Всего новостей: 2526812, выбрано 4063 за 0.336 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2514379 Владимир Ефимов

Владимир Ефимов раскрыл планы Москвы по «налогу на модернизацию»

Глава столичного департамента экономической политики в интервью Business FM также рассказал о значении и уникальности первой в России офсетной сделки, которая была заключена между Москвой и концерном «Биокад»

В чем преимущества и возможные риски офсетных сделок? В каких отраслях они могут активно применяться? Что город может предложить предприятиям помимо госконтрактов? На эти вопросы в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи ответил министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Москвы Владимир Ефимов.

Здесь, на стенде Москвы на инвестиционном форуме в Сочи, мэр представил и показал крупную офсетную сделку с фармацевтическим концерном «Биокад». Почему это было сделано здесь, в чем смысл именно этой сделки и почему она может служить иллюстрацией неких механизмов, которые предлагает Москва для промышленных инвесторов?

Владимир Ефимов: Важно отметить, что офсетная сделка, которую заключил город, является первой в истории Российской Федерации после принятия соответствующего правового регулирования. Раньше такие сделки заключить было невозможно. О чем идет речь? Город заключает долгосрочный, на десять лет, инвестиционный контракт, который подразумевает, с одной стороны, гарантированную покупку городом медицинских препаратов. При этом годовой объем закупки в стартовых условиях составлял 4 млрд рублей, а инвестор обязуется в течение первых трех лет построить производство, которое подразумевает не просто упаковку, а полный цикл производства, включая действующее вещество, и начать поставку этого препарата на оставшиеся семь лет. Речь идет о 22 препаратах. При этом есть право, конечно же, начать такую поставку до истечения этого трехлетнего периода.

Что дала эта сделка городу, и не только городу, а всем субъектам Российской Федерации? Важно отметить, что мы получили снижение стартовой цены, о которой я сказал, более чем на 50%. Это означает, что не только город сэкономил свои деньги, причем большие деньги, но эти деньги сэкономят все субъекты Российской Федерации, потому что после начала производства этих препаратов цена, по которой «Биокад» будет поставлять эти препараты городу, станет референтной для других заказчиков и в соответствии с порядком определения цен для размещения заказов эта цена будет являться стартовой для всех остальных заказчиков на территории Российской Федерации. Поэтому можно смело сказать, что это инвестиции в экономику всех субъектов сразу, потому что высвобожденные денежные средства субъекты смогут направить на более важные или дополнительно решаемые задачи.

Вы сказали, что такая сделка происходит впервые, поэтому у нас еще нет долгосрочного опыта. Можно я выскажу некоторые сомнения или риски, которые такая форма несет? С одной стороны, очень хорошо, что это долгосрочный контракт, но не возникнет ли ситуация, что город, а в данном случае государство, окажется привязанным к одному поставщику? Может быть, через пять лет ситуация в этой отрасли настолько сильно изменится, что и цены покажутся уже не столь выгодными, как выглядят сейчас, да и сами препараты изменятся.

Владимир Ефимов: Во-первых, сам по себе контракт обладает определенной гибкостью, которая позволяет нам выбирать на сумму контракта те препараты, которые нам действительно нужны в конкретный момент. И мы приобретаем высокоэффективные таргетные препараты в том числе против онкологических заболеваний, которые не просто обладают повышенной эффективностью, но и менее опасны для здоровья в целом — работают по принципу воздействия на конкретный очаг заболевания. Плюс, соответственно, технология: это не общепринятая химиотерапия, а биологические препараты.

Но все равно сама форма этого контракта предполагает, что для инвестора это прекрасная возможность иметь гарантированные продажи на протяжении десяти лет, но для государства, которое таким образом хочет поддержать инвестора, это неизбежная привязка. И, наверное, ведь не только в фармацевтике подобные контракты могут использоваться. Сами риски изменения, тем более что сейчас все меняется очень быстро.

Владимир Ефимов: Формирование самого предмета закупки достаточно долго готовилось, и мы включили именно те препараты, которые находятся на пике своей эффективности и старта, либо те препараты, которые используются уже на протяжении достаточно длительного времени и точно будут использоваться ближайшие десять лет, потому что это базовые лекарства, которые применяются против стандартных заболеваний. Поэтому здесь, я повторюсь, мы не видим никакой угрозы — раз. Второе: в нашем контракте есть условия, которые позволяют внутри этих 22 МНН (международное непатентованное наименование — Business FM) выбирать ровно те, которые нам нужны в этот конкретный момент, внутри этой суммы, которая является предметом контракта.

Эта схема может тиражироваться дальше?

Владимир Ефимов: Безусловно.

В каких отраслях?

Владимир Ефимов: Мы, во-первых, хотим продолжить эту практику в сфере фармацевтики — в ближайшее время объявить еще двое торгов, где планируем предоставить инвесторам право разместить производство еще по минимум 60 лекарственным препаратам. При этом общая сумма контракта двух лотов более чем в два раза превысит первоначальную, которую мы разместили на сегодняшний момент. Также мы прорабатываем иные сферы, в первую очередь коммунальную, где можно было бы использовать офсетные контракты и размещать заказы на поставку тех или иных товаров, например измерительных приборов, с инвестиционным требованием о локализации производства в городе.

Какие еще элементы экономической политики города Москвы, стимулирования инвестора, которые показывают эффективность этих инструментов, сказались в этой сделке?

Владимир Ефимов: Одна из важных составляющих — это то, что инвестор будет размещать свою производственную площадку на территории особой экономической зоны. Мы в прошлом году приняли пакет городских законов, которые минимизировали все налоговые платежи для резидентов особой экономической зоны, тем самым предоставив снижение налоговой нагрузки более чем на четверть. Поэтому помимо низкой цены мы еще и получаем эффективного инвестора, который, имея эти спецусловия, дает нам такое ценовое предложение.

А какой срок эта налоговая льгота будет действовать?

Владимир Ефимов: Десять лет.

Можно сказать, что это пока пилотная сделка, или нечто похожее уже было раньше?

Владимир Ефимов: Сама офсетная сделка первая в России, то есть можно назвать ее пилотной.

А по сумме примененных инструментов?

Владимир Ефимов: По сумме примененных инструментов она уникальна, потому что такой комбинации сразу и льгот, и госконтракта, и срока не было ни разу.

Если говорить о предприятиях, отраслях, которые не предполагают госконтракта, которые, может быть, будут экспортно ориентированы, где не будет действовать этот фактор гарантированного спроса, какие особые условия Москва может предложить, если исключить госзаказ?

Владимир Ефимов: Помимо офсетных сделок у Москвы есть целая палитра льготных режимов для технопарков, технополисов. Есть механизм заключения приоритетных инвестиционных проектов, которые также дают набор льгот как по имущественным налогам, так и по налогу на прибыль. На сегодняшний момент мы можем смело говорить, что набор тех льгот, которые мы готовы предоставить инвесторам, делает Москву если не самой конкурентоспособной, то одной из самых конкурентоспособных среди регионов Российской Федерации, потому что помимо финансовых льгот мы обладаем еще и рядом конкурентных преимуществ как мегаполис, как Московская агломерация. В первую очередь, это большой транспортный хаб, наличие квалифицированных трудовых ресурсов, огромный рынок сбыта и огромная развитая инфраструктура — как информационная, так и транспортная, логистическая. Любой инвестор найдет для себя все те ресурсы, все те возможности, которые необходимы для локализации производства.

Из каких отраслей, как вы предполагаете, будет сейчас формироваться пул инвесторов? За прошедшие 20-25 лет классическое, традиционное тяжелое производство из Москвы в значительной степени ушло и вряд ли вернется, потому что, хотя это и мегаполис, как раз цена имущества, цена рабочей силы очень высокие для того, чтобы здесь это делать. Кто с учетом этих обстоятельств и созданных льгот, как вы думаете, будет создавать новые предприятия?

Владимир Ефимов: Когда мы говорим о приходе новых инвесторов либо о модернизации существующего производства, в первую очередь, мы имеем в виду высокотехнологичное производство, сферу IT-технологий, научных разработок. С одной стороны, у нас есть кадровый потенциал, который может работать на высокотехнологичных производствах. А вторая важная составляющая себестоимости любого производства — это стоимость рабочей силы, имущества, которым необходимо владеть и эксплуатировать его, чтобы это производство организовать. Здесь Москва находится не в самом хорошем свете, поэтому, в первую очередь, мы видим высокотехнологичные производства, которые с удовольствием работают в Москве. Количество рабочих мест небольшое, поэтому не сильно сказывается высокая стоимость рабочей силы, и вместе с тем другие факторы, о которых я сказал, позволяют конкурировать с другими регионами.

Важное событие, которое произошло на днях как раз на площадке Департамента экономической политики города Москвы: было бурное обсуждение с представителями разных компаний, работающих в Москве, которые приводили конкретные примеры по налогу на движимое имущество, а попросту налогу на оборудование, иначе его называют налогом на модернизацию, потому что особенно дорого стоит новое оборудование. И, в общем-то, прецедентное решение: Москва пока единственная объявила, поскольку это находится в компетенции регионов, что на 2018 год налог на движимое имущество будет отменен. Это было спонтанное решение под воздействием этой дискуссии или же понимание того, что это нужно сделать, уже созрело раньше?

Владимир Ефимов: Мы действительно достаточно долго прорабатывали этот вопрос. К нам на протяжении полугода поступали обращения от крупных компаний, которые понимали, что с 1 января текущего года у них возникнет обязанность уплачивать этот налог. Несмотря на то, что на федеральном уровне налог был на этот год снижен в два раза — с 2,2% до 1,1%...

Скажем так, сначала была отменена действовавшая, по-моему, больше десяти лет льгота, которая его обнуляла, и всего-навсего снизили максимальную ставку, а по факту его ввели.

Владимир Ефимов: Нет. Льгота действовала с 2013 года, пять лет. При этом движимое имущество, которое поставлено на баланс и приобретено до 2013 года, по-прежнему облагается налогом на движимое имущество по ставке 2,2%. Поэтому здесь идет речь именно о новом имуществе, и вы правильно сказали, что сам по себе налог, а точнее льгота, является льготой для модернизации производства. При этом мы на практике видим, что далеко не все предприятия занимаются модернизацией и далеко не все сэкономленные средства реинвестируют в развитие своих компаний, своего производства.

Если у них появилось новое оборудование, значит, они уже проинвестировали. И теперь, проинвестировав, они должны за проинвестированное заплатить?

Владимир Ефимов: Дело в том, что привязка идет не к году производства оборудования, а к году постановки на баланс. К сожалению, мы вместе с налоговой службой столкнулись с целым рядом ухищрений, когда это движимое имущество просто перевешивалось с баланса на баланс компании, и порой старое имущество просто выводилось из-под налогообложения. Поэтому, когда мы рассматривали вопрос, вводить льготу или нет, мы, конечно же, понимали, что нужно делать этот налог, в первую очередь, стимулирующим: новое имущество надо освобождать от налогов, а старое, наоборот, облагать. Это будет как раз стимулом для предприятий реинвестировать, высвобождать средства и заниматься модернизацией. Но дело в том, что на сегодняшний момент это сделать технологически сложно, потому что необходимо и менять налоговую отчетность, и вводить специальный режим с разными ставками для разного оборудования. Поэтому мы приняли решение, что на текущий год мы сохраняем льготу в виде нулевой ставки, за этот год мы проработаем в том числе с крупнейшими компаниями, как можно было бы сделать эту ставку действительно стимулирующей в отношении движимого имущества, и к этому вопросу вернемся в конце текущего года.

Спасибо. Это важная информация. Благодарю вас.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2514379 Владимир Ефимов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 22 февраля 2018 > № 2507581 Игорь Артемьев

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Артемьев: Сегодня у нас большая радость – мы три вопроса докладывали на Правительстве Российской Федерации. Главный и ключевой – это состояние подготовки «дорожных карт» отраслевыми ведомствами в рамках ранее принятых распоряжений Правительства и указа Президента от 21 декабря прошлого года. Это впервые в нашей истории – указ о развитии конкуренции в стране. И был утверждён национальный план по развитию конкуренции в стране. Соответственно, ведомства готовили свои программы, некоторые блестяще справились, как, например, Министерство труда и социальной защиты. По другим есть замечания. Кто-то эту работу выполнил не в срок. Сегодня Дмитрий Анатольевич очень жёстко комментировал все эти вопросы, говоря о том, что необходимо максимально задействовать ресурсы конкуренции во всех сферах и сделать свою работу.

Три уровня работы. Первый – это указ и национальный план, которые все обязаны выполнять. Второй – это отраслевые программы ведомств. Третий элемент этой большой работы – апрельский Госсовет под руководством Президента, который будет рассматривать региональные программы развития конкуренции, то есть работу губернаторов и органов местного самоуправления. Предполагается, что будут внесены изменения в стандарты развития конкуренции в регионах, то есть как уменьшить долю государственного участия в транспорте, медицине, образовании, промышленности и так далее. Все три элемента являются частью большой, огромной работы Правительства России по достижению новых форматов, изменению структуры экономики и повышению её эффективности. Об этом мы сегодня говорили, и очень нелицеприятно.

Должен сказать, что отношение к конкуренции Председателя Правительства очень последовательное, воодушевляющее для нас. Мне кажется, меняется отношение отраслевых ведомств к этому. У нас появляется шанс.

Вопрос: Игорь Юрьевич, не могли бы Вы уточнить, какие разногласия возникли у ведомств, почему они не успели завершить работу? Правильно я понимаю, что дедлайн через неделю?

И.Артемьев: Нет, Дмитрий Анатольевич дал месяц на доработку – это нормальный срок. Президент в своём указе установил в ряде случаев жёсткие параметры, поэтому программы должны быть переработаны с учётом указа – и его общих положений, и конкретных параметров и цифр. Поэтому как минимум месяц нужен.

А разногласий много. Ведомств у нас сколько! И со всеми мы делаем совместную программу, работаем. На одной стороне баррикад – мы с Министерством экономики... Условно, конечно, баррикад, мы стараемся, чтобы этих баррикад не было. Там десятки и сотни разных разногласий на сегодняшний день. Но главное в чём? Если министерство понимает и разделяет ценности конкуренции, у них из-под пера выходит хорошая программа, где есть конкретные планы, параметры и ясно, что делать. Плюс это, конечно, приватизация, недискриминационный доступ – основные параметры работы, которые связаны с поддержкой предпринимательства по созданию равных условий конкуренции и так далее. Если они не хотят, они пишут отписку и всё кончается докладом в Правительство. Я сегодня говорил о том, что не должно быть такой формы, чтобы конечное звено всей огромной работы уходило в свисток. Доклад в Правительство – и что дальше? Пишите хоть десять докладов в Правительство, но должны рождаться акты Правительства, поправки в федеральное законодательство и так далее, которые меняют систему отношений. Ещё с коммунистических времён мы помним, что надо поменять производственные отношения, поменять климат, отношение ко всему деловому процессу, поддерживать малый и средний бизнес и так далее. Поэтому я бы сказал, что есть люди, которые хотят, есть люди, которые не хотят.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что до 1 апреля продлён срок?

И.Артемьев: Да. Сейчас выйдет решение, будет указана конкретная дата. Дмитрий Анатольевич сказал: месяц. Соответственно, месяц добавляем.

Вопрос: У региональных программ есть дедлайн по «дорожным картам»?

И.Артемьев: У них дедлайн – это фактически Госсовет, который будет предположительно в апреле. План будет утверждаться окончательно. Это будет исключительно важное мероприятие, потому что Президент, по сути, возглавил эту работу. Он подписал указ, он будет вести заседание Государственного совета Российской Федерации, который так и называется – по конкуренции в регионах. Что должно быть результатом, квинтэссенцией этого? Должны быть поправки, которые уже Правительство примет по поручениям Президента и в рамках действующего указа, в стандарт развития конкуренции в регионах. Я могу сказать, что сегодня эти стандарты развития конкуренции выполнены или выполняются мало где.

Опять же проблема в отношении. Есть даже у некоторых некий советский стиль руководства – позвать, наорать, деньгами завалить, кулаком постучать по столу, напугать всех. Но это что такое? От этого производительность труда не очень сильно увеличивается, а если и увеличивается, то на пять минут. А есть же интересные вещи, которые можно сделать. Если принимаешь правила недискриминационного доступа, бизнесмены в равных условиях конкурируют между собой. Или когда частный сектор приходит в транспорт. Я сам этим занимался, когда работал вице-губернатором по финансам в Питере. Из-под моего пера в своё время выходила реформа транспорта, когда 50% частного транспорта было привлечено в результате торгов. И что? Сейчас это работает. Только для Питера, только за один год частные предприниматели купили около 3 тыс. автобусов за свои деньги, новых совершенно, современных, которые нам были нужны. А где бы мы в бюджете нашли деньги в 1996 году? Это невозможно было, там еле-еле зарплаты-то платили.

Вот это подход! А сейчас губернаторы зачем-то берут и реприватизируют аптеки, то есть отбирают у частного бизнеса, фактически занимаясь национализацией. Зачем аптеки брать на бюджет? Это же нужно содержать, это нужно платить зарплату. Это всё делает государство во многих регионах опять. Зачем? Наркотические вещества – понятно, особый режим хранения, можно одну госаптеку оставить, 10% рынка у неё держать, чтобы этим вещами опасными заниматься. Но всё остальное-то отдайте. Почему нельзя, как Собянин разрешил в Москве, делать детские садики на квартирах: пять мамочек работают, с их детьми сидят. Всем удобно, в том же доме, поди плохо. Но ведь надо же было догадаться это сделать, получить разрешение санитарного надзора. Поработать надо было. А так госсадик, ждём, пока нам построят. Мама сидит дома, а могла бы работать, если хочет. Говоришь «конкуренция», а там жизни людей на самом деле во всех вопросах. Поэтому у меня большое разочарование в отношении того, как исполнялся стандарт, но очень большая надежда, что благодаря указу и государственной политике, которая в последние годы проводится, мы сможем ситуацию сильно поменять.

Вопрос: ВТБ 16 февраля заключил соглашение о покупке 29,1% акций «Магнита» у основателей сети. Как Вы оцениваете эту сделку? Насколько, с Вашей точки зрения, она негативна или позитивна для развития рынка ритейла и насколько хорошо для рынка появление госбанка в качестве владельца блок-пакета?

И.Артемьев: Во-первых, слава богу, что собственник достиг таких больших успехов. Сергей Галицкий, безусловно, является одним из очень позитивных примеров развития предпринимательства в стране. Он ничего не приватизировал, ничего ни у кого не украл, создал эту компанию с нуля, занял лидирующие позиции, и он большой молодец. Если он считает, что пришла пора продать этот свой актив и сосредоточиться на каких-то других делах, я его понимаю. Я знаю, что он очень много для спорта делает, который мне небезразличен, например. Не знаю, чем он будет дальше заниматься, но я к нему отношусь с глубоким уважением.

Когда госбанк покупает, это не значит, что он покупает не для того, чтобы перепродать. Я уверен, ВТБ купил этот актив для перепродажи. У них есть, наверное, уже сейчас проектируемый покупатель или покупатели. В рамках контроля за экономконцентрацией мы будем следить, чтобы не возник какой-нибудь монополистический монстр в этой сфере. Но в принципе представить себе, что такой монстр возникнет, очень трудно, потому что рынок высококонкурентный. У нас помимо «Магнита» есть несколько очень крупных сетей. Если даже одна из сетей будет поглощать эту гигантскую систему, то мы просчитаем все последствия, дадим предписание и можем запретить сделку, если будет необходимо. Я пока не вижу оснований для запрета, кто бы ни купил. Но надо всё посчитать, особенно в регионах, чтобы не было превышения коэффициента 25%, нами же в своё время предложенного Президенту. Нигде не допустим доминирования, ни у одной из сетей в любом случае. И я надеюсь, что банк долго не будет держать этот актив. Видимо, они его перепродадут с профитом для себя, и ничего плохого в этом нет. Поэтому нормальная ситуация, всё под контролем. Если Галицкий в принципе доволен тем, что он сделал, и никаких нарушений при этих сделках не было – а я думаю, что их не было, – то всё нормально.

Вопрос: Игорь Юрьевич, когда будет следующее заседание комиссии по иностранным инвестициям и какие темы в повестку этого заседания войдут, если уже известно?

И.Артемьев: Мне известно, что Председатель Правительства определился: заседание комиссии будет в конце марта. Дата уточняется по графику Председателя, но оно точно состоится, нам об этом сказали сегодня. У меня впереди месяц, и мы с Аппаратом Правительства проводим целую серию совещаний по готовности вопросов на комиссию. Сейчас подгребаем все согласования, которые были. Вы знаете, что комиссия не заседала последние два месяца. Повестка дня будет объявлена недели через две – две с половиной, когда мы согласуем, что у нас готово для обсуждения на правительственной комиссии под председательством Дмитрия Анатольевича, а что не готово. Неготовность – это значит, что какое-то ведомство не дало ещё своего согласования, и мы будем всячески и очень активно стремиться к тому, чтобы это произошло.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 22 февраля 2018 > № 2507581 Игорь Артемьев


Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 22 февраля 2018 > № 2506523

Проблема брошенных детей, к сожалению, по сей день остается актуальной. Однако существует множество людей, готовых помочь им. Один из них Айдын Рахимбаев, по инициативе которого были открыты пилотные кризисные центры в городах Астана и Алматы для женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации и находящихся на поздних сроках беременности или с новорожденными детьми. Их название - «Дом мам». В Восточном Казахстане также существует такой центр.

Идея социального проекта «Дом мамы» вызвала широкий общественный резонанс, и к реализации проекта присоединились многие казахстанские бизнесмены. Уже в декабре 2013 года началась совместная работа известных предпринимателей Казахстана по открытию кризисных центров для молодых мам по всей стране. Тогда же инициатива обрела реальные формы, и был зарегистрирован Общественный фонд «Ана үйі».

В рамках проекта помощь оказывается молодым девушкам до 30 лет, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, с одним ребенком до 18 месяцев. «Дом мамы» предлагает женщинам жилье, питание и медицинское обслуживание. Здесь им помогают оформить пособие на ребенка, дают юридические и психологические консультации.

- В случае отказа от ребенка, мама никогда больше не узнает, где находится ее чадо, а ребенок будет официально иметь статус сироты. Поэтому мы говорим, что женщине нужно оказать моральную и физическую поддержку для принятия окончательного решения. По своему опыту хочу заметить, что у мамочек, которые все 9 месяцев говорили: «Я не хочу. Я не смогу», уже через месяц нахождения в нашем Доме мамы и получения помощи, развиваются настолько сильные материнские чувства, что они больше не готовы расставаться со своим ребенком, - говорит координатор проекта в Восточном Казахстане Наиля Онгарбаева.

Дом мам в Усть-Каменогорске рассчитан на 15 человек. В данное время там находится 7 девушек. Чтобы молодая мама легче социализировалась в обществе, проект предусматривает обязательное обучение подопечных определенным профессиональным навыкам.

Сегодня проект «Дом мамы» по всей стране предотвращает 70% потенциальных отказов матерей от своих новорожденных детей. Но самое важное – это то, что более 3 тысяч детей не попали в детские дома.

Кроме того, на основе общественного фонда «Ана үйі» в Восточном Казахстане в 2016 году начал работу Центр поддержки усыновления.

- У нас есть «Школа приемного родителя», где мы проводим бесплатную информационно - правовую помощь, консультации, осуществляем психолого-педагогическую подготовку и помогаем родителям подготовиться к этому важному шагу. Ведь нужно знать все возрастные особенности детей, понимать, что хочет сказать ребенок своим поведением. У всех детей, находящихся в детских домах, присутствует травма брошенности, - рассказывает координатор Центра поддержки усыновления Карина Марянян.

Затронув тему о психологической травме брошенности, Наиля Онгарбаева заметила:

- А вы знаете, что новорожденный ребенок, мама которого находится на перепутье, не плачет. Он чувствует, что мама должна принять важное решение.

Кроме прямой поддержки усыновителям, совместно с фондом «Жулдызай» осуществляется помощь в лечении ребят, находящихся в детских домах, чтобы они могли поскорее обрести семью.

Дополнительную информацию можно получить на сайте – www.dom-mamy.kz, также при центре работает бесплатный республиканский телефон по вопросам семейного устройства — 1422.

Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 22 февраля 2018 > № 2506523


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 22 февраля 2018 > № 2506502 Тулеген Аскаров

Индустриальный старт года опять не удался

По давней статистической традиции январь для отечественной промышленности завершился значительным спадом к декабрю.

Тулеген АСКАРОВ

Примечательно, что эту традицию не смогла нарушить и давно ведущаяся добыча нефти на Кашагане. Конечно, в первую очередь причиной этого сезонного негатива выступают сильные январские морозы, осложняющие добычу природного сырья. Наибольший спад сложился по рудам цветных металлов – 19,9% по сравнению с последним месяцем ушедшего года. Добыча сырой нефти снизилась на 4,0%, угля и лигнита – 7,5%, природного газа – 4,5%, железной руды – 2,4%. В целом же по горнодобывающей отрасли объем производства сократился в январе к декабрю на 13,3%. С другой стороны, в годовом выражении, то есть к первому месяцу прошлого года, сложился прирост на 4,5%.

Неважно начался год и для обрабатывающей промышленности – здесь январский объем выпуска снизился к декабрю на 17,9%. Наиболее глубокий спад сложился в производстве табачных (60,6%), резиновых и пластмассовых изделий (49,1%), основных фармацевтических продуктов (48,7%), кожаной продукции (47,5%), готовых металлических изделий (46,5%), автотранспортных средств (40,3%), деревянных и пробковых изделий (35,9%). Значительно сократился выпуск продуктов питания (20,7%), напитков (25,1%), текстильных изделий (23,9%), одежды (30,9%), мебели (27,1%), основных благородных и цветных металлов (14,9%), бумаги и бумажной продукции (6,7%), продукции химической промышленности (7,7%), черных металлов (3,5%), компьютеров, электронной и оптической продукции (4,9%). Прирост же статистики зафиксировали среди ключевых товарных позиций этой отрасли лишь по электрическому уровню (13,0%) и продуктам нефтепереработки (0,1%). Но при подсчетах динамики в годовом выражении ситуация и здесь выглядит благополучной в виде увеличения выпуска на 6,2%.

Отрасль по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию в январе излучала позитив по понятным причинам, показав прирост к декабрю на 7,8%, а в годовом выражении – 6,4%. Зато деятельность по водоснабжению, канализации, контролю над сбором и распределением отходов оказалась абсолютным аутсайдером, так как здесь объем производства упал одновременно и по сравнению с декабрем и январем прошлого года – соответственно на 17,8% и 3,3%.

В целом же по всей промышленности январский выпуск сократился к декабрю на 14,7%. Среди регионов по глубине индустриального спада выделилась Астана с драматическим сокращением объема производства на 55,6%! Сложное положение сложилось также в Актюбинской (26,0%), Алматинской (25,5%) и Восточно-Казахстанской (24,7%) областях. Примечательно, что ни в одном из регионов страны статистики не зарегистрировали увеличение выпуска!

Годовая же динамика объема производства в промышленности выглядит вполне позитивно в виде прироста на 5,2%. Лидируют здесь Атырауская (14,5%) и Костанайская (12,6%) области. В группе аутсайдеров, где в годовом выражении произошло снижение выпуска, оказались Астана (30,5%), Кызылординская (4,5%), Западно-Казахстанская (3,7%), Северо-Казахстанская (0,7%) и Мангистауская области (0,6%).

В заключение отметим также, что Статкомитет СНГ подвел итоги развития промышленности стран-участниц Содружества за прошлый год. В целом по СНГ прирост объема промышленного производства оказался скромным – 1,6%. Лидерами по темпам его увеличения оказались Таджикистан (21,3%), Армения (12,6%), Кыргызстан (11,5%), экономика которых не зависит от добычи углеводородного сырья. Казахстан здесь держится в группе «середняков» с 7,1%, куда он входит вместе с Узбекистаном (7,0%) и Беларусью (6,1%). Далее следуют Молдова (4,2%) и Россия (1,0%), тогда как аутсайдерами оказались Украина и Азербайджан, где объем промышленного производства сократился в прошлом году соответственно на 0,1% и 3,4%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 22 февраля 2018 > № 2506502 Тулеген Аскаров


Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 февраля 2018 > № 2506491

Россия изучает японский опыт увеличения производительности труда

Вопросы повышения производительности труда обсудил министр экономического развития Максим Орешкин в ходе заседания Российско-Японской Рабочей группы высокого уровня по конкретизации Плана сотрудничества с министром экономики, торговли и промышленности Хиросигэ Сэко.

Участники подвели итоги миссии российской делегации по повышению производительности труда в Японию, которая проходила с 20 по 22 февраля. Миссия открыла график мероприятий, реализуемых в рамках Меморандума о взаимопонимании по обмену опытом в области повышения производительности труда, подписанного Сэко 7 сентября 2017 г. во Владивостоке.

Представители российских компаний, федеральных и региональных органов исполнительной власти посетили японские предприятия, занимающиеся производством автомобилей и автокомпонентов, робототехники, электроники и строительного оборудования и изучили их производственные процессы и «историями успеха» в сфере организации труда.

По словам Максима Орешкина, эта миссия – только первый шаг в создании совместного комплексного плана в области повышения производительности труда. «Для нас было очень важно в рамках этого визита не только познакомиться с достижениями японских коллег, но также обсудить возможности дальнейшего сотрудничества с предприятиями», - добавил он. «Реализуя программу, мы рассчитываем на 5% ежегодный рост производительности на предприятиях-участниках. На данный момент работа начата уже в семи регионах на 15 пилотных предприятиях».

В 2017 году в России стартовал проект, направленный на повышение производительности труда. Программа «Производительность труда и поддержка занятости» включает несколько ключевых направлений, которые позволят оказать комплексное воздействие на повышение производительности: реализацию региональных программ, создание Федерального центра компетенций и сети региональных центров компетенций в сфере повышения производительности труда, повышение управленческих квалификаций, меры по устранению административных барьеров, препятствующих росту производительности.

В 2016 году производительность труда в России составила 25,4 долларов/на отработанный час.

Суть программы заключается в том, чтобы создать инструменты системного повышения производительности в России, обеспечив работу на «микро» уровень – компания, организация, учреждение. Цель программы - 5% ежегодный рост производительности на предприятиях-участниках; количество предприятий – не менее 10 в регионе на начальном этапе; в течение 3-5 лет задача – охватить все крупные и средние предприятия. Охват программы – 14,4 млн занятых (В 2016 году число занятых в экономике россиян – 72 миллиона) - это примерно каждый пятый россиянин занятый в экономике).

При реализации программы производительность труда вырастет до 31, 3 доллара на отработанный час к 2024 году. Это обеспечит 2% накопленный рост ВВП к 2024 году.

СПРАВКА

Япония – источник передовых практик в области управления производительностью труда, лидер и идеолог в вопросах внедрения инструментов бережливого производства. В период с 1960 по 1991 гг. Япония имела самые высокие темпы роста производительности в мире. В Японии значител ьное количество государственных организаций занимаются исследованиями в области повышения производительности труда. Примерами таких организаций являются: Министерство труда Японии, Японская ассоциация МОТ, ЯЦПСЭР (японский центр производительности для социально-экономического развития) и др. В Японии показатель производительности труда составляет 41,6 долларов/на отработанный час.

Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 февраля 2018 > № 2506491


Киргизия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 февраля 2018 > № 2506479

Если бы не вступили в Евразийский экономический союз, то экономические показатели Кыргызстана были бы другими. Об этом 22 февраля на заседании правительства сказал министр экономики Артем Новиков.

По его словам, Кыргызстан вовремя вступил в ЕАЭС.

«По базовому сценарию, рост экономики составил бы 3%, то есть по хорошему сценарию. Рост в аграрном секторе составил бы 1,2%-1,4%, объем услуг существенно замедлился бы и внешнеторговый оборот также замедлился, вместе с экспортным потенциалом», - сказал он.

Говоря о 4 уровнях свободы в ЕАЭС, министр отметил также положительные тенденции.

«Вступление в ЕАЭС положительно сказалось на наших мигрантах и позволило сохранить инфраструктуру крупных рынков – Карасуу и Дордой. В рамках 4 степени свободы по первой – свобода рабочей силы, наши мигранты получили те же условия, которые есть для работы в этих государствах: нет необходимости оформлять патент, есть соцобеспечение, они получили доступ к медицинскому страхованию. При этом количество легально работающих увеличилось с 30% до 60%», - сказал он.

Также по остальным степеням свободы наблюдается рост торговли, повышение экспорта Кыргызстана в страны ЕАЭС, сообщил он.

«На сегодняшний день практически все технические регламенты ЕАЭС вступили в силу», - сказал он.

Tazabek

Киргизия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 февраля 2018 > № 2506479


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505379 Леонид Бершидский

Путину необходимо найти способ увеличить доходы россиян

В условиях экономики, в которой доминирует государство, только правительство может помочь увеличить доходы граждан

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Предстоящие президентские выборы в России являются настолько формальными, что президент Владимир Путин даже оказался сниматься в собственных предвыборных роликах. Однако он все же решил позаботиться о том, чтобы реальные доходы населения — по крайней мере, согласно официальной статистике — не снижались. И Федеральная служба государственной статистики сделала все, чтобы этого не произошло.

В понедельник, 19 февраля, Росстат сообщил, что в январе 2018 года реальные располагаемые денежные доходы россиян нисколько не изменились по сравнению с январем 2017 года. Чтобы получить такой результат, Росстату пришлось не учитывать единовременную денежную выплату пенсионерам в размере 5 тысяч рублей, сделанную в январе 2017 года — «в целях сопоставимости», как объяснила служба. Однако все это не помешает Путину заявить, что снижение доходов россиян удалось остановить.

Снижение доходов россиян станет главной проблемой начала четвертого президентского срока Путина. После двух лет рецессии в 2017 году экономический рост возобновился, как и рост розничного товарооборота, однако это скорее объясняется ростом готовности россиян брать потребительские кредиты (после падения на 35% в 2015 году). В номинальном выражении в 2017 году объемы потребительских кредитов вернулись на уровень 2014 года.

Путин и его правительство делают особый акцент на том, что им удалось справиться с инфляцией, которая в прошлом году составила всего 2,5%. Необычайно низкие темпы роста цен позволили Центробанку России снизить свою ключевую ставку до 7,5%, что сделало кредиты более доступными. Однако реальные располагаемые денежные доходы уменьшились на 1,7%, хотя Министерство экономики прогнозировало рост на 0,2%. У российских компаний нет никаких причин для того, чтобы поднимать зарплаты: их совокупный чистый доход уменьшился на 4% по сравнению с прошлым годом.

В условиях экономики, которую все больше контролирует государство — недавние новости о том, что ВТБ Банк покупает акции сети розничных магазинов «Магнит», — это лишь один из примеров, иллюстрирующих эту тенденцию — увеличение государственных расходов является самым надежным способом повысить реальные доходы населения. Однако в 2017 году дефицит бюджета России составил 1,7%, а в этом году, по прогнозам Bloomberg, он составит 1,3%: рост мировых цен на нефть не смог полностью компенсировать сокращение доходов государства. В ближайшем будущем у российского правительства не получится существенно увеличить доходы граждан, не спровоцировав рост долга.

Bloomberg сообщает, что именно такое увеличение в настоящий момент предлагают экономический советник Путина Андрей Белоусов — давний сторонник активного денежного стимулирования — а также более консервативные вице-премьер Игорь Шувалов и министр экономики Максим Орешкин. По неподтвержденным данным, им хотелось бы, чтобы в течение следующего президентского срока Путина соотношение государственного долга и ВВП увеличилось до 16% с нынешних 12,5%. Идея заключается в том, чтобы стимулировать рост через всплеск потребительского кредитования, что позволит собрать 15 триллионов рублей для инвестиций в инфраструктуру, включая строительство автомобильных и железных дорог.

Нет ничего особенно страшного в том, чтобы немного увеличить долг, особенно если российские облигации возвращаются на инвестиционный уровень в этом году — вполне реальная перспектива, учитывая отсутствие новых санкций США, которые могли бы сделать российские ценные бумаги недоступными для многих инвесторов. И даже если не рассматривать расширение иностранных займов, внутренний рынок вполне способен поглотить гораздо больше относительно высокодоходных долговых обязательства правительства. По сравнению с уровнем Европы и США, долг России невелик, поэтому эта страна может позволить себе немного его увеличить.

Однако Путин, по всей видимости, инстинктивно противится долгам. Когда он пришел к власти в 2000 году, соотношение долга к ВВП в России превышало 50%. Путин последовательно реализовывал стратегию, направленную на уменьшение долга, и к 2008 году это соотношение сократилось до 7,4%. Оно снова начало расти из-за глобального финансового кризиса и достигло своего максимума в 2015 году на фоне рецессии, но с тех пор оно опять уменьшилось. Склонность Путина к разумному, консервативному управлению финансами, нашедшая отражение в заметном улучшении внешнего финансового положения России в 2017 году — увеличение золотовалютных резервов на 11,7 миллиардов долларов и увеличение чистых иностранных инвестиций на 48,9 миллиарда долларов — противоречит другому его сильному инстинкту — инстинкту, который толкает его к увеличению присутствия государства в экономике.

Именно этот внутренний конфликт Путину придется разрешить в течение своего следующего шестилетнего президентского срока. Щедрое финансирование инфраструктурных проектов может стать наградой для бизнесменов, особенно для друзей Путина, за их терпеливое отношение к весьма экономически некомфортной позиции Путина на геополитической арене. Нет никаких сомнений в том, что экономика России в этом нуждается: государственные инвестиции в инфраструктуру сократились до 2% ВВП примерно с 4% в 2012 году, а по прогнозу Global Infrastructure Outlook, «инвестиционный разрыв» России — разница между тем, что тратится на дороги, аэропорты, телекоммуникации, водоснабжение и энергоснабжение, и тем, в чем страна действительно нуждается — к 2040 году составит 727 миллиардов долларов.

Это также может помочь остановить падение реальных доходов населения, которое подпитывает апатию россиян и в последнее время даже открытое недовольство под антикоррупционными флагами. Но Путин, хорошо знающий ту систему, которую он подстроил, сомневается в эффективности существенного повышения расходов. А если оно подпитывается резким ростом долга, Путин будет испытывать неуверенность, передавая власть своему преемнику, что конституция обязывает его сделать в 2024 году. Стабильность его режима основана на разумном управлении государственными финансами, а в них уже появились плохо скрываемые дыры, такие как сомнительные активы государственного банка развития ВЭБ. Путин знает, что официальные данные помогут немного замять эти потенциальные проблемы, и он не хочет их усугублять.

Некоторые подсказки касательно планов Путина могут прозвучать в его ежегодном обращении к парламенту, с которым он, вероятнее всего, выступит в конце февраля, сделав его ключевой речью своей несуществующей предвыборной кампании. Даже если мнения избирателей никто не спрашивает, их интересы нельзя полностью игнорировать. Вопрос заключается в том, сможет ли Путин им помочь, не уменьшив при этом степень своего контроля над экономикой.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505379 Леонид Бершидский


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505378 Досым Сатпаев

Лингвистическая деколонизация

Досым Сатпаев, Forbes, США

Ситуация вокруг разработки и принятия нескольких вариантов алфавита на латинице, которая началась осенью прошлого года, позволяет сделать несколько выводов.

С одной стороны, сам переход на латиницу спустя почти 10 лет после того, как об этом впервые было заявлено на уровне руководства страны, вполне логично отражает существующие в обществе демографические тренды и общественные настроения. Для того, что в принципе тяжело было бы сделать еще в 90-х годах, сейчас имеются более благоприятные условия, когда большинство населения страны составляют казахи, появилось целое «поколение независимости», а сфера использования казахского языка стремительно расширяется. Поэтому решение о переходе на латиницу было лишь делом времени. Властям рано или поздно необходимо было учитывать рост национал-патриотических настроений в стране, которые в долгосрочной перспективе будут играть роль одного из важных идеологических направлений. Как гласит одна пословица, если процесс нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Хотя у президента также был еще личный мотив, связанный с его политическими амбициями. Это намерение войти в историю как инициатор создания нового алфавита. В то же самое время тот факт, что переход на латиницу был поддержан многими казахстанцами, также стал одним из важных индикаторов изменения общественных настроений в сторону большего отрыва от российского информационно-политического поля, который ассоциируется с кириллицей. Возникла потребность в лингвистической деколонизации. Тем более что после аннексии Крыма и довольно агрессивной внешней политики Россия частью казахстанского общества стала восприниматься больше в качестве идеологического противника, чем партнера.

С другой стороны, смущает та форма и тот механизм разработки и презентации разных вариантов алфавита, которые использовали казахстанские власти. С сентября прошлого года до нынешнего момента было предложено три варианта алфавита, что подавалось верхами как проекты для всенародного обсуждения.

Вроде бы удачный политтехнологический ход. Но возникало ощущение, что все эти инициативы больше напоминали лихорадочный поиск оптимального варианта алфавита после того, как была дана установка президента сделать все это как можно быстрее. И это несмотря на то, что у филологов, лингвистов и представителей власти было как минимум 10 лет, чтобы многие детали нового алфавита обсудить на берегу, прежде чем спускать на воду проекты, которые были один сырее другого. Тем более что начинали ведь не с чистого листа. В далекие 30-е и 40-е годы прошлого века также были не менее ожесточенные споры по поводу разных вариантов латиницы для казахского языка.

Обычно, с точки зрения эволюции любого экспертного обсуждения, каждый последующий проект должен быть чуть лучше прежнего. В нашем же случае все получилось наоборот. Второй вариант с апострофами оказался хуже первого варианта без них. Но еще более странно, что все эти телодвижения закреплялись указами президента. Возникало такое ощущение, что за уши и глаза главы государства боролись разные группы, каждая из которых лоббировала свой вариант алфавита. В результате опять возникла классическая ситуация, когда хотели как лучше, а получилось как всегда.

Более того, филолого-лингвистический разброд и шатания наверху вызвали неразбериху и новые расколы в обществе по поводу каждого нового варианта алфавита. То есть то, что в принципе должно было объединить людей, наоборот, раскидало их по разные стороны оппонирующих баррикад. Все это в очередной раз подтверждает тезис о глубокой депрофессионализации бюрократического аппарата, который все время торопится отчитаться, даже в таких исторических решениях (очень важных для многих граждан страны), как введение нового алфавита, которого действительно многие ждали.

Но принцип «семь раз отмерь, один раз отрежь» во многих государственных структурах уже давно не работает, так как линейкой разучились пользоваться, а ножницы в основном если и используют, то лишь для того, чтобы нарезать куски чего-нибудь пожирнее, но только для себя.

Возможно, плюсом является то, что при принятии третьего (также далеко не идеального) варианта алфавита, в первую очередь была учтена негативная реакция казахстанской общественности, направленная против варианта с апострофами, необходимость введения которых так и не получила внятного объяснения со стороны разработчиков. Видимо, здесь опять сработала давняя привычка сначала создавать трудности, чтобы потом героически их преодолевать. Но хочется надеяться, что власти поймут, наконец, большую разницу между искренним желанием к чему-то на самом деле прислушиваться и созданием иллюзии того, что они что-то слушают.

Хотя, если копнуть глубже, то все это лишь начало долгого пути. Ведь нас еще ждет немало рисков, связанных, например, с процессом внедрения нового алфавита в массы, где также нужна не спешка, а хорошо просчитанные шаги.

Но чиновники не должны забывать, что любой новый алфавит — это лишь первый кирпич в фундаменте образования. И этот фундамент должен быть прочным, ведь строительство целого дома займет гораздо больше времени. А к этому также надо подходить с умом и не мешать цемент настоящих знаний с раствором необдуманных образовательных авантюр, с которыми мы уже не раз сталкивались за все годы независимости Казахстана. То есть перед страной стоит не менее сложная задача. Сделать так, чтобы наши будущие поколения были не просто грамотными людьми, умеющими читать и писать, а хорошо образованными и конкурентоспособными кадрами, которые могли бы реализовать свои способности и таланты внутри страны, а не за ее пределами.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505378 Досым Сатпаев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 февраля 2018 > № 2504376

В 2017 году в Алматы было создано 45 тыс. рабочих мест

Об этом в ходе отчетной встречи перед населением сообщил аким города Алматы Бауыржан Байбек.

Он отметил, что обеспечение продуктивной занятости и легализация экономики с населением более 2-х миллионов выходят на первый план.

«За последние годы нами ведется системная работа по снижению объема «серой» экономики. Как вы знаете, по поручению Елбасы в стране проведена масштабная легализация. В результате в 2016 году по Алматы в экономику вовлечено имущества и денег на 3,9 трлн. тенге, то есть это ежегодно дает нам по 100 млрд. тенге в виде налогов. Также в городе комплексно внедряются безналичные платежи на общественном транспорте, парковках, объектах досуга, модернизируются рынки и торговые центры. Уже сегодня 54% безналичных расчетов Казахстана приходится на Алматы», - сказал Бауыржан Байбек.

При этом большая работа в течение прошлого года проведена и по легализации в сфере занятости. Актуализирована городская база данных, обновлены социальные статусы почти 235 тысяч человек.

Так, более 22 тыс. лиц, предоставлявших в аренду недвижимость, занимавшихся частным извозом, репетиторством, сетевым маркетингом встали на налоговый учет. Почти 1,5 тыс. наемных работников, ранее получавшие зарплату в конвертах, заключили трудовые договоры. Теперь эти люди охвачены мерами социальной защиты.

Вместе с тем, выявлено 14,5 тыс. незарегистрированных временно безработных, то есть граждан - не имеющих официального дохода, не участвующих в накопительной пенсионной системе и не платящих налоги, поэтому необходимо создавать для их трудоустройства.

«С сентября городской Центр занятости начал работу в новом формате. По принципу «одного окна» можно выйти на биржу труда, где в электроном формате размещено более 35 тысяч вакансий, оформить пособие, получить консультации по легализации трудовых отношений. В целом за счет государственных программ и антикризисных мер в прошлом году создано 45 тыс. рабочих мест – это в 2 раза больше предыдущего года», - сообщил глава мегаполиса.

В текущем году Дорожной картой продуктивной занятости по Алматы планируется охватить более 32 тыс. человек.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 февраля 2018 > № 2504376


Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303

Министерство здравоохранения Узбекистана предлагает узаконить административную ответственность для должностных лиц, отказывающих гражданам в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи.

Минздрав предлагает дополнить Кодекс об административной ответственности статьей 59. Согласно этой поправке, за необоснованный отказ в предоставлении экстренной и неотложной медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни или здоровья состоянии, должностные лица будут оштрафованы. Сумма штрафа составит от 5 до 10 МРЗП (на сегодняшний день 1 МРЗП равен 172 тысячи 240 сумов).

Соответствующий законопроект сегодня, 21 февраля, был размещен на специальном портале СОВАЗ. Напомним, что в обсуждении проектов законов, размещаемых на это площадке, может принять любой гражданин Узбекистана.

Узбекистан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 21 февраля 2018 > № 2504303


Казахстан. Киргизия. Белоруссия. ЕАЭС. РФ > Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 21 февраля 2018 > № 2504257

Во вторник в Бишкеке эксперты Евразийского экономического союза (ЕАЭС) внесли последние поправки в итоговый Договор о пенсионном обеспечении, согласно которому, граждане стран ЕАЭС смогут получать пенсии в государстве, в котором работают.

Этот документ обсуждают уже два года. Подписание затягивается из-за разного законодательства в странах Союза. В частности, отличается возраст выхода на пенсию, а также принципы расчета суммы выплат, сообщает телеканал "МИР 24".

"Пенсия будет назначаться по принципу пропорциональности. Если гражданин Кыргызстана проработал в родной стране 15 лет, и 10 лет в России, или в Казахстане, или в Беларуси, или в Армении - соответственно, за последние 10 лет ему будет платить пенсию другая страна. А за 15 лет - Кыргызстан", - пояснил председатель социального фонда Кыргызской Республики Тенизбек Абжапаров.

На заработках в странах ЕАЭС находятся до одного миллиона граждан Кыргызстана. За последнее десятилетие они отправили на родину около $16,5 млрд. 95% от этой суммы приходится на долю работающих в России.

"Сегодня в Кыргызстане средняя пенсия составляет 80 долларов. Эту сумму получают 640 тысяч человек. Именно столько в стране пенсионеров. В последний раз выплату повышали в 2017 году на 10%. Очередное повышение планируется этой осенью. В Казахстане размер пенсии составляет в среднем 206 долларов. Пользуются ей около двух миллионов человек. Сумма выплаты повышается ежегодно. Пенсионеры Армении, их примерно полмиллиона, получают от государства в среднем по 85 долларов. Последнее повышение проводилось в 2015 году сразу на 15%. Среди стран содружества больше всего пенсионеров в России - более 40 миллионов. Средняя пенсия составляет примерно 253 доллара, а последнее повышение было в прошлом месяце - почти на 4%. А в Беларуси средний размер пенсии 160 долларов, последний раз повышали ее в ноябре 2017-го на 5%. Эти выплаты в стране получают более 2,5 миллиона человек", - говорится в сюжете.

Казахстан. Киргизия. Белоруссия. ЕАЭС. РФ > Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 21 февраля 2018 > № 2504257


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 21 февраля 2018 > № 2504255

Аким Алматы Бауыржан Байбек сегодня в ходе отчетной встречи перед населением рассказал о создании 50 тыс. рабочих мест в Алматы при реализации проектов-драйверов развития города, передает Kazakhstan Today.

Как сообщили в пресс-службе акима, в настоящее время разработаны 50 проектов-драйверов развития Алматы, призванные обеспечить дальнейший рост экономики и повысить комфортность города. Все они соответствуют целям и задачам январского Послания Елбасы.

Наибольшее количество проектов (20%) приходится на сферу транспорта, 16% - на проекты цифровизации и "умных технологий", по 12% - на спорт и энергетику, 10% - здравоохранение. По словам Байбека, 50 драйверов привлекут не менее 1 трлн тенге инвестиций и обеспечат создание более 50 тыс. рабочих мест.

"Экономика города показывает рост по всем отраслям. Рост экономики по итогам года прогнозируется на уровне не менее 3%. Для такой большой экономики, как алматинская, это хороший результат. В прошлом году создано 45 тыс. рабочих мест - это в 2 раза больше предыдущего года. Для поддержания стабильного роста экономики мы стимулируем внутренний спрос через развитие инфраструктуры, комфортной городской среды, а также создание благоприятных условий для привлечения инвестиций, в том числе иностранных", - сказал аким Алматы.

В частности, по информации пресс-службы, на территории города работают две специальные зоны, где создана необходимая инженерная и дорожная инфраструктура. В текущем году по поручению главы государства СЭЗ "Алатау" планируется преобразовать в СЭЗ "Алматы". Для инвесторов будут сохранены все льготы и преференции с расширением перечня приоритетных проектов в сферах оборонной промышленности, фармацевтики, машиностроения.

Также, по словам главы города, развитию бизнеса будет способствовать новый мастер-план Алматы. В нем будут отражены планы по развитию города до 2030 года. Это будет широко обсуждаться с общественностью и экспертами.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 21 февраля 2018 > № 2504255


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 февраля 2018 > № 2514371

Чего добился Данияр Акишев за два года своей работы? Часть 1

Айгуль ИБРАЕВА, Динара ШУМАЕВА

В ноябре 2015 года Данияр Акишев был назначен председателем Национального банка РК, сменив на этом посту Кайрата Келимбетова. Тогда это назначение расценивалось многими финансистами как антикризисная мера по спасению экономики, доведенной почти до отчаяния неуклонным падением курса тенге. Редакция «Къ» решила разобраться, к каким итогам в результате пришел Нацбанк в своей деятельности за последние два года и как оценивает работу г-на Акишева профессиональные участники и независимые аналитики.

Итак, что же досталось в наследство г-ну Акишеву от предыдущего главы Нацбанка Кайрата Келимбетова?

Никто не будет спорить, что Данияр Акишев пришел в сложный период для экономики Казахстана и всего финансового рынка. После двух резких девальваций в 2014-2015 годах (со 155 до 180 и с 185 до 250 тенге), курс тенге продолжал неуклонно падать вниз и казалось, что уже ничего не может его остановить.

Новый глава был принят на должность 2 ноября 2015 года, тогда средневзвешенный курс тенге на KASE составлял 272 тенге за доллар, уровень инфляции по итогам 2015 года составил 13,6% и был самым высоким за последние 7 лет (последний раз до этого высокий уровень инфляции был зафиксирован в 2007 году) (рис. 1).

Также в наследство достались аномально высокие ставки на денежном рынке. Базовая ставка Нацбанка тогда составляла 16,0% (надо сказать, что как инструмент денежно-кредитной политики НБ базовая ставка была введена регулятором только со 2 сентября 2015 года). По состоянию на 6 ноября 2015 года индикатор TONIA закрылся на уровне 50,35%, TWINA – на уровне 41,92%. В декабре того же года ставки зашкаливали выше 300% (21 декабря TONIA закрылся на 317,95%) (рис. 2). Это были самые высокие ставки на денежном рынке за последние 10 лет (рис. 3).

Резкие девальвации 2014-2015 годов привели к тотальному бегству активов из тенге. По данным НБ РК, степень долларизации депозитов в банках составила почти 70% на конец 2015 года, увеличившись с 55% за год. Индекс KASE, демонстрирующий стоимость наиболее ликвидных акций на бирже, за 2013-2015 годы снизился до 858,79 пунктов (на 13,4% за три года).

Стоит признать, что цены на нефть и другие энергоресурсы с начала 2015 года также падали, что напрямую влияло на продолжающееся обесценение тенге.

Таковы были основные ключевые показатели финансового рынка и экономики до прихода нового главы НБ.

Стабилизация курса тенге

По словам опрошенных финансистов, главных заслуг нового главы Нацбанка было несколько. Первое и самое главное – это стабилизация курса тенге.

В январе 2016 был зафиксирован самый высокий пик за всю историю Казахстана – 385 тенге за доллар. Тогда многие «аналитики» предрекали курс в 400 и даже 500 тенге.

Но неожиданно для всех курс тенге стал укрепляться, зафиксировав уровень 328 тенге на конец апреля, затем снова девальвировал до 353 в конце июля и снова стал плавно спускаться вниз. В результате 2016 год курс тенге «закрыл» на отметке 323,5 тенге. До мая 2017 года тенге еще немного укрепился до 320 тенге, затем доллар снова стал дорожать до 344 тенге на начало октября и закончил год плавным укреплением до 325 тенге за доллар. Цены на нефть с начала 2016 года также стали постепенно восстанавливаться, что также внесло свой вклад в стабилизацию курса тенге.

В результате за два года тенге укрепился на 15,5% (с 385 тенге до 325 тенге за доллар).

Поскольку с 20 августа 2015 года Нацбанк перешел на свободно плавающий курс тенге (означающий отход от поддержки фиксированного коридора курса тенге), регулятор не имел права вмешиваться в ход торгов на валютном рынке и устанавливать жесткий коридор как раньше. Однако Нацбанк оставил за собой право вмешиваться в курсообразование тенге в чрезвычайных ситуациях, чтобы сглаживать резкие колебания курса.

В 2016 году на стабилизацию курса Нацбанк потратил 2,9 млрд долларов, в 2017 году – 1,5 трлн тенге.

«Участие Национального Банка на валютном рынке за период с января по август 2016 года было связано со сменой валютных предпочтений населения и ростом привлекательности инструментов в национальной валюте. Для ограничения резких колебаний курса, не отражающих влияние фундаментальных факторов, Национальный Банк выступал в роли покупателя иностранной валюты», - говорилось в пресс-релизе регулятора, посвященного итогам 2016 года.

По данным Нацбанка, участие регулятора в 2017 году было минимальным (1,7% от годового объема биржевых торгов). «Проведение интервенций было направлено на ограничение резких колебаний курса. При этом Национальный Банк не имел целью поддержать какой-либо уровень курса тенге по отношению к иностранным валютам», - также говорится в официальном сообщении Нацбанка, посвященного итогам 2017 года.

В 2016 году руководители банков достаточно позитивно оценивали политику Нацбанка на валютном рынке и его вклад в стабилизацию курса тенге. Так, в интервью «Къ» в апреле 2016 года председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова признала, что «стабилизация курса есть» и интервенции Нацбанка оправданны.

«Вопрос, наверное, масштаба интервенций. Сегодняшние объемы интервенций – небольшие, опять-таки они находятся на нижнем уровне, не дают сильно укрепиться тенге. При этом Нацбанк достаточно свободно и открыто дал верхнюю границу, и тенге может ослабевать. То есть регулятор не тратит резервы на поддержание курса, они пополняют резервы за счет скупки долларов. Вот при тех объемах интервенций, которые сегодня осуществляются, на мой взгляд – да, все делается правильно», - сказала она.

Председатель правления Нурбанк Эльдар Сарсенов считает вклад Национального банка в стабилизацию курса «бесспорным». «Интервенции регулятора, направленные на стабилизацию курса тенге вполне оправданны с точки зрения тех задач по удержанию инфляции в целевом коридоре, стабилизации цен и сведению к минимуму негативного влияния на экономику волатильности на внутреннем валютном рынке Казахстана. К слову сказать, на протяжении четвертого квартала 2016 года Национальный Банк не проводил валютных интервенций на валютном рынке, сведя свое участие в валютных торгах к 0%; курс тенге формировался исключительно под воздействием фундаментальных факторов», - прокомментировал он «Къ».

Подводя итоги 2017 года председатель правления Евразийского банка Павел Логинов в интервью «Къ» добавил: «Позитивно, что в этом году (в 2017 – ред. Къ) не сработал девальвационный сценарий, несмотря на высокие ожидания, наоборот, мы видим, что тенге стабилен, уровень инфляции и платежный баланс страны также стабильны».

По мнению генерального директора ИК «Фридом Финанс» Тимура Турлова, после очень масштабного ослабления тенге в 2015-ом году конъюнктура сырьевых рынков, безусловно, благоволила национальной валюте, однако Национальному банку пришлось действовать в условиях утраты доверия к национальной валюте, и сейчас уже очевидно, что это доверие хоть и не очень быстро, но восстанавливается.

Возращение доверия к тенге

Стабилизация курса способствовала росту доверия населения к тенге, что видно по валютной структуре депозитов в БВУ. К примеру, в 2016 году уровень долларизации депозитов снизился за год с исторически максимального уровня в 70% до 55%. По итогам апреля 2017 года было зафиксировано превышение тенговых депозитов над валютными — 51,2% против 48,8%. На конец прошлого года уровень долларизации вкладов составил уже 52,3%.

Наряду с дедолларизацией депозитов стал сокращаться спрос на наличную иностранную валюту в обменных пунктах страны. Так, объем покупки населением доллара США за два года сократился на 45,9% - с $1,67 млрд в декабре 2015 года до $901,83 млн в декабре 2017 года.

На рынке ценных бумаг вырос спрос на активы казахстанских эмитентов в тенге. К примеру, совокупный объем торгов на Казахстанской фондовой бирже в 2017 году вырос относительно 2016 года на 60,3%. За 2017 год индекс KASE вырос на 804,8 пунктов или 59,3%. По данным Bloomberg, индекс KASE занял третье место в мире по скорости роста.

В интервью «Къ» заместитель председателя правления Казахстанской фондовой биржи Наталья Хорошевская отметила, что рекордный рост индекса KASE в 2017 году отчасти связан с возвращением доверия инвесторов к активам в тенге. «Если говорить в целом о рынке акций, индекс KASE в прошлом году активно рос, в этом году рост продолжился. Связано это, на мой взгляд, с двумя причинами.

Во-первых, была длительная стагнация, и индекс падал или находился в боковом тренде – этому способствовал целый ряд факторов – кризис, который начался в мировой экономике в конце нулевых, затем девальвационный период, когда инвесторы старались избавляться от тенговых активов, затем было неверие, что рынок может восстанавливаться и показывать какую-то доходность. Но мы видим сейчас относительную стабильность ключевых ставок, инвесторы возвращаются в тенговые инструменты. Рост, конечно, очень высокий для фондового рынка – на 50% в прошлом году и еще 50% в этом году», - сказала она.

Работа Нацбанка по совершенствованию валютного регулирования ведется и в правовом аспекте. В последних изменениях в законопроект о валютном регулировании предусмотрено расширить охват информации о валютных операциях, повысить эффективность валютного контроля, в том числе для противодействия выводу денег из страны.

Денежно-кредитная политика Нацбанка

Базовая ставка

Под началом Данияра Акишева Нацбанк проводит политику смягчения денежно-кредитных условий и постепенного сокращения уровня базовой ставки в Казахстане.

К концу 2015 года высокие ставки по операциям денежного рынка были установлены в качестве ответной реакции на снижение цен на нефть, рассказывает директор аналитического центра Ассоциации финансистов (АФК) Павел Афанасьев. НБ РК объявил о переходе к режиму инфляционного таргетирования, что сути работы центрального банка не изменило – стабильный уровень цен в стране по умолчанию является основным приоритетом работы любого центрального банка, отмечает аналитик.

За 2016 год уровень базовой ставки сократился на 5 процентных пункта – с 17% до 12%. В 2017 году показатель был понижен еще на 1,75%. В январе 2018 года Национальный Банк принял решение снизить базовую ставку на 0,5 процентных пункта до 9,75%. Решение Нацбанка по снижению базовой ставки было обусловлено более низким фактическим уровнем инфляции по итогам 2017 года по сравнению с прогнозной траекторией, оценками по дальнейшему замедлению инфляционных процессов, сохраняющимся слабым восстановлением внутреннего спроса, а также благоприятными тенденциями на внешних рынках.

Эксперты, в целом, достаточно позитивно оценивают ослабление монетарной политики в Казахстане. Так, подводя итоги 2016 года, заместитель председателя правления по корпоративному бизнесу ДБ АО «Сбербанк» Ельдар Тенизбаев в интервью «Къ» рассказывал, что после увеличения в начале 2016 года ставок по вкладам в национальной валюте, а также стабилизации курса тенге, сложилась тенденция перетока валютных вкладов в тенговые.

«При этом стоит отметить роль регулятора по обеспечению стабильности на рынке фондирования средств и плавное снижение базовой ставки. В 2017 году ожидаем дальнейшее снижение базовой ставки, что позволит увеличить объемы кредитования банками и будет способствовать дальнейшей индустриализации и диверсификации экономики Казахстана», - сказал тогда он.

«Мы солидарны с намерением Национального Банка продолжить политику денежно – кредитного смягчения путем дальнейшего снижения базовой ставки и в 2018 году в случае наличия позитивных предпосылок в экономике Казахстана и стран торговых партнеров», - прокомментировали в Нурбанке

Оценивания монетарную политику НБ, Тимур Турлов считает, что, безусловно, Национальный банк сейчас действует предельно корректно и последовательно, в рамках того, как регулятор должен действовать в рамках инфляционного таргетирования в текущих условиях. «Казахстан живёт в этих условиях только третий год, но можно уже смело говорить о нормализации процентной политики и очень разумных темпов замедления инфляции», - добавил он.

«В соответствии с основными направлениями ДКП постепенность снижения ключевых индикаторов продиктована необходимостью поддержания восстановительных процессов в экономике», - считает специалист Департамента казначейства АО «Жилстройсбербанк Казахстана» Габит Мадеш.

Согласно опросу проведенному «Къ», участники финансового рынка ожидают дальнейшего снижения базовой ставки регулятором до конца 2018 года.

«Мы ожидаем, что проводимая Национальным Банком денежно-кредитная политика в 2018 году будет нацелена на сдерживание инфляционного давления, но при этом не станет ограничивать, а простимулирует деловую активность», – указал управляющий директор АО «Qazaq Banki» Данияр Жарылкасынов.

«В текущем году Нацбанк, как и в прошлом продолжит придерживаться умеренно-жесткой денежно-кредитной политики в режиме инфляционного таргетирования, снижая ставку медленно и осторожно, принимая во внимание статистику по изменению потребительских цен», - полагает директор департамента аналитики АО «Казкоммерц Секьюритиз» Нурлан Ашинов.

Таргетирование инфляции

Одной из главных заслуг Данияра Акишева за последние два года финансисты называют обеспечение стабильности цен и снижению уровня инфляции. Так, в январе 2018 года годовая инфляция в Казахстане составила 6,8%, тогда как в середине 2016 года показатель достигал 17-18%.

Таким образом, за полтора года удалось сократить рост цен на основные виды товара в стране почти в три раза. Целевой ориентир регулятора по инфляции установлен на 2018 год в диапазоне 5–7%. Обеспечение данной цели будет важным шагом к постепенному снижению инфляции до 4% к концу 2020 года, отмечают в Нацбанке.

Постепенное снижение инфляции к таргетируемому НБ РК уровню будет положительно отражаться на инфляционных ожиданиях населения, способствующих сбалансированному увеличению потребления появлению возможности планирования расходов, а также в среднесрочном периоде приведет к постепенному устойчивому восстановлению экономической активности, считает Нурлан Ашинов.

Управление ликвидностью

Работа Национального банка стала более разнообразной и прозрачной, с точки зрения инструментария, а также коммуникаций, отмечают в Ассоциации финансистов Казахстана. «Было бы несправедливо проигнорировать тот факт, что правила игры на валютном и денежном рынках стали намного более прозрачными», – говорит Павел Афанасьев, – «Так, НБ РК ежедневно проводит аукционы по размещению краткосрочных нот, доходность по которым находится в рамках коридора базовой ставки – участники рынка заинтересованы в этой доходности, так как она гарантированная и с нулевым риском. Доходность операций на биржевом денежном рынке (привлечение/размещение короткой ликвидности посредством операций репо и свопов) также находится в указанном диапазоне».

После существенного обесценения тенге и очередного в истории Казахстана перехода к «свободно плавающему обменному курсу» в августе 2015 года, денежная масса страны сильно выросла, рассказывает спикер.

«Тут, кстати, нельзя не сказать о том, что на этот раз обменный курс стал куда более «свободно плавающим», чем когда-либо», - говорит эксперт. Для этого достаточно взглянуть на исторический график по паре USD/KZT. Начиная с августа 2015 года денежная масса в стране выросла более чем на 50% или 6,5 трлн тенге – это именно тот объем новых денег, которые условно потребовала экономика при новом курсе. К текущему моменту НБ РК изымает около 4,8 трлн тенге указанной ликвидности на регулярной основе посредством нот, депозитов и операций прямого репо».

Как образовалась эта ликвидность? Экономические субъекты, они же банковские клиенты, при конвертации валютных поступлений на локальном рынке по новому курсу представляют соответствующий спрос на тенге и если до этого, условно одну проданную бочку нефти можно было сконвертировать по курсу 185 тенге за доллар и получив, опять же, условно 9 250 тенге за баррель (при средней стоимости в 50 долларов США по Brent, казахстанская нефть дешевле), то теперь один баррель уже конвертируется, скажем по курсу 330 тенге, что нам даёт уже спрос на локальную валюту в размере 16 500 тенге, что почти в два раза больше.

«Центральный банк начинает «встречать» предложение иностранной валюты в такие периоды и увеличивать таким образом размер денежной массы. На мой взгляд, свою работу центральный банк делает так, как может, и в рамках своей ответственности делает это неплохо», - подчеркнул глава аналитического Центра АФК.

В целом, анализируя работу Нацбанка за два года, в Нурбанке отметили, что в течение двух прошедших лет работу Данияра Акишева, в целом, можно оценить в основном с положительной стороны.

«В качестве основным заслуг Данияра Акишева на посту председателя Национального банка мы бы отметили эффективно проводимую политику по дедолларизации экономики Казахстана, обеспечение стабильности цен и снижению уровня инфляции до целевых уровней. В 2016-2017 годах Национальному банку также удалось добиться стабилизации цен и на валютном рынке. Кроме этого, Нацбанк провел большую работу по очистке балансов банков от проблемных займов. На конец 2017 года NPL БВУ достиг 9,3%», - прокомментировали в банке.

Во второй части статьи будет проанализирована деятельность Национального банка в части регулирования банков за 2016-2017 годы.

(Продолжение следует)

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 февраля 2018 > № 2514371


Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511296 Денис Мантуров

Глава Минпромторга о восстановлении промышленности в период санкций.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров в интервью RNS рассказал о сроках возможного слияния ОАК и «Ростеха», перспективах разработки сверхзвукового самолета, введении программы продпомощи и о том, когда в России может быть легализована торговля алкоголем в интернете.

Денис Валентинович, недавно Минфин США опубликовал «кремлевский доклад», в который попали как представители власти, так и практически все крупные бизнесмены. Известно ли вам о требованиях со стороны иностранных компаний предоставить им дополнительные гарантии — в частности, включать в договоры с российскими компаниями пункт об их расторжении в одностороннем порядке? Какие риски это несет?

Я слышал от наших компаний о том, что от их коллег поступали такие предложения, чтобы захеджироваться условно от каких-то рисков, но как я понимаю, наши компании категорически возражают такой постановке вопроса. Но если это будет касаться всего лишь госкомпаний — такой диспут был, я просто не хочу называть компании и тему, но такой диспут был — мы категорически против, мы с такими партнерами работать просто не будем, кто будет пытаться требовать вставлять такие разделы в договора.

Сейчас много говорится про объединение ОАК и «Ростеха», но «Ростех» под санкциями и многие сегодня опасаются, что вхождение в структуру госкорпорации может навредить крупнейшему российскому проекту МС-21? Какую синергию вы видите от этого объединения? В какие сроки, на ваш взгляд, возможно объединение и правда ли, что объединение ОАК с «Вертолетами России» будет первым этапом?

Для начала ОАК сам под санкциями, поэтому вхождение структуры, которая находится под секторальными санкциями в другую структуру, в данном случае в «Ростех», не будет вносить никакого изменения с точки зрения своей сути. С точки зрения влияния на проект МС-21, то сейчас же работа ведется, ну она и будет в дальнейшем вестись.

Что касается объединения с «Вертолетами России», да, мы прорабатываем такой вариант, но сказать, когда это точно произойдет и в каком формате, сегодня говорить рано. Требуется детальная проработка всех корпоративных, экономических аспектов, но могу сказать однозначно, что касается итогового экономического эффекта от консолидации таких активов, то он очевиден — и по пересечению производственных мощностей, и по пересечению в части закупок и по созданию дополнительных мощностей. Это как раз дает колоссальную синергетическую составляющую.

Другой вопрос, когда это точно произойдет, я не взялся бы за этот прогноз. Это зависит от многих факторов. Если говорить о вхождении, то в этом году это реалистично. А что касается процесса объединения, то он займет более существенные сроки.

Президент России Владимир Путин после просмотра испытательного полета бомбардировщика Ту-160М в ходе общения с его создателями и испытателями предложил подумать над созданием гражданской версии подобных самолетов. Но для создания таких самолетов нужны гарантии от покупателей, так как это все же штучный товар. С кем-то уже ведутся переговоры? Кто, на ваш взгляд, может стать покупателем таких самолетов, в какие сроки они могут быть созданы и какой объем средств на них может быть потрачен?

Это не на базе ТУ-160М, это должна быть совершенно новая машина с техническими и технологическими решениями.

Кто может стать покупателем такого самолета?

В зависимости от того, какой будет облик этой машины. У ОАК действительно есть наработки, которые велись с поддержкой государства и с участием НИЦ Жуковского на базе нашего центрального авиационного института. Что касается финального облика, то тут очень много вариантов, но пока, по крайней мере, наиболее реалистичной выглядит именно версия делового самолета - от 8 до 50 пассажиров. А какая будет конкретно конфигурация, на сегодняшний день пока говорить рано.

По мере продвижения НИИровской части будут в последующем приниматься и решения о финансировании опытно-конструкторских работ, и о потенциальных потребителях. Если мы говорим о деловой авиации, то это бизнес-структуры. Что касается версии, которая будет перевозить 50 пассажиров, то нужно будет исходить из стоимости билета, если это не индивидуальный бизнес-самолет.

Предварительный интерес к таким самолетам от кого-то уже исходил?

Пока нет. Чтобы переговоры велись, нужно понимать сколько такая машина будет стоить и какие будут технические характеристики.

А сколько она может стоить тоже нет понимания?

Нет, конечно. Пока только НИИровские работы ведутся, как минимум, еще потребуется два года для завершения научно-исследовательских направлений и только потом принимать решение, идем мы в ОКР (опытно-конструкторские разработки. - RNS) или нет, так как ОКР — это уже серьезные затраты. Пока это незначительные ресурсы.

Разрабатываются ли в России какие-то проекты по выпуску инновационной гражданской продукции — например, летающие такси, инновационные скоростные поезда по типу проекта Hyperloop др.? Когда их можно ожидать в России?

Всегда инноваторы и предприниматели, которые заинтересованы в развитии высокотехнологичных и, возможно, футуристичных направлений, они всегда есть и будут. Мы будем поддерживать такого рода направления, когда будем понимать о том, где тот или иной образец или сегмент продукции может быть использован. Я верю в то, что рано и ли поздно появятся какие-то прорывные вещи, которые аналогичны тому, что вы назвали. Наши предприниматели также в этом направлении работают.

В январе продажи новых легковых автомобилей в России показали самый большой рост - 31%. Каков ваш прогноз по росту российского авторынка в 2018 году? Есть ли у России шансы стать крупнейшим рынком в Европе по объемам продаж и когда это может произойти?

Россия как автомобильный рынок в Европе по результатам 2017 года заняла пятое место, но если учитывать результаты января, у нас есть оптимизм в целом по результатам этого года. Конечно, хотелось бы, чтобы весь год также был бы продуктивен как январь, но если быть реалистами и исходить из базовых сценариев наших стратегий и прогнозов, мы были бы рады и довольны результатом в параметре 10% по результатам года, в первую очередь, в производстве.

Имея низкую базу предыдущих лет, всегда первый год показывает более значительный результат, потом постепенно это все балансируется и выравнивается. Но мы ставили перед собой целью и задачей выйти на параметр 2,5 млн автомобилей к 2025 году. С учетом того, что у нас созданы мощности в стране по производству 3 млн автомобилей уже, то постепенно двигаясь в этом направлении, мы будем подходить к тем цифрам и параметрам, которые будут нас выводить в лидеры рынков Европы.

Если мы будем двигаться с темпом от 7% до 10% в год, то цель о которой я сказал в 2,5 млн в 2025 году, абсолютно реалистична. Но давать четкий прогноз как это быстро случится и случится ли вообще - это достаточно сложно и зависит от многих факторов. Например, никто не предполагал, что в 2014 году рынок так сильно просядет. Поэтому мы исходим из того, что есть базовый сценарий 7-10% и он будет хорошим для нас результатом, если мы каждый год будем его демонстрировать.

Как идет работа по внедрению электронного ПТС в России? Могут ли быть вновь перенесены сроки запуска проекта, намеченные на июль?

Проходит тестирование, в техническом плане мы точно готовы уже сегодня это вводить, и точно с 1 июля это будет введено. Никаких обсуждений по переносу не ведется.

Нужно ли будет автовладельцу платить деньги за полный доступ к данным своего автомобиля при совершении сделок купли-продажи при использовании электронного ПТС?

При покупке и купле-продаже да, оператор будет взимать плату также, как и сегодня это происходит при осуществлении сделок купли-продажи даже на вторичном рынке. Поэтому в данном случае это не будет обременением для потребителей. Мы заинтересованы в том, чтобы это все было реализуемо и экономически целесообразно для операторов и, с другой стороны, комфортно для потребителей.

На каком этапе согласование законопроекта о легализации продажи алкоголя в интернете? Когда, по оценкам Минпромторга, он будет запущен и с каких напитков начнется эксперимент?

Я не буду давать точный прогноз, когда это произойдет, сегодня это находится на руке Минфина. Мы согласовали законопроект, думаю, что очень оптимистично должны завершить эту работу в ближайшие месяцы. В первую очередь, это касается продажи вина, слабоалкогольных напитков, потом уже речь будет идти и о крепких алкогольных напитках.

Когда по мнению Минпромторга, может быть запущена программа продовольственной помощи населению? Не отказались ли от нее вообще в связи с отсутствием средств на ее реализацию?

Никто от этого не отказался. Что касается сроков, мы очень надеемся, что это произойдет со следующего года.

Объем продукции зарубежного производства на российских прилавках, по данным Росстата, достиг своего исторического минимума. Что в связи с этим делается для повышения качества российской продукции?

Роспотребнадзор, Россельхознадзор, Росстандарт - эти ведомства обеспечивают не только контроль, но и следят за движением продукции на прилавках. Роскачество, как автономная некоммерческая организация, которая была создана по инициативе правительства, проводит большую работу и за последние 2,5 года уже более 170 компаний отмечены знаком качества. Они отвечают повышенным требованиям ГОСТов, получают таким образом продвижение на рынок, возможность увеличения объемов продаж и конечно, это в первую очередь влияет на качество, которое становится лучше.

Это касается не только продуктов питания, но и других видов промышленной продукции. Мы исходим из того, что государство и потребители должны быть совместно заинтересованы в том, чтобы продукция на рынке была качественная, чтобы она и соответствовала ГОСТам.

Если брать исследования последнего года по хлебу, то, по-моему все уже убедились, что у нас нет нарушений по производству хлебной продукции. Были только ряд замечаний и нарушений в части упаковки, что точно не влияет на качество произведенной продукции. Или вот если вспомнить проводимые в 2016 году исследования по рыбной продукции, когда минтай продавался под видом других, более дешевых сортов рыбы – вот повторные исследования показали, что только какие-то штучные нарушения и отклонения сохранились.

И это в основном за счет такой работы. Такие исследования мотивируют торговые сети, производителей, заботиться о качестве, а потребителю постоянно поддерживать интерес к этому – это стимулирует продавать и производить качественную продукцию. Это такая совместная работа общества и государства.

Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511296 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 февраля 2018 > № 2505237 Михаил Александров

Несите доллары. Новая амнистия капиталов в вопросах и ответах

Михаил Александров

адвокат, партнер Адвокатского бюро А2, основатель проекта A2Time.RU

Новая амнистия капиталов, объявленная в преддверии президентских выборов, — это последний шанс «обелить» свои активы на ближайшее десятилетие. Что о ней нужно знать и как она будет работать?

В череде «предвыборных подарков» есть кое-что не только для граждан, но и для среднего и даже крупного бизнеса. Наряду с прощением долгов по транспортному и имущественному налогам Госдума оперативно выполнила поручение президента и приняла закон о новой амнистии капиталов, который позволяет в упрощенном порядке задекларировать зарубежные активы и иностранные компании без уплаты налогов и риска привлечения к ответственности.

Закон о предыдущей амнистии был принят в июне 2015 года, а сама амнистия проходила первоначально в срок до 31 декабря 2015 года включительно, но потом была продлена до июля 2016 года. Даже за этот недолгий период закон успел претерпеть две правки, причем последние изменения были внесены уже в апреле 2016 года. Только после этого многие юристы сочли амнистию более-менее продуманной.

По разным оценкам, в ходе первой амнистии было подано всего от 3500 до 7000 деклараций, что ничтожно мало. Этот неуспех объяснялся как весьма скромным освещением самой инициативы на государственном уровне, так и юридическими проблемами. Фактически полноценно амнистия работала в апреле, мае и июне 2016 года, то есть всего три месяца.

Тем не менее после всех доработок закон получился достаточно сбалансированным, и при принятии новой амнистии капиталов Госдума ограничилась внесением еще нескольких уточнений в уже существующий документ 2015 года и продлением сроков его действия.

Итак, что же получилось в преддверии марта 2018 года?

Срок действия

Сначала о сроках. Декларация в ходе «второго этапа декларирования», как это названо официально, может быть подана с 1 марта 2018 по 28 февраля 2019 года. Таким образом, на декларирование отводится год.

Что можно задекларировать?

Во-первых, широкий круг имущества: земельные участки, любая недвижимость, транспорт, ценные бумаги, акции и доли участия в капиталах российских и иностранных компаний.

Во-вторых, счета в банках, в том числе и закрытые счета. Также можно задекларировать счета, которые открыты не на имя декларанта, но он при этом является их бенефициаром.

В-третьих, можно задекларировать владение контролируемыми иностранными компаниями, не принадлежащими напрямую декларанту.

К сожалению, изменения в закон в отношении движимого имущества так и не были внесены. Еще во время первой декларационной компании Минфин разъяснял, что термин «имущество» должен пониматься так, как он определен в Гражданском кодексе, то есть включать в себя в том числе и движимое имущество, но сам закон в этой части остался прежним.

К слову, важной особенностью стало внесение в текст уточнения, что именно Минфин дает официальные разъяснения по вопросу применения закона.

Пожалуй, с учетом последних тенденций стоит ожидать, что один из первых вопросов, который зададут министерству, будет касаться возможности декларирования криптовалют.

Надо ли возвращать имущество в Россию?

Нет. Самая первая версия закона содержала требование о возврате имущества и капиталов из офшоров, но впоследствии эти положения были исключены и в новой версии закона также не появились.

Надо ли раскрывать источники приобретения имущества?

Опять-таки, нет. Этот вопрос возникал, так как законом предусмотрено право раскрыть источники формирования имущества. Более того, в законе о второй амнистии прямо указано, что предоставление предусмотренных законом гарантий не зависит от того, раскрыты ли в ходе декларирования данные о происхождении активов или нет.

Однако надо отметить, что указание источников приобретения имущества распространит гарантии, предоставленные законом, и на такие источники в том числе.

Что гарантирует закон?

Освобождение от уголовной ответственности в части налоговых преступлений, а также преступлений, связанных с валютным и таможенным контролем. Освобождение от административной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность.

Отдельная статья закона устанавливает, что все операции, совершенные по зарубежным счетам, признаются совершенными без нарушения положений о валютном контроле. Новым законом действие этой оговорки распространено также и на уже закрытые счета, если они включены в декларацию.

Следует учесть, что если индульгенция относительно валютных нарушений выдается в отношении всех операций, совершенных до даты представления декларации, то все прочие прегрешения прощаются только в том случае, если они совершены до 1 января 2018 года.

Можно ли участвовать в амнистии повторно?

Закон прямо устанавливает, что даже лица, которые подали декларацию в ходе первой кампании, могут сделать это еще раз. Надо только помнить, что сама декларация представляется в ходе одной амнистии только один раз. То есть нельзя подавать декларацию в течение года несколько раз, постоянно уточняя и дополняя ее новыми данными.

Каковы последствия?

Если вы все-таки решили принять участие в амнистии, то не лишнем будет сразу подумать и о дальнейших шагах.

В настоящее время российское законодательство налагает разнообразные обязательства, связанные с владением иностранными активами. В частности, по счетам, открытым в иностранных банках, требуется предоставлять ежегодные отчеты о движении средств, а в отношении контролируемых иностранных компаний — предоставлять отчетность и уплачивать налог, если их прибыль составила более 10 млн рублей.

Также надо помнить, что амнистия не распространяется на 2018 год, то есть при получении в текущем году доходов надо будет не забыть в 2019 году задекларировать их в обычном порядке.

Участвовать в амнистии или нет?

Сама по себе повторная амнистия в такой короткий срок является крайне редким явлением и, очевидно, вызвана совокупностью как политических, так и экономических причин. Нет оснований полагать, что это превратится в «ежегодный праздник».

Тем более добровольное декларирование и так становится актуальным в свете новостей о том, что Россия уже настроила автоматический обмен информацией с 48 странами, в том числе с такими популярными юрисдикциями, как Великобритания и Швейцария.

Так что если у вас есть какие-то активы, которые хотелось бы «обелить», — пожалуй, новая амнистия капиталов — это последний такой шанс на ближайшее десятилетие.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 февраля 2018 > № 2505237 Михаил Александров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 февраля 2018 > № 2504342

Казахстанцы смогут онлайн отслеживать оформление документов на соцвыплаты

 На сайте Государственного фонда социального страхования www.gfss.kz и через мобильное приложение Smart-Astana запущено online-прослеживание документов с момента их сдачи до назначения социальной выплаты. Об этом сообщает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Министерства труда и социальной защиты населения РК.

«Путем введения ИИН человек может узнать, на какой стадии рассмотрения находятся его документы», - пояснили в ведомстве.

Напомним, социальные выплаты из ГФСС назначаются по шести видам социальных рисков: это утрата трудоспособности, потеря кормильца, потеря работы, беременность и роды, усыновление новорожденного ребенка, уход за ребенком до 1 года.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 февраля 2018 > № 2504342


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504159 Валерий Максименко

ТЮРЬМЫ НАКОРМЯТ ВСЮ СТРАНУ?

Замдиректора ФСИН Валерий Максименко рассказал журналистам, что расходы на питание заключенных всего за два года сократились на треть. Сельхозпродукцию сидельцы теперь производят сами и скоро будут кормить страну курятиной и свининой.

Потенциал у пенитенциарной системы действительно немаленький - в ее собственности 300 тыс. га земли, то есть на каждого заключенного приходится почти половина гектара.

«В местах заключения активно развивается аграрное производство - открываются свинофермы, разводят за решеткой даже страусов! - рассказывает правозащитник из комитета «За гражданские права» Любовь Клещенко. - Но кормят заключенных своей продукцией далеко не всегда. Порой хорошее мясо продают «на волю», а для зэков закупают что похуже и подешевле».

А каким еще мясом можно накормить на 72 рубля в день? Именно столько сегодня тратят на питание одного заключенного в системе исполнения наказаний. Впрочем, в системе ФСИН уверены - питание на зоне вполне достойное.

Причем если в 2015 году на питание всех зэков в РФ потратили 22 млрд руб., то в 2017-м только 16 млрд. Это, по словам Валерия Максименко, стало возможным благодаря оптимизации закупок и развитию собственного сельхозпроизводства.

Уже достигнута договоренность с крупным агрохолдингом о том, что на его сельхозпредприятиях будут строиться общежития для осужденных и для тех, кто уже вышел на свободу: осужденным придется трудиться под конвоем, а отличившихся примерным поведением будут освобождать досрочно и отправлять на птицефабрики и свинофермы на принудительные работы. Жить и те и другие будут по соседству, но в разных условиях, обещают во ФСИН.

Несмотря на радужные цифры, система исполнения наказаний по-прежнему остается полем для махинаций. Так, в конце 2017 года колония-поселение №2 Московской области закупила по тендеру 38 тонн тухлого мяса. Причем мясо было выставлено на торги как мясо первой категории, произведенное в системе ФСИН: поставщиком являлся ФГУП «Производственно-промышленный дом», подведомственное ФСИН России.

Позже оказалось, что говядина имеет зарубежное происхождение и за время своих путешествий по России изрядно протухла. В итоге мясо выкинули, а по факту растраты было возбуждено уголовное дело.

«Такие случаи встречаются в системе исполнения наказаний нечасто, - комментирует Любовь Клещенко. - Не потому, что редко закупают тухлятину, а потому, что очень редко такие аферы всплывают на поверхность и должностным лицам приходится за них отвечать».

Так, на Ямале подполковник ФСИН из управления снабжения дважды пытался продать родному ведомству семь тонн испорченных рыбных консервов. Как выяснило следствие, консервы подполковник купил у своего приятеля. Разоблаченный в первый раз, подполковник отвез консервы к приятелю в сарай, а через два года снова продал их родному ведомству, подделав документы. Но подполковника снова разоблачили и наконец-то отправили в отставку. Правда, тюремного срока и штрафов за этим не последовало.

Анна Александрова

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504159 Валерий Максименко


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Калининградской области Антоном Алихановым.

Обсуждались вопросы социально-экономического развития области, в том числе ход реализации программ по строительству школ, яслей, благоустройству дворовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Антон Андреевич, как область развивается, какие есть успехи, прежде всего по крупным социальным программам, которые мы ведём по всей стране? Я имею в виду строительство школ – очевидно, это и для Калининградской области является актуальной задачей – и целый ряд других важных программ, которые у нас реализуются, в том числе по приведению дворов в порядок. Расскажите, как обстоят дела, дайте короткий анализ того, как развивается экономика.

А.Алиханов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, по поводу социальных проектов. Действительно, мы в них активно участвуем. В прошлом году мы запустили новую школу по программе строительства новых школ на 1,5 тыс. мест в Гурьевске – это один из самых динамично развивающихся пригородов Калининграда. В прошлом году начали строить, а в этом планируем закончить строительство уникальной школы на 1,7 тыс. мест. Восточный микрорайон города Калининграда, в котором это строится, огромный, застраиваемый. Там будет бассейн, вся инфраструктура – такая фабрика для образования, это снимет много социальных проблем в данном конкретном микрорайоне, потому что, к сожалению, пока мест там не хватает.

На этом не планируем останавливаться. У нас разработана комплексная программа. Благодаря инициативам, о которых Вы сказали, мы планируем построить ещё семь школ до 2025 года – несколько в Калининграде и других наших муниципалитетах. Сейчас очень активно работаем по яслям для детей до трёх лет. В своё время мы очень активно как регион решали проблему с детскими садами от трёх до семи лет, построили 17 новых детских садов в целом по региону и смогли эту проблему решить. Сейчас перед нами поставлена новая задача, и мы с Правительством, с Ольгой Юрьевной Голодец, с нашими коллегами из Министерства образования отрабатываем проект, понимаем, как двигаться, и, надеюсь, в этом году уже первые результаты сможем показать.

Хочу Вас отдельно поблагодарить за то, что в прошлом году Вы дали возможность Калининградской агломерации войти в программу «Безопасные и качественные дороги». В прошлом году мы смогли отремонтировать 140 км, устранить несколько серьёзных мест концентрации ДТП. Если говорить о сокращении количества пострадавших в ДТП год к году, у нас минус 12% в январе – только за один год реализации этой программы. В этом году она стала более комплексной, мы ремонтируем не только дорожное полотно, но и бордюры, и тротуары, то есть люди видят комплексный эффект.

Что касается дворов, эта программа одна из тех, которые вызывают самый положительный отклик у наших жителей, у глав муниципальных администраций. Если в прошлом году мы отремонтировали 45 дворов, то в этом году их будет минимум 75, а может быть, и больше. Программа продолжает расти, существенно увеличено финансирование. В прошлом году мы только 4 муниципалитета акцентированно выделили, а в этом году все 22 муниципалитета Калининградской области в эту программу включили.

Д.Медведев: Эта программа хороша тем, что она вовлекает самих людей, которые живут на этой территории, в обсуждение того, что делать во дворе (что там менять, какие новые объекты малой архитектуры возводить), в участие в этом процессе, кто хочет – своим трудом, кто хочет – может быть, деньгами. Поэтому желательно, чтобы она развивалась именно в таком ключе, как была задумана, то есть на базе глубоких консультаций со всем населением, которое живёт на этой территории. Просил бы Вас таким образом эту работу и построить.

А.Алиханов: Мы с населением общаемся, начали программу 2018 года обсуждать ещё в конце прошлого года. И это одна из главных наших задач – общение с населением, вовлечение людей в эту деятельность.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 19 февраля 2018 > № 2531691 Валерий Суханов

Госэкспертиза — надежный партнер.

Интервью с начальником ГАУ «Управление Госэкспертизы РС (Я)», почетным строителем России, заслуженным строителем Якутии Валерием СУХАНОВЫМ.

«СГ»: Валерий Ильич, как вы оцениваете то внимание, которое уделяется последнее время госэкспертизе в строительстве?

Валерий Суханов: За последние три года актуализировано более 300 сводов правил. Только в 2017 году разработано 45 новых правил и принято 11 изменений в Градостроительный кодекс страны, много изменений внесено и в области государственной и негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий.

Расширены полномочия госэкспертизы по проверке достоверности определения сметной стоимости строительства объектов капитального строительства. Начали работать ГИС ЕРГЗ и ФГИС ЦС и другие новации в области экспертизы и ценообразования в строительстве.

«СГ»: Как скажутся последние инициативы в нормативно-законодательной сфере на дальнейшем развитии отрасли?

В.С.: Работа, проведенная по разработке нормативных правовых документов за три года, была направлена на повышение качества проектной документации, строительства, безопасной эксплуатации построенных зданий и сооружений, достоверности цены строек и, что немаловажно, на повышение производительности труда в строительной отрасли, внедрение прогрессивных технологий в проектировании и строительстве, в том числе информационно-цифровых (в частности, BIM-технологий).

Необходимо отметить, что переход на электронный вид услуг по проведению, как государственной, так и негосударственной, экспертизы проектно-сметной документации является одним из этапов к общему переходу на электронную форму проведения государственных и муниципальных услуг в соответствии с постановлением Правительства РФ «О требованиях к представлению в электронной форме государственных и муниципальных услуг».

«СГ»: Какими будут основные направления законотворчества в ближайшей перспективе?

В.С.: В декабре 2014 года была озвучена информация о том, что рабочей группой с участием Минстроя России, объединения НОСТРОЙ и других организаций был разработан законопроект о государственных закупках в строительстве, так как известные законы (как бывший № 94-ФЗ, так и действующий ныне № 44-ФЗ) не отражают специфику строительной отрасли, особенно в части строительного производства. Но такого закона до сих пор нет, и это негативно сказывается на инвестиционной деятельности в капитальном строительстве. В указанном законе, к сожалению, отсутствует норма, которая бы позволяла отдавать приоритет местным проектным и строительным организациям, на территории которых проводятся конкурсы или аукционы с целью сохранения местных организаций и кадров. Для дальневосточных регионов и Забайкалья это особо важно.

Также следует ускорить принятие проекта федерального закона «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации» и подзаконные акты в части введения разделов: «Обоснование инвестиций (ТЭО)», «Технологическое проектирование» в широком смысле этого термина, возвращение статьи 29 «Государственная экспертиза проектов документов территориального планирования» в ГрадКодекс, раздел «Рабочая документация» и так далее.

«СГ»: Как вы оцениваете итоги прошлого года? Каких результатов удалось достичь?

В.С.: В 2017 году в наше учреждение поступило на рассмотрение 733 единицы проектной документации на объекты капитального строительства. Рассмотрено экспертами и выдано 390 заключений, из них — 332 положительных и 58 отрицательных. В результате рассмотрения проектов общее снижение заявленной сметной стоимости по бюджетным стройкам всех уровней составило 6,72 млрд рублей в текущем уровне цен. Тем самым была снижена заявленная стоимость строительства в проектах на 10,5 процента. Выполнение государственного задания по рассмотрению проектной документации составило 117 процентов.

В 2017 году была внедрена автоматизированная система АС Госэкспертиза, которая обеспечила переход государственной экспертизы проектно-сметной документации в электронный вид, что позволило улучшить организацию проведения экспертизы и взаимодействие экспертов и сокращение сроков рассмотрения документации.

«СГ»: Какое влияние оказывает госэкспертиза на строительство в вашем регионе?

В.С.: Если проследить ход развития строительства в республике и в России в целом, то можно заметить, что по мере роста объема и сложности объектов, строящихся в разные периоды развития строительной отрасли, росли значение и роль государственной экспертизы. Значение ее как одного из основных видов градостроительной деятельности особенно выросло после принятия в 2009 году ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», который установил необходимые требования для обеспечения безопасности зданий и сооружений, а также связанных со зданиями и сооружениями процессов проектирования (включая изыскания), строительства, монтажа, наладки, эксплуатации и утилизации (сноса). Значимость и роль экспертизы в строительной отрасли подтверждается соответствующими законодательными и другими нормативными актами в области экспертной деятельности, о которых я сказал выше.

В работе Госэкспертизы Якутии главенствующим является принцип: «От качества проекта — к качеству объекта». Мы ежегодно по результатам рассмотрения проектов совместно с СРО «Северный проектировщик» проводим круглые столы с участием застройщиков, представителей Минстроя Якутии и других заинтересованных организаций, на которых обсуждаются узкие места в проектировании и меры по их устранению. Мы ведь должны не только выявлять ошибки в проектах, но и оказывать помощь в их устранении. По словам начальника Главгосэкспертизы России Игоря Манылова, это важнейшая составляющая нашей работы.

«СГ»: Нужны ли отдельные законодательные акты для строительства в условиях вечной мерзлоты и климатических условиях Республики Саха (Якутия)?

В.С.: Да, нужны. В связи с отменой территориальных строительных норм (ТСН) в проектировании и строительстве для климатических и мерзлотно-грунтовых условий Якутии отдельные своды правил, действующие в настоящее время, не всегда отвечают нашим условиям. Это касается дошкольных и школьных учреждений, объектов здравоохранения и других социальных объектов. Это касается вообще строительства в специфических условиях Крайнего Севера. Градостроительным кодексом Российской Федерации разрешается разработка стандартов предприятия по организации и строительному производству, но здесь должно быть волевое решение Минстроя Якутии, Ассоциации СРО проектировщиков и строителей Якутии, ЯкутПНИИС по разработке, утверждению и внедрению этих стандартов в строительном комплексе республики.

Как известно, условия Якутии таковы, что значительные территории республики относятся к сейсмически активным. Но в республике в настоящее время действуют всего 24 сейсмические станции, расстояние между которыми достигает 600 км и более. Этого явно недостаточно. И это порождает большие проблемы с сейсмическим районированием различных земельных участков.

Назрела острая необходимость разработки альбома типовых решений по сейсмоусилению строительных конструкции зданий и сооружений в Республике Саха (Якутия), к разработке которого необходимо привлечь опытных конструкторов и инженеров, работающих в Якутии, специалистов из регионов России, имеющих многолетний практический опыт по разработке проектов сейсмоусиления объектов и их реализации.

«СГ»: Ваш взгляд на роль и место госэкспертизы в строительстве в будущем?

В.С.: Могу высказать свое мнение. Надо восстановить на государственном уровне экспертизу по пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологическому благополучию и другие. И еще: надо вернуться к вопросу подчиненности (методологическое обеспечение и отчетность) территориальных органов госэкспертизы ФАУ «Главгосэкспертиза России». А также вернуть процедуру согласования кандидатуры руководителя госэкспертизы субъекта с Минстроем России или Главгосэкспертизой России и подчинения его главе или правительству региона, что намного повысит статус органа госэкспертизы субъекта Российской Федерации.

Автор: Владимир ТЕН

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 19 февраля 2018 > № 2531691 Валерий Суханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2511314 Денис Мантуров

Денис Мантуров - интервью газете "Ведомости".

– Вы только что вернулись с инвестиционного форума в Сочи – что можете сказать по горячим следам?

– Я думаю, у всех представителей государственного управления, побывавших на форуме, состоялся насыщенный и продуктивный диалог с региональными властями и бизнес-сообществом. Были препарированы и вынесены на публичное обсуждение довольно непростые вопросы – например, налогового регулирования. Важная тема, которая прозвучала на форуме, в том числе об этом говорил премьер-министр Дмитрий Медведев, – необходимость отладить схемы взаимодействия с регионами, что послужит существенным катализатором развития экономики страны. Со стороны Минпромторга это в первую очередь создание эффективной системы промышленных предприятий, которые обеспечивали бы потребности как настоящего времени, так и на перспективу ближайших лет. Появление новых производств, повышение технологического уровня предприятий невозможно без площадок с подготовленной промышленной инфраструктурой в регионах. С 2012 по 2017 г. число действующих и создаваемых индустриальных парков выросло более чем в 2,5 раза, с 64 до 166. Теперь задача – выравнять их количество по стране, помочь каждому региону создать свои конкурентные преимущества.

Приведу пример с производством строительных материалов. Отрасль перешла в ведение Минпромторга не так давно – и перешла в весьма драматичном состоянии. По ряду позиций производство значительно превышало спрос. Когда мы начали детальный мониторинг, стал очевидным дисбаланс: в некоторых регионах обнаружилось несколько предприятий, выпускающих аналогичную продукцию. Сейчас мы создаем интерактивную карту строительных производств – и это только одна из мер, которая будет способствовать адекватному восстановлению отрасли и гармонизации спроса и предложения.

Специальные инвестиционные контракты – еще один пример успешной формы партнерства государства и бизнеса. На форуме, кстати, был заключен целый ряд таких соглашений между регионами и крупными компаниями. Это мощный синергетический процесс. К примеру, мировой лидер в области производства ветрогенераторов Vestas заключил контракт с Ульяновской областью. Помимо инвестиций в 1,4 млрд руб. и более 200 новых рабочих мест это вклад в развитие зеленой энергетики в стране. То есть здесь стимул к развитию сразу по нескольким направлениям. Нам важно не просто решать локальные задачи, а вписывать их в глобальные государственные и мировые процессы. И здесь без помощи бизнеса и регионов не обойтись.

– Какой прогноз на рост промышленного производства в 2018 г.?

– В прошлом году индекс промышленного производства находился в плюсовой зоне и за год, по данным Росстата, составил 101%. А по нашим отраслям рост на уровне 2%. Немного просели секторы, которые не относятся к ведению Минпромторга, но при этом оказывают влияние на обрабатывающую промышленность. В частности, снизилось производство напитков и серьезный спад в производстве табачных изделий.

Думаю, мы в 2018 г. увидим положительную динамику по основным видам обрабатывающей промышленности. Ожидается рост в производстве лекарственных средств, автотранспортных средств, а также мебели, кожи и изделий из кожи. Краткосрочный негативный тренд, который мы наблюдали в конце 2017 г., переломлен, что уже отразилось в статистике по результатам января: индекс промышленного производства составил 102,9%, при этом в обрабатывающих производствах достиг 104,7%. Мы, конечно, понимаем, что такие показатели обусловлены во многом эффектом низкой базы в декабре, и на них не ориентируемся, прогнозируя итоги года. Но, повторюсь, рассчитываем, что результат по году будет положительным.

– Есть ли необходимость в девальвации рубля?

– Тут необходимо в первую очередь учитывать, как влияет курс рубля на различные промышленные предприятия. Переоцененный рубль выгоден предприятиям с низким уровнем локализации, приоритеты же нашей промышленной политики заключаются в ее углублении.

Укрепление рубля несколько затрудняет импортозамещение, замедляет темп, и есть определенная озабоченность российских и иностранных инвесторов по этому поводу. Также это снижает операционную прибыль для экспортеров, продающих продукцию за валюту. Для большинства отраслей, чтобы проекты импортозамещения и экспортные проекты были эффективными, комфортный курс – это на уровне 60–62 руб./$.

– Вы видите увеличение производства нефтегазового оборудования? Нефтяники опасаются, что стабилизация цен на нефть приведет к избыточному инвестированию в отрасли.

– Сформировав с Минэнерго межведомственную рабочую группу, мы скоординировали работу заказчиков нефтегазового оборудования, разработчиков, производителей. Последние два года идет уверенный тренд – рост и заказов, и производства. Почему это произошло? Санкции подстегнули наши компании к тому, чтобы ориентироваться на российского производителя.

Теперь наша задача – эффективно освоить тот объем оборудования, который мы хотим заместить у иностранного производителя. Если цены на нефть при ограничении добычи сохранятся на нынешнем уровне, предпосылок для развития отечественного нефтегазового машиностроения будет все больше и больше. В 2017 г. этот рынок вырос в стране на 1%, а производство российского оборудования – на 2,4%.

– Подходит к концу срок президентских полномочий Владимира Путина. Вы выполнили все его майские указы?

– Мы постарались справиться, несмотря на то что в 2012 г. были другие условия, другая социально-экономическая ситуация. Были непростые 2014–2016 годы, но прошлый год дает основания для оптимизма.

За Минпромторгом закреплено несколько направлений. Самое социально значимое – производство по списку жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов: в нем долю отечественных препаратов необходимо довести до 90%. Последние два года мы шли четко по графику, на 31 декабря 2017 г. добились показателя в 84,6%, а в этом году, конечно, получим все 90%.

Другая важная задача – повышение производительности труда, создание новых высокопроизводительных рабочих мест. Особый акцент делался на предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК), и производительность труда в ОПК уже растет двузначными темпами.

В принятом в 2014 г. законе о промышленной политике заложен такой инструмент, как специальный инвестиционный контракт, и в том же году создан Фонд развития промышленности (ФРП), на который в том числе возложено заключение контрактов. Сейчас видно, что получилась эффективная схема. Реализация уже подписанных федеральных специальных инвестконтрактов даст больше 5000 высокопроизводительных рабочих мест, суммарные инвестиции в промышленность составят не менее 274 млрд руб. По проектам, поддержанным ФРП, планируется привлечь в реальный сектор экономики более 117 млрд руб. и создать больше 18 000 рабочих мест.

Кстати, есть хорошая новость. Мы установили более выгодные условия займов от ФРП для тех предприятий, которые готовы создавать новые производства, делать прямые инвестиции в реальный сектор экономики: если наблюдательный совет фонда утвердит, то уже в марте эти компании получат опциональную возможность получить заем не под 5%, а под 3% годовых на первые три года по базовой программе «проекты развития» и программе «станкостроение».

– Опциональную?

– Да, снижение ставки – это именно опция, а не обязательное условие. Компании, которые предоставят другой вид обеспечения, будут, как и прежде, получать заем под 5% годовых.

Единственным же условием для льготного снижения ставки станет банковская гарантия заемщику – на весь срок и сумму займа, это для нас более надежный и удобный механизм обеспечения, чем залог земли, недвижимости, оборудования или акций. И эта новация, я уверен, повысит качество кредитного портфеля фонда.

– Когда ждать утверждения новой долгосрочной стратегии развития автопрома и нового инвестиционного режима для автопрома, который сменит соглашения о промышленной сборке? Вы его готовите совместно с Минэкономразвития, и у каждого министерства свое видение. Вы, например, считаете оптимальным использовать механизм специальных инвестиционных контрактов.

– У нас принципиальных разногласий с Минэкономразвития нет. Все настроены на максимальный результат. Главное – развивать компетенции в производстве ключевых компонентов и материалов. Автоконцернам осталось ждать недолго – мы постараемся всю работу по стратегии завершить до конца весны. Есть автопроизводители, которые не стали ждать и уже заключили с нами специнвестконтракты, – это СП «Мазда Соллерс» (выпуск двигателей и обновление модельного ряда существующего автозавода на Дальнем Востоке. – «Ведомости»), Daimler (строительство завода легковых автомобилей в Подмосковье. – «Ведомости»). У нас есть заявки от других компаний – их мы должны рассмотреть вне зависимости от сроков утверждения нового режима в автопроме.

– Заключить контракты хотели Hyundai и BMW. Hyundai давно в Санкт-Петербурге, Daimler уже строит завод, а когда ждать в России BMW с производством полного цикла?

– Инвестиционный проект по производству автомобилей BMW будет реализован в рамках специального инвестконтракта, параметры которого сейчас Минпромторг согласовывает с правительством Калининградской области. В качестве площадки немецкий автоконцерн выбрал Калининградскую область.

– Какую господдержку получат новые экологичные виды техники?

– Мы традиционно делим поддержку на две составляющие. Первая – это инструменты развития: субсидирование НИОКР, субсидии по кредитам, которые привлекаются из банков, а также льготные кредиты от ФРП. Вторая – поддержка спроса. Она зависит от конкретной отрасли. В автопроме это адресные программы, которые были запущены в прошлом году и показали свою эффективность: «Первый автомобиль», «Семейный автомобиль», лизинговая программа. Также в этом году у нас будут действовать две меры поддержки экологичного транспорта. Это субсидирование части скидок на электрический транспорт – электробусы, троллейбусы, трамваи. Другая мера – субсидирование скидок на газомоторные автомобили. И если в предыдущие годы это был только компримированный газ, то с этого года мы по поручению президента добавляем сжиженный газ.

Сегодня мы исходим из того, что нужно не только наполнять своими автомобилями внутренний рынок, но и активно двигаться на внешние рынки. Не уверен, что рост производства автомобилей за этот год превысит 10%, но мы должны стремиться к двузначным показателям.

– Когда вы покажете широкой публике автомобили проекта «Единая модульная платформа» («Кортеж») – лимузин, седан, минивэн, внедорожник? Успеете подготовить лимузин для инаугурации президента России?

– А вы, собственно, ответили на вопрос – к инаугурации президента это и произойдет. Мы уже начали передачу заранее согласованных комплектов автомобилей. В конце декабря передали один комплект автомобилей, после новогодних праздников сделали ряд доработок. До марта должны будем обеспечить поставку всех комплектов для завершения опытной эксплуатации. Это несколько лимузинов, седанов и минивэнов.

– Президент получит лимузин весной, а когда на автомобили проекта «Кортеж» пересядет правительство?

– Я думаю, что это может произойти в конце этого года – начале следующего. К этому времени все желающие уже смогут заказывать себе автомобили проекта «Кортеж».

– А вы лично себе возьмете лимузин, минивэн или седан?

– Лично я дождусь появления внедорожника. Мы до конца следующего года должны выпустить и добавить к линейке этот автомобиль. Скорее всего, у меня, как и у других членов правительства, будет седан. Правда, сомневаюсь, что в этом году удастся пересесть на него. Процесс заказа и изготовления длительный – этот год уйдет на опытную эксплуатацию, в том числе и на дополнительную сертификацию машин. До конца 2018 г. мы должны произвести и поставить 70 машин.

– Сейчас автомобили «Кортежа» выпускаются мелкими партиями на мощностях института НАМИ. Кто наладит полноценный, серийный выпуск для вывода их на рынок?

– Вы были на заводе?

– Пока нет: фотографировать там нельзя.

– Да, действительно мы просим этого не делать. После мая можно фотографировать. Для вас будет важно и интересно посмотреть, чего мы смогли добиться за такой короткий срок (проект начат в 2012 г. – «Ведомости»). Если бы мы начали проект лет 10 назад, то не уверен, что так же качественно и эффективно смогли бы справиться. За последнее время наш автопром сильно изменился. Не буду уходить в советский период, говорить о том, что мы тогда производили и за что нас критиковали, но сегодня мы производим совершенно другие автомобили, другого качества и на других платформах.

– То есть наш автопром место больше не проклятое?

– Да, я помню этот анекдот (улыбается). Нет, не проклятое.

– Последние годы акции стали нормой для покупателя, что заставляет ритейл и производителей полностью перестраивать работу. Адресная программа поддержки должна быть запущена уже в 2018 г., но до сих пор не заработала.

– В случае запуска адресной программы поддержки потребительского спроса, известной в СМИ как «потребительские сертификаты», государство с 1 руб. инвестиций получило бы до 1,8 руб. прибавки ВВП. Другой вопрос – как наладить процесс и найти источники финансирования. Очень рассчитываю, что в этом году мы в правительстве до конца решим эту задачу.

Другой уже одобренный вид поддержки бизнеса будет осуществляться через систему Роскачества. Суть ее в том, что если отечественный производитель демонстрирует качество продукции выше ГОСТов, то его продвижение в рознице будет поддержано софинансированием на проведение маркетинговых мероприятий. На эти цели в 2018 г. выделено 100 млн руб.

– Минпромторг полгода назад подготовил проект смягчения антимонопольного регулирования ритейла, предложив в ряде случаев превышать 25%-ную рыночную долю в границах городов и районов. В какой стадии работа над проектом? При каких условиях министерство может допустить превышение порога в 25%?

– В подготовленном нами документе речь о том, в какой момент считать эту долю: когда компания декларирует начало строительства магазина или в момент его запуска. Конечно же, справедливо и правильно делать это в момент декларации местным властям желания построить магазин. Ведь к открытию торговой точки кто-то из конкурентов может закрыть свой супермаркет и автоматически доля первого инвестора вырастет. И организация, которая начинала инвестиции, когда ее доля была меньше 25%, не сможет открыть магазин. Это тормозит инвестиции в строительство новых объектов и делает их непредсказуемыми. При этом давайте не будем забывать, что по количеству торговых площадей на душу населения Россия минимум в 2 раза отстает от развитых стран и мы должны поощрять инвестиции в строительство коммерческой недвижимости всех форматов, в том числе торговых сетей.

– Когда закончится работа над проектом?

– Я не возьму на себя ответственность называть конкретные даты за всех коллег. Но не думаю, что здесь мы встретим противодействие – это разумное и здравое предложение, и надеюсь, что нас поддержат.

– Не целесообразно ли увеличить порог? Например, для крупных игроков в Европе он может превышать 30%.

– На сегодняшнем этапе правильнее решить первую задачу, а потом жизнь покажет. Мы не можем постоянно совершенствовать законодательство – это тоже вредно, так как делает невозможным долгосрочное планирование бизнеса. Мы сторонники легких корректировок и изменений.

– Сейчас министерство прорабатывает проект стратегии до 2025 г., где будет отдельно прописано развитие онлайн-торговли, вопрос назрел. Какие меры регулирования этого канала сейчас отсутствуют, но нужны? И, напротив, какие уже действуют, но являются избыточными?

– Онлайн-торговля и традиционная торговля – вещи тождественные в том смысле, что в обоих случаях есть товар. Другой вопрос, если мы ведем разговор об электронной торговле и ее процедурах, то затрагиваем определенные категории товаров, требующих регулирования и особых подходов. Здесь надо предлагать такие законодательные инициативы, которые будут развивать это направление. Например, нам нужна легализация интернет-торговли алкоголем – с разумными ограничениями, конечно. Это, в свою очередь, подстегнет развитие интернет-торговли продуктами питания – сейчас ее доля в общем объеме онлайновой торговли ничтожно мала – меньше 1% – а в развитых странах она составляет 10–15%. В чем взаимосвязь? Очень просто: наличие в заказе алкоголя существенно снизит затраты на доставку, ведь обычные продукты – это товар тяжелый по весу и низкомаржинальный.

В то же время нужно легализовать в интернете торговлю лекарствами, ювелирными изделиями. Да и в отношении продовольственных продуктов нужно серьезно упростить санитарные нормы, чтобы можно было доставлять разные группы товаров в одном заказе, в одной таре, например в сумке. Это логично и соответствует мировому опыту.

Однако в целом интернет-торговля не сильно отличается от традиционной торговли. И там и там требуется серьезное дерегулирование, снятие административных барьеров. Этому в значительной мере и будет посвящена новая стратегия развития торговли.

– Некоторые объединения российских компаний сетуют на неравные условия по сравнению с иностранными площадками, работающими в России: первые платят НДС, а их конкуренты нет. Какие меры были бы оптимальными, чтобы не спугнуть иностранных партнеров, с одной стороны, а с другой – чтобы российский бизнес тоже себя комфортно чувствовал?

– Мы заинтересованы в первую очередь в поддержке отечественного ритейла, и в том числе работающего в интернете. Упомянутая коллизия по НДС – это про зарубежные онлайн-площадки, торгующие трансгранично, самый сложный вопрос, который не так легко будет решить.

Нужны такие механизмы, которые обеспечат конкурентоспособность российских компаний по отношению к западным производителям, уже давно работающим на российском рынке. Мы уже обсуждали с бизнесом вопросы транспортировки и логистики, и здесь вскоре будут результаты.

– Минпромторг последовательно реализует идею внедрения маркировки: сначала были шубы, потом добавились лекарства, на очереди – обувь и сигареты. Хотя главная проблема контрафакта на табачном рынке – разная акцизная политика в странах – участницах Таможенного союза.

– Регулирование рынка нужно с чего-то начинать. С идеей маркировки для борьбы с контрафактом и контрабандой выступили сами производители и импортеры табачной продукции. Уже решено, что это будет DataMatrix. Посмотрим, как пройдет пилот и что он даст на выходе. Не факт, что это лучшее решение. Потому что если мы говорим о маркировке через RFID-метку, то она стоит 3,5 руб., зато дает развиваться нашей отечественной микроэлектронике. Это распространенная мировая практика: хочешь развивать микроэлектронику – используй максимально ее продукцию за счет формирования целевого заказа.

– Главное, чтобы при этом табак не подорожал в 3 раза.

– Думаю, Минздраву это только в радость.

– Но курильщикам будет плохо.

– Им надо переходить на электронные методы доставки никотина, электронные системы нагревания табака (улыбается).

– Как Минпромторг планирует регулировать рынок электронных сигарет и устройств для нагревания табака?

– Мы вышли с инициативой выделить эти устройства в отдельную категорию, потому что они кардинально отличаются от традиционных сигарет и табака. В электронных устройствах отсутствует горение или тление табака, следовательно, в организм не попадают продукты горения, в частности смолы. А продукты горения и есть самая вредная, я бы даже сказал смертоносная составляющая при традиционном курении. Электронные устройства безопаснее: многие эксперты, в том числе западные, даже называют цифру: электронные средства доставки никотина на 95% менее вредные, чем обычные сигареты. С самой цифрой можно спорить, но факт, что вред намного меньше, как говорится, налицо. Поэтому одинаково регулировать оборот традиционных табачных изделий и электронных средств категорически неверно. Мы предлагаем закрепить специальным законом об обороте этих устройств наиболее очевидные ограничения: например, запретить продажи несовершеннолетним, курение в школах, детских садах, в других подобных местах, а также установить административную ответственность за нарушение этих ограничений. Также мы считаем, что эта продукция должна быть маркирована, но в то же время ставка акциза должна быть меньше по сравнению с традиционной табачной продукцией – сейчас, кстати, так и есть.

– Насколько меньше?

– Это вопрос к Минфину. Но подчеркну еще раз: эта продукция для потребителя намного менее вредная. Поэтому акцизная политика должна стимулировать переход курильщиков с традиционных табачных изделий на эти устройства, а не наоборот.

– Минпромторг активно содействовал организации производств в России зарубежными производителями и продавцами одежды и другого текстиля. В 2017 г. замминистра Владимир Евтухов заявлял о подписании контракта с испанской Inditex на производство одежды Zara в России. Подписан ли в итоге контракт? Если да, то с какой именно компанией и на производство каких товаров? Сколько составил объем выпуска за прошлый год?

– Мы составили с компанией Zara дорожную карту по локализации производства в России. Ее представители уже встречались с 16 трикотажными предприятиями, с несколькими кожевенно-обувными предприятиями, фабриками по производству сумок и аксессуаров. По итогам тестов были отобраны 17 фабрик. В ноябре 2017 г. первая партия российской продукции отправилась в Испанию для дальнейшей продажи в сети магазинов Inditex по всему миру. Трикотажная, швейная и кожевенно-обувная продукция российского производства будет направлена в головной офис Inditex в I квартале 2018 г.

– Что делает Минпромторг, чтобы убедить иностранных партнеров локализовать производство? Есть ли кто-то, кроме Inditex, кто уже готов к сотрудничеству?

– Несмотря на то что уже сейчас часть ритейлеров активно сотрудничают с российскими предприятиями, у компаний также имеются планы по дальнейшему расширению взаимодействия с российскими предприятиями. Например, «Декатлон» на данный момент имеет степень локализации 20% и за последующие два года планирует довести ее до 45%. Компания Finn Flare 91% трикотажных изделий и 9% швейных производит в России, «Спортмастер» – около 40% спортинвентаря и 13% одежды. Заинтересовано в сотрудничестве с российскими предприятиями также руководство Uniqlo, компания нацелена на продвижение предметов одежды местного производства.

Мы знаем от представителей ритейла, что основная проблема с размещением заказов в российском легпроме в отсутствии информации о предприятиях, готовых взять заказ, и их мощностях. Чтобы расшить эту ситуацию, Минпромторг запросил у органов исполнительной власти субъектов РФ данные о предприятиях и их производственных возможностях: примерно 140 предприятий более чем из 70 субъектов выразили готовность к сотрудничеству с торговыми марками и ритейлерами.

Кроме того, для продвижения продукции отечественного легпрома, сближения торговли и промышленности на крупнейших выставках-ярмарках совместно с ассоциациями организуются торгово-закупочные сессии, проводятся встречи с крупными торговыми сетями. В целом мы рассматриваем ярмарки и торговые фестивали как хороший, работоспособный канал для российских производителей, чтобы наладить сбыт. Это уникальная возможность продемонстрировать как нашим гражданам, так и байерам, профессионалам индустрии, возможности российских предприятий, потенциал молодых талантливых дизайнеров.

При этом мы никого не собираемся убеждать в необходимости локализации – это логичный вывод, к которому бренды приходят по соображениям экономической выгоды, логистических преимуществ и покупательских предпочтений. Но у нас есть все возможности для этого: высококвалифицированные кадры, передовые технологии и меры государственной поддержки позволяют в сжатые сроки реализовать проекты по расширению производства.

– Аптечные продажи лекарств в упаковках в прошлом году выросли на 3,5%, но во многом благодаря высокому сезону гриппа и ОРВИ в конце 2016 – начале 2017 г. В деньгах рынок растет в основном за счет повышения цен и перехода покупателей на более дорогие препараты. Какие меры поддержки вы считаете наиболее эффективными, чтобы люди не экономили на здоровье?

– С 2010 г. удалось не только переломить тенденцию к утрате российской фармацевтической и медицинской продукции на рынке, но и создать задел для развития инновационной фарминдустрии. Минпромторг сформировал целый комплекс мер поддержки – финансовых и нефинансовых.

Финансовые – это, в частности, субсидии на возмещение части затрат по проектам клинических и доклинических исследований и по организации производства лекарственных средств. К примеру, таким образом профинансированы три проекта для лечения гриппа на сумму около 140 млн руб. Многие проекты получают льготное финансирование через ФРП.

Также государство заботится о том, чтобы лекарственные препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших были доступны не только физически, но и по стоимости, поэтому регулирует цены на них.

– Да, регулирует. А производители дешевых лекарств тем временем сетуют на невозможность работать без господдержки. И утверждают, что новая обязанность маркировать лекарства может их довести до банкротства, так как они еще не рассчитались по кредитам на переход к стандарту GMP. Отказаться же от таких лекарств невозможно, потому что это может спровоцировать социальное напряжение. Как вы будете реагировать на эту проблему?

– Поправки в закон «Об обращении лекарственных средств», которые запрещают производство и ввод в гражданский оборот лекарственных препаратов без маркировки, вступили в силу только что – с 1 февраля. Но законом предусмотрен и достаточно комфортный переходный период, чтобы не только производители, но и оптовые и розничные организации подключились к единой информационной системе (ИС) маркировки лекарственных средств: до 1 января 2020 г. У каждого производителя есть свой план-график внедрения ИС «Маркировка» и дополнительные механизмы поддержки, на которые направлено 1,5 млрд руб. в 2018 г. Предполагается, что ФРП будет выделять заемные средства под льготную ставку (до 1% годовых) на два года.

– Может ли Россия стать если не передовой фармдержавой, то хотя бы второй Индией?

– Перед нами стоит задача сделать российскую фармацевтическую промышленность передовой во всем мире. Смотрите: у нас за последние 10 лет было построено более 30 новых фармацевтических заводов. Производство увеличилось троекратно – более чем до 300 млрд руб. с 96 млрд руб. в 2009 г. Каждая вторая таблетка – отечественного производства, а в деньгах доля отечественных препаратов на рынке и в государственных закупках превышает 30%. Для сравнения: в 2012 г. она составляла 24%.

Стремительное движение вперед есть и в области передовых разработок: в России появились высокотехнологичные лекарственные препараты, разработанные на основе самых новых решений в области биотехнологий, – препараты рекомбинантных факторов свертывания крови для лечения гемофилии, цитокины и моноклональные антитела, применяемые при терапии онкологии и ревматоидного артрита, рекомбинантные инсулины и т. д. Выходят на рынок и совершенно новые молекулы – элпида, используемая в терапии ВИЧ, нарлапревир – при туберкулезе, гозоглиптин – при сахарном диабете. Ряд препаратов сегодня проходят регистрационные процедуры более чем в 60 странах мира. Важно, что все новые препараты производятся в России по полному циклу – начиная с производства субстанции.

В то же время развивающиеся сейчас прогрессивные подходы в области персонализированной медицины, тераностики и регенеративной медицины, а также технологий на стыке наук требуют от нас внесения коррективов в стратегию развития фармацевтической и медицинской промышленности, что и будет сделано в этом году. Россия уже сейчас находится на хороших позициях в мировой фарминдустрии и, думаю, к 2020 г. должна выйти в авангард.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2511314 Денис Мантуров


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 февраля 2018 > № 2502705 Сергей Левченко

Встреча с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Сергей Георгиевич, добрый день! Слушаю Вас, что у вас в регионе происходит, каких результатов добились?

С.Левченко: Если говорить об основных итогах, то у нас за последние два года рост индекса промышленного производства, и инвестиции растут – окончательные цифры по инвестициям за прошлый год ещё не подбиты, но рост будет обязательно.

По объёмам ВРП – за два года на 9,4 процента вырос валовой региональный продукт. Одновременно растёт и консолидированный бюджет: 164 миллиарда – рекордный бюджет за все годы; и в прошлом году тоже был рекордный.

Основные драйверы – это налог на прибыль, он у нас вырос почти на семь миллиардов рублей, и налог на доходы физических лиц. Заработная плата растёт по региону, поэтому неплохой результат.

Есть и менее важные вещи, но хотел бы отметить, что мы за два года почти в два раза увеличили отчисления в федеральный бюджет – было 90 миллиардов, сейчас 180, и, соответственно, этот коэффициент, когда на рубль поступивших федеральных средств у нас дополнительно 11 рублей мобилизовано.

Если говорить по объёму уже расходуемых средств, то мы за два года в 3,8 раза увеличили [средства] на строительство и ремонт социальных объектов: 208 объектов на селе за 2017 год построено и отремонтировано – это тоже примерно в 2,5 раза больше, чем за предыдущий.

Помогли в прошлом году достаточно серьёзно: почти девять миллиардов рублей выделили муниципальным бюджетам. Помогли в каком плане – увеличили их заинтересованность: налог по УСН [упрощённой системе налогообложения] – 30 процентов оставили [в бюджетах муниципалитетов], программы разные, необходимые для области. И, таким образом, муниципальные бюджеты у нас средства получили.

В.Путин: Отчего госдолг не меняется?

С.Левченко: А он у нас достаточно маленький. При 160 с лишним миллиардах рублей порядка 11 процентов – очень маленький.

В.Путин: Но он же не снизился?

С.Левченко: Снизился немного за прошлый год, но тут мы его держим для того, чтобы можно было варьировать.

В.Путин: Вы попали в программу поддержки регионального бюджета?

С.Левченко: Да, порядка 700 миллионов мы получаем за счёт того, что у нас снижается долг.

В.Путин: Понятно. Деньги получите?

С.Левченко: Да, конечно, не столько, сколько мы платим, тем не менее.

Лесной комплекс. Вы знаете, у нас он один из основных – у нас самая большая лесосека в России. Занимаем первое место по рубке древесины: свыше 34 миллионов кубических метров древесины в прошлом году мы срубили и обработали. И в два раза увеличили налоговые поступления по лесному комплексу: за два года с трёх до более пяти миллиардов рублей.

Про задолженность по заработной плате. Мы снизили в шесть раз – со 170 до 23 миллионов. При этом, конечно, мы по бюджету задолженностей не допускаем.

В.Путин: Это очень хорошо.

Как хоккей с мячом? Развивается?

С.Левченко: Мы регулярно в тройке призёров. У нас самая большая посещаемость из всех команд Российской Федерации.

В.Путин: Знаю.

С.Левченко: Конечно, выходить на первое место очень непросто, потому что летом, Вы знаете, особо не потренируешься, а зимой, особенно в этом году, три недели за 30, за 40 градусов, тоже особо…

В.Путин: …не побегаешь.

С.Левченко: Не побегаешь, да. Хотя болельщиков при любой погоде достаточно много, приходят. Поэтому мы немного рискнули, и в прошлом году я дал задание проектировщикам, чтобы они начали проектировать [крытый ледовый стадион].

Предпроектные проработки все сделали, организация – та, которая строит объекты в Красноярске. Они изготавливают из деревянных конструкций, изготавливают в Нижнем Новгороде; сама организация кемеровская, но она, наверное, практически единственная, которая у нас может так хорошо строить.

Мы запланировали вместе с международной федерацией в 2020 году провести чемпионат мира [по хоккею с мячом] у нас. Конечно, это «трудная» возможность, но, наверное, мы можем успеть, мы готовы софинансировать, если вы нам поможете.

В.Путин: Сколько?

С.Левченко: Шесть миллиардов.

В.Путин: Это должна быть федеральная часть или всего?

С.Левченко: Нет, это общая.

В.Путин: Поможем. Давайте это сделаем.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 февраля 2018 > № 2502705 Сергей Левченко


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 февраля 2018 > № 2502435 Андрей Мовчан

Куда приведут экономику России «20 шагов» Грудинина

Андрей Мовчан

Грудинин всерьез собрался восстановить в России СССР, но СССР 1990 года и без накопленных к 1990 году ресурсов. Страшный удар по стоимости рубля в сочетании с политикой изоляционизма, обвальный рост дефицита даже самых необходимых товаров, повсеместное формирование черных рынков, катастрофа покупательной способности населения не могут не привести к «восстанию» целого ряда регионов, новые лидеры которых будут не назначены, а избраны, а старые предпочтут действовать в интересах региона, не видя никакого централизованного выхода из кризиса

Пресса активно тиражирует костяк экономико-политической программы кандидата №2 на президентских выборах 18 марта – Павла Грудинина, так называемые «20 шагов». Документ этот составлен в лучших традициях экономического нонсенса и является смесью неправильно понятых идей вульгарного народничества второй половины XIX века, «сказаний о всеобщем счастье» из доктрин диктаторов Юго-Восточной Азии и популистских речей каудильос Латинской Америки.

Скорее всего, эти «20 шагов» всего лишь отписка номинального кандидата в президенты, чья задача – получить голоса ни в коем случае не более чем 5–10% общества, готовых поверить в кашу из терминов и популистских заявлений. Но возможно, «20 шагов» – это первый (пока неуклюжий) вариант левой программы для грядущего левого поворота российской внутренней политики и экономики (тогда программа Навального – это ее неуклюжий правый вариант).

Про левый поворот (то есть переход к эмиссионному стимулированию, завершению огосударствления экономики и введению масштабных экономических ограничений типа регулирования цен, блокирования движения капитала и внешней изоляции) как естественное следствие нынешнего режима «феодальной демократии» и завершающую фазу в процессе разрушения экономики и, скорее всего, государственности России я уже не раз писал – опасность такого поворота трудно переоценить, и потому придется мне описать наиболее вероятные последствия внедрения «20 шагов» в жизнь.

Для анализа я позволил себе изъять из текста «шагов» всю воду и лозунги, оставив только конкретику. Под каждым пунктом – комментарий со сценариями последствий, куда входят также результаты взаимного влияния всех указанных предложений.

1. Смена экономической стратегии. Проведем национализацию стратегически важных и системообразующих отраслей промышленности, электроэнергетики, железных дорог, систем связи, ведущих банков. Государство вернет себе монополию на производство и оптовую продажу этилового спирта.

Павел Грудинин опоздал – национализация уже активно идет. Тот факт, что в стране еще существует полторы сотни олигархов, номинально контролирующих те или иные отрасли, мало что значит – они полностью управляемы, а вся финансовая сфера и основная часть бизнеса уже принадлежат государству напрямую или через госкорпорации.

При этом государственные компании в России платят в бюджет в пересчете на рубль выручки меньше, чем частные – зря товарищ Грудинин надеется «вместо бюджета стагнации за счет национализации создать бюджет развития». Скорее наоборот – по общемировой статистике государственные предприятия имеют маржинальность почти на треть меньше частных, то есть завершение национализации унесет треть от 45% (доля прибыли в ВВП) от тех 30% ВВП, которые сегодня в России не имеют к государству отношения. Результатом будет сокращение ВВП примерно на 4,5%; сокращение доходов бюджета будет еще больше – около 10%.

Отдельный вопрос – как будет проведена национализация? Через конфискацию? Но как же тогда «справедливый суд» из следующих пунктов программы? Суд будет справедливым, но не для олигархов? А как быть с иностранными инвесторами, миноритарными акционерами, с владельцами более мелких национализируемых предприятий? Может быть, национализация будет проведена за деньги по рыночной стоимости? Тогда придется заплатить 6–8 годовых прибылей этих компаний – где взять эти средства и зачем, ведь в период президентства Грудинина такая покупка явно не окупится.

Более того, после национализации правительство встанет перед дилеммой – отбирать у госпредприятий больше, чтобы финансировать ползущий по швам бюджет, или, наоборот, давать им больше, чтобы стимулировать инвестиции и развитие. В Венесуэле решили больше отбирать, и спустя 12 лет добыча нефти упала в два раза, а общее производство в госсекторе – в три. В СССР решили больше давать и закончили тотальной архаизацией технологий и падением производительности (деньги вбухивались «ради плана»), перепроизводством ненужной, зато капиталоемкой продукции и тотальным дефицитом продукции, требующей конкурентоспособного качества и чувствительной к себестоимости.

Грудинин, судя по всему, предлагает делать и то и другое одновременно – в итоге с большой вероятностью мы получим недоинвестирование в развитие формирующих добавленную стоимость компаний (то есть снижение добычи нефти, газа, металлов, потерю конкурентности на рынке нефтехимии и прочее) на фоне бурного роста производства продукции, не имеющей естественного сбыта, потреблять которую российское общество придется заставлять, искусственно перекрывая каналы поставки более качественных и дешевых импортных товаров.

Мы вернемся в мир «Жигулей», телевизоров «Рекорд», холодильников «ЗиЛ» и джинсов «Рабочая одежда» – причем, поскольку инженерная, дизайнерская и научная школы даже в том жалком виде, в котором они были у нас 30 лет назад, сегодня прекратили свое существование, это будет именно мир «Жигулей», «Рекордов» и «Рабочей одежды» – без новых модификаций.

2. Восстановление экономического суверенитета России. Те триллионы рублей, что хранятся в банках и долговых обязательствах США, мы сделаем капиталовложениями в производство, науку и образование. Мы ограничим доступ иностранного спекулятивного капитала к российскому рынку. Откажемся от участия в ВТО, ведь за четыре года пребывания в этом экономическом карцере мы получили более триллиона рублей прямых убытков и пять триллионов – косвенных.

В этом пункте явно отсутствует понимание разницы между золотовалютными резервами (ЗВР) и деньгами в обращении, из-за чего возникает представление, что мы храним рубли в обязательствах США. ЗВР – это активы Банка России, под которые он выписывает свои внутренние обязательства, в частности так называемые рубли. Чтобы выписать столько рублей, сколько хочет Грудинин (и в 10 раз больше тоже), не надо трогать ЗВР.

Проблема будет не в объеме ЗВР, а в стоимости рублей после такой масштабной эмиссии. ЗВР начнут использоваться, когда ЦБ Грудинина (подконтрольный правительству, по его же плану) выпишет всем триллионы рублей, а «все», видя их обесценение, пойдут в ЦБ покупать доллары. Вот тогда ЗВР начнут стремительно сокращаться, а вместо них на счетах у компаний за границей и у граждан под подушками осядут доллары, да еще в страну приедет множество импортных стиральных машин – раз рублей много, что на них купить, кроме импорта?

Почему так будет? Потому что, очень грубо говоря, стоимость одного рубля равна отношению суммы всех имеющихся рублей к сумме всех имеющихся товаров, которые за них можно купить. Представьте себе, что напечатаны новые рубли и розданы людям и компаниям на рынке. Люди и компании понесли их в магазины. Магазины, увидев растущий спрос, подняли цены – количество товаров ведь не изменилось. Выросла инфляция, курс рубля пошел вниз, население пошло покупать доллары, магазины завезли импорт, который продается за эти лишние рубли.

Предположим, что за эти лишние рубли куплены доллары, на доллары – оборудование для производства очень важных товаров, на оборудовании будут производить эти товары, замещая импорт, – разве плохо? Плохо. На самом деле нехватка денег сегодня не мешает все это проделать – имеющихся рублей на счетах банков хватит на создание огромного масштаба производства.

Мешают этому счастью три важных фактора: 1) риски – все боятся это делать, национализация, эмиссия, суд «не для олигархов» и прочие «20 шагов» риски кардинально увеличивают; 2) отсутствие технологий и школы производства конкурентоспособного товара, эта проблема решается только масштабным приглашением иностранных бизнесов, но «20 шагов» предполагают иностранцев убрать; 3) проблемы себестоимости. У нас средние зарплаты выше, чем в Юго-Восточной Азии (и будут выше – трудовые ресурсы сокращаются, а бюрократия отъедает лучшие их части), бюрократические расходы больше, чем в большинстве стран мира, налоговая нагрузка тоже, география страны такая, что логистика стоит дорого, затраты энергии в силу отсталых коммунальных технологий выше, чем практически везде в мире.

Эти проблемы решаются стимулированием конкуренции, открытием рынка для иностранной рабочей силы, масштабным сокращением госперсонала, снижением налогов на труд и производство, логистическими проектами, которые идут вслед за бизнесом, а не за волей президента. Все эти идеи прямо противоречат «20 шагам».

Что будет в реальности? В реальности будет эпическая растрата ресурсов, которые уйдут жуликам, обещающим построить сказочные производства. В малом масштабе мы имеем это уже сегодня – от Олимпиады в пять раз дороже корейской и самых дорогих футбольных стадионов мира до мертворожденных бизнесов типа «Сибирского кремния» и прочих проектов ВЭБа, «Роснано» и компании. Выполним «20 шагов» – получим это в масштабе всей страны, на последние деньги.

Да, еще выход из ВТО. Комментарий к «триллиону убытков» я дать не могу, я даже не понимаю, как он рассчитан. При общем среднем уровне снижения таможенных пошлин на 10% от объема импорта потерять триллион означает ввезти в страну только этих товаров на 10 трлн рублей – это семь ВВП страны и 21 годовой объем импорта. Грудинин говорит о таких убытках за четыре года.

Вообще же выход из ВТО означал бы для нас две вещи: импортные товары дороже для граждан (значит, качество и объем потребления упадут), экспорт товаров затруднен (значит, приток валюты ниже). Да, государство, возможно, собирало бы таможенными пошлинами несколько больше (но не факт, что импорт сократился бы), но население точно стало бы беднее.

3. Кредитные ресурсы – на восстановление экономики. С этой целью снизим банковский процент. Пресечем дикий вывод капиталов за рубеж. Денежная система обеспечит предоставление долгосрочного дешевого кредита.

Конечно, государство может законодательно установить предел процентной ставки по кредитам. Напомню: в нормальной экономике есть конкуренция кредитных организаций, в результате которой ставка процента устанавливается на уровне, дающем этим организациям минимальную приемлемую маржу. В России конкуренция банков приняла экзотический характер – фактически конкурируют банки, принадлежащие одному хозяину, и потому процент может быть регулируемым. Но если он убыточен для банков, то кто будет покрывать убытки?

Грудинин, видимо, считает, что государство (тем, что у него останется после потерь на национализации и раздаче под горе-предприятия по предыдущим пунктам). Куда же пойдут эти дотации? В карманы посредникам. Дело в том, что предприятия-заемщики имеют свои уровни рентабельности, которые позволяют им взять кредит по ставке не выше определенной. При нерыночном снижении ставки кредита банки будут выдавать кредит по ставке ниже, чем готовы взять заемщики. Естественно, у банкиров и госчиновников появится желание забрать разницу себе – так уже происходит во всех сферах льготного финансирования в России.

Дотации уйдут на взятки за выдачу кредита. При этом не важно, сколько будет кредитных ресурсов: для банкира и чиновника любой выданный без взятки кредит будет потерянными деньгами, поэтому будут найдены сотни поводов для отказа. Изменит ли эта идея что-то в экономике? Да – увеличит уровень коррупции, еще истощит бюджет.

За рубеж у нас сегодня уходит немного – порядка 2% ВВП; вывозить капитал из страны при стабильном рубле и низких прибылях некому и незачем. Зато при выполнении предыдущих пунктов капитал рванется из страны – в основном через покупку долларов населением. Запретить вывоз – значит «запретить доллар»; часть населения будет обречена на потерю сбережений, часть – на участие в черном валютном рынке. Расстреливать валютчиков можно, но черный рынок от этого не исчезнет, а вывоз капитала только увеличится – будут покупать золото, вывозить физически за границу. Закрыть границу? Потеряем разово критическую массу образованных, талантливых и работоспособных людей, конечно, если граница закроется не за ночь.

4. Новая индустриализация, модернизация экономики и ее вывод на инновационные рельсы. Заняться активным развитием отраслей, которые обеспечивают технологический прогресс: микроэлектроники, биотехнологий, робототехники и станкостроения. Долю обрабатывающей промышленности мы доведем с нынешних 15–20% до 70–80%, как в передовых странах мира.

Непонятно, от чего отсчитывается доля «обрабатывающей промышленности». Если от ВВП, то в передовых странах она не выше 15%; 70–80% она не бывает нигде – даже в самых отсталых и безресурсных странах она не более 40%, там превалирует сельское хозяйство. Если же речь идет о доле в промышленности вообще, то возникает два вопроса: 1) на какие средства будет вестись это активное строительство (вспомните ситуацию с бюджетом) – неужели на эмиссионные рубли и кредиты за взятки? 2) что за продукцию мы будем производить, учитывая все вышеизложенные обстоятельства: риски, себестоимость, отсутствие конкурентного отбора, отсутствие школы разработки и прочее? Задумывался ли Грудинин, почему СССР, где все условия для такого развития были созданы как раз по его модели, отстал от Запада кардинально по всем параметрам и более всего – именно в указанных отраслях?

5. Обеспечение продовольственной безопасности России, преодоление ситуации, когда значительная часть продовольствия ввозится из-за рубежа. Программа устойчивого развития села. На эти цели мы направим не менее 10% бюджетных расходов. Мы вернем ГОСТы и введем уголовную ответственность за фальсификацию продуктов питания.

Россия является крупным производителем и экспортером продовольствия. Сельское хозяйство вносит крайне малый вклад в ВВП и становится прибыльным только в случае высочайшего уровня его эффективности, для достижения которого российскому сельскому хозяйству $20 млрд в год (10% бюджета сегодня на самом деле, благодаря предыдущим действиям бюджет сократится, так что правильнее сказать – $12–15 млрд) совершенно недостаточно.

Учитывая предлагаемую национализацию всего (в том числе земли), сложно ждать частных инвестиций в агрокомплекс, а государству просто не хватит средств. Это означает, что основная масса импортного продовольствия так и останется для нас более дешевой и качественной – в этих условиях производить более дорогой и менее качественный продукт будет безумием. Значит, будем жертвовать качеством, вернемся к ассортименту Советского Союза. Потеряв 10% бюджета страны, ее граждане снова будут выбирать между голландским и пошехонским, из пальмового масла, и то – к празднику или в заказе.

6. Наша историческая задача – обеспечить возрождение «провинциальной» России. Мы проведем выравнивание возможностей региональных бюджетов. Осуществим газификацию страны. Гарантируем поддержку малых городов, поселков и сельских поселений. Обеспечим возвращение в них школ, больниц и иной социальной инфраструктуры. Развернем бесплатное для граждан подведение газа, электричества, воды и канализации к частным домам в малых городах и селах.

Мы возвращаемся к вопросу: кто платит? За газификацию, судя по всему, «Газпром»? Значит, ему будет уготована судьба Венесуэльской нефтяной компании – убытки, потеря инвестиций, отказ от технологий и падение добычи. А за воду и канализацию?

Предлагается газифицировать жилища примерно 50 млн человек, 18 млн квартир и домов. Сегодня средняя стоимость газификации (очень условно) подходит к 100 тысячам рублей за квартиру. Это 1,8 трлн рублей, шесть годовых прибылей «Газпрома». И это только «последние мили», без магистральных газопроводов. Это 16% годового бюджета страны.

Предположим, что государство финансирует все три проекта – это значит, что в течение половины срока правления Грудинина бюджет сокращается еще на 16% (у нас, по приблизительным подсчетам, сокращение в эти годы и без этого перевалило за 20% впрямую и еще процентов десять – из-за вторичных причин, и это без капитальных затрат).

Но самое интересное не это. Самое интересное, что будут делать малые города, со всеми их больницами, школами (это, кстати, еще деньги, мы их не считали), водопроводами и газом? Чем зарабатывать? Частный бизнес мы убили национализацией и дотированием крупных игроков; госкомпании не делают мелкого бизнеса – они будут строить гигантов. Что, от двухсот моногородов мы перейдем к 10 тысячам, построив еще 9800 градообразующих предприятий по производству никому не нужной продукции? Создадим еще 9800 призраков, чью проблему придется решать следующему поколению? Не лучше ли дать частному бизнесу жить и наполнять города эффективными производствами и/или дотировать мобильность жителей умирающих городов, давая им возможность переселяться в более успешные районы?

7. Контроль над ценами на основные продукты и товары первой необходимости, на тарифы ЖКХ. Мы прекратим спекулятивный рост цен на жизненно необходимые товары и услуги. Снизим цены на лекарства и тарифы на все виды транспортных перевозок. Поборы за капитальный ремонт будут отменены. Тарифы ЖКХ не должны превышать 10% дохода семьи.

В этом предложении нет ничего удивительного – предыдущие пункты приведут к тотальному дефициту, высокой инфляции и разрушению системы снабжения. Придется начать регулировать цены. Качество отечественной продукции упадет в соответствии с ограничением цены; те товары, которые невозможно сделать дешевле и хуже, станут производить еще меньше, а разница между регулируемой ценой и рыночной пойдет в карман спекулянтам.

Импорт, цена на который будет тоже ограничена, будет завозиться только самим государством – в убыток; но на прилавках он не появится – спекулянты (и первыми будут чиновники) организуют массовый реэкспорт в страны с рыночным ценообразованием. Грудинин никогда не покупал женские сапоги в СССР и не читал про Венесуэлу?

8. Налоги – в интересах справедливости и развития. Подоходный налог на богачей вырастет, а для малоимущих будет отменен. Налоговая система станет стимулировать инвестиционную и инновационную деятельность предприятий. Будет ликвидирован налог на добавленную стоимость, удушающий нашу промышленность. Мы отменим транспортный налог и систему «Платон».

Проблема роста подоходного налога на богачей будет в отсутствии богачей. Новыми богатыми будут взяточники, налогов вовсе не платящие, и спекулянты, которые тоже не сдают деклараций. Так что можно считать, что бюджет потерял еще 20% своей консолидированной прибыли. Убираем НДС? Еще минус 22%. На этом фоне не жалко и транспортный налог – всего 1% бюджета. Вы спросите, как удалось из сокращенного уже примерно на 46% в реальном выражении бюджета убрать еще 43%? Я тоже хотел бы это спросить.

9. Восстановление гарантий на труд и восьмичасовой рабочий день, обеспечение людей работой и приличной зарплатой. Минимальная заработная плата составит 25–30 тысяч рублей. Выпускники государственных вузов получат гарантированное первое рабочее место. Будут запущены масштабные программы переобучения и повышения квалификации.

Про минимальную зарплату 25 тысяч рублей уже написаны тома. Но, кажется, Грудинину как раз не составит труда ее поднять до этого уровня – по итогам остальных его действий инфляция будет такой, что 25 тысяч рублей в реальном выражении будут ниже 10 тысяч сегодня. Что касается выпускников вузов, в России, по большому счету, нет проблемы их трудоустройства – 75–85% трудоустраивается и сегодня сразу после учебы, и можно предположить, что большинство из оставшихся либо не планировали трудоустраиваться, либо устроились в неформальный сектор.

10. Разрушение социальной сферы будет остановлено. Мы гарантируем бесплатность и качество среднего и высшего образования и медицинского обслуживания. Вернем ежегодную бесплатную диспансеризацию. Установим нормативы финансирования науки, образования и здравоохранения – не менее 7% ВВП для каждой отрасли. Государство возьмет на себя все расходы по лечению тяжелобольных людей, особенно детей. Физическая культура и спорт станут достоянием народа, важнейшим средством укрепления здоровья нации.

Сегодня высшее образование получают 22% выпускников школ (в США – 29%, Канаде – 21%). Более половины – платно. За деньги учатся около 2,7 млн студентов, в среднем уплачивая по $4000 в год. Это $10 млрд в год (600 млрд рублей, 2% бюджета страны, сумма, сравнимая со всем налогом на имущество организаций). Вы еще помните, что от бюджета осталось 29%? Так вот теперь их осталось 27%. Эти 27% пойдут на финансирование науки, образования и здравоохранения – при нашем бюджете примерно 35% ВВП 7% ВВП – это 20% бюджета, три раза по 7% ВВП – это 60% бюджета, и после выделения обещанных средств в бюджете остается минус 33%.

11. Материнство и детство получат всемерную поддержку. Мы восстановим систему дошкольного воспитания, гарантируем место для ребенка в детском саду и в группе продленного дня в школе. Реальностью станут развитие массового детского спорта, бесплатные кружки и творческие студии. Мы приравняем ежемесячное детское пособие к прожиточному минимуму ребенка. Выплата ежемесячного пособия увеличится с полутора до трех лет. Государство будет субсидировать производство детских товаров.

Но минус 33% – ерунда для настоящего коммуниста. Еще примерно 3% бюджета уйдет на предложения, указанные в этом пункте.

12. Гражданам – достойные пенсии. Мы незамедлительно примем закон о «детях войны». Сохраним нынешний возраст выхода на пенсию. Вернем индексацию пенсий работающим пенсионерам. Отменим понижающий коэффициент 0,54 для военных пенсионеров. Гарантируем среднюю пенсию по старости – не менее 50% средней зарплаты.

10% текущего бюджета составляют дотации Пенсионному фонду России (ПФР) от государства. С учетом национализации и прочих действий по сокращению доходов компаний можно предположить, что дотации составят без имплементации положений данного пункта примерно 12–13% «старого» консолидированного бюджета. Имплементация этих положений потребует увеличить расходы ПФР примерно на 40% или дотации на 80%, доведя их до 20% «старого» бюджета. Итог – дефицит бюджета уже 53% от «старой» величины, условно – 16 трлн рублей.

13. Мы защитим духовное здоровье нации. Возродим отечественную культуру. Окажем всестороннюю поддержку музеям, театрам, библиотекам.

Без комментариев – просто еще деньги.

14. Мы гарантируем массовое строительство качественного и доступного жилья. Введем обеспечение квартирами или домами молодых семей, ликвидацию ветхого и аварийного жилья. Развернем массовое строительство жилья по себестоимости и предоставление его семьям с детьми в рассрочку, без ростовщического процента. Ставки по ипотеке будут снижены до 3–4%. Многодетные и молодые семьи получат беспроцентный целевой заём на срок 30 лет. С уплотнительной застройкой будет покончено.

«Строительство по себестоимости» – это новый в экономике термин. А какое еще бывает строительство? Продажа по себестоимости – это другое дело. В реальности нет никакой проблемы в продаже по себестоимости – так же, как на сегодня нет большой разницы между себестоимостью строительства жилья в России и ценой продажи – рухнувший рынок оставляет девелоперам маржу на капитал меньше 10%, то есть, с учетом сроков строительства, в среднем около 3–4% годовых (при ставке по ОФЗ – 5–7%).

В стране на сегодня более 150 компаний-застройщиков находятся в стадии банкротства, а более 4 млн квадратных метров строящейся жилой площади заморожено или находится на грани замораживания – доходы строителей не дают им возможности работать дальше. Так что осталось национализировать всех застройщиков – и вот вам рынок по себестоимости (национализировать придется всех, потому что коммерческие застройщики хотят получать прибыль, а цены на рынке будут еще сбиты продажами по себестоимости). А вот доведение ставки по ипотеке до 3% (с нынешних 10,6%) требует от государства вложения 350 млрд рублей в год в субсидирование ставки дополнительно. Мелочь по сравнению с 16 трлн уже образовавшегося дефицита.

15. Обуздать жадность ростовщиков. Мы обеспечим долговую амнистию для жертв «микрофинансовых организаций». Поддержим валютных ипотечников. Будет введена уголовная ответственность за втягивание в кабальные сделки, запрет на коллекторскую деятельность и переуступку долговых обязательств граждан.

Вряд ли речь тут идет о компенсации государством микрофинансовым организациям их потерь от невозвратов кредитов. Скорее планируется просто освободить должников от обязанности платить. Разорить ростовщиков несложно; очевидно, после принятия обозначенных мер в стране больше не будет рынка потребительского кредитования.

Не будем вспоминать, что работу потеряют сотни тысяч сотрудников рынка, что обанкротятся банки, которые зарабатывали на кредитах и поддерживали другие операции за их счет. Но раз не будет рынка – не будет и потребления на кредиты. А это 2 трлн рублей в год, 2,5% ВВП. Потребление в 2017 году выросло на 0,5% только благодаря кредитному росту. Налоги составляют в цепочке потребления примерно 40% ВВП. Это значит, что мы еще теряем в налогах 1% ВВП, или 800 млрд рублей. Итого наш ежегодный дефицит бюджета уже 17 трлн рублей. С копейками.

16. Обеспечить защиту природы. Мы введем запрет как на приватизацию, так и на долгосрочную аренду лесных и водных угодий. Практика перевода лесов и парков в земли под строительство будет пресечена.

Интересно, что тогда будет переводиться под строительство – сельскохозяйственные земли, как это сделал сам Грудинин, отдав часть земель своего совхоза под строительство торговых гигантов? Но как тогда быть с продовольственной программой? Или будем строить на безлесных горах и в болотах? Но так или иначе, экономический эффект от этой идеи не слишком велик.

17. Гарантировать обороноспособность и безопасность страны, высокий научно-технический уровень оборонной промышленности. Существенно повысится боеготовность Вооруженных сил, престиж военной службы и правоохранительных органов.

Конкретика отсутствует, однако вряд ли попытка достичь указанных результатов потребует увеличения бюджета силовых структур меньше чем на 25% – это еще 1 трлн рублей плюс к бюджету; итого 18 трлн годового дефицита.

18. Справедливый суд будет на стороне закона, гражданина и общества, а не олигархата.

Жаль, что «олигархат» не состоит, видимо, из граждан страны и членов общества. К экономике отношения не имеет.

19. Восстановление системы народовластия и народного представительства.

Стоимость проведения более частых выборов и референдумов невелика – примерно 15–20 млрд рублей на раз; на экономику этот целиком состоящий из лозунгов пункт прямо не влияет.

20. Повышение качества государственного управления. Мы поднимем ответственность президента за формирование кабинета министров и ответственность правительства за свои действия. Утверждение состава правительства будет происходить в Государственной думе. Кандидатуры на все министерские посты будут публично обосновываться президентом. Центральный банк заработает как подконтрольный и подотчетный орган госвласти, мотивированный на промышленное развитие. Счетная палата станет высшим и подлинно независимым контрольным органом. Пресечение коррупции не на словах, а на деле даст и экономический, и морально-политический эффект.

Катастрофа, результатом которой будет 18 трлн рублей дефицита бюджета уже в первый год реализации «20 шагов» (это, напомню, 60% всего консолидированного бюджета на сегодня, сумма $330 млрд, то есть 70% ЗВР, три бюджета ПФР, 22% ВВП – размер, невиданный для стран, не находящихся в состоянии коллапса), будет дополнена катастрофой управления.

Зависимый ЦБ превратится из регулирующего органа в орган, печатающий деньги, а Россия с таким ЦБ – из Венесуэлы, построенной за счет предыдущих 19 пунктов, в Зимбабве. Поскольку экономическое выживание в России будет теперь напрямую зависеть от нахождения при и во власти, утверждение состава правительства в Думе превратится в битву государственных лоббистов за финансирование. Совершенно при этом непонятно, как Счетная палата станет независимым органом, если ее руководство и руководство правительства будут утверждаться одним порядком.

Но все это будет уже не важно. Грудинин всерьез собрался восстановить СССР в России – но СССР 1990 года и без накопленных к 1990 году ресурсов. Страшный удар по стоимости рубля в сочетании с политикой изоляционизма, обвальный рост дефицита даже самых необходимых товаров, повсеместное формирование черных рынков, катастрофа покупательной способности населения не могут не привести к «восстанию» целого ряда регионов, новые лидеры которых будут не назначены, а избраны, а старые предпочтут действовать в интересах региона, не видя никакого централизованного выхода из кризиса.

В 1990 году Россию от распада и крови удержали общий вектор обещанных преобразований, провозглашаемое властью будущее, соответствующее идее мирного развития и интеграции в гуманистический внешний мир, и болезненные рыночные реформы. В первый год правления Грудинина вектор будет ровно противоположным, а уровень агрессии, накопленный в обществе, и его настрой на силовое решение проблем, скорее всего, приведут к взрыву и распаду страны, возможно – к гражданской войне (на нескольких фронтах или глобально), голоду и малопредсказуемой ситуации на границах и в отношениях с соседями, Китаем и Западом, которые не смогут стоять в стороне от кризиса в ядерной державе.

Кто-то полагает, что ужасный конец лучше, чем ужас без конца – но применительно к вышеописанному, думаю, это не так.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 февраля 2018 > № 2502435 Андрей Мовчан


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин

«Несправедливо, когда все налоги стекаются в две столицы»

Интервью с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным

Наталия Еремина

От нового правительства бизнес ждет принятия решения о снижении фискальной нагрузки. Как рассказал в интервью «Газете.Ru» глава ТПП Сергей Катырин, на встрече с главой правительства во время инвестиционного форума в Сочи обсуждались вопросы налогообложения покупок в зарубежных интернет-магазинах, а также изменения валютного контроля.

— Сергей Николаевич, весной будут приняты новые налоговые новации. Однако, как выразился на одной из панелей на инвестиционном форуме в Сочи глава РСПП Александр Шохин, эта тема буквально «табуирована». Вас не смущает, что новации будут уже весной, а чиновники их открыто не обсуждают?

— Мне кажется, дискуссия пока что не в публичной плоскости по одной простой причине: скорее всего, все новации будут прорабатываться после выборов президента. И я полагаю, что это будет правильно, потому что будет формироваться новое правительство. И было бы справедливо, чтобы прорабатывало, конечно, эти новации новое правительство.

Считаю, что в любом случае без дискуссии с бизнесом это не обойдется, наверняка, все это будет вынесено в публичную плоскость. На предварительном этапе такая дискуссия была. Нашу точку зрения спрашивали, интересовались, чего мы хотим — увеличения или уменьшения НДС и налога на прибыль. Есть много разных вариаций. Каждое объединение предпринимателей высказало уже свою точку зрения. Сейчас дискуссия прекратилась.

— На чем настаивает ТПП?

— Самое главное не повышать фискальную нагрузку на бизнес. И в данном случае мы говорим не только о налогах. Мы говорим о неналоговых платежах, которые выросли неимоверно — и по количеству этих платежей, и по сумме этих платежей. По нашим оценкам, в прошлом году где-то порядка одного триллиона рублей бизнес заплатил по неналоговым платежам. И, если мы не наведем порядок в этом, то, конечно, это будет беда для бизнеса.

Также должен быть принят закон о неналоговых платежах. Именно закон, а не новая глава в Налоговом кодексе. Потому что, если это глава, то, значит, тогда все, что прописано, все репрессивные меры, которые есть в Налоговом кодексе, они перейдут и на неналоговые платежи. То есть это уголовные дела, арест счетов, пени, штрафы и так далее. И мы считаем, что это будет несправедливо, потому что неналоговые платежи — это все-таки не налоги. Не все платежи идут в государственную казну.

Закон уже практически полностью готов. Сейчас только одна развилка — это спор о том, будет это закон или глава в Налоговом кодексе.

В правительстве тоже мнения разные. Есть те, кто поддерживает, что это будет закон, а есть и те, кто считает, что надо прописать в Налоговом кодексе. Это дискуссия была и вчера в ходе встречи с председателем правительства Дмитрием Медведевым. Мне показалось, что председатель правительства понимает тему неналоговых платежей. Он однозначно согласен с тем, что ее надо отрегулировать, но как это сделать, еще не решили. По крайней мере, Дмитрий Медведев какую-то одну точку зрения вчера не занимал.

— А чем еще удалось поговорить бизнесу в ходе встречи с главой правительства в Сочи?

— Были предложения обнулить НДС для авиационных перевозок для того, чтобы стимулировать туристическую отрасль. Сошлись на том, что если и делать какие-то поблажки с точки зрения НДС для авиаперевозок, то все-таки дифференцированно, не по всем перевозкам по стране. Может быть, по разным направлениям.

Поднимался также вопрос «анахронизма» валютно-экспортного контроля, который надо менять. И с этим тоже согласно правительство. Минфин поддержал, что, действительно, сейчас используются устаревшие меры, которые мешают жить и работать.

Также мы говорили по поводу интернет-торговли.

Наши площадки интернет-торговли находятся в невыгодном положении в своей собственной стране по отношению к зарубежным, которые не платят ни НДС, ни сертификацией не занимаются, ни контрольно-кассовую технику не должны содержать, и много чего, что наш бизнес должен, а они нет.

Поэтому процентов на 30 у нас получается все дороже, и все утекает на зарубежные площадки. К 2020 году оборот интернет-торговли будет 3,2 триллиона рублей, а доля зарубежных площадок достигнет около 50%. То есть у нас триллион с лишним ничего не будет в казну приносить. Проблема еще и в том, что при прочих равных, если есть товар наш и товар зарубежный, то с нашей электронной площадки купят зарубежных товар, потому что он дешевле.

— Дискуссия эта давно тянется, до чего-то конкретного договорились?

— Мы договорились, что мы поработаем над темой взимания НДС. Уже сейчас, по словам главы правительства, в работу запустили тему согласования снижения стоимости этих покупок с нашими партнерами по единому евразийскому пространству. Сейчас не облагается налогом покупка на одну тысячу долларов весом до 31-го килограмма. При этом сегодня в интернет-продажах около 99% всех покупок совершается до одной тысячи рублей. Если изменить норму, то очевидно, что этот сегмент будет сокращаться.

— Сейчас обсуждаются различные инициативы по возврату капитала в Россию. Это второй этап налоговой амнистии и спецбонды Минфина и список опальных бизнесменов-возвращенцев. Как вы к ним относитесь? Много ли капитала бизнесмены вернут в Россию?

— Многие средства бизнесмены уже вернули в страну, это можно видеть по возросшим вкладам и счетам в российских банках. Однако тема эта немного закрытая, и я не могу судить о ее масштабах. Те бизнесмены, которые в списке бизнес-омбудсмена, видимо, решили позаботиться о своем капитале. Вряд ли будет возвращен большой объем средств и вряд ли это кардинально повлияет на экономику.

— Скажите, а система автоматического обмена данными между различными государствами, в которой будет участвовать с этого года и Россия, она поможет амнистии? Сейчас нам готовы предоставлять информацию только 73 юрисдикции, как вы считаете, будет ли расти их число? Например, за счет офшоров?

— Безусловно, эта новая амнистия сработает. Договариваться в рамках системы автоматического обмена данными мы будем с новыми юрисдикциями, и их число увеличиться, уверен. Не думаю, что в интересах каких-то юрисдикций прослыть такой «черной дырой», которая прячет информацию от всех. Ну, и вряд ли кто-то будет персонально России не давать информацию, а другим партнерам предоставлять ее.

Но надо понимать, что некоторым юрисдикциям, чтобы открыться, может быть, нужно время.

Скорее всего, им хотелось бы разойтись с клиентами так, чтобы сохранить нормальные партнерские отношения. Для этого, видимо, нужно время, чтобы и клиент, что называется, созрел и решил, как он будет действовать дальше, вот в этих условиях, когда информацию откроют.

— На форуме также обсуждался вопрос, как решать проблему с консолидированными группами налогоплательщиков (механизм КГН дает возможность компаниям объединять прибыли и убытки и платить налог с общего финансового результата, после чего он распределяется между регионами, в которых базируются компании). Счетная палата недавно опубликовала результаты анализа эффективности механизма КГН. Оказалось, что если в 2016 году КГН заплатили в консолидированный бюджет 298 млрд руб. налога на прибыль, что в два раза меньше, чем эти же компании перечислили в 2011 году. Что с ними делать, на ваш взгляд?

— Я полагаю, что, несомненно, надо будет думать над тем, как его правильно выстраивать. Вы понимаете, мне кажется, не очень справедливо, когда все налоги стекаются в две столицы. Региональные власти лечат, учат, перевозят и все остальное делают с населением, которое работает на этих предприятиях, а налоги концентрируются где-то в другом месте. Мне кажется, это не совсем правильный подход. И все-таки более справедливо было бы, чтобы часть этих налогов оставалась у тех, кто работает с этим населением, и где находится само предприятие.

— Другая обсуждаемая в Сочи инициатива — дать возможность регионам взимать туристический сбор. Как вы к этому относитесь?

— Если это будут «меченые деньги» то, в принципе, можно пойти на этот шаг. А если это будут обезличенные деньги, то я думаю, что это может больше негатива принести, чем позитива. «Меченые» — я имею в виду, что в отношении их будет уверенность, что они будут потрачены на туристский, так сказать, санитарно-санаторный кластер. Тогда, может быть, есть смысл эти деньги собирать. Чтобы каждый понимал, что сегодня рубль, пять, десять заплатил, а на следующий год приедем — тот же санаторий лучше станет и, может, новые услуги появятся. А если это вообще просто в доход субъекта, то какой смысл?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514451 Денис Мантуров

Мантуров рассказал о новейших российских 3D-технологиях

Российские фирмы разрабатывают новейшие 3D-технологии мирового уровня. Уже сегодня на 3D-принтере изготавливаются двигатели для самолетов последнего поколения. Об этом министр рассказал главному редактору Business FM на Российском инвестиционном форуме в Сочи

Ставки для предпринимателей от Фонда развития промышленности могут снизиться уже в ближайший год, российские фирмы разрабатывают новейшие 3D-технологии мирового уровня, а санкции не отражаются на гражданской продукции оборонного комплекса.

Об этом и о многом другом в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров на Российском инвестиционном форуме в Сочи.

Денис Валентинович, я лично сейчас два часа следил за тем, как вы общались с 13 молодыми предпринимателями. Слово «молодой» только по отношению к возрасту, потому что я убедился, что они реально очень серьезные промышленные…

Денис Мантуров: Инноваторы...

Я бы сказал, капиталисты.

Денис Мантуров: Да.

Там традиционные отрасли, кроме роботов и автопилотов для тракторов. Большая разница с машинами. Ваши главные впечатления? Что они вам сказали, что вы возьмете с собой?

Денис Мантуров: Возьму с собой те поручения, которые сам себе отфиксировал и своим коллегам по министерству и отраслям, чтобы через два месяца — и мы с вами можем сверить часы, мы договорились с ребятами об этом — увидеться 12 апреля в Новосибирске на заседании нашего координационного совета. Поэтому у меня другого просто выбора нет. Я буду обязан это все отработать. И чтобы нам не было мучительно больно и стыдно за эту работу, я уверен, мы придем к каким-то уже первоначальным результатам. Понятно, что за два месяца мы новую отрасль не построим и не изменим всю нормативную базу, например, по инфраструктуре, по электродвижению или не поставим 20 тонн иван-чая на внутренний и на внешний рынок. Предпринимательница меня попросила, значит, помочь ей в продвижении продукции. Любая отрасль находится всегда на стыке не только нашего министерства, но и других ведомств, поэтому нам нужно будет использовать, во-первых, тот ресурс, тот опыт, который есть и у других коллег, у других ведомств, чтобы объединить подходы и выполнить те заветы, которые нам дали молодые ребята.

А как бы вы оценили уровень их проблем? Они рассказывали о проблемах, но этот уровень проблем, на мой взгляд, далеко не кризисный. Это проблемы роста.

Денис Мантуров: Абсолютно. Значит, ни одна из названных проблем, которую обозначили коллеги, не является какой-то космической или нереализуемой, то есть это вопрос всегда в донастройке нормативной базы. Где-то в ручном управлении нужно просто помочь правильно, так сказать, ребят продвинуть в какие-то структуры коммерческие. Да, и здесь ничего нет зазорного, это абсолютно нормально. Мы для этого созданы как ведомство: чтобы иногда и в ручном режиме поработать, и по предложениям коллег, значит, продвинуть в развитие какой-то отрасли. Я могу даже просто пример привести из такого рода встреч. Последняя, например, была в прошлом году летом на... У нас же у каждого члена правительства каждый год обязательно должна быть встреча с гражданами. Она проходит в Доме правительства, специально для этого есть отведенная аудитория. И в течение года собираются заявки, предложения от разных людей, разных направлений, отраслей. Может вообще не из промышленности прийти человек, а просто прийти и сказать: «Вы знаете...» Вот, я помню, в позапрошлом году пришла женщина, у которой ребенок проглотил магнит от игрушки. Чем это закончилось? Внесением изменений в технический регламент, чтобы в игрушках не было размера меньшего, я уже не помню там, чем...

Чтобы не глотал...

Денис Мантуров: Да, чтобы ребенок не проглотил. Или в прошлом году пришла тоже инновационная компания. Я просто запомнил название — Zetta. Они пришли с идеей внедрить формат «мотор-колеса», то есть все традиционные электромобили работают на двигателях с приводами, а здесь нет никакого двигателя. На каждом колесе стоит отдельный движок. «Мотор-колесо» — так и называется. Такой формат гораздо получается эффективнее, быстрее, экономичнее, дешевле. Ну это просто как конструктор. И вот буквально недавно я получил очередной доклад своего зама, который курирует это направление, Морозова, о том, что компания уже выиграла конкурс, получила гранты. Сегодня включены во все направления, которые отвечают развитию электродвижения, и сегодняшняя встреча также пройдет, я уверен, эффективно для наших предпринимателей. И не только для них, а для развития нашей экономики.

Нет, ну они-то даже прямые контакты стали устанавливать для того, чтобы маленькие электромоторчики пошли в эти наши знаменитые пермские роботы, которые ездят на них.

Денис Мантуров: Абсолютно. То есть уже межотраслевая такая кооперация, между предприятиями. Вот даже эти 13 человек, я уверен на миллион процентов, пообщавшись сегодня, познакомившись, перезнакомившись сегодня, там молодежь работает гораздо эффективнее — это не наше, так сказать, время, когда мы с телефона, таксофона, так сказать, звонили друг другу. А сейчас это все в смартфоне.

Одна тема все-таки есть общая у многих, хотя они и разные отрасли представляли: они все планируют развиваться, им всем нужны деньги на развитие. Звучало в том числе и то, что Фонд развития промышленности — один из главных инструментов, собственно, Минпромторга. Ставка 5%, которая была льготной год назад, она уже стала практически рыночной. Будут какие-то перемены?

Денис Мантуров: Конечно, будут. Мы уже программы внедряем по ряду направлений, по конверсии в части диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса. Это программы по комплектующим. В этом году мы запускаем новое направление по интернету вещей (концепция вычислительной сети физических предметов («вещей»), оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой. — Business FM), по внедрению новых технологий. Это все под 1% годовых. Внедряем в том числе и формат постепенного увеличения процентной ставки с определенными каникулами, то есть первые несколько лет — это 1-3% годовых, расчет до пяти. Но вы правы абсолютно, 5% сегодня — это гораздо интереснее, чем они получают кредиты. Коллеги назвали процент, который они получают в Сбербанке, там 12% годовых. Это мои очень хорошие друзья и коллеги. Но мы благодаря только субсидии обеспечиваем им эффективный конкурентоспособный кредитный продукт.

Значит, можем сказать, что ставка до какой отметки понизится? И в какой срок?

Денис Мантуров: Вы знаете, я не берусь сказать сейчас, по всем ли программам и за какой период времени, но этот сигнал, как говорится, мы, во-первых, воспринимаем и отработаем оперативно. А во-вторых, как я уже сказал, мы уже начали движение в эту сторону, поэтому снижение ставки до четырех или трех как уже базовой для, скажем так, большего интереса и мотивации предпринимателя. Это точно не за горами, то есть в ближайший год мы будем точно опускать.

Несколько, точнее 2 из 13 предпринимателей, были те, кто занимается именно IT высокого уровня. Уже многим известная пермская компания Promobot, которая делает очень хороших роботов, которые умеют разговаривать, чуть ли не танцевать — огромный функционал.

Денис Мантуров: И даже здоровался с нашим президентом. Третья версия.

Да, я даже вчера сам с ним здоровался и знакомился. Он все это воспринимает и пересказывает. И компания, которая делает, разрабатывает программные комплексы для автопилотирования не машин, а тракторов на сельской местности, — это совсем другое, это не по полосам, так сказать, ездить. Совершенно другое направление. Вы откликнулись тем образом...

Денис Мантуров: Кстати, не менее сложное...

Сложнее...

Денис Мантуров: Если не сказать, еще сложнее. Абсолютно верно.

Вы откликнулись таким образом, что, собственно, в министерстве возникнет, может быть, новый заместитель, новый департамент, ну, в общем, новое направление, которое будет сейчас заниматься именно проблемами...

Денис Мантуров: Цифровизации...

Цифровизации и теми пока немногими компаниями, которые в действительности, уже Promobot точно, находятся на самых-самых передовых рубежах, потому что эта компания реально экспортирует.

Денис Мантуров: Значит, у нас в конце прошлого года был создан департамент цифровых технологий. Его мы создали целенаправленно для того, чтобы как раз аккумулировать те прорывные технологии, которые есть сегодня или даже только появляются, зарождаются на рынке. И вот таких вот ребят, таких спецов мы будем привлекать к работе по направлению и по системам управления производствами, и по робототехнике, и по тем специальным программам, которые будут разрабатываться под разные отрасли промышленности. Из замминистров я уже определил куратора — это будет Бочаров Олег Евгеньевич. Он у нас год уже работает в качестве заместителя министра. А до этого он возглавлял Министерство промышленности и науки Москвы, поэтому он как раз формировал базу технопарков в Москве. Собственно, мы с ним на этой почве тогда и познакомились и пригласили его в министерство. Он и по образованию именно по этой части, поэтому он сегодня собирает таких молодых инноваторов. И я думаю, что в коллекцию и в компанию уже, так сказать, сформированных идеологов мы обязательно подключим сегодняшних ребят.

Еще одна технологическая новинка, о которой я раньше не слышал. Значит, у нас делается наш новый двигатель под наш самолет МС-21 — ПД-14. И недавно появились сообщения, что он частично будет, а может быть, серьезно изготавливаться в значительной степени методом 3D-печати. Расскажите, кто это делает. Я впервые слышу о том, что для создания авиадвигателя будет использоваться технология 3D-печати. Чья это разработка?

Денис Мантуров: Начнем с того, что в ВИАМ (Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов. — Business FM) мы уже сделали газомоторный реактивный мини-двигатель. Он полностью изготовлен на 3D-принтере. Это не массовая технология, но ОДК (Объединенная двигателестроительная корпорация. — Business FM) у нас сегодня в стране является лидером, а изначально «пилотом» и сегодня действительно реальным лидером с точки зрения внедрения порошковых технологий по спеканию и использованию всех тех новинок, которые не просто по импорту закупаются, а разрабатываются вместе со специалистами ОДК. В Объединенную двигателестроительную корпорацию входит и Уфимский моторостроительный завод, и «Сатурн» рыбинский, и «Пермские моторы». Собственно, о чем вы сказали вместе с разработчиками авиадвигателей. Все инженеры, специалисты этих заводов, кто сегодня задействован либо в обратном реинжиниринге, либо в разработке новых двигателей, все вместе с питерским «Политехом», вместе с ВИАМ и другими нашими научно-техническими организациями не только разрабатывают порошки. Причем сегодняшние принтеры российской разработки обладают возможностями использования нескольких порошков одновременно.

Я всегда думал, что все-таки пока 3D-печать использует пластик.

Денис Мантуров: Нет.

Металл-то она лить не может, а все-таки двигатель должен быть вроде бы из металла, поэтому мне совершенно физически непонятно, как это может быть.

Денис Мантуров: Это разные сплавы, это разные порошки разных металлов и это действительно очень такое прорывное направление, которое дает возможность произвести, например, лопатку, и это невозможно обработать на станке. Станок, он так устроен, что он снимает лишнее, да. То есть что такое станок любой обрабатывающий? У него физическое свойство — снять лишнее, а аддитивный принтер — это, наоборот, нарастить, то есть наращивание либо спекание порошковых материалов. И если мы берем за базу, с чего, собственно, начинались представления о 3D-принтинге, то это элементарные сувениры китайского производства, которые, с одной стороны, сложные, но они очень дешевые.

Кстати, и принтеры в основном они делают.

Денис Мантуров: Да, вы правы, но у нас настольных 3D-принтеров именно под полимеры более 2500 произведено было в России в прошлом году. Мало кто об этом знает, но это факт. Это не самое сложное. Это уже отработанная технология. И мы здесь движемся, скажем так, в ногу с другими странами-производителями. Что касается, например, строительного принтера, то впервые, например, в прошлом году в Ярославле произведен был хоть и небольшой дом (по-моему, порядка 300 квадратных метров), но полностью на 3D-принтере. Это сложная конструкция.

На импортном или на российском?

Денис Мантуров: Российский. Единственный в мире строительный 3D-принтер.

Кто у нас производит эти принтеры? Все, что я сейчас слышу, для меня абсолютно ново.

Денис Мантуров: Значит, это как раз ярославская компания, которая и сделала первый дом у себя в регионе, и она единственная у нас сегодня в стране, кто разрабатывает и производит.

И для авиадвигателей, и для их ну, наверное, неполного производства, а там определенные части, их тоже вот эта ярославская компания, да?

Денис Мантуров: Нет, это не ярославская.

Нет? Это ВИАМ?

Денис Мантуров: Это как раз ВИАМ с «Политехом» и ОДК. Это совместный продукт, они штучные. И они разрабатывались и производились именно для пилотной такой отработки технологии, но которая уже позволяет сегодня серийно производить ряд элементов именно двигателя ПД-14.

Это российский патент?

Денис Мантуров: Это российский патент. Это российский продукт, российский порошок.

Он уже существует, да?

Денис Мантуров: Причем мы пошли немножко даже дальше. Что касается порошков, то мы их разработали заранее, раньше, чем стали появляться принтеры, поэтому у нас гамма порошков. Мы в состоянии поставлять и на экспорт на сегодняшний день, поэтому это направление будем развивать и дальше.

В заключение совсем коротко об общих цифрах по промышленности. Ну как бы известный факт, что последний квартал прошлого года показал в промышленности спад. Практически все экспертное сообщество согласилось с тем, что эти цифры — результат сокращения оплаты гособоронзаказа в первую очередь. Министр финансов нам вчера даже про это рассказывал.

Денис Мантуров: Я бы не ставил только снижение гособоронзаказа. На самом деле, это не является ключевым. У нас просто в статистике есть агрегаторы цифр, которые смешаны. Например, в металлургии стоит ядерное топливо, но вот какое отношение ядерное топливо имеет к металлургии?

Надеюсь, что не имеет.

Денис Мантуров: Нет. Вообще никакого отношения не имеет, но так вот международные агрегаторы формируют, так сказать, цифры статистики, поэтому металлургия просела. Хотя большинство предприятий, наоборот, находятся, так сказать, в восстановительном тренде. И я рассчитываю, что у нас эта положительная тенденция сохранится до конца года. Я исхожу из того, что в этом году вот такой достаточно оптимистический результат работы января месяца по обработке.

Санкционный фактор оказал какое-то влияние? Начиная там с конца осени ряд наших оборонных предприятий в первую очередь попали в санкционные списки. Я знаю, что они же не только оборонную продукцию там выпускают, но и гражданскую тоже. С ними стали разрывать контракты. Сейчас «Силовые машины» оказались в санкционном списке.

Денис Мантуров: Никто на внутреннем рынке, естественно, ни с кем ничего не разрывает. Наоборот, те предприятия, которые оказались в санкционном списке, они получают еще и дополнительную поддержку: и административную, и финансовую. Поэтому они точно в беде не останутся. Но и надо сказать, что порядочные и корректные наши зарубежные партнеры, они не отказывались от закупки нашей продукции. Эти контракты сохраняются, поэтому здесь больше, скажем так, разговоров, чем результатов.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514451 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514448 Антон Силуанов

Силуанов рассказал, как может пройти внутренняя налоговая амнистия

«Санкции за неуплату налогов могут быть амнистированы, но сами налоги должны быть заплачены», — заявил министр финансов в интервью Business FM

Какими могут быть условия готовящейся так называемой внутренней амнистии? В чем цель второй амнистии капитала? На эти и другие вопросы в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу ответил министр финансов Антон Силуанов в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи. Говоря о новых евробондах, глава Минфина особо отметил, что они будут абсолютно рыночным, торгуемым инструментом и их предложат не только россиянам, но и зарубежным инвесторам.

Вскоре заканчивается цикл правительства, созданного шесть лет назад. На эти годы пришлись очень серьезные изменения во внешнем положении России, во внутреннем, в ценах на нефть. Поэтому сейчас, отматывая чуть-чуть назад, к 2013-2014 годам, как бы вы сформулировали, как изменился бюджет с этой отметки, отсечки, ведь все и в стране, и вокруг нее изменилось? Какие главные отличия бюджета 2018-2019 годов от того, что было в 2013-2014 годах?

Антон Силуанов: Произошли серьезные изменения бюджетной политики. В первую очередь, если мы вспомним 2013-2014 годы, бюджет формировался в совершенно других внешнеэкономических условиях, при цене на нефть 100 и более долларов за баррель. И было такое благостное ощущение, что мы вроде как и росли тогда, около 2%, вроде все нормально, и тот кризис, как мы его называем — а это на самом деле не кризис, а простая корректировка и корреляция цен, исходя из ситуации в мировой экономике, из роста добычи нефти, что, если посмотреть тренды, было прогнозируемо, привело к тому, что последствия для бюджета были очень существенны.

В прошлые годы и в этот раз мы на те же самые грабли наступали, такие последствия от снижения цен для бюджета были катастрофическими: мы тратили резервы в огромных количествах, по 6-7% ВВП в год, и последствия для макроэкономики сказывались таким образом, что у нас резко росла инфляция, резко происходило обнищание населения, снижались реальные доходы населения, предприятиям приходилось помогать и с точки зрения доступа к валюте для расчета по валютным обязательствам, и происходило резкое снижение темпов роста экономики от плюсовых до минусовых значений, причем очень существенное. В этот раз мы, столкнувшись с такими же вызовами, не пошли на такое смягчение бюджетной политики.

Мы, по сути дела, выстояли с точки зрения неувеличения расходов бюджета, не пошли на гонку за возможной инфляцией и на гонку увеличения расходов в стремлении закрыть бюджетными деньгами те потребности, которые возникали в различных отраслях, в различных сферах, и это помогло нам выстоять с точки зрения дальнейшего выхода из этой кризисной ситуации. Вы прекрасно знаете, что у нас падение поступления валюты в нашу страну по балансу было одним из наибольших за последний кризис, начиная даже от кризиса, когда было снижение цены на нефть на закате Советского Союза, и это явилось одной из причин развала Советского Союза. Сейчас, наоборот, мы не начали раздувать расходы, консолидировались, провели реформу в области ограничения бюджетных расходов, Центральный банк провел либерализацию валютного курса.

Вся эта совокупность мер дала следующие результаты: мы быстро вышли из пике экономического падения и перешли к росту за полтора-два года (такого не было в предыдущие разы, когда мы заливали бюджетными деньгами кризис); мы провели либерализацию валютного курса рубля, сделали курс плавающим, быстро сбалансировали платежный баланс страны и не стали тратить резервы, как это было бездумно сделано в предыдущие периоды, что все равно, в конце концов, приводило к обвалу курса рубля. Это с учетом принятия ряда структурных реформ позволило сейчас ограничить траты резервов за период кризиса и наращивать эти резервы. Мы в прошлом и этом году вместо одних трат резервов еще и пополняли нашу копилку. А в этом году, считаем, чистые нетто-траты будут у нас не траты, а, наоборот, накопления резервов.

Мы перешли от прямой зависимости бюджета от цен на нефть. Я не могу сказать, что Россия была, как Венесуэла, но и не была, как Норвегия. Если раньше 60% доходов федерального бюджета формировалось за счет нефтегазовых доходов, поступлений, то сейчас мы достигли обратного результата, когда 60% бюджетных доходов формируются за счет ненефтегазовых доходов. То есть мы сократили так называемый ненефтегазовый дефицит где-то с 13% до 7% в настоящее время и ставим себе задачу обеспечить в 2019 году ниже 6% — 5,9%.

Это приводит к тому, что колебания внешнеэкономической конъюнктуры, в том числе санкции, которые вводятся в отношении России, становятся менее чувствительными и меньше влияют на финансы страны, экономику, меньше влияют на реальные доходы населения.

Да, мы в последнее время практически не увеличивали расходы. Многие нас критиковали, что надо поддерживать рост, поддерживать экономику, социалку. Но если бы мы накачивали экономику и социалку бюджетными деньгами, мы бы никогда не снизили инфляцию, мы бы никогда не сократили процентные ставки, которые сейчас снижаются, мы никогда бы не обеспечили рост реальных зарплат населения, который мы видим за прошлый год, и верим, что в этом году будет рост реальных зарплат и реальных доходов населения, что тоже очень важно.

Мы прошли через очень сложный период, по сути дела, выстояли перед теми вызовами, которые раньше решались совершенно другим путем и имели гораздо более глубокие и негативные последствия. Сейчас я хочу сказать, что правительство выстояло перед этими угрозами и мы создали основу, финансовую устойчивость для новой работы правительства. Можно сказать, что мы передаем финансы страны, бюджет страны новому правительству в здоровом виде, готовом к любым испытаниям без последствий для финансовой системы. Это, кстати говоря, очень большая заслуга правительства, это дорогого стоит.

«В 2018-2019 годах доля нефтегазовых доходов будет снижаться до трети всех поступлений»

Поговорим про простые цифры. Мне кажется, что изменение пропорций нефтегазовых и ненефтегазовых доходов в бюджете с 60% на 40% поменялось буквально в 2015 году. А если теперь представить этот бюджет как таковой?

Антон Силуанов: В 2015 году не менялось. Поменялось в 2017 году и где-то в 2016-м: цены на нефть просели, просели нефтегазовые доходы, а в 2017 году, когда цены на нефть начали расти, мы как раз эти нефтегазовые доходы не стали тратить, и их доля как была около 40%, так и осталась, чуть-чуть подросла, на 1-2%, но это абсолютно некритично, поскольку даже в условиях цен на нефть 60-70 долларов за баррель доля нефтегаза осталась такая же, как и была при низких ценах в 2016 году.

Это благодаря бюджетному правилу. Но я вначале спрошу все-таки про распределение доходов в бюджете. Первое, что приходит в голову: просто цены на нефть упали, соответственно, нефтегазовые доходы сократились, и их доля в бюджете тем самым сократилась или же какие-то другие факторы привели к такой пропорции? Может быть, мы за эти годы вообще сократили долю бюджета ВВП благодаря экономии расходов или мы заместили ненефтегазовую часть расходования наших резервов за это время? Или вдруг у нас просто налоговые поступления от других секторов экономики значительно выросли? Что внесло вклад в то, что сейчас пропорция 40% на 60%, а не наоборот, если посмотреть в ретроспективе?

Антон Силуанов: 40% на 60%, повторю, возникло в 2016 году при снижении цен на нефть. Просто снизились нефтегазовые доходы. В 2017 году 40% на 60% сложилось исходя из того, что мы приняли бюджетное правило и договорились, что все доходы выше 40 долларов за баррель забираем в резервы. В 2018-2019 годах доля нефтегазовых доходов будет сокращаться, будет снижаться примерно до трети от всех доходных поступлений. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, в результате чего это было достигнуто, если в 2016 году это исходило из конъюнктуры...

А можно я совсем точно сформулирую вопрос? За это время выросли ли налоговые поступления от ненефтегазовых отраслей? Это, может быть, самый главный знак оздоровления бюджетной системы.

Антон Силуанов: Безусловно, вы правы. Даже в условиях снижения цен на нефть налоговые поступления от так называемых ненефтегазовых отраслей росли. Связано это в первую очередь с мерами, которые мы принимаем по администрированию собираемости налогов. Это, конечно, усилия налоговой службы, которые все отмечают. С одной стороны, мы видим, что налоговая служба, как раньше говорили, совершенно не кошмарит бизнес. А с другой стороны, через информационные технологии, через работу с новыми технологиями мы стали лучше собирать НДС, поскольку стали видеть все цепочки платежей. Через взаимодействие с ФНС, ФТС мы начали проводить прослеживаемость товаров, которые поступают к нам по импорту, и лучше стали администрировать доходы. Это два наших ключевых администратора. Мы наводим порядок на алкогольном рынке с точки зрения акцизов. Второй год подряд акцизы не растут 30% год к году. Все эти меры по улучшению администрирования дали рост налоговых доходов, не связанных с нефтью, примерно на один с лишним пункт ВВП. Уверен, что у нас еще есть большие резервы, чтобы наращивать доходы именно за счет...

Собираемости.

Антон Силуанов: Да, мы будем больше брать налогов с того сектора, который сегодня еще пытается уклоняться от соблюдения налогового законодательства. Есть очень большие резервы. Задача, которую мы ставим на 2018-й, 2019-й, предстоящие годы, — как раз изменение налогового законодательства, над чем мы сейчас работаем. Это должно привести к тому, что уклоняться будет либо просто невозможно, либо невыгодно. Такие изменения в налоговые законы мы сейчас готовим.

«Санкции за неуплату налогов могут быть амнистированы, но сами налоги должны быть заплачены»

Я знаю как минимум нескольких предпринимателей, которые работали в сфере, близкой к «серой» или «полусерой», и под конец года они мне рассказывали, что все, наступает тотальное «обеление». Сейчас не надо встречные проверки проводить, кто что обозначил, все автоматизировано и видно, надо выходить из тени, только цены будут немного расти. Это все, кто занимается бизнесом, реально почувствовали, и поэтому предприниматели задают вопросы не о внешней амнистии для тех, кто деньги где-то давно за рубежом держал, а о внутренней амнистии: ребята, давайте мы начнем с белого листа, мы «обеляемся», мы готовы платить, все показать, как есть, все реальные контрактные цены, но только не сажайте за прошлое.

Антон Силуанов: Вопрос такой амнистии действительно обсуждался на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей, на встрече президента с бизнесом. Здесь две составляющие. Первая: если бизнес готов заплатить налоги и, раскрывшись за предыдущие периоды, обращается с просьбой о неналожении взыскания и штрафов за то, что в предыдущие годы он не платил налог, но заплатит эти налоги, то это позиция, о которой можно разговаривать. Если бизнес хочет сказать: спишите нам то, что мы не заплатили, это, на мой взгляд, неконкурентная позиция, потому что все предприниматели должны платить налоги. Кто-то платил за тот период, если кто-то не платил, то заплати штрафы. Да, действительно, мы готовы рассмотреть с тем, чтобы это каким-то образом, условно говоря, амнистировать.

Приведу другую ситуацию. Во многих секторах, которые близко к земле и связаны с кэшем, в документах показывали одну цену, а в реальности она была другой. Если они сейчас все переведут на бумагу, в принципе любой, кто захочет поворошить назад, может очень далеко уйти. Но они же тогда налог даже в цену не закладывали. Много таких секторов, которые действительно жили так, и они сейчас с этой головной болью ходят, чувствуют, что дальше так нельзя, готовы выходить абсолютно на свет, но боязно, что будут последствия.

Антон Силуанов: Мы можем здесь подумать о каком-то налоговом периоде, за который налоги должны быть все-таки заплачены, а дальше этого периода мы заглядывать не будем, условно говоря. Но, на мой взгляд, принципиально важно то, что прощать неуплату налогов, списывать задолженность по налогам таким образом неправильно. Это и дает неправильные сигналы на будущее, создает неконкурентную среду среди тех, кто исправно платил налоги. Мы здесь, получается, поощряем тех, кто эти налоги не платил. Поэтому я считаю, если говорить об амнистии, то можно говорить о том, что санкции за неуплату налогов могут быть каким-то образом амнистированы, а сами налоги должны быть заплачены.

Но эта тема сейчас находится в повестке?

Антон Силуанов: Да, действительно.

А это, кстати, как раз не самый крупный бизнес. Не самый малый, но и не самый крупный. Им это, наверное, будет важно узнать.

Антон Силуанов: Кстати, важно и по малому бизнесу навести порядок. Все меры, которые мы принимаем по администрированию... Например, маркировка меховых изделий в семь раз увеличила легальный оборот меховых изделий, а налогов мы практически не получили. Почему? Потому что на конце цепочки продаж стоит малое предприятие с использованием режима ЕНВД (единый налог на вмененный доход. — Business FM), которое платит за площадь торгового зала, а не за оборот. Справедливо это? Наверное, неправильно. Поэтому все-таки мы хотим сделать более справедливым и более прозрачным порядок налогообложения малых предпринимателей. С одной стороны, упростить взаимодействие с налоговой службой и совсем для самозанятых сделать режим, когда можно зарегистрироваться онлайн, по телефону, не обращаться ни в какие налоговые инспекции и платить налог, исходя из оборота по контрольно-кассовой технике, по обороту, который тоже идет через мобильное устройство, через онлайн-режимы. Готовы дальше упрощать процедуру уплаты налогов для других видов малого бизнеса, находящихся на других налоговых режимах. Но, с другой стороны, мы говорим о том, что хотим все-таки и повысить прозрачность, и снизить возможности ухода от уплаты налогов в том числе и малых предпринимателей, потому что видим, что здесь еще есть над чем поработать.

«Хотим еще раз дать шанс бизнесу вернуть свои капиталы в нашу страну»

Без сомнений, и не первый год об этом говорится. Раз уж мы пока говорим о таких земных проблемах, все-таки спрошу про вторую амнистию для капитала, находящегося за рубежом, которую Минфин инициировал. Какова главная цель этой акции? Просто создать некую опцию в процессе деофшоризации, особенно на внешнем фоне, который сейчас существует, сказать «возвращайтесь, мы вас не тронем»? Или она имеет вполне конкретные фискальные цели?

Антон Силуанов: Нет, никаких фискальных целей нет. Просто видим, что сейчас нашему бизнесу за рубежом приходится несладко. Поэтому и приняты меры, чтобы создать условия для возврата в Россию бизнеса или тех средств, которые были раньше выведены за рубеж в различные офшоры, создать условия для безналогового вывода их в юрисдикцию РФ.

С другой стороны, мы видим, что многие сомневались в эффективности тех мер, которые были предложены по первой амнистии, думали, что эти средства будут использованы силовиками и потом в разборках с бизнесом или попадут каким-то образом в СМИ. Но ведь ничего не попало, никакая информация о раскрытии своего бизнеса в рамках первой амнистии не утекла. Уверен, что и сейчас будет точно так же. Поэтому хотим еще раз дать шанс в непростой ситуации вокруг бизнеса за рубежом вернуть свои капиталы в нашу страну.

С другой стороны, мы говорим о том, что воспользоваться этой амнистией сейчас могут и далеко не олигархи, а средний бизнес, который долго раздумывал, может быть, не решался по тем или иным причинам заявить о своих счетах, о своем бизнесе, об имуществе и либо вернуться в Россию, либо просто заявить и жить спокойно. Поэтому предложение президента о продлении амнистии еще на год, думаю, дает шанс, основание, чтобы заявить о себе, начать все с чистого листа и спокойно работать в России, не боясь каких-то административных репрессий.

Я добавлю, что как раз этой осенью начнет действовать система автоматического обмена информацией по поводу счетов налоговых резидентов стран с большинством стран. Соответственно, дверь захлопнется осенью? Это приглашение воспользоваться этим окном возможностей?

Антон Силуанов: В том числе, конечно, бизнес понимает, что сейчас утаить что-то в офшорах будет все сложнее и сложнее. Мир становится прозрачнее, и, действительно, обмен данными о налогоплательщиках в автоматическом режиме, к которому присоединилась Российская Федерации, практически не оставляет шансов вести какие-то дела без контроля со стороны налоговых органов в том числе и РФ, пусть это даже будет за рубежом.

У вас есть какая-то прогнозная оценка, какие суммы могли бы вернуться в страну в течение этого года с учетом всех этих факторов в рамках такой амнистии?

Антон Силуанов: Посмотрим. Сейчас оценки сложно давать. За прошлую амнистию было подано почти 7200 деклараций.

В рамках амнистии?

Антон Силуанов: Да, в рамках амнистии. Думаю, что сейчас, может быть, это количество будет не больше, может быть, будет меньше, но мы должны дать шанс нашему бизнесу заявить о своих активах, о своих имущественных комплексах. Неважно, какая будет сумма, какое количество предпринимателей. Даже если это будет и небольшое количество бизнеса и людей, которые заявили о своих активах за рубежом и попадут под амнистию, я считаю, в любом случае она сработает и мы дали дополнительные возможности, дали дополнительный шанс еще раз заявить.

Вы можете сказать потом, что всем дали шанс.

Антон Силуанов: Конечно.

Спрошу про деофшоризацию. На данный момент дала ли она какой-то фискальный результат? Вы назвали количество деклараций в рамках амнистии, и прямо хочется спросить: а в рамках деофшоризации вы какое количество деклараций получили? Я почему-то подумал, что семь тысяч — это про КИКи (контролируемые иностранные компании) в рамках деофшоризации.

Антон Силуанов: Давайте мы эту цифру позже уточним.

А по прямой уплате налогов пока нет. Может быть, есть какие-то прогнозы, на которые вы опираетесь?

Антон Силуанов: Сложно сейчас говорить о каких-то прогнозах. Как раз тоже спрашивают: вы выпускаете облигации еврозайма для наших компаний и физических лиц, которые готовы купить эти облигации, какой объем планируете? Сложно сказать, какой объем. Я говорю, что мы выпускаем 3 млрд долларов, есть оценки, что от 1 млрд до 3 млрд будет спрос на эти выпуски со стороны наших инвесторов. Если это будет спрос под 3 млрд и больше, мы готовы и больше выпускать таких облигаций, создадим условия для того, чтобы желающие могли вложиться в наши инструменты, которые не будут подвластны каким-то санкциям со стороны других государств.

Я правильно понимаю, что вы говорите о тех евробондах, о которых ходят большие слухи, что они тоже один из каналов, через которые владельцы нашего капитала за границей могли бы его вернуть фактически в страну?

Антон Силуанов: Абсолютно.

«Без подушки безопасности нашей стране нельзя прожить»

Другая тема, но тоже касается цифр. Курс рубля к доллару. В прогнозе Минфина на этот год — 64,7 рубля, а он, как привязанный, крутится около 57, максимум 58 рублей, несмотря на то, что в январе были и ожидания санкций, и Минфин покупал так много валюты на рынке. Вроде бы все было к тому, что куда-то он должен двинуться. Не двинулся. Курс рубля ниже, чем вы рассчитывали. Это хорошо в узком смысле для бюджета и шире для экономики в целом?

Антон Силуанов: Что касается бюджета, мы же не регулируем курс, и Центральный банк тоже не воздействует на курс.

Но вы же рассчитываете на определенный курс. Вы рассчитывали на больший.

Антон Силуанов: Да, 64,7 рубля — курс при цене 40 долларов за баррель, расчетный курс. Сегодня цена на нефть выше — курс крепче, очевидно. Если бы Министерство финансов не покупало валюту на рынке в рамках того бюджетного правила, о котором мы с вами говорили, курс был бы еще крепче. Хорошо это? Конечно, для тех, кто имеет валютные накопления, хорошо. Но, с другой стороны, как только цена на нефть понизится, курс рубля опять ослабнет. Такая волатильность нам не нужна. Поэтому основная задача для бизнеса, для граждан — чтобы не было ухода то в рубли, то в иностранную валюту, чтобы была предсказуемость для ведения бизнеса, предсказуемость для своих накоплений. Мы как раз и осуществляем покупку валюты в периоды, когда цены на товар нашего экспорта благоприятны, выше наших прогнозов. И, наоборот, если мы увидим, что цены будут ниже наших расчетных по бюджетному правилу 40 долларов за баррель, будем тратить наши резервы, таким образом, будем влиять на стабильность курса рубля. Вот это наша основная задача — чтобы курс был менее волатильным, прогнозируемым, чтобы в том числе и спекулянты, которые раньше любили зарабатывать на курсовых колебаниях, этого не делали и не дестабилизировали ситуацию на валютном рынке.

В январе, по-моему, по каким-то данным, Фонд национального благосостояния несколько сократился, хотя вроде бы вы покупали валюту и как раз цены на нефть были высокие. С чем это связано и какой прогноз по 2018 году с учетом того, что Резервного фонда больше нет, а есть только один Фонд национального благосостояния?

Антон Силуанов: В долларовом эквиваленте сегодня Фонд национального благосостояния около 66 млрд долларов. Часть из этого фонда вложена в инфраструктурные активы. Мы очень аккуратно подходим к использованию, тратам нашей подушки безопасности, потому что видим и понимаем, что без резервов нашей стране, поскольку она все-таки зависима от сырья, экспорта углеводородов, без этой подушки безопасности нельзя прожить, потому что мы должны быть уверены в исполнении всех наших бюджетных обязательств, в первую очередь социальных — зарплаты, пенсии, которые не должны зависеть от каких-либо внешних изменений. А для этого нам нужен запас прочности, который мы обеспечим.

«Статус новых российских еврооблигаций будет абсолютно рыночным»

Я вернусь к еврооблигациям. Эта тема еще не на поверхности, но сразу же, как о них заговорили, стали говорить, что там будет какая-то повышенная доходность, которая будет специально привлекать. Естественно, это стали критиковать. Что-то про это можете сказать? Я лично в это не верю.

Антон Силуанов: Могу сказать однозначно, что это будут абсолютно рыночные еврооблигации, это будут торгуемые еврооблигации. Мы все равно, несмотря на спрос со стороны наших инвесторов, обязательно будем размещать эти облигации среди системообразующих, крупных иностранных инвесторов, чтобы статус этих облигаций был абсолютно рыночный, торгуемый. В этом заинтересованы все: и наши инвесторы, которые будут туда вкладываться, и институциональные инвесторы, которые верят в наши инструменты и покупают их с удовольствием. Поэтому никакой особой ставки или никакого регулирования ставки не будет, это будет абсолютно рыночный инструмент. Уверен, что мы сможем разместить еврооблигации на очень хорошем уровне, не хуже, а может, даже лучше, чем предыдущие выпуски.

Спасибо!

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514448 Антон Силуанов


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2511362 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Остаться в стороне от глобальных процессов нельзя – важно занять место в их авангарде.

Российская промышленность преодолела последствия кризиса 2014–2015 годов. Вместе с тем остается много вопросов, требующих разрешения. Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров рассказал о механизмах поддержки инвестиционных проектов, развитии индустриальных парков и о создании принципиально новой системы производства.

Денис Валентинович, если говорить об итогах 2017 года, в каких отраслях российская промышленность показывает наиболее хорошие результаты?

После кризиса 2014–2015 годов промышленность продолжает восстанавливаться. Все отрасли, за исключением незначительного снижения по отдельным позициям в металлургии, показывают хорошую динамику по объемам производства. В частности, высокие темпы с диапазоном от 20 до 30% наблюдаются в транспортном, сельхозмашиностроении и автомобильной промышленности – в отраслях, получивших в последние годы существенные объемы государственной поддержки. В то же время хороший рост демонстрируют станкостроение, тяжелое и энергетическое машиностроение – от 10 до 15%. Мы рассчитываем, что на фоне улучшения инвестиционной активности позитивная динамика в этих секторах продолжится и в 2018 году. Если говорить о такой социально значимой отрасли, как фармацевтика, то здесь можно отметить увеличение объемов производства на 12%. При этом мы добились повышения доли российских препаратов в сегменте жизненно необходимых лекарственных средств до 84% – это максимальный показатель за всю историю измерений. Рост от 4 до 8% показали авиастроение, лесопромышленный комплекс, химическая отрасль и легпром.

Какие меры по поддержке российской промышленности вы могли бы отметить?

Одним из наиболее эффективных инструментов поддержки является Фонд развития промышленности, который финансово обеспечивает проекты путем предоставления займов на их реализацию юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям по ставке 5% годовых. На конкурсной основе можно получить средства на реализацию проектов, направленных на внедрение передовых технологий, создание новых продуктов или организацию импортозамещающих производств. По итогам 2017 года Фондом поддержано 268 проектов на общую сумму 66 млрд руб. Их реализация позволит привлечь в реальный сектор экономики, помимо займов Фонда, 176,4 млрд руб. и создать более 20,5 тыс. рабочих мест. Суммарная выручка новых и модернизированных предприятий, которые будут созданы в рамках уже профинансированных проектов, составит 1558,4 млрд руб., а на логовые отчисления в бюджеты всех уровней – 131,2 млрд руб. Уже сейчас благодаря этой поддержке запущено 35 производств в 26 регионах страны. Еще один востребованный инструмент – механизм специального инвестиционного контракта. Его особенностью является стабилизация действующих условий ведения бизнеса для инвестора, который берет на себя определенные обязательства по созданию и модернизации производства, в том числе социально-экономического характера. К настоящему моменту Минпромторгом подписаны 13 федеральных специальных инвестиционных контрактов. По нашим прогнозам, благодаря работе в рамках СПИК будет создано порядка 5 тыс. новых рабочих мест, а общая сумма привлеченных инвестиций составит не менее 274 млрд руб. При этом объем произведенной продукции превысит 1434 млрд руб., а реализованной – 1934 млрд руб. Всего же сейчас Минпромторг администрирует более 120 мер поддержки отраслей промышленности, направленных на субсидирование комплексных инвестиционных проектов, затрат на НИОКР, развитие инжиниринга, создание индустриальных парков и промышленных технопарков, поддержку промышленных кластеров, экспортной деятельности и т.д.

Как решается проблема низкой производительности труда в России?

Если говорить о промышленности, то в обрабатывающих отраслях по итогам 2016 года показатель производительности труда составил 101,3% – и это выше, чем в целом по экономике. Вместе с тем для решения задач повышения производительности труда в августе 2017 года президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам был утвержден паспорт приоритетной программы «Повышение производительности труда и поддержка занятости». Здесь предусмотрен целый комплекс мер, касающихся, в частности, промышленных предприятий. Так, например, Фондом развития промышленности был разработан и в конце прошлого года утвержден стандарт выдачи займов промышленным предприятиям на повышение производительности труда в размере от 50 до 300 млн руб. на срок до 5 лет по ставке 1% годовых. Средства могут быть потрачены на приобретение промышленного оборудования для технологического перевооружения и модернизации, обучения персонала в целях повышения производительности труда, инжиниринг, разработку или трансфер технологий. Заем будет предоставляться на финансирование проектов, которые позволят увеличить индекс производительности труда по сравнению с базовым годом не менее чем на 5% по итогам первого года реализации и не менее чем 20% по итогам окончания действия срока займа. Одной из основных форм территориального развития промышленности считаются индустриальные парки. При этом треть из них находится на территории четырех регионов: Московской, Ленинградской и Калужской областей, Республики Татарстан.

Есть ли предпосылки для более равномерного развития индустриальных парков на территории России?

Создание новых производств и повышение технологического уровня реального сектора экономики невозможно без наличия в регионах площадок с подготовленной промышленной инфраструктурой. За период с 2012 по 2017 год количество действующих и создаваемых индустриальных парков выросло более чем в 2,5 раза, с 64 до 166. Действительно, первые парк и начали появляться в 2006 году в регионах Центральной России, и на данный момент их концентрация здесь довольно высока. Такая ситуация обусловлена как высоким уровнем конкуренции среди регионов за привлечение инвесторов и открытие новых производств, так и близостью к основным рынкам сбыта и потребления производимой продукции. При этом сейчас происходит постепенное выравнивание географии размещения индустриальных парков. Так, пять лет назад площадки работали в 27 регионах, сейчас же – в 51. Активно начали создаваться площадки в Сибирском федеральном округе (10 парков), Уральском федеральном округе (10 парков), Дальневосточном федеральном округе (3 парка). В восточной части страны одновременно с созданием индустриальных парков начали действовать территории опережающего социально-экономического развития. Сейчас в Дальневосточном федеральном округе функционируют 18 таких территорий, которые отличаются от индустриальных парков более высокой площадью, а так же наличием привлекательного для инвесторов налогового и таможенного режима. Восточные регионы так же обладают высоким потенциалом для создания новых промышленных площадок. Так, средний уровень заполняемости индустриальных парков резидентами в Центральной России в течение последних трех лет не превышает 50–51%, в то время как ана логичный показатель в восточной части страны превышает 70%. Для поддержки создания индустриальных парков в регионах Зауралья Минпромторгом разработан механизм компенсации затрат субъектов Российской Федерации, понесенных на создание инфраструктуры индустриальных парков, за счет налоговых и таможенных платежей резидентов указанных объектов в федеральный бюджет. Механизм предусматривает специальные критерии отбора проектов для регионов с численностью населения менее 500 тыс. человек. В рамках постановления уже поддержаны два индустриальных парка Новосибирской области на общую сумму в размере свыше 420 млн руб. Мы наблюдаем в мире новую промышленную революцию, связанную с развитием цифровых технологий.

Как этот процесс развивается в российской промышленности? Насколько она конкурентоспособна в глобальном плане?

Это не первая промышленная революция. Президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб считает ее четвертой, и большинство экономистов с ним согласны. Из опыта трех предыдущих революций ясно, что остаться в стороне от глобальных процессов нельзя – наоборот, важно занять достойное место в их авангарде. Собственно, это и является целью утвержденной правительством страны и реализуемой сейчас программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Наиболее активны на пути к «цифре» предприятия авиационной, автомобильной, судостроительной, пищевой промышленности, атомной энергетики и ракетно­космического комплекса. Уже сейчас на многих из них создаются цифровые двойники продукции, виртуализируются производственные процессы. Однако цифровая экономика – это не просто станки, оборудованные числовым программным управлением, а принципиально новая система производства. От предприятий полного цикла мы переходим к распределенной модели создания продукции. То есть для выпуска какой ­то детали предприятие может воспользоваться станком, который установлен на другом предприятии, расположенном в другом городе, и сделать это дистанционно. Такие системы уже тестируются. Таким образом, в рамках цифровой кооперации очень сильно изменяются традиционные смежные связи – с 2017 года создается единое цифровое пространство, вбирающее в себя разные отрасли. Это будет евразийская сеть промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий – первый этап ее внедрения планируется осуществить в этом году. Конечно, эта сеть интегрируется с промышленными платформами предприятий и торговыми площадками, в том числе международными. И мы уже приступили к локализации международных платформ цифровой кооперации. Инициатива «4.0 RU» – хороший пример конкретных шагов. В рамках программы будет реализовано три пилотных проекта промышленного предприятия нового поколения. Что бы кратко охарактеризовать новизну решений, скажу, что еще на этапе создания цифровой модели продукции можно будет оценить экономику изделия с учетом таких факторов, как серийность и стоимость комплектующих, возможность использования интегрированного подхода в системе производственного оборудования. Можно даже провести виртуальные испытания продукции до изготовления ее физического, натурного образца. А это значит, что затраты на выпуск сложных высокотехнологичных изделий будут существенно меньше, чем сейчас. Цифровизация касается не только создания продукции, но и дальнейших процессов. Сейчас, к примеру, активно развивается система маркировки. В перспективе с ее помощью производители смогут отслеживать товарные потоки и на основании получаемой информации достаточно точно прогнозировать как необходимые объемы производственных запасов и свои логистические затраты, так и спрос на продукцию. Мы понимаем, что происходящая сейчас цифровая трансформация промышленности – это обязательное условие сохранения и повышения конкурентоспособности отечественной продукции на мировом рынке. И наша цель заключается не только в переводе производственных процессов в «цифру» (хотя само по себе это важно), мы стремимся вырастить глобальных лидеров, которые будут поставлять миру цифровые технологии и комплексные решения для производств нового поколения.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2511362 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > ach.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2509000 Татьяна Голикова

Уровень бедности в России растет последние годы, несмотря на значительный даже для развитых стран объем государственных расходов на социальную сферу. Почему эти затраты государства не достигают цели, как получилось, что владельцы роскошных автомобилей в регионах пользуются налоговыми льготами на сотни тысяч рублей, а малоимущие семьи получают копеечные пособия, которых не хватит даже на школьный обед, и почему нельзя отказаться от существующих многочисленных социальных выплат в пользу единого целевого пособия по бедности, рассказала в интервью РИА Новости в кулуарах Российского инвестиционного форума глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. Беседовала Мила Кузьмич.

— На сессии форума вы рассказали про льготы по транспортному налогу, которые в некоторых регионах получают владельцы Rolls-Royce и Lamborghini, при том что эти же регионы получают дотации из федерального бюджета. Почему возникают такие вещи?

— Мы все немного поторопились с передачей отдельных полномочий по налоговому урегулированию регионам. В общем это правильная тенденция, но важно, чтобы они не злоупотребляли правом, потому что те примеры, которые я привела, это как раз примеры злоупотребления правом. И, как правило, это злоупотребление приводит к тому, что дотационные регионы теряют доходы. А это не просто доходы бюджета, это доходы дорожного фонда, которые, в свою очередь, идут на строительство и реконструкцию дорог и текущее их содержание.

Это право регулирования сегодня налоговым законодательством отдано регионам, соответственно, они устанавливают льготу по транспортному налогу, и они в своих законах должны устанавливать эти ограничения.

— У федерального центра есть какая-то возможность повлиять на них? Чтобы не было таких злоупотреблений?

— С одной стороны, это очень просто, с другой стороны, очень сложно. Просто, потому что сейчас, в условиях существенной реструктуризации задолженности по бюджетным кредитам министерство финансов при представлении дотаций говорит регионам о том, что их собственные налоговые доходы должны расти темпами не ниже, чем инфляция. А сложность в том, как это проконтролировать, и что делать, если будет выявлено, они это не исполнили.

— Это как раз ваша работа…

— Это не только наша работа. Мы, конечно, это проконтролируем, безусловно, и налоговая служба это проконтролирует. Но дальше встает вопрос: вот, увидим мы, что регионы это требование не исполнили, а что дальше? Что мы будем с ними делать?

Сейчас, когда подведем первые итоги 2017 года, в апреле появится первая налоговая отчетность, и мы увидим, как регионы исполнили те соглашения, которые они подписали с Минфином по 2017 году. Уже сейчас понятно, что некоторые из них нарушили обязательства, которые на себя брали. И для них предусмотрена ответственность: объем предоставляемой им финансовой помощи может быть сокращен на несколько процентов. Но насколько мы будем последовательны, будем ли мы применять эту меру? Ведь с другой стороны, это влияет на сбалансированность их бюджетов.

— На ваш взгляд, серьезно придется сокращать помощь таким нарушителям? И много их?

— Сейчас сложно сказать. Они есть, есть, конечно.

— Счетная палата в заключении к проекту бюджета на текущий год отмечала, что прогнозы, которые заложены в этот бюджет, и сам бюджет, излишне консервативны. Какие риски для бюджета в этом году вы видите, и ожидаете ли вы этой весной существенного пересмотра параметров бюджета?

— Мы в соответствии с законом осуществляем оценку параметров бюджета, но у нас еще есть полномочия по оценке прогноза социально-экономического развития, и с прогнозом дело обстоит куда хуже, чем с бюджетом. А бюджет — это только следствие того, что записано в прогнозе. Понятно, что можно делать скидку на сложность прогнозирования в период, когда мы из стадии падения переходим в стадию роста. Но есть некоторые тенденции, которые свидетельствуют о том, что, скорее всего, те прогнозы, которые закладываются в бюджет, не сбудутся.

Мы в прошлом году правили бюджет и правили прогноз, где были заложены темпы экономического роста 2,1%, а состоялось 1,5%. Ведь было понятно, что роста в 2,1% не будет. Я думаю, это было некое желание, которое со стороны правительства и Минэкономразвития абсолютно оправданно — посылать экономике более позитивный сигнал. Все было бы ничего, если бы это был просто сигнал, без влияния на проектировки бюджета. Спасла нас, на самом деле, более высокая цена на нефть и, соответственно, более высокие доходы бюджета.

То же самое касается реальных доходов населения: прогнозировали их рост на 1,3%, а по факту получили снижение на 1,7%. Тоже было очевидно, что нет предпосылок для такого кардинального перелома именно в 2017 году. Скорее всего, некоторое улучшение ситуации должно быть в 2018 году с учетом тех мер, которые реализуются в рамках майских указов президента. Я имею в виду повышение заработной платы и демографический пакет.

Что касается бюджета 2018 года, важно отметить, что впервые, когда мы давали заключение на проект этого бюджета, мы говорили о том, что существуют риски недополучения доходов по дивидендам от крупных компаний, поскольку в бюджет заложено 50%, а на самом деле такого решения не принято. И сейчас по-прежнему эта угроза остается.

Но еще в 77 миллиардов рублей на стадии формирования бюджета мы оценивали плюсы по доходам — при той цене на нефть, которая была заложена в проектировке бюджета. Безусловно, сейчас ситуация меняется. Те прогнозы, которые даются по цене на нефть, дают нам основания полагать, что будут больше и ненефтегазовые доходы бюджета, и нефтегазовые, соответственно, будет больше пополнение Фонда национального благосостояния.

— Можно ли будет часть из этого потратить на какие-то дополнительные расходы?

— Я думаю, что к этому нужно относиться самым серьезным образом, потому что в отличие от предыдущих лет, бюджет 2018 года частично передает компетенцию законодателя правительству. Я имею в виду возможность зачисления неиспользованных остатков бюджета в резервный фонд правительства и использование их без внесения поправок в бюджет. С одной стороны, это, наверное, очень оперативное решение вопроса, с другой стороны, может быть, законодатели на это обидятся — что без их участия делятся деньги. Но такая возможность в этом году есть и она позволяет достаточно стабильно исполнять бюджет.

Мне кажется, по прошествии первого полугодия надо подумать, есть ли необходимость нам еще какие-то дополнительные расходы осуществлять с учетом того, что у нас и так достаточное гибкое использование возможностей вшито внутри бюджета.

— А как же недофинансирование социальной сферы? Вы, кстати согласны, что она недофинансирована? И стоит ли добавить туда бюджетных денег?

— Я бы сказала так: она нуждается в реформировании и нуждается сначала в возможном перераспределении ресурсов, а потом уже в дополнительных ресурсах. Сегодня это полномочия, которые разграничены между уровнями бюджетной системы и, как известно, дьявол кроется в деталях. Мы налоги хотим увеличить там или мы хотим передать какие-то средства из федерального бюджета в бюджеты регионов, или в бюджеты фондов и так далее?

Здесь чрезвычайно важно не просто говорить, что надо увеличить расходы на социальную сферу, а нужно очень четко артикулировать, а что за этим увеличением стоит, как, кто и на что. Мы, кстати говоря, если брать расходы всей бюджетной системы на социальную политику, не так уж плохо выглядим.

— Но при этом по уровню бедности населения мы выглядим достаточно плохо. Как это получается?

— У нас есть разные виды социальной поддержки. И за них так же, как и за расходы, о которых мы говорили выше, отвечают разные уровни публичной власти. Наши расходы в этой сфере можно условно подразделить на три группы. Первая — это пособия, которые были введены еще в начале 1990-х годов, маленькие, и уже не очень эффективные с точки зрения суммы, с точки зрения решения задач семей или тех, для кого они были введены. Когда они принимались, они были чрезвычайно важны — тогда это были деньги, но они уже сыграли свою роль.

Сейчас по прошествии 14-ти лет пособия, которые составляют иногда по 100-120 рублей, ничего не решают. Это не деньги, они распылены. И, конечно, не лишая людей этих пособий, нужно менять систему уже для новых назначенцев. Здесь нужно агрегировать пособия и вводить пособия адресные по нуждаемости, справедливые. И это, в принципе, тренд вперед.

— Вам нравится идея сделать общее, единое пособие по бедности?

— Если вы спросите, как я отношусь к тому, о чем говорит министерство финансов, то здесь я немножко не разделяю их позицию, потому что я считаю, что людей, которые уже получают пособия, нельзя лишить этих выплат. Есть ведь и второй тип пособий — так называемые категориальные пособия: для инвалидов, для ветеранов. Здесь надо очень хорошо подумать, прежде чем принимать решения об их трансформации в пособия по нуждаемости. Это немножко другой вид пособий, часть из них можно переводить в нуждаемость, часть — нельзя. Потому что это не пособия, это выплаты, которые были введены взамен льгот.

Надо понимать, что траты этих семей несколько больше, поскольку это уязвимые категории населения: либо инвалиды, которые не имеют возможности работать, либо, скажем, ветераны Великой Отечественной войны. И, естественно, их требования существенно выше.

И, наконец, третий вид — демографические пособия. Классический пример — материнский капитал. Я считаю, что в сегодняшних условиях чрезвычайно важно материнский капитал предоставлять всем, независимо от дохода.

И вот здесь, наверно, мы с Минфином расходимся, потому что я считаю, что этот институт призван решать демографическую проблему, а не проблему бедности. Мы сейчас наблюдаем по итогам 2017 года снижение рождаемости на почти 204 человека — на 10,7% по отношению к уровню прошлого года. Это очень серьезно, и мы не должны допускать этой ситуации.

Демографический пакет, который был введен президентом, должен сыграть существенную роль с точки зрения влияния на рождаемость. И, кстати говоря, на доходы населения, потому что введено пособие на первого ребенка — вот оно как раз по нуждаемости. Пособие на первого ребенка даст возможности семье в связи с уходом с работы одного из членов семьи просто не уронить так сильно доход.

— Использование материнского капитала было продлено. Вы считаете, его стоит продлевать и дальше? Может быть, сделать его постоянным?

— Нужно просто оценивать ситуацию с точки зрения демографии. Моя принципиальная позиция заключается в следующем: мы должны сделать все, чтобы не допустить естественной убыли населения. А это рождаемость минус смертность. Поэтому наши усилия должны быть направлены на то, чтобы увеличивать рождаемость. Понятно, что директивно ее невозможно увеличить, но стимулировать людей и создавать условия, чтобы они хотели в более раннем возрасте заводить детей, чрезвычайно важно. Также чрезвычайно важно снижать смертность.

— Но материнский капитал — это очень затратный инструмент. Вы считаете, он оправдал себя?

— Материнский капитал, я считаю, абсолютно себя оправдал. Люди поверили. Наверное, многие будут говорить, что он был введен в удачные годы. Частично это так, частично не так. Государство, на мой взгляд, сделало очень много для того, чтобы коренным образом переломить ситуацию в демографии в России. Понятно, снижение рождаемости, которое мы сейчас наблюдаем — это последствие демографического спада 1990-х. Но мы же стремимся к тому, чтобы в семье был не один ребенок, а как минимум два.

— В прошлом году прошлом году самозанятым гражданам было предложено зарегистрироваться в налоговых органах и получить налоговые каникулы. Воспользовались этим чуть более 800 человек. Зачем было продлевать эту меру еще на год, если она неэффективна? Или вы считаете, в этом году что-то изменится?

— На 1 января зарегистрировалось уже 934 человека. Но этот механизм как отдельно стоящий, мне кажется, никогда своего эффекта не даст. И правильнее было бы признать, что он не состоялся. Но я в это не вмешиваюсь, это компетенция правительства. Посмотрим, что будет дальше.

Но, почему я считаю, что это не сработает? Потому что гражданин очень прагматично относится к тому, что он должен сделать. Ему сказали: зарегистрируйся, уплатишь какие-то платежи и будешь спать спокойно. А он говорит: зачем я буду уплачивать на страховые взносы? Ведь даже если я не буду платить, все равно получу социальную пенсию — пусть это и будет чуть позже, чем пенсия по старости. А в части обязательного медицинского страхования меня застрахует субъект РФ. У нас очень социальное государство в этом смысле.

— Значит, проблема в принципе не имеет решения? У нас же социальное государство, мы все время это повторяем и никогда не откажемся от социальных пенсий и бесплатной медицины.

— А мы можем спокойно смотреть на то, что кто-то работает, получает доход, но свое социальное обеспечение получают за счет других? Мне кажется, эти механизмы, которые применяются, просто не достроены.

Я очень здесь надеюсь на налоговую службу, потому что когда ей предоставили возможность собирать страховые взносы, у нее появится возможность совмещения баз. Сервисы для совмещения баз у них есть. Мы просто еще не получили окончательные годовые данные сбора ими страховых взносов за 2017 год.

Простым наложением базы подоходного налога на базу страховых взносов уже можно вычленить, кто уплачивает взносы, а кто не уплачивает. Потому что подоходный налог уплачивается с другими льготами. То же самое касается и имущественного обложения, и земельного обложения, и транспортного налога. Возможности это совмещать показывают нам, что человек имеет.

Если у нас инвалид второй группы, как я сегодня показывала, покупает Bentley, причем инвалид второй группы с очень поздним годом рождения, наверное, он не должен претендовать на меры социальной поддержки.

— Но он же, наверное, официально не работает.

— Он и есть неработающее население, потому что вторая группа инвалидности — неработающая. Вот этим никто не занимается. И вот эта налоговая служба, конечно, там свою роль выполнит.

Сейчас разрозненность административной инфраструктуры государственных небюджетных фондов — пенсионного, социального страхования, медицинского страхования — заставляет их создавать свои информационные системы, и одного и того же человека регистрировать в разных системах, которые не совмещены. И если в одной системе он числится неработающим, в другой системе он может числиться работающим, да еще и льготы получать. Вот в чем проблема. Этим надо предметно заниматься. И это, с одной стороны, экономит ресурсы, не ущемляя прав граждан. С другой стороны, это позволяет принимать правильные управленческие решения.

— Может быть, зря мы тогда вообще затеяли всю эту историю с социальным страхованием. Может, стоит вернуть ЕСН и закрыть эту тему?

— Если подходить к реформированию этой системы, то нужно определиться по ключевому вопросу — у нас социальное страхование или государственное обеспечение? Я не говорю, что государственное обеспечение — это плохо.

Такие системы существуют, но в тех странах, где они есть, системы государственного обеспечения совмещены с системами самообеспечения гражданина. То есть там гражданин себе тоже копит и он, собственно, рассчитывает на свои силы.

Я не знаю, насколько мы готовы к тому, что при том уровне бедности и неравенства, которые на данный момент есть, поменять систему страховую на систему государственного обеспечения. Потому что любая система чистого гособеспечения сегодня приведет к падению доходов населения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > ach.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2509000 Татьяна Голикова


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2506481 Сергей Назаров

Сергей Назаров: В Крыму на данный момент мы решаем масштабные инфраструктурные задачи

В Крыму с рабочим визитом побывал заместитель министра экономического развития Российской Федерации Сергей Назаров. Вместе с представителями правительства Республики Крым и Дирекции по управлению ФЦП он осмотрел ряд объектов на полуострове, возводимых в рамках федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года". О ходе и темпах реализации ФЦП, возможности продления действия программы и о том, какие власти лучше справляются с работой – Республики Крым или Севастополя — Сергей Назаров рассказал в интервью РИА Новости Крым.

– Сергей Макарович, расскажите об итогах вашей нынешней поездки на полуостров. Как идет строительство?

– Мы посмотрели несколько объектов в Саках, в частности, строительство канализационных очистных сооружений и набережной вдоль Сакского лечебного озера, а также реконструкцию нескольких объектов в Евпатории. Проблемы есть в обоих городах. Но в Саках программа реализуется более интенсивно, с меньшим отставанием от сроков. По Евпатории ситуация обстоит несколько хуже, поскольку затянулась процедура технико-экономического обоснования инвестиций и проектирования. К сожалению, реализация мероприятий там пока не началась. Это настораживает, потому что у нас уже 2018 год, а мы еще не вышли из проектирования. Но, думаю, это не критично. Мероприятия будут выполнены, просто с определенным отставанием от сроков.

– Как вы можете оценить общее состояние дел по реализации программы в текущем году?

– В соответствии с бюджетным кодексом средства на реализацию мероприятий ФЦП на этот год должны быть доведены субъектам до 15 февраля. По факту деньги уже доведены практически в полном объеме. Соответственно, надо понимать готовность субъектов к освоению этих денег и реализации соответствующих мероприятий. Власти Республики Крым и Севастополя понимают всю сложность этой задачи, но имеющегося у них сегодня потенциала недостаточно для ее выполнения. Поэтому в текущем году мы отдельно выделяем субсидию для усиления служб заказчика обоих субъектов. То есть, будет увеличена численность сотрудников и профессионального состава этих служб, улучшится их техническое оснащение.

– Власти не раз отмечали, что непосредственно на местах муниципалитеты не всегда готовы к тому объему и характеру задач, с которыми приходится сталкиваться при освоении средств ФЦП, проектировании. Довольны ли вы работой крымских кадров?

– Масштаб этой программы и объем выделяемых на ее реализацию средств значительный для любого субъекта РФ. Таких объемов капитального строительства, как на полуострове, сегодня нет ни в одном регионе страны за исключением Москвы. За этот период реализации ФЦП крымские кадры уже чему-то научились и продолжают учиться. Объем выполняемых работ существенно растет. Из 658 объектов на данный момент в активной фазе работ находятся 367. Это огромное количество документов и огромная ответственность за качество. Следовательно, мы говорим о дополнительном финансировании этого направления, чтобы у субъектов была возможность привлекать специалистов с материковой части страны, имеющих большой опыт в стройках. Эта работа ведется уже сейчас.

– Нередко из уст жителей материковой России можно услышать слова о том, что в Крыму объекты ФЦП строятся за счет остальных регионов. Якобы у других субъектов деньги забирают и отдают на Крым.

– Это абсолютно дилетантское суждение, что у кого-то якобы забрали и в Крыму за счет этого что-то построили. Это не так. Ни у кого ничего точно не забирали. Наоборот, сегодня бюджет реструктуризировал кредитную задолженность субъектов, у которых есть большие заимствования. То есть с них в какой-то части сняли это бремя.

Да, сегодня государство расходует большие ресурсы на Крым, но это обоснованная и понимаемая большей частью населения вещь. На полуострове реализуется масштабная программа, и к этому можно относиться по-разному. Но то, что мы задолжали Крыму, – это правда, восполняем несделанное Украиной. Много чего еще нужно делать: фасады домов, тротуары, все благоустройство. Сейчас тоскливо на все это смотреть. На данный момент мы по большей части решаем масштабные инфраструктурные задачи. Это снятие ограничений по воде, канализации, энергоснабжению, дорожной инфраструктуре. Это базис для развития экономики на полуострове, чтобы наращивать потенциал и в дальнейшем самостоятельно содержать построенные объекты.

– Недавно глава Республики Крым Сергей Аксенов заявил о необходимости изменения методов контроля над реализацией ФЦП. Как вы думаете, нужно ли ужесточение, чтобы в дальнейшем избежать отставаний по срокам?

– В реализации сегодня находится большое количество объектов. Это все требует постоянной работы, взаимодействия и контроля над всеми подрядными организациями. К сожалению, ряд подрядчиков ведет себя безответственно, не выполняя обязательств по заключенным контрактам. Субъекты вынуждены предъявлять им штрафные санкции, судиться с ними. Безусловно, нерадивые организации нужно наказывать. Но при этом реализация мероприятия остановлена, объект не строится. Требуется новая конкурсная процедура, нужно смотреть, что делать с незавершенной частью объекта. Эта процедура затягивается как минимум на год.

Система контроля должна быть налажена так, чтобы там, где возникает опасность неосвоения средств и несвоевременной сдачи объекта, пресекать эти моменты на начальной стадии и не допускать провалов. В систему контроля, о которой говорил Сергей Валерьевич (Аксенов – ред.), вовлечены муниципалитеты и вообще все участники этого процесса. Думаю, это пойдет на пользу.

– Это означает, что к подрядчикам будет применен более жесткий подход?

– Мы уже обсуждали этот вопрос. Требования по конкурсным процедурам, конечно, нужно ужесточать. Исходя из опыта проведенных ранее торгов, мы совместно с Дирекций (по управлению ФЦП) выработали типовую конкурсную документацию с проектом контракта, которая не позволит ни заказчику, ни подрядчику так или иначе трактовать законы в свою пользу, вписывать разные условия, создавать преференции для себя либо заранее закладывать предмет для дальнейшего спора по конкурсным процедурам. Мы эту конструкцию сейчас внедрим. Понятно, что это не панацея, но такая шаблонная форма заполнения позволит удержать взаимоотношения заказчика и подрядчика в жестких рамках.

– Вы допускаете возможность продления сроков реализации ФЦП после 2020 года?

– Сроки сдачи в эксплуатацию ряда объектов программы по определенным причинам сместились и выходят за рамки 2020 года. Среди них тоннельный водовод в Ялте, канализационный коллектор в Симферополе, яхтенная марина в Балаклаве и другие. Многие из них находятся в стадии проектирования, по некоторым проектные работы запланированы на 2019 год. Разумеется, построить их к 2020 году не успеют.

Здесь есть два варианта: либо пролонгировать действующую ФЦП, либо по окончании этой программы сформировать новую. Окончательного решения по этому вопросу у нас еще нет, но это пока не критично на сегодняшний день.

– Как вы оцениваете работу Дирекции по управлению ФЦП?

– Она очень значима с точки зрения формирования всех инвестиционных пакетов, контроля за реализацией мероприятий программы. Вот, например, состоявшееся на днях обсуждение реализации ФЦП в Севастополе началось с благодарности в адрес Дирекции со стороны субъекта. Ее благодарили за помощь. Если помогли, значит, в этом направлении Дирекция справляется со своей задачей.

– Если сравнивать успехи Республики Крым и Севастополя в деле освоения средств и реализации мероприятий ФЦП, у кого это получается лучше?

– Суммы выделяемых средств и объемы задач в рамках программы у субъектов существенно разнятся. Если сравнивать их, то по освоению более активен Крым. Но Севастополь более корректно спрогнозировал выполнение мероприятий ФЦП и предложил перенести некоторые из них на более поздний срок. Для нас важна корректность прогнозов, потому что от этого зависит все бюджетное планирование. Закладывать деньги, которые потом не осваиваются – это худшее, что можно придумать.

По состоянию на начало этого года оба субъекта достаточно оперативно отработали и представили в полном объеме все, что необходимо. Надеюсь, что здоровая конкуренция между ними будет гарантировать нам успех этого мероприятия.

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2506481 Сергей Назаров


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > akm.ru, 16 февраля 2018 > № 2499688

Объём инвестиций в Москву за последние семь лет в сопоставимых цифрах вырос на 70%, заявил мэр города Сергей Собянин в интервью телеканалу "Россия 24" на Российском инвестиционном форуме в Сочи.

"Было порядка 800 млрд руб., а сейчас почти 2 трлн. И это большой скачок. Именно это является драйвером московской экономики и делает нас уверенными, что мы идем по правильному пути и что за счёт этого мы выполняем и социальные обязательства, и наполняем бюджет, и видим перспективу", - отметил он.

Секрет роста инвестиций заключается в том, что город сам вкладывает деньги. "Мы вкладываем в МЦК, в метро, дороги, инженерную инфраструктуру".

Например, после открытия Московского центрального кольца инвесторы начали интересоваться территориями, расположенными поблизости. Там открываются технопарки, новые предприятия, строится жилье.

Ещё одним способом привлечения средств Мэр Москвы назвал благоустройство: "Создано уникальное пространство пешеходное, общественное пространство, в котором происходит активная городская жизнь, за счёт этого количество туристов выросло с 14 млн человек до 21 млн. И за счёт этой разницы мы окупили все инвестиции в благоустройство, ярмарки и так далее".

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > akm.ru, 16 февраля 2018 > № 2499688


Украина > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499654

МВФ в шоке: как забрать у Украины те деньги, которые она должна? Обзор

ИА REGNUM представляет обзор важнейших событий в экономике Украины с 9 по 16 февраля

Приватизация

Многострадальный закон о т.н. большой приватизации на Украине по состоянию на середину февраля остаётся не вступившим в силу. Последняя динамика — он был подписан спикером Верховной рады Украины Андреем Парубием, после чего был отправлен на подписание президенту Петру Порошенко.

Хотя действующего закона ещё нет, предприятия постепенно проходят предпродажную подготовку. Так, и.о. главы Фонда госимущества Украины Виталий Трубаров сообщил, что польский филиал компании Ernst & Young объявлен советником для подготовки к приватизации компании «Центрэнерго» (генерирующая компания, в управлении которой находится три угольных ТЭС установленной мощностью порядка 7600 МВт).

Также на продажу готовятся выставить ТЭЦ в Херсоне. Стоимость копеечная — 75,7 млн грн. (менее 3 млн долл.). Что, впрочем, может объясняться условиями приватизационного соглашения: ФГИ потребует от собственника провести модернизацию оборудования в течение пяти лет после покупки.

ТЭЦ. Украина

Руководитель миссии МВФ на Украине Рон ван Роден считает приватизацию важным инструментом для борьбы с коррупцией. Об этом он заявил во время встречи с руководством Верховной рады 15 февраля.

«Именно сейчас время начинать продавать государственные предприятия, что улучшит ситуацию с экономикой и с коррупцией», — заявил Роден.

Ранее Фонд оценил потери Украины от коррупции в 2% внутреннего валового продукта (ВВП).

Валюта

Гривна продолжает укрепляться так же стремительно, как до того падала. По состоянию на 15 февраля доллар стоил 26,65 грн. (-0,46 грн. с 8 февраля), евро — 32,91 грн. (-0,55 грн.). Российский рубль откатился до 0,462 грн. (-0,014).

Межбанковский курс пока не успел догнать курс НБУ: 26,79−26,83 грн./долл. (-0,4 грн.). А вот на чёрном рынке в такой сильный откат пока не верят и держат курс выше: 27,02−27,12 грн. (-0,28 грн.).

Начальник управления дилинговых операций «Райффайзен банка Аваль» Юрий Гриненко поясняет, почему доллар никак не прекратит дешеветь:

«[Импортёры] боятся переплатить. Те, у кого контракты терпят, как могут откладывают покупку валюты, чтобы взять ее максимально дёшево. Ведь курс падает не первый день, и понятно, что продолжит скатываться, когда экспортёры развернут продажи под бюджетные платежи».

Ещё одна причина — в конце этой недели бизнес платит квартальные налоги, для чего бизнесменам необходимы крупные объёмы гривны. Соответственно экспортёры активно распродают свои запасы валюты, импортёры также не конвертируют свободную наличность в валюту — всё уходит на бюджетные платежи.

Впрочем, Гриненко уверен, что ниже 26,5 грн./долл. курс опуститься на должен, ведь потребность в валюте никуда не девается:

«Отложенный спрос ждет своего курса. Думаю, максимальный объем покупок увидим ближе к отметке 26,5 грн./долл. Активнее всего на ней будут скупаться нефтетрейдеры и, возможно, автодилеры, которые могут захотеть завезти авто по более выгодным курсам и устраивать потом акции для водителей».

Как указывает экономист Виктор Скаршевский, в этом году кроме традиционных сезонных колебаний (мировые циклы колебаний цен на сырье, цикличность сельского хозяйства, отопительный сезон и т. п.) на курс гривны оказывают влияние дополнительные обстоятельства. Так, после резкого повышения учётной ставки НБУ до 16% нерезиденты начали активно сдавать валюту для покупки гривневых ОВГЗ.

Украинские гривны

Аналитик указывает, что Нацбанк, пытаясь сдержать высокой учётной ставкой инфляцию, создал почти идеальные условия для притока спекулятивного капитала. А намерение НБУ укреплять ставку и дальше только улучшит их. Ведь привязка ОВГЗ к валютному курсу позволяет покупателям облигаций рассчитывать на твёрдый и высокий доход — 16−22% годовых. Тогда как доходность в развитых странах не превышает 3%. Причём, пишет экономист, не следует обманываться укреплением курса сегодня, поскольку за него придётся заплатить в конце года. Ведь чем больше в рынок ОВГЗ вольется спекулятивного капитала, тем больше будет отток — когда спекулянты в едином порыве бросятся конвертировать полученный доход в доллары и евро и выводить прибыль.

Вторая группа рисков связана с глобальными рынками. Скаршевский прогнозирует, что на падение индекса Dow Jones власти США отреагируют повышением учётной ставки, т. е. бросятся укреплять доллар. А укрепление доллара обычно приводит к падению цен на сырьевые товары, составляющие основу украинского экспорта, — зерно и металл. Вернее, даже больше металл, поскольку в 2017 году цены на него и ЖРС были максимальными за последние 3−5 лет. А Всемирный банк ещё в начале года прогнозировал падение цен на сырьевые товары на 5−7% со второй половины 2018 года (ещё до паники на бирже). Учитывая, что сырьевые товары генерируют около 70% валютной выручки Украины, радоваться сегодняшнему укреплению гривны совершенно незачем.

Третий фактор отложенной девальвации — выплаты по внешнему и внутреннему государственному долгу (7,4 млрд долл, т. е. почти вдвое больше, чем в 2017-м).

МВФ

В последнее время МВФ настоятельно требует от Украины принять закон об антикоррупционном суде. Активно это требование начало звучать примерно весной прошлого года, до этого более актуальными были иные вопросы. И похоже, что с антикоррупционным судом повторится та же история, что и с другими законопроектами, которые принимали под диктовку МВФ: Украина соглашается, разрабатывает, голосует — оказывается, что не то.

По крайней мере представитель МВФ на Украине Йоста Люнгман в эфире телеканала «Громадське-TV» заявил, что понимание антикоррупционного суда, отражённое в президентском законопроекте, не соответствует видению МВФ:

«Что является действительно определяющим — это необходимость создать независимый антикоррупционный суд, набрать независимых судей с безупречной репутацией, запустить работу этого суда без задержек».

Старший научный сотрудник аналитического центра Atlantic Council Андерс Аслунд рассказывает о влиянии законопроекта на отношения Украины и МВФ несколько подробнее.

«Президент Порошенко потерял уважение западных коллег из-за законопроекта об антикоррупционном суде, поданного 22 декабря. Его содержание вряд ли предполагает создание суда независимого и компетентного, на что указала и Венецианская комиссия. Кроме того, подать его почти в канун католического Рождества тоже не очень честно — выглядит так, будто это сделано, чтобы законопроект не читали и не заметили», — пояснил он в интервью изданию «Новое время».

Кстати, во время вышеупомянутой встречи руководителя миссии МВФ Рона ван Родена с Андреем Парубием представитель Фонда напомнил, что создание Антикоррупционного суда желательно завершить до начала «большой приватизации», ведь активность потенциальных инвесторов от этого прямо зависит.

На запрос украинских журналистов в МВФ уточнили, что миссия Фонда, посетившая Украину 12−16 февраля, не являлась оценочной. Т. е. по итогам её визита Фонд не будет принимать решения о том, давать или не давать Украине новый транш. И когда на Украину пришлют именно оценочную миссию — в МВФ сказать не готовы. Что же касается сотрудников Фонда, посетивших Киев в середине февраля, то они приезжали для обсуждения ряда технических вопросов с украинской властью — в частности, касающихся всё того же антикоррупционного закона.

«Эксперты валютного фонда находятся в Украине для того, чтобы сделать аудит в экономике, но главное их задание — найти механизм, как забрать те деньги, которые мы им должны. Я думаю, что они будут над этим работать», — утверждает бывший премьер-министр Украины Валерий Пустовойтенко в эфире телеканала NewsOne.

Даже жаль, что адекватная оценка происходящего к украинским политикам приходит только в отставке.

Бывший генпрокурор Святослав Пискун в эфире того же канала и вовсе настроен поставить вопрос о… списании долгов Украины перед МВФ:

«Я очень хочу добиться от МВФ, чтобы они нам простили наши долги. Как они простили Греции, Болгарии, Испании, Польше. Почему они нам не прощают? Чем мы хуже других? Почему им все посписывали, дали возможность возродить экономику, и их люди нормально живут, а мы все время живем с этой удавкой? Они что, не понимают, что нам по двойной заплатить нечем? Понимают! Но все равно подписывают нам условия, от которых мы должны сдохнуть».

Правда, рецепт того, как добиться этого списания, экс-генпрокурор дал какой-то странный:

«Нужно прийти и сказать, что у нас заработала экономика, мы даем рост 6% [более чем в два раза меньше — Ред], у нас занятость населения повысится на 10%. Спишите нам 10 млрд, а мы дадим рост 15%».

В результате глава стратегической группы советников премьер-министра Владимира ГройсманаИван Миклош вынужден признать очевидное:

«Мы уже сегодня знаем, что Украина не получит все транши, которые планировались. В марте 2019 года программа заканчивается».

А поскольку перед выборами вряд ли стоит надеяться на получение новых траншей, текущая программа сотрудничества будет выполнена примерно наполовину от запланированного объёма финансирования.

Напомним, последний транш в размере 1 млрд долл. Украина получила от МВФ ещё в начале апреля 2017 года, к тому же тогда Фонд фактически дал Украине денег для того, чтобы Украина могла вернуть более ранний кредит. К тому же 2017 год стал первым с момента возобновления активного сотрудничества Украины с МВФ в 2014 году, когда Украина вернула Фонду больше, чем получила (1,2 и 1 млрд долл. соответственно), в этом же году Киев должен вернуть гораздо больше — 7−8 млрд долларов.

Топливо

Как мы и предполагали, укрепление гривны к середине февраля наконец-то докатилось до топливного рынка. По состоянию на 15 февраля за литр А-95 автомобилисты Украины платили в среднем 30,17 грн. (-0,2 грн. в сравнении с 7 февраля, +1,76 грн. с начала года), за литр А-92 — 29,43 грн. (+0,19 грн., +1,76 грн. с начала года). Дизтопливо — 27,99 грн./л (-0,22 грн., +1,78 грн. с начала года). А вот на СПБТ укрепление гривны пока не сказалось. Даже наоборот — пропан-бутановая смесь с прошлой недели подорожала на 0,02 грн., до 13,35 грн./л.

Директор консалтинговой группы «А-95» Сергей Куюн выразил мнение, что к концу второй декады декабря розничная стоимость нефтепродуктов может снизиться на 0,5−0,7 грн./л. Учитывая, что в среднем на 0,2 грн./л цены уже снизились, к следующей неделе можно ожидать коррекции цен ещё на 0,2−0,5 грн./л.

Снижению цен в рознице могло посодействовать и правительство. Так, премьер-министр Украины Владимир Гройсман, раздосадованный вопросами журналистов на тему «почему при росте курса доллара топливо сразу дорожает, а после укрепления гривны не дешевеет», пригрозил сетям АЗС карами:

«Если нужно, я буду встречаться со всеми игроками на рынке нефтепродуктов. Никто не говорит, что надо работать в убыток — они частные компании, но мы должны донести им чёткую позицию, что сверхприбыли в этой сфере быть не должно, что они должны, если есть условия для понижения цены, это сделать… Я поручил ГФС проанализировать каждый контракт, каждую декларацию на злоупотребления. Если найдем хоть одну гривну злоупотребления — будем наказывать беспощадно».

В январе 2018 года Украина импортировала 570,7 тыс. тонн нефтепродуктов на сумму 344 млн долл. 42,43% этого топлива (в стоимостном выражении) приходятся на поставки из Республики Белоруссия, 38,06% — из РФ, 10,76% — из Литвы и 8,74% — из других стран. Из-за увеличения стоимости нефти на импорт топлива пришлось потратить на 22% больше, чем в прошлом году.

Примерно 9% от импорта нефтепродуктов (52 из 570 тыс. тонн) прибыло на Украину морем, что на 16% больше, чем в январе 2017 года.

Разное

Госстат Украины сообщил, что в январе розничные цены на товары выросли сразу на 1,5%. Если Украина продолжит такими темпами, то назначенные Нацбанком 9% будут достигнуты уже к концу июня. К слову, в прогнозах НБУ наметилась некая двойственность. С одной стороны, его представители соглашаются с тем, что и в 2018 году инфляция на Украине будет оставаться высокой. С другой же — не спешат пересматривать прогноз.

«Фактическая инфляция [в январе] была несколько выше траектории прогноза, опубликованного в «Инфляционном отчете» за январь 2018 года, в связи с более быстрыми, по сравнению с ожиданиями, темпами роста цен на сырые продукты и топливо… Это стало результатом действия ряда факторов. Во-первых, дальнейшего роста заработных плат (в т.ч. из-за очередного увеличения минимальной зарплаты с начала 2018-го на 16,3%). Во-вторых, ослабления гривни в предыдущие несколько месяцев. В-третьих, значительных темпов роста потребительского спроса, о чем свидетельствовало стремительное увеличение розничного товарооборота в декабре 2017 года (на 16,1%). В-четвертых, из-за начала нового бюджетного года, что часто сопровождается пересмотром ценовой политики», — так объяснили в НБУ бурное начало года в экономике, а также то, что годовой прогноз остался без изменений.

Украина за год сумела улучшить своё положение в топ-10 самых несчастных государств мира, однако осталась его фигурантом, сообщает Bloomberg. В 2018 году Украина сумела подняться с 5-го на 7-ое место. Показатель «несчастья» — интегральный и рассчитывается исходя из данных об инфляции и безработице.

Важный для украинской экономики показатель — индекс борщевого набора — за год вырос втрое, сообщает «АПК-Информ: овощи и фрукты». В частности, морковь стоит в 2−2,2 раза дороже, чем в феврале 2017-го, свекла — в 3,7 раза дороже.

Госстат подсчитал, что экспорт Украины в ЕС в 2017 году достиг 17,5 млрд долл., т. е. превысил результат 2013 года (16,5 млрд долл). Также, по оперативной оценке Госстата, ВВП Украины в 2017 году вырос на 2,2%. Впрочем в Госстате признали, что в IV квартале рост экономики замедлился до 1,8%, против 2,1% в III.

Несмотря на обнадёживающие результаты торговли с ЕС, негативное сальдо внешней торговли (товары и услуги) выросло до 2,6 млрд долл. (2,08 млрд долл. в 2016-м).

По состоянию на 14 февраля Украина отправила на экспорт более 25 млн тонн зерновых (с начала 2017/2018 маркетингового года), из которых 12,6 млн тонн — пшеница, 8,5 млн тонн — кукуруза, 4 млн тонн — ячмень. В министерстве аграрной политики и продовольствия, чья пресс-служба оповестила прессу об этой статистике, не уточнили, на сколько этот результат больше или меньше, чем в 2016/2017 м. г. Однако отметили, что их прогноз по экспорту на год — 41 млн тонн, тогда как в 2016/2017 м. г. удалось экспортировать 43,9 млн тонн.

Экономисты Леандро Медина из африканского департамента МВФ и Фридрих Шнейдер из Университета Кеплера (Линц) в своём совместном докладе оценили размер теневого сектора украинской экономики в 44,8% ВВП. Стоит отметить, что в докладе проанализирована экономическая статистика лишь до 2015 года включительно, т. е. 44,8%, о которых говорится в докладе, — это оценка двухлетней давности. Напомним, год назад Ассоциация дипломированных сертифицированных бухгалтеров оценивала теневую экономику Украины в 45,16% ВВП.

Отметим также, что в министерстве экономического развития не соглашаются с такой оценкой МВФ, наставивая на собственной методике. Согласно исследованию МЭРТ (на сегодня есть данные только за январь — сентябрь 2017 года) теневой сектор экономики на Украине составляет 33%, что на 3% меньше, чем за аналогичный период 2016 года.

Андрей Стеценко

Украина > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499654


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Россия 24».

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущей Марии Бондаревой.

Из стенограммы:

М.Бондарева: Дмитрий Анатольевич, приветствую Вас здесь, в нашей студии. Спасибо, что пришли.

Д.Медведев: Добрый день.

М.Бондарева: Первый вопрос, естественно, связан с Вашим только что закончившимся выступлением. Там получилась полемика между органами федеральной власти, региональной власти и бизнесом. На Ваш взгляд, в чём суть полемики?

Д.Медведев: Такие форумы и такая пленарная дискуссия, которая была, – я вижу их смысл именно в том, что различные слои нашего общества (это и бизнес, и эксперты, и представители власти) могут свободно обмениваться мнениями по самым актуальным вопросам. И поэтому инвестиционный форум, который проходит в Сочи, регулярно проходит, каждый год, с участием практически всех регионов нашей страны, – тоже затрагивает самые актуальные темы. Это было и сегодня. Там звучали разные предложения…

М.Бондарева: Очень жаркие иногда дискуссии.

Д.Медведев: Это нормально, иначе было бы скучно. Знаете, самое страшное, когда на таких мероприятиях хочется спать. А сегодня аудитория была достаточно активна, было подчас даже весело…

М.Бондарева: Чехова цитировали.

Д.Медведев: Чехова я цитировал, это мой любимый писатель. Есть целый ряд идей – и в этом, мне кажется, ценность форума, – которые, например, родились на прошлом форуме, а в этом году уже начали действовать как реально отработанные проекты. Я в своём выступлении сказал о том, что создана фабрика проектного финансирования, а идея впервые прозвучала год назад на этом же сочинском форуме. В результате подготовлена нормативная база, правила выдачи специальных субсидий, для того чтобы в дальнейшем направлять их на подобного рода крупные проекты. И сегодня же наши крупнейшие банки подписали соглашение о софинансировании, об участии в фабрике этих проектов. Соглашение подписали Внешэкономбанк, Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк, а это наши крупнейшие финансовые институты. Это означает, что фабрика проектного финансирования состоялась. Деньги будут идти в развитие наиболее важных проектов в сфере промышленности, сельского хозяйства, которые будут проходить необходимый отбор и финансироваться на приемлемых условиях.

Если говорить о каких-то других – актуальных, но в то же время не до конца согласованных вопросах… Я только что заходил на круглый стол, там идёт жаркая дискуссия по поводу так называемой инфраструктурной ипотеки.

М.Бондарева: Мы с Антоном Германовичем Силуановым тоже затрагивали такой новый институт. Очень интересно было бы понять, что он собой представляет.

Д.Медведев: Инфраструктурная ипотека – это возможность получить деньги на разумных условиях, то есть по достаточно низкой ставке на продолжительный срок для развития инфраструктуры нашей страны.

Я, выступая там, сказал одну вещь, хочу её повторить. Вопрос инфраструктуры для России – это вопрос, по сути, сохранения единого государства. Какое-то маленькое государство в сердце Европы может особенно и не заниматься инфраструктурой: всё равно там всё само по себе будет развиваться. А мы должны вкладывать в инфраструктуру огромные деньги – миллиарды, триллионы, по сути, рублей – и в железную дорогу, и в автодороги, и, естественно, в развитие аэропортового хозяйства, и в закупку самолётов. Для всего этого необходимо создать инфраструктурную ипотеку.

Идут дискуссии. Скажу прямо, Минфин и Минэкономразвития дебатируют этот вопрос. Подводя итоги этого круглого стола, я им сказал, чтобы они в течение недели договорились.

М.Бондарева: Мне так показалось, что Вы результат озвучили, что всё-таки этому институту быть.

Д.Медведев: Да, конечно. Я им сказал, что в недельный срок они должны внести окончательные варианты постановления Правительства и других нормативных актов по этому вопросу.

М.Бондарева: Вы сами как сейчас оцениваете инфраструктуру в России?

Д.Медведев: Вопрос в точке отсчёта. Я уже достаточно давно наблюдаю за тем, как живёт наша инфраструктура. Я помню советскую инфраструктуру, раннюю постсоветскую инфраструктуру. Сейчас инфраструктура развивается. И это не фигура речи. У нас появляются новые аэропорты, новые взлётно-посадочные полосы – в том числе и в контексте крупных мероприятий типа футбольного чемпионата мира, – дороги. Ещё совсем недавно наши федеральные трассы были в ужасном состоянии. Сейчас приблизительно 75–80% федеральных трасс находятся в нормативном состоянии. То есть это весьма приличное состояние. К сожалению, с местными региональными дорогами ситуация гораздо хуже, там только 30% региональных трасс находятся в нормальном состоянии. В это направление будем вкладывать деньги, в том числе и этой инфраструктурной ипотеки, которая должна состояться.

Если говорить о железных дорогах, они тоже развиваются: новые поезда, новые направления. Но скажем прямо: Россия огромная страна, и нам ещё потребуются и значительные финансы, и достаточно немалое время для того, чтобы всё это вывести на мировой уровень. А мы обязаны это сделать, потому что наша страна обладает уникальными логистическими возможностями и с точки зрения транспортировки по России, и с точки зрения транспортировки морем, ну и пролёта, проезда по территории нашей страны.

М.Бондарева: Чтобы было понятно нашим зрителям: как в то, что Вы объясняете, вписывается слово «ипотека»?

Д.Медведев: Граждане нашей страны уже совершенно точно понимают, что означает «жилищная ипотека». Хотя ещё совсем недавно, десять лет назад не знал никто, что такое ипотека. И когда мы использовали этот термин, люди задавали вопрос: что это такое? Сейчас абсолютное большинство людей понимают, что это способ решения жилищной проблемы, когда ты получаешь кредит под залог приобретённой жилищной недвижимости. А потом его на каких-то условиях в течение какого-то времени с определённой процентной ставкой возвращаешь. То же самое и здесь.

М.Бондарева: Но только это не жильё.

Д.Медведев: Только это не жильё, это долгосрочное вложение в развитие инфраструктуры, когда есть кредитор, есть заёмщик, есть объект залога, есть некоторые другие обременения, которые используются, и в результате этого появляются новые дороги, новые железные дороги, новые объекты транспорта.

М.Бондарева: Очень многое в Вашей речи касалось так или иначе точек роста, дальнейшего роста экономики, будущих инвестиций. Где Вы видите это будущее?

Д.Медведев: Все точки роста, все будущие инвестиции, все стратегические направления инвестирования определены. Мы относительно недавно в силу разных причин, прежде всего внутренних, перешли к модели так называемого импортозамещения. Причём хочу ещё раз подчеркнуть, что это было сделано не потому, что в отношении нашей страны были объявлены какие-то санкции. Это был побудительный мотив, но главное – по другим причинам. Мы просто должны иметь нормальные производственные мощности в промышленности, транспорте, сельском хозяйстве, развивать цифровую экономику, развивать критически важные для нас направления: энергетику, фармацевтическую промышленность. Всё это, по сути, объекты импортозамещения, развития наших собственных возможностей. Этим занимаются все ведомства в Правительстве. Транспортом занимается Министерство транспорта. Если говорить о предприятиях различных отраслей, то это Министерство промышленности и торговли. Сельским хозяйством занимается Минсельхоз. Если говорить о цифровой экономике, о развитии телекоммуникаций – это Министерство связи. Все приоритеты определены, надо просто сконцентрироваться и работать. И у нас уже в этом смысле есть, я считаю, первые успехи, по целому ряду направлений мы существенным образом продвинулись вперёд.

Сегодня на пленарной дискуссии выступал руководитель «Биокада» Дмитрий Морозов, рассказывал, как развивается его предприятие, как они с конкурентами борются. И я специально подчеркнул: наша фармацевтическая промышленность растёт темпом 25% в год. Такого никогда не было. Что делали раньше? Просто брали валюту и закупали таблетки за рубежом. Естественно, на этом ещё и довольно большое количество посредников зарабатывало. А сейчас это вложения в нашу науку (она там очень сложная, вся фармакология сейчас – это высочайшая с точки зрения научного подхода область знаний, прикладных знаний), в производство, в упаковку и впоследствии в реализацию. И всё это работает. И мне очень отрадно, что таких отраслей у нас становится всё больше и больше.

У меня недавно был руководитель «Транснефти». Вы знаете, это крупнейшая компания, которая занимается транспортировкой нефти и нефтепродуктов по территории нашей страны. Она беспрецедентна по своему объёму работы, потому что работает в России. И вот что мне сказал руководитель компании Токарев. Он сказал: 93% закупаемого нами оборудования, в том числе самого сложного – управленческих комплексов, насосов, двигателей, турбин, самих труб, – российское. 93%! И это касается не только «Транснефти», это касается и «Роснефти», и «Газпрома». Все наши крупные компании, которые в настоящий момент испытывают давление из-за границы, где говорят: мы вас обложим со всех сторон, стараются перейти на внутренние, российские технологии, на внутренних, российских поставщиков. Я уверен, что это можно сделать.

М.Бондарева: Получается, что из-за, как Вы сказали, давления, расширяющегося в последнее время, нужно расширять и импортозамещение. Как Вы считаете, сейчас куда нам нужно нацелить все свои силы?

Д.Медведев: Как раз в эти самые стратегические, критически важные для нас отрасли, для того чтобы мы могли просто жить нормально, ни от кого не зависеть.

Ещё один пример приведу, он простой, но очень важный. Ещё совсем недавно мы с вами 50–60%, а то и 80% продуктов на своём столе видели только как импортные. Это касалось всего. В настоящий момент у нас есть Доктрина продовольственной безопасности. По очень важным направлениям мы достигли порога Доктрины продовольственной безопасности и даже превысили его. Это касается таких очень важных продуктов для жизни страны, как зерновые, пшеница – всё, что необходимо для производства хлеба и хлебобулочных изделий. Это касается сахара, целого ряда кормовых добавок, мяса птицы. Ещё совсем недавно мы закупали кур и другую живность за границей, сейчас это всё наше, российское. И стоит задача полностью решить эту продовольственную проблему по всем видам животноводческой продукции, по другому мясу и по молоку и маслу. Как только мы это сможем сделать, мы, по сути, будем кормить себя абсолютно сами – и реализовывать ещё и экспортный потенциал, а у нас он огромный. Мы и сейчас уже являемся крупнейшим нетто-экспортёром по зерновым и зернобобовым культурам. А в прошлом году собрали беспрецедентный по размеру урожай – 135 млн т, даже чуть больше. Это даёт нам возможность поставлять зерно на рынки крупнейших стран.

М.Бондарева: А что касается, если можно так сказать, финансового импортозамещения… Потому что сейчас, как мы видим, круг всё сужается и сужается…

Д.Медведев: Понимаете, сколько бы ни сужался круг, всё равно нас не смогут взять в кольцо, из которого нет выхода. Никогда этого не было в истории нашей страны.

М.Бондарева: Но сделать что-то нужно.

Д.Медведев: Во-первых, всякие санкции вредят обеим сторонам. Во-вторых, даже финансовые потребности мы в значительной степени покрываем за счёт наших внутренних возможностей – ищем новые финансовые рынки. Конечно, целый ряд проектов из-за финансовых санкций оказался под угрозой. Мы смогли найти иные финансовые ресурсы, мы мобилизовали наши внутренние возможности. Но, скажем прямо, лучше бы этих решений не существовало, потому что, ещё раз говорю, они вредят и иностранному бизнесу, и российскому. И всегда бьют по двум сторонам.

М.Бондарева: Естественно, одной пострадавшей стороны никогда не бывает.

Д.Медведев: Нет, бывает, но в данном случае эта мера бьёт именно по двум сторонам.

М.Бондарева: А если брать последние… даже санкциями их сложно назвать. Вот «кремлёвский доклад» – это, наверное, даже не санкции, а какой-то такой пугающий список. Что Вы можете о нём сказать? Он как-то тормозит развитие бизнеса?

Д.Медведев: Любые санкции, ещё раз подчеркну, конечно, работают в отношении всех, кто затрагивается этими решениями, – и тех, кто принимает эти решения, и тех, на кого они распространяются. Другое дело, какой они дают результат. Я всегда вспоминаю историю советского периода. В отношении Советского Союза санкции вводились около десятка раз. Ни одна из этих мер не привела ни на йоту к изменению позиции правительства Советского Союза. Это просто экскурс в историю.

Что касается нынешней темы, связанной с какими-то списками – опубликованными, неопубликованными... Во-первых, на мой взгляд, это в значительной степени внутриамериканская проблема. Это проблема борьбы американского истеблишмента с Президентом Трампом, это проблема сведения счётов между демократами и республиканцами, это проблема противоречий в республиканской части американской элиты. И вокруг этого крутится российская тема, при помощи которой значительная часть американского истеблишмента решает свои внутренние задачи.

Действительно, для бизнеса попадание в различного рода списки – это всегда настораживающий момент. И именно на это рассчитывают те, кто пытается давить на нашу страну. Причём это касается не только и, на мой взгляд, не столько российского бизнеса, сколько бизнеса, например, европейского. Когда списки формируются, они тем самым как бы говорят: вот посмотрите, такая-то компания попала в список, вы аккуратнее с ней, потому что мы её где-то там указали. Почему они это делают? По сугубо прагматическим причинам. Потому что они хотят продвинуть свои компании на европейский рынок (а скажем прямо, между Европой и Соединёнными Штатами Америки сейчас не лучший период отношений) и вытеснить наши компании, разорвать хозяйственные связи, которые сложились за десятилетия между Европейским союзом и Российской Федерацией, между компаниями из Евросоюза и России. И продвинуть свои проекты. Примеров полно, но я приведу, наверное, самый крупный. Американцы напрямую в своих законах борются с нашим «Северным потоком». Но не потому, что он не соответствует идеологии администрации Соединённых Штатов или Конгресса, а по вполне прозаическим, простым причинам: они хотят продвинуть свой сжиженный природный газ на европейский рынок и постараться нас вывести из игры.

М.Бондарева: Как это называется – геополитика? Как Вы считаете, будет ли новый виток санкций? Нас пугают, что есть какой-то ещё скрытый список, что могут ввести какие-то новые санкции. Ваше личное мнение, Ваши личные ожидания? Идут ли кулуарные обсуждения этой темы?

Д.Медведев: Мы ничего не ожидаем. Если кто чего захочет – может это сделать. Пусть у них голова болит. Мы готовы к любым решениям. Российская экономика за последние два года доказала, что способна справиться с очень серьёзными вызовами, в том числе с санкционными ограничениями – и по поставкам, и в области финансов. От того, что они какие-то очередные списки опубликуют или какие-то решения объявят, принципиально ничего не изменится. Это не значит, что мы не следим за ситуацией. Мы готовимся. Например, специальный банк недавно появился, который должен заниматься обслуживанием в том числе оборонной промышленности. Просто для того, чтобы нас, что называется, не застигли врасплох. Но в целом я никаких существенных угроз для нашей экономики, а тем более для граждан нашей страны не вижу.

М.Бондарева: Последний вопрос об отношениях России и Запада. Столько уже санкций, столько взаимных упрёков... И политические санкции, и экономические, и спортивные – чего только не было за это время! Нет ли такого ощущения у Вас лично, что какая-то черта невозврата пройдена?

Д.Медведев: Да нет никаких черт невозврата. Нет никаких красных линий. Есть история, которая всё расставляет на свои места. Много было разных эпизодов в российской истории с западными странами – и с Соединёнными Штатами, и с европейскими странами. В конечном счёте разум брал верх. Отношения стабилизировались, дурацкие решения отменялись, бизнес продолжался. Я уверен, что и в этот раз так будет. Хотя, прямо скажем, это время действительно в наших отношениях потрачено зря. Бизнес потерял деньги, рабочие места, никто от этого ничего не приобрёл.

М.Бондарева: Если говорить о правилах для бизнеса: сегодня на пленарной дискуссии шла речь, и недавно на РСПП тоже бизнес яро высказывал свою точку зрения по поводу того, что правила должны быть чёткими, стабильными, не меняться и так далее. Тем более ввиду обострённой геополитической ситуации. Должен ли бизнес опасаться повышения налоговой нагрузки?

Д.Медведев: Мы некоторое время назад (Президент об этом сказал, Правительство получило президентское поручение) договорились не менять условия игры. И я считаю, что мы (я имею в виду в широком смысле – власти) эту договорённость соблюдаем. Есть какие-то нюансы всегда, но мы сказали, что до 2018 года никак не трогаем налоговую систему, – мы её не трогаем. Бизнес иногда говорит: вы налоги не трогаете, но неналоговые платежи меняете. Да, в некоторых случаях это происходит, тот же нефтяной налоговый манёвр, некоторые другие решения. Но всё-таки это не кардинальные изменения налоговой системы. Давайте призадумаемся: например, подоходный налог в нашей стране уже не меняется 18 лет практически, ну чуть меньше, хотя в других странах он прыгает – то одна ставка, то другая…

Это означает, что мы всё-таки стараемся создать стабильные условия работы, условия жизни и для граждан, и для бизнеса. За последние годы мы не меняли, ещё раз говорю, налоговых правил. Это не означает, что налоговая система является абсолютно оптимальной. Какие-то изменения назрели, но их нужно обсудить, сделать это открыто и не создавать условий, которые кардинальным образом будут отличаться от тех, что есть.

В этом смысле, я считаю, бизнес может чувствовать себя спокойно.

М.Бондарева: А простым россиянам в этом плане есть чего опасаться?

Д.Медведев: Я же сказал, что мы в последние годы ничего практически не трогали в налоговой системе. И никаких опасений быть не может в том плане, что власть вдруг ни с того ни с сего решит каким-то непонятным образом ввести какие-то обременительные налоги, платежи новые, – ничего подобного мы делать не должны. Всякие изменения в налоговой системе должны быть сбалансированными и предварительно обсуждёнными и с экспертным сообществом, да и просто с людьми. Но ещё раз говорю: это не значит, что нужно стоять на месте. Нужно развиваться.

М.Бондарева: То есть всё-таки изменения какие-то будут?

Д.Медведев: Какие-то изменения всегда необходимы.

М.Бондарева: Последняя тема – цифровая экономика. Вы о ней уже говорили. Это, скажем, то, на что сейчас делает ставку наша страна – по планам Кремля, Правительства, это для нас драйвер роста. Вы поручили своей команде, Правительству, министрам изучить big data, блокчейн и так далее.

Д.Медведев: Понимаете, это, так сказать, не позиция, которую придумали где-то в высших инстанциях, в Кремле, в Правительстве. Это веление времени. Весь мир развивается сейчас как цифровой мир. И эти красивые выражения, которые ещё пять лет назад никто не слышал и не использовал в повседневной жизни, сейчас приобрели абсолютно конкретные измерения. Вот Вы сказали про блокчейн. Что такое блокчейн? Это система распределённых данных, которая позволяет верифицировать целый ряд операций, сделать их абсолютно доверенными, не подверженными мошенническим манипуляциям и тем самым укрепить доверие вообще к финансовой системе, к системе регистрации. У этой системы в целом огромное будущее, просто потому, что эту систему невозможно исказить, она сама себя поддерживает. Я уверен, что система распределённых данных будет применяться в самых разных областях.

М.Бондарева: Вы в это верите?

Д.Медведев: Я не просто в это верю. Уже сегодня – так. Хотя какие-то моменты могут и исчезнуть. Вот много про криптовалюты говорят…

М.Бондарева: Только хотела спросить: а в майнинг и биткойн верите?

Д.Медведев: Понимаете, все эти разговоры должны основываться на реальных потребностях. Судьба криптовалют нам непонятна. Именно с этим, кстати, связана высокая степень волатильности таких валют, то есть падения и роста курса этих валют. К ним нет доверия. Это бесконечный набор спекуляций.

М.Бондарева: Нет регулирования.

Д.Медведев: И нет регулирования, совершенно верно. Здесь регулирование необходимо и национальное, и наднациональное. Останутся они или исчезнут – на сей счёт есть очень разные мнения. Но возвращаясь к технологии распределённого реестра данных, или блокчейна: вне зависимости от судьбы этих криптовалют блокчейн и система верификации, которая основана на этой технологической идее, останутся точно. И это очень полезно для человечества и должно использоваться и в нашей стране. То, что связано с большими массивами данных (Вы упомянули уже big data), – тоже очень важное направление, которое позволяет обобщать результаты огромного массива данных, на основе этого устанавливать закономерности и принимать технологически, а впоследствии и экономически выверенные решения, в том числе о том, каким образом развивать ту или иную сферу экономики или социальную сферу, каковы реальные доходы. Всё это, безусловно, нуждается в государственной поддержке. Мы приняли программу цифровой экономики и обязательно будем воплощать её в жизнь.

М.Бондарева: Я так понимаю, вопрос, покупаете ли Вы биткойны, задавать нет смысла, потому что ответ будет «нет».

Д.Медведев: Я Вам могу прямо ответить: конечно, нет.

М.Бондарева: Получится через год нам с Вами здесь встретиться и записать интервью, как Вы считаете?

Д.Медведев: Если Вы меня пригласите дать интервью, я всегда к этому готов. Это не проблема. Был бы предмет для разговора. Но я уверен, что предмет для разговора будет, потому что наша экономика растёт, развивается. Такие форумы, как сочинский, очень популярны. И мои коллеги по Правительству вне зависимости от того, какова будет их судьба, я уверен, будут и дальше принимать участие в обсуждении ключевых вопросов. Сюда будет приезжать бизнес, эксперты. Потому что это прекрасное место и для того, чтобы обсудить сложные экономические и социальные вопросы, и просто для того, чтобы отдохнуть, скажем, покататься на лыжах.

М.Бондарева: Спасибо Вам большое за интервью. Желаю Вам, чтобы удачно прошёл этот форум.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 14 февраля 2018 > № 2518297 Антон Силуанов

Интервью Министра финансов Антона Силуанова журналу "Российский инвестиционный форум"

О системе межбюджетных отношений, сбалансированности региональных бюджетов

Силуанов Антон Германович

Министр финансов Российской Федерации

Насколько остра проблема долговой нагрузки бюджетов субъектов России, достаточно ли инструментов у региональных властей для стимулирования экономического роста, насколько сбалансированы отношения между центром и регионами? Об этих и других проблемах, касающихся государственных финансов в российских регионах, рассказал Министр финансов Российской Федерации Антон Силуанов.

— Антон Германович, тема долговой нагрузки региональных бюджетов – одна из самых обсуждаемых. Оценки звучат самые разные, порой весьма эмоциональные. Как вы оцениваете ситуацию на сегодняшний момент?

— В прошлом году в Правительстве и Парламенте, действительно, активно обсуждались вопросы межбюджетных отношений, и ситуация в некоторых регионах была непростая. Сбалансированность бюджета, низкий уровень госдолга, устойчивость финансовой политики – это ведь залог инвестиционной привлекательности субъектов России. К сожалению, во многих субъектах ситуация с бюджетом оказалась такой, что говорить об инвестиционной привлекательности невозможно.

Составление заведомо нереалистичных бюджетов, систематическое невыполнение взятых обязательств по соглашениям по инфраструктурным проектам, а также скрытая кредиторская задолженность, которая всплыла, когда пришли новые губернаторы – всё это вызывает недоверие инвесторов и нежелание вкладывать деньги в регионы с безответственной финансовой политикой. Поэтому в прошлом году нами была проведена большая работа по обеспечению сбалансированности региональных и местных бюджетов. Уже сейчас мы видим положительные итоги этой работы.

— Вы сказали, что сбалансированность региональных бюджетов повышает их инвестиционную привлекательность. А центр мотивирует регионы повышать инвестиционный климат?

— Очевидно, что инвестиционный климат страны формируется в регионах. Поэтому мы, конечно же, предлагаем на федеральном уровне меры для субъектов, позволяющие развивать инвестиционные режимы. Это вопросы инфраструктуры, налоговых режимов, оперативности решения вопросов открытия и ведения бизнеса, подключения к сетям.

Для того, чтобы стимулировать региональные власти улучшать инвестиционный климат, правительство разработало целый ряд инструментов. Это и гранты, которые федеральный центр направляет субъектам за достижение показателей, в том числе по росту инвестиций, созданию новых рабочих мест, росту валового регионального продукта. Это и возврат налога на прибыль, который зачисляется в федеральный бюджет, регионам которые показали в отчётном финансовом году прирост по этому показателю, то есть обеспечили инвестиционную активность. Также это учёт в расчёте финансовой помощи так называемых налоговых расходов или льгот, которые представляют субъекты и которые по нашим критериям попадают под показатели эффективных льгот.

С 2018 года вводится дополнительный налоговый стимул — инвестиционная налоговая льгота. Теперь субъекты могут принимать решение о предоставлении преференции по налогу на прибыль в части новых инвестиций. Для крупных инвесторов, вложивших в проекты более миллиарда рублей, предусмотрен новый формат специнвестконтракта, в рамках которого создаются особые условия неизменения налогового законодательства, стабильных инфраструктурных решений, а также льготного порядка налогообложения. Как видите, инструментов огромное количество – главное грамотно ими пользоваться. И тут многое зависит от инициативы руководства регионов. В некоторых регионах губернатор и его команда лично занимаются поиском инвесторов не только по России, но и по всему миру, а в некоторых субъектах в это же время основная работа администрации сводится к тому, чтобы получить побольше финансовой помощи из федерального центра.

— Судя по всему, регионов, которые заинтересованы исключительно в получении финансовой помощи из центра, довольно много. Каким образом в прошлом году решили проблемы регионов, оказавшихся, как Вы сказали, в непростой ситуации?

— В 2017 году в рамках межбюджетного регулирования мы продолжили оказывать поддержку со стороны федерального бюджета для обеспечения сбалансированности региональных и местных бюджетов, приняли меры по стимулированию регионов к ограничению роста государственного долга и проведению бюджетной консолидации.

Благодаря этому, по итогам 2017 года впервые удалось добиться снижения номинального объема государственного долга субъектов на 37,7 млрд. рублей или на 1,6%. Общий объем госдолга за 2017 год в сравнении с доходами составил 30,5%. Объем госдолга по рыночным заимствованиям за 2017 год сократился на 50,5 млрд. рублей или на 4,0%.

Кроме того, в 2017 году проведена реструктуризация задолженности бюджетов субъектов по бюджетным кредитам, что позволит обеспечить равномерное погашение задолженности, снизить объемы возврата бюджетных кредитов, и высвободить средства для финансирования приоритетных расходных обязательств.

Министерство финансов Российской Федерации в декабре 2017 года заключило с 73 субъектами 410 дополнительных соглашений, предусматривающих погашение бюджетных кредитов в 2018-2019 годах в объеме 5% от суммы задолженности ежегодно, в 2020 году – в объеме 10% от суммы задолженности, в 2021-2024 годах – равными долями по 20% ежегодно. Бюджетный эффект в виде снижения объема необходимых к возврату бюджетных кредитов регионов в 2018-2019 годах составит до 418 млрд рублей, в том числе в 2018 году – 238 млрд и в 2019 году – 180 млрд.

В целом по итогам 2017 года исполнение бюджетов субъектов Российской Федерации следующее: собственные доходы субъектов за 2017 год увеличились почти на 8 % к уровню 2016 года, их прирост превысил 830 млрд рублей. Дефицит консолидированных бюджетов регионов составил 61 млрд руб. В региональном разрезе с дефицитом исполнены бюджеты 50 регионов (против 56 в 2016 году), с профицитом – 35 регионов (против 29 в 2016 году).

— Но это общая ситуация по стране. Далеко не во всех субъектах федерации картина одинаковая…

— Совершенно верно. В ряде регионов уровень долговой нагрузки, а также качество управления финансами вызывают вопросы. Есть субъекты, где ситуация очень напряженная. Например, ситуация в Мордовии, Хакасии и Костромской области вызывает обоснованные опасения, уровень долговой нагрузки здесь превышает разумные параметры, что говорит о качестве и взвешенности проводимой региональными властями политики. Самая несдержанная политика заимствований в Мордовии, на начало 2018 года показатель госдолга превысил объем двухгодового поступления собственных доходов.

В целом ряде субъектов федерации региональные власти просто скрывали проблемы, связанные с наличием просроченной кредиторской задолженности, предоставляя в отчетах некорректные данные. Например, в Республиках Ингушетия, Марий Эл, Пензенской, Новгородской, Магаданской областях и других, что явилось следствием заключения контрактов, начала реализации проектов, причем зачастую не самых первоочередных, при отсутствии соответствующих финансовых возможностей. А в это же время бюджеты испытывали сложности при выполнении, допустим, социальных обязательств или выплаты зарплаты.

Сегодня Минфин вместе с другими министерствами и ведомствами практически в ручном режиме разрабатывает и принимает меры по финансовой стабилизации этих субъектов федерации. Но если сравнивать нынешнюю ситуацию с тем, что было раньше, мы увидим существенное сокращение уровня долговой нагрузки регионов. По итогам 2015 года госдолг больше 100% собственных доходов был у 14 регионов, по итогам 2016 года - уже у восьми. Сейчас таких регионов – семь (4 региона с долей госдолга более 100% на 1 января 2017 г. и 3 региона, которые увеличили долю госдолга на 1 января 2018 г.)

— Можно ли избежать подобных ситуаций в будущем?

— Минфин предпринимает целый комплекс мер по корректировке управления государственным долгом субъектов, разрабатывает индивидуальные программы оздоровления региональных финансов. Реализация этих мероприятий направлена на снижение дефицита бюджетов, госдолга, расходов на его обслуживание, снижение просроченной кредиторской задолженности, в том числе по оплате труда.

Также, в экстренных случаях, начиная с этого года, Минфин планирует вводить казначейское сопровождение исполнения бюджета региона, если уровень долговой нагрузки бюджета достигает порога 140% объема налоговых и неналоговых доходов. Мы считаем, что федеральный центр должен вмешиваться в подобной ситуации с целью обеспечения выполнения социальных обязательств и указов Президента в данном субъекте в полном объеме. Задача руководства региона - не столько утвердить план оздоровления, сколько принимать все возможные меры по его реализации.

Подготовлены поправки в Бюджетный кодекс России, на основании которых субъекты федерации будут оцениваться исходя из рисков увеличения долга. К регионам, чьи риски будут повышаться, планируется применять более жесткие ограничения по допустимому объему дефицита бюджета, уровню госдолга, объема заимствований.

Кроме того, в 2017 году была проведена инвентаризация расходных полномочий субъектов и муниципальных образований. Эти данные были использованы при распределении дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов на 2018 год. Мы продолжим заключать с региональными властями – получателями дотаций — соглашения, которые будут предусматривать меры по социально-экономическому развитию территории и оздоровлению государственных финансов. Это далеко не полный перечень мер, направленный на исключение подобных ситуаций в будущем.

— Ваши критики в регионах, особенно в тех, которые вы упоминали, говорят о несправедливости межбюджетных отношений и о необходимости выравнивания финансовой обеспеченности регионов. Этим, как правило, и объясняются проблемы, в которых оказались субъекты. Что вы скажете по этому поводу?

— Тезис о том, что центр забирает себе слишком много налогов и не оставляет средств в региональных бюджетах, мы слышим регулярно. Однако цифры говорят об обратном. По итогам 2016 года распределение налоговых доходов между федеральным бюджетом и бюджетами регионов сложилось в пропорции 54% на 46%. Но после передачи межбюджетных трансферов в федеральном бюджете осталось 39% налоговых отчислений, еще 16% ушло в различные внебюджетные фонды.

Очень важно понимать, что налогооблагаемая база регионов весьма неоднородна. Например, 53% поступлений по налогу на доходы физических лиц, 57% по налогу на прибыль, 99% акцизов на табак – это буквально десять субъектов, на территориях которых поступают эти доходы. Но это ведь не значит, что все это производится или реализуется на территории этих регионов. Следовательно, централизация налоговых сборов в этой ситуации помогает добиться более выравнивающего распределения средств между регионами.

С другой стороны, для того, чтобы добиться абсолютно равных параметров бюджетной обеспеченности на душу населения, пришлось бы централизовать до 90% всех налоговых поступлений регионов. Следствием этого, разумеется, стало бы нежелание на местах заниматься развитием экономики. Субъекты должны быть заинтересованы в активной экономической политике и росте налоговых отчислений.

— Тогда позвольте спросить по-другому. На ваш взгляд, насколько справедливы межбюджетные отношения сегодня?

— Взаимоотношения между центром и регионами – это всегда предмет компромисса и переговоров, а также целеполагания. В Минфине идет непрерывная работа по разработке и реализации мер, направленных на стабилизацию финансового состояния регионов и стимулирования их экономического и социального развития. Например, Минфин упрекали в отсутствии прозрачности и прогнозируемости межбюджетных трансфертов. Раньше, действительно, все финансовые трансферты распределялись в течение года, и это разбалансировало бюджеты. Чтобы решить эту проблему, в этом году мы предусмотрели увеличение доли распределения всех межбюджетных трансфертов до начала финансового периода. В федеральном бюджете на 2018-2020 годы распределено 91 % межбюджетных трансфертов, это же касается и всех 72 субсидий. Все открыто и прозрачно, субъекты знают, какие ресурсы и в каких объемах каждый из них получит в предстоящую трехлетку. То есть это позволяет субъектам заключать соглашения на 2 или 3 года о финансировании различных мероприятий. И это, безусловно, повлияет на повышение прогнозируемости исполнения бюджета в регионах, снизит риски несбалансированности их бюджетов.

С 2014 г. мы начали замещать рыночные обязательства, которые имели очень высокие ставки по обслуживанию, бюджетными кредитами (бюджетные кредиты на 3-5 лет под ставку 0,1% годовых). За этот период мы предоставили уже более 1 трлн руб. на замещение рыночных обязательств. В новейшей истории России это первый раз, когда были предоставлены бюджетные кредиты на такую сумму.

Но мы достигли своей цели - структура госдолга по сравнению с 2014 г. сильно изменилась. Сейчас на 1 января 2018 года доля коммерческого долга - ценные бумаги, банковские кредиты – составляет 52% с сокращением к доле 1 января 2015 года на 9 процентов.

Повторюсь, что бюджетные кредиты, предоставленные регионам в 2015-2017 годах, нами реструктурированы до 2024 года, а в случае обеспечения субъектом темпов роста в 2018-2019 годах налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов выше уровня инфляции, будет предусмотрена дополнительная возможность продления общего срока реструктуризации до 12 лет, до 2029 года.

Целый комплекс мер направлен на увеличение доходов бюджетов самих субъектов. Например, реализуется механизм «двух ключей», который предусматривает поэтапную отмену налоговых льгот, установленных на федеральном уровне, по региональным и местным налогам. Это позволит регионам самостоятельно принимать решения о целесообразности установления различных налоговых льгот, исходя из имеющихся социально-экономических возможностей и заинтересованности в привлечении на свою территорию инвестиций.

В 2017 году Правительство Российской Федерации опробовало грантовый механизм поддержи регионов, добивающихся высоких темпов роста экономики и налоговых отчислений. В 2018-2020 годах мы продолжим подобную практику. Ежегодно на эти цели будет направляться около 20 млрд рублей.

В 2018 году увеличен объем дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации на 30,5 млрд. рублей (рост составит 5%, что выше инфляции). Также субъектам с 2018 года будут предоставляться дотации в целях стимулирования роста налогового потенциала по налогу на прибыль организаций.

Кроме того, проводится постоянная работа по увеличению налоговой базы региональных и местных бюджетов. Так, например, в 2017 году к налогообложению имущества по кадастровой стоимости перешло уже 56 субъектов федерации. Дополнительные доходы от увеличения с 1 января и дополнительно с 1 июля 2018 года ставки акцизов на нефтепродукты также направляются регионам.

Из всего сказанного следует, что финансовая поддержка регионов остается для нас одним из важнейших приоритетов федерального бюджета в 2018-2020 гг.

Все эти меры должны не только помочь стабилизировать ситуацию в регионах, оказавшихся в затруднительном финансовом положении, но и создать условия для дальнейшего экономического роста. Вопрос наращивания экономического потенциала территорий назрел давно. Федеральный центр делает для этого многое, но тут без усилий и ответственных решений региональных команд нам не обойтись.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 14 февраля 2018 > № 2518297 Антон Силуанов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497948

Разгром дагестанских кланов

господство в Дагестане тех, кого сегодня пачками этапируют в московские следственные изоляторы сделалось возможным из-за многолетней дисфункции российского государства

Игорь Бойков

Продолжающийся в Дагестане разгром местных властных группировок даёт нам весомые основания сделать один крайне важный в социально-политическом плане вывод. Пресловутые кавказские кланы, ещё недавно казавшиеся абсолютно неуязвимыми, при реальном столкновении с начавшей худо-бедно проворачиваться машиной российской государственности оказались слабыми и несостоятельными. За два десятилетия внушившие всем в республике ощущение безраздельности своего владычества и сами в это уверовавшие, они стремительно начали сыпаться, лишь только Москва стала наносить по ним прицельные удары. Столь длительное господство в Дагестане тех, кого сегодня пачками этапируют в московские следственные изоляторы, сделалось возможным из-за столь же продолжительной дисфункции российского государства. Именно оно на протяжении огромного срока попустительствовало творящейся в республике коррупционно-криминальной вакханалии, не имея политической воли её пресечь.

Дагестанская властная элита, сложившаяся в основе своей к середине – второй половине 90-х годов, выглядит сегодня во многих отношениях как реликтовая. Сформировавшийся тогда своеобразный пул из местных олигархов, коррумпированных чиновников и откровенных бандитов разделил республику на зоны влияния, словно апельсин на доли. Перераспределения долей происходили более-менее регулярно. Именно этим объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что биографии арестованных деятелей просто пестрят названиями должностей из самых разнообразных, не связанных друг с другом, но неизменно денежных сфер. Но сам пул как целое оставался практически неизменным. Места убитых при “чёрных переделах” занимали их ближайшие родственники, члены семей. По наследству им зачастую переходили целые правительственные должности.

В остальных регионах России криминальные войны сошли на нет ещё лет пятнадцать назад, но в социально отсталом, архаизированном за постсоветский период Дагестане министры, мэры, главы районных администраций и депутаты отстреливали и взрывали друг друга вплоть до самых последних дней. Чтобы непосвящённый читатель мог себе лучше представить глубину поражения властных структур Дагестана криминалом, пусть на секунду вообразит, что печально известный “ночной губернатор” Петербурга Кумарин-Барсуков сделался реальным губернатором. И не просто сделался, а просидел в такой должности эдак полтора десятилетия. Арестовывая и предавая суду дагестанских власть предержащих, Кремль, по сути, ликвидирует один из последних в России заповедников прежней дикой эпохи.

Надо отдать федеральному центру должное: задачу ликвидации рассадника коррупции и бандитизма он решает последовательно. Начав ещё в 2013 г. вести “огонь по штабам” (арест в мае того года бессменного на протяжении 15 лет мэра Махачкалы Саида Амирова произвёл тогда в Дагестане шокирующий эффект), Москва силы и плотности огня не убавила. Последовавший в 2015 г. разгром кизлярской группировки бывшего начальника местного отделения Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева вывел за скобки ещё одну команду тяжеловесов. Произведённые в январе-феврале аресты нового мэра Махачкалы Мусы Мусаева, исполняющего обязанности главы правительства республики и недавнего министра финансов Абдусамада Гамидова (его брат, тоже министр финансов Гамид Гамидов был убит ещё в 1996 г.), двух его заместителей и ряда других высокопоставленных чиновников – это логичное продолжение политики “разминирования” региона. Перепробовав по очереди все влиятельные местные кланы в роли опорных, Москва, очевидно, пришла к заключению о принципиальной порочности подобной линии. Практика показала, что делать ставку на сложившиеся в 90-е группировки нельзя: сущностно они неотличимы друг от друга.

Что характерно, производимая федеральной бригадой чистка не вызывает сколько-нибудь ощутимого недовольства у населения республики. Что в случае с арестом Саида Амирова, что в эти дни дагестанский люд на Интернет-форумах откровенно соревнуется в выражении злорадства. Масштаб дестабилизации, которой годами любили запугивать малосведущих в местной специфике кремлёвских чиновников и политических экспертов, на деле продемонстрировал прямую зависимость от степени могущества дагестанского мафиозного спрута. Каждая оторванная у него щупальца в реальности приводит отнюдь не к массовому возмущению или вооружённому мятежу (хотя именно этим годами стращали Москву местные мафиози и их журналистская обслуга). Напротив, она оборачивается несовершённым покушением, непрогремевшим взрывом, неукраденным из бюджета миллионом – и всё это население Дагестана в большинстве своём прекрасно осознаёт. Никакой серьёзной социальной опоры “в низах” предводители кланов не имеют – вот важнейший для России итог! За исключением крайне ограниченного круга кровных родственников и, быть может, некоторого количества лично обязанных им односельчан, никто всерьёз биться за левашинских, мекегинских, кизлярских и т.д. в Дагестане не станет. На поверку оказалось, что дагестанские кланы не превосходят по возможностям бандитские ОПГ, в своё время подминавшие под себя целые города, но рассыпавшиеся, как только правоохранители начинали с ними борьбу “без дураков”. Клановые предводители – это не народные вожди. Народ по отношению к ним отстранён и чужд. Проголосовать на выборах при полном отсутствии иных альтернатив ещё может. Бунтовать ради них – нет.

Разумеется, до подлинной нормализации социальных процессов в Дагестане ещё очень и очень далеко. Большинство сфер жизни в нём за прошедшие два десятилетия претерпели сильнейшую архаизацию, и скольжение по социальной спирали вниз ещё не остановлено. Из Дагестана происходила и продолжает происходить эмиграция в российские регионы – самая массовая и масштабная, если сравнивать с остальными регионами Кавказа. В республике выросло целое поколение, не видевшее и не знавшее жизни без мафии, религиозных фанатиков и хозяйственной разрухи. Это поколение уже во многом заполонило нижние и средние этажи власти. Пока Кремль бросает на ключевые в Дагестане посты варягов, но подготовка местного кадрового резерва уже сейчас видится как одна из первоочередных задач.

Будет ли она решена? Поживём - увидим. Но замечу, что несколько лет назад и посадки дагестанских мафиози представлялись чем-то, граничащим с фантастикой.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497948


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497947 Сергей Глазьев

Какая экономическая политика поднимет Россию?

причины стагнации российской экономики обусловлены денежно-кредитной политикой

Сергей Глазьев

Кризисное состояние нашей экономики вызвано длительным и последовательным проведением теоретически несостоятельной и практически разрушительной политики макроэкономического регулирования под методологическим руководством вашингтонских международных финансовых организаций в целях колонизации постсоветского пространства западным капиталом.

Естественным следствием проведения этой политики по правилам Вашингтонского консенсуса стали деградация, офшоризация и структурная перестройка российской экономики под потребности стран НАТО в сырьевых ресурсах и рынках сбыта конечной продукции, а также вывоз капитала и утечка умов, установление внешнего контроля над ключевыми механизмами воспроизводства экономики: денежной политикой, финансовым рынком, оценочной деятельностью, платёжными системами, инфраструктурой экспорта, правом собственности на большую часть структурообразующих предприятий.

До тех пор, пока властвующая элита стремилась к полной интеграции с Западом (вплоть до смены гражданства и перевода собственности в иностранные юрисдикции), нараставшая внешняя зависимость российской экономики не ощущалась как угроза безопасности и суверенитету государства. Господствовала наивная убеждённость в безграничных возможностях взаимовыгодного сотрудничества с западными странами. При этом игнорировались очевидная неравноправность и неэквивалентность такого «сотрудничества», в котором Россия ежегодно теряла свыше 100 млрд. долл. вывозимого капитала и десятки тысяч покидавших страну умов.

Однако, как только президентом России В.В.Путиным был взят курс на равноправное сотрудничество и евразийскую интеграцию на взаимовыгодной основе, США и их союзники по НАТО использовали своё влияние на воспроизводство экономики России, чтобы не допустить восстановления её национального суверенитета. Главным направлением удара были избраны наиболее уязвимые места: финансовый рынок, денежная политика, экспорт углеводородов. Перед этим по рекомендациям МВФ российские денежные власти полностью открыли эти сферы для внешнего удара путём перевода курса рубля в режим свободного плавания, приватизации Московской биржи в интересах финансовых спекулянтов, отказа Банка России от каких-либо валютных ограничений и эффективных мер по кредитованию экономики.

Одновременное введение финансового эмбарго со стороны западных кредиторов и резкое повышение ключевой ставки Банком России сбили российскую экономику с траектории роста в турбулентный режим функционирования с катастрофическими последствиями для производственной сферы, но с огромной выгодой для валютных спекулянтов. Усилиями Вашингтона и Банка России экономика была втянута в стагфляционную ловушку, выход из которой в рамках проводимой макроэкономической политики невозможен. Её следствием уже стали потери около 20 трлн.руб. непроизведённого ВВП, более 5 трлн. руб. несделанных инвестиций, до 10 трлн.руб. недополученных населением доходов, не считая потерь физических и юридических лиц вследствие банкротств многих тысяч предприятий и сотен банков.

Ухудшающееся положение производственной сферы имеет ощутимые социальные последствия в результате существенного падения доходов населения, роста безработицы, опускания значительной части трудоспособного населения на «социальное дно». Одновременный астрономический рост доходов, связанных с западными сетями валютных спекулянтов (по оценкам, до 50 млрд. долл. с 2014 года, полученных путём манипулирования курсом рубля), а также вывод более триллиона рублей средств Центрального Банка посредством денежной накачки финансовых пирамид «Открытия» и других приближённых к денежным властям олигархических групп указывают на бенефициаров этой политики.

Причины стагнации российской экономики обусловлены денежно-кредитной политикой. В ней почти отсутствует кредитование инвестиций в развитие производства. Подавляющую часть капиталовложений предприятия финансируют за счёт собственных средств, а доля производственных инвестиций в активах банковской системы составляет несколько процентов. Не работает трансмиссионный механизм банковской системы, обеспечивающий расширенное воспроизводство рыночной экономики посредством трансформации сбережений в инвестиции. Происходит это вследствие запретительно высоких для большинства производственных предприятий процентных ставок и чрезмерной для инвесторов волатильности курса рубля. И то, и другое находится в компетенции Центрального Банка.

Подняв в 2014 году ставку рефинансирования сверх средней рентабельности почти всех отраслей промышленности, ЦБ перевёл банковскую систему в холостой режим функционирования. Отпустив курс рубля в свободное плавание, он фактически передал курсообразование спекулянтам, манипуляции которых на валютном рынке породили гигантскую финансовую воронку. В результате этих действий третий год идёт переток денег из производственной сферы в спекулятивную. При этом ЦБ вместо того, чтобы создавать деньги для кредитования хозяйственной деятельности, изъял из экономики около 8 трлн. руб., усугубив отток 200 млрд. долл. зарубежных кредитов и инвестиций.

Очевидно, что развитие экономики требует инвестиций. Их прирост обеспечивается банковским кредитом. В успешно развивающихся странах рост производства сопровождается опережающим ростом инвестиций, которые финансируются за счёт соответствующего увеличения банковского кредита. Так, десятикратный рост ВВП в Китае с 1993 по 2016 год сопровождался ростом инвестиций в 28 раз, денежной массы и банковского кредита в производственной сфере – соответственно в 19 и 15 раз. На единицу прироста ВВП приходятся почти три единицы прироста инвестиций и около двух единиц прироста денежной массы и объёма кредита. Так действует механизмфинансирования экономического подъёма: увеличение экономической активности, измеряемое ВВП, обеспечивается опережающим ростом инвестиций, большая часть которого финансируется за счёт расширения кредита государственной банковской системы. Так поднимались все успешно развивавшиеся страны в течение последнихста лет, включая послевоенное восстановление Европы и Японии, взлёт новых индустриальных стран, современное экономическое чудо КНР, Индии, стран Индокитая. Данная закономерность подтверждает значение банковского кредита как финансового инструмента авансирования роста современной экономики. Его широкое применение стало возможным благодаря использованию фиатных денег, создаваемых государством посредством целевой денежной эмиссии, направляемой на финансирование дефицита бюджета и фондирование государственных банков и институтов развития.

В основе политики Банка России лежит устаревшее представление о природе современных денег, которое не учитывает их фиатный характер и связанные с ним функции. Следствием этого является систематическая дисфункция российской денежной системы, которая не обеспечивает нормальное воспроизводство экономики, обслуживает неэквивалентный внешнеэкономический обмен и вывоз капитала, не позволяет подняться инвестиционной и инновационной активности.

Проводимая политика таргетирования инфляции исходит из примитивного представления о деньгах как о товаре, цена которого определяется равновесием спроса и предложения. Руководствуясь этой логикой, ЦБ пытается снизить инфляцию (повысить покупательную способность) денег путём сокращения их предложения. Это автоматически влечёт сжатие кредита, падение инвестиционной и инновационной активности, вследствие чего снижается технический уровень и конкурентоспособность национальной экономики, что влечёт девальвацию рубля и новую волну инфляции. Этот порочный круг монетарной политики мы проходим уже в четвёртый раз с последовательной примитивизацией и нарастающим технологическим отставанием экономики.

Денежные власти не понимают, что современные деньги создаются под долговые обязательства в целях финансирования расширенного воспроизводства экономики. Главной целью денежной политики во всех успешно развивающихся странах является создание условий для максимизации инвестиционной и инновационной активности. В настоящее время в целях преодоления структурного кризиса и оживления экономики широкая денежная эмиссия применяется ФРС США и ЕЦБ, которые с момента начала мирового финансового кризиса в 2008 году увеличили денежную базу в 4,6 и 1,5 раза соответственно. Основным каналом этого прироста количества денег является финансирование дефицита государственного бюджета с целью обеспечения необходимых расходов на НИОКР, модернизацию инфраструктуры, стимулирование инвестиций в освоение нового технологического уклада. Китай, Индия, а также страны Индокитая эмитируют деньги под инвестиционные планы экономических агентов в соответствии с централизованно устанавливаемыми приоритетами.

Единственным фактором, ограничивающим эмиссию фиатных денег, является угроза инфляции. Нейтрализация этой угрозы требует связывания денежных потоков в производственной сфере и в трансмиссионном механизме банковской системы. В противном случае денежная эмиссия может создать питательную среду для образования финансовых пузырей и валютных спекуляций, чреватых дестабилизацией экономики. Именно к подобным последствиям привела денежная эмиссия в целях спасения банковской системы в 2008 и 2012 годах, когда банки использовали полученные от ЦБ кредиты для наращивания валютных активов вместо того, чтобы кредитовать производственную сферу.

Целевая эмиссия денег для кредитования инвестиций в успешно развивающихся странах не приводит к инфляции, так как её результатом является повышение эффективности производства и расширение объёмов выпуска товаров, благодаря чему снижаются издержки, растёт предложение товаров и повышается покупательная способность денег. По мере роста объёмов и повышения эффективности производства увеличиваются доходы и сбережения населения и частного бизнеса, благодаря чему расширяются частные источники финансирования инвестиций и значение денежной эмиссии снижается. Но как только частная инвестиционная активность падает, государство её компенсирует увеличением государственных инвестиций, в том числе за счёт эмиссионного финансирования дефицита бюджета и институтов развития. Именно это мы видим сегодня в политике количественного смягчения в США, ЕС и Японии и росте госинвестиций в КНР и Индии.

Принципиальный отказ от использования общепринятого в практике ведущих стран мира способа финансирования инвестиционных расходов за счёт целевой кредитной эмиссии обрекает российскую экономику на низкий уровень накопления, который остаётся вдвое ниже уровня 1990 года и в полтора раза ниже уровня, необходимого для её простого воспроизводства. Привязка денежной эмиссии к приросту валютных резервов подчиняет развитие экономики потребностям внешнего рынка, следствием чего становится её сырьевая специализация и хроническое недофинансирование внутренне ориентированных отраслей. Недостаток внутреннего кредита платежеспособные предприятия компенсируют внешними займами, следствием чего становится неэквивалентный внешнеэкономический обмен, офшоризация экономики, её уязвимость перед санкциями. Ещё одним следствием недостатка внутреннего кредита становится переход контроля над российской промышленностью к внешним кредиторам: более половины промышленных предприятий находятся под контролем нерезидентов.

Научно доказано, что для каждой макроэкономической системы в текущий момент времени существует оптимальный уровень монетизации, отклонение от которого в любую сторону влечёт повышение инфляции. И теоретически, и эмпирически показано, что монетаристская догма о прямо пропорциональной зависимости между количеством денег и инфляцией частично выполняется только при превышении этого оптимального уровня. Монетизация нашей экономики существенно ниже него, и дальнейшее её уменьшение не обеспечивает устойчивой макроэкономической стабильности, но автоматически влечёт падение производства, инвестиций, конкурентоспособности и технического уровня экономики.

Необходимые для вывода экономики России на траекторию опережающего развития меры давно предложены экономической наукой и подтверждены на практике в успешных странах. Они основываются на всемерном стимулировании инвестиционной активности в перспективных направлениях роста нового технологического уклада путём согласованного применения всех инструментов государственного регулирования экономики: стратегического и индикативного планирования, целевой денежной эмиссии, институтов развития, избирательного валютного регулирования, частно-государственного партнёрства, налогово-бюджетной системы, антимонопольного и технического регулирования, торговой и промышленной политики и др.

Предлагаемая научным сообществом программа опережающего развития российской экономики (далее – Программа) обеспечивает достижение поставленных главой государства целей на основе роста деловой и инвестиционной активности с темпом не менее 8% прироста ВВП и 20% прироста производственных инвестиций в год за счёт соответствующего увеличения банковского кредита. Загрузка простаивающих сегодня из-за отсутствия оборотных средств производственных мощностей, повышение производительности труда и ликвидация скрытой безработицы, активизация имеющегося научно-технического потенциала, углубление переработки сырьевых товаров позволяет рассчитывать на удвоение выпуска товаров при нынешнем состоянии факторов производства. Программа представляет собой сочетание государственного планирования и рыночной самоорганизации на основе частно-государственного партнёрства, включая совместную разработку индикативных планов и оформление взаимных обязательств специальными инвестиционными контрактами. Необходимые для их реализации инвестиции должны финансироваться за счёт предоставления Банком России целевых долгосрочных кредитов уполномоченным коммерческим банкам, которые обязаны контролировать их целевое использование и доводить до предприятий под процент, не превышающий рентабельность производства.

За счёт этих и других мер Программа предусматривает повышение нормы накопления до 35% ВВП на основе соответствующего увеличения его монетизации под реализацию стратегических и индикативных планов роста нового технологического уклада. Государственная банковская система должна работать в соответствии с этими планами, а чиновники и бизнесмены – нести ответственность за выполнение своих совместно разработанных и принятых обязательств.

Но прежде чем ориентировать банковскую систему на цели инвестиционной поддержки экономического роста и развития, необходимо вернуть Банк России к исполнению его конституционных обязанностей по «защите и обеспечению устойчивости рубля» и обязать принять необходимые для этого меры. В том числе:

- объявить среднесрочный интервал колебаний курса рубля в 1%-й окрестности целевого показателя;

- восстановить контроль Банка России над Московской биржей, устранив возможность использования инсайдерской информации финансовыми спекулянтами;

- использовать общепринятые в мировой практике методы пресечения попыток манипулирования валютно-финансовым рынком, включая введение предварительного декларирования трансграничных операций с капиталом, ограничение кредитного рычага, валютные интервенции и пр.;

- ввести налог на валютно-финансовые спекуляции (налог Тобина);

- при необходимости отражения спекулятивных атак фиксировать валютную позицию коммерческих банков и вводить полную или частичную продажу валютной выручки.

Важно также перейти от колониальной практики котировки валют метрополий на туземной бирже к общепринятой среди суверенных государств котировке единицы национальной валюты. Например, по состоянию на 30января 2018 г. котировка 100 рублей составляла 1,78 долл. и 1,44 евро.

По сочетанию объективных факторов курс рубля может быть стабилизирован (в среднесрочной перспективе) на любом разумном уровне в пределах ценовой конкурентоспособности отечественных товаров (от нынешних 60 до ранее наблюдавшихся 80 рублей за доллар). Соотношение рыночного курса к паритету покупательной способности свидетельствует о его относительной заниженности, соотношение денежной базы и валютных резервов – о его обеспеченности, баланс внешней торговли – о его надёжности. Рубль мог бы быть одной из самых устойчивых валют мира, если бы Банк России не отдал формирование его курса валютным спекулянтам. Введение перечисленных мер обеспечит стабилизацию курса рубля на среднесрочную перспективу, что является необходимым условием подъёма инвестиционной активности и вывода экономики на траекторию устойчивого роста.

В целом, необходим переход к целеориентированной многоцелевой денежно-кредитной политике, предусматривающий одновременное достижение целей экономического роста, инфляции и увеличения инвестиций, а также системное управление процентными ставками, обменным курсом, валютной позицией банков, объёмом денежной эмиссии по всем каналам и другими параметрами денежного обращения. Программа предусматривает комплекс взаимоувязанных и взаимосогласованных мер по стабилизации денежно-кредитной системы, цен и снижению зависимости от внешнего финансирования путём, в том числе, реформирования внутренних факторов развития, а также содействия повышению конкурентоспособности российских компаний. Рассмотрим ключевые из них.

Стабилизация денежно-кредитной системы:

- Развёртывание целевого кредитования производственных предприятий, сбыт продукции которых гарантирован экспортными контрактами, госзаказами, договорами с внутренними потребителями и торговыми сетями. Эти кредиты по ставке 2% должны рефинансироваться ЦБ под обязательства предприятий через подконтрольные государству банки с доведением до конечных заёмщиков по ставке не выше 4% на срок от 1 до 5 лет с жёстким контролем за целевым использованием денег исключительно на производственные нужды. Требуемый объём таких кредитов – не менее 5 трлн. руб.;

- Развёртывание целевого финансирования одобренных государством инвестиционных проектов за счёт кредитов ЦБ институтам развития по ставке 1% на 5-15 лет под облигации госкорпораций, правительства, субъектов федерации, муниципалитетов, международных организаций. Объём – не менее 2 трлн. руб.;

- Увеличение в три раза объёма льготных кредитных линий на поддержку малого бизнеса, жилищного строительства, сельского хозяйства, рефинансируемых ЦБ через специализированные институты развития федерального и регионального уровня не более чем под 2% годовых, включая ипотеку;

- Разработка и реализация государственной программыимпортозамещения в объёме не менее 3 трлн. руб. Предоставление ЦБ целевой кредитной линии на эти цели до 1 трлн. руб. Запретить импорт и лизинг за государственные средства (бюджета и средства госкомпаний) любой продукции, аналоги которой производятся в России, включая импорт самолётов, автомобилей, лекарственных препаратов, напитков, мебели и пр.

Долгосрочная стабилизация цен:

- Резкая активизация антимонопольной политики, в случае её неэффективности – временное замораживание цен на товары первой необходимости;

- Предоставление ФАС права при резком колебании цены сначала резко возвращать её на прежний уровень и только после этого расследовать обоснованность её изменения;

- Обеспечение российским товаропроизводителям беспрепятственного доступа на рынки городов, расчистка товаропроводящих сетей для свободной конкуренции;

- Недопущение повышения (среднесрочная фиксация) регулируемых тарифов, в том числе для конечных потребителей тепла и электроэнергии. Прекращение их ежегодной индексации. Пересмотр тарифов только на основании комплексного анализа эффективности ЖКХ, генерации и передачи электроэнергии. При необходимости – обратная консолидация энергосетей в руках государства, разработка и внедрение государственной программы развития энергосбытовой инфраструктуры. Обеспечение гражданам, малому и среднему бизнесу свободного доступа к товарам и услугам естественных монополий, минуя посредников.

Снижение зависимости от внешнего финансирования:

- Вывести активы государства (Резервный фонд, Фонд национального благосостояния, резервы Банка России) из обязательств стран, ведущих против России экономическую войну. Перевести их в политически-нейтральные инструменты, прежде всего – золото, обязательства стран БРИКС. Произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путём фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций;

- Деофшоризация российского бизнеса путём реализации комплексной системы мер (введение статуса национальной корпорации, прекращение взаимоотношений государства и госсектора с офшорными компаниями, введение ограничения их допуска в чувствительные сектора российского рынка);

- Законодательное включение в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создания условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости;

- Переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования с проведением денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков (под залог кредитных требований к производственным предприятиям), облигаций государства и институтов развития.При этом ставка рефинансирования не должна превышать среднюю норму прибыли в инвестиционном комплексе, а сроки предоставления кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в обрабатывающей промышленности;

- Кардинальное расширение ломбардного списка Центрального банка, включение в него векселей и облигаций платёжеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов федерации и муниципалитетов. При этом во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций приём иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить;

- Многократно увеличить капитал институтов развития путём эмиссии их долгосрочных облигаций, выкупаемых Банком России и включаемых в его ломбардный список;

- Создать Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд по образцу немецкого KFW с его рефинансированием за счёт Резервного фонда правительства и выкупа облигаций Банком России в соответствии с государственной инвестиционной программой;

- Открыть кредитную линию ЦБ на рефинансирование корпораций и банков, сталкивающихся с прекращением внешнего кредита по причине санкций на тех же условиях, что и замещаемые иностранные займы;

- Многократно увеличить финансирование институтов лизинга отечественной техники путём целевого рефинансирования ЦБ под 0,5% годовых;

- Ограничить заимствования контролируемых государством корпораций за рубежом; постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублёвыми кредитами государственных коммерческих банков за счёт их целевого рефинансирования со стороны Центрального Банка под соответствующий процент;

- Ограничить предоставление гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублёвыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте;

- Создать государственное Перестраховочное общество с целью замещения зарубежных институтов перестрахования.

Содействие повышению конкурентоспособности российских компаний:

- Разработка и реализация целевой программы модернизации и опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада;

- Одновременно с увеличением рефинансирования институтов развития введение планирования их деятельности, исходя из установленных приоритетов модернизации и развития экономики на основе опережающего роста нового технологического уклада;

- Выделение стратегически и социально значимых предприятий: в отношении первых не допускать перехода под контроль иностранного капитала или закрытия (например, ВПК), в отношении вторых – закрытия (например, градообразующие предприятия и системообразующие банки). В случае их банкротства предоставление возможности трудовым коллективам их обращения в народные предприятия с реструктуризацией обязательств;

- Проведение переписи предприятий в целях восполнения имеющихся пробелов в идентификации собственников, менеджмента, работников предприятий, но и восстановить соответствие между субъектами экономики и субъектами права. Требует расширения практика предоставления предприятиями т.н. интегрированной отчётности, позволяющей комплексно оценивать не только текущее состояние, но и перспективы функционирования предприятия в изменяющейся среде по широкому кругу показателей его деятельности.

Законодательное установление права трудового коллектива, специалистов и управляющих на создание своих коллегиальных органов (совет работников, научно-инженерный совет, совет управляющих) и избрание своих представителей в высший орган стратегического управления (совет директоров), обеспечивающий учёт интересов всех участников деятельности предприятия в сочетании с интересами развития самого предприятия как хозяйствующего субъекта.

В общем случае, если банкротство предприятия ведёт к его ликвидации и уничтожению рабочих мест, трудовой коллектив должен иметь право установления контроля над ним, в том числе в форме реорганизации его в народное предприятие.

Создание системы управления развитием экономики

Для придания системности работе по повышению устойчивости российской экономики необходимо централизовать управленческие и хозяйственные ресурсы во вновь создаваемых государственных комитетах по стратегическому планированию и научно-техническому развитию на уровне президента, перейти к системному стимулированию НТП. Об этом – следующая статья цикла.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497947 Сергей Глазьев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497946

Зачем вновь и вновь вспоминать Сталинград?

отметили и забыли до следующего юбилея

Игорь Шумейко

Как соавтор грандиозного проекта издателя Александра Никишина, альбома-реконструкции Сталинградской битвы, вижу своими «целями» не только клеветников-фальсификаторов. А все эти «отметили и забыли до следующего юбилея. И что там может быть нового?». Да, корпус воспоминаний, документов изучен, «новым» может стать чуть иной угол зрения.

«Город имеет значение»

Доказательство от противного. В прошлом очерке говорил о значении Сталинграда, Волги – единственной «нефтяной нити». О значении Имени. План «Цитадель» (1943), известно, Гитлер рассматривал как «реванш за Сталинград». «Курская дуга», прорыв флангов, окружение – напоминало геометрию Сталинградской битвы. Но… Когда Кейтель высказался за наступление «и по политическим соображениям», генерал-полковник Гудериан резко возразил: «Как вы считаете, сколько людей вообще знает, где находится этот Курск?». Т.е. кроме опасения тяжёлых танковых потерь (что и произошло) Гудериан подметил морально-политический дефект плана: победа не компенсировала бы Сталинград.

Единственный во Второй мировой войне и, как ясно теперь, главный в мировой истории символ героизма, великих жертв и выдающейся военной победы. Даже спустя 80 лет китайцы, желая подчеркнуть значение своей победы под Уханью, называют её «Китайский Сталинград». Сирийцы, устоявшие в Алеппо, звали его своим Сталинградом. Многие присваивали это самое почётное звание в истории войн.

Второй

Паулюс – второй фельдмаршал, взятый в плен на поле боя. Через 233 года после шведского фельдмаршала Реншильда (Полтава). Этот труднейший счёт нельзя сбивать кучами французских маршалов, немецких фельдмаршалов, сдавшихся в плен при капитуляции государства. Последние (немецкие) так просто летели (как недавно челночники в Турцию за шмотками) – сдаваться американцам.

Откуда у парня сталинградская грусть

Воспоминания полковника (в Сталинграде сержанта) Г.К. Мухальченко: «После первой, или второй, или третьей атаки немцев, которые были отбиты, нам дали задачу заминировать лощины между высотой и станцией Котлубань. В это время и был ранен Рубен, сын Долорес Ибаррури. Я помню: его погрузили на телегу и отправили на Котлубань»... В тот день после гибели комбата Рубен Ибаррури взял командование на себя, поднял батальон в атаку, враг был отброшен, лейтенант Ибаррури ранен. В госпитале скончался 4 сентября 1942 г. Похоронен на Аллее Героев Волгограда. Звание Героя присвоено в 1956 г. Долорес Ибаррури не раз приезжала на могилу сына в Волгоград.

200 метров

Майкл Джонс, книга «Сталинград. Как Красная Армия выдержала немецкий натиск»: «До берега оставалось всего 200 метров, русские были на грани поражения. Германские ВВС обладали превосходством в воздухе, переброска подкреплений через Волгу среди бела дня была самоубийством. Но командир 13-й гвардейской дивизии считал, что обороняющиеся не удержат берег реки до наступления ночи и приказал переправляться: на кону стоит исход битвы, возможно – всей войны. Генерал Родимцев приказал своим войскам грузиться на баржи и начал переправу. В катер генерала попала бомба, когда он подходил к берегу. Погибли почти все, однако генерал чудом уцелел».

Антон Драган, 42 гвардейский стрелковый полк: «Больше суток вели бой в гвоздильном заводе. Боец отползал с занятой позиции только тогда, когда под ним горел пол и начинала тлеть одежда. На перекрёстке Краснопитерской и Комсомольской улиц мы заняли трёхэтажный дом. Он стал нашим последним рубежом».

«Всё смешалось в ставке фюрера»

Непосредственный начальник Паулюса фон Вейхс (группа армий «Б») доносил в ставку: «Запертые в рабочем посёлке Спартановка советские соединения уничтожены» (15 октября).

А 20 октября начальник генштаба докладывал Гитлеру: «Части 16-й танковой и 94-й пехотных дивизий («уничтоженных») проникли в западную часть Спартановки, заняли группу домов».

Гитлер в рейхстаге (конец сентября): «Мы штурмуем Сталинград и возьмём его, на это можете положиться. Если мы что заняли, нас не сдвинешь». Геббельс (беседа с турецкими журналистами): «Я всегда говорю, взвешивая свои слова, могу сказать с уверенностью: до зимы русская армия уже не будет опасной для Германии. Прошу вспомнить об этом через несколько месяцев». То были решающие дни борьбы по втягиванию в войну Турции. Получается, избежавшей участи всех союзников Гитлера – территориальных потерь – благодаря Сталинграду, интуиции собственного руководства.

Телеграмма

Мао Цзэдун (7 ноября): «С большой радостью приветствую годовщину Октября. Я уверен, эта годовщина – поворотный пункт к победе над фашизмом во всём мире»... Ведь это 12 дней до исторического контрнаступления!

Нарком на передовой

Танки, шедшие в бой прямо из проходной завода, - известны. Но в переломные дни рядом с рабочими Тракторного завода налаживал работу уполномоченный ГКО, зампредсовнаркома, нарком танковой промышленности В.А. Малышев.

Валим всё на фюрера!

Спортивно-мемуарное соревнование немецких полководцев: «Гитлер запретил Паулюсу вырваться из окружения. Погубил». Доводы генерала Чуйкова, кратко: «Паулюс мог нанести удар 23-24 ноября на прорыв. Допустим, брешь пробили, бросив всю технику, артиллерию (горючее на исходе!) вышел бы... в открытое поле. А Гитлер приковал к окружённым – пять наших армий! Они могли на оперативном просторе ударить на Ростов-на-Дону и отрезать всю группу армий «А» на Кавказе, как и армию Паулюса. Которая держалась по 2 февраля. В степи она была бы рассеяна, уничтожена, пленена в течение нескольких дней».

Увы, в мировой литературе анализ победителя, генерала Чуйкова, менее «раскручен», чем стенания побеждённых. А без учёта «висящей» немецкой группировки на Кавказе приказ Гитлера держаться в Сталинграде непонятен, обесценивает стратегические усилия нашего командования: «победили немцев из-за сумасшедшего фюрера»!

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497946


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497944

Мир накануне больших перемен

Круглый стол Изборского клуба

Редакция Завтра Александр Домрин Юрий Тавровский Василий Симчера Михаил Хазин Александр Нагорный Леонид Ивашов Сергей Глазьев Владимир Винников Владимир Овчинский Сергей Белкин

Александр Нагорный, политолог, заместитель председателя Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! С начала нового 2018 года произошло такое количество уникальных и значимых событий, особенно в Соединённых Штатах, что впору говорить о новой ситуации не только у наших американских «друзей», но и во всём мире. Многие из этих событий были обобщены и проанализированы в работе Владимира Овчинского, опубликованной в газете «Завтра» (2018, №4), но, конечно, автор не мог охватить все темы сразу, да и плотность событийного потока за это время не уменьшилась, а, скорее, возросла. Поэтому, надеюсь, мы продолжим, расширим и углубим начатый Владимиром Семёновичем разговор — особенно в свете предстоящих президентских выборов в России. Полагаю, что пресловутый «кремлёвский доклад», представленный министерством финансов Конгрессу США, хотя и беспомощный на первый взгляд, всё-таки оказал серьёзное воздействие на умы и настроения нашей «властной вертикали» — во всяком случае сразу же состоялась поездка за океан троих высокопоставленных российских разведчиков: Александра Бортникова, Сергея Нарышкина и Игоря Коробова, потом началось ралли – сначала на американском, а затем и на других фондовых рынках.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН.

Как один из героев «кремлёвского списка», я не претендую на сочувствие, но прошу слова.

Находясь уже четвёртый год под различными санкциями США и их союзников, не устаю удивляться нашей властвующей элите, подавляющее большинство представителей которой до сих пор думают, что «Запад нам поможет», что всё происходящее — недоразумение, которое каким-то образом можно устранить. Эти люди сначала пытались дружить с Бараком Обамой и Хиллари Клинтон, потом они рукоплескали Дональду Трампу, а теперь «ищут подходы» к американским конгрессменам…

Говорят, Сталину потребовалось несколько дней, чтобы разувериться в дружбе с Германией после гитлеровского вторжения. А у нас уже четвёртый год после захвата Украины спецслужбами США и выращенными ими неонацистами, ежедневно убивающими и насилующими русских людей, всё «протягивают руку дружбы» нашим американским «партнёрам» — после того, как им в лицо швырнули перчатку. Думаю, даже если эти люди окажутся в американской тюрьме или у них конфискуют всё имущество — личное, а не государственное, которого им не жаль, - это не сможет поколебать их веры в «американскую мечту», ведь всё так хорошо начиналось…

Самая опасная ошибка на войне, как известно, — это недооценка противника. А если противника принимают за союзника и друга, причём старшего, такая ошибка вообще фатальна. И хотя ещё в позапрошлом веке один из русских генералов сказал, что хуже войны с англосаксами может быть только дружба с ними, наша «властная вертикаль» не желает учиться ни на прошлых, ни даже на своих собственных ошибках.

В ХХ веке эта дружба дважды приводила к краху нашей государственности с распадом страны — так Антанта погубила Российскую империю, а навязанное Вашингтоном «новое мышление» Горбачёва с Ельциным уничтожило Советский Союз. В этот раз нам, можно сказать, повезло: Трамп открыто объявил всё российское руководство врагами США. Членство в списке – это повестка на войну, уклониться от которой, заняв известную страусиную позицию, всё равно не получится.

И не нужно здесь надеяться на конфликт внутри американской властной элиты. Как бы нам ни хотелось видеть Трампа воюющим с нашими врагами, против России они выступят единым фронтом.

Это объясняется тем, что США объективно теряют мировую гегемонию в процессе смены технологических и мирохозяйственных укладов. Они проигрывают экономическую конкуренцию Китаю, ядро нового векового цикла накопления капитала смещается в Юго-Восточную Азию. Американская властвующая элита стремится удержать глобальное доминирование любой ценой, развязывая гибридную мировую войну за контроль над периферией. А в соответствии со своей геополитической традицией они воспринимают Россию как ключ к господству над этой периферией, к господству над Евразией. Так же, как британская элита дважды в прошлом веке организовывала мировые войны, сталкивая нас с Германией, чтобы сохранить своё мировое господство, американский истеблишмент разжигает войну в Европе через украинский конфликт, направляя своих марионеток в Киеве провоцировать Россию.

Уцелеть в этой войне, просто сделав вид, что нас она не касается, невозможно. Выиграть её в одиночку против многократно более сильного врага — тоже не получится. Поэтому необходимо максимально быстро создавать коалицию стран, не заинтересованных в войне и выступающих против неё. Эта коалиция должна лишить нашего противника главного источника его силы, которым является присвоенное ФРС США право эмиссии мировой валюты. Получаемый гигантский сеньоражный доход и позволяет официальному Вашингтону вести столь агрессивную политику, не считаясь с любыми тратами. В той мере, в которой мы и другие страны используем доллар, мы финансируем войну против нас. Пора прекратить эту самоубийственную политику. Главным оружием противостояния американской агрессии должен стать отказ государств антивоенной коалиции от использования доллара во взаимной торговле, совместных инвестициях и валютных резервах. Причём мы, как уже атакованная ими страна, должны сделать это первыми.

Трамп уже сделал для нас всё, что мог. Он открыто объявил врагами Америки всё правительство РФ, а Россию и Китай — главными угрозами американским ценностям. По сути, он нас предупредил: «иду на вы», да ещё и подсказал, кто наш главный союзник в этой войне. Но сделать этот союз непобедимым мы должны сами — Запад нам в этом точно не поможет.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук.

В «кремлёвским докладе» миру, на мой взгляд, предъявили «пустышку», упрятав главное в «секретную» часть. А общая ситуация куда сложнее и многомернее. Но в основе, конечно, лежат финансово-экономические проблемы, и я обратил бы внимание коллег, прежде всего, на две речи Трампа: выступление в Давосе и послание к нации. В этих речах зафиксированы расхождения между тем, что делает 45-й президент США, и тем, что делали его предшественники, особенно Барак Обама.

Суть этих расхождений, на мой взгляд, заключается в том, что процесс глобализации современного мира — в том виде, в каком он осуществляется после событий 1991 и 2001 гг., — себя исчерпал, и Трамп его отметает, предлагая возврат к протекционизму и к новой индустриализации. Для этого он изменил всю налоговую политику, а теперь, видимо, будет добиваться изменений финансовой политики. Может, всё это случилось бы и без Трампа, но это случилось при Трампе и в результате инициатив Трампа.

Конечно, изменилась и внешняя политика США. Обаму считали скрытым мусульманином, сторонником исламских кругов. Трамп, Пенс и Тиллерсон ведут себя совершенно иначе, декларируя особые отношения с Израилем. Иные позиции занял официальный Вашингтон и в сфере торгово-инвестиционных соглашений, и по климату, и по экологии, и по мигрантам, и даже по военно-политическим союзам.

Разумеется, для проигравших президентскую гонку 2016 года «неоконсерваторов» рушится вся созданная ими на протяжении последней четверти века мировая система. Они лишаются доходов, влияния, международной клиентуры — короче, всего, что имели. Поэтому они предельно отмобилизованы, уже больше года пытаются дискредитировать Трампа и если не взять политический реванш путём ухода действующего президента в отставку, то хотя бы по максимуму отстоять свои позиции.

Как итог, ситуация в США сегодня напоминает времена Уотергейта, даже соперничество «демократического» ФБР и «республиканского» ЦРУ налицо. Но сейчас накал конфликта на несколько порядков выше, чем тогда, поскольку под вопрос ставится вся политическая, финансово-экономическая и социальная система США. На кону стоят даже не сотни миллиардов, а триллионы долларов.

Поэтому есть заказ: представить Трампа сумасбродом, идиотом, сексуально озабоченным маньяком, расистом, политическим профаном и кем угодно ещё. На самом деле это мощнейшая фигура, за которой стоят серьёзные силы в реальном секторе американской экономики, связанных с этим сектором банках, спецслужбах и так далее. В Давосе он говорил просто и по делу, двадцать с небольшим минут без всякой бумажки или суфлёра. Трамп не будет нашим другом — он будет нашим конкурентом, соперником, даже врагом. Но он — всерьёз и надолго, из этого факта и надо исходить.

То, что мощнейшей «фэбээровской» связке Коми—Мюллер, устроившей «Рашагейт» против Трампа с целью его отстранения от президентской власти, успешно противопоставлен «меморандум Нуньеса», — очень яркий пример того, какими средствами и на каком уровне ведётся сейчас в США внутриполитическая борьба и какого накала она достигает. Думаю, что в этой борьбе Трамп не только уцелеет, но и победит. ЦРУ уже получило бюджет в два раза больше, чем они ожидали, — с целью максимально расширить работу на российском и китайском направлениях, против двух главных стратегических противников США.

Михаил ХАЗИН, экономист.

Начну с того, что Трамп — представитель весьма влиятельной части американского истеблишмента, которая была отодвинута от контроля над финансовыми потоками в конце 90-х годов. В результате вся долларовая эмиссия за 20 с лишним лет, по сути, шла мимо них, исключительно в банковский сектор. США с 2008 по 2015 год напечатали «кэша» на два с половиной триллиона долларов. Почему они бросили настолько выгодное дело — ведь в Америке не было даже сколько-нибудь ощутимой инфляции? Дело в том, что в 2008 году в США был весьма высокий кредитный мультипликатор, близкий к 17, а денежная масса составляла всего 800 млрд. долл. За семь лет эта база выросла в четыре раза! И одновременно в четыре раза упал мультипликатор: с 17 до 4. То есть совокупная денежная масса не менялась — поэтому и не было инфляции, а вот соотношение наличных и кредитных денег в ней изменилось разительно. Дальше снижать мультипликатор уже нельзя, иначе в экономике начнётся то, что в России 90-х было известно как «кризис неплатежей». Тогда мультипликатор у нас был на уровне 1,2, банковская система вообще не работала.

Нынешняя банковская система убыточна по самой своей сути, ибо она изначально, ещё в 1944 году создавалась как система для легализации эмиссионных денег. Она не получала прибыли от своей деятельности — она утилизировала эмиссионные деньги. Это другой функционал, другие задачи. И когда она столкнулась с кризисом ликвидности, то вынимала деньги отовсюду, где это было возможно. Из Китая вытащили триллион долларов, из России — неизвестно сколько, официально видим 200 млрд., что-то печатает Европа, что-то — Япония, но больше денег, больше активов взять неоткуда. Поэтому в 2015 году программы «количественного смягчения» от Федрезерва были прекращены, печатный станок долларов остановили ввиду бесполезности его дальнейшей работы. Иными словами, деньги есть, но их совершенно некуда вложить с нужным уровнем прибыли.

Всё, это конец правого либерализма. Но Америка — правая страна. Поэтому она выбрала правого консерватора Дональда Трампа, а не левого либерала Берни Сандерса. Хиллари Клинтон, кстати, проиграла и тому, и другому, но если Сандерса она ещё сумела «закатать в асфальт», используя «административный ресурс» Демократической партии, то с Трампом такого ресурса у неё не хватило. Кстати, дальнейшее движение ведёт к левому консерватизму, который в истории был реализован всего однажды — в СССР. Именно по этой причине сейчас в мире бешено растёт популярность России — потому что за ней стоит фантомный образ Советского Союза. И по той же причине за границей бешено растёт популярность Путина, за которым стоит фантомный образ Сталина. Отсюда и антисталинская, антисоветская кампания, которую ведут правые либералы в нашей стране: для них левый консерватизм – это смерть, и любое движение в этом направлении они стремятся уничтожить ещё в зародыше. Но ничего не получается. Уровень поддержки Сталина в России сейчас близок к 80%, и эта цифра стабильна на протяжении уже многих лет.

Возвратимся к Дональду и Хиллари. Выбор между ними сводился к нехитрой дилемме: либо мы спасаем глобальную финансовую систему за счёт экономики США, либо мы спасаем экономику США за счёт глобальной финансовой системы. Выбор делали всё-таки американские граждане, поэтому результат оказался немного предсказуем.

Трамп выступил с традиционной республиканской программой снижения корпоративных налогов и, соответственно, повышения прибылей. И в краткосрочной перспективе, на два-три ближайших года, Америка превратится в пылесос, который втянет в себя деньги со всего мира. Трамп в Давосе сказал простую вещь: чем быстрее вы принесёте нам свои деньги, тем больше прибыли вы получите. Поэтому его встретили там аплодисментами. В 1944 году, когда создавалась Бреттон-Вудская система, США давали 52% реального мирового производства и 52% мирового потребления. Сейчас у них 35% потребления, а производства почти вдвое меньше, около 18%. Поэтому они должны или сокращать потребление, или наращивать производство, или делать то и другое вместе. Капиталы, которые придут в Америку вследствие налоговой, судебной и других реформ Трампа, пойдут в реальное производство и на восстановление экономической инфраструктуры.

Поэтому Трампу интересны не те регионы, которые что-то могут в США продать, а те, которые могут у США что-то купить. Таких регионов в мире всего два-три, вернее — один полностью, это Россия с «постсоветским пространством», и ещё два наполовину, это Латинская Америка и Индия. Вот с кем Трамп будет дружить, а всех остальных — очень сильно «гнобить», хотя слова при этом могут и будут произноситься любые. Последствия тут самые разные. Например, если Трамп начнёт «гнобить» Германию, отнимая у неё деньги, то содержать в Европе свою «зону влияния» Берлин уже не сможет. Не говоря уже про её расширение. Вся Восточная Европа это почувствовала, и сейчас видит в России больше возможностей, чем в ЕС. Поляки, кстати, уже готовы стать первыми, кто совершит «разворот на Восток».

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем.

На мой взгляд, не следует забывать, что Россия никогда другом ни для мировой финансовой системы, ни для США не была и не будет. Она была для неё объектом эксплуатации, начиная, по крайней мере, со второй половины XVI века.

Всё, что у нас происходило после 1984 года, начиная с прихода к власти в СССР Горбачёва и вплоть до нынешней активности Путина, я рассматриваю в рамках единого стратегического процесса, единой геополитической операции.

Что это за процесс и что это за операция? Нам позволили выстроить эту коррупционную, офшорную пирамиду. Но конечная стратегическая установка остаётся прежней: расчленение и уничтожение. Приведу пример.

В 2011 году я по линии МИДа был направлен в Великобританию, где под Лондоном проходила конференция высокого уровня. И там ко мне проявил интерес один очень старый, кажется, 84-летний лорд, который работал в парламентской комиссии по разведке. В той беседе он мне практически всё предсказал, как будет развиваться ситуация в России и в Кремле, заявив, что каждый доллар, приходящий из нашей страны на Запад, фиксируется, и все наши чиновники, политики, олигархи и прочая «элита» — все они «сидят в мышеловке». А не «берут» их потому, что они везут деньги. Но эта мышеловка в любой момент может захлопнуться, и тогда Россия останется без денег и, соответственно, без защиты и без работающей системы управления, то есть начнётся хаос.

Чтобы понять, что происходит в США, нужно посмотреть, что происходит в мире. На протяжении почти двух тысяч лет мир представлял собой систему государств, которые были главными политическими субъектами. Теперь такими субъектами выступают транснациональные сообщества, основанные на финансовом капитале. А государства трансформируются из политических субъектов в политические объекты. В частности, проекты Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрств призваны были окончательно «добить» правосубъектность не только их государств-участников, но и государств вообще, по прецедентному праву.

Альтернативы не было, поскольку доллар с 1913 года эмитируется транснациональными структурами через Федрезерв, и поскольку эти структуры определяют политику самой мощной страны современного мира, США, и через неё диктуют правила поведения остальным странам мира.

Сейчас Китай и Россия, два крупнейших государства мира, предложили иной, альтернативный путь развития — и к ним начали присоединяться государства, чья субъектность была ограничена диктатом США, но не разрушена окончательно. Это Евразийский союз, ШОС, БРИКС и другие международные структуры с подчёркнутым приоритетом субъектности входящих в них государств, со своим расчётным финансовым центром. Это альтернатива транснациональному глобализму. И она была бы невозможна без России, поскольку лишь Россия сегодня способна обеспечить её безопасность, прежде всего — военную.

Конечно, этот фактор оказал серьёзное влияние на ту часть американской верхушки, которую можно назвать «национал-экономистами». Когда они увидели, что военного доминирования у США больше нет, — а это стало ясно уже после пуска наших «калибров» с акватории Каспийского моря в Сирию 7 октября 2015 года, — они запустили проект Дональда Трампа, который стоял у них «на полке» едва ли не со времён перестройки. Это вызов господству транснационального финансового капитала или, как его ещё называют, финансового интернационала, Фининтерна. И в этом отношении да, связь между Россией и Трампом для Фининтерна очевидна и не требует никаких доказательств.

Вот в чём суть идущего в США конфликта, который уже приобрёл черты «холодной гражданской войны». При этом администрация Трампа — единственная в истории, которая была сменена на 80% за первые восемь месяцев своей работы. То есть почти все, с кем Трамп шёл и пришёл во власть, были выдавлены. И сейчас там уже достигнут некий компромисс: Трампу вроде бы отдают внутреннюю политику и экономику, но внешнюю политику у него отняли, образно говоря — на президента надели наручники. Но говорить, что «национал-экономисты» проиграли «глобалистам», сегодня нельзя. Идёт перегруппировка сил, но её исход будет зависеть от того, насколько успешным окажется новый, последний удар глобалистов по России, целью которого будет наша система управления, наша финансовая система, а также наша система безопасности. Я не сомневаюсь в том, что такой удар будет нанесён в самое ближайшее время с целью ввергнуть нашу страну в гражданскую войну, в дестабилизацию и хаос, а если получится — то и разорвать её на куски.

Василий СИМЧЕРА, доктор экономических наук, директор НИИ статистики Росстата (2001-2010).

Я постоянно говорю о том, что нас заставляют жить в каком-то королевстве кривых зеркал, где всё искажено, и поэтому невозможно понять, что происходит в действительности. Это касается не только России — это касается и Америки, и Китая, и любой иной страны, и мира в целом.

Спрашивается, кому и зачем это нужно? Нужно это тем, кто извлекает из такой ситуации выгоду, кто здесь обладает властью и собственностью.

Иначе у нас не было бы столько миллиардеров при нищем населении, а зарплаты в правительстве РФ не составляли бы миллион семьсот тысяч рублей в месяц — при катастрофической недооценке и труда граждан России, и реальной, полной стоимости наших природных ресурсов, которые продаются на экспорт мало того что в полцены, но ещё и с отсрочкой платежей, а 40% этих денег вообще не попадают в российскую экономику, оставаясь в системе зарубежных банков. В результате наши реальные убытки — с учётом того, сколько денег мы отбираем у будущих поколений, наших детей и внуков — каждый год составляют, извините, почти триллион долларов. О каком экономическом росте, о каком росте народонаселения, о каком развитии можно при этом говорить? Но ведь говорят же, причём на полном серьёзе, даже какие-то цифры приводят: 1,5% роста в 2017 году, рецессия позади, ура! Да у нас сегодня — только 40% от реального, в натуральных показателях, уровня производства 1990 года. То есть не рост в 2 раза, как следует из официальной цифры ВВП, а падение в 2,5 раза.

Это одна сторона. А вот другая. Промышленность США производит товаров на 7 триллионов долларов в год, сельское хозяйство — на триллион долларов, остальные 11 с лишним триллионов их GDP, то есть ВВП по-американски, — это услуги, из которых почти 9 триллионов — «воздух». За счёт чего тогда финансируется гигантский американский бюджет, в том числе военный на 700 млрд. долл.? Задачка-то простая, для второго класса начальной школы. Не из воздуха, не из «печатного станка», а вот из этого обмена финансового «воздуха» на реальные товары и услуги. Знаете, какой должна быть сегодня мировая цена на нефть? В пять раз выше, около 300 долларов «за бочку». В 2016 году США импортировали 2,88 млрд. баррелей нефти, это нетто-импорт, по средней цене ниже 45 долларов за «бочку», это почти 750 миллиардов долларов только прямого скрытого дохода, не считая связанных с ними финансовых операций, приносящих косвенный доход, — а вы ещё спрашиваете, зачем США вроде бы безнадёжно убыточная «сланцевая нефть»?

Вся система счетов и балансов предельно искажена для того, чтобы не было видно, кто, у кого, где, когда и как изымает реальные стоимости в свою пользу. Пока мы эту систему не «выпрямим», не начнем всё считать по полной стоимости — мы из финансово-экономического кризиса не выйдем, и он в конце концов докатится до катастрофы.

Сергей БЕЛКИН, писатель.

Должен отметить, что в наших отношениях с Соединёнными Штатами существует определённая цикличность. Рейган объявлял Советский Союз «империей зла», теперь Российская Федерация снова — «враг Америки номер один». Это, несомненно, радует.

В мировой экономике мы формально никто, России нет, поскольку её доля в мировом производстве составляет меньше 2%, население — тоже меньше 2%, и все находящиеся на нашей территории ресурсы, вместе с самой территорией, уже давно были бы поделены между сильными мира сего, но тут всё действительно упирается в наш военно-стратегический потенциал, в ракетно-ядерный щит и меч, в новые подлодки, танки, ракеты, средства электронной борьбы, космическую группировку и так далее.

В каком ещё измерении Россия что-то собой представляет? Леонид Григорьевич правильно сказал, что Россия не утратила способности генерировать новые, альтернативные модели развития, и Михаил Леонидович тоже правильно сказал о призраках Советского Союза и Сталина. То есть основная борьба идёт в сфере ценностей. Когда мы приняли западные ценности, Советский Союз развалился, и никакие ядерные ракеты, никакие танки и космические корабли тут не помогли.

Этим Россия сегодня прежде всего опасна для Америки, из-за этого санкции, «кремлёвские списки» и всё остальное. Мы самим фактом своего существования вот в этом качестве суверенной страны с военно-стратегическим паритетом мешаем «коллективному Западу» во главе с США в охотку грабить остальной мир, ставим этому грабежу какие-то «красные флажки». В этом наша потенциальная сила, и это мы расплескали — хорошо, что не до конца — в ходе горбачёвской «перестройки» и ельцинских «рыночных реформ». Неудивительно, что все силы Запада были направлены на то, чтобы мы, во-первых, ненавидели и отрицали своё прошлое, как минимум с 1917 по 1991 год, желательно во всех аспектах; а во-вторых, утратили адекватное, объективное восприятие мира, и тут хороши любые средства – от разгрома системы образования и науки до наркотиков. Все наши масс-медиа, от прессы и телевидения до интернетовских соцсетей, забиты негативным контентом, другого там просто нет.

Поэтому нашему обществу, на мой взгляд, уже трудно оценить публикацию того же «кремлёвского списка». Одни считают, что он — пустышка, другие вовсю обсуждают его «секретную часть», которую в глаза не видели. А это — не пустышка. Во-первых, фигуранты списка на него реагируют, и реагируют каждый по-своему, что даёт важную информацию. А во-вторых и в главных, каждый мой соотечественник, знакомясь с этим списком, невольно задаст себе вопрос, что у него общего с такой властью — она же вот, как на ладони, — и как он лично отнесётся к тому, что перечисленные там деятели потеряют деньги и власть. Про других не скажу, но у меня сочувствие из 210 перечисленных российских лидеров вызывает только один, который ничего не приватизировал, не реформировал и не воровал, — это Евгений Касперский, которого американцы сегодня прессуют по всему миру по полной программе. Один из 210! Вот о чём этот «кремлёвский список», он не для американцев сделан, а для россиян: мол, посмотрите, граждане-товарищи, кого вы там защищаете, кто у вас власть…

Так что это — не пустышка, это — удар в самое слабое место нынешней России, по которому её действительно можно сейчас расколоть.

Теперь что касается вызовов.

Первое. Американской ядерной программы нам сейчас бояться не нужно, потому что они этот сектор не развивали с 2000 года, когда сконцентрировались на стратегии быстрого глобального удара с созданием глобальной же системы ПРО, а такую лакуну за год-два или даже за пять лет ничем стоящим заполнить не удастся. Тем более что мы теперь имеем средства и противодействия быстрому глобальному удару, и преодоления их противоракетной обороны.

Второе. Наше ядерное оружие — единственный фактор, который позволяет нам сегодня хоть в какой-то мере говорить на равных не только с Америкой, но и с Китаем. Как только китайцы получат доступ к нашим технологиям в этой сфере, будет всё так же, как уже было в авиации, в космосе и в атомной энергетике. Поэтому дружба дружбой, а табачок надо держать сухим.

Тем более что в своей речи на XIX съезде КПК в октябре 2017 года товарищ Си назвал противником Китая не США, а — внимание! — мировую систему капитализма. Вопрос на засыпку: мы сейчас в России что, собственно, строим? Ни капитализм, ни социализм, а власть олигархическая? Или что?

В-третьих, нам нужно думать и принять новую идеологическую доктрину, которая выведет нас вперёд как в отпоре американцам, так и в отношениях с КНР. Ведь в Китае очень многие считают, что у нас за Уралом — пустующие территории, которые китайцы просто обязаны заселить и облагородить, социализм им в помощь.

В-четвёртых, нам срочно нужен ещё один союзник, способный в долгосрочной перспективе уравновесить растущее влияние китайского фактора. Европа, к сожалению, по ряду причин в ближайшей перспективе отпадает, исламский мир отпадает, Япония тоже отпадает. Поэтому кто остаётся? Я, вслед за покойным Евгением Максимовичем Примаковым, отдавая должное его уму и прозорливости, вижу в этой роли Индию. Вот такие вот соображения.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Говоря о России, мы, как правило, ставим знак равенства между понятиями «Россия» и «Российская Федерация». Это примерно то же самое, что считать айсбергом только его видимую часть, оставляя вне поля зрения 9/10, находящихся «под водой». И есть основания полагать, что реальный вес «большой России» в мировой экономике соотносится с весом Российской Федерации если не в этой классической «пропорции айсберга», то хотя бы как три к одному.

Речь идёт не о том, что надо считать экономику по паритету покупательной способности, а не по обменному курсу к доллару, и не о том, что эксперты МВФ «досчитали» российской экономике 33,7% «теневой» составляющей, и даже не о том, что собственность российских резидентов за рубежом оценивается примерно в триллион долларов.

Структура там совсем другая, и трудно сказать, насколько затрагивает эту структуру секретная часть «кремлёвского доклада» министерства финансов США, представленного Конгрессу, — скорее всего, не затрагивает. А вот декабрьская неформальная встреча в Ново-Огарёве девяти лидеров стран СНГ — видимо, связанная в том числе с заморозкой части суверенного национального фонда Казахстана, - какое-то отношение к этому имеет. Но вряд ли прямое.

Если из страны постоянно и безвозвратно утекают непонятно куда за рубеж какие-то гигантские деньги, и в то же время она без всякого труда и видимых усилий непонятно где находит средства для противодействия санкциям или для системной модернизации своей армии, то, наверное, чего-то мы не понимаем — образно говоря, не умеем сложить два и два. Но, может быть, это и не нужно?

Юрий ТАВРОВСКИЙ, востоковед, профессор РУДН.

Публикацию «кремлёвского списка», на мой взгляд, можно сравнить с применением тактического ядерного оружия. Здесь уже упоминалось о том, что в новой стратегической доктрине США Россия названа главным противником Америки. Но почему-то не было сказано, что названа она так не сама по себе, а в связке с Китаем. А российско-китайский союз — это совсем другая экономическая, политическая и даже идеологическая реальность, чем РФ и КНР поодиночке.

Я только что был в Фонде Карнеги, где выступал бывший замминистра обороны США Уильям Перри, и он говорил, что после принятия этого документа возможность глобальной войны с применением ядерного оружия значительно возросла, хотя лично он в такое развитие событий не верит.

Мне кажется, в этом документе есть кое-что положительное. Ведь нас и китайцев поставили на одну доску как врагов Америки. То есть укрепили союз Пекина и Москвы, который США целенаправленно разрушали после смерти Сталина и который Путин кропотливо восстанавливал с самого начала своего президентства, а теперь получил и мощную поддержку в лице Си Цзиньпина.

Это не вопрос личных пристрастий или случайностей — это вопрос выживания двух крупнейших (России — по территории и военному потенциалу, Китая — по населению и экономике) государств современного мира. Си Цзиньпин под лозунгом «китайской мечты» основной упор делает на развитие внутреннего рынка с постепенным отказом от экспортной модели экономики, на которой строилось всё «китайское чудо» начиная с реформ Дэн Сяопина в 1978 году. Согласно его планам, к 2035 году КНР должна превратиться в «страну средней зажиточности», то есть со «средним классом» в размере почти миллиарда человек. Сбудется ли кошмар западного истеблишмента, где прекрасно понимают, что если полтора миллиарда китайцев пересядут с велосипедов на автомобили, то у них все должны будут пересесть с автомобилей на велосипеды?

Не будь России или будь Россия по какой-то причине недееспособной, нейтральной, вне союза с Китаем — вопрос решился бы новой «опиумной войной», какой-нибудь «Бурей над Янцзы». Но всем понятно, что Россия и Китай будут «рука об руку и плечом к плечу», как сказал Си Цзиньпин на торжествах в честь 60-летия Победы в Москве. И это ключевой фактор в дальнейшем развитии международной ситуации.

Но если мы и после 2018 года будем шесть лет, как выразился однажды Путин, «сопли жевать», мы перестанем представлять интерес для Китая в качестве стратегического союзника — иллюзий по этому поводу питать не стоит. Нужна реидеологизация страны, нужна мобилизационная модель экономики, нужен переход на новый шестой технологический уклад, нужна модернизация инфраструктуры, и это расстояние, как перед Второй мировой войной, нам нужно пробежать за десять лет — иначе Россию сомнут. Даже неважно, кто именно это будет: США, Китай, исламский мир или кто-то ещё.

Александр ДОМРИН, американист.

Что касается ситуации в Америке, то это, как я полагаю, не «второй Уотергейт», а скорее «анти-Уотергейт». Ричард Никсон на выборах 1972 года вынес своего соперника Макговерна, что называется, в одну калитку, победив в 49 штатах. Кажется, больше такого успеха не достигал ни один американский политик: ни Авраам Линкольн, ни Франклин Рузвельт, ни Джон Кеннеди — никто. За кандидата от «партии осла» проголосовали тогда только федеральный округ Колумбия (в Вашингтоне Никсона очень не любили) и в штате Массачусетс. И вот после этого случился Уотергейт с отставкой 37-го президента США, который к такому повороту событий явно был не готов.

За Трампа же проголосовало меньшинство избирателей, и он хорошо знал, на что идёт, какая тяжёлая борьба ему предстоит — он мог на инаугурации просто не дойти до Белого дома, угрозы убить его в этот день были вполне серьёзными. Так что отставки или импичмента президента не будет, а вот все те, кто этого добивается, могут сесть в тюрьму, то есть результат окажется прямо противоположным тому, что было в 1974 году, поэтому я и говорю про «анти-Уотергейт».

Я был в Америке 62 раза, преподавал на протяжении двадцати лет в десяти тамошних университетах и имел дело, как правило, со сторонниками демократов. И как только в августе 2015 года — не 2016-го, заметьте! — я опубликовал в газете «Завтра» статью о том, что Трамп остаётся единственной надеждой Америки, мне сразу же всё обрубили. Нет, я туда не прошусь преподавать, и въезд в США для меня не закрыли, но работать больше не приглашают. То есть всё отслеживается, конечно.

И да, официально на межгосударственном уровне США и РФ сегодня — соперники, оппоненты. Но внутри – у тех, кто в Америке за Трампа, и у тех, кто в России за Путина, есть общий враг. Это глобалисты, неоконсерваторы, неолибералы. И те, кто в Америке против Трампа, — одновременно и против Путина. А те, кто в России против Путина, — одновременно и против Трампа. Исключений тут нет или почти нет.

Кстати, а кем мы были для США при Обаме? Удивительно, но тоже — врагами. Только не вместе с Китаем, а вместе с террористами из ИГИЛ и с лихорадкой Эбола. А кто после этого победил ИГИЛ и кто победил Эболу? Вы будете смеяться, но это была Россия. Ну, разве после всего этого Обама — не гений мировой политики?! Ведь он уничтожил двух врагов Америки руками третьего врага! Сможет ли Трамп повторить этот трюк и уничтожить Китай руками России или Россию руками Китая? Шучу, конечно…

Факт заключается в том, что у Трампа в любом случае более адекватное восприятие России и отношение к России, чем у Обамы, который утверждал, что наша экономика «разорвана в клочья», или у сенатора Маккейна, который считает нас «бензоколонкой, которая только притворяется государством».

И последнее. Избирательная кампания Дональда Трампа не закончилась, она продолжается — и не только до ноября 2018 года, когда состоятся промежуточные выборы, а до 2020 года, когда он снова станет кандидатом от Республиканской партии. Так что Трамп — это всерьёз и надолго, он пришёл, как и его предшественники на президентском посту, на два срока, то есть на восемь лет, до 2024 года. В том же году, кстати, закончатся — правда, на пару месяцев позже — и полномочия действующего президента России.

Александр НАГОРНЫЙ.

Хочу поблагодарить всех участников нашего обсуждения. Конечно, мы не сумели, да и не могли, и не ставили своей задачей раскрыть все аспекты той весьма сложной и динамичной ситуации, в которой в начале 2018 года находится мир в целом и наша страна в частности.

Тем не менее, как мне кажется, в результате состоявшейся дискуссии мы вышли на следующий круг проблем.

Во-первых, Россию западный и прежде всего — американский истеблишмент, невзирая на любые перемены, воспринимает как «врага номер один», который подлежит обязательному ослаблению и уничтожению. Каким именно образом будет достигаться эта цель – прямой военной агрессией, использованием силовых «прокси-структур» типа «исламских террористов» или «цветных революционеров», финансово-экономическими санкциями и т.д. — неважно, на войне как на войне.

Во-вторых, иллюзии в отношении Трампа как потенциального «партнёра», широко распространённые на всех этажах российской «властной вертикали», могут быть использованы для уничтожения Российской Федерации точно так же, как была использована во второй половине 80-х гг. прошлого столетия для уничтожения Советского Союза связка Горбачёва и Рейгана под флагом «нового мышления» и «общечеловеческих ценностей».

Наконец, в-третьих, необходимо признать горький для всех нас факт, что Россия, несмотря на её текущие военно-дипломатические успехи, основой которых является стратегический союз с КНР, не является передовой державой мира ни в социально-экономическом, ни в научно-техническом, ни в культурно-идеологическом плане. Более того, неолиберальная модель экономического развития, на которой строится весь курс действующего правительства РФ, закрепляет её роль как «криптоколонии» глобального капитала, что ставит под вопрос не только достигнутые успехи, но и само будущее нашей страны как единого и целостного актора человеческой цивилизации, а значит, требует системной смены курса во всех сферах государственной и общественной жизни, за исключением, возможно, обороны и внешней политики. То есть время для фундаментальных перемен пришло.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497944


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 14 февраля 2018 > № 2496328

Встреча с участниками форума «Наставник».

Президент встретился с участниками всероссийского форума «Наставник», который проводится в Москве на ВДНХ с 13 по 15 февраля.

Форум объединяет несколько тысяч человек, вовлечённых в практики наставничества: действующих наставников на предприятиях, представителей HR–департаментов крупнейших государственных и бизнес-корпораций, органов федеральной и региональной власти, сотрудников некоммерческих организаций и образовательных учреждений – и направлен на развитие профессиональной среды наставничества.

* * *

В.Путин: Добрый день!

Во-первых, я вас всех хочу поздравить с участием, а Вас – с победой.

Что хотел бы сказать? Наверняка вы это и так чувствуете, знаете сами, тем не менее: любовь к своей профессии – без любви к своей профессии нельзя, невозможно добиваться никаких результатов, их просто не будет или они будут посредственными, – но она предполагает желание передать свои знания тем людям, которые в состоянии, которые достойны того, чтобы, будучи в этой профессии, развивать её дальше. Как же можно любить своё дело и хотя бы не попробовать до своего уровня поднять людей, которые, по вашему мнению, способны к этому, и не создать в этой связи какую–то базу, платформу, для того чтобы они сделали шаг в будущее этой профессии?

Любой профессионал, абсолютно любой, уверен, всегда мечтает о том, чтобы дело, которому он посвятил всю свою жизнь, а как правило, вы, когда работаете с наставниками, имеете дело именно с такими людьми, – все мечтают, чтобы эта профессия развивалась, чтобы дело, которое делает этот человек, оказалось в будущем в надёжных руках. Думаю, что в этом как раз и сама суть наставничества.

Движение наставников родилось не вчера, оно давно родилось, и его умные люди поддержали и сформулировали когда–то. Часто говорят: новое – это хорошо забытое старое. Не всё так, конечно, много нового, совсем нового, но это дело чрезвычайно важное ещё и с морально-этической точки зрения. Потому что поддержать молодых людей, а речь прежде всего идёт о молодых специалистах, помочь им сформировать правильное отношение к делу, к профессии, к стране, в конце концов, – в этом основа успеха.

Кстати говоря, будущее во многом зависит – сейчас многие уже говорят об этом – во многом будет зависеть от умения людей, которые решают те или иные задачи, работать в коллективе. И мне думается, что в этом смысле у нас, у нашей страны есть определённое преимущество. Потому что в характере нашего народа, или наших народов, очень существенная составляющая коллективизма. Если в других странах ценится прежде всего индивидуальный успех, что чрезвычайно важно, то у нашего народа всё–таки элемент коллективизма очень сильно присутствует в сердце, в душе. А это становится одним из конкурентных преимуществ сегодняшнего дня. И вот наставничество – как раз то, что помогает тому же самому, помогает создавать коллектив, маленькую, небольшую ячеечку в профессии. Так что я вас ещё раз поздравляю, желаю вам успехов.

Когда мы смотрели, как проходит это мероприятие, я сам смотрел за этим, честно скажу, у меня сердце радовалось, было приятно на это смотреть, потому что собралось так много увлечённых своим делом людей, людей с богатой душой, с открытым сердцем, что это не могло не радовать, это наше большое достояние. И оно, конечно, будет развиваться.

В этой связи у меня есть мысль создать ещё один проект – для совсем молодых наших граждан, для старших школьников, скажем, от 6–го до 10–го класса. Можно разные названия дать. «Билет в будущее» можно назвать. Разделить на три этапа эту работу. На первом этапе ребята могли бы обозначить свой будущий профессиональный интерес дома, на местном уровне, через систему Интернет. Затем, на втором этапе, могли бы принимать участие в работе по разным центрам компетенции, вы уже наверняка слышали об этом, есть общеобразовательный центр «Сириус» в Сочи, а затем получать специальный грант для приобретения практических профессиональных навыков уже в крупных учреждениях либо в наших крупных компаниях. Мы посчитали, это будет стоить примерно 1 миллиард рублей в год, мы эти деньги найдём. Попрошу Правительство подготовить, оформить это всё в постановлении Правительства. В ближайшее время это будет сделано.

А как вы сами оцениваете, как прошло мероприятие?

Н.Изосимов: Во–первых, хотим поблагодарить Вас за гостеприимство, за приём. От имени всех участников форума хотим выразить восторг по поводу проведения этого мероприятия. Народ, в общем–то, понял, что Правительство и руководство страны не где–то в стороне от этого движения. Это та ниша, которую можно углублять и дальше развивать. Потому что, правильно Вы сказали, наставничество – это десятилетиями. Я с 71–го года занимаюсь наставничеством. Оно в Советском Союзе было. Вы помните, может быть, – «Заслуженный наставник молодёжи». Сейчас идёт возрождение этого движения, эта ниша заполняется. И мы видим на местах – даже я смотрю на молодых ребят, они намного моложе меня, – что действительно в каждой профессии есть своё направление, можно передавать опыт.

Когда мы подъезжали к Вам, мой наставник, мой учитель, благодаря которому я попал в авиацию, – ему 83 года, он заслуженный, уважаемый ректор Ульяновского высшего авиационного училища – он увидел меня на экране, мне звонит и говорит: Коля, я тебя поздравляю. Он помнит то, что он вложил в меня. Я говорю, что я уже воспитал столько пилотов. Это движение очень перспективное. То наследство, которое мы унаследовали со времён Советского Союза, сейчас надо передать.

От участников меня попросили сказать, что надо возродить звание «Заслуженный наставник России». Я с гордостью ношу Вашу награду, это Указ Президента Путина Владимира Владимировича от 2005 года, уже 13 лет, – «Заслуженный пилот». Хочу добиться награды «Заслуженный наставник».

В.Путин: Хорошая идея. Мы подумаем, вместе с вами ещё посоветуемся, как назвать, но в целом идея правильная. Нужно, чтобы был какой–то элемент общественного признания этой работы, это точно.

Н.Изосимов: Это труд многогранный и систематический. В «Аэрофлоте» уже институт наставников: подготовка не только пилота, а всего авиационного персонала. Это ребята, особенно молодёжь идёт одарённая, молодёжь просто талантливая, с ней очень легко работать, они как губка всё впитывают. И уже те, кого я учил, передают свой опыт уже более молодым. Здесь идёт преемственность.

В.Путин: Ребята тоже будут передавать. Они ещё молодые люди, но у них хорошие перспективы.

Н.Изосимов: У них уже есть что передавать.

В.Путин: Как вам атмосфера, понравилась?

А.Дуймамет: Знаете, что мне понравилось, Владимир Владимирович? Там обстановка была, много людей… Мы с Димой занимаемся в своей сфере, но подходишь, допустим, к другим компетенциям, слушаешь, вроде бы и не понимаешь, что они говорят. Но это наставники, у которых за плечами действительно много опыта. Я слушал адмирала, у него много орденов, в Великом Новгороде у него школа «Юнга», и он занимается с молодёжью, его папой называют. Это было настолько интересно послушать, люди передают свои знания, опыт. Мы в своей сфере тоже стараемся, в своё время овладели, тоже учились.

Форум огромен по масштабу. Мы с Дмитрием участвуем в национальном чемпионате, масштаб не тот, естественно. Каждый отдаёт свою частичку. Мне настолько понравилось, я чемпионаты проходил, но там немножко другое, а здесь – хорошо.

В.Путин: Хотел бы Вашего папу тоже поздравить. Передайте ему самые наилучшие пожелания. Потому что чрезвычайно важно, когда такая атмосфера складывается в семье, от родителей очень много зависит. Но особенно, думаю, что очень многое зависит для мальчиков от позиции отца. Мало того что он профессионал своего дела, он ещё и гражданин в самом высоком смысле этого слова. Так что передайте ему самые наилучшие пожелания.

А.Дуймамет: У меня ещё есть сын, ему сейчас семь лет. Первый раз он попробовал сварку в шесть лет. И сейчас он мне постоянно говорит: папа, научи, папа, научи. Я говорю: научу, но чуть–чуть попозже.

Я думаю, что навык надо не только в семье отдавать, а ещё делиться, допустим, с другими сварщиками, не только с молодёжью. Потому что у нас видно, что люди, которые работают на производстве, – специалисты в своей какой–то определённой отрасли, узкие специалисты. И поэтому мы стараемся всё–таки доучить их. Мы умеем, пускай молоды, но у нас тоже богатый опыт, и люди идут на это. Мы добиваемся универсальности в своей профессии, это очень хорошо.

В.Путин: Вы знаете, я говорил вам, по–моему, даже на нашей видеосвязи: казалось бы, ерунда такая – сварщик и сварщик. На крупных инфраструктурных линейных объектах энергетики до последнего времени мы не могли, «Газпром» не мог, найти достаточное количество высококвалифицированных специалистов. Это реальная проблема крупнейших инфраструктурных объектов.

Д.Кучерявин: Действительно, так. Исходя из своего опыта, я начинал рабочим, сварщиком, если говорили про советское время, – да, действительно, их подход был правильный, то есть человек пришёл на производство, и ему дадут старшего товарища, который ему всё покажет и научит. Я как раз с такой проблемой и столкнулся, что на производстве понадобилось достаточно много времени, чтобы освоить те навыки, способы, чтобы реализовать себя как квалифицированного специалиста, добиться какого–то признания. Приходилось по крупицам спрашивать, подглядывать.

Эта идея мне близка, то, что сейчас мы хотим возродить. Мы можем просто именно в производстве тем работникам, молодым специалистам передать то, с чем лично я столкнулся, чтобы у них не было такого уныния: я пришёл, но не могу выполнить сверхвысокие задачи и в то же время не могу научиться, потому что некому показать просто-напросто своими руками, своим делом.

Что касается форума, меня просто удивило, я был рад очень, количество людей. Действительно, их было очень много, сама идея наставничества притянула к себе достаточно большое количество людей на протяжении двух дней, сама церемония радовала.

В.Путин: В этой связи думаю, что очень важно поработать над ранней профессиональной ориентацией, я говорил о школьниках 6–10–го класса. Нужно подумать над решением вопроса ранней профориентации, потому что именно в это время закладывается интерес к конкретному виду деятельности. Думаю, что мы сделаем это достаточно широко. Мы сделаем по стране примерно в расчёте на 100 тысяч школьников как первый этап и посмотрим, как это будет работать. Подключим туда, конечно, известный вам, наверное, уже WorldSkills–Россия. Они хорошие операторы, они выступят в качестве операторов. Мне кажется, это будет интересно и полезно.

Очень приятно, что вам атмосфера понравилась на мероприятии, в котором вы принимали участие.

Н.Изосимов: Атмосфера шикарная просто. Там была торжественная часть с концертом – Билан выступил, певицы пели, и торжественная часть, вручение наград.

Д.Кучерявин: Органично было и выступление артистов, и мы не забывали на протяжении всей церемонии, ради чего мы собрались здесь, о той идее, которая нас объединяет. Мне очень понравилось.

В.Путин: Мы хотели как раз добиться такого эффекта и прежде всего хотели приподнять значимость наставничества в стране. Если вы даёте такие оценки, судя по всему, у нас это получилось. Мне это очень приятно слышать. Спасибо.

Д.Кучерявин: Спасибо Вам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 14 февраля 2018 > № 2496328


США > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496278 Арег Галстян

Войны лоббистов: кто купил больше влияния при президенте Трампе

Арег Галстян

американист

В ближайшие два года мы станем свидетелями интереснейшей лоббистской войны между основными титанами американского военно-промышленного комплекса. При этом другие группы влияния также готовы вкладывать миллионы в продвижение своих интересов

На прошлой неделе специальный юридический комитет сената опубликовал доклад о лоббистской деятельности в Соединенных Штатах. Параллельно профильные организации — Центр ответственной политики, Институт информирования о лоббизме и неправительственная группа Lobby Watch — напечатали большое количество аналитических записок, содержащих важные статистические данные. За прошлый год на покупку влияния было потрачено $3,34 млрд, что на $400 млн больше показателей 2016 года. Отраслевым лидером по-прежнему остается медико-фармацевтическое лобби, выделившее за год $277 млн на продвижение своих интересов. В пятерку лидеров также вошли военные ($200 млн), страховщики ($160 млн), энергетики ($125 млн) и риелторы ($100 млн). Львиная доля финансов — 81% — была направлена политикам-республиканцам, демократы получили 11%, а независимые — оставшиеся 8%.

Примечательно, что ВПК значительно снизил свои затраты на лоббизм. В период президентства демократической администрации Барака Обамы минимальные годовые затраты «военных» составляли в среднем $350 млн. Столь резкое сокращение финансирования вовсе не означает, что военно-разведывательное лобби ослабло. Победа демократов, как правило, сопровождается урезанием военного бюджета и сокращением численности офицерского кадрового состава. По мнению влиятельных «ослов» (символ партии), в меняющемся мире необходимо делать ставку на «военных менеджеров», которые обходятся дешевле «классических генералов» с огромными запросами. При Обаме ключевые позиции в Пентагоне и разведке занимали лица, не имевшие даже профильного военного образования, а на пост советника по национальной безопасности впервые за всю историю была назначена женщина — Сьюзан Райс.

Последний военный бюджет при Обаме составлял $607 млрд, а объем государственных заказов в области оборонно-технического обеспечения сократился в пятнадцать раз по сравнению с аналогичными показателями периода Буша-младшего. В подобных условиях «генеральскому» лобби и основным ВПК-подрядчикам приходилось тратить огромные средства на покупку политического влияния и продвижение выгодных решений на уровне Белого дома и Конгресса. Победа республиканца Трампа кардинально изменила ситуацию. «Слоны», контролирующие Западное и Восточное крыло, первым делом увеличили военный бюджет на $83 млрд. Более того, в бюджете нынешнего года на оборону выделено $700 млрд, а дополнительный транш в $6 млрд Конгресс направил на решение задач по сдерживанию России.

Затраты на военных

Подъем военного бюджета автоматически увеличил рост государственных военно-технических заказов, что привело к падению затрат на лоббистскую деятельность. Другая причина экономии заключается в укреплении позиций «классических военных» в Вашингтоне. Нынешний министр обороны Джеймс Мэттис продвинул своих близких друзей и армейских коллег Джона Келли и Герберта Макмастера на должности руководителя президентского аппарата и советника по национальной безопасности соответственно. Каждый из них, будучи членом единой администрации, является лоббистом различных ВПК-организаций. Мэттис имеет тесные связи с корпорацией Lockheed Martin — крупнейшим в мире поставщиком военной техники и главным подрядчиком военно-воздушных сил Соединенных Штатов. По итогам прошлого года портфель заказов данной организации достиг $100 млрд из-за высокого спроса на истребители F-35, продажа которых выросла на 43%.

Благодаря влиятельному покровителю в Пентагоне компания смогла сэкономить миллионы долларов на прямой лоббинг. В период 2014-2015 годов они выделили $13 млн, в то время как в 2016-2017 годах были потрачены рекордно низкие $5 млн (97% были направлены на лобби-агентов в Конгрессе). В свою очередь, Герберт Макмастер представляет интересы корпорации Boeing, основного конкурента Lockheed Martin. Сегодня Boeing готовится воплотить в жизнь гиперзвуковой самолет-разведчик, призванный заменить легендарный самолет-шпион SR-71 Blackbird. Функционеры Lockheed Martin пытаются блокировать этот проект, продвигая в сенате собственную модель разведчика SR-72. И, наконец, Джон Келли играет на стороне Northrop Grumman.

Американцы планируют в скором времени списать стратегические бомбардировщики B-2 и взять на вооружение проект B-21 Raider, предложенный лоббистами вышеназванной компании.

За последние три года корпорация потратила более $18 млн на покупку влияния через финансирование избирательных кампаний республиканцев ($11 млн), демократов-ястребов ($3 млн) и непрямых лобби-агентов из ведущих юридических фирм на K-Street. Иными словами, в ближайшие два года мы станем свидетелями интереснейшей лоббистской войны между основными титанами американского ВПК. Пока сложно сказать, кто из них выйдет победителем и какой проект получит полное финансирование. Однако при любом исходе главный победитель — Белый дом, Конгресс и национальные интересы США. Законодатели получат свои гонорары, генералы извлекут собственные материальные дивиденды, а конкуренция корпораций приведет к неизбежному падению цен на военную продукцию, что позволит сэкономить деньги налогоплательщиков.

Христиане против ЛГБТ

Другая захватывающая борьба пройдет на идеологическом фронте между представителями ЛГБТ и консервативных христиан-традиционалистов. Фундаментальная основа Республиканской партии построена на принципах защиты традиционных протестантских ценностей. Демократы же выступают против того, чтобы государство регулировало жизненные установки граждан. Именно столкновение республиканского традиционализма с демократическим плюрализмом позволяет сохранить ценностный баланс в американском обществе. Однако эти философские весы также качаются из стороны в сторону, реагируя на политические перестановки в Вашингтоне.

ЛГБТ по праву считается одной из наиболее могущественных групп влияния в Америке. Еще в середине девяностых годов прошлого века сложно было найти в стране республиканца, открыто лоббировавшего интересы представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Сегодня они сумели не только укрепить свои позиции в стане «ослов», но и найти союзников среди влиятельных «слонов».

Политический образ Трампа рисовался по образу и подобию седьмого лидера страны Эндрю Джексона, которого называют «самым консервативным из всех президентов». Соблюдение идеологических законов «джексонианства» — защита традиционных семейных ценностей и преданность религиозным учениям Священного Писания — является для Трампа строго обязательным. Любой отход от этих принципов означает электоральные потери перед грядущими выборами 2020 года. Лобби традиционалистов в администрации представлено вице-президентом Майком Пенсом, руководителем аппарата Джеймсом Келли, министром обороны Джеймсом Мэттисом, директором ЦРУ Майком Помпео и министром жилищного строительства и городского развития Беном Карсоном. Последний раз традиционалисты обладали подобным влиянием в период президентства Рональда Рейгана.

Уже в первые сто дней правления Трамп готовился подписать федеральный указ об ослаблении прав ЛГБТ-сообщества. В частности, речь шла об отмене запрета на дискриминацию сексуальных меньшинств во время приема на работу. В продвижении этих идей активно участвовали влиятельный телевизионный проповедник Пэт Робертсон ($15 млн), «Американский центр за закон и справедливость» ($11 млн), «Христианские адвокаты, проповедующие евангелизм» ($7 млн) и Регентский университет ($4 млн).

На лоббирование интересов ЛГБТ деньги выделяли правозащитные организации и крупные корпорации, среди которых следует особенно выделить Apple, Microsoft, Facebook, Bloomberg, Google и JPMorgan Chase. В Белом доме права ЛГБТ отстаивает Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа. Именно Кушнер и его супруга Иванка просили президента не подписывать указ против сексуальных меньшинств.

В первом лоббистском сражении победу одержали представители ЛГБТ: президент не стал подписывать новый указ и заявил, что будет защищать права всех американцев. Подобный шаг резко ударил по позициям Трампа среди консервативного электората и заставил традиционалистов усилить свою лоббистскую активность. Таким образом, в нынешнем году ожидается очередное крупное сражение, исход которого может привести к непредсказуемым последствиям. Нынешняя конфигурация говорит о том, что президенту придется принять сторону христиан-традиционалистов. Первое решение, по замыслу политтехнологов, должно было помочь закрепить рейтинг Трампа среди умеренных консерваторов (чтобы удержать центральный партийный электорат) и повысить популярность среди либералов. Однако статистика показывает, что серьезных изменений не произошло. В подобной ситуации президенту крайне важно вернуть голоса традиционалистов и ультраконсерваторов.

США > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496278 Арег Галстян


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496262 Александр Дунаев

Деньги на жизнь. Как микрозаймы помогают бороться с бедностью

Александр Дунаев

сооснователь ID Finance, операционный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

Одна из главных проблем России — бедность населения. Как ни странно, микрофинансовые организации могут помочь в решении этой проблемы

В ближайшие годы бедность будет одной из главных социальных проблем страны. Это достаточно давняя беда, но в последние годы ситуация усугубляется. Так, в третьем квартале 2017 года доля бедных в России достигла 13,1% от населения — это самый высокий показатель этого периода за шесть лет. По итогам года он вырос до 13,8%.

Опросы исследовательского холдинга «Ромир» показывают, что пятая часть россиян оценивает свое финансовое состояние как тяжелое или очень тяжелое, еще 46% называет его непростым.

Росстат оценивает долю россиян, находящихся в тяжелом состоянии, в 24,6%. Так или иначе, у четверти населения страны не хватает денег на жизнь, и есть ощущение, что кончится это не скоро. Почти 40% опрошенных считает, что экономическая ситуация в ближайшее время не выправится.

На разных уровнях общественной дискуссии предлагается множество способов борьбы с бедностью. Одни эксперты предлагают повысить минимальный размер оплаты труда (МРОТ) до прожиточного минимума. Другие — верят в технологические возможности решения этой проблемы. Опыт развивающихся стран говорит о том, что помимо социальных реформ в борьбе с бедностью помогает стимулирование предпринимательства.

Путь в микрофинансы

Из-за высокого уровня неформальной занятости и относительно низких доходов у граждан нет доступа к традиционным финансовым институтам. Но зато у них есть доступ к микрофинансовым организациям (МФО). Так получилось, что именно микрофинансовые организации в России накопили большую экспертизу в работе с людьми, доход которых не превышает 30 000 рублей.

У этих компаний есть огромный ресурс, инфраструктура, технологии и опыт, которыми можно воспользоваться. МФО — это уже фактически опорный финансовый инструмент для целого пласта населения России, который игнорирует банки из-за высоких рисков и низкой рентабельности мелких займов.

В декабре мы проводили исследование — узнавали, на что берут займы наши клиенты. Значительная часть займов была связана с неотложными нуждами — оплатой ЖКХ, ремонтом техники, медицинскими услугами и затратами на дорогу до родных, когда задерживают зарплату. Есть огромное количество людей, которых государство и банки, кажется, просто не замечают.

В России с помощью МФО может получить развитие индивидуальное предпринимательство. По последним данным Банка России, доля граждан в совокупном портфеле МФО составляет 80%, индивидуальных предпринимателей — 10,4%, компаний —9,6%. Но, во-первых, доля предпринимателей растет, а во-вторых, даже среди тех, кто берет заем как физлицо, много самозанятых.

Польза от займа

Механизм МФО в России продолжает эволюционировать, но он уже сейчас серьезно влияет на ситуацию. Сервисы онлайн-кредитования делают доступными финансы в любой точке мира — даже там, куда сложно добраться на внедорожнике или собачей упряжке.

Компании также открывают доступ к кредитам людям без кредитной истории или с испорченной историей и помогают исправить ее. Это, в свою очередь, со временем открывает для них доступ к банковским продуктам, таким как ипотека, автокредиты и т.д.

Еще микрокредиты повышают финансовую и техническую грамотность населения. С каждым годом растет доля заемщиков старших возрастных групп, которые пользуются исключительно мобильными приложениями для получения кредитов. У некоторых это буквально следующее установленное приложение после Viber и WhatsApp. Когда заемщики МФО переходят на следующий уровень отношений с финансовыми институтами, становясь клиентами банков, мобильный и онлайн-банкинг уже не является для них экзотикой.

Центробанк работает над внедрением показателя долговой нагрузки при кредитовании для снижения аппетита кредиторов к риску. Однако финансово-технологические компании на рынке микрофинансирования уже работают по схеме risk based pricing, оценивая потенциальный риск, но при этом не отклоняют кредитные заявки, а предлагают оптимальные условия ссуд.

Согласно данным Счетной палаты, более 20 млн россиян оказались за чертой бедности по итогам 2017 года. Это на треть больше, чем 5 лет назад. Один из уроков, которому научились граждане России за последние годы, — лучше не ждать, что ситуация когда-то улучшится сама собой. Выбор небольшой — либо надеяться на чудо и не выносить мусор вечером и не свистеть в доме, либо выбираться самому с помощью в том числе и доступных финансовых инструментов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496262 Александр Дунаев


Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2495954 Андрей Мовчан

Андрей Мовчан: почему Венесуэла из богатейшей страны превратилась в беднейшую

За пару десятилетий власти популистов Венесуэла оказалась разорена настолько, что 75% своего экспорта тратит на покрытие долга

В январе этого года в своем выступлении на телеканале «Дождь» известный экономист Андрей Мовчан рассказал телезрителям краткую, но весьма познавательную историю современной Венесуэлы, которая вполне может повториться в любой другой стране, живущей почти исключительно на торговле природными ресурсами. В том числе, и в России.

История современной Венесуэлы начинается примерно 30 лет назад, когда страна, добывавшая практически больше всех нефти на земном шаре, оказалась в руках коррумпированного правительства, которое повело страну по пути стагнации, и ВВП страны в пересчете на человека упал примерно в два раза за 15 лет.

«Произошло это в начале 90-х годов. Недовольство населения и военных привело к путчу, который закончился ничем, даже не арестом его организаторов, в числе которых был молодой офицер венесуэльской армии Уго Чавес, мечтавший изменить страну и направить её по пути процветания.

Уго Чавес тогда ещё не определился со своими взглядами. Он высказывал то правые, то левые идеи. Его сторонники были и среди коммунистов, и среди капиталистов, и среди тех промышленников, которые были возмущены коррупцией, и среди простого народа. Тогда у него и появился лозунг, который сейчас очень часто используют в мире:

«Мы здесь власть»

Это было сказано о простом венесуэльском народе, о тех людях, которые должны, собственно, управлять государством, захваченным коррумпированной хунтой, как тогда все говорили в Венесуэле.

Впрочем, всего через шесть лет после этого он придет к власти на выборах президента. Он победит достаточно представительный состав иерархов из существующей криптократии и даже одну даму, которая выигрывала конкурсы красоты в Аргентине и была «Мисс Вселенной» — Ирену Саэс.

Уго Чавес, победил с отрывом всего в 11% от своего основного конкурента, победил с помощью лозунга, который он достаточно подробно освещал перед массами, в деталях раскрывая свой план, основанный на том, что бедность и стагнация, по его мнению, происходили от коррупции в стране, и если украденное направить на социальные выплаты, на помощь гражданам и развитие промышленности, то страна станет великой и прекрасной. «Великой и прекрасной» — это его слова, слова, которые повторяла толпа вслед за Уго Чавесом.

Итак, в 1998 году он побеждает на выборах и начинает реализовывать свою программу. Начинает он её с того, что проводит конституционное собрание, меняет конституцию. Конституция становится значительно более демократической, действительно появляется настоящее разделение властей, появляется независимый суд, появляются настоящая свобода слова и её гарантии, много других более или менее важных свобод.

Надо сказать, что 88% участников референдума проголосовали за смену конституции. Подавляющее большинство членов конституционного собрания проголосовали за то же самое. Триумф был всенародным. В новую национальную ассамблею, которая пришла на смену старому парламенту, было избрано подавляющее большинство сторонников Чавеса, и это выглядело как невероятный триумф новой развивающейся демократии в стране и невероятный задел на будущее для страны, которая почти 30 лет не могла выбраться из калейдоскопа дворцовых переворотов, когда одна криптократия сменяла другую.

Большинство в национальном собрании начинает принимать законы. Первые законы о перераспределении доходов от монополии госкомпаний в пользу беднейших слоев населения, о дотациях бедным, об инвестициях в национальную медицину и национальное образование. Из других стран завезено около десяти тысяч врачей. Высокооплачиваемые специалисты должны были построить медицинскую систему в Венесуэле, деньги на это выделяются действительно серьезные.

Взята под контроль частично, а потом и полностью крупнейшая нефтегазовая компания Венесуэлы. По поводу контроля над этой компанией мы поговорим чуть позже, поскольку процесс этот был далеко не завершен в начале правления Чавеса, но тем не менее он уже пошел. Достаточно большая часть доходов этой компании уже перенаправляется в пользу неимущих и в пользу социальных программ.

Скорее всего, именно это послужило отправной точкой, потому что через четыре года после прихода к власти Чавеса в стране возникает достаточно серьезное оппозиционное движение, приведшее к путчу. В этом движении принимают участие все те, кого Чавес обидел: это и коррупционеры, и чиновники, и бизнесмены, и та часть армии, которая не пошла за Чавесом. Бизнесмены не понимают искренне, почему они должны платить деньги на социальные программы из своей прибыли, почему налоги на них становятся всё больше. Руководители государственных компаний не понимают, почему они должны быть ограничены в возможностях реинвестировать.

Произошедший путч, правда, продолжается всего 72 часа: Чавеса успевают арестовать, он успевает отречься, новый президент успевает принять присягу. За 72 часа всё заканчивается, основные части армии отбивают и президентский дворец, и самого президента. Всё возвращается на круги своя, но, видимо, эта ситуация так пугает Чавеса, что он решает — с демократией играть долго нельзя.

Очень быстро после этого меняется ситуация с верховным судом. Чавес умудряется провести закон, по которому количество членов верховного суда увеличивается вдвое, и половина его состава достается сторонникам чавеса. Среди судей верховного суда, которые были назначены до этого, идет ротация. Так что очень быстро больше 50% членов верховного суда начинают принимать решения только и исключительно в пользу президента.

В нижестоящих судах также происходит ротация. Через пару лет суд полностью под контролем Чавеса и его партии, что выглядит как прогрессивное изменение, поскольку реформы начинают идти быстрее. Появлятются новые социальные программы, в том числе программа дешевой ипотеки, раздачи жилья неимущим. На эту программу выделены огромные деньги, в основном взятые из PDVSA, из нефтяной компании, в том числе строятся новые предприятия, малые предприятия и кооперативы, которым выделяется государственная помощь. Таких предприятий появляется несколько сотен тысяч по стране в течение нескольких лет.

Ресурсы на это берутся в основном из контролируемых государственных компаний, а когда их начинает не хватать, то увеличивается государственный долг и налоговая нагрузка. Когда-же это приводит к снижению производства, его берут под государственный контроль. Национализируется также телевидение. Каналы, которые протестуют против политики Чавеса, лишаются лицензий.

И поскольку производство берется под контроль, Чавесу приходится брать под контроль и цены в государстве. Как только цены становятся контролируемыми, в государстве начинается дефицит и масштабный реэкспорт. В страну ввозятся товары из-за рубежа и тут же вывозятся в Колумбию, где цены выше.

Тем временем из страны начинают поступать всё менее и менее утешительные экономические данные. Оказывается, что, несмотря на то, что примерно 30% государственных налоговых денег передано муниципальным органам, коррупция в муниципальных органах ещё выше, чем в государственных федеральных органах Венесуэлы. Деньги растрачиваются там ещё сильнее, чем на государственном уровне.

Процент бедных, по венесуэльской статистике, продолжает падать, но процент убийств и других преступлений начинает экспоненциально расти. Нефтяной ВВП, несмотря на рост цен на нефть, продолжает стоять на месте, а инфляция достигает двузначных чисел и двигается к 30% годовых из-за контролируемых цен.

Товарный дефицит становится всеобъемлющим. На вопрос, почему товаров не хватает, частично дает ответ статистика по малым и средним предприятиям и кооперативам. Оказывается, около 50% малых и средних предприятий, которые созданы под программу Чавеса, являются всего лишь пустышками, конторами для отмывания государственных денег, которые выводятся за рубеж или прячутся в наличку.

Программа дешевого жилья срывается — ни в один год она не выполняется больше, чем на 50%. Ипотеку получают в основном мошенники. Мелкие банки, которые созданы под эту ипотеку, всё больше и больше банкротятся. Центральная банковская система тоже начинает не выдерживать подобной ситуации.

Из страны уходят иностранные предприятия — потом это будет названо бизнес-холокостом. 500 тысяч иностранных предприятий покидают Венесуэлу, в том числе авиа и топливные компании. Иностранцы перестают летать в аэропорты Венесуэлы, а сами венесуэльские компании начинают терять возможность летать из-за не поставок топлива. Страна с наибольшими нефтяным и резервами в мире не в состоянии обеспечить топливом свои самолеты.

К этому времени практически вся промышленность национализирована. И страна начинает осознавать проблему. На выборах губернаторов региональных городов, региональных штатов начинают побеждать оппозиционеры. Но Чавес сажает оппозиционеров в тюрьму, обвиняя их в коррупции, их количество таким образом не растет, а влияние не увеличивается.

Наконец на национальном референдуме, Чавес получает право на бесконечное переизбрание и, естественно, собирается этим правом пользоваться. Он переизбирается президентом через 14 лет после начала своего правления, в 2012 году. Страна уже полностью ввергнута в нищету, в страну закрыт въезд и выезд. Сторонники президента фактически контролируют все поставки, в страну и из нее, активно наживаясь на этом.

Венесуэла разорена полностью, но, несмотря на массовые протесты, и после смерти Чавеса сохраняется его режим, а его преемником становится вице-президент Мадуро. Несмотря на то, что страна 75% своего экспорта тратит на покрытие долга, власть в стране не меняется.

Увы, это некая реальность, которая связана с петрократиями. Власть в этих странах достаточно прочна. Уровень бедности населения может быть запредельным, тем не менее власть будет сохраняться. Массовые протесты могут не мешать этой власти сохраняться. Но самое неприятное, что, наверно, стоит выучить на примере Венесуэлы, это тот факт, что неважно, с какими лозунгами к власти приходит тот или иной лидер. Если этот лидер — популист, если этот лидер предлагает раздавать, передавать, распределять и делить, он вряд ли сможет провести политику, которая позволит создать что-то, что можно будет распределить и поделить в дальнейшем.

Ну и немного оптимизма напоследок

Недалеко от Венесуэлы находится другая страна. Страна, которая за последние сто лет потеряла половину своей доли ВВП в мире просто потому, что сто лет в ней правили левые правительства. Правительства, которые пытались распределять всё, что ещё осталось. Страна эта называется Аргентина. Примерно в то же время, когда Уго Чавес скончался, в Аргентине пришла к власти новая партия, называемая Cambiemos — «Перемены», правая партия, своим лозунгом выбравшая совершенно другую идею.

Движение Cambiemos пришло к власти в Аргентине под лозунгом «Создавать, а не раздавать». Этот лозунг достаточно новый для Латинской Америки, да и для мировой экономики он сегодня не характерен. Всё больше и больше в мире к власти приходит левое движение. Но тем не менее этот лозунг работает, и есть много примеров других стран, в которых именно такая политика приводила в конечном итоге к росту уровня жизни и более сбалансированной экономике...»

Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2495954 Андрей Мовчан


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 14 февраля 2018 > № 2495393 Игорь Абакумов

Комментарий. Поможем российскому фермеру!

Издатель портала «Крестьянские ведомости», эксперт Московского экономического форума, к.э.н. Игорь АБАКУМОВ считает, что государство должно только создавать условия для развития российского фермерства.

Как модератор круглого стола МЭФ на тему «Будущее сельских территорий России в мировой системе модерна», экономист поделился с «Регионами Онлайн» своим пониманием развития сельских территорий в России на примере опыта Англии и Дании. Почему стоит пересмотреть отношение к агрохолдингам, читайте далее.

Какое будущее ждет сельские территории России?

– Все будет зависеть от того, изменится аграрная политика или нет. Если она не изменится, люди будут избавляться от сельских территорий. Потому что в такой обстановке жить в XXI веке затруднительно. Если у кого-то нет реального дела, созданного десять-двадцать лет назад, и которое действует, то создать сейчас новое производство практически невозможно. Кредиты недоступны, ссуды недоступны. Если кто-то сейчас будет говорить об обратном, то назовут один-два-пять примеров, но это единичные случаи на тысячу. Это будет скорее исключение, чем правило.

А как же агрохолдинги? Разве они не могут способствовать развитию сельских территорий?

– Исследования показывают, что территории, которые охвачены деятельностью крупных агрохолдингов, избавляются от сельского населения гораздо быстрее, чем те, где их нет, и люди сохраняют традиционный образ жизни. Такая страна, как Россия, должна быть населена. Огромная территория не может оставаться без контроля. Любой населенный пункт – это, прежде всего, контроль над территорией, над перемещением грузов, циркуляцией посторонних непонятных людей, – я сейчас не только про террористов говорю. Но про них здесь тоже речь идет, потому что боевики устраивают свои лагеря на пустых территориях. Даже над перемещением саранчи надо думать. Кто еще, как не сельский житель, сообщит, что саранча прилетела. У нас же нет системы слежения за саранчой, а это страшный бич. Кроме шуток, а вот распространение этой волны насекомых придется как раз на чемпионат мира по футболу. Если саранча прилетит на зеленые поля, предназначенные для игр, то весело уже никому не будет.

По-вашему, государство должно озаботиться сохранением сельского образа жизни?

– Об этом говорит весь мировой опыт. Это не просто мое умозаключение. Я достаточно поездил по миру, чтобы понять, что везде стараются сохранять сельский образ жизни, крестьянам даже платят за то, чтобы они оставались жить в деревне и сохраняли ландшафты. Чтобы были луга, где овечки пасутся, козочки бегают, чтобы люди, проезжающие по шоссе, видели эту пастораль, и у них настроение было бы совершенно другое, чем оно возникает сейчас, когда смотришь на российскую провинцию. От промышленных пейзажей и промзон, бесконечных шиномантожек и строек можно и в депрессию впасть.

Я правильно понимаю, что Вы сейчас говорите о том, что наше государство сейчас ставку делает на агрохолдинги, а про фермеров и мелкое семейное хозяйство не думает и поддерживать не пытается, так?

– Безусловно. Государство держит в приоритете агрохолдинги, которые, если честно, свою роль уже отыграли. Как в 2000-2005 гг. начался их бурный рост, но где-то в 2010 году и далее их уже надо было останавливать в этом росте. Пусть бы они сохранялись, но новых создавать ни в коем случае не надо было совсем, потому что они обеспечивали продовольственную независимость в значительной степени, поскольку они системные организации, но Системную независимость по курятине, свинине, по зерну — конечно. Мы даже в некоторой степени вышли на мировой рынок. Зерно – это бесспорный наш приоритет по экспорту продукции, все остальное – это пока еще пробы. Надо еще рынки познать. Но надо понимать и то, что в Европе мы конкурируем не с агрохолдингами, а с кооперативными фермерскими хозяйствами. Это гигантские кооперативы фермерских хозяйств, в том числе и в США.

Что из себя представляют эти кооперативы фермерских хозяйств?

– Речь о целых агломерациях фермерских хозяйств. По сто, а то и триста тысяч фермеров в одном кооперативе. Есть и такие. Говорить о том, что в Европе существуют агрохолдинги, – ошибка. Более того, они законодательно запрещены. Да, там не написано, что нельзя создавать агрохолдинг, но они обложены такими налогами, что не развиваются выше определенных территорий. Скажем 10-15% от территории муниципалитетов. Все остальное обкладывается налогом. У нас такого нет. У нас в приоритете развитие агрохолдингов, а что касается мелкого и среднего агробизнеса — пущено на самотек. Хотя это и есть то, что сохраняет сельский образ жизни и что вкладывает деньги в развитие сельских школ, больниц и роддомов, магазинов и т.д. Агрохолдинг никогда этим заниматься не станет.

А почему этим не может заниматься агрохолдинг?

– Ему это не нужно. Совсем. Он для блезира построит одну площадку какую-нибудь хоккейную. Коробку собьет и скажет: «Вот мы построили». И будет это по всем каналам телевидения ходить. А не одной хоккейной площадкой село живет. Селу и театр нужен, и кинотеатр, а также школьные кружки. Детей надо развивать, а для этого нужны соответствующие условия. Такого нигде у нас в стране нет, к сожалению. Поэтому на МЭФ я и буду модератором одной из секций, посвященной как раз развитию сельских территорий. И людям есть, что сказать. Есть ученые, и есть практики.

Хотелось бы вернуться к теме кооперативной экономики в сельском хозяйстве. Вы говорите про европейские примеры. Это опыт Скандинавии?

– Да, это опыт Скандинавии. Прежде всего, это опыт Дании – маленькой страны, где свиней больше, чем людей. И что самое характерное – там нет африканской чумы свиней. Производство там идет на таком высоком уровне, что никакая зараза не проскакивает на ферму. Датские фермеры стали основателями крупнейшего кооператива Danish Crown, всем знакомой по овальным банкам с ветчиной, которые открываются ключиком. Замечательная ветчина. Мы знаем об этой ветчине давно, еще с довоенных времен. И вот сейчас этот кооператив Danish Crown является крупнейшим в мире производителем продукции из свинины. Причем эта свинина произведена членами кооператива: помимо датских, сюда входят финские, норвежские, шведские, бельгийские и частично французские фермеры. Немцы туда как-то не очень активно идут, у них свои есть.

И как выглядит этот кооператив? Чем отличается от наших агрохолдингов?

– Я был в этом кооперативе. Danish Crown – это полностью автоматизированный гигантский комплекс. Выглядит как огромная промзона со стеклами, куда водят экскурсии. По высокому подиуму через стекла видно, как свинья засыпает с улыбкой под веселящим газом. И единственный момент, который не видят посетители, – это вскрытие свиньи. Такое нельзя показывать, а дальше уже можно посмотреть любой процесс. То есть с одного конца вы видите живую свинью, а с другого конца уже наблюдаете банку с ветчиной. Человек при этом не прикасается вообще к мясу. Он ухаживает только за машинами. Все вымывается автоматически. И вот вы идете просто как по такому технологическому дворцу, где одновременно можно изучать физику, химию, механику. Очень интересно. Туда детей водят на экскурсии, не говоря уже о бизнесменах. Так вот самое любопытное, что это очень жестко контролируемая кооперативом структура. Сам кооператив Danish Crown является не законодателем, а диктатором технологий.

Что Вы имеете в виду?

– Он находится на острие диалога «производитель – потребитель». Кооператив знает, что нужно потребителю. Там сидят мощнейшие маркетологи, которые подробно изучают спрос и прогнозируют изменение вкусов, дают рекомендации фермерам: вплоть до того, как часто свинью мыть, чем кормить и какой породы она должны быть. Другими словами, это достаточно структурированная организация. Даже более структурированная, чем что-то тоталитарное. Если в тоталитарном все зависит от приказа, то здесь все зависит от денег. Если ты хочешь получать деньги, то ты должен сделать, что от тебя требуют. Если не хочешь, можешь не делать, но и свинину тогда у тебя не купят. Вот в чем история. Это уже высшая ступень самоорганизации сельского социума, когда государство отходит на второй план и занимается лишь регулированием ветеринарных, торговых правил, чтобы защитить права, как покупателей, так и производителей.

Вот чем на Ваш взгляд должно заниматься государство?

– Государство должно решать проблему с кредитами. Мы знаем, что есть минусовая ставка, когда банк фактически платит, чтобы ты пользовался его деньгами. Ты можешь взять деньги на 20 лет с кредитной ставкой в 0%, и это совершенно нормально. Дело в том, что государству это выгодно. Во-первых, увеличивается число рабочих мест, а с каждого рабочего места платятся налоги. Государство получает опосредованные доходы, которые гораздо больше, чем прямая фискальная политика. Причем в разы. Вот это и позволяет развитому государству строить хорошие дороги, иметь качественную медицину, держать мобильную армию, мощный флот, качественное образование и элитарную культуру, в которые вкладываются деньги.

Только мы можем учиться у европейских стран? Может, есть удачные практики в отдельных регионах?

– Есть хорошие примеры в Новосибирской области. Там есть представители сельской администрации, которые сопротивляются развитию агрохолдингов. Ставят им всяческие преграды, а фермерам одновременно создают наиболее благоприятный режим.

В чем опасность для сел в агрохолдингах? Как это проявляется?

– Дело в том, что фермерские дети в этих же школах учатся, поэтому фермеры и готовы инвестировать в местные учебные заведения. А руководители агрохолдингов находятся, как правило, в Москве, или крупных городах — миллионниках – сельские истории их совершенно не касаются. Они рассматривают сельское хозяйство сугубо как бизнес, а не как образ жизни. Простым людям это неприятно и обидно, и те, кто не могут уже сопротивляться, просто голосуют ногами – едут работать охранниками в те же самые мегаполисы. А в Новосибирской области на местном уровне приняты законопроекты. Дело в том, что глава этой сельской администрации достаточно авторитетный человек. Так что, есть, о чем говорить: каким образом сдерживать наступление агрохолдингов при помощи налоговой политики. И все цивилизованно. Ни у кого ничего не надо отнимать. Никакой национализации не предлагается. Просто надо сделать так, как в свое время сделано было в Англии.

А что именно предприняла Англия и когда?

– На определенные сверх нормы территории землепользования были введены прогрессивные налоги. И ленд-лорды сами искали фермеров, чтобы им передать эту землю в пользование, и готовы были задешево отдать. Фермерам даже в очереди стоять не приходилось. Это надо делать, и делать цивилизованно, чтобы без всяких революций. В Англии тогда все было культурно и спокойно. Конечно, подготовка к этому велась примерно в течение 35-40 лет. Такую политику начал еще Уинстон Черчилль после войны. А знаете, почему он ее начал? Потому что к началу войны с Германией у Великобритании практически не осталось своих фермеров. Там остались одни ленд-лорды с охотничьими хозяйствами на лис, оленей. Или из своей земли лорды делали рекреационные парки. А продовольствие Англия завозила из колоний: из Индии, Южной Америки, Африки. И когда гитлеровцы предприняли военно-морскую блокаду островов, там фактически наступил голод. Именно тогда прозвучал лозунг «Поможем британскому фермеру!», и все лужайки, включая газон перед Вестминстерским аббатством, перекопали под картошку.

И что этот случай изменил?

– Именно с этого момента наступило прозрение нации, понимание того, что лучше поддерживать фермера. Только свой фермер накормит. Черчиллю это, конечно, стоило очень больших треволнений, поскольку в конечном итоге реальные лидеры страны — победительницы вновь его избирать не стали. Понятно, что против него была проведена этакая операция ленд-лордов. Но дело в том, что маленькие фермерские хозяйства и деревушки действительно спасли нацию. Опять-таки Черчилль предложил выход, когда разведка доложила, что будут бомбить крупные города немецкие бомбардировщики и ракеты. Тогда было принято решение переселить детей в сельскую местность. Дело в том, что эту территорию очень трудно разбомбить: во-первых, трудно найти эти деревушки, а во-вторых, просто нет экономической целесообразности бомбить отдельные коровники. Я знаю много семей, которые были спасены только благодаря тому, что они вовремя переехали в село. И, кстати, гитлеровская пропаганда вещала как раз о том, что ни в коем случае нельзя переселять детей в деревню, где они погибнут от антисанитарии и т.д. Но у англичан все-таки возобладал здравый смысл, и сотни тысяч детей были буквально спасены. После этого была бомбежка Ковентри, которая снесла город до основания. Очень большая трагедия, но дети остались живы. Вот что такое населенная сельская местность. Село должно быть населено. Теперь представьте себе нынешнюю ситуацию, когда крупные города — миллионники подвержены грандиозным рискам.

Можете подробнее сказать, о каких рисках идет речь?

– Представьте себе террористический акт на коммуникациях, техногенную катастрофу, землетрясение или, не дай Бог, войну… Куда из городов — миллионников девать гражданское население? Только в сельскую местность. Но если она не населена и там нет коммуникаций, газа, дорог, телефонных линий, электричества, водопровода, канализации, то куда переселять людей? В переселенские заколоченные избы? Нет, конечно. Сельская местность должна быть населена и укомплектована всеми необходимыми коммуникациями, там должны жить люди и что-то производить. И для того, чтобы они что-то производили, должно работать государство.

А что нам мешает взять и поменять нашу политику в этом плане? И только ли проблема в поддержке агрохолдингов?

– У нас с 1991 года идет борьба между либералами и реалистами. Люди, которые занимаются реальной экономикой, живут на земле и ходят по земле, борются и всячески убеждают наши либеральные круги в том, что так делать не надо. А надо делать вот так и вот так. Я надеюсь, что сейчас, по крайней мере, надежды юношей питают, какие-то подвижки начнутся в скором времени. Если посмотреть даже на поведение нашего действующего президента Владимира Путина, то сейчас он начал посещать предприятия, к которым прежде относился с некоторой долей иронии.

Сейчас про «Ростсельмаш» речь идет, где недавно состоялся Госсовет?

– Да, я говорю про «Ростсельмаш» прежде всего. «Ростсельмаш» в принципе возник из небытия. Он же был совсем разрушен, развален и брошен фактически. Но пришла совершенно реальная команда, нелиберальная, пришли реалисты, которые сделали предприятие. Я помню серьезный упрек президента Путина Константину Бабкину (им разработана и внедрена комплексная программа стратегического развития «Ростсельмаш» — прим. ред.), когда он спросил его: что вам мешает перевести свое канадское производство тракторов в Россию, как можете называть себя патриотом? На что было сказано совершенно четко и спокойно, что невыгодно у нас производить трактора, потому что налоги и коррупция раздавят все производство. Вот прошло четыре года с тех пор, и кое-что поменялось. Пришел министр Мантуров, появилась программа дотирования покупок тракторов, и оказалось выгодно производить. Видимо, что-то меняется все-таки. Меняется к лучшему, но, к сожалению, очень медленно.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 14 февраля 2018 > № 2495393 Игорь Абакумов


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 февраля 2018 > № 2495349 Константин Бабкин

Комментарий. Трехкратный рост сельхозмашиностроения – не предел, а только начало.

Складывается полное ощущение, что наше сельскохозяйственное машиностроение (это то, чем пашут, сеют, убирают произведённую продукцию) начинает не просто поднимать голову, а занимать какие-то лидирующие позиции в общественном сознании.

Растет вклад отрасли и в налоговых отчислениях в бюджет страны.

Почему это произошло и каковы дальнейшие перспективы – эти и другие вопросы обсудили в ходе беседы издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и президент ассоциации «Росспецмаш», лидер партии «Дело» Константин БАБКИН.

— Константин Анатольевич, не каждый человек может пожать руку президенту. В Ростове прошел Госсовет, где вы пожали руку президенту. Как это произошло, какие были ощущения?

— Ощущения незабываемые как от действительно масштабного события. Все-таки президент нашей великой страны не так часто бывает у нас. Правда, он третий раз на моей памяти посещает «Ростсельмаш», но все равно каждый раз это событие не только для меня, это событие для завода, веха в его истории. Поэтому ощущения были как от серьезного события.

— Вспомним, о чем идет речь. Государственная поддержка производителей сельскохозяйственной техники принесла свои плоды: в последние годы более чем в 3 раза увеличилась ее реализация, сообщил в минувший четверг Владимир Путин. Он приехал в Ростовскую область на выездное заседание Госсовета. Перед этим президент оправился на завод «Ростсельмаш», который посещал уже около 10 лет назад. Тогда предприятие испытывало финансовые трудности, и пришлось сокращать рабочих. Компании удалось встать на ноги при поддержке федеральных властей (во всяком случае, так считается), правительство разными мерами помогало многим производителям сельхозтехники.

Президент так и сказал: часть производств переносится из-за границы, и акционеры говорят, что делают это потому, что здесь выгоднее производить, чем за границей. Ему было очень приятно слышать, что система мер поддержки, которая вводилась и используется до сих пор, срабатывает.

По словам Путинам, продовольственное эмбарго продолжает приносить пользу России. Запрет на ввоз продуктов из Европы заставил развиваться российской сельхозсектор. А как государство помогало «Ростсельмашу» встать на ноги и как это вообще происходило на самом деле?

— Это длинная история. Вы знаете, по итогам этого визита и вообще по результатам своего 19-летнего опыта работы в машиностроении я пришел к выводу, что в Правительстве есть два течения, Правительство не монолитное. Одно течение опирается на либеральную доктрину. Это течение, которое контролирует денежно-кредитную политику. Это течение до сих пор не ориентировано на развитие производства в России. Кредитные ставки в России гораздо выше, чем в других странах, налоги выше, чем в других странах. Постоянное повышение акцизов ведет к тому, что сырьевые ресурсы на внутреннем рынке дорожают, их стоимость повышается. Это сознательная политика. Ее поддерживают те, кто ассоциируют себя с именами Гайдара, Чубайса, с Высшей школой экономики.

— А вы себя с кем ассоциируете?

— Я себя ассоциирую с другим течением, представители которого, к счастью, тоже есть в Правительстве. Это люди, которые понимают, что без развития сельского хозяйства, машиностроения…

— А их можно назвать? Или это засекреченные люди?

— Сложно. Они как-то не институционализированы.

— И с ними можно вести разговор?

— С ними можно и нужно вести разговор. Они не объединены, это достаточно аморфная группировка, что ли. Но это люди, которые понимают проблемы, опираются на реальные интересы и готовы услышать тех, кто занимается реальным производством. И эти люди, представляющие Министерство промышленности в частности, Российский экспортный центр, отчасти Министерство сельского хозяйства – они за последние четыре года ввели целый пакет мер, которые сделали более выгодным в России производство сельхозпродукции и отчасти машиностроения. И мы видим, что растут урожаи, растут надои, количество мяса, производимого в России, увеличивается. И, соответственно, вслед за всем этим растет производство сельхозтехники.

И среди мер поддержки, которые они ввели, пунктирно можно обозначить следующие: это субсидирование крестьянам 15% с цены приобретаемой российской сельхозтехники, утиль-сбор, который берется с иностранной техники и таким образом служит защитой рынка от несправедливой конкуренции из-за рубежа, меры поддержки экспорта, меры поддержки системы подготовки кадров. Короче — все то, что не входит в денежно-кредитную политику. Вот такие меры поддержки постепенно появляются. И они привели к росту в машиностроении.

— Я помню «Ростсельмаш» до того, как туда пришла новая команда, в которую вы входили. Помню эти пустые цеха, помню унылые лица рабочих, помню, как оттуда пачками люди просто увольнялись, и еще за ними оставался шлейф долгов. Что произошло, что случилось? Ведь либералы были у власти. Как удалось эту систему, эту ситуацию переломить, как заставить людей поверить, что новые люди, совершенно не сельские, с усами, с бородками, так сказать, такие все молодые, совершенно из другой отрасли пришедшие, могут что-то сделать? Я, честно говоря, не очень понимаю.

— Конец 99-го года – это приход к власти и Путина тоже, и приход нас, новых акционеров, на «Ростсельмаш». И первые годы прихода к власти Путина ознаменовались изменением экономической политики. По сравнению с временами Ельцина это было небо и земля – все-таки перестали безумную приватизацию проводить, перестали совсем уж громить промышленность. Политика не стала идеальной, все равно оставались вопросы, но тем не менее

произошло сочетание новой государственной политики и теми новыми подходами, ориентирами и задачами, которые мы как акционеры, руководство завода, поставили перед собой в современных условиях капиталистического труда с человеческим лицом. Для начала мы выплатили долги по зарплате, закрыли еще какие-то финансовые дыры.

— Вы пришли с деньгами, я так понимаю?

— С деньгами и командой. У нас уже был опыт вывода из кризиса нескольких промышленных предприятий. Одно из таких предприятий – это крупнейший химический концерн, производитель лакокрасочных изделий «Эмпилс». В пищевой индустрии мыловаренный завод мы вывели из кризиса и сделали крупнейшим в России. Но все равно это был, конечно, маленький, бизнес по сравнению с «Ростсельмашем». Но тем не менее губернатор Ростовской области на тот момент и руководство завода – они в нас что-то разглядели и доверили нам управление этим предприятием.

— Почему вас потянуло в сельский бизнес, а не в ракетный? Почему вы не стали Илоном Маском? Почему вы создали комбайн фактически заново?

— По образованию я Физтех закончил и как раз готовился производить ракеты. И действительно, когда-то считалось, что ракеты, космос – да, это новые технологии, а комбайн, сельхозтехника – это то, что ползает по земле, что-то такое отсталое. Но чем дальше я этим занимаюсь, тем у меня больше уважения именно к сельхозмашинам, по сравнению даже с космической техникой. Они сегодня напичканы техническими новинками, являются полем для применения самых высоких технологий, новых материалов, новых решений в электронных системах, новых программ. То есть прогресс в сельхозтехнике сегодня идет очень быстро.

— Ну, президент бы на отсталое предприятие не поехал, я так думаю, произносить какие-то слова. У вас был спор с Путиным несколько лет назад, причем он был достаточно жесткий, насколько я помню. Вам, конечно, виднее, вы были, как говорится, внутри процесса. Но внешне это выглядело как достаточно жесткий спор, когда вы заявили, что невыгодно переносить производство сюда… У вас же завод в Канаде еще есть, который тракторы производит?

— «Ростсельмаш» владеет 80% крупнейшей канадской компании.

— Да. И эти трактора, вы заявили, невыгодно перевозить в Россию, потому что все другое — налоги, потому что электроэнергия, потому что коррупция, потому что просто невозможно. И Путин тогда потребовал от вас срочно объяснений. Что было потом?

— Ну да, мы объяснили… Он спросил: «А почему ты не переносишь?» Ну, я сказал, что это невыгодно, и начал объяснять почему: «Да, налоги…» Он сказал: «Ты мне сейчас на ходу не объясняй, ты мне напиши записку». Мы написали. Ну, записка получилась действительно такая жестоковатая, такая откровенная и красноречивая. И она хорошо разошлась и в коридорах власти, и в интернете, во всем обществе. Что изменилось? Что-то стало хуже, что-то стало лучше. Хуже стали кредитные ставки – они поднялись раза в два, по сравнению с тем периодом.

— Я напомню, что «Ростсельмаш» перевел все-таки часть производства из Канады в Ростов. И трактора, которые были раньше канадскими, теперь российские.

— Ну, некоторые модели – да. Что-то стало хуже. Налоги стали в России выше, расходы на банковское обслуживание выше. Бухгалтерия легче не стала. Вот появились меры поддержки экспорта, получили субсидии, получили субсидии для аграриев. Ну и еще какой-то пакет мер. Поддерживать стали разработки новой техники, некоторых проектов, немного. Но уже этих мер хватило для того, чтобы что-то изменилось. Не то чтобы стало работать очень выгодно, но появилась какая-то рентабельность, коммерческий смысл в том, чтобы перевести, начать переводить производство из Канады в Россию. То есть улучшились условия. Для улучшения условий производства в России потенциал остается еще огромным. Если этот потенциал будет реализован, если мы изменим денежно-кредитную политику, налоги снизим (причем так, чтобы налоговая система имела стимулирующий характер, а не просто ставила себе задачу – собрать как можно больше денег), тогда в России начнется действительно экономический расцвет. Двукратное или трехкратное увеличение объемов производства, которое у нас в сельхозмашиностроении мы за четыре года демонстрируем, станет привычным. Вот такие темпы роста будут общепринятые во всей экономике нашей страны, ну, в реальном секторе. И продлятся эти темпы роста не одно десятилетие. Вот как Китай 35 лет развивается, также можем и мы. Мы можем испытать такой длительный период бурного роста в России, если будем продолжать улучшать экономическую политику.

— Когда Путин увидел канадско-российские трактора на «Ростсельмаше», производящиеся здесь же, что он сказал? Он вспомнил тот разговор или нет?

— Мы ему напомнили: «Пять лет назад вы спрашивали – мы сказали, что невозможно. Но сейчас приятно доложить, что пакет мер, принятых Правительством, привел нас к тому, что мы реально перенесли сюда производство. И 300 рабочих занимаются производством тракторов, и их количество будет увеличиваться». Президент ответил, что ему это очень приятно слышать – то, что в России выгодно производить. Ради этого все Правительство и должно работать. Это важные слова.

— Вы сказали, что трехкратный рост сельхозмашиностроения в России за последние годы. Скажите, что у нас производится? Ведь у нас трактора, насколько я знаю, производятся в Санкт-Петербурге и на «Ростсельмаше» теперь. Раньше Санкт-Петербург был единственным, по-моему, предприятием, а все остальное у нас закрывает Беларусь?

— И весь остальной мир.

— Ну и всякого рода весь мир. Я имею в виду – из нашего, что называется, круга. Что выросло: два тракторных завода вместо одного? Производство прицепных орудий: плуги, бороны, сеялки.

— В России 70 предприятий занимаются производством сельхозтехники. На всех из них практически отмечается серьезный рост производства – ну, 2–2,5-кратный за четыре года.

— Принято считать, что прицепные агрегаты лучше покупать все-таки во Франции или в Германии. Почему так принято?

— Это было принято. Сейчас все больше и больше спрос смещается в пользу российских производителей, все из-за серии мер поддержки: это субсидии на российскую сельхозтехнику, утиль-сбор, который снимается с западной техники.

— С конструкторской точки зрения, Константин Анатольевич, мы растем или мы производим устаревшее?

— Мы растем. Уже производителей устаревшего оборудования не осталось. Те, кто не мог совершенствоваться, они уже ушли с рынка, и остались только самые живучие, такие «сорняки», которые, экономя каждую копеечку, тем не менее умудряются делать машины мирового уровня. Потому что четверть века мы живем в условиях открытого рынка, даже в условиях более льготного климата для импортеров техники, чем для российских производителей. Тем не менее наши производители выжили, и их технику кто-то покупает. А это значит, что техника очень даже конкурентоспособная.

— Недавно я был в одном из классов одной из сельскохозяйственных академий, очень уважаемых. Так там преподают до сих пор агрегатирование МТЗ-80 с трехкорпусным плугом. Плакаты висят еще 60-х годов. Где готовят кадры на технику, на которую сейчас сажают механизаторов? Вы их сами готовите? Я так понимаю, что сельскохозяйственные академии сейчас не готовят.

— Тимирязевская?

— Не только Тимирязевская, но и все остальные. Очень мало учебных заведений, где можно современный комбайн вообще повидать.

— Ну, это правда. В России тем не менее сохранилось порядка 60 аграрных вузов во всех регионах. Я во многих бывал. Ну, действительно там складывается впечатление такой полной бедноты, и я бы даже сказал – нищеты. Это есть, но постепенно эта ситуация начинает выправляться.

— А сами производители сельхозтехники не заинтересованы в том, чтобы готовить кадры, которые будут работать на этой технике?

— Ну, если мы, экономя каждую копеечку, будем делать бороны и еще готовить кадры – это будет слишком тяжелое финансовое бремя.

— Не готовить кадры, а хотя бы оборудовать класс.

— «Ростсельмаш» этим занимается, крупнейший российский производитель этим занимается. Он оборудовал порядка 50 классов в аграрных академиях. Мы движемся в этом направлении: поставили учебные пособия, поставили образцы сельхозтехники. Но, конечно, нам еще нужно двигаться долго и упорно, чтобы сделать действительно качественным наше аграрное образование. Вот мы говорим, что мы увеличили объемы производства в 2–3 раза. Но давайте сравним цифры: Советский Союз производил 656 тысяч тракторов в год, сейчас мы производим 7 тысяч – в 100 раз меньше.

— Ну, качество тракторов, вы знаете, какое было. Покупали три – один работал, а два на запчасти стояли. Это мы слышали.

— Ну, наверное, это перебор – вот такие цифры. Да, трактора были менее производительными, да, надежность, наверное, была не на современном уровне. Но чтобы в 100 раз! Послушайте, но при этом страна, к счастью, осталась огромной. Поэтому нам еще надо увеличивать и увеличивать объемы производства и учить людей.

— Вы, наверное, следите за состоянием рынка сельхозтехники в России, в мире, наверное, наблюдаете за этим. Каков у нас износ сельскохозяйственной техники и сколько мы от этого теряем?

— Ну, износ у нас велик. Я бы сказал даже, что обеспеченность комбайнами у нас гораздо ниже, чем в других странах. Если взять тысячу гектар, то в Америке четыре комбайна на тысячу гектар, в Германии – шесть, а у нас один комбайн на тысячу гектар. Это обеспеченность. При этом, да, действительно, комбайн наш, и то старый. Наверное, если кто-то ездит по полям, то красный комбайн увидеть в поле – это как бы не редкость. А красный комбайн – это значит, что он выпущен до 98-го года. А это значит, что ему 20 лет. Это уже экзотика. Он не должен работать больше 10 лет, если по-нормальному. Поэтому, еще раз, успехи есть, но у нас впереди много-много-много работы.

— Все-таки у нас каковы потери урожая из-за того, что у нас старый парк? Если такие данные?

— Сложно сказать. Минсельхоз называет потери – 30 миллионов тонн зерна из-за того, что у нас изношенные комбайны. Но потери – это только одна проблема. Россия могла бы еще в 2 раза увеличить объемы производства зерна, поэтому проблему надо решать.

— Константин Анатольевич, вы как-то настроены не либерально.

— Нет, не либерально.

— Какова должна быть политика Правительства? У меня такое предчувствие, вот что-то мне подсказывает, что после марта у нас Правительство поменяется. Как вы полагаете, каким оно должно стать?

— Опирающимся на разумные реальные интересы. Ну, что значит – я не либерал? Я считаю, что частная инициатива, свобода контракта, свобода слова должна присутствовать. Но должна быть и активная роль государства, элементы планирования надо возвращать. Государство обязано иметь образ будущего. Вот сейчас нам либералы говорят: «Не надо ничего планировать, завтра все будет по-другому, все планы пойдут прахом. Давайте ничего не будем делать…». Но развитие реальной экономики всегда и везде приводит к улучшению жизни людей. Если мы будем опираться на реальные интересы, увеличивать производство зерна, производство машин, делать их все более производительными, то неизбежно люди станут жить богаче. Мы 30 лет назад посмеивались и рисовали себе такой образ китайца: мол, это человек, ездящий на велосипеде и работающий за плошку риса. Сейчас, после 35 лет бурного развития, китайцы получают в среднем зарплату больше, чем россияне. Поэтому давайте развивать экономику, и все у нас будет хорошо.

— Константин Анатольевич, ваша партия «Дело» одна из немногих, которые не выдвигали своих кандидатов на выборы президента. Почему?

— Мы не готовы пока, в данной ситуации. Если уж ввязываться в драку, то имея какие-то реальные шансы ее выиграть. Это, во-первых.

Во-вторых, наверное, действующий президент может стать, имеет шанс стать действительно великим политическим деятелем в истории. А великие деятели совершали определенные изменения, повороты политики своей. Наш президент уже в 2014 году повернул внешнюю политику, я имею в виду события вокруг Крыма, и получил огромный кредит… вернее, вернул огромный кредит доверия. Мы надеемся, что в течение следующего срока он совершит такой же поворот в экономической политике. Вот мы и работаем над этим. То есть нам экономическая политика не совсем нравится. Поэтому то, что говорит Павел Грудинин – это одно, там многие вещи разумные. Но, тем не менее, лидером у нас остается Владимир Владимирович. И мы надеемся, что он услышит предложения, которые мы озвучиваем, и совершит тот самый поворот. Мы будем его поддерживать.

— Наверное, формулировкой экономической политики вы займетесь на ближайшем Московском экономическом форуме.

— Да, в начале апреля. И мы продолжим пропаганду нашей экономической политики.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 февраля 2018 > № 2495349 Константин Бабкин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 12 февраля 2018 > № 2495098

Кадровая «карусель», смерть зама, переживёт ли училище эпоху Минниханова

Главные события недели в Татарии (5 февраля—11 февраля 2018 года)

Правительственные рокировки в Татарии стали основным вопросом информационной повестки региона на прошлой неделе. На фоне прогнозируемого переезда министра экономики Артёма Здунова в Дагестан, которого ранее прочили на смену Рустаму Минниханову по окончании в 2020 году срока полномочий нынешнего главы республики, и назначения главы Нурлатского района министром лесного хозяйства были и неожиданные рокировки, которые эксперты оценивают с недоумением. Среди них назначение на пост главы министерства экономики теперь уже бывшего министра экологии и природных ресурсов.

Есть мнение, что смена действующих лиц в правительстве региона была не последней. После гибели (предположительно — самоубийства) заместителя министра здравоохранения РТ Елены Шишмарёвой, в отношении которой буквально за неделю до трагедии было возбуждено уголовное дело, казанские СМИ прочат отставку и её начальнику — министру здравоохранения РТ Аделю Вафину. Хотя в самом ведомстве это всячески отрицают, но и предстоящую смену места работы Артёмом Здуновым также в правительстве региона официально опровергали. В казанских СМИ выдвигают свои версии, кто может стать новым «медицинским» министром, если Вафин всё-таки уйдёт. Пока основных кандидатур три.

Кроме того, на прошлой неделе регион накрыла снежная стихия, что привело к задержкам авиарейсов, междугородних автобусов, проблемам с отключением электроэнергии у 15 тыс. жителей, а также снежным завалам. Власти с последствиями не справились, но объяснили это тем, что за сутки выпала месячная норма осадков. И жители Казани еще несколько суток были вынуждены на себе ощущать последствия снегопада.

Это не единственные претензии к властям, возникшие в регионе. Скандал развивается в Казани вокруг объекта культурного наследия федерального значения — Казанского художественного училища имени Н.И. Фешина. Пережившее военные годы учебное заведение находится в плачевном техническом состоянии, что служит препятствием для продления аккредитации, срок которой истекает 2 марта. Если власти не предпримут никаких мер, то уникальный архитектурный объект окажется под угрозой исчезновения, училище будет закрыто, а для почти 30 выпускников 2018 года есть риск остаться без документов об окончании обучения.

В это же время в старейшем микрорайоне города Зеленодольска жильцы аварийных домов ищут помощи в ЮНЕСКО и ООН. Они оказались в безвыходной ситуации — и жить в домах нельзя, и за сумму предоставляемой властями компенсации купить жильё невозможно.

В Арске 30 школьников и педагог отравились после обеда в школьной столовой, а прокурорская проверка обнаружила попытку уничтожения просрочки после возбуждения уголовного дела.

Министерский «хоровод» в Татарии

Сразу три министерства получили новых руководителей в Татарии на прошлой неделе. Наконец-то было занято пустующее с 15 января 2018 года кресло министра лесного хозяйства, которое ранее занимал Алмас Назиров. Последний ушёл в отставку добровольно «в связи с выходом на пенсию» — это официальная версия, неофициально же поговаривали, что экс-министр мог стать фигурантом уголовного дела, связанного с участками земли. В тот же день, 15 января 2018 года, глава Нурлатского района Равиль Кузюров был награждён медалью «За заслуги в развитии местного самоуправления в РТ». В Татарии это своего рода примета. После наград — или повышение, или почётная отставка. Про Кузюрова сразу пошли слухи, что он самый реальный кандидат на место ушедшего Назирова. И молодой — новому министру всего 45 лет, и энергичный — с 2008 года работал на разных постах муниципальной службы. Вот только специализация у экс-главы Нурлата более актуальна для другого министерства, он окончил Казанскую государственную архитектурно-строительную академию по специальности «инженер-строитель-технолог». В это же время у Кузюрова есть опыт работы в смежном министерстве — с 2011 по 2013 год, до перехода на работу в исполком района, он был замминистра экологии и природных ресурсов РТ. Ему была подведомственна инвестиционно-инновационная сфера.

Между тем на прошлой же неделе стало вакантным кресло министра экологии и природных ресурсов. Его занял глава Дрожжановского района Александр Шадриков. К слову, в социально-экономическом рейтинге муниципалитетов Татарии по итогам 2017 года этот район, мягко говоря, «звёзд не хватал». Из 45 мест он занимал 34, и в сравнении с итогами 2016 года сполз в нём на восемь строчек. На этом фоне заявление премьер-министра РТ Алексея Песошина при представлении нового министра о том, что он «успел зарекомендовать себя в качестве хорошего организатора и эффективного руководителя», выглядят странно.

К слову, в экологическом рейтинге регионов по итогам 2017 года, по данным «Зелёного патруля», Татария заняла 30 место.

Возвращаясь к новому министру, отметим, что Александр Шадриков не имеет профильного образования — у него диплом юриста и преподавателя физики и информатики. Три года (с 2011 по 2013 год), до того как стать главой Дрожжановского района, он руководил администрацией Засвияжского района Ульяновска. Уход с этого поста стал для многих его коллег из Ульяновска неожиданностью.

Но, пожалуй, самым обсуждаемым стало назначение Артёма Здунова — теперь уже бывшего министра экономики, а на сегодня председателя правительства Дагестана. Разговоры об этом велись ещё с конца января 2018 года, но тогда ведомство опровергло сведения. Тогда же строились версии о возможной кандидатуре министра экономики вместо него, но ни одно предположение не подтвердилось, и новым главой ведомства стал экс-министр экологии и природных ресурсов РТ Фарид Абдулганиев. Он среди «назначенцев» прошлой недели один имеет профильное для нового поста образование, так как закончил Казанский финансово-экономический институт, является доктором экономических наук.

Последняя рокировка вызвала наибольший ажиотаж в казанских СМИ и телеграм-каналах (далее орфография и пунктуация сохранены).

«Назначение Абдулганиева на министерство экономики Татарстана приводит к выводам, что расклад сил в районах и, прежде всего, в Закамской зоне, поменяется, — пишет криптоканал «Я просто текст», — Определённо, что премьер-министру РТ Алексею Песошину комфортнее работать с удобным ему человеком. Ведь Абдулганиев, как и сам Песошин выходцы из команды мэрии Казани».

Этот же криптоканал отметил, что «пакетное назначение трёх министров вызвало удивление у подавляющего большинства вовлечённых людей».

"Для них не понятны ни назначенцы, ни принцип их назначения. В очередной раз остро повис вопрос о кадровой политике в Татарстане», — уточняет он.

Другой казанский криптоканал, имеющий почти 18 тыс. подписчиков, «Неудаща» также удивляется, почему для новых татарских министерств не нашлось «героев в своём отечестве».

«В министерстве экономики РТ целых семь заместителей министра: русские и татары, мужчины и женщины, с большим стажем работы и пониманием процессов. Ни один из них не был признан Рустамом Миннихановым годным для повышения до должности министра. Позицию занял бывший министр экологии Татарстана. В министерстве экологии и природных ресурсов Республики Татарстан четыре заместителя, так же ни один из них не занял должность своего начальника, вместо этого Рустам Нургалиевич назначил главным экологом Республики главу Дрожжановского района РТ, юриста и педагога по образованию. Кадровая политика в республике все ещё свидетельствует об одном: в Татарстане по-прежнему сильны клановые отношения и фактор личной преданности руководству РТ», — пишет криптоканал.

Но больше всего внимания криптоканал уделил «уходу из команды» Артёма Здунова.

«Коллеги из соседних каналов заметили, что предложение о назначении Артёма Здунова на пост премьер-министра Республики Дагестан, это бонус в копилку Рустама Нургалиевича Минниханова. Безусловно, это бонус. Данным назначением команда Минниханова убивает двух зайцев одним выстрелом. Убирает одного из «претендентов», усиливает влияние на федеральном уровне, особенно по линии мусульманских республик, — пишет криптоканал «Неудаща». — По мнению некоторых экспертов, Здунова могли выдвинуть на пост руководителя республики».

Сам новый глава правительства Дагестана на сессии Народного Собрания региона, где депутаты утвердили его кандидатуру, пообещал «опираться на базис и всё самое лучшее, что уже наработано многонациональным народом Дагестана» и «устранять все узкие места, мешающие развитию».

А врио главы республики Владимир Васильев отметил, что «при выборе кандидатуры на должность премьер-министра республики он исходил, прежде всего, из того, что Артем Здунов одним из первых находился в резерве администрации президента России». Свой выбор он также объяснил успешностью работы Здунова в Татарии и тем, что «Артему Здунову доверяют в правительстве РФ, потому что те проекты, которые он защищал, представляя Татарстан, были успешны». Также Васильев добавил, что за эту кандидатуру он несёт ответственность.

«Дело врачей»

1 февраля 2018 года в казанские СМИ попала информация о том, что в министерстве здравоохранения Татарии прошли обыски, причиной которых послужило возбуждённое уголовное дело по факту хищения бюджетных денег. 3 февраля следственные органы официально подтвердили информацию и сообщили, что по этому делу задержана заместитель главы минздрава Елена Шишмарёва, в отношении которой возбудили уголовное дело по статьям мошенничество и превышение должностных полномочий. Следствие считает, что она вынуждала сотрудников подведомственных министерству организаций проходить курсы повышения квалификации. Сумма ущерба заявлялась в размере 5 млн рублей. Суд не стал отправлять чиновницу в СИЗО и ограничился домашним арестом, а 7 февраля её нашли мёртвой. Основная версия — самоубийство, но родственники погибшей, давая комментарии казанским СМИ, выражают своё несогласие с этой версией.

Шишмарёва окончила Казанский финансово-экономический институт, но с 1987 года работала в сфере здравоохранения. Сначала бухгалтером, потом начальником планово-экономического управления ГУП «Таттехмедфарм», с 2005 года — первым заместителем исполнительного директора по экономическим вопросам ГУ «Фонд обязательного медицинского страхования», а с 23 мая 2011 года перешла в аппарат министерства здравоохранения РТ.

Во время церемонии прощания с погибшей министр здравоохранения РТ Адель Вафин заявил, что «Елена Ивановна была преданным своему делу человеком, высокоинтеллигентным, ответственным, честным» и «в своей работе она видела некую миссию, и эта миссия такая же, как у каждого врача, — спасение людей, рождение новых жизней».

"Свой ум, талант она приложила к тому, чтобы отрасль сохранилась, чтобы ее потенциал сохранился, — добавил министр. — Она действительно любила людей, проблемы лечебных учреждений воспринимала как свое личное горе. Многие, наверное, этого не видели. Но это видел я, это видел Айрат Закиевич Фаррахов, когда работал министром. Ее работа — ее жизнь, другого у нее не было. Очень жаль, что это так прервалось».

С самого начала скандала Адель Вафин не комментировал уголовное дело, ограничившись лишь заявлением, что ответы на все вопросы будут даны следствию. Сейчас же, после гибели заместителя, появились слухи, что для министра вся эта ситуация не останется без последствий. Казанские СМИ уже не просто говорят об отставке Вафина, но и даже предлагают кандидатуры ему на смену. Само же ведомство опровергает эти данные. Впрочем, и министерство экономики в своё время не подтверждало уход Здунова до самого дня отставки.

8 февраля 2018 года издание Inkazan со ссылкой на источник в правительстве РТ написало о том, что решение об отставке принято. Это же мнение поддерживает и ряд других изданий республики.

«По нашей информации, отставка действительно неизбежна, но совсем не обязательно произойдёт в ближайшие дни. Вероятно, ее стоит ждать в марте — не позже выборов. При этом последние события разве что ускоряют развязку — под Вафина плотно копают уже несколько месяцев. Еще в прошлом году в минздраве РТ прошла комплексная проверка антикоррупционной команды Марса Бадрутдинова, за ведомство всерьез взялись правоохранительные органы», — пишет «Бизнес-онлайн».

Среди вероятных претендентов на кресло министра называют директора института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Андрея Киясова, главу Муслюмовского района Рамиля Муллина и главного врача ГАУЗ «Городская клиническая больница №7» Марата Садыкова.

В ответ на слухи в СМИ в защиту Вафина и медицины в целом 9 февраля выступил глава Ассоциации медработников Татарстана Ростислав Туишев. В интервью РБК-Татарстан он заявил, что «на минздрав Татарстана идет информационная атака».

"Слухи вокруг отставки министра абсолютно беспочвенны, он находится на пике профессиональной карьеры. Для нас, врачей, разговор о том, что могут сменить министра, да еще и в такой неподходящий момент, — это не поддается никакому осмыслению. О давлении на отрасль, которое происходит сейчас, — это просто какое-то хулиганство, это информационный вброс, чтобы деморализовать отрасль врачей. На мой взгляд, это омерзительно», — цитирует Туишева издание.

Это заявление не осталось без внимания.

«Коррупционный скандал, спровоцировавший смерть человека — теперь это называется ПИКом карьеры. Интересно, что ещё должно произойти, чтобы власти, и лично министр, набрались мужества и признали свои ошибки. Зачем ждать правильно направленных информационных атак и давления со стороны общественности, вместо простого решения освободить министерское кресло. Министром больше, министром меньше. Учитывая последние назначения и перестановки в правительстве Татарстана, их у нас много. Недаром республику называют кузницей кадров, вот только никто не ведёт статистику в соотношении количество/качество. А зря», — пишет канал «Башня Сююмбике».

В свою очередь, «Неудаща» отметил, что «тучи над министром здравоохранения РТ сгущаются, по нашим данным решение об отставке уже принято, сейчас решается, куда уйдёт Адель Юнусович и кто заменит его на посту».

Массовое отравление: просрочка для школьной столовой

Ждёт ли министра здравоохранения отставка или нет, пока говорить рано. Одно можно сказать точно — 11 февраля Адель Вафин был ещё на посту, так как принял участие во внеочередном заседании комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности. Поводом к мероприятию стало ЧП, произошедшее в городе Арске.

Напомним, 10 февраля 2018 года в приёмный покой Арской центральной районной больницы обратились ученики Казанбашской школы с признаками острой кишечной инфекции. Подворный обход «увеличил» число пациентов еще на 26 человек. В итоге в Республиканскую клиническую инфекционную больницу в Казани было госпитализировано 30 детей с 1 по 9-й класс, учитель и сестра одной из школьниц.

В связи с тем, что все госпитализированные дети питались в столовой Казанбашской школы, на место выехала бригада Роспотребнадзора. Кроме того, от ведомства поступило предложение проверить пищеблоки в школах муниципальных районов, которые не проверялись в течение двух лет.

На сегодня Казанбашская школа закрыта на четыре дня за счёт весенних каникул, пострадавшие дети проходят лечение. Состояние всех пациентов оценивается как стабильное средней тяжести — с улучшением на фоне проводимого лечения.

По информации СУ СК по республике, по факту отравления возбуждены два уголовных дела — по ч.1 ст.236 УК РФ («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил») и ч.1 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»). В организации, поставлявшей продукты в столовую, прошли обыски, а входе осмотра территории школы «обнаружены следы попытки уничтожения просроченной продукции». По данным Роспотребнадзора по РТ, в школе нарушены поточность, технология приготовления блюд, режим мытья столовой и кухонной посуды, санитарно-дезинфекционный режим, сотрудники пищеблока не в полном объеме прошли медосмотр и гигиеническое обучение. Источником инфекции послужили повар и кухонный работник, у которых обнаружен норовирус.

«Утром 12 февраля в Арский межрайонный следственный отдел с явкой с повинной обратился директор Казанбашской школы 40-летний Айдар Сафиуллин. Он сообщил о допущенных нарушениях в организации питания детей и выразил готовность сотрудничать со следствием», — отмечает в следственном ведомстве с уточнением, что принято решение о передаче расследования дела в производство 3 отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по РТ.

Снежный апокалипсис

Для Казани прошедшая неделя выдалась очень напряжённой, а виной всему разбушевавшаяся стихия и извечная проблема чиновников, для которых зима приходит неожиданно.

5 февраля для школьников, несмотря на то, что был понедельник, оказалось дополнительным выходным. В учебных учреждениях из-за прошедшего накануне снегопада, принёсшего городу месячную норму осадков, ввели свободное посещение. На деловом понедельнике глава исполкома Казани Денис Калинкин рассказал о том, что в городе введён план «Буран».

За сутки (с 4 на 5 февраля) в городе выпала февральская месячная норма осадков — «осадки в количестве 23 мм, в том числе ночью снег в количестве 22 мм за 12 часов, что соответствует критериям опасного метеорологического явления».

"К сожалению, убрать за сутки то количества снега, которое выпало за минувшую ночь, физически невозможно. Но нами предпринимаются все меры, чтобы не допустить коллапса на дорогах», — заявил тогда Калинкин.

Из-за снегопада были отменены четыре авиарейса, были приостановлены некоторые междугородние автобусные рейсы и две ледовые переправы, а пробки на дорогах достигали 9 баллов.

Несмотря на завершение снегопада ещё в начале недели, 9 февраля глава региона Рустам Минниханов в рамках совещания поручил дорожным службам и главам муниципалитетов активизировать работу по уборке снега. Причиной внимания региональных властей к муниципальной проблеме стали многочисленные жалобы жителей Казани — «в связи с плохой уборкой снега во дворах и в городских посёлках, и особенно это касается столицы республики».

На это глава исполкома Казани отметил, что 73% дворов приведены в нормативное состояние.

«Работы еще много. По посёлкам на сегодня ситуация выравнивается, но есть еще проблемные участки. В воскресенье мы планируем все работы завершить», — заявил Денис Калинкин.

Напомним, это не первый снегопад этой зимой, за устранение последствий которого мэру Казани Ильсуру Метшину ставят «неуд». В конце декабря 2017 года горожане, уставшие от качества уборки снега, гололёда и невозможности нормально передвигаться по улицам города, создали петицию на имя мэра Казани с просьбой «или организовать очистку пешеходных путей во всех районах города ото льда, или — в случае неспособности наладить систематическую работу по решению этой проблемы — уйти в отставку».

На сегодня под петицией подписались уже более 600 человек.

Войну пережили, а мирное время нет?

Вокруг одного из старейших зданий Казани разворачивается скандал, а само здание в любой момент может обрушиться. Казанское художественное училище имени Н.И. Фешина оказалось в сложной ситуации — 2 марта истекает срок аккредитации учебного заведения, а чтобы ее продлить, необходимы положительные заключения санитарного, пожарного ведомств, но они их не дают. Причина — плохое техническое состояние здания, построенного ещё в 1905 году по проекту архитектора Карла Мюфке. Училище же было создано в сентябре 1895 года Императорской Академией художеств, а на сегодня его учредитель — министерство культуры Татарии. О проблеме с состоянием объекта культурного наследия федерального значения было известно с 2015 года. Тогда же был разработан проект реконструкции, на который необходимо 293 млн рублей. При этом 170 млн рублей нужны уже сейчас — на замену основных несущих конструкций, ветхих коммуникаций.

В своих официальных группах в соцсетях представители музыкального училища пишут, что «местная и федеральная власть не принимает мер по оказанию помощи училищу».

"Действительно, 2 марта заканчивается аккредитация, а снова получить ее без ремонта училище не может. Сейчас мы составляем план, как мы можем за короткий срок решить эту проблему. Если училище лишится аккредитации, то мы не сможем выдавать дипломы государственного образца, но самое главное — не будет набора, а конкурс у нас всегда большой, потому что мы единственное заведение подобного профиля в республике», — цитирует директора училища Ольгу Гильмутдинову издание «Инде», уточняя, что переговоры с министерством-учредителем о реконструкции идут с 2015 года и письмо с изложением ситуации также было направлено главе региона Рустаму Минниханову.

«Училищу скоро исполнится 123 года, его не закрывали даже во время Великой Отечественной, неужели это произойдёт в мирное время?» — шокирована директор.

Второе имеющееся здание у училища, по словам руководства, ситуацию не спасёт. Там также требуется капитальный ремонт и, по санитарным нормам, оно не может вместить всех 210 студентов.

«Если здание закроют из-за аварийности, станет только хуже, его состояние будет стремительно ухудшаться. Любое неотапливаемое, неиспользуемое здание умирает! Обидно, если Казань потеряет такой памятник. Я знакома с проектом реконструкции здания КХУ, готовил его Татинвестгражданпроект, проект очень хороший», — процитировало слова заместителя председателя Татарстанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Фариды Забировой издание «Вечерняя Казань».

Открытое обращение представители учебного учреждения распространяют с 9 февраля, но на 12 февраля официальных комментариев министерства культуры РТ как учредителя или правительства региона не было. Если молчание затянется до 2 марта, то свыше 20 уже обучающихся студентов останутся без дипломов и обучение еще почти 200 будет под вопросом.

Архитектурно-строительный вопрос был поднят и в другом городе Татарии — Зеленодольске. Здесь жители дошли до ЮНЕСКО и ООН, но решения проблемы пока так и нет.

Квартал «Полукамушки» стоит в городе уже свыше века, и осенью 2017 года первую линию домов внесли в реестр культурного наследия как достопримечательное место местного значения.

Как пишет издание «Idel.Реалии», квартал находится почти в самом центре, и год назад на месте нескольких снесённых домов уже начали строить жилую высотку. Но стройка не задалась, и к срокам сдачи из десяти этажей были возведены лишь семь.

Сейчас речь идёт о сносе еще нескольких домов, которые не попали в реестр, но находятся в аварийном состоянии. Часть жителей не против выехать из опасных зданий.

«Местные тоже не против выехать из своих домов. Главная причина их протеста не в том, что они хотят сохранить квартал, а в том, что власти им предложили лишь 11 тысяч рублей за квадратный метр их жилья. Жители Зеленодольска и Чистополя в Татарстане уже несколько лет выступают против этой политики властей, однако пока не очень успешно», — пишет издание.

Как ранее писало ИА REGNUM, проблема с расселением аварийного фонда Зеленодольска существует уже более шести лет. Спешка по составлению списка аварийных домов привела к тому, что 1 января 2012 года 5 360 человек проснулись в непригодных для проживания домах. Список пополнялся, и оказалось, что практически каждый третий дом в городе — аварийный. Жильцы домов, посчитавшие, что их дому в этом реестре не место, пошли в суды. И за это время более 120 домов были исключены из списка, и суды всё еще продолжаются. А вот выкупная цена так и остаётся неизменной — 11 022 рубля за кв. м. Этих денег не хватит на покупку квартиры. К примеру, одинокой многодетной маме Наталье Ш. власти предложили чуть более 542,2 тыс. рублей за её «однушку» при том, что та была куплена в ипотеку за 1,248 млн рублей.

Наталья и еще ряд жильцов-аварийщиков готовы переехать, но понимают, что если согласятся на предложенную сумму, то в лучшем случае смогут позволить себе комнату в коммуналке вместо отдельной благоустроенной квартиры. Своё право они пытаются отстоять в суде.

Другая часть жителей выступает против сноса исторических домов, и в середине декабря 2017 года активисты написали обращения в Организацию Объединённых Наций, Европейский парламент и ЮНЕСКО. В письме они попросили «незамедлительно оценить ущерб, который был причинён объекту культурного наследия» и «принять меры по защите и восстановлению объекта». Но инстанции, давшие на прошлой неделе свой официальный ответ, написали, что данный вопрос не входит в их компетенцию.

Анастасия Степанова

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 12 февраля 2018 > № 2495098


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 12 февраля 2018 > № 2494250

Встреча с финалистами Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России».

Владимир Путин встретился в Кремле с финалистами Всероссийского конкурса «Лидеры России».

В.Путин: Добрый день!

Я рад вас всех видеть, поприветствовать. Знаю, что у вас за плечами большой конкурсный марафон. Мне было любопытно – наверное, Сергей Владиленович [Кириенко] уже говорил, – неожиданно для себя обнаружили, что вместо 12–15 тысяч, на которые мы рассчитывали, почти 200 тысяч человек подали заявки на этот конкурс. Но что совсем неожиданно, оказалось, что среди вас есть люди практически состоявшиеся: доктора наук уже, продвинутые высоко.

Вы знаете, наверное, неоднократно уже об этом говорили, у нас этот конкурс не связан с какой–то карьерной лестницей, только с созданием возможности для дальнейшего роста. Тем не менее думаю, что этот конкурс не пройдёт незамеченным для тех, кто ищет себе в свои структуры, во властные структуры, в бизнес-структуры интересных перспективных людей.

Мы сейчас разговаривали, в отношении многих из вас есть уже конкретные намётки, предложения и даже просьбы со стороны различных наших коллег.

В любом случае я очень рад, что вы здесь. Хочу вас поздравить с результатами, хочу вам пожелать всего самого доброго в будущем.

Надеюсь, вы расскажете, как конкурс шёл, свои впечатления о том, что и как сделано. Может быть, пожелания на будущее. Думаю, что мы сделаем так, чтобы это было не разовое мероприятие.

Пожалуйста.

П.Сорокин: Владимир Владимирович, спасибо большое.

Прежде чем начать представляться, хотелось бы Вас поблагодарить за то, что такую высказали инициативу, за то, что дали шанс такому количеству людей и себя показать, и на других участников посмотреть.

Меня зовут Сорокин Павел. Я сейчас возглавляю Аналитический центр при Минэнерго. Я всю свою жизнь, когда был ещё маленьким, молодым, жил за границей, учился в школе там. И всегда, живя там, понимал, что хочу на Родину, хочу вернуться.

В.Путин: А где Вы жили?

П.Сорокин: На Кипре, 11 лет на Кипре. Ходил в школу при посольстве и в английскую параллельно. И там наблюдал, как строятся межнациональные отношения, видел очень часто, как наши соотечественники в 90–е годы теряли связь со страной. Это сформировало мои взгляды на жизнь, что я хочу вернуться сюда, хочу, чтобы этого не повторялось.

Вернулся в 2001 году, поступил, закончил Плехановскую академию и после этого начал набираться опыта. Всю профессиональную карьеру работал в крупных финансовых структурах, сначала в аудите, потом в глобальных инвестиционных банках – «Морган Стэнли» – с фокусом на нефть и газ.

На каком–то этапе, два с половиной года назад, Александр Валентинович Новак предложил возглавить и создать Аналитический центр при Минэнерго, который занимался бы очень широким кругом задач, давал независимую оценку. Вот здесь, собственно говоря, я понял, что, во–первых, уже навыков хватает, для того чтобы что–то дельное предложить. Не просто чтобы прийти и сказать: я работаю на государство, я такой хороший, – а именно какую–то пользу приносить, комбинировать опыт, комбинировать навыки.

Два с половиной года назад мы создали эту структуру, набрали много молодых талантливых ребят, и в принципе достаточно широким кругом обязанностей сейчас занимаемся. То есть что скажет начальник, начиная синхронными переводами, если это требуется, и заканчивая работой с советами директоров госкомпаний и международными переговорами.

Один из крупных проектов, над которым в последнее время пришлось потрудиться, – это соглашение об ограничении добычи между Россией и странами ОПЕК. Это была знаковая сделка. Хотел Вас тоже поблагодарить, потому что без Вашей поддержки, собственно говоря, ничего было бы невозможно.

Почему она такая интересная была, драйвовая и что это показало? Россия вокруг себя консолидировала очень большое число стран. Мы показали, что мы не только можем рынок стабилизировать нашими общими действиями, то есть действовать в экономическом пространстве, а создать базу для будущей кооперации. 24 страны, у всех очень схожие проблемы, мы все хотим диверсифицировать экономики, мы все хотим расширить наш спектр. И при этом мы все понимаем, что поодиночке у нас может не хватить рынка ёмкости, у нас могут возникнуть другие проблемы, у нас всех есть зависимость от развитых стран в плане технологий в определённых секторах. Если объединять усилия на основании этой базы, то Россия выступит в роли консолидатора не только на нефтяном рынке, а уже и на технологическом, и в экономическом плане. Эта работа очень интересна, она реально даёт какое–то ощущение смысла, ощущение целенаправленности и может стать основой для будущих проектов.

Хотел сказать, что работаешь в структуре, чего–то добился, есть какие–то уже определённые регалии, может глаз замылиться, а когда приходишь на такой конкурс, понимаешь, что всегда есть кто–то лучше тебя, всегда есть у кого поучиться. И у наставников, которые очень сильно были представлены, очень интересные люди, и у конкурсантов, потому что и с командой в полуфинале и в финале очень сильно повезло, талантливые ребята со всех округов России. Виден в глазах огонь, видно, что ребята горят, хотят работать. И если им дать шанс, то они это могут привнести и в государство, и в любые структуры, где они будут представлены.

Поэтому это был просто уникальнейший опыт, он и другим людям позволяет за каким–то примером идти у тех же наставников или конкурсантов, и нам всем пример даёт, что всего можно добиться самому, если себя не ограничивать, если переступать через себя.

В.Путин: Нам, чтобы быть консолидаторами в других сферах, нужно быть значимым элементом той или иной площадки.

Почему мы здесь сыграли достаточно эффективно? Во–первых, мы смогли договориться с иностранными партнёрами. Во–вторых, мы смогли консолидировать позицию нефтяников внутри страны. А в–третьих, и самое главное, от нашей позиции многое зависит. Поэтому мы вряд ли что–то сможем консолидировать, если ничего не значим в той или другой сфере. Поэтому нам, конечно, чем нужно заняться тем, чтобы увеличивать свою долю, прежде всего в высокотехнологичных сферах экономики, и тогда совершенно точно мы сможем повторять такой успех и по другим направлениям.

Я не знал, что Вы занимались этой работой.

П.Сорокин: Очень активно.

В.Путин: Спасибо вам большое. Вы давно при Минэнерго работаете?

П.Сорокин: Два с половиной года работаем. Но сделкой с самого начала занимаемся, как в первый раз полетели в феврале 2016 года в Катар.

В.Путин: Два с половиной года?

П.Сорокин: Да.

В.Путин: Пора повышать Вас.

П.Сорокин: Надеюсь. (Смех.) Спасибо.

В.Путин: Я уверен, Александр Валентинович обратит на это внимание. Спасибо Вам большое.

П.Сорокин: Спасибо.

В.Прищепа: Здравствуйте!

Я Вероника Прищепа, консультирую по вопросам менеджмента качества.

Сейчас представляю Московскую область. Но благодаря любимому мужу, он у меня военнослужащий, я имела возможность пожить и в Новосибирске, и во Владивостоке. То есть я смогла не просто как турист приехать в какие–то города, а близко познакомиться с абсолютно разной природой, разными характерами – удивительный опыт.

В.Путин: Где Вы пожили за это время?

В.Прищепа: Новосибирск, Екатеринбург, Владивосток. Как муж шутит, говорит: осталась только наша часть в Калининграде.

В.Путин: Где больше всего нравится?

В.Прищепа: Я 20 лет жила в Новосибирске и думала, что красивее Сибири не существует ничего. Когда приехала во Владивосток, Вы знаете, я подняла руки и сказала: сдаюсь. Тут просто самая удивительная природа.

В.Путин: Да, правда.

В.Прищепа: Вы знаете, у меня очень простая история. Она простая, но при этом она близкая и понятная миллиону женщин. Год назад в моей жизни случилось чудо – у меня появился сын.

В.Путин: Мы Вас поздравляем.

В.Прищепа: Спасибо. Я ушла в декрет и окунулась в материнство во всей его прелести прямо с головой с удовольствием. Но через какое–то время я прямо, знаете, зафиксировала в голове мысль, что я хочу приносить пользу, быть полезной не только своему маленькому мирку, а дальше, за границы, заниматься чем–то хорошим, нужным.

И параллельно этому у меня шёл другой процесс, я стала сомневаться в себе как в профессионале. Почему–то стали возникать знаете какие ассоциации – с машиной, которая долго не ездит и ржавеет, абсолютно ненужной. Неизбежно возникают эти ассоциации.

И тут друзья мне рассказали об этом конкурсе. Захожу на сайт, и первое, что цепляют мои глаза, – можно получить экспертную оценку своих профессиональных компетенций.

Что я сразу подумала про этот конкурс? Если я туда пойду, я смогу построить «дорожную карту», как выйти опять и стать профессионалом, где у меня провалы, что нужно наверстать конкретно. Причём организаторы обещали, что сразу дадут какие–то пожелания, какие–то направления: куда идти, что именно читать. Для меня это показалось очень полезным. А по ходу конкурса, Вы понимаете, раз я здесь нахожусь, оказалось ещё одно удивительное чудо – если стараться, если активно участвовать в конкурсе, то можно даже не просто выйти из декрета обратно в обойму, а можно выйти в ещё более масштабную задачу. Не смейтесь.

Мне Мишустин Михаил Владимирович предложил поучаствовать в одном интересном проекте. Как ни крути, но без этого конкурса подобного шанса у меня бы в принципе не было. От имени всех молодых мам действительно спасибо.

Если можно, ещё небольшой нюанс. Когда я шла на конкурс, мне было интересно узнать историю успеха. Почему–то у нас в стране не распространён формат – делиться историями успеха: приходить в школу, приезжать в университеты, книги писать про то, как ты стал таким человеком, причём не важно, в какой области. У нас люди не делятся историями успеха. А на этом конкурсе, уже участвуя и в полуфинале, и в финале, мало того что были мегаинтересные губернаторы, они «мозг взорвали» тем, что они настоящие люди и отвечают не «около», знаете, как политики делают, а они отвечают очень просто, я их поняла. Это было приятно. Люди, которые вокруг, их уровень тоже был очень интересен. «А как вы стали занимать эту позицию? Почему пошли сюда?» То есть истории успеха реальных людей. Очень интересно и полезно.

В.Путин: Ну а первая–то часть? Остаётся для сына время?

В.Прищепа: У меня год, я только закончила декрет, я сейчас планирую выходить работать, и я очень надеюсь, что я найду. Сложный вопрос Вы задали.

В.Путин: А чем Вы раньше занимались?

В.Прищепа: Консультировала по вопросам менеджмента качества предприятия, в основном промышленные и пищевые, и школы. ISO внедряла, другими словами. ISO, HACCP, GMP – я их внедряла в предприятия.

Я надеюсь, что мне удастся найти или приблизиться к балансу между личным и профессиональным.

В.Путин: Конечно, нельзя терять навыков, профессионального уровня. Именно поэтому у нас целая программа сейчас будет по яслям. Чтобы молодые мамочки имели возможность как можно быстрее включиться в производственную деятельность, чтобы не терять квалификацию.

В.Прищепа: Это очень важно.

В.Путин: Но, честно говоря, это совершенно неожиданно для нас, что Вы сейчас сказали, что для молодых женщин в Вашем положении это играет такую роль. Мы на это не рассчитывали. Но тем более приятно. Успехов!

Пожалуйста.

Е.Покушалов: Владимир Владимирович, добрый день!

Евгений Покушалов, Новосибирск, Национальный медицинский исследовательский центр.

Я очень рад вновь с Вами встретиться. Буквально полгода назад Вы мне в Кремле вручали Госпремию в области науки и технологий.

В.Путин: Как сейчас помню.

Е.Покушалов: Поэтому я, конечно, счастлив, что мне ещё выдался такой шанс.

Что могу сказать? Меня, например, в течение всего конкурса все без конца спрашивали: зачем тебе это надо? Ты оперирующий хирург, ты учёный, добился много всего.

В.Путин: Вы доктор наук?

Е.Покушалов: Я доктор наук, профессор, член-корреспондент Академии наук.

В.Путин: А сколько Вам лет?

Е.Покушалов: Мне 43.

В.Путин: Когда Вы успели всё оформить? (Смех.)

Е.Покушалов: А ничего специально не оформлялось. То есть делалась работа, делалась наука, внедрялись инновации, и это всё пришло само собой. Это не было целью.

В.Путин: Вы ещё молодой человек и, в общем, очень успешный.

Е.Покушалов: Я на самом деле со студенческой скамьи попал в нужные руки. Всю свою студенческую жизнь был уже в науке. Я как раз был в области кардиохирургии, мне было очень легко дальше продолжить этот путь.

В.Путин: Такая большая работа на самом деле.

Е.Покушалов: Это большая работа, да.

Меня всегда спрашивают, почему я тут участвую. Я могу сказать, это очень важные вещи. Моя сфера деятельности – это не только оперировать людей, моя сфера деятельности ещё и создавать новые технологии, внедрять их. Я могу сказать точно, что успех этого зависит не только от гениальных идей, не только от гениальной команды, но и от правильного менеджмента. Успех как раз именно в этом.

У нас многие учёные, исследователи как раз об этом не задумываются, думаю, что это основная наша проблема, почему у нас эти процессы не идут столь эффективно и энергично. Поэтому для меня было очень важно поучаствовать в этом конкурсе, для того чтобы понять для себя, где мои сильные стороны, слабые стороны. Мне нужно, чтобы меня оценили, для того чтобы можно было сделать какую–то коррекцию.

Второй момент, который хочу отметить, – наставники. Я считаю, что это гениальная мысль – работа с наставниками. Это думаю, наверное, ценно всем сидящим здесь, в зале, потому что это уникальный опыт, который можно будет почерпнуть. Потому что все наши наставники – это очень яркие люди с громаднейшим опытом. Этот опыт можно черпать, наверное, очень долгое время. Этот опыт можно уже использовать в своей деятельности, поэтому это колоссально.

Ну и третий момент: я могу сказать, что я получил колоссальное удовольствие, потому что всё это время меня окружали очень яркие и талантливые люди, а люди, особенно в разных сферах, когда собираются вместе такие талантливые, это всегда новые идеи.

Я Вам могу сказать, я не шучу, это на самом деле было так: в последние три дня мы со своей командой, с которой мы были в конкурсе, в перерывах между заданиями обсуждали вопросы квантовой механики и задавались такими вещами, что эффекты квантовой механики, несмотря на то что их по–разному можно интерпретировать, очень активно и плодотворно используются в технике, в приборостроении. Но при этом мы коснулись того, что в медицине такие эффекты неизвестно как работают и каково влияние эффектов квантовой механики на биологические объекты. Получается так, что это такая сфера, в которой можно будет дальше поработать, и, может быть, это будет как раз путь для новых технологий в медицине. Поэтому это фактически такая мысль, которая родилась в процессе конкурса и которая, возможно, получит своё продолжение.

Поэтому я, например, получил колоссальное удовлетворение и хочу Вас просто поблагодарить за такую возможность. Я думаю, что всё то, что я получил, даст мне и моей команде огромный толчок. Я думаю, что мы ещё покажем себя.

В.Путин: Для меня тоже неожиданно, что люди, в данном случае конкретный человек с таким уровнем подготовки и с таким уровнем, которого он добился в профессии, не только пришёл на конкурс, но ему было и интересно. Это неожиданно. Такой человек, как Вы, вполне мог бы выступать там экспертом. Вы кем работаете сейчас?

Е.Покушалов: На самом деле я прошёл полный цикл от санитара. И сейчас я работаю в ранге заместителя директора по науке клиники Е.Н.Мешалкина.

В.Путин: Это клиника, специализирующаяся на чём–то?

Е.Покушалов: Да, это ведущий центр нашей страны в области сердечно-сосудистой хирургии.

В.Путин: С центрами в Москве работаете совместно, да? С московскими центрами работаете?

Е.Покушалов: Да, конечно. Наш партнёр – Бакулевский институт, ближайший партнёр в этой области.

В.Путин: Вы заместитель директора?

Е.Покушалов: Заместитель директора.

В.Путин: А семья у Вас есть?

Е.Покушалов: Да, у меня трое детей.

В.Путин: Вы в Новосибирске выросли?

Е.Покушалов: Нет, я родился, получил образование, прошёл аспирантуру и ординатуру в городе Томске. И в 2002 году меня мой директор Александр Михайлович Караськов пригласил поработать в центре. На тот момент я, конечно, не мечтал о таких возможностях, но он дал мне большой шанс.

Я приехал и сказал о том, что я могу запустить одно из направлений кардиохирургии, которого на тот момент не существовало в клинике. Он мне дал шанс попробовать, и у меня получилось. Я его смог реализовать, и за 15 лет мы достигли колоссальных результатов. Наша деятельность известна широко за пределами Российской Федерации. С 2000 года наши наработки стоят в практических рекомендациях всех кардиологов и кардиохирургов Соединённых Штатов Америки, Канады, Европы и Российской Федерации. Поэтому мы с 2012 года те научные изыскания начали воплощать в жизнь, и они приняты на мировом уровне, поэтому это большое дело.

В.Путин: Спасибо. Удачи Вам.

Е.Покушалов: Спасибо.

О.Жданеев: Здравствуйте!

Меня зовут Жданеев Олег. Родился в небольшом сибирском городке на юге Хакасии, в Абакане.

В.Путин: В Абакане родились?

О.Жданеев: В Абакане.

В.Путин: Почему небольшой городок? Это административный центр Хакасии.

О.Жданеев: По сравнению с Москвой, где я сейчас нахожусь, конечно, это небольшой городок.

Производственник из нефтегазовой отрасли. После 12 лет работы за рубежом – работал в Норвегии, Франции, Соединённых Штатах Америки – вернулся в Россию, вернулся домой, чтобы стать ближе на шаг к мечте.

В.Путин: А работали в качестве кого?

О.Жданеев: И в исследовательских институтах, и непосредственно в поле. Я как нефтяник и в море ходил, и занимался разработкой нового оборудования в Норвегии, например, тех же подводных добычных комплексов. В Соединённых Штатах Америки разрабатывал новые типы химического анализа пластовых флюидов. То есть очень широкая номенклатура.

В.Путин: То есть занимались проблемами бурения на шельфе?

О.Жданеев: В том числе бурение на шельфе, в том числе новые физико-химические методы анализа, разработка нового оборудования, которое сейчас практически во всём мире установлено, разработка новых инновационных методов бурения, разведки.

В.Путин: В какой компании Вы работали?

О.Жданеев: «Шлюмберже». Два года назад вернулся в Россию, чтобы постараться внести свой вклад, чтобы на российское машиностроение не смотрели сверху вниз, а чтобы оно стало образцом для всего мира.

В.Путин: Того, чем Вы занимались, как раз здесь у нас пока и не хватает, именно этого.

О.Жданеев: Я как раз стараюсь передать весь свой опыт, все знания на семь заводов, которые у нас сейчас есть в регионе.

В.Путин: Где Вы работаете сейчас?

О.Жданеев: В «Шлюмберже» продолжаю.

В.Путин: Здесь, в России?

О.Жданеев: В России. И на семь заводов, которые у нас есть, я стараюсь как раз передать весь опыт, все те знания. Сейчас достраиваем восьмой завод в Липецкой области. Завод уникальный не только для России, но в целом в мире. То есть завод высокоточного литья, там более 70 процентов операций полностью автоматизированы.

В.Путин: Хотите ещё поглотить одну из наших компаний, которая занимается бурением?

О.Жданеев: Идут разговоры.

В.Путин: Не разговоры, а настойчивые переговоры в течение длительного времени уже.

О.Жданеев: Но я непосредственно за производственный блок, то есть…

В.Путин: Вы здесь ничего не делали в этом направлении?

О.Жданеев: Моя задача, чтобы оборудование у нас, в России, производилось. Оборудование производится россиянами на российских заводах. И более того, оно получается настолько качественным и востребованным, что мы сейчас отправляем его по всему миру. То есть идут отправки на Ближний Восток, в Соединённые Штаты Америки, в Китай. Получается очень хороший экспортно ориентированный продукт.

Конкурс для меня – это фактически возможность встретиться с очень интересными людьми, с которыми можно реализовать мечту о российском передовом машиностроении быстрее. Поскольку моя деятельность сейчас достаточно узкая, через наставников я как раз хотел научиться, посмотреть, как стать более полезным стране, как все те знания передать, чтобы они принесли наибольший эффект для Родины.

В.Путин: В компании у Вас какая позиция?

О.Жданеев: Я руководитель департамента по производству и разработке нефтегазового оборудования в регионе России и Центральной Азии. То есть я подчиняюсь непосредственно президенту.

В.Путин: Интересно. Реально очень интересно и важно. Удачи Вам.

О.Жданеев: Спасибо Вам.

О.Углева: Меня зовут Ольга Углева, я из Челябинска, 31 год, замужем, двое детей. Сейчас нахожусь на позиции руководителя подведомственного регионального учреждения Минэкономразвития. Для меня эта сфера новая, всего несколько месяцев работаю. До этого развивалась в банковской сфере, прошла путь от специалиста до заместителя директора по нашему региону. А на текущей позиции оказалась тоже в результате конкурсных процедур. Это была региональная кадровая программа челябинского правительства. И как раз так совпало, что в первый мой рабочий день мой руководитель, заместитель губернатора Руслан Гаттаров, говорит: там конкурс проводится «Лидеры России», прими участие, я бы хотел. Это было, по–моему, 6 ноября, последний день подачи заявки, так совпало.

В.Путин: То есть начальство приказало?

О.Углева: Нет, на самом деле как раз хотела сказать, что по жизни с детства участвую в различных олимпиадах, в том числе лауреатом Президентской премии была в 2009 году, мне как студенту Пётр Иванович Сумин, наш губернатор, вручал.

В конкурсе охотно приняла участие. Приняли участие мы вместе с мужем. И мы единственные, как выяснилось, оказались оба в финале, дошли до финала.

В.Путин: А муж чем занимается?

О.Углева: Супруг рос в транспорте, в строительстве, в продажах развивался, сейчас свой небольшой бизнес, занимается ремонтом станков, оборудования, с «Башнефтью» работает, есть крупные заказчики, и с Усть-Катавским вагоностроительным заводом работает по ремонту оборудования. Сейчас уже к деткам улетел, а я ещё здесь.

Что хотели от конкурса? В первую очередь оценить свой уровень. Потому что как банковский сотрудник я понимаю, чего я стою, а относительно других сфер хотелось бы понять.

И второй момент для меня был важен – научиться решать более глобальные, масштабные задачи. Потому что работа в банке – это работа в очень чётко структурированной системе с понятным функционалом, понятными задачами, тем более я большую часть работала в зарубежных банках – там это всё очень чётко выстроено, – а сейчас мне нужно было выбирать направление деятельности и необходимо решать проектные задачи.

В этой части у нас в конкурсе был очень полезный кейс, когда нам нужно было предлагать решения в части демографических вызовов, которые стоят сейчас перед страной. Здесь мне посчастливилось поработать с Виктором Алексеевичем Зубковым – он у нас был наставником в этот момент, наблюдателем – и Якушевым Владимиром Владимировичем, получить от них экспертную оценку своих предложений в части повышения производительности труда и изменения системы образования. Потому что для нас, как для исторически промышленного региона, вопрос повышения производительности труда крайне важен.

Я увидела, придя в структуру Минэкономразвития, что мы до сих пор не участвуем в приоритетной программе повышения производительности труда, хотя Свердловская область, Тюмень уже включились в этот процесс. Сейчас моей задачей будет войти в перечень пилотных субъектов.

В части образования тема близкая для меня. Я и сама попреподавать успела, и команду формирую, так или иначе с ребятами общаюсь, молодыми специалистами. Что хотелось? Чтобы ребята, приходящие на работу, не важно, в какую сферу, всё–таки перестали слышать от работодателя такую фразу: забудьте, чему вас учили в вузе, мы сейчас вас научим, как нужно работать.

Благодаря работе с наставниками огромным открытием явилось, что это такие же живые люди, как мы, которые готовы работать. Мы и с Виктором Алексеевичем, и с Владимиром Владимировичем уже обсудили дальнейшие шаги и достигли определённых договорённостей. Есть вера, что мы действительно придём к той системе, когда у нас будет работодатель работать в связке с вузами и рука об руку идти в этих задачах.

В.Путин: Да, они люди конкретные, с большим опытом, поэтому они понимают, что нужно делать. Это правда.

Понятно. Спасибо большое.

Ф.Шеберстов: Меня зовут Фёдор. Я тоже из состоявшихся и самых возрастных участников. Мне 48 лет, у меня шесть детей. Старший живет в Новосибирске. Занимается квантовыми эффектами в медицине.

Я учился в МФТИ. Это был рубеж 90–х, наукой тогда было не прожить, и я начал консалтинговый бизнес. Могу Вам сказать, что моя компания – конкурент экспертам конкурса. Так что могу сказать уверенно, что это не показуха. Более того, я же прошёл все этапы, упражнения структурно были знакомы, но абсолютно всё было полезно, отличная возможность посмотреть на себя со стороны.

Почему пришёл? Последние три года я занимаюсь благотворительным проектом, называется «Учитель для России». Может быть, Вы про нас слышали. Смысл его в том, что мы обращаемся к выпускникам лучших вузов, непедагогических в том числе, чтобы они пошли в обычные школы учителями на два года. Мы им помогаем стипендией, мы их готовим. План такой, что эти ребята очень талантливые, кстати, похожи на тех, кто здесь собрался, но они отобраны ещё по идеализму, то есть это не про деньги совсем, они очень многое поменяют в образовании к лучшему.

Девиз нашего проекта – помочь каждому ребёнку раскрыть потенциал. Сейчас много чего происходит хорошего в смысле образования для одарённых, элитных, прекрасный Ваш «Сириус», который нас приютил, и наши учителя туда ездят. Но обычная школа точно нуждается в сильном внимании, и наши ребята это делают.

Мой план состоялся, получилось поговорить со многими. Фотография рядом с Вами, я уверен, очень поможет проекту тоже.

В.Путин: Дай бог.

Ф.Шеберстов: Это правда. Потому что школа очень инерционна и послушна.

А второе, мы познакомились с Юрием Петровичем Трутневым, он теперь зовёт заниматься социалкой, осваивать…

В.Путин: На Дальнем Востоке?

Ф.Шеберстов: Да. Фактически гигантскую страну. Прямо всерьёз задумался.

Спасибо Вам.

В.Путин: Вам спасибо. Вы так коротко говорили, интересно.

Я не слышал, к сожалению, про Ваш проект.

Ф.Шеберстов: Познакомьтесь с учителями, они волшебные.

В.Путин: Проект, конечно, здорово организован и здорово задуман. Я даже не знал, что есть люди, которые этим занимаются.

Ф.Шеберстов: Да, на энтузиазме, пять областей, 50 школ уже, притом что мы работаем всего два года. И ещё одна важная вещь: среди наших упражнений был поход в школы, то есть каждый из участников провёл открытый урок. И, удивительно, абсолютное большинство тех, с кем я поговорил, – можно сейчас спросить коллег – сказали, что это их главное впечатление за конкурс. Не «рубиться» с большими начальниками, а выступить перед детьми. Правильные лидеры собрались.

В.Путин: Вы про «Сириус» вспомнили. Мы при «Сириусе» сделаем как раз школу, потому что там школы не хватает. Сделаем хорошую регулярную школу.

Ф.Шеберстов: «Сириус» – мощная история.

В.Путин: Да, тут вроде получилось.

Ф.Шеберстов: Точно.

В.Путин: Спасибо. А к Юрию Петровичу поезжайте, там есть чем заняться.

Ф.Шеберстов: Он что делает – у него видно.

В.Путин: Да, сразу. Он хваткий.

Ф.Шеберстов: Да, с ним надёжно.

В.Путин: Точно.

С.Лудин: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Сергей Лудин. Я родом из небольшого города Нижегородской области, город Павлово. Знаете, там, где знаменитые «пазики» производят. Мы с любимой женой воспитываем троих сыновей. Сейчас выйду отсюда, скажу, что Фёдора придется догонять. Может, дочку получится.

В.Путин: Домой сначала доберитесь. Прямо сейчас не надо. (Смех.)

С.Лудин: Пусть готовится.

Начинал я работать экономистом на предприятиях Нижнего Новгорода. Сейчас работаю в Московской инвестиционной компании. Управляю портфелем активов, порядка 60 миллиардов рублей под управлением. Удалось создать очень сильную команду на этом рынке.

В.Путин: Чья эта инвесткомпания?

С.Лудин: Акционер Evraz, Абрамов, Фролов.

В.Путин: Хорошо. Солидно.

С.Лудин: Очень солидно, классно. Считаю, что нам удалось создать хорошую команду. Вроде активами получается управлять хорошо: они растут и дальше будут расти. Всегда чего–то мало, хочется больше развиваться, поэтому конкурс мне в первую очередь дал возможность посмотреть вокруг: что дальше, какой следующий шаг сделать, как можно принести пользу обществу, как можно больше себя реализовать…

Мы, например, общались с Максимом Станиславовичем Орешкиным по поводу того, где и как можно деятельность Минэкономразвития улучшить, и договорились, что я пришлю ему свои предложения по поводу того, как наш опыт управления частными активами можно применить в управлении государственными активами. Это в части рыночной мотивации.

В.Путин: Вам сколько лет?

С.Лудин: 36 лет.

В.Путин: Так что с Орешкиным на одном языке можете говорить.

С.Лудин: Мы с ним так и общались. Он говорит: почему ты меня выбрал? Говорю: Максим Станиславович, Вы такой молодой и перспективный. А он мне то же самое: Вы тоже. Вот так диалог и заладился. Посмотрим, что получится, но предложения я свои сделаю.

И совсем неожиданный опыт для меня был, то, что Фёдор сказал: мы провели открытый урок в лицее № 59 города Сочи. Знаете, честно говоря, я боялся этого урока больше всего. А по итогу – такого удовольствия и удовлетворения я не получал никогда. Я даже позвонил жене после этого и сказал: знаешь, если бизнес надоест, а в Правительстве не пригожусь, пойду учителем работать. Так и решили. Фёдор сразу мне курс предложил.

И отдельно, Владимир Владимирович, ещё раз хочу сказать спасибо Вам, всем организаторам, участникам, наставникам от 200 тысяч человек, которые зарегистрировались. Я считаю, что конкурс – это очень мощный импульс для всех для дальнейшего развития независимо от результатов: кто попал в сотню, кто не попал.

Что можно исправить, улучшить? Мне кажется, это сделано на таком высоком уровне, что здесь главное не потерять этот уровень. Это первое.

А второе, может быть, подумать о тиражировании на региональный уровень и ещё куда–то. Потому что этот опыт терять нельзя, его надо точно масштабировать.

В.Путин: Вы сказали, уровень нельзя терять и нужно тиражировать. Если делать на региональном уровне, нужно делать так, чтобы там тоже был региональный, но высокий уровень.

С.Лудин: Да, конечно.

В.Путин: Можно, наверняка можно это сделать, сто процентов. Почему нет? Там, правда, не будет предложений поехать на Дальний Восток, но всё равно. Там другие будут предложения.

Спасибо.

А.Зименков: Владимир Владимирович, меня зовут Андрей Зименков.

Я родился, вырос в Ленинграде, Санкт-Петербурге. Сейчас живу и работаю в Москве. Для многих история знакомая.

В.Путин: Совпадение.

А.Зименков: Знакомая история. Есть определённые совпадения. Пока на этом они заканчиваются.

Как и многие мои товарищи здесь, получал профессиональный опыт работы за границей. Доучивался по бизнес-образованию за границей. Но восемь лет назад принял осмысленное решение всё–таки вернуться в Россию, потому что хочу самореализоваться в родной стране. Работаю в «Ростелекоме». Занимаюсь трансформацией нашего бизнеса. Как наш шеф Михаил Эдуардович говорит, разворачиваю авианосец нашей компании лицом к клиенту. Хочется назвать его ледоколом, может быть. Лицом к клиенту приятнее, наверное.

В.Путин: А чем Вы занимаетесь в «Ростелекоме»?

А.Зименков: Я отвечаю за развитие корпоративного и государственного сегмента.

В.Путин: Как Вы видите, куда такая компания, как «Ростелеком», должна двигаться? Во что она должна трансформироваться? Что должно быть основным в её будущей работе?

А.Зименков: Вы знаете, я считаю, что у «Ростелекома» есть уникальный шанс не просто вложиться или поучаствовать в создании цифровой экономики в России. У «Ростелекома» есть реальный шанс быть драйвером этой трансформации и создания цифровой экономики. Потому что у «Ростелекома» есть уникальный ресурс – это инфраструктура, это люди.

Кстати, в финалистах от «Ростелекома» было пять человек. Победителей три. Конверсия, я хочу сказать, из пяти три – очень хорошо. Я честно горжусь результатами нашей компании.

В.Путин: Вы абсолютно правы, конечно, так и есть.

А.Зименков: Зачем шёл на конкурс? На конкурс шёл, для того чтобы, во–первых, себя померить, как и многие здесь, чего я стою. В компании, может быть, есть какие–то успехи, определённые есть. Но в масштабах страны, так сказать, я померил, понимаю, что есть ещё куда расти. Буду над этим работать.

А вторая цель была немножко поднять взгляд, взор от операционных бизнес-проблем, с которыми каждый день работаешь, и вообще подумать, чем я могу быть полезен стране в целом.

В.Путин: Образование у Вас какое?

А.Зименков: Я инженер. Я в Петербурге учился на инженера.

В.Путин: Где? В каком вузе?

А.Зименков: В ЛЭТИ, электротехнический имени Ленина.

В.Путин: Отлично.

А.Зименков: Да. Дальше уже доучивался на бизнес-образовании, и сейчас я уже как инженер смотрю. Я понимаю высокие технологии, но смотрю на то, как эти технологии могут облегчить жизнь государства, предприятий, людей.

Из конкурса вышло много откровений и идей. Никогда не сомневался в том, что у нас по стране очень много талантливых управленцев во всех регионах. Я лично с регионами работаю очень много. Завтра лечу в Самару, после этого в Уфу, потом в Екатеринбург – это всё на этой неделе. Вижу очень много талантливых ребят. Но для меня настоящим откровением стал уровень чиновников и госуправленцев, коих было достаточно много на конкурсе не только в роли наставников, не только в роли ведущих мастер-классов, но и в роли обыкновенных участников. Очень сильные ребята.

Отдельное Вам спасибо за молодых губернаторов. Организаторы конкурса пригласили их дать мастер-класс, и я хочу сказать, что семь губернаторов, кто–то из них ещё «исполняющий обязанности», так мощно выступили, что в моей шкале оценки они точно составили конкуренцию блокбастеру от Германа Оскаровича про технологии будущего.

В.Путин: Они сильные ребята, они очень конкретные, с опытом практической работы.

А.Зименков: Это и бросилось в глаза. Для меня лично это стало откровением, повысило очень сильно в моих глазах престиж госслужбы. И вообще я хочу сказать, что я посмотрел на госуправленцев с новой стороны. Они представились с каким–то человеческим, если хотите, новым, по крайней мере для меня, лицом.

Идея, которую вынес точно абсолютно и буду в нашей компании её продвигать, – это формат конкурса, который сделан, его можно перенести и реализовывать в крупных госкорпорациях абсолютно точно, в крупных компаниях. Кто–то, может быть, возьмёт это и реализует в региональных органах госвласти, потому что спрос есть, а технология прямо отработана, она готова – бери и делай, и абсолютно точно получишь сильный кадровый резерв, очень высокий. Это я точно собираюсь делать. Есть ещё несколько идей в цифровой экономике, буду эти идеи тоже двигать внутри «Ростелекома».

В.Путин: Успехов! У Вас интересная работа и очень перспективная. То, что Вы сказали по поводу компании, – я тоже думаю, что примерно так она должна и развиваться, двигаться. Там не хватает некоторых сегментов, но их нужно добавить.

А.Зименков: Работаем над этим, Владимир Владимирович.

К.Бабаев: Владимир Владимирович, меня зовут Кирилл Бабаев, мне посчастливилось работать одновременно в двух сферах: в международном бизнесе и в науке. Я в течение многих лет для крупнейших российских компаний занимался международными коммуникациями, защищал интересы российского бизнеса за рубежом и одновременно работал в фундаментальной науке, я тоже доктор наук.

В.Путин: А как Вы его защищали?

К.Бабаев: Я выстраивал взаимоотношения с государственными органами при заключении различных сделок, при различного рода инвестиционных проектах в наших крупных русских компаниях, причём работал практически на всех континентах.

В.Путин: За границей?

К.Бабаев: Да. И в Азии, и в Африке, и в странах СНГ, и в Европе, в Америке – то есть практически везде.

С.Кириенко: Доктор филологических наук?

К.Бабаев: Да, при этом я занимался фундаментальной наукой, именно поэтому у меня достаточно уникальная комбинация навыков экспертиз, связанных, с одной стороны, с бизнесом, с другой стороны, с наукой. Я бы хотел именно это предложить своей стране, своему обществу, Вам.

У меня есть мечта. Я бы хотел создать в России эффективную, современную систему научного менеджмента, повысить эффективность исследований, поставить их на службу государству, приоритетам его развития и, главное, повысить престиж нашей науки за рубежом, чтобы о нас знали, чтобы наши исследования были востребованы больше, чтобы мы выиграли в этой научной дипломатии, которая сейчас так важна. Именно для этого я шёл на конкурс. Я думаю, со мной все присутствующие ребята согласятся, победа на конкурсе – это очень здорово, но победителями мы себя сможем чувствовать только тогда, когда мы делами докажем, что мы можем что–то сделать для страны. Мы получили некий аванс, и этот аванс дал нам этот конкурс.

Сам по себе конкурс, безусловно, это шаг вперёд в нашем дополнительном образовании, как и тот миллион рублей, за который я хочу отдельно Вас поблагодарить, который мы должны потратить на то, чтобы узнать что–то новое, повысить свою компетенцию и уже выходить на новый государственный уровень. Вот это я хотел бы сделать как раз.

С.Кириенко: У Вас шесть языков?

К.Бабаев: У меня двенадцать. Так сложилась жизнь.

В.Путин: Здорово.

На два момента обратил бы внимание. Вы сказали о том, что нужно работать над тем, чтобы повысить авторитет нашей науки за рубежом, и вначале говорили о том, что главное заключается в том, чтобы повысить эффективность исследований внутри страны. Вот это повышение эффективности внутри страны, конечно, гораздо важнее, чем авторитет за границей.

К.Бабаев: Конечно.

В.Путин: Хотя это тоже важно, чтобы о нас узнали. О нас знают, и в этом есть определённый смысл, но самое главное – внутри. О нас будут ещё больше знать, если мы сможем организовать нормально эффективность работы науки внутри страны.

Сейчас академия сама находится в стадии преобразования, поэтому это очень важно. Это реально очень важно.

Вы эту тему не обсуждали в ходе конкурса ни с кем?

К.Бабаев: Я выбрал наставников.

В.Путин: А кто?

К.Бабаев: Я встречался с Владимиром Александровичем Мау. Мне очень понравилась эта встреча. Он мне тоже сказал, что его впечатлили перспективы, о которых мы говорили. Жду ответа от других наставников. Я выбрал, в частности, Кузьминова из Высшей школы экономики. Мне бы хотелось получить экспертизу, получить возможность воплотить, внедрить те идеи, которые у меня существуют на эту тему.

В.Путин: То есть Вы ждёте ещё от них каких–то материалов, да?

К.Бабаев: Да.

В.Путин: Тогда позвольте совет: они люди занятые, не ждите, требуйте от них.

К.Бабаев: Договорились.

В.Путин: Иначе никогда не дождётесь.

К.Бабаев: Спасибо. Теперь, я думаю, они будут двигаться в ускоренном порядке.

В.Путин: Для этого это и было сказано.

Н.Куликов: Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Никита Куликов, я из региона. Родился, вырос и учился я в городе Тюмени.

Так случилось, что сразу после университета я попал в Сбербанк, где работаю до сих пор, уже 10 лет. Последние четыре года руковожу корпоративным блоком. То есть мы с моей командой, которая не меняется последние четыре года, основной состав, занимаемся работой с юридическими лицами, развиваем бизнес совместно с юридическими лицами, кредитуем, зарплатные проекты и так далее.

На конкурс пошёл, наверное, потому, что это был какой–то вызов для меня в первую очередь, хотелось посмотреть, где мы находимся в сравнении с другими ребятами по стране, с другими корпорациями, с чиновниками, с людьми из бизнеса. Посмотрел, понял, что мы тоже можем.

Знаете, в процессе конкурса прошло, наверное, переосмысление, и сейчас такая дилемма: стоит ли продолжать своё развитие в Сбербанке, или, может быть, выбрать новый путь для себя, какой–то новый вызов, новую идею? Я очень надеюсь, что наставник, который меня выберет, поможет мне в этом пути.

В.Путин: А кто у Вас наставник?

Н.Куликов: По правилам конкурса мы должны были выбрать минимум десять человек, я выбрал двенадцать. Основные у меня четыре: это господин Собянин, господин Лавров, господин Вексельберг и господин Кириенко – четверо. Если кто–то из них, я буду очень рад, но любой фамилии буду рад в любом случае.

Я думаю, что эта работа точно не пройдёт даром. Почему это важно? Считаю, что в XXI веке можно и даже, может быть, стоит двигаться командой в большей степени. У меня есть очень хорошая команда профессионалов, которая работает вместе со мной. Если получится, нам предварительно дали добро, то тот самый миллион я бы хотел потратить не на своё обучение, а именно на обучение своей команды, чтобы мы вместе прошли какой–то курс. Если мои ребята захотят вместе со мной куда–то двигаться в дальнейшем, то я бы, конечно, очень был рад этому, и мы бы вместе что–то сделали. Поэтому хотел Вам сказать спасибо за конкурс и за эту возможность.

Конкурс в целом – это нереальное воодушевление, такое место, где ты оказываешься среди людей, которые по уровню интеллекта либо такие же, как ты, либо ещё стремительно выше, и это заставляет тебя резко понять, где твоё место, и осознать, что есть люди, к которым стоит ещё тянуться. Это очень приятно и по–настоящему интересно.

Я хотел два момента сказать. Первое, я хотел присоединиться, что, наверное, самым интересным и воодушевляющим заданием был 20–минутный урок в школе. Только перед детьми ты понимаешь, когда напротив тебя не суровые мужики из бизнеса, оказывается, насколько сложно воодушевить детей и насколько, оказывается, им нужна эта компетенция, твой опыт в плане выбора, например, будущей профессии, где ты можешь просто подсказать простым словом, а для них это целая история. Нас задержали ещё на 30–40 минут после нашего 20–минутного урока, засыпали кучей вопросов. Было очень приятно и по–настоящему интересно. За это спасибо.

И отдельно работа в командах показала, что многие мысли как раз рождаются на стыке, на стыке работы госслужбы, банкинга, бизнеса. Родилось несколько идей по занятости населения, какие продукты ещё банкинг может придумать совместно с государством, для того чтобы у простых людей была возможность профинансировать свою занятость и, может быть, когда–то хотя бы частично решить вопрос безработицы дополнительно и так далее. Почему нет? Вернусь, вынесу предложения, пообсуждаем и с коллегами в регионе, и с головным офисом.

Ещё раз Вам огромное спасибо.

В.Путин: Команда всё–таки у Вас, если так попроще сказать, чтобы всем было понятно, чем занимается конкретно? Ваша команда, о которой Вы говорите и с которой Вы хотите поделиться миллионом.

Н.Куликов: Это мои ребята.

В.Путин: Они все сотрудники Сбербанка?

Н.Куликов: Да.

В.Путин: Герман Оскарович с ума сойдёт. Мы сейчас пол–Сбербанка вычерпаем у него.

Н.Куликов: Нет, я думаю, что в первую очередь я, конечно же, говорю про мой уровень «минус один» – так мы называем – от меня, то есть это мои подчинённые-руководители. Их пять человек всего. Я бы хотел миллион разделить между нами шестерыми: заказать единый курс, чтобы нам его прочитали. Ребята – это профессионалы в области финансирования девелоперских проектов, сельского хозяйства, производства – то, что мы финансируем. Есть отдельно ребята, которые отвечают за транзакционный бизнес так называемый – это всё, что касается интернет-расчётов именно с юридическими лицами, например, расплатиться карточкой, зарплатный проект у компании. То есть каждый человек отвечает за своё направление.

В.Путин: Вы знаете, конечно, можно совершенно точно найти более интересные вещи, но и в рамках Сбербанка есть чем заняться. Вы сейчас говорили о целом ряде направлений. Одно из них – это электронная торговля. Сбербанк занимается этим достаточно активно. Это одно из наиболее продвинутых у нас учреждений, которое занимается этим. Нам нужны свои собственные платформы.

Сейчас не буду называть названия этих компаний, которые хотят к нам зайти, потому что это всё будет в средствах массовой информации. Эффект будет непонятным. Но они есть. Самые первые, самые ведущие. Нам нужно посмотреть на то, в чём заинтересована российская экономика и российский потребитель. Нам нужно сюда заводить в полном объёме иностранные платформы или создавать свою собственную. Пускай пока, может быть, достаточно скромную, но имеющую перспективы развития. Можно позаниматься. И Сбербанком, кстати говоря, повторяю ещё раз, уже многое сделано в этом направлении. Но Вы знаете про экосистему Сбербанка?

Н.Куликов: Да.

В.Путин: Они долго-долго вели переговоры с «Алибабой».

Н.Куликов: Да.

В.Путин: Удачи!

С.Кириенко: Нас протокол расстреляет, потому что мы знаем, что у Вас следующее мероприятие. Может быть, если Вы позволите, Татьяна Дьяконова.

Т.Дьяконова: Спасибо большое.

Вы спросили, Владимир Владимирович, про эмоции. Я, наверное, лучше других расскажу про эмоции, потому что я уже вторую ночь не сплю.

Пришла на конкурс получить оценку своих профессиональных навыков – получила. Когда подводили итоги, Вы не поверите, так как я работаю 15 лет в сфере подбора и поиска талантливых руководителей, работаю в различных отраслях экономики, большое количество людей мне писало и звонило: Таня, побеждай! Я в ночи прошу: Господи, пускай я буду 99–й, пускай я буду 100–й, но как я буду смотреть в глаза этим людям, которых я подбираю, если я не выиграю этот конкурс?

Казалось бы, я выиграла конкурс, можно расслабиться, ночью сегодня я тоже не спала, много что передумала. Я пыталась понять: какое ещё событие было в моей жизни с таким же ярким эмоциональным фоном? В прошлом году я совершила восхождение на Тибет, 5700, и мне казалось, что я прямо молодец. Но я спала после этого восхождения очень хорошо.

Ребята, спасибо вам огромное за те эмоции, которые вы мне дали. Я с гордостью говорю об этом: эти пять дней, которые мы прожили, точно будут в моей памяти.

За всю ночь можно было о многом подумать. Я вспомнила, что ровно 30 лет назад я точно так же была в кадровом резерве по линии комсомола небольшого областного города. И подумала: это хороший знак, что сейчас, спустя время – прошло 30 лет, были разные времена, были очень тяжёлые времена, – выросло поколение людей, которые умные, яркие, неравнодушные, готовые менять. 200 тысяч человек, шутка ли, пришли на конкурс, чтобы доказать своё желание менять страну к лучшему.

До 22–го мы ждём своих наставников. Но я время зря не теряю, десять дней пишу для себя план, как не потерять этот резерв, не только сотню, которая есть, и даже не три тысячи, которые в полуфинале, все 200 тысяч человек, которые изъявили это желание, – это точно ресурс для государства, который нужно использовать. Без шуток, у меня большой опыт в этом. Как только наставники – они сейчас внимательно нас изучают, кого взять, кого не взять, – определятся, я уже с готовеньким листочком, как помочь ребятам создать условия, чтобы этот потенциал был востребован. Нельзя потерять ни одного человека.

В.Путин: А что это за маленький городок, где Вы были в комсомольском резерве?

Т.Дьяконова: Я была в Калининграде, город Советск Калининградской области, папа там служил. Знаете, я космополит: родилась в Средней Азии, город Ош. Потом папа служил в Германии, потом на Украине, потом Калининград, и в 18 лет я была по линии комсомола в очень перспективном кадровом резерве. Но воспользоваться этим не удалось, потому что трансформация, которая прошла в России, всем известна.

В.Путин: А сейчас Вы где?

Т.Дьяконова: Сейчас я работаю в «Хоум Кредит Банке». До этого работала в «Росатоме», стояла у истоков создания корпоративной академии «Росатома», за что очень благодарна Сергею Владиленовичу.

В.Путин: «Как не порадеть родному человечку», да?

Т.Дьяконова: 12 лет отработала в школе учителем, но на учительскую зарплату было очень сложно прожить. Знаете, я надолго запомнила то время, когда моя дочь подходила к прилавку и говорила: мама, когда будут яблоки, ты мне их купишь? Я сказала: нет, я буду работать где угодно, но дети мои не будут мечтать о яблоках. Поэтому разный такой путь, который я прошла.

Сейчас обязательная программа выполнена: дочка взрослая, 28 лет, работает деканом во втором медицинском институте, занимается школьниками; сын 17 лет, готовится поступать в МГУ. Поэтому у меня сейчас произвольная программа. Я считаю, что женщина должна прежде всего детей родить, воспитать, а потом имеет право послужить Родине.

В.Путин: Первая часть – это тоже служение Родине.

Т.Дьяконова: Я согласна.

В.Путин: По поводу детей. Это как раз полностью соответствует служению Родине. Сомнений нет.

А кто у Вас наставники?

Т.Дьяконова: Я выбрала двух человек. Я выбрала так же, как все ребята, десять, но буду очень рада, если Максим Станиславович или Сергей Владиленович выберут меня, потому что я считаю, что как раз здесь мой опыт будет очень применим с точки зрения изменения – знаете, язык не поднимается, этой кадровой политики, – работы с людьми. Многие ребята, которые работали в иностранных компаниях, и те, которые работали в государственных либо министерских, чётко говорили о том, что технологии, которые применяются, должны перейти и на государственную службу, и на государственные компании. Я здесь могу быть очень полезной, напишу. Если даже не выберут, то отправлю предложения, которые я готовлю.

В.Путин: Удачи Вам!

С.Кириенко: Боимся за Ваше время, Владимир Владимирович. Ребята и дальше готовы рассказывать, но мы понимаем, что у Вас плотный график.

В.Путин: Хорошо, но там ещё коллега.

М.Дузь: Владимир Владимирович, добрый день!

Максим Дузь, Краснодар. Мне, наверное, немного было проще, чем ребятам, участвовать в финале. В принципе Сочи и «Сириус» – тоже Краснодарский край, а дома и стены помогают. Я постараюсь кратко.

Я на конкурс, в принципе, пошёл потому, что для меня это был определённый внутренний вызов проверить свои силы, проверить свои возможности, а по ходу конкурса ситуация очень сильно изменилась, и возможность просто поработать с такими людьми, которые туда пришли, для меня стала тем, что это скорее не соревнование, а это скорее просто общение, это площадка, где мы чему–то можем научиться серьёзному.

Хотя вызов – это, наверное, про меня. Мы с женой увлекаемся экстремальными видами спорта: снегоходные экспедиции, парашюты, рафтинг, альпинизм, всё остальное. Может быть, поэтому мы хорошо разговорились с Юрием Петровичем Трутневым о развитии Дальнего Востока. Это тоже очень большой вызов.

В.Путин: Он Вас заманил туда, да?

М.Дузь: Пока конкретики нет, но как вариант почему нет?

Как раз об инвестициях, то, о чём говорила Таня. Я работаю в западных компаниях, это банковский сектор, занимаюсь проектным финансированием, разработкой и структурой сделок, привлечением инвестиций. Этим я мог бы быть полезен здесь, потому что это тот бизнес-опыт, который может сейчас, на мой взгляд, усилить госуправление, немножко изменить эту структуру в лучшую сторону.

В.Путин: А Вам Юрий Петрович что предлагает?

М.Дузь: Юрий Петрович говорит, что есть интересное направление в Агентстве по привлечению инвестиций и экономическому развитию Дальнего Востока.

В.Путин: Да, это правда. Но работа сложная там.

М.Дузь: Сложности не пугают. Главное, чтобы интересно было.

В.Путин: Да, интересно, масштаб большой.

М.Дузь: Третья часть страны практически.

В.Путин: Это правда. Удачи Вам!

М.Дузь: Спасибо.

В.Путин: Знаете, что бы я хотел сказать в завершение? Мне бы очень хотелось, чтобы ничего из того, что сегодня говорилось, не пропало, не растворилось и не исчезло, чтобы этот конкурс был не просто приятным для вас времяпрепровождением, но чтобы он ещё был результативным с точки зрения вашего профессионального, служебного и в хорошем смысле этого слова карьерного роста. Мы постараемся сделать так, чтобы не потерять вас из вида.

Вам спасибо большое. Удачи вам!

Мне было очень приятно и очень интересно с вами сегодня встретиться. Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 12 февраля 2018 > № 2494250


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > np.kz, 9 февраля 2018 > № 2523395

Законы биометрии

Айгуль Жилкишина

Вышло постановление правительства страны, утвердившее правила проведения дактилоскопической и геномной регистрации. Напомним, Закон “О дактилоскопической и геномной регистрации” президент Казахстана подписал 30 декабря 2016 года. Следовательно, с 2021 года граждане Казахстана начнут получать новые документы с отпечатками пальцев. О подробностях в нашем материале

“В соответствии с подпунктом 2 статьи 31 Закона Республики Казахстан от 30 декабря 2016 года “О дактилоскопической и геномной регистрации” правительство Республики Казахстан постановляет: 1. Утвердить прилагаемые Правила проведения дактилоскопической и геномной регистрации. 2. Настоящее постановление вводится в действие с 1 января 2021 года и подлежит официальному опубликованию”, - говорится в постановлении.

Правила проведения дактилоскопической и геномной регистрации определяют порядок организации и осуществления деятельности государственных органов, уполномоченных на проведение дактилоскопической и (или) геномной регистрации, по сбору, обработке и защите дактилоскопической и геномной информации, отбору, использованию биологического материала, установлению или подтверждению личности человека.

Законопроект презентовали в парламенте в конце октября 2016 года. Ранее подобный закон разрабатывали в 2001 и 2014 годах, но по различным причинам его принятие откладывалось на более благоприятное время.

Ответственному ведомству необходимо пять лет на проведение технических работ и создание баз данных. В общем, стоимость проекта составляет более 24 миллиардов тенге. Ранее сообщалось, что отпечатки пальцев станут снимать бескрасковым методом дактилоскопическими сканерами. Детей младше 12 лет освободят от сдачи отпечатков пальцев, а граждан, отказавшихся от регистрации дактилоскопических и геномных данных, станут штрафовать.

Сотрудники департамента миграционной полиции Министерства внутренних дел отмечают, что введение отпечатков пальцев в удостоверение личности поможет исключить незаконное документирование, а также позволит упростить пересечение границы гражданами, что станет шагом к упрощению визовых процедур.

При этом отпечатки пальцев будут обязаны сдавать осужденные за определенные виды преступлений - геномную регистрацию станут применять для учета осужденных по тяжким и особо тяжким делам, а также по делам, связанным с половой неприкосновенностью. По данным МВД, у них будет отбираться биологический материал и храниться в базе данных. Также этот вид регистрации начнут использовать в отношении биологических родственников без вести пропавших граждан.

В целом цель принятия законопроекта вызвана необходимостью внедрения современных технологий идентификации человека в документы, удостоверяющие личность. В Казахстане из 11 документов, удостоверяющих личность, семь (паспорт и удостоверение личности гражданина, вид на жительство иностранца, удостоверение лица без гражданства, дипломатический и служебный паспорта, удостоверение личности моряка) являются биометрическими. Они содержат микросхемы, где в защищенном виде хранятся графическая и текстовая информация о владельце документа, в том числе биометрическая информация - фотоизображение, подпись. Однако этих данных, видимо, недостаточно.

Как показывает практика, введение дополнительного дактилоскопического параметра в биометрические паспортно-визовые документы Казахстана позволит создать и внедрить систему биометрической верификации и идентификации, защитить документы от подделок, а их владельцев - от мошеннических и иных преступных действий. Эта мера расширит виды государственных и частных услуг, оказываемых с использованием информационных систем, облегчит визовый режим и повысит эффективность миграционной безопасности.

Биометрические документы соответствуют международным стандартам ICAO, устанавливающим, что распознавание черт лица является глобальной биометрической технологией, в поддержку которой каждое государство вправе факультативно использовать технологию распознавания отпечатка пальца.

Современные возможности биометрических технологий по идентификации личности широко внедряют в регистрационные паспортно-визовые системы различных стран мира. В 2009 году Регламентом Европейского союза приняли визовый кодекс, согласно которому иностранцам при получении визы для въезда в Шенгенскую зону необходимо пройти процедуру биометрической регистрации, включающей сбор отпечатков 10 пальцев рук и их хранение не менее пяти лет, по истечении которых дактилоскопическая регистрация повторяется. В Германии, КНР, Турции, государствах - участниках СНГ (Узбекистан, Беларусь, Российская Федерация и других) проводится поэтапная дактилоскопическая регистрация всех взрослых граждан и пребывающих в государствах иностранцев и лиц без гражданства. С учетом международного опыта существуют объективные предпосылки для использования в Казахстане дополнительной биометрической информации в документах, удостоверяющих личность, и визах Республики Казахстан.

По данным ООН, с 2002 года свыше 60, а с 2009-го - 118 стран мира начали реализовывать национальные проекты по внедрению биометрической регистрации. Сейчас принято к биометрическим данным относить такие характеристики человека, как отпечатки пальцев рук, радужная оболочка глаз, двухмерное и трехмерное изображение лица, ДНК, подпись.

В международной практике развитие биометрических технологий пошло по двум направлениям: внедрение биометрических заграничных паспортов и получение биометрических параметров у людей, обратившихся за визой.

Первой в мире страной, внедрившей выдачу биометрических паспортов, стала Бельгия. Граждане этой страны получили паспорта нового образца 15 ноября 2004 года, при этом обогнав США более чем на год. Основные требования для таких паспортов установлены Международной организацией гражданской авиации, которая занимается стандартизацией проездных документов уже на протяжении несколько десятилетий.

Жители США и стран ЕС начали получать биометрические паспорта с конца 2005 года. Позднее к ним присоединились Индонезия, Малайзия, Сингапур, Япония, Россия и некоторые другие государства. Например, в Германии в выездном документе с полными биометрическими данными человека в чип паспорта кроме цифровой фотографии владельца вносят отпечатки пальцев.

Во Франции проект электронных паспортов реализуют с 2006 года. С того времени в бесконтактном чипе паспорта содержится оцифрованная фотография владельца. В Китае также у всех граждан страны при получении или замене удостоверения личности снимают отпечатки пальцев.

В Турции с 2009 года проводится поэтапная дактилоскопическая регистрация всех взрослых граждан, получающих заграничные паспорта. В международных аэропортах этой страны планируют отказаться от досмотра багажа на входе в терминал, при этом проход в международную зону для граждан республики будет только по отпечаткам пальцев.

Отпечатки пальцев позволят миновать этап проверки личности, что облегчит регистрацию на авиарейсы. Например, системы ускоренного чтения е-паспортов уже применяют в аэропортах Германии, Португалии, Японии, Великобритании, США. В этих странах регистрация населения используется в основном в целях обеспечения безопасности, повышения качества и удобства услуг, которые государство предоставляет населению. Добавим, что немаловажную роль при этом играет уменьшение стоимости и времени, которые затрачиваются на проверку необходимой информации.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > np.kz, 9 февраля 2018 > № 2523395


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 9 февраля 2018 > № 2518282 Вера Балакирева

Интервью Заместителя Директора Департамента финансовой политики Веры Балакиревой журналу "Бюджет"

О тенденциях и перспективах развития рынка страховых услуг

Балакирева Вера Юрьевна

Заместитель директора Департамента финансовой политики

Несмотря на сокращение количества субъектов страхового дела, и притом весьма существенное, сохраняется положительная динамика роста страховых премий (за последние годы темп прироста в среднем составлял 78%). Уход с рынка ряда страховых организаций не привел к сокращению рентабельности страхового бизнеса и совокупного объема собственных средств. Однако он оказал отрицательное влияние на качество и доступность страховых услуг, особенно в регионах.

Отметим также стабильную структуру страховых премий с точки зрения их распределения по видам страхования. Наибольшая доля по прежнему приходится на страхование жизни, моторное страхование (КАСКО и ОСАГО). Соотношение добровольной и обязательной форм страхования в структуре страховой премии составляет 80% к 20%.

Из негативных явлений укажем на рост издержек и расходов у страховых организаций, связанных с осуществлением страхования.

Отдельно надо сказать о влиянии санкций на самочувствие и перспективы развития страхового бизнеса в нашей стране. Вызывает обеспокоенность расширение потенциального круга физических и юридических лиц (в том числе страховых организаций), против которых могут быть введены санкции, что создает дополнительные риски для финансовой устойчивости российских страховщиков, главным образом из-за невозможности диверсифицировать риски путем их размещения на международном рынке перестрахования. К этому надо добавить и трудные макроэкономические условия, в которых приходится работать российским предприятиям клиентам страховых организаций, хотя в экономической сфере и наблюдаются отдельные признаки оживления.

О количественных показателях и общей динамике развития страхового бизнеса было сказано достаточно, в том числе на страницах настоящего издания. Поэтому обозначу основные проблемы и вызовы, с которыми сталкивается отечественный страховой рынок.

1. Не наблюдается достаточно активного внедрения страховщиками новых страховых продуктов, новых технологий, оперативного изменения управленческих процессов в целях реагирования на новые условия ведения страхового бизнеса. В данном же контексте надо упомянуть нерешенные вопросы с информационным

взаимодействием участников страховых отношений. Стоит вопрос о более полном раскрытии информации о деятельности страховщика о правилах, тарифах и условиях выплаты, а также о его акционерах.

2. Снижается спрос на страховые услуги, а следовательно, сокращается и охват страхованием по всем видам обязательного страхования. При этом страховщики не принимают мер, направленных на предотвращение этого риска. В тоже время мы наблюдаем увеличение продаж легковых автомобилей, объектов движимого и недвижимого имущества, пополнение перечня оказываемых населению медицинских услуг, что объективно способствует расширению страхового поля.

3. В то же самое время проявляется тенденция использования нерыночных механизмов, в том числе с участием Банка России, в создании страховых (перестраховочных) организаций, поддержании их платежеспособности. Положительный эффект этих действий неочевиден.

Значительные подвижки произошли в сфере законодательного регулирования страховой деятельности. Все они так или иначе направлены на защиту интересов страхователей и застрахованных.

Федеральный закон от 9 марта 2016 г. № 56 ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», в частности, предусматривает:

• расширение перечня лиц (выгодоприобретателей), имеющих право на возмещение вреда в результате смерти потерпевшего (при отсутствии у потерпевшего иждивенцев страховые выплаты будут осуществляться супругу (супруге), родителям, детям умершего и лицам, у которых потерпевший находился на иждивении);

• увеличение предельных размеров страховых выплат за вред, причиненный имуществу физических лиц, с 360 до 500 тыс. руб., имуществу юридических лиц с 500 до 750 тыс. рублей;

• упрощение процедуры получения страхового возмещения по обязательствам, возникающим вследствие невозможности проживания потерпевших на определенной территории в результате аварии на опасном объекте (страховые выплаты осуществляются в фиксированном размере (800 руб. за каждый день нарушения условий жизнедеятельности) с возможностью последующей доплаты исходя из фактически понесенных потерпевшим расходов);

• увеличение минимального размера страховой суммы (при страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта) до 50 млн. и 100 млн. руб. для шахт угольной промышленности в зависимости от максимально возможного количества потерпевших (было 10 млн. рублей).

Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 222ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» имеет отношение к страховому делу в той его части, которая касается совершенствования процедуры банкротства страховых организаций посредством привлечения государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в дела о банкротстве страховой организации. Несмотря на закрытие ряда финансово неустойчивых страховых организаций, улучшение качества активов многих других, новых банкротств в страховой сфере, видимо, не избежать.

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 363 ФЗ «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» заложил основы для создания национальной перестраховочной компании (на 100% принадлежащей Центробанку) в целях обеспечения финансовой устойчивости российских страховщиков и защиты имущественных интересов Российской Федерации в условиях существующей внешнеполитической обстановки и действующих санкций.

Федеральный закон от 28 марта 2017 г. № 49 ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» установил преимущественно натуральную форму страхового возмещения вреда, причиненного транспортному средству, по договору ОСАГО посредством организации и оплаты страховщиком восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства потерпевшего. Принятию данного закона предшествовали напряженные дискуссии и споры, в том числе между самими страховщиками, которые расходились в оценке его последствий. Данный законодательный акт был задуман как средство борьбы с мошенничеством в автогражданке, явлением, принявшим угрожающие масштабы.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 277ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном» прояснил целый ряд пунктов, предусматривавших:

• повышение информированности пассажиров и выгодоприобретателей об их правах по заключенному договору обязательного страхования;

• исключение случаев двойного страхования для перевозчиков, осуществляющих международные перевозки в случае наличия иного договора страхования, заключенного на условиях и с лимитами (страховыми суммами), не уступающими требованиям Федерального закона № 67ФЗ;

• исключение обязанности владельцев подвесной канатной дороги и фуникулера по заключению договора обязательного страхования во избежание дополнительной финансовой нагрузки на таких лиц, поскольку они уже заключают договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев опасных объектов за причинение вреда на этом объекте;

• уточнение оснований для регрессных требований страховщика к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред, с целью мотивации перевозчиков к обеспечению безопасности перевозок пассажиров при выходе в рейс, в том числе при подготовке транспортного средства к рейсу;

• определение особенностей и порядка расторжения, изменения или прекращения договора обязательного страхования.

Перейдем от принятых и введенных в действие законов к законотворческой деятельности. Приоритетными в сфере регулирования страховой деятельности являются следующие задачи.

1. Внесение изменений в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»:

• проект федерального закона № 2294677 «О внесении изменений в статью 11.1 Федерального закона ОСАГО»;

• повышение максимального размера страхового возмещения с 50 до 100 тыс. руб. по ДТП, оформленным по европротоколу;

• возможность оформления документов о ДТП по европротоколу его участниками независимо от наличия между ними разногласий относительно обстоятельств ДТП;

• расширение способов фиксации обстоятельств ДТП. Помимо использования технических средств контроля, обеспечивающих оперативное получение формируемой в некорректируемом виде на основе использования сигналов ГЛОНАСС информации, позволяющей установить факт ДТП и его координаты, в качестве альтернативного способа фиксации и передачи страховщикам информации о фактах и обстоятельствах ДТП предлагается использовать программное обеспечение для мобильных устройств, позволяющее, в частности, провести фотосъемку транспортных средств и их повреждений на месте ДТП и передачу зафиксированных данных в АИС ОСАГО;

• проект ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: упрощение процедуры заключения договора страхования; совершенствование контроля за исполнением владельцами транспортных средств обязанности по страхованию своей гражданской ответственности; совершенствование порядка осуществления компенсационных выплат.

Разрабатываемые изменения в закон ОСАГО предоставляют страховщикам права:

• выбирать подход к применению базовых ставок страховых тарифов в пределах их максимальных и минимальных значений, установленных Банком России (тарифный коридор);

• устанавливать отдельные коэффициенты страховых тарифов;

• на реформирование системы бонус-малус (учет истории вождения каждого водителя).

За Банком России сохраняются полномочия устанавливать отдельные коэффициенты страховых тарифов (зависящие от срока действия договора ОСАГО, КБМ и др. факторов). Что касается прав страхователей, то в случае принятия законопроекта за ними право выбора размера страховой суммы, в пределах которой будет возмещаться вред при наступлении страхового случая, и срока, на который заключается договор ОСАГО (400 тыс. руб./ 1 млн. руб./ 2 млн. руб. за вред, причиненный имуществу потерпевшего, 500 тыс. руб./ 1 млн. руб./ 2 млн. руб. за вред, причиненный жизни и здоровью потерпевшего; возможность заключения договора ОСАГО на срок до 3 лет).

Приоритетного внимания заслуживают поправки в Федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», которые:

• уточняют сроки уплаты сельскохозяйственными товаропроизводителями части начисленной по договору сельскохозяйственного страхования страховой премии;

• расширяют перечень страховых событий и опасных природных явлений;

• расширяют возможности применения безусловной франшизы (увеличение ее максимального размера);

• снижают критерии (пороги) утраты (гибели) урожая сельскохозяйственной культуры;

• уточняют иные условия сельскохозяйственного страхования и предоставления сельскохозяйственным товаропроизводителям субсидий при условии перехода на единую субсидию.

В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации продолжается работа над законопроектами, предусматривающими:

• введение досудебного порядка урегулирования споров между потребителями финансовых услуг и страховыми организациями посредством привлечения финансового уполномоченного по правам потребителей;

• правовое регулирование применения мер по предупреждению банкротства страховых организаций с участием Банка России (процедура санации);

• повышение финансовой устойчивости и платежеспособности страховых организаций (путем увеличения минимального размера уставного капитала страховой организации).

В каких рамках и на какой основе должен развиваться в России рынок страховых услуг, обеспечивающий надежную и всеобъемлющую страховую защиту гражданам, предприятиям и государственным организациям? Убеждены, что прогресс страхового дела в России должен происходить за счет добровольных видов, с использованием инновационных страховых технологий, предлагаемых страховщиками новых страховых продуктов и услуг, с учетом новых угроз (кибератаки), а также особенностей деятельности (карты рисков) каждого конкретного страхователя.

Новые перспективы перед рынком открывает либерализация условий осуществления обязательных видов страхования, которая выражается в установлении более широкого тарифного коридора, учете индивидуальных запросов клиентов, установлении гибких условий по договору страхования. Предусматривается также повышение размеров страховой суммы и срока страхования. Тренд на повышение страховой суммы при заключении договоров страхования четко обозначился и означает он более высокое качество страховой защиты.

При выполнении определенных условий обязательное страхование по прошествии какого то времени может обходиться без ценового и тарифного контроля, что отвечает интересам и пожеланиям страховых обществ.

Параллельно с либерализацией условий деятельности для страховых компаний должны и будут приниматься меры по защите интересов социально уязвимых категорий населения с применением страхового инструментария. В этом же ряду и совершенствование баз данных по страхованию, в том числе создание информационной системы профессионального объединения, агрегирующей информацию об актуальных рисках и опасностях.

Что касается интеграции страховых рынков стран Евразийского союза, то она требует на настоящем этапе в первую очередь совершенствования в каждом из государств-членов законодательства об обязательных видах страхования, устранения очевидных пробелов в нормативной базе и только затем движения в с сторону гармонизации страхового законодательства. К примеру, упоминавшийся выше российский закон об обязательном страховании ответственности перевозчика не распространяется на иностранных перевозчиков, будь то из стран членов ЕАЭС или других государств. Аналогичный казахстанский закон, предусматривающий обязательное страхование местных перевозчиков перед пассажирами, действует только на территории РК. Акцент сегодня делается на выявлении узких мест и препятствий, стоящих на пути евразийской финансовой интеграции, а также на аналитической работе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 9 февраля 2018 > № 2518282 Вера Балакирева


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 февраля 2018 > № 2494238 Александр Шохин

Съезд Российского союза промышленников и предпринимателей.

Владимир Путин принял участие в работе отчётно-выборного съезда Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

В ходе работы съезда обсуждались, в частности, вопросы снижения административных барьеров, оптимизации государственного контроля и развития конкурентной среды, стимулирования инвестиционной активности, повышения производительности труда и эффективности взаимодействия бизнеса и власти.

Съезд проходил в рамках организуемой РСПП XI Недели российского бизнеса с 5 по 9 февраля.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Коллеги! Дамы и господа! Благодарю вас за приглашение.

Прежде всего хотел бы поприветствовать всех участников и гостей съезда Российского союза промышленников и предпринимателей. Ваше авторитетное объединение традиционно занимает деятельную, конструктивную позицию по актуальным темам экономической повестки.

Вы не только участвуете в дискуссии, но работаете напрямую, в прямом смысле этого слова, с Правительством, вносите предметные предложения по самым насущным проблемам, волнующим предпринимателей, в том числе по таким, как таможенное регулирование, совершенствование контроля, надзора, подготовка профессиональных кадров, активно участвуете в подготовке законодательных решений, направленных на улучшение делового и инвестиционного климата.

В конце января при непосредственном участии РСПП подписано Генеральное соглашение профсоюзов, Правительства и работодателей, которое определяет направления развития социально-трудовых отношений в России на ближайшие три года.

Со многими из присутствующих мы встречались в декабре прошлого года, обсуждали ситуацию в экономике страны и на внешних рынках, говорили о том, что волнует отечественное деловое сообщество, как сделать российскую юрисдикцию более привлекательной и конкурентоспособной.

Хочу напомнить, что в конце прошлого года принят ряд решений, направленных на поддержку и развитие бизнеса. Так, уже вступил в силу закон о регулировании договора синдицированного кредита, изменены правила налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний, прорабатываются параметры отечественных облигаций внешних займов, номинированных в иностранной валюте.

Сегодня Государственная Дума приняла уже в третьем чтении пакет законопроектов об амнистии капитала. По сути, мы запускаем второй этап такой амнистии сроком на один год – с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года.

Не буду скрывать, многие знают: мы консультировались по этому вопросу с международными финансовыми организациями, они относятся к этому с пониманием и нас поддерживают в этом решении.

Рассчитываю, что этот шаг навстречу российскому бизнесу придаст ему дополнительную устойчивость, создаст новые возможности для тех, кто хочет честно, цивилизованно, «в белую» работать в России, создавать здесь предприятия и новые рабочие места.

Уважаемые коллеги! Россия вступает в сложный, напряжённый и очень важный период развития. Именно от усилий бизнеса во многом зависит, насколько успешно мы его пройдём, каких результатов добьёмся.

Мы с вами знаем и о внешних ограничениях, сейчас не буду на этом подробно останавливаться. Скажу только, что наша позиция хорошо известна: политика искусственных ограничений в международных деловых отношениях – это путь тупиковый, который приводит всех, в том числе и самих инициаторов такой политики, к упущенной выгоде и прямым убыткам. Должен сказать, что, общаясь с вашими коллегами из других стран, я вижу, что они эту точку зрения разделяют.

Совсем недавно, как вы видели, была встреча с представителями крупного французского бизнеса. Мы только что с Президентом Франции говорили об этом по телефону. Мы в целом позитивно относимся к тому, что можем сделать вместе не только с Францией, но и с другими странами по развитию наших деловых связей.

Политика ограничений, как вы знаете, велась очень давно, всегда, по сути дела. Поправка Джексона – Вэника была отменена, и тут же, чуть ли не в этот же день – не «чуть ли», а в этот же день, – был принят так называемый закон Магнитского, просто, без всяких оснований. И это было ещё задолго до событий на Украине, в Крыму. Просто потому, что вот так хотят с нами работать.

И повторяю: думаю, что это им самим скоро надоест – тем, кто это делает. Всё-таки надеюсь, что мы выйдем на какой-то путь нормальных отношений.

Нам нужно говорить не только об этом, но и о том, что новая технологическая волна серьёзно меняет ландшафт мировой экономики. Вот что самое главное. Если так можно сказать, сегодня карты сдаются по новой: будут формироваться принципиально новые рынки товаров и услуг, появляться новые лидеры. И естественно, что конкуренция сейчас будет обостряться. В такой ситуации с конкурентами, в том числе в глобальной бизнес-среде, конечно, надо прямо сказать, церемониться не будут. В ход могут пойти любые формы давления, любые формы конкурентной борьбы.

Очевидно, что санкционный вызов носит неконъюнктурный характер и, скорее всего, сохранится на какую-то перспективу. Но повторяю: всё-таки надеюсь, что здравый смысл возьмёт верх и в интересах всей мировой экономики мы будем двигаться вместе со всеми нашими партнёрами в нужном направлении.

Необходимый задел прочности для такого развития, считаю, создан. В том числе говорю здесь о макроэкономической устойчивости. Благодаря совместным действиям Правительства, Центрального банка нам удалось добиться низкой инфляции, сохранить нужный уровень государственных резервов, выйти на нисходящий тренд процентных ставок. Важно воспользоваться возможностями, которые предоставляет текущая ситуация, в полной мере их реализовать.

Уже не раз говорил, ключевым фактором роста является повышение эффективности национальной экономики, увеличение производительности труда на базе современных технологий и компетенций. Здесь ведущая роль, конечно, принадлежит вам – бизнесу.

Мы продолжим улучшать деловой климат в России, формировать комфортные условия для инвестиций в новые производства, в создание качественных рабочих мест, устранять барьеры в регуляторике, развивать инфраструктуру. И конечно, будем настраивать систему профессионального, высшего образования на потребности отечественной промышленности, сельского хозяйства, других отраслей.

Планирую подробнее поговорить обо всём этом и в Послании Федеральному собранию. А сегодня, конечно, с удовольствием послушаю ваши мнения, ваши оценки, предложения по поводу того, как мы вместе с вами должны строить работу.

Благодарю вас за внимание. Спасибо большое.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Разрешите от имени делегатов и гостей съезда поблагодарить Вас за участие в нашей работе. Для нас Ваше участие в работе съезда – это не только оценка нашего вклада в разработку и реализацию социально-экономической политики, но это ещё и возможность обсудить программу действий Правительства на среднесрочную перспективу, которая сейчас активно обсуждается и в ближайшие месяцы будет готова для реализации. Мы не только участники процесса этого – подготовки документов в диалоге с Правительством, о чём вы сказали, – но мы рассчитываем на то, что и реализация этой стратегии будет также нашим совместным делом.

В рамках Недели российского бизнеса мы провели восемь форумов, несколько круглых столов, заседание Федерального совета РСПП, Делового совета Евразийского экономического союза. Форумы были посвящены приоритетным направлениям нашего диалога с властью: это налоговый форум, финансовый форум, форум по надзорно-контрольной деятельности, форум по экологии, международный форум, социальный форум, форум по техническому регулированию и по цифровой трансформации.

Сегодня на наших дискуссиях в рамках съезда с ключевыми министрами российского Правительства мы обсуждали приоритетные направления на перспективу и проводили опрос, причём опрос этот проходил двухэтапно. Мы при регистрации наших коллег на различного рода форумы, это около трёх тысяч человек, спрашивали их о ключевых проблемах или приоритетах на будущее. Из этого мы вычленили наиболее важные темы и сегодня в интерактивном режиме предлагали министрам российского Правительства дать оценку этим направлениям.

Хотел бы назвать несколько тем из озвученных сегодня и названных приоритетными. Обсуждая ключевые направления улучшения инвестиционного климата, прежде всего мы обратили внимание на проблему, связанную с доступностью заёмного финансирования. Треть опрошенных считают, что это реальная проблема.

Спасибо Центральному банку: сегодня на очередные 25 пунктов ключевая ставка снизилась. Но, безусловно, ключевая ставка – это важный драйвер улучшения ситуации в этой области. Нам предстоит ещё многое сделать, в том числе и системы резервирования, и системы тех или иных механизмов поддержки, таких как проектное финансирование, и так далее. Но успехи в деле снижения инфляции позволяют рассчитывать на дальнейшее снижение ключевой финальной ставки для заёмщика.

Обсуждая ключевые направления в области фискальной политики, налоговой прежде всего, коллеги выделили в качестве самого важного направления предсказуемость фискальной политики. То есть речь идёт не только и не столько о том, чтобы не снижались ставки, хотя это, безусловно, важно, и стабильность уровня фискальной нагрузки – второй важнейший приоритет, тем не менее предсказуемость, то есть принятие тех или иных налоговых решений с запасом времени, чтобы можно было адаптироваться или даже поучаствовать в оценке регулирующего воздействия. Кстати, на налоговые ставки ОРВ не распространяется до сих пор. Эта тема волнует бизнес в первую очередь.

Обсуждая ключевые направления промышленной политики, здесь мы распределились между такими направлениями, как внедрение наилучших доступных технологий. И речь идёт не только о контексте экологическом. Безусловно, речь идёт о модернизации. Кстати сказать, в этом контексте мы много говорили о том, чтобы вывести в качестве объекта налогообложения из налоговой системы налог на движимое имущество, которое является, по сути дела, налогом на модернизацию. Поддержка несырьевого экспорта стала одним из ключевых [направлений] и повышение эффективности институтов и инструментов развития.

Обсуждая ключевые направления политики в регуляторной сфере и в системе надзорно-контрольной деятельности, делегаты съезда и участники опросов выделили в качестве ключевой проблемы необходимость сокращения количества проверок. Хотя процесс идёт очень активно, сокращение проверок идёт сейчас быстро и планируется в этом году ещё на 30 процентов сократить количество плановых проверок, а вот с внеплановыми проверками ситуация за четыре последних года меняется не очень существенно.

И в этой связи то, что Вы год назад сделали по просьбе малого бизнеса (а именно: замена штрафов на предупреждение при первом нарушении), мы предлагаем распространить на весь бизнес, поскольку это практика позволяет акцентировать внимание на профилактике тех или иных нарушений, а не на штрафных санкциях.

Ключевые направления работы в социально-трудовой сфере. Здесь на первое место выходит тема модернизации системы профессионального образования, о чём Вы сказали в своём выступлении, и либерализация трудового законодательства. Мы, обсуждая государственную приоритетную программу «Повышение производительности труда» на Совете по стратегическому развитию, в Министерстве экономического развития, в Министерстве труда пришли уже к целому перечню ограничений, снятие которых необходимо для того, чтобы повысить производительность труда и либерализовать трудовое законодательство в контексте, естественно, учёта интересов работников.

Безусловно, это лишь те темы, которые мы сумели в публичном пространстве озвучить до Вашего прихода на форумах, о которых я говорил. И сегодня в Вашем присутствии коллеги ещё могут поднять ряд вопросов.

Хотел бы, чтобы этот разговор продолжили мои коллеги Алексей Александрович Мордашов – председатель совета директоров «Северстали», и Владимир Сергеевич Лисин – председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината. Они будут говорить как раз о программе повышения производительности труда и роли крупных компаний в этом процессе и об условиях инвестирования, о том, как они изменились за последние 5–6 лет.

Хотел бы поблагодарить ещё раз Вас за участие в нашем съезде и выразить надежду, что мы будем надёжными партнёрами в формировании программы действий власти на следующий среднесрочный период и будем активно её воплощать в жизнь.

А.Мордашов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотел бы сказать несколько слов по теме производительности труда. Очевидно, что тема эта крайне актуальна для всех нас. Ни для кого не секрет, что по этому показателю мы отстаём от целого ряда лидирующих стран в мире. По данным ОЭСР, производительность труда в нашей стране на один час рабочего времени составляет примерно треть от американского уровня.

И мы знаем, что это ключевой фактор для обеспечения нашей конкурентоспособности. И много говорилось сегодня, и будет говориться ещё о тех инструментах, которые способны повысить производительность труда. И конечно, велико значение макроэкономических факторов. Крайне важно продолжать экономические реформы, обеспечивать макроэкономическую стабильность, обеспечивать доступность капитала.

Но хотел бы сказать и о несколько другом аспекте – микроэкономическом, который, мне кажется, сегодня начинает играть всё большую и большую роль в силу тех технологических изменений, о которых сегодня много говорится, чему мы являемся свидетелями. Я говорю о тех мерах, о тех инструментах, которые на каждом предприятии существуют и направлены на снижение издержек, повышение производительности, улучшение качества продукции и обеспечение в целом конкурентоспособности, эффективности работы предприятий.

Мы на «Северстали» очень много времени и сил уделяем этому вопросу, и у нас есть то, что мы называем бизнес-системой «Северстали». И по нашим внутренним оценкам, эта система даёт нам дополнительную эффективность, дополнительный заработок примерно на уровне двух миллиардов рублей в год.

Знаю, что многие руководители компаний, многие компании, которые представлены в этом зале, уделяют тоже большое внимание этому вопросу. И мы видим уже, что накопился определённый опыт в нашей стране у передовых компаний – как правило, это компании крупные, но не только, – который, во–первых, нам позволяет повышать нашу эффективность, во–вторых, если бы он был доступен всем компаниям в нашей стране, он бы позволил и в целом поднять уровень производительности труда в России.

Как мне кажется, это особенно важно с учётом тех изменений, о которых мы слышим сегодня, в технологиях: цифровизация экономики, появление STI 4.0, несомненно, дают нам новые возможности и несут новые угрозы. И, может быть, что–то такое на уровне России в целом, на уровне Российского союза промышленников и предпринимателей, что–то поддержанное Правительством для ускорения обмена этими лучшими практиками было бы очень полезно.

Я, вообще, видел бы это в форме какого–то государственно-частного партнёрства, какой–то базы данных, какого–то аналитического центра, который бы собирал данные со всех, куда можно было бы записаться, представить информацию о своих достижениях и лучших практиках, сделать её доступной для других и получить информацию о том, какие лучшие практики есть в этом центре, принесённые другими. Мне кажется, что это было бы очень полезно и очень интересно для всех нас.

Мы знаем об инициативе Минэкономразвития во главе с Максимом Станиславовичем Орешкиным. Мы с ним, кстати, совершенно случайно оказались на одной рабочей группе в Давосе, обсуждая проблемы производительности труда, и, в общем, очень похожие выдвигали предложения о том, как решить этот вопрос.

Есть государственная федеральная программа производительности труда. Мне показалось, что такого рода инициатива могла бы быть нам очень всем полезна. Тем более, повторяюсь, есть очень много хороших практик, которые есть в самых разных компаниях, и этот микрофокус, мне кажется, очень важно нам всем не упускать из вида, и государственная поддержка в этом вопросе была бы очень полезна.

Но здесь ещё раз хочу подчеркнуть одну вещь. Речь не идёт о том, что государство должно распространять лучшие практики. Речь идёт о том, что мы, прежде всего каждый из нас, движимые нашим коммерческим интересом, может быть, больше внимания должны этому уделять. Но все мы вместе способны помочь друг другу и каждому из нас при поддержке государства.

Ещё раз хотел сказать большое спасибо и всех призвать нас уделять внимание всему этому, особенно с учётом тех технологических изменений, участниками которых мы являемся.

Спасибо.

В.Лисин: Уважаемые коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович!

Пока Вас не было, у нас был достаточно длинный период времени, когда мы обсуждали разные проблемы. Я не хочу сейчас говорить о большом оптимизме, который у нас в зале витает. Тем не менее есть вещи, которые, на мой взгляд, должны отвечать на вопрос, который был задан в самом начале программы моего выступления.

Как вернуть инвестиции в промышленность? Нельзя объять необъятное, это понятная, банальная вещь. Тем не менее, может быть, опустившись на землю, отойдя от макроэкономических показателей, или что происходит сегодня в мире, и как идёт волна ожидания нового кризиса или всё–таки не кризиса, а спада, мы в этой ситуации должны опускаться на землю и смотреть в эту промышленность.

В промышленности на самом деле простой цикл. Если не говорить о принятии решения об инвестициях, первый вопрос – надо проектировать. Второй вопрос – надо строить. Третий вопрос – нужна инфраструктура. Четвёртый вопрос – это регулирование, которое складывается на весь этот процесс.

Попробую по нескольким моментам пройтись, что, собственно, произошло. И полезного много было сделано за последний период. Но, в общем–то, если мы ставим вопрос «как улучшить?», значит, соответственно, есть моменты, которые надо просто снимать. Или они являются вопиюще любопытными и любой инвестиционный процесс, в том числе и в нашей компании, когда мы его делаем, мы поворачиваемся назад и смотрим на свои ошибки, что нам, собственно, мешало раньше. И уже в следующий раз их не повторяем. Наверное, стоит иногда на некоторые наши процессы взглянуть с этой стороны.

Налоговая система. Начну с неё, потому что она, с одной стороны, несколько проще. Действительно, сама налоговая система, прямая налоговая нагрузка достаточно стабильная. Обижаться нам не на что. В общем–то, что Налоговый кодекс говорит, он стабилен для нас. Есть какие–то поправки, но непринципиальные. Надо здесь отдать должное, мы действительно в этом плане удержались, и помогли нам удержаться Правительство, Президент и собственно Министерство финансов. Эти обещания выполнялись.

Тем не менее мы и здесь немножко умудрились поиграть, если говорить о промышленности или инвестиционном цикле и модернизации. Мы начали играть в 2013 году, отменив сначала поправку, связанную с платежами за недвижимое имущество, потом в 2016 году её ввели, потом в 2017–м её уполовинили и на всякий случай передали регионам, пусть они, собственно, и думают, как им давать или не давать эту поправку.

Мы прекрасно понимаем, что у нас сегодня произошло: около пяти регионов согласились и дали это бизнесу, остальные регионы просто не могут это сделать, потому что всё–таки есть вопрос бюджетной обеспеченности. И поэтому понятно, что если государство в этом плане, давая такую льготу, не поддерживает одновременно этот регион, то понятно, что регион просто физически – не буду говорить финансово – не может обеспечить вот такую льготу на модернизацию.

И мы понимаем, что модернизация – это всё–таки современное и дорогостоящее оборудование, и как бы мы ни хотели, это стоит денег. И как принимать инвестиционное решение, когда мы понимаем, что его можно менять в принципе через каждые полтора-два года, играя в эту игру? Это касается Налогового кодекса сегодня.

У нас, наверное, нет сегодня проблем с налоговыми органами. Наверное, может быть, немножко надо всё–таки заканчивать историю, бумажки с печатями таскать, когда можно из таможни в электронном виде передавать документы. Всё остальное по большому счёту, наверное, даже действительно служба сделала много, чтобы сегодня мы не сильно здорово об этом говорили. И нас, на мой взгляд, не сильно перегружают налоговыми проверками, потому что научились видеть это сегодня в цифровом виде достаточно быстро.

Теперь принимаем хорошее решение – ускоренного возврата НДС. Принимаем решение в 2016 году о том, что надо ускоренно… Но только маленький вопрос был связан с тем, а кому мы дадим. Давайте эту границу проведём: какой сырьевой будет сектор, какой несырьевой будет сектор, какой несырьевой сектор получится от ускоренного возврата НДС?

В результате уже второй год мы тут с бумагами из ведомства в ведомство бегаем. Ребята, или дайте всем этот ускоренный возврат в конце концов, либо скажите: вот у нас негодяи сырьевики-нефтяники, мы им не дадим. Что–то одно уже можно сделать? Хотя, на мой взгляд, надо давать всем, хватит играть в эту игру, притормаживая деньги. Если уж мы говорим о стимулировании экспорта, по–моему, самое лучшее – взять и решить эту проблему окончательно, а не пытаться согласовать, каким же отраслям давать, каким не давать.

Ввели множество механизмов стимулирования: РИПы, ТОРы. Вы сейчас все слышали, многие губернаторы перед нами выступали на эту тему. Ну хорошо, ввели. В принципе сам собой фактор вполне нормальный, где–то это работает. И, кстати сказать, это точечные инвестиции, точечные проекты, и если по большому счёту, они тоже имеют ограничения: в одном месте – нельзя, в другом месте – опять на усмотрение региона, в третьем случае – только гринфилд. То есть если с нуля, в поле строишь завод – да, а если модернизация – не подходит, и так далее, взяли и сами набросали этих ограничений. Может быть, уже тут не надо просто это делать? Мы, с одной стороны, делаем хорошее дело – и тут же сами его таким образом регулируем.

Владимир Владимирович, можно я анекдот расскажу на эту тему, как у нас происходит? Старый советский анекдот. Колхоз, идёт собрание. Встаёт председатель и говорит: «Вы знаете, у нас проблема: посевная на носу, а кузнец запил. Надо что–то делать. Какие есть предложения?» Поднимается самый продвинутый, говорит: «Давайте его отправим на лечение». Он говорит: «Какое лечение? Посевная на носу, а кто будет ремонтировать? Один кузнец! Всё, пропали, других же нет. Какие ещё предложения?» Кто-то говорит: «Давайте его лишим квартальной премии». Он говорит: «Ну да, трое детей. Он сейчас просто пойдёт в соседний колхоз, и мы тоже потеряли, один же человек, вы что? Давайте что-нибудь получше!». Кто-то говорит: «Давайте морду ему набьём!» – «Ребята, вы чего? Сорок лет мужику, набить морду – он просто развернётся и бросит всю работу. Так же тоже нельзя!». Тянется рука, говорит: «Давайте его изнасилуем!». Председатель разводит руками: «Вы что, с ума посходили? Что за предложение!» Тянется вторая рука, говорит: «А давайте изнасилуем тракториста?». Он говорит: «Почему тракториста?» – «У нас их двое!» (Смех.)

Мы иногда таким образом принимаем решение. Я вам сейчас расскажу конкретный пример из нашей практики.

В.Путин: Володя, сказал бы про доярку хотя бы! Куда вас тянет? (Смех.)

В.Лисин: Не успел дойти!

Все знали прекрасно: строим трубопроводы. Понятная тема, стратегический вопрос – строим трубопроводы. По–моему, абсолютно все мы представляем, что это количество нефти, которое идёт в трубопроводы, конечно, не попадёт в РЖД. Понятно, ничего страшного, цистерны и стоят. В принципе не так страшно это, по большому счёту, никто сильно не теряет.

Теперь одновременно президиум Госсовета, Владимир Владимирович, с Вашим участием принимает решение о том, что необходимо развивать водные пути и создавать в сезон перевозки альтернативу железнодорожному транспорту – речным. Уважаемый Минпром в лице Мантурова финансирует ставку рефинансирования для строительства судов, Вы принимаете решение – развязывается узкий узел Городецкого узла, 180 миллиардов рублей, для того чтобы расширить движение по этой магистрали.

То есть, соответственно, река экологически чистая, в сезон это вполне нормальное явление. Но что дальше? Дальше построили больше 100 судов на наших верфях, в том числе 60 наливных, и лизинговые компании, банки – все поучаствовали, потому что идёт нормальный процесс поддержки государством.

И тут одновременно в прошлом году у нас уважаемая РЖД даёт скидку именно в этот сезон, именно на направление речного транспорта 25 процентов от перевозки наливных продуктов. Отобрали миллион тонн у речного флота, соответственно, что дальше с инвестиционными проектами? Два миллиарда долларов отобрали у речного флота, РЖД получили 600 миллионов рублей прибыли.

Вроде бы надо подумать, что делать дальше. Ничего подобного, в этом году предлагается ещё 37 процентов сделать скидку. Дальше, соответственно, кто суда–то будет строить, зачем мы инвестировали во всю эту тематику? Сначала мы положим судоходство речное, а потом положим опять судоверфи. Подождите, это же кузнец номер два!

В.Путин: Тракториста только не трогай, ладно. (Смех.)

В.Лисин: Ещё одна история о так называемой нерыночной надбавке. Принимаете вы решение о том, что да, наверное, для того чтобы для реконструкции тепловых мощностей устаревших тепловых станций необходимо сдать надбавку промышленности всем работающим, для того чтобы была произведена эта реконструкция. Правильно, вы делаете поправку, которая не выше инфляции. А мы, между прочим, ещё прошлые не окупили, там уже рядышком с инфляцией.

Хорошо, к этому вопросу сразу приходит решение: давайте сюда ещё добавим атомную станцию. Теперь возникает вопрос. Мы сейчас все получим надбавку к нашему тарифу, который в несколько раз превысит инфляцию. Я, может быть, считаю, что, конечно, должна быть реконструкция, но уж не таким же варварским способом.

Я строю тепловую станцию за свой счёт. Потом мне государство возвращает тело этого кредита, проценты кредита. А я ещё, соответственно, зарабатываю на рынке. Прямо такие сладкие условия, дальше некуда. Чего мы такие вдруг стали добрые? Тоже непонятно. И, соответственно, всё это возлагаем на промышленность, на тарифы и хотим, чтобы в этой ситуации мы опять получили дальше рост тарифа. Вот откуда инфляция, она же начинается с этого.

Регулятивная среда. Строительство. Новое требование появилось – лавинообразное обрушение. Наверное, расчёт лавинообразного обрушения при проектировании и строительстве нужен там, где гражданское строительство, много людей живёт, где спортивные сооружения, нагрузка. Как мы можем посчитать доменную печь на трёх ногах? Что за глупости? И всё это в промышленность. Это какой–то совершенно другой сектор. Всё это в СНиПы ввели, и теперь нам говорят: ребята, посчитайте нам, если подпилить одну ногу доменной печи.

Мы понимаем, с чем это может быть связано. Но так же нельзя таким же способом эти все расчёты заставлять делать! И на самом деле ещё по большому счёту это, конечно, будет удорожать строительство. Здесь надо просто выборочно понимать, что это норма совсем для другой сферы. На стадии проектирования требуется определить уже многие вещи. На стадии проектирования – вплоть до отделки.

Во-первых, все, кто проектировал, прекрасно понимают, что, когда дело доходит до рабочей документации, понятно, что идут поправки в проект: электропроводка, освещение, коммуникации, вода, газ, даже иногда оборудование переставляется. Теперь придумали следующую вещь, что каждый раз мы должны снова это переутверждать на стадии строительства, идти получать разрешение, это порядка 200 дней удлинение всех этих историй. А если ты это не сделал вовремя, у тебя останавливается строительство. Слава богу, пока не остановили, но зачем такие нормы вводить и пытаться думать о том, что это как–то позволит ускорить инвестиции?

Ещё одна у нас поправка появилась – экологическая экспертиза. Раньше вроде всё было в «одном окне». Приходили, показывали в «одно окно», давали. Теперь решили, что надо экспертизу ещё дополнительно в другом «окне» проходить. Ту же самую, экологическую.

У нас что, проблемы, что ли, с экологическими экспертизами? Мы там что–то понастроили в последнее время такое грязное, что мы начинаем удлинять цикл. А это проектирование, а значит, в этой ситуации инвестиционный проект начнется с опозданием 180, 200, 300 дней.

Мы посчитали всю эту историю, взяли посмотрели в ретроспективе. Ровно пять лет назад на 100 миллиардов рублей наших инвестиций просто в объектовые мы приблизительно 40 миллиардов платили за все вещи регуляторные, надбавочные и так далее. Сейчас – 54. Вот, собственно, прирост такого объёма дополнительных инвестиций. Конечно, конкурентоспособность промышленности в этом случае будет падать.

Мы в неплохом положении находимся, конечно, в рейтинге Doing Business, но когда мы посмотрим этот рейтинг с точки зрения по строительству, у нас 115–е место.

Что бы хотелось сказать? В принципе, для того чтобы каким–то образом взвешенно…

А.Шохин: Немного оптимизма.

В.Лисин: Да. (Смех.)

Мне кажется, что, может быть, наступило время оптимизма, связанного с тем, что пора от точечных настроек по налоговой ситуации переходить на страновые вопросы. Ну набрали опыта, понимаем. Может быть, надо просто уходить от точечных всех этих вещей и переходить на общестрановые. В конце концов, инвестиционный климат, это понимание, мы сейчас получаем информацию о том, что снижается, обсуждение идёт о снижении налоговой нагрузки на прибыль, и в Великобритании налог на прибыль – снижение. Все понимают, что что–то будет происходить в этом вопросе. Мы не требуем, может быть, снижения, но определённые преференции, которые бы мы хотели получить по росту ВВП и развитию промышленности, надо, конечно, делать уже, наверное, в страновом масштабе.

Была система мониторинга, как вы помните, достаточно приличная. Её почему–то остановили. Мне кажется, во–первых, её надо восстановить, а, собственно, ещё дальше распространить и на инвестиционные проекты. Мне кажется, мы все получали достаточно приличные данные, по ним можно было ориентироваться. Как–то жалко, мы их потеряли.

С точки зрения налоговой нагрузки и неналоговой нагрузки. Было принято решение полтора года назад Председателем Правительства о том, что до выхода закона неналоговую нагрузку не повышать. Вы все понимаете, неналоговая продолжает повышаться. Закон до сих пор находится на рассмотрении, полтора года. Нагрузка растёт, закон не выходит. До появления закона не повышать! Это вещи, которые, на мой взгляд, достаточно оперативно и быстро надо делать.

То, что касается тех вещей, о которых я сказал. ДПМ или те вещи, которые у нас принимаются. Всё–таки надо иногда, прежде чем уже принимать окончательное решение, Правительству в этой ситуации делать экономический расчёт: то, что было сделано предыдущим ДПМ, делать анализ и точно показывать, где же мы хотим увеличивать или, будем говорить, реконструировать дополнительные мощности. Потому что мы прекрасно знаем: в профицитном центральном регионе у нас сегодня два блока атомной станции строится. Где у нас профицит сегодня, кому надо помогать – это должно быть всё–таки целевым образом и точечно показано.

Общее регулирование, конечно, я абсолютно согласен, большинство здесь говорило о том, что на каждый новый акт надо убирать два предыдущих. За последнее время мы пытались посчитать, сколько у нас этих актов: 30 процентов из всех принятых несколько тысячных последних «регулёрок» приходятся на бизнес. Мне кажется, цифра должна быть гораздо больше на принятие нового акта и ликвидацию предыдущих.

Остальное мы понимаем, что всё, что происходит, сегодня не для нас, если мы не будем оптимистичны и не будем двигаться, и в этой ситуации не обращать внимания на то, что происходит вокруг нас. Иногда, может быть, это даже обидно с точки зрения внешнеполитических ситуаций и так далее, но бизнес всегда был устроен таким образом, что мы только тогда получаем успех, когда двигаемся. Я знаю, что в этой ситуации все, кто сегодня получает успех, именно в этом направлении настроен.

Спасибо за внимание.

А.Шохин: Спасибо, Владимир Сергеевич.

Владимир Владимирович, если у Вас есть желание прокомментировать… Кузнеца и тракториста Вы уже прокомментировали.

В.Путин: Во-первых, и Александр Николаевич [Шохин], и Алексей [Мордашов], и Владимир Сергеевич [Лисин] подняли вопросы, которые мы постоянно обсуждаем.

Что касается лучших практик, то нужно найти – собственно, мы стараемся это сделать – такой механизм, который эффективно работал бы. Здесь, кстати говоря, объединения – в том числе РСПП и прежде всего РСПП, с которым мы находимся в контакте, – конечно, могут играть более заметную роль.

Владимир Сергеевич поднял ряд вопросов. Вы знаете, из этого я делаю несколько выводов. Мы достаточно регулярно встречаемся, но я вижу, что содержательных встреч маловато, надо будет это исправить. Почему я говорю «содержательных»? Потому что то, о чём Володя сказал, – это же вещи, которые на самом деле легко решаются. Надо только этим озаботиться, заняться нужно этим. И можно своевременно это делать.

Владимир Сергеевич многие вещи сказал. Одна из них – совершенно очевидна. Построили речные суда, а потом РЖД приняли ряд решений с понижением тарифа на перевозку по железной дороге, и всё это просело. Надо было заключить соглашение с Правительством при строительстве судов. В Минэкономразвития должен быть такой механизм: на время окупаемости этих вложений, значит, нужно было держать тариф. Представители Правительства в РЖД должны были об этом сказать. И всё остальное – примерно то же самое. Разные механизмы, но они должны быть созданы. Очень жаль, что мы до сих пор таких элементарных вещей, которые в целом на поверхности лежат, не сформулировали. Это нужно обязательно сделать.

Что касается в целом наших намерений на ближайшее время, думаю, что и Правительство в целом, и Минэкономразвития, Минфин, Центральный банк ещё поработают как следует с объединениями, с крупными предприятиями отдельно, с объединениями среднего, малого бизнеса.

У нас, уверяю вас, настрой очень серьёзный, решительный на то – я уже говорил об этом как-то публично, – чтобы всё, что мешает нам двигаться вперёд, было зачищено.

Мы очень рассчитываем на то, что эффект, получаемый от этой работы, будет инвестироваться, и инвестироваться сюда. Потому что хоть нас и отвлекают всякими внешнеполитическими несуразицами, но всё-таки эти несуразицы имеют хоть и пустой звон, с одной стороны, с другой стороны – они идут нам и на пользу. Потому что всё-таки мы же со многими сидящими здесь, в зале, общаемся напрямую, и я вижу озабоченность, которая возникает по поводу того, что там будет. Поэтому инвестировать лучше сюда. А наша задача – создать условия для этих инвестиций, защитить их.

Сейчас ещё рановато об этом говорить, но набор мер, он в принципе понятен. Он на поверхности, вопрос только в том, как расставить эти приоритеты, что больше, что меньше сделать, как настроить налоговую систему, о которой Владимир Сергеевич говорил.

Разумеется, мы понимаем, что самое главное – чтобы она была стабильной. Но мы постараемся её сделать не только стабильной, мы постараемся её сделать ещё и эффективной с точки зрения работы бизнеса. Правда, и я думаю, что это всем понятно, государство должно при любом варианте обеспечить выполнение своих социальных обязательств. Но всё-таки приоритетом на ближайшее время, мы будем исходить из того, что приоритетом является опережающее развитие экономики.

Я хочу, чтобы было понято, что у нас не просто желание есть, у нас есть понимание, что по-другому мы добиться кардинального успеха, в том числе в социальной сфере, не можем. Всячески будем к этому стремиться.

Надеюсь, что в контакте с вами мы некоторые элементы настроим, в том числе те, о которых с иронией и с болью говорил сегодня Владимир Сергеевич.

Я постараюсь так организовать и свою работу, чтобы мы почаще могли встречаться именно не для ритуальных, а для таких содержательных, глубоких разговоров.

А.Шохин: Спасибо.

Уважаемые делегаты съезда, гости! На этом повестка дня съезда исчерпана. Разрешите объявить его закрытым, поблагодарить Владимира Владимировича за участие в работе и за приглашение продолжить диалог по многим рабочим вопросам.

В.Путин: Спасибо.

Александра Николаевича хочу поздравить с избранием на новый срок в качестве руководителя.

А.Шохин: Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 февраля 2018 > № 2494238 Александр Шохин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491891 Павел Самиев

На перепутье: рынок пенсионных фондов становится все более государственным

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Клиенты НПФ хотя получать высокую доходность; реальный сектор хочет получить длинные деньги от фондов. Что мешает этому и как сделать НПФ эффективными управляющими активами?

Комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал принять во втором чтении правительственный законопроект, который вводит фидуциарную ответственность НПФ и повышает требования к их расходам. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность пенсионных фондов за неэффективное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц. Согласно законопроекту, НПФ должны будут приобретать и реализовывать активы на наилучших доступных условиях на момент заключения сделки, а также инвестировать в активы, ожидаемая доходность по которым, с учетом риска таких активов, не ниже, чем по иным доступным способам размещения. Проще говоря, теперь они должны будут выбирать наиболее маржинальные инструменты из доступных по рискам.

Страхователи, будущие пенсионеры за чередой постоянных реформ совсем потеряли понимание, как они могут влиять на пенсионную систему или хотя бы на свое будущее, свою пенсию. Они видят, что постоянно вводятся новые правила работы для НПФ, следят за реформами, но не могут понять, какова их роль и механизм влияния на управление пенсионными портфелями, от которых зависит то, какой будет их финансовое обеспечение в старости.

В последние годы заметно усилилась концентрация и выросла доля государства в рынке. Так, по итогам трех кварталов 2012 года на топ-5 приходилось 45%, а по итогам аналогичного периода 2017 года на топ-5 — уже около 70% пенсионных накоплений. Топ-10 игроков в 2017 году контролируют 90% рынка. В этой десятке лидеров — пять игроков, принадлежащих структурам с госучастием.

Также произошло заметное ужесточение регулирований, которые должны были повысить прозрачность инвестиций, фонды акционировались и были обязаны войти в систему гарантирования пенсионных накоплений. Кроме того, ЦБ обязывает НПФ раскрыть на сайтах данные о доходности в прошлых периодах, об инвестиционных рисках, о реестре действующих и исключенных агентов НПФ, а также о принципах распределения инвестиционного дохода. Среди недавних изменений: в начале декабря Банк России представил скорректированную методику проведения стресс-тестирования, которое станет обязательным для всех НПФ с февраля следующего года. Анализ представленного документа показывает, что и методика является достаточно консервативной. В будущем скорее всего еще сильнее вырастет доля вложений в облигации федерального займа (ОФЗ), вероятность дефолта по которым равна нулю, что гарантирует прохождение тестов. По данным Банка России, на конец третьего квартала 2017 года доля ОФЗ в структуре портфеля пенсионных накоплений уже увеличилась на 8 п. п. и достигла 13%.

С одной стороны, регуляторные изменения привели к тому, что деятельность НПФ становится все более контролируемой и прозрачной, с другой — огромные объемы пенсионных средств сосредоточены в руках государства и правила инвестирования для НПФ максимально жесткие. В такой ситуации возникает вопрос: могут ли НПФ сегодня инвестировать в реальный сектор экономики и обеспечивать достойную доходность для своих клиентов?

Сейчас основным вариантом инвестирования пенсионных денег выступает банковский сектор (депозиты), но к 1 июля 2018 года, согласно требованиям Банка России, их доля должна не превышать 25%. Около 51% пенсионных накоплений и 36% пенсионных резервов были размещены в корпоративные облигации в первом полугодии 2017 года. Кроме того, около 18% пенсионных накоплений НПФ инвестировали в акции.

Вложения в долгосрочные инфраструктурные проекты поддерживают отечественную экономику и приносят доход для будущих пенсионеров. Однако проектов, в которые фонды могут вложиться с учетом существующих жестких регуляторных ограничений, крайне мало. Более того, согласно требованиям ЦБ, фонды имеют право держать в портфелях ценные бумаги, имеющие рейтинги от «Эксперт РА» или АКРА. Но далеко не все эмитенты заинтересованы в получении рейтинга от российских агентств, так как это связано с раскрытием конфиденциальной информации.

Набор доступных инвестиционных инструментов для НПФ, таким образом, очень ограничен. Вместе с этим отсутствует приток новых средств в систему — с 2014 года суммы на счетах будущих пенсионеров растут исключительно за счет инвестирования. Новые поступления и не предвидятся: в конце прошлого года Госдума приняла законопроект о продлении до 2020 года «заморозки».

Как известно, доходность фондов — это производная от состояния экономики, а вместе с ней и финансового рынка. На фоне снижения ключевой ставки падают и доходности на долговом рынке. Динамика фондового рынка в текущем году является отрицательной из-за негативных тенденций в банковской системе, а также оттока капитала и замедления темпов экономического роста. Так, субиндекс акции активов пенсионных накоплений снизился с начала года на 9,1%. Снижается и доходность пенсионных фондов. Согласно данным Банка России, доходность НПФ от инвестирования пенсионных накоплений за девять месяцев текущего года составила 4,6% годовых, от размещения пенсионных резервов — 4,9%. При этом доходность за аналогичный период прошлого года составила по пенсионным накоплениям 10,6% годовых, а по пенсионным резервам — 10,9%.

Кроме всего прочего, ограничивает НПФ в выборе инвестиций текущая система вознаграждения фондов. Поэтому для участников рынка важно принятие новой системы вознаграждения НПФ. Напомним, в июле 2017 года Госдума приняла в первом чтении закон о вознаграждении и фидуциарной ответственности НПФ. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность фондов за добросовестное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц.

Законопроект устанавливает ответственность НПФ за недостаточно эффективное управление средствами: при получении убытка фонд будет обязан его возместить. Кроме того, НПФ может использовать не больше 0,75% от суммы чистых активов (СЧА) на обеспечение своей деятельности и оплату услуг УК и специализированных депозитариев. Комиссия за успех снизится с текущих 25% (10% — УК и 15% — НПФ) до 15%.

Новая система вознаграждений будет состоять из двух частей: переменной (success fee) и постоянной (management fee). Текущая система вознаграждения предполагает наличие только success fee — вознаграждение за успешное управление денежными средствами, не превышающее 15% от совокупного инвестдохода. Такая система стала неактуальной в изменившейся рыночной ситуации. В течение 2005-2007 годов некоторые фонды показывали доходность на уровне 20%, но после череды кризисов средняя доходность НПФ снизилась до 6-6,5%. Постоянную часть (management fee) НПФ смогут направлять на повседневные расходы фонда, а переменная могла бы быть инвестирована в реальный сектор и долгосрочные проекты.

Введение фидуциарной ответственности НПФ совместно с новой системой вознаграждения, предусматривающей management fee, позволит достичь двух целей: НПФ будут надежно и выгодно вкладывать средства клиентов, а также инвестировать часть средств в долгосрочные инфраструктурные проекты. Кроме этого, повысится эффективность инвестиционной деятельности НПФ. Это изменение может привести наконец к эффективному состоянию рынка. Все «три кита» пенсионного страхования тогда станут устойчивыми: качественный риск-менеджмент, прозрачная структура активов и эффективная система вознаграждения НПФ, позволяющая зарабатывать достойную доходность, вкладываясь в реальный сектор экономики. Пока последний момент явно «проваливается» и является ограничением для тех, кто копит на пенсию, то есть для всех россиян.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491891 Павел Самиев


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490551

Что-то не то впадает в Каспийское море

Александр Дмитриев

О беспредельном чиновничьем воровстве и повсеместном взяточничестве в Дагестане можно слагать легенды

Знаменитый премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю охотно давал советы, как победить коррупцию: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что». В России тоже все обо всем знают. Даже сочинили анекдот: «Если зайти в кабинет чиновника со словами: «Вы арестованы», — хозяин не удивится, а только спросит: «За что именно?»

Вот и арестованный в понедельник врио премьер-министра Дагестана Абдусамад Гамидов заявил, что накануне знал о готовящемся задержании и обысках — «даже отправил жену с маленькими детьми в другой город». Ошибся на час: ждал силовиков к 06.00, а они пришли в 07.00 — десятки спецназовцев ФСБ и следователей СКР из Москвы.

То есть времени для подготовки было достаточно. Тем не менее, у Гамидова, а также его подельников — врио вице-премьеров Шамиля Исаева (курировал ТЭК, транспорт, инвестиционную политику) и Раюдина Юсуфова (он же министр экономики и развития) и экс-министра образования Шахабаса Шахова — при обысках нашли крупные суммы, драгоценности, оружие. У премьера среди изъятых пистолетов и «калашей» выделялся сияющий золотом «ТТ» с инициалами владельца на рукоятке...

Следственный комитет сообщил: задержанные подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Сумму ущерба следователи объявили в 107,8 млн рублей (на четверых). Махачкала надорвала животы от смеха: стоило ли ради такой малости беспокоить серьезных людей?

Дагестанским чиновникам пока запрещен выезд за пределы России. На местных дорогах дежурят сводные группы полиции и Росгвардии из других регионов России. Что-то вроде блокады. В самой республике сотрудники центрального аппарата Генпрокуратуры, СК, ФСБ и МВД изымают документы в региональном Министерстве финансов, Министерстве здравоохранения, органах образования, Управлении службы судебных приставов. Оперативные мероприятия проводятся и в других правоохранительных структурах, включая городские и районные подразделения.

Такой массовой предъявы коррупционерам еще не наблюдалось. Есть опыт Сахалина, где нынче как раз зачитывался приговор экс-губернатору Александру Хорошавину и трем его подельникам. Они обвинялись в получении взяток на полмиллиарда рублей с гаком и легализации незаконных доходов. Но суд над экс-губернатором уже не вызывает интереса сахалинцев. Ибо люди понимают, что выводы дозированны — у одного экс-губернатора конфисковали около 700 млн наличности и имущества на полмиллиарда.

На Сахалине чиновничья банда, утвердившись во власти, вымогала взятки за право работать по госконтрактам и получать субсидии из бюджета. Деньги в карманах начальников оседали немалые, но островная экономика развивалась, консолидированные доходы регионального бюджета бурно росли: за шесть лет — вчетверо. А воровство... От такой безнаказанности есть действенное лекарство, применяемое в частных корпорациях. Там перед общим собранием акционеров нанимается независимая аудиторская фирма для проверки финансовой документации с последующим отчетом перед акционерами.

Может, в России пора установить подобное правило для государственной и муниципальной власти? Кстати, на самом верхнем этаже такой контроль уже имеется — Счетная палата. Зато вся остальная власть фактически бесконтрольна.

К примеру, после Сахалина прогремело групповое дело руководителей Республики Коми, официально объявленных «организованной преступной группировкой», — 14 должностных лиц во главе с губернатором. Здесь помимо взяточничества широко практиковался передел собственности (от чужаков — своим), незаконная приватизация госактивов. Однако населению эти тонкости были малопонятны, а назначенный следствием «главой ОПГ» губернатор Вячеслав Гайзер не без юмора спросил на суде: «Чем, по мнению обвинения, должностные обязанности губернатора отличаются от полномочий руководителя преступного сообщества?»

Ответа нет до сих пор (суд еще не закончен), но население республики приговор вынесло: «Все начальники — воры!» Причем у людей есть основания для такого мнения: при Гайзере или за 2,5 года после Гайзера их жизнь не переменилась, перспектив какого-нибудь улучшения не видно.

Но даже на этом фоне ситуация в Дагестане поражает. Во-первых, потому что на Сахалине и в Коми коррумпированное начальство воровало в основном «с прибылей». В Дагестане чиновничество жиреет «с убытков»: северокавказская республика числится среди беднейших в стране.

Хотя здесь добывается нефть (200 тысяч тонн в год) и газ (500 млн кубометров в год), построены шесть горных гидростанций. Дагестан — это автомобильный транзит через Азербайджан и Иран на Ближний Восток, самый короткий путь из Европы. Махачкала — основной незамерзающий российский порт на Каспии, составная часть международной трассы TRACECA (Европа — Кавказ — Азия).

На том же Каспии республика располагает береговой линией в 530 км, способной обеспечить пляжным отдыхом миллионы туристов. Работают три десятка крупных предприятий ОПК, энергетического машиностроения и нефтегазового оборудования.

Но среднемесячная зарплата в республике вдвое меньше среднероссийской — 19 633 рубля, последнее место в стране. Зато теневая экономика республики составляет не меньше 40%, а скорее и больше. К примеру, подпольных кирпичных заводов тут насчитали аж 40 штук.

И при всем этом Дагестан — самая дотационная территория РФ: из 75 млрд рублей республиканского бюджета собственные доходы составляют меньше трети, а федеральные трансферты — все остальное (в нынешнем году — 59 млрд, на 6,6 млрд больше, чем в прошлом). Для сравнения: Чечня получит «всего» 27 млрд рублей.

О беспредельном чиновничьем воровстве и повсеместном взяточничестве в Дагестане можно слагать легенды. Достаточно заглянуть в досье МВД и ФСБ: покупали в Буйнакском районе здание ресторана под детский садик — хозяину заплатили из казны 31 млн рублей вместо 12 млн (это из обвинения премьеру Гамидову). Строили в Каспийске современную школу — «откусили» 80 млн бюджетных рублей (из обвинения экс-министру образования Шахову). Частную турбазу «Орлиное гнездо» вице-премьера Исаева включили в государственную инвестпрограмму — бюджет республики лишился 35 млн.

А ведь эти чиновники заняли должности после предыдущей кадровой чистки, проведенной Рамазаном Абдулатиповым (сменил 27 министров, а мэра Махачкалы при нем осудили на пожизненное). И вот Владимир Васильев снова «чистит» республику — уже от людей предшественника: прокурора, столичного мэра, всего состава правительства: В новые премьеры пригласил Артема Здунова из Татарстана. И первой задачей тот назвал борьбу с теневой экономикой и ужесточение финансовой дисциплины.

Кстати, далеко не всем дагестанцам это нравится: люди привыкли к жизни, когда все — от места в институте до медсправки в бассейн — покупается. За деньги можно купить и фиктивную инвалидность, а вместе с ней льготы (в Дагестане нынче 258 тысяч (!) инвалидов), должность и многое другое.

Так развращается население. Когда-то тут не запирали двери домов, презирали воров и воровство. А ныне сами разворовывают бюджетные подачки и защищают земляков-коррупционеров, способных добыть дармовые трансферты, а значит, обеспечивать более или менее сытную жизнь без особых хлопот.

Ну и что прикажете со всем этим делать?

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490551


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > portal-kultura.ru, 8 февраля 2018 > № 2556147 Александр Аузан

Александр Аузан: «Мы будем другими, оставаясь собой»

Михаил БУДАРАГИН

Экономика — это не только цифры. За любыми данными стоят люди с их интересами, надеждами и ошибками, успехами и поражениями, личным и национальным опытом. Статистика хороша для отчетности, но для того, чтобы понять, куда движется страна, мало просто обобщить разнообразные данные — нужно их интерпретировать, объяснить с точки зрения непротиворечивой теории. Как это сделать? Есть ли у России в новом, глобальном, сетевом мире конкурентные преимущества? В чем мы сильны и почему? Об этом «Культура» поговорила с деканом экономического факультета МГУ Александром Аузаном.

культура: У нас существуют две большие экономические школы: либеральная и патерналистская. Вы — приверженец первой, но часто говорите о том, что либеральные реформы в России не сработают. Почему?

Аузан: На вопрос «Вы каких будете?» отвечу, как один известный технократ, который работает в правительстве: «У меня нет партийной принадлежности на время службы»: я — декан экономического факультета МГУ и сотрудничаю со всеми существующими школами. Объясню, почему это не противоречит моей научной совести. По профилю я институциональный экономист, принадлежу направлению, в основе которого лежит великая теорема Рональда Коуза о силах социального трения, из которой следует, что ни один проект не может быть реализован так, как он задуман, не дает тех результатов, которые обещают создатели. Зато существует выбор между разными возможностями: в мире нет совершенства, но есть разнообразие. Впрочем, вариантов не два, а три или четыре, не работает, к счастью, схема, озвученная великой Фаиной Раневской: «Девочка, что ты хочешь? Чтоб тебе оторвали голову или ехать на дачу?» Поэтому мне легко стоять немного сбоку и анализировать: «Ребята, вы, конечно, правильные вещи говорите. Вот это у вас получается. Но предложенный метод к этой ситуации неприложим».

культура: Что такого есть в России неожиданного и необычного? Не работает ведь либеральная теория здесь.

Аузан: А почему «здесь»? С моей точки зрения, везде есть нечто неожиданное, что-то, что не позволяет реализоваться тем или иным идеям. Как известно, виноград, привезенный из Шампани в Россию, дает совершенно другой вкус. И наоборот.

Сэмюэл Хантингтон сказал: «Культура имеет значение». Это на самом деле парафраз высказывания Дугласа Норта: «Институты имеют значение» — institutions matter. А Хантингтон продолжил — culture matters. Что означает это высказывание? Оказалось, что системы правил, которые мы можем прописывать в законах, иногда почему-то не срабатывают или дают противоположный результат. Под ними есть еще то, что называется «невидимыми институтами» — культура, ценности, поведенческие установки. Это надо иметь в виду при анализе. А о том, как это учитывать, идут споры. Так, например, уважаемый Андрей Сергеевич Кончаловский, с которым мы вместе читали курс на экономическом факультете МГУ два года назад, полагает, что культура — это судьба, определяющий момент, доминанта. Я так не думаю. Полагаю, что культура в смысле ценностей, поведенческих установок — это фактор нашей жизни. Я бы сказал так: «Культура — не приговор». И не гарантия того, что мы всегда будем так креативны, как были два или три последних века. Но и не приговор в том смысле, что если не получалось, то и не получится. Перед нами — долгоиграющий фактор, изменяющийся очень медленно. Я скажу, за какое время, — сорок лет. Нынешние расчеты показывают, что при целенаправленном воздействии ценности и поведенческие установки меняются именно за такой срок.

культура: Целенаправленное изменение поведенческих установок — прогрессорство в духе Стругацких?

Аузан: Понимаю ваш вопрос. Меня это тоже смущает. Хотя надо сказать, что прогрессорство в «Трудно быть богом» описано достаточно точно и взвешенно. Это одна из моих самых любимых книг. Смущение по поводу прогрессорства снимается обращением к истории и некоторым сегодняшним реалиям. Посмотрим на некоторые факты истории. Петр I не только брил бороды и учил мужчин ходить правильным строем, но занимался массой странных вещей, вроде навязывания курения табака, пития вина etc, фактически модернизировал страну, меняя ценности и поведенческие установки. И в элитах ему это удалось, надо заметить. Правда, потом возник диссонанс, который тяжело переживался в ходе крестьянских восстаний и пугачевщины: Россия плохо понимала европеизированную верхушку.

Возьмем три сферы, где реально формируются ценности и поведенческие установки нации. Это, заметьте, не телевидение, интернет и литература, но школа, тюрьма и армия. В Сеть можно не выходить. Телевизор легко выключить, и значительная часть молодежи его просто не смотрит. Литературу, к моему сожалению, читают гораздо меньше людей, чем нам хотелось бы. А вот в школу ходить заставляют. В армию забирают силой. И в тюрьму попадает значительная часть населения. Но дело не в том, какие там проповеди читают, а в том, как устроена жизнь. Мы понимаем, сколько в середине XX века страна переняла из тюремной культуры — от песен определенной стилистики до установок «не верь, не бойся, не проси» и т.д. И за то, что происходит в школе, тюрьме и армии, заметим, ответственность несет государство. Государство российское каждый день «прогрессорством» занимается, не надо лицемерить. И таким путем производит ценности и поведенческие установки.

культура: Школу можно изменить? Ведь нравы в российской армии (не скажу о тюрьме, не знаю), стали гораздо мягче.

Аузан: Та школа, с которой уже сто лет борются все учителя-новаторы, классно-урочная система, была придумана, как известно, Яном Амосом Коменским, замечательным чешским епископом, который создал не только устойчивую образовательную модель, но и логику промышленности. Разделение уроков стало разделением труда, такая предметность создала частичного человека. То есть промышленная революция в Англии XVIII века была заложена священником. Какова структура школы — такова у вас (не сразу, а может быть, через сто лет) структура экономики, потому что люди, которые оттуда вышли, школьные отношения воспроизводят во взрослой жизни. Вот о чем я говорю, когда рассуждаю о том, что школа, тюрьма и армия формируют поведенческие установки. И если мы хотим что-то менять, то мы все время должны смотреть, что вываривается в этих котлах. А там все время что-то происходит. Меняя ситуацию к лучшему с точки зрения человеческих отношений, мы иногда можем получить совершенно неожиданные последствия, например, в экономическом развитии. Иностранные исследователи посчитали, что было бы с экономикой в стране, если бы изменился один фактор — уровень доверия людей друг к другу. Речь идет об уровне «социального капитала», то есть доверия незнакомому человеку — не приятелю, с которым я много чего пережил, не сослуживцу, не родственнику, а чужому. Встретился я с человеком — изначально доверяю ему или не доверяю? В Швеции, скажем, высокий уровень доверия. При шведских значениях в Чехии экономика была бы на 20 процентов выше, а в России — на 58. То есть наши мучения по поводу темпов роста и нехватки пирога на всех можем решать и таким образом.

культура: Позвольте о недоверии. Но ведь в России — всплеск волонтерства...

Аузан: Это правильно, но смотрите: у нас в конце 80-х годов уровень взаимного доверия был очень высоким. И именно поэтому полмиллиона человек могли стоять на Манежной площади на протестных митингах. Люди доверяли незнакомцам, даже в этом довольно рискованном в Советском Союзе деле. В 90-е это чувство начало исчезать и в нулевые годы растворилось совсем: своим верю, потому что против чужих. А сдвиг произошел в районе 2010-го. Лесные пожары по всей стране вдруг вызвали понимание, что надо помогать разным людям. Это был поворотный пункт. Но я бы сказал, что не колебания уровня доверия формируют портрет нации. Я бы сказал, это определяет, скорее, внутреннюю силу. На что нация настроена? На гражданскую войну, которая, кстати, требует большого доверия своим против чужих? Классический пример — Южная и Северная Италия. Южная — это страна групп, стоящих друг против друга, там очень высокая плотность доверия, но в каждой «семье», говоря мафиозным языком. А на Севере (он экономически очень успешен) доверие «размазано», потому что оно отнесено к разным людям: «Я и с тобой готов работать, и с тобой. Я допускаю, что ты тоже имеешь право на жизнь».

А портрет нации — он в другом. Я могу сказать довольно определенно, кто мы такие. В конце 2016 года мы проводили исследование, которое поддерживали Российская венчурная компания и Центр стратегических разработок. Оно было посвящено тому, кто такие русские, понимая это не этнически...

культура: А цивилизационно?

Аузан: Социометрически! Давайте я начну с огорчительного. Мы не на первом месте в мире по так называемой дистанции власти. Что это такое? Мы к власти как относимся? Мы готовы с ней работать, воспринимаем ее как партнера или нам важно уважать начальника? Мы не на первом месте в мире, мы на третьем — после Саудовской Аравии и Ирака. Это плохой показатель. Дистанция власти, вообще говоря, сильно противоречит таким вещам, как венчур, фондовый рынок, инновационная экономика. Хуже, однако, еще один показатель — избегание неопределенности, страх будущего. Вот тут мы первые в мире. «Не меняйте этого человека — следующий будет хуже. Вы не видите, что ли? Никого другого-то нет! Не открывайте эту дверь, там страшно. Не трогайте систему — она рухнет!»

культура: Рухнет и нас погребет?

Аузан: Правильно. Думаю, что страх перемен — свойство злоприобретенное. Я подозреваю, что виноваты все-таки шоковые реформы, они, конечно, привели к желанию того, чтобы никаких перемен не было. Это ведь страшно.

Теперь о том, что в нашем социокультурном портрете лучше. Великий спор, который два столетия продолжается — о том, кто мы, каков русский человек, общинный или индивидуальный, — можно закончить. Хочу сообщить участникам спора, что с точки зрения той верификации, которую нам удалось сделать, правы и те и другие. Мы оказались ровно посередине между индивидуализмом и коллективизмом. Это предугадывал, пожалуй, только Редьярд Киплинг, который сказал: русские думают, что они самая восточная из западных наций, а между тем они — самая западная из восточных. И то, и другое верно. Мы можем использовать и коллективистские технологии Востока, и индивидуалистические социальные методы Запада. С моей точки зрения, это преимущество. У нас есть и легкие, и жабры. Давайте поймем, что с этим делать.

Мы можем учиться как у Японии, Китая и Южной Кореи, так и у Швеции, Германии, Англии. Но учиться социальным технологиям, а не импортировать институты.

У нас есть характеристики, которые очень хороши для развития: например, готовность, желание людей к тому, чтобы страна стала другой. Да, страшно, однако эта готовность есть. Я, кстати, хочу сказать, как ни странно, что это наше преимущество перед американцами, потому что их все устраивает. А мы хотим, но боимся, что при переменах нам сильно достанется. Поэтому в каком-то смысле в России жива готовность штурмовать небо.

Отдельно хочу заметить, что еще одно свойство, которое вообще чрезвычайно важно, касается так называемой феминности-маскулинности. Неудачные термины великого голландца Герта Хофстеде, но мы — феминная нация с этой точки зрения, то есть мы не ломим последовательно по плану, читая все инструкции и довинчивая все винты. Есть такие нации, с которыми нам предлагается конкурировать: «Давайте мы развернем промышленное соревнование с немцами, японцами и китайцами». Я в ответ говорю: «Свят, свят, свят!» Вы понимаете, что вы бросаете нас ровно в те сферы массового производства, где мы всю жизнь были заведомо слабее.

Россия сильна в ином. Смотрите, сколько идей отсюда вышло только за XX век. Перечень довольно длинный. Владимир Зворыкин стоял у истоков телевидения, а Жорес Алферов у истоков мобильной связи, однако, простите, не мы сняли колоссальный экономический эффект с этих изобретений в виде 25 годовых продуктов и не мы являемся главными телекоммуникационными компаниями мира. Это преимущество мы не могли реализовать, экономя на масштабе. Плохо справлялись с массовой организацией. У нас было хорошо с созданием уникальных и малосерийных образцов. Это касается и спутника, и космического корабля, и атомных станций. Россия на мировом рынке производит 26 процентов атомных реакторов. Мы абсолютные лидеры. В автомобильной промышленности мы и до 0,2 процента мирового оборота не дотягиваем. Можно ли заниматься автопромом? Да. Просто у нас это будет дороже и хуже. Хотите? Мы можем туда идти. Вдруг нам очень нужно.

культура: А куда надо идти?

Аузан: Кажется, что сейчас России выпадает шанс. Сейчас из каждого холодильника говорят о цифровой экономике, это новое явление имеет несколько особенностей. Каждая из них довольно интересна. Но одна касается нас решающим образом — массовая кастомизация. Что это такое? Есть технологии вроде 3D-принтинга, которые позволяют производить индивидуальный продукт с такими же издержками, как массовый. Слушайте, но ведь мы ровно в это и тыкались всю жизнь, потому что уникальную-то вещь можем сделать — мы же Левши! А вот чтобы блохи танцевали, да еще чтобы фабрики их производили, это получалось хуже, а теперь — не надо.

культура: Теперь каждый — фабрика?

Аузан: Совершенно верно, но не отдельный человек, а небольшая группа. Причем, заметим, фабрика, которая выходит сразу на мировой рынок через глобализированные платформы. Это абсолютно другая экономика, которая, на мой взгляд, может оказаться для лучших наших свойств чрезвычайно привлекательной.

культура: Но в этой экономике мы останемся русскими?

Аузан: Да, конечно же, ничего уже не будет по-старому, но вместе с тем мы изменимся. Мы менялись как нация? Конечно. Немцы или англичане тоже. Дело в том, что позже возникла тонкая историческая мифология о «консерватизме», верить ей нельзя. Англичане убедили весь мир в том, что они всегда за постепенность, за уважение к традициям. Вы меня извините, а кто первый оттяпал голову своему королю? Причем не в ходе дворцовых переворотов, а по решению суда. А до этого утопил страну в кровавой гражданской войне? А до этого была война Алой и Белой розы? Менялись англичане. И немцы менялись — из мечтателей, неспособных создать свое государство (поэтому и приживавшихся в других странах и гувернерами, и министрами), в мощную силу, объединенную идеей порядка (Ordnung). Мы тоже будем другими, оставаясь собой. У человека в паспорте есть фотографии — в одном возрасте, в другом возрасте, в третьем — могут быть разительные отличия, но это один человек. Идентичность сохраняется. Поэтому я думаю, что сейчас период, способствующий некоторым шагам по улучшению жизни, хотя в целом я не назвал бы этот исторический отрезок достойным того, о чем мы мечтали.

культура: Раз уж мы говорили о Стругацких, не могу не вспомнить повесть «Гадкие лебеди». Не потеряем ли мы детей, которых от нас уведут «мокрецы», переставшие быть людьми, а воплощенные в гаджетах, Сети?

Аузан: Для меня это проблема, скорее, практическая, потому что я декан факультета, на который приходят учиться лучшие мальчики и девочки из самых разных городов и весей. Поэтому картину бед, пусть и в ослабленном виде, я здесь вижу. Проблема реальна. У нас есть опасения, что люди в новых поколениях обретают новые свойства. Например, они способны работать на параллельных экранах. Хотя и здесь есть нюансы. Как сказал один из студентов на мое замечание: «Но вы же действительно можете и гуглить что-то, и в сетях переписываться, и еще якобы лекцию слушать». «Да. И все это мы делаем, как утка, которая плавает, но медленно, летает, но низко, и ходит, но плохо». Не знаю, насколько эта самокритичная оценка верна, но я опасаюсь утери системности и глубины.

Поэтому мы затеяли здесь, на экономическом факультете МГУ, программу, которую называем «ремонтом гуманитарного провала», — он должен дополнить гуманитарным пониманием мощную математическую культуру Московского университета, существующую и на нашем факультете.

Тот же принцип лежит в основе конкурса «Лидеры России» для будущих государственных, корпоративных, гражданских менеджеров. Нужно вернуть системность, которая стоит на длине взгляда: ты знаешь не только физику, которая тебя учит не совать два пальца в розетку, но и весь гуманитарный цикл, нужный для того, чтобы людей не било током при поворотах мировой истории.

Конечно, новое поколение в чем-то не оправдает наших ожиданий, но может сделать и то, что вызовет почтительное изумление. Но наша задача состоит и в том, чтобы они мир не подожгли. И при этом соблюдали уважение к высоким целям и дальним событиям, понимали, что все то, что происходило три века назад в отечественной — и не только — истории, имеет прямое отношение к тому, каковы они сами, и влияет на то, что с нами может произойти, а чего не может. Я бы сказал, что надо попробовать создать систему такого поддержания широты, глубины и дальности взгляда и понимания, которую мы утратили в период жесткой прагматики, когда нужно было отвечать на вопрос: «А что это человеку даст, когда он будет наниматься на работу через три года?» Сегодня этого не требуется, сегодня нужно мыслить интересно, широко, масштабно.

Интересно жить — интересно. И задача поколения молодых — не стать средним менеджером, чтобы дорасти потом до старшего и затем до главного менеджера, а сделать что-то такое, чего до тебя не делал никто.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > portal-kultura.ru, 8 февраля 2018 > № 2556147 Александр Аузан


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter