Азербайджан. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 декабря 2016 > № 2032538

Как сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на заявление вице-президента Trump Organization Алана Гартена, эта компания прекращает лицензионные соглашения по проектам в нескольких странах, в частности, в Азербайджане, где было завершено строительство башни Trump Tower. Строительство башни Trump Tower в Баку — 33-этажного строения — было завершено в конце 2015 года, но так и не было открыто. В рекламных буклетах это строение анонсировалось как «башня, вмещающая 72 роскошных апартамента и 189 отельных номеров», а за строительным процессом следила дочь магната, Иванка Трамп. «Когда мы откроемся в 2015 году, посетители и жители нашего здания увидят не только роскошную недвижимость, аналога которой нет в Баку, но и одну из лучших в мире», — говорил тогда президент Trump Organization, а ныне избранный президент США Дональд Трамп. Теперь, по словам Гартена, Трамп намерен избежать конфликта бизнес — интересов с его политической ролью в преддверии дня инаугурации 20 января 2017 года. Причины его нынешнего решения вроде бы вполне объяснимы. Bloomberg пишет, что собственность Трампа в более чем 20 странах мира может рассматриваться как механизм влияния. Но почему «заморозка» проекта в Азербайджане произошла раньше? The Associated Press уточняет ситуацию, указывая, что выход Трампа из азербайджанского проекта связан, во-первых, с «невыполнением девелоперами лицензионных соглашений», и, во-вторых, «фоном появления неких коррупционных вопросов и общего восприятия Азербайджана как страны для отмывания денег».

На днях азербайджанский портал Minval. az сообщал со ссылкой на американское издание Mother Jones о том, что построенный в Баку отель Trump International Hotel & Tower Baku удален из списка Коллекции отелей Трампа (TRUMP HOTEL COLLECTION). А в самой статье Mother Jones рассказывалось об интригующей истории, которая «случилась с проектом люксового грандиозного отеля в Азербайджане»: «В 2014 году Трамп, который недавно призвал запретить мусульманам въезд в США, заявил, что Trump İnternational Hotel & Tower Baku является одним из самых передовых проектов возглавляемой им организации. Трамп отметил, что получил 2,5 миллиона долларов за то, что отель в Баку будет носить его имя. Сам отель принадлежит Анару Мамедову, сыну министра транспорта Азербайджана».

Далее Mother Jones цитирует статью, опубликованную в журнале Foreign Policy под названием «Корлеоне Каспия», в которой указано, что «А. Мамедов также является учредителем Азербайджано-Американского Альянса», и что «группа потратила на свои лоббистские усилия в Вашингтоне 1,3 миллиона долларов». «Интерес Мамедова к американской политике объясняется попытками сгладить клептократический имидж руководства страны, тогда как правозащитные организации осуждают закрытие свободной прессы и меры режима против гражданского общества», — подчеркивается в этой статье и отмечается, что «представляющий группу Мамедовых в Вашингтоне лоббист Джеймс Фабиани не ответил на обращение в связи со статьей».

Речь идет о типичной истории, которая всплыла во время «войны компроматов» в период избирательной кампании в США между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Новый президент США начинает действовать осмотрительно, прозвучали его заявления и о том, что после вступления в должность он намерен начать реализацию плана по ограничению влияния лоббистов, введя запрет для официальных лиц исполнительной ветви власти на лоббирование интересов иностранных компаний и государств в течение пяти лет после отставки и пожизненно для всех официальных лиц. Если Трампу удастся реализовать проект, то это может заметно изменить ситуацию в высших эшелонах власти США в оценке внешней политики — в целом, и в направлении Закавказья — в частности. Во всяком случае, рассуждения о том, кто в США состоит в близких отношениях с армянскими лоббистами или тяготеет к азербайджанскому лобби, если не сойдут, то могут уменьшиться.

США — одни и сопредседателей в Минской группе ОБСЕ, которая занимается проблемами урегулирования нагорно-карабахского конфликта. До сих пор они действовали в тандеме с другими странами-сопредседателями, и если между ними были какие-то разногласия, то они не выносились наружу. По словам официального представителя России в ОБСЕ Александра Лукашевича, «тройка работает слаженно, даже если отдельно брать субстанцию работы ОБСЕ, где позиции России, США и Франции порой бывают диаметрально противоположны», и «здесь же коллеги нашли золотую середину, они прекрасно понимают друг друга».

Тем не менее в СМИ Азербайджана стало увеличиваться количество публикаций, в которых утверждается, что избрание Трампа президентом США может сместить акценты Вашингтона в отношении нагорно-карабахского конфликта. Не молчат и СМИ США. Так, недавно глава Tool Shed Group, консультирующей иностранные правительства, НПО и корпорации в сферах стратегических коммуникаций и политики, экс — глава по связям с общественностью Американского еврейского комитета (базирующегося в Лос-Анджелесе) Джейсон Кац в своей статье, опубликованной в издании The American Thinker утверждал, что «Трамп, никак не связанный с армяно-американским лобби и имеющий положительное мнение об Азербайджане (?) может проявить характерно прагматичный, основанный на национальных интересах США подход к урегулированию нагорно-карабахского конфликта и помочь его, наконец, решить». При этом Кац указывает на следующие моменты: то, что «Азербайджан всегда был надежным стратегическим партнером США с момента обретения независимости, незаменимым союзником Израиля», и то, что «Азербайджан продолжает строительство нефте– и газопроводов, которые идут в Европу».

Кстати, на днях визитом в Баку побывал спецпредставитель Госдепартамента США по энергетике Амос Хокштайн. На встрече с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым он заявил, что «США, несмотря ни на какие политические изменения, будут привержены своим обязательствам по проекту «Южного газового коридора», который является альтернативным источником, который обеспечит конкурентноспособность на энергетическом рынке Европе». Впрочем, такие аргументы отрабатывались дипломатией Азербайджана и раньше, но без заметных результатов. Тем не менее помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов заявил, что «мы надеемся, что после избрания Трампа президентом США, Вашингтон активизирует свои усилия в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ в направлении урегулирования армяно-азербайджанского конфликта и статус-кво, наконец, изменится». Но в чем именно Баку видит ресурсы активизации в политике США на нагорно-карабахском направлении — не понятно. В этой связи можно только удивляться политическому воображению нашего азербайджанского коллеги, главы Русской службы новостей Trend Эльмиры Таривердиевой, которая пишет следующее: «Дело в том, что США всегда старались не выходить в своих инициативах по решению нагорно-карабахского конфликта за рамки Минской группы ОБСЕ. Учитывая, что сегодня Москва все больше склоняется в сторону Азербайджана в вопросе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта (откуда это взято? — С.Т.) в случае нормализации отношений с США, Кремль может постараться убедить Вашингтон поддержать свой план (какой план? — С.Т.) по урегулированию конфликта. Учитывая, что администрация Трампа, скорее всего, сделает ставку на Азербайджан и на укрепление отношений с Россией, Ереван окажется в сложном положении (после апрельской войны в сложном положении оказался как раз Азербайджан — С.Т.) Другими словами, если с тихого согласия администрации Трампа Москва монополизирует переговорный процесс по нагорному Карабаху (Москва официально опровергла этот миф — С.Т.), это может привести к реальным сдвигам в пользу Азербайджана».

Ясно, что Трампу рано или поздно придется вникать в нагорно-карабахский конфликт, но в каком контексте — Ближнего Востока, отношений с Россией или политики на постсоветском пространстве? В этой связи французское издание Le Monde утверждает, что команда Трампа должна прежде всего сформировать свое представление о мире, признать или не признать факт его многополярности со множеством сфер влияния. Если последует такое признание, то США будут отступать «на линию защиты своих непосредственных интересов». Как бы то ни было, можно согласиться с мнением тех экспертов, которые считают, что администрация Барака Обамы оставляет Трампу сложное внешнеполитическое наследство, особенно на Ближнем Востоке. Для того, чтобы развязать завязанные там узлы понадобится немало усилий и времени.

В частности, многое будет решаться и от того, как будут США выстраивать свои отношения с Ираном, непосредственным южным соседом Азербайджана. Опять-таки если Вашингтон будет поддерживать противостояние по линии Тегеран — Эр-Рияд, то Баку рискует оказаться в эпицентре этой дуги, что скажется и на перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Полагаем, что не случайно иранское агентство Fars со ссылкой на министра информационно-коммуникационных технологий исламской республики Махмуда Ваези сообщило о том, что президент Рухани принял предложение российского лидера Владимира Путина посетить Москву. Визит может состояться в январе 2017 года, возможно, сразу после инаугурации президента США Трампа. В то же время покидающий свой пост американский сопредседатель МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил, что «о дальнейшем развитии событий по разрешению нагорно-карабахского конфликта, в период президентства Дональда Трампа, пока говорить сложно». По его же словам, «правительство США останется приверженным процессу мирного решения Карабахского конфликта при поддержке стран сопредседателей». Так что в оставленный Трампом небоскреб в Баку в виде огромного паруса еще не скоро задует карабахский ветер, да и задует ли?

Станислав Тарасов

Азербайджан. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 декабря 2016 > № 2032538