такой же. Но сегодня, когда экономики наших стран находятся в стагнации и продолжают по большому счету «обслуживать нефтяную скважину», трудовая миграция становится не фактором роста, а торможения.

Если же говорить не о рабочих профессиях, то для многих других миграция – сегодня естественная вещь. Я имею в виду представителей интеллектуального труда, медицины, образования. Например, программисты и «айтишники», которые востребованы во всем мире и которым не очень важен даже языковой барьер – ведь языки программирования они знают лучше, чем тот же английский. И медики согласны на миграцию, поскольку у нас за свой труд они получают со- вершенные копейки, а за рубежом могут иметь неизмеримо лучший уровень жизни.

Вообще же по большому счету в трудовой миграции нет ничего страшного. Мир стал прозрачным. Уже много лет живет «по новым правилам» ЕС. Там мало кто задумывается, где кто работает, поскольку Европа все больше и больше становится единой. И в США по поводу мигрантов не сильно заморачиваются.

Проблема миграции болезненна только для стран с сырьевой экономикой, и это объясняется просто. В таких странах (их иногда еще называют «выпадающими») есть только одна экономическая сфера, которая хоть как-то, но работает. Но все население страны, согласитесь, не может же быть в ней задействовано…

Отсюда и самая большая наша беда – отток в зарубежные вузы талантливой молодежи. Понятное дело, что в нашей стране всегда были наиболее популярны зарубежные университеты, особенно российские. В столичных вузах РФ (Москва, Санкт- Петербург) казахстанских студентов учится больше, чем со всего остального СНГ. Большое количество парней и девушек едут учиться в приграничные вузы (Новосибирск, Омск, Томск и т.д.). Добавьте к этому возможность уехать на учебу в Германию, Чехию (где высшее образование бесплатное), Австрию (где год обучения – 600-700 евро). Приплюсуйте сюда китайские вузы, в которые обучение в разы дешевле нашего, а качество – выше. Становится понятно, почему многие выпускники этих университетов по их окончанию остаются или работать в стране обучения, или получают там же магистерскую степень, разумеется, с последующим устройством на ПМЖ.

«Главная причина такой тенденции – слабое казахстанское образование, которое необходимо резко поднять, чтобы дети учились тут и оставались тут», – сказал как-то политолог Бахыт Султанов. Действительно, любой патриотизм может навсегда споткнуться о дорогой, но невысокий уровень образования. И как можно осуждать тех, кто желает отличного образования своему ребенку?

В заключение я хочу сказать, что все вопросы, затронутые в этой статье, – только маленькая видимая часть айсберга. Существует целый перечень причин, который влияет на миграционные настроения не только в Казахстане, но и в остальном мире. Это вопросы экологии, качества здравоохранения, безопасности, общей культуры, карьеры и так далее. И все же помните одну истину, сказанную русским писателем Иваном Тургеневым: «Родина без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без нее обходится».

Казахстан. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2018 > № 2560611 Андрей Зубов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559837

Как раскулачивают Севастополь

Власти города продолжают неоднозначный и противоречивый возврат собственности

В Заксобрании Севастополя прошли депутатские слушания по вопросу использования имущественного комплекса бывшего футбольного стадиона «Чайка», на котором последние десятилетия благополучно располагался рынок — местный «черкизон». Но в прошлом году правительство города изъяло его по суду у известного предпринимателя, главы федерации футбола Севастополя Александра Красильникова. Власти считают, что на его месте было бы уместнее разместить какой-нибудь спортивный объект, подземный паркинг или на худой конец выставочный центр. Однако конкретного плана развития данной территории, кроме сноса старых помещений, пока в руководящих кабинетах нет.

По словам директора департамента имущественных и земельных отношений Рустэма Зайнуллина, дело было выиграно в суде ещё в прошлом году и договор, в соответствии с которым предприниматель выкупил этот объект в украинские времена, признан ничтожным. А это значит, что он априори не предполагает компенсации.

«Решение суда уже подтверждено апелляционной и кассационной инстанциями и уже вступило в законную силу, по делу открыто исполнительное производство. На часть торговых павильонов у их владельцев есть право собственности, но вопрос с землёй под ними никак не урегулирован», — отметил чиновник на слушаниях.

Юридические хитрости

Собственник, конечно, не согласен с данным положением дел и надеется на решение Верховного суда РФ.

«Меня поражает подход нашего Законодательного собрания, людей, которых мы в своё время выбирали для того, чтобы они защищали интересы севастопольцев. Это имущество официально покупалось, мы брали кредиты, чтобы его оплатить, но сейчас вопрос компенсации никого, кроме нас, не волнует», — сообщил ИА REGNUM Александр Красильников.

По его мнению, суд признал сделку ничтожной на основании внутреннего убеждения судьи, который посчитал, что предприниматель, покупая имущество, на самом деле ничего не хотел там строить, потому и недостоин компенсации.

«Почему она ничтожная, если мы заплатили за неё в 2006 году более миллиона долларов? По факту это уже была торговая площадка, но объект продавали как стадион без футбольного поля. Я много раз запрашивал разрешения на изменение проекта, у нас были большие планы: спорткомплекс, торговый центр, но нам так ничего и не дали сделать, а теперь говорят такие вещи», — негодует Красильников, коренной севастополец, кстати.

«Я собираюсь потребовать порядка 200—300 миллионов рублей компенсации и очень надеюсь на профессионализм Верховного суда», — говорит Александр Красильников.

Интересно, что буквально в феврале этого года местные власти по настоятельной инициативе губернатора Дмитрия Овсянникова решили не падать в грязь лицом и обеспечить права высокопоставленных украинских олигархов, в частности, президента Украины Петра Порошенко, компенсировав стоимость ранее национализированного у них имущества, которое они, к слову, украли у народа после развала СССР.

«Проект подготовлен в рамках реализации федерального законодательства и поручения правительства РФ и предлагает обеспечить конституционные права и интересы собственников, определив, кто вправе обратиться за возмещением стоимости. Размер компенсации будет устанавливаться с учётом документов собственников об убытках и на основании рыночной стоимости», — рапортовал ранее директор ДИЗО Севастополя Рустэм Зайнуллин.

Легальный передел?

По информации севастопольской налоговой инспекции, рынок «Чайка» платит в год более 50 миллионов рублей налогов, сборов и отчислений в бюджетные фонды.

«На территории имущественного комплекса «Чайка» работают 402 индивидуальных предпринимателя и шесть юридических лиц. Из них 96 плательщиков предоставили отчётность о наличии 693 наёмных работников в 2017 году. Юридическими лицами за 2017 год перечислено в бюджет субъекта федерации 4,6 млн рублей, в государственные не бюджетные фонды 4,7 млн рублей страховых взносов. Индивидуальными предпринимателями перечислено в бюджет субъекта 22,5 млн рублей налогов и сборов, в государственные небюджетные фонды 22 млн рублей страховых взносов», — озвучила на слушаниях данные налоговиков депутат Заксобрания Татьяна Лобач.

Однако заместитель начальника главного управления потребительского рынка и лицензирования правительства города Денис Ильин утверждает, что Севастополь не получает доход от рынка.

«Более 500 предпринимателей ведут там деятельность. Основная масса никаким образом не урегулировала свои договорные отношения, идёт прямая торговля «купи-продай» без какой-либо уплаты налогов, без каких-либо заключений договоров или иных документов с городом», — подчеркнул чиновник.

Он также честно признался, что в случае перепрофилирования рынка под другой способ использования предоставить предпринимателям компенсационные места будет затруднительно.

Хотя большинство торговцев, работающих там, давно не питают иллюзий: на компенсацию уже понесённых ими затрат не надеются и перспектив с возможным переездом на другие рынки не видят, поскольку сами неоднократно наблюдали, как переселенцы с других рынков разорялись.

«Наши власти сначала предпочитают снести и сломать что-то, а потом уже думать, что же делать на этом месте потом. К сожалению, диалога с руководством города практически нет. Были только суды, где мы неоднократно предлагали заключить мировое соглашение и совместно искать решение вопроса. Я строил в Севастополе новый стадион и множество спортплощадок, содержу федерацию футбола города, футбольную команду. Откуда эти деньги берутся? Из бизнеса, которым я занимаюсь. Но, несмотря на многочисленные обещания, ни одной встречи с руководством так и не состоялось. Судьба тысяч горожан никого не интересует», — рассуждает Александр Красильников.

Отметим, среди горожан также очень популярны подозрения о том, что за фасадом благоустройства скрывается банальный передел собственности в пользу приближённых к властям «царьков».

"Посмотрите на ситуацию с застройкой, и поймёте, что два гектара в центре города заинтересовали власть абсолютно не случайно. Кто у нас является главными застройщиками? Кому позволено безнаказанно строить в заповедных зонах и парках? В Севастополе тысячи людей, у которых отбирают собственность, но как только они начинают объединять усилия для борьбы за восстановление своих прав, их сразу называют пятой колонной», — заявил корреспонденту ИА REGNUM один из местных жителей.

Только без паники

Однако спикер Заксобрания Севастополя Екатерина Алтабаева призывает не паниковать раньше времени, а дождаться окончательного решения суда.

«Итоговый документ по проведению слушаний ещё не принят. Пока есть некий проект, который 10 апреля на заседании обсудят депутаты, и если будут какие-то коррективы, мы их обязательно внесём», — сообщила спикер корреспонденту ИА REGNUM.

Она также уточнила, что рекомендации Заксобрания будут содержать не конкретные предложения насчёт того, что там стоит или не стоит строить, а именно конкретную систему мер, которые позволят определить наиболее правильный вариант.

«Конечно, нельзя просто так лишить работы предпринимателей, которые там заняты. Все эти вопросы мы отразим в итоговых рекомендациях. Помимо этого, для нас принципиально важно, чтобы была выполнена предпроектная экспертная работа, потому что там сложная геология и непонятно, что можно строить, а что нельзя. При этом очень важно помнить, что данная территория входит в черту исторического поселения федерального значения, то есть в центр города, поэтому там должны действовать особые регламенты, которые применяются для определения форм осуществления строительства. Правда, их, к сожалению, до сих пор нет, они только разрабатываются», — отметила Екатерина Алтабаева, выразив надежду, что к моменту старта строительства они будут приняты, равно как и генплан с правилами землепользования и застройки.

Она также выразила своё предположение, что на месте рынка новой жилой застройки, насчёт которой так много людей переживает, не будет. Местные законодатели сделают всё, чтобы защитить этот кусок земли от хитрых коммерсантов.

«Главная мера предосторожности — это работа в соответствии с законом. Генплан и правила землепользования будут ещё приниматься, но это не означает, что здесь можно будет что-то построить в ближайшее время. Я надеюсь, мы успеем принять все необходимые документы, которые и станут тем самым защитным законодательным каркасом», — подчеркнула спикер Заксобрания.

Что же касается этического казуса с вопросами компенсационных выплат, спикер просит общественность покорно принять решение суда, поскольку в правовом государстве, которым, безусловно, является современная Россия, эти вопросы больше никто не решает.

«Это — ответственность судебных инстанций. Суд примет решение, значит, выплаты будут. Пока окончательного решения нет, эту тему обсуждать не совсем корректно, мне кажется. О какой политической воле вы спрашиваете, если суд — это отдельная и независимая ветвь власти, решения которой должны быть обязательны как для исполнительных, так и для законодательных органов? Никто не может и не должен влиять на суд в правовом государстве. Давайте подождём окончательного решения и тогда уже обсудим дальнейшую судьбу этого места».

Давайте! В арбитраже у ДИЗО великое множество аналогичных дел.

Александр Дремлюгин

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559837


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559330 Евгений Ройзман

«Я использую все свободные ниши, которые могу найти»

Ютта Зоммербауэр (Jutta Sommerbauer), Die Presse, Австрия

«Прессе»: Граждане Екатеринбурга избрали вас мэром с небольшим перевесом на выборах 2013 года. Однако ваши полномочия довольно ограничены.

Евгений Ройзман: Моя должность похожа на должность президента Германии. Я использую все свободные ниши, которые могу найти. Я напрямую работаю с людьми, делаю то, чего другие не делают. У меня двери всегда открыты, на прием приходят до ста человек в день.

— Какие отношения вы поддерживаете с губернатором Свердловской области?

— Никаких.

— Но ведь Екатеринбург — часть этой области.

— Я ему не подчиняюсь. Здесь у нас местное самоуправление. У него своя работа, а у меня — своя.

— Осенью в городе снова будут выборы.

— Никто не знает, будут эти выборы или нет. Об этом мы узнаем в последний момент. Можно изменить закон и отменить прямые выборы. Если у народа будет право избирать, то я выиграю.

— В прошлом году вы хотели стать губернатором. Но вы не получили достаточной поддержки депутатов.

— Система специально сделана для этого (чтобы воспрепятствовать независимым кандидатам — прим. редакции газеты).

— Если выборы не стоят этого, то как можно изменить систему?

— Я не знаю. У меня нет возможности изменить систему. Однако я хочу, по крайней мере, делать и говорить то, что считаю необходимым. Это моя позиция.

— Считаете ли вы себя оппозиционером?

— Нет, просто я человек со здравым рассудком.

— Ельцин долгое время работал в Екатеринбурге, здесь о нем напоминает Ельцин-центр. Как вы относитесь к 90-м годам?

— Советский Союз был большой империей, которая оказалась шаткой. Она рухнула. Ельцин оказал стране невероятную услугу хотя бы тем, например, что обошлось без голода. Было трудно, но голода не было. Ельцин должен был осуществить то, на что советская власть не могла решиться 70 лет. Это была очень свободная страна. Не все понимали, что делать с этой свободой. Мы были европейской страной, поддерживали хорошие отношения со всем миром.

— А теперь уже нет?

— Если Россия — европейская страна, то Екатеринбург — это европейский город. Мы — европейцы, Европа — это наша цивилизация.

— Однако Россия многое потеряла?

— По сравнению с тем временем мы отброшены далеко назад.

— Нынешние ведущие СМИ России весьма негативно относятся к 90-м годам.

— Это нужно понимать. Когда к власти пришли большевики, они прокляли царя. Когда к власти пришел Сталин, он проклял Троцкого и Бухарина и расстрелял многих людей. Потом пришел Хрущев и убрал все портреты Сталина. Потом был Брежнев, который проклял Хрущева. Затем появились Горбачев, Ельцин и так далее. Это наша традиция. Это элемент здешней политической культуры. Да, в 90-х годах были бандиты, но то, что происходит теперь, еще ужаснее.

— Как вы пережили 90-е годы?

— Я открыл мир. Я был бизнесменом, когда с нуля кое-что придумал и заработал деньги. Сказочное время.

— Вы понимаете тех людей, которые резко критикуют 90-е годы?

— Конечно, переключение со старого на новое было тяжелым делом. Мы жили за железным занавесом и продавали нашу продукцию, неожиданно открылись границы, и наши предприятия не смогли выдержать конкуренцию. Конечно, это было тяжело, но, я считаю, неправильно винить во всем Горбачева или Ельцина. Страна просто рухнула.

— Вы говорили о здешней промышленности. В Екатеринбурге есть машиностроительный завод Уралмаш. Насколько важен он сегодня?

— Екатеринбург был раньше промышленным городом. Когда производство рухнуло, стали развиваться торговля, финансы, а также наука. Теперь существует несколько сильных отраслей. Мы преодолели этот кризис легче, чем другие.

— А Уралмаш?

— Сегодня там работают менее 2 тысяч человек. Сокращения будут продолжаться. Раньше там было 50 тысяч.

— Одним из них был ваш отец.

— Мой отец, мой дед — они построили Уралмаш. Поэтому и для меня это было так болезненно. Но я понял, что это была неконкурентоспособная продукция.

— В Екатеринбурге пройдут матчи Чемпионата мира по футболу. Готов ли к этому город?

— Мы подготовлены к этому ЧМ, как ни один другой город России. Здесь есть очень хорошие отели, отличная инфраструктура, торговля, коммуникации. Приедет очень много гостей: шведы, мексиканцы.

— Когда будет готов стадион?

— Делается все, что нужно. Все будет сделано вовремя.

— Вы разочарованы результатами жеребьевки?

— Конечно, я бы хотел, чтобы приехали команды из Бразилии, Италии, Великобритании и Германии. Но — что имеем, то имеем.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559330 Евгений Ройзман


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 6 апреля 2018 > № 2558847 Татьяна Голикова

У БЕДНЯКОВ ПОДСЧИТАЮТ ЛИЧНОЕ ИМУЩЕСТВО

Сколько бы ни клялись наши власти одолеть в стране бедность, битву эту они неизменно проигрывают. Глава Счетной палаты Татьяна Голикова предложила новую тактику «ведения боя».

На коллегии Минфина она заявила, что адресная система социальной защиты должна базироваться не на прожиточном минимуме, а на некоем показателе потребительского бюджета.

То, что называется сегодня в России прожиточным минимумом, никак не соответствует даже минимальным потребностям для выживания граждан в XXI веке. Скорее, это похоже на нормы содержания в концентрационном лагере пленных солдат (даже не офицеров) армии противника.

Время от времени в Госдуме депутаты предлагают членам правительства в порядке эксперимента прожить хотя бы месяц на этот прожиточный минимум, однако смельчаков из чиновников пока не нашлось. Наверное, понимают, что этот эксперимент, поставленный на себе любимом, чреват большими рисками для здоровья.

Видимо, исходя из этих мрачных социальных реалий, наши власти и решили внедрить в общественное сознание термины, чисто внешне более соответствующие требованиям современных цивилизованных государств.

«Это очень сложный переход, и осуществить такой переход тоже очень сложно. Но нам кажется, что переход к минимальному потребительскому бюджету - это все-таки залог победы над бедностью в нашей стране», - утверждает глава Счетной палаты.

Надо ли понимать, что бюджет формально будет шире и сытнее? Как бы то ни было, его цифровые параметры пока не уточняются. Вроде бы добавят немного на еду, немного на одежду и даже - о, чудо цивилизации! - на духовные потребности, поскольку гражданин не только ведь физиологический организм. (Неужели и до этого наконец додумались?)

Но взамен - чтобы не переплатить пару лишних рублей - предполагается учитывать данные о личном имуществе человека. Если при нищенской зарплате у него еще сохранился загородный домик или дача, какой-никакой автомобиль, а также кролики, куры или коза, то его уже можно не считать бедным. Ему есть на что жить!

Поэтому и социальные пособия ему платить не следует. А определять, хватит ли ему коз, кроликов или грядки огурцов на выживание и приличную жизнь, будут все те же чиновники, которые у нас легко могут приравнять наличие козы к счету в швейцарском банке.

Словом, пока не очень понятно, то ли и в самом деле ищутся пути борьбы с бедностью, то ли аргументы, чтобы объявить о победе над ней.

Алексей Воробьев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 6 апреля 2018 > № 2558847 Татьяна Голикова


Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > snob.ru, 5 апреля 2018 > № 2560688 Владислав Иноземцев

Вызовы новой экономики

Владислав Иноземцев

Колумнист «Сноба» размышляет о том, что российским компаниям необходимо сделать для конкуренции с гигантами технологического мира

Разговоры о модернизации в России затихли давно, однако задача обеспечения хотя бы локального технологического развития сохраняет свою актуальность. 2000-е годы прошли во всем мире под знаком увлечения традиционными отраслями: дорожали нефть и иные виды сырья, экономики индустриального типа развивались быстрее западных, к тому же всем был памятен эпический крах доткомов в первые годы нового столетия. Однако, как и в 1970-е и 1980-е годы, ренессанс прошлого оказался временным и в прошлом году мы впервые за тридцать лет увидели в первой пятерке самых дорогих компаний мира по итогам каждого квартала только американские корпорации, причем по итогу года все они — Apple, Alphabet, Microsoft, Amazon и Facebook — представляли «новую экономику».

Сегодня одна Apple стóит больше, чем все российские публичные компании, вместе взятые — как и Microsoft превосходила их по стоимости, например, в 2001-м. С этой точки зрения все наши «вставания с колен» не привели ровным счетом ни к чему. Российская экономика оценивается мировым рынком не дороже, чем одна лидирующая американская компания с персоналом в пятнадцать раз меньшим, чем взрослое население аннексированного Крыма (обо всей стране я и не говорю). Может ли ситуация измениться, или мы обречены жить в нынешней «системе координат», лишь иногда корректируя ее вследствие проявления непредсказуемых колебаний глобальной конъюнктуры?

Ответить на этот вопрос невозможно: все зависит от политического выбора, от решимости властей произвести революцию в российском отношении к технологиям и их развитию. И так как на царящие в Кремле настроения мы повлиять не можем, отметим хотя бы несколько важных особенностей, которые характеризуют сегодняшнее высокотехнологичное хозяйство и без учета которых нельзя даже надеяться на то, чтобы найти свой собственный путь в высококонкурентном мире.

— Современная высокотехнологичная (при всей условности этого термина) экономика отличается от индустриальной прежде всего тем, что главную роль в ней играет не производитель, а потребитель. Масштабы выбора, возникшие в последние десятилетия, таковы, что конкуренция между коммуникаторами от Apple и другими мобильными телефонами — это не то же самое, что конкуренция между различными типами холодильников или стиральных машин. Все большее количество товаров и услуг начинают нести в себе статусные и скрытые смыслы, предполагают принадлежность к определенному сообществу, удовлетворяют не материальные, а психологические потребности пользователей. Характерно, что все «взорвавшие» фондовые котировки компании действуют в секторах, максимально ориентированных на личностные качества человека: общение и стремление к социальному признанию (Facebook), статусное потребление и подчеркивание принадлежности к группе (Apple), стремление получить желаемое не в некоей перспективе, а «здесь и сейчас» (Amazon). Компании, ориентированные на В2В-проекты, не смогут достичь подобных результатов — а именно «промежуточные» продукты всегда были сильной стороной российского инновационного сектора, а спрос на них формировался крупными компаниями или «оборонкой». Поэтому сегодня не стоит замахиваться на то, чтобы повторить успех лидеров: куда правильнее в рамках «зонтичных» структур (таких, например, как «Роснано») выращивать «монопродуктовые» компании и либо выводить их на биржу, либо довольствоваться непубличным присутствием в тем не менее высоко маржинальном рынке частных технических решений. Пока нам стоит довольствоваться созданием новаций, которые впоследствии будут использованы другими (вспомним, что, например, сенсорный экран был изобретен в 1965-м, запатентован в 1972-м, и начал использоваться в середине 1980-х General Motors в автомобилях Buick и Casio — в своих калькуляторах, но лишь с появлением первого iPhone «пошел в массы»), однако защищать свое технологическое первенство и стремиться максимизировать обусловливаемые им доходы.

— Из сказанного следует и второй важный момент: успех в новых условиях наиболее вероятен у компаний, ориентированных на узкий сегмент рынка и доводящих до совершенства как свою технологию, так и способы общения с ее потребителями. Традиционный «отраслевой» подход, доминировавший долгое время в российской экономике, оказывается в такой ситуации естественным тормозом нашего развития. Соответственно, важнейшей задачей становится «переформатирование» как самой экономики, так и наших взглядов на нее: государству через имеющиеся у него инструменты (холдинговые структуры типа «Ростеха» и «Роснано», фонды типа «Сколково», ФАНО и ведущие университеты) стоит продвигать повестку дня, завязанную на «точечные» инновации и максимально гибкие коммерческие структуры, которые смогут их коммерциализировать. Технологический прогресс XXI века отличается от прогресса ХХ-го: если раньше «военка» или машиностроение создавали новые технические решения, которые позже начинали использоваться в гражданских отраслях, ориентированных на конечного потребителя, то сейчас технологический трансферт происходит в обратном направлении. В стране сейчас очевидно не хватает компаний последнего типа — и поэтому реалистичной задачей я бы видел развитие хотя бы тех «промежуточных» звеньев, о которых говорил выше. Задача состоит в стимулировании частных инноваторов и инвесторов на разработку новых «точек роста», которые могут затем встраиваться в самые разные сектора экономики, а не во «фронтальном наступлении» в какой-либо отрасли, которая впоследствии может оказаться тупиковой. Более того, учитывая сложную обстановку, в которой функционирует российская экономика и ее зависимость от глобальной политики, следовало бы акцентировать внимание на таких технологиях, которые не касаются отраслей, испытывающих серьезное влияние политических факторов (т. е. лучше создавать нанопокрытия для автомобильных стекол, чем элементы защиты ядерных реакторов, инвестировать в материалы для строительства, чем в ракетные технологии, и т. д.).

— Не менее важным моментом является совершенно новый тренд на постоянное удешевление продукции, задаваемый «новой экономикой». Если раньше его демонстрировали лишь на повышении быстродействия компьютеров и увеличении емкости жесткого диска при снижении цены, то с начала 2000-х годов этот тренд был продолжен за счет соединения различных функций в одном девайсе (современный смартфон сочетает в себе телефонный аппарат, планшет для выхода в интернет, фотоаппарат, диктофон, часы, таймер и с десяток других назначений), а с 2010-х — за счет появления и распространения полностью бесплатных для потребителя опций (Skype, отказ от взимания платы сервисами электронной почты, Facebook, система передачи сообщений и звонков в iMessages и Telegram, и т. д.). При этом целый ряд продукции, коммерциализированной несколько десятилетий назад (в первую очередь сами персональные компьютеры) окончательно переходит в традиционный сектор, и практически перестает и снижаться в цене, и качественно наращивать свои функции — зато попытки навязать потребителю относительно монофункциональный продукт по высокой цене практически всегда терпят провал, как это случилось с iWatch или Google Glass. Быть же на острие конкуренции означает быть готовым устойчиво повышать качество своего продукта без повышения издержек, а также обязательно предлагать потребителю некий набор бесплатных услуг. Здесь перед «новыми» российскими технологическими предпринимателями, действующими в рамках государственных холдингов и фондов, стоит крайне сложная задача слома характерного для российского (и еще советского) государства тренда на решение задач «любой ценой»; если им удастся изменить этот стереотип, именно с таких структур могут начаться перемены во всей системе управления отечественной экономикой.

— Еще одним очень важным обстоятельством является локализация места производства продукции или оказания услуг. Сегодня возникает консенсус относительно перспектив биотехнологий и передовых технологий использования возобновляемой энергии как очередных драйверов «новой экономики». Проблема, однако, состоит в том, что потребление новых продуктов в этой сфере территориально привязано к определенным локальностям. В случае с Facebook вы можете загрузить мессенджер везде, где есть мобильная связь — но Amazon опирается на гораздо более сложную логистику компаний срочной доставки, которые есть не везде. Новые методы лечения на основе нанотехнологий могут быть изобретены где угодно, как и нанопокрытия для медицинских инструментов или нанооболочки для лекарств — но применять их (и получать основную прибыль) будут там, где медицинские услуги доведены до совершенства, а рынок наиболее широк. Это предполагает необходимость приспособления к новым реалиям глобальной экономики и их использование. Прежде всего российские инноваторы должны сосредотачиваться на максимальном обеспечении прав на свои изобретения; Китай сегодня подает в 43 раза больше патентных заявок, чем Россия — и это один из факторов быстрого роста технологического сектора в этой стране. Мы, я полагаю, должны принимать в расчет, что нам будет крайне сложно обрести возможность прямого доступа к конечному потребителю, и поэтому необходимо получать гарантии международного признания наших разработок и скорее создавать совместные с западными фирмами компании для их коммерциализации, чем пытаться наладить производство конечного продукта в России.

— Наконец, следует сказать пару слов об особенностях финансирования сектора новых технологий. Здесь не действуют очень многие традиционные принципы, которые предполагали высокую предсказуемость отдачи тех или иных инвестиций. Именно поэтому фундаментально важными оказались два новых подхода. С одной стороны, для создания необходимой для развития «новой экономики» среды государство должно фактически спонсировать исследователей, не ожидая отдачи (это было институционализировано в т. н. Законе Бэя-Доула, принятом в США в декабре 1980 г., но практически нигде не было повторено — про Россию мы и не говорим). С другой стороны, компании, которые пытаются делать первые шаги со своими изобретениями, должны иметь возможность практически бесплатного (и даже невозвратного) фондирования во впечатляющих масштабах (тот же Amazon показывал убытки четыре года после своего выхода на биржу, компенсируя их продажей частей пакета акций, принадлежавшего его основателям). Во многом это объясняет, почему «взрыв» новых технологий и новых коммуникационных форм произошел именно в США, где традиционно была сильна культура рискового и венчурного финансирования через использование фондового рынка (которая в России, собственно говоря, отсутствует до сих пор). Кроме того, нужно иметь в виду, что «новая экономика» является важным подспорьем для бюджета прежде всего тогда, когда она порождает класс богатых граждан, преуспевающих налогоплательщиков, а не сама по себе: тот же Apple в 2016 году заплатил в американский бюджет 13,9 млрд долларов, или 2,1% от средней капитализации компании, а, например, «Газпром» выплатил в российский бюджет в 2017 году почти 2,2 трлн рублей, что соответствовало… 76% его рыночной оценки. Так что нормальной средой для развития современных технологических компаний могут быть только те страны, правительства которых не научились «разевать роток» на то, что им не принадлежит, не надеются радикально поправить свои финансовые дела за счет развития «новой экономики» и не боятся появления богатого и независимого «среднего класса».

Можно продолжать оценивать те особенности, которые приносит в мир современная «новая экономика», но пора, наверное, перейти к некоторым выводам относительно того, насколько возможно ее строительство в России и к чему оно может привести.

На мой взгляд, структуры типа «Роснано», «Сколково», разного рода наукограды и т. д. находятся сегодня в сложной ситуации, так как государство дало им некоторые важные инструменты для развития, но ожидает от них практически недостижимых результатов (отсюда, я думаю, проистекает и критика, которая часто слышится в их адрес). Чтобы не утратить того задела, который уже сделан, не остановить движение в правильном направлении, сегодня как никогда важно скорректировать задачи и пересмотреть ожидаемые результаты. Технологическим компаниям, которые действуют при государственной поддержке, я бы советовал сосредоточиться на проектах, имеющих конкретное практическое значение. Например, почему бы не заняться наноприсадками к бетону, разработка которых ведется в стране начиная с 1980-х годов, и которые могут радикально изменить методы строительства, если довести технологию их производства «до ума» и применить государственные рычаги для изменения строительных СНИПов? Или обратиться к банальным газовым горелкам с объемной матрицей, обеспечивающим направленное пламя даже на простой газовой плите — применение нанотехнологий в этой сфере может сэкономить до четверти всего потребляемого населением природного газа. Я не говорю про те же солнечные батареи или оконное стекло с нанопокрытием, которое позволит сократить затраты на отопление в районах с холодным климатом, но значительной инсоляцией, да и про многое другое. Используя свою близость к государству, эти компании должны — просто обязаны, я бы сказал — не только продуцировать инновационные технологии, но и лоббировать изменение стандартов и технических регламентов, которые сегодня практически закрывают собственно российский рынок для большинства их изобретений. Не стоит забывать, что важнейшие рывки в области прикладных технологий как раз в тех сферах, которые могли бы стать наиболее перспективными для «Роснано» (строительные материалы, топливо, энергосбережение и т. д.) были обусловлены в Европе действиями правительств, последовательно стимулировавшими технологический прогресс ужесточением стандартов.

Россия сегодня не только отстала от многих глобальных трендов, но она, как становится все яснее, стремится обособиться от них, не воспринимая их как «руководство к действию». Это политический выбор, и спорить о нем сейчас, наверное, уже бесполезно. Поэтому следовало бы спуститься с небес на землю и серьезно подумать о том, что могут сделать государственные технологические компании в огосударствленной экономике, опираясь на свою близость к политической элите. Подумать о конкретных вещах и о том, какую пользу они могут принести стране.

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > snob.ru, 5 апреля 2018 > № 2560688 Владислав Иноземцев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559293 Евгений Ройзман

Эффект Ройзмана. Почему из политика не получился мэр Екатеринбурга

Максим Артемьев

Историк, журналист

Депутаты законодательного собрания Свердловской области приняли поправку, отменяющую в Екатеринбурге прямые выборы мэра. Правда ли, что власть боится повторной победы Евгения Ройзмана и представляет ли он на самом деле угрозу

Российская Федерация — удивительная страна. Все знают, что по сути она не федерация, а жестко унитарное государство. Все знают, что настоящих выборов губернаторов нет, но они проводятся. И также с местным самоуправлением: все знают, что независимого МСУ нет, хотя оно формально есть.

Этот парадокс расхождения реальности с теорией и лежит в основе нынешнего «конституционного» кризиса в Екатеринбурге. Еще один парадокс, что этот город — центр Свердловской области, в то время как Свердловска почти тридцать лет уже нет, а область носит его имя. А значит, сохраняет и имя одного из организаторов казни царской семьи, в честь которой там же построен Храм на Крови.

На самом деле если без парадоксов, то история с Евгением Ройзманом проще простого. В силу какого-то недосмотра либо неуверенности тогдашней свердловской власти в Екатеринбурге была применена самая неудачная схема МСУ из всех возможных. По действовавшему до недавних пор порядку горожане избирали главу, который никакими реальными полномочиями не обладал, а был председателем городской думы. Вся власть была сосредоточена в руках главы администрации города — Александра Якоба. Но за пределами Екатеринбурга о нем мало кто слышал, а вот Ройзмана знают все, ну или почти все.

Народный мэр

Он известный блогер, яркий харизматичный и притом несистемный политик, дружит со многими «правильными» людьми в Москве, у него сложная биография, прибавляющая шарма его образу. Впрочем, несистемность Ройзмана не стоит преувеличивать. Он работает в российском политическом поле со всеми вытекающими из этого факта ограничениями и понятиями. Ройзман участвовал во вполне системных проектах Сергея Миронова и Михаила Прохорова F 13 и по действующим правилам стал депутатом Госдумы в свое время, а после победил на мэрских выборах.

Ройзман политик даже не регионального, а федерального уровня, недаром его так стремились заполучить в свои партийные проекты вышеуказанные лидеры. Однако его основная база поддержки — все-таки Екатеринбург, где его популярность не ослабевает вот уже почти двадцать лет. Ройзман крайне умело и старательно работает над своим имиджем, никакие скандалы и разоблачения не идут ему во вред.

Собственно говоря, власть боится его популярности и влияния, и именно с этим связано переписывание правил о формировании городской власти.

В прошлом году Ройзману не дали участвовать в губернаторских выборах, в этом году иным способом предотвратить его повторную победу на мэрских было невозможно, потому и был избран такой вариант действий — отсечь Ройзмана путем перекройки закона.

В постсоветской России переделка законов под текущие политические запросы — основа всей политики. Так было и в 1993 году, так происходит все «путинские годы» — достаточно вспомнить ситуацию с губернаторскими выборами, которые то отменяли, то возвращали. Или обратим внимание на выборы депутатов по одномандатным округам — подобная же неоднократная смена правил.

Потенциальная угроза

По большому счету Ройзман для власти совершенно неопасен. Все пять лет мэрства он выполнял церемониальные функции, председательствовал в Думе, в которой большинство принадлежит вовсе не его сторонникам, принимал избирателей с трансляцией в ЖЖ и Facebook, был для екатеринбуржцев эдаким омбудсменом, к которому можно прийти пожаловаться. Он служил вывеской демократии: мол, в России и оппозиционер может прийти к власти в миллионном городе. Но тем не менее было решено, что без Ройзмана будет лучше, что он является ненужным раздражителем и вообще потенциально опасен в случае чего.

Если вернуться к отмененной управленческой схеме Екатеринбурга, то данный вариант с избираемым главой гордумы и назначаемым главой администрации изначально чреват противоречиями. Получается, что депутатам навязывается председатель — вопреки конкретному политическому и партийному раскладу. При этом собственно жителям, своим избирателям, он помочь мало чем может. В Туле, например, в 2005-2009 годах существовал именно такой расклад, и в результате избранный мэр города — старый советский хозяйственник — занимался канализацией и мусором вопреки своему функционалу. Поэтому там тоже от этой схемы отказались.

На поддержку Ройзмана из Москвы на митинг 2 апреля прибыли и Дмитрий Гудков, и Леонид Волков (сам некогда житель уральского города), Ксения Собчак поддержала тему в соцсетях, но проблема заключается в том, что местное самоуправление и избираемость его глав по большому счету сегодня мало волнуют россиян. И это происходит не от оболванивания официозными СМИ, не от вечно «рабьего в русской душе», а совершенно по зрелым соображениям.

Актеры и массовка

Люди видят, что при нынешнем режиме независимых деятелей в политике быть не может. Население в целом Путин устраивает, и потому они проглатывают «неудобства», которые им приходится принимать с ним в одном флаконе, наподобие ручного, выхолощенного местного самоуправления. Да, большинство жителей хотят мэра избирать, но точно так же они хотели бы много чего еще, но вполне обходятся без этого и на баррикады ради избираемости мэров не пойдут.

Однако и это не все. Девяностые годы научили людей, что в хаотичном разобщенном обществе выборы — не панацея. На митинговых лозунгах к власти приходят самые разные авантюристы и мошенники, и изгнать их потом на следующих выборах — как советуют учебники по демократии — чрезвычайно трудно, ибо они моментально окружают себя карманными СМИ, административными рычагами, а порой и криминалом. Но даже тот, кто может прийти им на смену, ничем не лучше, а просто еще более жадный, ибо «не нахапался».

Вспомним историю: в 1991 году россияне впервые избрали трех мэров — Москвы, Санкт-Петербурга и Северодвинска. Гавриил Попов сбежал с должности ровно через год. Собчак закончил бесславным поражением и уголовным делом, а мэр Северодвинска Валерий Лысков и вовсе скончался в тюрьме.

