Россия. Сент-Китс и Невис > Агропром > forbes.ru, 7 января 2017 > № 2032081

Как я сделала бизнес из своей девичьей мечты

Мария Лобова

Forbes Contributor

Сначала Мария Лобова стала первым поставщиком в России бразильского суперфуда — ягод асаи, а потом обнаружила себя хозяйкой самого популярного кафе Федерации Сент-Китс и Невис на Карибах

Летом 2010 года в Москве в гостях у подруги я попробовала коктейль из суперновой и модной ягоды под названием асаи. Оказалось, что суперфуд уже завоевал Голливуд, но главное – это было вкусно!

К тому времени у меня был уже неплохой стартаперский опыт – к 25 годам я ни секунды в жизни не работала на компанию. Я спонтанно решила, что надо привезти асаи в Москву. Сказано – сделано. Я открыла компанию «Асаилософи», наладила поставки из Бразилии, оформила все сертификаты, получила контракты с несколькими ресторанами, в том числе сетью кофеен «Шоколадница» и сетью «Тануки». Прибыльным дело стало с самой первой поставки, но одной хореки (HoReCa – термин индустрии гостеприимства, происходит от первых двух букв латинского написания «отель-ресторан-кафе») было мало – маржа там небольшая. Я подписала предварительный договор с компанией «Леовит» на поставки, и они начали тестировать асаи как ингредиент для функционального батончика. Но пока шли тесты, мировые цены на асаи выросли на 50% из-за небольшого в тот год урожая. Я видела, что количество усилий, которые я вкладываю, было непропорционально тому, что я получаю: нужно было в корне менять бизнес-модель и, скорее всего, уходить в создание своего продукта ready-to drink/ready-to-eat. У меня на это не хватало знаний и ресурсов. Я решила продать компанию, ее купил молодой интернет-магазин здорового питания. Я так выгорела к моменту продажи этого стартапа, что хотела только одного: отдохнуть год на далеком острове, прежде чем что-то новое начинать.

Полученные деньги я вложила в несколько московских квартир. Успела купить на падающем рынке, сделала ремонты и стала мечтать, как сдам их в аренду и заживу настоящим лэндлордом. Впрочем, при большом желании бездельничать под пальмой я не собиралась отказываться от своих деловых аппетитов.

Пока я рисовала в мыслях мечту про остров (а дело было в декабре 2014 года), резко упал курс рубля. А больше половины моих расходов - валютные, я люблю много путешествовать и отказываться от них совсем не хотелось. Я решила найти работу на каком-нибудь далеком, но теплом острове. Начала с острова Неккер в Тихом океане, принадлежащего Ричарду Брэнсону. Написала ему, но ответа пока так и не получила. Еще я отправила десяток резюме на другие частные острова, несмотря на то что никто из них не объявлял о поиске жителей-сотрудников. Кстати, половина из них прислали мне ответы, но в духе «мы вам позвоним, если будут вакансии».

Вскоре я получила позицию в международной компании Henley & Partners – лидера в области услуг по предоставлению экономического альтернативного гражданства. Моя новая работа предполагала проживание в государстве в восточной части Карибского моря, состоящего из двух островов Сент-Китс и Невис и населением 50 000 человек. Федерация, о которой мало кто слышал, за исключением 10 000 российских граждан, которые за последние годы уже стали по паспорту китишенцами и невиженцами. Государство - бывшая британская колония, ставшая независимой в 1983 году, зарабатывает в том числе продажей гражданства в обмен на инвестиции от $300 000.

В 2015 году я переехала на Карибы. С первых дней на острове я чувствовала, что нахожусь в правильном месте, но долго не смогу работать «на дядю» – я привыкла быть хозяйкой своего бизнеса и сама себе устанавливать расписание и правила жизни. Практику в Henley & Partners использовала как переходный период, чтобы понять, как устроена жизнь на острове, познакомиться с нужными людьми, К тому моменту, когда закончился годовой контракт в компании, у меня уже было арендовано место под кафе.

Решила начать с малого: посмотреть, насколько вообще экспату возможно построить здесь бизнес. А мне всегда хотелось быть хозяйкой кафе или бутик-отеля, всегда нравилось принимать гостей. Иллюзии рассеялись сразу, потому что на Сент-Китсе ничего не растет, кроме кокосов и бананов, остальные продукты и материалы привозят из США. А это означает, что качество ингредиентов для будущих блюд не самое высокое, так как стандарты перевозки, заморозки и хранения продуктов тут невысоки. Приходится очень и очень тщательно следить за всем.

Здание кафе я построила из грузовых сорокафутовых контейнеров. Меня всегда привлекала концепция sustainable & recycable по вторичному использованию материалов. Дизайн удался на славу, теперь весь Сент-Китс его копирует! Я строила с минимальным бюджетом, хотя понятие «минимальный бюджет» здесь слишком образно. На острове ничего собственного нет, кроме упомянутых выше кокосов и бананов, все остальное облагается налогом на импорт. Налоги достаточно высокие, так как являются (помимо платного гражданства) основной частью пополнения бюджета и необходимостью выплаты государством кредита МВФ. Поэтому строительные материалы и оборудование на острове стоят в среднем на 35-50% дороже, чем на материке.

В целях экономии на расходах на стены моей кофейни вместо модных обоев, например, использовался архив газет СССР 1960-х годов. Теперь каждое утро я пью кофе в компании Валентины Терешковой и еще юного певца Кобзона, которые смотрят на меня со стен. Островитяне теперь специально приходят в кафе, чтобы сфотографировать русские газеты, они их долго и внимательно рассматривают. Я сэкономила и на светильниках: нашла дрейфующие коряги, очистила их, обмотала проводами и привесила к ним винтажного вида лампы из ИКЕА. В первый же месяц после открытия мое кафе стало самым популярным на острове, ко мне приходят не только туристы, но и все местное коммьюнити.

Инвестиции в стройку (210 кв. м помещения кафе), отделку и полное оснащение оборудованием и мебелью составили $400 000. Это мой собственный капитал плюс участие старшего партнера. Годовой оборот кафе составляет около $300 000. Сегодня я расширяю использование имеющегося пространства - запустила вечернюю wine & tapas террасу с лаунж-баром и ожидаю, что оборот по этой части составит не менее $300 000 в год. То есть я смогу удвоить оборот, используя одно и то же пространство. Планирую еще запустить направление частных мероприятий, но пока не просчитала его конкретно.

А еще я решила сесть за стол переговоров с правительством Сент-Китса и инициировать проект по переводу острова на альтернативные источники энергии. «Зеленые» идеи мне всегда были близки. Я решила – пора, ведь я уже отлично знаю всех нужных людей: став хозяйкой популярного кафе, я быстро влилась в деловую и политическую элиту острова. Сейчас мы обсуждаем детали по конкретным возможностям перехода острова на альтернативную энергию, а также проект по обеспечению острова водой. И это страшно увлекательное занятие, о нем я расскажу отдельно.

Записала Анна Карабаш

Россия. Сент-Китс и Невис > Агропром > forbes.ru, 7 января 2017 > № 2032081