Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 18 декабря 2016 > № 2032497

С памятью было не очень: легко запоминал лишь анекдоты. Цирковым артистом стал по совету отца. А артистический талант унаследовал от матери, хотя во ВГИК не приняли. «Для кино вы абсолютно непригодны, забудьте навсегда». Прошел две войны — советско-финскую и Великую Отечественную. Был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Много снимался, но в народной памяти навсегда остался Балбесом из знаменитой троицы Леонида Гайдая.

Искрометно-смешная комедия «Пес Барбос и необычный кросс» вышла на экран в 1960 году. Вскоре появилось «продолжение» истории про толстяка, балбеса и труса: «Самогонщики» (1961), а затем культовая «Операция Ы» (1965).Вицин, Моргунов, Никулин стали героями анекдотов — такими яркими были их маски. К Никулину отношение было особое: его чудаковатое лицо сразу врезалось в память и полюбилось зрителям. «Кавказская пленница» (1966) и «Бриллиантовая рука» (1968) довершили успех, чуть было не сделав его штатным Балбесом экрана. Проклятия одной роли все же удалось избежать. В арсенале актера — фронтовик Кузьма Иорданов в фильме Льва Кулиджанова «Когда деревья были большими», монах Патрикей в «Андрее Рублеве» Андрея Тарковского, солдат Некрасов в картине «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука.

И все-таки в историю кино имя Никулина вписано легендарными комедиями Гайдая, хотя актер больше ценил свои серьезные роли, особенно в фильмах о войне. Он прочувствовал эти события сам, видел смерть, кровь и опасность. Не играл, а жил в кадре, не изображал фронтовика, а просто им был.

«Особое солдатское достоинство» и «естественность в кадре» отмечал режиссер картины «Двадцать дней без войны» Алексей Герман, где Никулину досталась роль фронтового журналиста, едущего в Ташкент, проведать семью погибшего сослуживца. По словам режиссера, партнерам было трудно играть с Никулиным: «они казались ненастоящими».

Он же настоящим был во всем — и на арене, и в кино, и на посту директора Цирка на Цветном бульваре. Никулину удалось завершить реконструкцию старого здания, хотя это было для него совершенно непривычное дело, да и в стране к концу 80-х случился кризис, накопилось много неразрешимых проблем. В 90-е, времена лихие и смутные, он старался помочь актерам выжить: подыскивал работу, хлопотал о квартирах, лекарствах и ролях. Признавался, что хотел бы остаться в людской памяти, как просто добрый человек.

Скончался Юрий Никулин в августе 1997 года, хотя за 30 лет до этого его уже «похоронили». Уборщица в гостинице Адлера, где жила съемочная группа фильма «Бриллиантовая рука», обнаружила прикрытую простыней фигуру Семена Семеновича Горбункова. Ее должны были сбрасывать из багажника с большой высоты в финальном эпизоде. Узнав актера, женщина решила, что Никулин умер. Слух быстро распространился, так что актеру пришлось срочно звонить родным, чтобы успокоить.

Когда его не стало по-настоящему, тысячи людей хотели проститься с любимым артистом. Очередь стояла, как когда-то на похоронах Ленина и Сталина. Впрочем, если бы сам Юрий Никулин мог это видеть, то, возможно, сказал бы со свойственным ему юмором, как в автобиографической книге «Почти серьезно»: «В действительности все выглядит иначе, чем на самом деле».

Каким же был он на самом деле?

«Не задумываясь, могу перечислить, что люблю, а чего не люблю, — писал Никулин о себе. — Например, люблю читать на ночь книги, раскладывать пасьянсы, ходить в гости, водить машину… Люблю остроумных людей, песни (слушать и петь), анекдоты, выходные дни, собак, освещенные закатным солнцем московские улицы, котлеты с макаронами. Не люблю рано вставать, стоять в очередях, ходить пешком… Не люблю (наверное, многие этого не любят), когда ко мне пристают на улицах, когда меня обманывают. Не люблю осень».

Елена Ковачич

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 18 декабря 2016 > № 2032497