Россия > СМИ, ИТ. Судостроение, машиностроение > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057731

 Гуманитарные бредни о современной роботизации

Современная гуманитарная интеллигенция начала много говорить об эпохе роботизации

Виталий Овчинников

В СМИ России полно разного рода публикаций о грядущей эре роботизации в современной промышленном производстве. Мол, людей в цехах не будет нигде, одни только роботы и еще раз роботы. Мне смешно и грустно слышать эти безграмотные бредни людей, никогда не бывавших в цехах заводов и не отличающих болта от гайки. И от которых я постоянно слышу одно и тоже – мол, если у нас везде будут сплошные роботы, то станут не нужными никакие ваши болты и гайки. Мол, роботы в виде современных производственных компьютеров по специальным программам сами начнут печатать на специальных объемных производственных принтерах готовые изделия без ваших пресловутых болтов, гаек и даже винтов и сварки.

В прежнее время в СССР страной управляли, в основном, инженеры и даже само правительство страны тоже состояло из инженеров. И это правильно, ибо правительство СССР управляло хозяйственной деятельностью страны, и здесь без инженерных знаний обойтись было невозможно. Потому СССР и стал второй экономикой мира.

Сейчас во властных структурах России «технарей» нет совсем, их заменили политики, менеджеры, аналитики, экономисты, юристы, преподаватели, программисты и так далее и тому подобное. И из их уст все чаще и чаще начинают звучать мысли о замене людей во всех сферах человеческой деятельности, кроме «ихней» конечно, на роботы.

И говорят, эти чиновники о роботах всерьез, без малейшей тени сомнения в их пустых глазах. И никто из них не пытается задумываться о том, что кто-то должен проектировать этих роботов, изготавливать их, настраивать, налаживать, программировать, ремонтировать наконец. Точно также не задумывались в свое время русские дворяне о том, кто выращивает для них хлеб, овощи и фрукты, кто готовит из этих продуктов для них еду, кто изготавливает ткани для их одежды и кто шьет им их повседневную одежду, кто ухаживает за их лошадьми и собаками и кто убирает за ними отходы их жизнедеятельности в виде элементарнейшего человеческого «дерьма».

И я в этой заметке попытаюсь рассказать российскому правящему классу, российским гуманитариям, российским радикальным демократам о том, что это такое, роботизация современного промышленного производства и насколько она возможна в России в настоящее время. Да и в других странах мира тоже.

СВАРОЧНЫЕ РОБОТЫ

В начале восьмидесятых годов на нашем заводе тяжелого энергетического машиностроения, что в подмосковном городе Электросталь, побывала правительственная делегация во главе с Премьером Тихоновым Николаем Александровичем. Кроме основных механических и сборочных цехов они посетили также и современный блок цехов сварных металлоконструкций, так называемый ЦМК, на котором в то время работало почти тысяча человек и где работал я в должности начальника бюро отдела Главного сварщика по механизации и автоматизации производственных процессов.

ЦМК Тихонову не понравился из-за большой загазованности атмосферы цеха и преобладания ручного труда при сварке металлоконструкций. На итоговом совещании у Генерального директора он дал указание нашему министру, Величко Владимиру Макаровичу, приобрести для ЦМК несколько японских сварочных роботов, которые ему очень понравились во время его недавнего посещения Японии с ее автомобильными заводам, буквально перенасыщенными сварочными роботами.

И наше министерство получило разрешение на использовании валюты для приобретения японских сварочных роботов для сварочного производства Электростальского завода тяжелого энергетического машиностроения. А мне руководство завода поручило подобрать нужную модель этих самых японских роботов для цеха сварных металлоконструкций, то есть, для ЦМК.

И первое, что я сделал, получив это задание, поехал с утра в Москву, в библиотеку промышленных каталогов, что тогда находилась на площади Ногина, и просмотрел несколько десятков папок с каталогами и паспортами японских сварочных роботов. Затем выбрал нужные для себя модели и снял копии технических паспортов на заинтересовавшие меня модели.

После этого на заводе было проведено несколько долгих технических совещаний у Главного инженера завода с привлечением ведущих заводских специалистов для подбора номенклатуры сварных узлов из заводской продукции, которые можно было бы перевести на сварку сварочными роботами.

И здесь вдруг выяснилось, что в номенклатуре заводской продукции на сварные металлоконструкции подобной продукции нет. Причина простая. ГОСТ, согласно которому изготавливались сварные конструкции на заводе, допускал такую величину зазоров между собранными под сварку деталями, которая была на порядок больше, чем требовалось под сварку роботами.

Почему?

Да потому, что детали и заготовки для сварных конструкций в ЦМК, как и во всем тяжелом машиностроении СССР, вырезались газовой, плазменной и гильотинной резкой, что вполне соответствовало для используемых в ЦМК видов сварки. Таких, как полуавтоматическая сварка в защитных газах, сварка под флюсом и электрошлаковая сварка, для осуществления которых не нужна была высокая точность в соблюдении зазоров между деталями.

Но для сваркой роботами такие зазоры не подходили. Здесь по техническим характеристикам японских роботов нужна была более высокая точность, в несколько раз превышающая существующую в цехе точность сборки под сварку. Вытекающий отсюда вывод был прост, значит, для роботов надо будет вводить предварительную механическую обработку кромок деталей перед их сборкой под сварку. Но в условиях ЦМК это было абсолютнейшей чушью, непрофессиональной глупостью. Если только не чем-нибудь более существенным.

Тогда начали искать другие возможности для использования сварочных роботов на заводе. Ведь отказываться от роботов не хотелось. Очень не хотелось. Да и валюту терять жалко было.

Поискали - и нашли. Кто ищет, тот обычно находит. Так и здесь. Это был цех детских велосипедов, который нам в свое время навязали построить для товаров народного потребления. Цех был относительно новый и в нем существовала автоматическая линия для сварки велосипедных рам с тремя рабочими местами для полуавтоматической сварки в среде углекислого газа. Ничего другого, более подходящего, на заводе для японских сварочных роботов не было найдено.

И хотя сварочные роботы по приказу Министерства были выделены именно для ЦМК завода, но решили переиграть решение Премьер-Министра. А для этого на заводе была подготовлена специальная аналитическая записка для министерства, обосновывающая невозможность использования сварочных роботов для сварки заводских металлоконструкций, и вытекающее отсюда нужное и очень важное для страны альтернативное решение по внедрению сварочных роботов в цехе детских велосипедов.

Министерство дало добро и работа по освоению в цехе детских велосипедов японских сварочных роботов закипела. Теперь, когда завод определился с номенклатурой сварных узлов для японских роботов, все стало проще. И с выбором самих роботов, и с их размещением в потоке действующей линии сборки свариваемых узлов детских велосипедов, и с процессом сварки рам с помощью роботов, и с проектированием оснастки для сборки под сборку и саму сварку необходимых узлов с возможностью их автоматического зажима и последующего их вращения в процессе сварки в специальном приспособлении для поддерживания обязательного нижнего положения места сварки и так далее и тому подобное.

Но это все были чисто техническими и технологическими проблемами, решение которых зависело лишь от квалификации работников завода, участвующих в решении этой задачи. И она, эта задача, была прекрасно решена.

И вот роботы прибыли на завод, их смонтировали на линии сборки-сварки велосипедных рам в таком положении, на котором настояли мы с Главным сварщиком, несмотря на сильнейшее противодействие со стороны как руководства завода, так и самого министерства.

Дело в том, что эпопея с роботами получила высшую заинтересованность в лице руководства Министерства и даже правительства. Ведь валюту на приобретение роботов дало по рекомендации Премьера само руководство министерство и это были первые сварочные роботы в нашем министерстве. Как тут было не похвастаться таким достижением и в самом ЦК?!

Срочно был разработан план график внедрения роботизированной сварки на Электростальском заводе тяжелого энергетического машиностроения с указанием сроков и ответственных лиц, по которому наш Главный инженер отчитывался еженедельно перед Министром.

Шуму, треску было много. Приезжали даже корреспонденты из центральных газет, таких, как «Правда» и «Известия», где появились статьи и фотографии роботов и нас, кто занимался их внедрением. Не писалось лишь об одном, самом главном в этой истории.

Дело в том, что при роботизированной дуговой сварке, как и при любой другой автоматизированной сварке, вопрос улучшения качества сварки и повышения производительности труда может идти лишь за счет снижения технологического времени самого процесса, то есть, времени горения сварочной дуги. А оно занимает не более десяти процентов от общей нормы времени на сварку данного изделия. Все остальное было вспомогательным и подготовительно заключительным временем. А оно не менялось. Даже больше – оно, наоборот, увеличивается.

И не надо забывать, что сварочная головка сварочного робота, имеет такую же конструкцию, как и сварочная головка обычного сварочного полуавтомата или автомата и имеют свои профессиональные особенности работы из-за наличия целой группы быстроизнашивающихся и быстро засоряющихся деталей головки, которые надо было периодически зачищать и менять. А для этого надо было останавливать процесс сварки.

Поэтому никакого практического смысла в использовании сварочных роботах на производстве не было. Робот никогда не заменит человека в производственных процессах. Здесь лучший эффект дает автоматизация производственных процессов. Поэтому японцы, а они лидеры мировой роботизации, свои роботы стали применять лишь там, где труд человека невозможен или невыгоден по каким-либо причинам.

И эпопея с внедрением сварочных роботов в Электростали закончилась тихо и незаметно. Роботы умерли само собой. Ведь эти два робота заменили двух сварщиков на полуавтоматах. Всего лишь двух. Причем, пока один робот работал на линии, другой находился на запасной позиции в ремонте или в наладке. А третий сварщик все равно остался на рабочей позиции лини на подварке сварных швов рамы после роботов, потому что роботы кое что пропускали или кое где варили плохо.

Вначале, пока Москва интересовалась их работой, к ним была приставлена целая бригада рабочих специалистов высокой квалификации: наладчик сварочного оборудования, электрик, электронщик, слесарь гидравлик, слесарь механик, программист. Они сидели в отдельной комнате рядом с линией и ждали, когда потребуется их помощь. И платили им за это по средне сдельному.

Заключение.

Сварочные роботы простояли в цехе детских велосипедов года полтора. Потом их демонтировали. Один робот отдали в заводское ПТУ для группы сварщиков в качестве рабочего макета, другой поставили в сварочную лабораторию, где он долгие годы пылился в углу.

Поэтому говорить всерьез о роботизации современного промышленного производства не просто несерьезно, а профессионально безграмотно, что, впрочем, очень характерно для нынешних гуманитарных интеллигентов, вращающихся в околовластных и в самих властных правящих структурах России, состоящих из одних болтунов и бездельников.

Чтобы роботы работали в производстве, нужны квалифицированнейшие рабочие для их обслуживания, наладки и ремонта. Сами роботы себя обслуживать не умеют и не смогут еще долгие, долгие годы научно технического прогресса. Как не могли в свое время себя ни одеть, ни прокормить царские помещики и генералы в дореволюционной России.

Россия > СМИ, ИТ. Судостроение, машиностроение > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057731