Китай > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > ru.journal-neo.org, 28 февраля 2017 > № 2090253

К предстоящему спуску на воду второго китайского авианосца

Владимир Терехов

21 февраля с. г. центральное телевидение КНР впервые показало готовый к покраске корпус авианосца, о самом факте строительства которого официально было сообщено лишь год назад.

Речь идёт именно об официальном сообщении, поскольку о планах создания флота ударных авианосцев для китайских ВМС, а также об их примерных характеристиках разговоры как в КНР, так и за рубежом ведутся уже в течение нескольких лет.

Не вызывает никаких сомнений, что “компетентные органы” основного геополитического оппонента нынешнего Китая давно располагали информацией о том, что такое строительство ведётся. Ибо характерную конструкцию авианосца, постепенно возникающую на стапелях судостроительного завода в городе Далянь, просто невозможно скрыть от “взгляда из космоса”.

Напомним, что в составе ВМС КНР уже находится один авианосец “Ляонин”, получивший название северо-восточной провинции, где находится Далянь. Этот боевой корабль получился в результате глубокой, проведенной в Китае, модернизации недостроенного советского авианосца “Варяг”, который Украиной был продан КНР в конце 90-х. С 2013 г. он используется в основном в целях накопления опыта, необходимого при проектировании и эксплуатации совершенно новой для ВМС Китая системы вооружения.

Однако его применяют и в операциях по “демонстрации флага”, прежде всего, в Южно-Китайском море, где претензии КНР на 80% акватории оспариваются рядом соседей, опирающихся в разной степени на поддержку США. В НВО уже обсуждалась последняя такая операция, начавшаяся с прохода группы китайских кораблей во главе с “Ляонинем” через пролив Мияко архипелага Рюкю, принадлежащего Японии.

Что касается строящегося авианосца, то интерес представляют экспертные комментарии, сопровождавшие его телевизионную презентацию. Хотя он спроектирован на базе того же “Ляонина”, но, как утверждается, характеристики нового боевого корабля будут “существенно выше”. В частности, видимо, увеличится численность авиационной группы, основой которой будут те же истребители J-15 (вариант российского Су-33).

Вероятно, уже в текущем году корпус будущего авианосца будет спущен на воду и далее последуют 2-3 года достройки, укомплектования и заводских испытаний. Передача боевого судна китайским ВМС намечена на 2020 г.

Ожидается строительство ещё одного авианосца класса “Ляонин”. Главной конструктивной особенностью всех трёх кораблей этого класса является расположенный в передней части палубы трамплин, с помощью которого осуществляется взлёт самолётов (ski-jump method).

Однако уже следующие авианосцы будут оборудованы сначала паровыми, а затем и более перспективными электромагнитными катапультами. Отметим, что на всех 11 ударных авианосцах, находящихся сегодня в составе ВМС США, установлены только паровые катапульты. Электромагнитными катапультами оборудуются новые авианосцы класса Gerald R. Ford, первый из которых (после долгих задержек) должен быть передан американским ВМС в текущем году.

C политической точки зрения особый интерес вызвала та часть комментария к презентации второго китайского авианосца, в которой, во-первых, говорилось о том, что в целях обеспечения национальной безопасности Китаю потребуются “по крайней мере” шесть авианосных ударных групп.

Но если о примерной (будущей) численности китайских авианосцев говорилось ещё несколько лет назад, то в вопросе о районах их патрулирования появилось нечто новое и крайне примечательное. А именно: помимо (вполне понятного) присутствия двух групп “в западной части Тихого океана”, другие две авианосные группы будут находиться “в Индийском океане”. Ещё две группы, видимо, будут находиться в резерве.

Если исходить из внешнеполитического дискурса руководства КНР последних 10-15 лет, обозначение Индийского океана в качестве одной из приоритетных зон патрулирования будущими китайскими авианосными группами тоже не должно удивлять. Тем более, что в акватории океана уже отмечается более или менее постоянное присутствие некоторого количества китайских эсминцев, фрегатов, подводных лодок (включая оснащённых ядерными силовыми установками).

В НВО также не раз обсуждалась критическая значимость для китайской экономики бесперебойного функционирования крупнейшего в мире торгового трафика в Индийском океане, начинающегося в Восточной Африке и зоне Персидского залива.

Судя по всему, сегодня в Пекине намерены решить эту задачу путём реализации двух, дополняющих друг друга, проектов. Из них первый заключается в создании сухопутного маршрута через Пакистан, который свяжет западные провинции КНР с портами Гвадар и Карачи на берегу Аравийского моря.

Второй заключается в постоянном присутствии в Индийском океане группировки ВМС, достаточной для обеспечения безопасного двустороннего движения грузовых торговых судов между Гвадаром и Карачи, с одной стороны, а также портами в зоне Персидского залива и Восточной Африки с другой. При этом местами базирования указанной группировки будут (фактически уже являются) те же Гвадар и Карачи.

Однако перспектива резкого усиления присутствия в акватории Индийского океана китайских ВМС совершенно определённо не устроит Нью-Дели, где вообще считают, что индийские ВМС должны играть определяющую роль в “собственном” океане. На решение этой задачи нацелено военно-морское строительство страны, в котором также всё большое значение придаётся вводу в строй авианосцев.

Первый из них “Викрамадитья” свыше трёх лет находится в составе ВМС Индии. Также как и китайский “Ляонин”, он является результатом глубокой модернизации бывшего советского авианесущего крейсера “Адмирал Горшков”, проведенной в России. На очереди схожие по конструкции авианосцы, но уже полностью “свои”, индийские.

Крайне важные последствия для ситуации в регионе Индийского океана (РИО) может иметь дальнейшее развитие процесса “нормализации” Японии, который также не раз обсуждался в НВО.

Хотя Южно-Китайское море станет первым субрегионом АТР, где военно-политические аспекты указанного процесса дадут о себе знать, но в Японии давно проявляют интерес и к РИО. При этом особое значение приобретает встречная заинтересованность Индии в расширении всестороннего присутствия Японии в регионе.

К месту будет отметить, что Японские ВМС уже располагают двумя легкими авианосцами класса Izumo, обозначаемые, впрочем, эвфемизмом “эсминец-вертолётоносец” (при водоизмещении 27 тыс. тонн). По мнению экспертов, на палубах Izumo, помимо вертолётов, могут размещаться также истребители пятого поколения F-35 в модификации вертикального взлёта.

Если сомнения Токио относительно надёжности дальнейшей опоры на США в вопросах обеспечения безопасности будут укрепляться, то, несомненно, резко ускорится процесс японского военного строительства. В этом случае в составе японских ВМС появятся новые полноценные (без всяких эвфемизмов) авианосцы и гораздо больших размеров, чем Izumo.

Однако усиление военного присутствия в РИО Китая, Индии, Японии является перспективой (недалёкого, но всё же) будущего. Пока господствующей силой в РИО остаются американские ВМС. Точнее сказать, РИО находится в сфере контроля Тихоокеанского и Центрального командований США, зоны ответственности которых сопрягаются по меридиану, проходящему через точку выхода индийско-пакистанской границы в Аравийское море.

Предположения о возможности “передачи поста” США в РИО “надёжному союзнику” (под которым подразумевалась, прежде всего, Индия) высказывались ещё десять лет назад. Подобная перспектива вполне соответствовала бы концепции “оффшорного балансирования” (сформулированной во второй половине 90-х годов), которая предполагает военно-политический отход США с передовых позиций противостояния с основными геополитическими оппонентами и выдвижение на эти позиции союзников.

Собственно, попытки практической реализации указанной концепции просматривались уже на первом 4-летнем отрезке президентства Б. Обамы. В этом плане предвыборная “неоизоляционистская” риторика Д. Трампа является крайним проявлением всё тех же смыслов, которые 20 лет назад закладывались в концепцию “оффшорного балансирования”.

Но в любом случае (гипотетическая) американская “передача поста” в РИО не свершится до тех пор, пока не приобретёт более или менее заметный характер процесс формирования японо-индийского (квази)союза, который опирался бы на весомую военно-морскую мощь.

В заключение можно было бы напомнить, что Индийский океан большой и, не задевая друг друга, в его акватории в состоянии разместиться гораздо больше (чем ожидается) авианосцев и прочих боевых кораблей разных стран.

Но дело в том, что перемещаться они будут приблизительно по одному и тому же маршруту, внимательно приглядывая друг за другом. А в этом случае, как говорится, “возможны варианты” развития событий в РИО.

Китай > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > ru.journal-neo.org, 28 февраля 2017 > № 2090253