Всего новостей: 2526812, выбрано 4063 за 1.264 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Грузия. ООН > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 22 марта 2018 > № 2539576

Эксперт ООН: пожилое население Грузии нуждается в защите

Цели в области устойчивого развития

Грузия опережает остальные страны Южного Кавказа по количеству граждан старше 60 лет. Они составляют двадцать процентов населения. Однако многие из них живут в бедности, подвергаются жестокому обращению, а власти до сих пор не разработали стратегию защиты прав пожилых.

Независимый эксперт ООН по правам пожилых, завершив визит в Грузию, призвала правительство в приоритетном порядке обеспечить равноправие старшего поколения и его участие в жизни общества.

«Сокращение населения вкупе со старением общества серьезно влияет на соблюдение прав пожилых, - отметила Роза Корнфелд-Матте и добавила, что по прогнозам, к 2050 году доля граждан старше 60 лет достигнет 30 процентов.

В ходе первого официального визита в Грузию Спецдокладчик встретилась с представителями правительства, гражданского общества и старшего поколения. Она пришла к выводу, что множество пожилых людей живет в бедности. По ее словам, правительство признает, что размер пенсий необходимо увеличить, однако предлагаемая реформа, по мнению Розы Корнфелд-Матте, вряд ли решит проблему бедности среди пожилых.

Сокращение населения вкупе со старением общества серьезно влияет на соблюдение прав пожилых

«Забота о старшем поколении в целом – это та область, где необходимы сдвиги. В стране нет всесторонней стратегии по долгосрочному уходу за пожилыми, - сказала Спецдокладчик. - И несмотря на введение государственной программы всеобщего медицинского обслуживания, пенсионерам часто приходится платить за дорогостоящие дедикаменты и лечение из собственного кармана.

Корнфелд-Матте привлекла внимание к многочисленным сообщениям о проявлении насилия в отношении пожилых и жестокого обращения с ними, в том числе со стороны родственников. Она призвала власти принять соответствующие меры по выявлению и предупреждению таких случаев.

Она приветствовала принятие Национального плана действий в области старения населения, который, как она надеется, поможет предпринять конкретные шаги по выполнению существующей концепции.

Грузия. ООН > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 22 марта 2018 > № 2539576


Россия. США. Киргизия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 марта 2018 > № 2539123

В последнее время в Кыргызстане набирают популярность виды услуг, предлагающие «Как делать правильную контекстную рекламу в Google, Youtube, Facebook, Яндекс, а также в других поисковых системах и платформах и мессенджерах.

В большинстве своем объявления выглядят так: «Размести рекламу в google и проникни в компьютеры и смартфоны миллионов кыргызстанцев. Реклама в поисковиках google, Яндекс - единственный способ привлекать горячих клиентов, которые ищут именно вас. Гибкие настройки позволяют настроить рекламу на определенное географическое положение, день недели, время суток и другие параметры. Тех, кто уже посетил ваш сайт, можно «преследовать» на других сайтах с помощью кампаний ремаркетинга. Платите только за клики».

Tazabek решил вместе с экспертами разобраться, как в Кыргызстане регулируется деятельность иностранных IT-компаний, занимающимися электронной торговлей и предоставлением различных услуг, нужно ли начать регулировать данный рынок и последовать ли примеру ряда стран, уже начавших вводить НДС на услуги глобальных компаний или не стоит вмешиваться в этот рынок.

Депутат Жогорку Кенеша Дастан Бекешев (СДПК) считает, что Налоговой службе необходимо вырасти и начать регулировать рынок электронных услуг.

«В России уже введен «налог на Google». Я считаю, что мы тоже к этому придем в любом случае, хотим мы или нет. Со временем большая часть сделок будет совершаться через электронные платежи, пока у нас электронные платежи пользуются спросом только в Бишкеке, в регионах не так активно, но в дальнейшем это будет распространяться.

Но прежде чем вводить такой налог, Налоговой службе нужно немного вырасти. Она должна разбираться в этих вещах, нужно им отслеживать рекламу, которая распространяется без уплаты налогов», - советует парламентарий.

По его словам, пока рынок интернет-коммерции регулировать сложно.

«Если, например, я за рекламу в Instagram плачу 3 доллара, все деньги уходят в США и ни тыйына в КР не остается. Или вы хотите купить какую-то услугу в Whats App Business, в этом случае компания тоже ни тыйына здесь не заплатит. Если говорить о таких глобальных компаниях и платежах, это тяжело отследить, но можно. Оплата за услуги в Интернете производится все равно с банковского счета, либо электронного счета. И Налоговой службе в данных случаях нужно поставить определенный шлюз, который бы отслеживал эти платежи. В принципе, мы уже начали задумываться, в рамках фискализации этот вопрос будет подниматься. ГНС должна инициировать этот вопрос, а для этого сначала нужно вырасти. Если посмотреть на рынок рекламы, местным компаниям, в том числе рекламным, СМИ, было бы выгодно, чтобы глобальные IT-компании тоже отчисляли от доходов, потому что большую часть пирога они забирают. Как пример, Booking.com, если наши гостиницы или отели заключают с ними договор, то они оплачивают деньги не в Кыргызстан, а за границу», - привел он пример.

Председатель правления ОО «Палата налоговых консультантов» Татьяна Ким уверена, что в Кыргызстане стоит вводить «налог на Google».

«Конечно, стоило его ввести давным давно. Уже даже был разработан законопроект, который до сих пор на уровне проекта и остается. Мы же переходим в вектор цифровой экономики и каждый год ее объемы в мире увеличиваются на 30%, то есть за 3 года ровно в 2 раза рост идет. И недалек тот день, когда многие сферы экономики полностью уйдут в цифровое пространство, поэтому мы даже опаздываем с этим», - считает она.

По ее словам, из-за отсутствия данного налога есть упущенная выгода.

«Сейчас ведется разработка данного законопроекта по заданию замминистра экономики Баккельди Тюменбаева. В свое время мы участвовали в работе рабочей группы по разработке законопроекта, но он пока так и остался на уровне законопроекта. Это было 2 года назад, для начала мы предлагали, чтобы в принципе было дано определение и была обозначена такая «деятельность иностранных компаний без присутствия на территории КР по оказанию электронных услуг». Для начала мы предлагали сделать налог нулевым, потому что 2 года назад это были небольшие суммы. Чуть позже, когда мы поймем, как это работает, хотели ввести соответствующие ставки. На пространстве ЕАЭС «налог на Google» введен в Беларуси с 2018 года, по России с 1 января 2017 года. Там берется по минимальной ставке НДС и идет добровольная регистрация», - проинформировала она.

С 1 января 2017 года в России действует налог, который принято обозначать как «налог на Google». Этот налог представляет собой специальный порядок уплаты НДС при оказании иностранными организациями услуг в электронной форме через Интернет.

В кабинете налогоплательщика на сайте ФНС уже зарегистрировались Google, Apple, Microsoft, Samsung, Netflix и многие другие крупные поставщики электронных услуг.

Место оказания таких услуг стали определять по местонахождению покупателя услуг. Если покупатель услуг находится в России, то оказываемые ему электронные услуги стали облагаться российским НДС.

Относительно оценки, о каких суммах идет речь, Т.Ким считает, что нужно серьезно отнестись к вопросу.

«Оценку можно сделать через сотовые компании, посчитать объемы электронных услуг, оценить, какой трафик используется, чтобы предоставлять услуги на таких площадках как Google и других иностранных компаний. Такую оценку могли бы сделать Минфин и Минэкономики. Это нетрудно, оценить объем услуг», - считает эксперт по налогам.

Начальник управления налоговой политики Министерства экономики Кубан Айдаралиев в свою очередь сказал, что эта проблема сейчас для Кыргызстана не так актуальна, как в России, например.

«Чтобы поднять этот вопрос на общественный уровень, нужны официальные письменные заявления и обращения в правительство, в Минэкономики, или даже в СМИ. Чтобы поднять актуальность этого вопроса, необходимы обращения, а так у нас нет оснований для поднятия этого вопроса», - сказал он.

Digital-эксперт Айбек Куренкеев подтвердил наличие такой проблемы.

«Как правило, глобальные IT-компании базируются в таких странах, как Ирландия или Голландия, и там уплачивают налоги. Это хороший пример, и нам надо не кнутом, а пряником вести госполитику таким образом, чтобы глобальным компаниям было у нас выгодно открывать региональные представительства — предоставлять налоговые каникулы, социальные преференции. И второе, есть способ снизить налоговую нагрузку на такого рода компании можно с помощью соглашений об избежании двойного налогообложения с теми странами, где базируются мировые IT-компании.

С точки зрения финансов для предприятий можно сделать какую-то форму учета этих расходов. Сейчас это работает так: с карты деньги расходуются, ни один финансовый аудит под отчет эту карточку не примет. Некоторым фирмам в КР в этом плане легче, потому что имеются прямые договора с контрагентами — с Mail.ru, сервисом myTarget. Российские компании эту проблему поняли, они начали или представительства открывать, или выходить на прямое сотрудничество с компаниями, в таком случае оплата производится через банк и оплачиваются налоги. Это такая система легализации, потому что это российская компания. Если говорить о Google или Facebook, то это, скорее всего, произойдет не скоро. Глобальный тренд не остановить и Кыргызстан не может влиять на политику крупных компаний», - прогнозирует он.

Политически было правильно сделать благоприятные условия для глобальных компаний, предложил он.

А.Куренкеев считает, что сложно отследить объем рекламного рынка в Кыргызстане и никто точно не знает эту сумму. В основном оплата за услуги идет через электронные платежи.

Рынок рекламы в стране молодой, внутри ассоциаций такие вопросы обсуждаются, но вопрос не был поднят на общественное обсуждение, поделился он.

Tazabek

Россия. США. Киргизия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 марта 2018 > № 2539123


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – итоги выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с обсуждения повестки дня. Но прежде об одном из документов, который подписан по линии Правительства. Я подписал решение об индексации социальных пенсий с 1 апреля. Мы это делаем по закону каждый год. В документе утверждается размер коэффициента, на который повышаются пенсии. Сейчас мы на эти цели направляем около 10 млрд рублей. Сама по себе индексация коснётся приблизительно 4 миллионов человек. Кроме того, будут повышены некоторые другие выплаты, размер которых зависит по закону от индекса роста социальной пенсии. Это касается отдельных категорий пенсионеров.

Теперь по повестке дня. Мы обсудим итоги выполнения 33 федеральных целевых программ и Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год. Тема традиционная, мы делаем это регулярно. В целом итоги исполнения ФЦП и ФАИП за прошлый год достаточно неплохие, они приблизительно такие же, как в 2016 году. На реализацию целевых программ было направлено более 820 млрд рублей. Существенно увеличился объём софинансирования – практически на 20% выросли ассигнования из региональных бюджетов и внебюджетных средств. Самыми высокоэффективными признаны три программы: по повышению безопасности дорожного движения, по развитию сельских территорий и по строительству жилья. Что касается адресной инвестиционной программы, на её исполнение было направлено почти 700 млрд рублей. Результат также известен – в 2017 году в строй введено больше объектов капитального строительства, чем в 2016 году, то есть в целом здесь развитие есть.

Кроме того, мы затронем ещё несколько вопросов, они касаются подготовки государственных программ. Объёмы финансирования многих госпрограмм увеличились, поэтому их показатели нужно уточнить. Все изменения в государственные программы должны быть приняты до 1 апреля – этого требует от нас бюджетное законодательство. Работу нужно ускорить. Напомню, некоторые программы внесены с разногласиями, в том числе нет согласований с Минфином, Минэкономразвития, нет заключения Министерства юстиции. Нужно всё это устранить. Я просил бы заместителей Председателя Правительства всю необходимую работу провести и подготовить документы к началу следующего месяца.

Пилотные государственные программы мы перевели на проектные методы управления, привязываем государственные расходы к достижению конкретных целей. Обращаю внимание руководителей ведомств: все проекты и программы в составе пилотных государственных программ надо тщательно проработать. Это должно быть на личном контроле руководителей ведомств, делать всё это нужно, естественно, с координацией усилий с экономическими ведомствами – Минэкономразвития и Минфином.

Сегодня мы рассмотрим законопроект об организации пассажирских перевозок по железной дороге. Конечно, все хотят ездить в нормальных комфортных поездах, неважно, касается это поездов дальнего следования или электрички. Документ должен заложить основу для новой модели оказания транспортных услуг, при этом государство остаётся регулятором в сфере организации пассажирских перевозок по железной дороге.

Следующий законопроект касается регулирования деятельности органов местного самоуправления по защите прав потребителей. Понятно, что местные власти в этом должны принимать участие, они могут принимать жалобы у граждан, в том числе через МФЦ, и проводить консультации, обращаться в суды. Но эти права не закреплены в законе об общих принципах организации местного самоуправления, поэтому этот пробел нужно восполнить.

При подготовке к чемпионату мира нам нужно довести до логического завершения подготовку инфраструктуры. Сегодня мы выделяем деньги из резервов Правительства на достройку линии метро в Нижнем Новгороде и новой станции, которая там строится, она недалеко от стадиона, на котором пройдут матчи, а после проведения чемпионата эта станция, естественно, будет служить всем нижегородцам, всем, кто приезжает в этот город.

Начнём с ФЦП и ФАИП, как и договорились. Пожалуйста, о ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации ФАИП за 2017 год – Максим Станиславович Орешкин, прошу Вас.

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Начиная доклад, хочу отметить, что по большинству основных показателей – Вы многие из них упомянули во вступительном слове – темпы реализации ФЦП и ФАИП по итогам 2017 года оказались лучше уровня 2016 года.

В лучшую сторону изменилась динамика своевременного завершения строительства объектов ФАИП. Так, по предварительным данным, в 2017 году в установленные сроки было завершено строительство 281 из 408 объектов, подлежащих вводу. Процент составил 69, а год назад этот процент только немногим превышал 60, за год он вырос на 8,4 процентного пункта.

Основная проблема, которая вызывала беспокойство в последние годы, – это рост объёмов незавершённого строительства. Минэкономразвития и другими ведомствами проведена большая работа по решению этой проблемы. В целях получения информации в автоматическом режиме на базе государственной автоматизированной системы «Управление» создан механизм для сбора сведений по таким объектам на постоянной основе, в том числе и по региональным объектам. Проведена большая инвентаризация, которая выявила 28 тыс. объектов незавершённого строительства, из них 12 тыс. финансировались с помощью средств федерального бюджета, 16,6 тыс. объектов финансировались за счёт регионов.

По объектам ФАИП в 2017 году был усилен контроль за вводными объектами, ежемесячно осуществлялся мониторинг хода работ по таким объектам, регулярно проводились совещания с госзаказчиками. В результате доля сданных объектов выросла на 8 процентных пунктов.

Вместе с тем объёмы незавершённого строительства остаются высокими, и понятно, что Минэкономразвития не может довести до конца эту работу без активного участия главных распорядителей бюджетных средств. Именно они должны определить, что нужно делать с этими объектами – списывать, достраивать и так далее. Без их активного участия окончательно переломить ситуацию здесь не получится.

Поэтому прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, поручить главным распорядителям средств федерального бюджета активизировать работу по решению проблемы незавершённого строительства.

Мы со своей стороны готовы подключаться к этой работе, оказывать поддержку, принимать участие в рабочих группах.

Ещё один важный момент. С 2018 года пять государственных программ реализуются в пилотном режиме – здравоохранение, образование, транспорт, сельское хозяйство и ЖКХ. Мероприятия, которые ранее реализовывались в составе ФЦП, теперь погружены в госпрограммы, а действие семи ФЦП прекращено.

С учётом интеграции ФЦП меняется процедура принятия бюджетных решений в рамках пилотных госпрограмм. К бюджетированию допускаются только проекты и программы, предварительно прошедшие процедуру ранжирования по утверждённым правилам. Допущенными к ранжированию могут быть только документы надлежащего качества, согласованные с Минэкономразвития и Минфином в установленном порядке. Работа по учёту замечаний и согласованию документов идёт, но, к сожалению, недостаточно динамично, поэтому прошу дополнить протокольное решение поручением активизировать работу по данному направлению.

Пилотные ведомства сделали первую оценку обеспеченности утверждённых целей госпрограмм соответствующими проектами и программами. По данным ведомств, обеспеченность целей, которая сейчас заложена в программах, – 100%, то есть это означает, что дополнительного финансирования никому не требуется.

В нынешних условиях существует потребность в инструменте решения задач на стыке нескольких госпрограмм. В качестве такого инструмента предлагается механизм межпрограммных проектов. Этот механизм должен быть встроен в общую методологию госпрограмм, но при этом быть достаточно автономным для использования при решении задач на пересечении нескольких программ. В настоящее время Минэкономразвития разрабатывает проект постановления по этому вопросу, и, как только подготовим, сразу его внесём и доложим об этом вопросе.

Также мы видим проблему в осуществлении капитальных вложений через механизм иных межбюджетных трансфертов. Такая практика используется для обхода законодательно установленных требований к планированию, реализации, мониторингу и оценке эффективности капитальных вложений, она создаёт дыры, которые усугубляют уже отмеченную проблему незавершённого строительства по региональным объектам.

Такие объекты не включаются в ФАИП, соответственно, к ним не применяются установленные для ФАИП требования по мониторингу и контролю. Сейчас объекты сметной стоимостью более 1,5 млрд рублей не санкционируются актами Правительства, поэтому возникает риск принятия решения о выделении иных межбюджетных трансфертов на объекты, по которым нет необходимых процедур и экспертиз, например, не получены положительные заключения технологического и ценового аудита и Главгосэкспертизы.

Поэтому просим включить в протокольное решение поручение Минфину и Минэкономразвития проработать вопрос о необходимости внесения изменений в законодательство для прекращения подобной практики.

Д.Медведев: Пожалуйста, какие будут вопросы, комментарии по текущей ситуации, проекту протокольного решения? Надо эту работу довести до конца, я ещё раз обращаю на это внимание вице-премьеров: там, где нет согласований, надо это всё сделать по тем программам, по которым внесены документы без согласования с Минфином, Минэкономразвития. И некоторые другие дополнения сделать, о которых сказал Министр экономического развития.

Есть какие-то комментарии? Нет?

Давайте примем решение по выполнению ФЦП и ФАИП за 2017 год.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580799 Михаил Хазин

Путин: левый поворот

без модернизации у России нет будущего

Данный текст написан задолго до 18 марта, а потому касается не итогов президентских выборов, а основных тенденций взаимодействия «властной вертикали» с российским обществом, которое, на мой взгляд, уверенно смещается в сторону левого консерватизма. До недавнего времени память о последних годах СССР, с полностью закрытыми возможностями для самостоятельной инициативы, и массовая либеральная пропаганда приводила к тому, что широкие массы населения нашей страны придерживались, скорее, леволиберальной идеологии. То есть, логика Сандерса у нас бы «пошла на ура», но беда в том, что господство праволиберальной идеологии как у нас, так и на Западе, — такой путь закрывало, поэтому обнищание населения окончательно вывело массы из либерального дискурса в консервативный.

Теоретически, и здесь мог бы быть провал, поскольку Зюганов прочно «закрыл» собой левоконсервативный сектор политического поля и никого туда не пускал, но в этот момент — словно чёртик из табакерки (неожиданно, но совершенно не случайно), на выборы выскочил Грудинин. Никто не сомневался в том, что он не победит, но разного рода «утечки» и неофициальные опросы давали ему настолько высокий результат, что стало ясно: политика Путина после выборов 18 марта будет активно смещаться в левом направлении (с консерватизмом у Путина и так всё в порядке). Более того, это можно назвать главным результатом предстоящих выборов: чем выше окажется результат Грудинина, тем более адекватной, с точки зрения интересов общества и страны, станет политика Путина! Поскольку только массовое голосование за Грудинина даст Путину «карт-бланш» в глазах всего общества (а не только его левоконсервативной части, которая на этом давно настаивает) для ликвидации мощной праволиберальной элитной группы. Более того, сам факт появления на электоральном поле фигуры директора ОАО «Совхоз имени В.И.Ленина» (со всеми его неожиданно высокими рейтингами и популярностью) свидетельствует, прежде всего, о том, что даже в политических «верхах», достаточно влиятельных для того, чтобы съезд КПРФ по инициативе Зюганова выдвинул кандидатуру Грудинина, осознают сдвиг общества влево.

Одним из самых широко эксплуатируемых тезисов критики действующего президента России является то, что он «18 лет ничего не делал, а значит — и дальше ничего делать не будет». Имеется в виду — ничего не делал со своим праволиберальным окружением типа Чубайса, Кудрина etc. И мой личный опыт, и вся литература на эту тему однозначно убеждают: чем выше место в иерархии занимает (любой) человек, тем меньше у него «степеней свободы». В условиях доминирования в мире праволиберальной финансовой элиты Путин не мог ликвидировать соответствующую группу внутри российской элиты. И заменять конкретных персонажей (например, ту же Набиуллину) особого смысла не было — на её место пришлось бы назначить другого представителя той же группы.

Реальные шансы сдвинуть либеральную команду появились только теперь. И «дело Улюкаева» показало, что теоретически это возможно. Но! Кто сказал, что все истории про «аргентинский кокаин», «разгром в Сирии», «государственную допинговую систему в российском спорте» и так далее, — не начались бы гораздо раньше и намного сильнее? Вся система мировых масс-медиа находится под контролем глобальной финансовой элиты, создать ей альтернативу — дело многих десятилетий! И это лишь один-единственный информационный аспект, мы ещё многих тонкостей не знаем (а Путин знает!). У меня, например, нет даже сейчас четкой уверенности, что можно сегодня полностью зачистить либеральную команду «прихватизаторов». Частично — да, уже возможно, но сразу и полностью? Нет. Поэтому бессмысленно предъявлять претензии к Путину за его «бездействие» относительно Чубайса, Кудрина и Ко до того момента, как такая возможность появилась. Но теперь, после 18 марта, она появится, и можно будет не только ждать, но и требовать от президента действий в этом направлении. Но даже сейчас только исключительные обстоятельства могли заставить Путина начать атаку на сформировавшуюся ещё до его появления в верховной власти праволиберальную элитную группу. И, судя по Посланию, а также по некоторым другим обстоятельствам, он соответствующее решение принял (разумеется, это пока только мое личное мнение). Но вот интенсивность и скорость, с которой Путин в дальнейшем будет действовать на этом направлении, связаны с электоральным результатом Грудинина: чем выше те окажутся, тем быстрее и жёстче будет политика президента.

Если говорить об экономической ситуации, то до осени ситуация меняться не будет: даже если к лету появится новое правительство, то оно в любом случае ничего не сможет сделать. По этой причине экономический спад будет продолжаться, по крайней мере, до осени. С осени уже возможны некоторые позитивные сдвиги, связанные, прежде всего, с изменениями в кредитно-денежной политике.

Точно сказать, как будет оформлен неизбежный, с моей точки зрения, «левый поворот», пока сложно. Хотя бы потому, что команды для такой политики нет и быть не может. Это на Западе можно сколотить команду за пределами административной системы из людей, которые в ней никогда не работали, а потом перенести эту команду в министерства и ведомства. Хотя, как показывает опыт Трампа, даже тут будут серьёзные проблемы. А у нас это попросту невозможно: человек, который в системе власти никогда не работал, не может в ней занять высокие позиции, поскольку не понимает, как она функционирует. Это раньше, в СССР, министр мог просто давать команды и они, худо-бедно, исполнялись. Сегодня даже опыт президента показывает, что его команды исполняются через два раза на третий — значит, нужны специально поставленные исполнители. С опытом работы! А их просто нет.

Поэтому, скорее всего, нашей «властной вертикали» придётся воспользоваться советским опытом начала 20-х прошлого века, когда во все правительственные и региональные структуры были назначены «комиссары в пыльных шлемах», которые решали две задачи: первое — выполнены задачи, поставленные властью, или нет, а если нет — кто в этом виноват и должен понести ответственность. Будущее «виноватых» и тогда было, и теперь будет печальным (в лучшем случае — их будут увольнять, после чего налоговые службы начнут выколачивать из них налоги и штрафы за разность между стоимостью имущества и официальной зарплатой; в худшем — их ждет тюрьма с конфискацией). Эти «комиссары Путина», по сути, должны быть людьми относительно молодыми и неиспорченными административным опытом. Так что рассчитывать на то, что на высокие административные должности будут назначены «старые спецы» не приходится. В лучшем случае таковые могут оказаться «контролёрами последней инстанции», поскольку «комиссары на местах», всё-таки, профессионального опыта иметь не будут. Но вот в результате деятельности «комиссаров» (которые будут работать не за страх, а за совесть, поскольку, во-первых, ещё не испорчены текущей моделью, а, во-вторых, у них вся жизнь впереди, и рисковать своей карьерой они не будут) личный состав министерств и ведомств может измениться весьма радикально. Собственно, перехода к такой модели, скорее всего, можно ожидать сразу после выборов. Хотя явным он станет уже после мая.

Ещё одной причиной, по которой ввод модели «комиссаров» будет происходить постепенно, связан с тем, что помимо оценки исполнения поручений президента, эти поручения ещё нужно написать. Иными словами, необходима реальная программа левоконсервативной модернизации, которой пока тоже нет. И, как я уже не раз отмечал, в нашей стране её просто невозможно написать, пока нет критической массы сторонников этой позиции в министерствах и ведомствах. По этой причине, как мне кажется, сразу после выборов будет назначено какое-то количество заместителей министров, вице-губернаторов и прочих чиновников, которые сразу будут откомандированы писать соответствующую программу. Все министерства будут им активно помогать, поскольку чиновникам ясно: любое противодействие впоследствии крайне негативно скажется на их карьере. А одновременно будет идти набор и подготовка будущих комиссаров.

Впрочем, это только один из вариантов развития событий по внедрению левоконсервативной политики. Возможно, будут и какие-то другие варианты, но, рано или поздно, всё встанет именно на такие рельсы, поскольку в имеющихся у нас условиях ничего более эффективного нет. Разумеется, дело это долгое и сложное, что хорошо видно по ситуации Трампа, который пытается сломать в административной машине США и вынуть из неё праволиберальную «матрицу», заменив её правоконсервативной. Впрочем, ему труднее — поскольку он не имеет столь явного перевеса своих сторонников в американском обществе, какой имеется и проявится у Путина в российском, как только он начнёт явно реализовывать левоконсервативную политику.

Ещё один неизбежный элемент такой политики, который практически неминуемо проявит себя после выборов, — это создание системы народного контроля. То, что получилось из ОНФ, тут явно не годится, но ничего иного в рамках праволиберальной идеологии вырасти и не могло. А вот в случае перехода к левоконсервативной, ситуация изменится, поскольку будут поддержаны реальные инициативы снизу. И действительно, ещё на уровне заместителей министров можно контролировать их эффективность «сверху» (хотя уже сложно), а вот ниже — это уже практически невозможно. И тут общественные структуры сыграют свою роль.

Грубо говоря, любая история о хамстве и безобразиях чиновников, которые сегодня обсуждаются в социальных сетях, должны стать поводом для официального разбирательства. В левоконсервативном государстве чиновник должен работать для населения и, если он этого не делает, его следует немедленно увольнять. С неизбежным интересом чиновников налоговой службы, которым ему придётся объяснить легальность происхождения своего имущества. И заниматься этим должен как раз народный контроль.

Отметим, что та часть государственного аппарата, которая обладает высокой квалификацией, легко в такую систему встроится. И станет важной частью новой, левоконсервативной элиты (как это было в СССР). А вот та, которая встроиться не сможет, будет активно противодействовать. И, соответственно, и без того выросший уровень политической напряженности в России будет расти. Как там говорил Сталин? По мере продвижения к социализму (то есть к развитой левоконсервативной государственной системе) масштаб классовой борьбы будет нарастать.

Возникает вопрос: а почему праволиберальная часть элиты не может победить в этой схватке? Ведь у неё в руках — колоссальные рычаги, прежде всего, финансовые и имущественные? Но дело в том, что ей присущи некоторые базовые, фундаментальные свойства, которые не позволят задействовать эти рычаги влияния в полную силу. Первое из таких свойств — само «рождение Афродиты»: российская праволиберальная элита возникла и всё время функционировала в качестве клона глобальной праволиберальной элитной группы. И, как показывает история, самостоятельно выстроить систему управления государством, без постоянной поддержки со стороны «старших товарищей», она не в состоянии.

Второе, тесно связанное с первым, свойство российских правых либералов — у них нет даже минимального представления о том, как можно обеспечить экономический рост, и последние пять лет непрерывной рецессии чётко это показали. Если бы они начали прямую войну с Путиным сразу после президентских выборов 2012 года, у них, с учётом внешней поддержки, возможно, и были бы ненулевые шансы на успех. Но сегодня, когда уже сформировался класс городской бедноты, после Крыма, западных санкций и Сирии, за ними могут пойти только в случае резкого повышения уровня жизни населения, то есть, грубо говоря, возврат в 2005-2007 годы с ценами на нефть под 200 долларов. Но, поскольку ожидать такого в условиях кризиса от наших западных «партнёров» не приходится, шансов тут мало.

Третий, не менее важный момент, заключается в том, что у праволиберальной команды нет харизматичных публичных лидеров. Это связано, прежде всего, с тем, что четверть века «прихватизации» оставили «в игре» тех, кто не только больше всех наворовал, но и смог легализовать наворованное, а потому они очень боятся всё потерять и очень склонны договариваться, чтобы хоть что-то сохранить. А народные трибуны должны быть готовы жертвовать собой — качество, совершенно ворам не свойственное. А если лидеров нет, то и эффективность работы всей команды (элитной группы) резко снижается.

Соответственно, хотя масштаб противодействия государственной политике после выборов будет нарастать, он будет носить характер, скорее, саботажа и вредительства, чем системной войны. Что неминуемо будет сильно играть против репутации праволиберальной элитной группы даже в тех слоях общества, которые её изначально поддерживали — в частности, из ложно понимаемой тяги к «свободе». Это хорошо видно по проблемам таких персонажей, как Навальный (чья «группа поддержки», в общем, в массе уже свернулась к уровню «до 16 лет») или, скажем, радиостанции «Эхо Москвы». Да и результаты Собчак с Явлинским тоже весьма показательны — особенно в сравнении с Михаилом Прохоровым, набравшим на президентских выборах 2012 года более 5,7 миллионов голосов.

Ещё один вопрос: почему сам Путин не может публично примкнуть к праволиберальной группе или же остановиться на промежуточных позициях, правоконсервативной или леволиберальной? Ответ на первый вариант, в общем, понятен: трудно стать лидером группы, если западные кураторы таковой считают тебя врагом и натравливают её против тебя. Стать левым либералом Путин не может как по чисто психологическим причинам (внутренне он явный консерватор), так и по организационным: ну, нет нужного уровня общественной поддержки, с кем он будет такую линию проводить?!

Теоретически, вполне возможен вариант правого консерватизма (наши правые либералы всегда готовы стать баронами, графами и князьями в рамках строительства новой монархии), его даже активно пытались внедрить. Но «что-то пошло не так». Мне кажется, дело в том, что этот вариант (который у нас окормлялся Патриархией) вошёл в противоречие с интересами новой городской бедноты, которую он категорически не устраивает. Прежде всего — потому, что не предполагает никакого варианта модернизации, а без модернизации сегодня будущего у России нет. Это понимают не только «верхи», но и «низы».

Михаил Хазин

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580799 Михаил Хазин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580797 Сергей Глазьев

Какие инновации обеспечат опережающее развитие российской экономики

организация подъёма экономики на новой технологической основе требует стимулирующей политики государства

Как хорошо известно всем, за исключением руководителей российских денежных властей, научно-технический прогресс (НТП) является основным фактором современного экономического роста. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании, образовании кадров, организации производства, в развитых странах приходится от 70 до 90% прироста ВВП. Внедрение нововведений стало ключевым фактором рыночной конкуренции, позволяя передовым фирмам добиваться сверхприбылей за счет присвоения интеллектуальной ренты, образующейся при монопольном использовании более эффективных технологий.

Интенсивность НИОКР и качество человеческого потенциала в решающей степени определяют сегодня конкурентный потенциал национальной экономики – в глобальной экономической конкуренции выигрывают те страны, которые обеспечивают благоприятные условия для научно-технического прогресса. Огромное значение государственного стимулирования НТП в обеспечении современного экономического роста определяется объективными свойствами инновационных процессов, которые создают труднопреодолимые барьеры для частного бизнеса: высоким риском, зависимостью от степени развития общей научной среды и информационной инфраструктуры, значительной капиталоемкостью научных исследований, неопределенностью возможностей коммерческой реализации их результатов, требованиями к научной и инженерной квалификации кадров, необходимостью правовой защиты интеллектуальной собственности. Поэтому успех в глобальной конкуренции тех или иных фирм напрямую связан с государственной научно-технической политикой стран их базирования.

Важной особенностью современного экономического роста стал переход к непрерывному инновационному процессу в практике управления. Проведение НИОКР занимает всё больший вес в инвестициях, превышая в наукоёмких отраслях расходы на приобретение оборудования и строительство. Одновременно повышается значение государственной научно-технической, инновационной и образовательной политики, определяющей общие условия научно-технического прогресса. Опережающим образом растут расходы на НИОКР, достигая в передовых странах 4% ВВП, свыше трети из них финансирует государство.

Способность национальной экономики к постоянному обновлению своей технологической базы, повышению технического уровня предприятий является ключевым фактором повышения и реализации её конкурентного потенциала. Страны, находящиеся на «передовой» НТП, реализуют своё технологическое превосходство в установлении выгодных им ценовых пропорций, стандартов, иных норм международного экономического сотрудничества, которые обеспечивают им присвоение интеллектуальной ренты в глобальном масштабе.

Преодоление постоянно воспроизводящегося технологического разрыва между ядром и периферией мировой экономической системы требует от развивающихся стран проведения активной научно-технической и инновационной политики.

Технологические изменения характеризуются нелинейной зависимостью между затратами и результатами внедрения нововведений. Освоение любой технологии предполагает преодоление порога синхронных затрат, после которого достигается окупаемость инвестиций. При этом величина данных затрат растёт по мере увеличения технологического отставания, а эффект достигается только после выхода на передовой технический уровень.

Инвестиции в освоение прорывных направлений НТП на ранних фазах их развёртывания дают нелинейный эффект и позволяют получить сверхприбыли от монопольного использования новых технологий. По мере их распространения и совершенствования растут масштаб и капиталоёмкость производства, формируются кооперационные связи, происходит обучение кадров, организуется рынок. Вхождение на него становится всё более дорогостоящим. Поэтому запаздывание с освоением новых технологий влечёт за собой нелинейное увеличение затрат на их воспроизводство, что создаёт непреодолимые барьеры для отстающих стран.

Типичным примером является рост масштаба инвестиций в создание производства наносхем, который с начала освоения нанотехнологий увеличился на порядок. Параллельно каждый переход на новый технологический уровень приводит к скачкообразному повышению экономической эффективности производства. С течением времени «плата за вход» на инновационную траекторию нелинейно увеличивается, и преодоление отставания становится всё более дорогостоящим. Поэтому для опережения конкурентов необходим достаточно мощный инициирующий импульс для освоения новой технологии в ранней фазе её жизненного цикла. Если инвестиции окажутся недостаточными или запоздалыми, они могут обесцениться вследствие утраты конкурентоспособности из-за нарастающего технологического отставания.

Для прорыва отстающих стран в состав развитых требуется концентрация ресурсов на освоении перспективных направлений НТП. На это должна быть нацелена экономическая политика государства, включая её структурную, налогово-бюджетную и денежно-кредитную составляющие. Она должна учитывать закономерности технико-экономического развития, его неравномерный и неравновесный характер, высокую степень неопределённости формирования новых технологических траекторий.

Особое значение имеет определение приоритетов государственной политики развития экономики. Ошибка обесценивает государственные инвестиции, а правильный их выбор дает синергетический эффект с положительными обратными связями и экспоненциальным ростом конкурентоспособной продукции. Опережающее развитие производств нового технологического уклада становится ведущим фактором повышения конкурентоспособности экономики.

Важной закономерностью современных экономических процессов является их неравномерность, обусловленная периодическим процессом последовательного замещения целостных комплексов технологически сопряженных производств — технологических укладов. В ходе каждого структурного кризиса мировой экономики, сопровождающего процесс замещения технологических укладов, открываются новые возможности экономического роста. При наличии необходимого научно-технического потенциала правильный выбор приоритетных направлений его реализации позволяет кардинально повысить конкурентоспособность экономики и совершить скачок на передовую экономического развития.

В настоящее время происходит становление нового технологического уклада. Уже видны ключевые направления его развития, следование которым обеспечивает подъём экономики передовых стран на новой длинной волне экономического роста: нанотехнологии и их многочисленные приложения в электронной, химической, авиакосмической и других отраслях промышленности; биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, которые многократно поднимают эффективность медицинского и агропромышленного комплексов; системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Повсеместное проникновение нанотехнологий обеспечивает многократное повышение эффективности производства, снижение его энерго- и материалоёмкости.

В настоящее время новый технологический уклад входит в фазу роста, а экономика переходит на очередную длинную волну Кондратьева. Завершается фаза кризиса, в ходе которого происходит обесценение и бегство капитала из утративших прибыльность и конкурентоспособность устаревших технологических цепочек. Одновременно с темпом 20-35% в год увеличиваются расходы на освоение производств нового технологического уклада и масштаб их применения, складываются новые технологические траектории, выстраиваются цепочки производственно-технологической кооперации, наращиваются инвестиции в расширение производства, формируются новые институты и методы управления.

Чем быстрее финансовые, хозяйственные и политические институты перестроятся в соответствии с потребностями нового технологического уклада, тем раньше начнётся подъём новой длинной волны экономического роста. При этом изменится не только технологическая структура экономики, но и её институциональная система, а также состав лидирующих фирм, стран и регионов. Более конкурентоспособными окажутся те из них, которые быстрее смогут выйти на траекторию роста нового технологического уклада и вложиться в составляющие его производства на ранних стадиях развития. И, наоборот, в силу нелинейности процесса распространения новых технологий, вход для опаздывающих с каждым годом будет становиться всё дороже и закроется с достижением новым технологическим укладом фазы зрелости.

Именно в это время страны с не очень большим технологическим отставанием могут «срезать круг» и догнать развитые — сэкономить на расходах путем имитации достижений передовых стран и «сыграть на опережение», сконцентрировав инвестиции в перспективных направлениях роста нового технологического уклада. Именно таким образом сегодня Китай, Индия и Бразилия совершают технологический рывок.

Организация подъёма экономики на новой технологической основе требует стимулирующей политики государства. В США, ЕС и Японии кризис закончится с перетоком капитала, оставшегося после коллапса долларовой финансовой пирамиды и других финансовых пузырей, в производства нового технологического уклада. Стремясь облегчить этот переток и ускорить модернизацию своего экономического потенциала, они прибегают к широкой эмиссии долгосрочных дешёвых кредитных ресурсов для финансирования роста государственных расходов, в том числе — на финансирование НИОКР, стимулирование инвестиционной и инновационной активности, закупки новой техники.

Как было показано в предыдущих статьях цикла, Банк России проводит сегодня противоположную политику удорожания и сжатия денежного предложения. Тем самым искусственно сдерживается модернизация российской экономики, которая попадает в стагфляционную ловушку, определяющую отставание на фоне быстрого расширения нового технологического уклада в других странах. В отсутствие доступа к долгосрочному кредиту российские предприятия не могут освоить даже имеющиеся у них разработки, «без боя» сдавая перспективные рынки новой продукции. В результате такой макроэкономической политики Россия обрекается на поражение в конкурентной борьбе за освоение ключевых технологий новой длинной волны экономического подъёма, зарождающейся в настоящее время. Наш конкурентный потенциал стремительно обесценивается по мере освоения другими странами производств нового технологического уклада.

В России происходит сокращение научно-технического потенциала, в то время как другие страны его быстро наращивают. Россия является единственной страной из группы G20, где происходит абсолютное сокращение количества учёных и инженеров, научно-исследовательских и проектных организаций. Несмотря на увеличение ассигнований на науку в 2000-е годы, они остаются существенно ниже советского уровня. По показателям доли расходов на научные исследования и разработки в ВВП и на одного учёного Россия существенно уступает другим промышленно развитым странам. Остаётся крайне низкой инновационная активность предприятий. Сокращается количество поданных патентных заявок, в структуре которых растёт доля иностранных заявителей.

В отсутствие увеличения спроса на НИОКР со стороны как государства, так и частного бизнеса продолжается отток из страны учёных и специалистов. По данным статистики принимающих стран, потери от «утечки умов» из России составляют несколько миллионов человек с высшим образованием, в том числе свыше 250 тыс. учёных в передовых направлениях развития науки.

Отставание частично компенсируется импортом высокотехнологической продукции, содержащей овеществлённые результаты зарубежных НИОКР, которые по объёму уже превышают отечественные. Однако переход на иностранную технологическую базу лишает российскую экономику способности к самостоятельному воспроизводству и создаёт угрозы национальной безопасности. Снижается конкурентоспособность российской экономики, продолжается её деиндустриализация и деградация. Утрачивается воспроизводственная целостность российской экономики, она сползает на периферию мировой экономики с характерными для этой позиции ловушками неэквивалентного внешнеэкономического обмена с передовыми странами.

Таким образом, несмотря на определённое улучшение положения России в мире с началом нового столетия, по основным показателям уровня развития и эффективности экономики отставание от передовых стран быстро увеличивается. По объёмным показателям научно-технического потенциала Россию обгоняют не только США, ЕС и Япония, но уже Индия, и Китай. Последние, как и другие быстрорастущие страны Юго-Восточной Азии, создают принципиально новую систему институтов социально-экономического развития, намного более эффективную, чем у нас. Она в корне расходится с рекомендациями МВФ и внедряемыми у нас монетаристскими догмами, сочетая долгосрочное планирование и рыночную самоорганизацию, масштабные государственные инвестиции и свободное предпринимательство, гармонизацию частных и общественных интересов под разумным контролем государства.

Необходим переход к системной политике развития российской экономики, которая должна строиться как смешанная стратегия опережающего роста нового технологического уклада, динамического навёрстывания в сферах с незначительным технологическим отставанием и догоняющего развития в безнадежно отставших отраслях. Для этого требуется принятие комплекса мер по концентрации ресурсов и усилий на ключевых направлениях формирования нового технологического уклада, стимулированию активизации имеющегося научно-технического потенциала, импорту передовых технологий и привлечению прямых иностранных инвестиций для преодоления технологического отставания. Решению этих задач должны быть подчинены макроэкономическая, структурная, научно-техническая, промышленная политика государства.

В целях преодоления научно-технической и технологической стагнации вдвое должны быть увеличены собственные расходы на НИОКР. Эта задача должна решаться путём сочетания роста государственных ассигнований посредством проведения соответствующей научно-технической политики со стимулированием инновационной активности частного сектора посредством налогового стимулирования, развития инфраструктуры и расширения кредита.

Как показывает мировой опыт, для вывода экономики на волну роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала. Однако необходимый для этого уровень инвестиционной и инновационной активности вдвое превышает имеющийся в настоящее время у российской финансово-инвестиционной системы. Опыт стран, совершивших «экономическое чудо», свидетельствует о необходимости форсированного увеличения инвестиций — до 35-45% ВВП. Основным источником финансирования такого подъёма инвестиционной активности было многократное расширение кредита, организуемое государством путём контролируемой денежной эмиссии под обязательства государства и предприятий в целях финансирования инвестиций в модернизацию, развитие и расширение перспективных производственно-технологических систем. Отсюда следует необходимость переориентации денежно-кредитной политики на нужды развития экономики через создание многоканального механизма целевой кредитной эмиссии под обязательства государства и предприятий по освоению передовых технологий расширению производства.

Политика экономического развития должна предусматривать:

— снижение процентных ставок и создание механизмов рефинансирования инвестиционной и инновационной деятельности путём целевой денежной эмиссии под обязательства правительства, государственных институтов развития, предприятий, предусмотренных федеральными и региональными инвестиционными программами, проектами институтов развития, специальными инвестиционными контрактами в рамках системы стратегического и индикативного планирования;

— освобождение от налогообложения доходов предприятий, направляемых на инвестиции в развитие производства, проведение НИОКР и освоение новых технологий, внедрение схем ускоренной амортизации основных фондов при контроле за целевым использованием амортизационных отчислений;

— минимум двукратное увеличение уровня бюджетного финансирования научных исследований, развёртывание системы целевых научно-технических программ, предусматривающих государственную поддержку инновационной активности на перспективных направлениях развития экономики;

— многократное увеличение рефинансирования и повышение эффективности институтов развития Банком России одновременно с введением планирования их инвестиционной деятельности, исходя из установленных приоритетов модернизации и развития;

— создание государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда по образцу немецкого KFW за счет целевой кредитной эмиссии;

— создание современной информационной инфраструктуры научно-исследовательской и предпринимательской деятельности;

— обеспечение эффективной защиты прав интеллектуальной собственности, поддержка импорта новых технологий и защита российской интеллектуальной собственности за рубежом.

Создание системы управления модернизацией и технологическим развитием включает:

— разработку и внедрение механизма реализации целевой программы опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада, предусматривающей меры по наращиванию инвестиций в развитие составляющих его производственно-технологических комплексов, создание благоприятной для этого макроэкономической среды и формирование соответствующих институтов и контуров управления;

— создание системы стратегического планирования, включающей установление приоритетов экономического и научно-технического развития и формирование индикативных планов и программ их реализации;

— скорейшее исполнение федерального закона «О стратегическом планировании», которое должно быть дополнено формированием процедур выбора приоритетных направлений НТП, программирования их реализации, установлением целевых показателей деятельности институтов развития.

— подчинение деятельности всех органов макроэкономического регулирования, включая ЦБ и Минфин, а также государственных корпораций решению задач модернизации и технологического развития экономики, полноценного раскрытия её научно-технического потенциала. Для этого необходимо индикативное планирование совместной деятельности государства и предприятий на основе инвестиционных контрактов, предусматривающих процедуры ответственности за достижение поставленных целей.

Должны быть установлены интерактивные процедуры совместной (науки, государства и бизнеса) разработки долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития. Целесообразно законодательно установить методы контроля и механизмы ответственности всех участников стратегического планирования на началах частно-государственного партнёрства за выполнение согласованных мероприятий и задач. Особо важна интеграция в систему государственного стратегического планирования институтов развития, крупных корпораций, компаний и банков. Следует установить целевые показатели работы государственных институтов развития, банков, корпораций и агентств по направлениям их деятельности, предусматривающих создание конкурентоспособных на мировом рынке производств нового технологического уклада, а также ввести механизмы реальной ответственности за их своевременное достижение.

С учётом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение, целесообразно создать Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации, наделив его соответствующими полномочиями.

В целях реализации системного подхода к управлению НТП, сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в её реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации при Президенте России.

Подчинение институтов государственного регулирования экономики задачам её развития даст России возможность войти в ядро нового центра развития мировой экономики, обеспечить полноценную реализацию и наращивание её конкурентного потенциала. А максимально эффективное использование научно-технологического потенциала Евразийского экономического союза для кооперации экономических агентов будет способствовать созданию региональных и глобальных цепочек добавленной стоимости. Сегодня этот потенциал сравнительно невелик как по абсолютным, так и по относительным показателям, его основная часть сконцентрирована в России. Необходимо включение научно-технической политики в функционал ЕАЭС, восстановление института межгосударственных целевых программ, организация совместных НИОКР на основе совместно выбираемых приоритетных направлений научно-технического прогресса.

В технологической области в масштабе ЕАЭС стоит задача формирования передовых производственно-технологических систем. Для этого должны быть решены проблемы выращивания на основе уже накопленного научно-промышленного потенциала государств-членов союза конкурентоспособных на мировом рынке совместных предприятий, стимулирования быстрого распространения прорывных технологий. ЕЭК целесообразно придать функции планирования и организации совместных НИОКР, развития инновационной инфраструктуры, создания системы защиты интеллектуальной собственности.

Сергей Глазьев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580797 Сергей Глазьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539925 Юрий Крупнов

В РОССИИ ХОТЯТ ВВЕСТИ СЕМЕЙНУЮ ЗАРПЛАТУ

Отцам и матерям, родившим четвертого ребенка, предлагают выплачивать семейную зарплату в размере 100 тысяч рублей.

Идея принадлежит председателю наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрию Крупнову. Он уже направил в адрес главы государства Владимира Путина письмо, в котором изложены причины, побудившие поднять этот вопрос, а также суть данного нововведения.

Крупнов отмечает, что ухудшение демографической ситуации в РФ уже очень скоро может привести к самым серьезным последствиям, вплоть до изменения географических границ и утрате суверенитета. Поэтому задача по увеличению численности населения - одна из первоочередных, которые должны решать российские власти.

По мнению эксперта, семьи, где растут четверо детей, должны жить при «коммунизме»: государство должно выплачивать таким семьям пособие в 100 тысяч рублей и безвозмездно предоставлять большие дома.

Вера Сергеева

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539925 Юрий Крупнов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539914 Антон Дроздов

ПЕНСИОННЫЙ ФОНД РОССИИ УВОЛЬНЯЕТ СОТРУДНИКОВ

К 2022 году Пенсионный фонд России собирается сократить 9 тысяч своих сотрудников.

Об этом журналистам сообщил руководитель фонда Антон Дроздов. При этом чиновник подчеркнул, что «на улице» сокращенные работники ПФР не останутся. Он убежден, что все они сумеют найти новое место работы как в государственном, так и в коммерческом секторе.

Необходимость в сокращении штата возникнет из-за того, что в работе фонда всё чаще и больше будут использоваться новые технологии. По словам Дроздова, и сегодня множество сотрудников «проходит» через ПФР. В фонде они учатся, набираются опыта, что потом позволяет им перейти на другое место работы в самые разные организации, руководство которых ценит их как хороших специалистов.

Вера Сергеева

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539914 Антон Дроздов


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536855 Сергей Калугин

Сергей Калугин: "У России особый путь цифровизации"

О том, как бизнесу взаимодействовать с государством, тестируя и внедряя передовые технологии, и какая роль в этом сотрудничестве отводится отраслевым консорциумам, рассказывает замглавы Минкомсвязи России и глава координационного комитета консорциумов «Умный город» и «Цифровое здравоохранение» Сергей Калугин.

Трансформация экономики в цифровую в рамках каждого национального государства имеет свою специфику и свои особенности. Осознание и практическая реализация региональных особенностей, сильных и слабых сторон, поиск и реализация конкретных механизмов может ускорить процесс, сделать его более дешёвым и безболезненным. Не претендуя на полноту анализа и изложения, хочется привести несколько аргументов в пользу создания отраслевых консорциумов.

Вначале несколько слов о вызовах, предполагающих данную форму как эффективный вариант решения задачи «цифровой трансформации». Одна из главных проблем отечественной экономики – стареющее население. Уже в ближайшем будущем очень многое будет зависеть от того, насколько эффективнее начнёт работать всё более малочисленная группа молодых россиян. Работать придётся лучше не только для экономического роста, но и для поддержания текущего уровня жизни. Для этого важно не только получить хорошее образование, но и дольше сохранять свою высокую работоспособность, быть здоровым и жить в комфортных условиях. Параллельно мы имеем негибкую централизованную экономику с очень невысоким уровнем разумного цифрового регулирования, нормативами и стандартами зачастую из прошлого века.

Отдельная история – отсутствие в нашей стране достаточного количества «технологических супегигантов» типа Siemens, Mitsubishi или Huawei, составляющих основу экономик – «цифровых» лидеров. В России на сегодняшний момент таких «супергигантов» нет. Но есть понимание, что в нескольких ключевых направлениях можно добиться быстрого и реального прогресса, правильно соединив уже существующие отдельные наработки отечественных компаний. Это вполне достижимо при условии, что игроки рынка будут взаимодействовать друг с другом, быстро внедрять новые технологические решения, а государство будет им помогать в продвижении этих решений и их мультипликации на территории страны – к примеру, через госзаказ. Отраслевыми нишами для работы первых консорциумов могут стать «Умные города» и «Цифровая медицина».

Формат консорциумов предполагает объединение очень сильных компаний или госкорпораций (типа «Росатома» и «Ростелекома»), средних компаний, которые успешно делают стандартные вещи, и новых технологических стартапов, у которых есть компетенции и ноу-хау. Задача на начальном этапе – выработка отраслевых стандартов, координация разработки новых цифровых продуктов, и тестирование предлагаемых технологий и архитектур в нескольких «пилотных» регионах РФ.

Наличие в составе консорциума «государственных гигантов» существенно повышает доверие к ним заказчиков – субъектов госуправления и территориальных органов. Крупные корпорации могут так же стать своеобразным зонтиком для других предприятий – определенным образом гарантировав финансовую стабильность и долгосрочные отношения с заказчиками. Им будет легче видеть реально происходящие изменения продуктов и услуг, а, в конечном счете, проще нащупать и обосновать направления собственной трансформации. И конечно, поучаствовать в развитии новых отраслей, продвигая в том числе и свои текущие услуги.

Для технологических и инженерных компаний упростится доступ к заказчикам, им легче будет договориться между собой, предложив клиентам комплексные решения. Проще будет сформулировать долгосрочные планы развития, лучше видя долгосрочные потребности клиентов. Наконец, проще будет решиться на инвестиции в собственное развитие. Для венчурных капиталистов это шанс получить заказ на свои инновационные разработки. Увидеть свои продукты в действии, развивать их в постоянном контакте с заказчиком. Способ сбалансировать свое развитие, уменьшить количество стрессов, сосредоточится на совершенствовании продукта. Легче получить финансирование от инвесторов, которым комфортнее вкладывать в компанию с прогнозируемым, долгосрочным и растущим спросом на ее продукт. Наконец реальное, живое дело займет больше светлых умов, потенциально снизит утечку как мозгов, так и капитала.

Мне хочется сделать оговорку: умный город – это не самый компьютеризированный город, это город в котором делается максимум для комфортной жизни людей. На мой взгляд, лучшее определение "Умного" города дал профессор Васильев, руководитель Национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (Университета ИТМО): «Умный» город – это система городского хозяйства, создающая наилучшие условия для жизни горожан, повышения качества городского управления, условий ведения бизнеса за счёт оптимального использования доступных ресурсов, в том числе за счет разумного использования передовых информационных технологий».

В каждом крупном российском городе уже сейчас существует больше сотни (иногда до 150!) разных и разрозненных информационных систем. Многие из них отчасти «интеллектуальны». Правильно объединить их – и будет очевидный эффект. В рамках национального консорциума «Умный город» мы хотим предложить территориям конкретную аппаратно-программную платформу. Она будет уметь эффективно управлять не одной, а всеми сферами городского жизнеобеспечения, и может быть масштабирована по всей стране. Эффективно – это когда каждый из модулей – «умный свет», «умные дороги», «умная вода», «умный дом» – становится более экономным и точным за счет использования и предиктивного анализа данных «соседних» модулей. Общая платформа позволит этого добиться.

Похожая ситуация в медицине. Конкурентоспособность экономики определяется качеством человеческого капитала. При этом скачок в развитии высокотехнологичной медицинской помощи, создание новых средств контроля физиологических параметров, средств дистанционного контроля а также имплантируемых медицинских изделий вместе со стремительным развитием ИТ позволяют кардинально улучшить качество медпомощи для каждого конкретного гражданина РФ. Цель консорциума «Цифровая медицина» – подготовить возможность перевода всей национальной медицины на модель «цифрового двойника» каждого человека, в каком бы отдаленном населенном пункте он ни находился.

Еще один важный вопрос – безопасность. В цифровом мире, где существуют цифровые двойники всего – всех систем городского хозяйства, предприятий, людей, а все системы живут в облаке – особо звучит тема цифрового суверенитета. Важно понимать, где хранятся данные, кто принимает решение о работе той или иной системы. И только использование продвинутых отечественных систем и платформ может обеспечить национальный суверенитет.

Мы видим, сколько труда, а в конечном итоге денег стоят подобные системы. Они создаются годами тысячами талантливых разработчиков и стоят миллиарды долларов. И миллиарды вкладываются в их развитие каждый год. Наверное, только объединение усилий десятков компаний могут обеспечить создание конкурентоспособных систем. Консорциумам проще не проиграть рыночной борьбе транснациональным компаниям. В конце концов, если консорциумы создадут глобально конкурентоспособные продукты – мы сможем выйти с ними на рынки других стран.

Консорциумы открыты для присоединения новых профильных участников, также как и для сотрудничества с региональными и муниципальными администрациями. «Пилотные» территории для тестирования решений определяются буквально сейчас, до конца полугодия мы планируем сформировать этот пул.

Современный мир глобален, выиграют те экономики – которые смогут создать наиболее конкурентные продукты. Городского хозяйства и новой медицины, как двух самых больших отраслей экономики, это касается в полной мере.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536855 Сергей Калугин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536600 Михаил Зыгарь

Путин считает, что ему суждено снова сделать Россию великой. И он только начинает

Михаил Зыгарь (Mikhail Zygar), Time, США

Несколько недель назад один из членов российского правительства обратился к президенту Путину, спросив: «Владимир Владимирович, а что будет со мной после 18 марта?» Он задал свой вопрос в присутствии других министров, и их мысли, безусловно, были заняты предстоящими выборами. Они все беспокоились о том, останутся ли они на своих местах после выборов. Правда, остальные понимали, что лучше молчать.

По данным из моих источников, Путин улыбнулся своей обычной хитрой улыбкой и ответил: «Ну, так ведь даже я не знаю, что со мной будет после 18 марта». Все присутствующие понимали, что министр совершил ужасную ошибку. Нельзя публично демонстрировать слабость и нельзя спрашивать Путина о своем будущем. Хотя он все равно прямо бы не ответил.

Путин всегда знал, что с ним будет после 18 марта; его переизбрание на четвертый срок было само собой разумеющимся. Но в течение нескольких месяцев перед выборами российская политическая элита пребывала в сильнейшем напряжении, с ужасом ожидая дня президентских выборов — и не потому, что они сомневались в результате, а потому, что их пугало то, что будет дальше. Даже после нападения на бывшего военного разведчика Сергея Скрипаля министры не особо боялись потенциального конфликта с Западом. Гораздо более серьезными были предстоящие кардинальные изменения.

Согласно действующей российской Конституции, это должен быть последний шестилетний срок пребывания Путина на посту президента. Но практически никто их представителей российской бюрократической элиты не верит, что в 2024 году Путин уйдет в отставку. «Существует ошибочное мнение, что Путин устал, нуждается в отдыхе и хочет жить жизнью миллиардера, — говорит бывший министр, который до сих пор имеет личный доступ к президенту. — Но Путин отнюдь не устал. Его интересует все, и он вникает во все вопросы, обращая внимание на все детали. Это его образ жизни, такой он человек. Он не может представить себе жизнь без власти».

С момента переизбрания Путин начнет разрабатывать сложную схему управления страной в будущем. Возможно, это означает поиск лазейки в Конституции, или ее изменение, или построение новой структуры государства. Все источники из ближайшего окружения Путина, с которыми беседовали журналисты TIME, уверены — по крайней мере на данный момент — что Путин так или иначе останется у власти.

Правящая бюрократия понимает, что наступает эра нестабильности. Вопрос, как выразился откровенный министр, заключается в том, что это значит для всех нас.

Явление нового царя

За время пребывания у власти Путин значительно изменился. Он никогда не собирался вечно оставаться на президентском посту. Во время своего первого президентского срока в 2000-2004 годах он думал отказаться от переизбрания. Как я уже писал в своей книге «Вся кремлевская рать», его друзьями были будущие олигархи, скопившие огромные состояния, будучи бизнесменами — например, Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко, или руководители спецслужб, такие как директор ФСБ Николай Патрушев. Для них Путин был гарантом всемогущества, и в то время они оказывали на него огромное давление.

Во время своего второго срока он начал задумываться о своем вкладе в историю и о том, каким его запомнят. В 2008 году он уступил президентское кресло Дмитрию Медведеву и стал премьер-министром, осуществляя контроль из-за кулис. Но все это его нервировало — его особенно раздражало то, как Медведев отреагировал на протесты, происходившие 2011 году во время «арабской весны».

«Арабская весна» напомнила Путину о так называемых цветных революциях, которые произошли в республиках бывшего СССР в 2003-2005 годах. Глядя на то, что происходило с ослабленным режимом Муамара Каддафи, Путин думал, что Россия ни в коем случае не должна поддерживать международную операцию против Ливии, считая ее частью глобального заговора, в котором следующей мишенью станет Россия.

Но Медведев поддержал международную операцию в Ливии и отказался наложить вето на решение Совета Безопасности ООН о ее проведении. По мнению Путина, это свидетельствовало о том, что никому нельзя доверять управлять страной, кроме него самого. В 2012 году он вернулся в Кремль.

С того момента психология Путина претерпела необратимые изменения. Он уверовал в то, что является избранником, на которого возложена особая миссия — спасение России. Эта идея, главным образом, и вдохновила события 2014 года, когда он решил аннексировать Крымский полуостров в ответ на революцию в Украине, которую он считал частью глобального антироссийского заговора. Это встревожило западный мир, а США и Европа ввели против России жесткие санкции. Но для многих россиян аннексия Крыма означала, что Россия — впервые после распада Советского Союза — вновь стала настоящей сверхдержавой.

С тех пор возрождение былого величия России стало для Путина новой идеологией. Государственная пропаганда начала распространять идею, согласно которой Путин — единственный, кто может возродить величие России. Наиболее подробно эта концепция была сформулирована в ходе подготовки к президентским выборам в документальном фильме, показанном на государственном телеканале «Россия 1». Идея фильма «Валаам» о некогда заброшенном монастыре, который был восстановлен после распада СССР при поддержке Путина, заключается в том, что Путин является уникальным историческим лидером России — способным объединить ярых сторонников коммунистической эпохи Советского Союза с теми, кто мечтает о российской дореволюционной империи, основанной на православии.

В самом символичном эпизоде фильма Путин говорит, что между православием и коммунизмом почти нет разницы, и что большевики фактически воспроизвели традиционные догмы, которые веками господствовали в Русской православной церкви. Он даже сравнил забальзамированный труп Ленина, который лежит в Мавзолее на Красной площади Москвы, с мощами православных святых, продемонстрировав, что ему удалось преодолеть существовавшее на протяжении долгого времени отчуждение.

Как однажды выразился Вячеслав Володин, его бывший главный пропагандист, «Нет Путина — нет России».

Вся президентская рать

Путин готовится к новой эпохе. В прошлом году он начал процесс чистки чиновничьих рядов. Он уволил некоторых пожилых губернаторов и назначил на их место молодых и малоизвестных чиновников. Наиболее характерными назначенцами 2017 года были губернаторы Самары и Нижнего Новгорода. Они практически неотличимы друг от друга — до такой степени, что российские СМИ сравнивают их с агентом Смитом из «Матрицы» — самоклонирующимся агентом всемогущего Главного Компьютера.

Эти «агенты Смиты» представляют собой архетип нового путинского чиновничьего аппарата. Все они примерно одного возраста — 40 лет или немного моложе, у них нет каких-либо конкретных политических убеждений или мнений; они — просто «технократы», лояльные лично Путину. Президент постепенно создает новое поколение российских бюрократов по своему образу и подобию. Он тоже когда-то был безликим чиновником без амбиций — пока его однажды не назначили премьер-министром, и пока он не стал президентом после внезапной отставки Бориса Ельцина.

Однако в окружении Путина есть и истинно верующие, так называемые «православные чекисты», которые, как и Путин, пришли из КГБ и сделали карьеру при Брежневе. Среди них — Игорь Сечин, руководитель энергетической компании «Роснефть», которого считают лидером этой группы, и губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко.

По большому счету эти деятели никогда не верили в коммунизм, но теперь стали верить в Бога. И если Россия является богоизбранной страной, то из этого следует, что Путин — лидер, избранный Богом. Естественно, сам президент эту точку зрения поддерживает.

Эти новые технократы и старые чекисты вместе представляют собой экзистенциальную угрозу для российской политической элиты. Возможно, некоторые удивятся, но в верхних эшелонах российской политики находятся те, кого можно назвать «спящими либералами». Это — люди, которые заявили о себе в 1990-е годы, когда президентом был Ельцин. Многие из них были членами команд таких демократов и реформаторов, как бывший премьер-министр Егор Гайдар или Анатолий Собчак, один из самых известных российских демократов начала 1990-х годов. Почти все эти люди очень богаты. У членов их семей есть собственность за границей. Они либо сами олигархи, либо друзья олигархов.

Многие из них убеждены, что России нужна демократия, рыночная экономика, свобода слова, честные выборы и хорошие отношения с Западом. Они, конечно же, никогда не скажут об этом вслух, понимая, что это противоречит позиции Путина. И пока они молчат, путинская коалиция молодых технократов и православных чекистов консолидирует власть, которой достаточно, чтобы удержать президента у власти для грядущего поколения.

Члены этой «спящей» фракции утверждают, что они готовы проснуться, как только наступит подходящий момент, но некоторые говорят, что это время уже прошло. «Странно, что мы даже не заметили, как все потеряли, — говорит один российский олигарх, ведущий активную общественную жизнь. — Мы не начали бороться за свои убеждения, когда это было возможно. Теперь уже ничего не сделаешь. Мы можем лишь молча наблюдать за тем, как все рушится».

Чего хочет Путин

Не надо далеко ходить, чтобы увидеть доказательства того, что Путин будет делать во время своего следующего президентского срока. За две недели до президентских выборов он говорил о новом поколении российских ядерных ракет, способных обойти любые ПРО.

Вопреки традиции, президент выступил со своим Посланием (к Федеральному Собранию) не в Кремле, а в огромном конференц-центре московского Манежа. Там Путин смог с гордостью представить аудитории свою видеопрезентацию (продемонстрировать ракеты, летящие в сторону США) под аплодисменты российских чиновников.

Во всем мире это назвали возвращением к холодной войне — как Путин и хотел. Россия не может претендовать на роль экономической сверхдержавы, но у нее есть другое преимущество — ядерное оружие. Путин считает, что это единственный способ заставить Запад уважать Россию.

С его точки зрения, за первые 15 лет своего правления он исчерпал все возможные методы установления дружеских отношений с западными лидерами и все равно не заслужил их уважения. Он надеялся, что Джордж Буш, Тони Блэр и их преемники будут считаться с ним как с равным. Путин чувствовал себя оскорбленным из-за того, как Буш относился к России, он понимал, что тот считает Россию «большой Финляндией» — или большой, но второстепенной европейской страной. Возвращение к риторике холодной войны позволяет вести совершенно другой диалог, считает он. Американцы будут уважать его так же, как Брежнева и других советских лидеров.

В то же время Путин надеется на улучшение отношений с Западом. Путин не мечтает о мировой войне. Он мечтает о новой Ялтинской конференции — мирной конференции, которая состоялась в Крыму в 1944 году и объединила Сталина, Рузвельта и Черчилля. Тогда лидеры стран, победивших во Второй мировой войне, разделили мир на зоны влияния. Путину нужны новые зоны влияния и новые четкие правила игры. Он хочет, чтобы Запад признал, что территория, некогда принадлежавшая СССР (возможно, вместе с соседними странами), должна быть «сферой ответственности» России. Он хочет получить гарантии и должное уважение.

Западные лидеры, такие как канцлер Ангела Меркель и бывший президент США Барак Обама, утверждают, что в современном мире таких сфер влияния больше нет. Путин не согласен с их мнением, считая его лицемерием. Ему попросту нужны западные лидеры, которые в большей степени готовы к переговорам.

Путин хочет выглядеть миротворцем. Для этого ему придется заниматься не только Сирией. Никто в Кремле не верит, что США согласятся на проведение масштабной конференции по урегулированию ситуации в Сирии и будут готовы выполнить условия Путина. Но его администрация готова ставить перед собой другие задачи — ближе к своим границам.

Во время своего следующего срока Путин готов решить проблему Донбасса, региона на востоке Украины, где российская армия разжигает гражданскую войну с 2014 года. Как сообщили журналистам TIME источники в Министерстве иностранных дел России, Путин готов превратить восточную Украину в зону, контролируемую временной международной администрацией — как это было в Боснии и Герцеговине, или в Косово.

Однако он не готов идти на уступки по крымскому вопросу. «Это справедливо», — отвечает Путин всем иностранным партнерам, когда те спрашивают его о Крыме. По его мнению, население Крыма довольно тем, что Российская Федерация включила Крым в свой состав, а это значит, что справедливость восторжествовала. И менять ничего не нужно.

«Это справедливо» стало новой максимой Путина. Десять лет назад Путин с гордостью заявлял, что по образованию он — юрист, утверждая, что безусловное соблюдение буквы закона имеет для него первостепенное значение. Он не изменил российскую Конституцию, чтобы избраться на третий срок, и уступил президентское кресло другому юристу, Медведеву, после чего опять занял пост президента. После аннексии Крыма Путин в телевизионном интервью заверил, что все было сделано «по правилам».

Но теперь Путин изменился. Похоже, то, что в его представлении является «справедливым», для него важнее, чем закон, — а это значит, что он может изменить любые законы, если сочтет результат справедливым.

Как именно Путин может остаться у власти, пока не ясно. На это у него есть еще шесть лет, и приступать к осуществлению каких-то планов немедленно он не будет — во всяком случае, до Чемпионата мира по футболу, который будут проходить в России этим летом. И он не будет спешить делиться своим планом со своим окружением; он любит сюрпризы, так что чем позже все узнают, тем лучше.

Однако нет никаких сомнений в том, что он найдет способ держать все под контролем — он считает, что это справедливо. По крайней мере, время на его стороне. В 2024 году, когда закончится его четвертый срок, Путину исполнится 72 года. Как раз столько же лет исполнится в этом году Дональду Трампу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536600 Михаил Зыгарь


Финляндия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > yle.fi, 19 марта 2018 > № 2537604

Финны стареют, и рождаемость находится на рекордно низком уровне. В то же время в стране наблюдается явный дефицит квалифицированной рабочей силы. Рост демографической нагрузки на трудоспособное население продолжает увеличиваться, поэтому нужна рабочая сила, которая бы могла прокормить стареющее население.

Новый исполнительный директор центральной торговой палаты Юхо Ромакканиеми считает, что Финляндии нужно создавать такие условия для работы, которые бы привлекали специалистов из разных уголков мира.

– Нам нужно открыть границы для работников. Препятствия на пути трудовой иммиграции нужно убрать.

Одним из таких препятствий является обязанность работодателей в первую очередь заполнять вакансии финскими работниками. По мнению Ромакканиеми, это во многом мешает рынку труда Финляндии.

Другим препятствием исполнительный директор центральной торговой палаты считает бюрократию и сложность процессов трудоустройства. Это говорит иностранцам о том, что их здесь не ждут.

Экономический институт Пеллерво PTT выяснил, что многие вакансии в Финляндии не заполняются из-за предлагаемой низкой зарплаты. Ромакканиеми согласен, что зарплаты не соответствуют высшим мировым стандартам. В Финляндии уровень зарплат во многом зависит от коллективных трудовых договоров. Таким образом, у работодателей нет свободы регулировать оплату труда в соответствии с вкладом и производительностью работника. Если зарплаты нельзя понижать в случае спада производительности, то и повышать их не из чего.

Еще один способ борьбы с нехваткой специалистов – это увеличение вклада в образование. По мнению Ромакканиеми, нынешнее правительство совершило стратегическую ошибку, когда сократило средства, выделяемые на образование.

– Нам следует инвестировать в интеллектуальный капитал и проследить, чтобы ни один финский ребенок или подросток не отстал из-за того, что система его потеряла.

Финляндия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > yle.fi, 19 марта 2018 > № 2537604


Украина > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536575

Новый закон о языке: затишье или низкий старт?

В парламенте Украины зарегистрировано целых пять языковых законопроектов. Наиболее подготовленным кажется законопроект 5670-Д

Лана Самохвалова, Укрiнформ, Украина

История украинского языка — не только плач и стон по поводу вековых его запретов, искусственных препятствий и преследований носителей. Если следить за языковыми перипетиями последних лет, они, несмотря на драматизм, — жизнеутверждающая история любви, правовой изобретательности и огромной волонтерской работы.

По нашим данным, языковой законопроект, который будет считаться базовым для языкового законодательства, — 5670-Д — будет вынесен в сессионный зал уже в ближайшее время. В какой ситуации он выносится, каковы перспективы принятия и риски неприятия?

Без преувеличений, «языковые» события последних лет — что-то вроде то ли интеллектуального боевика, то ли исторической драмы.

Не обременяя деталями, напомним события «языкового цикла» последних лет. То, что от начала Независимости украинизация была мягкой, признают даже самые скептические к власти социологи.

При этом языковым вопросом недовольны были все. Пророссийские граждане (которых все годы подогревала российская власть через телеканалы) утверждали, что сфера употребления русского языка сужается и что в школах падает количество часов его изучения. Потом это локальное недовольство обрело абсолютно фейковую формулу «наступления на русскоязычных».

Недовольны были и украиноязычные патриоты. Они не без оснований утверждали, что на Юге и Востоке местные власти просто препятствуют образовательным украиноязычным программам и что городская среда не развивается абсолютно. Отдельным пунктом стояли претензии к русскоязычным каналам, которые не только насаждали русский, но и ностальгически популяризировали советскую эпоху как нечто утраченное.

Стоит заметить, что украинский политикум до конца никогда не понимал роли и возможности языка как такового в общественной реорганизации. Предостережения ученых-языковедов воспринимались как интеллектуальная заумь. Все двадцать лет Независимости правые и левые актуализировали языковой вопрос перед выборами для мобилизации электората.

Предвидя слова тех или иных национал-патриотов разных созывов, я могу возразить лишь одной фразой: «Вы не могли провести языковой закон, потому что у вас не было большинства в парламенте. Но почему, как депутат, Вы не создали курсы бесплатного украинского языка? Не провели от начала до его становления за руку хотя бы одного молодого писателя?» (Точнее, один бывший депутат такие курсы сделал. Но нацдемов в парламенте были сотни). Период Януковича был периодом свертывания диверсификации всех сфер экономической жизни и общественной зависимости. Не удивительно, что в Кремле взялись и за украинский язык.

Февраль-июнь 2012 года. Два связанных с РФ политика, С. Кивалов и В. Колесниченко, протаскивают закон, расширяющий использование региональных языков, если число носителей этих языков — не меньше 10% населения региона, а в отдельных случаях — и меньше 10%.

Закон позволял использовать региональные языки «в работе местных органов государственной власти и органов местного самоуправления, в государственных и коммунальных учебных заведениях, а также других сферах общественной жизни».

Фактически он сужал обязательную сферу использования государственного языка и делал его знание в определенных регионах просто ненужным.

23 февраля 2014 года Верховная Рада Украины отменила этот закон, приняв поданный еще 28 декабря 2012 года Вячеславом Кириленко проект Закона «О признании утратившим силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики».

28 февраля 2018 года Конституционный суд признал неконституционным закон «Об основах государственной языковой политики» — «закон Кивалова-Колесниченко». Причина — нарушение процедуры принятия документа.

Какова ситуация сейчас

В столице сейчас — всплеск развития украинского. В прошлом году я провела маленькую фокус-группу, спрашивая всех языково-ангажированных спикеров о положении украинского языка. И Александр Авраменко, и Вячеслав Кириленко, и Антин Мухарский, Лариса Масенко, и Иван Драч и многие другие ответили, что в Киеве языковая ситуация улучшилась. И в сфере обслуживания, и на улицах, в парках, общественном транспорте украинского языка и Украины стало больше.

Эти данные подтверждаются опросом Киевского международного института социологии в конце прошлого года, согласно которому каждый второй украинец говорит по-украински дома (правда, это без учета оккупированных территорий), 39% украинцев общаются на украинском на работе или в учебном заведении. Пятеро из десяти работников кафе отвечают украиноязычным клиентам по-украински, один из десяти переходит на украинский позже. Четверо из десяти работников не переходят на украинский язык.

Украинский язык называют родным все больше украинцев — 68% (данные социологов без учета оккупированных территорий). 61% опрошенных считает, что государственная политика должна способствовать распространению украинского языка во всех сферах жизни. 60% отмечают, что украинский язык должен стать основным во всех сферах общения.

В международном плане ситуация кажется неоднозначной. Соседи Украины внимательно следят за всеми языковыми законопроектами и языковыми статьями других законопроектов. Довольно мягкий закон об образовании, принятый осенью прошлого года, обернулся для Украины заявлениями Польши и Венгрии, а также стал темой разговора с дипломатами Румынии.

Как тут не вспомнить о том, что Украина была в составе трех империй.

Юридически ситуация выглядит благоприятной. Юристы трактуют, что за отмену закона Кивалова-Колесниченко действует прямая норма Конституции, но необходимость принятия языкового законодательства налицо.

И тут начинается самое интересное. Выборы в этой стране никто не отменял. И языковой вопрос остается горячим для электората Востока и Юга (извините, но их 20 лет убеждали, что их ущемляют по языковому принципу; сознание за три года не изменишь, резкий языковой закон может их оттолкнуть). Не исключено, что именно поэтому на вручении Шевченковской премии президент Петр Порошенко сказал, что он выступает за 10-летнюю программу укоренения и укрепления государственного статуса украинского языка. Вещатели и волонтеры насторожились, поскольку, как мне объяснили ученые, — там, где предлагают 10-летнюю программу, там нет места четкому и однозначному законопроекту. Одобрительно о 10-летней программе отозвалась Оксана Забужко. Мол, это стратегический ход Президента, он правильный, но отдельный новый закон принимать надо.

Какой же закон? Автор этих строк насчитала в парламенте целых пять языковых законопроектов. Наиболее подготовленным представляется законопроект 5670-Д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». У него есть свой Facebook-аккаунт.

Законопроект поддержали вице-премьер-министр Павел Розенко, вице-премьер-министр Вячеслав Кириленко, министр культуры Евгений Нищук, председатель Верховной Рады Андрей Парубий.

Мы просмотрели законопроект, под которым подписались 76 народных депутатов Украины и в поддержку которого высказались 70 общественных объединений.

Что нового предлагает проект закона?

Предлагает ввести Национальную комиссию по стандартам государственного языка. И среди ее полномочий не только утверждение стандартов государственного языка. Ей переданы и утверждение правописания, и терминология, плюс транскрибирование и транслитерация. Она же определяет требования к уровню владения государственным языком. Ей «подведомственны» пособия и учебники, методика и порядок проверки уровня владения языком. Она же утверждает образец сертификата об уровне знаний государственного языка.

Это не все. Национальная комиссия по стандартам государственного языка образует Терминологический центр украинского языка, который инициирует изменения в Орфографии украинского языка и работает над стандартами украинской терминологии в разных отраслях.

Также вводится должность Уполномоченного по защите государственного языка, который ежегодно представляет Кабинету министров и общественности годовой публичный отчет о своей деятельности и о состоянии соблюдения закона. Именно при Уполномоченном по защите государственного языка действует служба в составе 27 языковых инспекторов.

Законопроектом предлагается создать еще и Центр украинского языка. Он проводит экзамены и выдает Государственный сертификат установленного образца о знании языка.

Автор этих строк неоднократно выступала за создание на Украине контролирующей инстанции, своего рода Института Украинского языка. Но не будет ли такая разветвленная сеть уполномоченного, комиссии и центра слишком бюрократической?

Не имею ничего против бюрократии, без нее невозможна демократия. Но когда она громоздка — она не очень эффективна.

Также возникает вопрос: что такое «уровни владения языком», предлагаемые законом. И можно ли объективно и беспристрастно их определить? И где мы найдем во власти людей, которые бы знали язык на экспертном уровне? Не станет ли определение уровня основанием для злоупотреблений?

И наконец, различные статьи проекта закона в случае принятия вступают в силу в срок от шести месяцев до двух лет. Не уверена, что успеем.

Впрочем, возможно, наши опасения будут смягчены, если закон будет вынесен в зал.

Мы же попросили экспертов и волонтеров прокомментировать ситуацию.

Без принятия закона мы отдадим вопрос в руки ультраправым

Юрий Макаров, член правления Национальной общественной телерадиокомпании Украины:

— Закон о языке нужен. Причем, достаточно радикальный. Старый тезис оппонентов «Не раскачивайте лодку» не более, чем манипуляция. Мы ориентируемся на то, что подсказывает российская пропаганда. Как представитель «господствующего меньшинства», я русскоязычный, и от русского языка не собираюсь так отказываться — он меня устраивает в определенных рамках. Это моя жизнь, мое личное право, и как только на мои права будут посягательства, то я буду реагировать соответственно. Но украинцы, украиноязычные, которые выросли за последние 25 лет и которые в принципе могут обходиться без русского, чувствуют себя дискриминированными еще больше, чем их родители. И это напряжение, которое получается в виде истерических проявлений, надо канализировать, потому что тогда ее монополизируют крайние правые. Не принимая закон о языке, мы добровольно даем право на деятельность ультраправым.

Теперь о вероятной международной реакции. Все выступления наших соседей имеют формальную и существенную составляющие. У претензий поляков и венгров, ставших поводом к обострению, есть предлог и причины. Причины с предлогом иногда не имеют ничего общего. Бояться принимать закон из-за гипотетической реакции — ну, извините, — нельзя…

Но проблема также в том, что я, как филолог, не верю в массовое двуязычие. Всё как в старом сериале: в живых должен остаться один — ничего не поделаешь.

Есть люди, которые в определенных условиях на определенных территориях говорят на четырех языках. Скажем, на Подолье в свое время принято было говорить на украинском, русском, идише и польском. На австрийской территории люди были дву-трехъязычными. Но это исключение. В целом же, там, где мы защищаем права украиноязычных, там мы наступаем на права русскоязычных. Это надо осознать, смириться. Ничего тут не поделаешь. Если в этом не признаваться, а морочить голову, то мы просто перестанем понимать проблему.

Но я имею и существенные замечания. Требовать от украинца, чтобы он с понедельника на вторник перешел на украинский, нереально. Для этого мы должны обеспечить украинцам, в частности, русскоговорящим, возможность такого перехода. Для всех, кто хотел бы овладеть украинским языком на нормальном уровне, — так, чтобы не краснеть — надо обеспечить такие возможности. И это дело не самодеятельных энтузиастов.

Сначала хочу сказать о ситуации как филолог (а филологов бывших не бывает). Я насчитал десять учебников по украинскому языку для англоязычных. Нет учебника для русскоязычных (за исключением одного).

Мой учитель профессор Тищенко измерял дистанцию между языками одного куста. Дистанция между украинским и русским меньше, чем между русским и польским. Курс польского языка от нуля до экспертного уровня занимает 18 месяцев. И это родственный, дружественный, понятный нам польский язык. Для тех, кто хочет освоить язык на нормальном уровне, нужно обеспечить такие возможности. Нужна сеть курсов, а украинский дидактический материал должен просто залить всё.

Я знаю, что есть только один бывший народный депутат Олесь Доний, который основал бесплатные курсы украинского языка на волонтерских началах.

Я очень боюсь, чтобы не было перегибов

Ирина Бекешкина, социолог:

— Я считаю, что принятие языкового закона — дело архиважное. Важно приводить в соответствие с языковым законом меню в кафе и ресторанах, сервисах.

Но у меня есть опасения, чтобы не было перегибов. Например, есть пожилые преподаватели в вузах, почти пенсионеры, которые читали лекции на русском, так дайте им доработать до пенсии.

Или: каким будет переходный период для закона? Просто дайте себе честный ответ: сколько нужно времени при отсутствии курсов, чтобы люди хорошо освоили государственный язык?

Мы должны понимать, что мы только вводим массовую культуру на украинском языке. Фильмы, книгоиздание и чтение на украинском — норма в Киеве, но она еще не стала устойчивой привычкой в других регионах. Я за закон, но за постепенность и осторожность, потому что сила действия равна противодействию.

Закон Кивалова-Колесниченко мог превратить Украину в российскую губернию

Лариса Масенко, языковед:

— Я была рада решению Конституционного суда об отмене закона Кивалова-Колесниченко. Принятие этого закона с использованием Хартии было коварной манипуляцией, а существование этого закона в украинском правовом пространстве превращалось в позор. Мы после этого закона в языковом вопросе подошли к пропасти. Закон Кивалова-Колесниченко окончательно превратил бы Украину в российскую губернию.

И, конечно, я выступаю за принятие закона 5670-Д. Он наиболее профессиональный и подготовленный, потому что над законом работал группа, которую возглавлял дипломат и юрист, знающий языковые законодательства других государств, Владимир Василенко.

Я поддерживаю этот законопроект, потому что он содержит нормы об институтах контроля. Если мы примем закон, но пустим выполнения норм на самотек, то эффекта не будет. В странах Балтии языковые законы предусматривают институты контроля — и это эффективно работает.

Журналисты одного из изданий летом провели опрос. Они звонили в областные госадминистрации, начинали говорить — и им отвечали на русском, после их замечания переходили на украинский, а в одной администрации — и не перешли. Поэтому закон нужно принимать.

И я вижу запрос на язык. С удовольствием вижу, как много делают волонтерские организации: «Пространство свободы», «Отпор», «Не будь равнодушным», «И так поймут». Одни отслеживают товары, на которых нет украинской маркировки, другие следят за эфирами, проводят исследования. Есть бесплатные курсы украинского языка, и даже созданы разговорные клубы. Молодежь много делает для активизации разговорной среды, но пришло время для закона и для перехода на профессиональную основу.

Должно быть гарантированное предоставление услуг на государственном языке

Тарас Шамайда, руководитель проекта «Пространство свободы»:

— Законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» регулирует все сферы жизни украинцев. В проекте закона также прописана система мониторинга и контроля за соблюдением закона, которую будут осуществлять языковые инспекторы на всей территории Украины. Предусмотрена также система наказания за нарушение закона: любой украинец в случае нарушения его прав сможет обратиться к Уполномоченному по защите государственного языка. Каждый человек, который в Мариуполе, Киеве, Львове или любом другом городе приходит на вокзал покупать билет или едет в поезде, приходит в детский сад и хочет получить украиноязычное образование для ребенка, приходит в орган местного самоуправления, в больницу — должен получить гарантированное обслуживание и предоставление услуг на государственном языке.

Украина > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536575


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536557

Уральский мятежник: мэр Екатеринбурга — харизматичный мужчина, который не боится Путина

Марьо Някки (Marjo Näkki), Yle, Финляндия

На центральной площади Екатеринбурга стоит Ленин с вытянутой вперед рукой. Напротив него на краю площади возвышается ярко раскрашенное серым и оранжевым здание администрации. На шпиле часовой башни установлена красная звезда. Войти можно, пройдя под барельефом с изображением солдат.

Этой дорогой каждую неделю ходят десятки горожан, которые хотят лично встретиться с мэром города Евгением Ройзманом.

Он — герой горожан. По крайней мере, тех, кому он не мешает.

В очереди сидит пенсионерка Елена Ростиславовна, которая пришла просить улучшения жилищных условий.

«Конечно, Ройзман поможет. Ведь он начал борьбу с наркотиками. Мой 29-летний сын — наркоман, он сидел в тюрьме три года. Я хорошо знакома с этой проблемой», — рассказывает Елена Ростиславовна.

Ройзман известен жесткой борьбой с наркотиками. 20 лет назад он занимался созданием частной организации, в которой сейчас уже пять лечебных подразделений для наркоманов.

Методы лечения были раскритикованы, а персонал обвинили в применении насилия к пациентам, однако Ройзман отвергает все обвинения и говорит, что родственники пациентов его благодарили.

Евгения Ройзмана выбрали на пост мэра его родного города Екатеринбурга в сентябре 2013 года. Он собрал треть голосов — немного больше, чем кандидат от правительственной партии «Единая Россия».

За день до проведения выборов жители Екатеринбурга получили по почте фальшивые письма, в которых утверждалось, что Ройзман снял свою кандидатуру. Виновных не нашли, хотя Ройзман подозревал в таком шаге губернатора Свердловской области.

«Екатеринбург, в сущности — европейский город, его жители не всегда согласны с властями», — обосновывает Ройзман свое предположение в кабинете мэрии.

Ройзман, тем не менее, не причисляет себя к оппозиции. По его мнению, это невозможно в стране, подобной России, где оппозиция не может подвергать сомнению деятельность власти. Для этого необходима хорошая демократическая система, честные выборы, независимый суд и свободные СМИ — а этого в России нет.

«Я человек здравого смысла, и я могу многие вещи произносить вслух», — говорит он.

Ройзман был членом Думы в 2000-е и говорит, что тогда у него было значительно больше ресурсов, чем сейчас. С тех пор власть мэров ограничили.

Прошлой осенью Ройзман пытался выдвинуться для участия в выборах губернатора области от оппозиционной партии «Яблоко», но ему отказали, ссылаясь на бюрократические вопросы.

Екатеринбург — четвертый по величине город России. Он известен как место убийства императора Николая II и его семьи, а также как родина президента Бориса Ельцина. Именно Ельцин выдвинул Владимира Путина на пост председателя правительства Российской Федерации и передал ему власть в конце 1999 года.

По мнению сторонников Путина, он принес России стабильность после хаоса 90-х и вернул стране ее величие. Те же люди считают Ельцина, продвигавшего демократию, слабым лидером, который позволял Западу диктовать свои условия и позволил советским республикам стать независимыми.

Демократия в современной России — синоним аморальности и беспорядка.

«Люди не понимают, что Ельцин принес настоящую свободу и никогда не преследовал тех, кто его критиковал. Во времена Ельцина у нас были хорошие отношения со всеми окружающими нас странами», — напоминает Ройзман.

Сейчас все иначе. Путин изолировал страну от остального мира, членов оппозиции преследуют.

Ройзман опасается, что это продолжится и в новый президентский срок. Врагов ищут за пределами страны, их обвиняют во внутренних проблемах страны, Кремль все сильнее контролирует Россию.

«Конечно, это парадокс, но я верю, что российская элита очень прозападная. Громкая риторика о внутриполитических целях предназначена только для жителей страны», — говорит Ройзман.

Захват Крыма Ройзман считает ужасной ошибкой, последствия которой в России понимают не до конца. Стране нужно выйти из конфликтов на Украине и в Сирии как можно скорее.

«Энергию нужно сохранить для собственной страны, а также для развития добрососедских отношений. Однако я не знаю ответа на вопрос о том, как это сделать».

Будучи мэром, Ройзман обеспокоен сосредоточением власти в Москве. Крупные города России уже начали слабеть. Под угрозой находится и развитие всей России, поскольку в больших странах развитие происходит преимущественно в городах.

Ройзман критикует Россию за иерархичный строй: решение принимают в Кремле, а у регионов никаких прав нет.

«У нас вертикаль власти. То, что Россия — федеральное государство, заметно только по ее официальному названию», — говорит Розман.

На месте портрета президента в рабочем кабинете мэра висит фотография поэта Иосифа Бродского.

На стенах коридора, ведущего в кабинет Ройзмана, размещены яркие работы уральских художников.

Это картины из личной коллекции мэра. У него есть и старые иконы, которые сейчас выставлены в музее наивного искусства. Ройзман приглашает нас в музей.

Выясняется, что Ройзман хочет показать свою коллекцию легенде советского кинематографа Вениамину Смехову. Он завоевал сердца молодых поклонниц в 1970-х, сыграв Атоса в «Трех мушкетерах», а в этот вечер он выступает в Екатеринбурге вместе с дочерью.

Услышав о том, что я из Финляндии, Смехов вспоминает свои гастроли в городе Ювяскюля в начале 1990-х.

«Я совершенно не знал, что это за место, но уже одно название города показалось мне очень красивым. И в местном театре выяснилось, что народ знал песни Владимира Высоцкого», — воодушевляется он.

Стоящий рядом Ройзман не уступает в харизме легендарному актеру. Легко представить, как суровый Ройзман покоряет аудиторию СМИ.

Если Путин использует в своей речи тюремный жаргон, чтобы подчеркнуть свой образ мачо, Ройзман может использовать такие слова, основываясь на личном опыте. В молодости он сидел в тюрьме за кражу и мошенничество. Решение суда позже отменили.

Как и Путин, Ройзман не пьет и увлекается спортом. Он организовывает общие спортивные пробежки вместе с горожанами. И даже на официальных мероприятиях Ройзман часто появляется в удобных джинсах и кроссовках.

И это еще не все: Ройзман пишет стихи и книги о борьбе с наркотиками.

Книги мэра есть и у 30-летнего Сергея, который пришел на еженедельную встречу в мэрию. Сергей не хочет называть свою фамилию.

«Ройзман — очень сильная личность, я наблюдал за ним на протяжении всей его карьеры. Я очень его уважаю», — говорит Сергей.

Вместе с товарищами Сергей помогает бездомному старику и хочет удостовериться у Ройзмана, что тот получит постоянное жилье.

«Я верю, что все будет хорошо», — говорит Сергей.

То же говорит и Ройзман. Несмотря ни на что, он действительно верит, что Россия еще начнет развиваться в нужном направлении.

«Когда-нибудь Россия станет частью Европы, и тогда вместе мы станем такой большой силой, что сможем конкурировать с Китаем, США и Индией».

Ройзман возлагает свои надежды на молодых. Жители крупных городов много путешествуют и учатся в разных странах. Они не смотрят управляемые Кремлем пропагандистские телеканалы, а получают информацию в интернете.

По мнению Ройзмана, молодежь — это будущее России.

«Взгляды молодежи сильно отличаются от наших, они гораздо прогрессивнее нас. У них нет розовых очков, и они не боятся Запада».

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536557


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > comnews.ru, 19 марта 2018 > № 2534805

В Петербурге открылся РИЦ "СэйфНэт"

Анна Устинова

В Петербурге открылся Региональный инжиниринговый центр "Развитие рынка систем безопасности информационных и кибер-физических систем ("СэйфНэт")" (РИЦ "СэйфНэт"). Центр появился в одном из направлений "Национальной технологической инициативы" (НТИ) и продолжает политику города по развитию кластера радиоэлектроники и информационных технологий.

РИЦ "СэйфНэт" стал новым высокотехнологичным элементом инжиниринговой инфраструктуры Технопарка Петербурга.

На площадке РИЦ "СэйфНэт" расположатся как вузы, так и технологичные компании и будут тестировать свои решения. Например, Университет ИТМО с малым предприятием "Квантовые коммуникации" и технологиями квантовой криптографии, Центр речевых технологий (ЦРТ) с планами создания национальной системы мультимодальной биометрической идентификации пользователя, а также российские производители ИТ-решений (Raidix с системой хранения данных, Relex), МЦСТ с процессором "Эльбрус", "Байкал Электроникс" с процессором, а также Multiplex и Syntacore.

Как сообщил губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, присутствовавший на открытии центра, на площадке РИЦ IT-компании смогут протестировать свои программные разработки. В перспективе продукты будут применяться как в экономике Петербурга и России в целом, так и экспортироваться в другие страны мира.

"Создание инжинирингового центра направлено на реализацию Стратегии-2030, построение экономики знаний, развитие кластера радиоэлектроники и информационных технологий. На его базе будет развернута единая система управления всеми процессами мегаполиса "Умный город", - сказал губернатор Петербурга.

Стратегической задачей РИЦ "СэйфНэт" станет разработка инфраструктуры квантовых коммуникаций, обеспечивающая безопасную передачу информации. В ближайшем будущем несущим элементом компьютерных сетей станут каналы квантовых телекоммуникаций. Эти каналы будут кодироваться с помощью квантовых ключей шифрования, а узлами таких сетей станут распределенные центры обработки данных. Прототип такой инфраструктуры появился в Петербурге на площадке РИЦ.

Исполняющий обязанности директора РИЦ "СэйфНэт" Андрей Иванов назвал преимуществом квантовых коммуникаций их безопасность. "Это защищенная инфраструктура критических объектов - то, что называется промышленным Интернетом и используется в умной энергетике, беспилотном транспорте, телемедицине и т.п., - которые имеют внутреннюю систему управления с искусственным интеллектом и потому выполняют функцию управления критическими объектами более эффективно, чем системы, управляемые человеком", - объяснил Андрей Иванов.

Защищенность квантовых коммуникаций появляется из-за "доверенной среды" - комбинации вычислительных и коммуникационных программно-аппаратных решений, которые могут противостоять любым вторжениям. Модель испытываемой в инжиниринговом центре квантовой инфраструктуры ляжет в основу проекта "Евразийский коммуникационный путь", который протянется от Пекина до Хельсинки.

Технопарк Петербурга при поддержке местного правительства запустил проект по созданию и развитию РИЦ "СэйфНэт" летом 2017 г. Кроме РИЦ "СэйфНэт" на текущий момент в состав Технопарка входят бизнес-инкубатор "Ингрия", Центр прототипирования, Центр кластерного развития, Региональный инжиниринговый центр микрореакторного синтеза АФС.

"Создание Инжинирингового центра - это совместная работа города, который дал возможность для реализации подобного проекта, и частных компаний, которые, несмотря на все риски, включились в работу и выказали готовность внедрять новые технологии", - сказал президент НП "Руссофт" Валентин Макаров.

Напомним, что участие в создании РИЦ стало одним из основных направлений взаимодействия НП "Руссофт" и Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ), которые в сентябре прошлого года подписали соглашение о сотрудничестве (см. новость ComNews от 25 сентября 2017 г.).

Руководитель департамента развития бизнеса компании "Рексофт" (один из ведущих российских разработчиков ПО со штаб-квартирой в Петербурге) Евгений Минеев назвал открытие такого центра положительной новостью как для города с точки зрения его развития в технологическом русле, так и для IT-компаний Петербурга. "Для разработчиков это возможность использовать в своей работе уже созданную инфраструктуру, получить прямой контакт с заказчиком и упростить вывод на рынок созданных решений", - добавил он.

"Рексофт", в свою очередь, взаимодействует с Петербургом и кластером радиоэлектроники. В частности, компания участвует в ряде рабочих групп по теме "умный город" - по методологическому обеспечению, нормативному регулированию. Евгений Минеев допустил возможность использования тех возможностей, которые предоставляет инжиниринговый центр, при разработке технических решений и компонентов умного города.

Руководитель центра разработки ПО ГК "Рамакс" Игорь Сергеев также приветствовал открытие площадки РИЦ. По его словам, она будет помогать "практикам" системно решать вопросы безопасности приложений, в первую очередь сохранять конфиденциальность данных клиентов. Представитель "Рамакс" выразил готовность сотрудничать с созданной площадкой, поскольку все мощности разработки у компании находятся в Петербурге.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > comnews.ru, 19 марта 2018 > № 2534805


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 марта 2018 > № 2534091 Георгий Бовт

2024

Георгий Бовт о том, какой будет Россия после очередного срока Владимира Путина

Каким будет новый срок правления Владимира Путина? Это вопрос звучал в начале каждого срока, — сначала 4-летних, потом 6-летнего. И всякий раз предсказатели ошибались в чем-то существенном.

В этом смысле президент умеет удивлять, действуя не столько по заранее написанным программам, сколько «по жизни».

Помню, в 2000-м некоторые из тех, кто и сейчас находится близко к власти, предрекали «скучное и невыдающееся» его правление. Однако именно во время первой 4-летки были проведены многие важные изменения в системе власти и экономике, которые позволили достичь немалых успехов в развитии страны.

Говорят, что в России надо жить долго, чтобы почувствовать перемены. Получается, что – и править тоже. Тогда повышается шанс совпасть с тем генеральным историческим трендом, по которому в данный момент движется страна. Потому что, с одной стороны, не надо преуменьшать роль личности в русской истории, с другой, не надо ее преувеличивать. Огромная страна идет из века в век своим путем, который ее текущие правители могли лишь корректировать в большей или меньшей степени. Но не менять по существу. Даже Петр Первый, даже Сталин.

В этом смысле нынешний/будущий президент не «поднимал Россию на дыбы», не «ломал ее об колено», не разрушал привычных укладов жизни и не навязывал каких-то заведомо «импортных» моделей развития и, что немаловажно, повседневного поведения. Все это время он, собственно, делал примерно то, что страна в большинстве своем от него и хотела, и ждала. И именно потому что Путин, по большому счету, неизменно и оправдывал эти ожидания, а также во многом и угадывал их, питаемых тем самым молчаливым большинством, за него по-прежнему и голосует столь уверенное большинство приходящих на избирательные участки.

И это большинство не хочет жить в эпоху перемен (а кто хочет испытывать на себе все тяготы очередной революции?), оно хочет жить в эпоху стабильности. Чтобы та никогда не кончалась. Да и лозунг «Лишь бы не было войны!» никто не отменял. Более того, в последнее время он стал еще более актуальным.

За более чем 18 лет правления Владимира Путина среднестатистический россиянин стал жить лучше, а по многим параметрам – веселее. Число живущих за чертой бедности сократилось с 2000 года с 43 млн примерно в два раза. Благосостояние тоже выросло в разы. Средняя продолжительность жизни выросла с 65,5 лет до 73. Инфляция упала с 21% в год тогда до 4% сегодня, уровень безработицы с более чем 10% до 5,3%. Объем экономики вырос с $260 млрд (в сегодняшних долларах) до $1,28 трлн, с учетом того, что до девальвации 2013 года было еще на триллион больше.

Можно найти и массу других положительных перемен. Как и много примеров того, что сделать не удалось.

Не удалось слезть с «нефтяной иглы». Инновационный центр «Сколково» остался не более чем игрушкой времен «президента pro tempore» Медведева, инновации и модернизация не стали «фишкой» российской экономики. Не удалось ликвидировать неравенство в региональном развитии, на сегодня лишь 14 регионов из 83 являются, грубо говоря, «донорами» федерального бюджета.

Усилилось неравенство социальное – расслоение между самым богатыми и самыми бедными находится примерно на уровне американского, разве что при других абсолютных цифрах. По уровню восприятия коррупции (при всей условности этого рейтинга) «Транспаренси интернешнл» Россия в прошлом году была на 135-м месте. Впрочем, и это важно, многие из нерешенных проблем являются «вековыми».

И не надо думать, что за следующие 6 лет все эти проблемы будут непременно решены. Однако, если считать мерками «столыпинского 20-летия стабильности» (его знаменитая фраза: «Дайте мне 20 лет покоя – и вы не узнаете России» во многом является credo правления Владимира Путина), то

Россия-2024, в силу накапливания множества мелких изменений в повседневной жизни ее граждан действительно будет во многом именно качественно отличаться от страны, принятой Путиным от Ельцина в новогоднюю ночь «миллениума».

Итак, какой могла бы стать страна к 2024 году, когда, если не менять Конституции, истечет последний срок правления Владимира Путина как президента?

Мне не кажется, что после очередной инаугурации он вдруг сделает ставку на «правительство реформаторов», которые начнут что-то стремительно менять. Скорее – на технократов, которые будут следовать по пути «тонкой настройки» системы. Кандидатура премьера, конечно, важна (о, сколько сейчас пойдет гаданий и споров на эту тему, но Путин опять, уверен, многих удивит), но не принципиальна. Центр принятия ключевых решений от этого не сместится из Кремля в Белый дом правительства. Это не будет кабинет министров с расширенными полномочиями. Не стоит ждать и кардинальных институциональных реформ. Чуть меньше открытого, внаглую, воровства, чуть больше эффективности, — и результат уже будет в какой-то мере положительным.

При этом акцент на «цифровую экономику» — важен. Мы еще даже в полной мере даже не можем пока осознать, насколько.

С одной стороны, будут сделаны очередные – возможно, огромные — шаги по повышению комфортности и удобства повседневной жизни обывателей. Мобильные приложения появятся на все случаи жизни, «шеринговая экономика» станет повседневностью и в России, не ограничиваясь только «каршерингом». Через 6 лет мы, возможно, будем жить в условиях массового распространения «интернета вещей». Ваш холодильник, не исключено, наконец заживет самостоятельной жизнью, заказывая вам продукты на дом. Не говоря уже о телевизоре, который выучит ваши предпочтения и постарается их не нарушать.

Сомнительное «счастье» личного общения с чиновниками с высиживанием в коридорах и унизительные заглядыванием в глаза окончательно уйдет в прошлое. Только «личный кабинет», только сайт госуслуг, только «активный гражданин» — только цифровой «хардкор». Российское государство верно нашло один из путей повышения собственной стабильности: чем реже мы с ним встречаемся в личном качестве, тем лучше для обоих сторон.

С другой стороны, «пакет Яровой» вступит в силу уже этим летом. Экономика big data, со всеми вытекающими угрозами создания описанного в антиутопиях тоталитарного государства – уже даже не за углом, а стучит в дверь. Однако среднестатистический российский обыватель, по большому счету, его не боится. «Мне нечего скрывать от органов», — как говорили раньше. А сейчас, ежедневно ставя галочку в квадратике под словами, где сказано, что ты согласен на все, что прописано в нечитаемых правилах очередного мобильного приложения, обыватель уже согласен на полную свою «прозрачность» для неограниченного круга лиц.

Трудно сказать, дойдет ли наше общество через пять-шесть дет до того, до чего дошли китайцы, чтобы, учитывая поведение человека в самых разных сферах, вести на основе обработки big data на него тотальное цифровое досье, на основе которого он может как получать в том числе разные скидки и льготы, так и столкнуться с целым рядом ограничений в своих возможностях, в поиске работы и т.д. До льгот и скидок, может, на государственном уровне и не дойдет, а вот «профилирование» всех, кто играет какую-то роль в общественной, политической и экономической жизни резко повысится в своей эффективности и детализации. И эта тенденция – не только российская, она во многом общемировая. Мы тут всего лишь шагаем в ногу со временем.

Эпоха «анонимности» в интернете, а также «зашифрованных мессенджеров» уйдет в прошлое. Если в Китае уже сегодня полиция может на улицах дистанционно сканировать, у кого на смартфоне имеется «запрещенный» контент, то скоро эти технологии придут и к нам.

Не стоит ожидать, что к 2024 году Россия станет страной с самой передовой медициной и одной из лучших систем образования в мире. Хотя, если кто обратил внимание, в ежегодном послании, которое заменило предвыборную программу Путина, ассигнования на эти цели предусмотрены огромные. Тут должен произойти настоящий «большой скачок». И победивший в четвертый раз на выборах президента Путин будет, уверен, «настаивать» на выполнении в этой сфере очередных «майских указов» на протяжении всего срока правления.

В процессе их выполнения будет наверняка много профанации, приписок и откровенных статистических манипуляций, однако что-то полезное в этом плане все же останется. Прогресс тут все же неизбежен. Но еще больший прогресс, уверен, и в медицине, и в образовании произойдет за счет того, что сами граждане будут и больше заботиться о том и другом (в том числе о своем здоровье и самосовершенствовании себя и своих детей), и больше вкладывать в это собственных денег, не надеясь на государство.

В стране появится больше новых и вполне приличных дорог, в основном, конечно, платных. Это, кстати, еще одна область, где не очень заметное накапливание количественных изменений рано или поздно приведет к качественным изменениям. Последние будут состоять, прежде всего, в том, что мобильность населения существенно повысится (особенно, если сравнивать с тем же 2000 годом). Возрастет и число внутренних перелетов за счет развития «авиакомпаний-дискаунтеров», которые будут нещадно критиковать за жадность и хамство по отношению к пассажирам, но все равно ими летать.

Многие ранее отрезанные от большой жизни места будут втягиваться в нее все сильнее, появятся новые локальные «точки роста» местной экономики, каких буже сейчас, пусть не всегда заметных из Москвы, немало. Под неутихающие разговоры о том, что малый и средний бизнес душат административным ресурсом, поборами и набегами силовиков. Ничего из этого в жизни малого бизнеса не исчезнет, не будем обольщаться. Но он и не загнется все равно и будет пробиваться тут и там, как трава сквозь асфальт. И никакая даже самая «тоталитарная» цифровая экономика к ногтю ни его, ни «теневую экономику» не прижмет окончательно.

Суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения, — эту формулу еще Карамзин вывел. С тех пор ни одному из даже самых суровых российских правителей ее не удалось не то что опровергнуть, но даже поколебать. Не опровергнет ее и Владимир Путин. И не потому, что, мол, система неэффективна, — ее эффективность как раз, возможно, будет повышаться за счет новых информационных технологий и вовлечения в процесс управления новых поколений современных технократов.

А просто потому, что до конца нынешний президент никогда и не собирался разрушать неформальный контракт с обществом, заключенный по принципу «живи и давай жить другим».

Его было некоторые заподозрили в нарушении этого контракта, когда предыдущая Дума работала над запретительными законами в духе «взбесившегося принтера». Однако ж, когда угрозы «горбачевщины», порожденные страхами в умах правящего класса во времена «позднего Медведева» отступили, среднестатистическому гражданину более перестало угрожать, что государство таки залезет к нему в постель и в его обывательскую жизнь по мелочам, если он, обыватель, не будет слишком активно лезть в политику.

Ну и слава богу. Опять же Турцию открыли, да и Египет уже тоже. Если же вновь затронуть тему «цифровой экономики» в связи с обывательским свободами, то в ближайшие годы контроль за интернетом со стороны государства и его верного «солдата» Роскомнадзора будет усиливаться. Однако и эти «гайки» все равно не будут закручены до конца.

Люди будут больше строить собственных домов и покупать все больше квартир в ипотеку. Жизнь в кредит, как ни крути, — это основа в том числе политической стабильности. С другой стороны, немало будет и таких мест, которые, оставшись на обочине прогресса и новых магистралей, загнутся окончательно, придут к запустению. На фоне по-прежнему не очень благоприятной демографической картины (к 2024 она кардинально резко не может улучшиться в силу просто естественных причин) концентрация населения в более благополучных районах (Москва, Северо-Запад, Краснодарский край и т.п.) усилится.

Возможно, появятся островки по-настоящему «свободной экономики» в виде особых или свободных экономических зон, каковую сейчас не совсем уж безуспешно пытаются создать на Дальнем Востоке.

Что касается ожиданий «роста протестных настроений», то лично я в них на сегодня не верю. Разве что прилетит какой-то совсем уж жирный «черный лебедь», который поколеблет одновременно и сплоченность элит, и долготерпение народа.

Все вышесказанное, впрочем, сформулировано вне международного контекста. А он – принципиально важен. Какими будут наши отношения с Западом? Ведь если они будут в ближайшие годы плохими, то это неизбежно отзовется не только на внутренней экономической жизни, но и на жизни общественной. Обстановка мобилизации и «осажденной крепости» мало способствует расцвету внутренних свобод и даже просто вольностей.

Иными словами — «будет ли война»?

Эскалация противостояния с США, а теперь уже с Британией идет пугающими темпами. Особенно быстрыми темпами нарастают усилия по превращению России в «страну-изгоя». В последние дни, полагаю, это немало способствовало мобилизации сторонников Путина. По мере того, как телевидение неустанно клеймит как «провокации со стороны Запада», в стране лишь крепнут и будут крепнуть антизападные настроения. И пока совершенно непонятно, каким образом эта ситуация может разрешиться мирно и спокойно.

Вероятность того, что все само собой рассосется, с каждым новым кризисом («вмешательство» в выборы в США, отравление Скрипаля, «раздувание» допингового скандала и т.д.), неизменно уменьшается. А эскалация новой гонки вооружений делает, по крайней мере, угрозу локального столкновения все более вероятной.

В восприятии российского правящего класса, именно к середине 20-х годов (возможно, как раз к 2024-му году) США могут достичь такого уровня развития глобальной ПРО, которая вселит в них уверенность, что она может полностью блокировать ответный российский «удар возмездия». С точки зрения доктрины взаимного устрашения и взаимного сдерживания, это качественно новая ситуация. Оправданы или нет такие страхи, именно они могут заставить многих в Москве «нервничать» и предпринимать упредительные действия. Какими они могут быть – мы пока в полной мере не знаем. Даже из второй части президентского послания.

На фоне кажущегося сегодня неизбежным дальнейшего ухудшения отношений с Западом будет делаться все больший акцент на импортозамещение и в какой-то мере на самоизоляцию. К 2024 году Россия, проводя такую политику, станет гораздо более самодостаточной страной (пусть даже с огромными издержками и «переплатой», нежели она была в 2000 году). Хотя полная автаркия вряд ли нам грозит.

Если не произойдет «форс-мажора», то к 2024 году Россия все равно при этом станет гораздо более современной во многих деталях жизни страной, чем была в 2000-м. И при этом, по большому счету, не изменится в основах этой самой своей жизни.

В ней не станет больше свобод — в «западном» понимании этих свобод. Она не превратится в парламентскую республику с безграничной свободой слова, собраний и митингов. Но в ней не станет и меньше вольностей – именно в российском понимании их. В ней останется масса возможностей «договориться» — в том числе с государством. И приспособиться – прежде всего гражданам. Почти ко всему.

И в этом смысле она будет в бытовом плане по-прежнему намного более «свободная страна», чем некоторые в доску зарегламентированные западные демократии. В ней будет по-прежнему и «никуда без блата не пробиться», и одновременно будут все равно пробиваться и пробиваться люди из самой глубокой провинции, которые будут находить возможности для самореализации даже на фоне вечной российской бюрократии.

Во что я лично точно не верю именно по состоянию на сегодня, так это в то, что Владимир Путин «совсем уйдет» из российской политики, даже перестав быть президентом страны в 2025 году. В конце концов, если в Британии была целая «викторианская эпоха», в течение которой страна действительно перешла из одного качества в другое, притом без единой революции (разве что промышленной) то почему у нас не может быть «путинской эпохи». Она еще себя, судя по настроению электората, далеко не исчерпала.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 марта 2018 > № 2534091 Георгий Бовт


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536554

Воспоминания о Транссибирской магистрали

Воспетая в стихах, эта железнодорожная магистраль протяженностью 9 289 километров, которая проходит через всю Россию, от Москвы до Владивостока, по-прежнему будоражит воображение.

Давид Кавиогли (David Caviglioli), L'OBS, Франция

В 1893 году русские решили построить город посредине ранее неизведанной территории, на юго-западе Сибири. Царские инженеры только что построили железнодорожный мост на реке Обь для будущего прохождения Транссиба. Поскольку тут проходил поезд, нужна была станция. А если была станция, нужен был и город.

Так появился Новониколаевск, нынешний Новосибирск. За одно столетие он превратился в третий по величине город России с 1,5 миллионами жителей. Это как если бы пионеры французской железной дороги построили Лион, чтобы поезда компании «Париж-Лион-Средиземноморье» могли где-то остановиться.

В мае 2010 года я прилетел самолетом из Москвы в Новосибирск. Я спросил у местных жителей, что можно посмотреть в городе. Мне сказали «вокзал».

Такое часто встречается в сибирских городах, когда единственной достопримечательностью является место, откуда можно уехать. Впрочем я приехал туда только для того что бы сесть на Транссиб. Я сел в поезд до Владивостока.

Легенда

Для иностранцев Транссиб является самоцелью. Во Франции легенды о Транссибе связаны с поэмой Блеза Сандрара (Blaise Cendrars), которую он написал в 1913 году: «замерзшие окна» «равнины сибирские», «тинистые воды Амура».

Для русских Транссиб не является такой уж легендой. Это более дешевое транспортное средство по сравнению с самолетом. Они не приходят в восторг, когда поезд пересекает гигантский Амур. Когда поезд останавливается, они выходят только чтобы размяться, покурить, купить еду или снять проститутку. На станции, название которой я забыл, я видел продавщицу рыбы, предлагающую тем, кто не голоден, заняться любовью.

Вагон пропах запахом немытого человеческого тела и водки. В купе едут целые семьи, много солдат и, бородатые как Распутин, скитальцы, часто пьяные, а иногда и агрессивные.

Эммануэль Каррер (Emmanuel Carrère), описывает в своем романе «Лимонов» сибирский обычай. Он состоит в том, что человек начинает пить водку до тех пор, пока может, затем он снова пьет и погружается в следующее состояние, когда человек уже не понимает, кто он. Тогда он садится в первый попавшийся поезд и едет, куда глаза глядят в бессознательном состоянии, а потом выходит в каком-нибудь незнакомом городе.

Головокружение

Пейзаж за окнами меняется по мере того, как мы приближаемся «к другому краю света», как писал Сандрар. При подъезде к Бурятии бесконечная русская тайга с ее хвойным лесом уступает место монгольским степям. Лица тоже меняются. Мы часто забываем, что существует и азиатская Россия, где у людей кожа цвета меди и раскосые глаза.

Голова идет кругом от бескрайних просторов окружающих идущий поезд. Где еще на планете можно проехать 200 километров, и не увидеть ни одного дома, ни одного человека? Одни попутчик рассказал мне, что три четверти территории Сибири не внесены в кадастр — вещь непостижимая для француза, жителя страны мелких землевладельцев.

От города к городу мы прослеживаем русскую историю. Советские города с их ужасающими зданиями и конструктивистской архитектурой, с оставшимися до сих пор памятниками Ленину или Марксу. Технополисы Путина, утыканные небоскребами из стекла и стали, возведенные как символы восстановления экономики, часто стоят пустые. В Иркутске центр города напоминает декорацию из вестерна, с его черепичными фасадами, покосившимися от зимних холодов.

Если бы не роскошные бутики, может показаться, что ты находишься в 19-ом веке среди казаков, привлеченных золотыми приисками и собольим мехом. Из Иркутска нужно обязательно съездить на Байкал, озеро размером с Бельгию, и пройтись пешком вдоль берега. Каждые десять километров, вдоль железной дороги, вы можете увидеть сибирского голубоглазого отшельника, сидящего на ступеньках своей хижины и жарящего на углях омуля. Эта рыба настолько пахучая, что местные отели запрещают своим клиентам проносить ее внутрь.

Трагедия

Говоря с людьми, быстро понимаешь, что история здесь формировалась под влиянием ссылок. Местная аристократия — это потомки дворян, лишенных царской милости.

«Старообрядцы», изгнанные на эти земли Церковью, до сих пор живут как в 18-ом веке и очень любезны с туристами. Многие семьи связаны с ГУЛАГом. Часто зэки, которые выжили, оставались здесь. Их жены и дети иногда следовали за ними и селились в ближайшем городе.

В Сибири турист наблюдает трагедию, как в Риме он посещает Ватикан. Однажды ночью, во время остановки, я вышел на платформу, не зная, где мы находимся. На здании вокзала название города было написано на идиш. Мы были в Биробиджане, Еврейской республике СССР, стране-гетто, созданной Сталиным в 1930-х годах. Маньчжурия совсем рядом, судя по тому, что я, кажется, встретил китайцев говорящих на идиш.

Во Владивостоке ты с некоторым облегчением вновь погружаешься в современный мир. Город встречает тебя гигантскими нефтехимическими комплексами, уродующими береговую линию. Владивосток с его спусками и подъемами похож на Сан-Франциско, с другой стороны Тихого океана. Владивосток представляют собой чудной космополитичный город, полный корейцев и японцев, где можно увидеть и праворульные и леворульные автомобили, водители которых не очень то понимают, как надо ездить. И мы тоже больше ничего не понимаем.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536554


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2018 > № 2532831 Владимир Путин

Обращение Президента к гражданам России.

В.Путин: Уважаемые граждане России! Дорогие друзья!

В ближайшее воскресенье, 18 марта, состоятся выборы Президента России. Как действующий глава государства считаю важным обратиться к вам накануне голосования.

По Конституции нашей страны единственным источником власти является народ. В этих словах, в этой правовой формуле – огромный смысл. Именно от воли народа, от воли каждого гражданина России зависит, по какому пути пойдёт наша страна, зависит будущее России и наших детей.

За кого проголосовать, как реализовать своё право на свободный выбор – это личное решение каждого человека. Но если уклониться от такого решения, тогда этот ключевой, определяющий выбор будет сделан без учёта вашего мнения.

Мы в России всегда сами решали свою судьбу, поступали так, как велела нам наша совесть, понимание правды и справедливости, наша любовь к Отечеству. Это в нашем национальном характере, о котором знает весь мир.

Уверен, каждый из нас думает и переживает о судьбе родной страны. И потому обращаюсь к вам с просьбой прийти в воскресенье на избирательные участки. Воспользуйтесь своим правом выбрать будущее для великой, любимой нами России.

16 марта 2018 года

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2018 > № 2532831 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2018 > № 2532818 Игорь Шувалов

Брифинг Игоря Шувалова по завершении совещания по экономическим вопросам

Из стенограммы:

И.Шувалов: Председатель Правительства подписал решение о придании статуса территории опережающего развития 19 моногородам. В итоге из 319 монообразований в Российской Федерации 59 городов обладают статусом территории опережающего социально-экономического развития.

Что этот статус даёт? По сути, это льготное налогообложение и благоприятный климат для привлечения новых инвестиций в города, где, как правило, существуют крупные предприятия – большей частью это старые предприятия, доставшиеся ещё от советской экономики. На таких предприятиях работает значительное число людей. Семьи, которые связаны с градообразующим предприятием, как правило, составляют от 25 до 50% проживающих в этом монообразовании.

Ситуация в моногородах разная. У нас около сотни городов, которые относятся к так называемой красной зоне, где предприятия достаточно старые, где существует угроза неполной рабочей недели либо закрытия предприятия, где требуется как можно быстрее открывать новые рабочие места, создавать благоприятные условия для развития малого и среднего бизнеса, привлечения инвестиций для крупных производств. Для того чтобы открывались крупные предприятия, мы финансируем создание современной инфраструктуры через Фонд поддержки моногородов. Фонд развития промышленности предоставляет свою государственную поддержку – достаточно дешёвые заимствования, для того чтобы можно было приобрести надлежащее современное оборудование.

В ручном режиме мы работаем с губернаторами, их командами и руководством всех 319 городов, чтобы руководство монообразований было предельно современным. По итогам полутора лет работы все команды, включая мэров и вице-губернаторов, которые отвечают за работу с моногородами, а также представителей наиболее важных инвесторов, прошли обучение на базе бизнес-школы «Сколково» и Академии народного хозяйства и государственной службы.

Таким образом, все ключевые показатели, по которым мы работаем в этом блоке по моногородам (это президентский приоритет), у нас в настоящий момент по 2017 году исполнены. Общее число моногородов со статусом ТОР к концу 2018 года должно приближаться к 100. Так что впереди предстоит ещё определённая работа, этот перечень не является исчерпывающим и окончательным. В субъектах Российской Федерации это решение ожидалось, оно позволит работать ещё активнее с предпринимателями.

Должен сказать, что на этой неделе я был в Ивановской области, в моногороде Наволоки, где мы встречались с инвесторами, и инвесторы подробно рассказывали, каким образом статус ТОР позволит им реализовывать новые инвестиционные возможности, какие будут создаваться рабочие места и как это в целом повлияет на создание современной городской среды в городе. Так что эти решения ожидались, и сегодня они состоялись.

По обязательным неналоговым платежам. Представители бизнеса и объединения – РСПП, Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия», «Опора России» – обращались к Президенту с тем, чтобы все обязательные платежи, которые не названы законодателем как налоги, были упорядочены, чтобы был исчерпывающий перечень и порядок взимания таких платежей, включая определение ответственности за невнесение такого платежа. Сегодня Министерство финансов представило подходы к законопроекту, которые определяют три группы таких платежей.

Первая, самая важная группа, которая больше всего заботит предпринимателей, – это платежи, по своей сути очень близкие к налоговым платежам. Например, платёж за воздействие на окружающую среду. Мы договорились, что постараемся с законодателем, с Государственной Думой в ближайшие месяцы урегулировать вопрос, касающийся этих самых важных платежей (по совокупности это, наверное, больше 80% платежей), которые заботят представителей бизнеса. Предложение Минфина – чтобы порядок взимания этих платежей и ответственность – всё это было предусмотрено в Налоговом кодексе Российской Федерации как специальная глава.

Мы услышали об опасениях бизнеса, который считает, что ответственность за неисполнение таких норм в полном объёме станет значительно жёстче, включая уголовную ответственность, но это, по их мнению, не совсем соответствует тому, о чём говорилось в послании Президента о декриминализации многих деяний. В связи с этим впереди – наша отдельная и сложная дискуссия с представителями бизнеса, каким образом эти платежи должны взиматься и какая ответственность должна наступать для предпринимателей в случае невнесения таких платежей. По платежам, которые по своей природе близки к государственной пошлине (плата за услуги), мы договорились, что будем работать, не торопясь с определением и статуса таких платежей, и порядка ответственности, поскольку это может навредить работе многих государственных учреждений в настоящий момент. Задача наша – не вносить какую-либо сумятицу либо подменять существующий порядок вещей новым законодательством, а навести больший порядок, чтобы было больше прозрачности, предсказуемости и понимания того, кто за что может взимать плату, а когда такая плата взиматься не должна.

В том числе сегодня прозвучало предложение о том, чтобы был сформирован надлежащий реестр таких платежей, и всё, что не будет в этот реестр входить, не будет считаться законным платежом. В ближайшее время в Правительстве пройдут необходимые консультации, будем стремиться к тому, чтобы первый блок по этим неналоговым платежам, которые близки по своему характеру и существу к налоговым платежам, – чтобы мы законодательно эту работу оформили в ближайшие месяцы. Работа эта очень сложная, её откладывать невозможно, есть по этому поводу и поручение Президента, и мы понимаем свою ответственность, поскольку это в том числе и характер инвестиционного предпринимательского климата. Но надо действовать выверенно. Будем проводить консультации с обеими палатами Федерального Собрания и с объединениями промышленников и предпринимателей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2018 > № 2532818 Игорь Шувалов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 16 марта 2018 > № 2531112 Константин Гаазе

Как может выглядеть новый курс президента Путина

Константин Гаазе

Сущностный конфликт четвертого срока состоит не в противостоянии между коллективным «Алексеем Кудриным» и коллективным «Сергеем Шойгу», между голубями и ястребами. А в конфликте сверхидей двух экономических школ: «индустриалистов», считающих, что экономика состоит из станков, и «либералов», уверенных, что она состоит из денег. Ни один технократ не сможет создать эффективную команду из людей, которые по-разному видят экономику как таковую

Смысл завершающейся на этой неделе избирательной кампании состоит вовсе не в том, чтобы сагитировать кого-либо за кандидатуру президента Владимира Путина. А в том, чтобы продемонстрировать гражданам страны тотальное превосходство главного героя кампании над российской политической системой, его всемогущество, его несоразмерность убогому политическому пейзажу.

Сотрудник Кремля описал это в приватном разговоре так: есть Эверест, это вся политическая система страны, элита, правительство, олигархи. А над Эверестом, на недосягаемой высоте летит самолет – это президент Путин. По большому счету, наша – менеджеров кампании – задача состоит в том, чтобы следить за высотой полета, и точка. Здесь не с кем соревноваться или конкурировать, не перед кем отчитываться, не о чем договариваться, нужно лишь сделать так, чтобы воздушное судно не клевало носом.

И хотя судно все же клюнуло – Путин, по данным ФОМ, потерял около 3% рейтинга с начала февраля, а прогнозы по явке еще на прошлой неделе прокремлевские эксперты, как по команде, снизили с 70% до более реалистичных и математически более безопасных 65%, – вряд ли эта кампания закончится большими сюрпризами. Выиграет президент Путин, победу назовут сокрушительной, счет – разгромным, выборы – демократическими.

Правда, сразу после этого станет понятно, что триумфальная кампания была дымовой завесой. Возможно, президент Путин действительно считает себя кем-то вроде творца современной России. Но утром 19 марта 2018 года творец превратится в политического брокера. Как и в 2012 году, Путину придется оплачивать предвыборные векселя, мирить врагов и сочетать несочетаемое. Но в отличие от 2012 года коридор возможностей стал уже, претензий к нему появилось больше, а сил у него – меньше.

Руины победы

Напугавшее многих внутри страны и за рубежом президентское послание было одной большой нестыковкой. Даже на уровне здравого смысла понятно, что можно требовать или сохранения высоких расходов на оборону, или роста социальных и инфраструктурных расходов, или не повышения налогов, но не всего вместе и сразу.

На уровне макроэкономического планирования понятно, что рекомендации ЦСР Алексея Кудрина – сократить долю бюджетных расходов к ВВП, а внутри самого бюджета перераспределить часть расходов на оборону в пользу расходов на человеческий капитал – несовместимы с таким посланием. Что-то должно оказаться блефом: или ядерная гонка, или обещание разогнать экономический рост.

Но важно и то, о чем не было сказано. Экономисты, чиновники, профессионалы финансового рынка давно сошлись в одном пункте: для развития российской экономики критической является пенсионная реформа. Или, грубо, государство сократит размер ежегодного транша в пенсионную систему, или вся казна скоро станет придатком Пенсионного фонда. В 2020 году его бюджет по закону должен составить рекордные 9 трлн рублей. Но повышать пенсионный возраст президент не хочет, тянет время.

Пенсионная реформа – самый болезненный для президента пункт повестки четвертого срока, это подтверждает, например, анекдотическая история с прогнозом развития российской экономики от Внешэкономбанка, обнародованным на этой неделе. Прогноз, где были обрисованы контуры одного из возможных сценариев пенсионной реформы, отозвали почти сразу после публикации.

Пока время тянется, проблема становится хронической. В декабре, то есть в начале предвыборной кампании, правительство официально перенесло старт обсуждения пенсионной реформы на конец 2018 года. Фактически, учитывая масштаб проблемы, это означает, что до середины 2019 года реформа не станет законом, а до 2020 года не начнет воплощаться в жизнь.

А это, в свою очередь, означает, что как минимум до середины 2020 года любой экономический курс, каким бы он ни был, будет временным, переходным. Будет, по сути, технической отсрочкой перед началом реализации настоящего экономического курса. Выход из стагнации за счет бюджетных стимулов, обещанный уже в этом году, таким образом, откладывается еще на два года, а 50%-ный рост ВВП придется обеспечить не за шесть лет четвертого президентского срока Путина, а всего за три – с 2021 по 2024-й.

Пока мы разбираем нестыковки послания, за кремлевскими стенами и внутри Дома правительства все ярче проявляется новая кадровая тенденция. Списки сановников высшего ранга, намеренных покинуть госслужбу, пользуясь формальным правом на отставку во время переходного периода, растут. «Наш договорился, отпустят» – такую формулировку использовали подчиненные нескольких сановников кабинета Медведева, отвечая на вопросы о кадровых перспективах своих патронов.

Это «отпустят», то есть разрешат уйти в бизнес, госкорпорацию, на общественную работу или в науку, превращается чуть ли не в единственную желанную награду для многих из тех, кто составляет костяк центрального аппарата российской власти. Даже игроки кремлевского штаба Путина, судя по обмолвкам и слухам, не очень хотят повышения внутри администрации, а хотят уйти (или вернуться) в госкорпорации и бизнес.

На этом фоне особенно интересно наблюдать, как становятся публичными челобитные мастодонтов политической системы – куртье двора президента Путина. Вот президент обещает вложить 11 трлн рублей в дорожное строительство, часть из этих программ, по слухам, активно лоббировал в прошлом году Аркадий Ротенберг. Вот Игорь Сечин просит дать «Роснефти» новые налоговые льготы. А вот Сергей Чемезов, опять же по слухам, не оставляет попыток поглотить ОАК и тоже пишет об этом президенту.

Союз мышей и лягушек

Если понимать разлом между первой и второй частями послания буквально, то позволительно заключить, что главным конфликтом четвертого срока будет противостояние между коллективным «Алексеем Кудриным» (Минфин, часть правительственных экономистов) и коллективным «Сергеем Шойгу». Но это поверхностная и неадекватная оценка. Шойгу и Кудрин – старые товарищи и опытные царедворцы.

В стремлении Минобороны увеличить свой бюджет, а Минфина – его сократить нет ничего нового, этой игре столько же лет, сколько президентству Владимира Путина. Здесь нет ничего сущностного, только опытные джентльмены, привычно идущие на сложные компромиссы. Да, наследник Кудрина министр финансов Силуанов, говорят, чуть не поседел, когда президент потребовал найти 700 млрд рублей живых денег на выплаты банкам по кредитам оборонных предприятий, причем не в следующем, а в текущем бюджетном году. Но это была частность, а не конфликт.

Сущностный конфликт четвертого срока состоит в другом. Две части послания представляют собой слепки сверхидей двух экономических школ, находящихся в клинче с конца 80-х годов прошлого столетия. Невозможная коалиция четвертого срока – это не союз ястребов и голубей. Это коалиция учеников академика Юрия Яременко и завсегдатаев экономических семинаров Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Невозможна эта коалиция потому, что представители двух вышеупомянутых школ в принципе по-разному видят экономику как таковую.

Для одних, учеников Яременко, экономика – это, очень грубо, большой завод. Чтобы развивать так понятую экономику, нужно стимулировать выпуск, вкладывать в модернизацию производства, инвестировать НИОКР. Оборонная часть послания как раз сигнализирует не только и не столько о повышении ударной мощи, сколько об успешных инвестициях в НИОКР, о достижениях в крайне важной в позднесоветской мифологии области – в управлении научными открытиями. Нооскоп главы администрации президента Антона Вайно – продукт той же мифологии, просто от управления научно-техническими открытиями, производством и техническим прогрессом мостки здесь переброшены к управлению объективной реальностью как таковой.

К этой группе можно отнести самого Вайно, помощника президента Андрея Белоусова, которого называют главным кандидатом на должность первого вице-премьера вместо Игоря Шувалова, вице-президента ВЭБа Андрея Клепача, несколько фигур масштабом поменьше. Частные и государственные банки, бизнес олигархов и госкомпании для них – это просто заводские цеха, которые должны производить, производить, производить. Организационный статус цехов, способы поощрения бригадиров и рабочих – это частности, которые сегодня могут выглядеть так, а завтра совершенно иначе.

Для других, условных «либералов», экономика как раз эти самые частности: а) рынок, б) деньги, в) инвестиционная активность бизнеса. Экономикой, соответственно, управляют не через госвложения в производство и НИОКР, а через учетную ставку, таргетирование инфляции, денежную массу, инвестиционный климат и так далее. Выпуск промышленной продукции и научные изобретения, с такой точки зрения, сами по себе важны, но вовсе не они определяют облик экономики. Видные представители этой группы – Алексей Кудрин, Эльвира Набиуллина, Антон Силуанов, те, кого ошибочно называют монетаристами.

Последний раз создать коалицию представителей двух этих школ пытались перед самым крахом СССР. Но ничего не вышло. «Индустриалисты» требовали наращивать инвестиции в производство и покупать станки с ЧПУ, обучать рабочих промышленных предприятий японской системе производственного менеджмента. «Либералы», еще только набиравшие силу, говорили о денежных реформах, лоббировали законы о госпредприятиях и кооперации, намекали на либерализацию цен.

Ни один технократ или даже интегратор не сможет создать эффективную команду из людей, которые считают, что экономика сделана из денег, и людей, которые считают, что экономика сделана из станков. Говоря образно, можно примирить Шойгу и Кудрина и впрячь их в одну повозку, но нельзя сделать это с Кудриным и академиками-экономистами из РАН.

А что Медведев?

Является ли правительство ставкой в игре «президентские выборы 2018 года»? Это вопрос, который в ходе кампании было как-то не принято задавать. Есть сильные аргументы в пользу того, что премьер Медведев сохранит свою работу после инаугурации президента в мае этого года. И дело тут вовсе не в его деловых качествах.

Медведев – важная часть конституционного пейзажа, причем в двух смыслах. Как лидер партии «Единая Россия», он олицетворяет конституционную смычку Кремля, Думы и правительства. И он же, как формальный преемник Путина на случай экстраординарных событий, является гарантом, что в случае, если эти события все же наступят, сохранится хотя бы некоторая преемственность политического курса.

Но послание Путина и общий пафос его кампании окончательно «унасекомили», как иногда теперь говорят, не только политическую систему, то есть дерущихся на дебатах кандидатов, но и премьера Медведева. Продолжая игру в аналогии, немного обострим: сохранив работу, Медведев рискует превратиться в Михаила Фрадкова в 2007 году или Виктора Черномырдина в 1997-м. В стремительно слабеющего премьера при очень сильных вице-премьерах, стань ими, например, Белоусов и Кудрин.

Добавим пикантности. Одна из почти согласованных в Кремле послевыборных управленческих реформ состоит в переформатировании полпредств. Кремль заберет у полпредов силовые функции и уничтожит как класс окружной уровень силовых структур: управления ФСБ, СК, Генпрокуратуры в федеральных округах. Но полпреды получат компенсацию – должности вице-премьеров и кабинеты в Доме правительства, сегодня такая двойная должность есть только у Юрия Трутнева. Смысл в том, чтобы сделать полпредов «менеджерами развития», ответственными не за антитеррористическую безопасность и мобилизацию, а за экономическое развитие конкретных территорий.

Это значит, что количество вице-премьеров в правительстве может увеличиться почти в два раза – сегодня их девять, а станет шестнадцать, больше, чем у Черномырдина с лета 1996 по весну 1997 года. Согласен ли Медведев возглавить огромный и малоуправляемый кабинет, в котором к тому же, скорее всего, будет не один, а два первых вице-премьера? Привилегированные позиции Сечина, Чемезова, Костина, Миллера – ресурсы и влияние есть, а ограничений, головной боли и публичной политической ответственности нет – выглядят сегодня чуть ли не более привлекательно, нежели пост премьера с шестнадцатью заместителями.

На одной чаше весов «унасекомленный» премьер с перспективой превратиться в Михаила Фрадкова и, возможно, не желающий для себя такой судьбы. На другой – риски для самого Путина: поменять Медведева – значит, во-первых, сломать важную конституционную шестеренку, во-вторых, предложить своему окружению некоего нового гаранта их будущего на случай непредвиденных событий, а ведь окружение может и не согласиться с этим новым гарантом. Как президент выйдет из этой ситуации, пока совершенно непонятно.

«Вмешатели»

Есть и еще одна деталь в «ничтожной» политической системе, которую не удастся замести под ковер во время переходного периода между 19 марта и 7 мая. Речь о людях, персонально ответственных за события на востоке Украины в 2014–2015 годах. А также о людях, возможно, ответственных за события в США летом 2016 года или, скажем по-другому, людях, на которых американским правосудием может быть возложена ответственность за эти события.

В высшей российской бюрократии, среди армейского руководства и руководства спецслужб есть целая прослойка «вмешателей». Тех, кто координировал участие «отпускников» в войне на востоке Украины. Тех, кто организовывал и координировал информационные кампании, связанные с этой войной. Тех, кто занимается устройством нормальной жизни в Крыму в обход санкций. Тех, кто, возможно, пытался выйти на штаб президента Трампа и «помочь» в объявленной им Хиллари Клинтон войне на уничтожение.

Та часть списка «вмешателей», которая связана с Украиной, теоретически уязвима для преследования Международным уголовным судом. Другая его часть уязвима – и уже не теоретически, а практически – для глобального уголовного преследования, которое, несомненно, устроят американские власти, сегодня или через год – не так важно. Этим людям нужны железобетонные гарантии безопасности. Гарантии, которые выходят за рамки и четвертого и пятого президентского сроков Путина.

По сути, им, как самому президенту Путину, нужны пожизненные гарантии безопасности, гарантии того, что родина не забудет, почему и зачем они нарушали законы, в том числе российские. В случае с президентом иммунитет идет в комплекте с должностью. В случае с «вмешателями» – нет. Вероятность того, что пожизненные гарантии для них будут обеспечены пожизненным президентством самого Путина, будет расти с каждым новым днем его четвертого президентского срока.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 16 марта 2018 > № 2531112 Константин Гаазе


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 16 марта 2018 > № 2531095 Татьяна Шевцова

«Предприятия ОПК заплатили в бюджет 481 млрд рублей налогов»

Интервью с заместителем министра обороны Татьяной Шевцовой

Михаил Ходаренок

Минобороны будет следить за движением средств на счетах предприятий ОПК для улучшения контроля за расходованием госсредств. О том, сколько сегодня инвестировало министерство в российскую промышленность, а так же об объемах налоговых отчислений рассказала «Газете.Ru» заместитель министра обороны Татьяна Шевцова.

— Татьяна Викторовна, в прошедшем в начале марта послании Федеральному Собранию президент уделил большое внимание укреплению обороноспособности страны, а точнее оснащению армии современным оружием. Приведет ли это к увеличению расходов на оборону?

— Все расходы на вооружение, о котором говорил президент в своем послании, спланированы в нашем бюджете и учтены в государственной программе вооружения и планах строительства и развития вооруженных сил.

Базовые параметры технического переоснащения армии, разработка и выпуск новейших образцов вооружения были определены еще «майскими» указами Президента Российской Федерации 2012 года.

Уже утверждена новая государственная программа перевооружения на 2018–2027 годы и в ней мы также тщательно все спланировали, поэтому увеличения расходов на оборону не произойдет.

При этом, новая программа построена так, что затраты на разработку новых образцов военной и спецтехники, принятие их на вооружение, серийное производство, поставка в войска четко синхронизированы. Это значит, что к моменту поступления техники будет готова вся инфраструктура на местах для ее хранения, обслуживания, включая личный состав, который будет непосредственно нести на ней боевое дежурство.

--Как за последние пять лет поменялась структура финансовых органов Минобороны?

— Все изменения структуры финансовых органов проходят в рамках стратегии развития вооруженных сил. На сегодняшний день в рамках установленного бюджетного процесса по линии Минобороны в сводном реестре участников числится более 650 подведомственных учреждений – это и территориальные финансовые органы в регионах, а также финслужбы в военных вузах, госпиталях, учреждениях культуры и других организациях, подведомственных министерству.

За последние пять лет военные финансисты также оптимизировали работу по оплате госконтрактов. Сегодня в Минобороны создана централизованная система заключения и исполнения госконтрактов по оплате продукции, работ и услуг, связанных с исполнением гособоронзаказа, оплате материальных средств материально-технического обеспечения и энергоресурсов, а также оплате приобретаемого служебного и постоянного жилья для военнослужащих.

По-прежнему нашей приоритетной задачей, которая находится на особом контроле министра обороны Сергея Шойгу, остается повышение эффективности расходов. При этом, хочу особо отметить, что за последние пять лет министерство ни разу не допустило нецелевых расходов государственных средств.

— В 2015 году в Минобороны начала работу система мониторинга гособоронзаказа. Какой эффект вы наблюдаете спустя три года?

— Благодаря этой системе Минобороны, как государственный заказчик, обрело «зрение». Сейчас мы видим движение каждого бюджетного рубля.

Кроме того, благодаря системе финмониторинга нам удалось снизить авансирование контрактов и тем самым повысить объем поставок вооружений, военной и специальной техники.

Так, за 9 месяцев 2015 года объём поставок ВВСТ составлял всего 34,4 % от годовых объемов бюджетных ассигнований, а за тот же период 2017 года вырос уже до 73,3%.

Важно, что внедрение системы финансового мониторинга гособоронзаказа позволило существенно повысить качество управленческих решений и финансовую дисциплину предприятий.

— Минобороны как-то планирует развивать эту систему?

— Безусловно. По поручению президента нами разработана методика ведения раздельного учета финансово-хозяйственной деятельности на предприятиях, что по сути является следующим этапом развития системы контроля за расходованием денег на гособоронзаказ.

Новый инструмент позволит объективно анализировать источники финансирования предприятия. Образно говоря, мы сможем проследить не только расходование бюджетных денег, но и движение собственных средств предприятия.

В настоящее время «промаркированы» только финансовые средства министерства для расчетов по гособоронзаказу, которые находятся на отдельных счетах в уполномоченных банках. Наша цель – «окрасить» все используемые ресурсы и статьи затрат, входящие в себестоимость продукции гособоронзаказа.

Внедрение такой системы учета должно обеспечить корректное формирование стоимости продукции. Для нас, как для госзаказчика, это очень важно. Завышение стоимости продукции приводит не только к неэффективному расходованию бюджетных средств, но и к уменьшению объемов закупаемой продукции.

— Возможно ли сейчас спрогнозировать, сколько средств новой госпрограммы по перевооружению на 2018-2027 годы станут «инвестиционными»?

— На сегодняшний день Минобороны законтрактовало предприятия ОПК на более чем 3 трлн. рублей. Сегодня, армия де-факто является крупнейшим заказчиком на новые высокотехнологичные изделия, производство которых опирается на широкий круг предприятий и практически всегда требует кооперации ОПК с гражданскими отраслями.

Реализация госпрограммы обеспечивает развитие отраслей экономики, рост инвестиций в разработку новых технологий, увеличивает количество рабочих мест, занятых высококвалифицированными рабочими.

Наши самолеты, ракеты, корабли – вот конечный продукт применения современных технологий во всех областях, от связи и материалов до непосредственного вооружения.

В настоящее время предприятия ОПК осуществляют свою деятельность на территории большинства регионов страны, при этом значительная часть таких предприятий является градообразующими, что не только обеспечивает занятость существенной части населения, но и позволяет пополнять бюджеты различных уровней за счет налоговых отчислений.

За последние два года предприятия ОПК, получив от Минобороны деньги за произведенную продукцию, заплатили в различные бюджеты России 481 млрд. рублей налогов.

Еще 444 млрд. пошло на зарплату и 121 млрд. – в Пенсионный фонд.

Таким образом, военным ведомством возвращается в экономику значительная часть полученных средств, что способствует выполнению социальных программ, помогает предприятиям развиваться.

--Каким образом западные санкции, введенные в отношении ряда российских уполномоченных банков, повлияли на финансирование гособоронзаказа?

— Финансирование гособоронзаказа осуществляется в установленном порядке без каких-либо задержек.

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 16 марта 2018 > № 2531095 Татьяна Шевцова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 марта 2018 > № 2529971 Андрей Гудков

Эксперт: российская экономика не готова к повышению пенсионного возраста

Нельзя говорить о том, что в современном своем состоянии российская экономика готова к повышению пенсионного возраста – считает доктор экономических наук, профессор Андрей Гудков.

Таким образом, эксперт прокомментировал последнее заявление главы министерства экономического развития РФ Максима Орешкина, в котором тот заявил, что вопрос повышения пенсионного возраста прорабатывается в его ведомстве и отметил, что у российского правительства есть несколько вариантов действия в сложившейся ситуации.

«Сложно судить о том, есть ли в правительстве готовое решение по этому вопросу. При этом, нельзя забывать про привычку либералов кулуарно продвигать важные вопросы, поэтому какое-то решение по пенсионному возрасту, причем наихудшее из всех возможных, в настоящее время уже может быть подготовлено.

Что касается готовности нашей экономики к повышению пенсионного возраста, то можно ответить определенно – она к этому не готова. Дело в том, что, во-первых, в 2018 году не произойдет повышения продолжительности жизни в России, во-вторых, темпы роста экономики у нас невысокие. При этом, за счет инвестиций в амортизацию производства идет некоторый рост производительности труда, что накладывает отпечаток и на то обстоятельство, что в условиях отсутствия новых больших проектов в нашей стране потребность экономики в рабочей силе является небольшой», - говорит Гудков.

Это, опять же, свидетельствует о том, что главной проблемой повышения пенсионного возраста является не политический аспект, а целый ряд объективных факторов. Например, это то обстоятельство, что средняя продолжительность жизни мужчин у нас составляет всего лишь 61 год, а повышение пенсионного возраста добавит рынку труда миллионы трудящихся.

«Пока эти проблемы не будут решены, повышение пенсионного возраста рискует обострить проблему безработицы, что также поднимает и такой важный вопрос, как отсутствие нормального страхования занятости», - заключает Гудков.

Данное страхование, как замечает эксперт, было фактически отменено еще в 2001 году, из-за чего необходимо понимать, что подобные решения в экономике не являются прямыми, как шпага, а поднимают массу сопутствующих проблем.

«Такие решения должны быть комплексными и сбалансированными. При этом, сбалансированность в условиях повышения пенсионного возраста означает повышение пенсий неработающим пенсионерам, введение страхования занятости, повышение темпов экономического роста и начало новых проектов, которые позволят занять рабочую силу, причем особенно молодежь. Ведь если старики не будут освобождать рабочие места, то где будут работать молодые», - констатирует Гудков.

Все это свидетельствует о том, что правительство РФ стоит перед очень непростым выбором из-за того, что повышение пенсионного возраста принесет России немало рисков и проблем, но, в то же время, мы в принципе не можем от него отказаться.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 марта 2018 > № 2529971 Андрей Гудков


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536546

Пришли узнать, сколько людей поддерживает Путина

Как президент России выступил на концерте в Крыму

Наталья Костюкевич, TUT.BY, Белоруссия

«Это была несбыточная мечта для нас, сельских жителей — увидеть президента. Я считала эту мечту утопической. Считала, что она не сбудется, что это невозможно, — говорит пенсионерка Галина Христофоровна Шестова. Она приехала в Севастополь на концерт, посвященный референдуму в Крыму 2014 года, из села Ивановка, что более чем за 200 километров, чтобы увидеть Владимира Путина. И ее мечта сбылась. Когда президент России вышел на сцену, все завизжали и достали смартфоны, чтобы запечатлеть этот исторический момент. Единственное, о чем немного с грустью говорили некоторые люди в толпе, что Владимир Владимирович был немногословен. Его речь длилась чуть больше одной минуты. Но казалось, никого в этот вечер не встречали так горячо, как его.

На площади Нахимова в Севастополе люди начали собираться еще в районе 16.00 часов. По дороге к ней останавливались автобусы, из которых с флагами России и Крыма выходили представители регионов. Преподаватели школы из села Правда в северном Крыму Лариса, Рано и пенсионерка Валентина провели в дороге до Севастополя четыре часа. До этого дня они ни разу в жизни вживую Владимира Путина не видели. «Спасибо, что он нас забрал к себе и что делает для Крыма сейчас, — сразу же говорит Валентина. — Мы ехали с большим удовольствием. Мы всю дорогу ехали и восхищались тем, что у нас делается, начиная от дорог и кончая всеми стройками. Ремонт дорог идет полным ходом, ремонт полным ходом идет и в детских садах, и в школах. Мы очень довольны».

Чтобы попасть на саму площадь, где начнется концерт, нужно пройти досмотр, показать содержимое сумок и пройти металлоискатели. В основном полицейские из сумок достают бутылки с водой и просят их оставить за турникетом. На площади смонтирована большая сцена, играет музыка, в том числе советские хиты. Сегодня сюда в преддверии президентских выборов в России должен приехать Владимир Путин. И по обрывкам фраз, которые долетают от людей из групп с флагами, кажется, что только его и ждут. При этом некоторые говорят, что желают ему победы на предстоящих выборах. По нашим оценкам, на митинг-концерт собралось больше 5 тысяч человек.

Анастасия, Виктория и Елена сюда тоже приехали из сельской местности — поселка Почтовое Бахчисарайского района. Анастасия работает в военкомате, Виктория — в сельском совете, Елена — соцработник. Они не скрывают радость, с которой ехали в Севастополь, и отмечают, что называют Владимира Путина — «президентом всея Руси». В 2014 году они уже видели президента, когда он приезжал в Крым. «За эти четыре года в Крыму сделано столько, сколько не сделали за 25 лет, — говорит Елена. — Ремонтируются дороги, строится трасса от Керчи до Севастополя, в селах появились детские площадки, открыли мобильные фельдшерско-акушерские пункты и даже ветеринарные пункты».

Они отмечают, что в селе Казанки, которое находится в горах, даже провели воду и газ, и теперь там покупают дома, хотя раньше населенный пункт, где живет около 300 жителей, считался неперспективным. «У нас говорят, что, когда откроют Керченский мост, люди к Путину будут пешком идти, чтобы пожать руку», — объясняет Елена. Женщины отмечают, что всем довольны. Лишь Анастасия добавляет, что хотелось бы, чтобы цены на полуострове были соразмерны зарплатам. А зарплаты у них примерно по 10 тысяч рублей, это примерно 350 белорусских рублей в месяц.

Виктор Ерохин на мероприятие пришел вместе с женой Натальей, дочерьми Валерией, Анастасией и трехлетним сыном Иваном. Все они одеты в камуфляжную одежду. Форму для детей, по словам Виктора, сшили специально. И сейчас на все мероприятия они ходят именно так. Виктор рассказывает, что он с женой и детьми стоял в обороне Севастополя еще с февраля 2014 года, и показывает свои медали. «У меня даже дочь была там на постах, ей тогда было 12 лет, она самая младшая из получивших медаль „За присоединение Крыма“ к России», — говорит он. Виктор не скрывает, что видел президента уже несколько раз, и даже удивляется этому вопросу.

Концерт начинается примерно в 17.00 вечера. Ведущие — музыкант Александр Маршал и руководитель проекта «Севастопольский офицерский бал» Екатерина Графодатская. Две девушки лет 20 с ярким макияжем и в меховых жилетках подпевают Вике Цыгановой и ее песне про Крым и Россию. Еще больше публика оживляется, когда на сцену выходит группа «Любэ».

В толпе зрителей — бизнесмен Олег Азарин. Он говорит, что сам из Москвы, но сейчас работает в Севастополе и даже если скажет, почему сюда сегодня пришел, то журналисты об этом все равно не напишут. «Мы пришли посмотреть, сколько людей в Севастополе реально топит (поддерживают — прим. авт.) за Путина, — говорит он. При этом он не отрицает, что в последние годы в Крыму есть изменения в лучшую сторону. — Что-то делается, но как была Россия нищая, так она здесь и будет нищая. Какую-то мелочь делают — дороги, но это пока мелочь, реально люди бедные. Цены выше, чем в Москве, и даже персики в сезон дороже, чем в Москве. Но Путина здесь поддерживают, как-то начал его в троллейбусе критиковать, так меня оттуда чуть не высадили».

Примерно в 18.30 над небом пролетел вертолет. Люди хором закричали: «Путин!» И действительно, примерно через полчаса на сцену в Севастополе под бурные овации вышел Владимир Владимирович. Люди сразу же достали смартфоны и стали записывать этот момент для истории. Российский президент сказал, что еще многое нужно будет сделать для развития Севастополя и Крыма в целом. «Это все вещи долгосрочного характера. Но мы их делаем, будем делать, и мы обязательно все сделаем. Потому что, когда мы вместе, — мы огромная сила, способная решать самые сложные задачи», — заявил он.

После этих слов публика начала аплодировать и визжать. Владимир Путин сделал паузу. «Большое вам всем спасибо, я вас крепко-крепко обнимаю», — сказал он, показав руками как крепко обнимает крымчан, при этом приобняв себя. В толпе слышалось, что люди слегка огорчились тем, что речь длилась чуть больше минуты, но при этом люди все равно были рады тому, что увидели настоящего Владимира Путина буквально в пятистах метрах от себя. «Когда он вышел на сцену, я не смогла себя сдержать и завизжала!» — кричит своей подруге женщина лет 30.

Недалеко от нее стоит военнослужащий по контракту Василий, 21 год, со своей девушкой Ангелиной, 18 лет. Он говорит, что, несмотря на то что видел президента в реальности уже восемь раз, все равно сегодня пришел в девятый. «Это великий человек, это президент Российской Федерации. Я не представляю никакого другого президента, кроме него. Как Лукашенко — батька для вас, так же для нас и Путин — батька», — говорит Василий.

Как только президент России ушел со сцены, люди начали расходиться. По дороге некоторые продолжали обсуждать главную новость дня — в Севастополь приехал сам президент.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536546


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин

Форум «Россия – страна возможностей».

Владимир Путин встретился с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей» и выступил на итоговом мероприятии.

Форум проходит на ВДНХ с 13 по 16 марта. В нём принимают участие более 6 тысяч человек из 85 регионов России. На 35 различных площадках участники обсуждают поддержку проектов, входящих в открытую платформу «Россия – страна возможностей». Основная задача платформы – создание системы прозрачных социальных лифтов, самореализация талантливой молодёжи и профессионалов в различных сферах деятельности, поддержка благотворительности и консолидация лучших общественных инициатив.

* * *

Беседа с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей»

В.Путин: Уже можно начинать поздравлять – Вы все победители, – что я и делаю с удовольствием. Знаю, что вы прошли селекцию, отбор и показали лучшие результаты в своих номинациях, в том, что вам понравилось, в том, чем вы решили заниматься и занимаетесь уже вполне профессионально. Хочу вам пожелать дальнейших успехов.

У Вас микрофон, вы, видимо, хотите нам задать тон.

П.Сорокин: Владимир Владимирович, позвольте от лица всех поприветствовать Вас. В первую очередь скажу спасибо, что поддержали проект, поддержали платформу. Думаю, такой возможности у нас без Вашей поддержки не было бы.

Я месяц назад был у Вас как один из победителей «Лидеров России» с моими коллегами и, если честно, не думал, что жизнь после этого так сильно изменится.

В.Путин: И я сказал, что Вас пора повышать. И Вас повысили.

П.Сорокин: Чуть-чуть повысился.

В.Путин: Как – чуть-чуть? Ничего себе. Замминистра стал – чуть-чуть? (Смех.) Амбициозные ребята, это хорошо.

П.Сорокин: Нет, я имел в виду, в весе чуть-чуть…

В.Путин: Замминистра Вас назначили?

П.Сорокин: Да, замминистра, спасибо большое за доверие и за возможность себя проявить. И, безусловно, за начальника моего, Александра Валентиновича, который это всё поддержал.

Чуть-чуть про платформу скажу, про последние два дня. Очень интересный опыт. Поскольку я много общался с людьми из других стран и учился. Мир сейчас очень сильно кластеризуется, очень сильно по гильдиям распределяется, очень сильно по специальностям, специализируется.

Я по себе знаю, 12 лет в «нефтянке», общаешься со своим кругом, и появляется зашоренность. Да и конкурс «Лидеры России», сама платформа ломает границы. Я никогда в жизни не познакомился бы с таким количеством людей из других регионов, из совершенно других областей. Здесь присутствует коллега Олег Салагай, медик, ещё был Евгений Покушалов, очень много медиков. И, казалось бы, что общего между «нефтянкой» и медициной?

В.Путин: После «нефтянки» лечить надо.

(Смеются.)

П.Сорокин: А так обычно и думаешь, не дай бог с медиком познакомиться, только если не знаешь. А здесь я понимаю, что у них можно очень многому научиться. И точно так же они что-то берут. И вот этот слом границ позволяет по-другому взглянуть на мир: с банкирами, с врачами, со студентами, со школьниками, поскольку мир не только специализируется, он ещё очень конкурентен.

Мы все знаем, что в первую очередь идёт борьба за талант, борьба за мозги. И здесь общаешься со школьниками, с победителями олимпиад – и хорошо, и грустно на самом деле. Хорошо, что видишь много талантливых людей, я сейчас перейду к одному из таких талантов. А с другой стороны, я понимаю, что у большей части из них есть предложение уехать за границу – и гранты, и многие разработки, которые они делали, уже оплачены иностранными компаниями. И поэтому для того, чтобы человек мог здесь, у нас, развиваться, ему надо не только деньги дать, ему надо дать платформу и возможность коммерциализировать, то есть возможность довести этот продукт до компании, до рынка. И, собственно говоря, это, наверное, одна из задач, которая сейчас ставится перед министерством, – создать эту полную цепочку от а до я, чтобы люди могли проявлять таланты, проявлять себя.

И ещё. Мы, когда общались здесь, поскольку очень много талантливых людей в «Лидерах России» было, очень большой запрос на создание некоего клуба «Лидеры России», для того чтобы мы могли обмениваться и опытом, чтобы могли какие-то профессиональные, внутренние темы обсуждать. Я думаю, что это очень хорошая инициатива, чтобы поддержать, чтобы это не стало разовой инициативой, могло накапливаться, чтобы критическая масса накапливалась, тогда пойдёт обмен опытом между поколениями и между людьми.

И, собственно говоря, про таланты. Елизавета рядом со мной сидит, очень талантливая девушка, абсолютный победитель платформы «Я – профессионал» и школьных олимпиад. Сейчас бы хотел как раз слово ей передать.

Е.Литвинцева: Добрый день! Меня зовут Лиза Литвинцева.

В.Путин: Здравствуйте!

Е.Литвинцева: Я студентка Университета нефти и газа. В этом году я оканчиваю, учусь на специальности «разработка нефтяных месторождений». Здесь представляю проект «Я – профессионал». Взяла золотую медаль по направлению «нефтегазовое дело», то есть по своему профилю. Мечтаю стать профессионалом, примером для сотрудников, для своих коллег. В общем, учусь, стараюсь, развиваюсь. Также занимаюсь наукой.

И вот то, о чём говорил Павел. Да, на самом деле последние мои проекты финансировал Китай. Но вот с Павлом мы вчера познакомились, я надеюсь, что после этой встречи ситуация изменится и Павел станет моим наставником не только в научном плане, но ещё и в карьерном.

В.Путин: Это должно быть связано между собой: и научный, и карьерный. А какая тема у вас?

Е.Литвинцева: Повышение энергоэффективности добычи нефти. В общем, эффективно использовать газ, который мы добываем, чтобы нефть у нас добывалась более энергоэффективно.

В.Путин: Закачивать газ в пласты.

Е.Литвинцева: Нет, на самом деле там два насоса, обычно один, и встроенный насос забирает газ, тем самым облегчает лифт, облегчает подъём нефти, работу.

В.Путин: Сейчас вот газ закачивают в пласты, чтобы нефть вытащить.

Е.Литвинцева: Да, а мы закачиваем газ обратно в наш поток, нефть становится легче, мы тратим меньше энергии, чтобы её поднимать на поверхность. И обычно газ у нас уходил в никуда, а теперь мы вовлекаем газ в поток, это очень эффективно, это несложно. Я предложила методику подбора оборудования, это успешно внедрили. Такая судьба.

В.Путин: Да, это интересно. Для нас это тоже очень интересно. Ну и чем меньше таких разработок будет внедряться в других странах, тем лучше. (Смех.) Потому что мы останемся вне конкуренции по добыче и продаже углеводородов.

Е.Литвинцева: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Д.Азарян: Здравствуйте.

Я тоже победитель олимпиады «Я – профессионал». Меня зовут Азарян Давид, я золотой медалист. Я из города Волгограда, из обычной семьи. Я студент Волгоградского государственного технического университета, обучаюсь по направлению «стандартизация и метрология». Но в дальнейшем хочу обучаться в Санкт-Петербурге и связать свою жизнь с биомехатроникой. Хочу разрабатывать протезы, ортезы, экзоскелеты. Другими словами, людей будущего создавать.

В.Путин: И какой там факультет Вы бы для себя выбрали?

Д.Азарян: Университет ИТМО.

В.Путин: В ИТМО хотели учиться?

Д.Азарян: В ИТМО, да.

И победа подразумевает определённые деньги, которые я бы мог потратить, во-первых, на финансирование своих собственных научных разработок. Так, например, разработка робота для сбивания сосулек с карнизов зданий – это очень актуальная проблема в Волгограде и в Санкт-Петербурге. И на оставшуюся часть я бы мог жить хотя бы первые полгода, пока не найду работу в Санкт-Петербурге.

Всю жизнь я мечтал стать специалистом международного уровня. Хотел выдвинуть промышленность России на принципиально новый уровень. И эта олимпиада – это очередной шаг к достижению этой цели.

В.Путин: Здорово. Успехов Вам!

Но для того, чтобы выдвинуть Россию на передовой уровень в технологиях, важно, конечно, качественно сбивать сосульки, но этого недостаточно, хотя это очень важно для безопасности людей – это правда.

Д.Азарян: У меня очень много проектов, и это решение…

В.Путин: Так Вы хотите ещё учиться в ИТМО?

Д.Азарян: Да, магистратура, аспирантура. Обязательно надо продолжать обучение. И тем не менее я хочу также совмещать обучение с работой.

В.Путин: А где-то Вы подобрали себе примерное место работы? Направление?

Д.Азарян: В Санкт-Петербурге подобрал.

В.Путин: Что? Где? На каких предприятиях? В какой сфере?

Д.Азарян: В сфере машиностроения. Я проходил практику инженером-конструктором на заводе по производству машин фасовочно-упаковочного типа. Они фасуют, упаковывают продукты питания.

В.Путин: Ну, в Питере много таких возможностей, это правда там развито, эта сфера. Ну, те, кто организовывал конкурс, поговорите с ними, я тоже скажу им, чтобы Вам помогли.

Д.Азарян: Хорошо, я буду очень благодарен Вам. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

А.Карелин: Владимир Владимирович, меня зовут Карелин Антон, я родом из Челябинской области. Я стал золотым медалистом в направлении биотехнологий – тоже все профессионалы, хотя основным моим образованием является медицина.

В.Путин: Сейчас только подписал Указ, чтобы в Челябинске – меня просили представители общественности, руководства – провели ШОС очередной, саммит ШОС. Вот только что подписал.

А.Карелин: Объединение моего профессионального образования, медицинского, и победы в этой олимпиаде биотехнологий будет стимулировать мой научный интерес, и Нобелевский комитет по достоинству оценит мои заслуги. Потому что последняя Нобелевская премия в физиологии и медицине России была присуждена в 1908 году. Я думаю, нам пора исправлять это положение, и я хочу попробовать быть одним из тех, кто это сделает.

В.Путин: Неудивительно, если бы она была бы присуждена вчера, когда открытие сделано в 1908-м, а присуждают сейчас. Это так часто происходит. Но то, что нужно добиваться, надо стремиться к тому, чтобы добиваться выдающихся результатов, это точно совершенно.

А где Вы учитесь, ещё раз?

А.Карелин: В Сеченовском университете, на 6-м курсе.

В.Путин: На 6-м?

А.Карелин: Да, первый мед.

В.Путин: Понятно. А дальше?

А.Карелин: Дальше я планирую поступать в аспирантуру, защищать диссертацию как первые шажки к научной деятельности, к научному направлению.

В.Путин: Вы уже выбрали для себя направление?

А.Карелин: Да, биохимия.

В.Путин: Биохимия.

А.Карелин: Биохимия, биотехнологии.

В.Путин: Да, это, конечно, очень перспективно. Сложная очень сфера деятельности.

А.Карелин: Не без этого.

В.Путин: Да, очень сложная, но очень интересная и перспективная, прямо на стыке дисциплин.

Желаю Вам успехов.

А.Карелин: Спасибо.

С.Миндлин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Миндлин Сергей, я также студент шестого курса Сеченовского университета, мы с Антоном однокурсники. Я золотой медалист олимпиады «Я – профессионал» по направлению лечебное дело. Я решил поучаствовать в этой олимпиаде, так как нам пообещали возможность дальнейшего продолжения профессионального образования в ординатуре, а олимпиада – это объективный, независимый механизм, который позволяет независимо от всяких связей, каких–то внутренних механизмов проявить себя. А я как врач в третьем поколении знаю, что такие теневые механизмы очень часто имеют большое значение.

Также я активно занимаюсь научной деятельностью, и у меня есть проект по разработке системы поддержки принятия врачебных решений в хирургии основания черепа. На форуме мы познакомились с Олегом Олеговичем, я рассказывал ему про свой проект, он меня выслушал, обещал помочь, поддержать. Надеюсь, что в будущем он также станет моим наставником.

В.Путин: А конечный продукт вашего проекта каким должен быть?

С.Миндлин: Это будет система поддержки принятия врачебных решений, достаточно узкая сфера. Смысл в том, что мы хотим дать хирургам инструмент, с помощью которого они смогут выбирать наиболее подходящий материал для пластического закрытия дефекта основания черепа, который образуется после удаления опухолей. Я лаборант-исследователь в лаборатории нейрохирургической анатомии и нейрохирургии, у нас большой клинический опыт, плюс у нас есть отдел биоинформатики, который занимается IT–стороной вопроса. И я выиграл грант на это исследование.

В.Путин: Это связано ещё с новыми материалами, да?

С.Миндлин: Нет, это программный продукт.

В.Путин: Интересно, сложно.

Вообще, всё, что с головой, – всё очень сложно.

С.Миндлин: Да.

В.Путин: Важнее ничего нет.

С.Миндлин: Спасибо.

В.Путин: Удачи Вам!

П.Сорокин: Владимир Владимирович, организаторы нам дали возможность познакомиться с разными платформами, которые на РСВ участвуют. И как Вы в Послании Федеральному Собранию говорили, малый и средний бизнес должен развиваться и занять существенную долю экономики.

Здесь представлен проект «Мой первый бизнес» – для школьников старших классов. 400 тысяч школьников поучаствовало.

В.Путин: 400 тысяч?

П.Сорокин: 400 тысяч школьников, да. Мы как узнали, имели возможность с ними пообщаться. Здесь присутствуют некоторые из победителей. Они получают грант, они получают возможность учиться в РЭУ имени Плеханова. Но самое главное, те, кто уже прошёл конкурс, становятся наставниками у младших.

Дарье хотел дать слово, чтобы детально это всё рассказала.

Д.Борцова: Спасибо.

Осталось только ЕГЭ сдать, чтобы поступить.

Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Борцова Дарья. Я из города Ейск.

Когда мне было четырнадцать, так получилось, что в семье возникли трудности небольшие, и надо было думать, что же делать дальше. Я устроилась на работу, но в голову пришли две мысли, две идеи.

Первая идея, которая не реализована, но в дальнейшем я планирую её реализовать, – это вокальная студия для детей. А второй проект – это замороженные полуфабрикаты, продажа и производство.

В.Путин: На первый взгляд между собой не связаны два проекта. Но на голодный желудок не запоёшь, это правда.

Д.Борцова: Мне кажется, да. И основная инициатива вообще, почему я занялась этим, – это инициатива отца. Он ушёл с работы, потому что увидел моё рвение. Он стал мне помогать, и я думаю: это так классно!

В.Путин: Он Вам поверил, значит.

Д.Борцова: Да, он в меня поверил, самое главное. Он стал поваром, начал всё изготавливать, и продажи пошли. Сначала это было пять килограммов, потом десять, пятнадцать в день. Но потом это всё застыло на одном уровне.

И буквально за неделю до окончания конкурса «Капитаны» – «Мой первый бизнес» я приняла участие. Я не думала, что это такое. Я ехала, абсолютно не зная, что будет, как это будет. Я выиграла грант на поступление в РЭУ имени Плеханова. И далее познакомилась с наставниками нашими замечательными. Тут присутствует Ксения Горячева. Я взглянула после этого конкурса на свой проект под другим градусом и поняла, что не туда я иду. Направила свои силы в нужный поток, нужное русло, и уже с пятнадцати килограммов мы дошли до ста в день. Но так как проект очень молодой, я думаю реализовать его сначала в городе, потом в районе, и потом уже по России.

В.Путин: Я недавно – может быть, вы обратили внимание, – в преддверии 8 Марта, встречался с женщинами-предпринимателями. Не видели? Ну неважно. Посмотрите где–нибудь, наверняка в записях всё есть. Одна из женщин, молодая женщина, рассказывала о том, как она начинала. Вот так примерно, с домашней кухни. Она делала шоколад. Сейчас у неё уже несколько линий, кредиты, продажи уже в Китай пошли и так далее, представляете? Просто с нуля. Она воспользовалась в том числе различными видами поддержки, которые государство оказывает малому и среднему предпринимательству по разным направлениям. И не с удивлением, но всё–таки было приятно услышать, что это всё работает. Она всем этим воспользовалась: и гранты получала, и дешёвые кредиты смогла взять. Посмотрите обязательно, это очень хороший опыт.

Д.Борцова: Перспективно.

В.Путин: Да. Реально она это сделала. Она сама делала дома, а потом всё больше, больше, и пошло теперь уже производство, уже тоннами производит.

Д.Борцова: Спасибо.

К.Горячева: В отличие от Дарьи, когда я пришла в проект «Мой первый бизнес», у меня не было своего проекта, идеи какой–то, я вообще о предпринимательстве не думала, – меня, кстати, Ксения Горячева зовут. Потому что мои родители: папа доктор, мама педагог, и как–то не принято было говорить…

В.Путин: Готовить не умеют.

К.Горячева: Да. Мой бизнес не связан с приготовлением продуктов. Я занимаюсь детскими образовательными наборами, и проект родился уже в среде. То есть, попав на площадку самого конкурса, уже в его оффлайн-составляющей, познакомилась с ребятами, которые такие же активные, которые хотят что–то создавать, своё дело открывать. Заразилась их энергией, и сейчас уже сама курирую школьников, 60 ребят, которые создают свои проекты, реализуют их и не ждут, что кто–то им придёт и поможет, это снимает обременение с их родителей. То, что Даша сейчас говорила, да, папе решила помочь, когда были трудности в семье. В 14 лет ребёнок об этом задумался. И сейчас у нас в рамках нашего конкурса есть эта система наставничества, которая позволяет из участника вырасти уже в такого человека, который других людей ведёт.

В.Путин: Здорово.

Знаете, это впечатляет, когда происходит такое в хорошем смысле слова заражение своей энергией, своим опытом – очень здорово.

Я хочу Вас с этим поздравить, потому что по тому, как Вы об этом говорите, Вам самой нравится.

К.Горячева: Потому что они самые замечательные.

В.Путин: Вот-вот. Вам нравится.

Вы знаете, вообще это самое главное, когда человек занимается делом, от которого он получает удовлетворение, и только тогда можно ожидать наибольшего эффекта от этой работы. Да и дело ещё такое благородное.

Вам всего самого доброго! Удачи Вам!

П.Гуло: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Павел Гуло, мне 19 лет.

Я так же, как и Ксения, участвовал в конкурсе «Мой первый бизнес» чуть ранее, когда была только оффлайн-платформа. И для меня конкурс стал ключевой точкой, где я обрёл предпринимательскую семью в виде «Капитанов России». Мне дали наставников и внедрили в предпринимательскую среду полностью. И теперь я уже студент второго курса «Капитанов России». У меня есть свой бизнес, проект «Вселенная». Мы производим яблочные чипсы, мы Вам там оставили попробовать.

Помимо этого я сейчас так же, как и Ксения, являюсь наставником уже участников конкурса «Мой первый бизнес», который проходил осенью в 2017 году, совсем недавно, 68 человек. Нашей самой главной задачей является передать ребятам те знания, которыми мы сейчас обладаем на фоне наших знаний о бизнесе, так как мы уже кое–что умеем, можем кое–что преподать. Мы находимся в шаге, на вытянутой руке от ребят и можем им какие–то знания передать.

Наверное, об этом поподробнее расскажет Слава.

В.Мачнев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Слава Мачнев, я из города Оренбурга.

Да, я был участником конкурса «Мой первый бизнес». Действительно, я там нашёл очень много наставников. Вообще, в самом конкурсе я участвовал в направлении DIY, то есть «сделай своими руками». Я представил проект садовой мебели. Где–то с ранних лет папа решил, что нам с сестрёнкой нужна новая мебель в квартиру, и решил сделать всё своими руками. Постепенно он учился и учил меня делать мебель. И вот я представил свой проект, в конкурсе выиграл грант на развитие бизнеса и грант на обучение.

В.Путин: А что за грант? И как происходил сам процесс выигрыша этого гранта?

В.Мачнев: На платформе сначала в онлайн-форме нужно было выполнить задание, описать свой проект, провести его разработку, и в дальнейшем был отбор в отборочные лагеря. Был лагерь «Город 404», в котором я тоже принял участие. Но также параллельно с этим был отбор перспективных проектов, которые будут интересны.

В.Путин: Ну а как Вы воспользовались этим грантом и так далее? Что Вы сделали?

В.Мачнев: Денежный грант у меня был, я его пока не потратил, потому что я решил, что мне нужно готовиться к ЕГЭ, и пока заморозил его до июля. Как только сдам ЕГЭ, сразу начну вкладываться в рекламу.

В.Путин: Что значит «заморозил»? Под подушку положил или в рост куда–то отдал?

В.Мачнев: Нет, пока положил на карточку, для того чтобы в дальнейшем его правильно реализовать, чтобы сейчас в спешке, так скажем, не наделать ошибок, потому что сейчас мне нужно сосредоточиться на экзаменах.

В.Путин: Правильно абсолютно, абсолютно точно. Экзамены сдадите, тогда будет понятно, где наибольший интерес и куда можно двигаться и нужно двигаться. Абсолютно правильно.

К.Горячева: Спасибо тебе, Слава, что ещё немножечко об этом рассказал. Хочу коротенечко добавить.

Когда работаешь с ребятами – Вы тему интересную затронули, – большие истории создаются, когда нас много. То есть когда пробовали поодиночке что–то делать – идти можно быстро, но какой–то маленький бизнес получается, маленький проект, маленькая история. Сейчас уже в рамках «Россия – страна возможностей», этой платформы, понимаешь, что есть огромное количество проектов, с которыми можно взаимодействовать, можно много чего делать. Вот у Павла как раз был проект с яблочными чипсами.

П.Гуло: Мы начинали также всё с домашних условий, постепенно начинали расти. В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август.

В.Путин: Яблоки откуда берёшь? Польские покупаешь?

П.Гуло: Нет, пока что мы закупаем на оптовой базе, но будем использовать российские яблоки, потому что там подходит определённый сорт.

В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август, которая работает в «X5 Retail Group», крупнейшей сети, мы им понравились, и они нас готовы уже увидеть в крупных ретейл-сетях.

Мы передаём опыт ребятам в бизнесе, в проектах, и нам помогают с этим. Но на первых этапах нам ещё помогал наш проект, с которым мы сотрудничаем, это «Бизнес-навигатор МСП». Но о нём уже подробнее расскажет Анастасия. Наверное, я ей передам микрофон.

А.Филиппова: Добрый вечер!

Меня зовут Анастасия Филиппова, я из города Рязань. Я предприниматель уже шесть лет, у меня ресторанчики быстрого питания.

В.Путин: Одно другому не противоречит – ресторан и быстрое питание? Когда говорим «ресторан», предполагается, что пришёл, подождал заказа минут сорок. Потом ещё что-нибудь.

А.Филиппова: Я сейчас Вам про второй проект расскажу, вот там я Вас удивлю, Вы меня ещё раз спросите, как это между собой сочетается.

Рестораны – и пока открывалась, честно Вам признаюсь, было столько ошибок, я потеряла столько денег, столько времени и столько нервов! Сейчас так грустно об этом вспоминать. И шесть лет назад, когда я начинала, таких площадок не было, и наставников не было, каких–то грантов не было. И я встретила много ребят здесь, на форуме, и проектов много, и много кто хочет именно своё дело. А вот на самом деле у них вопросы те же самые, которые мне сейчас кажутся уже ерундой, а для них это стратегически важно. Потому что есть запал, а если им не помогут, как открыть просто предприятие, как счёт в банке открыть, где найти денежку, где найти помещение – такие вопросы сложны в самом начале. И вот я представляю «Навигатор МСП», и там как раз все эти вопросы собраны воедино. Это очень здорово, что ребята могут тех шишек не набить. Потому что мне столько раз хотелось бросить, странно, что не бросила.

И мой второй проект – совершенно про другое. У меня в Рязани очень много ребят слабовидящих или полностью слепых. Они учатся в Кисловодске на массажистов, возвращаются в Рязань, и их никто не берёт на работу. Мне показалось, что это странно, потому что у людей, которые не видят, лучше тактильное восприятие, то есть они круче, чем зрячие массажисты. И я открыла центр оздоровительного массажа, где работают люди только с ограниченными возможностями по здоровью. И мы первые в России, именно специализирующиеся только на предоставлении работы людям с ограничениями.

В.Путин: И объём работы есть?

А.Филиппова: Конечно, есть. И я, кстати, на площадке узнала про другой проект, называется «Абилимпикс». С Алей познакомилась. Она, например, ювелир. То есть если у тебя есть какое–то ограничение по здоровью, ты можешь быть мегаклёвым в своей профессии. То, что я делаю, это, скорее, исключение из правил. Мне хочется, чтобы это было нормой, чтобы бизнес и инвалидность шли рука об руку. Мы все в плюсе, у нас ситуация «победитель-победитель». Мы зарабатываем деньги. Мы не на грантах и не на дотации. И ребята имеют хорошую зарплату и работу престижную. Это очень важно.

В.Путин: Какая ты молодец!

А.Филиппова: Спасибо большое.

В.Путин: Правда, честное слово. Удачи!

О.Салагай: Владимир Владимирович, добрый день!

Продолжая социальную тематику… Олег Салагай, Минздрав России, заместитель министра.

Мы вместе с моим коллегой и другом Павлом были на конкурсе «Лидеры России».

В.Путин: И стали замминистра.

О.Салагай: Стал. Спасибо большое Вам за доверие.

В министерстве мне поручено заниматься вопросами общественного здоровья. Это факторы риска: алкоголь, табак, физическая активность, рациональное питание. И конечно, это то, что делает примерно 60 процентов вклада в увеличение продолжительности жизни. Это те задачи, которые перед нами сегодня поставлены, – войти в клуб стран «80 плюс». И мы будем над этим работать.

Но, конечно, только регулированием сделать этого невозможно. Поэтому крайне важно гражданское общество, важно лидерство в здравоохранении, внедрение новых управленческих моделей. И было бы, конечно, очень полезно, если бы наш конкурс «Лидеры России» был распространён в том числе на здравоохранение и принял отраслевой характер. Тогда мы могли бы повысить эффективность очень многих зон в нашей отрасли.

Мы здесь, на форуме, познакомились с прекрасными ребятами. Некоторые уже выступили здесь, некоторые ещё будут выступать, которые как раз про лидерство. Они на своём уровне, например, волонтёры-медики реализуют прекрасные проекты в области укрепления общественного здоровья. Есть молодые предприниматели, те, кто совмещает обучение и уже производство медицинской техники. Если Вы позволите, мы попросили их выступить.

Д.Белимова: Спасибо большое, Олег Олегович.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Дарья Белимова. Я студентка медицинского института Российского университета дружбы народов, являюсь организатором добровольческой деятельности в сфере здравоохранения и представляю Всероссийское движение «Волонтёры-медики».

Действительно, сегодня мы, волонтёры-медики страны, уделяем особое внимание вопросам профилактики, вопросам общественного здоровья, особенно среди молодёжи России. И у нас в Москве есть проект «Система школьных волонтёрских отрядов по популяризации здорового образа жизни». Мы его представили на всероссийском конкурсе «Хочу делать добро», он победил и выиграл грант, и был представлен здесь на платформе «Россия – страна возможностей».

Занимаясь организацией медицинского волонтёрства уже на протяжении четырёх лет, я сама вижу, чувствую, как мы, волонтёры-медики, можем выступать действительно помощниками, хорошим инструментом для практического здравоохранения. И я очень надеюсь, верю, что впоследствии удастся встроить систему непрерывного медицинского волонтёрства в систему непрерывного медицинского образования, что считаю очень важным.

Владимир Владимирович, Вы объявили 2018 год Годом добровольца. Для нас это очень значимое событие, мы его очень долго ждали. И спасибо Вам большое, что уделяете внимание нашей деятельности, поддерживаете её. Ключевым событием, драйвером этого Года добровольца станет всероссийский конкурс «Доброволец России», который пройдёт в конце 2018 года. Мы Вас очень ждём в декабре. Надеемся, что Вы примете личное участие, будем очень рады. Ждём.

В.Путин: Спасибо большое за приглашение. Я постараюсь поучаствовать.

Вот что мне сейчас пришло в голову, когда Вы говорили: волонтёрство и медицинская деятельность – это…

Д.Белимова: Понятия неразделимые, согласна.

В.Путин: Да. Это что–то очень близкое. Потому что и в том, и в другом случае нужно иметь что–то в сердце, стремление помогать людям, только тогда можно, мне кажется, стать настоящими специалистами. И без этого невозможно заниматься волонтёрской деятельностью. У Вас это всё на стыке совмещается, наверняка будет хороший результат.

Всего Вам самого доброго!

Д.Белимова: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

П.Соболев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Зовут меня Павел Соболев. Учусь я в Красноярском государственном медицинском университете на шестом курсе.

Проект представляю здесь – это производство лапароскопического тренажёра для хирургов. Это такие тренажёры, которые помогают молодым специалистам научиться базовым навыкам в эндоскопической хирургии.

В.Путин: Сейчас в Татарстане начали производить такие тренажёры очень хорошего качества.

П.Соболев: Да, там рынок большой, но они более современные и более дорогие.

В.Путин: У них, во всяком случае, дешевле, чем из–за границы.

П.Соболев: Да, безусловно, так и есть.

Как, вообще, я попал на этот форум? Проект поддержал грантовый конкурс молодёжных инициатив, я выиграл грант в размере 300 тысяч. На эти деньги мы собрали пять тренажёров и предоставили их в больницы города Красноярска. И сейчас уже действительно есть обратная связь от хирургов, есть понимание, что эти тренажёры действительно полезны. Самое главное, что наши тренажёры дешевле как зарубежных, так и российских аналогов. Для сравнения: за рубежом такие тренажёры стоят от 300 до 500 тысяч рублей, у нас примерно в похожей комплектации, которую мы поставляем, от 120 тысяч. И сейчас, в начале этого года мы совместно с вузом, с нашим ректором Артюховым Иваном Павловичем и руководителем Наркевичем Артёмом Николаевичем, мы открыли компанию и планируем как раз выводить уже продукт на рынок. И здесь на этом форуме я как раз познакомился с Олегом Олеговичем, и он сказал, что поможет нам развить этот проект. И сейчас у меня тоже есть ещё небольшая такая личностная дилемма. Мне очень нравится хирургия, прямо очень сильно нравится, и сейчас я начал интересоваться предпринимательством. Два направления, и вот не могу определиться, и, надеюсь, Олег Олегович как наставник выступит здесь и поможет мне с выбором.

В.Путин: Поможет Вам с выбором, особенно если предоставит рынок для вашей продукции. Тогда выбор будет предопределён, мне кажется.

П.Соболев: Самое главное, что тренажёр действительно полезный и уже зарекомендовал себя.

Владимир Владимирович, ещё к Вам небольшая просьба есть. У меня сейчас бабушка в Красноярске, она болеет. И я бы хотел Вас попросить подписать ей открытку.

В.Путин: Что–что?

П.Соболев: Подписать открытку.

В.Путин: С удовольствием.

П.Соболев: Можно достать?

В.Путин: Сейчас закончим, тогда я сделаю. Как её зовут?

П.Соболев: Нина Григорьевна.

В.Путин: Нина Григорьевна.

Вы же как человек, близкий к медицине, наверное, можете помочь ей. Или, может быть, ей дополнительная помощь нужна какая–то? У вас такие связи теперь. Витамин С – связи с Министерством здравоохранения.

П.Соболев: У меня и мама тоже врач. Мы вместе помогаем, то есть следим за бабушкиным здоровьем. Ну просто сейчас такой период у неё небольшой.

В.Путин: Пожелайте ей всего самого доброго.

П.Соболев: Да, безусловно, здоровья.

Реплика: Вы знаете, тема дилеммы проскочила сейчас между бизнесом и медициной, но ещё есть другие дилеммы. У нас здесь присутствует представитель проекта «Абилимпикс» – Алевтина. Думаю, что есть ей тоже что рассказать про себя, прежде чем к дилеммам бизнеса и медицины перейдем.

А.Пряничникова: Здравствуйте!

Меня зовут Алевтина Пряничникова. Я победительница второго конкурса «Абилимпикс» в направлении ювелирное дело. Я очень рада ещё раз Вас увидеть, это наша вторая встреча.

Хотела бы поблагодарить Вас за распоряжение создать национальную команду для профессионального конкурса международного, который дал нам возможность участвовать в международном конкурсе «Абилимпикс» во Франции, в Бордо. Но дело в том, что необходимо повышать профессиональное мастерство, для того чтобы иметь возможность улучшать образование инвалидов у нас в стране. И мы хотели бы попросить Вас дать возможность организовать центры профессиональной подготовки национальной команды к международным соревнованиям в 2020 году. Это даст нам возможность стать самыми лучшими.

В.Путин: Что касается специализированных центров, в том числе и для людей с ограниченными возможностями по здоровью, должен сказать, что это везде имеет значение, не только в данной сфере. И когда начинают целевым образом организовывать подготовку, тогда, как правило, мы добиваемся и результата. И эта сфера деятельности, о которой Вы сказали, не исключение. Давайте это сделаем, конечно. Обязательно сделаем.

Реплика: Мы когда стали ребят трудоустраивать с ограничениями по здоровью, они узнали, они загорелись, и они поехали учиться, ещё больше. Потому что ещё важно, чтобы у нас синергия была, чтобы мы, предприниматели, тоже понимали, что это здорово, когда мы предоставляем такие рабочие места. Потому что тогда ребята загораются. Потому что среди них тоже должны вырастать профессионалы, и они должны знать, что их потом трудоустроят, что они не вернутся домой сидеть. То, что у нас было.

В.Путин: Правильно. Полностью согласен.

Я так понимаю, что нам надо уже двигаться, да?

Реплика: Уже да. Сказали, что остаётся буквально три-четыре минуты.

Хотел бы ещё одному человеку слово передать. Он очень хотел высказаться, потому что проходил через дилемму и тоже прошёл через жернова «Лидеров России».

П.Татаренко: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня Павел Татаренко зовут, я победитель конкурса «Лидеры России», пока ещё в Санкт-Петербурге нахожусь. Я с Вами своей эмоцией хочу поделиться, что со мной случилось после конкурса «Лидеры России». По сути говоря, моя жизнь разделилась на две части: это до конкурса и после конкурса.

В.Путин: А Вы хотите уехать из Петербурга?

П.Татаренко: Я уже уеду.

В.Путин: А я вот не хотел уезжать, представляете? Так получилось.

П.Татаренко: Я тоже так скажу: так получилось. Нисколько об этом не жалею.

Во время конкурса познакомился с губернатором Новгородской области Никитиным Андреем Сергеевичем. Поговорили, пообщались. Я сам родом из Новгородской области, долго жил там, потом переехал в Петербург. После конкурса – я выиграл конкурс – мы встретились с Андреем Сергеевичем, проговорили перспективу, он мой наставник. Он предложил мне стать министром образования в Новгородской области.

Естественно, я принял это предложение, на мой взгляд, это очень серьёзное предложение, это большой вотум доверия. С этого момента моя жизнь перевернулась. До этого я был простым служащим в Сбербанке, работал в бизнесе. После этого предложения я понимаю, что всё в моей жизни меняется. Во–первых, я возвращаюсь в родной Новгород. Во–вторых, это совершенное перестроение головы. По сути говоря, государственная служба – это огромная ответственность. Ответственность там, где ты ещё родился и жил, – вдвойне.

В.Путин: А уровень заработной платы?

П.Татаренко: Уровень заработной платы ниже. Но, на мой взгляд, это прикладное, а всё–таки что–то сделать и оставить после себя след, особенно в образовании, это гораздо важнее.

В.Путин: Как важно, когда у человека есть такой драйв!

П.Татаренко: Почему я его получаю? Будучи здесь, на площадке, пообщался с ребятами. Это звёздочки. Я хочу, чтобы они на новгородской земле, эти звёздочки, зажигались, чтоб они все приехали на новгородскую землю со мной вместе, я надеюсь, образованием позанимались.

Буквально две минуты. Мы с Надеждой общались, просто прекрасная звёздочка. Она поделится своими эмоциями.

Н.Галкина: Меня зовут Галкина Надежда. Я студентка воронежского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. И на форуме «Россия – страна возможностей» я представляю Кубок по менеджменту среди студентов «Управляй».

Вы поздравляли всех с победой, но, к сожалению, я не вошла в топ участников, тем не менее это меня ещё больше мотивирует, чтобы в дальнейшем саморазвиваться. К сожалению, времени, наверное, не осталось.

В.Путин: Ребята, нам нужно идти в большой зал.

Н.Галкина: Спасибо.

Реплика: Владимир Владимирович, все очень хотели фотографию с Вами, если можно.

В.Путин: Мы сейчас сделаем.

Вот Надя выступала и сказала: меня зовут Надежда. Вот вы все – надежда нашей страны. Вы и такие, как вы. Я вам всем желаю успехов.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров

Не надо бояться «дракона»

Пока в Казахстане темп общественной и деловой жизни несколько снизился под влиянием первых весенних праздников, у нашего восточного соседа, напротив, сейчас в разгаре период «двух сессий», считающихся по праву главными ежегодными политическими событиями в жизни Китая.

Тулеген АСКАРОВ

40 ЛЕТ ПО ПУТИ ДЭНА

В Пекине сейчас на свои заседания собрались депутаты тамошнего парламента – Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и представители Всекитайского же комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК), в состав которого входят представители Компартии, армии, бизнеса, Сянгана (Гонконга), Аомэнь (Макао), Тайваня, национальных меньшинств и зарубежных китайских диаспор. В общей сложности в столицу Поднебесной прибыли более 5 тысяч членов ВСНП и ВК НПКСК!

При этом китайским парламентариям придется заседать более двух недель до 20 марта, поскольку повестка дня их сессии оказалась весьма широкой и важной. Да и нынешний год в истории Поднебесной занимает особое место – на него приходится 40-летие с начала осуществления политики реформ и открытости! Ведь в 1978 году по инициативе группы прагматиков в Китайской компартии во главе с Дэн Сяопином началась программа экономических реформ по созданию социалистической рыночной экономики, открытой внешнему миру.

Напомним и о том, что «двум сессиям» предшествовал исторический XIX съезд Китайской компартии, прошедший в октябре прошлого года и активно освещавшийся ДК. Так что вполне логично установки того съезда повлекли значительные перемены в законодательстве, системе государственного управления Китая и приоритетах работы правительства.

Глава последнего – премьер Госсовета КНР Ли Кэцян выступил с развернутым докладом о проделанной работе на первой сессии ВСНП 13-го созыва, открывшейся 5 марта. Из основных положений доклада отметим в первую очередь заявление китайского премьера о намерении продвигать новую структуру всесторонней открытости его страны с постепенным расширением рамок и уровня этой структуры с одновременным совершенствованием структуры и механизма открытости. Стоит вспомнить, что за 40 лет неукоснительного следования политики открытости Китай сумел осуществить исторической скачок от бедности к процветанию, создав могучую экономику рыночного типа.

Эта страна занимает второе место в мире по объему ВВП и привлеченным прямым иностранным инвестициям, лидирует по торговому обороту и по численности населения с доходами среднего уровня – более 400 млн человек! Кстати, по итогам минувшего года среднедушевой располагаемый доход в Китае составил почти 26 тысяч юаней, а медианный – 22,4 тысячи юаней ($511,5 и $440,7 соответственно).

Только в прошлом году, по данным министерства коммерции, число учрежденных в Китае предприятий на базе иностранных инвестиций увеличилось на 27,8% по сравнению с 2016 годом до 35,6 тысячи. А объем фактически использованных таких вложений вырос на 7,9% до 877,6 млрд юаней, или $138,6 млрд. При этом в близких к Казахстану западных районах Китая количество новых компаний с иностранным участием выросло на 43,2% по сравнению с 2016 годом. Инвестиции в отрасль высоких технологий увеличились на впечатляющие 61,7%, а их доля от общего объема привлеченных иностранных инвестиций достигла 28,6%.

«РЕВОЛЮЦИЯ ОТХОЖИХ МЕСТ» И НАМ НУЖНА!

В докладе премьера Ли Кэцяня отметим немало положений, в той или иной степени затрагивающих экономические интересы нашей страны и весьма применимых в казахстанской реальности. Начнем с основных показателей развития Китая на текущий год, которые вполне обнадеживают как казахстанских производителей, так и отечественных потребителей китайских товаров.

Экономический рост Поднебесной прогнозируется на уровне примерно 6,5% при соразмерном росте доходов населения и инфляции в районе 3%. Объем китайского импорта и экспорта стабилизируется и будет расти, а международный платежный баланс этой страны сохранит сбалансированность. Как подчеркнул Ли Кэцян, основные макроэкономические ориентиры определены в соответствии с требованием завоевания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и соответствуют реалиям китайской экономики, совершившей переход от высоких темпов роста к высококачественному развитию.

Как выясняется из доклада, за минувшее пятилетие на борьбу с бедностью в Китае из центрального бюджета было потрачено более 280 млрд юаней, а расходы на образование несколько лет подряд превышали 4% от ВВП. Среднедушевая норма финансовых дотаций для сельского и неработающего городского населения, охваченного системой базового медицинского страхования, увеличилась с 240 юаней до 450 юаней, создана система страхования на случай серьезных заболеваний.

Не раз повышались нормы базовых пенсий по старости, повышены нормы прожиточного минимума и нормы пособий и дотаций для льготных категорий граждан, усовершенствована система социальной помощи. В результате обеспечены основные жизненные потребности примерно 60 млн человек из числа граждан, охваченных системой обеспечения прожиточного минимума, и особо нуждающихся категорий населения. Стоит напомнить в этой связи и о последних социальных инициативах руководства Казахстана, которые нацелены на повышение доступности ипотеки и высшего образования, снижение подоходного налога для соотечественников с низкими зарплатами.

Пристальное внимание в докладе китайского премьера уделяется развитию села, включая развитие практики «Интернет плюс сельское хозяйство» и продление земельного подряда еще на 30 лет по истечении его второго срока, строительство и реконструкцию сельских автодорог общей протяженностью 200 тыс. км. Есть даже отдельный план и по болезненной для имиджа Казахстана теме, решить которую у нас никак не могут, – в Китае намерены реализовать трехлетний план действий по упорядочению жилой среды в сельской местности с «революцией отхожих мест»!

Шла речь в докладе и о стратегии согласованного развития регионов с освобождением Пекина от нецелесообразных для столицы функций, строительстве нового района Сюнъань, стимулировании развития экономического пояса вдоль реки Янцзы, региона «Большого залива» Гуандун-Сянган-Аомэнь. При этом китайские власти намерены неуклонно повышать качество урбанизации нового типа, в которой приоритет отдается развитию общественного транспорта, улучшению инфраструктуры удобного для населения сервиса, планомерной реконструкции «внутригородских деревень», старых ветхих микрорайонов, строительству объектов дождевой канализации и комплексных подземных коммуникаций. Конечно, в Казахстане немало делается в этом направлении, но все же наш «воз» движется в этом направлении довольно медленно, – к примеру, в Алматы никак не определятся с судьбой старых микрорайонов, дома в которых давно перешагнули за отведенный для них срок.

Ли Кэцян отметил в своем докладе и необходимость активно наращивать потребление с одновременным стимулированием эффективных инвестиций. Так, планируется еще на три года продлить срок действия льготного налогообложения при приобретении автомобилей на новых энергоносителях, создать показательные зоны развития туризма, базирующегося на комплексном использовании ресурсов регионов со снижением стоимости входных билетов на территории важных государственных туристических зон. В планах китайского правительства – содействие развитию интернет-торговли и экспресс-доставки.

Для сведения: среднегодовой прирост общего объема розничных продаж через интернет составил более 30%! На строительство железных дорог только в этом году пойдут инвестиции в объеме 732 млрд юаней, на развитие автомагистралей и водных путей сообщения – 1,8 трлн юаней, а общий объем инвестирования в строительство гидротехнических объектов достигнет 1 трлн юаней.

РОБОТЫ-ЖУРНАЛИСТЫ УЖЕ В ПАРЛАМЕНТЕ РАБОТАЮТ

Казахстанским чиновникам стоило бы внимательнее приглядеться и к китайскому опыту в сфере макрорегулирования и макроконтроля. Одним из приоритетов здесь выступает политика скромности чиновников всех уровней и категорический отказ от роскоши со строгим ограничением текущих расходов властей. Напомним и о завидной стабильности обменного курса юаня к доллару, опирающейся на взвешенную монетарную политику, проводимую Народным банком Китая – центральным банком страны. Внимание заслуживает и заявление китайского премьера о том, что следует ориентировать капитал к более активному инвестированию в малые и микропредприятия, сельское хозяйство, село и крестьянство, в бедные районы.

Активно велась в Китае и борьба с бюрократизацией управленческой системы. За истекшие пять лет количество позиций, требующих утверждения ведомствами Госсовета, сократилось на 44%, окончательно отменено непредусмотренное законом лицензирование. Количество инвестиционных проектов, подлежащих утверждению со стороны правительственных органов центрального уровня, уменьшилось на 90%, а число посреднических услуг в сфере административного утверждения и лицензирования – на 74%. Число наименований товаров и услуг, цены на которые устанавливаются центральным правительством, снизилось на 80%, по местным правительствам – более чем на 50%.

Наверняка затронет двусторонние экономические отношения наших стран и намерение Китая продолжить сокращение мощностей по производству стали и угля. В этом году снижение объема выплавки стали и чугуна составит порядка 30 млн тонн, будут выведены из эксплуатации около 150 млн тонн угледобывающих мощностей и все угольные энергоблоки мощностью менее 300 тысяч кВт, не соответствующие стандартам.

Ну, а коллеги по редакции ДК обратили внимание и на условия для работы СМИ в дни «двух сессий». Так, впервые были созданы «коридоры» депутатов ВСНП и членов ВК НПКСК, чтобы они могли отвечать на вопросы журналистов. В сообщениях информагентств из Пекина говорилось и об интеллектуальном роботе «Ванцзай», умеющем не только говорить, двигаться и размышлять, но и распознавать речь, обрабатывать ее и отбирать данные.

Был там и другой робот – «Сяоцимэй» – в роли анимированного тележурналиста. А в центре новых СМИ газеты «Жэньминь жибао» при освещении «двух сессий» впервые была использована система искусственного интеллекта, распознающая речь и осуществляющая ее синхронный перевод на английском с подготовкой «болванки» текста для новостного сообщения. Там же были продемонстрированы в деле новейший VR-фотоаппарат для панорамных съемок, портативные смарт-камеры, аппаратура для мультиканальной передачи данных по сети и другие технические и технологические новшества для журналистского труда.

НА ВОСТОКЕ ВЫЗРЕВАЕТ НОВЫЙ ШАНС И ДЛЯ НАС

Первые важные итоги «двух сессий» уже известны. В Конституцию Китая включены идеи лидера этой страны Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи наряду с руководящей ролью Компартии. Исключено из Конституции ограничение для председателя КНР и его заместителя занимать свои должности не более двух сроков подряд. Реформируется Госсовет КНР – после реорганизации в его составе будет 26 министерств и комитетов, включая новые министерства природных ресурсов, по делам ветеранов и по управлению чрезвычайными ситуациями. Появится ряд новых управлений, включая агентство по сотрудничеству в области международного развития и государственное управление по делам иммиграции. Примечательно, что на пленарном заседании первой сессии ВСНП, где заслушивались пояснения относительно проекта закона о надзоре и плана реформ структур Госсовета, присутствовали высшие руководители Китая, включая и Си Цзиньпина.

Как пояснил на пресс-конференции министр коммерции КНР Чжун Шань, определены 6 задач и 8 планов для превращения этой страны в могущественную торгово-экономическую державу к 2050 году. Соответствующая «Дорожная карта» будет реализована в три этапа: к 2020 году Китаю предстоит упрочить статус крупной торгово-экономической страны; к 2035 году – предварительно выполнить строительство могущественной торгово-экономической державы; а к 2050 году – полностью осуществить намеченную цель.

Это означает, что к востоку от Казахстана совсем скоро откроются новые масштабные экономические перспективы для наших производителей и населения, сулящие большие выгоды. Естественно, продолжится и реализация инициативы «Пояса и пути», которой исполняется в этом году 5 лет. Напомним, что о ней китайский лидер заявил в Астане. Кстати, товарооборот Китая со странами, расположенными вдоль «Пояса и пути» увеличился в прошлом году на 17,8% до 7,4 трлн юаней ($1,2 трлн), а объем прямых инвестиций китайских предприятий в экономику этих государств составил $14,4 млрд при общей сумме контрактов на подрядные работы в $144,3 млрд.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533023 Владислав Иноземцев

Все взять и поделить: какая налоговая реформа нужна России

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Куда правильнее было бы оставлять в регионах НДС, а не НДФЛ — и при этом дать региональным властям право изменять его в относительно широких рамках, например варьировать от 10% до 22%

В последние годы разворачивается все больше споров о налоге на доходы физических лиц — и они обостряются в моменты пусть и формального, но выбора: похоже, многие россияне не готовы смириться с «плоской» (а учитывая систему организации страховых социальных платежей, то даже с регрессивной) шкалой налогообложения доходов. Отчасти с этим можно согласиться: данная система с точки зрения мировой практики представляется аномальной — стран, в которых подоходный налог не диверсифицирован в зависимости от благосостояния плательщика, сегодня меньше, чем государств, в которых такой налог… не взимается вовсе. И поэтому спорам условных «либертарианцев» и «социалистов» в России суждено продолжаться еще долго.

На фоне этих динамичных дискуссий в тени остается другой, куда более интересный и несоизмеримо более практический вопрос, касающийся не столько плательщиков налога на доходы физических лиц, сколько его получателей.

С формальной точки зрения подоходный налог основан на равенстве людей как граждан или резидентов определенного государства, которое его и устанавливает. Мало что так явно подчеркивает принадлежность к единому социуму, как универсальное участие в финансировании деятельности правительства. Не приходится удивляться тому, что не только эпизодическое введение этого налога обычно происходило в условиях войны (так было в 1798 году в Великобритании в период Наполеоновских войн или в 1861-м в США после начала Гражданской войны), но и его превращение в один из центральных элементов бюджетной системы также приходилось на периоды масштабных межгосударственных конфликтов (Крымской войны в Англии и Первой мировой — в США). В России попытки введения подоходного налога или его аналогов также предпринимались в знаменательные моменты, в 1812 и 1917 годах. Соответственно, этот налог в большинстве случаев администрировался центральными властями и направлялся в государственный (федеральный) бюджет.

Со временем ситуация немного поменялась, особенно в странах с сильной федеративной традицией, где собственные подоходные налоги ввели провинции, штаты или земли, как в США, Канаде, Индии, Бразилии, и даже отдельные города, как в Германии.

Однако фундаментальный принцип пересмотрен не был: в странах, где существует подоходный налог, он сегодня направляется либо исключительно, как во Франции, Великобритании и большинстве европейских стран, либо в доминирующей части, как в США или Германии, в центральный бюджет, становясь одним из основных источников его наполнения. В 2016 году подоходный налог обеспечивал 23,8% доходов бюджета Франции, 25,4% — Великобритании, 28,9% — Германии и 46,7% доходов федерального бюджета США.

Если особенность России, как мы уже отметили, заключается в недифференцированной шкале налога на доходы физических лиц, то ее подлинная уникальность в том, что получателем этого налога выступают региональные и местные бюджеты. Согласно Бюджетному кодексу (ст. 56), 85% НДФЛ направляются в бюджеты субъектов РФ (в случае уплаты налога иностранным гражданином, работающим в России на основании патента, сумма возрастает до 100%), а 15% зачисляются в местные бюджеты и распределяются в зависимости от того, как организованы данные территории с точки зрения городских и/или сельских поселений.

Пикантность ситуации придает тот иррациональный факт, что, получая подоходный налог в свои бюджетные системы, региональные власти не имеют права менять его ставки или модернизировать систему его распределения между разными уровнями бюджетов — и то и другое жестко задано федеральным законодателем и регулируется только им.

На мой взгляд, именно этот момент сегодня стоило бы сделать центральным в дискуссиях о налоговых реформах. Хорошо известно, что идея перехода к плоской шкале подоходного налога в России всегда обосновывалась проблемами с его собираемостью и трудностями администрирования (в середине 1990-х в казну поступало не более 60% суммы причитавшегося государству налога), и ситуация резко изменилась после введения 13%-ной шкалы: прирост поступлений за 2000–2007 годы составил 1% ВВП. Однако именно относительно низкая собираемость стала, судя по всему, и фактором определенного пренебрежения данным налогом со стороны федерального правительства, в результате чего он оказался передан регионам, и больше к этому вопросу не возвращались и его ставки не пересматривали.

Сегодня ошибочность такого решения видна невооруженным глазом. Экономика России остается рентной и огосударствленной, из-за чего основные финансовые потоки и их бенефициары концентрируются в столицах. По итогам 2016 года Москва и Санкт-Петербург собрали в свои бюджеты соответственно 633 млрд и 199 млрд рублей данного налога, что составляет 27,6% его собираемости по стране. Соответственно, власти этих мегаполисов могут позволить себе перекладывать плитку на тротуарах по нескольку раз в год, устраивать праздники за сотни миллионов рублей и думать не о том, где взять деньги, a о том, на какие выдуманные нужды их потратить. В то же время на половину наименее обеспеченных регионов страны приходится всего 19,2% собираемого подоходного налога.

Но более важна другая сторона проблемы. В большинстве развитых стран экономическая активность не концентрируется в столицах, и потому регионы могут конкурировать за своих резидентов, предоставляя гражданам отличающиеся налоговые режимы и привлекая на жительство наиболее успешных из них. Лучше всего это видно на примере США.

В России же, увы, ничто не способно сделать жизнь в Омске или Воронеже лучше, чем в столицах, по основным показателям, поэтому сосредоточение налогоплательщиков в мегаполисах непреодолимо. Только с помощью административного ресурса или не вполне прозрачных льгот можно прописать Романа Абрамовича на Чукотке, а Михаила Прохорова — в Красноярском крае.

Налоговая революция

Однако в России регионы могут привлекать на свою территорию производства, и для этого у них намного больше аргументов, чем для привлечения к себе на жительство их владельцев. Соответственно, куда правильнее было бы оставлять в регионах НДС, а не НДФЛ — и при этом дать региональным властям право изменять его в относительно широких рамках, например варьировать от 10% до 22%. Если мы обратимся к статистике исполнения консолидированного бюджета Российской Федерации за 2016 год, окажется, что сумма собранного НДФЛ (3,2 трлн рублей) несколько превышает сумму НДС, начисленного на товары и услуги, реализуемые на территории России (2,66 трлн рублей). Поменяв эти налоги местами, можно было бы совершить настоящую мини-революцию в отечественной системе налогообложения.

Какой эффект дала бы такая реформа?

С одной стороны, сегодня практически все доходы федерального бюджета представляют собой либо косвенные налоги (как тот же НДС), либо ренту (как НДПИ), либо таможенные пошлины и сборы. Иначе говоря, центр делает все для того, чтобы не вступать в «прямые налоговые отношения» с гражданами и делать вид, что он только финансово благодетельствует их, почти ничего не требуя взамен. С политической точки зрения перенаправление подоходного налога в федеральный бюджет предполагает появление у граждан бóльших прав требовать подотчетности у правительства. Совершая подобную трансформацию, мы, по сути, создаем базу для появления в перспективе движений, когда-то отмеченных лозунгом «no taxation without representation», потому что пока у россиян, как это ни странно, не так уж и много поводов требовать, чтобы правительство считало их равным партнером. Особенно важно это в условиях, когда доля нефтяных доходов будет, видимо, сокращаться.

С другой стороны, указанное изменение налоговой системы может дать важный стимул конкуренции между отдельными регионами за привлечение бизнесов, стать толчком к повышению товарооборота и к созданию лучших условий для предпринимательской деятельности. В Америке такую функцию выполняет крайне диверсифицированный налог с продаж, некоторым аналогом которого и является НДС, и России, как стране с очень разными условиями хозяйствования, подобный инструмент, несомненно, необходим. По сути, регионы потеряли бы налог, на объем и ставку которого они не в состоянии влиять, и получили бы взамен существенно более гибкий инструмент, ничего значимого при этом не потеряв. Они тогда в большей степени стали бы зависеть от собственной привлекательности для бизнеса, чем от общей экономической конъюнктуры и решений правительства, устанавливающего уровень зарплат бюджетников, что чрезвычайно важно в условиях продолжающегося экономического кризиса и неочевидности его скорого преодоления.

Наконец, предлагаемый маневр существенно уравнял бы возможности регионов и столиц. Разница в суммах поступающих НДФЛ и «внутреннего» НДС (361 млрд рублей) в 2016 году была бы потеряна прежде всего мегаполисами, у которых сократились бы сверхдоходы. Она оказалась бы в распоряжении федерального бюджета, и он обрел бы таким образом дополнительную возможность обеспечить трансферты наименее благополучным регионам или погасить их задолженность перед банками и рассчитаться по бюджетным кредитам.

Иначе говоря, Кремль также имеет определенную заинтересованность в такой перемене, так как она и повысит степень его влияния на регионы, и сделает руководство обеих столиц более восприимчивым к факторам финансовой целесообразности. А в условиях, требующих бюджетной экономии, это не выглядит лишним. К сожалению, в ходе заканчивающейся уже президентской кампании ни один из ведущих кандидатов не предложил практически ничего из того, что могло бы изменить существующую в стране налоговую систему не с точки зрения повышения или снижения налогов, а в контексте придания ей большей гибкости и сбалансированности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533023 Владислав Иноземцев


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 14 марта 2018 > № 2532962 Марина Носкова

ТПП г. Новочеркасска: работа на результат.

«Торгово-промышленная палата: работа на результат» - под таким заголовком в номере газеты «Деловой Новочеркасск» от 14 марта вышло интервью президента ТПП г. Новочеркасск, кандидата социологических наук Марины Носковой.

Корр.: Для кого работает палата?

М.Н.: На площадке палаты концентрируются интересы всех участников экономической деятельности Новочеркасска – малого, среднего, крупного бизнеса, объединений работодателей, органов местного самоуправления. В состав ТПП сегодня входит более 90 предпринимательских структур. Замечу, что мы работаем в тесном контакте с Торгово-промышленной палатой России, ТПП Ростовской области и другими региональными и муниципальными палатами.

Мы формируем бизнес-среду посредством стыковки конкретных запросов и предложений, выступаем в роли инициаторов диалога по различным аспектам взаимодействия компаний и власти, максимально широко используем имеющиеся у палаты информационные, консультационные и иные ресурсы для оказания помощи и поддержки субъектам городской экономики. Кстати, благодаря поддержке и сопровождению нашей палаты, одно из ведущих предприятий города – ООО «Гидроремсервис» - вошло в сотню проектов под патронатом президента ТПП РФ, что придаст новый импульс развитию предприятия и реализации нового проекта.

Корр.: Вы говорите о поддержке уже работающих компаний?

М.Н.: Не только. Сегодня мы оказываем полный цикл сопровождения бизнеса как работающих, так и начинающих предпринимателей. Причем в рамках наших социальных проектов мы обучаем молодежь основам бизнеса, учим формировать бизнес-планы, грамотно рассчитывать возможности, в общем, занимаемся профессиональной ориентацией по направлению открытия и ведения собственного дела.

Корр.: Вы упомянули об услугах, оказываемых палатой.

М.Н.: Да, их перечень достаточно широк. Если в двух словах, то это различные виды экспертиз, пользующиеся широким спросом, сертификация товаров, оценка недвижимого и движимого имущества для юридических и физических лиц, услуги в сфере государственных и муниципальных закупок, образовательная деятельность. Кстати, за последние полгода мы значительно расширили услуги по дополнительному образованию за счет получения новой лицензии, и теперь имеем возможность обучать взрослых и детей по программам допобразования с выдачей удостоверения установленного образца. Наиболее широким спросом сегодня пользуется программа подготовки специалистов в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. По итогам обучения выдаем либо свидетельство о повышении квалификации, либо диплом о переподготовке.

Корр.: Какие механизмы взаимодействия бизнеса и власти вы реализуете?

М.Н.: В первую очередь, анализируем деловую ситуацию, определяем проблемные точки бизнеса и формулируем конкретные запросы. Затем на площадке ТПП проводим обсуждение в формате «круглого стола» или заседания комитетов палаты, куда приглашаем все заинтересованные стороны. Хочу отметить, что в подобных мероприятиях всегда принимают активное участие депутаты Государственной Думы и Законодательного Собрания области, руководители и представители администрации города, городской Думы, надзорных и контролирующих органов. Кроме того, эффективность диалога обеспечивается участием в нем других объединений работодателей – Совета директоров и Союза предпринимателей.

В прямых контактах предпринимателей и органов власти находятся наиболее оптимальные варианты решения возникающих сложностей. После чего эти решения реализуются либо в форме законодательной инициативы, либо в конкретных действиях ответственных сторон, либо проведении необходимых мероприятий.

Корр.: Один из актуальных вопросов сегодня – борьба с коррупцией. Как палата принимает участие в этом процессе?

М.Н.: Борьба с коррупцией – это масштабная работа со многими составляющими. Понятно, что искоренить ее полностью невозможно, но в случае объединения усилий власти и делового сообщества мы можем минимизировать ее негативные последствия. Основным документом, инициированным ТПП РФ с ведущими бизнес-объединениями страны для реализации совместного проекта по борьбе с коррупцией, стала Антикоррупционная хартия российского бизнеса.

Понимая, что предприниматели нуждаются в особом подходе формирования антикоррупционной идеологии, ТПП РФ сделала ставки на новые нестандартные подходы. В частности, два года назад впервые была запущена во все территориальные ТПП единая интерактивная лекция, содержащая не только теоретические данные, но и видеоматериалы и презентации, которые дали возможность взглянуть на проблему коррупции под другим углом зрения.

В декабре 2017 года ТПП РФ впервые провела Общероссийскую антикоррупционную акцию с участием руководства федеральной палаты, руководителей депутатских фракций Государственной Думы, федеральных министерств, Прокуратуры России, бизнес-объединений. В рамках акции, в мероприятии на площадке ТПП г. Новочеркасска приняли участие представители Администрации и Городской Думы, прокуратуры Новочеркасска и отела по экономической безопасности и борьбе с коррупцией УВД, предприниматели города.

Сегодня ТПП Новочеркасска имеет полномочия присоединять предпринимателей к Антикоррупционной хартии с выдачей соответствующего свидетельства. Приведу последний пример – мы обратились к городскому Совету директоров с инициативой присоединиться к Хартии и получили единогласную поддержку в этом вопросе.

Корр.: Как вы оцениваете степень поддержки предпринимательской деятельности со стороны государства?

М.Н.: Считаю, что формы и условия предоставления господдержки могут меняться в зависимости от объективных экономических условий, но ее суть остается востребованной всегда. Государство, регионы, муниципалитеты изыскивают сегодня возможность поддержать начинающий и работающий бизнес, все эти меры направлены на формирование в стране устойчивого делового сообщества, являющегося важной составляющей нашего экономического и социального развития.

Абсолютно согласна с тезисами Президента России Владимира Путина, высказанными им в ежегодном послании Федеральному Собранию, в частности в том, что нам нужно не только выстроить современные сервисы для бизнеса, но и в целом сделать понятной, удобной и комфортной систему взаимодействия между государством и обществом, между государством и гражданином. Именно в таком взаимодействии, с учетом интересов малого и среднего предпринимательства, крупных компаний, возможно создание эффективных условий для социально-экономического развития нашего города, области и страны в целом.

ТПП г. Новочеркасска

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 14 марта 2018 > № 2532962 Марина Носкова


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 14 марта 2018 > № 2532128

Бывшему министру национальной экономики Казахстана Куандыку Бишимбаеву, которого городской суд Астаны 14 марта приговорил к 10 годам лишения свободы, предстоит отбывать наказание в колонии максимального режима безопасности. Судьи признали экс-министра виновным в неоднократном получении взяток в особо крупных размерах по предварительному сговору с группой лиц. По мнению экспертов, опрошенных DW, решение суда было ожидаемым. Процесс по делу Бишимбаева - один из самых громких, проводившихся в стране в последние годы в рамках борьбы с коррупцией.

Карьера "золотого мальчика"

В кулуарах официальной Астаны 37-летнего Куандыка Бишимбаева нередко называли "золотым мальчиком". С ним стремились познакомиться, дружбой с ним дорожили, отмечая его невероятную эрудицию и блестящий ум. Головокружительной была и его карьера на государственной службе.

Досрочно с отличием окончив вначале два казахстанских вуза, а затем и Университет имени Джорджа Вашингтона в столице США, куда он был направлен по специальной программе для одаренных молодых людей "Болашак" (будущее), Бишимбаев в 22 года становится начальником одного из ключевых отделов министерства экономики и бюджетного планирования Казахстана.

Далее по нарастающей: управляющий государственным фондом, советник министра, заместитель министра индустрии и торговли, помощник президента Казахстана, председатель правления национального управляющего фонда "Байтерек". В мае 2016 года указом Нурсултана Назарбаева Куандык Бишимбаев был назначен министром национальной экономики.

Шокирующий поворот

Неудивительно, что в астанинских коридорах власти почти никто не сомневался - года через два-три "золотой мальчик" может запросто стать и премьер-министром страны. Но что-то пошло не так. В момент, когда все уже начали готовиться к встрече 2017 года, в казахстанских СМИ появилось сообщение об освобождении Куандыка Бишимбаева от занимаемой должности с 27 декабря. В течение всех новогодних праздников общественность страны недоумевала и терялась в догадках по поводу столь неожиданной отставки.

Лишь 10 января 2017 года пресс-служба Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции сообщила: "Бишимбаев задержан по факту неоднократного получения взяток в особо крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору". Там же подчеркивалось, что полученные незаконным путем денежные средства, бывший министр тратил на личные нужды.

Такой поворот в карьере молодого чиновника для немалого числа казахстанцев стал шокирующим. И если одни поверили борцам с коррупцией, то другие - категорически нет. "Куандык Бишимбаев был одним из наиболее заметных выпускников по программе "Болашак". Своего рода символом новой формации управленцев, получивших западное образование. За 20 лет существования "Болашака" его стипендиатами стали более 12 тысяч молодых людей и большинство из них наверняка сочувствуют Бишимбаеву, даже не будучи с ним знакомыми", - пояснил DW политолог Талгат Калиев причину особого интереса казахстанской общественности к истории Бишимбаева.

Блогеры оказались бесполезны

По мнению еще одного казахстанского политолога - Султанбека Султангалиева, во многом эта принадлежность Бишимбаева к так называемой "гвардии болашакеров" - молодых управленцев с полученным в странах Запада образованием, на которых Нурсултан Назарбаев возлагал особую надежду, объясняет и пристальное внимание казахстанцев к судебному процессу по делу Куандыка Бишимбаева.

Длился он с 31 октября 2017-го до 14 марта 2018 года и в ходе него не обошлось без сюрпризов. "Впервые в истории казахстанского правосудия защита Бишимбаева прибегла к поддержке сетевых блогеров. На протяжении всего судебного процесса они пытались в социальных сетях создать исключительно положительный имидж обвиняемому, что привлекло дополнительное внимание общественности к делу Бишимбаева", - поделился с DW своими наблюдениями Султанбек Султангалиев.

Но ни блогеры, ни пристальное внимание прессы к судебному процессу над Куандыком Бишимбаевым, рядом с которым на скамье подсудимых оказались еще 22 человека из числа чиновников и бизнесменов, влияния на суд не оказали. Как не было реакции и на извинения, которые произнес Бишимбаев в адрес Нурсултана Назарбаева за то, что "не оправдал его доверия".

Обвинения в адрес Бишимбаева

Решением городского суда Астаны от 14 марта 2018 года Куандык Бишимбаев признан виновным в хищении средств в размере эквивалентном почти 4,6 млн евро при строительстве стекольного завода в Кызылорде, а также в получении взяток за возведение арендного жилья в Астане общей суммой в 345 миллионов тенге или 869 тысяч евро, на которые он построил себе дом в пригороде столицы Казахстана.

Соответственно, на основании пункта 4 статьи 366 (получение взятки) и пункта 2 четвертой части статьи 189 Уголовного кодекса РК (присвоение или растрата вверенного чужого имущества) Бишимбаев приговорен к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии максимальной безопасности и с конфискацией имущества. Сам Куандык Бишимбаев своей вины не признал, заявив в последнем слове, что суд так и не представил доказательств совершенных им преступлений, а основывался только на противоречивых и субъективных показаниях свидетелей.

Каждый министр может сесть в тюрьму

Надо сказать, что эксперты DW не удивлены решением суда города Астаны. По их мнению, практически любой человек из руководства страны может быть замешан в коррупционных преступлениях.

"Дело в том, что подняться на такую вершину власти, как пост министра, и не оказаться задействованным хоть каким-нибудь боком в коррупционных схемах изначально невозможно. Почти каждый действующий министр априори может сесть в тюрьму и у решения суда по его делу будут веские основания", - заметил в беседе с DW Султанбек Султангалиев. При этом он не исключил, что поскольку это закономерность, уже в текущем году следует ожидать новых громких судебных процессов по делам чиновников, занимающих очень высокие посты в системе исполнительной власти Казахстана.

Схожего мнения придерживается и Талгат Калиев. "История с Бишимбаевым, увы, далеко не первое громкое коррупционное дело в Казахстане. И проблема в том, что с арестом очередного должностного лица не исчезают несовершенства законодательства, дающие возможности для возникновения таких ситуаций. В идеале, после каждого судебного процесса подобного рода, уголовное дело должно быть разобрано на атомы с выявлением всех причин способствующих коррупционным преступлениям, с моделированием всех возможных сценариев его повторения", - поделился своим мнением с DW Талгат Калиев, отметив, что пока в Казахстане ничего подобного не наблюдается.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 14 марта 2018 > № 2532128


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 марта 2018 > № 2530023 Максим Топилин

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ПОВЫШЕНИЯ МРОТ

Грядущее в мае этого года повышение МРОТ до прожиточного минимума позиционируется как большое социальное достижение наших властей в борьбе с бедностью. А на деле?

С 1 мая 2018 года МРОТ достигнет исторического максимума - 11 163 рублей. По данным Минтруда, повышение минималки положительно скажется на зарплатах 4,5 миллиона работников. Дело на первый взгляд хорошее. Но давайте разбираться.

БЕДНОСТЬ И МРОТ

Начнем с того, что к реальному повышению благосостояния людей это имеет слабое отношение. Прожиточный минимум, привязанный к стоимости потребительской корзины, не способен обеспечить нормальную жизнь человеку. Даже чиновники Минздрава России считают, что состав потребительской корзины мало похож на здоровое питание, а те, кто пробовал протянуть на прожиточном минимуме, отмечали серьезное ухудшение работоспособности и здоровья.

Но самое любопытное заключается в том, что повышение МРОТ парадоксальным образом выгодно самому государству. Дело в том, что МРОТ - это еще и налоги. Отчисления в Пенсионный фонд (26%) и Фонд обязательного медстрахования (5,1%).

Фактически треть выделенных бюджетникам денег автоматически возвращается туда, откуда и пришла. А если взять в расчет предпринимателей, которые также будут вынуждены поднять зарплаты и отчисления в бюджет, то картина с точки зрения государства выглядит очень даже ничего.

Для того чтобы довести МРОТ до прожиточного минимума, чиновники заморозили потребительскую корзину на три года. Пятилетний «срок действия» текущей потребительской корзины закончился в декабре 2017 года. Минтруд предполагал к концу года пересмотреть состав корзины и наполнить ее новым содержимым. Однако теперь планы изменились.

«Изменение методики исчисления прожиточного минимума в связи с пересмотром корзины не позволит спланировать средства на повышение МРОТ в течение трехлетнего периода как для бюджетной сферы, так и для реального сектора экономики», - считают в ведомстве.

Еще одно очевидное последствие. Себестоимость продукции небольших предприятий и малого бизнеса зависит от расходов на фонд оплаты труда (до 65%), следовательно, ожидается рост цен на их товары и услуги, что неизбежно приведет к снижению их конкурентоспособности.

Возникает и любопытный дисбаланс - низкоквалифицированный персонал будет получать на уровне работников более высокой квалификации. Проще говоря, граница между учителем и техническим персоналом станет совершено прозрачной.

Особенно это заметно в северных регионах, где к МРОТ прибавляются еще и территориальные надбавки. Так, например, с 1 мая кочегар будет получать 24 тыс. рублей, как учитель младших классов. Но это уже мелочи. Хуже другое.

Например, в районах Забайкальского края одновременно с увеличением МРОТ начали выводить низкооплачиваемый персонал в бюджетных учреждениях за штат и переводить его на почасовую оплату. Такая форма оплаты позволяет обходить норму о МРОТ и не поднимать зарплату до прожиточного минимума. Формально закон нарушен не будет.

Дальше - больше. Оказывается, что снизятся и расходы на социальные выплаты. Министр труда и соцзащиты РФ Максим Топилин уже признавался в Госдуме, что по мере повышения МРОТ люди будут терять право на социальную помощь от государства: «Конечно же, помощь будет уменьшаться, мы будем повышать МРОТ, и, если люди будут получать более высокую заработную плату, никто из них не будет претендовать на социальную помощь, что очень хорошо».

НА УРОВНЕ СТАТПОГРЕШНОСТИ

В истории страны уже были примеры серьезного увеличения минималки. Перед выборами 2008 года МРОТ подняли в два раза, а всего с 2007 по 2009 год он увеличился с 1100 до 4330 рублей - почти в четыре раза.

Этот «феноменальный» рывок уже исследовали наши ученые. Их изыскания привели к нескольким неоднозначным выводам. Эта мера привела к выравниванию зарплат в бюджетных и внебюджетных сферах, росту неформального сектора, но оказала крайне малое влияние на бедные слои населения. Буквально на уровне статистической погрешности.

Эксперты РАНХиГС считают, что увеличение МРОТ не уменьшит уровень бедности, не приведет к повышению производительности труда или к выведению из тени заработной платы. По их расчетам, количество обез­доленных снизится на 0,6%, то есть эффект около ноля. Кстати, МРОТ повышается каждый год, но увеличения доходов людей за этим почему-то не следует, а, наоборот, они снижаются уже четвертый год подряд.

Подводя итоги, получаем любопытный, но никак не неожиданный вывод. Государство продолжает жить по принципу «приятно делать добро людям, когда это ничего не стоит, но еще лучше, когда на этом получается заработать».

Вячеслав Степовой

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 марта 2018 > № 2530023 Максим Топилин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 14 марта 2018 > № 2528620 Владислав Иноземцев

Чего вы не знаете о Москве

Владислав Иноземцев

Колумнист «Сноба» Владислав Иноземцев — о том, почему доходы городского бюджета делают Москву более современной, чем любые новаторские решения последнего времени, а московские власти, вопреки распространенной точке зрения, в своем отношении к горожанам демонстрируют трезвомыслие и гуманизм

В начале марта департамент финансов московского правительства подвел предварительные итоги исполнения бюджета Москвы за 2017 год — и практически сразу эксперты отреагировали на опубликованные цифры критически. Это вряд ли может вызвать удивление: Москва традиционно считается многими чуть ли не злокачественной опухолью на теле страны. Однако на моей памяти впервые в адрес мэрии начались упреки не в извлечении излишних доходов из вертикально интегрированных федеральных компаний, штаб-квартиры которых расположены в городе, а в обирании москвичей. Конечно, низкие налоги лучше, чем высокие — но в данном случае мне кажется, что необходимо разобраться в ситуации немного глубже.

Москва — город, власти которого, вероятно, заслуживают критики в части того, как зачастую тратятся бюджетные средства. Программа «Моя улица» или многочисленные фестивали и иллюминации ежегодно требуют денег побольше, чем составляет бюджет иного российского города. Но сейчас хочется поговорить об обратной стороне столичных финансов — о доходах. Которые, на мой взгляд, делают Москву более современной, чем любые новаторские архитектурные решения последнего времени.

Основные параметры московского бюджета не меняются много лет. В отличие от федерального бюджета, где более 54% доходов прямо связаны с добычей сырья или экспортно-импортными операциями, Москва «живет на свои»: 39% всех доходов обеспечивается сбором налога на доходы физических лиц и еще 32% — налогом на прибыль в той части, в которой он зачисляется в бюджет региона. В России налоговая система отличается от, например, американской, где подоходный налог идет в значительной части в федеральную казну и обеспечивает ей более 40% всех доходов, но даже на фоне Америки Москва смотрится очень неплохо. Тем более если учесть, что после 2015 года, когда поступления налога на прибыль дополнительно перераспределились в пользу центральных властей, «сырьевая» компонента московского бюджета еще более сократилась.

Москва ответила на вызовы последнего кризиса многими правильными шагами: либерализовала патентную систему и много сделала для развития малого и среднего бизнеса; последовательно минимизировала доли в непрофильных активах (в том числе в ЦУМе, гостиницах «Метрополь» и «Националь», Банке Москвы и т. д.), взяла курс на отказ от новых заимствований и практически полностью выплатила все городские долги. Как следствие, доходы города продолжали расти даже в 2014–2015 годах, а с 2016 года резко пошли вверх. Собственно, к этому периоду и относится новая волна критики, в том числе и обличений городских властей в «залезании в карман москвичей» на основании того, что Москва особенно быстро увеличивает доходы по статьям, прямо касающимся благосостояния горожан: транспортный налог, налог на имущество физических лиц, плата за парковочные места и даже сбор штрафов за нарушение правил дорожного движения.

На первый взгляд действительно кажется, что пора бить тревогу: поступления транспортного налога выросли с 2013 года по 2017-й на 60%, штрафы увеличились в 3,6 раза, сбор налога на имущество физических лиц — в 5 раз, а плата за парковку — почти в 18 раз. Но все, как известно, познается в сравнении — и им не стоит брезговать.

Если посмотреть на транспортный налог (25,6 млрд рублей в 2017 году), то он составит 1,2% московских бюджетных поступлений — и менее 18% суммы, которую власти города реально потратили в том же году на строительство и реконструкцию объектов дорожного хозяйства города, каковые и должны быть профинансированы именно из собранного транспортного налога. «Баланс» в этом вопросе несомненно сводится в пользу автомобилистов, армия которых только растет (в прошлом году москвичи купили каждый пятый новый автомобиль, проданный в России, и только на это потратили почти 400 млрд рублей). Намного более показательной является ситуация с налогом на жилую недвижимость. Средняя ее цена в Москве на конец прошлого года составила (по данным IRN) 166 тыс. рублей/кв. м, что всего в 1,5 раза ниже усредненного показателя для Большого Нью-Йорка ($4,2 тыс./кв. м). При этом в Москве этого налога собрали 17,6 млрд рублей, что составило 0,84% городских доходов — тогда как в Нью-Йорке гражданам пришлось расстаться с… $24,6 млрд, или с 1,5 триллионами (не миллиардами!) рублей. Иначе говоря, каждый из 8,4 миллиона жителей Нью-Йорка только за счет этого источника профинансировал город на $2900 в год, тогда как каждый из 11 миллионов москвичей — на 1470, но рублей. После, замечу, повышения кадастровой оценки недвижимости. Налог в 100 раз меньший за недвижимость, которая дешевле всего на 30%, — это ли показатель жадности московского чиновничества?

Что касается платных парковок, то поступающие от них средства пока не очень велики — 5,3 млрд рублей, или 0,25% городских доходов. Если сравнивать с тем же Нью-Йорком (замечу, все доходы бюджета Москвы в 2017 году были меньше нью-йоркского показателя лишь в 2,5 раза), то поступления от уличных парковок окажутся меньше в 6,5 раз (в Нью-Йорке цифра составила $565 млн — но стоит добавить, что уличная парковка в Нью-Йорке, как и в других американских городах, в несколько раз дешевле, чем использование паркингов, что более распространено). В Лондоне, другом глобальном городе, мэрия в прошлом году собрала около ?250 млн (≈20 млрд рублей) только в виде платы за въезд в центральную часть города площадью 21 кв. км (что сопоставимо по размерам с Москвой внутри Садового кольца). При всем при этом стоит иметь в виду, что рост поступлений от парковок в прошлом году в Москве составил «всего» 20,5%, что недотягивает до общего увеличения бюджетных доходов (27%). Сравнения же с 2013 годом, когда система только вводилась и приносила очень небольшой доход, на первый взгляд впечатляющи, но по сути своей не слишком ценны для определения трендов на ближайшие годы.

Стоит сказать несколько слов о московском «иждивенчестве». В последние годы доля субвенций — денежных пособий — на исполнение столичного статуса (а ведь сложно отрицать, что инфраструктура города активно используется органами власти федерального уровня и задействована во многих общероссийских акциях и мероприятиях) упала почти до нуля, хотя в 2003 году достигала 1,8% бюджетных доходов. На это могут сказать, что богатые мегаполисы в подобной поддержке не нуждаются — но тут будет интересно узнать, что в доходах бюджета Нью-Йорка (самого большого из городских бюджетов в мире) помощь от федеральных властей и властей штата составляет… 27%. Москва же выступает одним из крупнейших регионов-доноров в стране, перечисляя ежегодно в федеральный бюджет около 1 трлн рублей, и этот статус она сохраняет на протяжении всей истории новой России.

На мой взгляд, московский бюджет в его доходной части выглядит не менее современно, чем бюджеты многих крупнейших мегаполисов мира. Власти города действительно вводят новые налоги и сборы, но это делается не столько для мобилизации последних ресурсов в оскудевшую казну, сколько с целью решения вполне конкретных задач: развития транспортной инфраструктуры, разгрузки центральной части города, постепенного приведения в соответствие налогов на недвижимость с ее рыночной ценой. Любой непредвзятый анализ покажет, что Москва и близко не подошла с новыми налогами и сборами к тем параметрам, которые демонстрируют успешные глобальные города.

На это может быть дан ответ, сводящийся к существенной разнице в доходах москвичей и жителей, например, Лондона или Нью-Йорка — и этот аргумент кажется неоспоримым. Однако я хотел бы обратить внимание на один очень примечательный факт: ставки и суммы, с одной стороны, налога на жилую недвижимость и, с другой стороны, транспортного налога или платы за городское парковочное пространство, если сравнивать их с европейскими или американскими показателями, разительно различаются. Как мы отметили, налог на недвижимость в Нью-Йорке превышает московский показатель более чем в 100 раз, тогда как транспортный налог — всего в 3–4 раза (в США он уплачивается в размере 8% при покупке автомобиля), а когда дело доходит до уличной парковки, тарифы оказываются практически сопоставимыми. Это означает, что московские власти применяют достаточно дифференцированный подход к жителям: отдавая себе отчет в том, что большая часть москвичей либо имеет в собственности жилье, полученное в советский период и приватизированное бесплатно, либо приобрела его в ипотеку и находится далеко не в наилучшем финансовом положении, они не устанавливают рыночного налога на недвижимость (про платежи за капремонт я сейчас не говорю — они имеют совершенно иную природу); в то же время применительно к гражданам, способным купить новый автомобиль или работающим в расположенных в центре города офисах, они используют более рыночные тарифы и ставки, что выглядит вполне обоснованным. Иначе говоря, Москва пытается несколько скорректировать существующую в России «плоскую» налоговую шкалу, которая, замечу, подвергается критике куда чаще, чем «высокие» московские налоги.

Можно коснуться еще некоторых особенностей московского бюджета — в частности, постоянно растущих поступлений от единого упрощенного налога, уплачиваемого преимущественно малым и средним бизнесом (его город собирает в три раза больше, чем налога на имущество физических лиц), или от продажи патентов на индивидуальную трудовую деятельность, что свидетельствует об упорядочении ситуации с занятостью работников-мигрантов. Однако заслуживающих внимания тем очень много, а мне хотелось прежде всего призвать коллег-экспертов к более взвешенному анализу тех «угроз», которые представляют для жителей Москвы финансовые аппетиты ее руководителей, — и эта задача кажется мне выполненной.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 14 марта 2018 > № 2528620 Владислав Иноземцев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > liter.kz, 14 марта 2018 > № 2526579

Пенсионеров и инвалидов избавят от бумажной волокиты

Об этом стало известно в ходе пресс-конференции с участием вице-министра труда и соцзащиты Светланы Жакуповой

Процедура установления инвалидности и степени утраты трудоспособности будет упрощена, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Министерства труда и социальной защиты населения.

Об этом стало известно в ходе пресс-конференции с участием вице-министра труда и соцзащиты Светланы Жакуповой. По ее информации, прием документов по трем социальным услугам будут осуществлять по принципу «одного заявления» через Госкорпорацию.

К этим услугам относятся: назначение пенсионных выплат по возрасту, базовые пенсионные выплаты и пенсионные выплаты из ЕНПФ. При этом, назначение выплаты разницы по гарантии государства при достижении получателем общеустановленного пенсионного возраста будет осуществляться проактивно с исключением приема заявления.

«В результате все пенсионные выплаты будут перечисляться на один банковский счет пенсионера одновременно, а выплата госгарантии - единовременно. Кроме того, разрабатываются механизмы перевода на проактивный порядок шести госуслуг по назначению социальных выплат», - сказала Светлана Жакупова.

Спикер также рассказала о правилах установления инвалидности и степени утраты трудоспособности.

«Учитывая важность, мы с пониманием относимся к созданию условий при установлении инвалидности и степени утраты трудоспособности. В частности, заявитель теперь вместо трех организаций может обратиться только в медико-социальную экспертизу. В дальнейшем мы планируем сделать более доступной и процедуру освидетельствования, исключив личное присутствие граждан и устранив таким образом условия для коррупции при принятии решений», - отметила вице-министр.

Помимо этого, на базе биржи труда для самозанятых будет реализован механизм упрощенной регистрации в органах госдоходов и внедрена система учета трудовых договоров. Это позволит отказаться от бумажных трудовых книжек и подготовит почву для внедрения всеобщего декларирования доходов. Отметим, Единая информационная система охватывает всю социально-трудовую сферу и «сопровождает» казахстанцев в течение всего жизненного цикла, а также оказывает автоматизированные услуги как: персональный учет граждан при рождении, трудоустройстве, перечислении пенсионных взносов в ЕНПФ, социальных отчислений в ГФСС, при наступлении социальных рисков, оказании социальных услуг, осуществлении выплат и т.д.

Объем оказанных услуг постоянно растет. За 2017 год оказано более 19 млн услуг, из них 17% - через портал e-gov. По словам вице-министра, персональные сведения по всем получателям услуг обновляются в режиме онлайн, что позволяет осуществлять мониторинг обеспечения социальных прав граждан и при необходимости принимать релевантные решения.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > liter.kz, 14 марта 2018 > № 2526579


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554350 Олег Пономарев

Верховная рада может рассмотреть закон о насильственной украинизации

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — «Народный фронт» Арсения Яценюка намерен протолкнуть на ближайшей сессии очередной скандальный законопроект о насильственной украинизации и об ответственности за его нарушение. Согласно проекту закона, в стране закрепляется обязательность использования украинского языка во всех сферах общественной жизни, а за «пренебрежение» к языку — уголовная ответственность до 3 лет лишения свободы. Более того, за соблюдением норм закона будут следить специальные «языковые инспектора» с широкими полномочиями.

Народный депутат: «Государственным языком на Украине является украинский язык»

Законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» в первом чтении в повестку дня уже на этой пленарной неделе потребовал внести глава фракции «Народный фронт» Максим Бурбак. В частности, документ делает украинский язык обязательным во всех сфер жизни и вводит жесткие санкции за нарушение языковой политики.

«Народный фронт» настаивает, чтобы во время этих двух пленарных недель мы рассмотрели и приняли в первом чтении законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» (5670-д). Под законопроектом стоят подписи более 80 депутатов из разных фракций. В сессионном зале есть компромисс большинства фракций относительно этого важного законопроекта», — заявил Максим Бурбак.

По его словам, причиной такого шага стало отсутствие в украинской законодательной базе каких-либо норм и законов о государственном языке, а ситуация регламентируется только нормами Конституции.

«Сегодня у нас нет закона о государственном языке, хотя статья 10 Конституции Украины гласит, что государственным языком на Украине является украинский язык. В конце февраля Конституционный Суд Украины признал неконституционным подрывной закон парочки «регионалов», который защищал на Украине не украинский, а русский язык. Конституционный Суд свое дело сделал — восстановил законность и справедливость. Теперь свой долг должны выполнить мы», — добавил глава фракции.

По его словам, инициатива «Народного фронта» нашла широкую поддержку в обществе, в частности некой «академической среды и украинских интеллектуалов».

«Откладывать его рассмотрение в долгий ящик не имеем права. Наша фракция настаивает на его скорейшем принятии. Защита и утверждение украинского языка — это вопрос национальной безопасности и противодействие гибридной агрессии «русского мира», — добавил Максим Бурбак.

Пациентам в реанимации будут оказывать помощь только на украинском языке

Но вернемся к проекту закона. По словам его авторов, документ закрепляет обязательность (!) использования украинского языка во всех сферах общественной жизни — выпускные и вступительные экзамены, внешнее независимое оценивание, тесты и сертификация документов будут проводиться только на государственном языке.

Исключением из правил станут образовательные учреждения национальных меньшинств, где допускается использование родного языка, но наравне или параллельно с украинским. При этом, украинские ВУЗы будут иметь право использовать языки стран Европейского союза, а защитить докторскую диссертацию по согласию Ученого совета можно будет защитить также на языках ЕС.

Что касается культуры, то все афиши должны быть напечатаны на украинском языке или продублированы на него с любого иностранного. Все театральные представления на иностранных языках в государственных или коммунальных театрах должны также сопровождаться субтитрами на украинском языке. В случае, если в культурных мероприятия или спектаклях задействованы зарубежные исполнители или лица, не владеющие украинским языком, для зрителей в зале должен осуществляться синхронный перевод.

Что касается кинотеатров, то здесь авторы закона явно не в курсе, что уже несколько лет все картины в стране дублируются на украинский язык. Тем не менее, народные депутаты предлагают ограничить присутствие зарубежных картин на языке оригинала до 10% от их общего количества.

В медицинской сфере врачи будут обязаны общаться, работать и вести медицинскую документацию сугубо на украинском языке. Переходить на русский язык можно будет в случае, если об этом попросит сам пациент.

Украинский язык предлагается сделать обязательным и для всех СМИ, а передачи на иных языках подлежат дубляжу. Электронные СМИ должны будут иметь страницу на украинском языке, которая будет загружаться по умолчанию как стартовая.

И как здесь не вспомнить опыт Латвии. Именно по «кальке» этой балтийской страны на Украине будет создан Центр украинского языка, а специально созданная Национальная комиссия по стандартам государственного языка будет следить за соблюдением закона стандартов и провеять госчиновников на знание украинского языка. Среди прочего, этот Центр будет выдавать сертификаты о знании украинского языка для трудоустройства. В свою очередь, в структуре Кабинета министров Украины появится должность Уполномоченного по защите государственного языка и целый штат «языковых инспекторов», которые должны иметь высшее образование или научную степень по филологии или в отрасли права. Инспекторы получат право проводить «языковое инспектирование» в случае жалоб или по собственной инициативе любых предприятий и организаций всех форм собственности, проводить проверку документации и составлять протоколы за нарушение языкового законодательства.

За несоблюдение закона предполагается накладывать штраф в размере 50 необлагаемых налогом минимумов (сегодня это 850 гривен или 420 российских рублей), либо арест до 6 месяцев или лишение свободы до 3 лет.

Украина. Хроника уничтожения русского языка

Ранее попытки насильственной украинизации были приняты в штыки парламентами Венгрии, Румынии, Молдавии и России. Так, в Государственной думе России заявили, что т. н «реформа образования» на Украине направлена своим острием прежде всего на уничтожение остатков обучения на русском языке.

«Не случайно в новом законе об образовании нет даже упоминания о русском и других языках народов Украины. Верховная рада вновь провоцирует ситуацию, которая привела к гражданской войне на востоке Украины и как далеко от искомых европейских ценностей заходят в стране, добивающейся членства в ЕС», — полагают в ГД России.

5 сентября 2017 года Верховная рада Украины одобрила реформу образования в стране. В языковом вопросе депутаты сошлись на том, что представители нацменьшинств смогут получать образование на родном языке наряду с государственным в дошкольных учреждениях и начальной школе, представители коренных народов — в дошкольных учреждениях и средней школе. На дальнейших стадиях обучения предусмотрена возможность изучения языка коренного народа или нацменьшинства как отдельного предмета. Чтобы избежать обвинений, Украина передала его на экспертизу ЕС, где заявили о многочисленных нарушениях, а также притеснении русского языка на Украине.

Напомним, что в начале этого года Конституционный суд Украины посчитал неконституционной процедуру принятия закона в 2012 году т. н. закона «Кивалова-Колисниченко» «Об основах государственной языковой политики». Радикально настроенные националисты назвали этот документ экспансией русского языка на Украине, хотя, по сути, он лишь предполагал защиту русскоязычного населения страны и его права общаться на родном языке. Отмена закона за 2012 года вернула Украину к законодательству времен СССР, согласно которому государственным языком является украинский язык, но при этом может использоваться и любой другой язык. Автор отмененного закона, бывший депутат от Партии регионов Вадим Колесниченко подтвердил, что при принятии его документа в 2012 году в текст специально были заложены положения, которые, в случае отмены этого закона в будущем, ввели бы в силу нормы закона 1989 года.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554350 Олег Пономарев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 13 марта 2018 > № 2527877

Минпромторг России поможет найти точки взаимодействия МФТИ и промышленных предприятий.

13 марта на площадке Минпромторга России состоялось расширенное заседание Наблюдательного совета Московского физико-технического института, в котором приняли участие представители промышленных предприятий. Основной темой заседания стало обсуждение стратегии развития исследований и разработок МФТИ в кооперации с крупными индустриальными партнерами.

На заседании Министр промышленности и торговли Российской Федерации, член наблюдательного совета МФТИ Денис Мантуров обратил внимание на необходимость не потерять первенство и тем более не остаться на задворках новых технологических революций.

«У нас широкая повестка направлений развития. Мы рассчитываем на то, что отечественные предприятия промышленности, других отраслей экономики будут заинтересованы в сотрудничестве, заказывая новые темы и отрабатывая их совместно с МФТИ. В первую очередь, мы рассчитываем на научный, фундаментальный потенциал института, который нужно уже превращать в прикладную составляющую, чтобы на практике коммерциализировать и производить ту продукцию, в которой нуждается сектор потребления», - заключил Министр.

Председатель Наблюдательного совета Владислав Сурков вспомнил недавние тезисы выступления Президента России Владимира Путина перед Федеральным собранием Российской Федерации о недопустимости технологического отставания России от западных стран и насколько важно иметь современные технологии для развития, безопасности и повышения качества жизни людей. В этом контексте взаимодействие предприятий и МФТИ особо актуально.

«Это глубокое сотрудничество, где есть и совместные исследовательские работы, и базовые кафедры, которые помогают совместной работе. Сегодня здесь присутствуют те компании, которые начали работу с университетом, есть те, кто еще не начал, - отметил Владислав Сурков и продолжил. – Цель понятная, чтобы мы дали новый импульс сотрудничеству крупных компаний, средних и любых других с нашим университетским сообществом, в данном случае с физтехом, и то, чтобы наши компании могли получать нужные технологии».

В ходе заседания выступили представители Объединенной авиастроительной корпорации, Объединенной судостроительной корпорации, АО «Концерн Радиоэлектронные технологии», Группы компаний «РТИ», ПАО «Россети», АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» и Ростелекома, рассказав о совместной работе с МФТИ. По итогам их докладов глава Минпромторга России предложил ректору МФТИ Николаю Кудрявцеву сформировать возможные направления дальнейшей совместной работы с предприятиями.

Кроме того, участники совещания обсудили потенциальные меры поддержки со стороны Минпромторга России, которые могли бы использоваться предприятиями для уменьшения рисков при осуществлении совместных проектов с институтом.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 13 марта 2018 > № 2527877


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 13 марта 2018 > № 2527254

«В зачистке проблем нет, есть проблема в перезагрузке»

Путин обсудил ситуацию в Дагестане с представителями общественности

Владимир Ващенко, Андрей Винокуров

Владимир Путин прибыл в Дагестан, где на встрече с общественниками обсудил проблемы республики. Месяцем ранее была арестована значительная часть дагестанской элиты, что может говорить о желании Москвы установить плотный контроль в республике. Некоторые политологи считают, что именно для этого и был назначен на пост главы Дагестана экс-руководитель фракции ЕР Владимир Васильев, имеющий поддержку силовиков. Что творится в республике сейчас — в материале «Газеты.Ru».

Президент России Владимир Путин 13 марта посетил Дагестан, где обсудил ситуацию в республике с представителями общественности.

«Во встрече с главой государства приняли участие представители общественности, в частности, из Ботлихского и Цумадинского районов Дагестана. Многих из них Путин встречал в 2000-х годах, когда посещал республику после операции по борьбе с террористами», — рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Кроме того, он подчеркнул, что Путин планирует обсудить с руководством Дагестана вопросы развития республики, а также первоочередные задачи. Но перед этим президент специально встретился не с чиновниками, а с рядовыми жителями республики, «которые лучше всего знают проблемы и чувствуют их на земле», и «призвал навести порядок в экономической деятельности республики».

А проблемы в Дагестане действительно есть. С начала февраля межведомственная комиссия, в которую входят представители ФСБ, МВД, СК РФ и Генпрокуратуры, проводит крупную антикоррупционную операцию в Дагестане. На данный момент силовики арестовали врио председателя правительства Дагестана Абдусамада Гамидова, его заместителей Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также экс-министра образования Шахабаса Шахова. Арест был проведен по обвинению в мошенничестве с бюджетными средствами, выделенными для социальных программ.

Генпрокуратура нашла ряд нарушений в работе и других ведомств Дагестана. Так, сотрудники надзорного ведомства установили, что управление Росреестра по Дагестану допустило грубые нарушения при регистрации объектов недвижимости и земельных участков. Кроме того, выяснилось, что в республике из-за массовых выбросов загрязняющих веществ в воздух и море неоднократно происходили массовые вспышки болезней.

В связи с этим руководителям федерального Росприроднадзора и Росреестра Артему Сидорову и Виктории Абрамченко вынесены представления, «в которых поставлен вопрос об ответственности руководителей управлений Росприроднадзора и Росреестра по Дагестану».

Помимо прочего, на время работы федеральной комиссии силовиков дагестанским чиновникам временно запретили выезд за границу. Это касается всех руководящих работников республиканского и городского уровней.

Врио главы республики Владимир Васильев официально уволил Гамидова с поста главы правительства республики. 7 февраля Национальное собрание Дагестана одобрило кандидатуру нового премьера, им стал экс-министр экономики Татарстана Артем Здунов.

Кроме того, 4 марта был отстранен от должности, а позже помещен под домашний арест глава Дербентского района республики Магомед Джелилов (в отношении него возбуждено уголовное дело «Превышение должностных полномочий). 2 марта был задержан замглавы таможни Дагестана Араз Галимов (подозревается в контрабанде и наркотрафике).

Брат за братом

Чиновники, которых задержали и перевезли в Москву для решения вопроса о мере пресечения (Басманный суд арестовал всех на два месяца), считаются представителями высшего звена дагестанской элиты. Например, Абдусамад Гамидов — брат Гамида Гамидова, в прошлом — министра финансов Дагестана и депутата Госдумы РФ первого и второго созывов. Абдусамад работал инструктором по спортсооружениям при Дагсовете спортобщества «Динамо», позже он был избран депутатом местного парламента, а затем — председателем подкомитета Народного Собрания Республики Дагестан. В 1996 году Гамидов пошел по пути старшего брата и тоже возглавил Минфин республики, а в 2013 году — и местное правительство, став вторым человеком в республике после Рамазана Абдулатипова.

Абдусамад Гамидов был задержан сотрудниками ФСБ в Махачкале; в его кабинете, а также в доме в родовом селе Мекеги прошли обыски. Следователи предполагают, что Гамидов и ряд его коллег причастны к хищению почти 200 млн рублей, выделенных из бюджета Дагестана на реализацию соцпрограмм и инвестпрограмму.

В ходе обысков оперативники и следователи нашли у Гамидова позолоченные боевые пистолеты ТТ, Стечкин, а также итальянский пистолет «Беретта», который не производится в РФ. На рукоятке ТТ-шника были выгравированы буквы ГАМ, совпадающие с инициалами Гамидова. Также при обысках обнаружили два автомата Калашникова и патроны. Как следует из видеозаписи, сделанной во время оперативных мероприятий, жил врио премьера в просторном доме, в окружении чучел белых медведей и тигров.

Во время ареста в Басманном суде Москвы сам чиновник заявил, что вину не признает: «Категорически не согласен с обвинением. Дело шито белыми нитками». По его словам, «это дело идет с 2012 года». «Почему меня не приглашали и не допрашивали? Почему ФАС, Счетная палата не проверяли?», — возмутился он. Также Гамидов попросил суд поместить его под домашний арест. Однако судья сочла, что для интересов следствия бывшему дагестанскому премьеру лучше побыть некоторое время в СИЗО.

Под стражу отправился и бывший врио вице-премьера республики Шамиль Исаев. Он также заявил, что не признает свою вину, «ни в какой организованной группе не участвовал» и готов сотрудничать со следствием. По данным «Новой Газеты», Исаев связан с группой компаний НК «Согрнефть», которой принадлежит крупная сеть заправок по всей республике. Также он является председателем правления крупного совместного азербайджано-дагестанского предприятия «АсераАгромир», которое занимается строительством промышленных теплиц. С 2006 года на протяжении девяти лет Исаев являлся депутатом Народного собрания третьего, четвертого и пятого созывов.

Фамилия Исаева фигурировала при расследовании уголовных дел об убийстве известных в Дагестане журналистов.

Так, в 2009 году в Махачкале застрелили главного редактора газеты «Согратль» Малика Ахмедилова. В декабре 2011 года был убит известный общественный деятель и владелец одной из самых влиятельных дагестанских газет «Черновик» Хаджимурад Камалов. В деле Камалова Шамиль Исаев поначалу упоминался как возможный заказчик. Следователь даже заявлял ходатайство на обыск в доме Исаева, однако он на тот момент являлся членом республиканского парламента и от следственных процедур его спасла депутатская неприкосновенность. По этому делу он проходит свидетелем. Хотя СК РФ выяснил, что некоторое отношение бывший чиновник к убийству Камалова все же имеет. По версии следователей, владельца «Черновика» застрелил Магомед Абигасанов, троюродный брат вице-премьера Шамиля Исаева, 12 лет работавший начальником личной охраны чиновника.

Ни в чем не знают мэру

В рамках дела о мошенничестве в СИЗО по решению Басманного суда отправились еще один зам Гамидова Раюдин Юсуфов и экс-министр образования Шахабас Шахов. Они также не сочли себя виновными.

По версии следствия, в 2014 году Шахабас Шахов убедил правительство республики в рамках реализации федеральной целевой программы «Образование» купить здание бывшего ресторана «Шуринка» в селении Халимбекаул Буйнакского района. Там якобы планировалось создать детский сад на 50 мест, Гамидов даже издал соответствующее распоряжение. Следствие полагает, что все четверо задержанных знали, что стоимость бывшего ресторана с участком земли даже с учетом реконструкции составляет 12 млн рублей, но приобрели его на бюджетные деньги за 31,8 млн рублей.

Также, как полагает следствие, Гамидов и его зам Юсуфов совершали махинации с открытыми аукционами. В частности, так произошло с тендером на реконструкцию здания спецучреждения для временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Был заключен фиктивный контракт с ООО «Гранд-Строй», составлены фальшивые акты о приемке работ. В течение 2013 и 2014 годов этой фирме из бюджета был перечислен 41 млн рублей.

Кроме того, сотрудники СК РФ считают, что Шамиль Исаев с 2011 года незаконно владеет туристической базой «Орлиное гнездо», расположенной в поселке Гуниб Гунибского района. Исаев, по версии обвинения, незаконно обеспечил включение турбазы в республиканскую адресную инвестиционную программу на 2014 год. В СК РФ уверены, что это было сделано, чтобы похитить 35 млн рублей, выделенных на создание инженерной инфраструктуры по заведомо завышенным расценкам.

Первым тревожным звонком о том, что в руководстве Дагестана начались зачистки, стало уголовное дело против мэра Махачкалы Мусы Мусаева. В марте 2016 года, по данным следствия, Мусаев, находясь в должности мэра Махачкалы и зная, что расположенный в городской черте земельный участок площадью около 17,5 тыс. кв. м является собственностью республики, подписал постановление о предоставлении этой земли в собственность ОАО «АСПК». За участок фирма выплатила около 1,1 млн рублей — при этом, по заключению специалистов, рыночная стоимость этого земельного участка составляет более 81 млн рублей.

До сих пор самым громким скандалом с участием высокопоставленных чиновников в новейшей истории Дагестана считалось уголовное преследование другого руководителя Махачкалы Саида Амирова.

Амиров был задержан в июле 2013 года по подозрению в организации убийства сотрудника СК России Арсена Гаджибекова.

Для задержания мэра в Махачкалу прибыл спецназ ФСБ России. Градоначальника перевезли в Москву и там арестовали. По этому же делу проходили его племянник Юсуп Джапаров и Магомед Кадиев. В зависимости от роли каждого им инкриминируется совершение следующих преступлений: «посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование, в том числе организация и пособничество» и «незаконный оборот оружия».

Как полагает следствие, заказчиком убийства Гаджибекова является мэр Махачкалы Саид Амиров, организатором — помощник прокурора города Кизляра Магомед Абдулгалимов, пособниками — заместитель главы города Каспийска Юсуп Джапаров и следователь Кировского РОВД города Махачкалы Магомед Ахмедов, непосредственным исполнителем убийства — Магомед Кадиев. В августе 2015 года Амиров был приговорен к пожизненному лишению свободы, после вступления приговора в законную силу его отправили в колонию для пожизненно заключенных «Черный дельфин» в Соль-Илецке.

Центр хочет контроля

Эксперт по Северному Кавказу, профессор МГИМО Алексей Малашенко считает, что в этот раз чистки идут гораздо более серьезные, чем при приходе Абдулатипова: «Это демонстрирует и привод с собой варягов. Вроде бы видна решимость властей переломить ситуацию. Но, с другой стороны, это может делаться просто в связи с президентской кампанией». По словам Малашенко, центральные власти предпочитают действовать тактически, а не стратегически. «Васильев очень умный, толковый и порядочный человек. Но, к сожалению, у него инструментальная функция. Все зависит от того, хватит ли у центра упорства», — отмечает эксперт.

Политолог Константин Калачев считает, что еще в момент ареста Амирова прослеживалось желание федерального центра усилить контроль за республикой, а недавнее назначение Васильева и его последние действия можно рассматривать аналогично. Эксперт подчеркивает, что в рамках политического менеджмента история с Кавказом стояла всегда особняком. Традиционно внутриполитический блок имеет там ограниченное влияние. «Он, скорее, курируется по силовой линии», — уверен Калачев.

Напомним, что во время назначения Васильева «Газета.Ru» высказывала предположение, что это решение могло быть пролоббировано именно со стороны силового блока — с которым нынешний глава Дагестана имеет давние связи. Впрочем, по мнению Калачева, для положительного результата Васильеву нужны не только чистки, но и история успеха. Эта задача, по словам политолога, сложнее, так как требует «экономического прорыва». Общественное мнение, по его наблюдениям, сейчас, скорее, на стороне губернатора. Но нужны и дальнейшие шаги. «С одной стороны, заявления Васильева, что он будет опираться и смотреть местные кадры, с другой стороны — дагестанским премьером стал министр экономики Татарстана. Роль силовиков там исключительно велика: относительно новый глава УФСБ, новый прокурор республики. В зачистке проблем нет. Есть проблема в перезагрузке», — резюмирует политолог.

Ставка на самого Васильева может рассматриваться как сильный ход. Но остается проблемным вопрос набора местных профессиональных кадров.

Пока, по анализу политологов, в правительстве региона находятся «исполнители без инициативы». Также стоит учитывать, что многие не хотели бы видеть истории успеха «генерал-губернатора» на Кавказе. Поэтому будет много желающих вставить палки ему в колеса.

С самого начала прихода Васильева кулуарно высказывалась версия, что он может находиться на этой должности недолго. Поводов к таким выводам, в том числе, добавлял его разговор с президентом, предшествовавший назначению. «Я вас хочу просить исполнять обязанности руководителя республики до сентября следующего года, а дальше многое будет зависеть от вас и от того, что произойдет за этот почти год», — заявил тогда Путин. Кроме того, многие указывали на возраст экс-депутата Госдумы — 68 лет.

Некоторые собеседники «Газеты.Ru» вспоминали историю экс-главы Калининградской области Евгения Зиничева, продержавшегося на своей должности несколько месяцев и успевшего «зачистить» регион для нынешнего губернатора региона Антона Алиханова. Однако Калачев считает, что использовать Васильева как «таран» — идея плохая: «Какие проблемы это решит? Вот показать, как можно сделать рывок с опорой на приезжих и местных, вот это амбициозно».

Калачев напомнил, что во время дагестанских задержаний в республике был глава Татарстана Рустам Минниханов. Регион, по мнению эксперта, находится в лидерах социального самочувствия, там идет устойчивое развитие и есть «кадровая скамейка». Он также отметил, что в обоих субъектах большое количество приверженцев ислама. «Но главное, что выходцы из Татарстана прошли проверку и в Москве, и на федеральном уровне. Там к кадровой политике серьезный подход», — подчеркивает эксперт.

Старший научный сотрудник РАНХиГС Константин Казенин также трактует происходящее в Дагестане как попытку переломить ситуацию с коррупцией: «В регионе не преодолена коррупция, причем не только «правительственная», там очень высок уровень низовой коррупции. Безусловно, не решена проблема обеления экономики, особенно малого бизнеса. Местное население отличается большой деловой активностью, которая — и это надо признать — отчасти находится «в тени». Поэтому если сейчас будут действия по поспешному изменению ситуации, по обелению экономики, это может увеличить напряженность».

Существенную долю «серых» доходов составляет земельная сфера, где у Дагестана сложилась уникальная ситуация.

«Правящая элита заинтересована в создании максимально коррупционного рынка земли. В частности, по земле для отгонного животноводства есть специальный республиканский закон, который делает использование таких земель максимально запутанным.

Думаю, основная причина — желание извлечь коррупционную ренту», — отметил эксперт.

Визит в республику главы СК РФ Александра Бастрыкина 8 февраля Казенин связал с «демонстрацией силы, серьезности намерений федерального центра». Можно спорить, насколько тотальной будет удаление прежней элиты или же с какими из ее представителей будет «перезаключен договор», полагает эксперт. Но даже если договор будет перезаключен, то на менее выгодных условиях. И следить за соблюдением законодательства из центра теперь будут гораздо тщательнее.

При этом остается вопрос, какой станет политика в отношении местных силовиков, добавил Казенин. «Сейчас, с одной стороны, ситуация изменилась: было и много антикоррупционных дел в отношении местных силовиков, были и попытки преодоления сращивания силовиков с муниципальными центрами влияния (это делалось часто за счет межрайонной ротации полицейских). Однако в республике регулярно пока возникают инциденты, по которым у рядовых жителей возникают вопросы к отдельным конкретным силовикам», — сказал он «Газете.Ru».

По мнению президента Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Владимира Захарова, в ближайшее время в республике стоит ожидать дальнейших арестов и посадок. «Коррупция там была довольно высока. Дагестан — республика, в которой проживает огромное количество народов — всегда отличался тем, что там всегда ключевые посты занимали аварцы или даргинцы.

Как и у всех горских народов, у них очень развито кумовство, а это, как правило, значит, что если кто-то один получает крупный министерский пост, то и вся родня, все друзья должны также занимать хлебные места.

Верховная же власть долго не следила за тем, как расходуются в республике бюджетные деньги, — пояснил «Газете.Ru» эксперт. — Сейчас же, когда во главе республики стал человек, независимый от этих народностей, ему стал ясен масштаб огромного разворовывания бюджетных средств — особенно на фоне того, что народ Дагестане в целом живет бедно».

Что же касается того, почему сейчас премьер-министром Дагестана поставили человека из Татарстана, то это, по мнению Захарова, произошло по двум причинам. «Во-первых, он человек, пришедший абсолютно извне: у него нет никакой связи не только с дагестанскими кланами и народностями, но и вообще ни с какими крупными политическими фигурами Северного Кавказа. Но, во-вторых, он мусульманин, что крайне важно, учитывая дагестанскую специфику. В силу своего положения премьер принимает участие в разных мероприятиях, связанных с религиозными традициями региона, и потому на этот пост нужен либо мусульманин, либо, в крайнем случае, человек, очень хорошо знакомый с мусульманскими обрядами и традициями», — заключил эксперт.

Как бы то ни было, борьба с коррупционерами и клановостью в Дагестане на нынешних уголовных делах не закончится. Она будет продолжена и после выборов, пообещал Путин на медиа-форуме Общероссийского народного фронта 2 марта.

«Все, что делается, делается в интересах народа Дагестана. Все будет продолжено», — заявил глава государства.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 13 марта 2018 > № 2527254


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 марта 2018 > № 2526606 Владимир Васильев

Рабочая встреча с врио главы Дагестана Владимиром Васильевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан Владимиром Васильевым.

В.Путин: Владимир Абдуалиевич, мы с Вами практически уже начали обсуждать ситуацию в республике, встретились с жителями двух районов. Было очень интересно послушать живое представление о том, каковы дела и в тех сёлах, где они живут, и в республике в целом.

У Вас уже сложилось видение того, что нужно делать в самое ближайшее время для развития Дагестана. На чём, имея в виду эти знания, полученные в ходе работы – непродолжительной, но всё-таки уже конкретной работы, – на чём, Вы считаете, нужно сосредоточиться в самое ближайшее время?

В.Васильев: Владимир Владимирович, Вы сегодня в разговоре с людьми – я очень внимательно смотрел за реакцией – сказали следующее: что мы должны выстроить такие отношения, чтобы люди, где бы они ни жили, чувствовали себя защищёнными, а не на обочине. Поэтому, я так понимаю, это и наша сейчас задача.

Поэтому мы, во-первых, решаем те социальные вопросы, которые есть, выполняем указы и те обязательства, которые есть. Это первое. Но при этом – и Вы тоже сегодня коснулись этой темы – мы видим, что республика (кстати, об этом говорили выступающие, помнят, когда Дагестан был донором, люди хотят гордиться этим) может немало делать и сама.

Мы сейчас начали первые встречи, причём Вы видели, какие у нас замечательные люди. Один говорит: «Сажать не надо, вы давайте с ним поговорите». То есть люди, что называется, лишнего не берут. Вот мы так сейчас и ведём работу по целому направлению.

Мы говорили про газозаправочные станции, рынки, у нас есть проблемы [с ними]. Сейчас, в ближайшее время, встречусь со строителями, есть вопросы: строят много, а налогов не видим. Я уже шутил, джинны, наверное, строят, потому что на стройке до 10 человек, а должна быть сотня как минимум, такой фонд заработной платы. Мы же за это потом платим, за то, что у нас не заработали.

Так что мы этим сейчас системно начали заниматься. Приятно, что люди это видят, оценивают, ждут, что мы и дальше пойдём. Спасибо Вам большое за поддержку. Так что мы будем сейчас включать, кроме тех ресурсов, которые нам федеральный центр выделяет. Спасибо огромное.

Ваша сегодняшняя встреча для меня тоже важна. Вы коснулись вопросов и образования, школ. Вот сегодня Вы услышали, что одна сгорела, другая – в ветхом состоянии, надо делать, в горах надо делать. Так что в этом направлении будем работать.

У нас, кстати, большое спасибо, по Вашему поручению практически все основные министры уже побывали. Они приедут сейчас ещё по второму разу. Вы сегодня говорили об образовании, что оно определяет судьбу и семьи, и страны. Это правильно. У нас уже была встреча, приезжала [Министр образования и науки] Ольга Васильева, дважды приезжал к нам [её заместитель] Сергей Кравцов. Сейчас у нас работает группа – чтобы не бумажка была, а диплом, который ценится, диплом выпускника дагестанской средней школы.

Мы сейчас серьёзно занимаемся, двигаемся дальше по части ЕГЭ, чтобы с самого начала вступающие в жизнь дети Дагестана имели преимущество. А не так, знаете, как было, к сожалению: папа, мама, деньги – проскачу. Вот это надо останавливать, конечно.

Поэтому, начиная с образования, пойдём, параллельно решая вопросы, руководствуясь ощущениями людей. Сегодня, например, хороший был разговор, помог нам.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 марта 2018 > № 2526606 Владимир Васильев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 марта 2018 > № 2533002 Игорь Николаев

Нарисованные цифры: как и зачем в России манипулируют статистикой

Игорь Николаев

Экономист, директор Института стратегического анализа ФБК

Года полтора назад в правительственных кругах, вероятно, решили, что если выкинуть сырные продукты из перечня важнейших видов продукции, то исчезнет проблема пальмового масла, которое используется в их производстве. Но это не единственный случай вольного обращения со статистическими данными

Как только что отчитался Росстат, рост промышленного производства в январе 2018 года составил 2,9% по сравнению с соответствующим периодом 2017 года. После падения промышленности на 3,6% в ноябре и на 1,5% в декабре прошлого года такой результат представляется просто замечательным. Неудивительно, что министр промышленности и торговли Денис Мантуров, впечатленный, по-видимому, такими цифрами, заявил в интервью газете «Ведомости», что «краткосрочный негативный тренд, который мы наблюдали в конце 2017 года, переломлен».

Честно говоря, столь высокий результат промышленности в январе 2018 года выглядит несколько удивительным, потому что объективных предпосылок для него не было. Недаром ни один из прогнозов по январю не предусматривал, что промышленность так хорошо начнет 2018 год. Что ж, рост так рост. Тогда давайте посмотрим, как увеличился выпуск отдельных важнейших видов продукции.

Определить изменения в перечне важнейших видов продукции труда не составляет. Первое, что бросается в глаза, так это включение в перечень важнейших видов продукции «бумаги туалетной из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты и целлюлозных волокон и полотна из целлюлозных волокон».

Знаете, сколько у нас было произведено рулонов туалетной бумаги в январе 2018 года? Их произвели 413 млн штук, то есть по три рулона на каждого жителя страны. Может, это и не очень много, но впечатляет динамика: туалетной бумаги было произведено на 26,3% (!) больше по сравнению с январем 2017 года.

И здесь возникают нехорошие подозрения: может, за счет изменения перечня важнейших видов продукции, которые входят в «корзину» товаров-представителей, по которым считаются индексы производства, Росстат пытается улучшить показатели?

Нет, никто не хочет сказать, что за счет новых быстрорастущих видов продукции только и был обеспечен рост промпроизводства в январе 2018 года. Вон, к примеру, автомобилей легковых было выпущено на 31,7% больше по сравнению с январем 2017 года, средств автотранспортных грузовых — на 18,3% больше и т. д. Однако вопрос по поводу обоснованности изменения перечня важнейших видов продукции остается.

Ну-ка, что там еще в январе 2018 года появилось новенького, кроме туалетной бумаги, по сравнению с декабрем 2017 года? О, появились: «напитки сокосодержащие фруктовые (или) овощные» (прирост на 25,6% в годовом выражении), «овощи (кроме картофеля) и грибы консервированные» (+35,7%), «котлы водогрейные» (+71,5%), «белье постельное» (+3,1%) и пр.

Кстати, возникает и такой вопрос: почему в декабре, когда все готовятся к Новому году, эти важные для новогоднего стола товары («напитки сокосодержащие» и «овощи консервированные») отсутствовали в перечне важнейших видов продукции, а в январе они «вдруг» появились там?

Одновременно интересно посмотреть и на то, какая продукция оказалась исключенной Росстатом из перечня важнейших ее видов в январе по сравнению с декабрем 2017 года. Здесь тоже есть на что обратить внимание: к примеру, выкинутыми оказались «вагоны пассажирские железнодорожные» (да они всю жизнь до января 2018 года были в этом перечне), «камеры холодильные сборные», «никель необработанный» и пр. Ну да, туалетная бумага важнее вагонов, без сомнения.

Перечень важнейших видов продукции, безусловно, теснейшим образом коррелирует с «корзиной» товаров-представителей, по которой, собственно говоря, и проводятся расчеты. И от того, какие виды продукции туда включаются, зависит точность расчета данных по динамике производства.

Да об этом Росстат и сам пишет в своей Официальной статистической методологии исчисления индекса промышленного производства: «качество индексов производства зависит от выбора «корзины» товаров-представителей». Также чрезвычайно важно и то, что «для преемственности расчетов во времени в основу формирования перечня товаров-представителей положен принцип максимально возможного сохранения на длительный период постоянной (обязательной) «корзины» товаров».

Что же, принцип понятный и сам собой разумеющийся, если мы хотим получить корректные расчеты. Однако посмотрите, как, по сведениям Росстата, менялась в количественном выражении «корзина» товаров-представителей в последние годы: 2015 год — 1891 товар, 2016 год — 1343 товара, 2017 год — 1176 товаров. Это и есть «максимально возможное сохранение на длительный период постоянной (обязательной) «корзины» товаров»? Количественно «корзина» уменьшилась на 37,8% — интересное такое постоянство получается.

И какое может быть доверие к цифрам Росстата после этого? Доверия нет, а новые вопросы появляются. К примеру, есть такой вопрос: выдерживается ли Росстатом собственное требование, согласно которому для обеспечения репрезентативности индексов производства совокупная стоимость товаров, включенных в «корзину» по элементарному виду деятельности, должна составлять не менее 70% от объема производства в стоимостном выражении по данному виду экономической деятельности.

Помню, года полтора назад я обратил внимание на то, как Росстат легко так заменил товарную группу «сыры и продукты сырные» на просто «сыры». Было это на фоне естественного внимания общественности к вопросу о том, что высокий рост производства сырных продуктов (не сыров!), фиксируемый после введения российских антисанкций, обеспечивался мощнейшим импортом пальмового масла. По-видимому, в правительственных кругах решили, что если выкинем сырные продукты из перечня важнейших видов продукции, то проблема пальмового масла, которое используется именно в производстве таких продуктов, исчезнет. Так и сделали. Сделать-то сделали, но тем самым продемонстрировали, как можно, оказывается, обращаться со статинформацией.

Теперь вот новые вопросы появляются. Нет, не хочется верить, и пока будем гнать мысли о том, что Росстат начинает все больше грешить, не выполняя собственные же методические правила. Но не думать так становится все труднее.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 марта 2018 > № 2533002 Игорь Николаев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 12 марта 2018 > № 2531698 Петр Бирюков

Умение справляться с проблемами.

Москва — единственный регион в России, где инженерная инфраструктура обновляется на 2% в год.

Москва — самый большой город России и один из крупнейших мировых мегаполисов. И городское хозяйство столицы решает беспрецедентные по своим масштабам задачи. Однако, несмотря на уникальность Москвы, ее опыт в сфере ЖКХ представляет большой интерес для всех российских городов и регионов. О том, как в столице обновляют инженерную инфраструктуру, благоустраивают общественные пространства и борются со снегопадами, — в интервью заместителя мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петра БИРЮКОВА.

«СГ»: Петр Павлович, пожалуй, самой обсуждаемой москвичами темой минувшего месяца стала очистка улиц от снежных заносов. На ваш взгляд, городским коммунальным службам удалось справиться с этой проблемой?

Петр Бирюков: Сказать, что февраль выдался сложным с точки зрения зимних осадков, — это ничего не сказать. За два дня при месячной норме 36 см их выпало 47 см, то есть 85 млн кубометров снега. И потом каждый день к этому добавлялось еще по 2-3 сантиметра. Даже в снежную зиму 2012–2013 годов больше 40 см за такой короткий срок не выпадало. Если в начале зимы на уборки улицы выходило 15 тысяч единиц снегоуборочной техники, то в феврале — уже 18 тысяч. Половина из них грузовики-самосвалы. Помимо машин ГБУ «Автомобильные дороги» и техники ГБУ «Жилищник» был мобилизован парк техники инженерных компаний, таких как ПАО «МОЭК», АО «Мосводоканал», ГУП «Мосводосток», ГБУ «Гормост». На уборке снега в пиковые дни было задействовано 80 тыс. человек, причем 25 тыс. из них — персонал перечисленных инженерных организаций. А вот личный состав подразделений МЧС и воинских частей к уборке снега на улицах и во дворах не привлекался. Солдаты, как обычно, убирали только территорию воинских частей.

Одним словом, нам удалось достойно справиться с решением возникшей проблемы. Возьмите, например, такой сопоставимый с Москвой мегаполис, как Париж. Там, когда выпадает 15 см осадков, движение на улицах останавливается, общественный транспорт парализован. У нас же и в пик невиданного снегопада автобусы продолжали ходить, пусть и с увеличенным интервалом. И мне хотелось бы поблагодарить наших горожан за проявленную в дни этой чрезвычайной ситуации сознательность. Во время интенсивного снегопада мы попросили автомобилистов по возможности воздержаться от поездок. И москвичи прислушались. Многие граждане обратились в управляющие компании, к старшим по подъезду с предложением оказать помощь в расчистке своего двора, получили инвентарь и взялись за работу. Мы такие инициативы будем только приветствовать. Ведь дворникам и снегоуборочной технике приходилось в эти дни работать в авральном режиме. По нормативу в дни осадков вывоз снежного вала должен начинаться только через 16 часов после того, как снегопад закончился. Нам же в нарушение принятых норм в социально значимых местах приходилось это делать, пока еще шел снег. Иначе движение было бы парализовано. И количество прометаний техника делала вдвое больше, чем положено по нормативу. Вместо трех за сутки выполнялось семь.

По нормативам мы должны убирать 10 см снега за три дня. Каждые последующие 5 см — плюс один день. То есть 10 дней для того, чтобы убрать весь снег. Мы это делаем почти вдвое быстрее. А вы представляете, сколько снега нам для этого пришлось вывезти и утилизовать? Представляете себе, что такое 85 млн кубометров снега? Если его загрузить в железнодорожные вагоны, то получится состав такой длины, что сможет обогнуть нашу планету по экватору. По итогам зимы уровень выпавшего за сезон снега, скорее всего, превысит два метра.

«СГ»: Главным направлением работы Комплекса городского хозяйства в минувшем году была реализация программы «Моя улица». Что будет сделано по этой программе в нынешнем году?

П.Б.: В 2017 году на улицах центральной части город выполнил беспрецедентный объем работ: треть того, что было сделано в рамках программы «Моя улица» за все предыдущие годы ее реализации. Если за период с 2011-го по 2016-й годы в городе было благоустроено 327 улиц и площадей суммарной протяженностью 311 км, то в наиболее продуктивном 2017 году — 119 улиц протяженностью 72,5 км. Общая площадь благоустройства при этом составила 308 гектаров.

Новый облик обрели двенадцать набережных — они стали единой велопешеходной зоной с местами для отдыха и смотровыми площадками. Вдоль Москвы-реки был проложен уникальный пешеходный маршрут длиной 17 км. Славянская площадь стала крупным транспортным хабом. Особое внимание мы уделяли работе с объектами культурного наследия. В целом за период комплексного благоустройства найдено примерно 25 тыс. различных артефактов, которые сегодня стали экспонатами музеев.

В этом году масштаб работ по программе будет скромнее. Главная причина тому — проведение в Москве этим летом матчей Чемпионата мира по футболу. По просьбе FIFA с начала июня и до середины июля никаких работ по благоустройству производиться не будет. В местах проведения мероприятий чемпионата и в оживленных туристических местах не планируется даже плановых ремонтных работ.

По требованию FIFA в апреле-мае мы дополнительно установим указатели на русском и английском языках — на подходах к стадионам, тренировочным базам ЧМ, гостиницам и т.д. Надо сказать, что это — часть планомерно выполняемой работы. Еще в 2013 году Комплекс городского хозяйства запустил проект по созданию единой системы пешеходной навигации на русском и английском языках. И в этом году его реализация должна завершиться. Всего должно быть установлено более 80 тыс. домовых указателей названия улицы и номера дома (к настоящему моменту их уже установили 69 тыс.) и более десяти тыс. отдельно стоящих городских указателей (на данный момент установлено 8,7 тыс.).

Однако работы по программе «Моя улица» в этом году все же будут проводиться и, что важно, за пределами исторического центра города. В границах же Садового кольца предстоит сделать не так много. В порядок будут приведены Кадаши и переулки в районе Солянки и Маросейки, самый значительный из которых Большой Спасоглинищевский переулок. За пределами Садового, но на небольшом удалении от центра, благоустроят семь крупных пространств — территории возле Киевского вокзала, пространство перед главным входом ВДНХ, площадь перед станцией метро «Улица 1905 года» и возле Еврейского музея и центра толерантности, а также подходы к Парку Горького со стороны Ленинского проспекта — там будет создана новая пешеходная зона. Общая протяженность подлежащих реконструкции улиц составляет 18,5 км, а суммарная площадь подлежащих благоустройству территорий равняется 90 гектарам.

«СГ»: Одна из основных задач Комплекса городского хозяйства — содержание объектов инженерной инфраструктуры. В то время, когда в среднем по России степень износа инженерных сетей увеличивается, Москве удается год от года обновлять сетевое хозяйство. Как это удается делать?

П.Б.: Действительно, Москва — единственный регион в России, где инженерная инфраструктура обновляется на 2% в год, в то время как по России в целом ежегодно «стареет» на 4%. В столице из года в год реализуется комплексная программа перекладки и обновления инженерии, благодаря этому уровень износа энергетической и коммунальной инфраструктуры планомерно снижается. Например, степень износа сетей электроснабжения удалось снизить с 65,2% в 2011 году до 56,3% в 2017-м, магистральных сетей теплоснабжения — с 46,5 до 45,2%, газопровода — с 36,5 до 35,6%, канализации — с 50,2 до 48,7%.

По оценке Всемирного банка, Москва стала одним из мировых лидеров по надежности электроснабжения. С 2012-го по 2017-й год срок подключения к электросетям в Москве уменьшился в 3,5 раза с 281 дня до 80 дней. В 2018 году период ожидания подключения должен снизиться до 77 дней.

Также удалось полностью устранить дефицит мощностей и добиться формирования 40-процентного резерва по тепло- и водоснабжению, а также по канализации сточных вод. В сфере газоснабжения накоплен резерв в размере 22% от потребляемых объемов, а в области электроснабжения — 25%. Существующий резерв мощностей позволяет обеспечить бесперебойную работу всех объектов городской инфраструктуры и запланированный ввод жилья и других социально значимых объектов города.

За последние семь лет в городе построено 12 опорных подстанций на 220 кВ, 7 газогенераторных блоков. И если в 2010 году энергомощность составляла примерно 14 тыс. мегаватт и мы вынуждены были с наступлением холодов отключать от электричества рынки, заводы и другие предприятия, то вот уже шесть лет никого зимой не отключаем. При этом максимальное потребление в декабре 2017 года составило 17,5 тыс. мегаватт, а 4 тыс. мегаватт было в резерве.

Упомянутые высоковольтные питающие центры должны стать основой создаваемого энергетического кольца сети напряжением 220 кВт. В него войдут подстанции «Очаково», «Магистральная», «Белорусская», «Бутырки», «Мещанская», «Красносельская», «Кожевническая», ТЭЦ-20, подстанция «Золотаревская», ТЭЦ-12, подстанции «Пресня», «Матвеевская» и «Очаково». Решение о создании кольца было принято еще в 2006 году. Такая система питающих подстанций позволяет достигать исторического максимума энергомощностей, которые обеспечивают быстрое, оперативное подключение потребителей, надежное обеспечение их электроэнергией, и даже пиковые нагрузки город сможет проходить без ограничения потребления электроэнергии и создания резервных запасов угля и мазута. Сегодня город хоть и продолжает закупать на всякий случай это так называемое грязное топливо, но уже четвертый сезон оно не используется. Все генерирующие мощности работают только на природном газе. Что же касается распределительных сетей среднего напряжения, то город осуществляет планомерный переход от сетей стандарта 6 кВ и 10 кВ, которые до сих пор преобладали в городе, к сетям стандарта 20 кВ. Такие распределительные сети позволяют передавать электроэнергию на большее расстояние с меньшими потерями.

Сегодня электросетевое хозяйство Москвы — это 103 тыс. км сетей, 158 питающих центров высокого напряжения, установленная мощность которых превышает 33 тыс. мегавольт-ампер, а также 23 тыс. трансформаторных подстанций среднего напряжения.

Ежегодно в городе вводят одну-две новые высоковольтные подстанции и около 400 трансформаторных подстанций среднего напряжения. Всего за 2012–2017 годы введено 12 260 мегавольт-ампер трансформаторной мощности, реконструировано 2212 км и проложено 7494 км кабельных линий. Уровень износа электрических сетей по сравнению с 2010 годом снизился с 65,2% до 56,3%.

Фактически с двойным резервом работает в городе и система теплоснабжения: она может выдавать 68 тыс. гигакалорий, а потребляет город только 32 тыс. Благодаря этому у нас появилась возможность перевести 21 районную котельную в холодный резерв.

Сформирован дополнительный запас мощности и в системе газоснабжения. Если в 2010-м ее пределом был показатель в 30 млрд кубометров, а город потреблял 29,5 млрд, то сейчас благодаря внедренным мероприятиям по энергосбережению город потребляет около 23 млрд.

Обладает значительным резервом, позволяющим осуществлять градостроительное развитие, и столичная система водоснабжения. Она рассчитана на подачу 6,5 млн кубометров воды в сутки, а реально Москва сегодня потребляет только 3,2–3,3 млн. При этом качество очистки водопроводной воды в столице за последние годы заметно улучшилось. Для ее обеззараживания перестал использоваться токсичный жидкий хлор — его заменили безопасным гипохлоритом натрия.

Имея достаточные резервы по питьевой воде, столичные станции водоподготовки начали снабжать ею подмосковные райцентры. Москва уже поставляет примерно 500 тыс. кубометров воды в год в подмосковные города Дзержинский и Балашиха. А в ближайшее время география поставок должна быть расширена — губернатор Московской области Андрей Воробьев согласился увеличить поставку московской воды в поселения Подмосковья. И сейчас руководство двух субъектов Федерации обсуждает совместный проект строительства дополнительных линий водопровода из Москвы в Подмосковье.

Готов город поделиться с областью и мощностями системы канализации: сегодня ее потенциал составляет 6,8 млн кубометров стоков, а город очищает только на 3,5 млн. На очистных сооружениях столицы используются новейшие технологии усушки осадка. Рассматривается также вариант внедрения термической утилизации сточных вод путем их сжигания в печах. А полученная при этом зола может стать сырьем для цементной промышленности. Эта технология уменьшит отрицательное воздействие на окружающую среду региона, а объем требующих захоронения осадков сократится до 100-120 тыс. тонн.

«СГ»: Какие новые технологии внедряются сегодня в столичном ЖКХ? Какие информационно-коммуникационные сервисы находят там применение?

П.Б.: Без современных технологий в сегодняшних условиях невозможно управлять такой сложной системой, какую представляет собой коммунальное хозяйство столичного мегаполиса. Уборкой улиц столицы занимаются 22,5 тыс. единиц техники, оснащенных датчиками отечественной спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС. Они позволяют отслеживать движение каждой из машин: в каком районе она находится, куда движется. Более того, диспетчеру видно, просто она едет с поднятой щеткой или подметает улицу. Вскоре датчиками контроля будет оборудован каждый агрегат на спецмашинах, чтобы вести мониторинг реально выполненного объема работы. В течение ближайших двух лет будет создан диспетчерско-аналитический центр, куда станет стекаться вся информация о работе парка дорожно-уборочной техники.

Другой пример внедрения информационно-коммуникационных технологий — повышение эффективности использования системы видеонаблюдения. Сегодня в нее входят 300 тыс. видеокамер, большинство из которых наблюдает за дворами жилых домов и подъездами. Благодаря этому город отказался от субсидий органам жилищного самоуправления на наем консьержек. Они не выдаются уже три года. Те же ТСЖ, которые все-таки считают необходимым сохранить консьержку, сами оплачивают их труд.

Стоит упомянуть и об эксперименте, реализуемом в Юго-Восточном и Западном административных округах, где проходит тестирование мобильное приложение, с помощью которого хозяин квартиры может вызвать из управляющей компании ремонтника, сантехника или электрика, а в качестве отчета о проделанной работе ремонтник посылает диспетчеру фото исправленной неполадки. Использование современных гаджетов не является проблемой для работников ГБУ «Жилищник». Сегодня в бюджетных учреждениях, обслуживающих 72% жилого фонда столицы, 40% работников — жители Москвы и Подмосковья, еще процентов 30% — жители центральных регионов России, приезжающие на работу к нам вахтовым методом. Зарплата, которая поднялась за последние годы в 2,5 раза по сравнению с той, что была прежде в частных компаниях, привлекает в столицу грамотных, добросовестных специалистов. ГБУ нет необходимости использовать неквалифицированную рабочую силу. Сегодня дворник, убирающий территорию по нормативам, получает 45 тыс. рублей в месяц, водители уборочной техники, механизаторы, слесари, сантехники — примерно по 60 тыс. рублей.

Наконец, важным инструментом контроля качества работы коммунальных служб стал интернет-портал «Наш город», который еще называют электронной жалобной книгой Москвы. В соответствии с регламентом у организации, на которую поступила жалоба, имеется восемь дней, для того чтобы исправить указанную в ней проблему и обнародовать информацию об этом.

«Если в 2010 году город потреблял 29,5 млрд кубометров газа, то сейчас, благодаря внедренным мероприятиям по энергосбережению, — около 23 млрд»

119 столичных улиц было благоустроено в 2017 году

Справочно

Сегодня в Москве работают 300 тыс. видеокамер, большинство из которых наблюдают за дворами жилых домов и подъездами.

Автор: Дмитрий КОСТЕНКО

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 12 марта 2018 > № 2531698 Петр Бирюков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 12 марта 2018 > № 2524618 Борис Воронин

ПРИСТАВЫ НЕДОБРАЛИ ОКОЛО 5 ТРЛН РУБЛЕЙ

Долги россиян приближаются к отметке 5 трлн рублей. Динамика неутешительная - за пять лет этот показатель удвоился.

Проблема возвращения долгов становится все более острой. Службе судебных приставов не удается справиться с этой задачей.

Сумма долгов россиян в последние годы непрерывно растет. По данным службы судебных приставов (ФССП), в 2013 году задолженность составляла 2,1 трлн рублей, в 2014-м - 3 трлн, в 2015-м - 3,8 трлн. Почти на триллион рублей сумма задолженности выросла по итогам 2016 года.

Причины две - падение доходов населения и неэффективная государственная система принудительного взыскания долгов. И если с первой проблемой государство не может справиться с 2014 года, то вторая - намного старше. Дело в том, что на сегодняшний день служба судебных приставов - единственный орган, уполномоченный на принудительное взыскивание.

- Причина неэффективности - чрезвычайная загруженность службы судебных приставов, - считает директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Борис Воронин. - Сейчас в текущем производстве одного пристава-исполнителя может одновременно находиться от 500 до 4000 исполнительных производств. Учитывая, что закон №230-ФЗ стимулирует кредитора и коллектора не столько договориться с должником, сколько обратиться в суд, число граждан, с которых задолженность взыскивается через суд, растет.

Разобраться с этой проблемой пытались несколько раз. Последняя попытка внести в Думу законопроект о создании института частных приставов была предпринята в 2014 году, но тогда депутаты посчитали, что эта мера прежде­временна, и отклонили его.

Законопроект предусматривал введение института частных судебных приставов-исполнителей параллельно с государственной системой исполнения судебных решений.

НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМ

В результате ФССП утонула в работе. В последние годы растут количество дел, общая сумма, подлежащая взысканию, нагрузка на судебных приставов. Еще в 2008 году в работе у судебных приставов находилось 35 млн исполнительных документов.

В проекте годового отчета Федеральной службы судебных приставов эти цифры претерпели значительные изменения - в 2017 году их количество выросло больше чем вдвое - до 84,6 млн исполнительных производств. В среднем у одного судебного пристава находилось 3,6 тыс. исполнительных листов, что на 300 дел больше, чем в 2016 году.

Нельзя сказать, что ФССП сидит ровно и ничего делает. По статистике этого ведомства, растет и количество фактически исполненных дел. Количество исполненных производств возросло с 34 до 41,3 млн. Но проблема в том, что судебные постановления растут опережающими темпами - к примеру, в 2017 году их стало на 6 млн больше. Приставы попросту катастрофически не успевают.

И если социально значимые долги перед государством ФССП довольно успешно взыскивает, то до исполнения частных судебных исков у них попросту не доходят руки. Взыскать долги граждан и юридических лиц удалось лишь у 14%, в денежном выражении это 633 млрд рублей, на 72,8 млрд рублей больше, чем в 2016 году, но, как видно из статистики, совершенно недоста­точно.

- Действительно, долги перед государством и алименты приоритетны для судебных приставов, - говорит Борис Воронин. - А вот задолженность перед кредиторами на втором плане. Коллекторам и банкам часто приходится жаловаться на нераспорядительность судебных приставов при взыскании долга. Потери финансового сектора очень велики. Во-первых, денежные средства не всегда возвращаются кредиторам. И значит, кредит для добропорядочных граждан становится дороже. Во-вторых, подрывается доверие к судебной системе, государству и любому контрагенту.

Официальная цифра - 14% взысканных ФССП долгов - говорит о том, что фактически возврат долга - исключительно дело доброй воли должника.

- Пострадавшее физлицо может само обратиться в суд и, получив исполнительный лист, передать его приставу-исполнителю, - продолжает Борис Воронин. - Но, как правило, толку от таких действий мало - приставу еще нужно найти имущество или доходы должника, которые он обычно прячет. Гражданин может обратиться к коллекторам за помощью, но обязательно к тем, которые внесены в реестр ФССП. На практике предприниматели и граждане, которым задолжали, ждут исполнения постановления суда годами, потому что действующих инструментов взыскания долгов у них нет.

- Коллекторы работают с банковскими долгами граждан и практически не берут частные дела, - рассказывает представитель коллекторского агентства НСВ/ПКБ Ольга Горелова. - Тема создания института частных приставов уже давно обсуждается в профессиональном сообществе, но пока до практических шагов дело так и не дошло.

НАЗАД В 90-Е?

- Выход один - надо разгружать судебных приставов или радикально увеличивать штат ФССП, - уверен Борис Воронин. - Второе маловероятно из-за непростой ситуации с расходами федерального бюджета. Значит, можно задуматься о передаче мелких долгов, рутинных функций, не связанных с принудительным исполнением, специально отобранным компаниям, а, скажем, выезд к должнику с описанием имущества оставить судебным приставам. Например, в большинстве стран Европы наряду с государственной службой приставов успешно работает институт частных приставов.

Вопрос расширения штата ФССП на государственном уровне, похоже, не обсуждается. Для нормального ее функционирования количество служебных приставов нужно увеличить кратно.

Кроме того, нужно сделать так, чтобы люди туда пошли, что потребует увеличения вознаграждения сотрудников. А на это в бюджете денег нет. Даже руководитель Федеральной службы судебных приставов Дмитрий Аристов не исключил, что часть функций по взысканию долгов могут передать коллекторам.

Пять триллионов рублей долгов - большой рынок, который в 90-х годах успешно регулировался людьми с золотыми цепями на шее с помощью бейсбольных бит. Похоже, если не принять срочных мер, то эти времена могут в скором времени вернуться.

Федор Житняк

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 12 марта 2018 > № 2524618 Борис Воронин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554283

Система Путина

18 марта состоятся выборы, новым президентом станет нынешний — это понятно уже сейчас. Минуло уже почти два десятилетия с того момента, когда Владимир Путин впервые занял этот пост. За это время он изменил страну и полностью подчинил ее себе.

Кристиан Эш (Christian Esch), Der Spiegel, Германия

Какой была бы Россия, если бы у власти там стоял не Владимир Путин, а какой-нибудь другой президент? Ответ на этот вопрос дает видеоролик, недавно распространенный в российских социальных сетях. Это рекламный ролик, призывающий россиян отправиться 18 марта на избирательные участки.

Персонаж этого ролика — мужчина, вечером накануне выборов он ложится спать и говорит жене, что не пойдет голосовать. Когда он просыпается, оказывается, что в России все встало с ног на голову. У его двери стоит темнокожий солдат из военного патруля, собирающегося задержать его и принудительно отправить на службу в армию. Его сын носит пионерский галстук — как во времена СССР. А на кухне у него сидит молодой человек нетрадиционной ориентации, «навязанный» его семье государством в качестве приемного сына.

Конечно, все это — не более чем кошмар, который закончился, когда герой ролика проснулся, чтобы все-таки поторопиться на избирательный участок. Он понял, что Россия рискует оказаться в руках опасных сил, если он ничего не предпримет против этого.

Вот уже 18 лет назад Владимир Путин в первый раз был избран президентом России. Но из всех выборов, в которых он участвовал, именно предстоящее голосование, пожалуй, самое абсурдное — и этот видеоролик демонстрирует это. Он внушает россиянам, что им предстоит сделать судьбоносный выбор, и при этом как бы насмехается сам над собой. Россия без Путина, как утверждает режиссер, была бы возможна лишь в качестве «анекдота», где находилось бы место солдатам-неграм, караулящим граждан у дверей их дома, и «голубым» иждивенцам, живущим у них. Избирателей призывают предотвратить нечто, чего в действительности просто не может быть.

И насколько же иное впечатление производили прошлые выборы шесть лет назад! Тогда по Москве и Санкт-Петербургу прокатилась волна массовых протестов, участники которых не боялись скандировать: «Путин — вор!»

Сейчас же Россию без Путина действительно невозможно себе представить. За минувшие 18 лет он поистине сросся со своей страной — он сопровождает россиян везде и всюду и стал для них полным олицетворением российского триколора. В принципе, никакие выборы России не нужны. Такого мнения придерживается и сам Путин. Он до сих пор ни разу не участвовал ни в одних предвыборных дебатах. И словно доказывая, что должность президента и он — неотделимы друг от друга, он представил свою избирательную программу в ходе своего выступления перед обеими палатами парламента в минувший четверг.

В его ежегодном послании каждый услышал то, что ему предназначалось. Так, Путин обещал вдвое сократить уровень бедности, в то же время анонсировав новое чудо-оружие для российской армии, в частности, ядерные ракеты неограниченного радиуса действия. В это время на огромных экранах за его спиной можно было увидеть, как новейшее оружие, изображенное с помощью компьютерной графики, летят и поражают, надо думать, американские цели. Эти кадры сопровождались продолжительными аплодисментами.

Вот уже почти два десятка лет Владимир Путин находится у власти. Это дольше, чем находился у власти Леонид Брежнев — «вечный» генеральный секретарь ЦК КПСС в советские времена. Выросло уже целое поколение россиян, которые попросту не знают, что такое жизнь без Путина. Россия при нем изменилась — как в лучшую, так и в худшую сторону. Она стала богаче и сильнее, но при этом более косной и изолированной. Она демонстрирует силу в Донбассе, но среднестатистический россиянин снова чувствует себя слабым и считает, что он находится в опасности.

Как же этому человеку удается так долго оставаться у власти? Что сделало «систему Путина» такой долговечной? И что будет потом, когда он перестанет быть президентом? Ведь, согласно Конституции, в 2024 году он не будет иметь права вновь участвовать в выборах.

Это вопросы, которые ведут в российскую глубинку, где «путинские» годы оставили несколько иные следы, нежели в столице, но именно там, где живет большинство россиян. Здесь проще понять, как живет путинская Россия. Его коротко, то все сводится к своеобразному «бартеру»: государство не дает своим гражданам права голоса, но дает им кое-что взамен: чувство стабильности и вновь приобретенного национальной гордости. Кремль как бы говорит: «не вмешивайтесь — действовать будем мы, а вы будете защищены от экономических проблем, и вас будет уважать настроенный против нас мир».

Стабильность и национальная гордость — вот обещания «системы Путина», а ее инструментами являются обман и сила.

Сторонники и противники в Кузбассе

Для знакомства с путинской Россией вполне подойдет сибирский город Кемерово. Этот типичный промышленный город: с прямоугольной планировкой улиц, серым снегом, постройками сталинских времен, является столицей Кузнецкого угледобывающего бассейна. Сразу за границами города начинаются шахты. Когда там взрывают породу, у жителей города по столам начинают скакать чашки с чаем. Над берегом замерзшей реки Томи возвышается подсвечиваемый красным светом символ города — памятник «Сердце шахтера».

Но в Кемерово есть и иной ресурс, помимо каменного угла: голоса избирателей. Кемеровская область известна «примечательными» результатами на выборах. Так, в 2015 году 97% избирателей проголосовали за переизбрание губернатора на новый срок. Явка была также на высоком уровне. В парламентских выборах 2016 года также приняли участие аж 87% жителей области, обладающих правом голоса. Для сравнения: в Москве, а также в соседнем с Кемерово Новосибирске явка составила всего 35%.

Поэтому для Кремля регионы вроде Кемеровской области незаменимы. Именно эти голоса компенсируют пассивность жителей Москвы или Санкт-Петербурга. Голоса избирателей сравнимы с углем: Кемерово «экспортирует» готовый продукт туда, где он нужен. Уголь отправляется в Китай, а избирательные голоса в Москву, где ведется централизованная статистика.

Валентина Трубицина и Нина Нилова идут быстрым шагом по солнечной улице, активно размахивая руками, в которых они держат палки для «скандинавской ходьбы». В Кемерово это излюбленный вид спорта среди пенсионеров. Ключевую роль в его популярности сыграл губернатор Аман Тулеев, раздавший ветеранам труда палки для «скандинавской ходьбы» бесплатно. Тулеев любит делать подарки. Он уже раздавал жителям детские велосипеды, галоши и даже делал бесплатным проезд в городских трамваях, на который так и было написано: «Подарок от губернатора Амана Тулеева».

Когда Валентине Трубициной исполнилось 80 лет, Тулеев существенно повысил ей пенсию — теперь она получает в пересчете целых 260 евро в месяц. В прошлом году Тулееву потребовалась хирургическая операция, и Валентина, по ее словам, плакала. Но теперь она каждое утро слышит сирены губернаторского кортежа, когда тот едет на работу. «И тогда мы знаем: едет „папа"», говорит она.

Тулеев на местном уровне добился того, к чему Путин стремится на высшем уровне — его можно назвать «отцом» этой земли, выведшим ее жителей из нищеты 1990-х годов. Он успокоил шахтеров, участвовавших в многочисленных стачках, урегулировал различные мафиозные «разборки», сотрясавшие в те времена Кузбасс. Ему уже 73 года, и его заслуги остались в прошлом. Но пока Тулеев обеспечивает спокойствие и «поставляет» Москве нужные голоса, Кремль доволен. Валентина и Нина также пойдут 18 марта голосовать. Но за кого? Может быть, за кандидатов от коммунистов, которые всегда считались «классической» партией пенсионеров?

«Нет, за Путина, только за Путина — мы, бабушки, все проголосуем только за Путина!», говорят они наперебой. Хотя, по словам Нины, она знает нескольких бабушек, которые собираются отдать свои голоса либеральному кандидату — Ксении Собчак, потому что знают ее по различным телешоу. «Но мы им уже пригрозили своими палками», говорит Валентина, поднимая свою палку.

«Авторитаризм, но снизу» — так некоторые называют эту модель, чтобы оправдать ее. Но в действительности авторитаризм идет, конечно же, сверху. Но его ощущают лишь те, кто осмеливается подняться «против течения», однако, таких людей здесь практически нет. Даже лояльная к Кремлю оппозиция слаба. Коммунисты не смогли попасть даже в областной парламент — и это в самом что ни на есть «пролетарском» Кузбассе.

Тем большее удивление испытали кемеровчане, когда в 2017 году политика вернулась в их город. Тогда в Кемерово приезжал оппозиционер Алексей Навальный. Он был единственным, кто сюда приехал, равно как и единственным, о ком вообще можно сказать, что он вел сколько-нибудь реальную предвыборную борьбу в России. Навальный — «инородное тело» в российской политике. Он не придерживается неписаных правил, установленных Кремлем.

В ноябре Навальный выступил на демонстрации, на которую пришли аж несколько сотен человек. Власти дали разрешение на проведение акции лишь на окраине города и отменили автобусное сообщение с этим районом. «Как вы вообще добрались сюда?», спросил Навальный участником демонстрации первым делом. Люди лишь рассмеялись в ответ.

Это было типичное выступление Навального — в большей степени речь, чем диалог. Он то и дело спрашивал людей: сколько они зарабатывают, сколько платят за отопление и водоснабжение, куда деваются деньги, зарабатываемые Кузбассом, нравится ли людям такое положение дел и т. д. Навальный — харизматичный популист. Он, как никто другой в России, может оборачивать ситуацию в свою пользу. А также он быстро учится всему новому. Так, свою традиционную тему — обогащение путинской элиты — он теперь дополнил растущей социальной напряженностью в России.

Но потом Навальный уехал в свою далекую Москву, а его сторонники остались в Кемерово одни. Его команда располагается в одном из офисных зданий в центре города. Молодые люди постоянно входят и выходят оттуда — и отправляются распространять листовки.

Во главе городского штаба Навального стоит Ксения Пахомова. Она была студенткой юридического факультета, когда увидела на сайте YouTube видеоролик Навального, посвященный многочисленным шикарным виллам премьер-министра Дмитрия Медведева. «У меня в голове словно что-то щелкнуло», — говорит она. Она увидела Навального в марте 2017 года, когда тот приезжал на открытие кемеровского офиса. В августе она стала руководителем этого офиса. В ее жизни это стало поворотным моментом — да и не только в ее жизни. Мать Ксении потеряла работу, и даже к ее бабушке приходила с обыском полиция. Саму Ксению несколько раз задерживали, а в ее квартире проводили обыски. Она рассказывает об этом с возмущением, но при этом с улыбкой.

Ее матери пришлось тяжелее. Она 26 лет проработала в государственной художественной школе, а теперь вынуждена работать продавщицей. Наталья Пахомова рассказывает свою историю, сидя рядом с дочерью, и, похоже, до сих пор не может поверить, что это действительно произошло с ней. Ее историю можно назвать «историей пробуждения».

2017 год начался с того, что Наталья подарила дочери календарь с изображениями Путина. Она еще не знала, что Ксения вскоре устроится на работу к Навальному. Собственно, она даже не знала, кто такой Навальный. Она была типичной учительницей, «частью системы», как она говорит сейчас. На выборах она организовывала в своей школе «концертные бригады» с целью «создания настроения». Но у нее никогда не было ощущения, что она жила в неволе.

Сейчас же она смотрит на ситуацию иначе. «Политика проникла в школы», — говорит Наталья. От нее требовали «образумить» ее непокорную дочь. Потом ее уволили с должности директора школы. Некоторые коллеги потом слезно извинялись за свое молчание в этот момент, кое-кто перестал с ней общаться. Лучшая подруга осталась с ней, но каждый раз, когда встречалась с Натальей, вытаскивала из своего мобильного телефона батарейку. Конечно, она знала, что оппозицию ущемляют. «Но мне это было безразлично, я была за Путина. Я была такой (…) аморфной», говорит она.

«Ты была аполитичной», поправляет ее Ксения. «Идеальной гражданкой этой страны». Теперь они обе интересуются политикой, хотя на некоторые вещи смотрят по-разному.

«Путин стареет и упустил момент, когда мог бы уйти достойно. Мне его жаль», — говорит Наталья.

«Путин — „спрут", присосавшийся к России. От него надо избавиться», говорит, в свою очередь, Ксения.

В декабре Ксения была в Москве, чтобы вместе с другими делегатами официально выдвинуть Навального в качестве кандидата в президенты. Они с товарищами собрались в отапливаемом шатре на окраине города, потому что им не удалось арендовать помещение. Навальный пришел на встречу в костюме и при галстуке в сопровождении жены и двоих детей. Это должно было выглядеть как нормальное политическое мероприятие в нормальной демократической стране. На деле это было, как сказал Навальный: «Если Кремль делает вид, что состоятся выборы, то я буду делать вид, что я кандидат».

Но, конечно, Кремль не допустил его до участия в выборах. Система Путина заинтересована в продвижении собственной монополии. Так что Кремль прибегнул к таким инструментам как насилие и обман: к насилию, когда заставил суд принять решение по исключению Навального из предвыборной борьбы. К обману, потому что стремится защитить имитацию выборов от реальности, от настоящей оппозиции. Путин не боится сторонников Навального — они остаются в меньшинстве. Но он боится идеи, которую Навальный привнес в российскую политическую систему и которая, подобно вирусу, могла бы разрушить эту систему.

На следующий день после собрания в палатке на окраине Москвы Центральная избирательная комиссия (ЦИК) официально отказала Навальному в регистрации в качестве кандидата в президенты по причине наличия у него судимости. Для него это было ожидаемое, но болезненное поражение. И оно не стало менее болезненным оттого, что от этого выиграли другие кандидаты.

Так, ни либеральная Ксения Собчак, ни новый кандидат от КПРФ Павел Грудинин, наверное, никогда не смогли бы участвовать в выборах президента, если бы Кремль испытывал страх перед ними. Навальный же с момента отказа в его регистрации призывает россиян к бойкоту выборов. Впрочем, многие считают бойкот ошибочной стратегией, потому что она раскалывает оппозицию, а эффект от участия в выборах будет трудно измерить.

Главное обещание Путина избирателям давно уже можно сформулировать одним словом: стабильность. И по сравнению со своим предшественником Борисом Ельциным ему удалось сдержать свое обещания. За время его правления не были ни дефолта, как в 1998 году, ни конституционного кризиса, как в 1993-м. Вместе с ростом нефтяных цен росли доходы государства, а мировой финансовый кризис 2008 года правительству удалось «смягчить». При Путине будущее стало предсказуемым, и многие россияне благодарны ему за это.

Однако теперь чувство стабильности вновь исчезло. После возвращения Путина в Кремль в 2012 году рубль потерял половину своей стоимости по отношению к евро. Соответственно, реальные доходы населения снижаются на протяжении уже четырех лет подряд. Согласно официальным данным, 22 миллиона россиян живут в бедности.

Экономические проблемы намечались еще до начала украинского кризиса, но ссора Путина с Западом значительно обострила их. Между внешнеполитическими амбициями и внутриполитической стабильностью благодаря экономическому росту Путин сделал выбор в пользу первого пункта. Однако нельзя сказать, что россияне в обиде на него — аннексия Крыма была встречена в России «на ура».

«Он мог бы действовать еще жестче, но я бы предпочла, чтобы он побольше думал о собственной стране», сказала Галина Клименко, жительница деревни Тайлеп, расположенной в трех часах езды на автомобиле к югу от Кемерово. Галина — не единственная жительница этой деревни, у которой есть ощущение, что Путин в мыслях находится где-то далеко — например, в Сирии — или же думает о каких-то других вопросах мировой политики, но только не о проблемах своих сограждан.

Однажды, около трех лет назад, в окрестностях деревни была открыта новая шахта, и с тех пор ее жители круглосуточно слышат грохот самосвалов и каменоломных машин. Три-четыре раза в неделю на шахте взрывают породу, после чего в некоторых избах с потолка осыпается штукатурка. Здесь повсюду угольная пыль, и даже сосульки в Тайлепе черные. Убираясь по дому, Галина иногда вынуждена даже надевать респиратор.

По ее словам, никто не предупреждал жителей о строительстве новой шахты — да жалобы им и не помогли бы. В прошлом году они звонили на «прямую линию» с президентом — ежегодного общения Путина с гражданами, в ходе которого те часами жалуются ему, а он обещает им помочь. Это чем-то напоминает письму Деду Морозу. Но Россия большая, и Дед Мороз просто не в силах помочь всем.

Так что звонок из Тайлепа остался без ответа. Вместо этого Галина и ее соседи увидели по телевизору, как к разговору с президентом по скайпу присоединился какой-то мальчик из Приморского края. Он жаловался на угольную пыль, летящую со стороны морского порта в Находке. Путин что-то записал в своем блокноте и пообещал: «Андрюша, мы вместе с тобой что-нибудь придумаем».

Это было типичное телевизионное выступление Путина: неважно, о чем шла речь — когда президента показывают по телевизору, он никогда не ассоциируется с проблемами, а всегда — с решениями. Он как будто парит над ситуацией: ни в чем не виноват, но на все способен. Телешоу под названием «Прямая линия» разрешит любую ситуацию. Строго говоря, она демонстрирует, насколько плохо функционирует российское государство. Ведь если президенту приходится вмешиваться, когда жители Находки страдают от угольной пыли, это значит, что с местными властями «что-то не так».

Жители Тайлепа ездили в соседний город на демонстрацию. «Мы не выкрикивали ничего плохого», уверяет Галина, как будто ей вообще нужно в чем-то оправдываться. Это был небольшой протест — один из тысяч, которые ежедневно случаются в России — даже в вотчине Амана Тулеева. Под покровом «стабильности» расцвела буйным цветом плесень. Но голос граждан тонок и слаб.

У «кремлевского» политолога

В одном из закоулков в центре Москвы находится офис Глеба Павловского. У него на столе стоят всевозможные статуэтки и фигурки, в частности, небольшая тряпичная «кукла» самого хозяина офиса. Павловский — знаменитый московский политолог, когда-то бывший одним из самых влиятельных представителей этой «отрасли». Сейчас же он стал критиком системы, в создании которой он, признавая это одновременно с гордостью и со стыдом, принимал непосредственное участие.

Павловский был одним из тех, кто почти два десятка лет назад привел Путина к власти. В кремлевской администрации тогда это называлось «Проект „Преемник"» — надо было обеспечить достойный уход с политической сцены больному и нелюбимому в народе Борису Ельцину, но предотвратить при этом распад государства. Павловский помог неприметному в те времена «преемнику» создать лояльную фракцию в Государственной Думе и добиться хороших результатов на выборах. Это он участвовал в создании мифа о всемогущем, решающем все вопросы в одиночку Путине, который очень понравился электорату.

Приход Путина к власти стал огромным успехом. Лишь потом Павловский осознал, что же он натворил. Сейчас он чем-то напоминает механика, который слишком поздно понял, что случайно снял с машины тормозной механизм. Самостоятельные губернаторы, оппозиционные коммунисты в парламенте, критически настроенные СМИ — все сколько-нибудь серьезные препятствия, мешавшие Путину, были шаг за шагом упразднены. И теперь эта свободно катится дальше, не встречая никакого сопротивления на своем пути. И это вызывает серьезные опасения.

К окончанию второго президентского срока авторитет Путина был настолько велик, что ему было достаточно лишь указать пальцем на совершенно не харизматичного премьер-министра Дмитрия Медведева, чтобы россияне избрали его следующим президентом. Беспроблемная передача власти, которая после ухода Ельцина далась лишь с большим трудом, восемь лет спустя оказалось настолько легко, словно это была детская игра. Впрочем, передача власти оказалась не более чем видимостью — на самом деле Путин не выпустил власть из своих рук.

В один «прекрасный» день весной 2011 года пропуск Павловского в Кремль вдруг перестал работать. Сначала даже охранники решили, что возникла какая-то техническая проблема. Но в действительности это стало сигналом, что Павловский потерял благосклонность Путина. Причина: Павловский публично высказался за то, чтобы Медведев выставил свою кандидатуру на второй президентский срок. Но Путин, в 2008 году пересевший в кресло премьера, хотел вернуться в Кремль. Он боялся заговора со стороны Медведева и счел высказывание Павловского доказательством своих опасений.

Путин образца 2012 года сильно изменился. Он испытывал страх перед уличными протестами, предшествовавшими его возвращению в Кремль. Можно ли говорить, что россияне устали от него? И он выглядел тронутым во время празднеств по поводу его победы — по его щеке даже прокатилась слеза. А совсем скоро противники Кремля были объявлены «внутренними врагами» — «пятой колонной» духовно и культурно чуждого России Запада, «национал-предателями» и «иностранными агентами». Участились случаи задержания и осуждения политических активистов.

А в феврале 2015 года в центре Москвы, неподалеку от Кремля, был застрелен оппозиционер Борис Немцов — это убийство, от которого Путин, правда, дистанцировался, так и не было раскрыто до конца, хотя впоследствии несколько чеченцев и были осуждены как исполнители преступления. Но кто выступал его заказчиком, выяснено не было.

Чисто внешне «система Путина» выдержала свое до сих пор самое мощное потрясение без повреждений. Но она в корне изменилась, став более репрессивной и популистской. Лишь два года спустя состоялась аннексия Крыма и началась военная операция в Донбассе, а за этим последовал разрыв с Западом. Путин, который очень часто действует подчеркнуто осторожно, в этот раз пожертвовал внешней политикой — и народ оказался благодарен ему за это. Популярность президента взлетела до небес — повсюду стали появляться люди в футболках с изображениями Путина и лозунгами вроде «Санкции? Не смешите наши „Искандеры"!» И это восхищение было не наигранным и показным, а вполне искренним.

И рискованная внешнеполитическая линия продолжилась — в виде совершенно неожиданной военной операции в Сирии. Хотя она не пользовалась популярностью среди населения, потому что Сирия — чужая для них страна. Но в первый раз за много лет Россия показала, что может действовать на равных с США. И россияне вдруг посмотрели на собственную страну словно другими глазами. Они вдруг смогли ощутить чувство гордости за нее, которое компенсировало для них множество унижений, которые им приходится испытывать в будничной жизни. Вокруг заговорили, что «Россия поднялась с колен».

С тех пор вышеупомянутый «бартер», на котором зиждется господство Путина, изменился. Теперь россияне имеют возможность гордиться величием своей страны — но за счет снижающихся стабильности и уровня собственного благосостояния. Российская экономика переживает стагнацию, потому что ей не хватает реформ, потому что не хватает инвестиций в инновации и сферу образования. Но как Россия может модернизироваться, если она изолировалась от Запада и делает ставку на «молчаливое большинство»?

Несостоявшаяся Кремниевая долина в Сколково

На юго-западе Москвы можно полюбоваться на результаты безуспешной попытки построить «другую Россию». Такую Россию, которая зазывала бы в гости представителей других стран, не отдавала бы предпочтение добыче полезных ископаемых перед интересами собственных граждан, как это происходит в Кузбассе, и видела бы именно в людях ресурсы, которые необходимо развивать.

Российская «Силиконовая долина», каковой ее провозгласил тогдашний президент Дмитрий Медведев, должна была появиться в местечке Сколково. Это был его любимый проект, который олицетворял бы собой современную Россию — такую, какой она могла бы стать.

Восемь лет спустя «Сколково» представляет собой огромную стройку, покрытую сейчас снегом. Впрочем, ее размах заметен и так. Новый элитарный университет Skoltech, преподавание в котором ведется на английском языке, к осени получит новый «кампус» — круглое здание, спроектированное компанией Basler Architekten Herzog & de Meuron. Здесь уже построены шикарные таунхаусы, а скоро будет открыта станция метро. «Сердцем» проекта является «Технопарк», похожий на огромный торговый комплекс — только вместо магазинов там располагаются офисы различный стартап-компаний.

Так, молодые предприниматели из компании Tryfit производят ножные сканеры для спортивной промышленности. Основатель этого стартапа учился в России и Ирландии, живет в калифорнийской Силиконовой долине и регулярно бывает в «Сколково». Сама компания зарегистрирована в Дублине. Это бизнес-модель, которая будет работать лишь в случае, если Россия и Запад останутся открытыми друг для друга. Но смена власти в Кремле и ссора с Западом повлияли на «Сколково» отрицательно.

Ничто не иллюстрирует это лучше, чем судьба двух людей, стоявших у истоков этого проекта. Политик Илья Пономарев был вынужден покинуть Россию, впав в немилость к Кремлю. Как он сказал в интервью по скайпу, «Сколково» оказалось не более чем имитацией — это современный архитектурный комплекс, но там нет реальной бизнес-деятельности. Это всего лишь «трамплин» для людей, стремящихся уехать из России на Запад. Сейчас Пономарев живет в Киеве и больше не может вернуться в Россию. А бывший кремлевский куратор «Сколково» Владислав Сурков столкнулся с обратной проблемой: он числится в санкционном списке Запада.

Трагизм Путина состоит в том, что он, пытаясь законсервировать собственную власть, постоянно вынужден мешать альтернативным вариантам развития и рушить что-то новое. Примерно так ведет себя рассерженный дачник, яростно защищающий свои цветы. Но своими действиями Путин выбивает почву из-под ног не только у оппозиции, но и у собственных верных сторонников. Этой стратегией он мешает самому важному развитию из всех возможных — развитию России после Путина. Ведь президенту придется уже сейчас заботиться о преемственности власти в 2024 году, когда он больше не сможет участвовать в выборах.

Однако, похоже, что он считает себя незаменимым. Непонятно, какой путь он выберет в будущем: вскоре после предстоящих выборов назовет будущего преемника или изменит Конституцию в части ограничения количества сроков президентских полномочий, или придумает какой-нибудь новый государственный пост специально для себя?

Однако понятно, что российское общество изменилось. Ничто не свидетельствует об этом лучше, чем предвыборная кампания Навального — самый успешный стартап-проект в российской политике последних двух десятилетий. Навальный модернизировал российскую политику, вырвав ее из рук Кремля. Он «вытащил» борьбу за власть, до сих пор разворачивавшуюся исключительно в пределах Кремлевской стены, обратно на улицу.

Пока его попытка потерпела неудачу — Кремль не признал его политиком. Но уже сейчас можно сказать, что победил принцип, за который он борется: у «системы Путина», неформального клуба, в который входят всего около 50 человек из его ближайшего окружения, все же есть альтернативы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554283


США. Россия. Китай > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523244

Удар по Флориде как успокоительное для народа

Ся Кэдао, Феникс, Китай

1 марта президент РФ Владимир Путин выступил с посланием о положении в стране. Более всего в этом послании общественность взволновало упоминание о новых видах вооружения.

Путин рассказал о ракетном комплексе «Сармат» с тяжелой межконтинентальной ракетой и также продемонстрировал видеоролики о разработке новых видов оружия. Зал встретил видео демонстрацию одобрительными аплодисментами.

Примечательно, что, судя по словам президента, ракеты нового типа не имеют ограничений по дальности и способны как угодно маневрировать. Интересно также и то, что в конце послания на ролике был продемонстрирован удар девяти ядерных боеголовок по западному побережью Флориды.

Заявление Владимира Путина о столь грандиозных научно-технических успехах в военной сфере вызывает у международного сообщества один вопрос: что же Путин собирается сделать?

Безвыходное положение

Чтобы понять намерения Путина, нужно сначала выяснить, каково положение России на данный момент.

Стоит отметить, что нынешнюю ситуацию нельзя назвать позитивной. Из-за чрезмерной зависимости от экспорта нефти, большая часть российской экономики теперь завязана на мировых цен на нефть. Конфликт на востоке Украины, привели к тому, что Соединенные Штаты и Европейский союз наложили на Россию серьезные санкции. В конце прошлого года американское правительство решило предоставить украинско армии летальное оружие, что чрезвычайно ясно демонстрирует попытку надавить на российское правительство.

На сирийском театре военных действий Россия изначально собиралась использовать геополитические рычаги, сможет сдвинуть с мертвой точки проблему западных санкций. Однако мало того, что Запад не снял российские санкции, в США даже усилили их. Предполагается, что Сирия превратится из рычага управления в бремя России.

Но что действительно заставляет Кремль беспокоиться, так это следующие американские меры.

В новой стратегии национальной безопасности, озвученной правительством Трампа, Россия представляется как угроза и противник номер один. Позднее опубликованная военная стратегия ставит Россию одной из своих целей. В конце прошлого года американский истеблишмент начал продвижение плана обновления ядерного арсенала, на который планируется затратить 400 млрд. долларов. Это означает всестороннюю модернизацию для «ядерной триады» США. Ядерный потенциал усиливается, и, если судить со стратегической точки зрения, то Соединенные Штаты получили весомое преимущество перед Россией.

Являясь одним из главных игроков на рынке ядерных технологий, Россия обладает способностью нанесения ответного удара. Но становится очевидно, что США нейтрализуют российские достижения, размещая наземные комплексы противоракетной обороны на маршевом участке полета на Аляске и в Калифорнии, а также систему ПРО «Иджис» и THAAD (мобильный противоракетный комплекс (ПРК) дальнего перехвата) — поближе к России.

Это то, с чем сейчас сталкивается Путин. Противник не только более устойчив физически, но также его «копье» длиннее, а «щит» — крепче. А главное, что он все ближе к границам РФ.

В такой обстановке слова о новых видах стратегического вооружения в послании президента Федеральному собранию — это ответ Путина на усиление систем противоракетной обороны США. Это также демонстрирует неодобрение выхода Соединенных Штатов из договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года. В конце своей речи Путин рекомендует США «пересмотреть свою позицию, отказаться от пути эскалации конфликта и прекратить подвергать мир опасности, руководствуясь своими личными интересами».

Действительность

Согласно словам Владимира Путина, чтобы выйти из тупика, России нужно укрепить свои позиции, стать сильным соперником. Но в ближайшем будущем это не так-то просто осуществить.

За почти 20 лет, пока Путин находился у власти, Россия так и не оправилась от последствий распада СССР, реструктуризация национальной промышленности далека от завершения. Не создана промышленная продукция, которая могла бы проникнуть на международный рынок, если не считать продуктов военной промышленности советских времен. Экономика растет только за счет продажи ресурсов. Это равносильно передачи своего кошелька другим людям. Опасность такой ситуации очевидна.

Итак, положение дел таково, что, с одной стороны, российская экономика переживает сложный период, а с другой, нарастает угроза национальной безопасности. Поэтому развитие военной промышленности, по мнению Путина, это тот выбор, который и поможет укрепить позиции страны. Но тогда возникает вопрос: откуда берутся деньги?

На это российское правительство отвечает, что накопление денег происходит благодаря увеличению доходов и экономии. Судя по всему, реализовать «увеличение доходов» в условиях современного развития российского экономики достаточно сложно, и еще сложнее производить «экономию». Ведь на сегодняшний день военные расходы могут только расти, и на этой статье экономить никак не получится. Россия намерена обеспечить военное оснащение, достаточно мощное, чтобы отвечать на угрозу США, и для этого российского народу придется «затянуть пояса».

В западных странах, если правительство заставляет людей экономить, то авторитет главы государства падает. Но российская история показывает, что общая беда — защита безопасности страны — способна заставить людей на короткое время выдерживать любые мучения.

Но если население РФ заметит, что пока люди переживали трудности, вопросы и остались нерешенными, авторитет Путина сильно потеряет в цене.

Являясь сильной политической личностью, Владимир Путин имеет свои, всем известные, политические хитрости. В нынешних условиях также имеются свои гибкие методы политической борьбы.

Президент очень хорошо понял русскую психологию, и потому постоянно подчеркивает свою готовность защищать российские интересы. Например, в конце своего послания, Путин твердо обозначил, что если на страну нападут, то Россия пустит в ход все средства, включая ядерное оружие, чтобы нанести ответный удар, и никто не должен сомневаться в решимости России сделать это.

«Укол успокоительного»

Чтобы выразить эту решимость, Путин приложил множество усилий.

Во время видео демонстрации кадры, где ядерные боеголовки якобы наносят удар по американским городам, были показаны специально, с намеком на то, что Россия в настоящий момент располагает достаточными средствами, чтобы установить равновесие с США. Это можно считать своего рода «уколом успокоительного».

Технологически, «Сармат» является комплексом с самой тяжелой межконтинентальной ракетой в мире. Дальность новой тяжелой ракеты превышает 16 тыс. км, и, теоретически, она способна атаковать цели в любой точке Земли. Поэтому можно выбрать отличную от стандартных баллистическую траекторию и нанести удар по США.

Из-за того, что в прошлом возможности ракетного двигателя были ограничены, Соединенные Штаты избрали самую короткую траекторию, по которой можно совершить удар, а именно — через Северный полюс (они расположили системы ПРО на Аляске и в Калифорнии). Поскольку комплекс «Сармат» превосходит по дальности прежние ракеты, то он может атаковать США с Южного полюса. То есть он явно нацелен на «слепое пятно» Америки.

Благодаря своему ракетному двигателю, комплекс «Сармат» способен нести несколько боевых блоков. Он может сбить с толку наземные системы противоракетной обороны на маршевом участке полета, а его боевые блоки способны маневрировать. Таким образом, после того как ракета была запущена, она может двигаться не по рассчитанной траектории, а подстраиваться под ситуацию, менять высоту, усложняя задачу перехвата.

Более того, Россия сооружает и другие межконтинентальные ракеты, обладающие похожими характеристиками, такие как «Тополь-М», «Ярс», «Булава-30» (для размещения на подводных лодках), использующие твердотопливный ракетный двигатель.

Заявление Путина о ракетах мы можем рассматривать как образец традиционно российского подхода к решению проблем. Новые виды вооружения — это гарант безопасности для российского населения, а одновременно предупреждение Соединенным Штатам о том, что не нужно чрезмерно давить на Россию.

Тревоги

Кто-то может спросить: если Россия располагает таким отличным боевым оснащением, зачем же так беспокоиться об американской системе ПРО?

Пресс-секретарь Пентагона Джон Кирби сказал: «Мы твердо уверены, что США владеет комплексом ядерного сдерживания».

Что касается США, то достаточно производить один вид ракет, но зато надежный, опираясь на возможности лидирующей промышленной системы и передовые технологии производства межконтинентальных ракет. И не нужно как Россия постоянно проводить испытания и создавать новые модели. Стоит только взглянут на «ядерную триаду» Соединенных Штатов, чтобы понять, что у них есть только один вид межконтинентальной ракеты наземного базирования LGM-30 «Минитмен» и один вид трехступенчатых твердотопливных баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках («Трайдент»).

Хотя, российские специалисты продумали разные способы запуска ракеты, создали несколько моделей межконтинентальных ракет наземного базирования, различающиеся по способу базирования, например, ракеты, запускаемые из шахтных пусковых установок, с железнодорожных пусковых установок и с мобильных установок. Но каждый способ имеет свои недостатки.

Шахтные пусковые установки легко могут подвергнуться упреждающему удару противника. Мобильные установки нуждаются в создании высококлассной автодорожной сети. Железнодорожные пусковые установки также могут работать только вдоль ряда фиксированных линий. На примере «Сармата», становится ясно, что такое громадное сооружение можно поместить лишь в шахтное сооружение, и жизнеспособность этой установки в военное время подвергается сомнению.

К тому же, производство таких ракет сопряжено со следующими трудностями: недостаточно производственных мощностей. Пока Россия способна произвести несколько десятков ракет в год. При условии, что в количественном отношении страна никак не сможет развиться в ближайшее время, как можно гарантировать, что Россия сможет парировать упреждающий удар США?

Конечно, не будем исключать, что с течением времени Россия сможет собрать сотни ракет, но США не настолько глупы, чтобы ждать, пока противник накопить силы, чтобы ударить первыми.

Со временем, на технический прогресс США будут смотреть так, как когда-то смотрели на спецэффекты фильма «Звездные войны». Американское правительство располагает ракетно-космической системой, где используется система раннего оповещения и радиолокационные сети, в будущем, импульсное электромагнитное оружие и лазеры. И как только США закончит обновление ядерного арсенала, они смогут легко перехватить инициативу.

В то время Россия, пользуясь способом «затягивания поясов», будет сокращать инвестиции в базовую промышленность, образование и другие области общественного развития, чтобы на какое-то время обеспечить баланс сил с США. Но накопление средств такого рода, в конечном счете, приведет к общей отсталости страны. И тогда уже, как ни экономь, будет поздно.

Выход

Что же делать России?

Не помешало бы взглянуть на Китай.

Нам, как и России досталась «несчастливая участь» быть соперником Соединенных Штатов. Но то, как мы обеспечиваем безопасность, в большой степени зависит от нашего упорства, а не от военной мощи.

Китай является второй экономикой в мире, и как часть мировой экономики, Китай и США владеет множеством совместной собственности, и нанести удар по Китаю для США означает ударить самих себя.

Конечно, Соединенные Штаты знают о таком положении дел. На данный момент Трамп старается продвигать протекционистскую политику в сфере торговли, и ратовал за выход из Транстихоокеанского партнерства, чтобы разорвать американо-китайские отношения. Но ясно, что действительно прекратить эти отношения будет сложно.

Методы, которые использует Китай, как доказывает история, действенны, и Америке придется серьезно подумать над вариантом сосуществования и процветания.

Что касается России, то мораль такова: временные меры дают временный эффект. Фундаментальное решение заключается в реорганизации национальной промышленной системы и экономической системы. И хотя, на этом пути Россия подвергается воздействию западных санкций, он действенный. И также нельзя забывать о восточном соседе, второй экономике мира, которая уже протянула руку дружбы и сотрудничества.

Разве Путин не понимает, каков самый разумный выбор?

США. Россия. Китай > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523244


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 8 марта 2018 > № 2522284 Иван Стариков

Комментарий. Как увеличить доходы сельских жителей.

Жизненный уровень жителей российских деревень значительно отстает от среднего по стране. Однако ситуация усугубляется тем, что в деревне нет рабочих мест в привычном нам всем смысле, как было при колхозах и совхозах. Это значительно осложняет ситуацию. Есть ли выход и положения и что делать – эти и другие вопросы обсудили в беседе издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России Игорь АБАКУМОВ и профессор Института экономики РАН Иван СТАРИКОВ.

— Иван Валентинович, больше половины всех бедных людей – это те, у кого доходы ниже прожиточного минимума, живут в сельской местности. То, что говорил на этот счет президент — как все будет воспринято теми, кому по должности полагается этот вопрос решать? Министерство сельского хозяйства, министерство экономического развития, министерство финансов, министерство здравоохранения, министерство дорожного строительства, словом — министерство всего, именуемое правительством?

— Буквально за две недели до оглашения послания в Манеже проходил Сочинский инвестиционный форум. Я был участником. На форум приехали Дмитрий Медведев и все правительство. То есть фактически на полях Сочинского инвестфорума проходило расширенное выездное заседание правительства России. И практически все губернаторы присутствовали. И устами Дениса Мантурова, министра промышленности и торговли, было объявлено, что со следующего года вводятся так называемые продовольственные сертификаты. Поскольку присутствовал главный на форуме начальник и прямой руководитель этого министра — Дмитрий Анатольевич Медведев, то я не думаю, что Мантуров сделал столь смелое заявление, не согласовав его со своим шефом. Это означает, что политическое решение принято. Я эту тему пытаюсь всем внушить, донести до сведения, каким-то образом продвинуть в силу своих скромных возможностей уже, наверное, лет 5-6. Но, Игорь Борисович, отвечая на ваш вопрос, смогут или не смогут это выполнить. Во-первых, я считаю, что это прямая обязанность министерства сельского хозяйства. Просто по определению. Очевидно, после избрания нового президента по закону правительство сложит свои полномочия.

— То есть уйдет в отставку.

— Да, уйдет в отставку. И будет формироваться новый кабинет. Если в этом кабинете появятся люди, которые не побоятся взять на себя ответственность… Дело в том, что это работа очень серьезная, требует тонкой юстировочной настройки (настройки резкости) для каждого субъекта Российской Федерации. Здесь я абсолютно согласен с Министерством финансов, что главное – это все-таки определить порог нуждаемости, точно определить параметры.

— Иван Валентинович, вы такими академическими словами говорите, а как народ может это понять? Как мне разъяснили люди сведущие, не те, кто живет в деревнях, а те, которые в райцентрах почаще бывают, этот вопрос не решался только потому, что никак не могли в правительстве определить, а кто же будет эту гигантскую сумму администрировать, кто будет финансовые ручейки распределять по регионам и так далее. Как вы думаете, есть в этом доля правды или нет?

— Доля правды в этом есть. Но я всегда говорю, что искусство управления – это искусство делегировать полномочия. Я убежден, что необходимо под полную ответственность с оргвыводами обеспечить выделение на эти цели, по моим оценкам, 240 млрд рублей в год. Необходимо профинансировать фактически второй аграрный бюджет и эмитировать этих продовольственных сертификатов порядка 20-22 млн штук. Дальше определить порог нуждаемости, как говорится, в разрезе субъекта, определить сумму по регионам, а дальше губернаторы головой отвечают за то, как эти деньги будут использованы и, соответственно, пойдет ли на убыль бедность. Потому что президент в своем послании, о котором вы упомянули, назвал цифру, что мы должны на 10 млн, наполовину сократить число бедных. То есть сегодня по официальной статистике бедных 15 млн. Я считаю, что их больше 20. И, соответственно, надо снизить их количество до 7 и 8 млн. Так вот, для того, чтобы эту задачу с конкретными цифрами решить, необходимо провести тотальную ревизию всех существующих программ поддержки, аккумулировать деньги на эти цели, не заниматься лукавством и говорить, что мы, дескать, дадим Костромской области 200 млн, но при условии, что там найдут средства в своем бюджете. Ни Костромская область, ни какая другая, особенно у которых сегодня очень серьезные проблемы с исполнением бюджета (а я думаю, что еще появятся новые указы) никаких денег не найдет. Это будет лукавство. Это значит заболтать эту тему.

Но мы решаем три задачи. Первая – покупку еды отложить нельзя. Есть абсолютно объективный показатель бедности. Если средняя семья тратит или расходует в домашнем хозяйстве на продовольственную корзину свыше 35% доходов, это и есть показатель бедности страны. А мы приблизились к фатальному рубежу в 50%. Россия – бедная страна.

— Иван Валентинович, есть один маленький нюанс. Мы рассматриваем сейчас только один фактор борьбы с бедностью – продовольственные талоны. Но есть же и другие способы борьбы с бедностью: создание новых рабочих мест, создание возможности пенсионерам подработать, создание возможности продать свою же выращенную продукцию, чтобы полицейские не гоняли их вениками и дубинками с проходных мест, где они могут что-то продать. Почему-то в Париже кто угодно может продавать свою продукцию в отведенное время и в отведенные дни.

В Германии по субботам и воскресеньям бульвары отдаются фермерам. Пожалуйста, приходи, свой пучок редиски продай. Никаких проблем же нет. И никто с них налогов не берет. Может быть, и над этим надо подумать, или это слишком сложная, непосильная задача для правительства?

— Да нет, задача посильная. Тут же вопрос простой: если правительство не пытается защитить интересы отдельных лоббистов, касается ли это крупных холдингов или больших сетей продовольственного ритейла, то тогда это вполне решаемая задача.

Сельская занятость — навязшая на зубах тема поддержки личных подворий, фермерских хозяйств и мелких производителей. И здесь чрезвычайно важна одна абсолютно очевидная вещь: сможем ли мы разделить и разложить в разные ниши то, что производится в личном подворье, например, свинину, и свинину, которая производится на крупном промышленном свинокомплексе, где все-таки животное от рождения до смерти пребывает в условиях повышенной концентрации аммиака, как бы мы ни пытались создать самую современную систему вентиляции. Ведь аммиак – это ядовитый газ.

А вот конкретный пример по Краснодарскому краю. Наш министр оттуда. Я посмотрел статистику. 15 лет назад поголовье свиней в личных подворьях там было 3 млн голов, сегодня осталось 300 000. Казалось бы, вот свинокомплексы, мы полностью вышли на самообеспечение. Но 3 млн свиней в подворьях – это спрос на 3 млн тонн зерна, это увеличение потребления зерна внутри страны.

— То есть бумеранг вернулся?

— Да, бумеранг вернулся. И ограниченность емкости того же мирового зернового рынка означает, что он в конечном итоге вернулся. А внутри страны таких потребителей уже нет (пусть они мелкие, хлопотные, да, есть проблема с африканской чумой свиней и тд.).

Это же вопрос делегирования полномочий институтам гражданского общества – фермерским кооперативам, кооперативам личных подворий, которые бы сегодня могли выйти на рынки с этим видом особой, эксклюзивной продукции. И в этом смысле у меня появились надежды. Буквально месяц назад тот же Дмитрий Анатольевич Медведев на заседании правительства объявил, что мы претендуем на мировые ниши органической продукции в размере порядка 25%. Это вообще-то смелое заявление. Я считаю, на 7-8% году к 2025-2030 можно рассчитывать. Но то, что федеральный закон об органическом сельском хозяйстве и технические регламенты, скорее всего, будут приняты в этом году, вызывает у меня оптимизм.

— Люди нам пишут: «Верните в село работу – совхозы и колхозы». Работу верните в село!

— Чтобы оживить села и деревни, необходимо, чтобы в деревне была осмысленная работа. Чтобы продукт этой работы, овеществленный в виде выращенных бычков, поросюшек, картофеля, овощей, можно было продать по справедливым ценам. И в этом смысле единого рецепта нет.

Вводятся новые оценки работы региональных руководителей. Один из ключевых показателей, по которому будут оценивать губернатора – количество привлеченных негосударственных инвестиций. Я бы туда обязательно добавил и количество рабочих мест в условиях самозанятости, созданных в конкретном сельском районе, в конкретной Новосибирской или Вологодской области, и такой показатель, как снижение количества человек, получающих пособия по безработице, чтобы знать, насколько уменьшилось их число. Вот это главный показатель, за который надо спрашивать. И такая авторитарная модернизация, пусть начатая сверху, запустит механизмы создания новых рабочих мест, рост самозанятости.

— Иван Валентинович, есть такая вещь в сельском хозяйстве, как сбыт. Сельскому хозяйству нужна хорошая погода, хорошая политика, дешевый кредит и надежный сбыт. Вот 4 ножки у этого «стола», который никогда не пошатнется ни в Европе, ни в Америке. Вот в качестве сбыта у нас была одна из сетей, называлась «Магнит». И вдруг ни с того ни с сего этот «Магнит» – продан. Что случилось?

— В двух словах, что такое продовольственный ритейл, группа компаний «Магнит». Это почти 17 000 магазинов по всей стране. Самое большое количество. Это четыре формата – магазины у дома, семейные, гипермаркеты и так называемые «косметик», где всякие сопутствующие товары в основном продаются.

Безусловно, Сергей Галицкий, бывший владелец этой компании, талантливый человек, который все создал с нуля, с одного магазина выстроил примерно за 20 лет целую сеть. «Магнит» был продан, потому что количество магазинов увеличилось на 70%, а реальные доходы падали. Но магазины эти открывались в небольших городках, где нет большого оборота. И самое главное – где пресловутая бедность наступала наиболее стремительно. В итоге операционные расходы выросли.

— Таким образом, динозавр наступил на собственный хвост и утратил способность двигаться.

— И это отчасти было. Но все-таки я посмотрел – они очень серьезные деньги вложили в сельскохозяйственные активы.

— Я не буду это комментировать по одной простой причине: потому что я отрицательно к этому отношусь. Считаю, что торговая сеть должна заниматься торговлей, а не производством. Потому что если она начинает заниматься производством, то те, кто занимается производством тех же грибов, получают огромного конкурента, которому чужие грибы не нужны. Пусть хоть камни с неба сыплются – я с этой точки зрения не сойду. Но это так, ремарка.

Иван Валентинович, а где профессионалы, которые за деньги, а не по зову сердца, готовы работать? Где эти люди в государственной власти?

— Люди хотят, чтобы была прямая зависимость и персональная ответственность от результатов деятельности конкретного чиновника. Потому что они видят, что никакой персональной ответственности нет. Поэтому вопрос какой. Если сегодня губернатор получает федеральные финансовые мандаты, то он понимает, что ему просто откусят голову и выплюнут, если через год выяснится: а) что у него количество бедных не уменьшилось; б) сельское хозяйство не подросло, хотя должно было получить гарантированный заказ; в) торговые сети или маленькие магазинчики, куда бы могли прийти люди, для того чтобы отоварить эти продовольственные сертификаты, в общем, закрываются и закрываются. Значит, все здесь понятно. И тогда он начнет искать муниципальных глав районов в своей области, которые будут головой отвечать за реализацию того…

— А за прошлые дела кто будет отвечать? Кто будет отвечать за то, что создали свалку в Клинском районе (это наша житница, здравница и кузница)? Там снимались фильмы «Отчий дом», «Дело было в Пенькове», и в этих местах сделали гигантскую свалку для Москвы и Московской области. Невозможно жить, Иван Валентинович. То же самое в Волоколамском районе. Кто за эти дела будет отвечать?

— У Николая Гавриловича Чернышевского есть известный роман «Что делать?». Кто виноват — я отвечать не готов, а что делать — скажу в двух словах.

Касаясь того же послания. Президент обратил внимание, что рекордный урожай привел к рекордным проблемам. Поэтому, сказал он, нужно создавать условия для того, чтобы в регионах, где выращиваются зерновые, в первую очередь пшеница и кукуруза, и которые удалены от портов, создавать добавленную стоимость, глубокую переработку.

Мы сегодня ищем деньги, для того чтобы компенсировать перевозки по железным дорогам, так называемый возврат вагонов. Приличные деньги. 3 млрд рублей. Так вот, мое предложение. У нас есть срединная Россия (это Западная Сибирь – Новосибирская область, Омская область, Алтайский край), Поволжье….

— И там организовать переработку, чтоб не гонять зерно туда-сюда.

— Да, и там организовать переработку. Средний такой завод стоит порядка 120 млн долларов (6 млрд рублей). Это не такие большие деньги. Но я вас уверяю: 10 тысяч тонн лизина примерно…

— А это рабочие места, те самые высокотехнологичные, о которых говорил нам президент. Мы с Иваном Валентиновичем долго говорили и выяснили, что у нас нет однозначного ответа на то, возможно ли с тем же составом правительства, с теми же самыми людьми достичь тех задач, которые он поставил в своем послании Федеральному собранию. Вот такая у нас сегодня, к сожалению, аграрная политика.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 8 марта 2018 > № 2522284 Иван Стариков


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 8 марта 2018 > № 2521882 Рахим Ошакбаев

О "травоядных" мужчинах и гендерных ролях - открытый разговор с Рахимом Ошакбаевым

Ежегодно с наступлением 8 марта гамлетовским вопросом "быть или не быть" женскому празднику задается большая половина человечества. Самые прогрессивные представительницы прекрасного пола отвергают философию карнавала, в который превратился праздник, другие ждут свой миллион алых роз, для третьих это все лишь очередной красный день календаря

На вопросы корреспондента Sputnik Казахстан о том, что думают о празднике казахстанские мужчины, добились ли равноправия за сто лет женщины и какие новые вызовы стоят в извечной борьбе полов, ответил руководитель центра прикладных исследований "TALAP", экономист Рахим Ошакбаев.

- Рахим, прежде чем мы перейдем к основной теме нашего разговора, предлагаю поговорить о вас. Несмотря на то, что чаще всего приставкой к вашему имени идет "известный экономист", в вашей биографии значится множество трудовых позиций. Вы были как в бизнесе, так и в категории высшего чиновничьего аппарата, сейчас вы общественник, интересуетесь сферой IT, с недавнего времени еще и журналист. Откуда столько талантов? Вы все еще в поиске своего места или это все проявление ваших разносторонних интересов?

— Я, к сожалению, не журналист, я экономист, и вместе с коллегами по Центру прикладных исследований "ТАЛАП" мы делаем общественную экспертизу в отношении экономической политики в различных ее аспектах, исходя из общественных интересов. Такой разброс в карьере был, наверное, связан с тем, что я пытаюсь максимизировать свой жизненный опыт. Ведь жизнь длинна и хочется попробовать себя в максимальном количестве различных сфер, тем самым получив большой кругозор, большой жизненный опыт, много впечатлений. Так сложилось, что через два-три года мне не становилось не так интересно работать на одном месте. Для меня важно, чтобы работа обогащала, была интересной и была каким-то вызовом, с точки зрения освоения и познания.

- Именно по этой причине вы добровольно отказались от поста вице-министра по инвестициям и развитию, где проработали чуть более семи месяцев?

— Работа на госслужбе исключительно интересна и ответственна, это большая честь. Но через короткое время я пришел к выводу, что наиболее эффективное применение моим знаниям и опыту найдется именно в неправительственном секторе.

Могу сказать, что те уникальные возможности для самореализации, которые есть у нас в стране, позволили мне уже до 40 лет полностью удовлетворить мои не такие высокие карьерные и материальные амбиции. И в целом, в какой бы сфере я ни работал, везде двери открывались. Я убежден, что социальные лифты в Казахстане работают настолько замечательно, что если человек энергичен и хочет чего-то добиться, он непременно добьется успеха практически на любом поприще. Я понял, что у меня есть потребность об этом говорить, что пришло время "отдавать долги родине". Кроме того, в текущий исторический момент нашей государственности я понял, что развитие гражданского общества — та сфера, где нам всем сейчас необходимо прикладывать максимальные усилия для его развития.

- А у нас есть гражданское общество? Работая в неправительственной организации Казахстана, можно зарабатывать?

— Конечно, есть. Именно поэтому мы с коллегами решили идти в неправительственный сектор и постараемся внести свой небольшой вклад в его развитие. У нас не стоит задача зарабатывать, но при желании, работая в НПО, можно получать достойный доход. Во всем мире это уважаемая и респектабельная работа.

- В какой момент на отрезке семи месяцев вы поняли, что государственная служба — не ваше, и поддержала ли решение об уходе с поста вице-министра ваша супруга?

— Понимание пришло через четыре месяца. Меня пригласили, чтобы дать волну нового подхода в государственной политике в сферах индустриализации и привлечения инвестиций. Я никогда не скрывал своих либертарианских экономических воззрений. Я верю в рыночную экономику и конкуренцию. При этом не сильно верю в государственный патернализм в отношении бизнеса. Когда меня пригласил Асет Орентаевич (Исекешев — бывший министр по инвестициям и развитию Казахстана — прим.), я принял его предложение и с ним было полное понимание в отношении того, что необходимо делать.

Однако мы столкнулись с определенной инерционностью госполитики и госслужбы, коллеги в других министерствах, в частности национальной экономики, образования и науки не всегда по факту поддерживали отход от сложившегося патернализма.

Предложения нашего министерства по отказу от методов ручного управления в реализации рамках второй пятилетки программы индустриализации, отказу от большинства специфических субсидий, которые у нас присутствуют, и переходу к горизонтальным мерам, создание равных условий и привлекательного инвестклимата не были поддержаны другими госорганами.

Важно понимать, что министры в других ведомствах объективно не могут погружаться во все детали в формировании позиции министерства. Позицию формирует большой пласт госслужащих, которые работают в департаментах и комитетах. Нередко их позиции могут противоречить друг другу, и на согласовании своей программы можно получить от одного министерства порядка десяти разных позиций от его разных департаментов. Как бы парадоксально это ни звучало, но пробиться через толщу бюрократии сейчас эффективнее через убедительное изложение своей точки зрения в публичном поле. Сейчас в Казахстане совершенно уникальный момент — в неправительственном секторе можно делать не меньше или даже больше, чем работая на государственной службе, в должности вице-министра. Что касается поддержки супруги, то она полностью поддержала мое решение.

- Получается, что Рахим Ошакбаев не властолюбец?

— В известном смысле, наверное, нет.

- Планируете вернуться на госслужбу, в политику?

— Сейчас, наверное, нет, но, конечно, категорически не исключаю в отдаленном будущем. Я никуда не тороплюсь. В целом парадигма возрастных планок очень изменилась. Сейчас функциональная продолжительность жизни сильно выросла. И я вижу много примеров, особенно на западе, как мои знакомые и друзья в свои 70 лет подходят к пику своей карьеры. На все воля Всевышнего, но я надеюсь, что интеллектуально-активную, насыщенную жизнь наше поколение сможет продолжать долгое время.

Например, меня очень сильно воодушевил пример доктора Фредерика Старра, с которым я познакомился в 2016 году. Ему 77 лет, и он очень интеллектуально активен, и сейчас возглавляет институт Центральной Азии и Кавказа в Университете Джона Хопкинса. После выхода на пенсию он неожиданно начал интересоваться нашим регионом. В 73 года написал известную историческую книгу "Утраченное Просвещение. Золотой век Центральной Азии от арабского завоевания до времен Тамерлана", и сейчас он считается одним из ведущих экспертов в США по Центральной Азии.

Этот пример говорит о том, что сейчас в любом возрасте можно заниматься какой-то сферой и добиться там новых высот. Главное, как бы банально это ни звучало, занимать активную жизненную позицию. А наша страна сейчас нуждается в том, чтобы гражданский сектор активно развивался.

- Звучит оптимистично. Рахим, сегодня на календаре женский праздник и мы плавно переходим к основной теме нашей беседы. Как считаете, в казахстанской политике достаточно женщин? К примеру, в нынешнем составе правительства из двадцати кресел женщиной занято лишь одно.

— А разве на какие-либо должности нужно рекрутировать по гендерному признаку, соблюдая баланс?

- Дело не в балансе, все же соотношение один к двадцати — довольно мало. Разве нет?

— Может быть. Но, на мой взгляд, соблюдение гендерного баланса не должно быть основным критерием. Главное — эффективность человека на должности, вне зависимости от его пола.

- Вы сказали, что у нас в стране хорошо работают социальные лифты. Они работают для всех одинаково без избирательности и предубеждений?

— Абсолютно. Я это говорю без грамма лукавства. Главная проблема нашей страны во всех сферах — квалифицированные, работоспособные, энергичные кадры. И здесь пол имеет четвертое значение. Я сам являюсь работодателем с 2001 года и, имея за плечами гигантский опыт наема персонала и собеседований, могу точно сказать: неважно, какого пола человек, важна его способность принести ценность в компанию. Если говорить о предубеждениях, то лично у меня к женщинам положительное отношение в этом плане. По крайней мере, те женщины, с которыми я работал, существенно более ответственно подходят к работе, нежели чем мужчины.

- То есть вы утверждаете, что в Казахстане нет "стеклянного" потолка для женщин?

— Нет. Наши женщины успешно работают в предпринимательстве, возглавляют нацкомпании. То, что в конечном итоге вы видите количественный дисбаланс в том, что мужчин больше, чем женщин, я считаю, совершенно естественно связано с нормальной гендерной ролью, которую выполняют женщины как матери и хранительницы очага. Поэтому тех, кто уходит и выбирает карьерный путь, гораздо меньше, чем мужчин.

А у нас, у мужчин, традиционная гендерная роль в Казахстане — обеспечивать семью. Очень важно обеспечивать не присутствие женщин на каких-то позициях, а равенство возможностей для обоих полов. С точки зрения правовой защиты женщин, обеспечения их образованием, я считаю, у нас в стране ситуация очень цивилизованная. При этом нам, безусловно, предстоит работа по поддержке и дальнейшему развитию профессионального ориентирования женщин. Меня, как и многих, больше беспокоят факты бытового насилия, где пострадавшей стороной выступают женщины, высокий уровень суицидов среди подростков, особенно девочек. Я бы сказал, что проблема гендера у нас лежит не столько в гражданской или правовой, сколько в культурно-бытовой плоскости. В этом отношении нам, мужчинам, необходимо оказывать поддержку женщинам.

- Есть общеизвестное выражение о том, что за каждым успешным мужчиной стоит мудрая женщина. В казахстанских реалиях актуальнее говорить: за каждой успешной женщиной стоит влиятельный мужчина. Вы согласны с этим?

— Необязательно. Есть множество self-made-примеров женщин. И я часто наблюдаю картину, когда женщины являются неформальным лидером в семье. Они более проактивны, чем мужчины, многие женщины определяют общую стратегию.

- То есть в реальности наши мужчины — подкаблучники?

— Я недавно узнал словосочетание "травоядный мужчина". Этот термин был озвучен в 2006 году в отношении описания японского общества, когда парни не проявляют традиционный адекватный интерес к противоположному полу, считают слишком обременительной для себя традиционную гендерную роль мужчины, который ухаживает за девушкой и чувствует ответственность за обеспечение своей семьи.

Возможно, это неизбежность и для нас в условиях глобализации, но лично мне это не близко. Меня беспокоит тихая эрозия нормального гендерного образа мужчины. Я и большинство моих друзей росли в условиях традиционных семейных ценностей, когда нас воспитывали в том, что обязанность мужчины — брать на себя ответственность, обеспечивать свою семью, чтобы она ни в чем не нуждалась, а женщина, которая рядом, была счастлива. Мир, конечно, меняется, и сейчас очень много различных интерпретаций того, как должна выглядеть семья и должны ли быть вообще гендерные роли. Я спокойно к этому отношусь, но повторюсь, мне это не близко. Чем старше я становлюсь, тем большим традиционалистом и консерватором я себя ощущаю в части культуры и особенно семейных ценностей.

- Этот процесс ведь описан в экономической науке. Когда в обществе наступает некий слом, когда мужчины и женщины меняются ролями? Насколько этот тренд близок Казахстану?

— Этот процесс хорошо описан в поведенческой, гендерной экономике. Я не знаю, насколько это неизбежно для Казахстана, но мировой тренд определенно есть: когда мужчины в той или иной степени перестают ухаживать за женщинами, оказывать им знаки внимания. Есть много исследований, говорящих о смене структуры спроса на предметы роскоши, ювелирные украшения. Если раньше в их рекламе таргетировали мужчин, поскольку было принято делать дорогие подарки женщинам, то сейчас "травоядные мужчины" этого не делают. Многие мужчины приняли позицию равенства и перестают дарить подарки, делят счет в ресторане и так далее.

- Совершенно точно, большинство казахстанских женщин не примут такую однозначную позицию. Готова признать, что многие сестры по гендеру любят сидеть на двух стульях…

— В этом плане, возможно, у многих сильно смешались понятия. Они путают неоспоримый постулат равенства с радикальным феминизмом, который говорит об особой роли исключительности женщины, об априорной виноватости мужчины. Приверженцы этого радикального феминизма в нашей стране популизма ради педалируют несколько резонансных случаев, делают экстраполяцию, якобы это повсеместная ситуация. Эта тенденция меня также не радует.

Если же говорить про равенство и сексизм, если сильно увлечься этим категориями, то можно даже прийти к неожиданному выводу, что 8 марта — это самый сексистский праздник. Но это не значит, что среди мужчин нет предвзятого отношения к женщинам. Скажу, что наиболее ответственная и здравомыслящая часть общества — и мужчины, и женщины — должна прививать здоровую культуру взаимоотношений в обществе без предвзятого отношения.

- Как вы сами относитесь к этому празднику? Какую смысловую нагрузку придаете ему?

— 8 марта мы подчеркиваем образ и роль женщины, как вдохновения для мужчин, как нечто возвышенное и одухотворенное. Так как фактически или потенциально каждая женщина является матерью, дает новую жизнь. И этот праздник — возможность проявить внимание, уважение к женщинам. Я люблю этот праздник.

- Будете дарить подарки своим близким женщинам?

— Да, я подарю жене цветы, она любит лилии. Сейчас, слава Богу, мы имеем возможности регулярно дарить подарки и делать сюрпризы близким не только по праздникам.

- Цветы и все?

— Если вы спросите мою супругу, какой подарок она хотела бы от меня получить, я подозреваю, она ответит: чтобы я все выходные провел дома вместе с семьей.

- У вас есть дочь? Если да, то, какое отношение к 8 марта будете прививать ей?

— У меня есть дочь, ей два с половиной года. Безусловно, она должна быть конкурентоспособной, я постараюсь дать ей когнитивные навыки, ценности, кругозор, чтобы она была максимально конкурентоспособна и с мужчинами, и с женщинами в современном мире. При этом я постараюсь дать ей и традиционное воспитание, которое я получил от своих родителей. То есть она будет должна уметь готовить, ухаживать за семьей и ухаживать за собой.

- Рахим, что дарить любимой женщине вы сказали, а как поздравили коллег?

— У нас небольшой коллектив. Коллегам мы преподнесли торт и цветы в качестве внимания и выдали премии, надеюсь, что на эти деньги они смогут взять себе то, что захотят.

- Ранее вы говорили о мужской ответственности за любимую женщину и семью. Как вы относитесь к мужчинам, которые чересчур ответственные и желают распространить свою заботу не на одну, а сразу на нескольких женщин?

— Знаете, Жания, определенный социальный контракт, когда отношения не оформляются, но мужчина берет ответственность за вторую семью — характерное только для нашей страны явление. Несмотря на то, что об этом многие говорят, никто не знает, насколько явление "токал" распространено. Достоверной статистики нет. Я подозреваю, что это мизерное количество. Причем 90 процентов из тех, у кого есть токал, — сверхсостоятельные люди. Не знаю точно, но выдвину гипотезу, что это несколько тысяч мужчин по всей стране.

- А желание некоторых женщин быть содержанками описано в экономической науке? Почему современные женщины, имея возможность зарабатывать и реализовать себя профессионально, самовольно отказываются от этого и соглашаются жить на чьем-то иждивении?

— Про описание такого поведения в экономике мне не известно. Могу лишь догадываться о том, что кому-то это просто комфортно — жить, имея содержание. Как к этому я отношусь: если это не нарушает закон, то это не мое дело, каждый сам распоряжается своей жизнью.

- Рахим, сегодня у нас праздник, что бы вы пожелали прекрасной половине читательниц портала Sputnik Казахстан?

— Безусловно, счастья и благополучия. Очень важно иметь внутреннее свойство радоваться жизни вне зависимости от любых обстоятельств. Я желаю каждой быть максимально счастливой и делиться этим состоянием с окружающими вас людьми.

- Традиционный вопрос нашей рубрики: книга, которая оказала наибольшее значение для вашей жизни?

— Это Дейл Карнеги. Не буду называть более серьезные книги, например, какой-нибудь Жак Руссо или Йозеф Шумпетер. И пусть это, возможно, прозвучит примитивно, но впервые с творчеством автора я познакомился в возрасте 14 лет. В те годы я посещал фотокружок и мой преподаватель дала мне почитать эту книгу, и я считаю, что она очень сильно на меня повлияла в детском возрасте и помогла развить эмоциональный интеллект и коммуникативные навыки. Книга проста, понятна и именно этим она подкупает каждого.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 8 марта 2018 > № 2521882 Рахим Ошакбаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580827 Александр Агеев

Русский рывок. Когда?

генеральный директор Института экономических стратегий Александр Агеев о технологиях модернизации

Александр Иванович, меня заботит и интересует, почему Россия не может обновляться эволюционно, постепенно, как многие другие страны? Почему она для своего обновления использует рывки, надрывы? Почему русская модернизация происходит не постоянно, а раз в 200 лет? И такого рода модернизация требует от России чудовищного напряжения сил. Сначала мы проигрываем в историческом времени, а потом наверстываем его. Это требует от народов, от экономики и от самого исторического времени огромных жертв. Почему так происходит?

Александр АГЕЕВ. Ответ на этот вопрос, Александр Андреевич, коренится, пожалуй, в самой нашей огромности как государства, как цивилизации. Огромность эта еще и северная. Это означает, что управляющий сигнал, импульс от указа, высшей директивы, идеи, образца в этом пространстве вязнет, мерзнет. Потому страна развивалась очаговым путем: очаг Москва, очаг Владимир, Киев, Петербург, Хабаровск, Урал, Дальний Север и так далее. Иначе говоря, Россия по ключевому принципу своего устройства — пространственный архипелаг. Связность его «островов» имеет свои уникальные особенности. Это первое.

За особенностью ландшафта следуют особенности народонаселения и его расселения и в истории, и по нынешнему факту. Расселение учитывает климатические факторы, но необходимость, в том числе экономическая и военная, выталкивает нас на подвиги освоения Севера, Арктики, Сибири, Дальнего Востока, Америки, Мирового океана, космоса.

Поэтому упомянутая Вами ритмика российской эволюции — это не столько вопрос элегантности математики циклических гипотез, сколько факт онтологический, физический, энергетический. В нем срабатывает и размерность занимаемой площади, и величина населения, и производимый им валовой продукт, и изотерма. Как результат действия этих сил в российской истории наблюдаются 400-летние и внутри них 80-летние циклы. Последний ритм связывает три поколения: дедов, отцов и детей-внуков. Дети не очень ценят опыт родителей, они больше обращаются к опыту дедов. «Спасибо деду за Победу!» — это не случайный девиз.

Другие великие страны — меньших размеров и, соответственно, большей связности. Причем в абсолютно практическом смысле, а именно связности магистралей — водных, гужевых, шоссейных, железнодорожных, трубопроводных. И плотность расселения, замков, городов, поселений большая. Циклика развития этих стран до XXI века была примерно 60 лет. И Китая, кстати говоря, тоже. И отсюда получается достаточно очевидная арифметика: за 240 лет мы проходим три цикла, а другие великие державы — четыре. И возникает зазор. Он имеет сложную природу — технологический, экономический, ожидания общества, состояние системы управления, распределение власти. Эти зазоры в итоге преодолеваются массированным напряжением сил народа, для ободрения которого, говоря словами Ломоносова, даруются волевые государи — Иван Грозный, Петр Великий, Сталин, например. Такие лидеры — маркеры наступившей неизбежности огромных народных усилий по сокращению зазора отставания от других великих. Эта неизбежность диктуется и обосновывается тем, что иначе «нас сомнут».

Никакое сверхнормальное усилие не проходит бесследно, потому что оно предполагает объективно физические жертвы, а за этими жертвами следуют разного рода социальные обиды. Потому что это вопрос распределения издержек такого рывка и оценки справедливости этих жертв и издержек.

Напомню, например, тяготы дворянства. До Екатерины II фактически и крепостные крестьяне, и дворяне были уравнены в глобальном смысле по справедливости. С одной стороны, в этой иерархии крестьяне служили и были закрепощены, но при этом, по сути, были закрепощены как служивое сословие и дворяне. И лишь после декретов Екатерины, которые даровали дворянству определенные льготы, фактически этот социальный договор был разрушен, возникла фундаментальная социальная несправедливость. Ее осознание потребовало времени, Радищева, декабристов, Белинского, Некрасова, Чернышевского, Добролюбова...

Александр ПРОХАНОВ. Ленина?..

Александр АГЕЕВ. В конечном счете и Ленина, в рамках того цикла. С осознанием ситуации, точнее говоря — даже онтологии, сути картины мира, формируется определенная, как бы сказал Гумилев, консорция, группа людей, обладающих повышенной жизненной волей. Накапливаются изменения в умонастроениях, идеалах, вкусах, допусках того, что можно и нельзя, и накапливаются обиды на фундаментальную несправедливость социального устройства, растет зазор между реальностью и идеалами. Потому что в стране есть определенный цивилизационный код, он работает как камертон, по нему сравнивают должное и сущее, далеко не всегда рационально, чаще через чувства, эмоции и даже инстинкты. Постепенно образуются своего рода энергоинформационные фантомы, фикции, отливающиеся в конце концов в простые лозунги, делящие мир на то, что «долой» и что «даешь». Сложность противоречий порождает простоту массовых ожиданий и намерений. И если не находятся, как бы сказал Ленин, «умные руководители капитализма», умные руководители державы, да еще умеющие свою умственность реализовать в нужных государственных решениях, в государственных программах, которые излечили или хотя бы смягчили патологии, накапливающиеся в любом живом организме, то большой социальный организм тяжело заболевает. Условно говоря, вместо простуды и насморка назревшие и перезревшие проблемы разрешаются в жесточайших лихорадках и прочих социальных заболеваниях, которые кончаются летальным исходом для части, а иногда и для всего организма.

А к территориальной огромности можно добавить еще и нашу фронтирность. Мы фактически дислоцируемся не просто на огромном, двуконтинентальном пространстве. Оно сталкивается либо с Арктикой, со всеми ее вызовами, с жутким холодом и несметными сокровищами, либо с другими цивилизациями на Востоке, Юге, Юго-Западе, Западе, Северо-Западе. Иначе говоря, какой ни взять азимут, мы везде обнаружим фронтирность.

Александр ПРОХАНОВ. Вы полагаете, что пространство — это бремя? Может быть, действительно были правы те либералы, которые предлагали расчленить Россию на 80 фрагментов, и каждый из этих небольших кусков вводить в цивилизацию? Тогда в этих небольших фрагментах меняется ритмика опозданий и ритмика наверстываний и развитие всей территории происходит гораздо гармоничнее?

Александр АГЕЕВ. Если абстрагироваться от особенностей России и глубинных причин ее жизнестойкости, то можно предположить, будто если это пространство расчленить на небольшие ареалы, соразмерные европейским странам, то они примут и европейскую ритмику эволюции и, как явно и неявно подразумевается, выйдут на европейский уровень благополучия. Но что не учитывается в этой логике и поэтому она порочна? Смысл существования жизни в целостном государственном формате на этом большом пространстве не сводится к каким-то локальным, ограниченно национальным задачам, даже к задачам благоустроения жизни именно этого народа и этого суперэтноса. Задача жизни этой части мирового человейника, может быть, и странная по меркам прав и свобод индивидуальности, но объективная. Это вполне определенная, ничем не заместимая нота, тема в человеческой симфонии, или цвет в спектре цивилизационной эволюции, гарантия многообразия как системного условия эволюции человечества в принципе.

В начале XXI века существовало двенадцать мировых цивилизаций. В том числе была среди них и Восточно-Европейская, своеобразная, многоцветная, многострадальная цивилизация. Но сегодня она примеряет судьбу поглощаемой культуры. Соответственно, если допустить фрагментацию России ниже какого-то уровня, а этот уровень физически исчислим, то эти куски расчлененной России будут захвачены разнообразными соседями просто в силу их жизненно важных интересов, включая такой интерес, как недопущение чрезмерного усиления соперников. Эти соседи при всем гегемонизме миропорядка не могут и не будут объединены. Каждый будет стараться в меру своей мощи на тот момент времени прихватить под контроль доступный фрагмент. Эти модели поведения отчетливо показала внешняя интервенция против России в 1918–1920 годах. Хищники из бывших союзников и противников, нейтралов и просто соседей ринулись на заболевшую Россию. Десятки тысяч войск, которые здесь оказались, занимались ничем иным, как грабежом, какие бы предлоги и оправдания для этого ни выдвигались. Американские, англо-французские, немецкие войска, чехословацкий корпус и множество других ингредиентов...

Такова реальная геополитика. Но она реализуется в силовом поле противоборства внутренних классов, партий, коалиций, людей, вплоть до разрыва семей. Из столкновения всех этих внутренних и внешних сил складывается катастрофа. Она теоретически способна уничтожить прежнюю системность социума. Но причина провала планов расчленения России была не только в том, что сама распавшаяся империя, ее многонациональный народ смогли найти в себе силы, чтобы снова регенерировать, пусть и в новом качестве. Планы провалились и потому, что само достижение согласия между алчными игроками оказалось практически невозможным. Не смогли договориться эти игроки, как поделить столь колоссальный трофей в дополнение к проигравшим войну Германии и Австро-Венгрии.

Напомню о противоречиях во время переговоров по заключению Версальского мира даже между Великобританией, Францией и Соединенными Штатами. Для Ллойд Джорджа и Клемансо, возглавлявших Великобританию и Францию, президент Вильсон был чудаком, которого в кулуарах именовали «святым». Его программа из 14 пунктов совершенно не согласовывалась с их понимаем того, каким должно быть мироустройство после такой войны, кто должен быть бенефициаром этого устройства и поражения Германии. Стоит вспомнить и о противоречиях между Рузвельтом и Черчиллем, которые диктовались объективно разными векторами интересов. Словом, принципиальная невозможность согласовать интересы разных цивилизаций и их самых активных, самых агрессивных игроков тоже служит определенным гарантом существования этого большого пространства в Евразии.

Александр ПРОХАНОВ. Когда говорим о модернизации и развитии, мы вкладываем в это сложный комплекс преобразований, хотя все это является одним общим преобразованием, но оно распадается на чисто технократическую сферу, на информационную, на социальную. И, как правило, любая модернизация предполагает очень крупную перетряску социума. Меняется социум, устраняются одни элиты, появляются другие… Мне кажется, что переход с одного модернизационного или цивилизационного уровня на другой связан с переходом от одного типа общества к другому. Причем этот тип должен совершенствоваться, все больше приближаться к идеальному обществу, то есть к обществу абсолютной, божественной справедливости. Хотя это кажется весьма сомнительным, потому что сама по себе модернизация — это огромная несправедливость, огромное насилие, жертва, но все-таки, наверное, движение человечества, в том числе и движение России по пути своего становления и развития, — это путь ко все более совершенному, благому, справедливому обществу. А пространство разве влияет на все это? Разве нельзя, например, задаться созданием идеального бытия или, например, поставить идеалом Царствие небесное, используя огромную территорию, не включая сюда такие понятия, как историческое опоздание или медленное прохождение цивилизационного сигнала?

Александр АГЕЕВ. Вы говорите фактически о том, что утопия возможна и утопия может быть построена.

Александр ПРОХАНОВ. Я говорю о том, что утопия как путеводная звезда светит любому процессу.

Александр АГЕЕВ. Должен быть некий идеал, свет. Вливаясь в жизнь своего социума, каждый человек имеет свой ограниченный срок земной жизни. И в этот срок он может повести себя либо эгоистически, либо с неким социальным или социально-духовным функционалом. Иначе говоря, можно посвятить свою жизнь науке, искусству, религиозному служению. И тем самым свою земную жизнь продлить в этом варианте до масштабов вечности.

Для кого нужны такого рода идеалы, утопии, может быть, даже фикции? Очевидно, они нужны даже не для какого-то отдельного человека. Они нужны для социума в целом и для той когорты, которую так или иначе называют солью земли. Это не обязательно формальная элита, это может быть и неформальная элита. Элита — это не что иное, как совокупность лучшего в рамках некой популяции.

Что модернизация совершает с социумом? Модернизация — это осовременивание. Фактически модернизация подразумевает преодоление отставания от какого-то образца, который уже эмпирически случился.

Александр ПРОХАНОВ. По какому-то параметру…

Александр АГЕЕВ. Да, по какому-то параметру. Этот параметр тоже очевиден, он связан либо с технологиями (а технологии — это вооруженные силы), либо с экономикой, либо с образом жизни — вот, наверное, и все эти параметры для сравнения.

Для чего нужны все эти догоняющие стратегии? Опять же, за этим стоят вполне живые интересы. Наверное, для такой большой страны — это интересы выживания в конечном счете, безопасности, неприкосновенности, целостности, свободы и независимости.

Но для каждой исторической эпохи, очевидно, есть свои маркеры. Если имеем в виду начало XX века, конец XIX века, то весь мир тогда только-только был поделен на колонии, став по сути проекцией немногих, менее десятка, метрополий. Колонии служили ресурсным резервуаром для того, чтобы делать жизнь жителей этих метрополий более благоприятной за счет колониальной эксплуатации. Россия в этом контексте была особым случаем, потому что у нее были другие принципы и стилистика экспансии. Вслед за территориальным переделом мира, когда не осталось непокоренных земель, последовал и экономический передел.

Чтобы быть способными этот передел совершить, нужно было иметь две вещи. Во-первых, технологическую мощь; во-вторых, некую доктринальную заряженность. Не только высшие слои общества, но и весь социум — германский, французский, японский — должен были иметь энергетику, чтобы с какой-то силой, выходящей за пределы нормального бытия, стремиться победить Великобританию или захватить Францию, напасть на Россию или расчленить Китай, например. Иначе говоря, здесь нужна была определенная сила, пассионарность, некая энергетика, выходящая за пределы повседневности. Объяснить это просто жаждой обогащения невозможно, хотя она и играла свою важную роль в этом плане и была подоплекой передела.

Огромность России на рубеже ХIХ–ХХ веков не требовала дальнейшей экспансии вовне, хотя сложившаяся геоэкономика ее стесняла, достаточно вспомнить проблему Проливов или клубок дальневосточных и центрально-азиатских ограничений. Россия была объективно заинтересована во внутреннем развитии. Но импорт капитала привел к сильной зависимости от Германии и других европейских стран, создав ситуацию «данничества».

Модернизация для России всегда в первую очередь выглядела как понимание неизбежности превращения в жертву, если она ее не осуществит. Речь тогда шла не только о модернизации в интересах безопасности, но и о восстановлении экономического суверенитета. Но модернизация диктовалась и потребностями социальной эволюции.

Что такое была модернизация, которую, например, разрабатывал Дмитрий Иванович Менделеев? Он был не только химик, но и великий экономист. Модернизация означала две довольно опасные ситуации, которые нужно было разрешить. Ситуация первая — страна наполнялась огромным аграрным перенаселением, земли не хватало, тем более для роста производительности, и нужно было совершить перераспределение населения в пользу городов, где появлялись бы мануфактуры, промышленность. Это можно было сделать только одним путем — либо административно, как позже сделали большевики, либо «мягким» экономическим способом. Экономически во времена Александра III и Николая II можно было стимулировать урбанизацию только через диспаритет цен с занижением цен на сельхозпродукцию и завышением на продукцию промышленную. Это было сделано.

У Менделеева было еще одно важное условие модернизации. Помимо переселения огромных масс людей в города для работы в промышленности нужно было людей еще и образовывать, чтобы были инженеры и техники, способные работать на новых средствах производства, которые во многом импортировались. Еще раз повторю — отсюда острая потребность в иностранных инвестициях, что потом станет определенной ловушкой и одной из причин, почему возникла необходимость в уже другой модернизации.

Менделеев подчеркивал: «нам нужно больше Невтонов, чем Платонов». Невтонов — это больше инженеров, чем гуманитариев — юристов, экономистов.

Собственно говоря, эти два момента, два предупреждения Дмитрия Ивановича Менделеева были нарушены. Россия, быстро увеличивая свое население, по сути перегревалась — за счет роста напряжения между городом и деревней и между гуманитарно и инженерно-технически образованными сословиями. Потом и офицерский корпус станет разночинским и крестьянским. И все вместе это сыграет важную роль в сносе политического режима.

А параллельно приходило понимание сокращающихся сроков этой модернизации. Не только Фридрих Энгельс, но и другие аналитики понимали, что война неизбежна. Война, которая придет вслед за территориальным переделом мира, потому что рвались к мировой гегемонии и быстро развивающаяся модернизирующаяся Германия, и Соединенные Штаты. И тогдашний гегемон (а им была Великобритания) видел это сокращающееся отставание, и конфликт не мог не быть вооруженным. Тем более тогда не было ядерного оружия и люди не так боялись войны, как это стало после 1945 года.

У нас любят вспоминать столыпинское «дайте нам 20 лет покоя…» Никто уже в тот момент никому 20 лет покоя не мог дать в принципе, потому что срок затишья перед большой войной измерялся считанными годами. А вот когда начиналась программа индустриализации в 1890-е годы, то впереди еще были 20 лет. Долгосрочные планы индустриализации, электрификации, строительства транспортных путей разрабатывались из расчета до середины 1920-х годов.

То, что нам пришлось импортировать зарубежные средства производства, технологии, привело к очень сильной зависимости от французского, немецкого и британского капиталов. Это прекрасно сознавалось в верхах Российской империи накануне Первой мировой войны. Более того, преодоление засилья германского капитала было одной из жизненно важных задач Российской империи. Собственно, эта проблема и привела Россию именно в Антанту.

Затем планы модернизации также возникали в ответ на понимание, что через 20 лет после окончания Первой мировой войны будет война следующая. Интересно, что недавно проведенное нашими коллегами моделирование событий после 1917 года с проверкой альтернативных вариантов (например, если бы остался во главе государства Керенский или пришли к власти кадеты или левые, или правые эсеры) показало, что во всех этих вариантах, при любом небольшевистском политическом режиме, вступление России в войну происходило не позднее 1933 года. Это существенный вывод.

Сегодня, зная о масштабе революционного и послереволюционного жертвоприношения, о размахе бедствий и страданий, о том социальном цунами, мы не можем не понимать, что через все эти жертвы страна шла к тому, чтобы получить лишние восемь лет для создания новой промышленной базы на Урале, в Сибири, которая бы позволила выиграть надвигающуюся войну. Вот таким оказывается постфактум смысл в этом катаклизме и жесткости послереволюционной эпохи.

Таким образом, получается, что модернизацию вызывают глубинные силы социальной эволюции страны и мир-системы, промышленности, науки, технологий, знаний, нравов.

И второй, накладывающийся на это мотивационный слой, — осознание всех этих больших вызовов теми, кого судьба и обстоятельства вынесли на руководящие посты. Осознание сути вызовов миллионами людей с опытом участия в войне и наведения социальной справедливости в жестко конфликтной обстановке располагало к выбору довольно суженной палитры решений по методам и по этике. Вспомним, как ВЧК стала не только силовой структурой диктатуры, но и органом экономической и социальной политики. Разруха, транспорт, беспризорность... Чрезвычайные проблемы решались чрезвычайными методами. На чрезвычайные меры сложившейся обстановкой вынуждались любые власти с осени 1917 года, и тем более с весны 1918-го. Не каждая политическая сила была к ним готова, это другой вопрос. Но факт, что многие действия большевиков опирались на подходы, разработанные еще в недрах госаппарата империи. Это касается и плана ГОЭЛРО, и программы освоения недр, и оборонно-промышленной стратегии, и финансовой политики. Более того, довольно быстро возникла потребность в новом модернизационном рывке вслед за восстановлением хозяйства после Гражданской войны и интервенции. Поначалу — для «защиты завоеваний революции», но по сути — чтобы отстоять независимость страны и само ее существование…

А после 1945 года меняются угрозы и силы, которые стоят за этими угрозами. Но осознание правящими кругами сути этих угроз происходит все-таки вне зависимости от политических и вкусовых ярлыков, которые обычно приклеиваются. Риторика различается, конечно. Хотя, работая с архивными документами 1920–1930-х годов, нельзя не заметить, что этот риторический идеологический флер очень тонок. Когда его снимаешь, остаются фундаментальные, реальные, жизненно важные проблемы этого социума. И этот социум в лице своих элит понимает, что есть такие уступки, и ум, и душа нации, и суть государства.

Суть государства сводится в конечном счете к двум глубоким посылам, интенциям. Первое касается того, каков смысл и предназначение государства для того большого социума, который сложился на данной территории и с данным составом народа. Второе — каково место этого социума в ряду других живущих народов: является ли он самостоятельным игроком мировой истории, суверенным субъектом или предпочитает проявить историческую леность? Историческая леность предполагает, что можно отдать часть суверенитета, уступить право и обязанность решать важные проблемы внешние и внутренние кому-то другому — мировому сообществу, соседним государствам...

И до 1980-х годов прекрасно понимали и в обществе, и в государстве, что суверенность исключительно важна, что означает она довольно прагматические вещи — кто определяет структуру рынка, структуру спроса и предложения, размещение производства, направления и идеалы развития, структуру потребностей и структуру их удовлетворения… Это делают либо в Москве, либо в Париже или Лондоне, в Вашингтоне. И для того поколения руководителей, и для их преемников в первом поколении сама мысль о том, что мы уступим эти права кому-то третьему, была идеологически невозможна, политически неприлична и, очевидно, эстетически омерзительна.

Но мир развивался, менялось распределение и разделение мировых производительных сил по разным секторам, появлялись новые сектора, новые технологии. И было давно понятно, что для решения задач особой, высокой значимости необходимо международное сотрудничество. Оно всегда и было. Даже в 1920–1930-е годы. С Германией, США. При всех санкциях Россия, как бы она ни называлась, была в глубоком взаимодействии с другими странами — это был и торговый обмен, и инвестиционный, и человеческий, и военное сотрудничество. Это всегда было. При этом технологии похожи, мосты, железные дороги, автомобили похожи. Недавно Президент РФ сказал, что получается, что по технологии мы не везде сильны, по народонаселению тоже не самые крупные, по управлению не самые лучшие. Но есть нечто, что позволяет именно на этих пространствах создаваться особому социуму, жизнеспособной государственности. В том, в чем мы не лучшие, мы идем на заимствование лучшего. Иногда доходя до идолопоклонства.

Борьба между этими двумя подходами — суверенностью и встраиванием в более «передовые» сюжеты — сопровождает нашу историю. Здесь тоже можно увидеть цикличность. Но более короткую, чем упомянутые длинные стратегические циклы. Готовность уступить часть суверенитета усиливается на фоне усталости от излишних забот. Разве не брал СССР на себя миссии в Африке, в Латинской Америке, в Азии? За антиимпериалистические революции, за социалистическую ориентацию? Был круг идей, за которыми скрывались военно-политические и технологические интересы, но на уровне идеологии и массового сознания они превращались в «…я землю покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…»

Но, например, за нашим сотрудничеством с рядом стран стояла не только и часто не столько идейно-политическая близость, сколько необходимость иметь структуры, контролирующие поставки важных стратегических минералов, обеспечить контроль земного пространства для сопровождения космических полетов. Но никто этого в открытую обычно не говорил. И за другими историями, событиями холодной войны также стояли практические, реальные военно-экономические или стратегические задачи, а вовсе не примитивно подаваемые как глупости в угоду личным симпатиям или амбициям вождей.

Предпоследняя развилка в недавней истории — 1980-годы. Упрощение — сводить тогдашние стратегические решения к произволу и ошибкам высшего руководства. Вспомним длинные очереди за «Огоньком», за «Московскими новостями»… Складывался вполне определенный вектор общественных настроений. Вновь, как и в начале ХХ века, общество устало от формы, которая свой век уже отжила, а руководители не сумели или не захотели предложить то, что отвечает интересам нации. Скорее первое, поскольку «не знали общества, в котором жили». Но две вещи я бы подчеркнул особо. Первое — мы до сих пор не отдаем отчет, что в недрах советского государства в 1980-е годы разрабатывались проекты переустройства страны. С абсолютно ясным пониманием, что в ней накопились разного рода токсины и шлаки, что надо произвести детоксикацию, чтобы она отвечала ожиданиям народа, который заметно изменился к 80-м годам — весь народ изменился, и все народы всех республик. И во-вторых, шло интенсивное осмысление будущих вызовов и угроз. Далеко не все еще опубликовано, даже, например, подходы к тому, как обеспечить достойную жизнь наших граждан на протяжении всего жизненного цикла — это все было очень хорошо разработано. О целом ряде экспертных групп и их разработках до сих пор хранится странное молчание.

Характерный пример разрешения подобных кризисов развития — начало 1920-х годов в Соединенных Штатах. Катаклизм, который настиг Европу, Россию, Азию, Мексику, не мог не затронуть и Соединенные Штаты. Тогда в североамериканских Соединенных Штатах сложилась напряженная социально-политическая ситуация. Количество бунтов, протестов, демонстраций, разного рода возмущений было рекордным. Сейчас, кстати, оно приближается к тем временам. И перед правящим классом Соединенных Штатов возник вопрос: что делать? Альтернативы сводились либо к фашизации, либо к социализации. И была придумана доктрина «нормальсии», которая позволила энергию масс направить на простые, бытовые вещи, такие как «форд» — автомобилизация страны, коттедж среднему классу, который должен был вырасти, а для авантюрных людей — фондовый рынок. Это все развернулось в 1920-е годы, и почти на 10 лет позволило снизить накал социально-политических страстей. Позже из Великой депрессии выход был найден в серьезных социальных реформах и милитаризации с выходом на роль мирового гегемона.

Так что мы не одиноки в своей особенности реагировать на нарастающие десинхронозы исторического развития достаточно резкими проявлениями. Мы не одиноки в том, что эти проявления могут иметь различные внешние импульсы. Мы ведь не живем в безвоздушном пространстве, мы не где-то в космосе. Мы представляем интерес для соседей, для всего мира как пост-страна во всех смыслах — для кого-то как жертва, для кого-то как объект, как рынок, как партнер, друг, для кого-то как образец. Спектр интересов к нам очень широк. И наши интересы к внешнему миру тоже разнообразны. У нас есть разные силы, которые заинтересованы в разных аспектах этого мира.

Напомню — перед Первой мировой войной, 100 лет назад, у нас было три серьезных вектора, за каждым из которых стояли влиятельные бизнес-круги, общественность и даже эстетика, культура, живопись. Один круг коалиций и стоящих за ними интересов толкал нас на активное участие в балканских делах. Но это был один лишь круг, имеющий преломление в элите и в разных корпорациях. Другие силы, «короли хлопкового бизнеса» и торговли, толкали, например, на экспансию в Центральной Азии, где Россия неизбежно сталкивалась с британцами. Была и весьма сильная группа, которая видела будущее свое и страны на Дальнем Востоке. В частности, Русско-японская война была связана с авантюрными действиями этой клики. Были и те, которые считали, что наше развитие должно быть на Севере. Из этой идеологии вытекали довольно практичные решения о том, где строить базовый северный порт, куда тянуть ветки дорог. Страну эти несогласованные векторы интересов разрывали на части. Эти группы интересов были и в деловых ассоциациях, и в Генштабе, и в других ведомствах госаппарата, и в Думе, и в СМИ, и в литературе и публицистике. Высшая аристократия и крупная буржуазия отнюдь не были однородным субъектом. Не говоря об интересах пробуждающихся к политической жизни слоев городского пролетариата, крестьянства, элит национальных окраин.

В конечном счете, когда все это напряженное бурление общества доходило до высших структур управления, в конце концов до императора, то возникало крайне разобранное положение.

Строго говоря, на всех этапах жизни страны это имело место быть как следствие множественности, неуравновешенной сложности. Мы большие, значит, мы сложные, следовательно, множественные по интересам. А управлять сложным и большим в обычных обстоятельствах можно даже неэффективно, по инерции. Но когда возникает критическая ситуация по тем или иным причинам, а правила взаимодействия (общественный договор) между поколениями людей, между стратами, между сословиями, профессиональными гильдиями не отлажены даже для мирного времени, то риск дестабилизации срабатывает неизбежно. Дестабилизация может быть отложена на время после кризиса, после войны. Потом поколение победителей фиксирует свои социальные преимущества, замораживая прежние противоречия. Это изнутри. А добавим еще давление внешних сил.

Александр ПРОХАНОВ. То, что Вы говорите — это норма. Причем для одних стран эта норма не мешает развитию, происходит аккумуляция и вырабатывается какое-то синтетическое решение. Для других стран, таких как мы, это приводит к разбалансировке. Например, почему не состоялась модернизация в 70-х — начале 80-х годов? Ведь страна была беременна этой модернизацией, все тосковали по ней. Я не видел в стране групп, которые не были бы заинтересованы в модернизации, не было групп сознательного торможения. Но она не состоялась. Причем был грандиозный технологический запас, технократический вектор не остановился и продолжал развиваться до последнего, до 1991 года — «Буран» и «Энергия», например. Было блестяще организованное образованное население. Такая категория, как «общее дело», не покинула нас в 70-е годы, напротив, сама готова была объединиться ради общего положительного модернизационного дела. Почему она не состоялась? Что помешало? Было же ощущение, что вот-вот она должна произойти. И было понимание того, что если она не произойдет, то это приведет к гигантским осложнениям.

Александр АГЕЕВ. Мне кажется, модернизация произошла, но произошла в достаточно извращенной и худшей форме. Если мы сравним две четверти века — до 1990 года и после, то окажется, что последний период был худшим. Мы за последние 25 лет выросли на четыре процента. Не за каждый год, а за все 25 лет. При этом за предыдущий аналог мы выросли в 2,5 раза. Его почему-то стали называть застоем, а сменивший его интервал — реформами.

Но в любом случае мы опять воспроизвели очаговость развития. Потому что у нас возникли целые слои, это не сводится к одному проценту населения, это под 30 процентов населения, которые живут в модернизированной среде и по уровню жизни, и по привычкам поведения, по всем аспектам, которые характеризуют образ жизни. Но это очень шаткая социально-демографическая конструкция. Потому что для 70 процентов эта модернизация не просто не состоялась, она состоялась в формате архаизации, примитивизации, деколлективизации, деградации, деиндустриализации, декоммунизации…

В итоге мы получили слишком расслоенное общество, хотя оно и так было ячеистым по принципу строения. Это сейчас называют блочно-иерархическим устройством социума. Оно означает, что есть несколько категорий, экологических ниш, внутри каждой из которых действуют свои правила, институты. Условно говоря, для «бета» — одни нормы, правила, критерии жизни, своя прокуратура, милиция, свои производственные цепочки, своя «кормовая база» и массовая культура. А у нас таких обособленных субобществ и субэкономик несколько. Все эти слои сосуществуют, иногда соприкасаются в конфликте, но по большей части живут параллельно.

И, очевидно, на уровне интуиции — такая система не очень сильная, потому что это ослабленное, разодранное на слои и (вновь) на сословия общество. Это иная степень консолидации, чем та, которая нужна с учетом вызовов, с которыми мы и весь мир сталкиваемся.

Мы, условно говоря, вышли на ринг с этими мировыми проблемами. Не с каким-то конкретным партнером, а именно с проблемами мировыми… и при этом мы вышли разобранными, несобранными, немобилизованными на серьезную работу. Одна часть тела на одном конце ринга, другая — на другом, мысли вообще за пределами, эмоции сами по себе. Синдром растопыренного кулака. Фактически мы оказались такими…

В этом смысле модернизация состоялась для части социума. Но часть малая, и характер модернизации устаревший и бесперспективный, по колониальному принципу. И поэтому так ожесточенны и так бесплодны дискуссии. Потому что тот, кто рассматривает все с позиции находящегося, условно говоря, в нише «бета», не понимает того, кто в нише «лямбда», они совершенно разные в социальном смысле возможностей и проблем. В предельном случае — одинокий нищий пенсионер и изнывающий от изобилия наследник олигарха. В итоге реально получилась расчлененная по своим социоценностным ориентациям страна.

Александр ПРОХАНОВ. Но такая же модернизация состоялась в 90-х годах XIX столетия, там тоже были классы, которые вполне по-европейски жили…

Александр АГЕЕВ. Была сословная страна, и 1917 год одним из своих главных мотивов имел ликвидацию сословий. Декрет об этом стоит в одном ряду с декретами о мире и земле. А сегодня у нас снова возникло сословное общество, воспроизводящее даже буквально характеристики социума столетней давности.

Александр ПРОХАНОВ. А в чем дефектность нашего общества, та дефектность, которую надо преодолеть через модернизацию? У всех есть ощущение, что модернизация необходима, все ее ждут, выкликают, все ее стараются увидеть там, где ее нет, и не видят там, где она происходит. Но в ней есть огромный запрос, запрос людей на развитие. Так что нужно модернизировать? Какие каверны, какие дефекты? Какие асимметрии возникли в социуме, что их нужно исправлять и модернизировать?

Александр АГЕЕВ. Мне кажется дискомфортным слово «дефекты», потому что это зависит от точки зрения наблюдателя. То, что одному кажется дефектом, другому кажется достоинством. То, что один оценит как слабость, другой оценит как преимущество. Здесь нужно сопоставить с позицией наблюдателя.

Александр ПРОХАНОВ. Скажем, низкая скорость поездов на железных дорогах или низкое качество колеи…

Александр АГЕЕВ. Есть, наверное, не дефекты, а слабости, потенциальные уязвимости нашего социума в нынешней и прогнозируемой мировой обстановке, даже в большом космическом контексте. Вопрос не о мелочах, а о том, что за жизнь сейчас, какая жизнь будет дальше, способен ли социум сохранить те качества, которые воспроизводят в нем человечность. По крайней мере, сохранение базового цивилизационного кода — тех сказок, которые воспитывают, тех мифов, на осознании которых люди живут, понимания счастья, благоустроения, благоукрашения жизни, которые и составляют нашу особенность. В принципе можно всех перевести на один язык, тогда у всех будут примерно одинаковые сказки, но, очевидно, это разнообразие было зачем-то нужно природе, эволюции, раз у нас такое разнообразие языков, этносов, племен, разнообразие фауны и флоры. В этом разнообразии есть глубокая эволюционная значимость.

И с этой точки зрения можно оценить системные уязвимости. Я бы назвал четыре такие уязвимости нашего социума.

Первая уязвимость — это, конечно, лживость. Это плохое свойство — оно сразу нарушает обратные связи в системе управления. Если вы опираетесь на ложную информацию, на фейки, то вы не можете управлять, потому что это то ли болото, то ли полноводная река, то ли это очень плотная твердая поверхность. Это принципиально. Не случайно одним из первых указов Трампа был указ о фейковых новостях. Потому что та среда, которая сейчас генерирует информационные потоки, в том числе новостные, ощутила, что может этим манипулировать. Это было и раньше, это называли пропагандой, но сейчас это достигло беспрецедентного размаха. Если мы посмотрим по этому критерию, то увидим много неправды. И это определяет сразу все наши уязвимости сверху донизу. Все лжецы, если утрировать.

Вторая уязвимость — несправедливость. Несправедливость в системном смысле означает разбалансировку, нарушенный «сход-развал» между различными социальными силами. Несправедливость — это несоответствие реального положения имеющимся ожиданиям о том, как должно быть. Иначе говоря, сущее не отвечает долженствующему. В понятиях социально-экономических это совершенно очевидные вещи, но в более тонких моментах, скажем, таких, как перспективы жизни, — тоже несправедливо все устроено. И сейчас эта дискуссия становится в нашем обществе очень острой. Это связано с упомянутой сословностью. В ячеистом, блочно-иерархическом обществе в предыдущие десятилетия родители создали себе устойчивые на века экономические позиции родителей, соответственно с передачей их детям. Отсюда возникает каскад последствий. 100 лет назад жестоко лечилась именно эта проблема. Способ лечения, как известно, может приводить к ухудшению заболевания.

Третья существенная проблема, третья уязвимость, связана со свободой. Мы по каким-то параметрам являемся суперсвободным социумом: свобода печати у нас есть, существует принцип нейтралитета Интернета, который сейчас подвергается изменениям даже в США. Принцип нейтралитета означает, что любая информация, появляющаяся в Сети, независимо от источника и контента, имеет равные права на присутствие там.

Но если посмотреть по глубинным вещам, то да, человек свободен, но в какие экономические условия он поставлен? Он экономический раб. Если посмотреть его трудовой потенциал, он тоже окажется рабом — работодателя, хозяина, барина... Мы просто-напросто вошли в рабство. Рабство фактически всех перед немногими, но на самом деле перед всеми по разным основаниям. И это не вопрос взаимозависимости, это вопрос именно рабства в худших вариантах. Даже есть худшие феодальные рабовладельческие варианты на современных предприятиях пореформенной России.

И четвертая уязвимость — это способность к изменениям без потери ориентира. Это можно назвать преображением. Потому что преображение — это качественное изменение, улучшающее состояние того, кто изменяется. Улучшение состояния проверяется легко — через увеличение свободы выбора. Если свобода выбора уменьшается, то это было плохое изменение. Если мы посмотрим на изменения 1991 года: они вели к повышению свободы выбора или к ограничению? Ответ будет, к сожалению, однозначный.

Вот четыре критерия — правда, справедливость, свобода, преображение. Они отражают очень глубокие свойства, цивилизационный код нашего социума, нашей цивилизации, независимо от союзных республик, которые входят в это пространство. И в Казахстане найдем, и на Украине, и в Литве, и в Беларуси свой национальный эпос, который все эти идеи утверждает через разного рода героев. И в русских народных сказках, и в других базовых этносах Российской Федерации мы найдем все эти моменты.

Александр ПРОХАНОВ. Иначе говоря, все эти принципы нарушены, они деформированы и они побуждают наш социум к исправлению, к реформе, к восполнению этих утрат?

Александр АГЕЕВ. Да. А дальше возникает вопрос способа этих реформ. Ведь мы понимаем, что эти четыре названных свойства составляют уязвимость, но они же составляют и характеристики идеала. Он, конечно же, имеет еще десятки характеристик, но эти мы найдем всегда, они являются фундаментальными.

Александр ПРОХАНОВ. Здесь отсутствует такая характеристика, как уровень материального бытия, технологии, уровень технологического прогресса. Это вторично?

Александр АГЕЕВ. Я назвал фундаментальные аргументы. А функции, такие как технологическое превосходство, капитализация, благосостояние, являются производными. Из каждого свойства можно вывести последствия. Скажем, технологическое развитие, совершенство, конкурентоспособность — это следствие свободы прежде всего. Иначе говоря, чтобы быть свободными, мы должны быть свободны в примитивном военном смысле, то есть свобода и независимость Родины. Это Конституция обозначила, об этом говорит вся наша история. Если у нас не будет способности парировать любые угрозы, то у нас не будет свободы. А если у нас не будет базовой свободы, то будут концлагеря в том или ином виде, об остальном можно и не мечтать. Ни о преображении, ни о справедливости, ни о правде.

Александр ПРОХАНОВ. Как Вам кажется, существует где-то в недрах нашего общества проект такого рода модернизации? Существуют человеческие группы, институты, существует теория этого эволюционного проекта XXI века или это все пока только на уровне чаяний?

Александр АГЕЕВ. Мне кажется, в нашем современном социуме есть значительное число разных групп, которые занимаются подобной проблематикой, разрабатывают тексты, вокруг которых формируются так или иначе сообщества, консорции. Они, безусловно, плохо скоординированы, но они присутствуют внутри различных государственных институтов — и научных, и образовательных, и в силовых и несиловых структурах. Эта работа идет везде. Если характеризовать это поле, то обнаружим, что оно очень негомогенное, дисперсное: пятен много, оно не представляет собой некое единое поле. На разного рода выборах происходит консолидация под определенную цель, но потом снова все рассеивается в пространстве. Эта работа идет.

Александр ПРОХАНОВ. Но она не выходит на поверхность? Или она появляется в виде каких-то докладов, возникают всевозможные форумы, такие как Гайдаровский, Петербургский экономический? Где она проявляется?

Александр АГЕЕВ. Она проявляется во всех этих событиях. Особенно если смотреть не только через окно новостных лент. Новостные ленты проходят через фильтр журналистов и редакторов. Более существенно даже не то, что это делают журналисты, а то, что это делает регламент, то есть амбразура, которая выдается для информационного потока о событиях, которая сужена временем, рейтингами телевизионных каналов, директивами собственников и начальников. Интернет в этом плане более свободен, но присутствие внутри этих событий дает ощущение очень серьезной работы, ведущейся многими.

Александр ПРОХАНОВ. Значит, модернизация в России неизбежна?

Александр АГЕЕВ. Она происходит. Просто нам хочется, чтобы она была помасштабнее, побыстрее, понадежнее, с меньшими ошибками.

Александр ПРОХАНОВ. Но это не будет модернизация рывка? Это будет модернизация эволюции?

Александр АГЕЕВ. Опять же зависит от уровня, с которого мы смотрим. Мы можем забраться на геостационарный спутник — это будет одна картина. И мы увидим с высоты спутника, что российские города освещаются лучше, чем это было 10 лет назад. Что потоки автомобилей в город и из города, в мегаполис и из мегаполиса гуще: раньше карта России была буквально с двумя-тремя светлыми пятнами ночью, сейчас этих пятен больше. Можем спуститься чуть ниже и увидеть, что и дорог стало больше, и они стали лучше. Если сядем за руль, то увидим, что некоторые дороги совсем хороши. Иначе говоря, окажется, что какой-то важный этап все же пройден.

Если мы посмотрим из души людей (здесь нужно выбрать, в какую душу заглянуть), то увидим, что картина очень сильно искажается многими социально-психологическими патологиями, которые у нас возникли в результате опыта последней четверти века.

Любую успешную модернизацию можно характеризовать как экономический успех. А неуспешная модернизация может быть политическим или экономическим провалом. Но когда мы вводим категорию успеха, это нас связывает с категорией восприятия и оценки. Мы разучились воспринимать жизнь позитивно — мы все стараемся видеть в мрачном свете. И это означает, что сам фактор социопсихологического состояния социума является тем, что забыто, или тем, что используется в скрытых целях.

Некоторое время назад было проведено сравнение контента сериалов в Японии и сериалов в России, оказалось, что в наших сериалах основной контент насилие, преступность, разного рода отклонения, скандалы, в Японии — больше показа позитивных образцов поведения. А это влияет на эмоциональное самочувствие в обществе. У нас же самовосприятие скорее занижено. Хотя, как показывают опросы, большая часть населения считает, что живет вполне неплохо. Кров есть, хлеб есть в конце концов…

Александр ПРОХАНОВ. Но ведь мы сказали, что есть такое понятие, как дефицит исторического времени. Дефицит исторического времени перед началом войны, например, перед началом крупных переделов или перед началом какой-нибудь крупной технократической революции. Этот дефицит времени опять нас настигает. И перед лицом этого дефицита, по-видимому, нам не избежать рывка. А рывку сопутствует усечение ряда тех нравственно-моральных категорий, о которых мы говорили. Например, рывок — это, конечно, мобилизация. Мобилизация — это, конечно, отсутствие свободы, принуждение. Такой фактор, как нехватка исторического времени перед началом новых мировых бед, разве он не формирует сегодняшний социум и характер будущей неизбежной модернизации?

Александр АГЕЕВ. Вы, конечно, снайперски сейчас ставите проблему, в самую точку. Представим себя на месте руководителя, которому нужно принять важное решение. Или даже родителя, который знает, что утром случится пожар, а может и не случиться. А сейчас дети спят, видят сны. Если пожар случится, то они окажутся без крова, без хлеба. А не случится — они спокойно проснутся утром.

Никто не может сказать, когда этот момент относительно мирного времени закончится. И отсюда выбор: если вы преждевременно включите ресурсы и технологии мобилизации, то сердце может не выдержать — сколько можно нацию терзать разного рода рывками? Изнашивается сердце. Плюс есть тот самый эффект мальчика, который, шутя, кричал: «Пожар, пожар!», а на третий раз, когда случился реальный пожар, никто не пришел... К мобилизации следует отнестись и, мне кажется, к этому так и относятся те, кто должен этим непосредственно заниматься, с мягким теплом.

Мы по многим фактам можем видеть, что тренировки на некий час Х происходят. Он может случиться из-за природной катастрофы, причем не вообще, абстрактно от астероида или какого-нибудь космического катаклизма, это может случиться рядом с нами, когда взорвется гидростанция, например. У нас в стране 3 тысячи потенциально опасных объектов, в мире их десятки тысяч. Поэтому мы живем с предощущением возможного катаклизма. Теракт может случиться рядом с нами в любой момент… И мы, в принципе, научены опытом последних двадцати лет быть наготове. В России готовность массового населения к возможным чрезвычайным событиям выше, чем, скажем, в Европе.

Атмосфера в обществе меняется молниеносно, если происходит что-то запредельное. Ситуация в обществе до полудня 22 июня 1941 года была одна, после речи Молотова — другая. И тогда разом переключаются все очень важные рубильники, все ценности, то, что было значимо несколько минут назад, становится незначимо. Хотя люди продолжают жить, им нужно экзамены сдавать, на свидания ходить — это все продолжается, но возникает принципиально другая включенность в исторические события.

Поэтому, чтобы не оказаться в момент наступления того самого возможного форс-мажора, есть контуры в государстве, которые несут постоянную боевую службу. Их достаточно много. И есть основания полагать, что они работают хорошо. Причем работают и с населением. Ведь многие факты, которые с нами происходят, не интерпретируются как мобилизационная тренировка. А на деле это и есть мобилизационная тренировка. Мы это даже не воспринимаем как тренировку, а она происходит. Но делается это мягко.

Александр ПРОХАНОВ. Кто является сегодня субъектом модернизации? Ведь в России всегда модернизация была персонифицирована. Иногда носителями модернизационных идей являлись группы. Как правило, эти группы образовывались вокруг лидера, который нес в себе идею модернизации. Скажем, Александр I не был модернизатором, но вокруг него была мощная группа интеллектуалов, которые побуждали его модернизировать Россию, он просто на нее не пошел в свое время. У Петра I не было такой исходной группы, он сам ее создавал с юности в виде семеновско-преображенских полков. То же самое и у Ивана Грозного было. У Сталина — ясно совершенно. У большевиков была модернизационная грандиозная идея, они искусственно создавали орден меченосцев, например. А сегодня есть субъект, который несет в себе модернизационную идею? Я не считаю, что наш президент несет в себе эту модернизационную идею. Он очень осторожно к ней относится. Его побуждают к модернизации как слева, так и справа. Его побуждает к динамике Кудрин, побуждает наш друг Сергей Юрьевич Глазьев. А он очень осторожен, он как бы остановился. Он выбирает между путями, но еще не выбрал. Может быть, он вообще не видит из этих двух вариантов тот, на котором может остановиться? Кто сегодня у нас субъект?

Александр АГЕЕВ. Сегодня субъектом модернизации во многих случаях является каждый гражданин Российской Федерации. Даже пользуясь мобильным телефоном и всякого рода предложениями, включая банковские, он с какой-то стороны является клиентом банка, а с другой — носителем некоторой новой культуры. Мы проделали за последние полвека значительную эволюцию. Еще в 1940-е годы, может быть и в 1950-е, легко было свести субъекта модернизации, скажем, к Гамалю Абдель Насеру. Да, субъект модернизации, хотя отнюдь не одиночка. Наверное, Эйзенхауэр, Аденауэр, де Голль — лидеры преобразующего масштаба. И обычно мы не наводим оптику, чтобы посмотреть, а что на самом деле происходило с де Голлем, кто ему противостоял, кто поддерживал. Реально это были фигуры, воплощающие в себе некий концепт и команду модернизации.

Впоследствии на роль субъектов перемен явно выдвинулись корпорации. Отсюда появилась идея, что для модернизации стала более важна корпоратократия. Множество фигур — от Уэлча, Мориты до Маска и Гейтса — это все разного рода субъекты модернизации. Но в корпорациях есть сотрудники, акционеры, другие бенефициары, заинтересованные лица. Так или иначе, ключевые корпорации по экономическому масштабу превышают иные государства, в том числе Российскую Федерацию. Это тоже очевидная вещь. Столь же очевидно, что и сто лет назад корпоративные лидеры в банках и промышленности были не менее влиятельны.

Но идем чуть дальше. Возьмем Сноудена. Мы видим, что не очень высокопоставленный офицер важной спецслужбы оказался способным совершить глобально значимое деяние. Журналист, который осмелился выпустить фильм о чем-то. Политик, который осмелился что-то значимое совершить. И представить за полгода до этого, даже за день до этого, что вдруг возникнет такой субъект исторического процесса, модернизации, изменений, было невозможно. И это мы говорим только о тех, кто стал героем больших медийных экранов. А есть разные региональные, местные, муниципальные, различные организационные и прочие лидеры изменений. Их реально много.

Вот конкурс на лидера — сотни тысяч людей захотели войти в этот процесс. Это меньше одного процента населения, но это активные жизненные кадры. Если в стране найдется миллион активных людей, готовых менять жизнь к лучшему, принять на себя ответственность, будь то в роли государственного деятеля, бизнес-деятеля или общественного деятеля, то это уже большая энергия. Это те масштабы, которые делают историю.

Сейчас организованная группа в 30–50 тысяч человек может создать опасные проблемы на Ближнем Востоке. Меньшая по численности сила может ее нейтрализовать. Академия наук — тоже всего-навсего несколько тысяч человек. Посмотрим другие контингенты, например отраслевые: сколько у нас работает в Росатоме, сколько в Роскосмосе? Две-три сотни тысяч человек, и всего тысяча является носителем особо важных знаний. Таким образом, судьба модернизации сводится в конечном счете к личностям.

Могу еще привести аргументы, обосновать идею, что каждый сейчас может быть субъектом модернизации. В конце концов каждый, делающий селфи и размещающий в Instagram или на YouTube свой месседж, может привлечь к себе внимание миллионов людей. Не важно — будет это иметь длительный эффект или нет, позитивный или деструктивный, важно, что для этого уже имеется технологическая платформа.

Если вспомнить те четыре критерия наших уязвимостей и наших идеалов, то что из того вытекает? Первое — по критерию, например, свободы — для свободы технологическая возможность возникла, проявляй себя, как хочешь и чем можешь. Но в этой свободе ты к правде стремишься? Или ты занимаешься тем, что устраиваешь разного рода лохотроны? Вот сразу и выбор. Он же виден сразу, и каждый его может оценить.

Способствует ли это справедливости? В чем она, справедливость? Справедливость в мире, где идет конкуренция талантов, чуть другая. Где справедливость в мире пенсионного обеспечения? Это разные справедливости. И все понимают, кто прав, кто не прав в этих моментах…

Как показывают последние опросы, две ценности опережают все остальные десятки ценностей в нашем социуме — сила и справедливость.

Александр ПРОХАНОВ. Сила?

Александр АГЕЕВ. Сила и справедливость. Это очень интересно. Если посмотрим актуальный контент избирательной кампании — так или иначе они говорят об этом. Сила — больше применительно к внешней политике, справедливость — больше к внутренней. А все остальное где-то процентов по 10–15. А эти — за 40–50 процентов зашкаливают.

Александр ПРОХАНОВ. А Изборский клуб является субъектом модернизации?

Александр АГЕЕВ. Исходя из сказанного Изборский клуб является возмутителем спокойствия прежде всего. А нарушение спокойствия — это предпосылка модернизации и перемен. Своей деятельностью Клуб стимулирует общественную дискуссию, чтобы задумались и те, кто с ним спорит, и те, кто его критикует, все, кто разделяет с восторгом или без восторга методологии членов Клуба. Любой человек может увидеть, что, во-первых, Изборский клуб не равнодушен к тому, что творится с нашим Отечеством, с миром, с душой и с каждым человеком. И во-вторых, Изборский клуб демонстрирует своим составом необычайное разнообразие. Клубов с таким разнообразным составом участников нет. Это палитра. Тем самым воплощается принцип разнообразия. А это предпосылка свободы. Изборский клуб свободен в выборе своих тем, повесток, действий. В чем-то, очевидно, он ограничен. Если бы не было ограничений, Изборский клуб давно бы уже стал всероссийским и всемирным.

Призывает ли Изборский клуб к тому, чтобы мы менялись? Безусловно. Будит и ум, и совесть, заставляет думать и учиться, переживать и сопереживать. Возможно, особая изюминка Клуба — предвосхищение вызовов, упреждающая постановка вопросов, генерация гипотез и ответов. Клуб верен принципу «Пессимизм ума, но оптимизм воли».

Александр ПРОХАНОВ. Изборский клуб постепенно превращается в Изборский мир.

Александр АГЕЕВ. Древний Изборск дал неугасающий импульс российской истории. Сравнительно небольшая крепость.

Александр Проханов

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580827 Александр Агеев


США > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580795 Андрей Фурсов

Водораздел. США плодят нищету

Гудбай, Америка

1

Из Второй мировой войны США вышли сверхдержавой, гегемоном мировой капиталистической системы. Только война смогла решить для Америки ряд важнейших проблем – и тех, с которыми не справился разрекламированный Новый курс Ф. Рузвельта и его «ньюдилеров», и тех, которые этот курс создал. В частности, именно война решила проблему безработицы в США: 17% безработных в конце 1930-х годов и 4,2% в 1942 г.; ВНП за это время вырос с 124 млрд долл. до 158 млрд. К концу 1930-х годов американский правящий класс стоял перед выбором: либо серьёзные социальные реформы в пользу средних и части нижних слоёв общества, либо мировая война. Класс выбрал войну, её результатом стали сверхдержавный статус США и их гегемония в капсистеме.

1950–1960-е годы были расцветом, «золотым веком» Америки. Как заметил Л. Галамбос, автор книги «Америка среднего возраста» (Galambos L. America at Middle Age), именно в эти десятилетия страна достигла цветущей зрелости – со всеми её достижениями, но и со всеми проблемами, которые начинают давать о себе знать именно в этом возрасте. Проблемы нарастали постепенно, сначала почти незаметно – из-за внешнего блеска эпохи, из-за послевоенной эйфории, из-за стабильного экономического роста (в среднем 3,6% в год в 1950–1960-е годы), роста благосостояния (ВНП на душу населения вырос с 2342 долл. в 1950 г. до 3555 долл. в 1970 г.).

Война окончательно сформировала американскую систему, которую Л. Галамбос в противовес демократии называет триократией: бизнес (т.е. частный корпоративный капитал), администрация (штатовская и федеральная) и профсоюзы. Будучи далёкой от демократии, эта система обеспечила небывалую стабильность обществу, ещё не забывшему Великую депрессию. Важнейшую стабилизирующую роль играли профсоюзы. Да, они были коррумпированными, связанными с капиталом, властью и криминалом (мобстерами), но на тот момент они отражали силу американского рабочего класса. Последний рос в ходе индустриализации и окончательно сформировался в 1930–1940-е, чтобы в 1950–1960-е годы пожать плоды этого становления. Однако судьба ничего не даёт навечно. Именно с конца 1960-х позиции рабочего класса – а вместе с ним профсоюзов – начали постепенно слабеть; 1970-е стали кризисом триократии, её демонтаж стал вопросом времени. Неслучайно наступление администрации Рейгана на профсоюзы совпало и с окончательным демонтажом триократии, и с ухудшением положения работяг.

Катализатором всех этих процессов была в значительной степени война во Вьетнаме. Уже в 1968 г. главным образом из-за неё дефицит бюджета достиг 25 млрд долл. (ср. с дефицитом всего в 3,1 млрд долл. в 1950 г. и профицитом в 3 млрд долл. в 1960 г.). В 1970-е годы дефицит вырос ещё больше: в 1970–1974 гг. он составил 58,7 млрд долл. – чуть больше, чем за все 1960-е годы (57 млрд долл.). Неслучайно один обозреватель заметил, что вьетнамская война в известном смысле стала самым тяжёлым внешнеполитическим эпизодом в истории США ХХ в., более тяжёлым, чем Первая и Вторая мировые войны вместе взятые.

Ко всему этому добавлялись политические проблемы: Уотергейт, завершившийся импичментом Никсона и ставший финальной точкой в ползучем перевороте, стартовавшем убийством президента Кеннеди (результатом переворота стало превращение США из преимущественно государства в преимущественно кластер ТНК), разгул коррупции и многое другое. Недаром американские историки считают 1970-е годы худшим десятилетием в истории США; на втором месте 1870-е, на третьем – 1920-е.

В известном смысле Никсон оказался последним президентом США как преимущественно государства. Президенту не помогла его ставшая почти легендарной изворотливость. Недаром его звали Tricky Dick. Tricky означает «хитрый», «ловкий»; с Диком (Dick) ещё интересней. Это уменьшительное от имени Ричард на американском сленге означает одновременно «полицейский», «коп», но ещё чаще – «мужской половой орган». Так что Tricky Dick – это (в цензурном переводе) «хитрый/ловкий хрен».

Однако «ловкохреновые» качества не помогли. Как оказалось, Никсон бежал против времени: смотрел на мир сквозь государственную призму и говорил о том, что миром должны управлять договаривающиеся пять государств-великих держав именно тогда, когда корпоратократия, протоглобократия брала верх над государственно-монополистическим сегментом верхушки мирового (североатлантического) капиталистического и приступала к созданию мира с одним-единственным гегемоном – государством надгосударственного типа, Глобамерикой.

Пока корпоратократия боролась с государством и связанным с ним монополистическим капиталом, с их союзом в виде ГМК, она могла рассматривать СССР даже в качестве тактического союзника, тем более что СССР был одновременно государством и надгосударственной (мировой) системой «в одном флаконе». Однако как только корпоратократия одержала победу на верхних этажах капиталистической пирамиды, принудив гээмковскую буржуазию и правительства к компромиссу на своих условиях, именно указанные качества СССР сделали его лишним на будущем глобальном празднике жизни корпоратократии и воспрянувшего в результате её победы финансового капитала.

В 1910–1970-х годах, в отличие от XIX в., последний отступал под напором промышленного, производственного капитала, что наложило отпечаток на формирование североатлантического капиталистического класса в целом. В 1930–1940-е годы в США (и на Западе в целом) сложилась система, характеризующаяся двумя чертами: во-первых, доминированием производительного (промышленного) капитала над финансовым (кейнсианское подчинение денежных интересов производительному капиталу); во-вторых, фордистский компромисс – на базе этого подчинения – между трудом и капиталом при активном государственном вмешательстве. Эта система просуществовала до начала 1970-х годов. Однако постепенно финансовый капитал, особенно его британские круги, начал менять ситуацию. Этому поспособствовал и отказ США от золотого стандарта, и начало перевода как по экономическим, так и по классовым причинам производства в Третий мир. Этот перевод, как заметил автор работы о формировании североатлантического правящего класса Кис ван дер Пийл, разорвал территориальное единство массового производства и массового потребления. Автоматически это усиливало позиции финансового капитала, а также подрывало идущий от «Нового курса» компромисс между трудом и капиталом и роль государства.

Внешнеполитически финансово-экономические изменения самого начала 1970-х годов и стремление западных верхушек «вытащить» Америку привели – назовём вещи своими именами – к укреплению империалистического единства. Прежде всего это проявилось в сверхбыстрой (февраль – декабрь 1974 г.) смене конкретных руководителей капстран. Вслед за заменой Никсона на Форда Вильсон в Великобритании сменил Хита, Жискар д’Эстен во Франции – Помпиду, Шмидт в Германии – Брандта. Уже в середине декабря 1974 г. Форд и Жискар д’Эстен встретились на Мартинике и обсудили план совместных действий на международной арене. В ноябре 1975 г. прошла знаменитая, поворотная для коллективного Запада встреча в Рамбуйе (Франция), где новые лидеры сформулировали новую повестку дня: финансиализация капитала и скоординированное наступление на Второй и Третий миры. «Вишенками на торте» стали, во-первых, уход на второй план в семье Рокфеллеров Нельсона Рокфеллера и выход на первый план ориентированного на финансы Дэвида Рокфеллера; во-вторых, замена в качестве главы Федрезерва промышленника Миллера на банкира Волкера из Чейз Манхэттен-банка. Ну, а вскоре ставленник Трёхсторонней комиссии стал президентом США.

В 1976 г., в год двухсотлетия США (к этому времени доля США в мировом валовом продукте снизилась до 25%, в 1944 г. было 50%) в Белый дом вселился странный и, как оказалось, не очень компетентный тип, рекомендованный, как это ни удивительно, Авереллом Гарриманом, - бывший губернатор штата Джорджия Джимми Картер. Он был ставленником Трёхсторонней комиссии, а смотрящим за ним от комиссии поставили известного русофоба Бжезинского. Он пытался играть при Картере ту же роль, что при Никсоне играл смотрящий за ним от Рокфеллеров Киссинджер, но слабоват оказался.

Само создание в 1973 г. Трёхсторонней комиссии, треть членов которой представляла США, треть – Западную Европу, а треть – Японию, было реакцией мировой верхушки на слабость Америки, которой понадобились подпорки на уровне мировой капсистемы, с одной стороны, и ослабление напряжённости (передышка) в отношениях с мировой социалистической системой, с СССР – с другой. Это была именно передышка, т.е. тактический ход. Ещё до прихода Рейгана в Белый дом Трилатералы де-факто провозгласили своей задачей обеспечить Америке перехват исторической инициативы у Советского Союза и начать классовое наступление как внутри капсистемы, так и вне её. Как только корпоратократия встала на ноги, она (при Рейгане) развернула фронтальное наступление на СССР.

В 1980–1990-е годы в условиях финансиализации капитализма банкиры возьмут верх не только над промышленным ГМК, но и над корпоратократией. Разумеется, это упрощённая схема, однако она верно отражает тенденции. В любом случае после того, как в 1980-е годы корпоратократия во внутрикапиталистической борьбе оказалась «на коне», СССР, тем более сильный, ей уже не был нужен так, как в 1960–1970-е годы, и она начала наступление. Результатом этого наступления могло стать либо ослабление СССР, либо его разрушение, но это уже зависело от внутрисоветской ситуации – властной, экономической, идейно-психологической. Советское руководство американскую метаморфозу проморгало, за что в конечном счёте и поплатилось.

Наступление на СССР во внешнем мире сопровождалось внутри США наступлением на американский рабочий класс, в котором уже в течение двух десятилетий шли интересные процессы. Знакомство с социальными изменениями последних 50–60 лет в США мы начнём с нижней половины американского социума, используя отличный статистический материал, собранный Ч. Марри в его книге «Идя врозь. Состояние белой Америки в 1960–2000-е годы».

2

До начала 1960-х годов в США чётко различали бедноту и собственно рабочий класс. В частности, эту позицию недвусмысленно зафиксировал М. Харрингтон в знаменитой книге «Другая Америка» (1962 г.). Более того, бедных в то время, в отличие от рабочих, нередко вообще не рассматривали как класс. Беднотой считались те работяги, «пролы», как сказал бы Дж. Оруэлл, которые зарабатывали столь мало, что не могли содержать семью. На американском Юге таких неимущих, причём независимо от того, работали они или нет, называли white trash – «белый мусор». В 1960-е, пишет Марри, в Америке стало оформляться нечто новое – белый «низший класс», который составлял не малую, а большую часть того населения, которое раньше считалось рабочим классом, но постепенно обретало черты бедноты. Эту группу стали всё чаще называть «низшим классом» (lower class), хотя термин «низший класс» («низшие классы») использовался и раньше.

В белом «низшем классе» 1960–1970-х годов социологи выделяли две составные части. Одна – белая беднота; другая – главным образом молодые представители «среднего класса» и в меньшей степени даже «верхнего среднего класса» (upper middle class). Здесь необходимо пояснение. Словосочетание «средний класс» – в большей степени метафора, чем строгий научный термин. Классовая принадлежность определяется источником дохода. У буржуа это прибыль, у землевладельца – рента, у рабочего – зарплата, у лица «свободной профессии» (от адвоката до учёного и художника) – такая очень специфическая форма, как гонорар. Однако все эти различные социальные категории смешиваются в качестве представителей «среднего класса». Получается, что последний определяется не качественно, а количественно – по уровню дохода, который может быть одинаковым и у высокооплачиваемого рабочего, и у профессора, особенно – не имеющего tenure. Кроме того, словосочетание «средний класс» использовалось на Западе в идеологических целях затушёвывания классовой реальности, противостояния двух классов-антагонистов. Поэтому правильно пользоваться термином средний слой, а словосочетание «средний класс» я буду употреблять в кавычках.

«Выкидышей» из «среднего класса», которые приняли контркультуру как образ мысли и жизни, дёрнули в хиппи, в социальный низ, было много. Внизу большая часть их и осталась даже тогда, когда к концу 1970-х движение контркультуры сошло на нет, и Система успешно трансформировала его в моду. В «низшем классе» есть и небелая составляющая – негры, а теперь ещё и латино. Здесь необходимо сделать ещё одно отступление. Я сознательно, по крайней мере, по трём причинам не пользуюсь политкорректным в Америке и на Западе термином «афроамериканец» (African-American).

Во-первых, по этой логике белых американцев следует называть «евроамериканцами» (European-American), а индейцев, которые, как известно, пришли из Сибири, т.е. из Азии – «азиатоамериканцами» (Asian-American) – и так до маразма. Кроме того, выходит, негров дискриминируют и «афро-американскостью», указывая на их неполноценную «американскость».

Во-вторых, термин «афроамериканец» представляет собой нечто вроде компенсации, извинения (на мой взгляд, довольно неискреннего) за века эксплуатации чёрных рабов, негров. С этой целью убирается само слово. Но дело в том, что негров эксплуатировали белые американцы, а не европейцы и уж тем более не русские. Почему же и за что мы в России должны вместе с белыми американцами извиняться перед неграми? Почему мы вообще должны следовать чужим схемам? Эдак мы дойдём и до отказа от новогодней ёлки, и от слов «мама» и «папа», заменив их на «родитель № 1» и «родитель № 2». Французы называют подобные ситуации – «c’est un peu trop» («это немного чересчур»), но это уже не «un peu», а запредельно «trop».

В-третьих, любую попытку навязать политкорректный новояз нужно жёстко пресекать как тоталитарное поползновение. Политкорректный новояз есть не что иное, как контроль над мыслями, а следовательно – управление сознанием и подсознанием. Это похуже античного и североамериканского рабовладения. Политкорректность и её новояз призваны изъять из информационно-смыслового пространства образы, понятия и термины, опасные для верхушки Системы (в данном случае – американской, западной), чтобы у населения даже не было языка для определения целого ряда явлений реальности – таких, например, как «эксплуатация», «гнёт», «отчуждение»; чтобы жертвы даже не смогли сформулировать свои интересы, свою повестку дня. И неважно, какое меньшинство диктует свою форму, свой сегмент политкорректности, - важен принцип: меньшинство диктует свою волю большинству. Принцип вполне классовый, именно поэтому в последние полвека, когда духовные факторы производства становятся решающими, буржуазия активно навязывает политкорректность и субкультуры меньшинств, призванные уничтожить классовые и национально-государственные формы идентичности.

В сухом остатке: только негры, никаких афроамериканцев. Кстати, сами негры называют себя «ниггерами», а иногда ещё более обидным словцом – «пеканинни», за которое в принципе случается схлопотать, но неграм – можно. А вот Агате Кристи, выходит, нельзя, и роман «Ten Little Niggers» («Десять негритят») уже посмертно переименован в «И никого не стало». Не дадим в обиду Агату Кристи!

Но вернёмся к «новому низшему классу» американского общества и американских социологов. Речь идёт прежде всего о тех группах чёрного и «бронзового» населения, которые к началу 1980-х годов были настолько социально дезорганизованы и дезадаптированы, предпочитая жить не работая, что к ним напрочь приклеился термин уже не lower class, а underclass, т.е. класс ниже низшего. При том, что граница между «низшим классом» и «андерклассом» нередко пунктирна, к последнему в основном относится неработающая – полукриминальная и криминальная – публика.

В плане морали «новый низший класс», который начал формироваться именно в счастливые 1960-е, отделяет себя, как отмечает ряд социологов США, от традиционных американских ценностей (как мы увидим позднее, то же происходит со значительной частью «нового высшего» (upper) и «вышесреднего (upper middle class) классов». Речь идёт о таких ценностях, как трудолюбие, честность, вера и, конечно же, крепкая семья (отсюда – ценность брака и неработающая женщина в качестве жены, хозяйки и матери как идеал). В начале 1960-х годов приоритет этих ценностей, особенно семьи, был ярко выражен. Так, в 1962 г. журнал «Saturday Evening Post» опубликовал данные опросов Гэллапа по отношению женщин к браку и карьере. 1813 женщинам в возрасте от 21 года до 60 лет задавали вопрос: «Кто счастливее – девушка, ставшая женой, ведущая хозяйство и воспитывающая детей, или девушка, делающая карьеру?». 96% опрошенных высказались в пользу жены как матери и хозяйки – это при том, что в 1960 г. около 40% белых женщин уже вынуждены были работать. Идеальным возрастом для вступления в брак подавляющее большинство женщин назвали 21 год и только 18% – 25 лет. Сам же брак считался естественным состоянием людей.

С 1970-х годов ситуация начала меняться, число американцев, состоящих в браке, стало снижаться, а количество женщин, выбирающих карьеру в ущерб семье, – увеличиваться. Качественный скачок социологи фиксируют между 1977 и 1981 гг.: в эти годы число неженатых/незамужних достигло почти трети белого населения в возрасте от 21 года до 60 лет. Число работающих белых женщин к 1990 г. выросло до 74%, в 2008 г. эта цифра снизилась до 70% и с тех пор держится примерно на этом уровне. Отчасти всё это объясняется ухудшением экономической ситуации, заставившей женщин идти работать, отчасти – разгулом феминизма, отчасти феноменом, модой яппи.

Растёт и число разводов, равно как и детей, рождённых вне брака, особенно в небелом сегменте нижнего слоя – менее образованном, многие представители которого предпочитают жить на пособие даже тогда, когда можно получить работу. Ещё одно явление Ч. Марри и другие социологи называют unbelievable rise in physical disability. Речь здесь идёт не о физической неспособности (например, по инвалидности) к труду, а об ином – о неприспособленности/неспособности к трудовой деятельности по социальным и психологическим причинам. Жизнь на пособие, с одной стороны, и возможность подработки на криминальной или полукриминальной «ниве» породили целый слой лиц, семьи которых не работают уже в течение 2–3 поколений, т.е. нетрудовые или даже антитрудовые установки закреплены филетически (речь идёт о формировании устойчивого поведенческого типа на уровне социальных инстинктов, на стыке социального и биологического в результате систематического социального, политического и психологического воздействия на группу или даже на всю популяцию в течение нескольких десятилетий). Подрыв таких ценностей как труд, трудолюбие теснейшим образом связан с верой и честностью.

Когда рушится мораль, жизнь в нижней части общества становится борьбой за выживание без правил. В своё время это блестяще показал практически неизвестный у нас американский социолог Э. Бэнфилд. В середине 1950-х годов он написал книгу «Моральная основа отсталого общества» («Moral Basis of Backward Society»). Бэнфилд исследовал общества, переставшие быть крестьянскими, но оставшиеся аграрными, т.е. крестьяне, разорившись, лишившись земли и собственной общинной организации, превратились в арендаторов и батраков. Это – сельский аналог городского «низшего класса» Америки и других стран. Посткрестьянские страны расположены на обочине капиталистического мира, т.е. на его периферии и полупериферии. Бэнфилд исследовал Сицилию и ряд районов Ирландии и Мексики. Результаты своего исследования он оформил как описание Монтеграно – вымышленного городка в сельской местности.

Доминанту поведения и морали жителей городка Бэнфилд назвал «аморальным фамильизмом», т.е. установкой на максимальное увеличение краткосрочных материальных преимуществ семьи по отношению к другим семьям, в основе этой установки – уверенность в том, что все остальные руководствуются аналогичной «моралью». Иными словами, речь идёт о такой ситуации, когда люди в борьбе за выживание превращаются в некое подобие социальных крыс, крысолюдей, по сути, выталкивающих друг друга из жизни.

В последние 10–15 лет, особенно после кризиса 2008 г., на Западе начала формироваться новая группа – на грани «низшего класса» и «андеркласса» – прекариат (от «precarious» – хрупкий, случайный, рискованный, не имеющий под собой твёрдого основания, зыбкий). Речь идёт о большой группе лиц, получающих временную работу, иногда на несколько часов в день, причём далеко не каждый день. Иногда наём имеет целью подправить показатели занятости – в некоторых странах человек, отработавший хотя бы один день в месяц, уже не считается безработным. Прекариев, строго говоря, нельзя считать ни работающими, ни безработными, это политэкономический мутант эпохи позднего, умирающего капитализма. Это люди случайного заработка, возведённого, однако, в систему; в известном смысле, случайные люди – само их существование для Системы необязательно, и их бытие действительно обладает неизъяснимой лёгкостью, а точнее, хрупкостью. Прекарии существуют вне социального времени данной Системы.

По сути различные социальные группы вступают в свои отношения с временем. Это, в частности, проявляется и в различных формах заботы (или в отсутствии заботы) о детях. В исследовании «Град Небесный» («Heavenly City»), посвящённом стандартному городу американской глубинки, всё тот же Бэнфилд описал принципиальное различие тех или иных общественных групп в отношении к детям, а следовательно, к индивидуальному и групповому времени как социальному фактору. Представители «низшего класса», писал Бэнфилд, вообще не заботятся о детях; кроме того, их жизни настолько не зависят от них самих, что о них даже нельзя сказать, что с ними что-то происходит – на них всё обрушивается («things happen not with them but to them»). Рабочие заботятся только о том, чтобы накормить детей (тут вспоминается сразу и рассказ американского писателя Ринга Ларднера «Кусочек мяса», и тезис Дж. Оруэлла о том, что если для интеллектуала социализм – это проблема теории, то для работяги это вопрос лишней бутылки молока для его ребёнка). «Миддлы» идут дальше: они заботятся не только о том, чтобйы ребёнок был сыт, но и о его образовании. «But it is only aristocracy which thinks in terms of line», резюмирует социолог: «Но только аристократия думает в категориях линии, устремлённой в будущее», т.е. речь идёт о трансформации социальным верхом возможностей, которые обеспечиваются собственностью и властью, в надиндивидуальное время, о выходе за рамки настоящего.

Американские социологи подчёркивают: говоря о классах, мы неосознанно прибегаем к стереотипам, и это особенно так, когда речь заходит о «низшем классе». Внешне и по отдельности его представители могут не только не восприниматься в качестве социальной опасности, но даже вызывать жалость и симпатию, однако, пишет Марри, они – фактор разрушения социума: если мужчина живёт за счёт родителей, сестры или сожительницы, не работая и не заботясь о своих детях, как правило внебрачных, – это нагрузка на семью. Однако целый слой таких людей – это колоссальная нагрузка на общество, разъедающая его.

К сказанному Марри необходимо добавить: эта нагрузка создана самим американским обществом, живущим по законам капиталистической системы. Нижний слой есть в такой же степени фактор разрушения социума, как и саморазрушения; злокачественная социальная опухоль порождена самим общественным организмом.

Каковы размеры этой опухоли, какова численность этого слоя, каков «денежный вес» отдельного его представителя? На 2010 г. те, кто не мог заработать себе на жизнь, имели годовой доход 14 634 доллара. Столько может заработать на одного человека взрослый мужчина, работающий 50,5 недель за минимальную зарплату. В году, как известно, 52 недели; а что, если он должен обеспечивать жену и хотя бы одного ребёнка? Ясно, что такая ситуация рушит и американский проект, и американскую мечту. Социальная мечта, будь то американская или советская, связана с наличием двух вещей: высокой цели и самоуважения. Выживание на основе аморального фамильизма – это что, высокая цель? Ответ очевиден. Что касается самоуважения и уважения, то они не даются, а зарабатываются. Всё больше американцев задают следующие вопросы: могут ли уважать себя люди из того сегмента общества, который находится на полном содержании у правительства? Могут ли уважать их другие группы населения? Могут ли тотально зависимые от правительства претендовать на те же права и возможности, которые имеют люди, зарабатывающие своим трудом, а потому относительно самостоятельные? А ведь именно те, кто сидит на велфэре, вместе с агрессивными меньшинствами голосуют за демократов, навязывая свою волю большинству.

Ясно одно: будучи продуктом разложения американского общества в последние полвека, те, кого называют «новыми низами», становятся дополнительным фактором разрушения этого общества снизу. Впрочем, этот процесс идёт и сверху, его агентом, ударной силой становится слой, который, как и новые низы, формировался в 1970–1980-е годы, и расцвет которого пришёлся на «весёлое клинтоновское восьмилетие». Речь о так называемом «новом верхнем классе». Возникновение «новых низов» и «новых верхов» – две стороны одной медали. Более того, само возникновение «новых низов», «новой бедноты» – результат формирования «новых верхов».

Андрей Фурсов

США > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580795 Андрей Фурсов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580753 Владимир Овчинский

Мобилизационный проект в цифровом мире

преодолеть технологическое отставание, хроническую бедность и неравенство в России

В Послании Президента России Федеральному Собранию был сформулирован концепт мобилизационного проекта в цифровом мире. Этот проект касается не только первой части Послания, посвященной решению первоочередных экономических и социальных проблем российского общества и государства, но и второй его части, сконцентрированной на вопросах обороноспособности и национальной безопасности России.

А как ещё определить характер поставленных задач, как не мобилизационный? Сама терминология: «прорывное развитие», «преодоление технологического отставания как главной угрозы и нашего врага», обязанность государства и общества «сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда», «обеспечение такой созидательной мощи, такой динамики развития, чтобы никакие преграды не помешали нам уверенно, самостоятельно идти вперёд», – представляет собой идеологические лозунги мобилизационного проекта.

Традиционно к структурным компонентам мобилизационного проекта в теории управления относят:

— наличие угроз для существования общества как целостной системы, и её осознание руководителями государства;

— постановка руководителями государства цели, заключающейся в устранении этой угрозы или в эффективном противодействии ей;

— разработка государственного плана или программы достижения поставленной цели и организация соответствующими государственными органами действий по мобилизации ресурсов страны, необходимых для выполнения плана или программы.

Рассмотрим тезисно эти компоненты.

Угрозы для существования российского общества

Они налицо. И вытекают не только из внутренних противоречий социально-экономического развития, но, прежде всего, — из системного, нарастающего цивилизационного кризиса, охватившего человечество в целом.

В последнем докладе «Римского клуба» (декабрь 2017 г.) подчеркнуто: «Деструктивные явления проявляются через социальный, политический, культурный и моральный кризисы, эрозию демократии, распад идеологий. На наших глазах происходит исчерпание капиталистической системой конструктивного потенциала развития…

…Общество столкнулось не с локальным, а с глобальным кризисом. В каждой части мира он проявляется по-своему. За «арабской весной» последовала череда гражданских войн и межгосударственных конфликтов. Они породили миллионы беженцев, тотальное разрушение гражданской, социальной и экономической инфраструктуры, нетерпимое нарушение прав человека…

…Всё указывает на то, что нынешний кризис также является системным кризисом глобального капитализма. Ещё в 80-е гг. прошлого века капитализм перешёл от производственной к финансовой базе, от господства реального — к всевластию фиктивного капитала. Вплоть до середины 80-х гг. прошлого века капитализм способствовал развитию не только наиболее развитых стран, но и развивающихся регионов. Начиная с 90-х гг. прошлого века капитализм перестал отделять инвестирование от спекуляции. Кроме того, в 80-е гг. в англосаксонских странах, а с 90-х гг. — по всему миру капитализм от преимущественно промышленной фазы перешел к финансиализации. Эта тенденция, с одной стороны, породила кредитный тип экономической динамики и долговой экономики, а с другой — поддержала чрезмерное дерегулирование, либерализацию экономики и обособление финансовой сферы от производственной…

…По сути, финансиализация представляет собой раковую опухоль на глобальной экономике. Поэтому без радикальной финансовой реформы невозможно решить ни одну из проблем, стоящих на сегодняшний день перед человечеством. В условиях господства финансиализма не удивительно, что глобальная экономика функционирует в целях получения индивидуальной прибыли ничтожным меньшинством населения Земли за счет бесплатности или непропорционально малой оценки общественных благ, потребляемых в воспроизводстве, прежде всего — природных ресурсов и общественной инфраструктуры».

Особо эксперты «Римского клуба» подчеркивают:

«Главный урок, который дала нам некогда великая держава Россия, ещё 25 лет назад являвшаяся, вместе с США, технологическим лидером, — это наглядная картина, что происходит, когда общественные блага: природные ресурсы, социальная и экономическая инфраструктура, отрасли с глубоким и большим разделением труда, — перестают быть общественным достоянием и попадают в руки одиночных хищников- финансистов. В этой связи главной задачей глобального управления является возвращение к лучшему балансу между планированием и рынком, между частными товарами и общественными благами.

Характерно, что российский пример показывает и ещё одну характерную черту финансиализма. Переход от производительной общественной экономики к финансиализированной частной неизбежно ведёт к ужасающему неравенству».

Постановка целей

Именно поэтому в Послании Президента России поставлены мобилизационные цели: преодолеть технологическое отставание, хроническую бедность и неравенство в России.

В Послании не приводятся конкретные сведения о технологическом отставании, оно просто признано как факт. Обратимся к доступным данным.

Центр конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний (ЦКИ ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ приводит следующие цифры (на февраль 2018 г.):

«Значительная часть промышленных предприятий России продолжает использовать устаревшую технику и оборудование. Изношенность основных производственных фондов остается одной из основных проблем отрасли и оттягивает на себя значительную часть инвестиций.

В 2017 году 45% промпредприятий располагали машинами и оборудованием в возрасте от 10 до 30 и более лет; средний возраст транспортных средств составлял около 9 лет, зданий и сооружений — 23 и 19.

Особенно сложная обстановка (средний возраст основных фондов — 16-16,7 лет) наблюдается в сегменте «обработки». В первую очередь — в производстве химических веществ/продуктов, автотранспортных средств, электрооборудования, машин.

Более благополучен (средний возраст не выше 10 лет) потребительский сегмент: выпуск табачных изделий (6,7 лет), мебели (6,8), пищевых продуктов (8,5), напитков (9,1), одежды (9), резиновых и пластмассовых изделий (9,5).

В такой ситуации не удивительно, что основные инвестиции промышленников в 2017 году шли на замену изношенных машин, оставив на вторых ролях такие важные цели, как снижение себестоимости продукции, экономия энергоресурсов, внедрение передовых технологий, забота об окружающей среде.

Вопреки установкам на импортозамещение, значительная часть организаций закупала зарубежное оборудование: 43% — новое, 30% — бывшее в употреблении. Лидировали угледобытчики, металлурги, производители табачных изделий, кокса и нефтепродуктов, лекарственных средств, транспорта, компьютеров и электронных изделий».

Что касается неравенства и бедности, то в Послании приводятся убедительные цифры, свидетельствующие о том, что именно здесь находится «центр тяжести» всего мобилизационного проекта, именно связанный с ним комплекс проблем предполагается решать в первую очередь.

Эти данные дополняют исследования член-корреспондента РАН, руководителя Вологодского научного центра РАИ Владимира Ильина. По его расчётам, за период с 1995 по 2015-й годы концентрация богатства у 10% наиболее состоятельных россиян выросла с 53 до 70%. У остальной части населения данный показатель снизился: у 40% россиян со средним уровнем доходов — с 40 до 25%, у 50% самых бедных — с 10 до 5%, то есть в два раза. Разрыв в концентрации доходов между 10% самых богатых и 50% самых бедных россиян за последние 20 лет увеличился с 10 до 14 раз.

Доля доходов 10% самых богатых россиян в 2015 г. соответствует показателю 1905 г. и составляет 45%, в то время как к 1990 г. она была снижена до 25%. Для сравнения: за период с 1910 по 2015 гг. доля доходов 10% самых богатых жителей Франции снизилась примерно с 52 до 33%, в США — незначительно увеличилась (с 43 до 47%).

О государственном плане или программе мобилизационного проекта.

Большинство конкретных мер по преодолению технологического отставания и неравенства, национальному прорыву в новой промышленной революции в Послании изложены. И здесь решающее значение приобретает идеологический и управленческий механизм их реализации.

Если даже «Римский клуб», один из прародителей современного глобализма и либерализма, ставит под сомнение эффективность действия механизмов современной капиталистической экономики, то может ли этот механизм быть эффективно использован для реализации мобилизационного проекта России в XXI веке?

Ведь что пишут эксперты «Римского клуба»?:

«Долгосрочные цели развития вообще не реализуемы в рамках демократии. Она ориентирована на краткосрочные и в отдельных случаях среднесрочные проблемы, не затрагивающие изменение основ развития». Именно поэтому эксперты считают авторитарные страны более приспособленными для решения всего комплекса проблем. Правда, с существенной оговоркой: «Подобные авторитарные страны должны базировать модель власти и способ принятия решений на цивилизационных традициях, а не хищнических интересах узких групп политиков, чиновников, олигархов, захвативших власть в той или иной стране».

Примером позитивного авторитарного решения по сути мобилизационных проектов эксперты Римского клуба называют Сингапур и Китай, где технологический прорыв соединен с ожесточенной борьбой против коррупции — борьбой, не допускающей строительства цифрового общества будущего по модели «капитализма для своих».

Какой путь изберёт Россия? От этого будет зависеть успех изложенных в Послании мер.

Владимир Овчинский

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580753 Владимир Овчинский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 марта 2018 > № 2524200 Михаил Мишустин

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Федеральной налоговой службы Михаилом Мишустиным.

Об основных результатах работы Федеральной налоговой службы в 2017 году.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Михаил Владимирович, проинформируйте ещё раз, хотя Вы общий отчёт предоставляли, о том, как завершился год. Это важные результаты. Какова динамика налоговых поступлений в 2017 году, что удалось сделать, каковы результаты, в том числе по отдельным позициям? А потом поговорим по другим вопросам.

М.Мишустин: Мы буквально чуть более недели назад подводили итоги 2017 года. Динамика налоговых поступлений в 2017 году составила плюс 20% по сравнению с 2016 годом в консолидированный бюджет и плюс 32% в федеральный бюджет.

Соответственно, если смотреть на показатели закона о федеральном бюджете, которые были уже уточнены по макропоказателям, то они исполнены на 102,6%, то есть практически всё, что было рассчитано, выполнено.

24% прироста ненефтегазовых доходов в 2017 году обеспечило налоговое администрирование. Это примерно 400 млрд рублей за счёт соответствующих механизмов.

Д.Медведев: Причём это именно ненефтегазовые доходы.

М.Мишустин: Да. А в общем приросте ненефтегазовые доходы – 60%, это общая доля.

Если говорить непосредственно о конкретных налогах, то поступления налога на прибыль стали основными драйверами роста. Это плюс 18,8%, в общей сумме плюс 520 млрд рублей. Прибыль прибыльных компаний росла. Налог на добавленную стоимость растёт в течение пяти лет, в первую очередь благодаря системе автоматизированного контроля за возмещением налога на добавленную стоимость, и рост его составил 15,5%. Налог на доходы физических лиц – плюс 7,7%.

В 2017 году по решению Правительства (до этого указ Президента был соответствующий) Федеральная налоговая служба приступила к администрированию страховых взносов. Хочу Вам доложить, что в 2017 году их поступило на 483 млрд рублей больше, чем в 2016 году. И если смотреть по темпам, плюс 109,1, что на 1,9 процентных пункта выше темпа роста заработной платы. Плюс 100 млрд примерно удалось взыскать за счёт применения соответствующих процедур взыскания задолженности, и мы не позволяем расти этой задолженности.

Д.Медведев: То есть передача функций по администрированию социальных платежей в Налоговую службу себя оправдала. Это позволило собрать большее количество таких платежей.

М.Мишустин: Да, без сомнения. Плюс мы (соответственно, это обсуждали с Вами, уважаемый Дмитрий Анатольевич) сократили количество форм отчётности, упростили взаимодействие. Мы по персонифицированному учёту с Пенсионным фондом проработали в этом году и стабилизировали наши информационные системы, инвентаризировали их. Я надеюсь, что уже в следующем году будет для наших уважаемых налогоплательщиков всё гораздо комфортнее и быстрее. И хочу сказать, что январь – февраль показывает по темпам также плюс 13,9%, то есть достаточно высокие темпы сбора.

Д.Медведев: То есть рост продолжается?

М.Мишустин: Да. Естественно, без изменения базовых ставок.

Задолженность. Если говорить о задолженности, которая была передана фондами на 1 января 2017 года, – это порядка 522 млрд рублей. Мы сейчас занимаемся её взысканием. Соответственно, часть задолженности списывается. Это то, что касается восьми МРОТ. Было соответствующее поручение Президента в Послании. И на сегодняшний день мы уже разобрались с этой задолженностью. Надеемся дополнительно взыскать в бюджет то, что возможно, то, что подлежит взысканию.

Очень важный вопрос, который зачастую задают нам, Налоговой службе, – это выездные проверки. Это волнует общество, волнует бизнес. За пять лет число выездных проверок снизилось более чем в два раза при росте их результативности почти в три раза. Если где-то в 2013 году их было чуть более 40 тыс., то сейчас – порядка 20 тыс. в год. А эффективность проверок, то есть непосредственно взыскание налогов после соответствующих доначислений, растёт. Сейчас это около 9,5 млн рублей. Очень важно, что нет пустых проверок, которые не приводят к результату.

Д.Медведев: 9,5 млн рублей – это средняя цифра?

М.Мишустин: Это средняя цифра доначисления на одну налоговую выездную проверку.

Мы всегда боролись с нулевыми…

Д.Медведев: Когда деятельность предприятия, по сути, приостанавливается на время проверки или, во всяком случае, становится затруднительной, а потом довзыскания никакого нет?

М.Мишустин: Совершенно верно. Выросла на 40% сумма взысканных платежей на одну проверку. Важно, что мы по открытым критериям этих проверок информируем бизнес. Основной из критериев – это, например, когда среднеотраслевая налоговая нагрузка у предприятий с таким же видом экономической деятельности гораздо выше, чем у предприятия, – в два-три раза. Или средняя зарплата на предприятии гораздо ниже, чем средняя.

Д.Медведев: То есть это такой индикатор.

М.Мишустин: Абсолютно верно. 12 основных, 56 добавленных. Риск-ориентированный подход, который мы применяем в этой деятельности, даёт достаточно неплохой результат при сокращении проверок.

И суды, споры. В 2010 году было порядка 80 тыс. судов, споров с Налоговой службой у бизнеса. На сегодняшний день – снижение почти в восемь раз. У нас их осталось чуть более 11 тыс. И удельный вес требований, рассмотренных в пользу бюджета, – порядка 80%. То есть в 2017 году на 9% снизились судебные споры с бизнесом, что в первую очередь стало возможным благодаря консолидированной позиции, которую мы на нашем сайте доводим до налогоплательщика, разъяснений Министерства финансов. Это неплохой показатель.

Д.Медведев: То есть Вы считаете, что это свидетельствует о том, что качество судебных требований в этих спорных ситуациях изменилось, и в судах оказываются только такие требования, которые гораздо более выверены, чем это происходило раньше, например, восемь-девять лет назад?

М.Мишустин: Абсолютно верно. Методически обоснованные и, соответственно, как Вы правильно сказали, формализованные в подаче тех же исков. И количество этих дел в восемь раз за пять лет снизилось.

Д.Медведев: В восемь раз – это довольно существенное изменение, конечно. Что ж, это всё хорошие итоги и для бюджетной системы, и для работы Налоговой службы. Но это, по всей вероятности, связано и с использованием современных способов или методов работы, поскольку наша Налоговая служба, которую Вы возглавляете уже достаточно долгий период, является передовой службой по внедрению новых методов работы – и электронных систем, и информационных технологий, использования интернет-технологий, в том числе в общении с обычными налогоплательщиками, не только с юридическими лицами, но и с физическими лицами.

Что сделано и каковы перспективы? Что дальше делать?

М.Мишустин: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. В первую очередь, конечно, основными драйверами роста эффективности налогового администрирования стали технологически новые инструменты, которые внедряются в налоговой системе, в налоговом администрировании. В первую очередь это автоматизированные системы контроля за возмещением НДС. Порядка 15 млрд транзакций в год рассматривается на сегодняшний день. Если говорить об анализе налогового разрыва, который был ещё совсем недавно, порядка 8% в начале 2016 года, – он ниже 1%. Вот что очень важно.

Мы ставим это индикативным показателем работы налоговых инспекций – налоговый разрыв. В случае если мы видим действия, связанные… Не всегда это мошенничество, это связано с разрывом или с тем, что кто-то в цепочке не уплатил налог на добавленную стоимость.

Д.Медведев: Это не всегда умышленные какие-то махинации. Это могут быть и просто упущения или неосторожность.

М.Мишустин: Совершенно верно. Включается эта система, и мы абсолютно чётко, открыто с бизнесом говорим о том, почему это и как. И в этом смысле мне кажется, что основным драйвером роста эффективности налогового администрирования стало именно эффективное применение этой системы.

Контрольно-кассовая техника. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы знаете о реформе. Правительство работало над тем, чтобы всё это было комфортно. Хочу доложить, что на сегодняшний день в новом порядке зарегистрировано 1,679 млн кассовых аппаратов. Мы мониторим ежедневно порядка 120 млн операций, которые пробиваются в системе ритейла, в системе розницы. Общий оборот выручки сегодня, после внедрения нового порядка, составил более 20 трлн рублей, и отдельно мы выделяем НДС – примерно 1,7 трлн рублей.

Очень важно, что на 40% вырос парк по сравнению с тем, что было до реформы. То есть практически это стало удобно бизнесу, бизнес может контролировать…

Д.Медведев: Техника современная? Эти 1,679 млн касс – это новые кассы?

М.Мишустин: В основном новые кассы, новые разработки.

Д.Медведев: Они доступны по цене?

М.Мишустин: Доступны. У нас есть примерная, ориентировочная стоимость для самых простых кассовых аппаратов.

Д.Медведев: Для малого бизнеса, для индивидуальных предпринимателей.

М.Мишустин: 18 тыс. рублей. Примерно столько это для малого бизнеса стоит. И предусмотрен соответствующий вычет для индивидуальных предпринимателей, которые будут применять кассовую технику.

Мы готовимся к тому, что в ближайшее время перейдут на применение контрольно-кассовой техники в онлайн-режиме также индивидуальные предприниматели в торговле, то есть вся торговля.

Очень важно (мы непосредственно мониторим ритейл), что обороты в ритейле увеличились на 50% сейчас – там, где стоит онлайн-техника.

Д.Медведев: Это показатель того, что часть оборота выводится из серой зоны в белую зону. Мы понимаем, какие товарные потоки. Но в целом нужно готовиться к тому, чтобы внедрять в масштабах страны – и не только страны, а Евразийского союза, как мы договорились, – систему прослеживаемости движения товаров. Потому что в этом случае мы можем понимать, где, когда, в каком месте происходит передача товара из рук в руки, какие налоги должны выплачиваться. К этому идёт весь мир. Естественно, Налоговая служба тоже к этому должна готовиться.

М.Мишустин: Да. По Вашему поручению мы продолжаем работать по маркировке – это один из элементов прослеживаемости. А соединение, интеграция систем маркировки с контрольно-кассовой онлайн-техникой позволит нам отслеживать непосредственное выбытие из розницы товарных потоков.

Хочу доложить также о пилотном проекте по маркировке лекарственных средств. Зарегистрировано уже более 2,2 тысячи участников, 266 лекарственных препаратов, и промаркировано в системе 8,9 млн упаковок. Разработано соответствующее бесплатное мобильное приложение, проводится интеграция с ККТ. И в государственно-частном партнёрстве с «Ростехнологиями» мы продолжаем работать над маркировкой.

Д.Медведев: Если говорить о маркировке и прослеживаемости, нам нужно в конечном счёте двигаться к такой системе, которая будет носить универсальный характер. Она не должна сегментироваться на части: здесь мы таким-то образом отслеживаем движение лекарств, а там движение детских игрушек отслеживаем по другим приложениям, на основе каких-то других стандартов. Всё это должно быть сведено в единую систему, которая будет работать в масштабах страны. Это дело сложное. Оно рассчитано не на один год. Но к этому нужно стремиться. Потому что в конечном счёте с точки зрения налогообложения это всё очень близкие процессы, которые должны порождать одни и те же налоговые эффекты. Подобную систему нужно будет построить вместе с нашими коллегами из Евразийского союза. Прошу этим заниматься.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 марта 2018 > № 2524200 Михаил Мишустин


Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин

Встреча с женщинами-предпринимателями.

В.Путин: Хорошее место мы выбрали для встречи, но опасное. Трудно удержаться, уж больно продукция хороша.

Я хочу вас поприветствовать, добрый день!

Мы встречаемся в преддверии 8 Марта, поэтому я в начале встречи хочу вас всех поздравить с этим праздником, пожелать вам всего самого доброго.

Вчера на встрече в Нижнем Тагиле с ребятами и девушками, которые выбрали для себя инженерное направление, выбрали рабочие специальности, так, вскользь, затронули и вопрос о том, есть ли, существуют ли сегодня женские и мужские профессии. Не знаю, заметили ли вы, было ли это в СМИ. Видите, их там тоже это интересует.

Судя по тому, что у нас за встреча сегодня, судя по тому, кто здесь собрался, совершено ясно, что эта грань абсолютно стирается, потому что для того, чтобы быть или крупным акционером, или даже миноритарием, но всё-таки активным миноритарием, быть руководителем производства – это требует особых качеств, прежде всего лидерских качеств.

И мне кажется, что для женщин это вполне свойственно, и даже есть преимущество определённое, потому что всё-таки мужчина, так скажем, пожёстче. А если лидерские качества сочетаются с женскими – в прямом смысле этого слова – чертами характера, то результат часто бывает гораздо выше, чем просто пробивные возможности крепких мужчин.

Уверен, что у нас разговор будет предметный, даже немножко побаиваюсь, потому что вы люди конкретные, работающие, сталкивающиеся с проблемами, которые возникают в ходе этой работы. Но мы постараемся, я и исполняющий обязанности губернатора, помощники здесь присутствуют, полпред, – мы все вместе постараемся достойно представить мужскую часть человечества в этой беседе.

Я вас ещё раз сердечно приветствую и поздравляю с наступающим праздником.

Л.Ерошина: Владимир Владимирович, я не буду Вас грузить своими проблемами и проблемами хлебопекарной отрасли. Мы сегодня с Вами прошли по комбинату, и Вы всё увидели. Мы что возможно и невозможно делаем своим коллективом. А я думаю, что и девчонки меня поддержат, я считаю, что сегодня самый счастливый день в моей жизни.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Хотя я не скрываю, я прожила уже 65 лет, но такого дня… Я вообще об этом даже не мечтала. И когда два дня назад нам сказали, что у нас предстоит такой визит, Вы знаете, я, наверное, до сегодняшнего времени ещё пока в таком состоянии, что не могу это понять. Весь коллектив очень старался. Вы видели, как они радостно встретили Вас. Вы зашли в кондитерский цех – они все захлопали.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Они меня спрашивали: а можно или нет? Я говорю: не знаю. Но мы всё–таки похлопали.

Поэтому я, пользуясь случаем, ещё раз хочу сказать Вам большое спасибо. Конечно, и руководству нашей Самарской области, а в первую очередь Вам, что Вы выбрали наше предприятие. Как я знаю, за свою бытность Президентом Вы мало были на таких предприятиях, да?

В.Путин: Пару раз был.

Л.Ерошина: Второй раз. Сызрань, «Хлеб», где Вы просто вечером приехали. А здесь Вы сегодня днём посмотрели всё производство. Большая Вам благодарность за это.

Вам удачи во всём, и знайте, что мы, женщины, всегда Вас поддержим во всём!

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Вот сейчас только рассказывали о том, как строилась судьба этого предприятия, и в лучшие годы по семь тонн хлебобулочных изделий выпускали. В 92–м году, вот Вы мне сказали, сколько выпускали?

Л.Ерошина: В 92–м году производство наше дошло до девяти тонн хлеба и булочных изделий и 300 килограммов тортов, хотя при пуске завода мы делали до семи тонн продукции кондитерского цеха четырёх наименований тортов. Вы все, наверное, знаете: подарочный, бисквитно-кремовый… Вагонетками просто отгружали, не успевали.

И сейчас мы, конечно, за этот период очень много сделали на своём предприятии. Большая реконструкция в хлебобулочном производстве, Вы видели, Владимир Владимирович, совершенно новое производство открыто – это производство слоёных и сдобных изделий. И наша гордость – это кондитерский цех. Сегодня мы до трёх тонн делаем в кондитерском производстве и около 40 тонн делаем хлебобулочных изделий.

В.Путин: Красивая продукция. Опасная.

Л.Ерошина: По этому процессу я Вам уже сказала.

Я Лидия Сергеевна Ерошина, кто не знает, генеральный директор Самарского БКК. 23 года я директор этого предприятия, 30 лет работаю на этом предприятии так, как и существует это предприятие. Но у меня вот так судьба сложилась, что я вообще по образованию инженер-строитель, и когда пришла в хлебпром в 82–м году с «Куйбышевхлебпрома», руководитель решил взять с полки проект, который уже запылился, и построить в Куйбышеве тогда хлебозавод №6, это он был по проекту. Не было батонов, не было кондитерских изделий. Я сначала перерабатывала этот проект, потом принимала участие в строительстве. И по просьбе моей попросила перевести меня сюда, на комбинат, лишь потому, что я очень близко, здесь жила. Начала с начальника отдела кадров, и в 94–м году я стала генеральным директором, так решило акционерное общество.

В.Путин: Ну вот мы Вас поздравляем с успехами и с этой карьерой.

Л.Ерошина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Татулова: Здравствуйте!

В.Путин: Здравствуйте!

А.Татулова: Я вообще очень нервничаю сейчас. Спасибо, конечно, спасибо. Но у меня пять листов проблем, у меня ещё вот здесь…

В.Путин: Точно до АСИ нам сегодня не добраться, у нас встреча–то, мероприятие основное в Самаре – совещание по линии Агентства стратегических инициатив. А эта встреча предпраздничная, но, я чувствую, неизвестно, где будет больше конкретных вопросов, да?

Пожалуйста.

А.Татулова: У них есть моя бумажка тоже, я там тоже подготовилась.

Я немножко про себя расскажу. Меня зовут Анастасия Татулова, я предприниматель, дочь адмирала ВМФ, мама двух сыновей, один из которых уже тоже предприниматель и в акселераторе АСИ с образовательным проектом своим развивается. Живу и работаю в Москве, бизнесу моему восемь лет. Так вот получилось, что мы подряд выступаем, бизнес мой почти такой же радостный. У меня сеть из 42 кафе уникального формата, таких кафе нет в мире, – это кафе для детей и их родителей. И мы самая крупная такая сеть. Мы есть в России, Белоруссии, Казахстане, Азербайджане, и кроме кафе ещё в Москве у нас есть кондитерская фабрика небольшая. Поэтому если Вам ещё захочется посетить какое–нибудь интересное кондитерское производство, мы Вас с удовольствием ждём.

В.Путин: Пришлите что–нибудь попробовать.

А.Татулова: Обязательно. Ваш протокол сразу не разрешает, чтобы Вы пробовали.

В.Путин: Ну разрешит, я попрошу.

А.Татулова: Всё, договорились. Вы, главное, запишите там, что разрешили, чтобы попробовали.

Компания совершенно женская, в компании работают 1200 человек сейчас, и весь топ–менеджмент у нас женщины. Мы в этом плане уникальная компания, к нам приезжают опытом обмениваться иностранные компании.

В.Путин: С других предприятий?

А.Татулова: Да–да, иностранные компании.

Я тоже хочу сказать большое спасибо. Я не могу сказать наверное, что это самый счастливый день в моей жизни, но я настолько рада, что вот так случилось, что Вы на женское предпринимательство стали обращать внимание. Потому что на недавнем совещании министр Шувалов сказал, что он вообще не понимает, что такое женское предпринимательство, но теперь увидел и понимает.

В.Путин: Шувалова понизили. (Смех.) Он вообще–то первый вице-премьер, ну министр – тоже хорошо.

Реплика: Вот что делают женщины.

В.Путин: Пусть переживает.

А.Татулова: А потому что надо знать, что такое женское предпринимательство, так вот нельзя бросаться такими словами.

Сейчас получается, что женщины-предприниматели… существует мировой рейтинг женщин-предпринимателей, Россия в нём – мы на 55–м месте из 77. Это немножко позорное место, потому что, например, существует рейтинг женщин, которые занимают высокие управленческие позиции топ–менеджеров, и Россия в первой пятёрке, не то что где–то в конце, а в первой пятёрке. У нас очень много топ–менеджеров, и на государственных постах уже много влиятельных женщин. Но вот в плане предпринимательства, к сожалению, 55–е место. Поэтому для нас очень важно, чтобы государство и Президент заметили, что мы существуем. Говорят, вроде бы, что гендерность – это плохо, предпринимателей не надо делить на женское и мужское. Мне кажется, важно женское предпринимательство. Не потому что нам хочется каких–то преференций, а потому что женщины, все мы работаем в индустриях, куда мужчины в принципе не особо рвутся. То есть это вещи, связанные с образованием, с работой с детьми, это социальные проекты. Нам помогает это улучшить как–то мир вокруг себя. То есть мы пока не про космические корабли, которые бороздят просторы вселенной, а про классную комфортную жизнь у нас внутри района, двора, страны, города.

Я теперь про проблемы.

В.Путин: Кстати, извините, вчера тоже вспоминал в Нижнем Тагиле, по линии IT–технологий, по информационным технологиям девушки наши первые места берут на международных соревнованиях, золотые медали. Поэтому в этой области женщины тоже активнее и активнее, включаются и развиваются, добиваются успехов, а не только в тех традиционных, о которых Вы сейчас сказали.

А.Татулова: В любом предпринимательском исследовании в принципе на первом месте самым большим препятствием для развития предпринимательства и для открытия своего бизнеса стоит не отсутствие денег и не отсутствие знаний, стоит страх за собственную безопасность. В женском предпринимательстве это вообще с большим отрывом, это та вещь, которая мешает и пугает людей открывать собственный бизнес.

Я очень благодарна Вам за начавшуюся реформу контрольно-надзорной деятельности, мне очень хочется, чтобы она шла немножечко побыстрее. Мы – чем можем. Готовы участвовать, в рабочих группах мы принимаем участие. Очень важно, чтобы она шла быстрее. И у нас там такая беда случилась. Так как плановые проверки Вы отменили, то теперь мы погибаем под внеплановыми проверками, которых бывает девять в месяц. Я очень прошу: давайте с этим что–то сделаем.

В.Путин: Прокуратура должна разрешать или не разрешать. Всё равно прорываются?

А.Татулова: Нет, им не разрешают. Потому что, Вы понимаете, нет чётких критериев. Получается, что можно инициировать какую–то фиктивную жалобу, и к тебе придут. На следующей неделе ещё одну такую жалобу. Это используется и как рейдерство, и как недобросовестная конкуренция, и как давление со стороны правоохранительных органов.

В.Путин: Вы слышали, наверное, я в Послании специально этому уделил целый раздел, небольшой, но всё–таки содержательный, где говорил о том, что в основном эти проверки должны происходить в удалённом режиме, а некоторые и по некоторым направлениям вообще без конкретного участия контролёров. А контролёры непосредственно должны принимать участие и проводить эти проверки только на предприятиях, связанных с высоким риском, и так далее. Мы сейчас готовим целый набор предложений. Я вас уверяю, добьёмся того, чтобы в самое ближайшее время всё это было реализовано.

А.Татулова: Спасибо большое, очень жду.

Ещё есть вопрос, Вы несколько раз говорили об этом: надо ввести полный и окончательный запрет на заключение в СИЗО предпринимателей, обвиняемых в экономических преступлениях, в первую очередь женщин с детьми, беременных. Ведь можно заменить эту меру – подписка о невыезде, домашний арест. Зачем сажать человека, даже когда он ещё…

В.Путин: Это уже есть, по–моему.

А.Татулова: Вы знаете, опять в феврале был этот же случай, когда посадили в тюрьму женщину, она беременная, у неё маленький ребёнок.

В.Путин: Но это просто, видимо, нашли какой–то другой повод. Потому что за чисто предпринимательскую деятельность, за нарушения закона в сфере предпринимательской деятельности, экономических преступлений там уже есть практически запрет на арест. Это уже внесено. Это 99–я, по–моему, статья УК. Давайте посмотрим ещё раз, внутрь 99–й заглянем. Посмотрим, как это всё сформулировано и как это работает на практике.

Мы целенаправленно вносили изменения в законодательство, в том числе и в эту 99–ю статью УК. Но если это продолжается, я Вас уверяю, наверняка там нашли какой–то другой повод, не связанный с чисто экономической деятельностью. Надо посмотреть, проанализировать практику.

Полностью согласен. Будем над этим работать, даже не сомневайтесь.

А.Татулова: Просто хочется, как профессору Преображенскому, такую окончательную бумажку, чтобы не находилось больше ничего.

В.Путин: Броню.

А.Татулова: Да, броню.

С.Чупшева: Всё, хватит.

А.Татулова: Нет, я всё равно свои два вопроса договорю. Я быстро.

В.Путин: Вот успешный предприниматель.

А.Татулова: Я работаю в такой сфере, в которой очень странная система налогообложения. То есть мы покупаем сахар, муку, яйцо за десять процентов НДС – мы уже не маленькая компания, мы уже давно не на упрощёнке – молоко, складываем из него продукт, добавляем туда волшебные руки кондитера, один стручок ванили – продаём за восемнадцать.

Я никак не могу понять: как так происходит? Не могли бы Вы всё–таки дать поручение, может быть, ошибочка какая–то там закралась? Потому что так не может быть!

В.Путин: Ещё раз, не понял.

А.Татулова: Мы покупаем продукты под десять процентов НДС, мы делаем из этого продукта готовое изделие, которое на 90 процентов, на 99 может состоять из этих десяти процентов. А исходящий НДС, когда мы ставим продукт на полку или продаём его в кафе, – восемнадцать. То есть это делает нас совершенно неконкурентоспособными рядом с каким–то человеком, который дома у себя варганит что–нибудь на упрощёнке. Может быть, можно как–то пересмотреть так, чтобы вот этот исходящий НДС складывался согласно доле продуктов? Если они восемнадцать процентов – восемнадцать, но если они все десять, то почему мы продаём за восемнадцать тогда?

В.Путин: Это вопрос, который мы уже год обсуждаем как минимум.

А.Татулова: То есть есть шансы, да?

В.Путин: Это сложный вопрос, потому что скажу непопулярную вещь, но я пока никакой там позиции не занял, но есть мнение, что вообще все льготы ведут к злоупотреблениям. И в конечном итоге под видом этих льгот проталкивается совершенно другой вид деятельности, другие продукты, и бюджет несёт колоссальные убытки из–за этого. И вот отсюда всякие нестыковки: это по десять процентов, окончательный вариант по восемнадцать процентов. И непонятно, кто там что выигрывает. Но проблема известна, понятна. Занимаемся.

А.Татулова: Всё повосемнадцать лучше, чем по десять, по восемнадцать, потому что это создаёт проблемы.

В.Путин: Да–да, я понимаю. Лучше когда всё ровно. Лучше, может быть.

М.Латыпова: Нет, по десять лучше, конечно.

В.Путин: Есть ведь разные варианты, как предложение, повторяю, никаких решений ещё не принято, понизить существенным образом НДС, но зато всё выровнять. Или ничего там не отменять, но какие–то дополнительные меры использовать.

Я надеюсь, вы всё–таки занимаетесь бизнесом и наверняка в части, вас касающейся, слышали то, что в Послании звучало. Ведь это всё: и здравоохранение, и медицина, и инфраструктура, высокие технологии, связанные с участием государства, – требует финансовых ресурсов. Большой вопрос: за счёт чего мы их получим? И нужно решить этот вопрос так, чтобы не подавлять экономическую активность. Мы это тоже прекрасно осознаём и понимаем. Потому что, если за счёт подавления экономической активности, то тогда всё это не имеет смысла. Здесь набор инструментов не такой большой. Он есть, но нужно очень точно, адресно им распорядиться. Просто пока не хочу забегать вперёд, но решения будут приниматься в ближайшее время.

А.Татулова: Мой бизнес находится на стыке детской отрасли и пищевой. И получается, что мы, те, кто производит детскую пищёвку, не относимся ни к кому. Минпромторг ответственен за всю индустрию детских товаров, кроме пищевых детских. То есть нас как бы потеряли в процессе. Можно нас «найти» и всё–таки к кому–то прикрепить? Потому что Минсельхоз поддерживает сельхозпроизводителей, Минпромторг ответственен за индустрию, кроме пищевой. Нас потеряли в процессе.

В.Путин: Разве?

А.Татулова: Да, это так. Поэтому нам даже пойти что–то попросить не к кому.

В.Путин: Пометь, пожалуйста. Хорошо. Это неожиданно, честно говоря, но я услышал. Хорошо.

А.Татулова: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас.

Г.Мустафина: Добрый день!

Меня зовут Мустафина Гульнара Хамитовна. Я руководитель организации «Строительная компания «Атриум». Мы занимаемся благоустройством, озеленением. Один из последних достойных проектов, который мы реализовали, это благоустройство парка «Зарядье» и благоустройство парка плавательного центра «Лужники». Он ещё в процессе.

Мы столкнулись с проблемой – причём не только мы, эта проблема носит системный характер, но я расскажу со стороны предпринимателей – это отношения между предприятиями и банками.

Благодаря введению 115–го ФЗ случаются очень серьёзные проблемы в работе, в реализации проекта: банки блокируют расчётные счета неожиданно, абсолютно без объяснения причин, мешая репутации организации, мешая тому, чтобы вовремя реализовывать контракты, расплачиваться с поставщиками, расплачиваться с контрагентами, вплоть до того, чтобы выдавать зарплату сотрудникам.

В.Путин: Под каким предлогом блокируют счета, я не понимаю?

Г.Мустафина: 115–й ФЗ, сомнительные операции.

В.Путин: Усматривают какие–то элементы сомнительных операций?

Г.Мустафина: Да, на ровном месте, причём поголовно. И самая большая проблема – без объяснения причин.

В.Путин: Андрей, поясни.

А.Белоусов: Эта проблема стала, к сожалению, массовой. У нас есть три основания заблокировать транзакции. Собственно, речь идёт об отдельных операциях.

Первое основание – это 115–й ФЗ о легализации доходов, полученных преступным путём, и так далее.

Второе – это претензии Налоговой службы.

И третье – это открытое уголовное дело.

90 процентов примерно как раз идёт через 115–й ФЗ, а там основания для такой блокировки прописаны очень общо. И фактически это всё отдано сейчас на усмотрение самих банков, то есть это вообще выпало из сферы регулирования. Мы эту тему обсуждали, нужно как можно быстрее сейчас просто и Банку России, и Правительству просто внести изменения в закон, сделать подзаконный акт или просто конкретно прописать случаи, когда это можно делать.

В.Путин: Поручение подготовьте. Мы займёмся.

Г.Мустафина: Спасибо большое.

В.Путин: Не за что.

Пожалуйста.

Н.Касперская: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Наталья Касперская, я занимаюсь информационной безопасностью, больше десяти лет я руковожу группой компаний «ИнфоВотч». И у нас в группе есть компания под названием «Крибрум», которая анализирует социальные сети. Вообще, довольно большая система, система анализа больших данных, мы выкачиваем все социальные сети, просматриваем, у нас 120 миллионов аккаунтов, каждые 15 секунд происходит скачивание, то есть это такая масштабная система.

И вот год назад мы занялись анализом поведения подростков в социальных сетях, и там вскрылись совершенно ужасные вещи. Я начну с того, что подростки вообще являются довольно простой аудиторией для манипуляторов, потому что они ищут самовыражение, ещё недооценены и уже не доверяют взрослым. И этим пользуются люди, которые создают различные группы, как, например, школьные убийства, пропаганда блатной романтики, суицидные группы, распространение наркотиков и другие. Это всё в открытом пространстве, то есть это не закрытые группы, это именно открытые группы, для того чтобы привлекать этих людей.

Вот я хочу сказать цифры. Например, вовлечение подростков в криминальное поведение – несколько десятков групп, в которых состоят миллион четыре тысячи подростков на текущий момент – это вот на момент 3 марта мы считали, – пропаганда убийства одноклассников активно обсуждается 50 тысячами подростков в настоящий момент. Более трёх с половиной миллионов подростков вовлечены в группы, которые обсуждают травлю и издевательство над другими людьми.

Кроме того, когда я готовилась к нашей встрече, мы параллельно нашли группы, которые открыто распространяют наркотики под различными никами, под такими неявными словами, но просто открыто. Мы обнаружили 25 групп. Они вовлекают около 80 тысяч подростков – 408 тысяч человек, из них 80 тысяч подростков.

Я хочу сказать, что у нас есть центр по борьбе с киберурозами, ГосСОПКА и другие, но при этом пропаганда, вот это влияние, вовлечение во всякие деструктивные течения не находится в зоне пристального внимания государства. А при этом это действительно серьёзнейшая проблема, потому что дети не могут отличить хорошее от плохого, и им под видом хорошего начинают постепенно раздвигать границы, отодвигая их в сторону всё худшего и худшего. То есть мы вообще рискуем потерять поколение.

И мне кажется, что эта проблема очень комплексная, поэтому я, собственно, к Вам и обращаюсь. Потому что её в одиночку не решить. Мне кажется, здесь нужно несколько мер. Во–первых, конечно, технологический анализ и мониторинг, это можно делать, такие компании, как наша, их несколько есть на рынке. И это можно делать прямо сейчас, есть инструменты. Но нужна блокировка подобных групп, чтобы они не распространялись. Нужно привлечение к уголовной ответственности. Я могу сказать, что мы проанализировали, владельцев групп существенно меньше, чем самих групп. Это значит, что некоторые владельцы владеют десятками групп, например, из темы скулшутинга – школьных расстрелов, из темы «Криминальный авторитет», тут же у них наркотики, тут ещё что–нибудь. Это один человек, и его видно в сети, и он при этом очень часто является владельцем рекламных сетей. То есть это одни и те же люди.

Вообще, мне кажется, что их просто надо ловить силами МВД и сажать в тюрьму. Что с ними ещё делать – непонятно. Нужны какие–то законодательные инициативы, которые бы здесь препятствовали такого рода деятельности. Конечно, нужно просвещение, причём не только несовершеннолетних, это понятно, но также и родителей, которые недооценивают проблему, школьных учителей, которые просто об этой проблеме не знают скорее всего.

Ну и, с другой стороны, создание позитива. Мы тут уже в кулуарах поговорили с несколькими женщинами, которые занимаются как раз образовательной деятельностью. Это уже ведётся, создаются и «кванториумы», и другие какие–то виды. Но это нужно на более широкую ногу, что ли, ставить. Ну и, возможно, нужны какие–то медийные ограничения. Например, по поводу школьных расстрелов: интерес к теме школьных расстрелов после публикаций в СМИ вырос в 400 раз. То есть до этого дети, может быть, не знали, но тут они прочли во всех средствах массовой информации, и понеслось.

Поэтому здесь я, наверное, прошу Вашей помощи, чтобы как–то комплексно одолеть эту проблему.

В.Путин: Я Вам благодарен за то, что Вы подняли эту тему. Она очень важная и очень острая. У нас свыше девяти миллионов подростков от семи до семнадцати лет сидит в сетях. Можете мне поверить, некоторое время назад я сам обратил на это внимание и просто на совещании Совета Безопасности об этом говорил. Именно по моей инициативе начали ужесточать законодательство. Причём я думаю, что это связано, к сожалению, тоже в известной степени с бизнесом. Вот там, Вы сказали, рекламой кто–то занимается одновременно. Просто создают определённые сообщества, чтобы там что–то делать, продвигать. В конечном итоге всё на деньги завязано. Как только находят этих упырей – вы бы видели, что это за люди, которые суицид среди детей продвигают: пришли к одному забирать – чуть в штаны не наложил! Неудобно, камеры работают, я бы сказал. Поэтому, конечно, нужно ужесточать, безусловно. Надо и ответственность ужесточать, и работа должна быть, безусловно, комплексной.

Поэтому я Вам благодарен ещё раз за то, что Вы подняли вопрос. Давайте вместе подумаем, как эту работу организовать. Потому что вот эти крики по поводу свободы интернета и так далее, может быть, и правильные, потому что нельзя переходить какие–то грани и душить эту свободу, боже упаси, но общество должно себя защищать, детей должно защищать от того, что там происходит. Интернет так же, как любая сфера жизни, деятельности человека, должен подчиняться каким–то общим правилам. И мне очень приятно, что именно Вы об этом заговорили, человек, который не имеет отношения к государственным структурам. Давайте вместе будем это делать.

Вы сказали о каких–то структурах, давайте подумаем, какие это должны быть структуры – государственно-общественные, общественные, – а я всё, что в моих силах, сделаю, для того чтобы поддержать реализацию тех предложений, которые Вы сейчас сформулировали.

Н.Касперская: Мне кажется, что общественные и, в частности, какие–то инициативы со стороны самой отрасли информационных технологий должны быть. Например, та же самая ВКонтакте вполне себе могла бы блокировать, потому что в основном эти группы сидят в ВКонтакте.

В.Путин: Ну там блокировки есть, а есть уже право…

Н.Касперская: Но они ничего не делают, Владимир Владимирович, не делают.

В.Путин: Да–да–да, вот нужно найти инструменты.

Н.Касперская: Они же знают, что у них сидят наркота, вот эта вся ерунда.

В.Путин: Да–да–да, нужно найти инструменты, чтобы заставить их это делать.

Н.Касперская: Совершенно верно.

В.Путин: Полностью с вами согласен. Давайте вместе подумаем. Можете считать, что мы с вами полные единомышленники, и вы сказали, вам нужна моя помощь. Ну а честно вам скажу, мне нужна ваша.

Н.Касперская: Мы готовы участвовать, техническими инструментами обеспечим.

В.Путин: Замечательно. Давайте подумаем. Мы вас найдём обязательно и вернёмся к этому, ладно?

Н.Касперская: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

С.Преображенская: После такой тяжёлой темы сложно переходить, но хочется хоть чуть–чуть разрядить обстановку.

Вот я представитель того бизнеса, как «есть женщины в русских селеньях». Меня зовут Светлана, Калужская область, село Волконское, крестьянское хозяйство «Нил».

Сама я москвичка, 25 лет назад влюбилась в волконского парня и уехала в деревню, где мы с мужем живём. Нилов Виталий, поэтому «Нил» называется наше предприятие. Это старинное русское имя, все путают с рекой Нил, есть русское имя Нил, и Антон Нилович был его дед. И вот с 93–го года мы зарегистрировались, работаем, производим молочную продукцию. Каждый день вместе ходим на работу и с работы. Более 30 видов продукции мы производим, в том числе мороженое, сыр моцарелла, сюда не привезли, далековато было везти, а так можно было. И все эти годы придерживались только натуральной полезной молочной продукции. Сколько бы к нам ни обращались, я всегда говорила, что честное имя заработать сложно, удержать его ещё сложнее, а упасть – это быстро. Поэтому сегодня я хотела бы сказать, что мы пережили все реформы с 93–го года, Вы понимаете, да, какие только можно. Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, система контроля производства ХАССП, производственное внедрение. Всё что можно внедрили.

Сейчас я думаю, что наш малый бизнес, в котором 72 человека работает, на триста с лишним миллионов в год мы производим натуральной, хорошей продукции, поставляем в детские сады, в школы, на предприятия, на оборонку, в магазины продаём, то есть нас знает покупатель, и я благодарна ему за все эти годы, но система «Меркурий» нас, наверное, убьёт.

В.Путин: Почему?

С.Преображенская: Полгода назад, когда её перед 1 января хотели ввести, мы пытались, изучали. У нас и техника есть, и программное обеспечение, бухгалтерский учёт. То есть всё что можно, мы делаем. Мы законопослушные граждане. Но когда пытались внедрить эту систему, мы столкнулись с тем, что надо перестроить, в кабинет айтишников посадить человек пять, наверное, на наше предприятие, которое производит продукции, я считаю, не так много.

Но самое–то страшное, что оно производит продукцию короткого срока действия. То есть она трёхдневная, пять дней – её надо съесть. И когда мы будем оформлять, что это выпустили сегодня, пришло на склад завтра, послезавтра отгрузили, – срок годности продукции уже закончится, её можно уже даже и не отгружать никуда.

Вот Вы перед Вашей встречей проводили «круглые столы», рабочие группы создавали. Такое впечатление, что верхи пытаются услышать то, что говорят внизу, но до них информация не доходит. Поэтому программа «Меркурий» сырая, ввести её с июля будет очень сложно.

Я считаю, что это просто провокация против малого бизнеса. То есть крупные холдинги, производящие молочную продукцию, смогут это всё переварить, внедрить и так далее, а вот маленькие, они только вышли, небольшие производства, хорошая натуральная продукция – ну что, давайте мы сейчас закроем на этой стадии просто системой «Меркурий», и всё.

В.Путин: Очень важный вопрос Вы подняли. Ведь те, кто инициировал эту систему, исходили из того, что она будет работать быстро, эффективно, в электронном практически режиме, будет гарантировать качество продукции и движение её от производителя в сеть, и защиту производителя от злоупотреблений в сети. Вот ради чего это создавалось.

Вы сейчас сказали о том, что для малых, средних предприятий это будет неподъёмно и будет убивать производство. Я Вам обещаю: мы к этому вернёмся обязательно, посмотрим относительно малого и среднего бизнеса.

С.Преображенская: И можно второй вопрос?

В.Путин: Да.

Андрей, надо только пометить, не забыть это.

С.Преображенская: Все годы мы занимались обеспечением школьного детского питания – детские сады. Я мама трёх детей, имею внука и, конечно, знаю, что такое забота о здоровье детей, которые ходят в детский сад. Мы делаем всё возможное, чтобы наша продукция попадала туда, где хотя бы наши дети.

44–й федеральный закон. Как только он в 13–м году пришёл, всё. Первый критерий поставки питания в сады, интернаты, санатории, школы – это цена. А кто эту цену дал? Предприниматель приходит на торги, у него нет за спиной ни производственных мощностей, ни техники – ничего, чтобы обеспечить. Он ценой выигрывает. Кто он такой? Он подал документы, он зарегистрирован. И в итоге получается, что сегодня привезли хорошую продукцию, а завтра под это всё попадает продукция, которая не соответствует. Чем мы кормим наших детей, наших стариков, дедов? Что это у нас? И в 44–м ФЗ не учитывается, что в данном регионе есть два–три производства и молока, и мясной продукции, и хлебной. Почему у нас даже в военной части – вот у нас Козельский район – хлеб везут за 200 километров, молоко неизвестно откуда? И вот это ну непробиваемо. Надо внести какие–то поправки, чтобы учитывались критерии, если есть производство в данном регионе, чтобы были мощности, другие критерии, и они были комплексными, не только цена решала.

В.Путин: Ясно, что этот вопрос обсуждается давно.

С.Преображенская: Ну вот десять лет обсуждаем.

В.Путин: С того момента, когда принят 44–й ФЗ. Ясно также, что здесь есть минусы, которые заключаются… ну, собственно, Вы их сформулировали, эти минусы. Есть и плюсы. Надо это в данном случае, к сожалению, констатировать, потому что, в общем, смысл введения подобных процедур – создание конкурентной среды. И надо прямо и честно сказать, что вне зависимости от того, где находится предприятие, если продукция потенциального поставщика по качеству – я сейчас об этом тоже скажу, – по качеству и по цене более выигрышная, более конкурентная, то тогда это даёт возможность потребителю воспользоваться этим состоянием.

Другое дело, когда Вы сказали, что приходят, демпингуют, выигрывают, первая поставка нормальная, а потом идёт понижение качества, непонятно что. Но это другая проблема, это не проблема 44–го закона, это проблема жульничества, прикрытого 44–м законом. Надо следить за этим качеством. Значит, не следят, делают специально, делают в сговоре. Да, конечно, тот, кто покупает, вступает в сговор с каким–то там поставщиком, идёт на то, чтобы взять по низкой цене, в конечном итоге худшего качества, и не следит за этим качеством. Но это другая проблема. Понимаете, если отменить весь 44–й, другие жульнические схемы будут возникать. Это тонкая… Ведь мы десять лет это обсуждаем.

С.Преображенская: Да–да.

В.Путин: Вот десять лет. В некоторых сферах, по сути, его отменили, там ввели другие правила. Я сейчас не буду говорить. В некоторых. В оборонных отраслях отменили, в сфере искусства и так далее. Потому что там никто ничего не может предложить, кроме единственного поставщика. Такие ситуации есть, кто может в оборонной сфере, ракетной предложить, кроме конкретного одного государственного поставщика. Бессмысленно. И мы многократно сталкивались с тем, что приходят, демпингуют, а потом приходят к тем же производителям, заставляют их вступать с ними в какие–то отношения, те, кто демпинговал. И таким образом вся система у нас страдает. Но в целом, повторяю, в целом нам нужно всё–таки думать о том, чтобы создавать конкурентную среду в экономике в целом. Вот где вот эти механизмы, которые бы воспрепятствовали этим жульническим схемам, о которых вы сказали, и созданием, поддержанием конкуренции в экономике. Тонкий вопрос. Мы постоянно об этом думаем. Если что–нибудь придумают коллеги, мы обязательно реализуем.

С.Преображенская: Владимир Владимирович, меня не поймут, если я не передам просьбу жителей Козельского района. Нас два раза включали в программу строительства бассейна. И всё время что–то нас куда–то… Козельский район, молодой город.

В.Путин: Бассейн в Козельском районе будет.

С.Преображенская: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

С.Матело: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Матело Светлана Константиновна. Я руководитель торгово-промышленной группы компаний «Диарси», R.O.C.S. Мы были основаны в начале 2000–х годов и фактически развивались и развиваемся вместе со страной. Всё было создано с нуля. И за этот период времени мы построили два производства, сейчас планируем запускать третье производство. Мы заняли лидирующие позиции на российском рынке в средствах гигиены полости рта, выпускаем косметическую продукцию и медицинские изделия. Мы экспортируем нашу продукцию в 50 стран мира, и эта цифра постоянно нарастает. И мы такая компания инновационная, изобретательская, потому что мы аккумулируем на себе свои собственные изобретения и изобретения, с которыми к нам приходят наши российские учёные, в том числе и учёные советского периода. Благодаря этому нам удалось возродить ряд инновационных идей, и сегодня мы владеем и промышленно реализовали 15 мировых патентов на формованные продукты. Это такой необычный опыт в нашей сфере и в нашей индустрии.

Вы в своём Послании Федеральному Собранию сказали о том, что нам нужно преодолеть технологическое отставание. С моей точки зрения преодоление технологического отставания невозможно, если мы не решим ряд ключевых вопросов в интеллектуальной сфере, в которой мы уже набили определённое количество шишек, если можно так выразиться.

Первое – это создание конкурентноспособной среды с другими юрисдикциями, потому что, к сожалению, очень многие изобретения, возрождаясь или вновь создаваясь, регистрируются не на территории Российской Федерации, а в других юрисдикциях, в силу того что в них действует специальный – не льготный, а специальный – режим налогообложения на доходы, полученные от оборота интеллектуальной собственности.

И нам, для того чтобы наши изобретения оставались в России – и это поможет простимулировать развитие R&D, в лаборатории в том числе, – которые, на мой взгляд, развиваются на данном этапе достаточно медленно, это позволит в том числе сформировать нам оборот в интеллектуальной сфере именно на территории Российской Федерации.

Это не приведёт к снижению получения доходов государством, потому что эти доходы мы на сегодняшний момент вообще не получаем: все сделки совершаются, как правило, в других юрисдикциях.

Очень меня также беспокоит вопрос, связанный с охраной изобретений на стадии патентования, когда изобретение не получило ещё защиту, и в этой сфере существует угроза. И есть прецеденты, когда идеи утекают ручьём за пределы страны.

И была недавняя инициатива Минпромторга, которая была направлена на поддержку российских экспортёров. Я не знаю её статус, получила она развитие или нет, но если бы мы могли придать ей дополнительный импульс, это хотя бы частичная компенсация расходов на патентование производителями за рубежом.

Потому что очень многие люди ошибаются, думая, что, получив патентную защиту здесь, в России, и ничего не делая за рубежом, они смогут как–то реализовать свой интеллектуальный потенциал. А мы бесплатно всему миру отдаём наши идеи, и после того как патент остаётся незащищённым на уровне основных рынков, то этими идеями начинают пользоваться недобросовестные конкуренты, и мы здесь опять же очень много теряем. Решив эти вопросы, мы простимулируем развитие инновационной экономики.

В.Путин: То, что Вы сейчас в завершение сказали по поводу поддержки со стороны Минпромторга инновационного экспорта, эта программа есть. Она, к сожалению, не наполнена достаточным объёмом финансов, но мы будем это делать, будем это увеличивать. Это отдельное направление поддержки высокотехнологичного экспорта.

С.Матело: Хотя бы для малых предприятий.

В.Путин: Нет, для всех. Это для всей экономики должно быть сделано. Повторяю, этот механизм только запущен, он уже начал работать, мы его будем наполнять финансами. Одно из направлений здесь – это, конечно, продвижение товаров, в том числе и патентная защита. Мы знаем, что это требует дополнительных ресурсов. Это не только патентная защита, там логистика различная, юридическая помощь по другим направлениям. Мы понимаем это, знаем. Уже механизм запущен, будем его просто наращивать по возможности, первое.

Второе, по поводу эффективности регулирования с нашей стороны этого вида деятельности. Но в принципе у нас уже принято решение о том, что, допустим, не облагаются НДС доходы, полученные от использования интеллектуальной собственности. Это решение уже есть. Если вы считаете, что этого недостаточно либо правоприменительная практика не даёт возможности, не внушает доверия и пока не раскручена, то давайте тогда сформулируйте поконкретнее. То, что Вы сказали, это чрезвычайно важно. Это вообще одно из ключевых направлений деятельности будущего Правительства. Поэтому я к этому очень серьёзно отношусь. Если действительно вы из практики видите, что чего–то не хватает, кроме того, что уже есть, изложите это, пожалуйста, отдайте коллегам. Мы обязательно подумаем. Не просто подумаем, а будем использовать это в работе при подготовке конкретных управленческих решений.

С.Матело: Спасибо большое.

В.Шиманская: Я в продолжение темы детства и образования как один блок, потому что это комплексная задача. Дело в том, что действительно в системе образования сейчас, с одной стороны, 86 процентов детей хотят учиться хорошо. Порядка 36 только ходят в школу с удовольствием. Наш опыт работы более чем с 10 тысячами детей, подростков, в том числе в «Артеке»… причём и Сингапур, и Азербайджан берут наши практики, и уже мировые исследования показывают, что внедрение таких практик, как социально-эмоциональное обучение, и вообще когда мы учитываем фактор будущего и навыки будущего, снижает риск потребления наркотиков, это, естественно, помогает усваивать обучающему материал, улучшает их коммуникацию во всех сферах, в том числе в соцсетях и с цифровым направлением.

И сейчас мы с таким предложением. С одной стороны, огромная благодарность Министерству образования, что сейчас уже в новый ФГОС многие факторы социально-эмоционального обучения учтены, индивидуальный подход. Но не хватает тотально действительно педагогов, которые бы обладали этими навыками, то есть не существует таких инструментов, в том числе цифровых, обучения педагогов и, может быть, поддержки программ, которые уже апробированы. Поэтому просьба оказать поддержку в организации всероссийской олимпиады, которая могла бы фактор будущего дать каждому участнику.

В.Путин: Олимпиада кого?

В.Шиманская: Олимпиада по будущему эмоциональному интеллекту. То есть мы можем построить профиль для каждого школьника помимо, безусловно, факторов основных знаний, но и по их талантам, по метакомпетенциям, эмоциональному интеллекту, разным видам мышления. И это возможно, это даст картину для системы образования. И, конечно же, внедрение во все образовательные учреждения, где мы готовим педагогов для настоящего и будущего, практика ориентированного модуля, который позволит эти компетенции обучения детей к этим факторам внедрять, потому что, понятно, развитый эмоциональный интеллект должен быть сначала у педагогов, и развивать у детей. Просто, если раньше такие изменения занимали десятилетия, сейчас за счёт цифровых технологий и самих этих компетенций мы за два–три года можем сделать российское образовательное чудо.

В.Путин: Вы знаете, что мы в последнее время уделяем достаточно много внимания школе и поиску талантов, развитию возможностей педагогического состава, усовершенствованию знаний, навыков в этом отношении. По всей территории страны создаются площадки для технического, гуманитарного творчества для детей, «кванториумы». Они у нас, по–моему, на 37 территориях, в 37 регионах Российской Федерации. В этом году уже будет 51 территория, где будут созданы «кванториумы», детские площадки для технического творчества прежде всего. «Сириус», о котором мы говорили. Там, кстати говоря, создаётся очень хороший центр по методической подготовке преподавателей. Мы всё это будем развивать. Про олимпиады я уже не говорю, сотнями проводятся почти в каждом субъекте Федерации.

Вы хотите что–то ещё конкретное добавить?

В.Шиманская: Я хотела представиться. Виктория Шиманская, доктор психологии.

И хотелось бы единую систему, чтобы был прямо профиль. Это будет блок, который позволит по каждому ученику эти компетенции создавать. Мы получим средство, каким образом помогать детям в социализации, коммуникации. Вы поддержите направление таких олимпиад всероссийского направления.

В.Путин: Да, давайте это тоже сформулируйте, отдайте Андрею Фурсенко.

В.Шиманская: Хорошо. Благодарю Вас.

В.Путин: Спасибо большое.

Вообще, использование таких конкретных знаний, Вы упомянули вскользь, я имею в виду достижения современной психологии, в том числе детской, они чрезвычайно важны. Это правда.

В.Шиманская: Спасибо Вам большое за поддержку.

В.Путин: Это даёт большие преимущества при старте человека.

Наш разговор становится общим и очень активным.

Пожалуйста.

Е.Березий: Меня зовут Екатерина Березий. Я сооснователь проекта «ЭкзоАтлет». Мы сделали первый в России экзоскелет для реабилитации пациентов, которые потеряли возможность ходить. Наша команда – это робототехники из МГУ. Мы четыре года работали над этим проектом. За это время мы сделали две версии экзоскелетов, провели клинические исследования, прошли сертификацию, создали методики использования и произвели уже почти 100 экзоскелетов. «Экзоатлеты» сейчас активно используются в российских клиниках и в Южной Корее. Да, у нас есть экспортная выручка уже. Мы продаём наши высокие технологии на азиатском рынке.

В.Путин: Представляете, ко мне тоже зашёл один предприниматель – одно из моих увлечений – это горные лыжи – и предложил вот такое приспособление типа этого экзоскелета, чтобы совершенствовать свои навыки в горных лыжах. Я говорю: слушай, я улечу куда–нибудь вверх, на вершину. Всё так продвинуто, очень интересно. Я пока не использовал.

Е.Березий: Мы пока используем экзоскелеты для восстановления двигательной функции у людей.

В.Путин: Я понимаю.

Е.Березий: Мы достигли на самом деле хороших очень результатов. У нас есть пациенты, которые реально начали ходить. Мы сейчас планируем открывать компанию в Японии, у нас есть партнёры, которые готовы с нашими экзоскелетами выходить на японский рынок и на европейский рынок. Главная ценность экзоскелета то, что он даёт возможность человеку, который потерял возможность ходить, вновь встать, начать ходить и как следствие восстановить свою двигательную функцию. Но мы видим потрясающие возможности восстановления людей и в снижении инвалидизации как следствие. Поэтому это можно решить, если создать систему экзореабилитации, которая была бы непрерывной. То есть идея в том, что она начинается в стационаре, когда человек получил травму или заболевание какое–то, например, инсульт, и непрерывно продолжается в амбулаторной фазе рядом с домом. Это может быть реализовано на базе поликлиник, центров соцзащиты, фитнес-центров, это может быть ГЧП, хорошая программа для ГЧП, или даже на дому, если человеку дать напрокат этот скелет на время реабилитации, это может быть использовано как средство ТСР.

И, в общем–то, это можно реализовать в три шага, если в каждом регионе выбрать на второй этап и на третий этап площадки, которые заинтересованы, и поддержать как социально значимые. Создать медико-экономические стандарты и, соответственно, тарифы на каждый этап, на второй, на третий и амбулаторный и обучить специалистов системе маршрутизации этих пациентов и работе в экзореабилитации. То есть самое важное: чтобы был экономический эффект от этого процесса, от экзореабилитации, нужно максимум внимания уделить именно амбулаторной программе, потому что если медико-социальная экспертиза будет прописывать пациентам экзореабилитацию и по индивидуальной программе реабилитации это будет тоже прописано, то тогда можно будет рядом с домом три раза в неделю приходить человеку тренироваться на скелете по часу, как мы ходим на фитнес. И таким образом за несколько месяцев, кому–то, может быть, понадобится год или два, но будет существенное улучшение здоровья у этого человека. Это новая возможность, которая появилась только благодаря тому, что были разработаны экзоскелеты. Мы один из пяти проектов в мире. И эти тренды есть, уже мы их видим в других странах.

В.Путин: Вот смотрите, у нас несколько направлений, которыми мы будем заниматься в особом режиме: это здравоохранение, образование, инфраструктура, высокие технологии. Здравоохранение точно сюда входит, и предполагаем даже в абсолютных величинах в два раза увеличить расходы на образование. Поэтому это всё должно быть упаковано в программу развития здравоохранения. Мы обязательно будем иметь в виду и эти предложения. Конечно, реабилитация очень важна, для того чтобы человека поставить в строй, и здесь разные существуют варианты, вот то, что Вы сейчас сказали в завершение, – это создание каких–то центров, которыми могут пользоваться сразу несколько людей.

Е.Березий: Да, на базе поликлиник тех же самых уже существуют центры.

В.Путин: Так что мы посмотрим, конечно.

Е.Березий: Да, спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Пожалуйста.

М.Латыпова: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Я Муслима Латыпова, я создатель, основатель и генеральный директор сети супермаркетов домашней еды «Бахетле», я из Казани. В этом году нашей компании исполняется 20 лет. Начинали мы в сложное время в стране – время кризиса в 98–м году, одновременно с Вами. Вы начинали руководить государством в сложное время для страны, а я начинала создавать свой бизнес.

В.Путин: Ну получилось у нас, да?

М.Латыпова: И у Вас получилось, и у нас получилось, слава богу.

Я очень внимательно слушала Ваше выступление. Действительно, абсолютно с Вами согласна, что за очень короткий срок наша страна преодолела огромный путь, а судьба моей компании – доказательство тому. Начинала я в 98–м году с одного магазина и ста человек сотрудников, на сегодняшний день компания насчитывает четыре с половиной тысячи сотрудников, и представлены мы в городах Татарстана – Казани, Нижнекамске, Челнах, – Москве, Новосибирске и Барнауле. Поэтому на примере своей компании я могу уверенно сказать, как изменилась наша страна, наша экономика, мощь нашего государства. И самое главное, важное для нас, бизнесменов, – это благосостояние нашего народа, благосостояние наших людей.

Я Вам очень благодарна за то, что моя компания развивалась в период Вашей работы, проделанной Вами во главе нашего государства. Я Вам благодарна за сегодняшний день, за сегодняшний праздник. Действительно, я как женщина такого подарка в жизни не получала. Огромный подарок, запомнится мне на всю жизнь, я могу эту историю своим внукам передать. Это будет история моей семьи.

На сегодняшний день наши женщины не перестают бороться за равные свои права. У нас есть право на труд, у нас есть избирательное право, но на сегодняшний день женщины очень нагружены домашними своими обязанностями. И я горжусь тем, что нашей компании, компании «Бахетле», на сегодняшний день удалось помочь женщинам в этом вопросе.

Вот в чём уникальность нашего формата? Хотела бы немножко о своей компании рассказать. Уникальность нашего формата в том, что 40 процентов продукции собственного производства в обороте. 40 процентов занимает продукция собственного производства! Это продукция ручной работы, это фреш–продукция, это пельмени, пироги, салаты и многое–многое другое.

На сегодняшний день мы в месяц ручной работой перерабатываем и реализуем около тысячи тонн продукции собственного производства. Я радуюсь тому, что с таким подходом, с таким форматом, уникальностью своего формата нам удалось из рабства в домашней кухне высвободить женское и материнское время, которое они могут отдать, посвятить своим детям, мужу и для себя любимой.

Если говорить о своём бизнесе, у меня к Вам одна просьба – работать так же, чтобы благосостояние нашего народа росло. Тогда и с моим бизнесом и будущим всё будет в порядке. Я Вам за это очень благодарна.

И если позволите, если не будет никто против, я хотела бы не лично Вам в руки, а передать, преподнести в подарок икону Казанской Божьей Матери. Вы знаете, какую роль она сыграла в Смутное время в России, и сейчас тоже время неспокойное – как в нашей стране, так и за её пределами. Когда икона Казанской Божьей Матери вернулась в Казань, наш город преобразился до неузнаваемости. И вот мы теперь в Татарстане, в Казани, всем миром возрождаем храм на месте её обретения. На открытие, когда оно состоится, мы Вас приглашаем, будем Вас очень ждать.

В.Путин: Спасибо большое.

М.Латыпова: Я не хочу золотое время у женщин отнимать, я понимаю, что у всех праздник и все хотели бы хоть парой слов с Вами обменяться, чтобы всем было потом что вспомнить. У меня есть несколько вопросов, которые касаются бизнеса, бизнеса не только моего, а в целом бизнеса.

С Вашего позволения, если Вы дадите указание, могу ли я передать Вашим помощникам и в дальнейшем по этим вопросам чтобы в комиссию для проработки меня пригласили?

В.Путин: Да, хорошо.

М.Латыпова: Спасибо.

В.Путин: Отреагируем. Андрей, возьмёшь?

Спасибо большое, благодарю Вас.

Н.Орловская: Орловская Наталья, Великий Новгород, машиностроительная корпорация «Сплав», в этом году отмечает своё 40–летие.

Я пришла на предприятие 15 лет назад рядовым экономистом, прошла путь до финансового директора и вошла в состав акционеров. Наше предприятие занимается проектированием, производством и поставкой трубопроводной арматуры для атомных станций, а также для нефтяной и газово-химической отраслей. Наша политика нацелена на расширение линейки продукции, на выходы на новые рынки и на модернизацию. Но на этом пути одной из глобальнейших проблем стоит вхождение в реестр поставщиков.

Государственные компании являются основным потребителем нашей продукции, и у каждой из этих компаний своя собственная отдельная система аккредитации, притом что в России существует ещё и обязательная сертификация. И суть требований всех этих сертификаций одинаковая и заключается, в общем и целом, в проверке надёжности производителя. Но приходится организациям проходить одни и те же процедуры множество раз, порой на одно и то же изделие. Это для современного бизнеса огромные временные ресурсы, может достигать данная процедура – из последнего опыта – двух лет. Естественно и безусловно, это финансовые и трудовые ресурсы как для бизнеса, так и для самого государства на содержание всех этих институтов.

Мы со своей стороны видим решение в создании одного, единого сертификационного центра, которому госкомпании могли бы доверять, потому что они не принимают документы обязательной сертификации именно из–за отсутствия доверия к этому. Создать такую систему, которой бы госорганизации доверяли, принимали бы их документы после прохождения всех процедур аккредитации один раз. Вот это первый вопрос. Вы как–то смотрите в этом направлении?

В.Путин: Если вы обратили внимание, я несколько раз говорил одну и ту же фразу, в том числе, по–моему, и в Послании. Значит, нам нужно зачистить всё, что мешает идти вперёд. То, что Вы говорите, – это один из таких моментов. Он, что называется, недорого стоит, но может серьёзно мешать. Здесь нужно, конечно, очень внимательно посмотреть, достаточно ли там одного какого–то центра, либо нужно сертифицировать сами эти центры, лицензировать их и так далее. Я понимаю, о чём Вы говорите, полностью с Вами согласен, обязательно подумаем о том, как это разбюрократить.

Н.Орловская: Есть примеры в других странах, поэтому это явно работать может.

И второй вопрос. Правительство Российской Федерации активно поддерживает политику импортозамещения, но при этом госкомпаниям также есть возможность его обходить. Во–первых, за счёт своих внутренних регламентов закупки. Во–вторых, они приобретают промышленные предприятия за рубежом при наличии аналогичных у нас в стране и потом путём закупки у единственного поставщика без проведения конкурсных процедур как у своего дочернего общества приобретают иностранную продукцию.

И также создаются заведомо невыполнимые требования к продукции, предполагаемой к импортозамещению, и в этом случае я считаю, что государство должно и продолжать дальше усиливать свой контроль над импортозамещением. Но также, в том числе наше мнение, необходимо снижать сумму закупа к согласованию с координационным органом – это комиссия по импортозамещению – до минимально возможной. А от определённого порога вообще её делегировать некоммерческим саморегулирующим организациям, которые владеют спецификой предмета закупки и ориентируются в ситуации в рынке.

В.Путин: В принципе передача на уровень саморегулирующих организаций определённых функций управления, в общем и целом, правильная, но надо откровенно сказать, что в некоторых отраслях мы столкнулись с тем, что саморегулирующие организации занимаются лоббированием конкретных предприятий и не выполняют функцию, изначально возложенную на них. Тем не менее всё равно тренд правильный. Потихонечку, аккуратненько, но нужно те компетенции, которые возможны, туда постепенно перекладывать. Но аккуратно. Первое.

Второе. Думаю, что было бы неверным, если бы мы начали ограничивать наши предприятия, компании с выходом на внешние рынки. И если они что–то приобретают за границей – какие–то предприятия, какие–то исследовательские центры, такое тоже бывает, – то, в общем и целом, это неплохо, даже это хорошо, но при условии, что потом часть компетенции оттуда переносится на территорию Российской Федерации.

В принципе, когда они это делают, они нам и говорят о том, что в конечном итоге они хотят перенести производство, технологии и так далее. Но если это делается как просто инструмент ухода от обязательств перед государством заниматься импортозамещением, то это неправильно.

Но я хочу что вам сказать? Вообще, сама по себе идея импортозамещения не является универсальной и не является тем, к чему мы должны стремиться в конечном итоге, ведь импортозамещение не должно подрывать конкуренцию. Вот это чрезвычайно важная вещь. Мы все должны понять: всё это импортозамещение – это временное явление. Я хочу, чтобы все это поняли.

Мы должны нацеливаться на то, чтобы производить такую продукцию, такого качества и такую доступную по цене, чтобы она была конкурентоспособной не на нашем, а на мировом рынке. А если мы постоянно будем что–то чикать там, то мы никогда этого конечного результата не добьёмся.

Импортозамещение связано с некоторыми вопросами. Оно связано с обеспечением безопасности. Есть некоторые вещи в сфере оборонной промышленности, которые мы просто не можем ни от кого получить. Невозможно! Вот мы не производили, допустим, морские двигатели. Мы просто их не производили в России – в РСФСР в своё время, – вот начали сейчас производить.

Мы не производили, допустим, двигатели для вертолётов. Вообще в РСФСР не производилось вертолётных двигателей. Но сейчас мы уже открыли два завода и почти полностью заместили то, что производилось раньше. У нас фолиант вот такой толщины, чего мы не производили и что мы должны производить. Мы это делаем. Но мы делаем, потому что вынуждены. В некоторых случаях мы это делали и продолжаем делать, для того чтобы поддержать отечественного производителя в сложных экономических условиях, особенно нарушения и искажения конкуренции со стороны наших партнёров, когда они вводят различные санкции, политически якобы мотивированные, но в основе которых лежит стремление получить преимущества в конкурентной борьбе. Мы вынуждены на это как–то реагировать. Но генерально это не столбовая дорога развития. Поэтому это такой временный инструмент настройки текущей ситуации.

Я просто к чему это говорю? К тому, чтобы и вы, и все остальные коллеги исходили из того, что нам не просто нужно прорваться к госзакупкам с понижением на десять процентов стоимости отечественной продукции, а нужно производить эту продукцию мирового качества.

Н.Орловская: И главное не нарушать добросовестной конкуренции. Мы просто даже не участвуем…

В.Путин: Последнее слово, разумеется, за Вами. Согласен.

Пожалуйста.

Л.Бикмулина: Бикмулина Лариса Владимировна.

Детский отдых. Частный образовательно-оздоровительный комплекс «Байтик», рядом с Казанью.

Во-первых, как появился на свет наш «Байтик», я могу рассказать. В начале 90–х годов мы занимались внедрением компьютерных информационных технологий в систему образования и не только в систему образования. Но нас больше всего волновала система образования, потому что в то время специалистов не было по информатике и тем более по компьютерным технологиям. Мы придумали, что ребята, дети первые всё это усваивают и поддерживают учителей труда, математики, которые в школе преподают с начала 90–х годов информационные технологии. И эта форма обучения детей и занятий, их досуга, по сути дела, в виде загородного лагеря, очень прижилась.

Хотя первые лагеря, первые шесть лет, мы проводили как летние, и мы брали кровати в воинских частях, постельные принадлежности и так далее, свозили все компьютеры в сельскую школу и одну за другой год из года объезжали школы Высокогорского района вблизи Казани. Затем нам самим стала эта деятельность очень интересна, и мы стали искать постоянную базу. В то время очень много лагерей было разрушено, и тем не менее, объехав многие заброшенные загородные базы вблизи Казани, мы всё–таки нашли замечательное место рядом с голубыми озёрами, заброшенный лагерь «Вымпел», совершенно весь заросший, весь разбитый. Но наше сердце на этом месте дрогнуло, и мы почувствовали свою ответственность за это заброшенное место.

И мы представили, что здесь дети будут смеяться, здесь дети будут отдыхать и обучаться. И так с конца уже 90–х годов мы занялись этим лагерем. И в связи с разными законами, которые постоянно менялись в детском отдыхе, мы понимали, что так будет сложно работать, и проще будет, если мы просто эту базу выкупим в собственность. То есть мы организовали центр информационных технологий в образовании, потому что у нас такая организация, и на базе этого центра мы и стали заниматься этим лагерем. Конечно, одними компьютерными технологиями мы и не ограничивались в дальнейшем, потому что мы понимали, что каникулы должны быть у детей разнообразные. Поэтому возникла и робототехника, возникла архитектура, например, иностранные языки, театральное искусство и так далее, то есть целый спектр занятий, которыми увлекаются дети и которым рады посвящать свой досуг и дополняют каждый раз, приезжая в наш лагерь, то одним, то другим. То есть те же компьютерщики занимаются, мы говорим, что у нас лагерь и компьютерный, и антикомпьютерный, потому что они занимаются какое–то время интересными проектами, чаще всего ими же самими и придуманными, и затем они переключаются на другие занятия, то есть они оставляют эти планшеты, идут заниматься спортом, музыкой, чем–то ещё.

Но я хочу сказать, что на сегодняшний день нам удалось эту базу восстановить. Мы восстановили те здания, которые были разбиты и разрушены, мы привели территорию в порядок, мы построили четыре новых корпуса, и сейчас у нас частный лагерь на 500 детей. В общем–то, нас это вполне устраивает, мы проводим очень много различных фестивалей, конкурсов, олимпиад, обучение в самых разных направлениях. У нас очень большой штат вожатых, педагогов, частных центров дополнительного образования, которые с детьми занимаются архитектурой, компьютерными технологиями, различными направлениями в робототехнике и так далее. То есть мы на полную выполняем свои задачи.

Да, сейчас благодаря Вам, Владимир Владимирович, конечно, наше государство обратило свои взгляды на одарённых детей. И это правильно, потому что они очень серьёзно мыслят и очень думают о будущем. И хотелось бы дальше в этом же направлении развиваться.

Конечно, крупные центры, такие как «Кванториум», «Сириус» и так далее, очень большие, но есть такие же лагеря, как наш, – частные, государственные, – которые тоже проводят большую работу. Это могут быть туристические лагеря, это могут быть палаточные лагеря, спортивные и так далее. Их очень много по стране.

И на сегодняшний день встают два вопроса, которые я выделила как основные. Это то, что, во–первых, у нас нет основного закона. Сейчас детский отдых развивается, очень много положительного в этом направлении, но закона о детском отдыхе нет. Он вот–вот должен появиться на свет, но мы не знаем, как долго будет ещё этот период длиться. Поэтому от имени всех организаторов детского отдыха, таких как мы, государственных лагерей тоже, хотелось бы всё–таки увидеть этот закон.

Отдельные нормативные документы читаешь, они все прекрасные, но многие из них совершенно не состыкованы и противоречат друг другу, и поэтому всегда лагерь можно за что–то наказать. Потому что по одному документу вроде бы правильно, по другому получается неправильно. Вот есть такая проблема, закон о детском отдыхе всё–таки нужно довести до финала. Я думаю, это даст очень мощный толчок небольшим или крупным лагерям развиваться и собирать детей. Потому что в нашей сфере нет конкуренции. Чем больше будет таких баз, частных и государственных, тем лучше.

И, второе, тот же вопрос, – это вывести детский отдых всё–таки из 44–го ФЗ. Потому что занижать нормативы, которые выделены уже на детский отдых в процессе конкурсов, либо закупать продукцию по принципу: чем дешевле, тем успешнее пройдут торги, – тоже очень трудно. Во всяком случае, это моё мнение, и многие разделяют это мнение.

Спасибо.

В.Путин: Что касается 44–го ФЗ, трудно к нему возвращаться, потому что тема понятная, и проблемы там понятные. Но, может быть, это можно было бы отрегулировать и в том законе, о котором Вы сказали, о детском отдыхе? Можно потоньше, может быть, прописать. Но тема чрезвычайно важная и, безусловно, нуждается в дополнительном правовом регулировании. Это совершенно точно. Потому что единых стандартов до сих пор нет, отсюда, к сожалению, и ужасные трагедии происходят с детьми во время детского летнего отдыха. Дополнительное регулирование, конечно, востребовано.

Л.Бикмулина: Очень много замечательных лагерей, в том числе туристических, палаточных лагерей и так далее, которые работают великолепно.

В.Путин: Да, я знаю. Успехов Вам.

Вы не сердитесь, но нам придётся всё–таки заканчивать. Давайте, пожалуйста, вот здесь.

Е.Ватутина: Можно по системе здравоохранения вопрос?

В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Ватутина: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Елена Ватутина, я основатель и руководитель сервиса «Фармзнание.ру». Я в российской «фарме» уже более 14 лет, и на сегодняшний момент в рамках «Фармзнания» мы в партнёрстве с ведущими фармацевтическими и медицинскими вузами реализуем образовательное направление для действующих специалистов из аптечных предприятий.

Кроме того, на базе нашей компании есть наставнический проект для выпускников старших классов школ, тех ребят, кто думает о том, чтобы пойти работать в российскую «фарму». Мы компания технологичная, активно используем дистанционные образовательные технологии, входим в портфель Фонда развития интернет-инициатив и, собственно, имеем доступ к экспертизе, к технологической экспертизе, которую внедряем в российскую фармацевтическую действительность.

У меня есть два вопроса, они достаточно короткие, но они очень животрепещущие для всей фармацевтической отрасли. Значит, первый вопрос касается системы непрерывного медицинского и фармацевтического образования, а именно того, что отсутствуют достаточные механизмы и регламенты для чёткого взаимодействия участников этого процесса. Вы знаете, что с 2016 года специалисты здравоохранения начинают переходить на систему постоянного повышения своего образовательного уровня. И данная система очень активно поддерживается и врачами, и провизорами, и фармацевтами.

Мы работаем с аптеками и провели исследования, опрос порядка двух с половиной тысяч провизоров и фармацевтов. И более 60 процентов из них поддержали эту систему. На самом деле это очень правильно, потому что если ты хочешь быть профессионалом с большой буквы, то учиться один раз в пять лет недостаточно, притом как сейчас развивается медицина и фармацевтическая отрасль. И здесь есть узкое место: для специалистов отрасли, для тех, кто работает в аптеках, для тех, кто работает в стационарах, в системе здравоохранения, до сих пор нет достаточных механизмов того, чтобы эта система была полностью легитимна, – это первое.

А для тех, кто работает в этой системе, – таких как мы, это профессиональные сообщества, провайдеры – буквально отсутствуют регламенты внутреннего взаимодействия. И в итоге получается такая картина: у нас все люди творческие и кто во что горазд – получается некий бардак. В итоге мы видим ситуации, когда ряд профессиональных сообществ имеют прямую аффилированность с теми, кто продаёт лекарства, а это в принципе противоречит идеологии данной методики повышения квалификации. Отсутствуют какие–либо наказания на нарушения требований к проведению таких мероприятий, и в итоге получается, что та система, которая действительно очень важна для отрасли, которая действительно позволяет развивать наше здравоохранение, она не работает в той полной мере, как она могла бы. И поэтому мы просим Вашей поддержки в том, чтобы уже навести порядок в этом.

Мы работаем «в полях», мы работаем с аптеками, но мы чётко видим, что нужно формализовать регламенты. Мы уже имеем огромный, накопленный за два года опыт, как эта система работает, и есть понимание, как выстроить эти механизмы. Должна быть создана понятная, прозрачная и, главное, работающая система контроля тех участников процесса, кто включён в систему непрерывного медицинского фармацевтического образования.

Кроме того, должны быть выработаны и внедрены единые стандарты подготовки специалистов здравоохранения, так чтобы уровень доступа к информации был у всех един. Поэтому здесь просто просим Вашей помощи.

Это первый вопрос.

В.Путин: Вы знаете, аффилированность медицинских работников с производителями лекарственных препаратов, к сожалению, имеет место. Такая практика негативная существует, и с ней надо бороться, без всяких сомнений, но она мало связана с проблемой подготовки кадров, всё–таки это другая субстанция, другие отношения. А вот что касается подготовки кадров, здесь я полностью с Вами согласен, она должна быть выстроена. Но Минздрав, как вы видите, наверняка и над стандартами работает, и старается выстроить эту систему. Если у Вас есть конкретные совершенно предложения, имея в виду, что Вы работаете в отрасли…

Е.Ватутина: Да–да.

В.Путин: Вы же видите, что в жизни происходит. Я Вас попрошу, Вы нам просто сформулируйте, отдайте, обязательно в Минздрав это всё будет переправлено, и мы это будем контролировать.

Е.Ватутина: Обязательно.

В.Путин: Это важнейшее направление совершенствования всей системы здравоохранения, полностью согласен.

Е.Ватутина: Да, у нас есть конкретные меры, и мы, естественно, готовы здесь принимать непосредственно очень активное участие, потому что находимся фактически «в полях».

В.Путин: Эта система должна быть постоянной.

Е.Ватутина: Да.

В.Путин: Вы знаете, в любой отрасли медицинской сегодня каждый месяц можно собираться, выслушивать экспертов, говорить о новинках каких–то. Это должен быть постоянный процесс, без всяких сомнений. И надо его выстроить, это должны быть единые стандарты, полностью с Вами согласен.

Е.Ватутина: Спасибо.

И второй вопрос, прошу прощения, я буквально одну минуту.

Раз уж мне выпала честь здесь говорить от лица аптечного сообщества, я хотела бы также обратить Ваше внимание на ситуацию с тем, что касается возможного принятия законопроекта, предусматривающего продажу определённой категории лекарственных препаратов в неаптечной рознице, то есть в обычных продуктовых магазинах. И здесь хотелось бы просто указать на некоторые нюансы и некоторые последствия, к которым это в текущей версии законопроекта может привести. Прежде всего на аптечном рынке сейчас работают порядка 60 тысяч точек аптечных продаж. В основном это малый и средний бизнес – 75 процентов от 60 тысяч точек аптечных продаж. Проект закона, о котором я говорю, подразумевает, что безрецептурные препараты будут продаваться в обычных магазинах. Например, ацетилсалициловая кислота, обезболивающие средства, против насморка и так далее.

Проект данного закона был подготовлен Минпромторгом, и в основу его была взята европейская и американская система лекарственного обеспечения. Между тем есть ряд факторов, которые просто нужно учитывать при принятии данного законопроекта.

Во–первых, аптечный бизнес – это порядка 150 тысяч рабочих мест, и этот законопроект в текущей его версии может ударить именно по этому сегменту. И, соответственно, вопрос: что будут делать квалифицированные кадры в случае, если аптечный бизнес будет закрываться? И ряд крупных аптечных сетей уже заявили о том, что бизнес может сворачиваться после принятия законопроекта в текущей редакции.

Второй момент связан со здоровьем граждан.

Важно учесть, что в обороте лекарственных препаратов очень важно соблюдать определённые стандарты хранения лекарств. Для аптечного бизнеса это норма. Она регламентируется, есть контролирующие органы, аптечная деятельность лицензируется соответствующим образом. Вот вопрос: сможет ли учесть ритейл? Настоящая версия законопроекта, к сожалению, этого пока не предусматривает.

И третий вопрос в рамках этого вопроса – это вопрос бесконтрольного отпуска лекарственных препаратов в одни руки. В аптеках это контролируется достаточно чётко. Вопрос: сможет ли ритейл это обеспечивать?

Поэтому у нас просьба учитывать мнение профессионального аптечного сообщества, дабы не допустить негативных последствий как для бизнеса, как для рынка труда, так и для населения.

Спасибо.

В.Путин: Этот закон известен, но, как Вы понимаете, не я его придумал. Инициаторы этого закона исходили наверняка из того, чтобы обеспечить интересы потребителей, и исходили из того, как Вы сказали, что это должны быть лекарственные препараты самые простые, доступные, безрецептурные. Но, разумеется, я, честно говоря, даже не видел пока этого законопроекта, думаю, что там должно быть предусмотрено то, что лекарственные препараты не должны храниться вместе с мясом и с кондитерскими изделиями. Это отдельная тема. Но я понимаю озабоченности и Ваши, и Ваших коллег. Мы посмотрим ещё повнимательнее, насколько этот закон востребован, действительно ли он будет улучшать обслуживание граждан, поможет ли он в чём–то. Посмотрим, скажем так, без ведомственного лоббирования, но исходя из интересов граждан.

Е.Ватутина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

Т.Долякова: Коллеги, я быстро.

Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Татьяна Долякова. Я предприниматель уже два года и очень горжусь, мне очень нравится. Также я являюсь членом «Клуба лидеров», который занимается активным продвижением предпринимательства. Была с ними в Антарктиде, откуда мы Вам передавали привет.

В.Путин: Ух ты! Холодно…

Т.Долякова: Холодно, было минус сорок.

В.Путин: А вот Андрей не поехал, побоялся, наверное, холода. Вы же не были?

А.Белоусов: Первый раз был.

Т.Долякова: Пик Винсон, а мы были второй раз.

Если можно, как раз члены клуба передали письмо, потому что два года назад Вы делали открытую встречу очень приятную, как раз обсуждали развитие бизнеса. Если будет возможность, такую встречу ещё раз организовать. Коллегам передам.

И обо мне и вообще о бизнесе. Моя компания работает в сфере подбора персонала, я ищу специалистов по всей России, как раз уникальных специалистов, это инженеры-робототехники, это специалисты по машинному обучению, специалисты по кибербезопасности, это такие уникальные специалисты, их мало, но мы находим, потому что это рынок, который требует. Но помимо того, что я предприниматель, я ещё и мама, воспитываю 20–летнюю дочку.

Но я хотела бы обратить внимание именно на поддержку развития малого и среднего бизнеса. Здесь у нас представлен крупный бизнес, но мне всегда хочется обратить внимание на средний бизнес и малый и именно мам, у которых есть дети. Потому что за 10–летний опыт работы в управлении персоналом я обратила внимание, что многие женщины не возвращаются на работу. И есть основные причины. Во–первых, достаточно сложно совмещать нашу активную работу, карьеру и семью. Вторая причина – потеря компетенции, так как сейчас всё технологии и так далее. И третий, главный вопрос в том, что на самом деле работодатель не очень хочет видеть маму с маленькими детьми. Понятные причины.

Но 33 процента российских женщин хотят быть предпринимателями, проводили опрос, и «Опора России», и мы подтверждаем. И основные есть несколько причин, которые…

В.Путин: 33 процента женщин хотят быть предпринимателями?

Т.Долякова: Да, именно предпринимателями.

В.Путин: Это гораздо больший процент, чем у мужчин. Нет, правда, серьёзно.

Т.Долякова: Вы знаете, в России же у нас 54 процента – это женщины, 54. И в принципе у нас женщины активные. Мужчины, как правило, работают на госслужбе, а женщины… (Смех.)

В.Путин: А женщины делом занимаются.

Реплика: Да, открывают рестораны и так далее.

Т.Долякова: Но, чтобы мы успевали всё, есть основная причина, почему в принципе женщины не открывают бизнес. Как Настя говорила: страх, это да. А второе – именно реальное отсутствие стартового капитала. Потому что, когда мы в декрете, мы деньги тратим, мы их не экономим. Поэтому первая причина – это отсутствие стартового капитала, и вторая – достаточно дорогие кредиты. На самом деле. Кредиты, говорят, под 9 процентов. Лично проверяли – 15–17 процентов, или в залог детей надо отдать. И детей не берут.

В.Путин: Ну не пугайте нас.

Т.Долякова: Поэтому для популяризации женского предпринимательства, для того чтобы мы делали такие маленькие шаги для развития предпринимательства, уже утверждена программа МСП, малого и среднего предпринимательства, до 2030 года, и она реально работает. И мне хотелось бы, может быть, в рамках этой программы выделить стартовый женский предпринимательский капитал, именно для женщин, которые хотят открывать бизнес с нуля и которые именно с детьми. Таким образом мы поддержим малое предпринимательство. Потому что, как правило, открывают женщины, у которых маленькие дети, у них есть возможность. И также для открытия бизнеса с нуля достаточно комфортные кредиты. Потому что на данный момент, как я говорила, это примерно 9 процентов, но реально 9–15 процентов, может быть лояльный кредит в районе 3–5 процентов. Но банкиры со мной не согласны, с ними общалась, говорят, что это экономически невыгодно. Но реально это социально значимая инициатива, проект, потому что это такой маленький шаг популяризации предпринимательства, именно малого.

И третий комментарий. На мой взгляд, в прессе не хватает героев-женщин именно из малого бизнеса. Может быть, больше делать популяризацию именно женщин, которые с детьми, такие истории успеха. Чтобы на телеканалах, в прессе были женщины, которые бы давали интервью. Я с удовольствием дам. Я думаю, что все меня поддержат. На мой взгляд, женщина-предприниматель – это баланс, это успешная карьера, семья, дети и развитие экономики страны.

В.Путин: Во–первых, то, чем Вы закончили, – полностью согласен, и в средствах массовой информации эта тема должна быть, её недостаточно.

Теперь по поводу самого главного – это доступ к кредитным ресурсам. Но не 9 процентов. У нас принято решение – 6,5 процента для малого и среднего предпринимательства. При этом банки, которые выдают такие кредиты, получают разницу за счёт субсидий государства. Просто эту программу надо расширять.

И, наконец, считаю очень важным то, что Вы сейчас сказали по поводу какого-то льготного режима для женщин, которые хотят заниматься предпринимательством, и не просто женщин, а имеющих детей. Потому что в этом случае мы тогда решаем сразу несколько вопросов. Подталкиваем развитие экономики, бизнеса, малого и среднего предпринимательства и помогаем решать демографическую проблему. Потому что один из сложных вопросов для молодой женщины, которая заводит ребёнка, – как не выпасть из системы профессиональной подготовки, своего уровня не потерять и так далее. И если для женщины с детьми мы найдём дополнительные инструменты поддержки, это будет очень правильно. Это надо пометить, посмотрим на этот счёт.

Л.Щербакова: Владимир Владимирович, я на самом деле очень коротко.

О себе буквально два слова. Я Щербакова Людмила Ивановна, создала группу компаний и руковожу ею. Оборот у нас сейчас приблизился к семи миллиардам. К концу года, надеюсь, будет восемь. Реализовали два инвестиционных проекта, построили логистический и фармацевтический комплексы в Подмосковье и завод в Кургане. Общий объём инвестиций около трёх миллиардов рублей – хотела сказать «долларов».

В.Путин: Тоже немало.

Л.Щербакова: Да. Фармацевтическая промышленность на подъёме, бурлит, кипит. Хотим уйти из импортозамещения в экспортоориентированное производство. Завод, который введён в действие, год назад производство начал, с ноября 17–го года мы уже получили JMP–сертификат и начинаем регистрироваться за рубежом.

В.Путин: Формулы свои есть у вас?

Л.Щербакова: Пока нет. Я куплю у Светланы. Но у меня есть проект с Научно-исследовательским институтом химии твёрдого тела Сибирского отделения наук по производству фармацевтической субстанции, которая по своим качествам существенно лучше импортной. И мы в этом году планируем этот проект реализовать.

По промышленности в плане каких–то гендерных вещей я никогда не чувствовала никаких притеснений, никаких обид. В принципе поддерживают очень хорошо. Поддерживает Минпромторг, прекрасные вообще идеи, и прекрасно работает Фонд развития промышленности. Просто отдельное спасибо.

В.Путин: Пользовались, да?

Л.Щербакова: Пользовалась, Владимир Владимирович. Просто нашару подала бизнес-проект и была удивлена профессионализмом этих людей, чёткостью, регламент весь выдержан.

В.Путин: Бывает.

Л.Щербакова: Но я потом с ребятами ещё из фонда прямых инвестиций общалась. Это тоже там, но это уже какая-то новая генерация людей.

В.Путин: Да, это правда. Да, там сильная команда.

Л.Щербакова: И очень приятно. И Минпромторг наш, департамент развития фармпромышленности работает просто день и ночь. И мы чувствуем поддержку.

В.Путин: Мне это очень приятно слышать.

Л.Щербакова: И контроль чувствуем, и поддержку чувствуем.

Владимир Владимирович, у меня вопрос совсем по другой теме. Моя малая родина – посёлок Терский Ставропольского края, Будённовского района. В своё время это было очень зажиточное, процветающее хозяйство. В 90–е годы и в последние годы, к сожалению, не смогли поправить ситуацию. Земельные паи отдаются в аренду, и арендаторы используют это просто как… Ну грубо говоря, если ты имеешь один пай, ты в год получаешь 30 тысяч рублей, и всё, на этом все твои бонусы заканчиваются. Арендаторы используют эту землю только для получения сиюминутной прибыли, создают такие летучие бригады, которые приезжают и убирают полностью, обрабатывают землю и покидают этот посёлок. Посёлок благоустроенный, газифицированный, дома коттеджного типа, но люди вынуждены оставлять свои дома, потому что нет работы. Школа прекрасная, вместо четырёхсот – сто детей, садик наполовину пуст, работы нет. Жители этого посёлка, там ряд жителей, решили организоваться, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих, договоры закончились: забрать землю, начинать обрабатывать, начинать выстраивать какие-то бизнес-процессы, чтобы работа у людей была и посёлок этот не умер.

Но, к сожалению, там творится очень серьёзная проблема с реализацией своего права распорядиться своей землей. Арендатор просто силой, можно сказать, удерживает эту землю, и там затянувшийся конфликт два года уже. Народ обращается в разные органы, но, к сожалению, ничего не получается. Я просила бы просто Вас дать такое поручение разобраться с этой ситуацией. Думаю, что это, наверное, какое-то точечное проявление какого-то явления, может быть, более широкого.

В.Путин: Да, это именно так. Эта проблема широкая, большая и сложная. Когда паи раздали, точно не определили, что за пай и где он конкретно находится. Всё это десятилетиями тянется. Это изначально было ошибочным решением, и потом до конца не довели реализацию даже этого ошибочного решения.

Но совершенно точно что нужно обеспечить: нужно обеспечить интересы людей, которые в рамках закона эти паи получили. Есть разные предложения, я сейчас не буду забегать вперёд, это вопросы землепользования, и они очень остро стоят.

То, что Вы сейчас рассказали, если там незаконно кто-то что-то удерживает и стремится для себя создать какие-то преференции, точно совершенно нужно с этим разобраться, и мы постараемся это сделать. Я посмотрю, что там происходит у вас.

А что касается землепользования – это тонкая вещь. Повторяю, здесь нужно обеспечить интересы экономики, отрасли, чтобы у нас нормально функционировали и фермерские хозяйства, и крупные товарные производства и чтобы у людей ничего не отбирать, не отнимать то, что им по закону, по праву уже сегодня принадлежит. Здесь, повторяю, есть предложения.

Л.Щербакова: Извините, а если такие темы, допустим, как ФРП, например? Да, я там получила кредит, но у меня такие ковенанты, такие обязательства по созданию рабочих мест и так далее, мне кажется, там тоже что-то вот так должно быть.

В.Путин: Да–да–да, совершенно верно.

Надо идти. Не сердитесь на меня, давайте завершающий вопрос. Иначе мне не успеть.

Е.Кувшинова: Народные промыслы просят о помощи, Владимир Владимирович, одно предложение, единственное, только одно.

В.Путин: Одно. Караул.

Е.Кувшинова: 2019 год объявите Годом народных художественных промыслов. Мы попытаемся в рамках него хоть что-то решить, наши накопившиеся проблемы. Пожалуйста.

В.Путин: Мы уже занимаемся народными промыслами постоянно.

Пожалуйста.

Д.Мингалиева: Я постараюсь быстро. Меня зовут Дарья Мингалиева, я сооснователь и директор по маркетингу компании «Мультикубик», также известной на международном рынке как Cinemood.

В.Путин: Как-как?

Д.Мингалиева: Cinemood как атмосфера кинотеатра. К сожалению, название «Мультикубик» для международного рынка не подошло, и нам пришлось создать дополнительный бренд.

В.Путин: Пользуется успехом.

Д.Мингалиева: Да?

В.Путин: Да.

Д.Мингалиева: Это контентная платформа, и наш флагман – это такой маленький кубик-проектор, который проецирует фильмы, сериалы, кино, в том числе предустановленную библиотеку с музыкой, мультфильмами и даже диафильмами из детства, которые мы не просто внутрь поместили, мы в том числе перевели на английский язык. Ещё недавно мы были стартапом. И вот пройти путь…

В.Путин: Когда вы начали это создавать?

Д.Мингалиева: В 2014 году родилась идея, в 2015 году запустился первый продукт. Этот непосредственно портативный кинотеатр появился в России в апреле прошлого года.

В.Путин: Супер. Здорово.

Д.Мингалиева: То есть мы ещё года не стоим на полках. Но при этом вроде как амбициозны и интересны и стараемся продвигать русскую идею и мысль, потому что диафильмы и сказки «Союзмультфильма» пользуются успехом не только в России, но и за рубежом, особенно у тех, кто эмигрировал за пределы нашей родины.

Так вот, чтобы пройти путь от идеи до массового производства, что мы сделали достаточно быстро, нам очень помогли, во-первых, в Сколково, во-вторых, Фонд развития интернет-инициатив, который был создан непосредственно по Вашей инициативе. И я хочу отметить и поблагодарить за этот фонд, потому что он в первую очередь помогает не только деньгами. Он вкладывает в молодые проекты и команды экспертизу, знания, ускорение и мозги. Это очень важно, и спасибо, что это есть.

Мне очень повезло – я занимаюсь любимым делом, и это открывает передо мной огромное количество разных возможностей. Но среди своих знакомых я часто слышу, что люди не могут определиться, чем же заняться. Сейчас так много сфер, которые будут в тренде в ближайшие 5–10 лет.

Владимир Владимирович, представьте, что Вы сейчас запускаете свой личный стартап. Что это могло бы быть и почему? И какая сфера Вам близка по духу? И что могло бы принести пользу не только Вам, но и стране, в которой мы живём?

В.Путин: Сфера госуправления.

Д.Мингалиева: А если бы это был стартап?

В.Путин: Нужно его совершенствовать, это госуправление, нужно этим заниматься. А все стартапы я обозначил в Послании Федеральному Собранию.

Д.Мингалиева: И у меня есть ещё одно небольшое предложение. Наш портативный кинотеатр, на мой скромный взгляд, становится рупором культурного наследия и культурного кода не только в России, но и за рубежом. Наш продукт есть в 90 странах мира.

В.Путин: И у многих моих знакомых. Я даже удивился, когда увидел.

Д.Мингалиева: Это здорово. И у меня есть мечта, чтобы мы начали продвигать культуру, искусство. И я предлагаю инициировать программу сотрудничества российских стартапов с культурно-образовательными и музейными комплексами страны. Я давно мечтаю, чтобы мы начали сотрудничать с Третьяковской галереей, Большим театром.

В.Путин: Это как?

Д.Мингалиева: Внутрь кубика можно поместить. Например, сделать раздел «Третьяковская галерея» и транслировать картины на любую поверхность и помогать детям изучать, что это за картина.

В.Путин: Это Мединскому скажу обязательно, пускай посмотрит, как можно это использовать.

Д.Мингалиева: Мне кажется, если это сделать не просто в рамках нашего проекта, а в принципе через стартапы и новые продукты продвигать именно в культурный пласт, это поможет в новом свете, в современном ключе транслировать информацию.

В.Путин: Сейчас музеи используют современные технологии достаточно активно, но, действительно, если появляются такие вещи, стартапы, надо, чтобы люди об этом знали, в этом сообществе точно совершенно.

Д.Мингалиева: Моя личная мечта, конечно, чтобы этот кубик появился в каждом доме и в каждой школе, поэтому, если здесь возможна какая-то информационная поддержка и образовательная инициатива, мы с удовольствием.

В.Путин: Вот мы сейчас этим и занимаемся. Будет поддержка.

Давайте завершать, отпустите меня, пожалуйста, у меня же следующее мероприятие.

Е.Кувшинова: Меня зовут Кувшинова Елена, я представляю народные художественные промыслы России, город Кирово-Чепецк Кировской области.

Владимир Владимирович, мы Вам благодарны за Ваше прошлогоднее поручение, которое Вы дали, о расширении дополнительных мер поддержки. Вместе с тем, конечно, мы Вам благодарны, но это только сохранение. Для того чтобы шло качественное развитие, мы очень просим, чтобы не снижался объём этих дополнительных мер. Наши проблемы – я не буду их сейчас перечислять, их действительно очень много и времени нет – носят межведомственный, отчасти межотраслевой характер. Крайне снижена инициатива региона, участвующего в программах. У нас 250 предприятий, только 79 получают поддержку в Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации. Все остальные могли бы получать поддержку по ряду других направлений, но она должна быть точечной, она, конечно, должна быть отраслевая, она должна быть дифференцирована, как мне кажется, по количеству удельного ручного труда в каждом типе производства.

Поэтому мы просим, пожалуйста, объявить 2019 год Годом народных художественных промыслов. Это политическое решение, которое было бы для нас очень важно, и мы бы постарались в этот год решить огромный пласт накопившихся проблем, которые перед нами стоят. Это наше уникальное достояние, которое мы всей ценой, любыми силами храним, будем сберегать и очень хотим передать это детям.

Цифровые технологии, конечно, важны, но сегодня сказали о культурном коде. Владимир Владимирович, это тот живой источник, из которого мы черпаем и из которого вся страна может черпать своё процветание.

В.Путин: Душой и сердцем я на вашей стороне. Понимаю, что этого недостаточно, нужны деньги. Будем выбивать эти деньги.

Е.Кувшинова: Не только. Главное – внимание.

В.Путин: Нет, там нужны просто конкретные меры поддержки, связанные с выделением определённых бюджетных ресурсов. Будем выбивать.

Н.Ларченко: Продолжая тему. Меня зовут Наталья Ларченко, Санкт-Петербург, я автор и руководитель проекта, который называется «Матрёшка».

Про мой проект рассказывать без красивой презентации картинок сложно, но вот протокол – спасибо ему большое – разрешил принести мне образец изделия.

Наш проект молодой, ему всего три года. В двух словах расскажу об истории его создания. Я более десяти лет работала мастером в других крупных компаниях совсем на другом рынке – рынке строящегося жилья в Санкт-Петербурге и Москве.

В.Путин: А что производите?

Н.Ларченко: А сейчас, если можно, расскажу, подойду к этому.

В.Путин: Хорошо.

Н.Ларченко: После рождения сына и получения MBA я очень захотела создать собственное дело. И так как работала много с иностранцами и имела сама потребность дарить подарок из России, и, собственно, пошла по этому пути. Если посмотреть на рынок сувениров и сегодня, и, собственно, несколько лет назад, ассортимент сохраняется стандартным достаточно много лет уже: это расписная матрёшка, шапка-ушанка, валенки, икра, водка – плюс-минус. То есть это те изделия, которые являются исключительно сувенирами, ставятся на полку и в повседневной жизни никак не используются и к современному дизайну имеют мало отношения.

И в тот момент возникла идея создать такой продукт, который был бы функциональным, современным, стильным, качественным, но имел бы прямое отношение и ассоциацию с Россией. И мы пошли по пути матрёшки, матрёшка – один из самых известных символов России, и взяли в основу дизайн-концепции только силуэт, только форму. Мы эту форму доработали, сделали её более изящной, аккуратной, вытянутой, не такой пузатой. И ассортимент на сегодняшний день у нас включает в себя следующие категории: это ювелирные украшения преимущественно из серебра – это наш продукт А, – это платки, свитшоты, начали работать над коллекцией home, у нас есть керамическая коллекция солонок, перечниц, копилок.

Приоритетными каналами продаж у нас являются собственный интернет-магазин и первые открывшиеся три точки, три почти, мы как раз сейчас работаем над монтажом третьей точки, все они в Санкт-Петербурге, третья будет открыта на Исаакиевской площади в гостинице «Англетер», и, собственно, это та точка, где сосредоточение целевой аудитории. И несмотря на то, что я при создании этого проекта фокусировалась именно на этот целевой туристический поток, иностранцев и русских, у которых есть потребность дарить, я могу с гордостью сказать, что нашу матрёшку оценили русские женщины, наши девушки и женщины, которые приобретают эти украшения просто как концептуальный и стильный аксессуар, дизайнерское украшение. И больше четверти наших клиентов – это мужчины, которые дарят эти украшения своим дамам. И мне, кстати, было бы крайне интересно слышать Ваше мнение по поводу идеи этого проекта. Я тоже через протокол передала подарок. Если можно, это была бы очень высокая оценка для меня и моей команды.

В.Путин: Но не к 8 Марта. Просто подарок. (Смех.)

Н.Ларченко: Я хотела бы продолжить тему популяризации женского предпринимательства и рассказать буквально один кейс, который именно со мной произошёл. Кто бы что ни говорил, мужчины и женщины в бизнесе все-таки формально равны, но на самом деле это немножечко не так. Особенно непросто ей после выхода из декрета, когда действительно на прежнее место работы часто не возвращаешься, компетенция немножко потеряна. А начать собственное дело – да, есть страхи, и есть разная проблематика, в том числе недостаток в информированности. Мне кажется, что мой кейс достаточно свежий. На моём примере я могу сказать, что я создала собственное дело и с женщиной, работающей в корпорации, и, в общем, всё возможно.

За последний год я поучаствовала в нескольких проектах, организованных комитетом по развитию женского предпринимательства «Опоры России» при поддержке Совета Федерации. Одним из таких проектов был международный конкурс, прошедший во Вьетнаме в прошлом году в сентябре. Это был международный конкурс женских проектов APEC Best Award, где я представляла экономику России. Был один проект от нашей экономики, и я взяла одну из номинаций – «международная привлекательность».

Хочу сказать, что после этой победы, несмотря на рассылку пресс-релизов и вот этого толчка, ни одно федеральное СМИ про нас не написало. Мне крайне удивительно, почему же, собственно, это не является информационным поводом, хотя, мне кажется, это помогло бы развитию моего проекта, показало бы многим женщинам, что такие программы, проекты существуют, и это помогло бы им поверить в себя. То есть я продолжаю тему популяризации и повышения информированности именно женского предпринимательства, так как это, конечно, крайне важное направление, имеющее огромный потенциал и развитие.

Спасибо.

В.Путин: То, что Вы сейчас сказали, даже не имеет прямого отношения к женскому предпринимательству. Это имеет прямое отношение к успеху. Вот на что у нас мало обращают внимания, потому что, ну что греха таить, больше внимания, к сожалению, некоторые средства массовой информации уделяют трагедиям, проблемам, нерешённым вопросам, что, в принципе, верно, нужно обращать внимание на проблемы, но, чтобы стимулировать развитие, нужно говорить и о каких-то достижениях и хороших примерах, таких как Ваш, например.

Н.Линькова: Ещё раз добрый день!

Меня зовут Наталия Линькова, я основатель сервиса «Бабушка на час». Мы подбираем нянь, гувернанток, сопровождающих по запросу родителей на полную и частичную занятость, как раз для того чтобы мамы не боялись выходить на работу и были спокойны за своих детей.

На протяжении последних лет мы наблюдаем проблемы этого социально значимого рынка. Он абсолютно непрозрачен, он стихиен. На нём отсутствуют гарантии ответственности всех участников, а речь идёт о детях и о старшем поколении, которое чаще всего работает или подрабатывает в качестве нянь. Мы долго думали, почему это происходит и что с этим можно сделать. Пришли к выводам, хотелось бы ими поделиться. Мы передадим обязательно Вам.

Вот два наиболее значимых, на мой взгляд, хотелось бы озвучить. Во-первых, нет гарантий и защиты для детей и родителей. Мы ежедневно общаемся с сотнями родителей. Родителям нужны гарантии, что с их ребёнком будет всё в порядке. Мы прекрасно понимаем, что никто на сто процентов не может эту гарантию дать. Но провести качественную диагностику, которой мы занимаемся, исключить склонность к психиатрическим заболеваниям, к зависимостям, к мошенничеству в том числе, – это возможно. Просто это нужно делать.

И также должна быть компенсация ущерба, если это возможно. Мы общались со страховыми компаниями по поводу страхования ответственности, для того чтобы это ввести – и страхование няни, и страхование ответственности рекрутинговых компаний, которые подбирают домашний персонал. Это всё возможно в том случае, если будет проверка на уровень компетенции. Это можно сделать, если будет обучение, если будет проведён по каждому специалисту финансовый и правовой скоринг, будет ясно, что человек не судим, не привлекался, нет множественных кредитов. Соответственно, это всё возможно в том случае, если ввести добровольную сертификацию (наверное, так, на наш взгляд) и если профессия няни появится в реестре профессий (сейчас этого нет), если внести профессию няни в реестр профессий, если ввести добровольную сертификацию по понятным критериям. Мы давно этим занимаемся, мы можем с удовольствием принять участие, отдать все свои разработки. И если обеспечить страхование ответственности и няни, и рекрутингового агентства, то это существенно снизит риски.

И второй вопрос. Наши няни в основном – это люди старшего поколения. Так получается. В среднем это от 40 лет и выше. Рынок теневой. Открывать ИП не спешат, к большому сожалению. Я знаю, что давно уже разрабатывается система патентов, но пока не получается. Подавляющему большинству людей старшего поколения просто сложно разобраться: как открыть ИП, как заплатить налоги, как сдать отчётность и всё остальное. Мне бы хотелось, наверное, если возможно… Вы сказали в своём Послании, что россияне могут открывать своё дело одним кликом. Одна наша бабушка, няня, сказала: ой, а как было бы здорово, если одним кликом через «Госуслуги» самозанятым и ИП можно было бы открыть. Вдруг это возможно? Вдруг произойдёт чудо?

В.Путин: Вот мы к этому и должны стремиться, и будем.

Н.Линькова: И если параллельно будет открыт счёт – и тоже не нужно будет вставать, одним кликом, через те же самые «Госуслуги» для самозанятых, – на который будут приходить деньги строго от работы. Патент – это что? Нужно авансом заплатить деньги, и не факт, что ты потом найдёшь эту работу и отработаешь то, что ты заплатил. Но, может быть, возможно, если списание будет происходить параллельно с теми деньгами, которые поступают.

Я постаралась быстро, чтобы никого не задерживать.

В.Путин: Да–да–да. Всё, что вы сказали, чрезвычайно важно. Именно по этому пути мы собираемся пойти, по индивидуальным предпринимателям, по самозанятым.

Н.Линькова: Спасибо большое.

В.Путин: С тем чтобы зарегистрироваться можно было, но в то же время, чтобы будущему клиенту можно было все-таки понять, с кем имеешь дело.

Н.Линькова: Конечно.

В.Путин: И расчёты. Вы правы абсолютно. Одним кликом. Мы так и хотим сделать, чтобы деньги приходили, автоматом там что-то списывалось в качестве налога, и всё, и чтобы не нужно было бегать нигде.

Н.Линькова: У меня ещё просьба. Мы понимаем, что количество самозанятых растёт. И оно будет расти, так получается. Соответственно, растёт количество агрегаторов, где эти самозанятые люди находятся. Но в основной своей массе агрегаторы продают доступ к данным, не неся никакой ответственности. Имеет право быть, всё нормально, это рынок, потребитель голосует рублём. Но, как Вы сказали, он должен понимать, что делает. Тем более здесь идёт все-таки ответственность за жизнь ребёнка.

В.Путин: Да–да.

Н.Ларченко: Может быть, возможно, чтобы… Есть же там, на сигаретах написано: курить нельзя. Есть стандарт. И если на тех же самых информационных ресурсах будет написано, что этот агрегатор несёт ответственность только за то, что он передаст те данные, и ни за что больше, на видном месте, люди будут думать.

Если есть те, кто не несёт ответственность за тех людей, кто у него размещён, то хотя бы проверил элементарно документы – а это можно сделать, открытые данные, – кто провёл правовой скоринг, кто проверил документы об образовании, кто проверил навыки, и, соответственно, он застраховал свою ответственность, потребителю будет проще, и риски опять же будут ниже. Безопасность будет.

В.Путин: Здесь есть над чем работать. Много таких мелочей, которые сверху не видны. Их понимаешь, когда начинаешь этим заниматься. Вы правы в конечной части, абсолютно правы.

Что касается патентов. Вы исходили из лучших соображений. Самое простое оказалось – купил патент, и всё. Но, с другой стороны, человек просто кредитует государство, патент покупает, неизвестно, что с этого получится. Поэтому будем думать на тему о том, как организовать работу так, как Вы предлагаете.

Н.Ларченко: Мы всё расписали.

В.Путин: Да. Постараемся это сделать. Но на сегодняшний день, к сожалению, не работает эффективно и то, что было придумано пару лет назад по поводу того, чтобы освобождать самозанятых от выплаты НДФЛ и социальных отчислений. Ну не регистрируются всё равно. Мы это видим.

Н.Ларченко: Но, может быть, одним кликом, как Вы и сказали? Я надеюсь, получится.

В.Путин: Да, если пойти по этому пути, может быть, что–то изменится в лучшую сторону.

Н.Ларченко: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо.

М.Привалова: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я очень быстро. Я в бизнесе два с половиной года и начинала со своей кухни. На собственные инвестиции я купила машинку для темперирования шоколадных масс. Она была примерно вот такого размера, вставлялась в розетку.

В.Путин: Что делали?

Н.Ларченко: Машинка для темперирования шоколадных масс. Это полуфабрикат.

В.Путин: Конкурент.

Н.Ларченко: Да, кстати.

И соответственно, когда я сделала свою первую шоколадку, купила форму, мне нужно было её куда-то продать. Это был 15–й год, мне было на тот момент 26 лет, я и сейчас очень амбициозный человек, я купила просто в хорошем супермаркете дорогую бельгийскую шоколадку, посмотрела, кто её импортирует в Россию, написала письмо, отправила фотографию, написала о том, что у меня производство и что я хочу сотрудничать.

Меня пригласили на встречу в Москву, я привезла образцы, которые в крафтовые коробочки завернула. И мне предложили сотрудничать в двух направлениях – это развитие моего бренда «Симбирский артизан» и работа под частной маркой данной компании-импортёра.

Я, естественно, согласилась, быстренько взяла кредит, купила машинку побольше, примерно производительностью 8 килограммов в день, и сделала этот заказ – первый заказ был на 230 тысяч. Далее я постепенно развивалась, взяла лизинг, выплатила его. У меня было такое небольшое полуавтоматическое производство, арендовала производственное помещение, туда, соответственно, переехала.

Изначально у меня был только один покупатель, вот этот дистрибьютор, и он закрывал мне полностью все продажи. Мне со временем стало хотеться чего-то большего. На тот момент, год назад, моя производственная мощность была четыре с половиной тонны в месяц. Я стала думать по поводу экспорта, потому что на тот момент через дистрибьютора продавали продукцию.

В.Путин: Вот о чём она сейчас говорит? Это называется история успеха.

Н.Ларченко: И Сургут, и Камчатка, и я сама из Ульяновской области. То есть я так подумала в принципе: ну что такое Китай? Это всё равно что продавать в России, есть только определённые барьеры, которые нужно преодолеть, а это нарастить производственную мощность. Для меня изначально было очень важно, я вышла из ремесленников, вот с этой машинки условной, и до фабрики мне очень далеко, то есть у меня небольшое кондитерское производство. И я понимала, что я не хочу жертвовать качеством продукта. Единственный момент, за счёт чего я могла снизить издержки, чтобы быть конкурентоспособной на рынке, это автоматизация при сохранении рецептур. Год назад я рискнула: я взяла кредит уже на автоматическую линию.

На протяжении всего этого времени я посещала различные выставки и в Красноярске нашла партнёра в Китае, который подождал полгода, пока я не куплю автоматическую линию и не поставлю. На протяжении всего этого времени у нас были постоянные дегустации, и мы действительно выработали тот ассортимент, который китайцы любят. Не тот, который я могу производить в достаточном качестве, а исходя именно от потребителя.

И когда я заказала автоматическую линию, я поняла, что в то помещение, которое я арендовала в тот момент, у меня просто не было места, мне некуда его ставить. Я арендовала земельный участок и вот за полгода буквально построила корпус.

Хочу сказать, на своём примере, на сегодняшний день мы автоматизировали именно шоколадное производство, то есть я произвожу шоколад, печенье, мармелад, драже, конфеты. Это всё нарастало со временем, наверное, изначально благодаря первому дистрибьютору, потому что он мне говорил: «Ну ладно, давай печенье. Милана, а ты можешь мармелад?» Я говорю: «Конечно, могу». И соответственно, мы всё это быстренько как-то так делали.

Год назад, когда я приняла решение об экспорте, так совпало, что у дистрибьютора не очень хорошо пошли дела, и я начала сама заниматься продажами. Сейчас мы создали торговый отдел и сами напрямую работаем и с федеральными сетями, то есть всё это возможно на собственном примере.

Но это, наверное, было бы невозможно без такой мощной государственной поддержки. В первую очередь хотела бы отметить то, что в Ульяновской области особый деловой климат и очень благоприятная атмосфера. Соответственно, я на протяжении всего своего роста – у нас есть корпорация по развитию предпринимательства в Ульяновской области – я с каждой своей проблемой обращалась именно туда. Мне не всегда помогали, условно, финансированием, потому что, например, я только взяла кредит, я его ещё не выплатила, а уже захотела лизинг. Но мне подсказали, в какую лизинговую компанию обратиться. И потом посредством государственной поддержки я субсидировала свой первый лизинговый взнос. И на сегодняшний день я продолжаю сотрудничество с институтами развития. Соответственно, все кредиты, которые у меня были, они все в оборудовании, сейчас у меня получается то, что контракты с федеральными сетями заключены, их нужно обслуживать, там не хватает денег на оборотку, но это я также решаю посредством институтов развития.

Поэтому кто бы что ни говорил, но я считаю, что очень много инструментов. В частности, то, что касается экспорта: да, мы действительно уже отгрузили четыре контейнера продукции в декабре, но это первая проба, потому что планов очень много, и действительно список продукции достаточно большой. У нас есть партнёры и под СТМ, чью продукцию мы также производим, и они продают на китайском рынке. А здесь я нашла другое решение, у нас был форум в феврале – «Новая кооперация», в Ульяновске, и я нашла партнёров, других производителей.

Я хочу, конечно, всё производить, всё, что касается кондитерки, но я понимаю, что я физически это не могу делать. И мы договорились о совместной экспортной кооперации, также сейчас совместно с «Интерсоюзом» это направление прорабатываем. Такая вот небольшая история.

У меня, собственно, вопросов нет, у меня есть пожелание, как вы сказали, о расширении вот этой программы по помощи малому бизнесу. Соответственно, я за два с половиной года от трёх килограммов, ну если в месяц перевести, от 100 килограммов условно в месяц выросла до 85 тонн. И я не собираюсь на этом останавливаться, потому что каждый успех очень сильно мотивирует, и хочется расти дальше.

В.Путин: Спасибо.

Н.Ларченко: Я Вам подарок через протокол тоже передала. Мне будет очень приятно, если Вы попробуете.

В.Путин: Спасибо. Обязательно попробуем.

Это действительно история успеха. Мне это очень приятно было слышать.

Мы сегодня говорили о проблемах, которые ещё подлежат решению, говорили о сложностях, которые ещё не преодолены. Но в то же время есть и такие хорошие примеры, как здесь было сказано моей соседкой слева, или девушка выступала сейчас, рассказывала про свои успехи. Это значит, что все-таки инструменты поддержки, которые мы создавали в последние годы, работают и помогают развитию бизнеса, в том числе малого и среднего. Хотя сделать ещё нужно, повторяю, очень много, и мы сейчас дополнительно будем эти инструменты предлагать в экономику и в рынок будем их продвигать.

Но завершить я бы хотел вот чем. Вы знаете, мы всё время говорим о необходимости уравнивания в правах мужчин и женщин по всем направлениям. И здесь ещё звучало, что женщинам сложнее. Действительно, есть такой подход и понимание, что сегодняшний мир, вообще мир, он мужской. И обратная сторона медали – о равенстве или неравенстве прав на самом деле. И в этом отношении мы ещё правда многое должны сделать, чтобы никакого различия не было в правах.

Но все-таки в нашем культурном коде есть некоторые ценности, которые, я считаю, являются для нас основополагающими. У нас женщина остаётся женщиной, мужчина остаётся мужчиной. Слава богу, у нас нет смешения понятий в голове, в душе и в нашем культурном укладе. И у женщины при всех преимуществах – деловой хватке и очень бережном отношении к тому делу, которым женщина занимается, – есть, безусловно, другие конкурентные преимущества – это ваше обаяние, красота, душевность. Это то, чем мужчины всегда очень дорожили, дорожат и всегда будут дорожить.

Я вас поздравляю с наступающим праздником!

Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523223 Дмитрий Азаров

Встреча с врио губернатора Самарской области Дмитрием Азаровым.

Временно исполняющий обязанности губернатора Самарской области Дмитрий Азаров информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе. Отдельно обсуждался вопрос подготовки Самары к проведению матчей чемпионата мира по футболу.

В.Путин: Дмитрий Игоревич, Вы уже человек здесь не новый, опытный, знающий ситуацию. Тем не менее всё-таки это другой уровень ответственности, на котором Вы сейчас находитесь. Сколько времени Вы уже исполняете обязанности?

Д.Азаров: Полгода, с 25 сентября, Владимир Владимирович.

В.Путин: Как Вы себя ощущаете в этом качестве? И как смотрится ближайший план развития?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, что называется, в тонусе рабочем находимся. У нас очень много масштабных задач на текущий год. Это, конечно же, и подготовка к чемпионату мира по футболу. Уверен, что заделы, которые в предыдущий период были сформированы, сможем успешно реализовать.

У нас неплохие результаты ушедшего года. Индекс промышленного производства наконец подрос – 1,6, и здесь, конечно, во многом благодаря мерам государственной поддержки по «АвтоВАЗу». Потому что «АвтоВАЗ» увеличил производство на 17 процентов и сейчас продолжает рост продаж, в том числе расширяет свою нишу на рынке легкового автотранспорта. Конечно, это имело своё значение.

Владимир Владимирович, отдельно хотел бы Вас поблагодарить за решения по «АвтоВАЗу». Буквально вчера там был: люди помнят, благодарят Вас. И действительно, сегодня, наверное, было бы тяжело говорить не то что о перспективах предприятия – о перспективах города Тольятти, если бы не было своевременно тех мер поддержки, которые были осуществлены.

Сегодня мы говорим о том, что запускаются новые модели, сейчас уже есть запрос на новые рабочие места на «АвтоВАЗе». Переподготовка благодаря мерам федеральной поддержки происходит у тех работников, которые есть на предприятии. И, конечно же, это даёт нам определённую уверенность по Тольятти в целом и по региону.

Отдельно хотел бы поблагодарить за те решения, которые были приняты по загрузке наших предприятий в аэрокосмической сфере, в том числе по тяжёлой ракете. Было много волнений, какому предприятию это достанется под заказ, и, конечно, то, что это РКЦ «Прогресс», решение принято как главном предприятии, для нас это очень важно, конечно. Даже атмосфера в коллективе изменилась, люди готовы решать масштабные задачи, 18 тысяч работников на предприятии.

В.Путин: Большое предприятие.

Д.Азаров: Большое. И конечно, те инвестиции, которые в том числе в ПАО «Кузнецов» осуществляются, там суммарно свыше 35 миллиардов, всё это создает серьёзные заделы на будущее. Мы возвращаем компетенции, которые мы в какой-то период утратили, и уверенно смотрим вперёд.

Также неплохие результаты по добыче: мы по нефти 16,3 миллиона тонн добыли за прошлый год, остались в группе регионов-лидеров по этому показателю.

И конечно, сельчане порадовали замечательным урожаем – 2 миллиона 700 тысяч тонн, это урожай очень высокий. По урожайности – лучший год за всё время, за всю историю урожай был больше в 1978 году, но это уже показатель очень близкий. Конечно, такой урожай актуализировал вопросы и хранения, и переработки, Владимир Владимирович. Мы над этими задачами будем работать, уже корректируем программу развития сельского хозяйства, несколько меняем акценты, в том числе, конечно, большее внимание будем уделять животноводству. Здесь у нас большой ещё не реализованный потенциал.

И конечно, подготовка к чемпионату мира по футболу, Владимир Владимирович, особая зона внимания. Жители региона гордятся тем доверием, которое региону было оказано. У нас шесть матчей будет проведено.

Здесь требуется ускорение работ. Сегодня здесь полная мобилизация, мы действительно единой командой сейчас работаем и с федеральным заказчиком, подрядчиком, региональная команда. И конечно, это придаёт очень хорошее ускорение завершению работ по всем направлениям.

В.Путин: Отставание есть?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, Вы знаете, в декабре месяце был утверждён догоняющий график, если говорить про основной объект – стадион «Самара Арена». По этому графику в конце марта работы должны быть завершены.

Совсем недавно был вице-премьер, Виталий Леонтьевич Мутко, с контрольной комиссией. Сегодня мы рассчитываем на то, что эти обязательства будут подрядчиком выполнены.

В.Путин: Вы со своей стороны контролируете тоже этот процесс?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, несколько раз в неделю я обязательно бываю на стадионе. Там есть вопросы, как всегда, на стыке федерального подрядчика, региональных властей. Но сегодня одной командой работаем. Все объекты региональной инфраструктуры не вызывают сегодня сомнений, всё подготовлено, всё идёт в срок.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523223 Дмитрий Азаров


Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 7 марта 2018 > № 2522891

Когда обычной жизнью жить не просто

Находящийся в алматинском микрорайоне «Баян-Аул» частный Семейный дом «Рух» – Центр самостоятельного проживания сирот с ментальными нарушениями посетили телеведущий и шоумен Марат Оспанов, актриса Мадина Акылбекова, активистки ОО «Женский клуб «Алма-Ата» и группа журналистов.

Вадим КРАВЦОВ

-Семейный дом «Рух» существует с июля 2017 года, – сказала его коммерческий директор Алма Мухамедкалиева. – Это инициатива Общественного объединения «Союз молодежи «Рух» и впервые она осуществлена в РК. Основное направление нашей деятельности – помощь и поддержка молодым людям с ментальными заболеваниями. Сейчас у нас 20 воспитанников, в возрасте от 23 до 40 лет. Все они инвалиды II группы с психическими заболеваниями, сироты и отказники, ранее жившие в детских домах и домах инвалидов.

Идея инициаторов проекта и руководителя Семейного дома «Рух» Алмы Бекпан состоит в подготовке воспитанников к самостоятельной жизни в обществе.

В просторной гостиной Семейного дома гостей радушно встретили все его воспитанники. Они сами сервировали большой круглый стол. Своих гостей они угощали чаем со сладостями и засыпали вопросами. За ними заботливо ухаживала живущая здесь Наташа Цой.

По словам Марата Оспанова, популярная телепрограмма «Такси» скоро возобновит свою работу: «Я буду способствовать тому, чтобы отдельная программа «Такси» была посвящена ребятам, живущим в этом доме. Желаю вам процветания, меньше препонов, меньше непонимания, которое вы наверняка встречаете, чтобы вы смогли доказать, что вы настоящие, что вы полноценные и способны жить в этом обществе».

Марат рассказал о своем общении с людьми с ментальными нарушениями во время своей учебы в США. «Чтобы перенести этот опыт сюда, нужно провести большую работу в головах у людей. Получается, что ребята доросли до общества, а общество до них еще нет», – отметил телеведущий. В сопровождении воспитанников гости осмотрели Семейный дом, посетили укомплектованную тренажерами открытую спортивную площадку.

«За 7 месяцев мы видим успехи. У наших воспитанников проходят иждивенческие настроения, нереальное восприятие мира. Уходит агрессивность, подозрительность, им больше не нужно бороться за существование, – продолжила Алма Мухамедкалиева. – Наши «дети», конечно же, хотят работать, выйти в социум, быть самостоятельными. Замечательно, что за это время никто из них серьезно не болел, ни у кого не было необходимости в госпитализации, недавно они впервые в жизни встречали Новый год.

Мы имеем определенные трудности. Наши воспитанники неоднократно пытались устроиться на работу, но везде получали отказ – такие люди не нужны работодателям. Из 20-ти наших воспитанников один закончил 9 классов, четверо могут более или менее считать и писать. По нашей идее, в Семейном доме они будут жить 2-3 года, а дальше смогут обходиться без сопровождения. Мы хотим показать, что, несмотря на такие серьезные заболевания, у них есть свое будущее. Здесь они учатся жить самой обычной жизнью, быть независимыми, нужными себе, обществу, иметь свою работу. Уже сейчас они ходят по городу где-то сами, где-то с сопровождением, бывают в кинотеатрах, развлекательных центрах. У них столько чистоты и добра, качеств, которых не хватает нам. Они искренни, у них нет зла, агрессии».

В Семейном доме работают 4 воспитателя, педагог, неравнодушные волонтеры. Уже сейчас несколько воспитанников работают в магазине, и в цехе по производству кондитерских изделий. С каждым из них заключен трудовой договор, они регулярно получают заработную плату. Это большой прогресс – ведь совсем недавно все эти люди были изолированы от общества. По словам Алмы Мухамедкалиевой, в ведении ОО СМ «Рух» в предгорной части Алматы, Горном Гиганте, имеется еще и дневной Центр реабилитации и социальной адаптации детей и лиц старше 18 лет с ментальными отклонениями. Там общаются друг с другом и проходят адаптацию 64 человека – эти молодые люди постоянно живут в своих семьях.

Несмотря на явные успехи, Семейный дом «Рух» испытывает разнообразные сложности, в том числе финансовые, а его воспитанники нуждаются в простом человеческом общении.

Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 7 марта 2018 > № 2522891


Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 7 марта 2018 > № 2522001 Галина Епифанова

Не жалость им нужна

А соучастие, общение и, может быть, надежда на исцеление

Этот детский дом-интернат открыли в Сергиевом Посаде в 1962 году, но первые двенадцать месяцев он пустовал – сотрудники проходили специальную подготовку для работы со слепоглухими детьми. Сегодня здесь живут и обучаются 200 воспитанников от трёх до двадцати трёх лет. О том, как удаётся их социализировать, что их ждёт в будущем, рассказывает директор интерната Галина Епифанова.

– Такого рода учреждение в нашей стране единственное, и мы принимаем детей-инвалидов со всей России. Это мальчики и девочки, но мальчиков почему-то больше, примерно, на 15 процентов. Сироты и дети, у которых есть семья, но родители не знают, как общаться со слепоглухими, как их воспитывать и обучать.

Как у ребёнка появляется речь? Мама наклоняется к нему и говорит: «Агу, Агу» – и малыш, глядя на неё, двигает губами и повторяет, как по образцу. Но наши дети не слышат. После установки слуховых имплантов у кого-то может появиться речь, но они не начинают говорить автоматически, этому надо учить.

– Галина Константиновна, а что происходит с вашими воспитанниками, когда они вырастают?

– Мы всегда очень переживаем за них. Особенно за тех, у кого нет родителей или они от них отказались. Вот последний случай. Слабовидящему восемнадцатилетнему мальчику дали квартиру, а он боится переезжать, говорит: «А что я буду один делать?»

Представьте, они поступили к нам, когда им было три годика, они говорить не умели, некоторые ходить не умели, есть не умели, всему их научили здесь, и видели они только наших женщин. Они очень привязаны к детскому дому, меня мамой многие зовут, мы для них – родные...

Когда они вырастают, тех, у кого есть семья, забирают домой. Родители, к слову сказать, могут навещать своих детей в любое время, наши двери всегда открыты, но часто это делать тяжело, многие живут далеко. И у нас есть дети, у которых нет родителей, и самостоятельно они не смогут жить. Таких мы переводим в интернаты. Недавно вот перевели воспитанницу в Красноярский край, откуда она к нам приехала.

– Хочется задать страшный вопрос, не знаю даже, как его поставить... Такие дети, как у вас, бывают склонны к самоубийству, или, может быть, напротив, они жизнестойки?

– Я таких случаев не знаю, хотя работаю в детском доме 36 лет, последние шестнадцать – директором. У нас был один случай, когда подросток, слабовидящий, глухой, он был лидером в коллективе, вдруг полностью потерял зрение, стал тотально слепоглухим. Вот он, конечно, очень переживал, но узнали мы о том, что у него были мысли о самоубийстве, только из его рассказа. Он написал его уже после детского дома. Сейчас он женился, девушка тоже инвалид, колясочница, они живут вместе, у них своё хозяйство. Он сам рубит дрова.

– Слепоглухой?

– Тотально слепоглухой. Он сам ходит в магазин, всё сам. Всему этому его научили в детском доме.

– Коллектив у вас большой?

– 360 человек. Это администрация, бухгалтерия, рабочие, которые занимаются зданием, педагоги, воспитатели, учителя, медицинские работники, врачи, санитарочки.

– Как устроен быт ваших детей?

– Малыши дошкольного возраста живут отдельно. Группы у нас небольшие – по четыре человека. Когда детям исполняется 8 лет, они переходят в другие отделения. Дети старшего возраста живут в общежитии квартирного типа. Они сами на свой вкус оформляют комнаты, и им это очень нравится.

Подъём в половине восьмого. У нас такая философия, что дети должны быть заняты в течение всего дня. В первой половине они учатся, каждый день у них по шесть уроков. Вторую половину дня дети заняты, как правило, ручным и творческим трудом. Ребята занимаются танцами, хореографией. Все слышащие обязательно учатся играть на музыкальных инструментах, с ними занимаются вокалом.

У нас есть свой бассейн, который посещают все дети без исключения. Многие ребята увлекаются голболом. Это игра с мячом для слепых. Участвуют наши воспитанники и в международных соревнованиях.

Вечером мы знакомим их с бытом, учим стирать носки и трусики. У нас есть прачечная, но мы учим детей быть самостоятельными.

– Я вас слушаю, Галина Константиновна, и сердце разрывается от жалости, а вам каждый день ходить сюда, по частицам отдавать себя, потому что нельзя тут иначе. Довольны вы своей работой?

– Я никогда об этом не задумывалась. Это моя жизнь. Мне было 12–13 лет, когда я в этот детский дом пришла и привела свой класс. В школе я была активная. Мы с друзьями приходили сюда и общались с этими ребятами. Мы с ними дружили. Для них ведь очень важно общение с ровесниками.

Среди них были ставшие знаменитыми выпускники – это Юра Лернер, Саша Суворов, Сергей Сироткин, Наташа Корнеева. Они все четверо слепоглухие тотально, но после дополнительной подготовки поступили в Московский государственный университет. Саша Суворов стал доктором наук, а Сергей Сироткин защитил кандидатскую диссертацию. Юра Лернер стал скульптором, но его сейчас нет в живых, он умер. Наташа Корнеева после университета вышла замуж за видящего и слышащего человека и занималась воспитанием своих детей. Дочери её не ходили в школу, она сама с ними занималась, и они экстерном сдали школьную программу.

– Это, честно говоря почти из области фантастики, но почему вас в детстве потянуло к ним? Вам их было жалко?

– Вы, знаете, я никогда их не жалела. Не нужно их жалеть, им жалость не нужна. Совсем, понимаете? Им важно, чтобы с ними наравне общались. С маленькими, как с любыми детьми, может быть нужно поиграть, а уже подростки хотят, чтобы с ними как со взрослыми общались. Не жалость им нужна, а вера, надежда, может быть, на исцеление.

У нас есть храм, где дети на глазах преображаются. Он был построен десять лет назад по инициативе настоятеля Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Это особенный храм. Много икон для незрячих, одну икону нам подарил патриарх Кирилл. Низко расположены подсвечники, чтобы дети могли сами ставить свечи. У нас был мальчик, он не говорил, хотя был слышащий, и мы заметили, что во время службы, когда в храме пели, он вдруг неожиданно для самого себя присоединялся к пению. Мы начали с ним на этой основе работать, и у него появилась речь. Даже мама его не верила, что так могло быть.

Да, мы светское учреждение, но наша совместная работа с церковью даёт положительные результаты. 8 октября 2017 года к нам приезжал патриарх Кирилл. Он освящал камень, который установили на месте возведения рядом с нами Центра постинтернатного сопровождения. Центр должен быть построен к 2020 году.

У нас очень хорошие отношения со Свято-Троицкой Сергиевой лаврой. Два наших мальчика работают в монастыре, в керамической мастерской, и им там очень нравится. Наместник лавры, владыка Феогност, с большой душевной теплотой к нам относится, он бывает в нашем храме, служит в нём.

Вместе с монахами лавры наши дети два раза в год отправляются в Италию, в Бари, где в базилике города хранятся мощи святителя Николая Чудотворца. Вместе с монахами они были в Иерусалиме, на Святой Земле. Лавра нам подарила дом на своём подворье в Геленджике, и мы каждый год возим туда наших ребят, в основном детей-сирот, они проводят там каникулы....

Ещё раз повторю: жалость им не нужна, она ничего им не даёт. Только мешает. Нужно соучастие, общение, включённость в какую-то общую деятельность.

Владимир Смирнов

Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 7 марта 2018 > № 2522001 Галина Епифанова


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 марта 2018 > № 2521745

Дополнительная «премия» - Минтруда о снижении налога при низкой зарплате

 Вице-министр труда и социальной защиты населения РК Нуржан Альтаев прокомментировал инициативу снижения налоговой нагрузки в 10 раз для казахстанцев с относительно низкой зарплатой, передает корреспондент МИА «Казинформ». 

«Таких людей, у которых зарплата составляет 25 МРП и ниже, у нас около 2 миллионов человек. И мы видим, в каких отраслях, и думаем, что это очень серьезная помощь, как для работодателя, так и для работника. Та часть денег, которая раньше шла на налоги, в первую очередь на индивидуальный подоходный налог, теперь будет идти ему в карман. Конечно, сейчас я пока не могу сказать, что это такая-то определенная сумма, потому что в разных ситуациях она будет разная, в зависимости от его зарплаты», - сказал Нуржан Альтаев на пресс-конференции в Правительстве.

При этом вице-министр не считает эту сумму незначительной и заявил, что работа по дифференциации налоговой нагрузки для тех, кто работает в малом бизнесе, продолжится. «Я не скажу, что это совсем незначительная сумма, потому что для тех людей, которые получают зарплату 25 МРП и ниже, любая сумма существенна. Пусть даже это 6 тысяч или 5 тысяч тенге. Хорошая такая помощь, хорошая дополнительная «премия» для каждого человека, который ее получит. Потому что особенно тем, кто находится на селе, это довольно-таки хорошие дополнительные деньги. Поэтому такая помощь, мы думаем, нужна. Наверное, мы будем продолжать эту работу, чтобы вообще дифференцировать налоговую нагрузку на тех, кто работает в малом бизнесе, для тех, кто оплачивает не совсем высокую зарплату», - заключил вице-министр.

Ранее Глава государства Нурсултан Назарбаев заявил, что высвобождаемые средства от снижения налоговой нагрузки для казахстанцев с относительно низкой зарплатой должны быть направлены на увеличение их оплаты труда.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 марта 2018 > № 2521745


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2521099

Почему Владимир Путин?

Родольфо Буэно (Rodolfo Bueno), Rebelion, Испания

Ответ простой: потому что Россия и Китай являются альтернативой однополярному миру, созданному Соединенными Штатами после распада Советского Союза. Может ли какая-либо страна, например Франция, отказаться следовать шагам, продиктованным США? Нет, даже если бы и захотела. Для этого необходимо отказаться от гегемонии США. Каждая страна, претендующая на суверенитет, должна сопротивляться могуществу США, осознавая, что Вашингтон в любую минуту может на них надавить. Пока только несколько стран в мире преуспели в этом, в том числе Куба и Вьетнам. Россия также пошла по этому пути, так как это был для нее единственный способ выжить. Если бы этого не произошло, Россия перестала бы существовать.

В конце концов, перестройка заключалась в том, чтобы Советский Союз отказался от суверенитета в обмен на обещание получить те блага, которые есть в западных странах. СССР прислушался к обещаниям «манны небесной» и распался на 15 независимых государств. Россия, как самая большая и самая мощная из них, оказалась в одиночестве. Расчленение социалистического лагеря, Югославии и Советского Союза — были главной целью вновь созданной однополярной системы.

Развал СССР сопровождался разрушением его вооруженных сил, системы социального обеспечения, уничтожением промышленности и снижением уровня жизни населения страны. Российское общество стало очень бедным, а смертность выросла настолько, что менее чем за десять лет население страны сократилось более чем на десять миллионов человек. И не только это. Более 30 миллионов русских оказались иностранцами в бывших советских республиках, где они родились и прожили большую часть своей жизни. Их лишили родного языка, гражданских прав. Ни одна международная организация, занимающаяся соблюдением прав человека, не выступила в их защиту. Только благодаря Путину и его команде России удалось избежать распада страны и стать независимым государством.

Заслуга Путина состоит в том, что ему удалось создать условия для устойчивого развития России как в политическом, так и в экономическом и социальном плане. Он сумел возродить национальные, моральные, религиозные, культурные, художественные и философские ценности, которые являются основой русского мира. Он укрепил вооруженные силы РФ, которые достойно защищают суверенитет, свободу и независимость России.

В ежегодном послании президента Путина Федеральному собранию, помимо достижений в социальной сфере, большое внимание было уделено демонстрации новейших образцов ядерного оружия. Представленные Путиным образцы инновационного оружия, созданы в ответ на односторонний выход США из Договора о противоракетной обороне (ПРО) и развертывание у границ с Россией противоракетной системы, которая нарушает достигнутый стратегический ядерный паритет.

Новая ядерная доктрина США позволяет использовать ядерное оружие тогда, когда этого захочет Белый дом. Доктрина предусматривает развертывание 400 военных баз вдоль российских границ. Именно такая позиция США подстегнула Россию к разработке новейших образцов стратегического оружия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2521099


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter