Всего новостей: 2262918, выбрано 879 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Туркмения. Япония. Дания > Нефть, газ, уголь. Химпром > inform.kz, 21 октября 2017 > № 2357844

В Туркменистане строится крупнейший завод по получению бензина с помощью синтеза природного газа, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на государственное информагентство «Туркменистан сегодня».

По данным заказчика - Государственного концерна «Туркменгаз», на этом уникальном высокотехнологичном предприятии, возводимом при участии японской компании «Kawasaki Heavy Industries, Ltd.», впервые в мировой практике будет осуществляться в больших объемах «перегонка» природного газа в жидкое топливо - бензин.

Проект «GTG - Gas to gasoline», основанный на применении апробированной технологии датской компании «Haldor Topsоe», позволит ежегодно перерабатывать 1 миллиард 785 миллионов кубометров природного газа и выпускать 600 тысяч тонн бензина марки А-92, соответствующего требованиям стандарта Euro-5. Благодаря этой технологии можно синтезировать, в зависимости от соотношения водорода и монооксида углерода в газовой смеси, жидкие углеводороды, по химическому составу близкие к продуктам фракционирования нефти. Такое синтетическое топливо будет отличаться практически идеальными экологическими характеристиками - в нем не может быть ни сернистых соединений, ни азотсодержащих органических соединений, вредных для окружающей среды.

Для предприятия закуплено самое современное оборудование от ведущих мировых производителей. Так, реакторы доставлены датской компанией «Haldor Topsоe» и японской компанией «Kawasaki Heavy Industries, Ltd.». Поставку больших компрессоров обеспечила компания «Mitsubishi», программное обеспечение для управления производством подготовила компания «Yokogawa», дизельные установки - немецкая машиностроительная компания MAN, насосное оборудование - от американских, корейских, французских производителей. На предприятии установлено новейшее оборудование компаний Голландии, Кореи, Индии, Великобритании, Швеции.

Как отмечает издание, строящееся предприятие напоминает настоящую гигантскую химическую лабораторию, оснащенную самым современным оборудованием. Например, предложенный японскими специалистами технологический процесс превращения газа в жидкое топливо, потребовал строительства целой цепочки технологических установок, по глубокой очистке природного газа, получению синтез газа, метанола и только после этого - установок по получению и облагораживанию бензина.

На стройплощадке трудятся свыше 700 специалистов из зарубежных компаний и более 4700 рабочих и инженеров из различных велаятов страны. Им предстоит выполнить монтаж соединительных трубопроводов, завершить прокладку инженерных коммуникаций, закончить строительство административного здания и пульта управления, участка погрузки готовой продукции, подготовить к заполнению продукцией танкеры и другие объекты. Идет строительство семикилометрового подводящего газопровода, и 26-километрового водовода.

Туркмения. Япония. Дания > Нефть, газ, уголь. Химпром > inform.kz, 21 октября 2017 > № 2357844


Казахстан > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357920

С 2015 года переработано нефти на 2 млн тонн больше, чем добыто - Генпрокуратура

В Казахстане с 2015 года расхождение между объемами добытой и переработанной нефти составляет около 2 млн тонн, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Генеральной прокуратуры РК. Генеральной прокуратурой РК и акиматом Актюбинской области проведен Форум по обсуждению проблем противодействия теневому обороту нефти и газа. Освещая масштабы проблемы, заместитель генерального прокурора РК Андрей Лукин сделал акцент на отсутствии прозрачности оборота нефти и газа в стране.

«С 2015 года расхождение между добытой (189 млн тонн), переработанной и экспортированной нефтью (191 млн тонн) составляет порядка 2 млн тонн. Это около 600 млн долларов США. Возникает вопрос, откуда излишки? Думаю, Минэнерго следует обратить внимание на это», - отметил Андрей Лукин в своем выступлении.

Причины хищений в надзорном ведомстве видят в отсутствии автоматизированного учета добычи нефти, современных нормативов её списания, ненадлежащей охране скважин, бесконтрольности нефтевозов, манипуляциях с составом нефти и последующим её вывозом под видом иных нефтепродуктов. И самое главное, по мнению замгенпрокурора, модернизации требует информационная система учета Министерства энергетики, которую предложено интегрировать с базами данных других структур.

Андрей Лукин поделился результатами эксперимента Комитета по правовой статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры РК, проведенного в рамках подготовки к форуму. С его слов, комитетом были сличены отчеты Минэнерго об объемах добычи и переработки с данными таможенных органов по экспорту нефти. В результате обнаружено 40 компаний, которые отгружали нефть больше, чем они сами добыли.

Отдельного внимания удостоилась проблема оборота «социального» газа. На мероприятии было отмечено, что на дефицит и рост цен на данное сырье в стране влияют недостоверность расчетов потребления и отсутствие прозрачных механизмов распределения газа как между оптовиками, так и среди заправок. Для решения этих проблем предложено модернизировать систему реализации газа, наделить акимат полномочиями по распределению сжиженного газа на внутреннем рынке.

По итогам дискуссий с учетом предложений всех участников форума был выработан итоговый документ, в который вошли семь комплексных мер (шагов) против теневого оборота нефти и газа. В их числе: совершенствование систем учета нефти и газа, регламентация процессов определения технологических потерь; внедрение современных технологий по охране месторождений; контроль за эксплуатацией нефтевозов и газовозов; совершенствование правовых мер ответственности и другое.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357920


Россия. ДФО. СФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356798

Роснефть разместила на судостроительном комплексе Звезда еще 1 заказ - 10 арктических танкеров-челноков типоразмера Handysize для ННК Таймырнефтегаз.

Судостроительный комплекс (ССК) Звезда, Роснефтефлот и Таймырнефтегаз договорились о строительстве и эксплуатации 10 арктических нефтеналивных танкеров - челноков ледового класса типоразмера Handysize.

Об этом 20 октября 2017 г сообщает Роснефть.

Между Роснефтефлотом -дочкой Роснефти, и ССК Звезда были заключены договоры на строительство 10 арктических танкеров-челноков дедвейтом 42 тыс т каждый.

Одновременно между Роснефтефлотом и Таймырнефтегазом был подписан договор о передаче этих танкеров в тайм-чартер (с экипажем) сроком на 20 лет.

Нефтеналивные танкеры усиленного ледового класса ARC7 предназначаются для работы во льдах толщиной до 1,8 м при температуре атмосферного воздуха до минус 45оС.

Новую серию танкеров планируется использовать для перевозки нефти, добываемой на Пайяхском месторождении, из устья реки Енисей по трассе Северного морского пути (СМП) как в западном, так и восточном направлении.

Для любознательных напомним, что еще в 2001 г наиболее эффективным вариантом транспортировки нефти с Пайяхи считалось северное: построить нефтепровод от Ванкора через Пайяху до Диксона, где построить нефтетерминал для дальнейшей транспортировки нефти по Севморпути.

В 2013 г Независимая нефтегазовая компания (ННК) Э. Худайнатова выкупила права на убыточную компанию Пайяха, акции которой принадлежали Hopkirk Financial Corp, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

Лакомый актив Пайяхи - лицензия на участки недр с запасами около 60 млн т.

Оператор месторгождения - ННК Тамырнефтегаз (Таймырнефтегаздобыча).

В 2015 г стало известно о проекте строительства нефтяного терминала в порту Дудинка Красноярского края мощностью 5 млн т/год, предназначенного для обустройства и эксплуатации нефтегазовых месторождений на мысе Таналау.

В 2015 г Э. Худайнатов дерзко попросил у правительства 78 млрд рублей из ФНБ на Таймырские проекты, но не получил.

По стечению обстоятельств как раз тогда итальянская Repubblica дерзко поведала о том, что пользующуюся дурной славой из-за проклятия Тутанхамона виллу Альтакьяра за 25 млн евро купил кипрский офшор Miasdor Investments, бенефициаром которого по данным газеты являлся Э. Худайнатов.

В 2016 г ННК подтвердила намерение построить нефтетерминал Таналау в устье реки Енисей на полуострове Таймыр.

Именно отсюда бравые афрамаксы будут вывозить таймырскую нефть ННК-Таймырнефтегаза.

Ранее сроком ввода в эксплуатацию Пайяхского месторождении обозначался 2018 г.

Суда будут строиться под надзором Российского морского регистра судоходства и эксплуатироваться под флагом РФ.

Запланирована поэтапная передача танкеров заказчику, начиная с 2023 г.

В. Путин принимает деятельное участие в проекте ССК Звезда.

В начале сентября 2017 г при его участии «Звезде» заложили 4 судна снабжения усиленного ледового класса для шельфовых проектов нефтегаза РФ.

Роснефть в кильваторе В. Путина не отстает и тоже принимает очень деятельное участие в судьбе ССК Звезда.

Экскурсоводом для президента по верфи в сентябре 2016 г был И. Сечин.

Компания обеспечивает ССК Звезда заказами.

Роснефть ранее разместила на ССК Звезда заказы на производство 10 нефтеналивных танкеров класса Афрамакс.

ССК Звезда создается в г Большой Камень Приморского края.

16-этапный ввод в эксплуатацию ССК Звезда будет завершен в конце 2024 г.

Проект комплекса предполагает строительство тяжелого достроечного стапеля, сухого дока, производственных цехов полного цикла, а также цехов для строительства офшорной морской техники.

ССК Звезда будет выпускать крупнотоннажные суда, элементы морских платформ, суда ледового класса, специальные суда и другие виды морской техники.

В сентябре 2017 г в рамках ВЭФ-2017 были заключены ряд важных соглашений по ССК Звезда:

- ССК Звезда и корейская Samsung Heavy Industries договорились о строительстве арктических челночных танкеров;

- Роснефтефлот и Marine Chemical Research Institute договорились провести испытания спецпокрытий для судов ледового класса;

- Роснефть и Росморпорт договорились о перспективном размещении на ССК Звезда заказов на ледоколы;

- СП судостроительного комплекса (СК) Звезда и Hyundai Samho Heavy Industries (HSHI) Звезда-Хенде заключила договор с ЦКБ Лазурит на разработку проектной документации для строительства танкеров типоразмера Афрамакс на газомоторном топливе (ГМТ);

- 25 сентября Роснефть сообщила о подписании соглашения с Совкомфлотом, Государственной транспортной лизинговой компании, Роснефтефлотом и ССК Звезда о проектировании, строительстве, техническом надзоре, эксплуатации и подготовке экипажей 5 танкеров типоразмера Афрамакс.

Россия. ДФО. СФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356798


Италия. Россия. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356788

Растащили на цитаты. И. Сечин в г Вероне рассказал о перспективах мирового рынка углеводородов и почему в России себестоимость добычи ниже.

Глава Роснефти И. Сечин выступил с ключевым докладом - «К идеалам Евразийской интеграции» в рамках 10го Евразийского экономического форума в г Вероне.

Как сообщает компания, главной темой юбилейного форума стала - «Большая Евразия как движущая сила в современном международном геополитическом и экономическом контексте».

И. Сечин, уже по традиции, представил доклад о состоянии нефтегазовой отрасли, который потом политики расхватали на цитаты.

И. Сечин выразил уверенность, что, несмотря на все сложности международной обстановки, сотрудничество на пространстве Евразии будет развиваться и укрепляться.

Глава компании начал свое выступление с анализа рынка нефти.

По его словам, слухи о «смерти» нефти сильно преувеличены.

Нефть останется основой мировой топливной энергетики и на перспективу 20-30 лет и больше вперед.

- Мы убеждены в устойчивости роста спроса на углеводороды, обусловленного ростом экономики и уровня жизни.

Ожидаемые темпы мирового экономического роста, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7-0,8 млн барр/сутки ежегодно.

Рост продолжится и в дальнейшем,- пояснил глава Роснефти.

Меняющиеся потребности мировой экономики

Как следует из доклада И. Сечина, доля жидких углеводородов в структуре мирового потребления энергии в долгосрочной перспективе будет медленно снижаться, но по-прежнему останется достаточно высокой - около 30% мирового потребления первичной энергии, при увеличении их физических объемов.

При этом некоторое снижение доли нефти в общем балансе будет практически полностью компенсировано ростом доли газа и удлинением производной нефтепродуктовой цепочки, прежде всего, за счет нефтехимического производства.

Говоря о ситуации на мировом рынке нефти И. Сечин отметил, что мейджоры и другие публичные компании делают большой акцент на отслеживании краткосрочных ценовых индикаторов, и в результате учитывают спекулятивную волатильность в инвестиционных планах.

Он напомнил, что в 2014-2016 гг инвестиции в разведочное бурение крупных компаний снизились в 2,7 раза – сейчас идет ускоренное восстановление.

- Мы же, со своей стороны, с учетом долгосрочных интересов отрасли, видим свою задачу в том, чтобы, по возможности, нивелировать волатильность на рынке и серьезно, ответственно подходить к задаче долгосрочного обеспечения потребностей мировой экономики.

Зачастую регуляторы принимают решения о введении региональных, межрегиональных или отраслевых санкционных ограничений, которые искажают рыночную природу отрасли и создают простор, прежде всего, для спекулятивных и посреднических операций.

Риски снятия объемов нефти с рынка по причине искусственных ограничений – это проигрыш для всех.

Такие шаги предпринимаются в ущерб реальной энергобезопасности, интересам потребителей и в угоду часто конъюнктурной политической повестке, - пояснил И. Сечин.

В качестве примера Сечин привел ситуацию с форсированным развитием электромобилей.

Основным источником электроэнергии во многих развивающихся странах является угольная генерация, и рост потребления электроэнергии за счет увеличения числа электромобилей может привести к тому, что фактический экологический ущерб от перехода на электромобили может оказаться значительно больше, чем «статус кво».

Еще 1м фактором риска глава Роснефти назвал избыток предложения нефти на рынке.

За период с 2014 г сформировался значительный избыток запасов нефти и нефтепродуктов, связанный с избытком предложения в этот период по сравнению со спросом.

Несмотря на рост потребления и на то, что за 9 месяцев действия венского соглашения избыточные запасы сократились на 60 млн барр - это всего 25% от необходимого сокращения до выхода на средний уровень 2012-2016 гг.

Анализ показывает, что заявленная цель нормализации уровня запасов пока не полностью реализована и говорить о переломе рано.

Глава Роснефти так же отметил, что «навес» запасов – это не самостоятельное явление, а проявление совокупности других факторов на рынке.

Так, сформировавшийся 2014 г избыток производства над спросом постепенно удалось нивелировать за счет введенных рядом стран ограничений на уровни добычи и достаточно быстрого роста мирового спроса на жидкие углеводороды.

Но это равновесие пока хрупкое и неустойчивое - сланцевая добыча США, в которой накоплены большие запасы пробуренных, но незаконченных скважин, может, при соответствующем уровне цен, дать в 2018 г значительный прирост добычи, и вновь дестабилизировать рынок.

Поэтому, по словам И. Сечина, не стoит в ближайшее время ожидать всплеска нефтяных цен.

Работа по стабилизации рынка затруднена отсутствием достоверной и прозрачной информации и аналитики, как по запасам, так и по реальной ситуации с балансом спроса и предложения, считает глава Роснефти.

Это создает почву для спекулятивных манипуляций рынком в поисках краткосрочной выгоды.

Здесь ключевая задача – создание единой системы измерения запасов и преодоления «навеса» запасов.

- Мы верим в будущее основного для нас нефтяного рынка, но в то же время эволюционируем вместе с рынком.

Так, 1м из наиболее перспективных направлений развития спроса на жидкие углеводороды сегодня и в ближайшем будущем будет нефтегазохимия.

Ожидается, что к 2025-2030 гг прирост спроса на нефть со стороны нефтегазохимии превысит прирост спроса со стороны основного потребителя нефтепродуктов – транспортного сектора, - привел пример И. Сечин.

Глава Роснефти высказал увереность, что наличие эффективного сырья, обеспечивающего конкурентоспособность на мировом рынке, хорошие перспективы спроса в мире в целом и в России в частности, а также близость источников данного сырья к наиболее емким и растущим рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) делает нефтегазохимию перспективным и важным направлением бизнеса компании.

Роль Роснефти в обеспечении евразийской энергобезопасности

Глава компании в своем выступлении отметил, что в текущей ситуации не хватает интеграционных проектов построения связующих мостов, инфраструктурных, экономических коридоров, от европейского побережья Атлантики и Северного Ледовитого океана до азиатского побережья Тихого и Индийского океанов.

По его словам, Роснефть активно участвует в процессе пан-евразийской энергетической интеграции и во многом выступает как ее катализатор.

Роснефть гордится своими якорными акционерами: BP, катарским инвестфондом QIA, Хуасинь, Glencore, а также историческими инвесторами с момента IPO – Petronas и CNPC.

Российская компания активно развивает партнерские отношения с ведущими нефтегазовыми и инвестиционными компаниями в «Большой Евразии».

- За последние несколько лет мы существенно расширили круг наших совместных проектов, и сегодня я могу сказать, что стоимость проектов в общей энергетической орбите Роснефти со своими партнерами в Европе, Азии и на Ближнем Востоке превышает 110 млрд долл США.

Речь идет о сделках на акционерном уровне, о создании партнерств в разведке и добыче в России на суше и шельфе, зарубежных проектах в области нефтепереработки и нефтехимии, освоении газовых ресурсов Средиземного моря, а также других стратегических проектах, - привел пример И. Сечин.

Глава Роснефть напомнил, что Россия традиционно является ведущим поставщиком углеводородов в Европу.

При этом компания обеспечивает более 40% российских поставок нефти и нефтепродуктов.

Стратегия Компании направлена не только на увеличение поставок, но также и на реализацию совместных инвестиционных проектов с европейскими партнерами.

Так, Роснефть является 3м по величине игроком на немецком рынке нефтепереработки с объемом производства 12,5 млн т/год, что составляет более чем 12% всех нефтеперерабатывающих мощностей в Германии.

1м из факторов успешности работы Роснефти на немецком рынке является использование крупнейшей в мире нефтепроводной системы Дружба, по которой российская нефть без перебоев поступает в Европу уже более 50 лет, вне зависимости от любых политических конфликтов и политического климата в целом.

Говоря о развитии энергомоста «Россия – Азия» Игорь Сечин отметил, что компания многопланово развивает сотрудничество с китайскими компаниями.

Другим стратегическим приоритетом для Роснефти является сотрудничество с индийскими компаниями.

Стоимость активов в рамках совместной деятельности Роснефти и индийских партнеров на территории России и Индии уже превысила 35 млрд долл США.

В октябре 2017 г Роснефть и индийские партнеры обсуждали перспективы дальнейшего сотрудничества, а также вопросы создания благоприятных условий для расширения бизнеса компании в Индии с премьер-министром Индии Н. Моди.

Кроме того, Роснефть активно развивает проекты на шельфе Вьетнама, планирует работать в Индонезии.

Проекты на Ближнем Востоке – это еще одно стратегическое направление развития Роснефти.

- Мы обсуждаем проекты в Иране, где мы не только хотим участвовать в проектах по разведке и добыче, но и создать эффективные цепочки поставок иранской и среднеазиатской нефти на мировой рынок.

Мы развиваем сотрудничество с Саудовской Аравией.

Наконец, мы самым серьезным образом настроены работать в Курдистане и в Ираке в целом.

Наш интерес к этим проектам носит сугубо практический характер – данный регион характеризуется крупнейшей ресурсной базой с низкой себестоимостью добычи и не в полной мере раскрытым потенциалом.

Что очень важно – нефть из Курдистана поступает прямо на наши заводы в Германии.

При этом, включив этот регион в орбиту общеевразийской деловой интеграции, мы будем способствовать решению общеэкономических и социальных задач – энергостабильности и повышению жизненного уровня,- сказал глава Роснефти.

Италия. Россия. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356788


Белоруссия. ПФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356765

Специалисты ТНГ-Групп разработали и запустили портал, позволяющий вести мониторинг бурения сложных скважин в режиме реального времени.

Сопровождение бурения горизонтальных скважин сегодня нельзя представить без серьезной информационной составляющей. «Геопортал», созданный совместными усилиями белорусской компании «Модем» и опытно-промышленной экспедиции «Геонавигация» ТНГ-Групп, позволяет вести мониторинг бурения в онлайн-режиме.По сути это программа, в которую загружается информация по проводке скважин: координаты, инклинометрия, поверхности и т.п. Тем самым в виртуальной среде создается интерактивная площадка, позволяющая заказчику наблюдать за бурением в режиме реального времени, контролировать, к примеру, отклонения от проектного профиля. Программа отлично справилась с решением вопроса о вариантах передачи информации по проводке горизонтальных скважин, телеметрическим и геологическим сопровождением которых занимается наша экспедиция.

Это сервис по геолого-технологическому сопровождению проводки именно сложных скважин с большими горизонтальными участками, включая битумные скважины. В нем одновременно используются данные инклинометрии и каротажных измерений в процессе бурения. На портале созданы функции поддержки 3D, отображения проектных и фактических профилей скважин, траектории соседних скважин, пластов, задания кругов допуска. Кроме того, на базе «геопортала» отображается прогноз траектории скважины, существует механизм камеры и управления ею. Ведется web-мониторинг технологических нарушений профиля, выхода за коридор допуска, искривлений скважины.

Белоруссия. ПФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356765


Мексика. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356761

2 раундов мало. Мексика в 2018 г может провести дополнительные торги по нефтегазовым блокам на суше.

Комиссия по углеводородам Мексики (Comision Nacional de Hidrocarburos, CNH) в 2018 г может провести дополнительный аукцион по нефтегазовым блокам на суше.

Об этом 19 октября 2017 г сообщил глава CBH Х. К. Сепеда.

Условия торгов будут объявлены ближе к концу 2017 г или в начале 2018 г.

Сами торги пройдут, скорее всего, весной 2018 г.

На данный момент Мексика запланировала на 2018 г проведение 2 тендеров на нефтегазовые блоки на шельфе Мексиканского залива.

31 января 2018 г пройдет 4й тендер 2го лицензионного раунда (раунд 2.4) на глубоководные блоки.

Аукцион будет включать 29 глубоководных и ультраглубоководных блоков в бассейне Синтурон Плегадо Пердидо (Cinturon Plegado Perdido) и др районах Мексиканского залива.

Предквалификацию для участия в раунде 2.4 уже начали Total и BHP Billiton.

На 2 апреля 2018 г намечено проведение 1го тендера 3го лицензионного раунда (раунд 3.1) на разработку углеводородных блоков в мелководной части Мексиканского залива.

На раунд 3.1 выставлено 35 блоков с совокупными ресурсами 1,988 млрд барр.

Выставленные на аукцион блоки сосредоточены в 3 секторах, охватывающих 4 бассейна: Бургос (Burgos) на северо-востоке, Тампико-Мизантла (Tampico-Misantla) и Веракрус (Veracruz) в центральном регионе и Суресте (Sureste) на юге.

Регистрация для предквалификации в раунде 3.1 открыта до 19 января 2018 г.

Мексика, благодаря проводимой реформе энергетики, активно привлекает иностранные компании в свои нефтегазовые и электроэнергетические проекты.

С момента запуска реформы в конце 2013 г, уже проведено 7 тендеров на нефтегазовые блоки.

По их итогам Мексика подписала около 70 контрактов с иностранными компаниями.

1й лицензионный раунд CNH полностью завершила в марте 2017 г.

В рамках тендера прошло 4 раунда, самым успешным из них оказался раунд 1.3, итоги которого 15 декабря 2015 г.

На торги были выставлены 25 нефтегазовых блоков на суше, в шт Нуэво-Леон, Тамаулипас, Веракрус, Табаско и Чьяпас.

Победители были определены по всем выставленным на аукцион блокам.

Раунд 2.1 ознаменовался успешным участием российских компаний.

ЛУКОЙЛ получил Блок 12 в нефтяной провинции Куэнкас-дел-Сурэсте на юге Мексики, а Блок 2 достался консорциуму в составе DEA М. Фридмана и Pemex.

Всего в рамках раунда 2.1 Мексика выставила на продажу 15 блоков в южной части акватории Мексиканского залива, победителями были признаны 10 компаний.

Раунды 2.2 и 2.3 прошли 12 июля 2017 г, на торги были выставлены 24 блока, был заключен 21 контракт, но без участия российских компаний.

Мексика. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356761


Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 октября 2017 > № 2356701

Шредер назвал отношения с Сечиным доверительными.

Шредер подчеркнул, что давно сотрудничает с Сечиным.

Председатель совета директоров «Роснефти», бывший федеральный канцлер Германии Герхард Шредер в эфире телеканала «Россия 24»назвал свои отношения с главой «Роснефти» Игорем Сечиным доверительными, отметив, что ему необходимо время, чтобы включиться в работу компании.

«Мы сейчас только начинаем работать, я всего лишь несколько недель работаю в этой компании, поэтому мне сейчас многому предстоит научиться. С господином Сечиным мы давно сотрудничаем, еще когда он работал в администрации Кремля, мы тогда имели дело друг с другом. Доверительные отношения есть, но требуется время, чтобы войти в работу», – сказал Шредер, отметив, что согласился возглавить совет директоров «Роснефти», потому что «любит вызовы».

«Работать в руководстве крупнейшего производителя нефти – это вызов для меня. Все акционеры дали согласие, по их поручению господин Сечин меня об этом попросил, и у меня не было ни одной причины отказываться», – сказал он.

Бывший федеральный канцлер Германии подчеркнул, что выступает против изоляции России «в политическом или экономическом отношении» и теперь «имеет возможность сделать вклад, чтобы такого происходило меньше».

В конце сентября акционеры «Роснефти» расширили совет директоров компании с 9 до 11 человек. К предыдущему составу добавились глава Минэнерго РФ Александр Новак и Герхард Шредер, который впоследствии был избран председателем совета директоров. На этой должности он сменил помощника президента РФ Андрея Белоусова.

Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 октября 2017 > № 2356701


Италия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 19 октября 2017 > № 2355910

Роснефть и Eni готовятся начать бурение на шельфе Черного моря. Полупогружная ультра-глубоководная буровая установка Scarabeo 9 уже на месте.

Роснефть и Eni ведут активную подготовку к бурению поисковых скважин на структуре Мария на шельфе Черного моря.

Об этом 19 октября 2017 г деловито поведал И. Сечин в рамках Евразийского экономического форума.

Для начала отметим, что Евразийский экономический форум проходит в г Верона.

Именно там И. Сечину было доверено зачитать приветствие В. Путина, где вновь была анонсирована идея создания единого экономического и гуманитарного пространства от г Лиссабона до г Владивостока.

И. Сечин - завсегдатай форума в г Вероне, организованного Газпромбанком.

В 2014 г он дерзко заявлял о том, что введение санкций в отношении российской нефти может ухудшить экономическое состояние НПЗ в Европе и привести к их закрытию.

В 2015 г - пространно говорил о долгах сланцевых компаний США, об ОПЕК и мировых ценах на нефть.

В 2016 г опять послал весточку из г Вероны, заявив о стабилизацию рынка через 1,5 года, ценах на нефть в районе 55 долл США/барр и 40 млн барр/сутки необходимых дополнительных мощностей по добыче. Кстати , не ошибся.

Ныне он подробно остановился о планам Роснефти в Черном море.

Бурение скважин на шельфе Черного моря начнется в конце декабря 2017 г - начале января 2018 г.

Была интрига в том. кто буде бурить на черноморском шельфе.

СПБУ Черноморнефтегаза было использовать рискованно из -за американских санкций. Пришлось искать неподпадающую под санкции буровую установку.

В конце августа 2017 г стало известно о том, что Роснефть взяла в аренду полупогружная ультра-глубоководную буровую установку (ППБУ) Scarabeo 9 и направила ее на черноморский шельф.

В аренду Роснефть взяла буровую установку у Saipem.

Доставка ППБУ на место дислокации заняла несколько дней.

Для транспортировки она была модифицирована.

На время транзита буровой установки в Босфоре остановили движение других судов.

Буксировку осуществляло турецкое 82-м спасательное судно Nene Hatun.

Еще 3 буксира сопровождали караван.

Для прохода под мостами пролива Босфор, пролеты которых находятся на уровне 60 м над водой, у ППБУ Scarabeo 9 демонтировали часть буровой вышки.

Эту операцию провели в канарском Лас-Пальмасе.

Обратный монтаж прошел в румынской Констанце.

ППБУ Scarabeo-9 - платформа 6го поколения для глубоководного бурения, которая приписана к Багамам и имеет класс DNV.

ППБУ была построена в 2011 г на верфи Yantai Raffles в Китае для глубоководного разведочного бурения.

Платформу построили в Китае для того, чтобы обойти американское эмбарго на поставку технологий и оборудования на Кубу, если доля американских компонентов в них составляет более 10%.

ППБУ Scarabeo является единственной платформой такого рода, построенной с менее чем 10 % американским частям.

По состоянию на 2012 г аренда платформы составляла 0,5 млн долл США/сутки.

Между тем, по информации И. Сечина, кроме структуры Мария на лицензионном блоке Западно-Черноморской площади (Вал Шатского) выделено еще около 9 структур, где компании могут начать бурение.

Наиболее крупные структуры: Северо-Черноморская, Мария, Склоновая.

Глубина моря на данных участках составляет 1,2-2 км.

На лицензионном участке недр Западно-Черноморская площадь выделено 6 перспективных структур.

Площадь участка - 8,6 тыс км2.

Глубина моря на участке изменяется от 600 м до 2200 м.

По независимой оценке DeGolyer & MacNaughton, извлекаемые ресурсы оцениваются в 1365 млн т.

На лицензионном участке проведен большой объем сейсмических работ 2D- 450 пог.км, 3D – 3319 км2.

Проведена обработка и интерпретация данных с использованием самых современных методов.

В в мае 2017 г в рамках визита итальянской делегации в РФ компании договорились о плодотворном сотрудничестве на российском шельфе.

Тогда компании подписали соглашения о сотрудничестве, среди которых и намерение компаний по бурению поисковых скважин в рамках совместных проектов в акваториях Черного и Баренцева морей.

Совместный прогноз инвестиций Роснефти и Eni по Валу Шатского составляет 50-55 млрд долл США.

Доля участия Eni в совместном предприятии (СП) составит 33,33%, Роснефти - 66,67%.

Eni компенсирует основную часть исторических затрат на уже проведенные геологоразведочные работы на участках российского шельфа.

Финансирование, которое предоставит Eni, будет возмещаться из денежных потоков проекта после начала добычи на любом из данных участков.

Роснефть не будет иметь обязательств по возврату финансирования в случае отсутствия добычи в рамках проекта.

Между тем, на месте Eni должна была быть американская ExxonMobil.

Однако из-за антироссийских санкций американская компания свернула свою буровую деятельность в России.

Получается, что итальянцы санкций не боятся?

Отметим, что у Роснефти имеется 3 лицензии на освоение 3х участков недр в Черном море: Южно-Черноморская площадь, Туапсинский прогиб и Западно-Черноморский участок.

В настоящее время на них проводятся геолого-разведочные работы на наличие углеводородного сырья.

Италия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 19 октября 2017 > № 2355910


США > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355884

Cланцевая революция США достигла своих пределов.

Период бурного развития сланцевой отрасли в США подходит к своему завершению: поступающие данные показывают снижение производительности буровых установок, а также замедление прежних тенденций по заметному сокращению времени на бурение скважин.

Такой вывод сделан в статье издания Financial Times под заголовком "Графики: сланцевая революция США прошла свой пик?"

В материале отмечается, что за последние годы появились явные признаки того, что прежние темпы роста производительности сланцевой добычи нефти в США остались в прошлом.

"Сланцевая революция за последнее десятилетие привела к трансформации глобальных рынков нефти, развернула долгосрочный тренд по снижению добычи нефти в США, стала вызовом для влияния ОПЕК и помогла привести к падению цен, которое началось в 2014 г.

Однако за последний год рост производительности сланцевой добычи существенно замедлился. Это дает повод полагать, что революционная эра сланцевой нефти подошла к концу. В формации Игл Форд производительность добычи, измеряемая показателями добычи новых скважин на каждую буровую установку, за последнее время падает.

Данные по производительности от Управления по энергетической информации (EIA) при Минэнерго США являются не идеальным параметром. Например, они не учитывают сценарии, когда компании ведут бурение скважин, а затем специально откладывают их бурение в ожидании более высоких цен на нефть".

В FT отмечают, что показатели производительности добычи и сами объемы добычи нефти перестали расти по таким ключевым месторождениям, как бассейн Анадарко, формации Игл Форд и Ниобрара, а также Пермский бассейн:

Помимо снижения объемов добычи по основным сланцевым формациям также больше не наблюдается прежнего заметного сокращения во времени, которое затрачивается на бурение новых скважин:

"Еще один вопрос заключается во времени на бурение скважин. В период 2013–2016 гг. эффективность бурения заметно улучшилась, отчасти из-за распространения методики "кустового бурения" (pad drilling): бурения многочисленных горизонтальных скважин на одиночном участке.

Однако в последнее время темпы улучшения временных показателей замедлились, в особенности в формации Игл Форд, а также бассейне Уиллистон, включающем в себя формацию Баккен. Глубина (длина для горизонтальных скважин – прим ред.) скважин увеличивается, поэтому даже если компаниям и удается бурить больше, чем в предыдущий день, время бурения скважин больше не сокращается столь заметно, как раньше.

Кажется, данный источник роста производительности сланцевой добычи также иссякает".

Другим фактором снижения производительности сланцевой добычи стало истощение прежних более легких к разработке скважин и переход на более проблемные участки сланцевых формаций. По оценкам французской компании

Kayrros, как отмечают в FT, производительность добычи нефти из сланцев Пермского бассейна в последние годы перестала расти, и, "возможно", начала снижаться:

"Одним из заметных изменений за последние годы было применение компаниями методики более крупных разрывов пласта, с использованием больших объемов песка, воды и химических веществ, что зачастую приводило к увеличению добычи. Однако есть определенные свидетельства того, что данный процесс также, возможно, достиг пределов эффективности. Одним из способов оценить производительность является оценка добычи по отдельным скважинам, с учетом общей глубины или длины данной скважины.

Французская компания Kayrros, которая занимается исследованиями энергетического сектора, провела данные исследования для Пермского бассейна в Западном Техасе, одном из наиболее популярных регионов для инвестиций в сланцевую отрасль США за последнее время.

В компании пришли к выводу, что производительность добычи с учетом длины скважин перестала расти в прошлом году и, возможно, даже немного упала в 2017 г. Дополнительным фактором здесь является то, что по мере восстановления сланцевого сектора компании переключились с наиболее легких участков для бурения на более сложные, что привело к снижению производительности. Улучшения в методах добычи призваны сгладить данные сложности, однако, судя по всему, компании, которые ведут добычу в Пермском бассейне, проигрывают эту битву".

Еще одним потенциально тревожным фактором для сланцевой отрасли, по оценкам FT, является снижение в объемах привлекаемого кредитования отрасли. Вопреки расхожим мифам (которые во многом сходны с заблуждениями о том, что США являются чистым экспортером нефти – по данным EIA, объем импорта нефти США составлял 7,85 млн баррелей в сутки) cланцевая отрасль США является убыточным бизнесом: компании не генерируют чистого денежного потока, они тратят больше, чем зарабатывают, оставаясь на плаву за счет хеджирования будущих поставок нефти, привлечения заемного финансирования, а также продажи своих акций.

"За все время своего существования сланцевая отрасль поглощала наличные средства. Компании не могли покрыть свои расходы на бурение за счет доходов от продажи нефти, и им требовались постоянные вливания заемного и долевого финансирования. Раньше у них было не так много проблем с привлечением данных средств – отчасти из-за того, что инвесторы хотели поучаствовать в этом чуде производительности добычи, которое демонстрировали компании.

Однако, если чудесные дни действительно прошли и на их место приходит суровая реальность, будут ли инвесторы с такой же готовностью поддерживать сланцевую отрасль? В этом году объемы привлечения финансирования за счет продажи акций компаниями США, ведущими добычу и разведку нефти, уже резко сократились.

В сланцевой индустрии по-прежнему есть много привлекательных возможностей. Будут ли они достаточно привлекательными для инвесторов и позволят ли продолжить повышать добычу нефти, как прогнозируют в Управлении по энергетической информации и другие эксперты? Источники в отрасли считают, что будут. Однако при этом стоит повнимательнее оценить показатели бурения и производительности по сланцевой отрасли, которые будут поступать в ближайшие месяцы".

Портал "Вести.Экономика" ранее уже освещал тему добычи углеводородов с помощью метода гидроразрыва пласта (hydraulic fracturing), отмечая, что история сланцевой добычи стала разворачиваться в США еще в начале XIX века.

Стоит добавить, что в последние годы помимо использования различных типов смесей песка, воды и определенных химических соединений в США также активно использовался метод безводного разрыва (waterless fracking), когда в качестве средства для расщепления пласта используется смесь сжиженного газа, которая подается под давлением. Данный метод также известен как пропановый фрекинг.

Однако при этом появление данной технологии и развитие уже существующих методик гидроразрыва, судя по поступающим данным, не позволяют сланцевым компаниям добиться такого же прорыва, который они совершили ранее.

Помимо достижения пределов технологических возможностей по добыче углеводородов из твердых пластов ни в материале FT, ни в вышеупомянутой статье "Вести.Экономика" не был затронут еще один, потенциально ключевой аспект развития сланцевой индустрии США – привлечение заемного финансирования по низким ставкам. Сланцевая революция во многом "совпала" по времени с периодом рекордно низких процентных ставок в США.

Сохранение процентных ставок Федеральной резервной системой на рекордно низком уровне после финансового кризиса 2008 г. стало одним из факторов, который позволял продолжать привлечение средств для сланцевых компаний, долговые обязательства многих из которых считались и по-прежнему считаются высокорискованными (или "мусорными" облигациями, junk bonds).

Помимо таких факторов, как истощение легкодоступных сланцевых месторождений, достижение определенных пределов эффективности гидроразрыва пласта, пропанового фрекинга, рефрекинга и прочих технологий, дополнительным фактором, который мешает продолжению "сланцевой революции" такими же темпами, которые демонстрировались до обвала нефтяных цен начиная в 2014 г., стал рост стоимости кредитования.

В период с 2009 по 2015 гг. процентные ставки в США оставались в диапазоне 0–0,25%. По состоянию на октябрь 2017 г. они выросли до 1–1,25%, при этом ожидается, что ФРС продолжит их повышение.

США > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355884


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355585 Владимир Мау

Влияние нефти. Модель рентной экономики выдохлась

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

Подстегнуть темпы экономики нетрудно, но ускорение не всегда ведет к повышению благосостояния

Закончился ли кризис? Если кризис сводить к отрицательным темпам ВВП, то можно сказать, что он завершился. Однако ситуация гораздо сложнее.

Во-первых, темпы роста российской экономики остаются низкими — ниже их «естественного» уровня. Естественным для современного этапа развития страны можно считать рост примерно на среднемировом уровне или чуть выше. Иначе говоря, выше, чем в Германии, но ниже, чем в Китае.

Во-вторых, ситуация в России характеризуется переплетением нескольких кризисов. Это продолжающийся с 2008 года глобальный структурный кризис, охвативший все развитые и некоторые развивающиеся страны; это стандартный циклический кризис и, наконец, кризис внешних шоков (падение цен на нефть и санкции). Из циклического кризиса мы практически вышли. Адаптация к внешним шокам происходит достаточно успешно. А вот с адаптацией к вызовам структурного кризиса все обстоит непросто. Здесь необходимо выработать и сформировать новую модель экономического роста, адекватную новым технологическим и социально-экономическим вызовам.

В-третьих, нельзя не учитывать, что сейчас, в условиях глобальной структурной трансформации темпы роста не являются однозначным критерием успеха или неуспеха экономики. Рост ВВП важен, если он отражает рост благосостояния. А в условиях коренных структурных сдвигов эти показатели могут расходиться. Иными словами, рост ВВП важен не сам по себе, а как показатель, отражающий рост благосостояния. Важно повышать благосостояние и занятость населения, а не просто номинальные темпы роста ВВП. Мы из собственной истории ХХ века знаем: подстегнуть темпы экономики нетрудно, но ускорение не всегда ведет к повышению благосостояния, а в некоторых случаях оборачивается катастрофой (как это было, например, во второй половине 1980-х годов).

Поэтому важно не фетишизировать темпы роста.

О темпах экономического роста. Институциональные меры повышения темпов роста практически у всех групп экспертов очень близки — речь идет о качестве инвестиционного климата. Это является предметом консенсуса.

Другое дело — меры, связанные с денежной накачкой экономики. Они не дают устойчивых позитивных эффектов. России нужны не просто темпы роста, а обеспечение устойчивого роста, сопровождаемого технологической модернизацией и ростом благосостояния. Из опыта развитых стран последних лет мы видим, что меры денежного стимулирования могут в лучшем случае смягчить кризис, но не обеспечивают устойчивый экономический рост. Высокие процентные ставки в России и низкие (или даже отрицательные) в еврозоне или в Японии не ведут к экономическому росту, а только смягчают кризис.

Необходимо помнить собственный опыт недавнего прошлого. Советские руководители во второй половине 1980-х годов озаботились задачей «ускорения», и для решения этой задачи в экономику были впрыснуты большие финансовые ресурсы. Тогда начали расти инвестиции. Два года наша экономика ускорялась, но потом 10 лет падала. Это важнейший урок: стабильность, которую иногда называют застоем, от экономической катастрофы могут отделять всего четыре года, причем два из них темпы роста могут расти.

Показатели темпов роста сами по себе не могут быть определяющими безотносительно к конкретной социально-экономической ситуации. Важно, являются ли эти темпы устойчивыми в среднесрочной перспективе, причем важен 10-летний горизонт, а не двухлетний. Другой важный фактор: какие изменения происходят в экономике, происходит ли технологическая модернизация. Я хочу напомнить, что ускорение 1987–1988 годов сопровождалось немедленно начавшимся дефицитом многих товаров и торможением благосостояния — еще до начала спада. То есть экономика росла, зарплаты росли, а благосостояние падало.

Еще одной проблемой современной экономической политики является конфликт между краткосрочными и долгосрочными результатами экономической политики. Все, что хорошо для краткосрочной отчетности по росту, вредно для долгосрочной траектории. И наоборот: то, что обеспечивает устойчивые темпы роста, превышающие среднемировые, в течение 10 лет, не может быть продемонстрировано избирателю в ближайшее время. Это реальная политическая ловушка. По сути, это ловушка популизма, когда краткосрочные успехи считаются важнее стратегических. Правительству в последние два-три года удалось избежать экономического популизма, и это его важное достижение. На призывы заливать экономику пустыми деньгами, зафиксировать валютный курс правительство не реагировало. Это большая заслуга.

О ЦБ и макростабильности. Центробанк выполнил свою работу великолепно, несмотря на огромное давление со стороны разных групп интересов. Правительство, и особенно Минфин, прошли свою часть пути, чтобы удержать ситуацию под контролем. А риски в 2014 году действительно были огромные.

Есть еще один фактор, который стал элементом новой реальности, — экономический рост не восстанавливается автоматически. В 2014–2015 годах и в начале 2016-го все дискуссии сводились к одному вопросу: достигла ли экономика дна. Об этом писали все, потому что в предыдущие 200 лет экономика, достигнув в кризис дна, начинала расти. Но сейчас мы видим другую ситуацию: экономика, достигнув дна, может не расти не только два-три года, но и на протяжении четверти века. Посмотрите на Японию: благосостояние растет, среднедушевой показатель дохода растет, а ВВП колеблется вокруг нуля. Остановка спада не ведет к автоматическому росту.

Кроме того, мы теперь отчетливо видим, что макроэкономическими мерами можно остановить кризис, но нельзя стимулировать рост. Я имею в виду снижение процентной ставки и увеличение бюджетного финансирования. Обратите внимание: рецепты, которые нам рекомендуют в последние годы со ссылкой на Запад, дают примерно такой же результат, как у нас, но при этом еще многие из этих стран имеют более высокую безработицу и бюджетный дефицит.

Макроэкономическая ситуация у нас лучше, чем в большинстве развитых стран. У России — низкий долг, умеренный бюджетный дефицит, низкая безработица, а теперь еще и низкая инфляция.

Центробанк доказал свою способность ставить цели по инфляции и достигать их. Со временем ситуация может измениться, и у нас, как и на Западе, денежным властям, возможно, придется решать задачу повышения инфляции до приемлемого для роста уровня. То есть стремиться к искомым 4% не сверху, а снизу.

ЦБ не снижает ключевую ставку активнее просто потому, что опасается, что за этим последует отток спекулятивного капитала, снижение курса рубля и вновь ускорение инфляции. Тогда ставку придется опять повышать. В общем, Центробанк проявляет вполне понятную осторожность. Cнизив ставку сильнее, ЦБ спровоцирует отток капитала, рубль будет слабеть, инфляция пойдет вверх, и это снова подтолкнет ставку вверх. К тому же от ее снижения мало что изменится: проблемы низких темпов роста и слабой инвестиционной активности связаны прежде всего со структурными и институциональными ограничениями, а не монетарными.

О налоговой реформе. У нас разумная налоговая система. Лучше бы перестать ее реформировать. Налоговую систему, конечно, можно совершенствовать, но с пониманием, что сейчас стабильность важнее улучшения. Почему налоговая реформа была необходима в конце 1990-х? Потому что у нас существовал своего рода негативный отбор: масштаб уклонения от налогов был таков, что неуплата налогов была необходимостью для конкурентного выживания, а не премией за риск. Сейчас налоговая система достаточно сбалансирована. Разумеется, идеальной налоговой системы не существует, но в наших условиях лучше поддерживать ее стабильность.

О цене нефти в госфинансах. Модель рентной экономики исчерпала себя. А то, какую цену отсечения нефти ($40 или $45 за баррель) закладывать в бюджетные проектировки, — это вопрос расчетов и определения источников денег для структурных реформ. Мне эта дискуссия непонятна, это чисто фискальный подход к проблеме. Нельзя ставить важнейшие структурные реформы в зависимость от колебания цены на нефть в пределах 10%. Это пассивный подход к собственной экономике. Так вопрос не стоит, что при $45 за баррель у вас есть деньги на образование, а при $40 — нет. Все равно же надо проводить определенный бюджетный маневр, четко обозначать бюджетные приоритеты.

О влиянии выборов на экономику. У нас политика менее подвержена политическому циклу, чем в других странах. Всегда можно сказать: «Мы не хотим сейчас повышать пенсионный возраст из-за политического цикла». На самом деле мы не можем повысить пенсионный возраст по другой причине — из-за отсутствия консенсуса элит по этому вопросу.

О пенсионной реформе. Пенсионная реформа целесообразна, но дискуссия смещена в чисто фискальную плоскость: обсуждаются фискальные последствия, а не экономические или структурные. Ключевая проблема не в том, что в Пенсионном фонде не хватает денег. В конце концов, Пенсионный фонд — это, по сути, часть бюджетной системы, можно увеличить ему бюджетный трансферт, провести соответствующий бюджетный маневр в пределах существующих доходов. Повышение пенсионного возраста до 63–65 лет имеет не столько фискальный, сколько социальный и экономический смысл. Это решение увеличивает численность трудоспособного населения примерно на 9 млн человек (население Швеции) и усиливает адресный характер пенсии: то есть позволяет сконцентрировать выплаты на людях старшего пенсионного возраста, которым деньги нужны больше.

О госэкономике, доверии к бизнесу и олигархах. Доля госсектора в экономике у нас великовата. Но более важен социальный аспект этой ситуации: в России дети из богатых семей хотят работать в госаппарате, дети из бедных семей — в силовых структурах, а в частном бизнесе, похоже, не хочет работать никто. Это проблема доверия и к бизнесу, и к системе госуправления в целом.

Олигархический бизнес давно является квазигосударственным. По сути, он всегда таковым и являлся: даже когда олигархи противостояли государству, они паразитировали на нем. Привлекательность частного бизнеса снизилась по целому ряду причин: это наша история, структура экономики, возможность получения устойчивого дохода. На самом деле во многом это связано с особенностями рентной экономики.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355585 Владимир Мау


Россия. Евросоюз. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 октября 2017 > № 2355135 Яков Миркин

Яков Миркин: несмотря на санкции и риторику, наши нефть и газ покупают как миленькие

Европа, несмотря на заявления уменьшить зависимость от российских нефти и газа, до сих пор остается основным клиентом нашей страны. Об этом написал в ФБ экономист Яков Миркин:

Почему экономика не провалилась? Не упала, не рассыпалась вдребезги, хотя на переломе 2014 – 2015 годов казалось, что вот – вот и уже всё. Одна из причин - ЕС, несмотря на угрозы уменьшить зависимость от российской экономики, никуда не отвернул и остался ее основным клиентом. Доля ЕС во внешнеторговом обороте России снизилась на чуть-чуть (49% в 2013 г., сегодня 44%) (ФТС).

Из России, как и прежде, льются на просторы Европы нефть и газ. Ее доля в импорте ЕС нефти сократилась, но не катастрофически (с 31,9% в 2013 г. до 27,7% в 2015 г., природного газа – с 32,4% в 2013 г. до 29,4% в 2015 г. (Евростат)). Из ЕС и Германии (была ключевым центром российской модернизации), как и раньше, в Россию идут машины. В меньшем количестве (у России упала валютная выручка плюс санкции), но идут, как миленькие.

Набирает вес «восточный вектор». Обычная точка зрения бизнеса – что не купим на западе, получим на востоке. Доля Китая во внешнеторговом обороте России выросла с 10% в 2013 г. до больше, чем 14% в 2017 г. (ФТС).

И, можно смеяться, доля США во внешнеторговом обороте России выросла с 3,1% (1 полугодие 2013 г.) до 4,0% (1 полугодие 2017 г.) (ФТС). В 2016 г. объем взаимной торговли между США и Россией – 20,3 млрд. долл. В 2017 г. будет на 15 – 20% больше (ФТС).

Все риски – в будущем. Крупнотоннажные корабли разворачиваются медленно. Большое российское приключение – кем быть и с кем существовать – продолжается в историческом времени, неся нам личное незабываемое путешествие – по векам, границам, идеологиям, способам жить – в нашей собственной жизни.

Россия. Евросоюз. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 октября 2017 > № 2355135 Яков Миркин


Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 16 октября 2017 > № 2354209 Канат Бозумбаев

Канат Бозумбаев доложил президенту о текущем положении дел на рынке ГСМ

Министр энергетики Казахстана доложил главе государства о текущем состоянии на рынке ГСМ и ходе модернизации нефтеперерабатывающих заводов.

Нурсултан Назарбаев отметил, что дефицит топлива в стране является результатом несвоевременного принятия мер со стороны Правительства Казахстана и министерства энергетики по обеспечению рынка горюче-смазочными материалами.

"Министерство энергетики отвечает за вопросы топливно-энергетического комплекса страны. В том числе и за обеспечение внутреннего рынка горюче-смазочными материалами. Ситуация с их дефицитом в стране показала, что со стороны Правительства и министерства энергетики допущена халатность и безответственность. Еще в мае месяце Вы подписали график ремонтов НПЗ. И знали, что осенью два из трех заводов встанут на ремонт. Каждый год происходит подобное. Раз об этом знали, то должны были подготовиться и завести соответствующее количество энергоносителей для обеспечения населения ГСМ. Этого сделано не было", - сказал президент.

Кроме того, глава государства указал на низкую эффективность ранее принятых министерством мер по стабилизации ситуации на рынке ГСМ.

"Вы вносите немало хороших инициатив, которые поддерживаются мною и Правительством. Было предложено отменить государственное регулирование цен, чтобы избежать дефицита топлива. Однако на рынке снова нехватка ГСМ. В этой связи, по предложению Правительства, я объявил Вам выговор. И это равносильно освобождению от должности", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Также Канат Бозумбаев доложил президенту Казахстана о ходе работ по модернизации Павлодарского и Атырауского нефтеперерабатывающих заводов.

"Модернизации двух НПЗ завершается в этом году. В ноябре планируется запустить Павлодарский завод. Атырауский НПЗ предполагается завершить до 16 декабря. Здесь впервые будет использована установка каталитического крекинга, тем самым планируется увеличить объем нефтепродуктов и улучшить их качество", - сказал министр энергетики.

Бозумбаев проинформировал главу государства о планах по строительству установки каталитического крекинга и на Шымкентском НПЗ, что также позволит выпускать высокооктановый бензин.

Министр энергетики заверил Нурсултана Назарбаева, что в следующем году рынок Казахстана будет обеспечен высококачественным топливом, в том числе и авиационным.

В завершение встречи президент Казахстана еще раз напомнил об ответственности за обеспечение рынка ГСМ и поручил принять все соответствующие меры по недопущению дефицита топлива.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 16 октября 2017 > № 2354209 Канат Бозумбаев


Китай. Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350056

Россия обращается к новым друзьям из Китая и Ближнего Востока

Генри Фой (Henry Foy),Financial Times, Великобритания

Для отрасли, которая, из-за сокрушительных западных санкций, казалось бы, должна изо всех сил стараться найти деньги и партнеров, энергетический сектор России, судя по всему, практически не чувствует себя не у дел.

Спустя шесть лет после того, как «Роснефть» установила новую веху в российско-американских корпоративных отношениях, договорившись о сотрудничестве с ExxonMobil, эта контролируемая Кремлем нефтяная компания нашла альтернативную поддержку на Востоке. Китайская частная нефтегазовая компания CEFC China Energy в прошлом месяце достигла договоренности о покупке 14,16% акций «Роснефти» на сумму 9,1 миллиарда долларов. И это не единственная российская компания, которая нашла новых друзей в Китае.

Китайские компании раскупают акции и подписывают соглашения о создании совместных предприятий с охватом всего энергетического сектора России. И у них есть конкуренты — недавно завязавшаяся политическая дружба между Саудовской Аравией и Россией начала давать свои плоды. Между ними тоже заключаются корпоративные соглашения.

Россия, попавшая под санкции США и ЕС после своего вторжения в Крым в 2014 году, в поисках дружбы и финансов направила свое внимание на Китай. Помощь была и необходимой, и геополитически целесообразной: этим Россия хотела сказать, что Нью-Йорк и Лондон — не единственные места, где есть банки. Затем, когда два года спустя цены на нефть упали до исторических минимумов, заключение сделки с Саудовской Аравией (другой мировой сверхдержавой, экспортирующей нефть) с целью сокращения добычи помогло Москве обратить вспять падение цен на нефть и снизить «напряженность» в сфере формирования финансового бюджета.

Но если заключению этих соглашений, возможно, поспособствовали санкции, то объяснить и обосновать корпоративное сотрудничество с Китаем и Саудовской Аравией можно с помощью реалий бизнеса. Китайским энергетическим компаниям Россия предлагает и огромные запасы ресурсов и удобное расположение в непосредственной близости к китайским границам. А саудовской государственной компании Saudi Aramco, гиганту в сфере добычи углеводородов, Россия предлагает потенциальных партнеров, которые в своем бизнесе оказались в таком же затруднительном положении и пытаются решить те же самые проблемы — как понизить себестоимость добычи и как снизить риски перехода на альтернативные источники энергии.

Китаю для обеспечения своего роста необходимы энергоносители и электроэнергия, и протяженность его общей границы с Россией составляет 4200 километров. А для русских наличие крупного заказчика на востоке в коммерческом плане очень выгодно: для транспортировки нефти и газа с дальневосточных месторождений в Европу пришлось бы преодолевать целых 11 часовых поясов, прокладывая трубопроводы на расстояние семи тысяч километров по замерзшей тундре, через леса и горы. Китай же находится по соседству и, в качестве бонуса, имеет средства, которые можно инвестировать в проекты по выполнению буровых работ, требующие огромных капитальных затрат.

За последние полтора года китайские компании потратили на российские энергетические проекты более 14 миллиардов долларов. Китай в настоящее время владеет долей в крупнейшей российской нефтяной компании, нефтехимической группе и золотодобывающем предприятии. К следующему месяцу компания CEFC станет инвестором еще одной компании. Она планирует выделить 500 миллионов долларов на покупку доли в группе EN+, объединяющей ряд предприятий металлургической, энергетической и горнодобывающей промышленности, из общего количества акций на сумму 1,5 миллиарда долларов, которые группа планирует разместить на Лондонской бирже. «Китайцы думают на перспективу, у них стратегическое мышление, — говорит человек, участвующий в одной из инвестиционных программ. — Они хотят получить доступ к ресурсам, но они также думают о и партнерском сотрудничестве, которое будет длиться десятилетиями».

В Эр-Рияде руководство энергетических компаний испытывает те же опасения, что и в Москве. Будущий мир с ценами на нефть на уровне 50 долларов за баррель означает, что буровые работы, перекачка и переработка нефти должны стать более эффективными и менее дорогостоящими. Неудивительно, что одним из нескольких десятков корпоративных соглашений, подписанных во время государственного визита короля Сальмана бен Абдулазиза в Москву на прошлой неделе, стал меморандум о расширении сотрудничества между компанией Saudi Aramco и «Газпром нефть» (дочерней нефтяной компании российского государственного газодобывающего гиганта «Газпром»), в частности, в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

«И это только начало, — говорит глава Генерального инвестиционного управления Саудовской Аравии (SAGIA) Ибрагим Аль-Омар (Ibrahim Al-Omar). — Мы приехали [в Россию], чтобы встретиться с людьми, пожать друг другу руки, найти все возможности, чтобы компании наших двух стран могли сотрудничать. Есть огромный потенциал».

Три года назад западные санкции поставили под удар проект «Арктик СПГ» в северной части полуострова Ямал, в реализации которого участвуют российская компания «Новатэк» и французская Total. Стабилизировать ситуацию удалось благодаря финансовой помощи Китая, который выделил 12 миллиардов долларов. Сегодня российские власти заинтересованы в том, чтобы саудовские компании приняли участие в реализации проекта «Северный поток-2». Газопровод в Европу строит «Газпром», но половину стоимости проекта, в соответствии с договоренностью, будут финансировать пять энергетических компаний из стран Евросоюза.

Судя по всему, руководство «Газпрома» трезво оценивает перспективу. «Помимо Европы, есть еще и Азиатско-Тихоокеанский регион, где можно занять определенные деньги», — заявил в прошлом месяце председатель совета директоров компании Виктор Зубков. Американские и европейские энергетические компании уже давно являются надежными партнерами России и инвесторами крупных энергетических проектов. Но вполне возможно, что эти отношения заканчиваются.

Китай. Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350056


Казахстан. Китай. Россия > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 10 октября 2017 > № 2343972

«Роснефть» готова увеличить экспорт нефти в Китай через Казахстан почти в 2 раза

Госкомпания «Роснефть» рассматривает возможность увеличения экспортных поставок в Китай с 10 млн тонн в 2017 году до 18 млн тонн, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на «Ведомости».

Как сообщает Reuters со ссылкой на три отраслевых источника, «[главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь] Сечин хотел бы увеличить поставки нефти в Китай до 13 млн т в год с возможностью дальнейшего увеличения до 18 млн». На государственном уровне это решение, по словам одного из источников, пока не принято и сроки не обозначены.

Собеседник «Коммерсанта» в отрасли уточнил, что увеличение поставок может начаться уже с 2019 года - до 13 млн т, а к середине 2020-х годов - до 18 млн т. Оно может быть прописано или в новом контракте, или через расширение действующего с CNPC. Ресурсной базой увеличения поставок станут западносибирские месторождения «Роснефти», вероятнее всего Самотлор. В Москве ожидают, что CNPC согласится на предоплату увеличенных поставок. Расширенный экспортный трафик в Китай пройдет через Казахстан, что предполагает снятие части объемов малосернистой западносибирской нефти с западного направления - возможно, с северных портов, например с Усть-Луги. «Это означало бы значительное сокращение поставок нефти в Европу», - подтвердил собеседник агентства.

Советник президента «Транснефти» Игорь Демин подтвердил «Коммерсанту», что «Роснефть» обращалась с предложением об увеличении поставок через Казахстан на 3 млн т, «обращение рассматривается». В «Транснефти» считают, что это может повлиять на качество нефти, которая будет идти в западном направлении, с точки зрения содержания серы. Кроме того, изменится схема грузопотоков, придется изменять тарифные планы для других направлений», - заявил он.

Чтобы решить проблему сернистости нефти, «Роснефть», по словам собеседников издания, вновь предложила вернуться к проекту выделения отдельного потока сернистой нефти, преимущественно из Поволжья, который рассматривался три года назад, но не был принят. Тогда главным оппонентом выступила «Татнефть», на которую приходится около половины сернистой нефти. Проект грозит компании снижением экспортной выручки, поскольку цена на сернистую нефть будет ниже, чем на Urals.

Казахстан. Китай. Россия > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 10 октября 2017 > № 2343972


Китай. Германия. Нидерланды. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 10 октября 2017 > № 2343946

Россия в январе-августе 2017 года увеличила доходы от экспорта нефти в годовом выражении на 32 процента, до 60,7 миллиарда долларов. Об этом пишет Лента.ру, ссылаясь на материалы Федеральной таможенной службы (ФТС).

Прибыль от продажи природного газа выросла в годовом выражении на 22 процента и составила 23,5 миллиарда долларов.

За восемь месяцев с начала года экспорт товаров из России увеличился в годовом выражении на 26 процентов, до 224 миллиардов долларов, импорт — на 28 процентов, до 144 миллиардов долларов. Профицит внешней торговли составил 80 миллиардов долларов.

Основными торговыми партнерами России в январе-августе 2017 года были Китай, товарооборот с которым вырос на 35 процентов, до 54,4 миллиарда долларов, Германия — 31,3 миллиарда долларов (плюс 25 процентов), Нидерланды — 26,4 миллиарда долларов (плюс 28 процентов), Италия — 15,1 миллиарда долларов (плюс 20 процентов) и США — 14,5 миллиарда долларов (плюс 19 процентов).

Ранее 10 октября агентство Bloomberg сообщило, что Саудовская Аравия намерена резко сократить поставки нефти в следующем месяце. Решение принято после недавнего визита короля Салмана ибн Абдул Азиз Аль Сауда в Москву, где он встретился с президентом России Владимиром Путиным.

3 октября глава российского Минэнерго Александр Новак сообщил, что соглашение по глобальному ограничению добычи нефти между ОПЕК и независимыми производителями принесло России от 700 миллиардов до одного триллиона рублей дополнительных доходов.

Китай. Германия. Нидерланды. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 10 октября 2017 > № 2343946


Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 10 октября 2017 > № 2343820

Экопрограмма позволит сократить вредные выбросы Московского НПЗ в 4 раза.

К 2020 году в рамках второго этапа модернизации воздействие на окружающую среду будет сокращено еще на 50%

Экологическая программа, которая реализуется на Московском нефтеперерабатывающем заводе (МНПЗ) с 2011 года, позволит сократить уровень воздействия предприятия на окружающую среду примерно в 4 раза, сообщил журналистам мэр Москвы Сергей Собянин. МНПЗ, принадлежащий «Газпром нефти», выпускает бензин, дизельное топливо, битум, серу, а также другую продукцию и является одним из основных производителей топлива для Московского региона. Доля предприятия составляет 34%.

«Мы с 2011 года реализуем масштабную программу по улучшению экологии, качества продукции МНПЗ. Ваша продукция за счет высокого качества экологичности позволила на 20% снизить выбросы в атмосферу от московских автомобилей, которые миллионами каждый день выезжают на улицы. Масштабная экологическая программа уменьшит уровень воздействия предприятия на окружающую среду примерно в 4 раза. Жители говорят о том, что за счет этого воздух в Капотне улучшился, просят не останавливать эту программу, реализовать ее в ближайшие годы для того, чтобы МНПЗ был одним из самых лучших в мире по экологии», – сказал мэр во время посещения МНПЗ.

В пресс-службе «Газпром нефти» сообщили, что общие инвестиции в период до 2020 года превысили 250 млрд рублей. МНПЗ уже снизил на 50% воздействие производства на окружающую среду, в том числе на 36% уменьшил поступление загрязняющих веществ в атмосферу.

К 2020 году в рамках второго этапа модернизации воздействие на окружающую среду будет сокращено еще на 50%.

МНПЗ завершил строительство биологических очистных сооружений «Биосфера», которые обеспечат эффективность очистки сточных вод до 99,9%. Предприятие сократит также в 2,5 раза забор воды из Москвы-реки за счет повторного использования очищенных вод в рамках замкнутого цикла. Строительство «Биосферы» началось в октябре 2015 года. Инвестиции в проект превысили 9 млрд рублей.

Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 10 октября 2017 > № 2343820


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2017 > № 2344213 Александр Новак

Интервью Александра Новака радиостанции Business FM.

Новак: до 2035-го Европа почти вдвое увеличит экспорт газа, и значительная часть этого роста придется на Россию.

По данным Минэнерго США, до 2035-го ЕС будет буквально находиться в газовой зависимости от России. О перспективах газовой отрасли глава Минэнерго РФ рассказал в интервью Business FM

Легко ли договориться с ОПЕК? Несколько тысяч человек собирались на прошлой неделе на московском форуме «Российская энергетическая неделя». Темами форума стали перспективы развития энергетики, но, поскольку она очень тесно сплетается с политикой, политические вопросы тоже поднимались.

О том, как шли переговоры по сделке ОПЕК, нацеленной на поддержание уровня мировых цен на углеводороды и о перспективах ее продления министр энергетики России Александр Новак рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

Мы с вами разговариваем по итогам первой Российской энергетической недели. Было много важных событий, но все-таки самое главное, я думаю, то, что она параллельно шла с государственным визитом короля Саудовской Аравии, второй энергетической державы в мире после нас — ну, Америка, естественно, на другом берегу находится... Мы знаем, что цены на нефть у нас сейчас относительно стабильны, выше наших прогнозов, знаем о том, что в действительности сработала сделка с ОПЕК. Ключевым в этом была договоренность, достигнутая при вашем участии, — я имею в виду, конечно, то, что, как мы знаем, именно вам удалось добиться компромисса между Саудовской Аравией и Ираном. Остается ли вот эта посредническая роль России и ваша лично актуальной сейчас, остается ли эта договоренность между Саудовской Аравией и Ираном стабильной на предстоящий период?

Александр Новак: Что касается сделки, во-первых, на нее мы выходили долго и, в принципе, изначально, когда мы собирались еще в 2014 году, когда цены начали падать, все стороны согласились: пока не требуется никаких совместных действий, рынок должен сам все сбалансировать. Но, к сожалению, кризис затянулся, и мы видели падение цен — больше, чем в два раза, снижение инвестиций в отрасль, затем цены упали до 27 долларов в январе 2016 года... Это, конечно, всколыхнуло многие страны, чтобы вернуться к вопросу обсуждения совместных действий и координации на рынках, то есть снижения тех излишков, которые сложились на тот период. Безусловно, эта позиция обсуждалась в Правительстве Российской Федерации, с президентом, во многом благодаря его усилиям и переговорам с руководителями стран, в том числе и с Саудовской Аравией, и с Ираном, были достигнуты договоренности. Мы проводили переговоры со многими странами на уровне министров, чтобы уже детально и по цифрам обсуждать, что можно сделать, какие обязательства взять на себя странам, чтобы, с одной стороны, сбалансировать рынок, с другой стороны, это несильно ухудшило положение отрасли, поскольку все-таки кому-то легко, например, сокращать добычу, а кому-то нужно реально снижать бурение и уменьшать инвестиционные программы. Поэтому переговоры были непростые, но в целом хочу сказать, что ключевую роль играли две стороны — Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти в мире. Примерно 11 млн баррелей в сутки добывает Саудовская Аравия, Российская Федерация — чуть больше, мы занимаем первое место. Очень сложные переговоры были, когда пост министра Саудовской Аравии занимал аль-Наими, и вы помните первые попытки — это февраль и апрель 2016 года, когда в Дохе собирались (представители) 18 стран...

Собрались и разъехались.

Александр Новак: Да, хотя были почти готовы к соглашению, но в тот момент свою позицию поменяла Саудовская Аравия, в том числе из-за того, что не удалось договориться с Ираном.

Причем даже, может быть, не по количеству баррелей, а по формулировкам — как оно будет выглядеть, кто сделал первый шаг навстречу. Именно это стало камнем преткновения.

Александр Новак: Мы продолжили работу летом, и, мне кажется, очень позитивным было то, что со стороны Саудовской Аравии был уже другой переговорщик, новый руководитель министерства энергетики — аль-Фалех, который активно включился в эту работу. Проводили переговоры, безусловно, и с другими странами, но ключевое событие — наша договоренность в сентябре прошлого года между Саудовской Аравией и Россией, мы подписали соглашение о совместных действиях на рынке, о координации деятельности и сотрудничестве в области энергетики по развитию совместных проектов как в России, так и в Саудовской Аравии. Этот момент стал ключевым, переломным, потому что мы консолидированно начали работать со странами, не входящими в ОПЕК. Какие-то переговоры мы проводили и с государствами, входящими в ОПЕК, например, с Ираном, и мне кажется, вся работа была нацелена на то, чтобы достичь результата и договориться по сделке с тем, чтобы снять излишки с рынка.

Сейчас, я думаю, что эта новость должна была обсуждаться и здесь в кулуарах, две ключевые американские газеты написали о том, что 12-го числа президент США Дональд Трамп заявит о разрыве соглашения с Ираном... Это может затронуть и нефтяной рынок тоже?

Александр Новак: Конечно, если соглашения будут разорваны и будут какие-то жесткие меры, такие, как были до снятия санкций с Ирана, это очень, на мой взгляд, будет влиять на рынки...

Но, скорее, в сторону повышения цен?

Александр Новак: Все будет зависеть от того, какие решения могут быть. Если это санкции, касающиеся нефти и ограничений по торговле нефтью со стороны Ирана, это одна ситуация. Если это какие-то другие санкции, или их вообще не будет — другая. Поэтому рынок будет, конечно, реагировать на такие вещи, Иран — одна из стран, которые добывают очень большое количество нефти, является поставщиком нефти на мировые рынки. Сегодня они добывают 3,8 млн баррелей в сутки. Мы помним, когда были введены санкции, объемы добычи снизились значительно — меньше 3 млн Иран добывал во время санкций. Поэтому для рынка это, конечно, существенные объемы.

Всю конструкцию, которую удалось сложить прошлым летом между Саудовской Аравией, Ираном, другими членами ОПЕК и не ОПЕК, вот этот политический риск способен разрушить или нет?

Александр Новак: Я не думаю, что сейчас, когда прошло уже восемь месяцев...

Не начнут ли под таким прессом страны действовать самостоятельно, пренебрегая договоренностями?

Александр Новак: Я могу высказать только свою личную точку зрения — на мой взгляд, вряд ли, наверное, это приведет к разрушению соглашения. Мы имеем пример ситуации на Ближнем Востоке, связанной с Катаром. Катар — участник сделки, и он продолжает выполнять свои обязательства по сокращению добычи, мы встречаемся, в частности, министр участвовал в Российской энергетической неделе - проводилась министерская встреча форума стран — экспортеров газа, мы обсуждали, в том числе, вопросы, касающиеся нефти, сотрудничества в этой области. В данном вопросе ничего не поменялось, поэтому я надеюсь, что мы до конца доведем сделку, рынок будет сбалансирован, и, в принципе, перейдем уже на нормальные рыночные рельсы.

А саудовский министр с катарским здесь на одной площадке встречались или нет?

Александр Новак: Мне это неизвестно.

Возвращаясь все-таки к этому соглашению ОПЕК+. Вообще говоря, год назад аналитики — что российские, что, в общем-то, уважаемые иностранные аналитики — сообщали долгое время: ОПЕК не способна договориться и выполнять договоренности даже внутри себя, поэтому не сильно верили в возможность заключения такой широкой сделки, которая, причем, была бы выполняема. Выполняется ли она? И она ли обеспечивает тот уровень цен, который сложился сейчас, или на это влияют другие факторы?

Александр Новак: Вы знаете, действительно, что касается ОПЕК, они очень давно принимали какое-то решение по балансировке рынка. И, конечно, был некий скептицизм по поводу того, смогут ли они договориться между собой. Но мне кажется, то, что в эту сделку были привлечены страны, не входящие в ОПЕК, сыграло свою консолидирующую роль, впервые сложилась такая ситуация, когда не только страны ОПЕК, но и не входящие в нее договорились о совместных действиях.

Именно это было ключевым фактором, чтобы и они тоже выполняли, да?

Александр Новак: С точки зрения исполнения соглашения сейчас мы видим, может быть, впервые за всю историю ОПЕК — несколько десятилетий, что обязательства выполняются на 100%. Раньше никогда таких показателей не было. Обычно был уровень исполнения гораздо меньше, а сегодня мы видим, что страны ОПЕК суммарно выполняют свои обязательства на 100%.

Именно это поддерживает стабильный уровень цен?

Александр Новак: Я думаю, это общая приверженность к исполнению соглашений, потому что страны не ОПЕК тоже суммарно его выполняют. Кстати, за август впервые страны не ОПЕК консолидировано исполняли соглашение даже больше, чем страны, входящие в ОПЕК. 116% был уровень исполнения странами, не входящими в ОПЕК, а ОПЕК исполнил на 98%. У нас был выработан очень хороший механизм мониторинга ситуации. Ежемесячно проходит встреча технического комитета, министерская встреча проходит раз в два месяца, на которой обсуждаются вопросы исполнения соглашений. Участвуют несколько стран, входящих в ОПЕК, и несколько стран, не входящих в нее. Россия является сопредседателем этой группы, и мы участвуем в обсуждении и мониторинге ситуации. В случае, если мы видим какие-то отклонения от исполнения соглашений, мы указываем соответствующим странам, мы рекомендуем выйти на стопроцентное исполнение. Механизм получился хороший, поскольку есть некая надстройка, координирующий орган, и те страны, которые, допустим, отклоняются от показателей, которые перед ними стоят, я думаю, им самим не очень комфортно быть в числе отстающих. Они стараются подтягиваться, если вдруг происходят какие-то отклонения. В ОПЕК такой мониторинговой настройки не было, там есть только секретариат ОПЕК. Сейчас министры осуществляют контроль, собираясь один раз в два месяца.

А не ведет ли это нас все-таки к созданию новой организации, которая, по крайней мере, без формального провозглашения показала свою эффективность за этот год?

Александр Новак: Мы не видим в этом целесообразности. Мы считаем, что вообще такие соглашения не должны носить какой-то постоянный характер. Сейчас мы вошли в такое соглашение, сделку, исходя из целесообразности и необходимости приближения момента восстановления рынка, который бы в любом случае произошел рыночным путем. За счет низких цен инвестиции упали, и, в общем-то, за счет снижения добычи в перспективе мы бы получили дефицит сырья и сильный рост цен. Но никто в этом не заинтересован при условии такой волатильности. Мы наоборот хотели сгладить провал, который произошел на рынке с 2014 по 2016 годы. И все наши действия на сегодняшний день подтверждают, что решение было принято правильное. Результаты таковы, что цены восстановились до приемлемого уровня, инвестиции вернулись в отрасль, волатильность снизилась. За последний год цены примерно колеблются в диапазоне от 47 до 57 долларов за баррель, а в принципе, могли бы быть от 20 до 100 и выше. И такая волатильность, конечно, никому не нужна.

Теперь очень много повсюду говорят о новой энергетике: солнце, ветре. Греф с Чубайсом даже очень ожесточенно когда-то спорили на этот счет. Сейчас я слышал — Герман Греф тоже поверил в то, что ветер в России есть не только в карманах... Если говорить в целом о мировых трендах, будет ли расти доля энергии, получаемой из возобновляемых источников, как это называется, по сравнению с традиционными — нефтью, газом, углем?

Александр Новак: Мне кажется, этот вопрос уже не стоит. Все участники Российской энергетической недели, обсуждая эти вопросы, даже не говорили о том, что возобновляемые источники энергии не будут развиваться. Мне кажется, уже все свыклись с этой мыслью, потому что, действительно, в мире активно развивается производство солнечной, ветровой энергии. Это стало уже данностью. Вопрос только, как быстро это будет развиваться, с какой скоростью. И вот здесь могут быть разные оценки.

Ну, ведь и потребление энергетических ресурсов тоже растет, поэтому не о количестве говорим, а о доле. Вот как мы смотрим на перспективу ближайших десяти лет?

Александр Новак: В своем выступлении президент очень четко ответил на этот вопрос два дня назад на пленарной сессии в рамках Российской энергетической недели, где было сказано о том, что доля возобновляемых источников энергии в мире вырастет в производстве электроэнергии с 7% до 20% до 2035 года. Таким образом, уже пятая часть электроэнергии в мире будет производиться из солнца и ветра. На мой взгляд, это направление будет развиваться, и оно будет расти достаточно быстро во многом благодаря научно-техническому прогрессу и снижению себестоимости производства электроэнергии. В настоящий момент производство электроэнергии солнца очень близко и конкурентоспособно по отношению к выработке электроэнергии с использованием традиционных источников энергии. Конечно, многими странами этот проект еще субсидируется. Но, тем не менее, пройдет какой-то период и, я думаю, что в среднесрочной перспективе конкуренция уже будет. Вопрос другой — нам, конечно, необходимы, в том числе, решения технологического характера по вопросу накопления энергии. И тогда появится еще больший импульс для производства энергии из возобновляемых источников энергии. Пока, к сожалению, нет больших накопителей, которые могли бы хранить достаточно большой объем энергии и при этом иметь возможность достаточно быстро выдавать ее в систему. Над решением этой проблемы работают многие ученые из большого количества стран. На мой взгляд, такая технология в любом случае будет найдена. Поэтому это будет новый дополнительный импульс для развития возобновляемых источников энергии.

Относительно дешевый газ, нефть и уголь в России не препятствуют ли развитию этого направления у нас? Ну, пусть не солнечной, но ветровой энергетики.

Александр Новак: Конечно.

У нас же есть экспортная пошлина, и внутренняя цена все равно ниже. Мы не в одинаковой находимся среде с остальным миром.

Александр Новак: Мы понимаем, безусловно, что в нашей системе, учитывая наличие дешевых природных ресурсов — нефти, газа, угля, сегодня солнечная энергетика и ветровая еще менее конкурентоспособна по сравнению с традиционными источниками. Мы выбираем и балансируем, когда принимаем решение о развитии и поддержке возобновляемых источников энергии, потому что нам нужно учитывать интересы потребителей. Если мы будем производить энергию из дорогих источников, появится необходимость субсидировать или из бюджета, или за счет роста тарифов для потребителей, что, в принципе, не очень хорошо воспринимается со стороны промышленных потребителей и так далее.

Не хорошо. Промышленному потребителю совершенно все равно, из какого источника получена энергия. Ему неприятно, если вдруг из своего кармана ему надо оплачивать. Задача государственной политики...

Александр Новак: На данном этапе мы выработали стратегию. Основная доля выработки электроэнергии у нас сегодня происходит из традиционных источников. Плюс, порядка 17% в балансе занимает атомная генерация, и порядка 18% — гидрогенерация. То есть 35% не относится к углеводородам. Из оставшихся 65% порядка 1% — это возобновляемые источники энергии и 64% — это уголь и газ. Из нефти мы не делаем электроэнергию, поскольку это уже совершенно не актуально. Так вот наша стратегия заключается в том, чтобы стимулировать производство возобновляемых источников энергии на базе того, чтобы сформировать заказ для промышленности и позволить инвестировать в производство необходимого оборудования, то есть солнечных фотоэлементов, либо продукции для выработки ветровой энергии. Данный заказ мы просчитали вместе с министерством промышленности, участниками рынка, теми же потребителями - 6 тысяч мегаватт на период до 2024 года. Учитывая, что наш общий баланс, установленная мощность на сегодняшний день где-то 250 тысяч мегаватт, посчитать можно легко - это примерно 2-3% от общей установленной мощности. Сегодня мы уже обеспечили стимулирование производства такого оборудования по механизму возврата инвестиций, по аналогии со строительством новых электростанций, так называемые договора предоставления мощности, которые позволяют инвесторам вкладывать с гарантированным доходом от строительства соответствующих электростанций на солнце или на ветре. И эта программа уже работает. Она была принята в 2014 году. На сегодня мы ввели в эксплуатацию — уже по состоянию на 1 января 2017 года — 130 мегаватт солнечных электростанций. В этом году еще 120 мегаватт будет введено. Всего где-то 1 600 мегаватт общей мощности на период до 2024 года. По ветру процесс идет несколько медленнее, но, тем не менее, мы тоже уже вышли на показатели. В этом году будут введены первые ветровые станции. Мы разыграли в 2017-м большой конкурс, в котором участвовала и компания «Ростатом», и Русгидро. И на сегодняшний день они готовы заниматься производством оборудования для ветрогенерации, поэтому рассчитываем, что эта программа тоже будет выполнена в сроки и позволит нам быть в технологической цепочке наряду с ведущими мировыми державами, занимающимися этими вопросами.

Министерство энергетики США буквально неделю назад — я видел доклад, — несмотря на развитие вот всех этих прекрасных вещей, сформулировало, что все равно Европейский союз до, по-моему, 2035 года будет находиться в газовой зависимости от России. Я совсем коротко сформулирую вопрос. Понятно, что у нас определенная сейчас развилка есть, определенные сложности с нашими потоками: северным и турецким. Не решенный вопрос с транспортировкой газа через территорию Украины, но, тем не менее, вопрос конкретный. Вот, например, Порошенко некоторое время назад заявил, что было бы хорошо, если бы европейские компании покупали газ на границе России и Украины. Насколько я помню, Россия давно этого хотела, чтобы это было сферой ответственности уже европейских газовых компаний. Но как он через Украину пройдет? Мы бы к этой идее как отнеслись и реалистична ли она?

Александр Новак: Ну, во-первых, что касается европейского рынка, я бы не сказал, что мы сегодня занимаем какое-то доминирующее положение. Мы одни из тех, кто поставляет.

35% или даже 37%.

Александр Новак: Колеблется наша доля от общего потребления газа...

Это почти монополия по понятиям антимонопольной политики.

Александр Новак: 25-30% в зависимости от температурного режима, холодная зима или теплая. Сейчас «Газпром» поставляем значительно больше, чем в прошлом году. Поставки увеличились, потому что из-за холодной зимы были выработаны запасы из подземных газовых хранилищ в Европе, и поэтому сейчас идет заполнение ПГХ. В будущем мы видим большую конкуренцию на этом рынке. Мы видим, что будет расти импорт газа в Европу, несмотря на то, что Европа активно занимается возобновляемыми источниками энергии, тем не менее, газ является низкоуглеродным сырьем, достаточно дешевым, эффективным для выработки электроэнергии. И он позволяет обеспечивать покрытие пиковых потреблений, когда все включают свои устройства потребления — промышленные предприятия, население. Собственно, газ — это очень хороший источник для выработки электроэнергии. Мы видим, что в Европе, в любом случае, несмотря на то, что темпы роста экономики не такие, как в среднем по миру или как в Китае, или в Индии, тем не менее, потребление газа будет расти. В период до 2035 года оценки составляют от 70 до 100 млрд кубических метров газа. Кроме того, снижается собственная добыча, и мы уже видим, что в этом году снижается добыча в Европе, и в перспективе где-то на 50 млрд будет снижение. Поэтому дополнительный рынок в Европе — в перспективе до 2035 года — это примерно от 100 до 150 млрд кубических метров газа.

Примерно, кстати, в два раза рост по сравнению с тем, что мы сейчас туда поставляем.

Александр Новак: Сегодня Европа потребляет порядка 450 млрд.

А наших 170 млрд, по-моему, да?

Александр Новак: Здесь нужно разделять европейский рынок на страны, входящие, например, в СНГ, и страны, не входящие в СНГ, чисто европейский рынок. Но суммарно мы поставляем порядка 200 млрд кубических метров газа на экспорт.

В перспективе до 2035 года мы практически вдвое можем увеличить поставки газа в Европу? Вопрос все-таки, как будет решена проблема транспортировки этого газа.

Александр Новак: Я не думаю, что мы полностью займем эту дополнительную нишу, потому что рынок, еще раз повторяю, конкурентоспособный. И есть возможности поставки сжиженного природного газа. Вопрос будет в конкуренции — кто сможет предложить наиболее надежный и дешевый продукт для потребителя. Конечно, на сегодняшний день мы достаточно конкурентоспособны и видим, что дополнительные объемы газа в Европу, в основном, идут за счет увеличения поставок из России. И в перспективе, мы будем стараться эту нишу держать и быть конкурентными.

Украинский маршрут и конкурентное заявление Порошенко, хорошо бы, чтобы европейские энергетические компании покупали на границе России и Украины — это реалистично?

Александр Новак: Знаете, мне кажется, что здесь, в первую очередь, должны договариваться между собой непосредственно поставщики и потребители газа. Должно быть наиболее выгодно обеим сторонам. Точка сдачи — это вопрос коммерческий. Она может быть в любом месте.

Он политизированный. Без участия государства мы знаем, что практически каждый год на уровне российского правительства с вашим участием, в том числе и Еврокомиссии, решаются эти вопросы.

Александр Новак: Мне кажется, его во многом политизируют те, кто хочет этого. Я, например, считаю, что на политические заявления относительно того, что нельзя строить «Северный поток-2» или «Турецкий поток», или до этого «Южный поток», которые звучат со стороны отдельных представителей Еврокомиссии, совершенно идут не на пользу тем же европейским странам. Новые маршруты, которые планируется реализовать, позволяют снизить себестоимость транспортировки в два раза, сократить плечо доставки тоже почти на две тысячи километров и надежно обеспечить потребителей европейским газом через современную транспортную трубопроводную систему. Это чисто коммерческий вопрос между компаниями, которые готовы поставить газ. Есть компании, которые готовы купить и обеспечить распределение этого ресурса между потребителями. Поэтому это абсолютно коммерческие вопросы, которые должны решаться именно таким путем.

Как вы думаете, если бы, например, мы все-таки, хотя я знаю, что этот вопрос сегодня не актуальный, но, если бы трубой у нас владела одна компания, а газ в трубу из России поставляли разные компании, мы бы ослабили противодействие со стороны Европейского союза строительство вот этих потоков?

Александр Новак: Еще раз.

Ну, вот, если бы мы, грубо говоря, отвечали требованиям Третьего энергопакета, чтобы потоком владела одна компания, трубой, а поставщиками газа были разные компании.

Александр Новак: Работа ведется в соответствии с требованиям европейского законодательства. И реализация проекта «Северный поток-2», и «Северный поток-1» полностью соответствует европейскому законодательству.

Я знаю, но противодействие там оказывается, они экстраполируют свои нормы с суши Европейского союза уже на морской участок. Это все равно политический аргумент.

Александр Новак: Политический аргумент, но при этом есть заключение тех же юристов Еврокомиссии о том, что требования Третьего энергопакета не могут распространяться на морскую часть, потому что это не территория Евросоюза. Просто придумываются различные варианты, которые бы не позволили реализовать этот проект. Мы считаем, что существующее законодательство, которое уже есть в Евросоюзе, полностью позволяет реализовать этот проект.

Я подытожу. С «потоками» пока сложно разобраться, потому что ситуация находится в динамике, в том числе политической, не вполне все зависит от экономических ведомств. К 2019 году, когда закончится наш контракт с Украиной, мы исключаем, что мы будем продолжать по этому маршруту транспортировать газ, или это тоже опция, которая будет наряду с «Северным потоком», вторым «Северным потоком» и «Турецким потоком» находиться на столе в наших коммерческих контрактах с европейскими компаниями?

Александр Новак: Я не исключаю, что какой-то объем останется. Мы уже публично озвучили свою позицию, она не скрывается. Если будут предложены конкурентные условия и по цене, и по надежности поставок газа по маршрутам, которые сегодня используются, то наша компания «Газпром» готова вести переговоры с владельцами газотранспортной инфраструктуры Украины. Вопрос в том, что в любом случае независимо ни от чего, на наш взгляд, должны быть альтернативные возможности поставок в Европу. Это создает конкуренцию, которая позволяет повышать эффективность, снижать издержки, в том числе и для европейских потребителей. Не должно быть монопольного положения по поставкам газа через одну газотранспортную инфраструктуру. Пожалуйста, есть конкуренция, предлагайте хорошие условия, модернизируйте свою газотранспортную систему, чтобы она была действительно надежной, эффективной, и я не думаю, что могут быть какие-то проблемы в этом смысле.

На «Российской энергетической неделе» обсуждались перспективы освоения арктического шельфа, развития альтернативной энергетики, экономии энергии и повышения эффективности добычи нефти и газа. Форум посетил президент России Владимир Путин.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2017 > № 2344213 Александр Новак


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 9 октября 2017 > № 2343280 Александр Новак

Новак: до 2035-го Европа почти вдвое увеличит экспорт газа, и значительная часть этого роста придется на Россию

По данным Минэнерго США, до 2035-го ЕС будет буквально находиться в газовой зависимости от России. О перспективах газовой отрасли глава Минэнерго РФ рассказал в интервью Business FM

Легко ли договориться с ОПЕК? Несколько тысяч человек собирались на прошлой неделе на московском форуме «Российская энергетическая неделя». Темами форума стали перспективы развития энергетики, но, поскольку она очень тесно сплетается с политикой, политические вопросы тоже поднимались.

О том, как шли переговоры по сделке ОПЕК, нацеленной на поддержание уровня мировых цен на углеводороды и о перспективах ее продления министр энергетики России Александр Новак рассказал главному редакторуBusiness FM Илье Копелевичу.

Мы с вами разговариваем по итогам первой Российской энергетической недели. Было много важных событий, но все-таки самое главное, я думаю, то, что она параллельно шла с государственным визитом короля Саудовской Аравии, второй энергетической державы в мире после нас — ну, Америка, естественно, на другом берегу находится... Мы знаем, что цены на нефть у нас сейчас относительно стабильны, выше наших прогнозов, знаем о том, что в действительности сработала сделка с ОПЕК. Ключевым в этом была договоренность, достигнутая при вашем участии, — я имею в виду, конечно, то, что, как мы знаем, именно вам удалось добиться компромисса между Саудовской Аравией и Ираном. Остается ли вот эта посредническая роль России и ваша лично актуальной сейчас, остается ли эта договоренность между Саудовской Аравией и Ираном стабильной на предстоящий период?

Александр Новак: Что касается сделки, во-первых, я хочу сказать, на нее мы выходили долго и, в принципе, изначально, когда мы собирались еще в 2014 году, когда цены начали падать, все стороны согласились: пока не требуется никаких совместных действий, рынок должен сам все сбалансировать. Но, к сожалению, кризис затянулся, и мы видели падение цен — почти больше чем в два раза, снижение инвестиций в отрасль, затем цены упали до 27 долларов в январе 2016 года... это, конечно, многие страны немного всколыхнуло для того, чтобы вернуться к вопросу обсуждения совместных действий и координации на рынках, то есть снижения тех излишков, которые сложились на тот период. Безусловно, эта позиция обсуждалась в правительстве Российской Федерации, с президентом, во многом благодаря его усилиям и переговорам с руководителями стран, в том числе и с Саудовской Аравией, и с Ираном, были достигнуты договоренности. Мы со многими странами проводили переговоры на уровне министров, чтобы уже детально и по цифрам обсуждать, что можно сделать, какие обязательства взять на себя странам, чтобы, с одной стороны, сбалансировать рынок, с другой стороны, это несильно ухудшило положение отрасли, поскольку все-таки кому-то легко, например, сокращать добычу, а кому-то нужно реально снижать бурение и уменьшать инвестиционные программы. Поэтому переговоры были непростые, но в целом хочу сказать, что ключевую роль играли две стороны — Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти в мире. Примерно 11 млн баррелей в сутки добывает Саудовская Аравия, Российская Федерация — чуть больше, мы первое место занимаем. Очень сложные переговоры были, когда пост министра Саудовской Аравии занимал аль-Наими, и вы помните первые попытки — это февраль и апрель 2016 года, когда в Дохе собирались (представители) 18 стран...

Собрались и разъехались.

Александр Новак: Да, хотя были почти готовы к соглашению, но в тот момент свою позицию поменяла Саудовская Аравия, в том числе из-за того, что не смогли договориться с Ираном.

Причем даже, может быть, не по количеству баррелей, а по формулировкам — как оно будет выглядеть, кто сделал первый шаг навстречу. Было буквально вот это камнем преткновения.

Александр Новак: Мы продолжили работу летом, и, мне кажется, позитивным очень было то, что со стороны Саудовской Аравии был уже другой переговорщик, новый руководитель министерства энергетики — аль-Фалех, который активно включился в эту работу. Проводили переговоры, безусловно, и с другими странами, но ключевое событие — наша договоренность в сентябре прошлого года между Саудовской Аравией и Россией, мы подписали соглашение о совместных действиях на рынке, о координации деятельности и сотрудничестве в области энергетики по развитию совместных проектов как в России, так и в Саудовской Аравии. Этот момент стал ключевым, переломным, потому что мы консолидированно начали работать со странами, не входящими в ОПЕК. Какие-то переговоры мы проводили и с государствами, входящими в ОПЕК, например, с Ираном, и мне кажется, вся работа была нацелена на то, чтобы достичь результата и договориться по сделке с тем, чтобы снять излишки с рынка.

Сейчас, я думаю, что эта новость должна была обсуждаться и здесь в кулуарах, две ключевые американские газеты написали о том, что 12-го числа президент США Дональд Трамп заявит о разрыве соглашения с Ираном... Это может затронуть и нефтяной рынок тоже?

Александр Новак: Конечно, если соглашения будут разорваны и будут какие-то жесткие меры, такие, как были до снятия санкций с Ирана, это очень, на мой взгляд, будет влиять на рынки...

Но, скорее, в сторону повышения цен?

Александр Новак: Все будет зависеть от того, какие решения могут быть. Если это станции, касающиеся нефти и ограничений по торговле нефтью со стороны Ирана, это одна ситуация. Если это другие какие-то санкции, если вообще не будет санкций — другая. Поэтому рынок будет, конечно, реагировать на такие вещи, Иран — одна из стран, которые добывают очень большое количество нефти, является поставщиком нефти на мировые рынки. Сегодня они добывают 3,8 млн баррелей в сутки. Мы помним, когда были введены санкции, объемы добычи снижались значительно — меньше 3 млн Иран добывал во время санкций. Поэтому для рынка это, конечно, существенные объемы.

Всю конструкцию, которую удалось сложить прошлым летом между Саудовской Аравией, Ираном, другими членами ОПЕК и не ОПЕК, вот этот политический риск способен разрушить или нет?

Александр Новак: Я не думаю, что сейчас, когда прошло уже восемь месяцев...

Не начнут ли под таким прессом страны действовать самостоятельно, пренебрегая договоренностями?

Александр Новак: Я могу высказать только свою личную точку зрения — на мой взгляд, вряд ли, наверное, это приведет к разрушению соглашения. Мы имеем пример ситуации на Ближнем Востоке, связанной с Катаром. Катар — участник сделки, и он продолжает выполнять свои обязательства по сокращению добычи, мы встречаемся, министр, когда был здесь, на Российской энергетической неделе, проводилась министерская встреча форума стран — экспортеров газа, мы обсуждали в том числе вопросы, касающиеся нефти, сотрудничества в этой области. Здесь в данном случае ничего не поменялось, поэтому я надеюсь, что мы до конца доведем сделку, рынок будет сбалансирован, и, в принципе, перейдем уже на нормальные рыночные рельсы.

А саудовский министр с катарским здесь на одной площадке встречались или нет?

Александр Новак: Мне это неизвестно.

Общей не было такой сессии, вы не видели такого?

Александр Новак: Я не видел, поэтому не могу вам сейчас ответить на этот вопрос точно.

Возвращаясь все-таки к этому соглашению ОПЕК+. Вообще говоря, год назад аналитики — что российские, что, в общем-то, уважаемые иностранные аналитики — сообщали долгое время: ОПЕК не способна договориться и выполнять договоренности даже внутри себя, поэтому не сильно верили в возможность заключения такой широкой сделки, которая причем была бы выполняема. Выполняется ли она? И она ли обеспечивает тот уровень цен, который сложился сейчас, или на это влияют другие факторы?

Александр Новак: Вы знаете, действительно, что касается ОПЕК, они очень давно принимали какое-то решение по балансировке рынка. И, конечно, был некий скептицизм по поводу того, смогут ли они договориться между собой. Но мне кажется, то, что в эту сделку были привлечены страны, не входящие в ОПЕК, сыграло именно свою консолидирующую роль, потому что впервые такая ситуация, когда не только страны ОПЕК, но и не входящие в нее договорились о совместных действиях.

Именно это было ключевым фактором, чтобы и они тоже выполняли, да?

Александр Новак: И мы видим сейчас, с точки зрения исполнения соглашения, впервые, может быть, за всю историю ОПЕК — несколько десятилетий, что они выполняют на 100% свои обязательства. Раньше таких никогда не было показателей. Обычно был уровень исполнения гораздо меньше, а сегодня мы видим, что страны ОПЕК суммарно выполняют свои обязательства на 100%.

Именно это поддерживает стабильный уровень цен?

Александр Новак: Я думаю, это общая приверженность к исполнению соглашений, потому что страны не ОПЕК тоже суммарно его выполняют. Кстати, за август впервые страны не ОПЕК консолидировано исполняли соглашение даже больше, чем страны, входящие в ОПЕК. 116% был уровень исполнения странами, не входящими в ОПЕК, а ОПЕК исполнил на 98%. У нас очень хороший механизм был выработан мониторинга ситуации. Ежемесячно проходит встреча технического комитета, министерская встреча проходит раз в два месяца, на которой обсуждаются вопросы исполнения соглашений. Там несколько стран, входящих в ОПЕК и несколько стран, не входящих в нее. Россия является сопредседателем этой группы, и мы участвуем в обсуждении и мониторинге ситуации. В случае если мы видим какие-то отклонения от исполнения соглашений, мы указываем соответствующим странам, мы рекомендуем выйти на стопроцентное исполнение. И, в общем-то, такой механизм получился хорошим, поскольку есть некая надстройка, координирующий орган, и те страны, которые, допустим, отклоняются от показателей, которые перед ними стоят, я думаю, что им самим, наверное, не очень комфортно быть в отстающих, они стараются все время подтягиваться, если вдруг происходят какие-то отклонения. Поскольку в ОПЕК такой настройки не было мониторинговой, там есть только секретариат ОПЕК. Сейчас министры контролируют, собираясь один раз в два месяца.

А не ведет ли это нас все-таки к созданию новой организации, которая, по крайней мере, без формального провозглашения показала свою эффективность за этот год?

Александр Новак: Мы не видим в этом целесообразности. Мы считаем, что вообще такие соглашения не должны носить какой-то постоянный характер. Сейчас просто мы вошли в такое соглашение, сделку, исходя из целесообразности и необходимости приближения момента восстановления рынка, который бы в любом случае произошел рыночным путем. За счет низких цен инвестиции упали, и, в общем-то, за счет снижения добычи в перспективе мы бы получили дефицит сырья и сильный рост цен. Но никто в этом не заинтересован, при условии такой волатильности. Мы наоборот хотели сгладить провал, который сейчас произошел на рынке с 2014 по 2016 годы. И все действия наши на сегодняшний день подтверждают, что было правильное решение принято. Результаты таковы, что цены восстановились до приемлемого уровня, инвестиции вернулись в отрасль, волатильность снизилась. За последний год мы видим, что цены примерно колеблются в диапазоне от 47 до 57 долларов за баррель, а в принципе, могли бы быть от 20 до 100 и выше. И такая волатильность, конечно, никому не нужна.

Теперь очень много повсюду говорят о новой энергетике: солнце, ветре. Греф с Чубайсом даже очень ожесточенно когда-то спорили на этот счет. Сейчас я слышал — Герман Греф тоже поверил в то, что ветер в России есть, не только в карманах... Если говорить, в целом, о мировых трендах, будет ли расти доля энергии, получаемой из возобновляемых источников, как это называется, по сравнению с традиционными — нефтью, газом, углем?

Александр Новак: Мне кажется, уже этот вопрос не стоит. Допустим, все участники Российско-энергетического международного форума, обсуждая эти вопросы, даже не говорили о том, что возобновляемые источники энергии не будут развиваться. Мне кажется, уже все свыклись с этой мыслью, потому что, действительно, в мире активно развивается производство энергии солнечной, ветровой энергии. Это стало уже данностью и фактом. Вопрос только, как быстро это будет развиваться, с какой скоростью. И вот здесь могут быть разные оценки, например.

Ну, ведь и потребление энергетических ресурсов тоже растет, поэтому не о количестве говорим, а о доле. Вот как мы смотрим на перспективу ближайших десяти лет?

Александр Новак: В своем выступлении президент очень четко ответил на этот вопрос два дня назад на пленарной сессии в рамках российско-энергетической недели, где было сказано о том, что доля возобновляемых источников энергии в мире вырастет в производстве электроэнергии с 7% до 20% до 2035 года. Уже будет пятая часть электроэнергии в мире производиться из солнца и ветра. На мой взгляд, это направление будет развиваться, и оно будет расти достаточно быстро во многом благодаря научно-техническому прогрессу и снижению себестоимости производства электроэнергии. Уже на сегодня производство электроэнергии солнца очень близко и конкурентоспособно по отношению к выработке электроэнергии с традиционных источников энергии. Конечно, этот проект еще субсидируется многими странами. Но, тем не менее, пройдет какой-то период и, я думаю, что в среднесрочной перспективе конкуренция уже будет. Вопрос другой — нам, конечно, необходимо в том числе решение научного характера, технологического по решению вопроса накопления энергии. И тогда еще больше будет импульс для производства энергии из возобновляемых источников энергии. Пока, к сожалению, нет больших накопителей, которые могли бы хранить достаточно большой объем энергии и при этом иметь возможность достаточно быстро выдавать ее в систему. Над этим работают многие ученые всех стран, то есть большого количества стран. На мой взгляд, такая технология в любом случае будет найдена. Поэтому это будет новый дополнительный импульс для развития возобновляемых источников энергии.

Относительно дешевый газ, нефть и уголь в России не препятствуют ли развитию этого направления у нас? Ну, пусть не солнечной, но ветровой энергетики.

Александр Новак: Конечно.

У нас же есть экспортная пошлина, и внутренняя цена все равно ниже. Мы не в одинаковой находимся среде с остальным миром.

Александр Новак: Мы понимаем, безусловно, что в нашей системе, учитывая наличие дешевых природных ресурсов — нефти, газа, угля, сегодня солнечная энергетика и ветровая еще менее конкурентоспособна по сравнению с традиционными источниками. Мы выбираем и балансируем, когда принимаем решение о развитии и поддержке возобновляемых источников энергии, потому что нам нужно учитывать интересы потребителей. Если мы будем производить энергию из дорогих источников, нам нужно будет субсидировать. Субсидировать или из бюджета, или за счет роста тарифов для потребителей, что, в принципе, не очень хорошо воспринимается со стороны потребителей промышленных и так далее.

Не хорошо. Промышленному потребителю совершенно все равно, из какого источника получена энергия. Ему неприятно, если вдруг из своего кармана ему надо оплачивать. Задача государственной политики...

Александр Новак: На данном этапе мы выработали стратегию. Основная доля выработки электроэнергии у нас сегодня происходит из традиционных источников. Плюс у нас атомная генерация порядка 17% в балансе занимает, и порядка 18% — гидрогенерация. То есть 35% не относится к углеводородам. Оставшиеся 65%, из них порядка 1% — это возобновляемые источники энергии и 64% — это уголь и газ. Из нефти мы не делаем электроэнергию, поскольку это уже совершенно не актуально. Так вот наша стратегия заключается в том, чтобы сейчас стимулировать производство возобновляемых источников энергии на базе того, чтобы сформировать заказ для промышленности и позволить инвестировать в производство необходимого оборудования, то есть солнечных фотоэлементов, либо продукции для выработки ветровой энергии. Данный заказ посчитали вместе с министерством промышленности, участниками рынка, теми же потребителями. Это составляет 6 тысяч мегаватт на период до 2024 года. Учитывая, что наш общий баланс, установленная мощность на сегодняшний день где-то 250 тысяч мегаватт. Посчитать можно легко, что это примерно 2-3% от общей установленной мощности. И мы сегодня уже обеспечили стимулирование производства такого оборудования по механизму возврата инвестиций, по аналогии, как со строительством новых электростанций, так называемые договора предоставления мощности, которые позволяют инвесторам вкладывать с гарантированным доходом от строительства соответствующих электростанций на солнце или на ветре. И уже эта программа работает. Она была принята в 2014 году. На сегодня мы ввели в эксплуатацию — уже по состоянию на 1 января 2017 года — 130 мегаватт солнечных электростанций. В этом году еще 120 мегаватт будет введено. Всего где-то 1 600 мегаватт общей мощности на период до 2024 года. По ветру несколько у нас медленнее идет процесс, но, тем не менее, мы вышли уже тоже на показатели. В этом году будут первые ветровые станции введены. Мы разыграли в 2017-м большой конкурс, в котором участвовала и компания «Ростатом», и Русгидро. И они готовы на сегодняшний день заниматься производством оборудования для ветрогенерации, поэтому рассчитываем, что эта программа тоже будет выполнена в сроки и позволит нам быть в технологической цепочке наряду с ведущими мировыми державами, кто занимается этими вопросами.

Министерство энергетики США буквально неделю назад — я видел доклад, — несмотря на развитие вот всех этих прекрасных вещей, сформулировало, что все равно Европейский союз до, по-моему, 2035 года будет находиться в газовой зависимости от России. Я совсем коротко сформулирую вопрос. Понятно, что у нас определенная сейчас развилка есть, определенные сложности с нашими потоками: северным и турецким. Не решенный вопрос с транспортировкой газа через территорию Украины, но, тем не менее, вопрос конкретный. Вот, например, Порошенко некоторое время назад заявил, что было бы хорошо, если бы европейские компании покупали газ на границе России и Украины. Насколько я помню, Россия давно этого хотела, чтобы это было сферой ответственности уже европейских газовых компаний. Но как он через Украину пройдет? Мы бы к этой идее как отнеслись и реалистична ли она?

Александр Новак: Ну, во-первых, что касается европейского рынка, я бы не сказал, что мы занимаем какое-то сегодня доминирующее положение. Мы одни из тех, кто поставляет.

35% или даже 37%.

Александр Новак: Колеблется наша доля от общего потребления газа...

Это почти монополия по понятиям антимонопольной политики.

Александр Новак: 25-30% в зависимости от температурного режима, холодная зима или теплая. Сейчас мы больше поставляем, чем в прошлом году. Значительно «Газпром» больше поставляет, потому что из-за холодной зимы были выработаны запасы из подземных газовых хранилищ в Европе, и поэтому сейчас идет заполнение ПГХ. В будущем мы видим большую конкуренцию на этом рынке. Мы видим, что будет расти импорт газа в Европу, несмотря на то, что Европа активно занимается возобновляемыми источниками энергии, тем не менее, газ является низкоуглеродным сырьем, достаточно дешевым, эффективным для выработки электроэнергии. И он позволяет обеспечивать покрытие пиковых потреблений, когда все включают свои устройства потребления — промышленные предприятия, население. Собственно, газ — это очень хороший такой источник для выработки электроэнергии. Мы видим, что в Европе, в любом случае, несмотря на то, что темпы роста экономики не такие, как в среднем по миру или как в Китае, или в Индии, тем не менее, потребление газа будет расти. В период до 2035 года оценки составляют от 70 до 100 млрд кубических метров газа. Кроме того, собственная добыча снижается, и мы уже видим, что в этом году снижается добыча в Европе, и в перспективе где-то на 50 млрд будет снижение. Поэтому дополнительный рынок в Европе — в перспективе до 2035 года — это примерно от 100 до 150 млрд кубических метров газа.

Примерно, кстати, в два раза рост по сравнению с тем, что мы сейчас туда поставляем.

Александр Новак: Сегодня Европа потребляет порядка 450 млрд.

А наших 170 млрд, по-моему, да?

Александр Новак: Здесь нужно разделять европейский рынок на страны, входящие, например, в СНГ, и страны, не входящие в СНГ, чисто европейский рынок. Но суммарно мы поставляем порядка 200 млрд кубических метров газа на экспорт.

В перспективе до 2035 года мы практически вдвое можем увеличить поставки газа в Европу? Вопрос все-таки, как будет решена проблема транспортировки этого газа.

Александр Новак: Я не думаю, что мы полностью займем эту нишу дополнительную, потому что рынок, еще раз повторяю, конкурентоспособный. И есть возможности поставки сжиженного природного газа. Вопрос будет в конкуренции — кто сможет предложить наиболее надежный и дешевый продукт для потребителя. Ну, конечно, на сегодняшний день мы достаточно конкурентоспособны и видим, что дополнительные объемы газа в Европу, в основном, идут за счет увеличения поставок из России. И в перспективе, конечно, мы будем стараться эту нишу держать и быть конкурентными.

Украинский маршрут и конкурентное заявление Порошенко, хорошо бы, чтобы европейские энергетические компании покупали на границе России и Украины — это реалистично?

Александр Новак: Знаете, мне кажется, что здесь, в первую очередь, должны договариваться между собой непосредственно поставщики газа и потребители газа. И как будет наиболее выгодно обеим сторонам. Точка сдачи — это вопрос коммерческий. Она может быть в любом месте.

Он политизированный. Без участия государства мы знаем, что практически каждый год на уровне российского правительства с вашим участием, в том числе и Еврокомиссии, решаются эти вопросы.

Александр Новак: Мне кажется, его во многом политизируют те, кто хочет этого. Я, например, считаю, что на политические заявления относительно того, что нельзя строить «Северный поток-2» или «Турецкий поток», или до этого «Южный поток». Те политические заявления, которые звучат со стороны отдельных представителей Еврокомиссии, они совершенно идут не на пользу тем же европейским странам, потому что новые маршруты, которые планируется реализовать, позволяют снизить себестоимость транспортировки в два раза, сократить плечо доставки тоже почти на две тысячи километров и обеспечить через современную транспортную трубопроводную систему надежно потребителей европейским газом. Это чисто коммерческий вопрос между компаниями, которые готовы поставить газ. Есть компании, которые готовы купить и обеспечить распределение этого ресурса между потребителями. Поэтому это абсолютно коммерческие вопросы, которые должны решаться именно таким путем.

Как вы думаете, если бы, например, мы все-таки, хотя я знаю, что этот вопрос сегодня не актуальный, но, если бы трубой у нас владела одна компания, а газ в трубу из России поставляли разные компании, мы бы ослабили противодействие со стороны Европейского союза строительство вот этих потоков?

Александр Новак: Еще раз.

Ну, вот, если бы мы, грубо говоря, отвечали требованиям Третьего энергопакета, чтобы потоком владела одна компания, трубой, а поставщиками газа были разные компании.

Александр Новак: Сегодня мы полностью соответствуем требованиям европейского законодательства. И реализация проекта «Северный поток-2» и «Северный поток-1» полностью соответствует европейскому законодательству.

Я знаю, но противодействие там оказывается, они экстраполируют свои нормы с суши Европейского союза уже на морской участок. Это все равно политический аргумент.

Александр Новак: Политический аргумент, но при этом есть юридическое заключение тех же юристов Еврокомиссии о том, что требования Третьего энергопакета не могут распространяться на морскую часть, потому что это не территория Евросоюза. Придумываются просто различные варианты, которые не позволили бы реализовать этот проект. Мы считаем, что существующее законодательство, которое уже есть в Евросоюзе, полностью позволяет реализовать этот проект на коммерческой основе.

Я подытожу. С «потоками» пока сложно разобраться, потому что ситуация находится в динамике, в том числе политической, не вполне все зависит от экономических ведомств. К 2019 году, когда закончится наш контракт с Украиной, мы исключаем, что мы будем продолжать по этому маршруту транспортировать газ, или это тоже опция, которая будет наряду с «Северным потоком», вторым «Северным потоком» и «Турецким потоком» находиться на столе в наших коммерческих контрактах с европейскими компаниями?

Александр Новак: Я не исключаю, что какой-то объем останется. У нас позиция в этом смысле уже была публично озвучена, она не скрывается. Если будут предложены условия конкурентные и по цене, и по надежности поставок газа по маршрутам, которые сегодня используются, то наша компания «Газпром» готова вести переговоры с владельцами газотранспортной инфраструктуры Украины. Вопрос в том, что в любом случае независимо ни от чего, на наш взгляд, должны быть альтернативные возможности поставки в Европу. Это создает конкуренцию, которая позволяет повышать эффективность, снижать издержки, в том числе и для европейских потребителей, и не должно быть монопольного положения по поставкам газа через одну газотранспортную инфраструктуру. Пожалуйста, есть конкуренция, предлагайте хорошие условия, модернизируйте свою газотранспортную систему, чтобы она была действительно надежной, эффективной, и я не думаю, что могут быть какие-то проблемы в этом смысле.

На «Российской энергетической неделе» обсуждались перспективы освоения арктического шельфа, развития альтернативной энергетики, экономии энергии и повышения эффективности добычи нефти и газа. Форум посетил президент России Владимир Путин.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 9 октября 2017 > № 2343280 Александр Новак


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335687 Алексей Ульянов

Фьючерс без будущего. Что нужно, чтобы новый биржевой инструмент по торговле нефтью начал работать

Алексей Ульянов

Contributor Forbes

Если бы нефтетрейдеры, связанные с российскими нефтяными компаниями, начали котировать нефть, отталкиваясь от нового фьючерса, по сути, отвязав его от Brent, это был бы безусловный успех. Но пока он останется невостребованным

В ноябре 2016 года Санкт-Петербурская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) объявила о начале торгов поставочным фьючерсом на российскую нефть Urals. Этот вид фьючерса предполагает реальную поставку (в отличие от расчетного, который подразумевает только выплату разницы между ценой контракта и той, которая сложилась на день выполнения соглашения).

История запуска этого инструмента была долгой и сложной. Запустить биржевые котировки российской экспортной нефти пытались еще в 2006 году, когда на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже ввели фьючерс на российскую экспортную смесь сырой нефти с поставкой FOB из порта Приморск. Однако спроса не было, и с 2012 года от этого инструмента отказались. Хотя осталась идея закрепить отдельную цену российской нефти Urals, не привязанную к корзине из популярных сортов (Brent, WTI, Dubai Crude).

К ней вернулись спустя пару лет на президентской комиссии по вопросам развития ТЭК. Для запуска фьючерса была выбрана СПбМТСБ. И спустя еще два года запуск состоялся. Как видим, на это потребовалось немало времени.

Оправдать эту задержку мог бы успех нового фьючерса (глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев подчеркивал, что «Россия показывает высокий уровень своих технологий, в частности, биржевых»). Однако, по мнению экспертов, новый инструмент рынком не востребован. Одна из причин — отсутствие у СПбМТСБ опыта реализации столь масштабных задач, а также курирование проекта непрофильным ведомством — ФАС.

Площадка для торговли фьючерсом была изначально неверно выбрана. В отличие от, например, Московской биржи, СПбМТСБ известна лишь в российских узкопрофессиональных кругах. Для успеха такого проекта к торговле должны быть привлечены хеджеры и спекулянты. Спекулянты создают ликвидность, хеджеры страхуют свои позиции с помощью этого инструмента. И здесь возникает главная загвоздка — спекулянты об этой бирже не знают ничего. Более того, нерезиденты не будут даже открывать лимит под эту площадку из-за ее локальности и отсутствия у нее сколько-нибудь значимого капитала. Это не значит, что ее надо было вообще не привлекать к проекту. Например, клиринг можно было бы оставить за этой площадкой, но торговать новым инструментом стоило бы все же на Московской бирже.

Второй момент, с которым связан провал нового фьючерса — этот инструмент поставочный. Возможно, хеджеров, при определенных условиях, это бы устроило, но спекулянтам поставка не нужна, их больше интересуют расчетные инструменты. Более того, на финансовом рынке всегда больше приветствовались расчетные фьючерсы: им проще найти дорогу к своим потребителям — трейдерам.

Третий момент связан с тем, что цена этого инструмента должна учитываться в налоговых целях. Когда фьючерс ликвиден, и объем его торгов достаточно велик, он становится показателем реальной оценки продукта рынком. В случае с русским фьючерсом Федеральная налоговая служба (ФНС) могла бы по его цене определять справедливую стоимость Urals и по ней считать налоговую базу для нефтяных компаний. Таким образом, русский фьючерс стал бы исходной точкой для расчетов.

С привлечением к проекту профильного ведомства — ФНС — были бы закрыты вопросы с получением прибыли от использования инструмента как в нефтяных компаниях, так и других компаниях-участниках рынка.

В этом смысле даже логичнее было бы передать контроль над фьючерсом в ФНС. У ФАС нет необходимых компетенций и опыта для работы с такими проектами. Ими должны заниматься профессионалы-биржевики: Московская биржа, специалисты ФНС, нефтяные компании, которые заинтересованы в хорошем результате (например, «Транснефть», которая тоже задействована в проекте, поскольку это поставочный инструмент).

Кроме того, нужно привлекать к этому инструменту потребителей: устраивать презентации, ездить по компаниям и попробовать его продавать как хороший индикатор российского рынка нефти. Всего этого, к сожалению, не делалось.

А еще нужен маркетмейкер. Обычно, когда новый инструмент выходит на биржу, с кем-то из участников, котирующем обе стороны и поддерживающим какую-то ликвидность инструмента, заключается договор маркетмейкерства. Нефть котируется по нескольким эталонным смесям: Brent, Urals и т.д. Если бы нефтетрейдеры, связанные с российскими нефтяными компаниями, начали котировать нефть, отталкиваясь от нового фьючерса, по сути, отвязав его от Brent, это был бы безусловный успех. Только в этом случае участникам рынка было бы интересно прийти на СПбМТСБ, хеджироваться или покупать впрок.

С появлением фьючерса можно было бы понять, связана ли цена Urals с ценой Brent и как влияет на фьючерс курс рубля. Если будет доказана корреляция, то появится интерес спекулянтов к новому инструменту. Чтобы заработать, они будут играть на ценах: открывать позиции в Brent, во фьючерсе и в паре рубль-доллар, и, соответственно, подтягивать цену фьючерса к справедливой. Если же котировка контракта будет оторвана от мировой цены на Brent, то новый фьючерс так и останется невостребованным, как это происходит сейчас.

Летом 2017 года Санкт-Петербургская биржа предложила Шанхайской нефтегазовой бирже и китайским игрокам присоединиться к торгам фьючерсом на нефть Urals. Однако участники рынка уверены, что соглашение с китайской стороной вряд ли принесет ощутимую выгоду России. Если биржа будет продавать китайцам нефть по внутрироссийской цене, это будет выгодно китайской стороне, но не выгодно российским продавцам, ведь они точно так же могли бы продать нефть на мировом рынке. Китайцам же будет интересна работа на СПбМТСБ, если они получат дисконт к цене, по которой могли бы купить нефть в любом другом месте.

Другими словами, Китаю могут быть предоставлены такие же льготные условия по продаже нефти, как для внутренних российских потребителей. Но реальная цена этой «комбинации» в случае ее осуществления — многомиллиардные потери выручки российских нефтяников и бюджетных доходов от налоговых поступлений.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335687 Алексей Ульянов


Россия. СФО > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335671 Сергей Титов

Кузбасс на продажу: холдинг СДС распродает активы для погашения долга

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Долг кемеровского холдинга приближается к $1 млрд. Чтобы рассчитаться с банками, СДС избавляется как от второстепенных, так и от профильных угольных активов

«Сибирский деловой союз» (СДС) Михаила Федяева F 170 и Владимира Гридина F 158 закрыл сделку по продаже 100% ООО «Сибэнергоуголь», сообщил сегодня кемеровский холдинг. Покупателем выступила московская компания «Сибуголь», учрежденная в 2017 году. 99% компании принадлежит швейцарской Sib Coal AG, 1% — гендиректору «Сибугля» Артему Казакову. Он и является бенефициаром компании, рассказали Forbes два источника на угольном рынке. Один из собеседников уточняет, что это выходец из Кемерово, который ранее занимался трейдинговыми операциями. До сделки с СДС добывающих угольных активов у Казакова не было.

Стоимость сделки СДС не раскрыл. Год назад аффилированная с Казаковым швейцарская Sib Trading AG сообщила на сайте российской Торгово-промышленной палаты о намерениях выкупить «Сибэнергоуголь» за $300 млн. По словам источника, знакомого с условиями сделки, итоговая стоимость составила $220-250 млн.

Производственная мощность «Сибугля» составляет 2,2 млн т угля в год, говорится в сообщении СДС. Это было единственное в составе СДС предприятие, добывающее антрацит. 80% продукции предприятие экспортирует. Основные потребители — Китай, Вьетнам, Южная Корея и Япония. Цель сделки – уменьшить кредитную нагрузку отраслевого подразделения «СДС-Уголь», указывает кемеровский холдинг. По словам источника, близкого к СДС, долг холдинга составляет не менее 50 млрд рублей. Другой источник говорит, что кредитная нагрузка СДС составляет около $1 млрд, основные кредиторы — Сбербанк и Газпромбанк.

В 2000-е СДС активно скупал угольные активы Кузбасса на кредиты. Но с 2011 года цены на уголь неоднократно обновляли многолетние минимумы, а банки наоборот поднимали ставки, вспоминает один из угольщиков. В итоге СДС был вынужден начать распродажу активов.

В 2016 году СДС продал химического производителя «СДС Азот» миллиардеру Роману Троценко F 55 и 74% Европейской медиагруппы УГМК Искандера Махмудова F 19 и партнеров. До этого СДС избавился от кемеровского аэропорта, «Новокузнецкого ликероводочного завода» и сократил долю в транспортной компании «Новотранс».

До сделки с «Сибуглем» в состав СДС входили шесть угольных предприятий с совокупной добычей в 30 млн т. Вскоре количество угольных активов холдинга может сократиться до четырех. Сейчас холдинг ведет переговоры с владельцем «Южуралзолота» Константином Струковым F 108 о продаже разреза «Киселевский». При этом от угольного бизнеса СДС не отказывается, говорит источник, знакомый с планами холдинга. Долгосрочная программа развития разреза «Черниговский», основного угольного актива СДС, предполагает увеличение добычи с 6,5 млн т угля до 9 млн т, делился планами Федяев в прошлом году.

Россия. СФО > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335671 Сергей Титов


Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335197 Александр Новак

Интервью Александра Новака журналу "Нефтегазовая вертикаль".

АЛЕКСАНДР НОВАК: МЫ ВИДИМ ПОСТЕПЕННОЕ СОКРАЩЕНИЕ МИРОВЫХ ЗАПАСОВ НЕФТИ.

Министр энергетики Александр НОВАК в интервью журналу «Нефтегазовая Вертикаль» подвел итоги выполнения сделки стран ОПЕК и не-ОПЕК по сокращению добычи и рассказал о дальнейших перспективах ее реализации.

НГВ: Прошел год с момента первых договоренностей о сокращении добычи странами ОПЕК и не-ОПЕК. Что участники сделки ожидали получить, заключая соглашение, и всего ли из этого удалось добиться?

А.Новак: Основной задачей соглашения стран ОПЕК и не-ОПЕК о сокращении добычи нефти было ускорение балансировки спроса и предложения на нефтяном рынке, нарушенной за последние несколько лет. Этой цели мы еще не добились окончательно, но уверенно движемся к ее достижению. Уже можно однозначно сказать, что по результатам прошедших восьми месяцев рынок находится в намного более здоровом состоянии, чем это было до сделки. Мы видим постепенное сокращение мировых запасов нефти. Если на начало года запасы нефти в мире превышали средние значения за пять лет на 338 млн баррелей, то на текущий момент этот показатель снизился до 170 млн баррелей. В отрасль возвращаются инвестиции нефтяных компаний. До начала сделки мы наблюдали резкое сокращение инвестиций примерно на $500 млрд за 2,5 года, сейчас идет возврат этих средств.

Кроме того, наблюдается беспрецедентное исполнение этого соглашения. За первое полугодие 2017 года выполнение сделки достигло 98%, то есть максимально близко, насколько это возможно, к 100%. Россия и другие страны, не входящие в ОПЕК, впервые участвуют в таком соглашении, поэтому для нас очень важно было полностью выполнить свои обязательства. Что касается стран ОПЕК, то их исполнение соглашения также беспрецедентно высоко. Такого высокого исполнения взятых на себя обязательств раньше не было.

НГВ: Устраивает ли участников рынка текущая цена на нефть и нет ли разочарования, что план достижения к концу года $60 за баррель пока не выполнен?

А.Новак: Мы не ставили перед собой задачи по достижению конкретных цен. Другое дело, мы прогнозировали, что цена на нефть может быть в коридоре от $50 до $60 за баррель. Так и получилось. Если брать в среднем цены на нефть марки Brent за первое полугодие 2017 года, то они достигли $51,8 за баррель, что примерно на 30% выше, чем цены в первом полугодии 2016 года. Получается, что за год цены выросли примерно на $15–20. При этом на рынке заметно снизилась волатильность. Конечно, в отдельные месяцы, например в июне, цены опускались ниже $50 за баррель, но таких резких скачков и падений до $27 за баррель, как это случилось в январе 2016 года, уже давно не было. Мы продлили действие соглашения до 1 апреля 2018 года как раз для того, чтобы постепенно достичь балансировки рынка.

НГВ: Одной из сложностей для стран ОПЕК+ стала сланцевая добычи нефти в США, которая выросла вместе с усилиями по стабилизации рынка. Насколько объективно сланцевая добыча нефти негативно влияет на работу по стабилизации рынка?

А.Новак: Мне часто задают вопрос, не привела ли сделка по сокращению добычи нефти странами ОПЕК и не-ОПЕК к возрождению сланцевой добычи нефти в США. Я могу откровенно сказать, что когда мы только обсуждали со странами ОПЕК вопрос подписания соглашения, мы понимали, что цены на нефть станут более предсказуемыми и справедливыми, инвестиции вернутся в нефтяной сектор в целом, и в том числе в сланцевую добычу. Так что скачок сланцевой добычи, последовавший после заключения соглашения, не стал неожиданностью. Она бы все равно начала возрождаться. Просто на фоне договоренностей стран ОПЕК и не-ОПЕК это произошло чуть быстрее. В любом случае положительный эффект от сделки стран ОПЕК и не-ОПЕК для стабилизации рынка все равно больше, чем влияние восстановления сланцевой добычи. В последние несколько месяцев мы видим, что темпы роста сланцевой добычи в США стабилизировались, а спрос на нефть в этой стране продолжает расти более высокими темпами, чем прогнозировалось в начале года. Такую же ситуацию мы наблюдаем в мире: спрос на нефть растет быстрее, чем ожидалось. В этом году он на 1,4 млн баррелей выше, чем в 2016-м.

Кроме того, нужно анализировать баланс спроса и предложения в мире в целом. Доля стран, участвующих в сделке, этот показатель составляет лишь примерно 55% от общемировой нефтедобычи. Есть страны, которые не вошли в соглашение с ОПЕК, но их собственная добыча нефти при таких ценах снижается. Это и Норвегия, и Китай, и другие страны.

Сокращение добычи нефти – это не постоянный процесс. Когда рынок сбалансируется, запасы нефти будут снижены до уровня среднего пятилетнего значения, и мы снова будем жить в условиях рыночной конкуренции. Но факт наличия у нас реально работающего инструмента по балансировке говорит о том, что у нефтедобывающих стран есть возможность проходить периоды кризиса быстрее и менее болезненно.

НГВ: Одним из главных рисков реализации соглашения стало 100%-е выполнение планов по сокращению. Каков сейчас процент исполнения, каким может быть алгоритм решений по странам, не выполняющим соглашение, – Ираку, Венесуэле, Казахстану, Эквадору, Алжиру?

А.Новак: Мы считаем, что это внутреннее дело ОПЕК разобраться, кто выполняет условия сделки, а кто нет. Мы видим, что ОПЕК в целом исполняет свои обязательства на 98–100%, и это нас устраивает. С другой стороны, в рамках работы мониторингового комитета мы призываем все страны, участвующие в процессе, максимально соответствовать требованиям соглашения.

Сделка носит добровольный характер, она не предполагает ни штрафных санкций, ни других наказаний. Но те страны, которые взялись исполнять соглашение о сокращении, несут некие обязательства по его исполнению перед другими участниками сделки. Это имидж самих стран, личный имидж министров, подписавших соглашение. Я думаю, министрам стран-нарушителей соглашения как-то не очень удобно смотреть в глаза тем, кто полностью исполняет свои обязательства. Доверие участников сделки друг к другу может быть фундаментом для будущей кооперации и развития отношений.

НГВ: Будете ли вы работать с отдельными странами на уровне мониторингового комитета? Что делать с Ираком, не выполняющим условия сделки в принципе, с Эквадором, который, по данным МЭА, хочет покинуть соглашение, с Казахстаном, запустившим крупнейший нефтегазовый проект по освоению Кашаганского месторождения? Рассматривается ли вопрос о предоставлении этим странам скидок в соглашении?

А.Новак: Соглашением не предусмотрено никаких скидок ни для кого. Мы считаем, что этого нельзя делать, так как это может расшатать сделку, привести к снижению ее эффективности. Кстати, следует отметить, что в разных странах имеют место разные ситуации с исполнением обязательств: кто-то не выполняет от месяца к месяцу, а кто-то в один месяц выполнил, в другой – нет. Надо смотреть нарастающим итогом.

НГВ: МЭА, например, регулярно пишет, что Россия не полностью выполняет условия соглашения?

А.Новак: Мы считаем, что МЭА использует очень упрощенный подход к оценке добычи, потому что переводит данные из тонн в баррели по единому коэффициенту. Нефть в России на разных месторождениях имеет разный химический состав, разную плотность и т.д. Мы переводим из тонн в баррели с учетом особенностей каждого месторождения и даем более объективную картину, с которой соглашаются и ОПЕК, и мониторинговый комитет.

НГВ: Предлагать изменить методику мониторинга добычи мы пока не будем?

А.Новак: Нет. Участниками сделки был выработан единый подход к мониторингу, он и остается. Но мониторинговый комитет может принимать во внимание данные каждой страны.

НГВ: Что делать с Ливией и Нигерией? С одной стороны, страны ОПЕК говорят, что их добыча нестабильна, с другой – они ее постоянно наращивают. Например, Нигерия вплотную подобралась к квоте в 1,8 млн баррелей в сутки. Стоит ли ее включать в квоты ОПЕК?

А.Новак: Ливия и Нигерия, действительно, суммарно восстановили добычу нефти к октябрю прошлого года примерно на 500 тыс. баррелей в сутки. В рамках сделки им как членам ОПЕК не было установлено верхнего лимита добычи, чтобы компенсировать разрушение нефтяной промышленности после военных конфликтов. Но здесь важно понимать дальнейшие перспективы. Министр нефти Нигерии на заседании мониторингового комитета пообещал, что Нигерия присоединится к усилиям ОПЕК, как только обеспечит стабильный уровень добычи. Мы ожидаем, что и Ливия в итоге присоединится к выполнению сделки. По данным на август, Нигерия уже вышла на заявленный по квоте объем производства в 1,8 млн баррелей в сутки.

НГВ: Саудовская Аравия и Катар регулярно поднимают вопрос о необходимости мониторинга экспорта нефти. В последнее время Саудовская Аравия предложила поднять вопрос о сокращении не только добычи, но и экспорта. Как Россия смотрит на это?

А.Новак: Мы, в принципе, поддерживаем предложение о мониторинге экспорта. Чем больше показателей мы анализируем, тем более понятной и прозрачной будет картина нефтяного рынка. Можно мониторить экспорт нефти и нефтепродуктов, объемы запасов и потребления нефти внутри стран-участниц сделки. Другими словами, можно и нужно отслеживать всю цепочку продвижения нефти. Россия к этому готова, у нас есть все необходимые данные. Если и другие страны готовы предоставлять такую информацию в мониторинговый комитет, это позволит нам иметь больше информации и понимания ситуации.

НГВ: Есть ли техническая возможность объективно мониторить экспорт нефти на внешние рынки?

А.Новак: У мировых энергетических агентств есть определенные методики, хотя, конечно, полной и объективной информации по этому направлению меньше, чем при анализе добычи, поскольку есть много способов экспорта нефти: танкерами, по нефтепроводам и так далее.

НГВ: Как мы относимся к предложению Саудовской Аравии о сокращении не только добычи нефти, но и экспорта нефти?

А.Новак: Нас это не сильно волнует. Понятно, что при сокращении добычи нефти снижаются либо остатки нефти, либо экспорт. Если заводы меньше перерабатывают нефти, значит, они меньше производят нефтепродуктов, значит, мы меньше экспортируем топлива. Поэтому, когда поднимается вопрос о сокращении экспорта, то надо иметь в виду как экспорт нефти, так и экспорт нефтепродуктов. Потребление нефтепродуктов в России в этом году не изменилось по сравнению с прошлым годом. А экспорт нефти и нефтепродуктов по результатам первого полугодия оказался ниже показателя аналогичного периода прошлого года.

НГВ: То есть Россия может вполне безболезненно пойти на предложение Саудовской Аравии о сокращении экспорта нефти?

А.Новак: По экспорту нефти к нам со стороны участников сделки никаких вопросов нет. Так же как нет и предложений по изменению системы оценки исполнения соглашения.

НГВ: Обсуждается ли предложение о большем сокращении добычи нефти примерно на 1% для более быстрой балансировки рынка?

А.Новак: Официально такие предложения не озвучивались. Но это и понятно. Сейчас говорить о каких-то дополнительных сокращениях, наверное, нет необходимости. Сначала необходимо добиться 100%-го исполнения соглашения всеми участниками.

НГВ: Какие бонусы принесла сделка бюджету России и нефтяным компаниям, была ли сделка по сокращению добычи удачной идеей для компаний?

А.Новак: Сделка принесла дополнительные доходы бюджету от повышения цен на нефть минимум от 700 млрд до 1 трлн рублей. Компании также выиграли от данной сделки за счет повышения цен на нефть примерно на 30% от начала 2016 года. Конечно, эффект от сделки для компаний меньше, чем для бюджета за счет укрепления рубля и прогрессивной шкалы налогообложения, зависящей от цен на нефть. Тем не менее, поверьте, компании не в убытке.

НГВ: То есть, если возникнет необходимость, компании будут готовы пойти на дальнейшее продление сделки?

А.Новак: Мы ведем постоянную дискуссию с нашими компаниями по этому вопросу. Но пока конкретных предложений не обсуждаем. До 1 апреля еще далеко, и сейчас обсуждать вопросы нового продления сделки нет необходимости. Эта тема больше интересует журналистов, чем участников рынка. Ни среди министров, ни среди нефтяных компаний не говорят о том, надо ли продлевать сделку после 1 апреля, потому что мы не знаем, что будет происходить в четвертом и в первом квартале.

Единственное, о чем мы говорим, что у нас такая возможность есть, а стоит или не стоит ею воспользоваться – будет понятно позже.

НГВ: Какой объем добычи нефти в России ожидается в целом по году?

А.Новак: В целом у нас будет примерно уровень прошлого года, может даже на полмиллиона тонн меньше, чем в 2016 году. То есть, если в прошлом году мы добыли 547,5 млн тонн, то в этом году – примерно 547 млн тонн.

НГВ: Планируется ли рост добычи в основном добывающем регионе России – в ХМАО в 2017 и 2018 годах?

А.Новак: В прошлом году впервые мы увидели в Западной Сибири вместо падения стабилизацию добычи. Однако во многом это было за счет введения новых месторождений на севере, на Ямале. В Ханты-Мансийском автономном округе пока продолжается снижение производства нефти. Но в последнее время в ХМАО было выдано несколько лицензий на крупные месторождения, такие как Гавриковское и Эргинское. Кроме того, мы рассчитываем на активизацию разработки новых трудноизвлекаемых залежей баженовской свиты. Например, «Газпром нефть» работает над проектом по внедрению новых технологий и оборудования для такой нефти, позволяющих в будущем наладить ее добычу в промышленных масштабах. Мы даже включили проект «Бажен» в число национальных технологических инициатив.

НГВ: Пока «Газпром нефть» единственная вертикально интегрированная компания, участвующая в этом проекте, или к ней присоединяются другие?

А.Новак: В начале сентября у нас было совещание в Ханты-Мансийске, на котором глава «Газпром нефти» Александр Дюков представил результаты работы по проекту «Бажен» и предложил институтам и нефтесервисным компаниям войти в состав консорциума по освоению баженовской свиты. Мы поддержали этот проект, и, думаю, в ближайшее время будет такой консорциум создаваться.

НГВ: Другим новым проектом в нефтедобыче может стать освоение территорий в районе Хатанги. Сейчас «Роснефть» и ЛУКОЙЛ бурят в районе первые скважины. Поднимают ли компании вопрос о необходимости подготовки специальных государственных программ для развития этого региона, с тем чтобы строить там железные дороги, порт, протягивать сети и так далее?

А.Новак: Север Красноярского края, в частности район Хатанги, достаточно перспективный, но пока там идет процесс бурения разведочных скважин. Для подготовки подобных государственных программ необходимо понимать, о каких извлекаемых запасах идет речь и какие имеются возможности добычи и транспортировки нефти. Например, на шельфе Арктики промышленная добыча нефти идет только по одному проекту – освоение Приразломного месторождения. Это проект, осуществляющийся с одной платформы и не потребовавший строительства железных дорог, сетей и так далее.

НГВ: А если говорить об освоении российского шельфа в целом, есть ли ощущение, что этот процесс откладывается на более далекую и неопределенную перспективу, в том числе, из-за большего интереса к развитию добычи сланцевой нефти в России?

А.Новак: Учитывая, что сейчас цены гораздо ниже, чем три-четыре года назад, когда компании активно готовили планы по освоению шельфа, то не удивительно, что они стараются направлять основной объем денежных ресурсов в более дешевые и быстроокупаемые проекты. Шельф для России – стратегический запас, поэтому проекты по его освоению в любом случае постепенно будут развиваться.

НГВ: В проекте Энергостратегии отмечается, что к 2035 году добыча на шельфе может превысить 80 млн тонн. Но пока это кажется нереалистичным...

А.Новак: В России, несмотря ни на что, добыча нефти на шельфе увеличивается достаточно быстрыми темпами – за счет проектов в Охотском море, в Печорском море на Приразломном месторождении и так далее. В прошлом году добыча на шельфе составила порядка 23 млн тонн, в этом году объем производства вырастет уже на 13% – до 26 млн тонн. Поэтому мы не будем пока менять Энергостратегию в этом направлении.

НГВ: США недавно приняли новый закон о санкциях в отношении России. Как он повлияет на работу по российским проектам, может ли пострадать «Северный поток-2» или другие проекты?

А.Новак: Новый закон США о санкциях в отношении России достаточно сложный, требующий глубокого анализа и разъяснений. Сейчас нужно дождаться официальных разъяснений со стороны властей США об особенностях применения данного закона. Проекты продолжают реализовываться, и никаких изменений не происходит.

НГВ: Тем не менее глава ОMV (одного из участников финансирования проекта) отмечал, что «Северный поток-2» может испытывать сложности с привлечением средств и что нынешняя схема финансирования будет пересмотрена…

А.Новак: Новый закон широкого спектра действий, поэтому палитра рисков большая. С другой стороны, в части инфраструктурных проектов, проектов по строительству трубопроводов новый закон содержит размытые формулировки, позволяющие президенту США применять санкции при условии координации с европейскими партнерами.

НГВ: Могут ли санкции сказаться на конкурентоспособности проекта «Северный поток-2»?

А.Новак: «Северный поток-2» более чем конкурентоспособный. Доставка газа по нему на 2 тыс. км короче, чем с использованием действующей инфраструктуры. Себестоимость поставки газа по «Северному потоку-2» дешевле, чем по действующей системе, в 1,6–2 раза. Импорт газа в Европу, как ожидается, будет только расти, как в связи с сокращением собственной добычи, так и в связи с постепенным ростом спроса. Потенциал роста европейского рынка оценивается в 100 млрд кубометров газа, которые мы можем поставить. Поэтому мы не боимся конкуренции.

НГВ: Еврокомиссар по энергетике Марош Шефчович начал процедуру получения мандата на ведение переговоров по «Северному потоку-2». Есть ли в этом какой-то риск для России?

А.Новак: Наша позиция простая – никакого дополнительного мандата на переговоры по этому проекту не нужно. «Северный поток-2» полностью соответствует действующему европейскому законодательству. Это коммерческий проект, который реализуют между собой коммерческие компании. Морской участок «Северного потока-2» не подпадает под действие Третьего энергического пакета по аналогии с маршрутом «Северный поток-1» и другими маршрутами, такими как транспорт газа в Европу из Алжира. А что касается сухопутного участка, то он будет соответствовать всем требованиям европейского законодательства.

НГВ: Возвращаясь на российский рынок. В апреле этого года на коллегии Минэнерго вы признали, что нефтеперерабатывающая отрасль России переживает не лучшие времена и многие НПЗ работают на грани рентабельности. Нужны ли меры стимулирования работы НПЗ и если да, то какие?

А.Новак: Во-первых, в нефтеперерабатывающей отрасли уже много лет идет реконструкция и модернизация нефтеперерабатывающих заводов с повышением глубины переработки, с выходом на более качественные и экологически более чистые продукты, со снижением выпуска мазута. На текущий момент из 130 установок реконструировано и отремонтировано более 50%, а это требует значительных инвестиций. Во-вторых, в России существует разница между экспортной пошлиной на нефть и экспортной пошлиной на нефтепродукты. Эта разница, по сути, и есть тот объем субсидий, который выделяется, чтобы поддерживать нефтепереработку. Разница между пошлинами постепенно сокращается, поэтому и объем субсидий уменьшается.

Со стороны Минэнерго считаем, что сокращение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты должно проходить постепенно, по мере завершения модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Полное обнуление пошлины и полное прекращение субсидирования нефтеперерабатывающей отрасли должно произойти уже после 2022 года, а не в ближайшие год-два, как предлагал Минфин.

Нефтеперерабатывающая отрасль на сегодня находится в гораздо лучшем состоянии, чем при ценах на нефть в $30–40 за баррель.

НГВ: Каким образом можно заинтересовать белорусских партнеров в транспортировке нефтепродукты с использованием российской инфраструктуры? Насколько это большие объемы и стоят ли они введения специальных тарифов?

А.Новак: Предложения о том, каким образом российская портовая и железнодорожная инфраструктура может быть использована при поставках нефтепродуктов из Белоруссии, подготовлены и отправлены в правительство. Мы их также обсуждаем с белорусскими партнерами. Это коммерческий вопрос компаний.

НГВ: Вы недавно провели встречу с министром нефти Венесуэлы Эулохио дель Пино. Какие вопросы обсуждались и предлагал ли ваш коллега из Венесуэлы увеличить порог сокращения добычи?

А.Новак: Мы обсуждали тему взаимоотношения ОПЕК и не-ОПЕК, тему сотрудничества в энергетической сфере. С предложением об увеличении порога сокращения, как я уже говорил, никто официально не выходил.

НГВ: Какие проекты вы обсуждаете с Саудовской Аравией вне сделки с ОПЕК?

А.Новак: Мы наметили более 30 различных проектов, которые подробно обсуждали в рамках визита министра энергетики Саудовской Аравии Халида аль-Фалиха в Санкт-Петербург. Среди них – участие российских сервисных компаний в проектах освоения месторождений на территории Саудовской Аравии, проект по созданию совместного научно-исследовательского центра, проекты по совместному трейдингу нефти и СПГ. Министр встречался с руководством всех ведущих российских добывающих и нефтесервисных компаний. Сейчас идет обсуждение конкретных совместных проектов на корпоративном уровне. Мы уже разработали дорожную карту по этим проектам и на очередном заседании рабочей группы планируем ее подписать.

НГВ: Украина хорошо прошла зимний период 2016–2017 годов без российского газа. Какие перспективы у Украины на прохождение предстоящей зимы, как долго страна сможет обходиться без российского газа?

А.Новак: Сейчас идет более активный процесс закачки газа в подземные газохранилища Украины.

НГВ: То есть проблем с Украиной у нас в этом году не будет?

А.Новак: Пока об этом говорить рано, многое будет зависеть от погоды.

Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335197 Александр Новак


Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 3 октября 2017 > № 2334633

Замедление мирового экономического роста сдержит цены на Urals – глава Счетной палаты.

Согласно прогнозу, стоимость нефти в 2018 году снизится до $41,2 за баррель.

Замедление темпов мирового экономического роста будет сдерживать рост цен на нефть марки Urals, считает глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. «Снижение темпов мирового экономического роста будет оказывать сдерживающее влияние на динамику цены на нефть марки Urals, которая, согласно прогнозу, в 2018 году снизится до $41,2 за баррель, а в 2019-2020 гг. составит $42,4-42,6 за баррель», – сказала она, выступая в Совете Федерации.

Минфин РФ в проекте бюджетного прогноза до 2035 года прогнозирует сохранение мировых цен на нефть вблизи базового уровня $40 за баррель. В частности, по оценкам Минфина, ожидается, что в отсутствие серьезных шоков в глобальной экономике цены на энергоносители на мировом рынке сохранятся вблизи структурно сбалансированного уровня $40 в постоянных ценах 2017 года за баррель нефти марки Urals. В это же время ослабление курса рубля к доллару будет во многом определяться инфляционным дифференциалом, считает Минфин.

В результате, по оценкам министерства, за счет роста рублевой цены нефти нефтегазовые доходы вырастут в период 2017-2035 гг. всего на 3,4 трлн руб. – на 58,4%, в то время как номинальный объем ВВП к 2035 году вырастет в 3 раза.

Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 3 октября 2017 > № 2334633


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 29 сентября 2017 > № 2330750 Михаил Ходорковский

Олигарх и лучший друг Запада. Как Михаил Ходорковский стал богатейшим человеком России

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья Павла Хлебникова о владельце «Юкоса» и его пути к богатству была опубликована в американском Forbes 18 марта 2002 года

Не так давно Михаила Ходорковского F 172 раскритиковали на Западе, назвав его клановым капиталистом, который «кинул» своих зарубежных партнеров. Сейчас он — самый богатый человек в России и, как представляется, лучший друг Запада.

Если ваш бизнес получает определенную выгоду от дешевой энергии, отправьте благодарственное письмо российскому олигарху Михаилу Ходорковскому. Это может показаться странным — считать, что этот вкрадчиво говорящий 38-летний мужчина обладает всей полнотой власти над мировыми ценами на энергоносители. Даже если он и самый богатый человек России, глава второй по величине в стране нефтяной компании, чье состояние оценивается приблизительно в $3,7 млрд, его бизнес по-прежнему не дотягивает до масштаба мировых нефтяных компаний — Saudi Aramco, ExxonMobil и Royal Dutch/Shell.

Но Ходорковский находится в нужном месте и в нужное время. Россия, вторая в мире по величине страна-экспортер нефти и нефтепродуктов (после Саудовской Аравии), недавно подверглась сильному давлению со стороны ОПЕК, которая требовала сократить экспорт и повысить цены на нефть. Тридцать долларов за баррель нефти было бы гораздо лучшей ценой для российской экономики, чем пятнадцать, но российское правительство отказалось сделать хоть что-то кроме символического снижения экспорта.

Что стоит за этой политикой? Возможно, держать ОПЕК в страхе является одной из тех уступок, которые Владимир Путин сделал Джорджу Бушу, когда посетил американского президента в ноябре. Но российское правительство также отвечает на давление со стороны своих собственных нефтяных магнатов.

Именно здесь и вступает в игру Михаил Ходорковский. На его компанию «ЮКОС» приходится 17% объема добычи нефти в России и он оказывает значительное влияние в Кремле. Одна бывшая сотрудница до недавнего времени была министром топлива и энергетики; еще один бывший «кореш» Ходорковского в настоящее время является главой администрации Владимира Путина. Среди других российских нефтяников Ходорковский больше всех выступает против требований ОПЕК и старается как можно скорее увеличить объемы добычи нефти. Что он делает: «ЮКОС» расширил производство на 35% за последние два года до 1,2 млн баррелей в день. Ликвидировать некоторые скважины? Он не будет делать этого.

В то время как другие российские нефтяные гиганты, такие как «Лукойл», высказались в пользу сближения с ОПЕК, команда Ходорковского до сих пор занимает лидирующие позиции в Кремле. Ставки огромны — как для мировых цен на нефть, так и для мировой экономики.

Чтобы навестить Михаила Ходорковского, Вам нужно ехать час на запад от центра Москвы до Жуковки, элитного пригорода, который когда-то был пристанищем для членов Политбюро и советских генералов армии. Там Ходорковский и полдюжины его партнеров построили комплекс роскошных домов среди соснового леса. Дома построены со вкусом, и места красивые, но сам комплекс очень похож на тюремный лагерь. Он окружен высокими стенами с мощными фонарями, висящими через каждые 30 шагов. Охранники с автоматами патрулируют периметр. На массивных входных воротах с помощью зеркал проверяются внутренние механизмы транспортных средств посетителей на наличие в них бомб. Американцы стали беспокоиться о своей безопасности только с теракта 11 сентября. Российским же руководителям телохранители нужны с тех пор, как в страну пришел капитализм.

Скромный человек и безжалостный бизнесмен

Ходорковский — скромный человек. Самый старший из его четырех детей учится в швейцарской школе-интернате, но в остальных ситуациях Ходорковский, кажется, пытается избежать попадания в «богатые» ловушки других российских олигархов.

Разве у него нет виллы на Ривьере? «Моя жена и я не очень любим пляж», — отвечает он. «Прошлые зимние каникулы мы прекрасно провели в маленькой финской гостинице».

У Ходорковского непринужденная манера поведения и высокий голос, который часто трудно услышать, но внешность обманчива. Это цепкий и безжалостный бизнесмен.

«АМОКО» (Amoco), нефтяная компания, в настоящее время находящаяся в составе ВР, может это подтвердить. Еще несколько лет назад «АМОКО» возлагала большие надежды на Приобское месторождение в Западной Сибири. Около 3,5 млрд баррелей нефти находятся здесь под заброшенными болотами и арктическими лесами. Месторождение, которое «АМОКО» разрабатывала с дочерними компаниями «ЮКОСа», обещало стать фонтанирующей нефтяной скважиной. Но в 1998 году, в тот самый момент, когда крупномасштабное производство на Приобском нефтяном месторождении должно было начаться, «АМОКО» получила от ворот поворот; компания потеряла около $300 млн, потраченных на проект. Сегодня ВР отказывается говорить об этом деле. Вот версия Ходорковского по поводу произошедшего:

«Это было результатом их собственных колебаний», — говорит он. ««АМОКО» получила эксклюзивные права вести переговоры на Приобском месторождении и продолжала эти переговоры в течение пяти лет. В 1997 году [когда я получил полный контроль над «ЮКОСом»], я навел справки, а существует ли какой-либо документ, который обязывал бы нас для продолжать переговоры с «АМОКО». [Его не было]».

С «АМОКО» в качестве долевого партнера Ходорковский привлек к сотрудничеству другие западные компании на платной основе: компании, производящие оборудование для нефтяных скважин, как, например, Schlumberger и англо-норвежское предприятие Kvaerner, для того, чтобы освоить Приобское месторождение и возродить старые месторождения. Сейчас добыча на Приобском месторождении растет большими темпами, от 40 млн баррелей в прошлом году до, скорее всего, 90 млн в этом году.

Хотя подтвержденные запасы «ЮКОСа» (12 млрд баррелей в пересчете на нефть) и ставят его в лигу корпорации Chevrontexaco, его финансовые показатели являются весьма посредственными по западным меркам: по оценкам московской инвест-компании United Financial Group, в прошлом году «ЮКОС» заработал $3,7 млрд при доходах в $7,3 млрд. Хотя Ходорковский и имеет огромные международные амбиции. Он планирует покупать нефтеперерабатывающие заводы и топливозаправочные станции в Европе и занять лидирующую позицию в проекте трубопровода для перекачки Сибирской нефти в Китай стоимостью $1,7 млрд.

Ходорковский прошел долгий путь, начиная с его нищего советского детства. Он рос в тесной коммунальной квартире в Москве, разделяя со своими родителями две комнаты. При этом Ходорковский был образцом советской молодежи. Он был хорошим студентом, закончил Химико-технологический институт имени Менделеева, где был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ.

Ему повезло начать свою карьеру в то время, когда Михаил Горбачев реформировал Советский Союз. Под эгидой Комсомола Ходорковский сначала ушел в бизнес. Вместе с полудюжиной партнеров он открыл частное кафе, пропагандировал новые технологии советским заводам, занимался импортом портативных компьютеров, даже продавал французский бренди.

К 1988 году, меньше чем через два года после того, как он начал свой торговый бизнес, Ходорковский имел доход 80 млн рублей в год ($130 млн по официальному курсу, $10 млн по курсу черного рынка). Это сделало Ходорковского одним из самых успешных представителей новой породы в России — махинаторов. Был ли это результат хороших контактов с политической элитой? По мнению Ходорковского, нет.

Когда от собственных торговых операций денег стало хоть отбавляй, Ходорковский с партнерами создали банк «Менатеп». Будучи одним из первых частных банков в России, «Менатеп» расширялся с головокружительной скоростью, не только благодаря финансированию за счет прибыльных торговых операций Ходорковского, но также и благодаря обороту государственных денежных средств, например средств, выделенных для пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. К 1990 году, за год до падения коммунизма, «Менатеп» осуществлял офшорные операции. Первого клиента, и позже акционера частного банка в Женеве звали Риггс Вальмет.

В то время российские частные банки широко подозревались в отмывании миллиардов долларов, принадлежащих Коммунистической партии в пользу анонимных офшорных счетов. По мнению Ходорковского, его банк не был причастен к этим махинациям. «Наш банк подвергся тщательной проверке на этот счет» — говорит он. «И я могу сказать, что, по крайней мере, в нашем банке не было найдено таких средств».

Банк «Менатеп»

После того, как коммунизм пал, и к власти пришел Борис Ельцин, доходы «Менатепа» продолжали расти. Банк был уполномочен распоряжаться денежными средствами Министерства финансов, Государственной налоговой службы, правительства Москвы и монополией на экспорт российского оружия. Между тем, торговые операции Ходорковского начали переходить на уровень международных перевозок товаров. Были проведены сделки с Марком Ричем (Marc Rich), помилованным беглецом, а также крупная сделка «нефть-сахар» с Кубой.

Но именно с приобретением «ЮКОСа» Ходорковский добился успеха. Его шанс пришел в залоговых аукционах в 1995 году, когда правительство избавилось от своих контрольных пакетов акций в крупнейших российских нефтяных и металлургических компаниях в пользу группы связанных друг с другом финансовых компаний.

Банк Ходорковского «Менатеп» стал ответственным за обработку заявки в аукционе «ЮКОСа». Победителем оказалась компания, контролируемая Ходорковским и его партнерами. Конкурирующее предложение от трех крупных российских банков, которые предлагали больше денег, чем предприятие Ходорковского, было дисквалифицировано по техническим причинам.

Сделка на $350 миллионов, которые Ходорковский и его партнеры заплатили за контроль над 78% акций «ЮКОСа», оказалась вполне выгодной. Она предполагала стоимость для всей компании в $450 млн. При этом меньше чем через два года, когда акциями «ЮКОСа» начали торговать, рыночная капитализация нефтяной компании составила $9 млрд. Сегодня рыночная капитализация приближается к отметке в $15 млрд.

«В те времена в России все занимались первичным накоплением капитала», — Ходорковский напоминает об анархических ельцинских годах. «Даже если и существовали законы, они не очень тщательно соблюдались. Поэтому если вы вели себя слишком «на западный манер», вас просто могли растерзать и забыть».

Следующее серьёзное испытание для Ходорковского случилось в августе 1998 года. Едва он закончил укреплять свой контроля над «ЮКОСом» и «кинул» «АМОКО», как вся российская финансовая система рухнула. Разграбленная клановыми капиталистами, Россия стала банкротом. Правительство девальвировало рубль и объявило дефолт. Самые крупные частные банки в России, в том числе и Банк «Менатеп-Москва», разорились.

Ходорковский и его партнеры спасали из руин все, что могли, переводя свои законные счета в дочерний банк «Менатеп-Санкт-Петербург». Но они по-прежнему задавались вопросом о том, что делать с их разгневанными кредиторами. Главным среди них была группа иностранных банков, которая предоставила «Менатеп» займ в размере $266 млн, обеспеченный 33% акциями ЮКОСа.

Группа Ходорковского призвала зарубежные банки к принятию трехлетнего плана погашения, обеспеченного экспортом нефти, а не акциями «ЮКОСа». Но два крупнейших кредитора, Daiwa Bank и West Merchant Bank (дочерняя компания Westdeutsche Landesbank), отказались. Они оформили право собственности на предмет залога (что составляет 29% акций «ЮКОСа»), но дали понять, что они в первую очередь заинтересованы в получении своих денег обратно. После сорванных переговоров между банками и людьми Ходорковского летом 1999 года, Daiwa и West Merchant сбросили свои акции ЮКОСа на рынок. Хотя цена продажи не была обнародована, предполагается, что этим банкам удалось вернуть только половину стоимости выданных кредитов.

На первый взгляд, это решение казалось безумным. К чему спешка? Если бы эти два банка подождали несколько месяцев, пока паника на фондовом рынке не утихнет, они могли бы получить солидную прибыль от продажи акций ЮКОСа. Что же напугало их и заставило продавать?

В то же время, когда в лагере Ходорковского проходили переговоры по поводу условий реструктуризации кредитов с банками West Merchant и Daiwa, было объявлено об ожидающемся в скором времени выпуске акций в «ЮКОСе» и его дочерних компаниях, которое бы понизило долю акций Daiwa и West Merchant (которая составляла 29%) до ничтожного уровня.

«Это был обычный оборонительный маневр», — говорит Платон Лебедев, директор группы «Менатеп», холдинговой компании, представляющей Ходорковского и его шесть партнеров. «Мы должны спасти «ЮКОС», так что нам предстояло провести эмиссию акций, чтобы привлечь больше акционерного капитала. Если банки хотели владеть акциями «ЮКОСа», они должны были бы действовать как акционеры и согласиться с выпуском акций».

Между тем, «ЮКОС» продавал некоторые из своих главных нефтедобывающих активов непонятным субъектам в офшорах. «ЮКОСу», казалось, грозила опасность стать фирмой-однодневкой. Неудивительно, что Daiwa и West Merchant сложили руки. Ходорковский и его партнеры выкупили большую часть акций себе. Предложения акций были отменены, и все активы, которые были переведены в офшоры, были возвращены «ЮКОСу» в Россию.

Трудно сказать, действительно ли «ЮКОС» полностью наладил свои отношения с иностранными банками; он не имеет рейтинга кредитоспособности.

Сегодня Россия стоит на пороге новой эры. Владимир Путин возглавляет Кремль. Российское уродство, которое даже либеральные политики называют «бандитский капитализм», уступает место более цивилизованному рынку. Финансовая анархия поддается этике реинвестирования в бизнес. И среди старых добрых олигархов, Михаил Ходорковский находится на ведущих позициях.

«К настоящему моменту мы понимаем, как делается бизнес на Западе», — говорит он. «Как акционер, я зарабатываю деньги на дивидендах и росте рыночной капитализации моей компании».

Дом олигарха

«ЮКОС» опубликовал данные финансовой отчетности за три года, соответствующие стандартам общепринятых принципов бухгалтерского учета США, выпустил американскую депозитарную расписку и в настоящее время платит серьезные дивиденды (конечная 12-месячная доходность в 2,8% на американскую депозитарную расписку в $98). В составе совета директоров есть пять иностранцев, финансовым директором является американец. Акции «ЮКОСа» выросли в цене более чем в десять раз за последние два года, хотя, это может быть скорее результатом небольшого свободного обращения (от 15% до 20% акций в обращении) чем результатом операционной деятельности.

«Раньше мы все были сосредоточены только на денежных доходах нашего бизнеса, поскольку никто не верил, что такая ситуация продлится долго», — говорит Ходорковский. «Теперь, когда все стабилизируется, люди больше заинтересованы в увеличении стоимости своего имущества».

Да, многое изменилось в России. «Как? Ну, например, я недавно купил мой первый дом», — говорит самый богатый человек России, указывая на огороженную территорию в Жуковке. «Просто я чувствую себя более комфортно в России в эти дни».

Снаружи охранники с пулеметами по-прежнему пристально следят за незваными гостями.

Перевод Екатерины Курило

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 29 сентября 2017 > № 2330750 Михаил Ходорковский


Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров

Под крылом самолета керосином почти не пахнет…

Официальное заявление национальной компании «Эйр Астана» об угрозе срыва регулярного воздушного сообщения в нашей стране из-за дефицита авиакеросина стало весьма неприятным сюрпризом для казахстанцев и потенциальных гостей нашей страны. Ведь многие из них уже строят планы поездок в новогодние праздники, до которых осталось совсем немного.

Тулеген АСКАРОВ

КАК ОБУХОМ ПО ГОЛОВЕ

После успешного проведения в этом году двух масштабных международных мероприятий – Универсиады-2017 в Алматы и всемирной выставки ЭКСПО-2017 в столице, значительно укрепивших благоприятный имидж Казахстана, верилось в то, что теперь все флаги уж точно будут постоянно в гости к нам по гостеприимному открытому небу над бескрайней степью. Да и сами мы, благодаря вводу в действие нового аэропорта в Астане, приобретению новых самолетов отечественными авиаперевозчиками, рассчитывали летать гораздо чаще и за рубеж, и по просторам Отечества, где есть немало прекрасных мест для отдыха и знакомства с его славным прошлым и настоящим.

Увы, как сообщила «Эйр Астана», из-за резкого падения поставок авиакеросина из России, на которую приходится 70% от общей потребности в этом топливе, недостаточных мощностей резервуарного парка отечественных аэропортов и разрешенного лимита его хранения для нацкомпании заправка воздушных судов планируется сейчас лишь на 10-дневный срок. В таких условиях, конечно же, не приходится говорить о выполнении авиаторами долгосрочных обязательств перед пассажирами и устойчивой реализации производственных программ. О том, что поставки авиа-керосина из России имеют нестабильный и негарантированный характер, было известно давно. Он реализовывался оттуда по остаточному принципу, то есть после того, как удовлетворялись потребности тамошних авиаперевозчиков. По информации «Эйр Астаны», основными поставщиками выступают компании «Газпромнефть», «Роснефть», «Лукойл» и «Татнефть». В этом году совокупный среднемесячный объем их поставок упал до 15 тыс. тонн с прошлогодних 44 тыс. тонн, то есть почти в три раза!

Перспективы на ближайшее будущее выглядят и вовсе печальными, так как из-за высокого спроса на авиакеросин в России эти компании не подтвердили объемы поставок на октябрь. А «Газпромнефть» и вовсе уведомила о возобновлении экспорта топлива не ранее мая 2018 года. Дефицит царит сейчас и в других странах СНГ, экспортирующих авиационное топливо, – Туркменистане, Азербайджане и Беларусь. В Китае же производится другой тип авиакеросина, для использования которого не подходит нынешняя инфраструктура наших аэропортов. В итоге в краткие сроки организовать ввоз топлива из других стран практически невозможно.

С отечественным производством этого топлива вопреки нашумевшей ПФИИР – госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития – дела обстоят неприглядно. При годовой потребности в 800 тысяч тонн стабильно авиатопливо производится лишь Шымкентским НПЗ в объеме порядка 240 тысяч тонн. А завод этот останавливается по осени на проведение ремонтно-профилактических работ, что, как заявляют в «Эйр Астане», еще более усугубит кризисную ситуацию.

Кстати, о дефиците керосина сообщили и другие ведущие авиаперевозчики страны. У «Ската» топлива осталось на неделю. Там сообщили журналистам, что импорт из России прекратился еще в июне из-за нехватки авиакеросина для собственных нужд при том, что его стоимость поднялась более чем на треть. Глава Qazaq Air Блэр Трехерн Поллок заявил о наличии запасов топлива лишь до середины октября, а на все запросы о поставках россияне ответили отказом.

Напомним также, что еще в начале этого года «Эйр Астана» и Qazaq Air заявляли прессе о непрозрачности и несовершенстве процедуры распределения топлива между авиакомпаниями и о недостаточных объемах его производства на отечественных НПЗ. Более того, технические мощности этих НПЗ не позволяют полностью обеспечить внутренний рынок авиакеросином, хотя именно такая цель была поставлена государством почти 10-летие тому назад! В реальности же объемы производства авиатоплива в Казахстане упали за последние годы в 2,5 раза из-за прекращения его выпуска на Павлодарском нефтехимическом заводе и незначительных объемов производства на Атырауском НПЗ. Стоимость же отечественного продукта при этом поднялась более чем на 60% вопреки падению мировых цен на нефть!

В СТОГЕ НЕ СПРЯЧЕШЬ!

Отечественные СМИ и пользователи социальных сетей дружно отреагировали в поддержку авиаторов, потребовав немедленных объяснений от Минэнергетики, отвечающего за порядок в топливной сфере. Однако явление народу вице-министра энергетики Асета Магауова получилось по давно известному принципу пинг-понга. Более того, создалось впечатление, что чиновники из этого министерства, не говоря уже о представителях ФНБ «Самрук-Казына» и нацкомпании «КазМунайГаз», вообще не хотели комментировать эту скандальную ситуацию.

Но к этому моменту к освещению скандала уже подключились и влиятельные западные СМИ. К примеру, на ленте информагентства Bloomberg появилось сообщение с точно отражающим суть дела заголовком – «Booming Russian Airlines Leave Kazakh Carrier Short of Jet Fuel» («Растущие российские авиакомпании оставляют казахского перевозчика с дефицитом топлива»). По данным этого агентства, пассажирские авиаперевозки растут в соседней стране благодаря дешевому топливу и восстановлению экономики. В годовом выражении в августе пассажиропоток в России увеличился более чем на 16%, а главный ее перевозчик – «Аэрофлот» – поставил рекорд в июле. В такой ситуации российские нефтепереработчики просто не успевают за быстрорастущим спросом авиаторов на топливо. В «Газпромнефти» на запрос Bloomberg пояснили, что наращивают выпуск авиакеросина на своих НПЗ для того, чтобы не допустить срыва поставок в первую очередь на внутренний рынок. «Роснефть» сообщила нашим коллегам о полном исполнении своих контрактных обязательств, тогда как в «Лукойле» подчеркнули, что поставки авиатоплива в Казахстан ведутся в пределах квот, согласованных министерствами энергетики обеих стран. Но при этом в последней компании заявили, что возможность поставок в нашу страну на последний квартал этого года будет возможна при наличии доступных ресурсов. Однако замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов через СМИ официально заявил, что все запросы Казахстана в авиатопливе удовлетворены и острой проблемы здесь не наблюдается. Правда, он оговорился, что индикативный баланс на следующий год пока не подписан казахстанской стороной.

Г-н Магауов с явным раздражением заметил для начала на своей пресс-конференции: «…«Эйр Астана» перед тем, как делать такие громкие заявления, могла бы с нами проконсультироваться. Тем более, у нас есть прямой контакт с ними. Любой проблемный вопрос с ними всегда онлайн обсуждаем». По поводу Шымкентского НПЗ он заявил, что «никаких капремонтов, которые повлияют на остановку завода, не предполагается. В рамках весеннего капитального ремонта все установки были модернизированы, могут уже требования К4 и К5 выполнить». По его мнению, ситуация на рынке нефтепродуктов вполне благоприятная. По авиакеросину, хотя в августе объем его импорта упал «из-за некоторых вопросов Российской Федерации», при поддержке министерства «Эйр Астане» удалось заключить «некоторые контракты» с предприятиями, подконтрольными «Роснефти», общим объемом 8 тысяч тонн, к которым могут добавиться еще 4 тыс. тонн. Минэнергетики увеличило загрузку Шымкентского НПЗ: в сентябре с 390 тыс. тонн до 500 тыс. тонн перерабатываемой нефти, а в октябре – с 380 тыс. до 490 тыс. тонн, что ежемесячно добавит порядка 12 тыс. тонн авиакеросина. В среднем же, по данным вице-министра, в этом году импортировалось ежемесячно 25 тыс. тонн авиатоплива, что, как нетрудно подсчитать, дает общий объем импорта в 212,5 тыс. тонн, явно не соответствующий потребностям авиаторов.

Впрочем, как выяснилось, руководство Минэнергетики эта драматическая ситуация особо и не волнует, ибо там уверенно полагают, что «вопросы поиска и контрактации объемов, которые импортируются из РФ – это, прежде всего, задача самих авиакомпаний и аэропортов»! По мнению г-на Магауова, его министерство «может обеспечить производство, подкорректировать графики загрузки НПЗ», хотя вполне очевидно, что и с этой задачей оно не справляется, раз уж импортом приходится закрывать 70% потребностей авиаторов. Более того, раз уж «Эйр Астана» и Qazaq Air контролируется государством, то вообще непонятно, почему в правительстве в лице Минэнергетики отмахиваются от своих «дочек», вместо того, чтобы лелеять и холить их?! Но г-н Магауов в этом вопросе был непреклонен. Не только все отечественные авиакомпании, но и аэропорты, с его точки зрения, должны сами вести переговоры с российскими поставщиками, законтрактовывать нужные им объемы и обеспечивать поставки необходимого топлива.

Как бы то ни было, позже вице-министру пришлось все же признать, что дефицит авиатоплива в стране есть и его хватит лишь на две недели. Что произойдет в случае, если не поступят обещанные российские объемы и дополнительный керосин с Шымкентского НПЗ, он объяснять не стал, заверив лишь, что упомянутый выше индикативный баланс в Астане подписан и дело теперь за Беларусь.

ЗАЙМИТЕСЬ ДЕЛОМ!

Возможно, для игр бюрократического разума такой странный расклад выглядит логичным. Но у большинства нормальных людей сразу же возникают вопросы об адекватности действий, точнее, бездействия чиновников требованиям национальной безопасности в стратегически важной сфере авиаперевозок, и о том, является ли вообще наша экономика рыночной, о чем любят заявлять с высоких трибун. Ведь в подлинно рыночной экономике каждый должен заниматься своим делом, а не добывать дефицит!

Те же авиаторы по идее не должны думать о производстве и поставках топлива для самолетов, а заниматься повышением комфортности перевозок, улучшением сервиса на борту, не говоря уже о точном следовании расписанию. Керосин же в условиях свободного рынка просто должен быстро поставляться туда, где на него возникает дополнительный спрос, а чей он – наш, российский или китайский, для пассажиров значения не имеет. Авиаторы даже не должны пахнуть керосином в отличие от их поставщиков из нефтепереработки, ибо пассажирам нужен кристально чистый воздух в салонах самолетов, и уж, конечно, не беспокоить последних обсуждением темы дефицита авиатоплива. С детства помнятся замечательные стихи Джанни Родари в переводе Самуила Маршака по этому поводу – «Чем пахнут ремесла? Какого цвета ремесла?»:

«У каждого дела

Запах особый:

В булочной пахнет

Тестом и сдобой.

Мимо столярной

Идешь мастерской–

Стружкою пахнет

И свежей доской.

Пахнет маляр

Скипидаром и краской.

Пахнет стекольщик

Оконной замазкой.

Куртка шофера

Пахнет бензином.

Блуза рабочего-

Маслом машинным.

Пахнет кондитер

Орехом мускатным.

Доктор в халате –

Лекарством приятным.

Рыхлой землею,

Полем и лугом

Пахнет крестьянин,

Идущий за плугом.

Рыбой и морем

Пахнет рыбак.

Только безделье

Не пахнет никак.

Сколько ни душится

Лодырь богатый,

Очень неважно

Он пахнет, ребята!»

Что ж, остается лишь констатировать, что бездеятельные наши чиновники все еще не пахнут никак. А когда они появляются на информационной сцене, то не могут толком разъяснить сложную ситуацию и помочь бизнесу. Когда мировые цены на нефть падали, те же представители Минэнергетики объясняли, почему бензин у нас должен дорожать. А теперь, когда «черное золото» поднимается к отметке в $60 за баррель, они с тем же спокойствием поясняют, отчего в стране исчезает авиакеросин при том, что на Кашагане добыта уже 6-миллионная тонна нефти!

Помнится, такие ситуации периодически возникали в советское время, когда временами бензин исчезал с заправок. Поэтому-то и думается, что подлинно рыночная экономика в топливной сфере у нас просто отсутствует, а государство управляет ею так же, как и в СССР, административно-командным методом, деликатно именовавшимся плановым. И только тогда, когда важный иностранный инвестор приедет в аэропорт Астаны или Алматы, на закрытых дверях которого будет красоваться табличка «Закрыто. Авиакеросина нет», и начнет от возмущения звонить знакомым в высокие кабинеты с требованием решить проблему, что-то на время задвигается со скрипом в нашей бюрократической системе.

Впрочем, в соцсетях говорят и том, что авиакеросин на самом деле в стране имеется в достатке, просто он укрыт до поры до времени на приватизированных железнодорожных тупиках в ожидании, когда на него объявят новую повышенную цену. Такие трюки вполне обычны для нашего бизнеса, тесно связанного с высокими чиновничьими кабинетами.

Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров


Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2330346 Александр Новак

Интервью Александра Новака австрийской газете Die Presse.

- Альянс из членов ОПЕК и десяти стран, не входящих в ОПЕК, очевидно, четко выполняет обещание по сокращению добычи нефти. С целью дальнейшего поддержания цен теперь увеличено давление на Ливию и Нигерию, чтобы эти две страны также ограничили добычу. Но не идет ли тут речь о «мелочи»? Что может дать их присоединение к соглашению?

- Ливия и Нигерия наряду с другими странами в ноябре участвовали в переговорах, но для них не было введено лимитов на добычу. После достижения договоренностей обе страны увеличили производство нефти на 500 тысяч баррелей. Мы считаем, что им следовало бы зафиксировать добычу и удерживать ее на определенном уровне, по меньшей мере, до истечения соглашения (в конце марта 2018 года). Министр энергетики Нигерии подтвердил нам, что при достижении показателя в 1,8 миллиона баррелей в день «нажмет на тормоз». Надо сказать, что ситуация с добычей в этих странах непростая. Так, в Ливии в августе добывалось почти на 100 тысяч баррелей меньше, чем в июле.

- Независимо от этого большой вопрос состоит в том, как «расширенная ОПЕК» будет действовать после истечения соглашения в конце марта. В ноябре, предположительно, состоятся соответствующие консультации. Саудовская Аравия или, к примеру, Ирак, выступают за его пролонгацию. Россия не выступает за это. Вы исключаете дальнейшее участие в этом соглашении?

- В случае необходимости мы обдумаем данный вопрос.

- Что значит «в случае необходимости»?

- Это значит, что, возможно, до 1 апреля на рынке не будет достигнут баланс. В этом случае речь может идти о продлении, но пока мы не знаем, какова будет ситуация на рынке. Существует слишком много обстоятельств, и нужен качественный прогноз. Опция по продлению соглашения есть, и мы ее не исключаем.

- То есть Россия не настроена категорически против?

- Мы никогда этого не говорили. Наша главная цель – сбалансировать ситуацию на рынке.

- Когда истечет срок ограничения добычи нефти, на рынке могла бы сложится «шоковая» ситуация, и цена могла бы вновь обвалиться.

- Если заканчивать соглашение, то лучше в период растущего спроса, обычно он приходится на лето. Когда спрос вырастет, всем следовало бы постепенно выйти из соглашения.

- То есть этот сценарий стал вероятным? Ведь согласно прогнозам, в 2018 году ожидается рост спроса.

- Мы видим, что в этом году рост спроса превышает изначальные прогнозы. Вместо 1,2 миллиона баррелей рост составляет 1,4 миллиона.

- Вы говорили ввиду роста цен на нефть, что альянс стран-производителей, ограничив добычу, продемонстрировал свою эффективность, в которой многие долго сомневались. Но надо честно сказать, что и спрос на нефть тоже вырос, что в США бушевали ураганы и т.д. То есть причин было сразу множество. Насколько высоко вы оцениваете долю ограничения добычи в росте цен?

- Оно сыграло ключевую роль. Это успокоило рынок, вернуло участникам уверенность. Сегодня спрос превышает предложение уже на миллион баррелей в день. При этом уровень запасов нефти в хранилищах превышает средний пятилетний показатель всего на 170 миллионов баррелей – это вдвое меньше, чем было ранее.

- Как только цены вырастут, в США возобновится добыча, и весь эффект сойдет на нет. Аналитики Commerzbank уже сравнили эту ситуацию с игрой в «кошки-мышки», точнее с игрой одной «кошки» сразу с многими «мышами». Но последних, похоже, слишком много, и они слишком быстры.

- Когда мы 10 декабря впервые договорились о сокращении добычи, мы сразу учли растущую добычу в США. И этот рост действительно отмечался, но в последние месяцы оставался не слишком значительным, для этого просто не хватает потенциала. Мы продолжим «мониторить» ситуацию. У сокращения добычи в любом случае больше преимуществ, чем недостатков.

- Около десяти лет назад российская газета «Ведомости», глядя на газовые конфликты, писала, что в Европе «Газпромом» уже можно пугать детей. Сейчас на авансцену все больше выходит государственная нефтяная компания «Роснефть», тем более что на место в ее совете директоров претендует Герхард Шрёдер. Не будут ли в Европе скоро пугать детей «Роснефтью»?

- У всех есть свои страхи, они могут проявляться в разных ситуациях. «Газпром» и «Роснефть» - компании, акции которых торгуются на бирже и в число акционеров которых входят иностранцы. И если уж мы заговорили о страхах, то давайте также упомянем иностранные концерны. «Газпром» и «Роснефть» - конкурентоспособны, имеют низкую себестоимость добычи, эффективны. А придумывать сказки о «детских страхах» могут лишь те, кто боится конкуренции.

- Вы можете назвать реакцию Запада на то, что Шрёдер претендует на попадание в наблюдательный совет «Роснефти», истеричной?

- Мне кажется, что тот факт, что Шрёдер может войти в совет директоров, является важным событием, причем положительным для рынка. Человек с таким большим опытом будет участвовать в управлении одним из крупнейших концернов в мире. Кроме того, Шрёдер последовательно выступает за восстановление и развитие отношений между Россией и Европой, в частности, между Россией и Германией. Это также позитивный факт.

- Каковы при этом будут его функции?

- Они будут такими же, как у любого другого члена совета директоров. А если его выберут председателем, то он, соответственно, будет руководить советом.

- Он нужен из-за его политических контактов в Европе, или решающую роль играет его дружба с Путиным?

- Решающим фактором является его большой опыт работы в государственных структурах и компаниях и профессионализм. Шрёдер будет независимым членом совета директоров, он может привлечь в компанию специалистов, имеющих, в свою очередь, большой опыт корпоративного управления.

- И что с этого получили бы Европа или Германия?

- Рост доверия и бОльшую транспарентность, чтобы «детей не пугать». Когда в компанию приходят такие люди, это значит, что она становится более открытой.

- Вы сами входите в советы директоров сразу нескольких российских концернов. Скажите, чем иностранные члены, в принципе, могут помочь российским компаниям?

- Во-первых, это независимые эксперты, дающие важные оценки в процессе принятия решений. Это значит, что решения принимаются открыто. А еще они повышают уровень корпоративного управления.

- ЕС планирует предоставить комиссару по энергетике Марошу Шефчовичу мандат на переговоры о расширении «Северного потока»…

- Насколько я знаю, этот вопрос еще только прорабатывается, решение не принято.

- Во всяком случае, планируется, что вы встретитесь с ним в октябре. Такой план действительно есть?

- Мы надеемся, что он приедет на Российскую энергетическую неделю в начале октября. Если его рабочий план позволит, то мы встретимся. Пока соответствующего подтверждения не было. Но мы его пригласили.

Есть вопросы, по которым мы имеем различные мнения. Что касается расширения газовой инфраструктуры, то действующих законов вполне достаточно. Так что зачем нужен мандат на переговоры? Кого с кем? Проект «Северный поток-2» реализуется коммерческими компаниями. Инвестиции берут на себя европейские предприятия и «Газпром». Все регулируется европейскими законами. Мы, с юридической точки зрения, не понимаем, зачем нужен этот мандат.

- Но если мандат все же будет выдан, что тогда?

- Это было бы беспрецедентно. И не ясно, куда привел бы такой прецедент в будущем. Что, если компания захочет построить нефтеперерабатывающий завод? Ей тогда тоже понадобится мандат ЕС? Все это принципиальные вопросы.

- Согласно первым оценкам, ЕС может стремиться к компромиссу. А именно, что «Газпром» не будет участвовать в оперативном управлении трубопровода. Проще говоря, что Третий энергетический пакет ЕС, который предписывает разделение производителей газа от операторов трубопровода, будет распространен на «Северный поток 2». Понадобится ли компромисс?

- При строительстве трубопровода мы полностью придерживаемся положений действующего законодательства. Для морского участка нет предписаний Третьего энергетического пакета, потому что это не территория ЕС, а на сухопутном участке выполняются все требования энергетического пакета. Инвесторы, компании, которые участвуют в проекте, просто хотят, чтобы их инвестиции окупились.

- Россия была бы готова к компромиссу?

- Давайте разъясним, что такое компромисс, и тогда будем говорить о том, готовы мы к этому или нет. При реализации проекта мы не выходим за рамки действующего законодательства.

- Сейчас со стороны Запада добавляется еще и то, что США введением новых санкции хотят не допустить реализации «Северного потока 2». Участники уже думают о новых возможностях финансирования, чтобы спасти проект. Какая финансовая схема была бы возможной?

- Это дело компаний.

- Но проект стратегически важен для России.

- Мы поддерживаем его реализацию, считаем, что с экономической точки зрения, как и «Северный поток 1», он привлекателен. Короткий путь до потребителя, вдвое ниже себестоимость. Непонятно, почему внезапно какие-то третьи страны запрещают то, что выгодно для Европы. Мы считаем, что меры по ограничению, в первую очередь, препятствуют конкуренции. Они направлены не против России, а против Европы, которая теряет свою независимость и возможность выбора в энергетических проектах. По сути, ликвидируются все рыночные принципы: американский СПГ в настоящее время на 70 процентов дороже, чем трубопроводный газ.

- Россия сама начинает как раз экспортировать СПГ.

- Но мы готовы к конкуренции. Мы не пытаемся заблокировать какие-то поставки.

- 50 лет назад Германия и Россия реализовали договор о газовых трубопроводах и запустили энергетическое сотрудничество, хотя Америка активно протестовала. Сегодняшняя Европа трусливая?

- Европейские страны должны быть заинтересованы в том, чтобы защищать свой суверенитет и принимать самостоятельные решения по реализации коммерческих инвестиционных проектов на своей территории.

- США совсем не скрывают, что для них речь идет о собственном экспорте СПГ. Ожидания очень большие. Сколько, по Вашему мнению, Америка сможет поставить в течение следующих десяти лет?

- Это будет зависеть от конъюнктуры, рыночной стоимости, собственных возможностей. В настоящий момент американский СПГ в ЕС не конкурентоспособен. Конечно, если дело дойдет до того, что любые газовые поставки в ЕС – не только из России, но и из Алжира или Катара – будут запрещаться, тогда Европа будет покупать газ по цене вдвое выше в США. Все должна определять конкуренция.

- В июне Вы сказали, что в конце 2019 года истекающий транзитный договор с Украиной не будет продлеваться. Между тем, кажется, позиция смягчилась. Он будет продлен?

- Это будет зависеть от переговоров между «Газпромом» и украинским «Нафтогазом». Пока что переговоры не ведутся.

- По чьей вине?

- Если есть какие-то интересные коммерческие предложения, «Газпром» готов к переговорам.

- Мяч на поле Украины, которая же хочет транзита?

- Мы видим, что появляются предложения удвоить стоимость транзита. Зачем? Это неприемлемо.

- Украинский президент Петр Порошенко предлагает, чтобы европейцы брали российский газ больше не на западной границе Украины, а на восточной. Что Вы думаете об этом?

- Мы считаем это нецелесообразным.

- Украина обратилась в Арбитражный суд и хочет конфисковать имущество «Газпрома», потому что «Газпром» нанес ущерб стране использованием украинской транзитной сети. Какова Ваша реакция?

- Мы написали письмо в Еврокомиссию о том, что наши опасения относительно действий со стороны Украины и «Нафтогаза» оказались оправданными. Еврокомиссия и г-н Шефчович заверяли нас в том, что рисков нет. В действительности же они есть.

- И ЕС ответил?

- Да. Очень расплывчато.

Беседовал Эдуард Штайнер.

Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2330346 Александр Новак


Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович

ЕС предлагает РФ и Украине посредничество в переговорах по транзиту газа после 2019 года – Шефчович

Эксклюзивное интервью вице-президента Европейской комиссии по вопросам Энергетического союза Мароша Шефчовича агентству "Интерфакс-Украина"

В конце июля "Газпрому" удалось снять временный запрет суда на использование ранее замороженных мощностей OPAL. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Речь идет о предварительных мерах. Сейчас же мы ожидаем финального решения Европейского суда. Важно отметить, что если мы посмотрим на два последних года, то транзит газа через территорию Украины растет, в последние дни мы наблюдаем, что он достиг рекордных уровней. Это доказывает, насколько транзит через Украину важен, и мы намерены предпринять максимум, чтобы так и оставалось после 2019 года.

Возможен ли перенос точки продажи ЕС российского газа с западной на восточную границу Украины?

Это справедливый вопрос. Я знаю, что есть очень уважаемые европейские компании, которые с радостью были бы готовы тесно сотрудничать с украинскими партнерами НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укртрансгаз" относительно разных механизмов транспортировки газа из России в Украину, чтобы гарантировать то, что транзит газа будет сохранен после 2019 года. Несколько раз я предлагал, что лучшим решением спора в Стокгольмском арбитраже могут быть трехсторонние переговоры, если Украина будет в них заинтересована, чтобы найти самые удобные решения для гарантирования транзита газа на последующие периоды. При этом каковы могут быть схемы продолжения транзита в значительной мере зависит от позиции и подхода властей Украины, анбандлинга «Нафтогаза». Я знаю, что в данной ситуации европейские компании готовы рассмотреть любые варианты.

Видите ли вы интерес со стороны европейских компаний к участию в управлении газотранспортной системой (ГТС) Украины?

Ранее был подписан меморандум взаимопонимания между НАК "Нафтогаз Украины", ПАО "Укртрансгаз", Snam (Италия) и Eustream (Словакия) о взаимопонимании в совместной оценке возможностей сотрудничества в использовании и развитии ГТС Украины. Я слышал, что есть и некоторые другие компании, которые были бы заинтересованы в присоединении к меморандуму. Таким образом, были определены основные направления сотрудничества. Ключевым элементом тут является прогресс в анбандлинге "Нафтогаза", чтобы мы могли понимать, что станет его результатом. Потом, конечно, можно будет продолжить переговоры. Я знаю, что интерес в участии в управлении ГТС Украины есть, и мы со стороны Европейской комиссии (ЕК) поддерживаем этот процесс, поскольку считаем, что он позволит сохранить транзит через Украину.

Анбандлинг «Нафтогаза» - ключевой пункт реформы энергетической сферы?

Я считаю, что он является важным элементом реформирования в Украине. Для будущего энергетического сектора Украины очень важно продвигаться в вопросе анбандлинга. Подобные процессы были проведены в странах-членах Европейского Союза. В результате он должен привести к большей конкурентности, принести пользу экономике и позволит увеличить функциональность энергосистемы.

С 11 сентября газопровод Nord Stream в очередной раз встал на ремонт, транзит газа переброшен на традиционный украинский маршрут. В случае строительства второй нитки Nord Stream для Украины пропадет смысл поддерживать в постоянной готовности большие транзитные мощности. Что будет делать Европа, ведь, при таких обстоятельствах, Украина уже не сможет "подставить плечо" при очередной поломке, или ремонте Nord Stream?

Возможность транзита газа по территории Украины доказывает свою важность сегодня. Из-за ремонта газопровода Nord Stream, увеличился транзит через украинскую ГТС. Это то, что мы подчеркиваем все время: для ЕС неприемлимо переходить от трех маршрутов (Украина и Nord Stream) ко всего двум, игнорируя масштабную газотранспортную систему, которая на протяжении многих лет была построена в Украине. Следовательно, для нас приоритетом является сохранение существующих газотранспортных маршрутов и в период после 2019 года. Говоря о сохранении маршрутов, мы имеем в виду сохранение транспортировки по ним коммерчески жизнеспособных объемов. Мы понимаем, что для поддержания такой системы вам необходим хороший бизнес-кейс, и мы очень хотим, чтобы маршрут через Украину был коммерчески выгоден и использовался. Как я ранее говорил, у нас есть минимум две компании, которые готовы сотрудничать с Украиной в управлении ГТС. Я уверен, что если анбандлинг "Нафтогаза" будет продолжен, то эти кампании смогут принять участие в проекте управления ГТС. Тогда мы сможем обратиться к международным финансовым институциям, как, например, ЕБРР, Всемирный банк, чтобы они помогли с финансированием необходимых реноваций и улучшений ГТС.

Nord Stream-2 не нужен для обеспечения ЕС необходимым объемом газа?

Говоря о Nord Stream-2, мы отмечали, что не считаем нужной подобную дополнительную газотранспортную мощность. Мы рассматриваем такой проект, который реализовывается исходя из коммерческого интереса пяти компаний, как политически очень чувствительный, поскольку в Европе о нем очень часто дискутируют на самом высоком политическом уровне. Поэтому мы попросили мандат на ведение переговоров между ЕС и Россией о форме этого проекта, его соответствии законодательству ЕС и других необходимых аспектх, чтобы убедится, что сам проект будет соответствовать базовым принципам европейского права.

В независимости от реализации проекта Nord Stream-2, украинская ГТС останется одним из основных маршрутов транспортировки газа в ЕС?

Для нас важно, чтобы украинский транзитный маршрут оставался значимым и после 2019 года. Мы считаем, что коммерческие соглашения на транзит газа, которые заканчиваются в 2019 году, должны быть продолжены на коммерчески выгодные объемы. Нас бы порадовало, если бы это было соглашение между Россией и Украиной и их компаниями, но как я уже говорил – как и в прошлом, мы готовы предложить наши посреднические услуги в этом вопросе. Если будет желание обеих сторон вести переговоры в трехстороннем формате, то ЕС готов подтвердить свою заинтересованность в транзитном маршруте через Украину. Мы также готовы предложить наши ноу-хау и европейские компании готовы принять в этом участие.

Согласно последнему решению Европарламента, ЕК получает право истребовать с газовых компаний детали крупных договоров, влияющих на энергетическую безопасность стран ЕС.

Тут необходимо говорить о нескольких важных решениях с точки зрения энергетической безопасности. Первое касается прозрачности межправительственных соглашений о поставках газа. Теперь перед подписанием такие соглашения должны быть проверены Европейской комиссией на предмет полного соответствия европейскому законодательству, потому что мы знаем, что в прошлом так было не всегда. Второе же, касается безопасности поставок энергоресурсов и подразумевает, что если компания доминирует на рынке страны, занимая там нишу в более чем 28%, то коммерческие контракты таких компаний должны анализироваться национальным регулятором, а потом и Европейской комиссией. Мы считаем, что это очень полезный инструмент и когда понадобится, то мы, конечно, им воспользуемся.

А ощущает ли ЕК сейчас потребность в истребовании таких данных?

Сейчас мы находимся в достаточно комфортной ситуации и не видим пока угроз в сфере поставок газа. Мы диверсифицировали источники поставок, мы намного лучше взаимосвязаны и используем намного лучшие хранилища газа, кроме того, LNG (сжиженный газ) играет все более и более важную роль в Европе. Сейчас мы в намного лучшей ситуации, чем были 2-3 года тому назад. В то же время, если появится такая необходимость, то мы готовы воспользоваться новым предоставленным нам инструментом и истребовать необходимые данные.

По данным Минэнергоугля Украины, консорциум компаний в составе Westinghouse Electric Sweden AB, Polenergia International S.àr.l. и EDF Trading Limited намерен участвовать в проекте обустройства энергетического моста "Украина-ЕС" (для экспорта электроэнергии с ХАЭС в ЕС). Что известно вам о таком проекте, как его оценивает ЕК?

Идея такого проекта была озвучена более года назад, но нам необходима дополнительная информация о нем. Пока же мы не получили ответы от компаний на наши вопросы касательно коммерческой жизнеспособности такого проекта, и вопросов атомной безопасности.

Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко

Отказ «Системы». АФК обжаловала решение суда по спору с «Роснефтью» на 136,3 млрд рублей

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Пресс-секретарь «Роснефти» заявил, что нефтяная компания расценивает подачу жалобы как односторонний отказ АФК от мирового соглашения

АФК «Система» во вторник, 19 сентября, подала апелляционную жалобу на решение башкирского суда по иску «Роснефти», взыскавшего с корпорации 136,3 миллиарда рублей в пользу «Башнефти». Об этом Forbes сообщил официальный представитель «Системы» Сергей Копытов.

«В апелляционной жалобе подробно изложена оценка корпорацией решения суда первой инстанции. В то же время в соответствии с процессуальным законодательством подача апелляции является необходимым этапом для возможного мирового соглашения, которое может быть утверждено только в рамках судебного процесса», — объяснил он. Отвечая на вопрос о планах по мирному урегулированию спора, он подчеркнул, что позиция АФК не изменилась. «Как мы ранее заявляли, корпорация стремится к нахождению приемлемого для обеих сторон решения», — добавил Копытов.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил Forbes, что юристы нефтяной компании еще не ознакомились с текстом жалобы. «Жалобу мы комментировать не можем, поскольку ее еще не видели. Но сам факт подачи жалобы расцениваем как односторонний отказ от мирового соглашения», — пояснил Леонтьев.

В свою очередь президент АФК «Система» Михаил Шамолин передал через представителя, что в нефтяной компании неверно интерпретировали необходимые процессуальные действия.

«Подача апелляционной жалобы не только не является односторонним отказом АФК от мирового соглашения, а напротив, является обязательным условием его заключения, поскольку только суд может такое соглашение утвердить. Без подачи жалобы в суд второй инстанции решение суда первой инстанции вступает в силу автоматически», — пояснил Шамолин. Он также подчеркнул, что АФК заинтересована и готова заключить мировое соглашение с НК «Роснефть», и хотя его условия являются предметом переговоров, в компании уверены, что вместе с истцом смогут «реализовать ожидания», обозначенные президентом России Владимиром Путиным.

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

История судебного разбирательства и выводы суда

С 2005 по 2014 год «Башнефть» входила в состав АФК «Система» Евтушенкова. В 2014 году «Башнефть» была возвращена в государственную собственность. Евтушенков тогда находился под следствием в связи с нарушениями в ходе приватизации компаний башкирского ТЭКа, которые достались сыну бывшего президента Татарстана Муртазы Рахимова — Уралу. В 2016 году 50,1% акций «Башнефти» приобрела «Роснефть», заплатив за пакет 329,7 млрд рублей. Позднее, после оферты миноритариям, «Роснефть» стала контролировать 57,7% уставного капитала «Башнефти».

Сразу после приобретения «Башнефти» у покупателя возникли претензии к тому, как управлялась компания: главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил о выводе нефтесервисных активов «Башнефти». АФК «Система» их вернула за те же деньги, что и покупала, — 4,1 млрд рублей.

2 мая 2017 года Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и подконтрольной ей «Башнефти» о взыскании 106,6 млрд рублей с АФК «Система» и ее дочернего АО «Система-Инвест». В сумму в 106,6 млрд рублей вошли 57,2 млрд рублей за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд рублей долга «Башнефти» и 12,5 млрд рублей расходов, понесенных при обязательном выкупе акций компании у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти».

10 мая Арбитражный суд Москвы вернул иск без рассмотрения на том основании, что дело ему неподсудно. После этого «Роснефть» подала иск на ту же сумму в арбитражный суд Башкирии. На своем первом заседании 6 июня башкирский суд удовлетворил ходатайство «Роснефти» об увеличении суммы исковых требований до 170,6 млрд рублей с учетом девальвации рубля.

Официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов тогда заявлял, что и предыдущая сумма требований была абсолютно не обоснована, подчеркивая, что «все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства».

В июне 2017 года АФК «Система» предложила «Роснефти» урегулировать спор во внесудебном порядке, однако в «Роснефти» посчитали, что конкретных предложений «Система» не представила. 26 июня Федеральная служба судебных приставов по Москве наложила арест на принадлежащие АФК «Система» и АО «Система-Инвест» 31,76% акций в уставном капитале ПАО «МТС», 100% акций в уставном капитале АО «Группа компаний «Медси» и 90,47% акций в уставном капитале АО «БЭСК».

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко


Польша. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 15 сентября 2017 > № 2311414

Польша надеется отсрочить проект «Северный поток – 2» при помощи США.

Польша «еще не использовала последние аргументы» против «Северного потока – 2», но пока не намерена их раскрывать.

Председатель правления польской энергетической компании PGNiG Петр Возняк высказал надежду, что США помогут республике если не остановить реализацию проекта «Северный поток – 2», то хотя бы отсрочить этот процесс на длительное время.

«Эти шансы есть с момента появления союзника. Речь идет именно о союзе, а не только о декларациях с американской администрацией, – заявил Возняк в эфире польской радиостанции RMF FM. – Я верю в то, что возможно нам удастся если не заблокировать, то надолго отсрочить этот проект».

«В этом нам помогает угроза американских санкций – инструмента, который американцы не отправили на полку, а действующего в случае необходимости», – сказал он, отметив, что «этот инструмент отталкивает инвесторов с европейской стороны». По словам Возняка, «мы говорим о еще не наложенных санкциях, но перспектива замораживания в США активов той или иной европейской компании в достаточной степени охлаждает энтузиазм желающих войти в общий проект с «Газпромом».

При этом глава PGNiG признал, что пока проект «Северный поток – 2» реализуется в соответствии с планом и должен быть завершен в срок – к 2019-2020 гг. По утверждению Возняка, Польша «еще не использовала последние аргументы» против «Северного потока – 2», но пока не намерена их раскрывать.

Один новый аргумент Варшава намерена озвучить в самое ближайшее время. Как пояснил Возняк, речь идет о немецком газопроводе Eugal, который должен стать продолжением «Северного потока – 2». По словам главы PGNiG, «Газпром» уже получил полный доступ к его мощности на 20 лет вперед.

«Северный поток – 2» должен пройти по дну Балтийского моря от российского побережья до побережья Германии. Пропускная способность каждой из двух ниток – 27,5 млрд кубометров в год. Капзатраты оцениваются в 8 млрд евро, а общая стоимость проекта с учетом привлечения проектного финансирования – в 9,9 млрд евро.

Польша. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 15 сентября 2017 > № 2311414


Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310627

ComNews наградил ИТ-героев нефтегаза

Елизавета Титаренко

Вчера ComNews вручил награды лауреатам IX конкурсе "Лучшие 10 ИТ-проектов для нефтегазовой отрасли", который состоялся вечером, после окончания деловой программы первого дня III Федерального ИТ-форума нефтегазовой отрасли России "Smart Oil and Gas 2017: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии".

Торжественная церемония, организованная ComNews Conferences, состоялась 14 сентября 2017 г. на сцене Большого Парадного зала Центрального музея связи имени А.С. Попова в Петербурге. Спонсором вечернего приема выступила компания Dell EMC, а образовательным партнером церемонии стал Московский технологический институт (МТИ).

Конкурс "Лучшие 10 ИТ-проектов для нефтегазовой отрасли" был учрежден ГК ComNews в 2009 г. и ежегодно отмечает как заказчиков, так и исполнителей самых значимых проектов в области ИТ, вносящих инновации как в работу отдельных ведомств, госструктур, коммерческих заказчиков, так и в экономику страны в целом. Основные критерии оценки ИТ-решений, которыми руководствовалась конкурсная комиссия (жюри) – масштабируемость (проект можно тиражировать), инновационность/сложность (проект принес инновации в работу компании, в проекте использовались новые или значительно обновленные технологические решения), значимость для сообщества ИТ-директоров, эффективность (повышение рентабельности предприятия) и прозрачность.

С приветственным словом перед гостями и лауреатами конкурса выступил начальник департамента информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций ПАО "Газпром Нефть" Константин Кравченко. Он отметил, что нефтегазовые компании ждет новое будущее. Нефтегазовая отрасль – одна из передовых, подчеркнул менеджер ОЕМ направления в России и СНГ компании Dell EMC Александр Григорчук. Представитель конкурсной комиссии, генеральный директор компании "Сибинтек" Александр Шаталов отметил, что жюри отбирало тех, кто будет работать с компаниями отрасли еще долгие годы.

Награду в номинации "Цифровое месторождение" завоевала компания Dreamline за проект по разработке и внедрению системы "Цифровое месторождение" в АО "ЭмбаМунайГаз". Обладателем премии стали директор Dreamline Company Тимур Исмагилов и директор департамента автоматизации производства и информационных технологий, АО "ЭмбаМунайГаз" Болат Нсанбаев. Тимур Исмагилов подчеркнул, что многие компании занимаются развитием "цифровых месторождений", поэтому он рад, что жюри выбрало именно Dreamline.

В номинации "Цифровой завод" победителем стала компания IT-Universe за проект по разработке и внедрению специализированного приложения и системы онлайн-мониторинга показателей производства и эффективности для АО "Рязанская нефтеперерабатывающая компания". Награду получили руководитель проекта компании IT-Universe Михаил Сараев и руководитель службы управления бизнес-информацией и системами менеджмента Рязанской нефтеперерабатывающей компании Юрий Сальников. Михаил Сараев выразил благодарность за достойную оценку труда компании, а Юрий Сальников обратил внимание на то, что хороший результат возможен только тогда, когда все на него работают.

За внедрение в сфере промышленного Интернета вещей премию получила "Энфорта" – "дочерняя" компания "ЭР-Телеком Холдинга". Жюри отметило проект "Энфорты" по цифровизации скважин компании "Волгодеминойл" на основе IoT-среды по технологии LoRaWAN и облачной платформы работы с данными AVlST.Operation. Награду забрал директор по продажам нефтегазовой отрасли компании "ЭР-Телеком Холдинг" Кирилл Порошин.

В категории "Информационная безопасность" победителем стало Научно-производственное предприятие "Информационные технологии в бизнесе" за проект по созданию комплексной системы защиты информации "Панцирь+" для ОС Microsoft Windows. Награду получил генеральный директор Научно-производственного предприятия "Информационные технологии в бизнесе" Андрей Щеглов.

Компания "Мобильные решения для строительства" забрала награду в номинации "Облачное решение" - за облачное решение для технического надзора на строительстве Комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов "ТАНЕКО" в Нижнекамске. Награду получил генеральный директор компании "Мобильные решения для строительства" Тимофей Татаринов.

В номинации "Прогностическое обслуживание производственного оборудования" победителем стала корпорация "Галактика" за проект по созданию автоматизированной системы учета состояния и ремонтов на базе информационной системы "Галактика ЕАМ". Вице-президент корпорации "Галактика" Александр Бургардт особо отметил, что проект был сделан в сжатые сроки.

За управление активами и оптимизацию ресурсов жюри отметило наградой компанию "Мелстон" – за проект по разработке и внедрению автоматизированной системы управления сервисной службой. Премию получили со стороны исполнителя проекта - директор по информационным технологиям группы компаний "Мелстон" Андрей Балякин, а со стороны заказчика проекта - технический директор "Мелстон-Сервис" Александр Черевко.

В категории "Промышленная автоматизация: усовершенствованные АСУ ТП и системы управления производственными процессами" победила компания "НЕОЛАНТ" - за проект по созданию цифрового актива объектов обустройства Новопортовского месторождения для сквозной информационной поддержки проектирования, строительства и эксплуатации. Статуэтку и дипломы забрали генеральный директор ГК "НЕОЛАНТ" Виталий Кононов и первый заместитель генерального директора ООО "Газпромнефть – Ямал" Сергей Девятьяров.

Награду в номинации "Специализированное программное решение для нефтегазовой отрасли" завоевала компания Gridpoint Dynamics за проект по разработке и внедрению в дочерние организации ПАО "Газпром" отечественной программной платформы Geoplat Pro для решения полного комплекса инженерных задач от поиска до разработки нефтегазовых месторождений, а также снижения рисков, обеспечения промышленной безопасности, экономики капитальных и текущих затрат в рамках программы импортозамещения. Получая награду, генеральный директор Gridpoint Dynamics Игорь Ефремов подчеркнул актуальность отечественного ПО для применения в таких проектах. Он также отметил, что Gridpoint Dynamics активно работает со многими нефтегазовыми компаниями России.

Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310627


Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310626

Нефтегаз: через тернии к цифровой трансформации

Елизавета Титаренко

По оценке консалтинговой компании Ernst & Young, основной драйвер цифровой трансформации в нефтегазовой отрасли – внедрение новых бизнес-технологий, которые еще называют "подрывными инновациями" (disruptive innovation). Однако пока 70% ключевых проектов в "нефтянке" в России и в мире сосредоточены на снижении затрат, 20% - на поддерживающих технологиях и только 10% - на этих самых "подрывных инновациях". Игроки нефтегазовой отрасли признают, что отрасль идет к цифровой трансформации бизнеса медленно по ряду причин. В частности, в госпрограмме "Цифровая экономика" отраслевая специфика почти не учтена и не у всех компаний есть понимание того, в чем все-таки заключается их цифровая трансформация.

"Основной драйвер цифровизации в нефтегазе – это "подрывные инновации". Срок возврата инвестиций в такие новые бизнес-технологии – наиболее короткий, в отличие от возврата инвестиций в решения, направленные на снижение затрат, поддерживающие проекты и др.", - отметил партнер, руководитель группы по оказанию консультационных услуг компаниям нефтегазовой отрасли в СНГ в Ernst & Young Артем Козловский, выступая на III Федеральном ИТ-форуме нефтегазовой отрасли России "Smart Oil and Gas 2017: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии", организованном ComNews Conferences и дочерней компанией ПАО "Газпром нефть" – ООО "ИТСК".

Во всех нефтяных компаниях уже запущена тема цифровизации, отметил начальник департамента информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций ПАО "Газпром Нефть" Константин Кравченко. " Мы сделали программу сопровождения бурения, которая позволяет управлять этим процессом. В этом году мы запустили Центр управления эффективностью. Мы создаем сейчас Центр управления добычей", - рассказал он.

Он напомнил, что цифровизация бросает нефтяным компаниям новые вызовы, но дает и новые возможности. В будущем компаниям придется поменять бизнес-модели. Он провел аналогию из телеком-отрасли: по мере возникновения мессенджеров традиционные операторы связи меняют свою бизнес-модель и начинают зарабатывать на новых для них услугах. В нефтегазовой отрасли вызов традиционному нефтяному бизнесу бросают, например, возникновение электромобилей и использование возобновляемых источников энергии. Задача нефтегазовой отрасли в таких условиях – менять свою бизнес-модель, перевоплотиться, стать более эффективной, стать другой.

Директор по развитию бизнеса Industrie 4.0 Maturity Center Мартин Блейдер отметил преимущества цифрового предприятия перед традиционным. Гибкое цифровое предприятие быстрее реагирует на различные происходящие на нем незапланированные события благодаря производству в реальном времени, интеграции всех информационных систем между собой, анализу больших данных и применению искусственного интеллекта, автоматизации производственных процессов и др.

Однако представление о том, что такое цифровизация и как ее осуществлять, пока есть не у всех в отрасли. "Цифровизация похожа на секс в подростковом возрасте: все о нем разговаривают, но никто не занимается. Сейчас цифровизации уделяют много внимания: все перекрасились, все на своих слайдах говорят, что занимаются цифровизацией, используют слово digital, а понимания, что на самом деле происходит, нет, - сказал начальник управления информационных технологий ОАО "Сургутнефтегаз" Ринат Гимранов. – Нужно сначала сформулировать цели цифровизации, а потом свои запросы для построения цифровых решений".

Отвечая на вопрос из зала, как относятся к цифровизации руководители других дивизионов нефтяных компаний, Ринат Гимранов кратко ответил: "Раз Владимир Путин сказал – "все в цифру" – то неужели какой-то начальник будет против?".

Начальник управления метрологии, автоматизации, стандартизации и информационных технологий АО "Зарубежнефть" Вячеслав Берзин отметил, что в госпрограмме "Цифровая экономика" почти не учтена отраслевая специфика. Во время онлайн-голосования, которое устроили организаторы форума, участники ответили на вопрос, как отрасли следует представлять свои интересы в цифровой экономике. Большинство присутствующих в зале проголосовали за создание отраслевой группы по формированию требований к цифровой инфраструктуре, инновационным технологиям, нормативным актам и системе подготовки кадров.

"Зато в госпрограмме четко прописано, что выпуск стандартов и нормативов по Интернету вещей намечен на 2019-2020 гг. А нам Интернет вещей нужен уже сейчас", - отметил Вячеслав Берзин. Как отметил Ринат Гимранов, технологии Интернета вещей можно внедрять уже сейчас, без принятия стандартов, однако важно, чтобы IoT-решения были нормальными. Президент, член совета директоров, председатель правления АО "ЭР-Телеком Холдинг" Андрей Кузяев считает, что ждать выпуска стандартов по IoT – это потеря времени. "Мы будем развивать IoT, не дожидаясь развития стандартов", - заявил он.

На взгляд генерального директора SAP в СНГ Павла Гонтарева, сейчас нефтегазовая отрасль развивается медленнее, чем другие отрасли. Есть различные причины для этого. Президент Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктор Хайков напомнил, что нефтегазовая отрасль – консервативна и небыстро воспринимает новые цифровые решения на рынке. Среди всех остальных компаний он отметил ПАО "Газпром нефть", как продвинувшуюся дальше остальных в направлении цифровой трансформации.

Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310626


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Химпром > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307649

ЛУКОЙЛ выводит на российский рынок новое моторное масло для грузовых автомобилей класса Евро-6.

ЛУКОЙЛ начинает в России выпуск моторных масел последнего поколения для грузовых автомобилей – ЛУКОЙЛ АВАНГАРД ПРОФЕССИОНАЛ LE 5W-30 и 10W-40, соответствующих требованиям всех 4х базовых европейских спецификаций для коммерческой техники – ACEA E4, E7, E6 и E9, а также американскому стандарту CJ-4.

Об этом 14 сентября 2017 г сообщает компания.

ЛУКОЙЛ АВАНГАРД ПРОФЕССИОНАЛ LE – всесезонные полностью синтетические моторные масла класса «Low SAPS», предназначенные для высокооборотистых дизельных двигателей, в том числе оборудованных фильтрами сажевых частиц (DPF), турбонаддувом, системами рециркуляции отработанных газов (EGR) и каталитическими системами доочистки выхлопных газов (SCR).

Ранее продукт АВАНГАРД ПРОФЕССИОНАЛ LE – исключительно с вязкостью 5W-30 – производился на заводе ЛУКОЙЛа в Австрии, и поставлялся только для конвейерной заливки двигателей в адрес европейских производителей оборудования и техники.

Результаты тестов новинки в европейской отраслевой лаборатории продемонстрировали, что масло АВАНГАРД ПРОФЕССИОНАЛ LE обеспечивает защиту деталей двигателя от износа на 40% лучше требований стандарта ACEA E9.

Его эффективная формула также позволила обеспечить чистоту деталей двигателя на 46% лучше, чем требования ACEA E6.

Кроме того, в числе ключевых преимуществ ЛУКОЙЛ АВАНГАРД ПРОФЕССИОНАЛ LE 5W-30 – стабильные вязкостно-температурные свойства, в два раза превосходящие нормы API СJ-4.

ЛУКОЙЛ производит около 1 млн т/год масел на 9 производственных площадках в России, Белоруссии, Австрии, Финляндии, Румынии и Турции, а также на 26 привлеченных заводах.

В России ЛУКОЙЛ является 1 из крупных производителей, выпуская 40% смазочных материалов в стране.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Химпром > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307649


Китай. УФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307648

Запуск все ближе. В порт Сабетта прибыли 2 последних модуля для СПГ-завода Ямал СПГ.

В порт Сабетта прибыли последние модули для завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) Ямал СПГ, строительство которого вступила в завершающую стадию.

Об этом пресс-служба Ямало-Ненецкой таможни сообщила 13 сентября 2017 г.

Были доставлены 2 последние модульные конструкции, необходимых для возведения завода.

Эти модули инжиниринговое подразделение CNOOC отгрузило из порта Циньдао в середине августа 2017 г.

Всего CNOOC изготовила для Ямал СПГ 36 модулей общим весом 180 тыс т.

Всего за период строительства завода Ямал СПГ с 2014 г по настоящее время ввезено 129 модулей.

Общий вес завезенного оборудования превысил 613 тыс т, стоимость составила более 10 млрд долл США.

Проект Ямал СПГ предусматривает строительство СПГ-завода мощностью 16,5 млн т/год - 3 линии (train) по 5,5 млн т/год каждая.

Ресурсной базой Ямал СПГ которого будет Южно-Тамбейское месторождение.

Запустить 1ю, 2ю и 3ю линии Ямал СПГ изначально планировалось в конце 2017 г, 2018 г и 2019 г соответственно, но строительство Ямал СПГ идет опережающими темпами.

На 1й линии уже идут пусконаладочные работы, 2я линия может быть введена на 3 месяца раньше плана, а по 3й линии опережение может составить 6-9 месяцев.

Стоимость проекта оценивается в 27 млрд долл США.

Китай. УФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307648


Россия. Арктика. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307641

СПбГМТУ намерен создать автоматизированные подводные терминалы для загрузки нефтепродуктов на танкеры без создания дорогостоящей береговой инфраструктуры.

С 12 по 15 сентября 2017 г в Санкт-Петербурге проходит 13я Международная выставка и конференция по освоению ресурсов нефти и газа Российской Арктики и континентального шельфа стран СНГ RAO/CIS Offshore 2017.

В мероприятии принимают участие более 250 компаний, не остался в стороне и Санкт-Петербургский государственный морской технический университет (СПбГМТУ).

Во 2й день работы конференции ио ректора СПбГМТУ Г. Туричин выступил с докладом: «Исследования и разработки СПбГМТУ для арктической программы».

Презентация возможностей университета была проведена в рамках заседания круглого стола на тему: «Обустройство нефтегазовых месторождений арктической зоны и континентального шельфа».

Доклад ректора носил обзорный характер.

Он познакомил представителей крупных компаний с научными разработками специалистов СПбГМТУ, посвященными арктической тематике и проблемам освоения шельфа северных морей.

Корабелка уже давно и успешно работает в этом направлении.

1й из известных проблем освоения шельфа является отсутствие необходимой береговой инфраструктуры, сложность и большие затраты на ее строительство на севере.

Для решения этой проблемы, ученые Корабелки предложили концепцию автоматизированных подводных терминалов, которые позволяют загружать нефтепродукты на танкеры без создания дорогостоящей береговой инфраструктуры.

Г. Туричин вкратце объяснил принципы их работы, отметив, что 3 патента на это изобретение университетом уже получены и еще 2 находятся в стадии оформления.

Морские роботизированные платформы - еще 1 тема, которую ведет университет.

Это, в 1ю очередь, подводные глайдеры различных типов.

Причем, ими университет занимается «под ключ»: от разработки концепции, до создания опытных образцов.

Еще 1 компетенция вуза - исследования и разработки в области ледовой прочности различных конструкций.

С 2007 г университетом предложено 17 проектов.

Не менее интересной для севера и освоения арктического шельфа темой являются новые технологии сварки хладостойких сталей.

Университет предлагает использовать эффективные технологии гибридной лазерно-дуговой сварки.

На сегодня подобная сварка является самой современной, производительной и наиболее экономически выгодной технологией соединения толстолистового металла при строительстве судов и морских объектов.

Россия. Арктика. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307641


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309459

По закону санкций: партнеры «Газпрома» пересмотрят схему финансирования «Северного потока-2»

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

В апреле 2017 года ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall обязались профинансировать 50% проекта общей стоимостью €9,5 млрд. Вклад каждой из компаний должен был составить €950 млн

Европейские партнеры «Газпрома» по «Северному потоку — 2» пересмотрят, возможно, схему финансирования проекта в связи с ужесточением антироссийских санкций со стороны США. Об этом заявил в среду, 13 сентября, глава австрийской компании OMV, которая в апреле 2017 года вместе с Engie, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall обязалась финансировать проект, Райнер Зеле.

«Конечно, в проекте «Северный поток — 2» нам, видимо, придется пересматривать ситуацию по финансированию, но обязательства довести проект до конца сохраняются», — сообщил Зеле, который является также президентом Российско-германской внешнеторговой палаты (цитата по ТАСС).

Глава OMV пояснил, что выполнить, видимо, не удастся обязательства по финансированию 70% проекта. И поэтому менеджменту «Северного потока — 2», очевидно, придется сейчас искать другие возможности для финансирования.

Проект «Северный поток-2» предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд куб. м газа в год из России в Германию по дну Балтийского моря. Его ввод намечен на конец 2019 года. Капитальные затраты оцениваются в €8 млрд, а общая стоимость проекта с учетом привлечения проектного финансирования — в €9,9 млрд.

4 сентября 2015 года «Газпром», E.ON, BASF/Wintershall, OMV, Engie и Shell подписали соглашение по строительству третьей и четвертой веток «Северного потока-2». Для планирования, строительства и эксплуатации газопровода была создана швейцарская Nord Stream 2 AG.

Предполагалось, что иностранные партнеры «Газпрома» выкупят доли в предприятии. Соответствующую заявку компании направили германскому и польскому антимонопольным регуляторам. Но польский регулятор высказал возражения относительно создания совместного предприятия для реализации «Северного потока — 2», и соответствующая заявка была отозвана. И у Nord Stream 2 AG в настоящее время один акционер — «Газпром».

Европейские компании, учитывающие значение нового газопровода для Европы, решили предоставить заемное финансирование без покупки актива. В апреле 2017 года ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall подписали с Nord Stream 2 AG соглашение о финансировании 50% проекта общей стоимостью €9,5 млрд. Вклад каждой из компаний должен был составить €950 млн.

США против

2 августа 2017 года президент США Дональд Трамп подписал принятый конгрессом закон об ужесточении односторонних американских санкций в отношении России. Закон расширяет ряд секторальных санкций против российской экономики и вводит ограничения против российских энергетических проектов, в том числе в Европе. Под ограничения попадают проекты, в которых российским подсанкционным компаниям принадлежит 33% и более. Документ предусматривает санкции против компаний, которые собираются вложить в строительство российских экспортных трубопроводов более $5 млн за год или миллион единовременно, а также предоставлять услуги или оказывать информационную поддержку.

Новый закон сокращает максимальный срок рыночного финансирования банков, находящихся под санкциями, до 14 дней, а компаний нефтегазового сектора — до 30 дней.

В отдельном пункте закона говорится о стремлении США «противодействовать строительству газопровода «Северный поток — 2». «Продолжать противостоять «Северному потоку 2», учитывая его пагубные последствия для энергетической безопасности Европейского Союза, развития газового рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетических реформ на Украине», — отмечается в документе.

За неделю до формального ужесточения санкций Трампом Федеральное сетевое агентство Германии (Bundes­netz­agentur) потребовало внести изменения в план развития газотранспортной системы до 2026 года и исключить из него пять проектов, связанных с расширением газопровода «Северный поток-2» на территории страны. «Коррективы плана необходимы для защиты немецких потребителей газа от ненужных затрат», — заявил президент Федерального сетевого агентства Йохен Хоманн. Он пояснил, что дорогостоящие меры расширения в немецкой газовой сети должны быть признаны необходимыми только тогда, когда есть уверенность в их безопасности.

Газопровод «Северный поток-1» был построен в 2012 году. Среди его акционеров «Газпром» (51%), немецкие Wintershall и PEGI/E.ON (по 15,5%), голландская N.V. Nederlandse Gasunie и французская Engie (по 9%).

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309459


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309332 Павел Хлебников

Ученик волшебника. Как Рем Вяхирев ведет «Газпром» к большим деньгам

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья первого главреда Forbes Павла Хлебникова о бизнесе «Газпрома» была опубликована в американском Forbes 22 сентября 1997 года

Среди хаоса российской экономики гигант «Газпром» является настоящим образцом должного управления и эффективности. В отличие от российских нефтяных компаний, чье производство после развала Советского Союза сократилось, «Газпрому» удалось удержать добычу газа на прежнем уровне. По словам Никколо Узиелли, управляющего директора брокерской компании Poten & Partners в Нью-Йорке, «за 30 лет торговли с Западной Европой, «Газпром» никогда не срывал сроки поставок. Компания всегда работала как швейцарские часы».

За рубеж по газопроводу «Прогресс», пролегающему через Ямбург и Уренгой на севере Сибири, «Газпром» поставляет газа на сумму в $10 млрд в год в такие страны как Германия, Италия, Франция, а также в другие части Центральной Европы.

Добывать природный газ относительно недорого, и он не наносит вреда окружающей среде. Именно поэтому спрос на него, как ожидается, будет расти намного быстрее, чем спрос на нефть, особенно на европейском и быстрорастущем азиатском рынках. Есть лишь одна загвоздка: сейчас во всем мире потенциальное предложение превышает потенциальный спрос. Для Европы Алжир и Норвегия планируют увеличить добычу. Если же вспомнить о Нигерии и Ближнем Востоке, которые тоже пытаются заполучить свою долю на данном рынке, становится ясно, что увеличение добычи природного газа крайне нежелательно для нефтяной промышленности. А увеличение темпов в планы «Газпрома» как раз таки входит.

Компания имеет крупные запасы газа в подземных хранилищах и откачала около 10% годовой добычи в резервуары для хранения. При этом «Газпром» заявил о намерении начать разработку новых газовых месторождений на полуострове Ямал в Сибири и провести оттуда газопровод длиной почти 5 000 километров в самое сердце Европы. Если новую газовую магистраль построят, она станет частью уже существующей линии, проходящей параллельно еще одной в 400 километрах к югу. Председатель правления «Газпрома» Рем Вяхирев отмечает: «Благодаря трубопроводу Ямал — Европа потребители в Европе смогут получать российский газ с разных сторон. Это повысит надежность системы, ее безопасность, в результате чего поднимется и цена».

Вяхирев весьма осторожен и не хочет злить конкурентов в лице крупных международных нефтяных компаний, но его позиция предельно ясна: можете забыть о расширении на европейский рынок, он принадлежит России. Пар Мелстром, глава научно-исследовательского отдела московского филиала брокерской компании Brunswick Brokerage, считает: «Газпром» дает отчетливый сигнал другим газовым компаниям. Компания говорит: даже не пытайтесь добывать еще больше газа в Северном море или в Алжире. Мы начнем добывать газ на своем новом месторождении еще быстрее, чем вы начнете на своем».

Чтобы усилить свои позиции в Европе, «Газпром» начинает сам заниматься распределением топлива. В Германии компания расширяет свой бизнес совместно с Wintershall, дочерним предприятием компании BASF, чтобы выйти на национальный рынок розничной торговли газа и конкурировать со своим давним клиентом, компанией Ruhgras. В Италии «Газпром» делает то же самое. В общей сложности у него не меньше двадцати совместных предприятий по всей Европе.

Непоколебимый курс

После 1990-го года российская экономика потерпела крах, и разоренные россияне больше не могли платить за газ. Но «Газпром» добывал газ как ни в чем не бывало и увеличивал долю экспорта.

С такой же решительностью компания намерена захватить и рынки более восточных стран. «Газпром» приобретает большие пакеты акций в компаниях, реализующих топливо в Польше, Беларуси, Молдове, Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии. По словам Мелстрома, «Газпром» хочет обогатиться и за счет менее развитых рынков».

Что касается южных партнеров, то «Газпром» недавно подписал долгосрочный контракт на $13,5 млрд о поставках газа в Турцию. Топливо туда будет идти по предполагающемуся трубопроводу на дне Черного моря. Крупный контракт на поставку газа по этой же магистрали компания сейчас обсуждает и с Израилем. Вяхирев заявляет: «Нашу компанию пока нельзя поставить в один ряд с западными. Но мы над этим работаем».

Рынки сбыта для «Газпрома», находящегося в центре Евразии, не ограничиваются Европой и Малой Азией. Большой аппетит к природному газу проявляют Япония, Южная Корея и с недавних пор Китай. Близкий сосед в лице «Газпрома», естественно, оказывается кандидатом для сотрудничества при покупке топлива из огромных неразработанных месторождений газа на Алтае, в Якутске, Иркутске и в других районах Восточной Сибири.

Сейчас на рынки этих стран поставляют сжиженный природный газ по морю с Северо-Западного Шельфа у берегов Австралии и с огромного завода компаний Mobil и PT Arun в Индонезии. Но поставлять газ в естественном виде по трубопроводу намного дешевле, чем сжижать его и перевозить по морю, ведь страны региона, за исключением Японии, имеют с Россией сухопутную границу. Высказываются предложения по прокладке трубопровода в Китай, возможно, в Южную Корею и даже в Японию по дну моря.

Главная проблема заключается в деньгах: нужны не миллиарды, а десятки миллиардов долларов. Россия такими суммами не располагает. При продаже сырья на $25 млрд чистая прибыль «Газпрома» в прошлом году составила $1,8 млрд, но реальными деньгами можно назвать лишь малую часть этих средств. Вяхирев утверждает, что 95% продаж на российском рынке — это бартерные торговые сделки либо сделки по долговым распискам.

Российские потребители платят трубами, бурильным оборудованием, грузовиками, химическими реагентами и даже сосисками и капустой. Вяхирев не может просто взять и перекрыть нищим россиянам газ — его компания жизненно важна для экономика страны. На «Газпром» приходится 6% российского ВВП, 17% всего экспорта государства и 26% от всех налоговых поступлений. Если бы поставки газа неплательщикам прекратились, то закрылись бы детские сады, у себя в домах замерзли бы пенсионеры, а работа больниц и военных объектов была бы парализована. Вяхирев на этот счет заявляет: «Я не могу перекрыть газ соотечественникам. Всю Россию охватил бы мятеж».

Таким образом, дебиторская задолженность «Газпрома» составляет $13 млрд, половина из этой суммы приходится на российские электроэнергетические предприятия. Чтобы компания собрала хотя бы малую толику всего этого, должно произойти чудо. Еще один вечный должник «Газпрома» — Украина; по существующим оценкам, ее долг составляет $3 млрд.

Покупатели газа

У «Газпрома» есть газ. Осталось найти покупателей. Правительство России тоже зависит от «Газпрома». В прошлом году 31% своего дохода компания отдала государству в виде налогов. Ему настолько сильно нужны налоговые поступления, что правительство не позволяет уменьшать налог к уплате за счет существующей дебиторской задолженности от государственных учреждений, таких как фермы, военные или муниципальные управления жилищного хозяйства. Даже не получая выплат по долгам, «Газпром» обязан выплачивать налоги в обычном порядке.

Поэтому компании приходится зарабатывать деньги на реализацию амбициозного плана по расширению за границей. Благодаря продаже американских депозитарных расписок прошлой осенью в Лондоне, «Газпром» получил прибыль в размере $429 млн за 1% компании. С тех пор она получила более $4 млрд займов в западных банках и в течение нескольких следующих месяцев планирует вложить $3 млрд в конвертируемые облигации или еврооблигации.

Глава компании, 63-летний Вяхирев, с виду кажется типичным бюрократом советской эпохи. Он очень гордится тем, что получил орден Ленина. Главой «Газпрома» он стал после того, как предыдущий руководитель, Виктор Черномырдин, покинул пост в 1992 году, чтобы занять должность председателя правительства. Отвечая на вопросы, Вяхирев часто грешит расплывчатыми бюрократическими формулировками.

В какой-то степени он действительно бюрократ: «Газпром» занимает одну из ключевых позиций в российской экономике, поэтому компания не может быть частным предприятием в полном смысле этого слова. Но и здесь не все так просто — Вяхирев быстро учится тому, как принято вести дела на Западе.

Одно он запомнил хорошо: идти туда, где деньги. Национальный рынок — слишком беспорядочный и нерентабельный, поэтому настоящие деньги «Газпром» может получить за границей. Нефтеперерабатывающим компаниям этот факт лучше взять на заметку. Вяхирев усмехается: «Не думайте, что я сейчас надуюсь и буду хвастаться. Это как в старой сказке, где маленький волшебник говорит: «Я не волшебник. Я только учусь».

Перевод Антона Бундина

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309332 Павел Хлебников


Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 12 сентября 2017 > № 2353945 Владимир Кистион

Владимир Кистион: Правительство не видит причин для повышения стоимости газа

Эксклюзивное интервью вице-премьера Украины Владимира Кистиона агентству "Интерфакс-Украина". Часть первая: цены на газ, реформа "Нафтогаза", отношения с менеджментом компании.

- Впереди отопительный сезон и хотелось бы спросить о ценах на газ. Формула, заложенная в постановление Кабмина №187, показывает, что цены на газ для населения с октября необходимо поднимать на 19%. Вместе с тем Минэнергоугля в установленный срок не обнародовало свои расчеты, правительство отказывается отображать в финплане "Нафтогаза" новую цену. Чем объяснить правовой нигилизм Кабмина? Логично было бы или скорректировать собственное постановление, или же выполнять его.

- Правового нигилизма здесь нет. Только объективная позиция в подходах к вопросу: есть причины для повышения тарифов на газ для бытовых потребителей или нет? Минэнергоугля как разработчик постановления №187 проанализировало и вышло на правительство с выводами, что нет, а формулу для социальной справедливости необходимо откорректировать.

Нашему государству сейчас необходимо для выполнения специальных обязательств 17,6 млрд куб. м газа в год – 11,9 млрд куб. м для бытовых потребителей и 5,6 млрд куб. м для производства тепла для населения и бюджетных учреждений. У нас есть 13,9 млрд куб. м, чтобы выполнить специальные обязательства (добыча "Укргазвыдобування" – ИФ), необходимо докупить еще 3,9 млрд куб. м за пределами государства. Украина имеет самую мощную ГТС и уникальные ПХГ, что позволяет даже в реверсном режиме за два месяца закачать недостающий объем.

Мы за импортный паритет в ценах, но давайте правильно выставим периоды (для расчета паритета – ИФ)! И будем, как государство, думать о своих людях и их благополучии. Мы можем закупить 4 млрд куб. м в летний период? Можем! Тогда зачем учитывать средневзвешенную цену за 12 месяцев? Достаточно 6 мес., как и предлагает Минэнергоугля.

- Когда такие предложения могут быть утверждены официально?

- Предложения министерства согласованы всеми центральными органами исполнительной власти, одобрены правительственным комитетом. Вы, наверное, знаете, что существуют определенные обязательства предыдущих периодов, и сейчас проходят переговоры с МВФ. Думаю, переговоры в ближайшее время завершатся, и точка будет поставлена.

Еще раз подчеркиваю – правительство не видит объективных причин увеличивать стоимость газа для бытовых потребителей, формулу необходимо социально откорректировать.

- Учитывалась ли при таком подходе стоимость хранения в ПХГ газа, необходимого для ПСО и импортируемого исключительно летом? Учитывалась ли стоимость "замораживания" капитала при импорте газа только летом?

- Да, однозначно. Экономическая модель, которая заложена в постановление №187 позволяет "Нафтогазу" вернуть все капитальные вложения.

По большому счету, если мы такие финансисты, и думаем, в первую очередь, об интересах украинцев, мы должны быть социально справедливыми, и, я не скажу, что это в убыток.

- Какова, все же, позиция МВФ и МФО по корректировке постановления №187?

- Переговоры не простые, мы ответственно относимся к позиции МФО, но задача правительства – доказать и убедить в правильности предлагаемых изменений. Есть объективные аргументы - мы за рыночные механизмы, и социальную справедливость.

- Стратегической целью, предусмотренной в законодательстве Украины, а также в Коалиционном соглашении, является переход к свободному рынку газа. Каким образом, хотя бы теоретически, можно представить переход к свободному рынку газа для категории населения и ТКЭ, если правительство в ручном режиме пытается не допустить изменения цен?

- На сегодня цена в промышленном сегменте, работающем на рыночных условиях, в летний период ниже. В летний период частные компании продавали газ по цене около 5 тыс. грн за 1 тыс. куб. м.

Сейчас цена не является ключевым фактором для того, чтобы частные трейдеры начали заходить в сектор поставки газа населению. Первое и основное – это субсидии, необходима монетизация. Без монетизации очень сложно внедрять рыночные механизмы. Второе – проблема в инерционности мышления, необходим период адаптации, чтобы люди поняли: я могу перейти к другому поставщику. К примеру, в Польше рынок газа работает уже 5 лет, а на альтернативного поставщика перешло только 30% - есть большая инерция.

- Хотелось бы спросить о "Нафтогазе". Сейчас есть претензии со стороны ЕБРР в части промедления, задержек с выполнением плана реформирования компании. Кроме того, мы видим ситуацию с набсоветом "Нафтогаза" – оттуда уходят люди. Складывается впечатление, что правительство и менеджмент НАК находятся на боксерском ринге…

- Давайте конкретизируем проблематику. К примеру, ЕБРР говорит о том, что есть проблема с выполнением плана реформирования корпоративного управления.

Этот план состоит из нескольких частей: есть задачи, которые должно решить правительство и есть те, которые должны быть решены непосредственно наблюдательным советом "Нафтогаза". Могу сказать, что правительство практически все те задания, которые на него возлагались, выполнило. Единственное, что осталось, на стороне правительства – после того, как Верховная Рада одобрит закон "Об усовершенствовании системы корпоративного управления", внести соответствующие изменения в устав "Нафтогаза". Это последнее. Законопроект направлен в парламент, на следующем комитете он будет рассматриваться.

А вот что касается обязательств "Нафтогаза" – есть вопросы. Как минимум, пунктов четыре не выполнено. Самый основной, на мой взгляд, это сертификация внутренней системы контроля, которая должна соответствовать лучшим европейским практикам. На мой взгляд, это один из важнейших нерешенных вопросов.

Такое положение дел с планом реформирования. А вот что касается чувства, что есть конфронтация, то это точно не в пользу государства Украина. Нам необходимо было бы объединить усилия - и правительству, и министерству, и менеджменту НАК "Нафтогаз Украины". Нужно друг к другу прислушиваться.

- Как это соотносится с историей, например, Игоря Прокопива? Наблюдательный совет "Нафтогаза" устраняет его с позиции главы "Укртрансгаза", признав весомыми аргументы правления по нарушениям при проведении тендеров. А потом этого человека назначают заместителем министра энергетики, ответственным за реформирование именно газового сектора. Каким может быть после этого сотрудничество между НАК и правительством?

- Допустим, система внутреннего аудита в "Нафтогазе" сделала выводы, что я, или вы – коррупционер. При наличии коррупционных действий человек должен понести наказание. Поэтому у меня вопрос: если И.Прокопив совершил коррупционные действия, почему эти материалы не находятся в правоохранительных органах и он не отвечает как гражданин Украины? Если суд не признал, что человек виновен, есть презумпция невиновности.

- Вы правильно говорите, но в нашей стране суду, кажется, не доверяет никто.

- До суда дело доведено?

- Есть наблюдательный совет, в который входят независимые члены. Доверия к этому набсовету больше. Этот совет сделал свои выводы.

- Да, и ми уважаем решения независимого наблюдательного совета "Нафтогаза" и об этом говорим им открыто: вы независимые, государство не вмешивается в кадроваю политику компании. Но, если поднять дело Прокопива, то он уволен по собственному желанию акционера – "Нафтогаза", а не из-за обвинений в коррупции.

- Независимо от формулировок, к их выводам, наверное, стоило бы прислушиваться? В процесс отбора членов НС "Нафтогаза" были вовлечены ЕБРР, другие международные организации, вряд ли туда попали случайные люди.

- Да, там люди с серьезным имиджем. Я когда пришел на пост вице-премьера, просмотрел - они всю жизнь практически проработали в нефтегазовом секторе. В том, что они знают свое дело, у меня нет сомнений…

Этот опыт должен быть максимально задействован для развития компании. Вот, например, есть проблема по "Укрнафте": вчера было 2,5 тыс. людей (пикет сотрудников "Укрнафты" под Кабмином – ИФ). Говорим об этом уже, наверное, год: в Украине падает добыча нефти – дайте нам видение, куда мы двигаемся, что с этим делать! Эта ситуация по добыче нефти волнует меня, потому что я здесь живу, здесь будут жить мои дети и внуки, родители.

- То есть, по вашему мнению НС и менеджмент "Нафтогаза" не сформировали внятную политику по "Укрнафте"?

- Я уже год ставлю этот вопрос перед "Нафтогазом". Говорю: дайте хотя бы рецепт, модель – что нам нужно, что необходимо правительству, что делать, как распутать этот клубок?

Они поднимают вопрос ликвидности. Я говорю: я вам пообещал ликвидность – мы, правительство, урегулируем ее.

В то же время менеджмент "Нафтогаза" объявляет тендер на $8 млн по "анбандлингу". Я спрашиваю, коллеги, что это такое? Не уполномочивал никто НАК "Нафтогаз Украины" этим заниматься без предоставления сведений Минэнергоугля и новому оператору газотранспортной системы – "Магистральных газопроводов Украины", на которые возложены соответствующие обязательства.

А вы спрашиваете, когда будет рынок – вот когда мы с вами дадим развиваться элементам рынка, ликвидируем монополию.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 12 сентября 2017 > № 2353945 Владимир Кистион


Китай. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Экология. Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 сентября 2017 > № 2306225

Запрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

По данным ОПЕК, сейчас 57% мирового спроса на нефть обеспечивает транспорт. Как скажется инициатива властей Китая на нефтяных рынках?

Бурный рост промышленности и резкое увеличение числа автомобилей ухудшают и без того непростую экологическую обстановку в крупных городах Китая. Власти выражают серьезное беспокойство в связи с загрязнением воздуха, изменениями климата и зависимостью от импорта нефти. В качестве решения Китай рассматривает полный запрет бензиновых и дизельных автомобилей. С таким заявлением выступил замминистра промышленности и информационных технологий Китая Синь Гуобинь.

Китай, имеющий вторую по величине экономику в мире, присоединился к ряду других стран, которые стремятся поэтапно отказаться от автомобилей на бензине и дизельном топливе. Франция, Великобритания, Испания и Германия рассматривают 2030-2040 годы как период установления запрета на продажу новых автомобилей с ДВС. Индия также рассматривает введение подобного запрета с 2030 года.

Китайские и зарубежные автомобильные компания смогут производить для эксплуатации в Китае только электромобили и машины с гибридными установками. В них знакомые большинству двигатели внутреннего сгорания соединяются с электродвигателем и батареей. Отказ от традиционных двигателей будет происходить постепенно. Предполагаемая дата начала действия запрета пока не называется. Известно только, что Китай планирует начать с введения обязательных квот на электромобили.

Производство таких автомобилей власти Китая поддерживают субсидиями и облегчают процедуру регистрации транспорта для покупателей таких авто. По данным EV-Volumes.com в 2016 году в Китае продали 265 000 новых электромобилей — это больше, чем в странах Евросоюза и США в совокупности. Для сравнения в 2016 году во всей Европе было продано 110 000 таких авто.

Доля продаж новых электрических и гибридных моделей в Китае к концу 2018 года может составить уже 8%, к 2020 году она достигнет 12%, а в 2025 году — 20%. Таким образом, через 8 лет каждый новый легковой автомобиль в Китае будет экологически чистым.

По прогнозам аналитиков Bloomberg, к 2025 году электромобили будут стоить столько же, сколько машины с бензиновыми и дизельными двигателями. К 2038 году в мире будет производиться больше электромобилей, чем машин, работающих исключительно на бензине или дизеле.

По данным ОПЕК, сейчас 57% мирового спроса на нефть обеспечивает транспорт. Как скажется инициатива Китая на нефтяных рынках и ценах? По мнению Александра Ершова, главного редактора по товарным рынкам Thomson Reuters, ставка на электромобили — безусловный тренд: «Вольво объявил о переходе на электротягу. В Европе, в США бум гибридов и электромобилей. Но нефтяной рынок — это рынок больших объемов. Для реального влияния на глобальные цены нужно заметное сокращение потребления. Когда это произойдет — вопрос а) технической реализации и самих машин, и инфраструктуры, б) потребления и производства электроэнергии — она тоже не из воздуха берется, и далеко не везде есть ее избыток», — объясняет Forbes Ершов. Таким образом, в среднесрочной перспективе влияние будет и будет возрастать, но на текущую конъюнктуру нефтяных цен оно скажется минимально.

Как сообщила Forbes Татьяна Митрова, директор Энергетического центра бизнес-школы Сколково, необходимо разделять реальные и пиар-последствия. Само по себе заявление китайского руководства не говорит о запрете продажи с определенного момента, еще неизвестно, когда вступит в силу полный запрет ДВС.

«Особой революции с технической точки зрения это не представляет — и так Китай интенсивно идет по пути развития EV и гибридов, доля именно двигателей внутреннего сгорания в любом случае должна была становиться все меньше и как раз к 2030-2040 году среди новых авто стать совсем незначительной, — полагает Митрова. — С точки зрения потребления нефтепродуктов это все равно не означало бы завершения века нефти: гибридам она так же нужна. Другое дело, что такое громкое заявление от крупнейшего импортера нефти сейчас, на фоне попыток ОПЕК и России стабилизировать и приподнять цены на нефть, выглядит как четкий месседж: «Ребята, продавайте сейчас подешевле, пока ваш товар востребован, потом может быть поздно». Такое заявление может оказать серьезное психологическое давление на коалицию производителей, предполагает Митрова: «Вполне вероятно, что у некоторых ее участников нервы не выдержат. На фоне этого заявления очень непросто будет продлить соглашение об ограничении добычи».

Поставки нефти в Китай

Так, «Роснефть» уже пересмотрела план поставок нефти в Китай: компания намерена поставить в страну рекордные 40 млн т нефти в 2017 году, заявил глава компании Игорь Сечин. В начале года сообщалось о 31 млн т. Российская нефтяная компания планирует активно развивать сотрудничество с китайскими партнерами еще и на фоне того, что китайская CEFC («Хуасинь») в ближайшее время станет владельцем почти 14,2% акций «Роснефти», выкупив у консорциума QIA и Glencore пакет «Роснефти», приобретенный на заемные средства. Как пояснил представитель китайской энергетической компании, что CEFC заплатит за покупку 14,16% акций «Роснефти» $9,1 млрд. В свою очередь главный исполнительный директор «Роснефти« Игорь Сечин добавил, что китайская CEFC примет участие как миноритарный акционер в добычных проектах «Роснефти» в Восточной Сибири и нефтехимических проектах.

«Но это не значит, что мы прекратим сотрудничать с нашими традиционными партнерами. Будем поддерживать самые тесные отношения с нашими традиционными партнерами, такими как CNPC, Sinopec, Beijing Gas, ChemChina и другими компаниями, с которыми мы уже давно работаем», — пояснил Сечин.

Китай. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Экология. Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 сентября 2017 > № 2306225


Россия. Арктика. СЗФО. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 12 сентября 2017 > № 2305112

Еще не открытые месторождения обеспечат до 60% добычи нефти и газа в РФ к 2035 году.

Одним из наиболее перспективных направлений является разработка шельфа Баренцева и Карского морей.

До 60% добычи нефти и газа в 2035 году переместится с действующих нефтегазовых провинций на месторождения, которые сейчас еще не обозначены на карте, считают эксперты.

Их прогноз озвучил в Санкт-Петербурге заместитель гендиректора «Газпром нефти» Андрей Патрушев на Международной конференции и выставке по освоению ресурсов нефти и газа российской Арктики и континентального шельфа. «Примечательно, что, по оценкам некоторых экспертов, в 2035 году около до 60% планируемой добычи нефти и газа будет осуществляться на месторождениях, которых еще нет на карте», – сказал он.

По словам Патрушева, компенсировать в России падение добычи в традиционных углеводородных провинциях и обеспечить перспективные потребности может арктический шельф. Одним из наиболее перспективных направлений он назвал разработку шельфа Баренцева и Карского морей.

Россия. Арктика. СЗФО. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 12 сентября 2017 > № 2305112


Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин

Извивы приватизации: как китайцы получили часть «Роснефти»

Михаил Крутихин

Эта сделка закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции. Детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов

Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин объявил, что совладельцем его компании стала крупная частная китайская компания CEFC, которая приобрела 14,2% акций. По оценке Reuters, покупка обошлась китайцам в $9,1 млрд.

Эта сделка, по существу, закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции.

Напомним, как президент России напутствовал Сечина накануне продажи акций, которая оставила под контролем государства чуть больше 50% компании. Выступая 1 февраля прошлого года в Кремле, он сказал: «Все приватизационные сделки должны строго соответствовать нормам и требованиям закона, само собой разумеется. Необходимо обеспечить и максимальную прозрачность этих сделок как для их участников, так и для общественности».

Вот чего в сделке не было, так это прозрачности. Наблюдатели были вынуждены делать выводы о каждой из проведенных чиновниками операций на основании скудных пресс-релизов, а чаще всего просто применяя элементарную логику и здравый смысл с учетом характерных особенностей поведения нынешней российской элиты в хозяйственных делах.

Первая неясность возникла с источником средств, которые якобы поступили в российский бюджет от покупателей 19,5% «Роснефти». Дело в том, что 7 декабря 2016 года, как раз накануне продажи акций, «Роснефть» неожиданно и спешно выпустила облигации на 625 млрд рублей и за полчаса разместила их среди неназванных собственных «дочек». Сделано это было без объявления деталей и даже без обязательного и гласного созыва совета директоров «Роснефти». Чтобы расплатиться, эти дочерние компании заложили облигации в Центробанке, который фактически провел дополнительную эмиссию денег.

Официально было объявлено, что средства пойдут на рефинансирование долга и финансирование зарубежных проектов «Роснефти», однако самой реалистичной гипотезой, за которую сразу ухватились наблюдатели, было использование полученных в Госбанке средств для приватизационной сделки. Иными словами, некие покупатели-бенефициары должны были расплатиться за акции не своими, а государственными рублями.

Подозрения в истинности этой гипотезы укрепились, когда на сцене появились покупатели: государственное инвестиционное ведомство Катара и нефтеторговая фирма Glencore, которая частично принадлежит тому же катарскому фонду. Первой прокололась Glencore, объявившая, что покупает акций только на 300 млн евро, а затем и катарцы были вынуждены признать, что заплатили только 2,5 млрд евро. Таким образом, этому дуэту досталась примерно четверть приватизировавшегося пакета.

За остальное должен был поступить кредит от итальянского банка Intesa. Однако позднее, уже в конце лета 2017 года, итальянские банкиры признали, что не смогли обеспечить синдицирование этого кредита: ни западные, ни восточные банки не пожелали финансировать непрозрачную сделку, где главным действующим лицом выступали находящиеся под санкциями США и ЕС «Роснефть» и ее босс Игорь Сечин.

Без синдицирования этот кредит, как логично было бы предположить с учетом участников сделки, мог поступить только от самой «Роснефти» – из средств, которые компания получила от того самого размещения облигаций, а также из «Роснефтегаза», куда поступают дивиденды самой «Роснефти».

Чтобы еще больше затуманить операцию, катарцы и Glencore быстро зарегистрировали с полдюжины компаний, в том числе в закрытых для посторонних глаз юрисдикциях, и через цепочку перекрестных схем собственности передали свою долю в «Роснефти» (5,3%) зарегистрированной в Сингапуре фирме QHG Shares Pte. Сюда же поступили и акции, за которые так и не расплатился банк Intesa.

По сути дела, они уже не принадлежали российскому государству: «Роснефть» и правительство объявили, что продажа завершена, сделка закрыта, а средства поступили в госбюджет. Получается, что реальными владельцами 14,2% акций госкомпании, возможно, стали те, кто проводил приватизационную операцию с использованием государственных средств. Они-то сейчас и продали этот размещенный в Сингапуре актив китайцам.

Если такой сценарий верен, то катарский фонд, компания Glencore и итальянский банк выступали в качестве посредников операции, обогатившей в том числе продавцов государственной собственности России.

По свидетельству банковских экспертов, итальянцы могли согласиться на роль ширмы за относительно небольшие комиссионные – от одного процента от суммы сделки. Для Glencore наградой стал пятилетний контракт на перепродажу продукции «Роснефти» (220 тысяч баррелей в сутки), что может принести посреднику до полумиллиарда долларов комиссионных за весь срок действия контракта. А катарцы потребовали, чтобы дивиденды на их долю в «Роснефти» составляли не 26% чистой прибыли компании, а 35% – что и получили. Представители QIA и Glencore были приняты президентом России, который выразил им благодарность за помощь, и получили места в совете директоров «Роснефти».

Однако детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов.

Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 9 сентября 2017 > № 2310484 Кирилл Молодцов

Интервью заместителя Министра Кирилла Молодцова журналу "5 колесо".

Кирилл Молодцов: «Не надо сразу "заливать соком", сначала нужно дать его попробовать».

Беседовал Дмитрий Панов

О планах государства развивать рынок природного газа как газомоторного топлива и о том, когда может начаться заметный рост спроса на газомоторный транспорт в стране, нам рассказал заместитель министра энергетики России.

Кирилл Валентинович, насколько важно сегодня для государства развивать рынок газомоторного топлива – природного газа?

В 2013 году Президентом России было принято решение заняться развитием рынка газомоторного топлива – это и компримированный (КПГ, CNG), и сжиженный природный газ (СПГ, LNG). Инициатива развития этого рынка в стране, по большей части, исходила от «Газпрома».

Четыре года назад в России было чуть более 200 газозаправочных комплексов, а объем потребления сухого газа, направляемого на компримирование в целях сбыта газомоторного топлива, составлял около 400 млн кубометров. Потребители были, в основном, частные, преимущественно из южных регионов. Средняя загруженность комплексов составляла примерно 8% от их средней номинальной мощности. Они представляли собой старые, не обновленные заправки, которые с точки зрения экономической эффективности интереса не представляли. В общем, сбыт компримированного газа нельзя было назвать системой.

Одно уточнение. Вы сказали, что главные вопросы исходили в основном от «Газпрома». Почему только от него?

Потому что «Газпром» – основной производитель и поставщик газа в стране. Независимые производители газа на российском рынке активно развиваются, их доля сегодня превышает 40%. Но создание системы реализации газомоторного топлива от производства до компримирования и донесения конечному потребителю – задача довольно финансовоемкая. Для независимых производителей газа, таких как «Роснефть», «Новатэк» и иных частных компаний, она не представляла экономического интереса.

Основным стимулом для «Газпрома» было, конечно, увеличение рынка сбыта газа. Первоначальные цифры, которые заявляли в «Газпроме», поражали своей грандиозностью. Если в 2013 году, как я уже сказал, потребление составляло 400 млн кубометров, то в период с 2020 по 2025 год компания ожидала увеличения до более 8 млрд кубометров. Но это были завышенные ожидания. Согласно нынешней программе развития, к 2020 году объем составит 1,26 млрд кубометров при росте количества заправочных комплексов с насчитывающихся сегодня 242 до более 740. За 2016–2017 годы «Газпром» уже открыл и планирует открыть в стране более 50 комплексов. Подтягиваются и другие компании. Только в этом году различными компаниями будет введено в эксплуатацию 45 комплексов. И это будут не только чисто газозаправочные, но и мультимодальные, создаваемые на базе АЗС, комплексы, которые реализуют традиционные бензин и дизель. Раньше комплексы размещались, условно говоря, рядом с «трубой». Теперь же от этой «трубы» можно делать ответвления и подводить газ к обычным АЗС. На них после определенной реконфигурации можно производить заправку и компримированным природным газом, и, при необходимости, сжиженным природным газом. Вот такая парадигма развития существует сейчас.

Отмечу, что государство субсидирует покупку газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб. В этом году на программу выделено 3 млрд рублей. За три года действия программы количество машин, работающих на компримированном газе, увеличилось на 5 тыс. ед. Преимущественно в сфере общественного транспорта. Это, конечно, невысокие цифры. Но мы только в начале пути.

Есть еще одно направление развития рынка газомоторного топлива. Оно относится в основном к сжиженному природному газу. Это создание для дальнобойщиков «линейных» сетей для передвижных заправочных комплексов на основных российских магистралях. Такие сети должны связывать крупные города, между которыми идет много большегрузного транспорта. Например, между Москвой и Казанью или Москвой и Санкт-Петербургом. Наработки в этом направлении уже есть. В частности, КАМАЗ выпускает машины, оснащенные такими мобильными заправочными комплексами с СПГ.

Вы сказали, что к 2020 году количество CNG-заправок превысит 700. Были ли определены приоритетные регионы для строительства таких заправок?

Увеличение газовых заправок в регионе зависит от самого региона. На данном этапе ожидается, что большая часть заправок будет появляться в южных регионах, таких как Ставрополье, Краснодарский край, Ростовская область, где, как я говорил, уже существует некоторый сложившийся спрос на КПГ. Сегодня сильно растет спрос на КПГ в Татарстане. В 2014 году в рамках подготовки к летней Универсиаде почти весь общественный автобусный транспорт Казани был переведен на компримированный газ. Программа перевода городского транспорта на газ есть во Владимирской области, Санкт-Петербурге. Сейчас Минэнерго будет активно содействовать увеличению общественного CNG-транспорта в Москве и Московской области. Хотя здесь есть значительные сложности, связанные с высокой плотностью застройки и проблемами с предприятием «Мосавтогаз». Эти задачи предстоит решать.

Действующие нормативы не позволяют строить газозаправочные комплексы вблизи городской инфраструктуры, то есть в черте города. Планируется вносить корректировки в нормативную базу?

Вы сейчас затронули очень важную для нас тему. В феврале этого года были приняты поправки в закон, по которым класс опасности автозаправочных станций, предназначенных для заправки транспортных средств природным газом, был переведен из 3 в 4, то есть понижен.

Что это означает?

Кроме снятия ряда барьеров, связанных с обслуживанием, газозаправочные комплексы теперь не должны быть бункерного типа. Это позволило создавать мультимодальные комплексы. Но статус опасного производства остался. В начале 2010-х годов обычные АЗС были выведены из класса опасности. Сейчас наши усилия, связанные с обнулением класса опасности для газозаправочных станций, нашли поддержку у законодателей только на уровне снижения класса, а не полного его обнуления.

Поэтому в Москве с ее высокой плотностью застройки все газозаправочные комплексы – их девять – находятся на МКАД. Возможно, вы знаете, что четыре из них – это недействующие комплексы «СГ-Транс». Сейчас эти комплексы являются собственностью федерального государственного унитарного предприятия «Мосавтогаз», которое, как мы ожидаем, в ближайшее время перейдет под оперативный контроль Министерства энергетики РФ. И мы надеемся, что это позволит нам восстановить функционирование сети этих комплексов, создать условия для ее последующей приватизации и эксплуатации в рамках экономически обоснованной модели.

Если бы газовые заправки имели доступность такую же, как у обычных АЗС, то огромное количество различных машин, которым обладает московский регион, наверняка создало бы хорошие условия для развития рынка газомоторного топлива. Но выходит, действующие регулятивные меры это сделать не позволяют?

Мы надеемся, что к 2020 году в Москве и Московской области сформируется сеть АГНКС, насчитывающая порядка 50 объектов.

Так городскому жителю для заправки метаном придется ехать на МКАД или в область?

Москва – это, условно говоря, круг с радиусом 20 км и окружностью длиной 120 км. Если в треугольнике со сторонами длиной 20 км, в котором вы живете или работаете, на первом этапе развития будут располагаться 2–3 заправки, то это будет вполне приемлемо.

Какое увеличение рынка легковых автомобилей, использующих природный газ, прогнозируется?

Сегодня в России порядка 150 тысяч единиц техники, использующей природный газ. Из них около 80 тысяч – это легковые автомобили. В соответствии с Госпрограммой Минтранса России, к 2020 году ожидается рост числа таких автомобилей до 250 тыс., в том числе легковых до 130 тыс.

Темпы развития, заложенные в программу, довольно низкие. При существующей слабой базе газомоторный рынок будет фактически топтаться на месте. Хотя хорошее развитие этого рынка положительно отразилось бы и на кошельках многих граждан, что является несомненным плюсом, и на экологии, что тоже хорошо. Может быть, государство просто не заинтересовано в увеличении доли газомоторного топлива за счет сокращения объемов потребления более доходных для бюджета бензина и дизеля?

Для того чтобы заместить потребление всего автомобильного топлива в стране за год, нужно порядка 140 млрд кубометров газа, который будет компримирован. А у нас сегодня только одних свободных мощностей больше 160 млрд кубометров. При таких возможностях мы могли бы закрыть все нефтеперерабатывающие заводы, поставляющие бензин и солярку (смеется). Газа много. В России это профицитный товар. Поэтому его крупнейший производитель – «Газпром» – и начал осваивать этот рынок. Это перспективное направление, и государство поддерживает развитие газомоторного топлива, не забывая и об интересах нефтяников. Как я уже сказал, сегодня нашим приоритетом является создание мультимодальных комплексов. Для этого хорошо подходят АЗС «Роснефти», «Газпром нефти» и «Газпрома». Конечно, создание таких комплексов должно быть выгодно компаниям и зависит от спроса на газомоторное топливо со стороны потребителей.

А спрос низкий. Получается замкнутый круг: заправкам нужен потребитель, а потребителю заправки. И тех и других мало, поэтому развития фактически нет. Возможно, нужно расширить меры поддержки, например субсидировать создание газозаправочных станций?

Думаю, действующих мер достаточно для начала нормального развития. Мы не считаем, что нужно субсидировать создание газозаправочных станций.

Возможно, на начальном этапе это необходимо, чтобы дать некий импульс развитию? В «Газпром нефти» говорят: чтобы газозаправочный комплекс был окупаемым, количество заправляемых машин в день должно вырасти с нынешних 40 в 10 раз, а при существующем уровне спроса этот бизнес невыгодный.

Но ведь газозаправочные комплексы строятся. Вот смотрите: «Газпром» строит, «Роснефть» строит. А потом возникает вопрос: из чего субсидировать? Мы работаем над созданием нового рынка, который профицитен. Он, прежде всего, для тех игроков, которые нацелены создавать для себя новый рынок сбыта и готовы делать долгосрочные инвестиции. Раньше никто не смотрел на период возврата инвестиций, превышающий три года. А теперь многие готовы говорить о семи годах.

Наверное, можно было бы землю под строительство комплексов давать по льготной цене. Но тогда возникнет вопрос: почему на конкурентном рынке должны быть такого рода преимущества?

Уверяю вас, как только компании увидят хороший рост потребителей газомоторного топлива, их интерес к созданию комплексов заметно вырастет. Но выиграет на этом рынке тот, кто придет на него первый. Импульс в данном случае должен возникнуть в голове предпринимателя.

Исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что пока этот бизнес невыгодный, но в перспективе станет прибыльным.

Нельзя говорить, что он невыгодный и сегодня. Задача увеличения прибыли из учебника политэкономии – это снижение затрат и рост оборачиваемости капитала. Вопрос рентабельности для ГМТ можно решить на начальном этапе технологическим путем: вместо строительства комплекса начать использовать ПАГЗы (передвижные автомобильные газозаправщики).

Какой объем инвестиций это требует?

Мультитопливная заправка в зависимости от региона может стоить от 80 до 200 млн рублей, то есть достаточно дорого. Дооборудование действующей АЗС системой ПАГЗ обойдется от 6 до 20 млн. Причем система за 20 млн. рублей – это уже почти как стационар размером с 20-футовый контейнер. «Роснефть» начинала в 2013 году в Сочи оснащать свои заправки системой ПАГЗ стоимостью примерно 6 млн. рублей.

Кроме того, на данном этапе развития этот бизнес нужно создавать с привязкой к крупным потребителям – это корпоративные парки, автопарки общественного транспорта. В Москве, например, 11-й автопарк объявляет тендер на поставщика компримированного газа для своих 150 автобусов. Возможно, количество автобусов там будет порядка 300.

Надо также понимать, что спрос на газомоторное топливо зависит от локации. Например, где-нибудь на кольцевой дороге возле федеральной магистрали возведение комплекса будет выгодно, а в районе Рублевского шоссе – невыгодно, потому что, возможно, там не будет такого количества газомоторных машин. Опять же, кто придет на этот рынок первый, тот имеет возможность занять лучшие места.

Государство может создать такие условия, что и на Рублевке будет много газомоторных машин. Еще не так давно клиенты премиум-класса в России и к дизелю относились предвзято. Кстати, в этом году глава Audi Руперт Штадлер заявил, что он большой фанат CNG-топлива, и что эта технология имеет значительные преимущества.

Мне недавно показывали фотографии нового Mercedes E-класса с двигателем CNG…

Это технологическая тенденция.

Да. Использование метана в качестве топлива очень выгодное. Летом у нас в течение месяца на тесте находилась Lada Vesta CNG. Ее среднее потребление бензина и метана одинаковое – порядка 7 литров на 100 км. Но CNG стоит (в Москве, прим. редакции) 16.50, а 92-й бензин в районе 37 рублей. Я, правда, не могу сказать, как компримированный газ сказывается на тяге двигателя, поскольку мы ездим небыстро, в условиях загруженных московских дорог. Но для таких условий эта технология вполне подходит.

Ford Sollers в России выпускает экспериментальные партии модели Focus, работающей на компримированном газе. Это технология их европейских коллег. В компании говорят, что в режиме потребления газа рабочие характеристики остаются такими же, как и в режиме работы на бензине. Причем во всех климатических зонах страны.

Это интересно, надо срочно связаться с Ford Sollers.

Европейцам не предлагали развивать экспорт CNG?

Предлагали. Еще два года назад я говорил, что Россия может обеспечить поставки трубопроводного газа в Европу, по объему превышающие в два раза их текущее потребление. На тот момент мы поставляли им порядка 150 млрд кубометров. Но, как вы знаете, там сегодня политика периодически перекрывает здравый смысл. При том, что во всей Европе идет значительное снижение добычи собственного газа и растет потребление.

Вы упоминали программу субсидирования закупки газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб, на которую в этом году выделено более 3 млрд рублей. Но непонятно, стимулирует ли она на самом деле рост рынка газомоторных машин, поскольку объема выделенных средств недостаточно даже для существующего количества ежегодных закупок газомоторного транспорта.

Вы хотите сказать, что объем субсидий должен превышать спрос на газомоторный транспорт, то есть соответствовать планам его продаж? Но дело в том, что у нас нет таких планов. Мы ориентируемся на сбыт топлива. В первую очередь, нужно, чтобы газомоторных комплексов становилось больше. С увеличением их количества будет расти и рынок газомоторных машин. Чтобы вы лучше поняли, о чем я говорю, приведу один пример. В детстве мне дали попробовать сок манго. И он мне сильно не понравился тогда. А сейчас я люблю сок манго. Так вот задача первого этапа программы, действующего до 2020 года, – дать потребителю возможность попробовать. Это означает, что не надо сразу «заливать соком», сначала нужно дать его попробовать.

Вот, кстати, вопрос вам: вы верите, что Москву можно перевести на электробусы?

Наверное, это возможно. Но при наличии в городе газомоторных комплексов использование автобусами метана было бы целесообразнее.

Я тоже так думаю. Метановые заправки должны находиться на территории автопарков. Это решаемая задача. Проблема в том, что Москва не торопится развивать газомоторный транспорт, как будто чего-то ждет.

Для развития газомоторного рынка необходимо, чтобы появлялось больше легковых CNG-автомобилей, выпущенных на заводе, с гарантией и официальным сервисным обслуживанием. Пока такой автомобиль есть только у АвтоВАЗа. Автопроизводителям нужен спрос. Вот, например, в Ford Sollers говорят: чтобы Focus CNG имел конкурентоспособную цену на рынке, объемы его производства должны быть не ниже 30 тыс. ед. в год.

Вы же наверняка знаете, что в этом году программа стимулирования закупок газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб была распространена на производителей легковых машин. Сегодня газовое оборудование на автомобиле Lada Vesta CNG составляет 120-130 тыс. рублей. Потребитель, приобретая эту модель, доплачивает всего 30 тыс. Остальную часть за него фактически платит государство. Эти переплаченные 30 тыс. владелец вернет уже за первый год эксплуатации.

Да. Но все же думаю, что для популяризации газомоторного топлива надо стимулировать непосредственно частных потребителей, покупателей легковых машин сегмента массмаркета. А корпоративная, автопарковая техника будет заправляться на закрытых территориях автопарков, что не привлечет большое внимание массового потребителя к газомоторному топливу.

Общественный транспорт – это коммерческий транспорт, который важнее. Он сможет внести больший вклад в оздоровление экологии и повысить экономию бюджетных средств. Частный же собственник имеет выбор и может позволить себе ездить на бензине или дизеле.

Результаты программы развития газомоторного рынка, которые я называл, реальные и будут достигнуты. А дальше уже будет поставлен вопрос, какое в стране количество потенциальных потребителей легковых автомобилей, использующих газомоторное топливо, и что нужно для их вовлечения в проект ГМТ.

Когда у локальных автопроизводителей может проявиться значительный интерес к выпуску CNG-моделей?

2020 год должен стать переломным и в сознании потребителя, и в сознании производителей. Следующий этап развития, после 2020 года, если говорить о Москве, будет связан, скорее всего, с появлением частных комплексов и ПАГЗов.

Как вы считаете, Москва согласится сделать бесплатные парковки для газомоторных машин?

Отличная идея.

А почему тогда сделали бесплатные парковки для электрокаров, но не сделали для газомоторных машин? Кстати, на выработку электричества для электрокаров нужно тратить уголь, мазут или тот же газ.

Поэтому я согласен, что некоторые стимулы рынку частного легкового газомоторного транспорта нужны. Сергей Семенович (Собянин, прим. редакции) говорит, что нам нужно бороться за экологию Москвы, а у CNG-транспорта, по сравнению с бензиновыми автомобилями, объем вредных выбросов в 6–9 раз меньше. Поэтому будем инициировать создание бесплатных парковок для газомоторного транспорта.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 9 сентября 2017 > № 2310484 Кирилл Молодцов


Россия > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301836

Президент РФ Владимир Путин заинтересовался проектом подключения нефтяных скважин к интернету и поручил обсудить этот вопрос со всеми ответственными сторонами.

Во время посещения компании "ЭР-Телеком холдинг" и осмотра экспозиции предприятий Пермского информационно-технологического кластера Путину рассказали, что только 3% скважин в стране подключены к интернету, притом что добыча на подключенной к всемирной сети скважине возрастает на 3-5%, поскольку удаляется человеческий фактор.

"Нужно с министром обсудить, с Новаком (министр энергетики Александр Новак — ред.)", — сказал российский лидер.

Представитель компании сообщил президенту, что эта тема обсуждалась, в том числе, с главой "Роснефти" Игорем Сечиным – "по старой памяти".

Россия > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301836


Финляндия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Экология > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301774

"Роснефть" и финская Lamor Corporation Ab договорились создать совместное предприятие по производству техники и оборудования для ликвидации аварийных разливов нефти на базе АО "82 Судоремонтный завод" (АО "82 СРЗ", предприятие "Роснефти") в Мурманске, сообщила российская компания.

Отмечается, что к 2025 году в рамках СП планируется достижение уровня локализации производства оборудования не менее 70%.

"Достигнутые договоренности позволят "Роснефти" обеспечить техническое проектирование и изготовление на территории Российской Федерации инновационной продукции для обеспечения безопасности при реализации проектов компании. Кроме того, совместная работа с Lamor – экспертом в области производства оборудования для ликвидации аварийных разливов нефти — позволит внедрить передовые методы обучения российских специалистов в области применения и обслуживания данной техники", — говорится в сообщении.

Финская компания Lamor работает в 94 странах и занимает до 40% глобального рынка оборудования для ликвидации аварийных разливов нефти, а также обладает опытом локализации производства своей продукции, в том числе США, Китае, Испании. Компания занимается разработкой и внедрением технологий по реагированию на нефтяные разливы как в море, в том числе в арктической зоне, так и на береговой линии.

Финляндия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Экология > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301774


Россия. ДФО. СФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gudok.ru, 8 сентября 2017 > № 2301685

Угледобывающие холдинги планируют увеличить погрузку в дальневосточные порты

Крупнейшие грузоотправители синхронизируют рост добычи и инвестиции в портовые терминалы с модернизацией железнодорожной инфраструктуры на Восточном полигоне

Координация усилий ОАО «РЖД» и угледобывающих компаний страны с учетом прогнозируемого роста экспорта российского угля стала главной темой сессии «Уголь и логистика: экспортный потенциал», состоявшейся на площадке Восточного экономического форума.

Участники сессии, среди которых был директор ОАО «РЖД» по коммерческой деятельности – генеральный директор ЦФТО Алексей Шило, а также представители крупных грузоотправителей, отметили, что высокий спрос на уголь в странах Азиатско-Тихоокеанского региона является драйвером роста для угледобывающих компаний. При этом 44% участников рынка планируют нарастить объемы производства твердого топлива, а 69% намерены увеличить объемы поставок в Китай.

За последние несколько лет произошло перераспределение потоков угольных перевозок. Если в 2009 году на дальневосточное направление приходилось 46% совокупных транспортировок угольной продукции, то в 2016-м эта доля выросла до 60%.

В то же время, как отмечают участники рынка, рост поставок напрямую зависит от развития железнодорожной инфраструктуры. Как подчеркнул генеральный директор АО ХК «СДС-Уголь», входящего в холдинг «Сибирский Деловой Союз», Геннадий Алексеев, для всех конкурентов в угольной промышленности главным ограничением является инфраструктура. «Когда промышленность начинает рассматривать инвестпроект, встает главный вопрос: как доставлять продукт от места производства до потребителя? Этот фактор неопределенности – смогут ли железнодорожные операторы взять дополнительный груз – сдерживает развитие инвестпроектов. Могу смело заявить, что ОАО «РЖД» является главным достоянием России. Железную дорогу нельзя впихнуть в рыночные отношения, так как она сама является основой экономики как для страны, так и для бизнеса в частности», – отметил Геннадий Алексеев.

В настоящее время холдинг «СДС-Уголь», объем добычи которого составляет около 30 млн тонн в год, рассматривает возможность постройки собственного порта на Дальнем Востоке. Транспортировка угля к портовым терминалам по железной дороге должна быть просчитана с учетом увеличения пропускной способности Восточного полигона.

Другой крупный грузоотправитель - СУЭК - также инвестирует в портовые мощности и возводит терминал в бухте Мучка близ порта Ванино. По прогнозам заместителя гендиректора – директора по логистике АО «СУЭК» Дениса Илатовского, в 2017 году терминал перевалит 21 млн тонн угля. На это дает надежду рекордный показатель перевалки, достигнутый в марте этого года – 2 млн тонн. Перспективные прогнозы компании предусматривают перевалку до 30 млн тонн ежегодно. Мощности порта могут обеспечить такой объем: суточная обработка вагонов может достигать 1400 единиц, накопительная возможность – 1600 вагонов.

УК «Колмар» также построит отгрузочный терминал близ Ванино (оператор – «Ванино–Трансуголь») для перевалки коксующих углей премиального класса. Первую очередь комплекса, рассчитанного на ежегодную перевалку 12 млн тонн, планируется ввести через два года. К 2023 году предполагается фактически удвоить мощности порта.

Компания «Колмар» ведет добычу на юге Якутии. «Нас пугали, что из Южной Якутии мы не сможем вывезти продукцию при отсутствии инфраструктуры. Но мы рискнули. Время показало, что не ошиблись: уголь вывозится, железная дорога берет объемы, государство поддерживает», – отметил генеральный директор ООО «Управляющая компания «Колмар» Сергей Цивилев.

В настоящее время компания завершает строительство второй обогатительной фабрики на комплексе «Инаглинский», которая начнет работу в марте 2018 года. Мощность предприятия – 6 млн тонн в год. «Колмар» построит еще одну обогатительную фабрику, способную выпускать 12 млн тонн концентрата ежегодно и три шахты. Компания за счет открытия новых производств планирует увеличить ежегодный выпуск коксующегося угля до 20 млн тонн.

Долгосрочные инвестиции угольных компаний основаны на четкой и своевременной реализации программы ОАО «Российские железные дороги» по модернизации БАМа и Траннсиба. Как отметил в рамках дискуссии «Уголь и логистика: экспортный потенциал» директор ОАО «РЖД» по коммерческой деятельности – генеральный директор ЦФТО Алексей Шило, объемы перевозок, которые планировалось достичь к 2020 году, будут достигнуты уже в 2019 году. Поэтому холдинг ставит задачу строителям максимально ускорить завершение первого этапа модернизации инфраструктуры Восточного полигона.

По словам Дениса Илатовского, пропускная способность подходов к Ванинскому транспортному узлу с учетом развития действующих и появления новых терминалов должна составлять порядка 80 млн тонн. Но по итогам первого этапа программы Восточного полигона она будет почти вдвое ниже. Поэтому угледобывающая промышленность обратилась с предложением утвердить дальнейшую модернизацию Восточного полигона с обязательной электрификацией участка Комсомольск – Ванино и строительством вторых путей на однопутных участках.

Предложение ускорить работы по увеличению пропускной способности железной дороги на Дальнем Востоке поддержал и генеральный директор ООО «Управляющая компания «Колмар» Сергей Цивилев.

Алексей Шило подтвердил намерения ОАО «РЖД» как можно раньше перейти ко второму этапу модернизации БАМа и Транссиба. По его словам, в настоящее время активно прорабатываются различные варианты. Среди основных мероприятий – электрификация участка Комсомольск – Советская Гавань, которая позволит обеспечить необходимую пропускную способность на данном направлении. Планируется, что программа второго этапа развития Восточного полигона будет готова в первом полугодии 2018 года.

Ирина Таранец

Россия. ДФО. СФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gudok.ru, 8 сентября 2017 > № 2301685


Казахстан > Нефть, газ, уголь. Химпром > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301642 Олег Егоров

Есть ли будущее у малой нефтепереработки?

В республике зарегистрировано более 30 мини-НПЗ

В настоящее время в Казахстане зарегистрировано более 30 мини-НПЗ, из них работают десятка полтора. Не выдерживают конкуренции? «Да, не выдерживают. Сейчас производство и реализация продукции нефтепереработки контролируются более жестко, чем раньше. Мини-НПЗ, конечно, сложно в таких условиях, если только не действуют „внутренние договоренности“ — по дружбе, по экономическим соображениям», — Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, говорит о проблемах малой нефтепереработки в Казахстане. Для делового еженедельника «Капитал.kz» эксперт ответил на вопрос: нужны ли Казахстану мини-заводы по производству топлива.

— Олег Иванович, вопрос необходимости развития малой нефтепереработки в Казахстане весьма актуален…

— Возникновение темы мини-НПЗ относится примерно к тем годам, когда очень интенсивно стали разрабатывать западносибирские месторождения — в конце 1960−70 годов. Местное население, кстати, не воспринимало эту идею положительно. Считали, что мини-заводы по производству топлив и заводы, на которых предполагалось утилизировать попутный газ и производить из него полимерную продукцию, нарушат экологическое состояние региона. И что достаточно просто добывать нефть. Потихоньку местное население убедили, и в том регионе появились гиганты нефтехимии, которые работают и по сей день. Например, Оренбургский газоперерабатывающий завод. У него годовая мощность переработки газа должна была быть примерно 40 млрд куб. м, туда и небольшой объем нашего газа идет. Завод работает нормально уже десятилетия, никаких аварий не было.

— Почему тогда возникла потребность в мини-НПЗ?

— Там были проблемы с локальным обеспечением топливом, поэтому и стали говорить о том, что необходимо построить определенное количество небольших заводов. Наряду с этим обсуждался вопрос использования газа, который там долгое время сжигался на факеле. И потом некоторые исследовательские институты получили, как я понимаю, государственный заказ, разработали схему НПЗ. На таких заводах стали производить в основном топливо и мазут. Когда-то я просчитывал стоимость завода у нас и в Сибири, получалось, что он обходится недорого, но качество продукции вызывает сомнения.

— Почему?

— Раньше было как? Производили бензин, дизтопливо, отправляли на АЗС, пожалуйста — пользуйтесь. Сейчас ситуация совсем другая. Существуют международные стандарты, мы уже приближаемся к Евро-5, должна быть четкая зависимость качества топлива от определенных количественных характеристик присутствия сернистых соединений. С этим всегда приходилось бороться — ставить установки для обессеривания. Но все дополнительное оборудование обходится дорого, и поэтому на мини-НПЗ таких установок практически нет.

В Казахстане есть малые НПЗ, впечатление такое, что все в порядке, но я думаю, что с качеством получаемого продукта все не так гладко. Были примеры в Южном Казахстане, когда население, живущее вблизи мини-завода, начинало возмущаться из-за сильнейшей загрязненности территории. Это не совсем экологически чистое производство и на нем практически невозможно достигнуть европейских стандартов по бензину и дизельному топливу.

— Может быть, малые НПЗ могут продавать свою продукцию на крупные заводы, где ее будут дорабатывать до необходимого качества?

— Это невыгодно. Все стараются построить завод за небольшие деньги и от своей продукции иметь надежную ежегодную прибыль.

В некоторых случаях могут идти другим путем. Есть присадки, например тетраэтилсвинец, добавляя которые в топливо можно повысить октановое число бензина. Но эта присадка содержит свинец — очень агрессивный химический элемент.

— На каком сырье могут работать мини-заводы?

— Если есть возможность получать местное, то на местном. Но, видите, сырье с Карачаганака и Тенгиза, например, содержит различные сернистые соединения, которые необходимо убирать. Когда по соглашению мы поставили первую партию тенгизской нефти — примерно 70 тыс. тонн — в Иран, через некоторое время с той стороны пришла просьба очищать ее от меркаптанов, потому что превышение меркаптанов в нефти оказалось в десятки раз больше, чем допускается в сырье для переработки. Тогда сразу же в России купили установку для демеркаптанизации и стали очищать.

Сырье Мангышлака содержит парафины, их тоже необходимо удалять. Парафины резко ухудшают качество топлив и той продукции, которая получается попутно. Кумкольские месторождения — там тоже есть сера и парафины.

У нас вот такая нефть. Всегда надо иметь определенный участок на заводе, который будет очищать от парафинов и сернистых соединений. А установки увеличивают стоимость продукта в несколько раз.

Заводы должны сознательно выбрать поставщиков сырья, зная особенности казахстанских нефтей из разных регионов, то, что они все имеют разный физико-химический состав. Нужно подбирать под свою технологию ту нефть, при переработке которой можно обойтись меньшими затратами.

— Олег Иванович, а вообще, на ваш взгляд, есть ли будущее у малой нефтепереработки в Казахстане?

— Я его не вижу. Думаю, нам нужен нефтеперерабатывающий четвертый завод — современный. Только модернизации действующих НПЗ недостаточно.

На Атырауском НПЗ японцы лет 10 назад проводили модернизацию. На это были потрачены существенные суммы, но бензина 4-го и 5-го поколения мы не получили, расчет был только на Евро-2. На завод пришли китайцы — опять модернизация. Теперь другая — оказывается, нам надо ароматику «выбирать». Но проблема в том, что вся ароматика пойдет в Китай, оттуда к нам придет новая продукция широкого ассортимента, задавит наш рынок. Нам незачем будет развивать нефтехимию.

Между тем, мы могли бы сами развивать нефтехимию. Может быть, все-таки начнут серьезно относиться к созданию интегрированного газохимического комплекса на Карабатане. На этой площадке можно поставить и нефтеперерабатывающий завод, и газохимический комплекс, это связанные между собой производства. Рядом кашаганская нефть — вот сырье для нефтепереработки. Если завод технологически настроить на эту нефть, можно вообще убирать все вредные вещества, которые мешают получению качественного продукта, и работать десятилетия — пока будет эксплуатироваться месторождение.

Казахстан > Нефть, газ, уголь. Химпром > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301642 Олег Егоров


Казахстан. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2301583

Казахстан поддерживает идею устойчивого развития мировой энергетики и, развивая альтернативные виды энергии, не намерен отстраняться от совершенствования углеводородной ее составляющей, заявил в пятницу глава казахстанского правительства Бакытжан Сагинтаев.

Выступая на пленарном заседании XI Евразийского форума KAZENERGY, премьер-министр Казахстана заявил, что в настоящее время разворачивается уникальный процесс новой модели глобального энергетического рынка, связанный с появлением и распространением альтернативных источников энергии.

"Мы поддерживаем идею и важность устойчивого энергетического развития на основе баланса между экономическим развитием и сохранением экосистемы планеты, однако здесь ключевой вопрос — как будут меняться энергетические стратегии стран в части использования всего спектра источников энергии, прежде всего, в сфере альтернативных и возобновляемых источников", — сказал Сагинтаев.

Ветер и уголь должны дополнять друг друга

Глава Кабмина отметил, что переход к новой модели мировой энергосистемы не происходит линейно и равномерно по всему миру, а потому невозможно в одночасье отказаться от традиционных энергоресурсов. При этом Астана, по его словам, считает важным обеспечить стабильность на рынках энергоресурсов вне зависимости от того, сделает ли мировой рынок выбор в пользу альтернативной энергетики или останется на прежних позициях, когда в большинстве стран основой производства энергии являются углеводороды — нефть, газ и уголь.

"Мы вносим свой вклад в гармонизацию мирового энергорынка, однако для нас важна не только добыча энергоресурсов: мы хотим сделать углеродную энергетику чистой, эффективной и экологически ответственной, поэтому мы внедряем высокие технологии в нефтегазовую сферу, боремся с изменением климата", — заявил премьер-министр Казахстана.

Он отнес к новым мировым вызовам в энергетической сфере необходимость построения качественно новой высокотехнологичной инфраструктуры и развитие интеллектуальной и киберфизической энергетики. Также, по его мнению, открытыми остаются вопросы сохранения энергодефицита в некоторых регионах мира и безопасности при использовании новых видов энергетики, основанных на использовании водорода, ядерного синтеза, биотоплива.

По мнению Сагинтаева, представленные на Международной специализированной выставке ЭКСПО-2017 ее участниками новые технологии и стратегии способны "уже сегодня" сформировать новые энергорынки и послужат трансформации мировой индустрии.

"Уверен, наследие ЭКСПO-2017 придаст импульс развитию мировой энергосистеме и формированию новых моделей устойчивого развития глобальной энергетики", — заключил казахстанский премьер-министр.

ВИЭ — вне политики

В свою очередь, вице-премьер России Аркадий Дворкович напомнил, что Казахстан и Россия являются участниками соглашения ОПЕК+ по снижению нефтедобычи, которое позволило стабилизировать цены на нефть в последние месяцы.

"Мы считаем, что это было успехом: рынки пришли в более стабильное состояние, инвестиционный климат стал более предсказуемым, инвестиции вновь возросли", — констатировал Дворкович.

По его мнению, несмотря на развитие нетрадиционной энергетики, стабильность инвестиций в нефтегазовый сектор на ближайшие десятилетия остается одним из приоритетов энергетического развития мира. При этом российский вице-премьер подчеркнул, что мировая энергетика "не может и не должна быть заложником сиюминутной геополитики", имея в виду антироссийские санкции, коснувшиеся, в числе прочего, и российского нефтяного сектора.

По его мнению, санкционные решения ведут к появлению неопределенности в долгосрочных инвестициях, могут вести к тяжелым последствиям на десятилетия вперед.

"Если мы останемся без необходимой инфраструктуры, если мы останемся без необходимых темпов разработки нефтегазовых месторождений, все это может иметь очень тяжелые последствия", — заявил Дворкович.

По его мнению, развитие возобновляемых источников энергии — "безусловный приоритет", но их рыночная роль станет сопоставима с источниками традиционной энергии только тогда, когда их себестоимость снизится до уровня традиционного энергетического производства, на что уйдет "определенное время". В этой связи российский вице-премьер подчеркнул, что никто не должен навязывать потребителям энергии более высокие затраты просто в угоду каким-то политическим интересам.

Казахстан. Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2301583


Россия > Нефть, газ, уголь. Химпром. Экология > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300932

Уроки химии: «Сибур» ждет конкуренция со стороны нефтяников

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

Когда «Сибур» только начинал развивать нефтехимическое производство, нефтяные компании просто сжигали попутный нефтяной газ в факелах. Сейчас «Сибур» стоит $13,8 млрд, и сырьевые компании усвоили урок. Теперь они тоже делают ставку на нефтегазохимический сегмент

Реализация большого количества нефтехимических проектов не сможет покрыть спад спроса на нефть в традиционных областях, заявил руководитель «Сибура» Дмитрий Конов F 193 на сессии, посвященной «умной» энергетике, в рамках ВЭФ-2017. А увлечение российских компаний этой отраслью приведет к существенному избытку предложения в нефтехимической отрасли: «Многие проекты, которые входят или планируют войти в этапы реализации, [реализуются] потому что нефтехимия — это модно и это то, куда надо идти. [В этом случае] мы столкнемся с проблемой, куда продавать [продукты нефтехимии]», — уточнил Конов.

С 2003 года «Сибур» из нескольких десятков разрозненных активов вырос в компанию стоимостью $13,8 млрд. Компания покупает у нефтяников и газовиков попутный нефтяной газ, который те сжигают в факелах, и легкие углеводороды, перерабатывает их в сырье для нефтехимических производств, часть полученного продает, а остальное направляет на следующий этап переработки — в производство базовых полимеров, пластиков и синтетических каучуков, которые опять-таки продает промышленным потребителям. Именно второе направление бизнеса — производство полимеров — «Сибур» активно развивает в последние годы, построив несколько новых производств. А сейчас компания строит в Тобольске производство, которое по замыслу Конова удвоит ее стоимость к 2020 году, — «Запсибнефтехим».

В апреле 2017 года бизнесмен Кирилл Шамалов F 74 продал 17% акций «Сибура» другому крупному акционеру нефтехимической компании Леониду Михельсону F 1. Структура бенефициарного владения ПАО «СИБУР Холдинг» в результате сделки выглядит следующим образом. Леониду Михельсону F 1 принадлежит 48,5%, Геннадию Тимченко F 4 — 17%, действующему и бывшему менеджменту «СИБУР Холдинг» — 10,6% (включая президента компании Дмитрия Конова F 193 и гендиректора «Газпром нефти» Александра Дюкова F 189), Кириллу Шамалову — 3,9%, двум китайским компаниям — Sinopec и Фонду Шелкового пути — по 10%.

В настоящее время многие сырьевые компании идут в нефтегазохимический сегмент. Почему им интересно производство продуктов более глубокой переработки? Во-первых, у них есть сырье («Сибур» его покупает у них же. — Forbes). Во-вторых, нефтехимия — это продукты с более высокой добавленной стоимостью. В-третьих, более глубокая переработка сырья позволяет снизить риски, в том числе, риски зависимости от цен на нефть. Стоимость полимеров следует за нефтяными ценами, но на более длинных временных рядах — 3–5 лет. За счет диверсификации производства компания приобретает финансовую устойчивость.

По словам Александра Пасечника, руководителя аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности, глава «Сибура» страхуется, защищает перспективу бизнеса своего холдинга. Тем не менее, нефтехимия — не сколько мода, сколько все-таки просчитанный мировой тренд. Это наиболее растущий в последние годы сегмент в сравнении с нефтедобычей. «Российские госконцерны уже не остановить — ставка на высокий передел углеводородного сырья — их стратегический приоритет», — говорит Пасечник. С постепенным переходом потребителей на электромобили нефтегазовым концернам нужно готовиться к замещению бензиновой составляющей бизнеса, например, за счет создания и развития химического направления.

В России углублением переработки интересуются «Роснефть», «Газпром нефть», «Газпром». У «Газпром нефти», которую возглавляет предыдущий руководитель «Сибура» Александр Дюков F 189, есть совместные проекты с «Сибуром» же, например, на базе Омского завода полипропилена (ООО «Полиом»). «Газпром» создает новое производство на Дальнем востоке. На Восточном экономическим форуме Алексей Миллер объявил, что ввод в эксплуатацию Амурского газоперерабатывающего завода намечен на май 2021 года, а общий объем инвестиций в этот проект достигнет 950 млрд рублей. Кроме 38 млрд кубометров метана (сухого газа, который производит и продает «Газпром». — Forbes) на завод будет выпускать 2 млн тонн этана, 1,7 млн тонн сжиженных углеводородных газов (сырье для нефтехимии) и 60 млн куб. м гелия.

«Роснефть» также объявила нефтегазохимический сегмент как стратегическое направление, цель компании — довести ее долю в общем объеме нефтеперерабатывающих мощностей группы до 20%. По словам СЕО компании Игоря Сечина, в развитии нефтехимии присутствует «огромный задел для получения дополнительной доходности». По его прогнозам, мировой спрос на нефтехимическую продукцию будет расти быстрее, чем рост ВВП и потребление нефтепродуктов. В частности, для реализации этой цели «Роснефти» планирует создать новое подразделение — департамент нефтехимии.

По словам пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, спад спроса на нефть сейчас не прогнозируется — дело не в этом. Продукты нефтехимии дают возможность диверсификации на рынке, снизить зависимость от продаж как топлива, так и сырой нефти». «Это одно из направлений роста эффективности — с учетом конкретных рынков и потребителей», — пояснил Леонтьев Forbes. — Никто не занимается ничем «вообще», например, увеличением глубины переработки. Компаний, которые абстрактно бы вкладывались в нефтехимию в России, к счастью, нет. Всегда есть расчет на конкретного потребителя и конкретный спрос».

«Так что «Сибур» вскоре ждет жесткая конкуренция», — резюмирует Пасечник. Он допускает, что компания может стать интересным объектом для поглощения нефтегазовыми «госчемпионами». В апреле 2017 года по итогам покупки у Кирилла Шамалова 17% акций «Сибура» Леонид Михельсон отмечал, что не исключает других изменений в структуре акционеров. «Сибур» является одной из самых быстро развивающихся нефтехимических компаний в мире, успешно реализует ряд крупномасштабных инвестиционных проектов, имеет долгосрочную стратегию развития. Консолидация дополнительного пакета акций обусловлена планами по привлечению новых партнеров для наращивания промышленного потенциала компании», — заявил тогда Михельсон.

Россия > Нефть, газ, уголь. Химпром. Экология > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300932


Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300833

Гремучая смесь в деле ExxonMobil: $640 млн налогов, санкции и новый проект с «Роснефтью»

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

ExxonMobil могут предложить войти с миноритарной долей в крупный нефтяной проект «Роснефти» в России. Проекту предоставят налоговые льготы, что позволит американской компании за несколько лет компенсировать свои предполагаемые потери на «Сахалине-1»

Допуск американской нефтегазовой компании ExxonMobil (№13 в рейтинге 2000 крупнейших компаний мира Forbes, капитализация — $334,8 млрд) к совместным с российской «Роснефтью» (№82 в рейтинге Forbes, рыночная стоимость, по состоянию на 8 сентября, $56,6 млрд) может помочь в решении налогового спора по проекту «Сахалин-1» на сумму, превышающую $600 млн. Об этом сообщил в пятницу, 8 сентября, российский вице-премьер Аркадий Дворкович в кулуарах форума Kazenergy в Астане.

Накануне, 7 сентября, президент России Владимир Путин сообщил, что правительство России договорилось с ExxonMobil о разрешении кризисных вопросов по проекту «Сахалин-1». Глава государства в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке рассказал, что, несмотря на обыски, которые госсекретарь США Рекс Тиллерсон организует в российских дипломатических учреждениях, Москва находит решения текущих кризисных вопросов с его бывшей компанией ExxonMobil. Речь идет о заинтересованности ExxonMobil в работе в проекте «Сахалин-1» на Дальнем Востоке».

«На фоне даже этих дипломатических скандалов мы сейчас договорились с ними о том, как мы выйдем из этой ситуации, учитывая их интересы. В самое ближайшее время правительство России объявит об этом», — заявил глава государства (цитата по РИА Новости).

Как уточнил министр энергетики Александр Новак, соглашение российский властей с ExxonMobil по проекту «Сахалин-1» ожидается в сентябре 2017 года. «Мы довольно далеко продвинулись в переговорах, нашли пути выхода из кризисной ситуации, сможем рассказать детали позже», — заявил по поводу урегулирования налогового спора с ExxonMobil представитель Минфина России.

Налоговый пряник Москвы

О вероятном варианте взаимовыгодного решения налогового спора с ExxonMobil сообщила в пятницу, 8 сентября, газета «Коммерсантъ» со ссылкой на информированные источники.

Россия собирается в сентябре заключить мировое соглашение с американской ExxonMobil по спору по налогам с проекта «Сахалин-1». Как заявил в четверг президент Владимир Путин, интересы Exxon будут учтены. Exxon в 2015 году обратилась в Стокгольмский арбитраж, поскольку сочла, что переплатила налоги в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) «Сахалина-1» на $637 млн по состоянию на конец 2016 года.

Они рассказали, что в случае отказа ExxonMobil от своих претензий на возврат переплаченных налогов по «Сахалину-1», компании будет предложено вхождение с миноритарной долей в крупный нефтяной проект «Роснефти» в России. Проекту будут предоставлены льготы по НДПИ, что позволит американской компании за несколько лет компенсировать свои предполагаемые потери на «Сахалине-1». Один из собеседников издания сообщил, что речь идет о Красноленинском месторождении с запасами 750 млн т, для которого «Роснефть» попросила снизить НДПИ.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев в пятницу опроверг информацию о том, что ExxonMobil в рамках разрешения налогового спора по «Сахалину-1» может войти в новый нефтяной проект «Роснефти». «Это просто какая-то ерунда, этот пункт совершено непонятен», — заявил он.

Санкционный кнут Вашингтона

Новый проект ExxonMobil с «Роснефтью» может стать первым для американской компании в России после того, как в 2014 году были введены антироссийские санкции из-за присоединение Крыма и кризиса на юго-востоке Украины.

Из-за санкций против России ExxonMobil свернула девять из десяти проектов в Арктике, Западной Сибири и на шельфе Черного моря, реализация которых предусматривалась в соглашении о стратегическом сотрудничестве между американской компанией и «Роснефтью». В феврале 2015 года американская компания оценила свои убытки от приостановки совместных проектов с «Роснефтью» на конец 2014 года в $1 млрд.

В июле 2017 года Минфин США оштрафовал ExxonMobil на $2 млн за нарушение санкций по Украине. В заявлении ведомства отмечалось, что компания «подвергается гражданскому штрафу в размере двух миллионов долларов» за нарушения законодательных норм по санкциям, связанным с Украиной. Нарушение санкционного режима заключается в том, что в период с 14 мая по 23 мая 2014 года подразделения компании ExxonMobil воспользовались услугами лиц, находящихся под санкциями и ограничениями. В частности, было подписано восемь соглашений, связанных с российскими нефтегазовыми проектами, с Игорем Сечиным, руководителем «Роснефти», несмотря на то, что он находится в санкционном списке.

Как сообщил Forbes по поводу штрафа вице-президент и пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, данное решение спустя три года после подписания контрактов, информация о которых не скрывалась, выглядит весьма странным.

«Штраф не за подписание соглашений, чтобы вы поняли, а за подписание соглашений непосредственно Игорем Ивановичем, который как физическое лицо был внесен в санкционные списки. Там не подвергаются сомнению сделки, подвергается сомнению право ExxonMobil подписывать их с подсанкционным физическим лицом», — сказал Леонтьев. Он отметил, что «невозможно себе представить, чтобы ExxonMobil совершило любое действие в пространстве, связанном с американскими санкциями, не получив разъяснений и разрешений у санкционных юристов, то есть непосредственно OFAC (Управление по контролю иностранных активов Минфина США. — Forbes)».

Сама ExxonMobil отметила, что при заключении соглашений с «Роснефтью» в 2014 году действовала по четким указаниям Белого Дома и минфина США, и назвала штраф OFAC за данные соглашения необоснованным. Компания подчеркнула, что заключала данные соглашения с президентом «Роснефти», а не лично с Игорем Сечиным.

По данным Forbes, изучившего материалы на сайте «Роснефти», поводом для штрафа могло быть подписанное в указанный период Сечиным и президентом ExxonMobil Development Нилом Даффином соглашение о продлении срока действия соглашения по реализации проекта «Дальневосточный СПГ». Кроме того, Сечин и президент ExxonMobil Russia Глен Уоллер за этот период подписали соглашение об оказании консорциумом «Сахалин-1» комплекса услуг по бурению, добыче, подготовке, транспортировке, хранению и погрузке углеводородов, добытых на Северной оконечности месторождения Чайво, с использованием инфраструктуры консорциума «Сахалин-1» в соответствии с лицензионными обстоятельствами и совместной технической схемой разработки.

Спор на $640 млн

Шельфовый проект «Сахалин-1» выполняется на основе соглашения о разделе продукции. В этот проект входят три нефтегазоносных месторождения на северо-восточном шельфе Сахалина: Чайво, Одопту и Аркутун-Даги. На них в 2016 году было добыто 8,9 млн т нефти и конденсата.

Структура ExxonMobil — ExxonNeftagas — является оператором проекта. Доля американской компании в «Сахалине-1» — 30%. Другие участники проекта — японская Sodeco (30%), «Роснефть» (20%) и индийская ONGC (20%).

ExxonMobil платила с проекта налог на прибыль по ставке 35% с 2009 года. При этом в целом в стране в 2009 году налог на прибыль был понижен до 20%. Exxon считает, что, поскольку в СРП содержится пункт о неухудшении инвестиционных условий, компания могла рассчитывать на снижение ставки. Минфин настаивает, что должны выполняться обязательства, записанные в СРП, которое не предполагает изменения налогов в течение действия всего срока соглашения.

В апреле 2015 года ExxonMobil подала в стокгольмский арбитраж иск, требуя от России возместить часть переплаченного, по ее мнению, налога на прибыль по «Сахалину-1». Тогда речь шла о сумме в $500 млн. По оценке ExxonMobil, к марту 2017 года общая сумма оспариваемых налогов выросла до $637 млн. Позднее стало известно, что Минфин России и ExxonMobil начали переговоры о решении спора в досудебном порядке и разбирательство в арбитражном суде Стокгольма было отложено.

Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300833


Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 7 сентября 2017 > № 2301575

В Астане проходит восьмое заседание правления и собрания Международной ассоциации транспортировщиков нефти (МАТН), приуроченное к празднованию 20-летия принимающей стороны – АО "КазТрансОйл".

Важнейшими задачами МАТН являются всестороннее содействие обеспечению бесперебойных поставок нефти и нефтепродуктов на международные энергетические рынки, а также развитие взаимоотношений между участниками объединения на национальном, региональном и международном уровнях. В Астане члены ассоциации обсудят энергоэффективность трубопроводного транспорта, логистику поставок, правовые и другие вопросы.

Также делегация МАТН посетила ЭКСПО-2017, где в российском павильоне открылся стенд ПАО "Транснефть".

"Приветствую на стенде "Транснефти", который впервые открылся на таком грандиозном мероприятии, как ЭКСПО. Мы традиционно участвуем в крупных мероприятиях, но ЭКСПО — это новый опыт. Кроме того, мы впервые здесь представили наш стенд не только с техническими новациями, но и с экспозицией реликвий музеев московского Кремля", — сказал на открытии стенда президент компании, зампредседателя правления МАТН Николай Токарев.

Он также поздравил с юбилеем компанию "КазТрансОйл".

"Но на казахской земли мы не только с экспозицией, мы прибыли представительным коллективом, чтобы поздравить наших казахстанских коллег − компанию "КазТрансОйл" − с 20-летием производственной деятельности. Это наш надежный партнер и единомышленник, все долгие годы мы сотрудничаем конструктивно, эффективно и разделяем наше видение трубопроводного транспорта как в России, так и в Казахстане", — отметил Токарев.

Николай Токарев рассказал о важности заседания Международной ассоциации нефтепроводных компаний в Астане.

"Это крупное международное объединение, которое включает Казахстан, Китай, Каспийский трубопроводный консорциум, Чехию, Словакию, Венгрию, Беларусь, Украину, в качестве наблюдателей у нас работают польские коллеги. Ассоциация превратилась в механизм, который позволяет нам решать сложные и технические и коммерческие задачи, обсуждать юридические проблемы. Такая совместная работа позволит нам находить решение самых сложных задач. Конечно, это стало возможным благодаря дружной активной работе всех участников ассоциации", — заключил Николай Токарев.

Отметим, что стенд "Транснефти" первыми посетили генеральный директор музеев московского Кремля Елена Гагарина, дочь космонавта Юрия Гагарина, генеральный директор чешской компании "МЕРО ЧР", председатель правления Международной Ассоциации транспортировщиков нефти Станислав Бруна, а также генеральный директор АО "КазТрансОйл" Димаш Досанов.

Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 7 сентября 2017 > № 2301575


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter