Россия. ЦФО > Образование, наука > newizv.ru, 9 января 2017 > № 2032391

Зарезать по-живому...

Как в Брянской области оптимизируют сельские школы

Юрий Паренко

В областной программе ликвидации школ в деревнях числится 32 учебных заведения. Беда в том, что вместе со школами закрываются и сами деревни, из которых бегут люди в более перспективные места.

Оптимизацию средних учебных заведений в брянской глубинке местные чиновники приняли буквально и без оглядки на последствия. Остановки без крыши, где детишки ждут автобус в соседнее село, разбитые дороги, древний транспорт, ликвидация, по сути, единственных общественных «источников» жизни в отдаленных селениях, уже начавшаяся распродажа жителями домов в селах, где негде учить детей и пронзительные детские письма к Деду Морозу, где ребятишки просят не игрушки и даже не компьютеры – школу рядом с домом! Что еще нужно, чтобы дрогнуло человеческое или хотя бы чиновничье сердце и заставило по-другому взглянуть на собственное «беспредельство».

Что есть оптимизация сельских школ? По сути, бюджетная необходимость – нет больше возможности содержать так называемые «убыточные» школы – отдаленная (еще не значит заброшенная) деревня, где на занятия собираются два-три десятка учеников и пять-шесть преподавателей, которой необходимо дать тепло, электричество, учебники, питание, зарплаты… Оптимизация или укрупнение учебных заведений, когда из нескольких маленьких школ остается одна большая и уже на нее тратятся все деньги. Вроде бы идея благая. Только под каждую идею «почву» необходимо подготовить – ведь это только на бумаге легко детишкам добираться из пункта А в пункт В, находящихся друг от друга километрах в пяти-десяти. Закрытая одним росчерком школа для маленьких сел – это зачастую последняя искорка затухающего костра…

Всего на Брянщине по информации областного управления науки и образования под процесс оптимизации (полной ликвидации) попало 32 малокомплектных общеобразовательных учреждения – все из глубинки. Но если, к примеру, в школе села Заречное в Погарском районе на момент ликвидации оставалось лишь четверо учащихся при годовых затратах на обучение и содержание школы в 300-400 тысяч рублей – то чем была плоха Трехбратская школа в Дубровском районе Брянщины? Добротное кирпичное здание чуть за двадцать, в котором жизнь затихала лишь к ночи – утром и днем учеба, позже – кружки по интересам и спортивные секции, и даже самый настоящий авиамодельный клуб, где почти три десятка ребятишек отнюдь не бумажные самолетики запускали, а рисовали, чертили и проектировали, а позже некоторые даже поступали в технические ВУЗы, как мой хороший приятель Андрей, работающий инженером на одном из брянских производств, тоже когда-то чертивший на ватмане своего первого «икара». В городе такой клуб не в каждом районе найдешь. Более того, школа была местом проведения праздников, общественных мероприятий, по сути, сельским клубом. А еще и библиотекой. А еще… В общем, закрыли школу. И вот уже несколько семей выставили дома на продажу – работа работой, хозяйство хозяйством – а дети важней. Поедут люди другого счастья для деток искать. А село так – на вымирание. В середине осени 16-го года, когда прошла очередная судебная тяжба, так только что сказано не было – власть стоит на своем: действуем по закону, а он предписывает школу ликвидировать. Шквал людского негодования у представителей администрации не заставил дрогнуть ни один мускул на лице – об этой безучастности люди говорили много и вслух.

В том же Дубровском районе и та же участь постигла школу в деревне Старое Колышкино. Да, школа крохотная – но ведь сама деревня не какая-то заброшенная: газ, центральный водопровод и канализация. Фермер местный, крепкий хозяйственный мужик – для деревни целый бизнесмен. А другие «фирмачи» присмотрели здесь местечко под цех по изготовлению полуфабрикатов – маленький, но новых пять-шесть рабочих мест для Старого Колышкино – что завод для города. Кому теперь интересно вкладываться в «колышкинцев», если здесь даже жить вдруг стало бесперспективно. Всю жизнь было перспективно – а нынче нет. И здесь пока суд да… безделье. А ведь еще летом 2015 года на заседании у тогда еще ВРИО губернатора Александра Богомаза, где была затронута и тема оптимизации школ, шел разговор о том, что при принятии решения о ликвидации учебного заведения необходимо учитывать и перспективу развития самого населенного пункта, где расположена попавшая в «черный список» школа. И до закрытия в Старом Колышкино школы деревня как раз и была перспективной. Теперь – нет.

Подключиться бы во весь этот процесс областным властям – да то ли некогда, то ли не замечают, то ли считают, что местные органы все правильно делают. Знаю людей, которые пытались туда пробиться – ответ примерно такой: есть предмет судебного спора, который и должен разбирать суд, как орган неподвластный администрации. Формально областные чиновники правы – во главу угла ставится экономика, ибо согнав население в большие города, на инфраструктуре можно немало сэкономить. Тот же расчет и по школам. Позиция же областного управления науки и образования так же однозначна – процесс оптимизации сельских малокомплектных школ необратим, и будет завершен в любом случае – «мирно» или через суд.

А пока сельчане, подающие в суды на подобное законное беззаконие, терпят одно поражение за другим. Причем, «мячи» в их «ворота» влетают уже на первых минутах «встречи» - к примеру, родители учащихся Кибирщинской школы, что в Красногорском районе, ушли ни с чем после первого судебного заседания, хотя обычно такие тяжбы тянутся не то, что месяцами – годами. Мама одного из школьников, Раиса (просила не указывать ее фамилии) практически процитировала госпожу судью Веру Шаповалову, которая вынесение своего решения в пользу «оптимизаторов» обосновала их заботой о детях. Интересно, с заботой о ком пришли в суд родителей школьников?

Да, в отличие от Старого Колышкино деревня Кибирщина – настоящий «медвежий угол». Но тем и актуальней для нее своя школа – ведь туда, где теперь обязаны проходить обучение деревенские дети, ведет настолько «убитая» дорога, что даже летом движение по ней подобно гонкам на выживание и посильно лишь мощному внедорожнику. А к услугам кибирщинских ребятишек, хотя и сверкающий, но ПАЗик – это к тому, что как не хочется выглядеть патриотичным, но данная техника, да еще в условиях экстремального бездорожья вариант, мягко скажем, ненадежный. Да бегающий пока ПАЗик ребятишки в дождь и в снег будут ожидать возле пары старых бетонных плит, по чей-то злой иронии названных остановкой.

Кстати, кибирщинские папы и мамы тоже собирались биться до последнего – но чиновники сделали «ход конем». Родителям были разъяснены (по-своему) уголовные и гражданские статьи, по которым те, кто не исполняет своих родительских обязанностей, таких, как предоставление ребенку права на обучение, деток могут из семьи забрать. Или пиши заявление «по собственному» о переводе дитенка в другую школу.

Много людей у нас, особенно в глубинке, юридически и законодательно абсолютно (на счастье чиновников) безграмотны – кибирщинцы испугались и заявления о переводе написали. От греха. Хотя до этого всем миром писали заявление в суд. А с подачи Красногорской администрации еще до его решения из закрытой деревенской школы уже начали вывозить добро – все, от столовских кастрюль до директорского телевизора. Что сие значит – в администрации так уверены в своей победе в суде? Или просто знают, каким будет решение? А пока еще одна деревня оставлена на вымирание.

Одними из тех, кто не сдается несмотря ни на что, остаются жители деревни Глухово Суражского района. Что только не делали с их школой – закрывали, переименовывали в филиал райцентровской школы, вычеркивали из реестра юрлиц… Даже районный прокурор господин Гончаров в ответ на очередную жалобу граждан дав им отворот-поворот, пояснив, что чиновники действуют в «рамках», не смог разубедить родителей в том, что их дело гиблое – не помог прокурор, еще один иск в суд к местным властям! Очередная надежда на очередной самый справедливый в мире…

Хотя, и надежда не последней умирает и дело, как оказалось, не такое уже гиблое. Примером тому решение суда, состоявшегося в середине декабря 2016-го, по иску родителей учеников той самой Трехбратской школы под Дубровкой, с которой мы начинали наше невеселое повествование. Видимо, не все судьи работают с оглядкой на местную власть (мол, правильно сужу или нет?) – госпожа Мазова, за которой было последнее решение, иск о признании решения о ликвидации местной школы… удовлетворила, чем ввела в некоторый шок тех самых, на кого судьи порой оглядываются. Хотя свое решение судья мотивировала тем, что лежит на поверхности и видно любому самому невооруженному взгляду: мнение жителей не учтено, ликвидационная комиссия не полномочна и аргументов в свою пользу не предоставила, и как последний «гвоздь» - разработанные маршруты перевозки детей не соответствуют закону. Мало того, было установлено, что в ту самую «не полномочную» комиссию «от граждан» входил глава Сещинского сельского поселения, к которому приписана Трехбратская школа, Николай Лисняков, узнавший об этом лишь после того, как ему на подпись принесли уже готовое решение этой комиссии, в которой он вроде бы как принимал участие. Не удивлюсь, если и другие «члены» принимали в работе комиссии тоже «деятельное» участие – просто кто-то подписал, кто-то нет. Лисняков не подписал.

Но что же решение суда в пользу учеников и их родителей – победа, школе быть? Удивительно, но словно не в своей стране живущие и не для людей работающие чиновники попытались просквозить мимо судебного решения – было вполне официально заявлено, что к моменту этого решения процесс ликвидации школы уже завершен, а значит, решение суда силы не имеет, поскольку объекта спора, школы, юридически уже нет в природе. Слава богу, судью Мазову такая, извините, чиновничья «отмазка» не убедила – она осталась на стороне граждан.

И снова упорству местных властей не нашлось более достойного применения – идут поиски новых лазеек для окончательного и бесповоротного закрытия многострадального учебного заведения. К примеру, говорят, что здание добротное? Исправим. Пока суд да дело (похоже, судебные споры перейдут в область), на зиму от здания отключили отопление и электричество. А если вдруг холода не «убьют» постройку, отключили и сигнализацию – остальное довершат воришки и хулиганы. А когда здание придет в упадок, приедет комиссия и даст заключение – сделать здесь ремонт дорого, дешевле перевести детей в другую школу. По сути, это будет то, чего сейчас власти и добиваются – только тогда это уже не будет так ставшей ненавистной народу оптимизацией. Просто в одном месте школа развалилась – детишек перевели в другую. Как говорится, не мытьем – так катаньем. Цель любой ценой. И цель одна – уничтожить в маленьких селах маленькие школы. А то, что следом умрут и сами маленькие села – так это уже, извините, не наша епархия. Ну, а пока трехбратовским, колышкинским и другой детворе, подобно тем книжным «филиппкам», к знаниям - по полям, по долам, сквозь мрак и метели… Только у Филиппка метель тоже была книжная, а маленьких брянских сельчан самая настоящая…

P.S. На «филиппка» у областной власти, казалось бы, ответ есть – зачем пешком, если 24 новеньких автобуса, приобретенные на средства местного бюджета (свыше 35 миллионов рублей) перед самым 1 сентября 2016-го выехали в села, чтобы возить детишек в школы? И в связи с закрытием некоторых школ, были проложены новые маршруты, охватывая вместе с уже работающими 239 автобусами более семисот населенных пунктов и развозя по школам и обратно почти 7 тысяч учеников. Красиво выглядит – и все для того, по уверению губернатора, чтобы дети не учились по два человека в классе в старых развалюхах, а получали достойное образование в современных учебных заведениях. Но… Во-первых, резвость, с которой сельские школы на Брянщине начали закрывать, со временем заставила того же губернатора дать поручение своим замам проверить сигналы о том, что часть закрытых школ – это решение политических местечковых вопросов, а отнюдь не забота о детях. Во-вторых, помимо новеньких и ненадежных автобусов инфраструктура о «детях-школьнопереселенцах» должна включать в себя и комфортные остановки и нормальные дороги и дополнительные занятия и кружки для детей из других сел (вопрос в том, что с внеклассных занятий детям, судя по всему, придется домой добираться без автобуса). А еще ГСМ, запчасти, зарплаты и т.д. и т.п. И, если сложить все это в рублях да приплюсовать купленные автобусы – будет ли это дешевле, чем просто по старинке содержать удаленные и заранее убыточные школы на 5-10 учеников? Не факт. Как бы не дороже. Есть и еще одна, пожалуй, самая главная вещь – бесплатное школьное образование в нашей стране, это часть социального государственного бюджета, заранее запрограммированного исключительно на траты, без получения прибыли. А местные чиновники от образования, похоже, совсем зациклились на экономической составляющей – приказано урезать бюджет на содержание школ, режут. К сожалению, по живому.

Россия. ЦФО > Образование, наука > newizv.ru, 9 января 2017 > № 2032391