Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 декабря 2016 > № 2032513

Итак, президент РФ В. Путин не внял предостережениям ученых и депутатов Сахалинской думы по поводу неограниченного допуска японцев на южные Курилы под видом «совместной хозяйственной деятельности». Подписанты Открытого письма президенту в частности отмечали: «Вызывают озабоченность настойчивые попытки японского руководства, предлагающего в последнее время — в обмен на расширение японо-российского, включая инвестиционное, сотрудничества — различные схемы организации некоего «совместного хозяйственного освоения» южных Курил, истинной целью которых неизменно остается «не мытьем, так катаньем» добиться удовлетворения своих территориальных претензий к нашей стране».

Так же как в свое время были проигнорированы предупреждения специалистов президенту Медведеву по поводу ущербности для нашей страны соглашения о разделе шельфа с Норвегией. Напомним, вскоре после «щедрого подарка» выяснилось, что в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров — в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше — 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15 процентов.

Известно французское выражение: «Это больше, чем преступление: это ошибка». Однако в случае с Курилами речь идет вовсе не об ошибке, а о запуске процесса ползучей сдачи Японии всех южных островов Курильской гряды. Ибо экономически более активная и финансово богатая Япония легко за несколько лет приберет к рукам всю экономику островов, заселит их колонистами и даже при формальном суверенитете России превратит их в свои.

В Японии, хотя и недовольны результатами визита В. Путина, ибо не произошло долгожданного «возвращения» островов, это понимают и могут согласиться на растянутое по времени превращение южных Курил в японские владения. В этом японцев усиленно убеждает их премьер-министр. В отличие от помощника президента Ю. Ушакова, делающего акцент на том, что совместная деятельность будет вестись строго по российским законам, Абэ утверждает, что по договоренности с Путиным речь идет о совместной экономической деятельности на южных Курилах в рамках какой-то новой особой системы. По сообщениям из Токио, в телевизионном интервью сразу после завершения визита глава японского правительства объявил, что речь идет о чем-то «беспрецедентном». По его словам, «совместная экономическая деятельность на островах будет вестись вне рамок японского или российского законодательства, чтобы не ставить под сомнение позиции двух стран».

В связи с этим уместно напомнить первоначально сокрытую от российской общественности «беспрецедентную» сделку российских и японских дипломатов по поводу разрешения японским рыбакам вести лов даже не в 200-мильной экономической зоне России, а в ее территориальных водах. Об этой нарушающей российское законодательство сделке рассказывал на днях один из ее инициаторов тогдашний посол РФ в Японии А.Панов. Он заявил:

«Японцы прямо не признают суверенитет России над Курилами и поэтому могут потребовать особых экономических зон со своими правилами. Это вполне возможно. Не теряя своего лица, обе стороны могут согласиться на такое экономическое сотрудничество…

Примерно так же мы сделали, когда договорились о так называемом промысле японцев возле этих островов. Тогда Россия фактически пошла на изменение (читай — нарушение. А.К.) своего законодательства, хотя это не афишировалось, о том, что японские рыбаки могут осуществлять рыболовство в территориальных водах этих островов. Ни одно государство фактически не разрешает осуществлять рыболовство в своих территориальных водах».

Не приходится говорить, что незаконный допуск японских рыбаков в территориальные воды нашей страны серьезно нарушал интересы отечественного рыболовства в данном весьма богатом рыбой и морепродуктами регионе, что вызывало протесты российских рыболовных кругов. Японская сторона по подписанному заместителем премьера Б. Немцовым соглашению не только не предоставила российским рыболовным судам аналогичные права на промысел в японских водах, но и не взяла на себя никаких обязательств по соблюдению ее гражданами и судами законов и правил рыболовства, действующих в Российской Федерации. Другими словами, японской стороне было предоставлено своеобразное «право экстерриториальности», ущемляющее российский суверенитет в пределах собственной морской территории. Не о подобной ли «экстерриториальности» для японцев, но теперь уже на суше, говорит премьер Абэ?

Дабы не быть заподозренным читателями в ретроградстве сообщу, что всегда был и остаюсь убежденным сторонником широких российско-японских торгово-экономических связей. Работая длительное время в советских директивных инстанциях, кроме всего прочего, доводилось заниматься и политическим сопровождением крупных советско-японских экономических проектов. Эти проекты были взаимовыгодны, а сотрудничество с Японией эффективно. Достаточно сказать, что в 70-е годы прошлого века, несмотря на разгар холодной войны и оголтелой кампании «за возвращение северных территорий», Япония делила с ФРГ первое-второе места в торгово-экономическом сотрудничестве СССР с капиталистическими странами. И сейчас, во время выступлений и бесед в Японии, неизменно отмечаю значимость экономических связей с нашей дальневосточной соседкой для скорейшего развития российского Дальнего Востока и Сибири. Однако взаимовыгодное сотрудничество — это одно, а попытки с помощью «экономического пряника» добиваться политических целей по нарушению территориальной целостности моей страны, отторжению законно принадлежащих ей земель — совсем другое. И тут никакие компромиссы недопустимы.

В заключение хочу порекомендовать читателям ИА REGNUM блестящее политическое эссе на данную тему русского писателя и публициста Эдуарда Лимонова «Операция соблазнения».

Анатолий Кошкин

Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 декабря 2016 > № 2032513