Глас народа

Любопытно было послушать дебаты в свердловском заксобрании: сторонники нового закона говорили о жизни «как она есть» (мол, не будет противостояния города и области, дружная работа под руководством губернатора и т. д.), а их противники апеллировали к чистоте идеалов, говорили о том, как должно быть. Депутат Алексей Коробейников просто жег глаголом:

«В области должен быть только один политик — губернатор Евгений Куйвашев… Что такое выборы? Мы все через них проходили. Это война денег, компромата, криминала. Город превращается в этот период в место боевых действий. Это никому не надо. Это затраты ресурсов и времени. В итоге во власть приходит криминал». Это такой vox populi, над которым можно смеяться, но который понятен широким массам.

Митинг оппозиционеров в Екатеринбурге событием не стал. И никакие столичные политики изменить ситуацию были не в состоянии, и свои ожидания они связывают с местным самоуправлением совершенно напрасно. На волне протестов 2011-2012 годов было избрано четыре оппозиционных мэра в крупных городах. Евгений Урлашов в Ярославле очень скоро закончил тюрьмой, Галину Ширшину в Петрозаводске выгнали через два гола, остающиеся Евгений Ройзман и Анатолий Локоть в Новосибирске никоим образом общую атмосферу не изменили. Прорыва не произошло.

Как не произошло прорыва и в Москве, где минувшей осенью в ряде муниципалитетов оппозиция получила большинство, где-то — тотальное.

Власть не хочет давать реальных полномочий МСУ и не даст их в обозримом будущем. Точнее, речь даже не столько о полномочиях, сколько о реальной независимости и неподконтрольности. Это надо ясно понимать. Для того ли губернаторов поставили под жесткий контроль Кремля, чтобы у них не было, в свою очередь, контроля за городами и районами?

Поэтому любой оппозиционер, идущий во власть, должен осознавать, что он идет туда играть в рамках существующих правил, будет «рыпаться» — его власть отторгнет. Ройзман этого не понял, за что и поплатился, хотя «рыпался» он очень умеренно. А вот Локоть — тот все понимает и ведет себя соответствующим образом, хотя и это не гарантия того, что его оставят.

Как много раз было сказано в эти дни на обсуждении в Екатеринбурге, в современной России не нужен никому мэр-политик, а нужен мэр-хозяйственник — канализация, помойки, свет, газ, дороги. Точнее, он не то чтобы «не нужен», его не допустят. Как Ройзмана.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559293 Евгений Ройзман


Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 апреля 2018 > № 2558974 Ольга Романова

Магомедовы в парадигме Толстого. В чем смысл репрессий четвертого срока Путина

Ольга Романова

На наших глазах произошел запуск нового механизма по возврату денег. Люди, ставшие богатыми на госконтрактах или при работе чиновниками, теперь и вкладывать эти деньги должны на территории РФ. Братьев посадили, чтобы мотивировать вернуть значительную часть средств в Россию. И мотивировать этим примером других

У каждого срока Путина, включая тот срок, когда его замещал Медведев, был свой смысл. Никто его не скрывал, его транслировали силовики urbi et orbi едва ли не по буквам. Поначалу не все могли поверить и привыкнуть, что теперь будет так. Занятно, что и на девятнадцатом году Путина его отчетливые сигналы требуется расшифровывать. Впрочем, для кого это было жизненно важно – уловили. А кто недопонял, украшает сейчас собой спецблок в Матросской Тишине.

Дело братьев Магомедовых еще может быть развернуто в обратную сторону по удачному для силовиков старому сценарию имени В.А. Гусинского: НТВ в обмен на свободу по протоколу №6. Здесь в обмен на свободу предлагается вернуть что-то другое. Не думаю, что порт.

Полагаю, что сейчас обе высокие стороны работают над этим. Закон, конечно, никто попирать не будет – кому он вообще сдался, но при определенных условиях с братьев снимут тяжелейшую статью 210 УК (организация преступного сообщества), и там останутся только экономические обвинения. Тоже довольно тяжелого свойства, но вполне предполагающие домашний арест. А дальше – по сценарию Гусинского, творчески доработанному В.П. Евтушенковым. Не договорятся – сценарий будет жестче.

Смыслы

На всякий случай напомню репрессивную логику сроков Путина.

2000–2004 – ЮКОС и Ходорковский. Равноудаление в действии.

2004–2008 – раскулачивание бизнеса, огосударствление всего.

2008–2012 – либерализация УК Медведевым как подготовка (неудавшаяся) жесткого правового регулирования крупного и среднего бизнеса.

2012–2018 – третий срок начался с мощного «болотного дела», потом пошли репостники и всех мастей экстремисты, а закончился сроком для Улюкаева и Белых: оппозиция разгромлена, пошли сигналы «своим».

2018–20… – братья Магомедовы: пора возвращать деньги от госконтрактов в Россию.

Собственно на смысле четвертого срока и остановимся подробно. Смысл сформулирован арестом братьев Магомедовых, но ими не исчерпывается.

Во многих СМИ главенствует как само собой идея, что бизнес братьев Магомедовых связан исключительно с Медведевым и маленькой группой вокруг него: Аркадием Дворковичем и мужем пресс-секретаря Медведева Александром Будбергом.

Это иллюзия, которая не дает заметить важные вещи. Если посмотреть на то, как складывалось состояние братьев, мы увидим, что вклад «группы ДАМ» существенный, но не основной. Кто-то, конечно, помогал братьям стать королями госзаказов. Они смогли установить операционный контроль над Объединенной зерновой компанией, но на этом, пожалуй, крупные победы и заканчиваются.

Свои первые большие деньги братья Магомедовы заработали в девяностые, будучи акционерами КБ «Диамант». КБ был известен как один из крупнейших игроков на рынке обналичивания. Этот бизнес всегда контролировался силовиками, правда, разными – сначала МВД, потом, после разгрома экономического блока в МВД и группы генералов Сугробова – Колесникова, контроль перешел к ФСБ. То есть уже тогда братья не могли не обрасти соответствующими связями.

Понятно, что банк занимался не только обналичиванием: он инвестировал в недвижимость, в частности в компанию «ДОН-строй». Чуть позже братья стали заниматься нефтетрейдингом, их совместная с Ахмедом Билаловым (двоюродный брат) компания «Интерфинанс» управляла в том числе активами госкомпании «Зарубежнефть».

Нефть

Это важно. Госкомпания «Зарубежнефть» контролируется силовиками, прежде всего ФСБ. Причина проста и понятна: крупнейшие активы компании «Зарубежнефть» находятся за пределами России – такие, например, как «Вьетсовпетро». Официально оформленное управление активами такой госкомпании не могло сложиться без хороших отношений в ФСБ образца конца 1990-х – начала 2000-х. Именно тогда братья Магомедовы стали управлять активами «Зарубежнефти».

Управление активами «Зарубежнефти» – потрясающий успех, но лиха беда начало. Братья Магомедовы подружились с трубопроводным монополистом, «Транснефтью». В начале 2000-х, когда в Приморске (Выборгский район Ленинградской области) компания «Транснефть» стала строить торговый порт, то она стала его строить на земле, которая незадолго до этого была приобретена братьями Магомедовыми. Бывают в жизни счастливые случайности.

Перепродать землю братьям Магомедовым никто не предложил, потому что все опять сложилось счастливо: была создана совместная компания, ООО «Приморский торговый порт», которая управляла деятельностью порта и принадлежала «Транснефти» и братьям Магомедовым 50 на 50. При этом тогда административное влияние и вес братьев были гораздо меньше нынешних – любой олигарх мечтал бы получить такой кусок бизнеса, но не получил.

Около города Приморска заканчивается труба БТС (Балтийская трубопроводная система), и треть всего экспорта нефти шла через этот порт. Трудно представить, что подобная инвестиция могла быть сделана без ведома высших чинов ФСБ.

В 2011 году братья Магомедовы смогли прекрасно распорядиться своей долей в этом порту – это уже был президентский срок Медведева. В начале 2011 года была заключена сделка, по которой компания «Транснефть» одновременно с компанией «Сумма» (снова в паритете 50–50) покупали у трех бывших владельцев Новороссийский торговый порт.

Кто эти три бывших владельца? Александр Пономаренко (позже станет известен как «покупатель виллы Путина» в Геленджике), Александр Скоробогатько (партнер Пономаренко в Русском генеральном банке) и Аркадий Ротенберг. Ни один из этих акционеров не имел и не имеет никакого отношения к «группе около Медведева». Братья при этой сделке сразу получили больше миллиарда долларов и Новороссийский порт. Подобные сделки без силовиков не заключаются. В конце концов, «Транснефть» много лет возглавляет Николай Токарев, служивший с Путиным в Дрездене. Понятно, что прямые указания Токареву Медведев тоже дать не мог.

Братьями была создана сложная схема по продаже неучтенной нефти – в чем их сейчас в том числе и обвиняют, – а часть выручки находилась в сфере интересов высокопоставленных чинов из ФСБ. Но и это не все. Главную компанию братьев Магомедовых – компанию «Сумма» – много лет возглавлял Александр Винокуров, зять министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Часть контрактов датирована 2010–2013 годами, это как раз время Винокурова.

Объединенная зерновая компания, дела которой стали важным пунктом обвинения, тоже покупалась тогда. А сейчас у Александра Винокурова фармацевтический бизнес – совместный с компанией «Ростех».

После «Транснефти» братья Магомедовы попали в число королей госзаказов. На них посыпалось все: Большой театр и стадионы к мундиалю, аэропорты и объекты энергетики. А потом случился 2014 год.

После 2014 года и резкого ухудшения инвестиционного климата в России российские бизнесмены, и без того предпочитавшие хранить средства в иностранной валюте за пределами РФ, приняли решение вкладывать деньги в проекты за рубежом для диверсификации рисков.

Но деньги бывают разные. Есть деньги рыночные, а есть государевы. Например, «Альфа-групп» создала LetterOne в Люксембурге и начала активно инвестировать в нефтегазовый сектор в Европе и в медицину в США. Начали активно инвестировать за рубежом (то есть выводить деньги) и братья. Как все.

В результате российская власть столкнулась с нехваткой инвестиций внутри страны. Крупные бизнесмены предпочитали не рисковать своими деньгами. И власть начала формулировать четкую позицию на понятийном уровне: если ты получаешь значительную часть своего дохода от российского государства, то желательно, чтобы ты и деньги вкладывал на территории РФ. Теперь «желательно» заменено на «обязательно». Это главная мысль четвертого срока.

Как это будет

К Михаилу Фридману и его LetterOne претензий у российской власти пока нет – он не король господряда и никогда не был им. У него, хоть и не без греха, рыночная история. В отличие от братьев Магомедовых.

На примере братьев Магомедовых можно предсказать развитие событий и у других крупных персонажей российского бизнеса. Кто это? Опишем их через их связи. Это люди, которые много лет душа в душу работали с руководством Службы экономической безопасности ФСБ – управление, которое курирует весь российский бизнес. Ключевыми фигурами там были два генерала – генерал Яковлев и генерал Воронин. После их отставки в группу риска попали примерно все, кто знал их слишком тесно. Само собой, без них никакого бизнеса у Магомедовых не было бы. И не только у них.

Генерал Юрий Яковлев руководил Службой экономической безопасности ФСБ. После ареста генералов МВД Сугробова и Колесникова ФСБ полностью взяла под контроль рынок обналичивания и рынок перевода средств за рубеж. Генерал Виктор Воронин курировал управление «К» в ФСБ, которое занималось в том числе коммерческими банками. В период, когда Приморским портом в Ленинградской области ведали братья Магомедовы, полпредом президента в округе был Виктор Черкесов – с 1992 года он возглавлял УФСБ по Санкт-Петербургу, а генерал Воронин там как раз служил. Без полпреда никакие братья никогда не стали бы партнерами «Транснефти» в Ленинградской области.

Но тогда были другие правила игры, бизнес спокойно выводил деньги до 2014 года. Хотя и тогда не все поняли последствия кризиса, санкций и падения цен на нефть. В 2016 году руководство СЭБ ФСБ полностью поменялось. И многие договоренности, которые были у большого числа людей, входивших в список Forbes, могли обнулиться.

ФСБ (то есть обновленное руководство СЭБ ФСБ) сейчас занимается активной разработкой ряда крупных российских предпринимателей на предмет вывода ими значительной части средств из России. В первую очередь полученных от контракта с госструктурами.

Дело братьев Магомедовых – это первая ласточка. Смысл этого дела – показать, что правила игры изменились.

Похоже, что неформальный размер претензий к братьям Магомедовым – а им наверняка это было предъявлено – составляет порядка $1 млрд. Суть официальных обвинений – это только первый уровень претензий. Чтобы отобрать у братьев Новороссийский морской порт и другие активы, не обязательно было их сажать. Подконтрольность судебных органов такова, что судебная вертикаль сейчас работает только оформителем решений, когда речь идет об интересах государства.

Братьев посадили, чтобы мотивировать их вернуть значительную часть средств в Россию. И мотивировать этим примером других.

Русские деньги неясного происхождения ищут в Германии, ищут в Америке, ищут во Франции, но главное – их ищут в Великобритании после отравления Скрипаля. А ведь Путин по-доброму посылал в Лондон эмиссара, бизнес-омбудсмена Титова уговаривать богатых уехавших россиян вернуться или хотя бы вернуть деньги. Потом – совсем с других позиций – к увлекательному процессу поиска денег подключилась премьер-министр Тереза Мэй. А теперь пример братьев Магомедовых показал, что будет с теми, кто не хочет возвращать деньги добровольно и с песней.

Люди, ставшие богатыми на госконтрактах или при работе чиновниками, не вняли предупреждениям. Как сказал классик, «кто не понял, тот поймет». Братья Магомедовы стали идеальной мишенью для проведения большого показательного процесса – у них сейчас нет достаточно влиятельных друзей, их друзьям не до них, любое неосторожное движение – и ты больше не в правительстве, и как бы не хуже. А то, что им предъявили при аресте, при желании тянет и на пожизненное. Все всерьез. Впрочем, пока им не предъявили трупы, статья 210 УК отваливается так же легко, как и вваливается. Они знают об этом.

На наших глазах произошел запуск нового механизма по возврату денег. Сейчас происходит его отладка. Это очень важный момент: если братья Магомедовы не найдут способ исправить свою ошибку, по лекалам этого дела возникнут десятки подобных дел – как это было после дела ЮКОСа, закончившегося раскулачиванием бизнеса девяностых с использованием лекал, разработанных именно на этом деле.

А если они найдут выход и окажутся на свободе (как Гусинский или Евтушенков), их опыт тоже сильно пригодится – уже предпринимателям из зоны риска. Но тут нужно помнить, что опыта посадок в России гораздо больше, чем опыта более или менее счастливо закончившихся внесудебных сделок. Перефразируя Толстого, можно сказать, что каждый бизнес несчастлив по-своему, а счастлив одинаково. Отдай и уходи.

Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 апреля 2018 > № 2558974 Ольга Романова


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > newizv.ru, 4 апреля 2018 > № 2558924 Никита Исаев

В корыте мытая Россия - страна рабов, страна господ

На днях в программе «60 минут» на канале «Россия 1» у меня с депутатом от «Единой России» Сергеем Железняком завязался спор о том, как живут люди в стране. Депутаты уверены, что рядовой российский гражданин буквально катается как сыр в масле. А в то, что люди едва сводят концы с концами и моются в корыте, не верят.

Никита ИСАЕВ, лидер движения «Новая Россия»

И так искренне удивляются и возмущаются депутаты этой якобы клевете, что тут впору и самому усомниться, а не обманут уж ли был всеми людьми, которые во время поездок в российские регионы мне все это рассказывали.

Увы, нет. Как только мы выложили видеозапись с передачи в соцсети, на нас обрушился шквал писем и комментариев, люди стали высылать сотни счетов за услуги ЖКХ, составляющих более половины их ежемесячных зарплат. А у кого-то счета и вовсе съедают все деньги. Люди вынуждены отказываться от простейших благ цивилизации из-за невозможности их оплатить.

Причём подобные «отказники» живут не только на Крайнем севере, не в глухой тайге, а в центральных районах России. Таких как, например, Заволжский район Ивановской области. В среднем заволжцы оценивают свои доходы в 10-15 тыс. рублей,а платить за коммунальные услуги должны в районе пяти тысяч рублей . Самые дорогие составляющие «жировок» за квартиру – отопление и горячее водоснабжение.

Таким образом, некоторые из жителей Заволжска, выбирая между покупкой продуктов, одежды и горячей водой, отказываются от приобретения последней. Как они выходят из положения? Греют воду на газу в кастрюлях и тазах. Так кипяток выходит дешевле. Об этом рассказывают сами жители района . Но чиновники упорно гнут свою линию, где всё по Оруэллу: «Ложь — это Правда»…

Люди видят, как на федеральных каналах усмехаются над их проблемами, и это вызывает справедливое возмущение. Да, народ живет в унизительном положении, но это не его позор. Это позор власти. Могут ли депутаты Государственной Думы знать о том, что недалеко от Москвы у населения до сих пор в ходу корыта , потому что люди не могут себе позволить горячую воду из-под крана? Вообще-то обязаны. Ведь они вроде как народные избранники. Но всё больше господа законодатели осведомлены о проживании в совсем других уголках мира – тех, где учатся их дети, где живут их вторые половины, и где сами они имеют, несмотря на все запреты, зарубежную недвижимость.

Однако вернемся к проблеме тарифной сетки и тотальной нищеты россиян, в которую не верит наша власть. Чем дальше в лес, тем больше дров. «Средний чек» за пятидесятиметровую двухкомнатную квартиру в Новгородской области вплотную подбирается к 5 тыс. рублей . Плюс учтите квитанции за газ, электричество и капитальный ремонт, которые, разумеется, идут отдельными счетами свреху. В подмосковном Лосино-Петровске (вот уж точно не самый дорогой и престижный город области) никого не удивишь квитанцией более чем на 12,5 тыс. рублей . Но жалобы идут не только из небольших удалённых городков. Пишут и из Санкт-Петербурга, жалуясь на коммуналку в 9300 рублей за типовую квартиру. Не забывают люди и про исчисление налога по кадастровой стоимости, которая внезапно оказалась на 15% - 20% выше рынка .

Из обращений в соцсетях, которые приходят от жителей регионов после эпохального заявления Железняка, уже можно составлять альманах неадекватных расценок. Но не меньше поражает воображение и разброс цен на тарифы по стране. При прочих равных условиях годовые суммы «коммуналки» в Евпатории - 20,6 тыс. рублей, а вот в Петропавловске-Камчатском иногда более 76 тыс. рублей . В данном случае многое можно списать на различие климата, но есть и другие примеры: в Электростали приходится платить более 46 тыс. рублей в год, а в Орске - чуть менее 28 тыс. рублей. Откуда берётся такая разница? Разве в Московской области зимы холоднее, чем в Оренбургской? Или есть проблемы с энергоносителями? Или может Элетросталь – это роскошный коттеджный посёлок? На все эти вопросы ответ отрицательный.

Как вообще в стране, ставящей своей целью технологический прорыв, такое происходит? Можно ли как-то логически объяснить весь этот сюр с такими тарифами на услуги ЖКХ и несопоставимо низкими доходами?

Если призывать на помощь логику, то первым делом стоит упомянуть о том, что все коммунальные сети в России находятся в крайне плачевном состоянии, они просто изношены. По данным Минстроя в одном только 2016 году на водопроводах в стране произошло 74,5 тысячи аварий. То есть ежедневно случается примерно 204 прорыва труб. А в среднем на 1 км сетей в России в год приходится 1,8 – 2,4 повреждения. Для сравнения: в Европе нормой считается 0,15 – 0,2 аварии в год на километр. Как говорится, почувствуйте разницу. Ликвидация всех этих поломок и аварий далеко не бесплатная. И чем дальше коммунальное ЧП произошло от крупного города, тем ремонтные работы будут стоить дороже. Ответственные за ЖКХ чиновники действуют ситуативно, только уже после того, как «грянул гром». Все это бессмысленное латание дыр в полностью устаревшей и давно отслужившей свое инфраструктуре лишь высасывает бюджетные деньги, с каждым разом только укрепляя границы этого круга порочной практики.

К тому же энергетика в нашей стране, несмотря на впечатляющие запасы энергоресурсов, развита слабо. А газификация для некоторых регионов и вовсе является непозволительной роскошью. На Дальнем Востоке, например, нормой является множество маленьких устаревших и неэффективных котельных, работающих на угле или мазуте, которые в забытый богом и властью посёлок ещё и привезти надо. Это всё дополнительные финансовые издержки, которые влекут за собой увеличение стоимости коммунальных услуг для населения.

Влияет на размер платежей за ЖКХ и состояние самого жилого помещения. Сколько необходимо затратить ресурсов зимой, например, чтобы обогреть рассыпающийся на куски дом, до которого всё никак не дойдут сотрудники Фонда капремонта? Щели в окнах, стыках панелей – подаваемое тепло буквально вылетает на улицу, а обогреватель и ТЭЦ беспощадно накручивают счётчики. Люди фактически платят за обогрев улицы.

Все это – результат неэффективного управления ответственных ведомств, которые не могут привести в порядок даже заведомо завышенные тарифы. Формально госрегулирование тарифов существует, но на федеральном уровне только утверждают максимально возможное их повышение. То есть, если региональная энергетическая комиссия, в состав которой входили местные власти, представители энергетических компаний и эксперты (которым в узком кругу «договориться» не сложно), изначально установила тарифы по максимуму, то никаких предпосылок для их снижения ждать населению не следует.

Наглядный пример: в среднем со второго полугодия 2017 года стоимость коммунальных услуг в стране увеличилась на 4%. При этом реальные денежные доходы людей, по данным Росстата, снизились на 1,1%. Самые низкие пороги повышения тарифов ЖКХ установили власти Северной Осетии, Алтая, в республике Дагестан, в Кабардино-Балкарии. В среднем повышение от 2 до 4 %.

А вот власти Якутии (где спад доходов в 2017 году составил 2,6%), Камчатки (спад доходов на 3%), Санкт-Петербурга (снижение доходов на 3,4%) и Москвы (снижение доходов на 1,6%) мелочиться не стали, и взвинтили тарифы сразу на 7%! Но больше всего в 2017 году отличились власти Волгограда. Тарифы в этом городе увеличились сразу на 9,8% при падении реальных доходов на 1,4%! Причем жителям не удалось оспорить решение властей в суде. Так что никакой зависимости между ростом реальных доходов населения и ростом тарифов ЖКХ нет. Чаще встречается обратная закономерность: там, где падают доходы – растут тарифы ЖКХ. Политика «удушения» населения, которую избрали правительство страны в целом и региональные власти в частности, налицо!

На сегодняшний день большинство проблем в сфере ЖКХ появляются из-за того, что государство не решается инвестировать в тотальное обновление сетей. Хотя именно это могло бы снизить издержки и дать обоснование для снижения тарифов. Но для этого потребуется вкладывать в модернизацию порядка 500 млрд. рублей в течение пяти лет. Да, действительно, это солидная сумма. Но, вместе с тем, золотовалютные резервы России сейчас составляют 457,8 млрд. долларов (26,4 трлн.рублей). То есть на полную модернизацию сетей необходимо потратить примерно 9,5% этих запасов.

Низкие зарплаты людей – звенья все той же цепи. И они находятся в одной связке с растущими запасами. Власти предпочитают откладывать все доходы именно в запасы, а не направлять на развитие промышленности, сельского хозяйства, высоких технологий и экономики в целом. В итоге получается совершенно абсурдная ситуация: чем дальше от Москвы на восток, тем меньше доходы населения, и выше расходы на коммуналку. В среднем по России, 27,5% всех своих расходов население направляет именно на оплату ЖКХ. А по данным Высшей школы экономики, 43% (!) российских семей имеют проблемы с оплатой коммуналки из-за нехватки денег. Но депутатам все ещё кажется, что раз производим подобие «пармезана», значит, не голодаем. Раз не высовывают носа они дальше своих «бизнес-классов» и заграничных апартаментов, и не видят жизни простого русского мужика, который от безысходности воет и не знает, как объяснить свой семье, что они вдруг превратились в злостных неплательщиков-должников, значит и нет таких.

Любит власть у нас уповать также и на право малоимущего населения получать субсидии от государства: «Вот они льготы – пользуйтесь!». Но как обстоит дело с этой «помощью» в действительности?

Право на субсидии имеют люди, у которых расходы на ЖКХ превышают 22% от дохода семьи. Иногда бывают исключения: в Москве, например, субсидии полагаются тем, у кого расходы на ЖКХ превышают 10% от дохода семьи. Однако, чтобы получить субсидию, придётся побегать с документами, подтверждающими право собственности, состав семьи, все доходы за последние полгода и так далее. И даже это – не гарантия успеха. Отказать в выплате могут из-за того, что одинокая мать не подаёт заявление на выплату алиментов, с которыми доходы могли бы быть выше, или в доходы семьи пенсионерки записали пенсию по утере кормильца несовершеннолетней внучки, хотя до совершеннолетия эту пенсию со счёта снять нельзя. К тому же субсидию необходимо подтверждать полным комплектом документов раз в полгода. Помимо бюрократических проволочек, люди часто сталкиваются и с неправомерными действиями компетентных органов, но у них не хватает квалификации и знаний, чтобы отстаивать свои права.

Плачевное положение сферы ЖКХ и неадекватно завышенные тарифы часто остаются незамеченными чиновниками потому, что они слишком далеки от этих проблем. Фактическое слияние правительства с госкомпаниями привело к росту расслоения общества: бедные становятся беднее (и не важно, работают они наёмными сотрудниками или стараются быть независимыми предпринимателями), а богатые богатеют.

Развитие экономики идёт по пути оказания непрерывной финансовой поддержки госкомпаниям и госкорпорациям. Стимулы эффективного развития в таких условиях минимальны, а вот бонусы руководству – максимальные. Недавно, например, правление Газпрома увеличило себе выплаты до 3,27 млрд. рублей на фоне падения прибыли в четыре раза. А правление Сбербанка выплатило себе 5,1 млрд. рублей по итогам 2017 года. Ну, и какие тут могут быть проблемы с оплатой коммуналки? Вот и чиновники с многомиллионными доходами не понимают.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > newizv.ru, 4 апреля 2018 > № 2558924 Никита Исаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 4 апреля 2018 > № 2557421 Евгений Ройзман

Евгений Ройзман: "Я использую все свободные ниши, которые могу найти"

Ютта Зоммербауэр | Die Presse

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман говорит в интервью австрийской газете Die Presse о своих ограниченных полномочиях и наследии эпохи Ельцина.

"Моя должность сродни должности президента ФРГ. Я использую все свободные ниши, которые могу найти. Работаю напрямую с людьми, делаю то, что другие не делают. Мои двери всегда открыты, в приемные часы ко мне приходит до 100 человек", - говорит Ройзман, отвечая на вопрос корреспондента издания о своих ограниченных полномочиях как мэра Екатеринбурга.

По словам Ройзмана, он не подчиняется губернатору Свердловской области, а возглавляет местную администрацию.

О том, пройдут ли в Екатеринбурге выборы мэра осенью этого года, город "узнает в последний момент", говорит собеседник издания. "Ведь могут быть изменены законы, отменены прямые выборы. Если народу будет разрешено выбирать, я эти выборы выиграю", - уверен он.

"У меня нет возможности изменить систему. Но я могу сделать, по меньшей мере, то, что считаю нужным, и говорить о том, о чем считаю нужным. В этом заключается моя позиция", - говорит мэр Екатеринбурга.

Вспоминая 1990-е годы и развал советской империи, Ройзман замечает, что "Ельцин сослужил своей стране невероятную службу, например, не допустив голода. Это было непросто, но голода не было. Ельцин должен был уладить то, чего не могла решить советская власть за 70 лет. Наша страна тогда была очень свободной. Не все понимали, что делать с этой свободой. Мы были европейской страной, у нас со всем миром были хорошие отношения".

По сравнению с теми временами, уверен Ройзман, мы откатились далеко назад.

Сегодняшний мейнстрим, замечает корреспондент австрийского издания Ютта Зоммербауэр, поминает 1990-е недобрым словом. "Вот что нужно понимать, - объясняет Ройзман. - Когда [к власти] пришли большевики, они проклинали царя. Когда пришел Сталин, он проклинал Троцкого и Бухарина и приказал многих расстрелять. Потом пришел Хрущев, снял все портреты Сталина. После него пришел Брежнев и стал проклинать Хрущева. За ним последовали Горбачев, Ельцин и так далее. Это наша традиция, элемент нашей политической культуры. Да, в 1990-е были бандиты, но то, что происходит сейчас, еще ужаснее".

"Перестройка со старого на новое была сложной. Мы жили за "железным занавесом" и продавали нашу продукцию; вдруг границы открылись, и наши предприятия не смогли выстоять в конкурентной борьбе. Конечно, это было непросто, но обвинять огулом Горбачева или Ельцина я считают неправильным".

"Екатеринбург в прошлом был промышленным городом. Когда производство остановилось, стали развиваться торговля, финансовый сектор и наука. Сегодня у нас много сильных отраслей - мы пережили кризис легче других", - говорит собеседник Die Presse.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 4 апреля 2018 > № 2557421 Евгений Ройзман


Россия. СФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557398 Александр Гольц

Переполох в России. О чем говорит отставка Тулеева

Увольняя Тулеева, Путин демонстрирует полную уверенность в той модели властной вертикали, которую он строил восемнадцать лет. Хотя именно она привела к кемеровской трагедии.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

Скоропостижная отставка Амана Тулеева вызвала настоящий переполох в кругах, именуемых «политологическими». О боже, главный начальник уволил начальника поменьше после народных протестов. Все годы царствования Владимир Путин решительно противился таким увольнениям: пример Ельцина и Горбачева был очевиден. Избавление от проштрафившегося чиновника под народным давлением демонстрирует слабость верховной власти. Чего никак нельзя позволить. И вот теперь глава государства, которого, как утверждают специалисты, аж «передернуло» при демонстрации запредельного тулеевского подобострастия, сместил местного кемеровского царька и заменил его другим. Уж не смена ли это «парадигмы правления», вопрошают политологи. Не означает ли это то, что впредь власть будет прислушиваться к подведомственному населению, когда вышеозначенное население рискует, несмотря на присмотр квартальных надзирателей от Росгвардии, выражать неудовольствие положением дел в конкретной сатрапии? Не означает ли это скорого увольнения, например, подмосковного губернатора Андрея Воробьева после волоколамских протестов?

Думаю, что вышеописанные надежды (а также и опасения) — пустые. История с Тулеевым, которого вовсе не уволили с формулировкой «в связи с утратой доверия», а милостиво отпустили на покой с сохранением почестей и привилегией, жалованием, сохранением кабинета, резиденции, охраны и прочего, это и доказывает. Скорее всего, то, как было обставлено увольнение Тулеева, демонстрирует вовсе не недостаток уверенности власти, а переизбыток ее самоуверенности. Те самые решительные кемеровчане, шахтеры, которые, стуча касками по асфальту, смещали правительства в буйные 90-е, ныне робко интересуются, а будет ли им позволено узнать правду о катастрофе, в которой сгорели их дети. И поэтому Кремль спокойно, не боясь последствий, смещает Тулеева, чтобы назначить временно исполняющим обязанности человека, чьи действия в экстремальной ситуации показали: уж он-то точно не должен обладать никаким авторитетом. Сергей Цивилев обвинил человека, потерявшего семью в «Зимней вишне», в попытке обеспечить себе пиар. А потом, поняв настроение митингующих, по-быстрому встал перед ними на колени. Однако Цивилев еще осенью был намечен в сменщики Тулееву. И Путин совершенно не видит необходимости отменять заранее согласованные планы.

Уж не смена ли это «парадигмы правления»?

Таким образом, увольняя Тулеева, Путин демонстрирует полную уверенность в той модели властной вертикали, которую он строил восемнадцать лет. При том, что именно эта «вертикаль», основанная на ответственности чиновников перед одним-единственным человеком, и привела к кемеровской трагедии. Сейчас сотня ретивых следователей, направленных в Кемерово, успешно находят все новые нарушения, имевшие место при функционировании «Зимней вишни»: от отсутствия разрешительных документов на строительство торгового центра до пучка кабелей, проходивших в непосредственной близости от пенопластового батута. Подозреваю, если направить ту же сотню в любой из многих тысяч торгово-развлекательных центров в России, они накопают точно такие же нарушения. Многочисленные законы и инструкции (некоторые вполне разумные) игнорируются по главной причине. Путин — все-таки человек, а не божество (хоть соловьевы-киселевы с этим решительно не согласятся). В силу естественных ограничений человеческого естества он не может контролировать работу всех чиновников. А в России проще дать взятку, чем соблюдать инструкцию.

Решить проблему можно, лишь поделившись с подведомственным народом властными полномочиями. Дать ему возможность избирать начальников всех уровней, включая начальников полиции, прокуроров, судей и потом контролировать их с тем, чтобы в следующий раз не выбрать коррупционеров и воров. Однако именно на это Путин пойти не может. Ну, потому что неразумный народ в своей наивности может выбрать тех, кто не нравится главному начальнику. Вот сразу же после кемеровской катастрофы в Екатеринбурге отменили выборы мэра горожанами. Теперь его будут выбирать послушные властям депутаты заксобрания. Так что, если увольнение Тулеева и говорит о чем-то, то только об уверенности главного начальника в том, что он может тасовать свою кадровую колоду так, как и когда ему заблагорассудится. Мы наблюдаем осень вертикали власти…

Россия. СФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557398 Александр Гольц


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557323

Промышленные выставки в Астане соберут специалистов профильных отраслей в апреле

С 26 по 27 апреля в Астане, в выставочном центре «КОРМЕ», на одной площадке одновременно будут организованы три промышленные выставки:

- «Энергетика, электротехника и энергетическое машиностроение» – Powerexpo Astana

- «Неразрушающий контроль и Техническая диагностика» – NDT Kazakhstan

- «Машиностроение, станкостроение и автоматизация» – MachExpo Kazakhstan

В объединенной экспозиции 2018 года участники презентуют приборы, оборудование и услуги в области энергетики, электротехники, машиностроения, неразрушающего контроля, методик обследования объектов в системе промышленной безопасности. Совместное проведение промышленных событий позволит привлечь максимальное число специалистов, занятых в различных отраслях промышленности. На данный момент предприятия из Казахстана, Кореи, России, Турции, Узбекистана и Чехии подтвердили участие в выставках.

В этом году на выставках впервые будет представлено оборудование и услуги таких компаний, как ООО «ИЦ Физприбор», Toshulin a.s., TOS KUŘIM – OS a.s., ČKD Blansko – OS a.s., ООО «Искролайн Пром Групп Рус», ТОО «Аст-Техносервис», Incotex Electronics Group, Vekmar Elektrik, АО «Узбекхиммаш Завод», ТОО «Cinco Kazakhstan», ТОО «TASH», ТОО «Трастинвест Астана». В рамках общей выставочной экспозиции также будет представлен чешский национальный стенд.

Предшествующий год оказался продуктивным для Казахстана: выставка ASTANA EXPO 2017 сыграла роль катализатора, создавшего конкурентоспособную среду на казахстанском энергорынке. Глава государства Нурсултан Назарбаев отметил, что выставка позволила выработать реальные рекомендации по решению проблем современности в сфере энергетики, которые нашли соответствующий манифест, ставший итогом интеллектуальных встреч ASTANA EXPO 2017. В этой связи проведение трех промышленных мероприятий демонстрирует готовность казахстанских предприятий к модернизации, внедрению новых технологий, а также использованию энергоэффективных ресурсов. Способствуя привлечению инвестиций в промышленные индустрии, объединенная площадка укрепляет международные взаимоотношения.

Деловая программа, организованная в дни работы выставок, позволит обсудить ряд актуальных вопросов, стоящих перед отечественными промышленниками.

26 апреля СРО ОЮЛ Казахстанский Регистр организует конференцию для специалистов, занятых в области неразрушающего контроля и обследования объектов, на тему «Использование международных стандартов в системе промышленной безопасности Республики Казахстан». В рамках конференции будут обсуждены вопросы внедрения новых технологий в области технической диагностики, системы обеспечения промышленной безопасности с учетом внедрения Технических Регламентов ТС/ЕАЭК/РК и другие актуальные темы.

В тот же день Проектный офис WorldSkills Kazakhstan (НАО Холдинг «Кәсіпқор») проведет семинар для специалистов на тему «Роль WorldSkills в кадровом обеспечении экономического и промышленного роста: Революция «синих воротничков».

27 апреля Проект Правительства РК И ПРООН/ГЭФ «Стандарты, сертификация и маркировка энергоэффективности электрических бытовых приборов и оборудования в Казахстане» проведет открытый семинар для энергетиков.

Справка:

Проект Powerexpo Astana официально поддерживается Министерством энергетики Республики Казахстан; АО «Самрук-Энерго»; Казахстанской Компанией по управлению электрическими сетями АО «KEGOC»; Казахстанской Электроэнергетической Ассоциацией – КЭА; Казахстанской Ассоциацией энергоаудиторов.

Проект NDT Kazakhstan организован Международной выставочной компанией «Iteca» совместно с СРО ОЮЛ Казахстанский Регистр при поддержке и активном участии Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан и Национальной Палаты Предпринимателей Казахстана «Атамекен».

Министерство по инвестициям и развитию и ОЮЛ Союз машиностроителей Республики Казахстан официально поддерживают проект MachExpo Kazakhstan.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557323


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557321

В Минтруда сообщили об упрощении процедур в поиске работы

Сегодня в Министерстве труда и социальной защиты населения РК прошла пресс-конференция на тему: «Изменения в законодательстве в сфере занятости и миграции», сообщает пресс-служба ведомства.

Как отметил вице-министр Нуржан Альтаев в своем докладе, основными пунктами законопроекта являются трансформация рынка труда, совершенствование инструментов содействия занятости и трудовых отношений, разграничение функций в сфере миграции населения.

Вместе с тем, законопроектом регламентируется взаимодействие работодателей и безработных с центрами занятости населения и частными агентствами занятости посредством электронной биржи труда.

«Кроме того, законопроект дает возможность вовлечения частных агентств занятости по оказанию мер трудового посредничества безработным, направляемым государственными службами занятости. Для этого, вводится понятие «аутсорсинг услуг в сфере занятости населения». На первоначальном этапе в аутсорсинг предполагается передать услуги по профориентации и трудоустройству безработных, что позволит трудоустроить в текущем году порядка 60 тыс. человек», - сказал Нуржан Альтаев.

Второй важный блок вопросов законопроекта направлен на совершенствование инструментов содействия занятости населения. Так, предусматривается упрощение процедур, связанных с обращением за содействием в трудоустройстве.

Лицам, ищущим работу, предоставляется возможность обратиться не только в центр занятости и через веб-портал «электронного правительства», как предусматривает действующий порядок, но и посредством Государственной корпорации «Правительство для граждан».

Уведомление о согласии или отказе от предложенной работы может предоставляться безработным посредством информационно-коммуникационных технологий или абонентских устройств сети сотовой связи (ранее - только путем непосредственного обращения в ЦЗН).

Третий блок вопросов предусматривает реализацию Указа Президента по разграничению функций в сфере миграции населения и внесение отдельных поправок касательно статуса оралмана. В частности, предлагается охватить мерами государственной поддержки и включать в региональную квоту не только «переселенцев и членов их семей», но и отдельно «переселенцев» (в том числе, и не состоящих в браке).

Кроме того, депутатами уже предложены поправки в части продления статуса оралмана исключительно для целей приобретения казахстанского гражданства в упрощенном порядке.

Вице-министр уверен, что утвержденный депутатами Сената Парламента РК законопроект, будет способствовать расширению охвата мерами содействия занятости граждан, повышению эффективности деятельности служб занятости и улучшению качества оказания государственных услуг для населения.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557321


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2018 > № 2559428 Владимир Мау

Светлое будущее. Как избежать ловушек экономического роста

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

Технологии развиваются столь быстро, что любая экономическая стратегия устаревает в момент ее утверждения

Итак, рецессия завершена. России предстоит непростой период консолидации роста и выход на искомые параметры экономической и социальной динамики. Ключевой задачей станет обеспечение устойчивого роста благосостояния, в основе которого лежит, естественно, экономический рост.

Российская экономика демонстрирует связь с глобальными трендами, поэтому происходящее восстановление глобального роста создает основу для позитивной динамики в нашей стране. Разумеется, необходим и ряд важных институциональных решений, поддерживающих внутренний рост. Институциональные проблемы хорошо известны из экономических дискуссий последних лет и не нуждаются в перечислении.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые приоритеты и риски при формировании современной модели экономического развития.

Для устойчивого развития, несомненно, нужна стратегия. Но в современных условиях любая стратегия устаревает в момент утверждения. Роль стратегии — увидеть альтернативы и наметить приоритеты, но не стать догмой, связывающей руки правительству. Долгосрочные стратегии, вырабатывавшиеся у нас в прошлом, никогда полностью не выполнялись. Но было бы поверхностно и ошибочно объяснять это низким качеством соответствующих документов или неэффективностью исполнителей.

Сейчас, когда технологии, а за ними и образ жизни меняются несколько раз в рамках одного поколения, выполнение однажды принятой стратегии равнозначно консервации отставания. Скажем, при разработке Стратегии-2020 в 2011 году такие понятия, как «криптовалюта» или «блокчейн», не существовали в сознании политического и экспертного сообщества, но сейчас без них нельзя всерьез обсуждать модели государственного управления и денежных систем. Тогда были неясны и перспективы сланцевой нефти и газа, мало кто знал о 3D-печати — технологиях, которые, как теперь понятно, имеют важные и не только экономические последствия. Наконец, не было и того геополитического обострения, которое произошло тремя годами позднее. Словом, выполнение стратегии вне реалий сегодняшнего дня очень опасно.

С ограниченной ролью стратегий связаны еще два риска. Во-первых, фетишизация показателей. Это то, что на этапе зрелости советской экономической модели стало ключевым фактором ее дестимулирования. Показатели всегда неточно отражают реальные социально-экономические процессы и являются объектом манипулирования. Тренды развития, их качественное наполнение всегда гораздо важнее.

Это относится и к показателям темпов экономического роста. При всей их важности серьезным риском было бы популистское стимулирование роста, способное лишь повторить печальные итоги «ускорения» 1986–1989 годов, когда номинальные темпы роста сопровождались коренной разбалансировкой советской экономики, приведшей к ее краху.

Во-вторых, конфликт краткосрочных и долгосрочных стратегических целей (и критериев) социально-экономического развития. Меры, которые дают краткосрочный эффект, как правило, вредны с точки зрения средне- и долгосрочных задач, в том числе экономического роста. А то, что обеспечивает долгосрочный успех, практически невозможно продемонстрировать в ближайшее время. Это реальная политическая ловушка, выход из которой требует немалого мужества и политической ответственности.

Серьезной проблемой в мире опять стал популизм, связанный как раз с доминированием краткосрочных интересов над стратегическими. Как и в ХХ веке, для стран среднего уровня развития особенно опасен экономический (бюджетный) популизм, способный подорвать органичное экономическое развитие. Искусственное ускорение, то есть повышение номинальных темпов роста за счет его качества и благосостояния людей, является одной из форм популизма, которая привела к краху СССР. Поэтому, разрабатывая программы экономического развития, необходимо ориентироваться на достижение реальных качественных показателей в среднесрочной перспективе.

В современном мире нет передовых отраслей, а есть передовые технологии, которые могут быть в любых отраслях. Именно поэтому отраслевые приоритеты не могут формулироваться централизованно. Государство должно обеспечивать благоприятные условия для того, чтобы частный интерес выявлял и реализовывал приоритетные идеи через новейшие технологии. Ключевой задачей государства в этой ситуации является обеспечение социальной (человеческий капитал) и транспортной инфраструктуры.

Стратегической проблемой является сохранение человеческого капитала. В условиях сокращающейся численности населения в трудоспособном возрасте и резкого упрощения глобальной миграции задача удержания человеческого капитала становится особенно сложной. Серьезный риск — негативный миграционный баланс, то есть отъезд из страны наиболее образованных и развитых, предъявляющих качественный спрос на товары и услуги, и приезд менее образованных и бедных. Это предъявляет повышенные требования к качеству политики, поскольку государства начинают конкурировать не только за инвестиции, но и за качественный спрос в образовании и здравоохранении. Эти сектора исключительно важны для решения долгосрочных задач роста, но для их эффективного развития требуется не только предложение, но и спрос.

И наконец, отдельной задачей становится повышение привлекательности частнопредпринимательской деятельности. В российских условиях это особенно важно и сложно, поскольку менее 30 лет назад частное предпринимательство было уголовно наказуемым преступлением. Легализация не сделала частный бизнес более привлекательным, в том числе в глазах молодежи. Необходимо преодолеть ситуацию, когда дети из богатых семей стремятся работать в госкорпорациях, а дети из бедных — в силовых структурах.

Нетрудно заметить, что ключевые проблемы социально-экономической динамики находятся во внеэкономической сфере. И именно они станут приоритетами посткризисного этапа развития страны.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2018 > № 2559428 Владимир Мау


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 3 апреля 2018 > № 2559010 Владимир Зяблицев

Оглядываясь на Всемирный день защиты прав потребителей.

15 марта в календаре отмечен как «Всемирный день защиты прав потребителей». От чего сегодня необходимо защищать потребителя, как себя правильно вести при совершении сделки в онлайн-формате, - об этом вдогонку ушедшей дате рассказал партнер Палаты – Председатель Объединения защиты прав потребителей г. Магнитогорска Владимир Зяблицев.

- Владимир Иванович, каковы на сегодня приоритеты в работы организаций, защищающих права потребителей? Есть ли какая-то особенно острая тема в этой сфере?

- Ежегодно Всемирная организация потребителей (CI – Consumers International – прим. редакции), в которую входит Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) и, соответственно -, наше Объединение защиты прав потребителей, разрабатывает слоган - цель, которой в течение года будут подчинены все правозащитные мероприятия. Слоган формулируется с учетом наибольшей актуальности и самых высоких рисков.

В этом году слоган звучит так: «Сделать цифровые рынки справедливыми и честными!». Эти слова основаны на проведенных в двадцати четырех странах исследованиях. Их результаты показали, что объем сделок, совершенных в онлайн-режиме, стремительно растет одновременно с уровнем мошенничества. При этом 22 % населения вообще не совершают сделки в онлайн-режиме из-за боязни быть обманутыми.

- Почему наблюдается такой дисбаланс: одни все чаще совершают покупки в Интернете, другие совсем не используют эту возможность?

- Действительно, только на территории России за последние пять лет количество сделок в Интернете увеличилось в два с половиной раза. Широкий выбор, мгновенное подтверждение заказа, удобная доставка, - все эти атрибуты делают онлайн-покупки привлекательными и популярными. Однако здесь часто встречаются обман и мошенничество. Самые стандартные способы обмана потребителей: выяснение информации о PIN-коде банковской карты при оформлении заказа, фиктивные отзывы о несуществующей фирме, создание фирм-дублеров.... Или, например, такая ситуация: вы заказали товар, а получили другой, или в полученном товаре обнаружили дефект. Компанию, которой можно предъявить претензию, отыскать невозможно, претензию направить затруднительно. Дело в том, что для оформления заказа в Интернете люди используют площадки, предлагающие информацию об определенных товарах и услугах. Взаимодействуя с такой площадкой, потребитель попадает в ситуацию, когда де-юре он защищен, де-факто - беззащитен. В итоге вы остались с некачественным товаром и потерянными деньгами. Ситуация плачевная и сегодня, к сожалению, не редкая.

- Что необходимо, на Ваш взгляд, сделать для преодоления такой ситуации?

- Призыв «Сделать цифровые рынки справедливыми и честными!» сегодня обращен к государству и бизнесу. Со стороны государства права потребителя должны быть защищены законодательством, нормативно-правовыми актами. В свою очередь, бизнес должен гарантировать открытость и прозрачность работы с потребителем на всех этапах совершения сделки – от выбора до покупки и гарантийного обслуживания.

- Как эти задачи пытается решить Объединение защиты прав потребителей конкретно в Магнитогорске?

- Самое первое и необходимое действие – информирование, привлечение внимания общества, его самых разных сегментов, к проблеме. Мы проводим пресс-конференции, встречи со студентами, с гражданами. Основными направлениями деятельности ОЗПП Магнитогорска сегодня являются: информационно-консультационная работа с населением, взаимодействие с бизнесом через договоры о некоммерческом взаимодействии, сотрудничество с Магнитогорской торгово-промышленной палатой: а именно - проведение «открытых» уроков в школах по вопросам противодействия распространению контрафактной продукции и заседаний Общественного координационного совета по защите интеллектуальной собственности; взаимодействие с городской администрацией в рамках проекта «Школа грамотного потребителя» и конкурса «Основы потребительских знаний». Но этого мало.

Количество исков увеличивается: по сравнению с 2016 годом, в 2017 году было подано в два раза больше исков, а на одного специалиста ОЗПП в год приходится до сотни исков, - это неутешительные цифры.

- Получается, что динамика негативная. Какой выход Вы предлагаете?

- Система государственного надзора и контроля не может обеспечить должной защиты, недобросовестные предприниматели подрывают доверие к бизнесу, в целом. Поэтому необходимо привлечь внимание к проблеме защиты прав потребителей и решать ее с разных сторон - со стороны власти, бизнеса и самого потребителя.

Хочу подчеркнуть: Всемирный день защиты прав потребителей – это не праздник, а напоминание всем нам о том, что у нас есть права. Для того, чтобы их реализовывать на должном уровне, от всех нас требуются усилия в самообразовании и самозащите.

Беседовала Екатерина Драгомирова, Магнитогорская ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 3 апреля 2018 > № 2559010 Владимир Зяблицев


Белоруссия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > worldbank.org, 3 апреля 2018 > № 2557356

Укрепление частного сектора, развитие инфраструктуры и повышение качества социальных услуг — в центре внимания новой Стратегии партнерства Группы Всемирного банка для Республики Беларусь

ВАШИНГТОН, 3 апреля 2018 года — Совет директоров Всемирного банка сегодня утвердил новую Рамочную стратегию партнерства Группы Всемирного банка для Республики Беларусь на 2018-2022 годы, направленную на поддержку устойчивого и инклюзивного роста и повышения уровня жизни в стране.

«Устойчивое повышение уровня жизни в Республике Беларусь требует структурных изменений с учетом усиления роли рыночных факторов и укрепления механизмов социальной защиты, — отметил Алекс Кремер, Глава Представительства Всемирного банка в Республике Беларусь. — Группа Всемирного банка стремится к тому, чтобы повышалось качество жизни обычных граждан. Это подразумевает увеличение количества рабочих мест в частном секторе, развитие знаний и навыков, отвечающих требованиям времени, повышение качества здравоохранения, а также развитие инфраструктуры, способствующей росту экономики и охране окружающей среды».

Стратегия полностью согласована с Программой социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы и основана на выводах и рекомендациях Комплексного диагностического исследования экономики Республики Беларусь (SCD), подготовленного Всемирным банком. В ближайшие пять лет поддержка Группы Всемирного банка в Республике Беларусь будет сосредоточено на трех направлениях:

Создание возможностей для развития частного сектора и повышения эффективности государственных инвестиций;

Поддержание человеческого капитала за счет улучшения условий обучения в сфере образования и качества медицинской помощи;

Усиление вклада инфраструктуры в экономический рост, управление изменением климата и развитие человеческого потенциала.

Рамочная стратегия партнерства была разработана на основе широких консультаций с государственными органами, бизнес-ассоциациями, организациями гражданского общества, партнерами по развитию, научными кругами и бенефициарами. Во время консультаций многие участники отмечали, что прозрачность информации, доступ к данным о воздействии принимаемых мер и диалог между государственным и частным секторами могут улучшить процесс принятия решений. Ввиду этого сквозной темой стратегии стало содействие более широкому использованию данных и доступу к информации в процессе принятия государственных решений.

Рамочная стратегия партнерства является совместной стратегией Международного банка реконструкции и развития (МБРР), Международной финансовой корпорации (МФК) и Многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (МИГА).

«Увеличение частных инвестиций — основа стратегии МФК в Беларуси, — подчеркнул Джейсон Пеллмар, Глава Регионального представительства МФК в Беларуси, Молдове и Украине. — В течение периода действия следующей стратегии Международная финансовая корпорация продолжит содействовать Беларуси в улучшении бизнес-среды, поддержке конкуренции и увеличении участия частного сектора в разных секторах экономики».

С тех пор, как Республика Беларусь стала членом Всемирного банка в 1992 году, Всемирный банк предоставил стране кредитные ресурсы на сумму 1,7 миллиарда долларов США. Кроме того, на реализацию программ, включая программы с участием организаций гражданского общества, было предоставлено грантовое финансирование в объеме 31 миллиона долларов США. На данный момент инвестиционный портфель Всемирного банка в Республике Беларусь включает 8 проектов на сумму 789 миллионов долларов США.

Белоруссия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > worldbank.org, 3 апреля 2018 > № 2557356


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 3 апреля 2018 > № 2555948

Рост ВВП Казахстана в 2018 году составит 3,8%

Салим САКЕНОВ

Правительство пересмотрело прогнозы социально-экономического развития Казахстана в 2018 году, увеличив ожидания по темпам роста экономики.

«С учетом уточненной базы 2017 года номинальный ВВП в 2018 году прогнозируется в объеме 57,2 трлн тенге. Это выше одобренного в августе показателя на 1,3 трлн тенге. Реальный рост ВВП ожидается на уровне 3,8 % (ранее прогнозировалось 3,1 %). ВВП на душу населения увеличится до $9 200», - сообщил в ходе заседания правительства во вторник министр национальной экономики Тимур Сулейменов.

Прогноз цены на нефть в 2018 году увеличен с $45 до $55 за баррель. Индекс цен на металлы повышен на 0,4%. Расчетный курс тенге к доллару США сохранен на уровне 340 тенге.

«Рост промышленности пересмотрен в сторону увеличения до 3,3% (выше на 1,2 п.п. от одобренного показателя). Это связано с ожидаемым более высоким ростом в обрабатывающей промышленности – 5,1% (выше на 2,2 п.п.). По прогнозам министерства энергетики, объем добычи нефти в 2018 году составит 87 млн тонн (на 1,0 млн тонн выше)», - сообщил Сулейменов.

С учетом увеличения мировых цен на нефть и роста экономики экспорт повысится до $54 млрд, импорт до $34 млрд.

Инфляция сохранится в ранее утвержденном коридоре 5,0-7,0%

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 3 апреля 2018 > № 2555948


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 апреля 2018 > № 2555897 Татьяна Голикова

Встреча Дмитрия Медведева с председателем Счётной палаты Татьяной Голиковой.

Обсуждались вопросы совершенствования бюджетного законодательства.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Татьяна Алексеевна, в ходе наших встреч и совещаний в последнее время мы неоднократно обращались к теме совершенствования бюджетного законодательства с учётом текущих экономических условий, которые сложились, и вопросам совершенствования всего этого массива в целом. Я знаю, что у вас вместе с Министерством финансов есть целый ряд идей и предложений, в каком направлении можно было бы бюджетное законодательство совершенствовать. Это в настоящий период действительно актуально.

Т.Голикова: Дмитрий Анатольевич, спасибо за поднятую тему. Мы достаточно плотно взаимодействуем с Министерством финансов, поскольку они являются ответственными за разработку всего комплекса бюджетного законодательства, начиная с Бюджетного кодекса и заканчивая нормативными актами Правительства по реализации бюджета. Выходить на отработку каких-то решений нам даёт возможность ежегодное формирование бюджета, его исполнение и выявление тех пробелов, которые на сегодняшний день существуют в действующем законодательстве.

Должна сказать, что у нас своеобразная дата – в 2018 году исполняется 20 лет с момента принятия Бюджетного кодекса в Российской Федерации. Он был принят в 1998 году, начал функционировать с 2000 года. С тех пор порядка 130 изменений было в него внесено. Это были самые разные изменения, но глобальных было три. Это 2004 год, когда мы проводили реформу разграничения полномочий, распределяли доходы и расходы между уровнями публичной власти. Затем – переход на трёхлетнее бюджетное планирование. И институт бюджетных правил, который ввёл сначала Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а потом сохранил Фонд национального благосостояния.

Наверное, самым сложным для Бюджетного кодекса был год (годы, точнее: конец 2014-го и 2017-й), когда приходилось с учётом требований времени, необходимости срочного реагирования на те или иные вызовы, которые складывались в экономике, в общем подстраивать и бюджетное законодательство. И с учётом того, что всё-таки мы выходим на траекторию устойчивого роста (хотелось бы в это верить, во всяком случае предпосылки, которые складываются, дают нам основание так говорить), требуется уже квалификация всех тех изменений, которые в последние годы были внесены в Бюджетный кодекс. Сейчас Минфином совместно с нами и другими участниками (пока ещё не на стадии Правительства, а на предварительной стадии) отрабатывается новая редакция Бюджетного кодекса, которая инкорпорирует в себя все подтвердившие свою целесообразность изменения.

С учётом того, что этот документ готовился в основной своей части ещё в преддверии Послания Президента Федеральному Собранию, наверное, сейчас нужно некоторые позиции, которые прозвучали как приоритеты с точки зрения эффективности и приоритизации расходов, отразить в этом документе тоже.

Мне кажется, что ключевыми в данном случае здесь являются несколько моментов, с учётом тех приоритетов, которые обозначены, и большого объёма расходов, который может потребоваться на их реализацию. Я уже говорила на коллегии Минфина, на которой Вы присутствовали: ключевым является эффективность. Сейчас у нас в подготовленном проекте Бюджетного кодекса где-то 14 раз достаточно декларативно упоминается термин «эффективность», но нигде нет и намёка на то, как её измерить.

Если мы серьёзно к этому относимся как к источнику и понимаем, что формализовать тему эффективности очень сложно, мы тем не менее должны установить в бюджетном законодательстве какие-то критерии, какую-то периодичность, с которой бы мы оценивали ту самую эффективность. Наверное, и Вы тоже давали по этому поводу поручения. Настало время отказаться от такого варианта исполнения показателей: мы показатели не исполняем, потом год завершается – мы ставим фактические и вроде как всё исполнили, плановые превращаются в фактические. Тем самым мы не можем никак соединить бюджетные ассигнования с результативностью, ради которой, в общем-то, эти бюджетные ассигнования предоставлялись.

Д.Медведев: Вы считаете, что в контексте бюджетного законодательства можно выделить, скажем так, универсальный набор критериев, по которым можно было бы оценивать эффективность бюджетных трат?

Т.Голикова: Это не очень просто, но это можно сделать, сгруппировав расходы, потому что не ко всем группам расходов можно применить одинаковые критерии, измеряющие эффективность. Потому что на втором месте после эффективности объявлена приоритизация расходов. Я анализировала эту ситуацию. Мы в 2004 году на хорошем, качественном законодательном уровне ввели институт субсидий, и тогда субсидии в большей мере применялись к софинансированию полномочий регионов, которые либо региональные, либо полномочия совместного ведения. Сейчас у нас субсидии распространены на огромный блок промышленности, транспорта, сельского хозяйства, информатизации экономики. Мне кажется, что сейчас чрезвычайно важно в преддверии нового бюджетного цикла, чтобы все министерства и ведомства оценили за этот трёхлетний прошедший период (2015–2017 годы), насколько эффективно сработал институт субсидий. Потому что где-то он внёс реальный вклад в развитие отраслей и показателей экономики, где-то это не подтвердилось. Мне кажется, что перестройка этой системы и, может быть, определение не механизма субсидий, а другого механизма позволит нам уже с учётом практического опыта реализовать новые подходы. В том числе это поменяет и структуру расходов бюджета, позволит по-другому на это взглянуть. А это за собой повлечёт изменение института государственных программ и некоторые уточнения механизма проектного планирования. Потому что сейчас получилось, что госпрограммы в кодексе есть как институт, но как их оценить – в кодексе не прописано.

Д.Медведев: Потому что они появились позже, чем основные позиции кодекса формулировались.

Т.Голикова: Да. А проектное планирование, на которое мы в последнее время возлагаем большие надежды, которое фактически совпадает с приоритетами, обозначенными в послании Президента, пока в кодексе отражения не получило. Здесь надо продумать, как мы это дальше будем развивать.

Межбюджетные отношения. 2017 год ознаменовался серьёзными изменениями и к подходам с точки зрения выстраивания этих отношений, и изменениями механизмов. Но пока мы это не отразили в новой редакции. Наверное, надо здесь какой-то первый шаг сделать. Надо понять, что мы делаем с модельными бюджетами, как мы распределяем финансовую помощь, что является основой для этого распределения, – всё это должно быть выписано в законодательстве. Почему я так настойчиво обращаю на это внимание? Потому что это долгосрочный сигнал. Бюджетный кодекс – кодифицированный акт, он даёт ответ на многие вопросы: и на стабильность развития отношений, и на стабильность финансирования тех полномочий, которые мы сегодня закрепляем (федеральные, региональные и так далее).

Ещё одна глобальная тема, над которой есть о чём подумать, – это бюджеты внебюджетных фондов. Они в действующей редакции Бюджетного кодекса вообще были прописаны несколькими статьями, но это самостоятельные бюджеты. У нас сложилась очень прозрачная, я не побоюсь этого слова, система взаимодействия по формированию и исполнению бюджета федерального с Правительством. Все процедуры очень чётко зарегламентированы, мы в них работаем, и здесь нет никаких сбоев. Но в случае с внебюджетными фондами процедура построена совсем по-другому. Мне кажется, что здесь было бы очень важно сделать её практически такой для них, как она сделана для федерального бюджета. Тогда это сняло бы много проблем, которые связаны с возможным неэффективным использованием ресурсов этих институтов. Наконец, старая тема, которая не даёт, может быть, до конца нам это выписать в бюджетном законодательстве, – это недостаточное правовое определение статуса государственных внебюджетных фондов. Это влечёт за собой проблемы, которые связаны с унификацией законодательства по формированию и исполнению бюджетов в этой части.

Но мы продолжаем работу. Мы уже понимаем, какие темы нам нужно дообсудить. Я думаю, что в самое ближайшее время документ будет внесён и рассмотрен Правительством.

Д.Медведев: Вы правильно сказали, Татьяна Алексеевна, что Бюджетный кодекс, как вообще любой кодифицированный акт, должен быть стабильным, потому что это именно кодекс, это даже не закон. С другой стороны, он должен быть современным, должен отвечать сложившемуся уровню развития экономических связей, макроэкономическим представлениям и целому ряду институтов, которые работают в экономике. Поэтому эту работу, безусловно, Правительству вместе с коллегами из Счётной палаты, с экспертным сообществом нужно будет в самое ближайшее время завершить и подготовить уже полноценный документ, который можно было бы рассматривать в Государственной Думе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 апреля 2018 > № 2555897 Татьяна Голикова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 апреля 2018 > № 2560956

ФНС повышает планку: крупнейшие станут еще крупнее

Как сказано в новом приказе федеральной службы, теперь крупнейшим налогоплательщиком считается та компания, которая имеет годовой оборот не в 20 млрд рублей, а почти в два раза больше

Вступил в силу приказ ФНС, который изменяет критерии отнесения организаций к крупнейшим налогоплательщикам. В частности, теперь учет в специальной инспекции положен компаниям с годовым оборотом 35 млрд рублей вместо 20 млрд.

Михаил Аландаренко

налоговый адвокат

«Во-первых, упростились критерии отнесения налогоплательщиков к крупнейшим, исключены два критерия: сумма уплаченных налогов за год и сумма чистых активов. То есть эти два критерия исключены. Остался, по сути, единственный критерий — это величина выручки за год, и он в данном случае увеличился. Если ранее для признания крупнейшим было достаточно 20 млрд рублей в год иметь выручку, то сейчас для признания крупнейшим налогоплательщиком требуется выручка в 35 млрд рублей. Изменения коснулись предприятий оборонной промышленности, для них сделаны отдельные условия, признание их крупнейшими упростилось. И третье — для компаний, которые контролируются иностранными лицами, выделена отдельная межрегиональная налоговая инспекция. Что касается самих налогоплательщиков, нужно учитывать, что признание крупнейшим означает то, что для вас действует отдельная налоговая инспекция, которая занимается вашим администрированием. Это практически как некое отдельное обслуживание в банке, если вы являетесь приоритетным клиентом. И, естественно, признание крупнейшим означает повышенный контроль и надзор со стороны налоговой службы. А рядовых налогоплательщиков, которые составляют большую часть предприятий, изменения, в общем-то, не коснутся».

Почему ФНС решила повысить планку для крупнейших налогоплательщиков?

Сергей Варламов

партнер юридической компании «Деловой фарватер»

«Все достаточно динамично меняется, не надо списывать со счетов макроэкономические факторы. И те организации, которые раньше, например, зарабатывали 20 млрд рублей, считались действительно крупнейшими, которые требовалось администрировать на федеральном уровне, сейчас, возможно, таковыми не являются. То есть они, по сути, в два раза повысили этот показатель. То есть налоговая служба в лице федеральных органов хочет заниматься именно такими налогоплательщиками, то есть всеми, у кого выручка превышает 35 млрд. Соответственно, налоговый орган считает, что если у налогоплательщика суммарный доход меньше, чем 35 млрд, то налоговое администрирование может эффективно осуществляться и на региональном уровне. То есть здесь вмешательство именно федерального органа не требуется».

Ранее в марте ФНС представила мобильное приложение для физлиц. Его можно найти в App Store и GooglePlay по названию «Налоги ФЛ». Приложение позволяет отправлять заявления, налоговые декларации, получать расчеты по налогам, выписки и справки, а также оформлять платежные документы и проводить оплату.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 апреля 2018 > № 2560956


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 апреля 2018 > № 2559384 Сергей Беляков

Опасный маневр. Как сменить НПФ и не потерять инвестдоход

Сергей Беляков

президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замминистра экономического развития РФ

Пенсионные агенты, переманивающие «молчунов» или клиентов других НПФ, зачастую умалчивают о том, что при досрочном переходе «сгорает» инвестиционный доход

Если еще несколько лет назад главной интригой переходной кампании по смене пенсионного фонда был вопрос о том, сколько заявлений людей будет одобрено ПФР, то с прошлого года самый животрепещущий момент — сколько граждане потеряют при досрочных переходах. Этот вопрос во всех смыслах чувствительный как для застрахованных лиц, так и для отрасли, поскольку чреват ростом недовольства и жалоб со стороны людей, которые лишились части своих накоплений.

Непредвиденные потери

На прошлой неделе ПФР подвел итоги переходной кампании 2017 года. Результаты прошлого года оказались чрезвычайно скромными по сравнению с 2016 годом, когда в ПФР было подано 12 млн заявлений и всего 6,5 млн были одобрены. В 2017 году граждане подали 6,3 млн заявлений, из которых одобрение получили 4,9 млн. Причина изменения динамики очевидна: после оглашения результатов проверки Счетной палаты о нарушениях в процессе перехода и приостановления деятельности удостоверяющих центров вторая половина прошлого года оказалась для кампании фактически провальной.

С одной стороны, был перекрыт основной канал поступления заявлений в ПФР, с другой — из-за многочисленных жалоб населения многие фонды всерьез занялись чисткой рядов своих агентов.

Но вот что интересно: если по количеству заявлений 2017 год значительно отстал от своего предшественника, то по потерям из-за досрочных переходов имеет все шансы на новый рекорд. По предварительным оценкам, застрахованные лица могли лишиться порядка 55 млрд рублей. Только «молчуны» при переводе средств из ПФР в НПФ, по расчетам аналитической службы АНПФ, не досчитались 30-35 млрд рублей. В 2016 году эти печальные для людей показатели были скромнее — 40 млрд и чуть более 27 млрд рублей соответственно.

Что это означает конкретно для человека? В среднем потери составляют 15 000 рублей для «молчунов» и 18 000 рублей для клиентов НПФ. Небольшая, скажете, сумма. Для кого-то, замечу, большая, но это средний расчет потерь. Как показывает практика, при досрочном и необдуманном переходе можно лишиться до 25% пенсионных накоплений. В прошлом году один из клиентов НПФ потерял более 100 000 рублей, другой — 90 000 рублей. Как указывала Счетная палата по итогам проверки отдельных НПФ, в 2016 году максимальная индивидуальная потеря составила 500 000 рублей.

Драматичные итоги

О чем свидетельствуют результаты переходной кампании-2017? Не взирая на все жалобы и просветительскую работу, которая была проведена в прошлом году фондами, люди все равно продолжили переводить свои накопления досрочно, теряя инвестиционный доход. В чем же причина этого парадокса, если это явление можно считать парадоксом?

Начнем «от Адама». С 2015 года в стране действует новый порядок, который поделил заявления застрахованных лиц на срочные и досрочные. Разница принципиальная. В первом случае перевод средств осуществляется через пять лет после одобрения заявления, если за это время человек не передумает. Минус этого формата — ограничение маневра при выборе нового фонда. Но есть и плюс — накопления в положенный срок переводятся полностью вместе с инвестиционным доходом, в том числе и тем, который получен в последнюю пятилетку. Для досрочной формы заявления этот плюс оборачивается минусом. Средства в новый фонд поступят по результатам переходной кампании, но за вычетом инвестиционного дохода.

Более 99% заявлений, которые подаются, являются досрочными. Наверное, можно было бы подумать, что граждане пошли на потери осознанно, дабы сменить фонд оперативно. Предположим, человек так недоволен доходностью своего фонда, что уверен, будто другой НПФ сможет не только компенсировать утраченные средства, но и быстро их приумножить. Но, увы, это не так — 2016 год, который стал рекордным по количеству жалоб застрахованных лиц, показал, что люди просто не были информированы о риске потери инвестдохода, поэтому, обнаружив этот факт, писали жалобы и высказывали недовольство на всевозможных публичных площадках.

Но это верхушка айсберга. Изменение порядка переходов — химический реактив, который проявляет проблему. Причина же этой проблемы «зарыта» в 2014 году, когда правительство впервые объявило мораторий на пенсионные накопления. Эта практика продолжается и по сей день. Перекрыв новые поступления в систему накоплений, государство фактически сделало эту систему замкнутой.

Получить новые деньги фонды могут исключительно из ПФР от так называемых «молчунов» или за счет переманивая клиентов друг у друга. Внезапно разговорившиеся на фоне очередных перемен «молчуны» — ресурс по состоянию на 2014 год хотя и существенный, но исчерпаемый. Фонды активно включились в борьбу за клиента, что на фоне нового порядка переходов не способствовало информированию о риске потери инвестдохода. Понятное дело, что если бы агент, убеждая застрахованное лицо перевести накопления в свой фонд, акцентировал внимание на потери инвестдохода, то финал такой беседы был бы не в его пользу.

Именно поэтому 2016 год никого ничему не научил. Под воздействием мощной агитации люди соглашались переводить свои накопления в досрочном порядке, не имея понятия, что при этом теряют свои деньги. И фонды по-прежнему не были заинтересованы в том, чтобы сообщать о потере инвестдохода. Замкнутый круг, который нужно разрывать и очень быстро.

Что делать

Проблему надо решать кардинально. Прежде всего необходимо внести законодательные изменения в порядок переходов. Здесь есть два принципиальных момента. Во-первых, очевидно, что если застрахованное лицо будет подавать заявление текущему страховщику, то он сделает все, чтобы проинформировать человека обо всех рисках, в том числе о потере инвестдохода. Это абсолютно рациональный расчет на то, что текущий фонд заинтересован в том, чтобы удержать клиента. Более того, обязанность об информировании клиента обо всех рисках должна быть прописана законодательно.

Во-вторых, передача заявлений в ПФР должна осуществляться только по максимально защищенным каналам, в том числе с использованием квалифицированной электронной подписи. Подобное изменение минимизирует риск несанкционированных переводов, которые также лишают граждан части их накоплений.

И последнее: утвердившаяся у нас в стране патерналистская модель приучила граждан к тому, что они ни за что не отвечают. Это касается и финансовых решений. Как кажется соотечественникам, в случае ошибки все равно во всем будет виновато государство и все потери им компенсирует. Довольно часто государство действительно уступает этому социальному давлению, но не в случае с потерей инвестдохода при переходе из фонда в фонд. Конечно, зачастую люди воспринимают пенсионные накопления как виртуальные средства с туманной перспективой их получения в будущем. Тем не менее нести ответственность за то, как распорядиться накоплениями, должны и граждане.

Перед подачей заявления необходимо досконально узнать все подробности об условиях перехода и серьезно обдумать свое решение. Возможно, кто-то готов на осознанную потерю инвестдохода, считая принципиально необходимым перевести свои накопления в другой фонд. Если нет, то нужно выяснить, в каком году истекает пятилетний срок. Ближайший дедлайн для «молчунов» — 2020 год. Для клиентов НПФ все зависит от того, когда их средства поступили в выбранный фонд. И тут нужно быть особенно внимательными, поскольку смена фонда по принципу перчаток может обернуться неоднократными потерями.

Forbes напоминает, что большинство негосударственных пенсионных фондов по итогам последних пяти лет (2012-2016 годы) не смогли обогнать по доходности накопленную инфляцию (50,49%) и показатель ВЭБ (49,7%). Больше инфляции в этот период удалось заработать лишь НПФ «Согласие» (63,7%), НПФ Газфонд пенсионные накопления» (57,4%), НПФ ВТБ (51,4%).

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 апреля 2018 > № 2559384 Сергей Беляков


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 2 апреля 2018 > № 2554322

Казахстанцы запустили синие шары в небо в поддержку людей, страдающих аутизмом

Жители Петропавловска и Караганды запустили в небо синие шары в рамках Республиканской акции, приуроченной к Всемирному дню распространения информации о проблеме аутизма, сообщает BNews.kz.

По словам организаторов, акцию проводят для того, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме аутизма, сформировать уважительное отношение к таким детям и их родителям. В Петропавловске официально зарегистрировано 1 400 детей с данным заболеванием, в основном в возрасте от полутора до восьми лет. Ежегодно количество детей, страдающих расстройствами аутического спектра, растёт.

Председатель общественного объединения «Мой ребёнок» Наталья Бушуева рассказала, что их организация родилась в прошлом году. Изначально несколько мам объединились и создали в мессенджере WhatsApp группу. Постепенно количество участников группы росло, где активно обсуждали проблемы деток и позже решили создать своё общественное объединение. Пока в нём лишь 40 человек, многие ещё рискуют заявить о себе.

«Многие сидят дома, потому что садики для здоровых детей не принимают наших деток. Здоровые дети наших ребят не понимают, не могут найти общий язык с ними, да и нашим деткам тяжело очень идти на контакт. В городе действует и специализированные группы, но они не могут полностью охватить всех наших детей, поэтому с местами большой дефицит», - говорит Наталья Бушуева.

Отметим, в рамках Республиканской акции в Караганде флешмоб состоялся на площади перед кинотеатром «Сары-Арка». В акции приняли участие около 70 человек, студенты карагандинских вузов и колледжей. В этот день молодые люди запустили в небо 50 синих шаров.

«Основная цель нашей акции: подчеркнуть необходимость помогать людям, страдающим неизлечимым заболеванием и повышать уровень их жизни. Ведь численность детей, страдающих аутизмом, высока во всех регионах мира и имеет громадные последствия для детей и их семей», - говорят карагандинцы.

Также сегодня стало известно, что по всему Казахстану появятся кабинеты по поддержке детей-аутистов в школах. Об этом рассказала директор корпоративного фонда «Болашақ» Динара Чайжунусова, передает МИА «Казинформ».

По ее словам, более 120 детей с аутизмом и особыми потребностями начали ходить в школу и получают качественное образование.

«Мы заходим в школы, открываем кабинеты поддержки инклюзии, создаем междисциплинарные команды специалистов. Команда ведет каждого такого особенного ребенка, вводит его в общеобразовательный процесс. Каждый ребенок ходит в обычный класс. Инклюзия начинается с первых 15 минут, потом ребенка выводят. В кабинете поддержки инклюзии с ребёнком работают дефектологи, специалист по анализу поведения, логопеды, сопровождающие лица. У нас в проекте были дети, которые вообще не говорили, не имели навыков самообслуживания, социальных навыков. Спустя два года 90% детей демонстрируют усвоение школьной программы. Они участвуют в конкурсах, олимпиадах, имеют друзей», - рассказала директор фонда.

На сегодня таких кабинетов 10 в школах Астаны и Алматы. В ближайшие два года фонд планирует открыть хотя бы по одному такому кабинету в каждом регионе Казахстана. При этом Динара Чайжунусова отметила, что дети с аутизмом - самая тяжелая категория среди детей с особыми потребностями в этом плане, потому что, как правило, школы не готовы к принятию таких детей. Им легче отказаться и отправить их на надомное обучение.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 2 апреля 2018 > № 2554322


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 апреля 2018 > № 2554202 Владимир Владимиров

Рабочая встреча с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым.

В.Владимиров информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Знаю, что Вы готовы поговорить по некоторым аспектам, связанным с реализацией Послания Федеральному Собранию, а потом предлагаю по социально-экономическому положению в крае.

В.Владимиров: Владимир Владимирович, 1 марта Вы в своём Послании Федеральному Собранию поставили много задач, связанных с социально-экономическим развитием нашей страны. Мы в рамках реализации этого Послания, загодя начиная работу, уже сегодня подготовлены к реализации проекта «Детская медицина», подготовили проект нашего больничного корпуса краевой больницы и входим в программу Минздрава.

Второе направление – я считаю, что мы очень неплохо в этом отношении поработали, – это вовлечение людей, как Вы сказали, в программу обустройства собственной территории. Есть «Городская среда», которая Вами была инициирована, мы участвуем, нам в 2017 году было выделено 609 миллионов, в этом году – 694 миллиона. У нас больше 200 дворовых территорий, сделали 21 городскую площадку.

Но Вы нам поручали максимально вовлечь людей в реализацию этих программ. Могу доложить, что, по итогам прошедших выборов, у нас только в крупных городах с населением больше 20 тысяч человек на 17 марта 471 тысяча людей, а всего в этих городах 1 миллион 100 тысяч избирателей, приняли участие в определении объектов, которые они хотели бы реконструировать или отремонтировать. Есть и новые, кстати, проекты. Мы сегодня обеспечены полностью финансированием, около 1 миллиарда рублей, 971 миллион, отправим на реализацию этих программ. Думаю, это будет хорошим подспорьем.

У нас есть ещё собственная программа, программа местных инициатив, мы её финансируем на 200, в этом году 300 миллионов рублей и дальше продолжим. Она чуть-чуть отличается, потому что здесь основой программы является глава поселения. То есть люди к нему приходят с проблемой, например площадка спортивная или дом культуры, дорога, всё что угодно, парк, сквер, и он уже перед нами её инициирует. Мы выделяем деньги на конкурсной основе, исходя из объёмов софинансирования людей, софинансирования бизнеса и нашего финансирования мы определяем победителя. За прошедший год сделали 119 объектов таких, а в этом году мы хотим подойти к цифре 198 и выделим уже 300 миллионов рублей.

Владимир Владимирович, в рамках реализации программы, если согласуете, и Послания: Вы нам дали поручение по развитию медицины в части борьбы с онкологическими заболеваниями, мы подготовили проект нашего краевого онкоцентра на 22 тысячи квадратных метров. Хотелось бы, чтобы наш край стал пилотным регионом по реализации именно онконаправления. Потому что у нас старый корпус, и сегодня 43 процента людей, которые лечатся в Ставрополье, не являются жителями Ставрополья, а практически со всех близлежащих территорий к нам приходят.

И программа, Вы знаете, прямо дыхание открылось, я имею в виду работников культуры. У нас прошёл праздник работников культуры, и дворцы искусств, как я их назвал, где можно заниматься хореографией, музейные выставки проводить, большие залы для представлений, – также я подготовил обращение в Ваш адрес, чтобы Ставрополье стало пилотным регионом в реализации ещё и этих программ.

В.Путин: Только Вы не покушайтесь на действующие, чтобы действующие [дома культуры] не закрывать.

В.Владимиров: Ни один, Владимир Владимирович, [не закрыли].

Вы в прошлом году приняли решение о финансировании сельских домов культуры. Нам дали 156 миллионов рублей. Построили два новых и 19 домов культуры отремонтировали. Это беспрецедентно.

Казалось, 156 миллионов, наверное, небольшие деньги в рамках страны, может, и Ставропольского края. Но максимум, что мы могли себе позволить в 2016 году, – 31 миллион, и ещё с памятниками 36, 77 миллионов всего отправляли. А так как 156 миллионов вы нам выделили, наше софинансирование – 9 миллионов, и потом пришлось 100 миллионов ещё сверху положить, чтобы войти один раз с ремонтом и выйти уже с отремонтированным зданием и с прилегающей территорией.

В этом году 300 миллионов мы отправляем на дома культуры. Ни один не закрываем, только ремонтируем. Знаете, дом культуры на селе – это всё-таки центр притяжения.

В.Путин: Хорошо. Давайте посмотрим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 апреля 2018 > № 2554202 Владимир Владимиров


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 2 апреля 2018 > № 2554021 Андрей Перцев

Почему Кремлю больше не нужен тулеевский социализм

Андрей Перцев

Кемеровская область была в числе особых регионов России. Таких, где есть культ личности губернатора и автономная от центра вертикаль, но кандидаты от власти всегда получают отличные результаты. Последнее было важно для Кремля, а вот первое не устраивало. Кузбасс стал первой особой территорией, которую возглавил варяг. Если эксперимент будет удачным, подобные перестановки могут ждать Татарстан и Башкирию

Замена тех глав регионов, кто пришел к власти еще в 90-х годах, всегда была для Кремля непростой задачей. Прежде всего это касалось территорий с особыми, авторитарными методами управления – Кемеровская область, Татарстан, Башкирия. Политические старожилы выстраивали там свою жесткую вертикаль, которая работала на федеральных выборах в пользу центра, но старалась не пускать Москву в свои внутренние дела.

Такие отставки готовились годами. Кремлю, с одной стороны, нужно было выстроить единообразную для всей страны модель управления регионами и разобраться с альтернативными центрами влияния – то есть с губернаторами, которые могли проявлять самостоятельность. С другой – президентская администрация боялась потерять управляемость в этих субъектах. Вся система власти в них была заточена под главу. Еще с 1990-х на выборах в регионах побеждали губернаторские блоки, их представители формировали крепкие провластные пулы в заксобраниях. В большинстве муниципалитетов главы были поставлены региональным руководителем.

Перед Кремлем вставало несколько серьезных вопросов. Как поведут себя жители после отставки тяжеловеса? Сможет ли его преемник обеспечить нужные Москве результаты федеральных выборов? На чем базировалась эти результаты – на коррекции реальных итогов, или играла роль популярность и авторитет главы? Действовать приходилось осторожно, где-то Москва шла на уступки (Минтимер Шаймиев в Татарстане оставил преемника Рустама Минниханова), где-то, наоборот, рисковала и проводила жесткие зачистки, как в случае с Рахимовым.

Культ личности

Аман Тулеев – предпоследний представитель губернаторов-тяжеловесов (в Белгородской области Евгений Савченко работает последний по закону срок) – уволился 1 апреля по собственному желанию после пожара в торговом центре «Зимняя вишня», где, по официальным данным, погибло 64 человека. Однако неожиданным этот уход не назовешь. В начале марта вице-губернатором области стал варяг – гендиректор угольной компании «Колмар» из Якутии Сергей Цивилёв. Сразу стало понятно, что Тулееву недолго осталось работать на своем посту – топ-менеджер такого уровня на пост замглавы региона просто так не пришел бы.

Кажется, губернатор должен был постепенно передать дела новому заместителю и относительно спокойно покинуть пост. Вряд ли кандидатура Цивилёва полностью устраивала Тулеева, он бы предпочел видеть в качестве преемника представителя своей команды – вице-губернатора Владимира Чернова или мэра Кемерова Илью Середюка.

Разговоры об отставке Тулеева ходили с 2015 года – тогда истекал очередной срок его полномочий, и администрация президента прощупывала почву для назначения нового врио. Но Аман Тулеев отбился. Отбился он и в 2016 году, когда силовики арестовали двух его ключевых замов и близкого к региональной власти бизнесмена. Не ушел Тулеев и в 2017-м, когда из-за болезни не смог работать несколько месяцев. В июле в области ждали отставки и назначения нового губернатора – мэра Нижнего Тагила Сергея Носова, который даже посетил Кемерово, но в итоге Тулеев вернулся на свой пост и продолжил работать.

Тулеев выстроил особую систему управления, которую и продавал Кремлю. В Кемеровской области сохранился культ личности губернатора. Назначенный еще Ельциным в 1997 году как представитель протестующих шахтеров, Тулеев в том же году триумфально выиграл выборы. Роль выразителя народной воли постепенно трансформировалась – волю начали контролировать, а потом и управлять ею.

Одна из центральных несущих конструкций тулеевской политической системы – соглашение о социально-экономическом сотрудничестве с собственниками ключевых предприятий области. Компании обязуются строить и ремонтировать школы и детские сады, открывать спортивные комплексы и детские площадки, организовывать праздники и помогать нуждающимся. Более того, в этих документах есть пункты о достижениях определенных показателей по прибыли и инвестициям.

Подобные механизмы взаимоотношений власти и крупного бизнеса (особенно в части социалки) есть во многих регионах, но особых распиаренных соглашений нет, а «благотворительность» воспринимается прежде всего как добрая воля самого бизнеса. В Кемеровской области на первом плане всегда были усилия губернатора, который, по версии местных СМИ, принуждал коммерсантов делиться благами с простым народом.

Идея очень простая и популярная – многие сторонники Владимира Путина, например, сожалеют, что он не смог как следует приструнить олигархов и заставить их отдать часть прибыли на общее благо. А вот Аман Тулеев смог, пускай и в масштабах Кемеровской области. Забыть эти заслуги сложно – на зданиях и даже скамейках в Кузбассе есть таблички, которые напоминают, кого надо за все благодарить. Кроме того, бюджет области обеспечивает много тулеевских социальных выплат и льгот, акцент в их продвижении опять же делается на губернаторской фамилии.

Народный герой на пустом поле

На волне тулеевской популярности в Кемеровской области прошла полная зачистка политического поля. Все, с кем губернатор вступал в конфликт, в том числе его бывшие соратники, просто покидали регион. В числе уехавших бывший депутат Госдумы от КПРФ Нина Останина, глава фракции «Единой России» в Госдуме Сергей Неверов. Централизация управления в руках губернатора в Кемеровской области была предельной, именно поэтому Тулеев мог позволить себе сохранять демократические формальности типа выборности мэра Кемерова.

Иногда глава области перетряхивал муниципальные власти, критиковал их, хотя крупными городами, Новокузнецком и Кемеровом, уже давно руководят бывшие замы губернатора. Населению такая политика нравилась – крупные чиновники получают по шапке, их увольняют, идет ротация. На замену в администрации городов приходили новые заместители главы области.

С бизнесом губернатор выстроил особые отношения. С Тулеевым надо было дружить – он мог не пустить нового игрока на территорию либо выжить неугодного бизнесмена (так, например, произошло в 90-х годах с Михаилом Живило, который отказался финансировать социальный фонд области). Кроме того, многие ключевые предприятия в регионе принадлежат Сибирскому деловому союзу – его возглавляют Владимир Гридин и Михаил Федяев, одни из самых близких к Аману Тулееву людей.

Кемеровский губернатор сознательно делал из себя народного героя, полумифического персонажа – подавал Кремлю сигналы, что без него Кузбасс снова может превратиться в горячую точку. В Москве помнили девяностые, когда шахтеры стучали касками возле Белого дома и перекрывали железнодорожные магистрали. Скорее всего, поэтому Аман Тулеев задержался на своей должности дольше других авторитарных коллег. Если бы не проблемы со здоровьем, он бы и дальше продолжал отбиваться от федерального центра.

Значит ли это, что кемеровский губернатор выстроил эффективную систему управления? Нет. Область так и осталась монорегионом, который получает основные доходы от добычи угля и зависит от колебания цен на него. Долги бюджета сопоставимы с его годовыми доходами. На шахтах дружественных Тулееву собственников происходят аварии и гибнут шахтеры.

Протестный дух в регионе не выветрился: в 2010 году после аварии на шахте «Распадская» шахтеры даже перекрывали железную дорогу, в 2017-м в Новокузнецке люди выражали недовольство открытым способом добычи угля и требовали его прекращения, протесты начались и после пожара в торговом центре «Зимняя вишня».

Многие годы эти проблемы отходили на второй план из-за блестящих результатов власти на выборах: «Единая Россия» в думской кампании 2016 года получила в Кемерове 77% голосов при явке 86%, примерно такие же показатели были у Владимира Путина в 2018-м. Протестов эти результаты не вызывали – значит, с этой частью работы Тулеев справлялся, и в Кремле предпочитали его не трогать хотя бы до президентских выборов.

Сейчас уход кемеровского губернатора воспринимается как реакция на пожар в торговом центре. Об этом он сам объявил в обращении: «Потому что с таким тяжелейшим грузом работать на посту губернатора нельзя. Морально».

Скорее всего, кемеровский губернатор заставил Кремль пойти на последнюю уступку. После аварии источники РБК в администрации президента заверяли, что Тулеев проработает еще несколько недель, а может, и месяцев и должен разобраться с последствиями пожара. Технологический смысл такой задержки был понятен: губернатор должен был принять на себя весь негатив от трагедии, а за это время Кремль смог бы еще раз подумать о его преемнике. Изначально планировавшийся как преемник Сергей Цивилёв на митинге показал себя не с лучшей стороны – заявил, что Игорь Востриков, который в пожаре потерял всю свою семью, пришел «пиариться» (впрочем, потом чиновник встал перед протестующими на колени). Но Тулеев не дал центру свободы маневра. Он ушел в отставку, а врио стал Цивилёв.

Тщательно зачистивший политическое и медийное поле в Кемерове, Тулеев все реже ориентировался на общественные настроения, хотя раньше умел это делать. Губернатор забыл, что он публичный политик. Политика для него переместилась на уровень отношений с центром. Его заявление, что после пожара на площади протестовали «двести бузотеров», а не родственники погибших, было далеко не первой такой реакцией на протесты. После аварии на шахте «Распадская» в 2010 году шахтеры в Междуреченске перекрыли железную дорогу – они требовали соблюдения правил безопасности в тоннелях и повышения зарплаты. Тулеев в ответ заявил, что протестовали «безработные либо лидеры преступных группировок Междуреченска». В прошлом году активистов, которые вышли на митинг против открытой добычи угля, Тулеев назвал «отморозками».

Это вполне сознательная тактика – губернатор доказывает Кремлю, что протестуют маргиналы, на которых не надо обращать внимания, в регионе порядок и угрозы массового недовольства нет и в помине. Отсюда и извинение перед президентом за произошедшее «на территории». Кемеровский губернатор давно понял правила вертикали и общения с центром, а может, в чем-то их и сформулировал.

Кемеровский эксперимент

Новый врио губернатора Сергей Цивилёв – человек центра. Он также не очень адекватно реагирует на протест. Через несколько дней после митинга он заверил спецкора «Коммерсанта» Андрея Колесникова, что на колени не вставал, а свои слова Вострикову о «пиаре на костях» оправдал. «Они на митинге стали нападать на Владимира Чернова [вице-губернатор региона], потом на губернатора… Но власть должна быть сильной! ...Диалог должен быть в уважительной форме! ...И я буду реагировать, и реагировать жестко, кто бы это ни был… Это попытка дискредитации власти!» – заявлял он.

Уже после назначения врио Цивилёв предложил построить на месте «Зимней вишни» детский технопарк. Чиновник преподносится жителям региона как профессионал в угольной отрасли, человек, который знает проблемы и понимает шахтеров. При этом в угольную отрасль Сергей Цивилёв пришел сравнительно недавно – в 2012 году. Новоназначенный врио – военный, служил на флоте. В 90-х возглавлял службу безопасности банка «Аэрофлот» в Санкт-Петербурге.

Затем Цивилёв возглавил юридическую фирму «Нортэк», в сотрудничестве с Игорем Соболевским. ФИО Соболевского из «Нортэка» полностью совпадают с ФИО бывшего замглавы Следственного комитета Игоря Соболевского. Те же фамилия-имя-отчество звучат в переговорах членов тамбовской ОПГ, арестованных в Испании. Они упоминают о встречах с неким Игорем Борисовичем Соболевским, говорят об оплате лечения для него. Один из влиятельных санкт-петербургских юристов сказал, что «Нортэк» не был значимым игроком на белом рынке юридических услуг Северной столицы. «Значит, это была контора для своих – решали какие-то вопросы, используя связи», – уверен он. Далее не самым понятным образом Цивилёв оказался одним из ключевых партнеров Геннадия Тимченко в группе «Колмар», которую структуры миллиардера приобрели у Михаила Прохорова.

В этом смысле назначение Цивилёва – важный прецедент в региональной политике. Биография этого человека не самая прозрачная – про жизнь Цивилёва до «Колмара» мало что известно. У других назначенцев, включая молодых бюрократов, пункты жизненного пути отслеживались легко. Можно сказать, что новый кемеровский врио – человек Тимченко. Можно предположить, что его назначение выгодно бизнесменам Андрею Бокареву и Искандару Махмудову, которые владеют активами в регионе и имеют отношение к «Колмару». Но, не зная ответа на вопрос, каким образом глава странной юрфирмы попал в «Колмар», атрибутировать Цивилёва какой-либо группе влияния сложно.

Еще одна новация – назначение прямого варяга в авторитарный регион с ярко выраженными местными особенностями и патриотизмом. Татарстан возглавил человек из команды Шаймиева; глава Башкирии Рустем Хамитов – хотя бы местный, причем в Башкирии сохранялись независимые от Рахимова группы влияния. Эксперимент с Цивилёвым получается достаточно смелым, потому что в Кемеровской области все – от заксобрания до муниципальных глав – пронизано влиянием Тулеева.

Назначение Сергея Цивилёва станет тестом, насколько вообще такая система поддается безболезненному демонтажу и насколько федеральная вертикаль сильнее отдельно выстроенной региональной. Нельзя сказать, что кандидатура для этого демонтажа подобрана очень удачно. У Цивилёва нет сработавшейся команды, которая сможет действовать в кризисных условиях. Судя по публичным выступлениям, нового врио нельзя назвать харизматичным политиком, а в выборной кампании во враждебной среде это качество очень нужно – например, для общения с новокузнецкими протестующими.

Наконец, остается вопросом, входит ли в задачу Цивилёва ликвидация «тулеевского социализма», которым пока тихо недовольны собственники предприятий и который привел регион к долгам.

Эксперимент с не самым удачно подобранным варягом в потенциально протестном регионе покажет, насколько крепки немногочисленные региональные обособленные вертикали, насколько их лидеры по-настоящему популярны, наконец, насколько управляемы на этих территориях выборы. Если Цивилёву удастся привести Кемеровскую область к общероссийскому знаменателю, то Кремль продолжит наступление на оставшиеся особые регионы. В первую очередь это Татарстан, где местные влиятельные группы сохранили полное влияние как на политическую систему, так и на ключевые предприятия республики.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 2 апреля 2018 > № 2554021 Андрей Перцев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 2 апреля 2018 > № 2553901 Алексей Мазур

Режим Тулеева. Почему Кузбасс не похож на другие регионы Сибири

Алексей Мазур

В 2015 году Аман Тулеев набрал на губернаторских выборах 96,6%. А в 2018-м былой оппозиционный лидер Аман Тулеев не вышел к толпе, но объяснил Владимиру Путину, что там всего двести бузотеров. Главный козырь Тулеева в торге с Кремлем – безусловная поддержка населения Кузбасса, был бит

Завершилась двадцатилетняя эпоха правления Амана Тулеева в Кемеровской области. При нем Кузбасс из бурлящего региона, в котором бастующие шахтеры перекрывали железнодорожные пути, превратился в «аманат», «сибирское ханство» и «зону аномального голосования», где сам Тулеев, Владимир Путин и партия «Единая Россия» получали результаты около 90% при подозрительно высокой для Сибири явке.

Предсказать подобную метаморфозу в середине 90-х годов не мог никто. Кемеровская область была одним из самых политически активных регионов. По составу населения она почти не отличается от соседних Новосибирской, Томской областей, Красноярского и Алтайского краев. Основное население Кузбасса – русские, поэтому списать произошедшее на некий «национальный менталитет», как в Туве или республиках Кавказа, не получится.

Проезжая по федеральной трассе «Байкал», вы не обнаружите никаких существенных отличий Кемеровской области от соседних регионов. Такая же природа, такие же населенные пункты, такие же разбитые дороги и грязь. На стенах домов не вывешены портреты Тулеева, и только иногда на школьном автобусе можно увидеть надпись, что этот автобус куплен по губернаторской программе Тулеева. Но различие в результатах голосования – разительное. Политические режимы, сформировавшиеся в соседних Новосибирской и Кемеровской областях, находятся на противоположных концах условной шкалы «демократия – авторитаризм».

Три опоры «сибирского ханства»

Так почему возникла «кузбасская аномалия»?

Первая причина – личные качества Амана Тулеева как политика. Они незаурядные, особенно на фоне современной российской политической палитры.

Как и батька Лукашенко, Тулеев начал свой путь к вершинам власти из оппозиции. В 1995 году я был в командировке в Новокузнецке. В гостинице слушал, как по «кнопочному радио» выступал Аман Тулеев, бывший в то время председателем областного совета (ныне это законодательное собрание). Он беспощадно обличал действующего тогда губернатора Михаила Кислюка. Критиковал ярко, убедительно. В частности – за то, что тот назначенец, что боится идти на выборы.

В сети есть видео, где Аман Тулеев громит принимаемую в 1993 году Конституцию за концентрацию власти в одних руках: «Пять процентов будут жить, а остальные будут рабствовать». В Кемеровской области сам Аман Тулеев сделал немало для того, чтобы этот прогноз сбылся.

К 1995 году, когда Ельцин снял мораторий на выборы губернаторов (да, не Путин первый придумал их назначать), их исход в Кемеровской области был очевиден – на них с триумфом должен был победить оппозиционный политик Аман Тулеев. Поэтому с выборами там и не спешили. Ельцин даже выдернул Тулеева из Кемерова в Москву, назначив на пост министра по делам СНГ.

Но в 1997-м, когда политическая обстановка в Кузбассе накалилась, Ельцин принял неизбежное и назначил Тулеева временно исполняющим обязанности губернатора. Выборы тот действительно выиграл триумфально, набрав в сентябре 1997 года 94,5% голосов избирателей. Скорее всего, тогда считали честно.

Аман Тулеев не просто получил всю полноту власти в Кемеровской области, за этой полнотой стояла еще и массовая поддержка населения, чем не могли похвастаться ни Ельцин, ни большинство действующих губернаторов. Тогда региональные руководители в основном представляли собой либо унылых чиновников, либо чуть менее унылых, зато зажигательно ностальгирующих функционеров КПРФ. В России в целом произошло тотальное разочарование в «героях девяностых». Но Тулееву не только удалось его пережить. Ему удалось сохранить популярность, сменив амплуа критика-оппозиционера на роль руководителя-хозяйственника.

Второй фактор успешности Тулеева то, что он сумел выстроить отношения с финансово-промышленными группами, заставив их платить своего рода социальную дань. Если большинство губернаторов просто модерировали распределение финансовых потоков между группами влияния, то Тулеев внес в этот процесс социальную составляющую.

Кузбасс девяностых был не только краем шахтерских забастовок. За ним была еще и репутация бандитского региона. Среди легенд вспоминаю историю про неких иностранных инвесторов, которые приехали на шахту, а их там бандиты порубали топорами. Топоры в качестве оружия разборки даже по тем временам были экзотикой.

В стране шел активный передел собственности, и, конечно же, новый харизматичный и популярный в народе руководитель региона не мог оставаться в стороне. В результате возник конфликт с местными олигархами братьями Живило. В итоге Михаил Живило оказался в эмиграции во Франции, а на Амана Тулеева чуть не совершили покушение, организатором которого признан олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов. Брат Александра Тихонова Виктор Тихонов заплатил новосибирским преступным авторитетам $179 тысяча за убийство. Но те подумали как следует и пришли в ФСБ с повинной.

Официальная версия конфликта Тулеева с братьями Живило – те вели бизнес в ущерб бюджету области. Вполне вероятно, так и было. Но Тулеева всегда отличало умение подвести под любые свои действия выгодное с точки зрения пиара объяснение. На место одних олигархов приходили другие, а влияние Тулеева на процесс все росло. Он требовал от бизнеса социальной ответственности, выплаты зарплаты, он заставил правительство в 1998 году выполнить обязательства перед шахтерами. Уже в ходе текущего кризиса многие корпорации платят налоги в Кузбассе вперед – явно не по своей инициативе.

В 2000 году Тулеев участвовал в президентских выборах, набрав 3%. И почти все голоса он получил в Кемеровской области, где обошел уже тогда весьма популярного Владимира Путина.

Наконец, третья составляющая кузбасского авторитаризма – успешное подавление (а скорее даже – выдавливание) оппозиции.

Когда действующий глава региона набирает 94%, у местных политиков остается небольшой выбор. Или идти «в команду губернатора», или «в маргиналы». Либо уезжать из региона.

В стране в целом в начале 2000-х наступали не самые лучшие для оппозиции времена, но в Кузбассе это все было в квадрате. Уже в 2001 году мои знакомые из кемеровского «Яблока» называли свой регион «сибирским ханством».

Оказалось, что бывший критик и оппозиционер не любит критику и оппозицию по отношению к себе. Тулеев выдавливал из Кузбасса своих оппонентов. Например, предыдущего главу Кемеровской области Михаила Кислюка шесть лет таскали по допросам по разным уголовным делам.

Если в 1996 году Тулеев снял свою кандидатуру на президентских выборах в пользу Зюганова, а кемеровские коммунисты входили в его блок «Народовластие», то в 2000-м Тулеев баллотировался сам, отнимая голоса у Зюганова. А в 2008 году Тулеев уже был членом «Единой России». Он вступил в конфликт с лидером кемеровских коммунистов Ниной Останиной и выдавил ее из региона. С тех пор местное отделение КПРФ влачит ничтожное существование и особо не высовывается.

Кемеровскую область покинуло немало оппозиционных политиков, журналистов и блогеров. Некоторым молодым людям прямо намекали: езжай лучше в Москву, а то у родителей будут неприятности. На область опустилась информационная тьма. Во многих других российских регионах мы можем хоть как-то судить о происходящем по местным СМИ. Но не в Кузбассе. Там мы будем читать только официальную версию событий.

В 2011 году новосибирский предприниматель Дмитрий Савельев баллотировался в Госдуму по списку ЛДПР от Кемеровской области. Чтобы защитить свой результат, он завез в Кузбасс из Новосибирска множество наблюдателей (говорили про две тысячи). Эти наблюдатели вернулись назад под большим впечатлением. Одна из историй: утром, когда нужно было разъезжаться по избирательным участкам, они обнаружили, что дорога к пансионату, в котором наблюдатели ночевали, заблокирована двумя КамАЗами.

Проблемы и попытки смещения

Черчилль говорил про кремлевскую политику – схватка бульдогов под ковром. Мы видим только, как оттуда вылетает шерсть.

В Кузбассе, судя по вылетающей шерсти, даже в разгар правления Амана Тулеева не все было гладко. Например, губернатор лично выкорчевывал из кресла мэра Новокузнецка Сергея Мартина. В рамках борьбы с коррупцией. И Тулеев под камеры устроил разнос новокузнецким чиновникам, допустившим различные безобразия.

Если в других регионах силовики больше ориентируются на федеральный центр, чем на региональное руководство, то в Кузбассе они каким-то образом встраивались в местную вертикаль власти. То, что в Новосибирске считается беспределом, в Кемерове было нормой.

С одной стороны, это укрепило местную вертикаль, с другой – вся кемеровская элита теперь связана круговой порукой, что вскрылось при разбирательстве о причинах пожара в ТЦ «Зимняя вишня».

Замкнутость всех политических институтов на Тулеева сделала политическую систему Кузбасса лично зависимой и, таким образом, неустойчивой. Нет Тулеева – нет системы.

В какой-то момент оказалось, что Тулеев одновременно и глас народа, и карающая рука справедливости, и мерило всего и вся. А вокруг – исполнительная неамбициозная обслуга. Говорили, что лучший способ испортить карьеру чиновнику в Кемерове – это похвалить его в каком-нибудь СМИ. А еще лучше – высказать предположение, что он может прийти на смену Тулееву.

Даже потеряв здоровье, Аман Тулеев крепко держался за кресло губернатора. В 2015 году, когда появились слухи, что Кремль может выдвинуть кого-то другого, некий кемеровский функционер вдруг выдал очень смелое заявление: если «Единая Россия» не выдвинет Тулеева на очередной срок, тот ведь может пойти и самовыдвиженцем. Вопрос был снят, «Единая Россия» выдвинула Тулеева.

В 2017 году Тулеев серьезно болел. Ему была сделана операция, несколько месяцев он не появлялся на публике. А потом появился – в инвалидном кресле, с которого разнес своих подчиненных, обвинив некоторых в предательстве.

Подавив оппозицию, выстроив всех чиновников в региональную вертикаль и ликвидировав независимые СМИ, Тулеев не мог не оторваться от реальности.

Если о проблемах не пишут СМИ, это не значит, что их нет. Шахтерские забастовки исчезли не только потому, что у шахтеров все стало хорошо. Ты начнешь бастовать или возмущаться – а на твое место двое желающих. Число шахт в Кузбассе сокращается, но растет число разрезов, которые требуют меньшего числа рабочих.

Жители Новокузнецка протестуют против открытой добычи угля на разрезах недалеко от жилых домов, под Прокопьевском горят угольные пласты, разоряются предприятия. Средняя зарплата в сырьевом Кузбассе ниже, чем в Новосибирской области, где почти нет полезных ископаемых. И гораздо ниже, чем в Красноярском крае или Иркутской области.

Если в 2000-х в Новосибирске можно было услышать разговоры о том, что в Кемерове лучше дороги, дешевле хлеб и бензин, то в последние годы такие разговоры прекратились. Миграционная статистика показывает – люди переезжают из Кузбасса, в том числе в Новосибирск. А миграцию не обманешь пиаром.

В 2015 году на губернаторских выборах Аман Тулеев набрал 96,6%. А в 2018-м былой оппозиционный лидер Аман Тулеев не вышел к толпе, но объяснил Владимиру Путину, что там всего двести бузотеров. Заявление было не просто оскорбительным для участников митинга. Оно продемонстрировало: либо Тулеев не понимает, что у него происходит, либо пытается обмануть Путина. Главный козырь Тулеева в торге с Кремлем – безусловная поддержка населения Кузбасса, был бит. Результат не заставил себя ждать, Тулеев покинул пост губернатора.

Еще за месяц до президентских выборов заместителем Тулеева стал Сергей Цивилёв, чей бизнес связан с угольными разрезами в Якутии и угольными терминалами в портах Дальнего Востока. Среди партнеров Цивилёва называют Геннадия Тимченко и Искандера Махмудова. Уже при назначении Цивилёва всем было понятно, что он должен стать преемником Тулеева.

Итог правления Тулеева не назовешь блестящим – богатый сырьем Кузбасс занимает 48-е место среди регионов России по ВРП на душу населения (данные за 2016 год). Тулееву не удалось вырастить себе преемника, впервые за 25 лет главой Кузбасса стал варяг. А отставка Тулеева навсегда будет связана с ужасным пожаром, причинами которого стали безалаберность и коррупция.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 2 апреля 2018 > № 2553901 Алексей Мазур


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 марта 2018 > № 2559290 Владислав Иноземцев

Стабилизация кризиса. Что ждет экономику России после победы Путина

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Россия приспособилась к цене нефти $60 за баррель, а россияне — к жизни в условиях снижения реальных доходов

Как и ожидалось, президент Владимир Путин в памятный день крымского референдума выиграл очередной референдум о «переназначении» самого себя президентом, причем выиграл даже более убедительно, чем этого могли ожидать те, кто разрабатывал стратегию предвыборной программы и был ответственен за внесение в бюллетень еще семи фамилий. Всего через месяц он снова принесет президентскую присягу, и вся страна начнет отсчет его четвертого срока на посту главы государства.

В день инаугурации правительство, согласно Конституции, сложит полномочия перед новоизбранным президентом. Будет назначен новый премьер и сформирован очередной кабинет.

В последнее время высказываются две основные гипотезы относительно того, кто его возглавит: часть аналитиков считает, что это будет новый человек, символизирующий очередную попытку реформаторства (Кудрин, Греф, Набиуллина), часть же полагает, что «контракт» Медведева рассчитан на любую продолжительность путинского президентства и радикальных перемен не случится. На мой взгляд, вероятнее всего «смешанный вариант». Причин для его реализации я вижу несколько.

Первое, что стоит отметить, — это то, что кабинет образца 2018 года не сможет просуществовать так же спокойно, как работало шесть лет правительство образца 2012 года. За эти годы произошли события, которые окончательно отрезали главе российского государства любые пути «к отступлению».

Путин мог бы покинуть вершину властной пирамиды в 2024 году, если бы весь период с 2012 по 2024 год был потрачен на установление в России подлинного верховенства права (а не «власти законов»), итогом чего стала бы хоть относительная безопасность его и его соратников в устоявшейся правовой среде. Но последние годы стали периодом наиболее беспардонного нарушения юридических норм с начала 1990-х. Россия попирала международные договоры, принимала законы, ущемляющие права меньшинств, крайне вольно обращалась с законодательством о выборах, реквизировала деньги у собственных пенсионеров и т. д.

Поэтому новый срок Путина — что бы ни говорила официальная пропаганда — будет посвящен одной теме: обустройству его пожизненного лидерства. И пост премьера практически наверняка станет критически важным в этом проекте.

Учитывая, что конституционные изменения должны приниматься парламентом предшествующего их внедрению созыва, они будут инициированы до 2021 года. И это основная причина того, что до и после этой даты у нас будут разные правительства. Если в ближайшие годы перемен в распределении полномочий и «силы» может не происходить, то сразу после новых выборов в Думу вес Краснопресненской набережной обречен резко усилиться — и туда будут массово призваны новые люди.

При этом и до и после 2021 года следует ожидать продолжения курса на ручное управление и пренебрежения правовыми нормами, который мы видели в 2012–2018 годах. И это также наложит печать на деятельность исполнительной власти.

Второй важный момент: в предстоящие годы России придется принять судьбоносные решения не только в политической, но и в социально-экономической сфере. Демографическая политика властей провалилась, производительность стагнирует, пенсионные накопления изъяты. Все это означает, что повышение пенсионного возраста случится обязательно, и это произойдет еще при «техническом» правительстве, до 2021 года. «Мораторий» на повышение налогов тоже вроде заканчивается. Поэтому в те же сроки многие временные налоги станут постоянными, будет введена пусть и плавная, но прогрессивная шкала НДФЛ, принята масса решений о дополнительных сборах, вплоть до самых экзотических.

Повторю: я убежден, что все эти перемены случатся до начала работы Государственной думы VIII созыва, в которую на утверждение будет впоследствии внесен новый состав кабинета.

Серьезные изменения произойдут и в политике — от конституционных поправок и очередных новаций в избирательном законодательстве до существенного ужесточения правил «информационной безопасности» и изменений системы управления регионами. Большинство их будет направлено на ужесточение авторитарных норм и ограничение прав граждан, и общество воспримет их негативно. Популистские меры типа повышения НДФЛ для состоятельных граждан или повышения «денежного содержания» пенсионных баллов не компенсируют общего разочарования. Накапливающийся эффект «непопулярных мер» Кремль попытается обнулить отправкой кабинета в отставку и формированием той новой «команды технократов», которую после 2024 года возглавит Путин.

Третьим заслуживающим внимания обстоятельством я бы назвал совершенно новую ситуацию в обществе, которая сложится в ближайшие годы. Не будем кривить душой: все мы прекрасно понимали уже в 2011 году, что Путин возвращается в Кремль не на шесть лет, а на двенадцать. Именно это скорее всего вызвало и безнадежные протесты 2011 года, и стремительный рост эмиграции уже в 2012–2013 годах, до аннексии Крыма и противостояния с Западом. К наиболее драматичным годам третьего срока все это, как говорят биржевые трейдеры, уже было priced in в народные ожидания, ориентировавшиеся на 2024 год. Однако в наступающий период будут множиться признаки того, что Путин для России — это не надолго, а навсегда.

Такое понимание высвободит огромный негативный потенциал гражданской и человеческой усталости, полностью лишая общество стимулов к развитию. Кроме того, сохранение ситуации «осажденной крепости», неминуемое развитие событий в Сирии по афганскому сценарию, «размораживание» конфликта на Украине, что почти наверняка случится на фоне президентских выборов там 2019 года, — все это вызовет ужесточение санкций, продолжение экономической стагнации и лишит граждан надежд на рост благосостояния и доходов.

И не стоит надеяться, что до 2024 года не произойдет масштабного спада давно перегретой глобальной экономики, а это добавит России проблем. Иначе говоря, новое/ые правительство/а станет первым в текущем столетии, кому придется работать в условиях постоянно снижающегося оптимизма граждан и перманентного экономического кризиса.

Готова ли к этому Россия? Если исходить из сегодняшнего положения, то я бы рискнул утверждать, что скорее да, чем нет. В 2015–2017 годах экономика относительно приспособилась к новым реалиям: нефти по $60 за баррель, рублю в диапазоне 60–65 за доллар, довольно устойчивому снижению долларовых фондовых индексов и жизни в условиях медленного снижения реальных доходов. Основное пожелание и граждан, и предпринимателей — не было бы хуже. Эта «стабильность» при нулевом росте может сохраняться практически бесконечно. Умеренной девальвацией рубля при низкой инфляции легко компенсировать некоторое снижение котировок нефти, если оно случится. Бюджет при нынешних ценах на энергоносители можно сбалансировать и уже в этом году даже направить часть средств на пополнение резервных фондов. Граждане 1967-го и последующих годов рождения, которые могут лишиться ожидаемой пенсии, начнут выходить на заслуженный отдых не ранее 2022-го, так что еще несколько лет на проблему можно не обращать внимания, а потом ею займутся другие люди.

Все это позволяет предположить, что в мае мы скорее всего увидим, как Путин предложит Думе утвердить очередное правительство Медведева. В нем, правда, не будет нескольких вице-премьеров (вероятнее всего Рогозина, Мутко, Приходько и Шувалова), но главные отраслевые министерства (финансов, экономики, промышленности и торговли, энергетики, не говоря уже о силовых и внешнеполитическом) не поменяют своих глав, а состав кабинета в целом станет немного моложе. Этим «эффективным менеджерам» Кремль поручит проводить экономические реформы, главной целью которых станет максимальное «выжимание денег» из экономики для финансирования популистских программ, укрепления «безопасности» и углубленной реализации «миролюбивого внешнеполитического курса».

Сам же президент и его администрация займутся новой конституционной реформой. Мы помним, как идея увеличения срока президентских полномочий прозвучала в первом же послании Дмитрия Медведева Федеральному собранию в 2008 году, и я думаю, что новые инициативы будут вероятнее всего озвучены уже в ближайшие месяцы, а работа по продвижению их через парламент может вестись неторопливо и занять весь 2019 год.

Новое старое правительство примется за реализацию непопулярных мер исходя из того, что текущая ситуация остается достаточно благоприятной, и, судя по всему, мы имеем дело с последним временным окном для подобных реформ. Первые результаты их реализации на фоне относительно устойчивой внешнеэкономической конъюнктуры и пусть незначительной, но мобилизации, связанной с ощущением давления извне, окажутся оптимистическими, однако через два-три года их эффект исчерпается.

Именно поэтому мне кажется, что в наступающем десятилетии 2021 год как политический рубеж может оказаться даже более значимым, чем 2024-й. К этому времени сомнения относительно планов Путина должны развеяться, внешнеполитическая конфигурация окончательно сформироваться, глобальный экономический кризис созреть и случиться.

И тогда перед Кремлем встанет действительно серьезный вопрос о том, на что должно быть похоже правительство, которое предстоит возглавить «национальному лидеру», какие первые лица должны в нем фигурировать и какие задачи оно будет ставить. Но это вопрос среднесрочного, а не ближайшего будущего.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 марта 2018 > № 2559290 Владислав Иноземцев


Казахстан > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > and.kz, 30 марта 2018 > № 2555638

Хозяева своего города

Что делает город удобным для жизни и что заставляет горожан чувствовать себя в нем как дома?

Каждый найдет свой ответ на эти вопросы, выглянув за окно с любимым видом или прогулявшись по самым нарядным улицам своего города. Однако хороший горожанин, как и любой хозяин собственного дома, знает не только что показать гостям, чтобы произвести впечатление, но также что и где в его хозяйстве держится на честном слове. Например, что вон та картина дырку на обоях закрывает, а вот то окно лучше не открывать без надобности — можно потом и не закрыть.

И про каждую такую дырку на стене, ну или самую глубокую яму на дороге в своем городе действительно знают многие жители. Знают, потому что каждый день через нее пробираются, а весной или осенью в дождливую погоду хоть раз из нее кого-то да окатывали грязью. Порой даже кажется: засыпь и закатай эту яму власти города поздней ночью — утром люди и дальше по привычке будут это место обходить, объезжать да перепрыгивать. Иными словами, яма эта — целое явление или исторический монумент, если хотите, только вот «восхищаться» им можно только своим. Ведь гостям неприлично на такие вещи хозяевам указывать. Ну а если такой конфуз все-таки случился, ведь, как известно, раз в год и Варламов погостить приехать может, то выход остается только один — так же искренне удивляться и недоумевать насчет наличия той самой ямы, как и российский блогер.

Как вы уже догадались, на месте той самой ямы может быть любое другое неудобство, с которым сталкивается ежедневно наш горожанин — недостаток парковок, неудобные пандусы, сугробы на тротуарах… Впрочем, продолжить можете сами. Вот только речь сейчас немного не об этом, а о том, что дискуссию «Каким должен стать город, чтобы быть удобным для своих жителей?» почему-то начинают не сами горожане, а их гости из других стран. А мы еще обижаемся на них потом за обрушившуюся критику.

Изменить ситуацию, возможно, смогут такие сообщества, как фестивальная коллаборация городских сообществ, художников, архитекторов и урбанистов Art Energy Almaty при участии агентства FUNK. Основная цель этого социокультурного проекта — создание удобного города руками самих горожан. А для этого участники коллаборации планируют возобновить творческую дискуссию о городе, активизировать креативный кластер Алматы и привлечь творческих инициативных людей к переосмыслению городской среды и влиянию жителей на нее.

Одна из недавних инициатив Art Energy Almaty — конкурс «Теплый город» на лучшую идею по декоративно-концептуальному оформлению Алматы на период весна-лето — 2018. Его задача — продолжить внутригородскую коммуникацию «Бизнес — власть — сообщество», запущенную в сентябре 2017 года в рамках форума Art Energy Almaty "Work in progress". Организаторы надеются, что проект будет интересен и социальному бизнесу, и городским властям, и, в первую очередь, горожанам.

Как отмечает член жюри конкурса и известный скульптор Эдуард Казарян, он сотрудничает с Art Energy Almaty и Astana Art Fest уже четыре года, в течение которых наблюдает, как с каждым разом не только растут сами события и профессионализм организаторов, но и происходят важные изменения в городе. «После каждого фестиваля должны оставаться какие-то произведения, которые фиксируют это событие и занимают свое постоянное место в городе. Фестивали — как волна. Волна набежала, а когда схлынула, на берегу должны остаться «дары моря» — хорошие воспоминания и правильное направление для людей и их будущих идей. Поэтому конкурс мы решили назвать «Теплый город». Конечно, этот концепт можно понимать по-разному. Как теплые воспоминания, любовь к городу, ну или теплоту в прямом смысле. Это все на усмотрение авторов. Надеемся открыть новые имена архитекторов и дизайнеров, а также совершенно новый взгляд на город», — говорит Эдуард Казарян.

Предполагается, что работы — победители конкурса будут реализованы, и участники получат авторское вознаграждение. В составе жюри конкурса — Эдуард Казарян, Майра Измайлова, Эльдар Хасанов. А возглавит эту звездную команду Алекс Ринслер — известный британский паблик-арт-художник, культурный продюсер и организатор городских фестивалей. Алекс принимал участие в городских фестивалях по всему миру и как организатор, и как креативный директор, как участник, даже как монтажник, поэтому его опыт конструкторских решений и знание способов переноса «хрупких идей» в плотную форму, способную «выживать» в городе, несомненно, будут очень полезны алматинским художникам и архитекторам.

Работы Алекса Ринслера

К слову, Алекс успел провести недавно в Алматы открытый авторский семинар «Дыхание города», где были рассмотрены зарубежные кейсы декоративно-концептуального оформления города. Также в рамках открытой дискуссии были затронуты такие вопросы: что делает город удобным для жизни, как социальные задачи решаются через искусство, каковы принципы успешного и эффективного сотрудничества художников, архитекторов и местных сообществ?

Ниже представляем блицинтервью с Алексом Ринслером при участии креативного агентства FUNK.

Странно думать о фестивалях как о художественной практике, как живописи или театре. Когда люди спрашивают вас: «Что вы делаете как художник?» — что вы говорите?

Для меня фестивали предлагают уникальные творческие возможности. Они позволяют городам инвестировать в их внутреннюю творческую экологию, праздновать и сохранять традиционные ремесла, а также ритуалы и причуды, которые делают место уникальным, и предоставлять молодежи значимые возможности заниматься развитием своих районов. Более того, они дают людям возможность моделировать изменения, которые они хотят видеть.

Как вы взаимодействуете с людьми в своей работе и почему это важно?

Мой первый принцип, когда я выезжаю на новое место: я не притворяюсь, что знаю или понимаю, почему люди делают то, что они делают. Я считаю, что это нормально — спросить «почему это важно?» и «что вы хотите этим сказать?», а затем послушать.

Мой второй принцип — найти правильных партнеров и довериться их опыту и экспертизе. Креативное агентство FUNK через директора Майру Измайлову вносит большие изменения в Казахстан. Она взяла на себя риск пригласить меня в свою страну и очень гостеприимно меня приняла. Я в свою очередь согласился поработать с ней и ее командой над разработкой проектов.

Третий принцип заключается в том, чтобы относиться к вкладу людей с уважением и достоинством.

Какова цель и смысл общественного искусства? Какие проблемы оно решает?

Я не претендую на то, чтобы считаться экспертом в области урбанизма. И вместе с тем всем сердцем уважаю тех, кто посвящает свою жизнь этому делу. Как художник могу только утверждать, что владею своей практикой, которая заключается в том, чтобы создавать образы, с которыми люди могут себя связывать. Проекты, которые я делаю, по сути, являются экспериментами. Для меня цель публичного искусства — творческий разрыв шаблонов для того, чтобы за короткое время можно было взглянуть на город под разными углами. Эти эксперименты катализируют изменения и помогают нам осмыслить окружающий нас мир. Иными словами, они помогают сблизить горожан.

Рахимбек Асанов

Автор материала

Казахстан > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > and.kz, 30 марта 2018 > № 2555638


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 30 марта 2018 > № 2552659 Данияр Акишев

Данияр Акишев: Приоритетом Нацбанка остается снижение инфляции

 Меры Национального банка будут направлены на повышение эффективности денежно-кредитной политики. В частности, на усиление процентного канала трансмиссионного механизма, совершенствование инструментов денежно-кредитной политики, развитие финансового сектора, создание условий для восстановления кредитования экономики.

Об этом в интервью собственному корреспонденту МИА «Казинформ» в Москве рассказал председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев.

Он подчеркнул, что приоритетом Национального банка остается снижение инфляции при сохранении режима инфляционного таргетирования.

«Наша цель - постепенное достижение 4% к концу 2020 года. На 2018 год целевой ориентир по инфляции установлен в коридоре 5-7% на конец года», - сказал Д.Акишев.

По его словам, динамика базовой ставки будет зависеть от соответствия фактической инфляции тем целям по ней, которые стоят перед Нацбанком. Чем ниже будет инфляция, тем ниже будет значение базовой ставки.

«При сохранении благоприятного фона со стороны внешних рынков, а также отсутствии шоков на внутренних рынках Национальный банк продолжит в 2018 году политику постепенного снижения базовой ставки, обеспечивая при этом сохранение нейтральных денежно-кредитных условий», - сказал Д.Акишев. По его словам, главной задачей для экономики РК является переход на траекторию устойчивого роста.

Как отметил глава Нацбанка РК, пути решения задачи следует искать в проведении структурных и институциональных реформ с учетом правильного понимания текущей ситуации, основных причин кризиса, новых тенденций, политических и социальных аспектов.

«Актуальными стратегиями являются диверсификация экономики и структуры экспорта, импортозамещение, уход от сырьевой направленности экономики. Однако необходимо учитывать, способен ли существующий потенциал экономики страны способствовать появлению конкурентоспособных на мировом рынке производителей, созданию благоприятных макроэкономических и институциональных условий для их развития», - сказал Д.Акишев.

По словам главы финрегулятора, обладая богатой ресурсной базой и выгодным географическим расположением, Казахстан будет стремиться к диверсификации экономики, развивая агропромышленный комплекс, химическую промышленность, нефтепереработку, фармацевтику, машиностроение, транспорт и связь. Именно эти отрасли обладают необходимым потенциалом для дальнейшего развития и могут стать новыми драйверами долгосрочного роста нашей экономики.

«Тем не менее, целый ряд проблем может препятствовать или замедлять развитие этих планов. К ним стоит отнести: низкое участие частного капитала в инновационном развитии; слабое взаимодействие науки и производства; нехватку квалифицированных кадров в высокотехнологичных отраслях; низкую долю малого и среднего бизнеса. Сейчас Правительство, реализуя различные государственные программы, принимает меры по преодолению этих сложностей», - пояснил Д.Акишев.

Так, по его словам, благодаря применению информационных технологий программа «Цифровой Казахстан» до 2021 года ускорит бизнес-процессы и снизит издержки во всех отраслях. Результаты реформ видны будут не сразу, а для их успешной реализации потребуются совместные усилия как государственного, так и частного сектора.

«Национальный банк, со своей стороны, должен обеспечить предсказуемую инфляцию, сохраняющуюся на стабильно низком уровне в среднесрочной перспективе. Низкая инфляция позволит развиваться всем отраслям экономики, способствуя эффективному долгосрочному планированию, что в свою очередь, повысит кредитную и инвестиционную активность и будет способствовать росту производительности и занятости в экономике», - в заключил Д.Акишев.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 30 марта 2018 > № 2552659 Данияр Акишев


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 марта 2018 > № 2550933 Александр Шохин

Встреча Дмитрия Медведева с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным.

Обсуждались, в частности, вопросы развития института специального инвестиционного контракта, а также совершенствования системы неналоговых платежей.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Николаевич, мы с Вами не так давно обсуждали текущую экономическую ситуацию, обсуждали определённые идеи в сфере налоговой политики и некоторые другие вопросы, которые волнуют предпринимательское сообщество. Вы рассказывали о подходах РСПП к решению отдельных проблем, в том числе и по совершенствованию такого неплохо зарекомендовавшего себя экономического института, как специальный инвестиционный контракт. Не скрою, многие проекты у нас предлагают реализовывать именно в такой форме, имею в виду набор преимуществ, льгот, а также налоговых режимов, которые применяются при исполнении этого контракта. Знаю, что Вы над этим работали. Какие предложения?

А.Шохин: Во-первых, хотел бы сказать о том, что мы, не только Российский союз промышленников и предпринимателей, но и другие бизнес-объединения активно включились сейчас в реализацию Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. Безусловно, такие прорывные задачи, как выход на темпы роста выше среднемировых, увеличение инвестиций в основной капитал с нынешних 17,5% до 25% как минимум, – это серьёзные задачи, которые требуют повышения стимулирующей роли налоговой системы.

И у нас действительно целый ряд конкретных предложений на этот счёт есть. Мы более двух лет работали с Правительством, Министерством экономического развития, Министерством финансов, Министерством промышленности и торговли, и мне кажется, что подготовлен неплохой вариант закона о специальных инвестиционных контрактах, который, мы надеемся, уже в ближайшее время будет рассмотрен на Правительстве и внесён в Государственную Думу. Что прежде всего в этом законе нас привлекает как бизнес? Это сохранение неких базовых налоговых регуляторных условий на разумный, адекватный период, связанный с реализацией проекта. Это даже более важно для бизнеса – предсказуемость условий ведения предпринимательской деятельности, нежели даже конкретные налоговые льготы. Мы хотели бы, чтобы этот базовый принцип в финальной версии закона остался, и есть все основания полагать, что можно этот закон принять уже в рамках весенней сессии Государственной Думы.

Кроме того, мы включились в работу по реализации Вашего поручения, Дмитрий Анатольевич, по проработке темы неналоговых платежей. В частности, две недели назад на совещании под Вашим председательством было решено, что некоторые из этих неналоговых платежей можно инкорпорировать в Налоговый кодекс. Мы с этим в принципе согласны, но мы видим целый ряд проблем, которые надо решить, прежде чем это делать. Возьмём, например, экологические платежи. Экологические платежи – это не чисто фискальная мера, как мы надеемся, это ещё и способ устранить проблемы, связанные в том числе с утилизацией отходов производства и так далее. Здесь явно фискальная функция, то есть налоговая, и экологическая функция в определённом противоречии находятся. И многие предприятия, если будут сами перерабатывать отходы производства и активно этим заниматься, не будут платить эти платежи. Как крайний вариант такое возможно, но тогда никакого экологического сбора не будет, и налоговой службе нечего будет собирать. Поэтому надо вопросы, связанные с администрированием, с более чётким прописыванием, что нам важнее – экология или сбор налогов…

Д.Медведев: И то и другое для нас очень важно.

А.Шохин: Я согласен, баланс нужен какой-то. Кроме того, в том проекте закона, который Минфин подготовил, содержится норма, которую бизнес горячо поддерживает, о том, что все решения о новых неналоговых платежах, об изменении ставок должны приниматься за шесть месяцев до начала финансового года. А в том проекте Бюджетного кодекса, который сейчас обсуждается, подготовленном Минфином, три месяца значатся. Хорошо было бы всё-таки в пользу бизнеса решить этот вопрос. Для нас ведь важно подготовиться к этим изменениям. Но при этом мы исходим из того, что будет обеспечена, как говорят финансисты, фискальная нейтральность всех этих изменений. Я думаю, что в течение нескольких месяцев мы сумеем выйти здесь на оптимальные формулировки, удовлетворяющие и бюджет, и бизнес. И очень важно было бы сдвинуть вопрос о неналоговых платежах с нынешней дискуссионной ситуации в соответствующие решения. Для нас очень важна базовая позиция, Правительство её проводит достаточно чётко, а именно то, что все неналоговые платежи должны иметь законодательное оформление. Стало быть, должна быть предсказуемость в этой области.

Сейчас идёт также активная работа по инвентаризации налоговых льгот, и здесь мы тоже хотели бы вступить в активный диалог с Правительством. Нам хотелось бы, чтобы не было такого упрощённого подхода к налоговым льготам по принципу, что некоторые типы налогоплательщиков сразу будут исключаться – например, налогоплательщики, включённые в консолидированную группу налогоплательщиков, или какие-то отрасли целиком будут изъяты, металлургия например.

Также хотелось бы, чтобы была оценка комплексного мультипликативного эффекта от налоговых льгот. Многие компании ведь не только строят заводы и другие производственные объекты, они строят и социальные объекты, социальную инфраструктуру: дороги, школы, больницы и так далее. И нам очень важно, чтобы учитывались эти инвестиции компаний и относились эти расходы на себестоимость. Об этом тоже мы неоднократно говорили, но хотели бы, чтобы в рамках этой работы по инвентаризации льгот и по повышению их эффективности все эти соображения были учтены.

Буквально сегодня Центральный банк предложил ограничить сумму пеней и различного рода штрафов полуторным размером от основного тела долга. Такого рода подход можно было бы применить и к безнадёжной задолженности юридических лиц. Скажем, определить, что сумма пеней не может быть выше какого-то размера.

Д.Медведев: По отношению к основному долгу Вы имеете в виду?

А.Шохин: К основному долгу. Это позволило бы фактически безнадёжную задолженность, которая накопилась в кризисный период – 2015–2016 годы, урегулировать без разрушения бизнеса. Многие компании готовы, что называется, платить. Было бы неправильно здесь прощать долги, иначе добросовестные налогоплательщики оказываются в худшем положении, но продумать такую схему реструктуризации вполне возможно. Мы с Государственной Думой уже начали вести диалог, с Министерством финансов. Думаю, здесь главное найти количественные критерии.

Ещё один вопрос в контексте донастройки налоговой системы – это судьба страховых фондов, фондов социального страхования. Хотел бы проинформировать Вас, что социальные партнёры, РСПП как общероссийское объединение работодателей и ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России) как сторона профсоюзов Российской трёхсторонней комиссии, готовят сейчас предложение по трансформации Фонда социального страхования в публично-правовую корпорацию, с тем чтобы социальные партнёры в большей степени несли ответственность за управление этим фондом. Он носит чисто страховой характер, за небольшими исключениями. Здесь можно было бы отработать и страховые принципы, и механизм публично-правовой корпорации, которая уже есть у нас не только в теории, в законодательстве, но и на практике, я имею в виду фонд дольщиков.

Мы довольно много имеем предложений по прикладным, если можно так сказать, направлениям – донастройке налоговой системы, системы обязательных платежей – и хотели бы, чтобы диалог с Правительством здесь продолжался так же активно, как и раньше.

Д.Медведев: Этот диалог, действительно, никогда не прерывался. Мы совсем недавно, Вы упомянули об этом, обсуждали и систему неналоговых платежей, и интеграцию этой системы в действующее правовое поле. Здесь я абсолютно солидарен с позицией, которую Вы высказали, собственно, я и сам об этом неоднократно говорил: вся эта система должна быть в легальном поле. Нельзя допустить ситуацию, когда то или иное ведомство изобретает эти платежи, умножает их количество и этот процесс становится неконтролируемым. Это бьёт и по бизнесу, и по экономике в целом. Поэтому давайте работу и над этими вопросами, и над специальным инвестиционным контрактом, его новым оформлением продолжим и обсудим сейчас более подробно.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 марта 2018 > № 2550933 Александр Шохин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > mirnov.ru, 29 марта 2018 > № 2553897 Валентина Матвиенко

ОМС: ВЗЯТЬ ДА ОТМЕНИТЬ?

Громкая новость пришла из Совета Федерации.

На заседании научно-экспертного совета по реализации задач, озвученных в послании президента, спикер Валентина Матвиенко предложила направлять средства в медицинские учреждения через структуры Минздрава напрямую из федерального и регионального бюджетов, минуя Фонд ОМС, а саму систему страхования сделать добровольной, то есть ни много ни мало радикально изменить систему финансирования медицинских услуг в стране.

Что могло заставить третье по рангу должностное лицо в российской вертикали власти публично бросить камень в систему обязательного медицинского страхования, в которой крутятся около 2 трлн народных рублей? В смысле - сумасшедшие деньги, переданные государству в виде налогов, чтобы обеспечить быстрое и качественное лечение больных.

Валентина Ивановна жестко заявила, что деньгами этими слишком вольготно распоряжаются страховые компании:

«Сколько средств граждан уходит на содержание этих страховых компаний?! Это просто конторки по перекачиванию денег граждан. А какая эффективность страховой компании? Приезжаешь в регион - самые красивые здания у отделений ПФР, ФОМС, ФСС. Вот на это уходят средства. И это называется эффективной системой?!»

Спикер замахнулась на медстрахование! Система эта строилась на заре доморощенного либерализма, когда недоучившиеся «экономисты-завлабы» ломали советские механизмы социального обеспечения, внедряя по рецептам заморских учебников или забугорных советников механизмы иностранные, совсем иные.

Именно тогда между государством и нуждающимися в соцподдержке гражданами возникли посредники - толстые прокладки в виде всех этих фондов.

Скопировать их по-умному с иностранных образцов «реформаторы» не сумели, упустив сознательно или по малограмотности важные детали. Потому и получилось – их фонды заточены на то, чтобы умножать средства налогоплательщиков и оплачивать их лечение, а «наши» больше пригодны для обогащения начальников этих фондов.

Первый грандиозный скандал в ФОМС случился осенью 2006 года, когда Генпрокуратура арестовала практически все руководство во главе с его директором Андреем Тарановым.

Уголовное дело было заведено по результатам проверки Счетной палатой деятельности организации за 2005 год, речь шла о преступлениях по двум статьями УК РФ - «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Получение взятки».

Через четыре года снова! В августе 2010-го страна узнала о раскрутке «дела томографов», получившего шанс стать самым громким коррупционным скандалом года. Стоимость томографов и другой дорогостоящей медицинской техники завышалась в разы, они покупались через третьих лиц, при этом с каждой перепродажей цена увеличивалась в несколько раз.

Продолжение - в сентябре 2017 года. Генпрокуратура выяснила, что ФОМС, отказывая в деньгах сельским медпунктам, тратил бюджетные деньги на закупку квартир своему руководству.

Например, заместитель начальника управления фонда получил на эти цели 11,5 млн рублей, при этом у чиновника в собственности уже были две квартиры в Арабских Эмиратах плюс большая квартира в Москве. Всего фонд выделил пяти своим руководителям 45 млн рублей.

При этом следователи отметили, что на фоне резкого улучшения жизни начальников организации долги больниц в регионах достигают сотен миллионов, а то и миллиардов рублей! Такое вот заколдованное место этот ФОМС: поток государственных средств здесь резко меняет направление и вместо поликлиник и больниц сворачивает в карманы чиновников.

«Государственные деньги государственным же медучреждениям передаются через частных коммерческих посредников, - утверждают специалисты Минздрава. - У нас структуры ОМС заинтересованы в росте объема медицинских услуг, но не заинтересованы в результатах лечения. Главное - лечить дольше и дороже, чтобы больше положить себе в карман. Система экономически нацелена на рост числа больных, а особо - на увеличение доли тяжелобольных с длительно или хронически протекающими болезнями. Все это противоречит целям государства и общества!»

Так в наших нынешних реалиях работает обязательное медстрахование, в котором огромные бюджетные деньги сначала закачиваются в коммерческие организации, чтобы затем быть отправленными в государственные поликлиники и больницы. Это теоретически.

Но на то он и посредник, чтобы к нему прилипали купюры. Как утверждает создатель НИИ по управленческим и экономическим проблемам Минздрава Юрий Комаров, из бюджета ОМС по дороге из фондов в больницы вымывается около 14%, то есть примерно 238 млрд рублей.

По официальным выводам Счетной палаты, в 2015 году система ОМС потеряла 30,5 млрд рублей, которые страховые компании потратили на собственные нужды, а в 2017-м СП зафиксировала увеличение на 26-39% тарифов на услуги, оказываемые больницами в рамках системы ОМС.

Количество скандалов в ФОМС, а также превращение рядовых чиновников в крупных жуликов, едва они рассаживаются по начальственным кабинетам фонда, однозначно свидетельствуют - лавочку надо закрывать и переходить на короткую прямую схему «федеральный бюджет - медицинские учреждения». Думается, спикер Совета Федерации не случайно озвучила эту идею именно сейчас, когда среди властных элит началась гонка за пост нового главы правительства.

Участникам этой гонки стоит также обратить внимание на Пенсионный фонд, который работает по схожей схеме и у которого постоянно не хватает денег. Может, и здесь укоротить и вернуться к советской модели «бюджет - собес - пенсионер»?! Не помнится, чтобы на нее сильно жаловались...

Лаврентий Павлов

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > mirnov.ru, 29 марта 2018 > № 2553897 Валентина Матвиенко


Россия > Химпром. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 29 марта 2018 > № 2550964 Анатолий Чубайс

РОСНАНО планирует направить на дивиденды 50% чистой прибыли.

Беседовала Елена Марчукова

РОСНАНО по итогам 2017 года планирует направить на дивиденды государству 50% чистой прибыли. Об этом в интервью Business FM заявил председатель правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс. Кроме того, он рассказал, что в прошлом году налоговые отчисления проектных компаний РОСНАНО превысили объем инвестиций государства в создание самой компании.

— Возможна ли выплата дивидендов компании по итогам 2017 года в пользу государства? Если да, то какую часть прибыли вы можете направить на дивиденды?

— У нас картина такая: ответ на этот вопрос определяется наличием или отсутствием прибыли. Причем по действовавшему до недавнего времени порядку нужна была прибыль либо по РСБУ, либо по МСФО. Если она есть, то большая из этих двух цифр является основанием для расчета прибыли. Сейчас в соответствии с законом отчитались о прибыли по РСБУ. Она у нас составила 1 млрд 57 млн рублей. Это означает, что у нас появляется основание или, наоборот, необходимость выплаты дивидендов. Мы с этим согласны. Дивиденды рассчитываются по действовавшей методике в размере 50% от этой суммы. Для нас это означает чуть больше 500 млн рублей. Соответственно, мы готовы к такой выплате. Надо, правда, уточнить, что порядок пока еще окончательно не утвержден Минфином по итогам 2017 года, но я думаю, что он останется прежним, тем более что недавно Минфин публично об этом заявлял. Это означает, что 50% от прибыли для нас — полмиллиарда, что для нас впервые в нашей истории за десять лет существования компании произойдет. Как вы понимаете, дивиденды — это не просто какие-то бумажные отчеты, это реальные перечисления реальных живых средств из РОСНАНО государству.

— Как вы планируете оценивать развитие инноваций? Как это измерять, какие новые показатели появились в долгосрочной стратегии РОСНАНО?

— В долгосрочной стратегии РОСНАНО, прежде всего, сохранилась преемственность. Она переутверждена, и теперь уже она действует не до 2020-го, а до 2023 года. Все базовые задачи, в том числе главная задача — создание в России наноиндустрии, остались без изменения. Это очень важно. В то же время есть некоторые уточнения, в том числе показателей, о которых вы спрашиваете. Что конкретно там сделано? Самое главное состоит в том, что смещен приоритет с чисто количественных показателей на показатели качественные, показатели эффективности и показатели экспорта. Конкретно — у нас впервые появился показатель по экспорту нанопродукции. Суть его состоит в том, что рост этого экспорта должен быть выше, чем рост ненефтегазового экспорта в стране в целом. По сути дела, это означает не просто рост доли инновационной экономики в ВВП России, но еще и внутри инновационной экономики нанотехнологическая часть как наиболее продвинутая должна расти еще быстрее. Еще одно важное изменение для нас — это новая задача по привлечению инвестиций, что, как вы понимаете, в нынешней геополитической ситуации непросто, тем не менее нам не просто подтверждены старые цифры: 2020 год — 150 млрд рублей объемы привлечения, но еще дан второй сценарий, в котором объемы привлекаемых внешних инвестиций в нанотехнологии в России должен быть еще больше. Это новый для нас вызов, над которым нам придется серьезно работать.

— Эта цифра в 150 млрд рублей, которую вы упомянули, касается именно внешних инвестиций или совокупно?

— 150 млрд рублей — это цифра объема внешних инвестиций, которые мы должны привлечь в 2020 году, притом что 150 млрд — это минимальная цифра на этот год, а максимальная цифра — 175 млрд рублей, если я правильно помню.

— Какой социально-экономический эффект для государства от инвестиций РОСНАНО, что государство получает в итоге?

— Это довольно значимые вещи, как нам представляется. Прежде всего, это новые рабочие места. На сегодня их создано уже 38 тысяч. Не менее важная вещь — это финансирование сферы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Хочу подчеркнуть, что речь идет не о том, что РОСНАНО взяла из бюджета деньги и перечислила на НИОКР, а речь идет о том, что РОСНАНО построила заводы, которые, в свою очередь, для своего развития будут финансировать, да, собственно, уже полноценно финансируют НИОКР. Только за последние четыре года построенные нами заводы профинансировали НИОКР на 38 млрд рублей. За это же время Академия наук России профинансировала их всего на 12,6 млрд рублей. Это, как нам кажется, очень важный эффект еще и с учетом того, что такие наукоемкие производства очень хорошо понимают, что им нужно заказывать. Их качество как заказчика очень высокое. Еще одна символическая для нас вещь — мы в прошедшем, 2017 году по совокупному объему налоговых отчислений построенных нами предприятий впервые превысили объем инвестиций государства в создание РОСНАНО на старте. Государство внесло в наш уставный капитал 101 млрд рублей, а по итогам прошлого года у нас совокупный объем налоговых платежей наших проектных компаний больше, чем 101 млрд.

— Могли бы вы назвать отрасли, в которых построены эти заводы?

— Давайте попробуем. Из отраслей, которые мы считаем, большая часть которых появилась заново, наиболее значимы для нас следующие: во-первых, это ядерная медицина. Отрасль, которая в крайне ограниченном виде существовала, а сегодня в десяти регионах страны функционируют диагностические центры, построенные нами. Во-вторых, это электроника и фотоника. Это целый ряд предприятий, в том числе, что очень важно, это и флагман российской индустрии в этой сфере — компания «Микрон». Дальше, это больше полутора десятков предприятий в сфере новых современных материалов. Тут спектр от теплоизоляционных материалов до углепластика, в том числе для современной боевой авиации, да теперь уже и гражданской: «Черное крыло» МС-21 — это тоже углепластик. Важное направление — это покрытие и модификация поверхности. Здесь у нас тоже полтора-два десятка новых предприятий, которые построены, которых не существовало в стране. Очень важно, что мы вместе с правительством, наконец, запустили в России большой проект по солнечной энергетике, притом что речь идет не просто о солнечных станциях, а речь идет еще и о построенных заводах, которые производят в России российскую продукцию для солнечных станций. Добавлю к этому то, что чуть больше двух недель назад в России запущена первая ветростанция. Это еще одна большая индустрия, под которую мы сейчас разворачиваем строительство заводов по производству оборудования для российской ветроэнергетики.

Россия > Химпром. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 29 марта 2018 > № 2550964 Анатолий Чубайс


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 29 марта 2018 > № 2549654

Савва Шипов: Минэкономразвития готовит предложения к новому разделу программы «Цифровая экономика»

Планируется дополнить программу разделом, посвященным трансформации государственного управления. Об этом сообщил заместитель министра экономического развития РФ Савва Шипов на парламентских слушаниях в Совете Федерации, посвящённых нормативному регулированию цифровой экономики.

В новом разделе программы будут сформулированы основные направления реформирования гражданского сегмента государственного управления: стратегическое планирование, развитие системы государственного контроля и государственных услуг, информатизация нормотворческого процесса, повышение внутренней эффективности органов власти и многое другое.

Ключевым же вопросом цифровой трансформации системы госуправления, по словам Саввы Шипова, должен стать качественно новый уровень работы с данными.

«Это принципиально новый вопрос, как должна трансформироваться система принятия решений на основании данных. Использование данных и их юридическая сила – это главный вызов, который сейчас стоит перед государством. Если мы сможем создать новую систему работы с данными, сделать юридически значимыми все данные, содержащиеся в государственных реестрах, перейти на государственные услуги без участия человека, чиновника, перейти на умный контроль на основе датчиков, и на основе всех этих больших данных сможем принимать управленческие решения, тогда мы будем идти в ногу с этими современными вызовами», - отметил замминистра.

Он также рассказал о подготовке концепций комплексного правового регулирования и управления изменениями, которые являются частью плана мероприятий по нормативному регулированию цифровой экономики.

Как отметил представитель Минэкономразвития России, концепция комплексного правового регулирования должна закрепить новый подход к регулированию отношений, возникающих в связи с развитием цифровой экономики, единый понятийный аппарат и нормотворческие механизмы

Концепция управления изменениями, в свою очередь, должна установить подходы к нормотворчеству, которые позволят законодательству не «отставать» от постоянно меняющейся цифровой среды.

По словам Саввы Шипова, должна быть создана четкая система учета мнений и разработка нормативно-правовых актов, единая цифровая платформа, которая позволит объединить и ускорить все эти процессы взаимодействия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 29 марта 2018 > № 2549654


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 29 марта 2018 > № 2549202 Игорь Абакумов

Сельские территории — основа развития экономики.

Россия столкнулась с запустением и вымиранием сельских территорий. Закрываются школы и больницы, население уезжает в города. Усугубляет ситуацию государственная поддержка агрохолдингов, которые не заинтересованы в развитии сельской инфраструктуры. Какой должна быть аграрная политика, обсудят участники конференции «Будущее сельских территорий России в контексте развития аграрного мира». Эксперт Московского экономического форума, издатель портала «Крестьянские ведомости» Игорь АБАКУМОВ рассказывает о проблемах и перспективах села.

– Какие проблемы стоят на пути развития сельских территорий?

– Главная проблема – отток населения. Но это лишь следствие того, что сельские территории постепенно лишаются инфраструктуры: закрываются школы, больницы, спортивные сооружения, кинотеатры, медицинские учреждения и т.д. Люди отказываются жить в таких условиях, поэтому они уезжают в города. А для такой большой страны, как Россия, населенная сельская территория – это инструмент контроля. Если территория не заселена, государство не знает, что на ней происходит. Только местные жители могут сигнализировать о пожарах, саранче, нашествии сорняков.

– Верна ли государственная политика поддержки агрохолдингов?

– В отличие от фермерских хозяйств, агрохолдинги не способствуют развитию сельской инфраструктуры. Они нуждаются только в землях и рабочей силе. Собственнику агрохолдинга не интересно, где учатся дети его работников, не интересно строить школы. Максимум он может вложиться в строительство храма, чтобы успокоить местное население. Когда местные жители не являются собственниками земли, средств производства, им безразлично, где работать – охранником в городе или трактористом.

– Какие шаги необходимо предпринять для развития инфраструктуры?

– Государство должно понимать, что основа развития экономики – это сельская территория. Рост крупных городов изменил нашу политику и экономику. Города разрослись так, что их трудно снабжать и содержать. В Москве уже проживают почти 20% населения страны, при этом она не производит продовольствие. Большие города должны поделиться доходами, налоговые поступления должны распределяться более равномерно. Это даст толчок к строительству дорог, коммуникаций, больниц и школ, созданию рабочих мест. Чтобы молодежь оставалась на селе, ей, помимо инфраструктуры, нужны высокотехнологичные рабочие места: надежный трактор, комбайн, качественные семена, дом с необходимой инфраструктурой. Есть политические силы, которые знают, что делать. Это, в том числе «Партия Дела» и эксперты Московского Экономического Форума.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 29 марта 2018 > № 2549202 Игорь Абакумов


Китай > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580817 Юрий Тавровский

Китай и уроки истории

о том, как новая мобилизация выводит КНР в мировые лидеры

Китай встал на рельсы нового мобилизационного периода в конце 2012 г. Только что избранный тогда на пост генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпин провозгласил план "Китайская мечта о великом возрождении китайской нации" и обозначил время его реализации — 2049 год. Уже первые пять лет движения к намеченной цели доказали реалистичность замысла "товарища Си" превратить Китай в мощнейшее государство современности при условии наличия и надлежащего применения необходимых элементов мобилизации: правильно поставленной стратегической цели, выбора оптимальной экономической модели, наведения дисциплины и порядка в управленческом слое и обществе в целом, создания атмосферы подъёма национального духа, наличия благоприятного внешнего окружения, Прошедший в октябре 2017 г. XIX съезд КПК одобрил итоги первых пяти лет "китайской мечты" и утвердил её в качестве курса правящей партии на перспективу до середины XXI века. Теперь мобилизация "китайской мечты" будет набирать темпы.

Нынешний мобилизационный период — вовсе не первый в почти 70-летней истории КНР. Одержав победу в многолетней гражданской войне, коммунисты получили отсталую страну, состоявшую из разных по уровню развития крупных районов. Японцы оставили довольно развитые промышленные центры на Северо-Востоке, которые создавали в расчёте на аннексию нового жизненного пространства и создания "второй Японии". Там же действовали построенные еще Российской империей железные дороги и порты. Лёгкая промышленность и внешняя торговля были довольно развиты в районе Шанхая. Военная промышленность — в провинции Сычуань и прилегающих районах, которые в конце войны с японцами (1931-1945) оставались последним оплотом Китайской Республики под руководством партии Гоминьдан и Национальной армии во главе с Чан Кайши. Коммунисты контролировали обширные районы на Северо-Западе с преимущественно аграрной экономикой. Тибет и Синьцзян стали практически автономными регионами под властью местных военных или религиозных деятелей.

Собрать страну воедино, наладить нормальную хозяйственную деятельность и создать взаимосвязанную транспортную систему — такова была задача-минимум. Проблема усугублялась отсутствием кадров, способных разработать столь необходимый мобилизационный план, а затем — и осуществить его. Мао Цзэдун и его окружение, выбравшись из своих баз в бедной провинции Шэньси после десятилетий осады, не имели опыта решения экономических и социальных проблем общенационального масштаба. Полуграмотная крестьянско-солдатская масса захлестнула города, из которых сбежали на Тайвань и без того немногочисленные квалифицированные кадры управленцев, инженеров, учёных и технических специалистов.

Удержать власть в руках КПК и спасти страну можно было только за счёт выбора эффективной стратегии, мобилизации скромных наличных ресурсов и поддержки союзников. Неудивительно, что в Пекине, хотя и не без колебаний, выбрали социалистический путь развития по советской модели, которая подразумевала экономическое планирование и преимущественное развитие тяжёлой промышленности. Перед глазами у Мао Цзэдуна и его соратников стоял успешный опыт мобилизации Советского Союза перед 1941 годом, во время Великой Отечественной войны и уже ставшие очевидными успехи в послевоенном восстановлении.

Выбор оказался верным. При содействии СССР в середине ХХ века в Китае было построено 250 крупных промышленных предприятий, цехов и других объектов, которые оснащались новейшим оборудованием. 8,5 тысяч советских специалистов не только руководили строительством крупнейших предприятий, но и заняли там места инженеров и техников. В 1954 г. Москва безвозмездно передала Пекину свыше 1400 проектов промышленных предприятий и свыше 24 тысяч комплектов различной научно-технической документации. Особое внимание было уделено вёрстке первого пятилетнего плана развития народного хозяйства — китайским коллегам помогали лучшие специалисты Госплана и отраслевых министерств.

Первый план составлялся с 1951 г., работа над ним растянулась на несколько лет. В это время в Пекине шла острая внутрипартийная борьба по ключевым вопросам экономического и политического развития, тогда же развернулась кровопролитная Корейская война (1950-1953). Неудивительно, что работа над планом на 1953-1957 гг. была завершена лишь к началу 1955 г., а утвержден он был в конце июля того же года. Тем не менее, этот первый опыт государственной политики развития оказался успешным. Задания первой пятилетки были выполнены и перевыполнены. Промышленное производство в 1957 г. превысило показатели 1952 года на 141%. Новорожденные тяжёлая промышленность и машиностроение ставили всё новые рекорды — КНР стала на 60% самостоятельно удовлетворять свои потребности в машинном оборудовании. Возникли отсутствовавшие ранее отрасли промышленности: автомобилестроение, тракторостроение, авиастроение.

Первая пятилетка стала крупным успехом — удалось заложить основы социалистической индустриализации, практически все задания плана, в том числе в сферах индивидуального сельского хозяйства, ремесленного производства, частной промышленности и торговли были выполнены за счёт мобилизации сил китайской нации и содействия СССР. Негативные последствия Корейской войны, напряженности в районе Тайваньского пролива, а также общего враждебного окружения и экономической блокады со стороны США и их азиатских союзников компенсировались "ядерным зонтиком" и другими формами военной помощи от Советского Союза.

Сверхмобилизация — большой скачок назад

Успех начального этапа мобилизации оказался настолько впечатляющим, что Мао Цзэдун и его сторонники в руководстве Компартии задумали план сверхмобилизации. Его назвали "Большой скачок". Идея достижения сверхрезультатов за счёт сверхнапряжения всех физических и духовных сил присуща китайской духовной традиции. Она присутствует, например, в учении буддийской школы Чань (Дзэн), которая говорит о возможности достижения состояния нирваны не только через длительное совершенствование судьбы-кармы из одного перерождения в другое, а через полную концентрацию мысли и мгновенного просветления под руководством мудрого наставника. "Революционное строительство необычное, форсированное" рекомендовал в своих трудах Сунь Ятсен, первый президент Китайской Республики. Он неоднократно отмечал возможность догнать и перегнать наиболее развитые страны путем скачкообразного развития, особенно с учётом того, что "китайская нация — самая большая и самая одарённая".

"Большой скачок", как известно, закончился провалом. На этапе сверхмобилизации были неверно поставлены цели, а затем и выбраны средства. Был разработан фантастический план на первые 5 лет "десятилетки": промышленное производство в 1958-1962 годах увеличить в 6,5 раз, сельскохозяйственное — в 2.5 раза. Выплавка стали должна была сразу вырасти с 10 до 100 миллионов тонн. Рекордные ориентиры в сельском хозяйстве намеревались достичь за счёт масштабных ирригационных работ и нетрадиционных способов обработки земли (глубокая вспашка, загущение посадок риса), а также борьбы против "четырёх вредителей": крыс, воробьев, мух и комаров.

Катастрофические результаты плана "большого скачка" в промышленности и "народных коммун" на селе стали очевидны очень быстро. Несколько лет Китай переживал массовый голод, число жертв по разным оценкам колебалось от 20 до 45 миллионов человек. Но даже последовавшая вскоре десятилетняя "культурная революция" (1966-1976), призванная, в частности, предотвратить массовые протесты против "мобилизационного авантюризма" Пекина, не уничтожила стремления к плановому развитию экономики. Составлялись и в значительной степени выполнялись пятилетние планы. По данным государственного бюро статистики КНР, в период с 1966 г. по 1976 г. рост промышленности составил 79%, сельского хозяйства — 53%, национальный доход вырос на 77,4 %.

Мобилизация с китайской спецификой

После смерти Мао Цзэдуна (1976) Китай оказался на грани хаоса и распада по границам больших военных округов. Вдова "великого кормчего" Цзян Цин и её помощники, вместе получившие прозвище "банды четырёх", собирались продолжить "революционные" эксперименты. Только молниеносный захват власти группой высших чинов армии и госбезопасности предотвратил скатывание в пропасть. Но у престарелых ветеранов не было плана выхода из общенационального кризиса, и они вернули во власть Дэн Сяопина, соратника по Великому походу и гражданской войне. Во время краткого интервала между окончанием "большого скачка" и началом "культурной революции" он вместе с тогдашним главой государства Лю Шаоци пытался начать экономические реформы. Теперь ветераны в строгих френчах вспомнили об этом и обеспечили карт-бланш ради спасения Поднебесной.

За годы ссылки на тракторостроительном заводе в провинции Цзянси и нескольких месяцев неопределённого положения в Пекине накануне смерти Мао Цзэдуна, Дэн Сяопин много думал и писал. Он перечитал работы Николая Бухарина, с которыми познакомился во время учёбы в Москве в 1926 году, вспоминал быстрое восстановление советской экономики в годы НЭПа, анализировал причины успеха первой китайской пятилетки. На этой основе он развил мобилизационный план "четырёх модернизаций", сильно напоминавший программу покойного премьера Чжоу Эньлая, которая даже была одобрена на сессии ВСНП (парламента) в 1975 году. Дэн Сяопин сохранил упор на социалистическую модернизацию обороны, сельского хозяйства, науки и промышленности, а также сделал то, что не мог при живом "великом кормчем" позволить себе Чжоу Эньлай. Он провозгласил отказ от первенства коммунистической идеологии и поднял на щит лозунг "практика — единственный критерий истины". В развитие "четырёх модернизаций" Дэн Сяопин выдвинул более конкретную программу из 12 пунктов. Приоритет экономики был официально закреплен на 3-м пленуме ЦК КПК 11 созыва в декабре 1978 года. От этого рубежа отсчитывается третий мобилизационный период истории КНР. В китайской и мировой политологии он получил название "периода реформ и открытости".

Сила, и одновременно слабость плана Дэн Сяопина заключалась в его размытости, отсутствии жёстких принципов, рамок, показателей. Довольно разнородным было и идеологическое обеспечение реформ. Снова был взят на вооружение лозунг "Неважно, какого цвета кошка, лишь бы ловила мышей". Сильно оголодавшим китайцам по нраву пришёлся призыв "Обогащайтесь!" Заманчивые перспективы сулил лозунг создания в Поднебесной "сяокан", общества среднего достатка. Сохранив социалистическое планирование в формате пятилеток, Дэн Сяопин, в то же время, не выдвинул долгосрочной общенациональной стратегии с чёткими целями и сроками их достижения. Памятуя о мегаломании Мао Цзэдуна, он предпочёл "переходить реку с камня на камень".

Немало инициатив, приписываемых ныне "архитектору китайских реформ", появились "снизу" в разных провинциях Китая, но были им поддержаны и закреплены в партийных решениях. В первую очередь, это касалось закрепления земли в долгосрочную аренду за крестьянскими дворами. На счёт Дэн Сяопина партийные историки записали также важные разработки Ли Сяньняня, Чэнь Юня и других ветеранов. То же самое случилось, например, с созданием специальных экономических зон, ставших "визитной карточкой" китайских реформ и их "архитектора". Идея рыночного эксперимента в ограниченном пространстве районов, прилегающих к колониальным анклавам Гонконг и Макао, родилась у Си Чжунсюня, отца нынешнего китайского руководителя Си Цзиньпина. Вернувшись из 16-летней ссылки, этот видный представитель "старой гвардии" был назначен руководить провинцией Гуандун, на землях которой сохранялись эти крошечные, но процветавшие колонии Великобритании и Португалии. Успех разработанного им проекта сближения форм хозяйствования социалистического Гуандуна и капиталистических Гонконга и Макао породил процветающие ныне города Шэньчжэнь и Чжухай. Но, главное, он убедил самого Дэн Сяопина и поначалу критически настроенное Политбюро ЦК КПК в реальности модели конвергенции, получившей сначала название "реформ и открытости", а впоследствии — "социализм с китайской спецификой".

Дэн Сяопин хорошо знал свою страну, понимал ограниченность внутренних ресурсов и степень её отсталости от передовых держав. Помня об успехах первой пятилетки, достигнутых с помощью Советского Союза, он не мог не задуматься о поиске внешних источников капитала и технологий, новых рынков для оживающей экономики. Возврат к союзническим отношениям с СССР был неприемлем после антисоветской истерии конца 60-х и начала 70-х годов, взаимного глубокого недоверия Кремля и Чжуннаньхая. В этих условиях активизировалось прощупывание возможностей прорыва всё ещё действовавшей блокады стран Запада и налаживания с ними нормальных отношений. Начатый ещё при жизни Мао Цзэдуна процесс сближения, который привёл к визиту в Пекин в 1972 году президента Р. Никсона, был заторможен внутренней нестабильностью в Китае. Но уже в январе 1979 года, сразу после установления дипломатических отношений, Дэн Сяопин совершил визит в США. Через месяц после этого началась краткосрочная, но кровопролитная война на границе Китая с Вьетнамом. Неудачная для Китая с военной точки зрения, "Первая социалистическая война" доказала Западу стратегическую ценность Пекина, и вскоре после этого Дэн Сяопин получил внешнюю поддержку "реформ и открытости".

Начавшись с села, вечной основы китайской "цивилизации риса", реформы последовательно переходили на лёгкую, среднюю и крупную промышленность. Накопившаяся за годы войн и "смутных времён" созидательная энергия китайской нации рвалась наружу и нуждалась только в снятии оков. До тех пор, пока предпринимательский порыв миллионов китайцев не выходил за рамки социализма под руководством Компартии, им обеспечивалась небывалая свобода рук. С благословения Запада, в Китай устремился капитал "заморских китайцев" с Тайваня и стран Южных морей. Созданная ими привычная для Запада инфраструктура бизнеса позволила вскоре приступить к массированным капиталовложениям в страну с неисчерпаемой и небывало дешёвой рабочей силой. Сам Дэн Сяопин тоже изучал успешно действовавшие модели "конфуцианского" или "авторитарного" капитализма, как в масштабе крошечного Сингапура, так и более крупного "азиатского тигра" — Тайваня, интересовался "японским экономическим чудом".

Выбор оптимальной для китайских условий того времени экономической модели, обеспечение благоприятного внешнего окружения и массовая поддержка "реформ и открытости" элитой и населением позволили добиваться впечатляющих успехов, особенно заметных на фоне предыдущего периода всеобщей нищеты и хаоса. Однако отсутствие стратегической цели развития, "многовекторность" установок Пекина и низкая эффективность управленческого слоя, принявшего лозунг Дэн Сяопина "Обогащайтесь!" на свой счёт, не могли не привести к серьёзным последствиям. Страна разделилась на две части: быстро развивающиеся приморские провинции с сильным присутствием капитала "заморских китайцев" и стран Запада — с одной стороны, и всё заметнее отстающие остальные районы Поднебесной — с другой. Произошло разделение и среди населения — быстро богатели получившие начальный капитал родственники "заморских китайцев" и наладившие коррупционные связи с предпринимателями чиновники, стали жить лучше работники частных и иностранных предприятий. Большинство же китайцев продолжали жить в условиях бедности и нищеты.

Предпринятая на XII съезде КПК в 1982 году попытка решить накопившиеся концептуальные и практические проблемы "реформ и открытости" не принесла ожидавшихся результатов. Разочарование в рыночной экономике как панацее от бедности, опасения партийной элиты выпустить рычаги управления обществом привели к усилению популярности социализма и, отчасти, даже маоизма. Эти настроения привели к подчёркиванию в материалах съезда важности сохранения социалистического строя, базирующегося на таких принципах, как отсутствие эксплуатации человека человеком, государственная собственность на основные средства производства, распределение по труду и плановое развитие народного хозяйства, а также на социалистической духовной культуре. Сторонники форсированного развития за счёт использования принципов рыночной экономики тоже отразили свои взгляды — в решения съезда была записана установка на увеличение в 4 раза ВВП к 2000 году. Компромиссом стала предложенная Дэн Сяопином новая формулировка — "социализм с китайской спецификой". Этот компромисс, с одной стороны, обеспечил сохранение высоких темпов экономического развития, но, с другой стороны, не разрешил внутренние проблемы китайского общества.

Особенно остро усиление неравенства, вседозволенности управленцев почувствовали студенты. В 1985 году на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу начались студенческие протесты против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сианя и Чэнду. Партийные власти, наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках, вынуждены были провести кампанию борьбы с "порочным стилем среди кадровых работников". С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров на стадионах.

В конце 1986 г. студенты в провинции Аньхуэй, а затем в Шанхае, Ухане, Тяньцзине и Пекине вышли на улицы под лозунгом "Без демократии нет реформ" и с требованиями борьбы против бюрократизации и коррупции. Выступления довольно быстро погасили мирными средствами. Нескольких реформаторски настроенных партийных лидеров, включая генсека ЦК КПК Ку Яобана, который санкционировал аресты коррупционеров, в том числе — родственников членов Политбюро, обвинили в потакании "буржуазному либерализму" и сместили с поста. Тем не менее, Дэн Сяопин защитил остававшихся в руководстве сторонников преобразований и даже дал добро на подготовку проекта политической реформы. Однако ограниченные шаги в этом направлении не привели к сокращению масштабов коррупции и неравенства, а предпринятая реформа цен вызвала всплеск инфляции, уровень жизни населения понизился.

На фоне развития экономики нарастали социальные, политические и духовные проблемы общества. Ради сплочения партии и нации XIII съезд КПК (октябрь-ноябрь 1987 г.) попытался найти выход в постановке мобилизационной задачи достижения Китаем уровня среднеразвитых стран к 2050 году. Однако ни апелляция к национальному чувству отставшей из-за "унижений империалистов" страны, ни солидные цифры роста ВВП, ни повышение уровня жизни некоторых категорий населения не решили всех проблем. Неоднородное в социально-экономическом отношении общество продолжало накапливать протестный потенциал.

К весне 1989 г. формирование бюрократического капитализма в качестве базиса при одновременном ослаблении партийно-идеологической надстройки приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и кланов "новой аристократии" из парткомов и органов власти настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах "культурной революции", о погромах горкомов и райкомов, о "дурацких колпаках" на головах вчера ещё всесильных, а сегодня — смиренно кающихся начальников. В мае–июне 1989 г. развернулись беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодёжью в Шанхае и других городах. Ценой кровавой трагедии, о которой даже сегодня в Китае "не принято" упоминать, Компартии удалось удержать кормило власти, но "работа над ошибками", отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались ещё несколько лет.

Руководство КПК, столкнувшееся в мае 1989 г. с перспективой раскола партии и утраты власти в стране, довольно долго преодолевало пережитый шок. Даже авторитета Дэн Сяопина, взявшего на себя ответственность за разгон демонстраций, не хватило для защиты реформаторского курса. Его выдвиженец, генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзыян, который сочувствовал манифестантам, был смещён со своего поста и на всю жизнь изолирован где-то в окрестностях Пекина. Сам Дэн Сяопин ушёл с остававшегося у него ключевого поста председателя Военного совета ЦК КПК. Началось торможение экономических реформ.

Только спустя три года сохранивший неформальный авторитет Дэн Сяопин в ходе частной поездки по южным провинциям Китая, больше других выигравших от курса "реформ и открытости", смог заручиться поддержкой влиятельных сил в партии и государстве. Китай стал возвращаться на восходящую траекторию. 90-е годы и начало "нулевых" годов стали периодом "китайского экономического чуда", когда темпы прироста ВВП измерялись двузначными цифрами.

Даже при отсутствии чёткой мобилизационной стратегии с долгосрочной стратегической целью, без атмосферы подъёма национального духа и жёсткой дисциплины в управленческом слое и обществе, Китай, тем не менее, шёл вперёд. Этому способствовала победившая после нескольких испытаний модель ориентации на экспортные рынки, которые были гарантированы Китаю как по чисто экономическим причинам, так и ради втягивания страны в военно-политическую орбиту Запада. Большой удачей стало вступление КНР в 2001 году во Всемирную торговую организацию (ВТО). Пекину позволили выторговать 15-летний переходный период, который был использован для наращивания объёмов экспорта. Если в 2001 г. объём внешней торговли КНР составлял 200 млрд. долл., то за льготный период он достиг 4 трлн. долл.

За успех была уплачена высокая цена. В жертву небывалым темпам роста экспорта приносились судьбы сотен миллионов сверхэксплуатируемых рабочих. На глазах ухудшалась окружающая среда: воздух, земля и воды пропитывались отходами производства. Страна ещё больше разделилась на процветающие и отсталые регионы. Только жёсткая система прописки "хукоу" сдерживала массовое бегство крестьян из деревень, предотвращала коллапс городской инфраструктуры и зачаточной системы социального обеспечения. В духовной сфере царили пришедшие из Гонконга, Тайваня и Америки образцы массовой культуры. Снизился авторитет Компартии, вынужденной для сохранения своего контроля расширять полномочия органов общественной безопасности. Однако "кошка" продолжала "ловить мышей", и о смене стратегии или её серьезной коррекции речь не заходила. Генеральный секретарь Цзян Цзэминь (1989-2002) и сменивший его Ху Цзиньтао (2002-2012) ограничивались лишь косметическими изменениями в экономике и внутренней политике, а также удерживали Китай "в тени" на международной арене по совету Дэн Сяопина. По существу, они управляли страной "на автопилоте".

Мобилизация зовётся "Китайская мечта"

Инерционное развитие Китая могло бы продолжаться ещё долго, но ситуация как внутри страны, так и за её пределами качественно изменилась. Даже постепенное повышение зарплат в экспортных отраслях промышленности стало лишать китайские товары дешевизны, их главного конкурентного преимущества… Совокупность проблем привела к замедлению ещё недавно рекордного роста ВВП, а разразившийся в 2008-2009 годах мировой финансовый кризис привёл к дальнейшему падению спроса на китайские товары. Быстрое усиление Китая стало вызывать на Западе озабоченность и желание остановить или хотя бы замедлить взлёт "красного дракона". Наверное, руководителям КНР того времени было ясно, что назрели решительные перемены, но им не хватило интеллектуального ресурса для поиска выхода из быстро приближавшегося тупика, а также политической воли для смены маршрута движения. И то, и другое появилось только в конце 2012 г., когда на XVIII съезде Компартии её генеральным секретарем был избран Си Цзиньпин.

Похоже, что он стал разрабатывать свой план мобилизации Поднебесной как минимум за 5 лет до прихода к верховной власти. Став в 2007 г. заместителем главы партии и государства, он получил доступ ко всей полноте информации о реальном положении дел в стране, установил тесные связи с новым поколением кадровых работников в партийных, административных и военных кругах: как в центре, так и в провинциях. Пост ректора Партийной школы ЦК КПК, "кузницы партийных кадров", который достался ему, как "наследнику", Си Цзиньпин использовал для отбора перспективных управленческих кадров и создания "мозгового штаба" по разработке нового плана преобразований. С тех пор опора на интеллектуалов, учреждение неформальных "мозговых штабов" и "малых руководящих групп" стало "визитной карточкой" управленческого стиля "товарища Си".

Вовсе не случайно, что всего через две недели после завершения XVIII съезда он поставил перед правящей партией и всем народом долгосрочную, стратегическую цель под названием "китайская мечта о великом возрождении китайской нации". Были определены сроки реализации двух этапов. К 2021 г., 100-летию образования КПК, — построить общество среднего достатка "сяокан", о котором говорил не только Дэн Сяопин, но даже Конфуций. К 2049 г., 100-летию КНР, — превратить Китай в "богатое и могучее, демократическое и цивилизованное, гармоничное и современное социалистическое государство".

Но даже самая мудрая стратегия может не выдержать испытания реальностью. Условия, в которых началось руководство Си Цзиньпина, были далеко не оптимальными. Темпы экономического развития Китая снижались. Давали о себе знать перекосы в темпах развития разных отраслей и регионов. Обострились экологические трудности больших городов и социальные проблемы китайской деревни. Усилилось "сдерживание" Китая Америкой и её сателлитами из стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Решать эти и многие другие проблемы приходилось одновременно, а для этого было необходимо, словами Мао Цзэдуна, "ухватиться за главное звено, чтобы вытащить всю цепь". Главным звеном Си Цзиньпин определил экономику. Она-то и стала главным пунктом повестки дня 3-го пленума ЦК КПК 18-го созыва, который прошёл в Пекине 9–12 ноября 2013 г.

Без улучшения жизни народа — гибель Китая

Выступая перед участниками пленума, Си Цзиньпин, в частности, отметил: "В 1992 году товарищ Дэн Сяопин в своей речи, произнесенной на Юге, сказал: "Без руководства со стороны КПК, без строительства социализма, без проведения политики реформ и открытости, без развития экономики, без улучшения жизни народа Китаю грозит верная гибель". Оборачиваясь на пройденный путь, мы ещё глубже понимаем слова Дэн Сяопина. Поэтому мы утверждаем, что только социализм спасёт Китай и только политика реформ и открытости является нерушимой гарантией того, что Китай, социализм и марксизм будут неуклонно развиваться вперёд".

Решая ключевой вопрос выбора оптимальной экономической модели, Си Цзиньпин для начала поставил диагноз колоссальному организму народного хозяйства КНР. На том же III пленуме он сказал: "В процессе развития наша страна сталкивается со значительными противоречиями и вызовами, на её пути встречаются немалые трудности и проблемы. Например, по-прежнему остро стоит вопрос неравномерного, негармоничного и непродолжительного развития. Китай недостаточно силён в области научно-технических инноваций, отраслевая структура характеризуется нерациональностью, во многих сферах до сих пор используется экстенсивная модель развития, разница между уровнями развития города и деревни, как и между уровнями доходов разных слоёв населения, продолжает увеличиваться. Значительно обострились социальные противоречия, накопилось множество вопросов, тесно связанных с первоочередными интересами населения, в сферах просвещения, трудоустройства, социального обеспечения, медицины, жилья, экологии, безопасности продуктов питания и лекарственных препаратов, безопасности на производстве, общественного спокойствия, исполнения законов и т.п. Малозащищённая часть населения испытывает большие жизненные трудности. Также налицо проявления формализма, бюрократизма, гедонизма и расточительства. В некоторых наиболее уязвимых областях то и дело обнаруживаются случаи коррупции и другие негативные явления, ситуация с антикоррупционной борьбой по-прежнему остается весьма острой. Для урегулирования всех этих вопросов необходимо углубление реформ".

Самая глубокая из заранее разработанных Си Цзиньпином и его единомышленниками реформ называлась "синь чантай", т.е. "новая нормальность" или "новая норма". Этот броский и ёмкий термин был обнародован в мае 2014 года и быстро облетел весь мир, вскоре став расхожим в лексиконе политиков и экономистов всего мира. Правда, все они стали вкладывать в понятие "новой нормы" собственное содержание. Для Китая же "новая норма" означала изменение всего маршрута движения, намеченного ещё в 1978 г. Дэн Сяопином. Разработанный в условиях кризиса и состоявший из наспех пригнанных друг к другу составных частей социалистической плановой экономики и рыночных норм, курс "реформ и открытости" выполнил свою историческую роль — отодвинул Китай от грани хаоса и самораспада в результате авантюристических "скачков" и "культурных революций". После нескольких взлётов и падений политика Дэн Сяопина поставила страну на восходящую траекторию. Его курс удачно вписался в международную обстановку 70-х—80-х годов ХХ века. Но в новых условиях, на новом уровне развития КНР была остро необходима другая экономическая модель. Ею и стала "новая норма".

Смысл этой модели выглядит примерно так.

Заканчивается период гонки за высокими темпами экономического роста, во имя которых допускалось непропорциональное развитие разных отраслей производства, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Приходит время высокого качества экономической структуры, точного баланса между отраслями и регионами, повышения эффективности капиталовложений и уменьшения энергоёмкости, сокращения выбросов вредных веществ.

Заканчивается период ставки на внешние рынки и привлечение иностранных инвестиций любой ценой. Начинается время приоритетного удовлетворения запросов внутреннего рынка, качественного улучшения и сближения условий жизни населения городов и деревень.

Заканчивается период встраивания КНР в мировые производственные цепочки как поставщика дешёвой рабочей силы и вложения заработанных денег в контролируемые США финансовые институты. Начинается время производства высококачественных и конкурентоспособных товаров в собственных цепочках, основанных на достижениях китайской науки, создания самостоятельной финансовой системы и обеспечения глобальных торговых интересов КНР.

Ради перевода национальной экономики на рельсы "новой нормы" Си Цзиньпину было необходимо не только подавить лишь слегка прикрытое сопротивление кормившихся от "старой нормы" могущественных и многочисленных участников групп влияния и коррупционных цепочек. Необходимо было навести порядок в партии и во всем управленческом слое, обществе в целом.

"Авгиевы конюшни" власти и бизнеса были переполнены. Их расчистке были посвящены IV (2014), V (2015) и VI (2016) пленумы ЦК КПК. За эти три года вместо разрозненных "посадок" и расстрелов развернулась общенациональная системная борьба с казнокрадством. С начала 2013 года более 1,3 млн. чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания. Против 35,5 тысяч были возбуждены уголовные дела. Антикоррупционные расследования затронули 280 чиновников ранга министра, 8600 — в ранге замминистра или главы департамента. За пять лет из-за границы удалось доставить 3317 беглых коррупционеров.

Было сделано многое, но, судя по решениям прошедшего осенью 2017 г. XIX съезда Компартии Китая, борьба далеко не завершена и будет поднята на качественно новый уровень. По инициативе КПК весной 2018 г. на сессии ВСНП (парламента) были слиты партийные и государственные антикоррупционные органы и создано единое могущественное ведомство — Надзорный комитет.

Успешная борьба с коррупцией не только оздоровляет экономические отношения и дисциплинирует систему партийно-государственной власти снизу доверху. Она пользуется растущей поддержкой подавляющего большинства китайцев, увеличивает "кредит доверия" правящей партии, обеспечивает подъём национального духа, вселяет уверенность в правильности курса мобилизации под названием "Китайская мечта".

Веской причиной для оптимизма служат экономические показатели пятилетнего периода реализации "Китайской мечты". Даже в условиях смены экономического курса и неизбежных потерь от закрытия ставших ненужными предприятий, высвобождения миллионов рабочих рук, средний рост ВВП в 2014-2017 гг. был на уровне 7,2%. Для Китая это означает, что к 2020 г. "общество средней зажиточности" будет построено — ведь для этого было бы достаточно и 6,5%-ного роста. Впечатляют и другие показатели — 2%-ная инфляция и 5%-ная безработица. В 2016 г. реальный располагаемый денежный доход составил 23 821 юаней, что на 7 311 юаней выше, чем в 2012 г., среднегодовой рост составил 7,4% (1 юань стоил 27.10.17 8,71 рубля). Численность живущих ниже черты бедности (2300 юаней в год) составляло к осени 2017 г. 43 млн. человек, это число сократилось на 55,6 млн. по сравнению с 2012 г. Цифры роста означают, что Китай преодолел наблюдавшуюся с середины "нулевых годов" тенденцию затухания темпов экономического развития и вышел на траекторию устойчивого прогресса.

Сила противодействия превышает силу действия

Пожалуй, единственным отсутствующим элементом для идеальной модели нынешней мобилизации является благоприятное внешнее окружение. Напротив, оно становится для Китая всё более неблагоприятным. Запоздало осознав стратегическую ошибочность превращения Поднебесной в "мастерскую мира", Вашингтон попытался договориться с Пекином о создании американо-китайского альянса "G-2" для управления мировой экономикой и политикой. В 2009 г. президент Барак Обама сделал такое предложение председателю Ху Цзиньтао, но получил отказ — Китай не собирался становиться "племянником" дяди Сэма. В ответ была сформулирована стратегия сдерживания Китая военно-политическими методами под названием "Поворот к Азии". Затем развернулось создание торгового блока под названием Тихоокеанское торговое партнёрство (ТТП), принципиально исключавшего КНР. Пришедший к власти в 2016 г. президент Дональд Трамп раскритиковал "Поворот к Азии" и вывел свою страну из ТТП. Но уже вскоре был запущен проект создания "квадрата" из Японии, Южной Кореи, Австралии и Индии — всё с той же целью сдерживания Китая.

Конечно, такие действия со стороны США негативно сказываются на продвижении долгосрочного плана "Китайская мечта". Весьма возможно введение президентом Д. Трампом запретительных пошлин на китайские товары, способное создать серьёзные трудности в целом ряде китайских регионов, сориентированных на американские рынки. Не исключено дальнейшее продвижение к рубежам Китая авианосных групп и ракетных систем, создание очагов нестабильности на рубежах Поднебесной, а также в ряде её регионов, включая Синцзянь-Уйгурский автономный район, Тибет и Гонконг.

Реакцией Пекина, скорее всего, станет ускорение нынешнего мобилизационного проекта "Китайской мечты". Оно может принять формы форсированной переориентации промышленности на внутренние рынки, более энергичного продвижения юаня в качестве мировой валюты, повышения уровня стратегического партнерства с Россией вплоть до военно-политического союза, Откровенные попытки Вашнгтона давить на Пекин только мобилизуют всё более патриотически настроенные массы на труд и даже возможные лишения во имя отстаивания чести Поднебесной. "Деоффшоризация" китайской элиты, ужесточение партийной дисциплины и усиление патриотического настроя в духовной жизни также внесут вклад в успех мобилизации. Таким образом, наличие неблагоприятного внешнего окружения может не столько ослабить, сколько усилить эффект синергии таких элементов мобилизационного проекта "Китайской мечты", как правильно поставленная долгосрочная стратегическая цель, выбор оптимальной экономической модели, наведение дисциплины и порядка в управленческом слое и в обществе в целом, создание атмосферы подъёма национального духа. Нынешняя мобилизация Поднебесной, получившая недавно пышное название "новой эпохи социализма с китайской спецификой", становится самым масштабным и самым интересным экспериментом XXI века. Его влияние непременно ощутят не только соседи КНР, но и все человечество. Опыт уже пройденных и ещё предстоящих этапов развития Китая — заслуживает нашего пристального внимания и изучения.

Юрий Тавровский

Китай > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580817 Юрий Тавровский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин

Максим Орешкин: За последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд

Об итогах работы Минэкономразвития в 2017 году и задачах на 2018 год министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на расширенной коллегии министерства.

Максим Орешкин: Вчера, когда я выступал на коллегии Министерства финансов, я сказал, что прошлый год однозначно можно назвать началом нового этапа для российской экономики: мы от парадигмы борьбы постепенно переходим к парадигме развития. Благодаря слаженной работе Правительства и Банка России за последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд. У нас действительно сейчас стало больше возможностей. Очень важно, что мы своей работой трансформируем эти возможности в реальные дела.

Если подводить итоги работы министерства за прошлый год, то я бы отметил целый набор уже реализованных или находящихся в стадии реализации проектов. Первое – считаю, что снижение инфляции и уровня процентных ставок в экономике нам удалось дополнить мерами структурного характера в финансовой сфере. Дмитрий Анатольевич уже об этом говорил. Речь идёт, например, о запуске фабрики проектного финансирования. Я помню, как на одной из наших встреч Дмитрий Анатольевич сказал, что если удастся перезапустить проектную активность Внешэкономбанка, то деятельность министерства можно будет признать успешной. На инвестиционном форуме в Сочи подписаны первые соглашения, первые сделки – 180 млрд рублей. Сейчас, насколько нам известно, Внешэкономбанк готовит второй пакет.

Отличие новой схемы (нового инструмента) в том, что она не заливает проблемы деньгами, как это у нас часто бывает, а адресует их точечно. Это касается проблем, связанных с высокой оценкой процентного риска банковской системой, наличием запретительных требований по резервированию и достаточности капитала по проектному финансированию у Банка России и неразвитостью механизмов синдицированного кредитования. Благодаря совместной работе, которую мы проделали с Центральным банком, Министерством финансов и Государственной Думой, нам удалось найти решение этих проблем. Сейчас создан полностью рыночный механизм, который стимулирует активность по финансированию новых инвестиционных проектов и не предполагает участия чиновников в процедурах отбора. Здесь моё чёткое убеждение: не чиновники должны принимать решения относительно отдельных инвестиционных проектов – этот выбор должен делать частный бизнес, который рискует своими деньгами.

Второе. Большая работа была проделана по формированию новых механизмов финансирования инфраструктурного развития. Сегодня утром мы обсуждали здесь вопросы инфраструктурного развития, которые я считаю ключевыми для ускорения темпов роста российской экономики. Несколько недель назад утверждена «дорожная карта» по инфраструктурной ипотеке. Это проект, который, с одной стороны, должен позволить концессионному механизму стать ещё более удобным для привлечения ресурса частных инвесторов, с другой – позволить государству платить за инфраструктурные объекты в рассрочку, де-факто ежегодно платить за их доступность, что позволит существенно увеличить инвестиции в эту сферу. Также, что немаловажно, этой «дорожной картой» предполагается качественное повышение эффективности в вопросах оценки и отбора проектов государством, разделения рисков с частным сектором и создания платформы для подготовки новых инфраструктурных проектов. Что примечательно, здесь Россия находится полностью в рамках международных трендов. Буквально на этой неделе, уже позже опубликованной нашей «дорожной карты» вышла «дорожная карта» G20 по инфраструктуре, и она во многом схожа с российским документом.

Третье. Вошёл в активную фазу проект «Производительность труда». В программе, которая сейчас завершает пилотную стадию, на текущий момент уже задействованы 7 регионов и 42 предприятия. И в этом году мы продолжаем расширять этот процесс, добавляется ещё 10 регионов и более 200 предприятий. Создан федеральный центр компетенций, налажено сотрудничество с российскими лидерами по производительности. Мы говорим о возможном сотрудничестве с «Северсталью», с «КамАЗом» сегодня тоже мы это обсуждали, «Технониколем». Также развивается взаимодействие по международной линии: в феврале первая миссия из представителей компаний – участников этого проекта находилась в Японии на заводах «Тойота», на других заводах смотрела и получала новые знания. Есть первые результаты: применение подходов бережливого производства позволяет на отдельных предприятиях за короткий срок увеличить производительность труда на десятки процентов. Основная задача этого проекта – привить культуру постоянного повышения эффективности российским компаниям и создать работающие механизмы обмена знаниями и опытом. С учётом наработанного опыта, новых масштабных задач, которые поставил Президент, будем готовы в мае внести изменения в проект, чтобы сделать его ещё более эффективным.

Четвёртое. Малый бизнес. Весь прошлый год мы занимались переформатированием проекта поддержки малого бизнеса. Полностью отказались от прямой поддержки, которая зачастую носила выборочный и, я бы даже сказал, иногда избирательный характер. Сейчас программа, которую нам помогает реализовывать Корпорация МСП, основана на системных мерах: это и программы льготного банковского финансирования, и создание базовой инфраструктуры, сервисная поддержка, доступ к закупкам и распространение знаний. Что очень важно, мы сейчас в открытом формате с представителями бизнеса и представителями регионов обсуждаем, как работают существующие меры поддержки, как их можно улучшить для того, чтобы программа не стояла на месте и постоянно двигалась вперёд в своём развитии.

Пятое. Деловой климат. После снижения показателей России в рейтинге Doing Business по интегральному показателю в 2016 году в прошлом году нам удалось переломить ситуацию. Наша позиция в рейтинге улучшилась. Это оценка изменения административных процедур. Среди других действий, направленных на формирование благоприятного инвестиционного климата, можно выделить активную работу по оценке регулирующего воздействия, реформирование контрольно-надзорной деятельности, работу по переходу к долгосрочным тарифам естественных монополий, активную малую приватизацию, изменения в закон о банкротстве и совместную работу с Федеральной антимонопольной службой по развитию конкуренции.

Шестое. Цифровая повестка. Министерство активно работает над нормативным обеспечением цифровой экономики. Здесь очень большая работа предстоит в ближайшие два года. Больше 50 законопроектов запланировано к разработке и принятию. Мы закончили совместно с АСИ разработку «дорожной карты» по направлению «Кадры», сейчас формируется раздел «Цифровая трансформация госуправления». Повторю, здесь начата очень масштабная работа, она займёт не один год, но без этой работы движение российской экономики вперёд просто невозможно.

Седьмое. Внешнеэкономический блок. Здесь тоже есть большие достижения по разным направлениям. Идёт интенсивная работа на площадке ВТО. Много сил потребовала подготовка к министерской конференции, которая проводится раз в два года, и Россия в этот раз ещё более активно заявила о себе на этой площадке в вопросах выработки правил международной торговли. Завершён первый этап реформирования подходов к двусторонним взаимоотношениям, который включает разработку страновых планов действий совместно с отраслевыми ведомствами, переформатирование торговых представительств, в том числе в части их перехода на проектную деятельность, вопросов кадровой ротации, включая привлечение сотрудников других министерств и взаимодействие с Российским экспортным центром. Торгпредства и РЭЦ должны понимать, каковы зоны их ответственности, и работать совместно на достижение общих целей.

Совместно с Евразийской экономической комиссией ведётся активная интеграционная работа на площадке ЕАЭС. Реализуются специальные проекты по отдельным странам с большим потенциалом улучшения торгово-экономической активности. Министерство очень плотно ведёт проекты по расширению сотрудничества с Японией, Францией, Индией и Азербайджаном.

Восьмое. Региональная повестка. Завершена подготовка первой версии Стратегии пространственного развития. Уже идут активные обсуждения на правительственной площадке. Конечно, там надо ещё много чего дорабатывать. Идёт активная работа с регионами по вопросу отмены избыточных требований. Постепенно здесь тоже количество проектов, которые мы реализуем, увеличивается.

Девятое. Внутренняя реструктуризация министерства. Не буду углубляться в детали, просто приведу пример – что произошло за последний год с Росреестром. Если посмотреть на сроки обслуживания в Росреестре, на долю отказов и приостановлений при совершении сделок, здесь показатель улучшается до двух раз. Это свидетельствует, что резко растёт прозрачность и эффективность работы.

О задачах на предстоящий период. Президент в своём послании Федеральному Собранию назвал экономический рост главным приоритетом деятельности будущего Правительства. Эта задача не так проста, как кажется многим. С учётом поправки на демографическую динамику рост российской экономики на уровне мировой означает, что увеличение ВВП на занятого будет не только в два раза выше, чем в развитых странах, но и на 40% выше, чем в развивающихся. Эти страны беднее нас, они имеют больше возможностей по так называемому догоняющему развитию. Поэтому эта задача носит очень амбициозный характер.

Что может помочь достижению поставленных целей?

Первое – это тот факт, что негативный демографический эффект может быть частично компенсирован снижением смертности в трудоспособном возрасте, ростом продолжительности активной жизни, снижением структурной безработицы, повышением экономической активности населения и улучшением миграционной ситуации. Здесь бóльшая часть задач находится за пределами нашего министерства, но мы активно помогаем коллегам над ними работать. Например, в части миграционной ситуации, в первую очередь когда речь идёт о высококвалифицированных специалистах. Мы последние несколько месяцев активно работаем в рамках созданной рабочей группы по снятию барьеров в области получения российского гражданства, в том числе выпускниками российских вузов, а также по ряду других изменений.

Второе – активный рост производительности труда. Здесь я вижу три основных элемента: деловой и инвестиционный климат, культура постоянного повышения эффективности и самый ключевой – обеспечение конкуренции в российской экономике. Именно конкуренция всегда является главным мотивационным фактором. Тема конкуренции будет подробно обсуждаться на ближайшем Государственном совете. На эту тему мы поговорим ещё отдельно.

В части производительности труда Президент поставил конкретные целевые показатели по отраслевым направлениям – рост производительности в базовых отраслях должен составлять не менее 5% в год. Задача нашего министерства – в рамках Федерального центра компетенций и региональных центров создать методологическую и практическую рамку для достижения таких результатов.

Третий и ключевой элемент – увеличение объёма и повышение качества инвестиций. Единственный способ демонстрировать темпы подушевого роста выше, чем в развивающихся странах, – это значительный рост инвестиционной активности. По нашим оценкам, увеличение доли инвестиционных расходов в структуре ВВП должно произойти до уровня 25–30%.

Для достижения таких уровней в предстоящие годы прирост инвестиционных расходов должен опережать рост конечного спроса, что возможно только при одновременном опережающем росте объёмов ненефтегазового экспорта, росте нормы сбережений домохозяйств, снижении оттока капитала и увеличении объёма прямых иностранных инвестиций.

Значительную роль в увеличении инвестиционной активности должна также сыграть повестка инфраструктурного развития нашей страны. Она должна охватывать все ключевые элементы: развитие магистральной опорной инфраструктуры, крупных городов, небольших населённых пунктов и региональной системы коммуникаций. Новое качество инфраструктуры будет означать снижение издержек для бизнеса, возможности реализации новых инвестиционных проектов, снятие ограничений при экспорте продукции и, конечно, повышение качества жизни российских граждан – ключевого условия для сохранения, развития и наращивания человеческого капитала.

В свою очередь, чтобы рост нормы сбережений домохозяйств не перетёк в отток капитала, необходимо качественное улучшение инвестиционного климата. Это означает дальнейшее упрощение административных процедур, причём не в ущерб их эффективности, создание реальной конкурентной среды в экономике, снижение доли государства, активную экспансию малого и среднего бизнеса – все эти цели поставлены Президентом в его послании.

Президент также заявил о необходимости подготовки Правительством совместно с Банком России плана по повышению доли инвестиций в ВВП. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, такой план будет подготовлен для обсуждения Правительством к 7 мая.

В целом работа министерства в предстоящий год будет нацелена на решение всех этих задач, объединённых одной целью – создание условий для повышения темпов экономического роста.

Решение поставленных масштабных задач, бесспорно, требует повышения качества государственного управления. Здесь помимо упомянутого проекта цифровой трансформации необходимо отметить задачу, стоящую перед министерством, по формированию национальной системы управления данными на базе Росстата. То, что мы сейчас пытаемся сделать в пробной переписи населения, – это просчёт новых механизмов, которые могли бы существенно повысить её эффективность, сократить затраты. Привлекаем другие организации, «Почту России». Смотрим, как этот процесс можно было бы сделать эффективнее.

Отдельный блок в части госуправления – внедрение проектных принципов в механизм государственных программ, бóльшая ориентация бюджета на целевое планирование. Здесь мы работаем совместно с Министерством финансов.

Однако ключевой вопрос повышения качества государственного управления – это вопрос привлечения на государственную службу талантов и создания условий для их постоянного развития. В министерстве начата большая трансформация, которая затрагивает и формирование новой корпоративной культуры, и создание механизмов развития сотрудников, и появление новых карьерных лифтов внутри системы министерства, и обеспечение новой среды работы, чего мы пытаемся достичь в рамках переезда в новое здание.

В целом в настоящее время министерство вовлечено в большое количество изменений, направленных на внутреннюю трансформацию. Не все изменения идут просто, где-то случаются перегибы, поэтому в завершение своего выступления хотел бы поблагодарить сотрудников за терпение, ответственное отношение и качественную работу. Нам с вами действительно есть чем гордиться по итогам прошедшего года. По мере того, как мы будем продвигаться вперед в трансформации как министерства, так и российской экономики, результаты будут становиться всё заметнее и заметнее.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 марта 2018 > № 2548979 Олег Вьюгин

Налоговое нетерпение: повышение НДФЛ не поможет экономике

Олег Вьюгин

председатель совета директоров холдинга «Сафмар финансовые инвестици»

Правительство сразу после выборов начало обсуждать повышение НДФЛ с 13% до 15%. Однако этот маневр может так и не принести ожидаемого эффекта из-за острых структурных проблем в экономике

Завершились выборы президента, и едва ли не первым вопросом на совещании в правительстве стала тема налогов. Правительство сейчас рассматривает повышение НДФЛ на 2 процентных пункта, с 13% до 15%. Причины, которые могли спровоцировать эту дискуссию, вполне понятны. Перед выборами президент России Владимир Путин анонсировал амбициозные планы властей инвестировать в производственную и городскую инфраструктуру, в здравоохранение и образование, а также продолжить курс на модернизацию вооружений. На эти цели нужно найти не менее 20 трлн рублей.

Однако прежде чем задавать вопрос о том, с какой налоговой системой вступить в новый шестилетний цикл, стоит ответить на более общие вопросы: с какой экономической политикой мы собираемся войти в этот период, какими будут драйверы роста экономики и каковы источники ресурсов. Надеюсь, что в правительстве хорошо понимают, что эти задачи только с помощью налоговых манипуляций не решить.

Что говорит экономическая теория

Все, кто профессионально занимался экономикой, знают, что при прочих равных условиях повышение или снижение налоговой нагрузки снижает или повышает уровень ВВП, но не его среднесрочные темпы. Если налоговая нагрузка растет, то уровень ВВП снижается и бюджет получает существенно меньше дополнительных налогов, чем вытекает из прямых арифметических расчетов. Причина такого эффекта кроется в том, что государственные расходы во многом имеют непроизводительный характер, а государственные инвестиции менее эффективны, чем инвестиции частного сектора.

Если налоговый маневр используется для перераспределения нагрузки между домашними хозяйствами и корпоративным сектором без увеличения этой нагрузки, то произойдет ограничение потребления в пользу инвестиций. Но не надо забывать, что в России уровень сбережений находится на приемлемом уровне, а уровень инвестиций в ВВП ниже из-за нерешенных острых структурных проблем и плохого инвестиционного климата. К тому же уровень потребления в стране не так уж велик, а эффективные механизмы поддержки необеспеченных семей до сих пор не созданы.

Поэтому попытка такого переноса налогового бремени приведет к сокращению потребления, однако инвестиции все равно не вырастут из-за низкой платежеспособности домашних хозяйств. Результат не замедлит себя ждать — экономическая стагнация продолжится, а также возрастет необходимость увеличения расходов бюджета на неэффективные программы борьбы с бедностью.

Реформы Гайдара

У нас есть позитивный опыт налоговой реформы начала 2000-х, предложенной группой экономистов под руководством Егора Гайдара. Общая направленность этой реформы — существенное упрощение налоговой системы, включая введение плоской и относительно низкой шкалы подоходного налога при снижении налогового бремени в целом. Однако эти решения не висели в воздухе, они были приняты в связке с другими реформами, цель которых заключалась в повышении уровня доверия экономической политики властей, создании благоприятных условия для возврата капиталов в страну и привлечении иностранных инвестиций и технологий.

Привлекательность налоговой системы была дополнена либерализацией валютного регулирования, взвешенной бюджетной и макроэкономической политикой, ростом частного сектора за счет приватизации и создания новых негосударственных компаний, усилением конкуренции. Тогда экономика страны ответила ростом, который продолжался до тех пор, пока не начался демонтаж этой конструкции развития в части резкого роста государственного участия в коммерческом бизнесе, упадке конкуренции и ухудшения инвестиционного климата в стране.

Сегодня эти негативные тенденции усиливаются. Привлечение внешних инвестиций резко сократилось, ослабло доверие к правовым механизмам защиты прав частной собственности, чрезмерно усилилась роль государства в экономике, ослабла конкуренция.

Понятно, что такие условия подталкивают к идеям отказа от еще одной составляющей экономического успеха начала 2000-х — стабильности и инвестиционной привлекательности налоговой системы.

Вспомним, как обложение населения страны сверхвысоким мобилизационным налогом было частью политики индустриализации, изолированной от мира советской экономики 1930-х годов, когда частный сектор был уничтожен, а изъятие осуществлялось не ставками, а регулированием соотношения цен потребительских товаров и зарплат — единственного тогда источника доходов домашних хозяйств.

Поэтому, прежде чем обращаться к теме налогов, все-таки надо задуматься, какова же ближайшая модель экономического роста и какой будет экономическая политика в целом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 марта 2018 > № 2548979 Олег Вьюгин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547140 Михаил Хазин

Зачем правительству повышать налоги

Михаил Хазин

Все мы слышали о планах правительства повысить налоги, в том числе налог на доходы физических лиц. Вроде бы, после окрика Президента, эта идея заглохла, но я абсолютно уверен, что она возникнет снова.

Просто потому, что эта идея абсолютно укладывается в либеральные концепции той группы, которая монополизировала разработку финансово-экономической политики в нашей стране и которая категорически отказывается не то что делать, но даже думать в тех направлениях, которые противоречат их концепциям.

Прежде всего, базовой установкой либеральных подходов является примат «невидимой руки рынка». То есть, по мнению либералов, государство не должно заниматься стимулированием экономического роста, но лишь отвечать на те эксцессы, которые могут возникать из-за рыночной стихии. Одним из таких вызовов является рост инфляции.

При этом либералы не знают и не понимают что инфляция — это сложный набор различных эффектов, которые приводят к одному результату: росту цен. В частности, инфляция бывает монетарной (из-за избытка денег в экономике) и инфляцией издержек (из-за роста транзакционных издержек, в том числе из-за нехватки денег в экономике). Я хорошо помню, как идейный лидер нынешних экономических либералов Кудрин, в бытность свою министром финансов, с пеной у рта доказывал, что инфляция бывает только монетарной. В то время как даже в рамках официальных внутренних процедур правительства были документы, прямо доказывающие, что это не соответствует действительности.

Теперь вопрос: а чем так плоха инфляция?

А дело в том, что единственной научной базой для построения экономической политики у российских либералов является так называемый вашингтонский консенсус, который говорит о том, что единственным источником развития для России могут быть иностранные (долларовые) инвестиции. А «инвесторы» идут в Россию только при условии «финансовой стабилизации», суть которой — низкая инфляция и бездефицитный бюджет.

Но уж коли идеологические догмы говорят о том, что главной причиной инфляции служит избыток денежной массы, то, значит, денежную массу нужно сокращать. А сокращение денежной массы ведет к тому, что падает монетизация экономики (отношение денежного агрегата М2 к ВВП), который у нас сегодня около 40%, при норме около 100%. А если монетизация низкая, то растут транзакционные издержки, в частности, реальная стоимость кредита относительно нормальной рентабельности бизнеса. По-простому: если стоимость кредита 15%, а доходность бизнеса 20%, то кредит имеет смысл брать. А если доходность бизнеса 3%, а кредит — 8%, то брать кредит бессмысленно, поскольку плата за проценты съедает всю рентабельность. Хотя формально — процент за кредит во втором случае меньше, чем в первом.

Так вот, проблемы нашей экономики в том, что ЦБ (руководствуясь принципами «вашингтонского консенсуса») практически запрещает банкам кредитовать реальный сектор экономики под необходимые проценты, как следствие, резко сокращается количество работающих предприятий и, соответственно, не платятся налоги. А либералы в Минфине и правительстве, не получив налоги, сокращают расходную часть бюджета.

Ну, на самом деле, не совсем. В реальности, они оставляют на счетах Минфина бешеные деньги (поскольку процедура их получения настолько усложнена, что бухгалтерии бюджетных предприятий просто не успевают их правильно оформлять), не говоря уже о тех миллиардах (триллионах в рублях), которые они перечисляют на счета западных «партнеров», видимо, в благодарность за то, что они снижают для Минфина расходы на обслуживание наших дипломатов за рубежом.

Дальше начинается следующий этап эпопеи. Путин требует новых социальных расходов. Денег на них нет: налогоплательщиков в результате гениальной либеральной политики становится все меньше, партнеров обижать нельзя, тем более что они этих руководителей правительства и Минфина активно крышуют: хоть кто-нибудь из них в «список Магницкого» или под санкции попал? А что это значит? Что деньги нужно отобрать у нас с вами. Больше их взять неоткуда, еще раз повторю, партнеры — неприкасаемы! Ну, действительно, а вдруг если сократить наши резервы в долларах, партнеры обидятся и включат Дворковича или Силуанова в санкционный список?

Но и прямо не выполнять поручений Путина нельзя, могут выгнать из правительства. Разумеется, это менее страшно, чем попасть в санкционный список, но все равно неприятно. Так что альтернативы нет — нам придется развязать кошельки. И ничего тут сделать нельзя: как показано выше, уж коли мы присоединились к «вашингтонскому консенсусу», нужно соблюдать его правила. Правда, можно, например, развивать экономику, но для этого как раз из «консенсуса» нужно выйти. Со всеми вытекающими. Не время, вроде, говорить, что именно за это проголосовал народ, но давайте смотреть правде в глаза: именно за это.

Так что слово за Путиным.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547140 Михаил Хазин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 28 марта 2018 > № 2547069 Аркадий Дворкович

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ

Президентские выборы в России благополучно закончились, правительство очнулось от анабиоза и взялось придумывать новые «подарки» населению.

На встрече со студентами университета им. Г.В. Плеханова вице-премьер Аркадий Дворкович не исключил в ближайшем будущем повышения налога на доходы физических лиц (НДФЛ) с сегодняшних 13 до 15%.

Комментарий при этом прозвучал настолько бредово, что многие студенты Плешки его просто не поняли. «Если будет понимание справедливости новых подходов по сравнению с нынешним, это будет консенсус в обществе, тогда это действительно имеет смысл... Мы жили с 13%-ным налогом долго, и если дополнительные 2% будут направляться, например, на здравоохранение, это точно будет в плюс», - выдал этот господин.

Наша власть категорически отвергает требования и общества, и независимых экономистов вместо плоской шкалы налогообложения (по 13% подоходного налога и с нищего, и с олигарха) ввести прогрессивную, чтобы богатые платили по 20, 30, а то и 40% от доходов. Этот механизм применяется во всех цивилизованных странах, заставляя нуворишей делиться с государством и беднотой.

А вот отдавать, как у нас, 1,3 тыс. рублей налога с 10-тысячной зарплаты бедняку многократно болезненнее, чем упакованному топ-менеджеру выплачивать 130 тыс. с миллиона. Какая же тут справедливость?!

У наших властей в ответ одна песня: от прогрессивного налога богачи уклонятся, в бюджет вообще ничего не отдадут. Но, пардон, господа: у вас есть огромная налоговая служба, контрольное управление президента РФ и КРУ Минфина, есть Счетная палата и Росфинмониторинг, МВД, ФСБ, СК...

Если всех этих высокооплачиваемых структур мало, чтобы заставить богачей соблюдать законы, то чем тогда вообще занимается государство?! Лишь обслуживает интересы крупного бизнеса?!

И почему вообще не облагается налогом один из главных источников доходов богатых - дивиденды по акциям?! Здесь-то прозрачно, не уклонишься...

Никаких аргументов против прогрессивной шкалы налогообложения никто из представителей власти так не сумел сформулировать, что еще раз подтверждает: там заботятся вовсе не о благосостоянии граждан.

А при упоминании Дворковичем - мимоходом! - что дополнительные 2% пойдут, например, на здравоохранение, можно лишь посмеяться. О социальной сфере наше правительство заботится лишь в последнюю очередь.

Однако в целом откровения г-на вице-премьера, а затем и высказывания главы Минфина А. Силуанова наталкивают на мрачные выводы: у правительства нет никакой конструктивной программы выхода из экономического кризиса. Поэтому оно и хватается за самый тупой инструмент - повышение налогов.

Тупой он потому, что в период кризиса лучшая практика - налоги снижать, чтобы оживить потребительский рынок, а следом и экономику. Если же их бездумно повышать, то это лестница, ведущая круто вниз.

Алексей Воробьев

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 28 марта 2018 > № 2547069 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547011 Андрей Мовчан

Андрей Мовчан: Виноват ли в пожаре капитализм?

Очень многие пишут сегодня: "всему виной этот капитализм, когда все продается и покупается и за взятку можно не заботиться о пожарной безопасности". Нет, это не капитализм - это вы описываете клептократический феодализм, который действительно построен в нашей стране. Можно я расскажу вам про капитализм?

Замечательный пост, поясняющий глубинные причины не только кемеровской трагедии, но и всего происходящего в России, оставил известный российский экономист Андрей Мовчан:

«Я много чего видел и пережил. Но у меня есть дети. И мне жутко. Жутко думать, жутко обвинять или оправдывать, клеймить или защищать. Я могу только, изо всех сил блокируя эмоции, постараться задать себе вопрос: "Как это возможно?" И попробовать на него ответить.

Капитализм - это частные надзорные компании, которые лицензированы компактным государственным органом на ведение надзора в области пожаробезопасности, причем лицензии - федеральные, а правила их получения очень просты и являются заявительными - должно быть достаточно сотрудников с личными сертификатами (экзамен на компьютере), достаточный для работы капитал и достаточный объем оборудования. Их несколько, их цены - рыночные, за отсутствием сговора следит ФАС, да они и сами не будут сговариваться - всегда найдется тот, кто продаст дешевле, если это выгодно. Они оказывают услуги по проектированию в части пожаробезопасности, по сертифицированию помещений и по контролю за соблюдением правил. Владельцам зданий и арендаторам больше не надо знать безумные и противоречивые правила, которые не знают даже госинспектора; им достаточно и необходимо иметь договор с такой компанией и выполнять ее документированные указания.

Если владельцу здания не нравится такая надзорная компания (например, ему кажется, что она пытается слишком много взять), он может ее сменить на конкурента в любой момент. Деятельность надзорных компаний застрахована в обязательном порядке. Если выясняется, что они допустили у своих клиентов нарушение - вся цепочка от инспектора до директора идет под суд и в случае большого ущерба или гибели людей - садится в тюрьму, а страховая компания платит жертвам огромные компенсации. Ну, конечно, эксплуатант здания тоже будет отвечать - но только если будет доказано, что он намеренно допустил нарушение требований, в явном письменном виде составленных для него надзорной компанией.

Любая система работает для того, кто ей платит. А в клептократической феодальной России за все платит государство, а деньги оно берет от продажи нефти - и потому всё работает на него, включая губернатора Тулеева: он и извиняется за детские жизни перед Путиным, поскольку Путин - это государство, и оно ему платит. Поэтому мы в России не граждане, мы - "демография", причем "плохая", и жечь нас не стоит только потому что она плохая.

Сегодня в России вся система власти, вся система государства, вся инфраструктура, вся социалка - финансируются не мной, не народом, а продажей нефти. Знаете, какая корреляция доходов бюджета с ценой на нефть? 98%. Знаете, сколько составляет подоходный налог в доходах бюджета? 9%, из которых половина - подоходный налог чиновников, бюджетников и работников госкомпаний и еще 20% - налог с работников частного нефтегаза. А знаете, сколько составляет налог на прибыль? 10%. Из которых 50% - налог с государственных компаний и еще 25% - налог с негосударственных нефтяных компаний. А сколько у нас людей получает зарплату из бюджетов? 28% трудовых ресурсов. А сколько работает на госкомпании и подрядчиков? 10%. А сколько работает в нефтегазовом секторе? 5%. А в торговле? 9%. Итого - 53% трудовых ресурсов не только не платят государству - оно платит им. А знаете сколько у нас официально работающих? 65% трудовых ресурсов. Итого - платят государству даже наши маленькие налоги реально 12% трудовых ресурсов. Так что нечего. Не вы девушку ужинаете, не вам ее и танцевать. Ничего удивительного.

Мне удивительно другое. Мне удивительно что привлекательное "за меня платят" в психологии российского общества перевешивает леденящее душу "за меня решают", "меня ни в грош не ставят" и "я получаю все низшего качества".

Я хочу капитализма. И я хочу платить. Я хочу, чтобы у систем, которыми я пользуюсь, был только один источник дохода - я и мои сограждане. Тогда я буду клиентом, и меня будут обслуживать. Но как много поднимется рук "за" если я скажу: в нормальных странах подоходный налог - от 20 до 45% (даже в Китае так), давайте платить подоходный 30%, налог на прибыль - 30%, все доходы от нефти и газа вместо бюджета пустим напрямую в пенсионный фонд и резервы, заведем в Россию все свои оффшорные сбережения, но (!!!) мы требуем выборности местной власти и судей, муниципализации полиции, коммерциализации всех проверяющих органов, независимости образовательных учреждений, лимита на количество бюджетников в 10% от трудовых ресурсов, парламентскую республику и создания временного чрезвычайного комитета по реформе законодательства с минимум 51% иностранных специалистов?

Я думаю - очень мало. Вы смотрите российское бесплатное (оплаченное государством) телевидение? Нет? Почему - дурно пахнет? А помните, сколько раз вы спросили у меня, как можно посмотреть "Дождь" бесплатно, при его стоимости в полтора рубля за триста лет? Как много людей, даже из записных либералов, готовы сказать хотя бы "Я плачу за Дождь, потому что я поддерживаю независимое СМИ, даже если мне оно не очень нравится"? Так вот - все, за что платит государство, если только его источник - не ваши налоги, и если оно вам неподотчетно, по определению пахнет так же, как НТВ: и президент, и губернаторы, и пожнадзор, и внешняя политика, и Дума и так далее по списку.

В этом - корень проблемы. А все остальное - коррупция, произвол, автократия, разгильдяйство, агрессия, бесчеловечность и бессмысленность - лишь следствия. И пока так будет, ничего не изменится, какой бы ни была фамилия президента, губернатора или пожарного инспектора...»

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547011 Андрей Мовчан


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 марта 2018 > № 2544793 Алексей Фирсов

Пожар в системе. Социальные последствия трагедии в Кемерове

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Дистанция между населением и государством станет все более драматичной. Государство все больше будет восприниматься как внешняя, почти обезличенная и недружественная сила, не способная защитить своих граждан, но обладающая репрессивным ресурсом и высокими декларативными амбициями

Кемеровская трагедия повергла страну в эмоциональный парализующий шок. Продолжив и вызвав в актуальной памяти ряд предыдущих массовых катастроф, она получит долгосрочные социальные последствия. Эти тренды в общественных настроениях не охватят, конечно, все население страны, но получат отчетливое, ярко выраженное звучание.

Огромные пластиковые ангары под названием «торгово-развлекательные центры» еще долго будут под подозрением, а их посещение будет долго вызывать устойчивые ассоциации с событиями в Кемерово. Этот вид бизнеса скомпрометирован.

Дистанция между населением и государством станет все более драматичной. Государство все больше будет восприниматься как внешняя, почти обезличенная и недружественная сила, не способная защитить своих граждан, но обладающая репрессивным ресурсом и высокими декларативными амбициями. Россию еще больше станет охватывать волна жесткой критики истеблишмента, которая стала общим местом в современном мире.

Получит подтверждение чувство глубокой нравственной и управленческой коррозии, лежащей в основании системы, которую невозможно ликвидировать отдельными кадровыми замещениями. Усилится разрыв между публичной риторикой и реальными процессами внутри общества.

Публичная картинка победы Владимира Путина в президентской кампании будет вытеснена из общественного поля через хронологическую связь с трагедией. На дальнейший образ президента существенно повлияет форма его реакции на это событие.

Продолжится формирование накопленного эффекта от череды подобных по эмоциональным эффектам историй. Не факт, что именно в этот раз, но еще один или два подобных случая суммарно вызовут последствия, сопоставимые с колоссальной имиджевой катастрофой, которая получит необратимое влияние на ментальное здоровье нации и будущее всей общественной системы.

В комбинации с нарастающим внешним давлением трагедия будет определять отношение к стране как к крайне специфичному политическому пространству. При этом государство будет признаваться недееспособным в работе по снижения репутационного урона. Иными словами, часть социально активного населения будет скрыто (не обязательно при внешних декларациях) стесняться принадлежности к России, что создаст сложный психологический комплекс.

Снизится имиджевый эффект от военных технологических разработок по принципу: зачем нам разящее всех оружие, если нет возможности защищать людей внутри государства.

Очевидно, произойдет, вернее, уже произошла имиджевая катастрофа для региональных властей и чиновников, связанных с пожаром, в первую очередь, для губернатора Амана Тулеева и руководства МЧС.

Повысится уровень социального пессимизма, не столько за счет самой трагедии, сколько за счет ощущения невозможности изменений и отсутствия у государства инструментов канализации настроений в прямое позитивное или даже протестное действие.

Те слои населения, которые имеют возможности выезда за рубеж на постоянное место жительства, постараются этим воспользоваться. Причем ключевым аргументом для них станет следующее соображение: «Мы делаем это даже не для себя, а для своих детей».

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 марта 2018 > № 2544793 Алексей Фирсов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 23 марта 2018 > № 2544745 Нассим Талеб

Известный экономист Нассим Талеб рассказал, чем санкции полезны для России

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

Профессор Нью-Йоркского университета Нассим Талеб в интервью Forbes ответил на вопросы о том, чем опасна глобализация, зачем нужен такой президент, как Дональд Трамп, и куда ФРС может завести экономику

В сообществе экономистов Талеба долго называли «выскочкой», но после книги «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости», вышедшей в 2007 году и грянувшего в 2008 году финансового кризиса, который подтвердил его тезисы, он стал звездой экономической мысли. Он не только предсказывает кризисы, но и умеет на них зарабатывать. Например, в «черный понедельник», случившийся в 1987 году, когда Dow Jones обвалился на 22,6%, экономист заработал на торговле акциями около $40 млн.

Сейчас две главные опасности для экономики — это огромные госдолги и риск снижения цен на нефть, предупреждает Талеб. Он выступает с лекциями по всему миру, 30 марта он на закрытом семинаре в Тбилиси для 100 топ-менеджеров из стран СНГ расскажет, как извлечь выгоду из неопределенности. В интервью Forbes Талеб рассказал, почему он сумел предсказать победу Дональда Трампа, чем хороши санкции для России, и о том, как разбогатеть в век высоких технологий.

На прошлых выборах в США мало кто верил, что победит Дональд Трамп. Вы были в числе немногих, кто считал его победу на выборах возможной. Почему прогноз большинства не сбылся?

Методы прогнозирования выборов в США были неверными. Я не утверждал, что Трамп выиграет выборы. Я говорил, что его шансы на победу составляют 50 на 50, хотя некоторые считали эту вероятность не более 5%, а некоторые были уверены, что она равна нулю.

Когда я проводил оценку предвыборной ситуации, я учитывал несколько факторов. Во-первых, журналисты живут в своеобразном пузыре, и они разговаривают с такими же людьми, которые живут в том же самом пузыре. Но большинство людей в этом пузыре не живет! Поэтому пресса не знает, что происходит на самом деле. Во-вторых, на всех предыдущих выборах можно было заметить недооценку мнения образованной элиты, к числу которых, например, относятся профессора, бюрократы и прочие. Но мир является более сложным, чем кажется на первый взгляд, о чем я написал в книге «Глупый интеллектуал».

Всех людей можно разделить на два типа. В своей новой книге под названием Skin in the game я объясняю этот принцип. Есть люди, которые делают ставку на определенный сценарий и берут на себя все риски — иными словами, такие люди имеют шкурный интерес, поскольку они выиграют или проиграют при том или ином развитии событий. Они в игре. А вот другая группа людей — это все те, кто не рискует ничем и лишь болтает языками, обсуждая происходящее, эти люди не несут ответственности и не платят за последствия того или иного события.

Вот простой пример. Когда проводится военная операция, солдаты идут в бой и рискуют своей жизнью. Но при этом [президент США Барак] Обама, посылая их на войну, ничем не рисковал.

Когда на политическом горизонте появился Трамп, я, будучи трейдером и имея опыт непосредственной работы с клиентами, понял, что он делает ставку на победу.

Именно провалы в бизнесе делали Трампа президентом, это человек из реальной жизни. Такие люди платят за риски, за неудачу, и они предпочитают не рассуждать, а делать

.

И избиратели это чувствуют нутром.

У Трампа было много атрибутов, которые делали его непривлекательной кандидатурой на выборах, но те же самые черты делали его настоящим участником предвыборной гонки. Ведь президентские выборы ничего не имеют общего с присуждением Нобелевской премии, когда выбор делает один специальный комитет. Президента выбирают обычные люди, а не комитет. Да, шансы Трампа были очень низкими, но он выиграл.

Люди, которые не понимали феномена Трампа, не понимают его до сих пор. Допустим, вы — хозяин небольшого бизнеса в Москве, скажем, небольшого таксопарка из 14 автомобилей, тогда вы не поймете Трампа. Профессора экономики или бюрократы точно так же не понимают Трампа, как и вы, в отличие от бизнесменов средней руки или трейдеров, которые его прекрасно понимают.

В торговле ценными бумагами все устроено просто: вы продаете и покупаете, и если акции идут вверх, вы зарабатываете, если падают, вы несете потери. Здесь нет полутонов. И если вы послушаете, как говорят трейдеры, то вы услышите, что они разговаривают между собой точно так же, как говорит Дональд Трамп. Это особенный сленг, очень размытые формулировки.

Это абсолютно другая логика. И кроме всего прочего, у Трампа никогда не было начальников. Люди, которые работали в подчинении, учатся внятно формулировать описывать ситуацию, чтобы вышестоящие сотрудники могли принимать решения, исходя из этой информации. У Трампа этих навыков нет.

Он был ребенком из богатой семьи, и у него никогда не было начальников. У него не было опыта работы в бэк-офисе, и он не умеет четко излагать мысли. Именно поэтому некоторые его утверждения и действия выглядят двусмысленно или не понятны многим, равно как и его кадровые перестановки. Но я (да и многие мои друзья) понимаю все, о чем он говорит. Чтобы понимать действия Трампа, надо уметь читать то, что он говорит.

О рисках для экономики

Вас наверняка все время спрашивают про «черных лебедей» — главных рисках для экономики. Где вы видите риски, которые способны изменить ход истории?

Это очень частый вопрос. Сейчас в мировой экономике есть несколько уязвимых мест. Во-первых, это огромный объем накопленных долгов в западных странах, которые значительно превышают уровень 10-летней давности. Это один из серьезных рисков. Во-вторых, это снижение спроса на нефть, которое может обернуться катастрофой. Бум возобновляемых источников энергии, в том числе солнечной, может начаться, если спрос на нефть упадет на 10%. Для многих бюджетов снижение спроса на нефть будет критичным. И это будет катастрофа.

Многое в глобальной экономике зависит от политики ФРС. Она во многом определяет стоимость активов. Как вы оцениваете политику ФРС?

Это самая плохая политика из всех существующих. Когда-то она была эффективной, но эти времена давно прошли.

Нулевые и низкие процентные ставки — это мощное оружие. Возвращение ставок к нормальному уровню — это сложный процесс. Никто не знает, как экономика будет реагировать на то или иное повышение. Кто может доказать, что повышение ставки до 1% — это лучше, чем увеличение до 4%. Этого не знает никто.

[Бывший председатель ФРС Бен] Бернанке снизил ставки до минимума и покинул пост председателя Федрезерва. Что будет происходить дальше, никто не знает. Последующие председатели ФРС продолжают политику Бернанке. Но что дальше? Вот пример. Допустим, вы арендуете симпатичную квартирку в доме, у которого сваи в трещинах. Возможно, трещины не такие большие, и какое-то время вам удастся неплохо пожить в этой квартирке. Но со временем трещины будут расти, и в один прекрасный день все начнет рушиться, в том числе и в вашей квартире. Тогда в разрушениях начнут винить вас как последнего арендатора, ведь при прежних жильцах все было нормально — никто не знал, что есть проблемы со сваями у дома. Так же и в случае с ФРС и низкими процентными ставками. Никто не знает, какие будут последствия у политики нулевых процентных ставок. Мы их пока не видим. Но это не значит, что их нет.

Так что в этой системе есть серьезные проблемы. Именно поэтому нам нужен экономический рост и именно поэтому нам нужен такой человек, как Трамп. Люди просто не понимают, что при Трампе мы можем выйти на хорошие темпы роста. Во-первых, он может почистить администрацию США. Во-вторых, он может изменить систему регулирования: до этого момента в американской экономике все было чрезмерно зарегулировано. В-третьих, он может изменить налоговую систему. В-четвертых, провести рационализацию системы здравоохранения. Ведь именно расходы на здравоохранение и социальное страхование генерируют огромный государственный дефицит.

Да, возможно, Трамп не столь удачно высказывается в твиттере и занимается проблемами внешней политики, но этот человек знает, как делать бизнес, и он способен выстроить бизнес-подход в тех сферах, которые как раз в этом нуждаются.

О пользе санкций для России

ЕС регулярно продлевает санкции против России, США вводят все новые и новые. Это может стать «черным лебедем»?

Некоторые секторы в России выиграли от санкций, например, традиционное сельское хозяйство. Вряд ли на это рассчитывали те, кто вводил санкции. Трамп и нефтяные проблемы способны разрушить Саудовскую Аравию, но это укрепит Россию в долгосрочном плане, поскольку страна будет работать над проблемами, вызванными санкциями. Я был поражен, насколько много квалифицированных технических специалистов есть в вашей стране. Я убежден, что Россия не должна быть нефтяной страной.

В России есть проблема «утечки мозгов», и, конечно, ее надо решать. Как вы можете затормозить отток кадров? Наверное, это можно сделать развивая новые технологии и малый бизнес в стране.

Но Россия по-прежнему сильно зависит от нефтяных цен. Что ее ждет при резком падении?

Для некоторых нефтяных стран снижение цен на нефть является критичным, и их экономики очень уязвимы. Так, снижение цен на нефть способно разрушить Саудовскую Аравию, например, поскольку у них нет альтернативы. Но для таких стран, как Россия и Норвегия, нефтяной шок может быть даже полезным: нефтяной кризис дает импульс для развития, появляется цель сделать экономический рост без углеводородного сырья. Обычно хорошо растут экономики, которые как раз не имеют нефти и газа. Именно рост цен на них делает экономику уязвимой и грозит голландской болезнью. Надо отделить российскую экономику от нефти и развивать как раз эту несырьевую часть.

О глобализации и Brexit

Раньше много говорили о глобализации. Сейчас в моде протекционизм. Британцы проголосовали за Brexit, в США ограничивают импорт. Изоляционизм — это более выгодная стратегия?

Утверждение, что глобализация является абсолютным благом, — это иллюзия. Открытая на 100% экономика очень уязвима. В идеале надо стараться находиться где-то посередине и глобализировать часть экономики. Иначе есть опасность, что, образно говоря, экономику съест Google. Посмотрите, 90% из того, я делаю, связано с этой компанией. И мне не нравится такое положение дел, я не хочу, чтобы мной и миром правил Google.

Идею глобализации обычно раскручивают крупные корпорации. То, что выгодно для корпораций, обычно выгодно и для простых граждан, но не всегда.

Кстати, референдум по Brexit был голосованием не против Евросоюза, а голосованием против евробюрократов, которых никто не выбирал для того, чтобы они принимали решения. Некоторые называют это популизмом, но на самом деле это просто демократия.

Нельзя управлять сотнями миллионов европейцев как одной страной. ЕС — это совокупность нескольких стран, и следует относиться к этому экономическому пространству именно как к группе стран, а не филиалам одной большой страны. Каждая страна должна принимать собственные решения, а затем эти решения должны координироваться между странами экономического блока.

То есть идея создания наднационального правительства является вредной? Почему?

Конечно вредной. Вы из постсоветской страны, в которой все было централизовано. Многим казалось, что это эффективный механизм управления, но это не так — такая система является более уязвимой.

Большие корпорации не выживают в конечном итоге, равно как и очень крупные животные в природе. Посмотрите на эволюцию, кто вымирал в первую очередь.

Посмотрите в окно: деревья, птички, солнце и прочее — все они сосуществуют друг с другом и координируются, но у них нет никакого единого центра принятия решений.

О больших данных и профессиях будущего

Сейчас многие делают ставку на большие массивы данных, которые могут повысить эффективность экономики и решить многие проблемы человечества, от победы над болезнями до предсказывания природных катаклизмов. Это правильный выбор?

Наличие большого количества цифр не означает понимания статистических закономерностей. Большие массивы информации — это и большая проблема, поскольку они увеличивают вероятность ошибки. Статистики не любит большие данные, их любят журналисты. Со статистикой надо уметь работать, и количество информации здесь не имеет значение. Допустим, я расскажу вам миллион анекдотов про экономику. Обладая таким количеством информации, вы будете чувствовать себя уверенно. Но будет это иметь какую-нибудь статистическую ценность? Нет. Это 0% экономической информации. То же самое и с большими массивами информации. Надо понимать, как с ними работать, иначе это будет аналогично ситуации с миллионом анекдотов.

Раньше профессии трейдера и банкира были в моде: здесь можно было хорошо заработать. Есть профессии, которые обещают золотые горы сейчас?

Конечно, важно выбрать правильную профессию, это должно сработать. Верен принцип «оказаться в нужном месте в нужный час». Но успех — это способность избегать больших ошибок. Любой идиот может делать правильные вещи, это несложно. Но к успеху может прийти только тот, кто будет стараться не совершать большие ошибки. Мне это удалось.

Многие из тех, кто начинал работать трейдером в одно время со мной, бедны. Я общался с тысячами трейдеров, но я точно не знаю, сколько из них действительно преуспели и сколько остаются богатыми, а не растеряли все, что заработали.

В каждом бизнесе в какое-то время открывается окно. В трейдинге тоже было такое время. Оно ушло.

А как сейчас стать богатым?

Понятия не имею.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 23 марта 2018 > № 2544745 Нассим Талеб


Россия. ЦФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 марта 2018 > № 2539901 Андрей Перцев

Что рассказал Волоколамск об эволюции российской вертикали

Андрей Перцев

Итоги волоколамского протеста не самые духоподъемные. В правительстве уже начали открыто обсуждать непопулярные реформы, но сгладить неизбежные кризисы и вспышки недовольства в регионах будет некому. Местные власти перетасованы до полной потери связи с управляемой территорией, утратили опыт общения с людьми в публичной политике, а главным принципом их поведения остается «не сдавать своих»

Видео протеста в Волоколамске, где жители во время стихийного схода колотят главу района Евгения Гаврилова, кидают снежки в губернатора Подмосковья Андрея Воробьева и ругаются с ОМОНом, мгновенно стали вирусными. Самым популярным стал ролик с девочкой, которая слушает главу Московской области и, указав на него, мрачно проводит себе рукой по шее.

Жители Волоколамска давно выступают против расположенного там мусорного полигона, последней каплей стало массовое отравление детей. Люди пытались добиться своего более цивилизованными методами – жаловались местной власти, потом жаловались на местную власть областной, вышли на многотысячный митинг 7 марта (всего в Волоколамске живет около 30 тысяч жителей). Но удовлетворительной реакции граждане не получили и теперь применили последние доводы в виде кулаков, снежков и нецензурной лексики.

Скорость и широта распространения видео в соцсетях показала, что российское общество с интересом относится к новым форматам диалога с властью. Ситуация в Волоколамске многих воодушевила еще и потому, что с чиновниками и силовиками хотели разобраться рядовые обыватели, которые только что голосовали за Путина (в этом городе президента поддержали 70%, правда, при явке 40%). Конечно, локальный всплеск недовольства с четкими требованиями может быть легко погашен властью и вряд ли перерастет в массовые протесты по всей стране. Но ситуация в Волоколамске поставила перед федеральной властью несколько серьезных вопросов, и отвечает она на них пока не очень уверенно.

Вертикаль большая и маленькая

Волоколамский протест обнажил несколько проблемных моментов, характерных для всей российской вертикали власти. Самый очевидный из них – чиновники не умеют общаться с людьми, а граждане относятся к ним без почтения. И глава района Гаврилов, и губернатор Воробьев используют неубедительный бюрократический язык: «меры принимаются», «проблема на контроле». Хотя понятно, что протестующие требовали от них четких ответов: что будет со свалкой, когда ее закроют и куда теперь будут возить мусор.

Расплывчатые ответы стали популярны не только у подмосковных чиновников – примерно так же выражаются большинство депутатов, министров и сам президент Путин. Но практика показывает, что в кризисных ситуациях туманный чиновничий дискурс только усиливает раздражение слушающих.

Социальный протест возник в Волоколамске не на пустом месте. Ему предшествовал затяжной политический кризис, связанный как раз с назначением побитого главы района Евгения Гаврилова. Этот чиновник возглавил район еще в 2014 году, до этого он не имел отношения ни к политике, ни к Волоколамску. После первого месяца работы публично критиковать нового главу района стали даже местные единороссы. Но губернатор Воробьев не обращал внимания на тревожные сигналы.

Практика назначения варягов, которые чаще всего принимаются населением негативно, традиционна для Подмосковья – большинство крупных районов и городов возглавляют такие же чужаки без опыта публичной политики. С 2014 года выборы в крупных муниципалитетах Подмосковья отменены – ими управляют чистые назначенцы. В случае социального кризиса с теми же крупными мусорными полигонами (их в области еще пять, и недовольство вокруг них нарастает) или со строительством вредных производств большинство из таких глав не смогут убедительно разговаривать с недовольной толпой, а та не будет их воспринимать.

Андрей Воробьев перенял в Подмосковье федеральную схему управления: на посты губернаторов уже давно назначаются варяги, которые до этого не имели отношения к регионам. Логика Кремля понятна: такие назначенцы ориентируются прежде всего на поддержку Москвы, ими проще управлять. Чужак в окружении влиятельных местных групп чувствует себя как в осажденной крепости. Он не будет проявлять самостоятельность и фронду, не будет обвинять центр в том, что тот забирает большую часть налогов, заключит контракт с правильным человеком, разместит вредное, но нужное стране производство.

В той же логике действовал и Андрей Воробьев. Формально он боролся с областными кланами, зачастую полукриминальными, которые долгое время контролировали города и районы Подмосковья и мало считались с региональной властью. На деле качество управления не изменилось, просто представители кланов перемещаются из района в район.

Руководитель Щелковского района Алексей Валов раньше работал заместителем одиозного экс-мэра Химок Владимира Стрельченко. Мэр Реутова Александр Ходырев переместился на пост главы Королева, его зам Сергей Юров поработал в Реутове, а потом стал управлять Балашихой. Глава Ленинского района Подмосковья Олег Хромов – выходец из администрации Домодедова; прославившийся глава Волоколамска Евгений Гаврилов раньше занимал пост замглавы Рузского района. Глав подмосковных районов перетасовывают так же, как губернаторов: мэр Вологды Андрей Травников сейчас возглавил Новосибирскую область; бывший губернатор Амурской области Олег Кожемяко теперь руководит Сахалином, и так далее.

Такая схема губительна и для властей Подмосковья, и для руководства всей страны, что и показал Волоколамск. Назначенцев извне воспринимают как враждебных наместников, которых терпят до поры до времени. При этом и Владимир Путин, и Андрей Воробьев всячески подчеркивают, что лично несут ответственность за происходящее в стране и области. Раз их ставленники не умеют общаться и не обладают нужным авторитетом для разрешения кризисов, вопросы автоматически уходят наверх.

Воробьев уже почувствовал многие прелести вертикализации. Она, конечно, дает административную управляемость бюджетных и хозяйственных процессов, но постепенно ведет к утрате связи с обществом. Избранные чиновники, как правило, чувствуют тонкую грань, что можно делать и говорить, а что нельзя. Бывший глава Марий Эл Леонид Маркелов во время выборной кампании 2015 года пригрозил жителям одного из сел «закопать дорогу», но никто его не освистал. Андрея Воробьева, который толком ничего не сказал, в Волоколамске закидали снежками под крики «Позор!».

Своих не бросаем

Реакция на протест со стороны что федеральной, что подмосковной власти не выглядит адекватной. Вся страна увидела, что в отдельно взятом городе людей довели до того, что те начали бить чиновников – дальше так могут пойти штурмы администрации. Однако Евгений Гаврилов сохранил свой пост, а Андрей Воробьев не получил даже выговора. В Кремле говорят о внимании к вопросу и подготовке некоего решения – то есть примерно то же, за что главе района жители пообещали разнообразные кары.

Система начала действовать по принципу «своих не бросаем», как обычно отказываясь уступать общественному протесту. Подмосковный губернатор – человек из окружения министра обороны Сергея Шойгу, он близок к семье генпрокурора Юрия Чайки, ему нельзя так просто делать выговоры.

Пока губернатор пообещал жителям установить в городе табло с показаниями чистоты воздуха и направить в Волоколамск своего спецпредставителя. Для внешних зрителей начались намеки – протесты подогреты извне, жителей настроили против губернатора. Для системы, которая не хочет сдавать своих, трактовка очень удобная: на митинг 7 марта приезжала Собчак, видео с потасовками распространяет Навальный. Есть и другие версии: протесты выгодны мэру Москвы Собянину или «Ростеху», который хочет получить подряды на строительство мусорных заводов. Радикальный протест пытаются смягчить слухами о его спланированности, а значит, и незначительности.

Российские власти вроде бы научились справляться с социальными протестами. Участники локальных митингов получают от власти послабления и отступают. Или просто устают протестовать без всяких послаблений. Так происходило уже много раз, от Пикалева до выступлений дальнобойщиков против системы «Платон».

Но сейчас стресс-тест властной вертикали происходит накануне непопулярных реформ. В правительстве уже обсуждают повышение налогов на доход физических лиц с 13% до 15% и на добавленную стоимость с 18% до 22%. Это значит, что люди станут получать на руки меньше, а цены вырастут. В правительстве, кажется, не видят никаких сложностей в этой реформе. «Это число – 13% – тоже не фетиш, оно ничем не отличается от 14% и 15%, это просто одно из возможных чисел», – пожал плечами на встрече со студентами вице-премьер Аркадий Дворкович.

Еще одна предполагаемая реформа – повышение пенсионного возраста. И то и другое граждане вряд ли воспримут спокойно. Ничего такого перед выборами Владимир Путин им не обещал, он даже не опубликовал предвыборную программу, и вот – сюрприз.

В 2005 году монетизация льгот вывела на улицы миллионы людей, они перекрывали дороги и штурмовали администрации. Правда, тогда из зданий администраций к ним выходили опытные и избираемые политики и убеждали не бунтовать. Так поступил мэр Рыбинска, руководство Удмуртии, мэр Набережных Челнов, глава Сергиева-Посада в Московской области. Губернатор Приморья Сергей Дарькин в 2006 году выходил к участникам стихийного митинга, которые требовали расследовать крупный пожар во Владивостоке. Это только несколько примеров, как правило, чиновникам удавалось уговорить протестующих разойтись.

Сейчас таких людей с хорошим знанием местных реалий и опытом публичной политики на руководящих постах в регионах почти не осталось – и волоколамская история тому свидетельство. При этом вертикаль не собирается отступать, наоборот, зачищают оставшееся – например, в заксобрание Свердловской области внесен законопроект об отмене выборов мэра Екатеринбурга.

Итоги волоколамского протеста не самые духоподъемные. В правительстве уже начали открыто обсуждать непопулярные реформы, но сгладить неизбежные кризисы и вспышки недовольства в регионах будет некому. Местные власти перетасованы до полной потери связи с управляемой территорией, утратили опыт общения с людьми в публичной политике, а главным принципом их поведения остается «не сдавать своих».

Россия. ЦФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 марта 2018 > № 2539901 Андрей Перцев


Россия > Армия, полиция. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 22 марта 2018 > № 2554127 Андрей Курносенко

На особом контроле.

Гостем программы «Прямой разговор» в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» стал начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России генерал-майор полиции Андрей КУРНОСЕНКО.

- Андрей Анатольевич, расскажите о важных итогах 2017 года.

- Нам удалось сохранить положительную динамику по основным направлениям оперативно-служебной деятельности. Подразделениями службы выявлено более 70 тыс. преступлений экономической направленности. Каждое третье из них было совершено в крупном и особо крупном размере. Более чем на 20 % возрос объём возмещения ущерба, а это почти 100 млрд рублей.

С участием сотрудников главка выявлено более 400 значимых преступлений, 126 из которых коррупционной направленности. Специалистами ГУЭБиПК проведено свыше 60 ревизий и исследований документов, по которым определён материальный ущерб государству на сумму, превышающую 20 млрд рублей.

- Некоторое время назад огромные убытки государству приносила неуплата налогов. Снизилось ли сейчас количество людей, которые не платят налоги? Какова последняя статистика по этому виду нарушений?

- Действительно, ещё три-четыре года назад данный вопрос стоял крайне остро. Однако за последнее время главком во взаимодействии с ФНС России предприняты меры, которые дали положительные результаты.

На особом контроле находится работа по возмещению выявленного ущерба. В прошлом году по результатам мероприятий с участием сотрудников полиции возвращено в бюджет свыше 90 млрд рублей, что составляет более половины от общей суммы доначислений по результатам выездных налоговых проверок. Необходимо отметить, что органы полиции занимаются проведением проверок только в отношении лиц, умышленно уклоняющихся от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере. С учётом этого в 2017 году возбуждено 5235 уголовных дел о налоговых преступлениях.

В настоящее время действуют нормы, в соответствии с которыми лицо, добровольно возместившее в бюджет суммы неуплаченных налогов, освобождается от уголовной ответственности. Многие предприниматели пользуются этим правом. Как результат, в рамках расследования уголовных дел о налоговых преступлениях в 2017 году добровольно возмещено более 40 млрд рублей.

- Один из видов преступлений, раскрытием которых занимается ваш главк, - хищение добытых нефти и газа. Много ли подобных случаев сейчас встречается в практике? Каков механизм такого промысла?

- Службой на постоянной основе проводится работа по выявлению и пресечению хищений нефти и газа из трубопроводов.

Если хищениями газа промышляют в основном потребители путём несанкционированных врезок в газопроводы, а также умышленного повреждения приборов учёта потребляемого газа, то кражами нефти из трубопроводов занимаются, как правило, организованные преступные сообщества, оснащённые специальным автотранспортом и дорогостоящим оборудованием, имеющие отлаженную сбытовую сеть. Организаторами преступной деятельности привлекаются квалифицированные специалисты для изготовления высокотехнологичных врезок и прокладки отводов, электрогазо­сварщики, операторы установок направленного бурения.

Похищенное сырьё аккумулируется на перевалочных пунктах и базах в промышленных зонах, где из него производятся кустарные нефтепродукты, на них оформляются «липовые» документы, и «легализованный» таким образом товар поступает на автозаправки, владельцы которых сознательно зарабатывают за счёт реализации этого низкокачественного, но более дешёвого топлива.

Хищения нефти из магистральных трубопроводов являются достаточно распространённым преступлением. Так, по данным крупнейшего российского оператора магистральных нефтепроводов ПАО «Транснефть», в 2017 году выявлено 289 несанкционированных врезок в магистральные трубопроводы.

Мы достаточно успешно противодействуем подобным преступлениям. Нашими сотрудниками только в прошлом году пресечена противоправная деятельность межрегионального преступного сообщества, участники которого занимались хищением нефти из магистральных нефтепроводов и её дальнейшей реализацией на территории Республики Коми, Ханты-Мансийского автономного округа, Краснодарского края, Тюменской области и Московского региона. В ходе проведённых мероприятий выявлена кража нефти объёмом более 13 тыс. тонн. Общая стоимость похищенного составила 292 млн рублей. Преступники задержаны.

- Ещё одна актуальная тема для граждан - это финансовые пирамиды. Как построена работа главка в этом направлении?

- Деятельность организаторов финансовых пирамид несёт серьёзную угрозу экономической и социальной безопасности России. Вместе с тем анализ оперативной обстановки показывает, что в настоящее время она всё же не имеет того масштаба, как в начале 90-х годов прошлого века. Основными причинами снижения криминальной активности являются утрата доверия населения к подобным структурам и эффективная работа правоохранительных органов.

Принимаются меры и по повышению финансовой грамотности населения. В результате принятых мер только в минувшем году выявлено 50 преступлений данной категории, в том числе квалифицируемых по статье «Организация преступного сообщества». Сумма причинённого вкладчикам ущерба от деятельности подобных организаций составляет десятки миллиардов рублей.

В качестве примера приведу ликвидацию преступного сообщества, которое на территории 17 регионов Российской Федерации создало 22 кредитно-потребительских кооператива. Они были объединены общим центром управления и представляли собой классическую ОПГ. Сумма привлечённых денежных средств вкладчиков составила более 9 млрд рублей. Количество обманутых пайщиков превысило 25 тыс. человек.

В настоящее время восемь организаторов и активных участников преступного сообщества арестованы, проводятся следственные действия. Уверен, что наказание для винов­ных будет весьма суровым. Многие потерпевшие вкладывали в эту пирамиду свои последние накопления.

- Давайте поговорим об одной из главнейших задач для всех правоохранительных ведомств в условиях нынешних реалий - противодействии финансированию экстремизма и терроризма. Каковы результаты главка в этом направлении? Как построена работа с другими ведомствами?

- В 2015 году в Управлении «Ф» ГУЭБиПК МВД России создан отдел по противодействию легализации доходов, полученных преступным путём, финансированию терроризма и экстремизма.

Совместно с ФСБ России, Росфинмониторингом и Следственным комитетом Российской Федерации на постоянной основе проводится комплекс мероприятий по выявлению лиц, занимающихся террористической деятельностью, состоящих в незаконных вооружённых формированиях, а также оказывающих им всяческое содействие.

В 2017 году правоохранительными органами раскрыто 100 преступлений, связанных с финансированием терроризма, 26 из них выявили непосредственно сотрудники ГУЭБиПК. Так, в начале прошлого года пресечена деятельность лиц, занимавшихся финансированием террористической деятельности. Группа радикально настроенных приверженцев ислама, состоявшая из граждан России, в 2015 году выехала в Сирийскую Арабскую Республику, где присоединилась к вооружённому формированию одной из группировок, входящих в международную террористическую организацию ИГИЛ, запрещённую в России. С территории Сирии они осуществляли сбор денежных средств для оказания финансовой помощи боевикам. По документально подтверждённой информации, сумма, полученная участниками группировки, превысила 2,3 млн рублей.

- С развитием так называемого электронного правительства началось проведение тендеров на оказание каких-то услуг, мероприятий, строительство и т.д. Насколько успешно удаётся бороться с хищением бюджетных средств?

- Анализ имеющихся материалов и уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что посягательства на бюджетные средства в большинстве случаев осуществляются путём необоснованного увеличения цен на материально-технические ценности и оказываемые услуги, а также завышения объёмов выполненных работ, в том числе с использованием служебного положения должностными лицами органов власти и управления, имеющими отношение к выделению, распределению и освоению бюджетных средств. Например, сотрудниками главка выявлен факт превышения должностных полномочий бывшим министром здравоохранения Северной Осетии - Алании при расходовании бюджетных средств. Республиканский Минздрав заключил государственный контракт с коммерческой организацией на разработку проектно-сметной документации по строительству в городе Владикавказе регионального сердечно-сосудистого центра. К заявленному сроку окончания работ организация не выполнила обязательства по контракту, однако министр здравоохранения акты приёмки якобы выполненных работ подписал. Всего на счёт фирмы было необоснованно перечислено более 26 млн рублей.

Всего же в прошедшем году в бюджетной сфере выявлено 4697 преступлений, 2,5 тыс. из которых коррупционной направленности. Размер причинённого ущерба превысил 17,7 млрд рублей, он возмещён на 40 %.

Считаю эту долю недостаточной. И над решением данной проблемы мы сейчас активно работаем. Подписан совместный приказ МВД России, Следственного комитета Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в котором определены конкретные меры по повышению эффективности возмещения причинённого государству ущерба.

- Проблемой номер один в российском обществе до сих пор остаётся коррупция. За последнее время появились громкие уголовные дела с участием министров, их заместителей, губернаторов и т.д. Какова роль полиции в таких случаях?

- Противодействие коррупции является общегосударственной задачей, и её решение возложено на все органы исполнительной, законодательной и судебной власти, а также на правоохранительные органы.

Принятыми мерами удалось достичь определённых результатов. Только по материалам сотрудников нашего главка в прошлом году возбуждено 57 уголовных дел в отношении чиновников высокого уровня. В том числе в отношении заместителя главы Росимущества по земельным отношениям, министра имущественных и земельных отношений Сахалинской области, заместителей губернаторов Волгоградской и Новгородской областей, руководителей ряда межрайонных инспекций ФНС России в различных областях.

- Как много дел выявляется ГУЭБиПК МВД России по нарушению авторских прав? Чего чаще они касаются - музыки, литературы, научных работ?

- Наибольший объём в сфере нарушения авторских прав сегодня приходится на незаконное тиражирование и использование программного обеспечения, аудиовизуальной продукции - как на оптических носителях, так и посредством размещения в сети Интернет. Возросла доля копируемых пиратским образом отечественных программ в области бухгалтерии, проектирования и иных производственных продуктов для ведения бизнеса.

В 2017 году выявлено 6 тыс. преступлений, связанных с незаконным производством и оборотом фальсифицированных и контрафактных продуктов. Зарегистрировано 911 преступлений непосредственно в сфере нарушения авторских и смежных прав. Размер возмещённого правообладателям материального ущерба по ним составил более 81 млн рублей.

Мы понимаем, что приведённые значения - лишь малая часть совершаемых преступлений. Отчасти это обусловлено сложностями в экономике. Покупатели пиратского продукта стараются минимизировать свои бизнес-издержки. Но уверен, со временем ситуация изменится.

- С 2006 года в России действует закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр». Однако регулярно сообщается об обнаружении подпольных казино и т.д. Как ведётся борьба с незаконными игорными заведениями?

- Мы осуществляем планомерную работу по противодействию незаконному функционированию игорных заведений. Приведу пример: недавно пресечена деятельность целой сети законспирированных подпольных заведений на территории Белгородской, Архангельской областей и Камчатского края. В результате масштабных мероприятий выявлено порядка 20 игровых клубов, которые действовали под видом брокерских организаций и управлялись, несмотря на разброс регионов на территории страны, одними и теми же людьми и их представителями.

Лидеры группировки «с нуля» организовывали игорные точки, налаживали их работу, а затем передавали управление своим пособникам. Контроль за деятельностью клубов осуществляли дистанционно: управляющие ежедневно отправляли электронные сообщения с указанием суммы выручки, а также отчёты о количестве клиентов. В дальнейшем полученные денежные средства перечислялись на счета подконтрольных организаций, после чего распределялись между сообщниками. В отношении фигурантов возбуждены уголовные дела, все участники преступного сообщества арестованы.

- В конце позапрошлого года в России прошла волна смертельных отравлений суррогатным алкоголем. После этого был принят ряд решений, в частности, по ужесточению наказания за нелегальную торговлю. Как много сейчас в стране так называемых бутлегеров?

- Борьба с суррогатным алкоголем является одной из важных задач, стоящих перед подразделениями экономической безопасности. Учитывая упомянутые печальные последствия отравлений поддельным алкоголем, для защиты наших граждан государство, в том числе и по инициативе МВД России, предприняло ряд мер, направленных на усиление уголовной ответственности в данной сфере. В июле 2017 года в Уголовный кодекс Российской Федерации введены новые составы преступлений, предусматривающие ответственность за нелегальный оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. В частности, введены статьи: «Незаконные производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», «Незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (если это деяние совершено неоднократно), «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции». Кроме того, за использование для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельных акцизных либо федеральных специальных марок теперь предусмотрена ответственность до 12 лет лишения свободы.

В активе службы имеется немало примеров выявления подпольных цехов по производству контрафактного алкоголя, крупных складских помещений с готовым к сбыту суррогатом. Пресечена деятельность 170 подпольных производств по изготовлению такой продукции. Из незаконного оборота изъято свыше 572 тыс. декалитров этилового спирта, 1 млн 272 тыс. декалитров алкоголя.

Всего в 2017 году в данной сфере выявлено 125 тыс. правонарушений, в том числе 2,5 тыс. нарушений, связанных с выпуском и оборотом продукции, маркированной поддельными акцизными марками. Возбуждено более 7 тыс. уголовных дел, составлено свыше 115 тыс. протоколов об административных правонарушениях, по инициативе полиции приостановлено действие 130 лицензий.

- Если говорить о задачах, то какие направления работы главка являются приоритетными в 2018 году?

- Основные усилия подразделений экономического блока сейчас сосредоточены на противодействии системной коррупции, снижении доли теневой экономики, в том числе связанной с незаконными финансовыми операциями, обналичиванием и выводом капиталов за рубеж; декриминализации стратегически важных отраслей - жилищно-коммунального хозяйства, оборонно-промышленного, топливно-энергетического и агропромышленного комплексов, пресечении хищений бюджетных средств. Нам предстоит большой объём работы по многим направлениям деятельности. Руководство страны вкладывает огромные средства в модернизацию инфраструктуры государства - и нам их защищать.

Беседу вели Роман ЧУПРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Наша справка

По итогам совместных с ФНС России выездных проверок доначислено налогов: в 2015 году - 123 млрд рублей, в 2016 м - 157 млрд рублей, в 2017-м - 161 млрд рублей. При этом количество самих проверок ежегодно сокращается: если в 2015 году их было проведено 6,5 тыс., то в 2017-м - 5,5 тыс.

В прошедшем году в целом по стране подразделениями экономического блока МВД России выявлено более 15 тыс. преступлений коррупционной направленности. В суд направлено свыше 12 тыс. уголовных дел о преступлениях данного вида. Размер выявленного материального ущерба от таких преступлений превысил 29 млрд рублей. Изъято имущества и денежных средств на сумму более 21 млрд рублей.

В 2017 году полицией пресечена деятельность свыше 6600 игорных заведений, в том числе 162 казино, 1400 залов игровых автоматов, 657 организаций, которые действовали под видом внебиржевой торговли, и 863 игровых интернет-сайтов. Изъято более 60 тыс. единиц оборудования.

Россия > Армия, полиция. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 22 марта 2018 > № 2554127 Андрей Курносенко


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 марта 2018 > № 2544728 Максим Артемьев

Русский бунт: жители Волоколамска бросают вызов власти

Максим Артемьев

Историк, журналист

Решение о создании единой управляющей структуры для Москвы и области назрело и перезрело. Но пока региональные чиновники не готовы брать на себя ответственность и совместно решать острую проблему мусорных полигонов, в вопросы экологии и закрытия свалок приходится вмешиваться лично президенту страны

Произошедшее в одном из самых маленьких и бедных городков Подмосковья Волоколамске, несмотря на замалчивание многими СМИ, моментально получило мощнейший резонанс благодаря социальным сетям и YouTube. Драматические кадры избиения главы района и закидывания снежками губернатора Андрея Воробьева под скандирование «Позор!», просмотрели миллионы интернет-пользователей.

Кто-то увидел в этом провокацию с целью продвижения идей «оранжевой революции», кто-то — печальное следствие оторванности власти от народа. Третьи — отчаяние этого самого народа. Четвертые — грустное похмелье после триумфальных для власти президентских выборов.

Но важнее другое: случившееся в Волоколамске — показатель перемен в общественном сознании и серьезный вызов власти. Именно проблемы экологии выходят на первый план в повестке дня политической и общественной жизни. Это объясняется целым рядом причин.

Чистота и безопасность окружающей среды касаются всех без исключения. Их состояние видно всем невооруженным глазом, уровень загрязнения каждый ощущает на себе. Проблемы экологии легко объединяют вокруг себя людей, поскольку касаются нередко десятков тысяч граждан, проживающих вместе, в одном районе. Им легко собраться, наладить общение между собой, выдвинуть активистов. Их не нужно откуда-то свозить — все происходит по месту жительства.

Современные средства коммуникаций позволяют самоорганизоваться в считаные часы. А запрос среднего класса на пристойную жизнь включает в себя одним из первых пунктов именно требование комфортной окружающей среды.

Еще в советское время тема охраны природы, и в частности борьба за сохранение чистоты Байкала, а затем — против переброса рек на юг, стала одной из немногих доступных лазеек для неформальной общественной активности. Вспомним, что в перестройку именно на экологической тематике поднялись многие активисты и будущие политики. Чернобыльская катастрофа показала степень возможных последствий техногенных аварий. Борьба со строительством АЭС и ГЭС, например в Башкирии или на Алтае, привлекала на митинги сотни тысяч человек. Борис Немцов, кстати, стал депутатом, критикуя планы по возведению Горьковской атомной станции теплоснабжения.

Затем, в девяностые годы, вынужденные бороться за свое выживание россияне на какое-то время отошли от природоохранной тематики.

Но как только происходит переход общества от фазы выживания к фазе устойчивого развития, экология мгновенно оказывается в центре внимания.

Поэтому, если обратиться к публичной политике, ставка Алексея Навального на борьбу с коррупцией представляется малоэффективной, поскольку коррупция — тема абстрактная, напрямую большинства людей либо не касающаяся, либо всякий раз задевающая малое их число. В этом смысле Ксения Собчак более чутка к настроениям россиян. На «зеленой» тематике легче сформировать ряды последователей, вывести граждан на акции протеста.

Тема же мусорной утилизации издавна является крайне актуальной, и не только в России. Несколько лет назад в Италии кризис с уборкой мусора в Неаполе стал одной из причин падения правительство Романа Проди. В 2016-2017 годах внимание Украины было привлечено к львовским мусорным свалкам и неспособности мэрии решить проблему вывоза отходов, ставшей актуальнейшим политическим вопросом.

Для Московской области, окружающей многомиллионный мегаполис, проблема утилизации мусора является более чем актуальной. Столица ежедневно выбрасывает на ее территорию от 9000 т до 15 000 т отходов. Прибавим к ним и собственное «производство» мусора, лишь ненамного уступающее московскому.

Во всем развитом мире принято совместно — и силами мегаполиса, и окружающей его агломерации — решать проблемы утилизации мусора. То, что они могут принадлежать к разным административным образованиям, не проблема. Для этого создаются органы совместного управления, так называемые «метро». Эти совместные органы управления занимаются в том числе сбором и вывозом мусора. Скажем, мэрия Портленда в Орегоне договаривается с несколькими графствами, на территории которых расположен город, о том, что они вместе будут решать проблему утилизации отходов. По тому же принципу решается и ряд других вопросов — транспортных, инфраструктурных, культурных. Ведь это именно то, что важно для всех жителей. В итоге мусороперерабатывающие заводы находятся за городом, а в городе — общий театр.

Для России это непривычно. Здесь принято решать подобные проблемы путем нажима сверху. В итоге в 2012 году было принято решение об изъятии из Московской области нескольких районов и передаче их Москве — так появилась Новая Москва. Сделано это было грубо, волюнтаристски, без обсуждения с жителями.

Но главное даже не в том, как это было проведено, а в результатах. Мусорная проблема в итоге обострилась — в историю со свалкой Кучино в Балашихе в 2017 году даже пришлось вмешиваться президенту страны.

И теперь, буквально после выборов, разгорается новый конфликт в Ядрово. Лучше не стало. А ведь у Москвы и области — миллион общих проблем начиная с транспортной. Например, в 2005 году протесты против оптимизации льгот начались именно с вопроса оплаты проезд на автобусе между городом и областью. Множество проблем с застройкой, парковками и городским планированием просто «висит в воздухе», и решение о создании совместного управленческого органа назрело и перезрело.

Рассуждения о раздельном сборе мусора — это замечательно, но в сложившейся ситуации они напоминают паллиативную медицину. Такие методы не могут вылечить, они лишь облегчат страдания жителей, и то ненадолго. Не решив проблему в принципе, не создав цепочку под единым руководством от мусоропровода до мусороперерабатывающего завода, мы так и будем упираться в очередные «Ядрово». А президент ядерной сверхдержавы — к вящему позору всей страны и руководства Московской области — будет лично заниматься помойками и поправлять губернатора, не понимающего, как срочно надо решать проблему.

Владимир Путин в своем послании признался, что правительство сдерживало экологический нажим на бизнес, не ужесточая требований, но дальше так продолжаться не может. Волоколамск это ясно показал. Сегодня взрыв произошел там. Завтра он может случиться где угодно. Поэтому на ближайшие годы и перед новым правительством, и перед обществом в целом встает задача перехода к совершенно новой экологической политике. И обойтись здесь без участия гражданских активистов невозможно. Весь вопрос в том, будет ли общественная активность возникать стихийно, как в Волоколамске и не пора ли перенести ее в правовое поле. И будут ли активисты услышаны властью или им потребуются неординарные действия для привлечения внимания к себе.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 марта 2018 > № 2544728 Максим Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 22 марта 2018 > № 2539910 Антон Дроздов

РАСЧЕТ ПЕНСИЙ РОССИЯН ДОВЕРЯТ ИСКУССТВЕННОМУ ИНТЕЛЛЕКТУ

В ближайшем будущем к расчету пенсий россиян будет привлечен искусственный интеллект. Об этом рассказал глава Пенсионного фонда России (ПФР) Антон Дроздов.

По его словам, новые технологии позволят усовершенствовать процесс расчета пенсий, исключив из него возможные риски, связанные с человеческим фактором. Дроздов сообщил, что соответствующая программа обработки данных уже была разработана и в ближайшие месяцы будет испытана в пилотном режиме.

Новая система получила название «База знаний». Она позволяет высчитывать размер пенсий с учетом всех значимых факторов. При этом такой расчет будет максимально прозрачным и непредвзятым.

Если испытания системы пройдут успешно, в ближайшем будущем она будет введена по всей стране.

Иннокентий Багров

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 22 марта 2018 > № 2539910 Антон Дроздов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > mirnov.ru, 22 марта 2018 > № 2539907 Сергей Митрохин

«ЯБЛОКО» НАМЕРЕНО ПРОВЕРИТЬ МИЛЛИАРДНУЮ ПОКУПКУ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ

Центр антикоррупционной политики партии «Яблоко» проверит, насколько обосновано приобретение столичной мэрией дорогущей парковки. Одно машиноместо там стоит 7,4 млн рублей, а в целом сделка обошлась в миллиард рублей.

Таким образом, как сообщает сайт госзакупок, мэрия Москвы стала обладательницей 135 машиномест в комплексе «Москва-сити».

О том, что проверить совершенную сделку необходимо и это обязательно будет сделано, заявил председатель Московского регионального отделения «Яблоко» Сергей Митрохин, подчеркнув, что сумма, потраченная на приобретение огромна, а обоснованность такой траты вызывает сомнение.

Депутат убежден, что подобные сделки совершаются потому, что московские чиновники изначально считают себя не ровней обычным горожанам.

Как раз с неравенства на дорогах и платных парковках и складывается отношение власть предержащих с рядовыми гражданами. По мнению Митрохина, чиновники в первую очередь должны платить за парковки в столице. Однако они бесплатно оставляют свой транспорт и на Тверской, 13, и рядом с другими госучреждениями. И закупка в «Москва-сити2 говорит о том, что и здесь столичные чиновники «хотят за счет бюджета уже добиться той же самой цели», пишет Infox.ru.

Митрохин убежден, что единственно правильным будет, когда чиновники будут ездить и парковаться как обычные люди. Тогда не придется выкладывать огромные суммы из бюджета, чтобы слуги народа без проблем, бесплатно и удобно парковались.

Вера Сергеева

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > mirnov.ru, 22 марта 2018 > № 2539907 Сергей Митрохин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter