Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093227

Герман Хан — об инвестициях, миллиардерах и принципах самурая

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Советы акционера «Альфа-групп» молодым предпринимателям

До того как ТНК-BP была поглощена «Роснефтью», Тюмень считалась неформальной столицей нефтедобывающих компании. Продав нефтяной бизнес, экс-владельцы ТНК по-прежнему бывают в центре своей бывшей империи. 3 марта бизнесмен Герман Хан, совладелец «Альфа-групп» ( №10 в списке Forbes 2016 года с состоянием в $8,7 млрд) и один из наиболее харизматичных бизнесменов России 90-х выступил с открытой лекцией в Тюменском технопарке в рамках проекта «Школа инновационного мышления».

Инвестор как самурай

Хан начал лекцию с совета начинающим инвесторами приобщиться к мудрости книги самурая XVII века Ямамото Цунэтомо «Записи о сокрытом в листве».

«На мой взгляд, инвестор – это в какой-то степени современный самурай, который должен все время, в круглосуточном режиме быть готовым к различным неожиданностям. Победа и поражение часто зависят от мимолетных обстоятельств», – процитировал Хан самурая Ямамото.

В бизнесе, считает Хан, действовать надо как на войне — на многие обстоятельства бизнесмен не может влиять, но он обязан быстро принимать решения и оперативно реагировать на изменения на рынке.

Баффет и Трамп

Ориентироваться Хан посоветовал на двух очень разных и очень богатых людей – Уоррена Баффета и Дональда Трампа.

«Главный триггер успеха Баффета состоит в том, что он выполняет функцию активиста. Он инвестирует в небольшие пакеты публичных компаний, в которых менеджмент работает часто не самым эффективным способом. Когда есть много инвесторов и нет среди них ключевого, менеджмент компании расслабляется и забывает иногда в чьих интересах они работают. Начинают работать не в интересах компании, а в своих – платят себе высокие зарплаты, неоправданные бонусы, при этом эффективность невысока. И Баффет выполняет функцию активиста – получает позицию в совете директоров, начинает оказывать влияние, создает внутреннюю оппозицию. Это как правило приводит к тому, что стоимость акций начинает расти. На этом он и сделал основной капитал», — поделился Хан.

Что касается Трампа, то к нему Хан просто советует прислушиваться. Трамп стал единственным бизнесменом в истории США, который вошел во властные структуры без какого-либо политического опыта и сразу в самый высокий эшелон власти. «Одной из удачных инвестиций Трампа можно считать то, что он принял участие в малопредсказуемой кампании и стал президентом США», — говорит Хан.

Однако активные действия не всегда являются лучшей стратегией, иногда нужно уметь ждать подходящего момента. В своей лекции совладелец «Альфы» посчитал нужным привести следующее высказывание действующего президента США: «Иногда лучшие инвестиции – это те, что ты не сделал».

Столкновение культур

Чаще всего инвестиционный цикл состоит из трех этапов – вход в проект, улучшение и извлечение из проекта выгоды и выход из инвестпроекта в нужное время, говорит Хан. Инвестору важно правильно сделать выбор сферы вложения средств, а также понять, какой пакет акций приобретать и в какой момент выводить капитал. При этом необходимо верно расставить приоритеты – выбрать материальные (земля, оборудование, транспорт) или нематериальные (лицензии, патенты, ноу-хау) активы, а может быть и инвестировать в человеческий капитал – науку, образование.

«Когда происходит поглощение или слияние — это всегда столкновение культур. В такие моменты правильный расчет подвергается большому вызову. Именно так было при объединении активов ТНК и ВР», — добавил он.

Когда произошло слияние, говорит Хан, не все сотрудники восприняли изменения спокойно. Одни привыкли к большой автономии в принятии решений, другим наоборот не хватало четкой постановки задач. Необходимость проявлять креативность ставила их в тупик. В таких ситуациях и проверяется выдержка инвестора и менеджмента. Если они справились со стрессом коллектива, разрядили все возникшие конфликты и сохранили команду, то улучшить проект будет гораздо легче, а значит и вывести компанию на новый уровень, в итоге получить прибыль.

Apple и Форест Гамп

В качестве удачного примера инвестиций Хан привел эпизод из фильма «Форест Гамп». В 1978 году Apple привлекла около $500 000 инвестиций, главный герой фильма приобрел за 10 000 около 3% акций «какой-то фруктовой компании». В 1980 году Apple инициировала первичное размещение акций, это принесло Форесту Гампу $4,2 млн всего за два года. Если бы герой фильма держал акции до сих пор, его доход мог бы составить более $26 млн, подсчитал Хан.

Также примером успешных высокодоходных инвестиций Хан назвал действия Джордана Белфорта, история жизни которого стала основой для фильма «Волк с Уолл-стрит». В 1988 году он удачно инвестировал в акции Coca Cola, которые принесли доход в $500 000 всего за пять месяцев.

Хан рассказал и о своем опыте участия в инвестиционных процессах. В 1999 году «Альфа-групп» и «Ренова» выкупили 99,9% акций «Тюменской нефтяной компании», которая в дальнейшем была объединена с активами ВР в России. В марте 2013 года «Альфа-групп» получила от «Роснефти» $13,86 млрд за 25% доли ТНК-ВР. По словам Хана, чистая прибыль группы от этой сделки составила $8,15 млрд.

$5 млрд в зарубежный нефтегаз

«Мы приобрели определенный инвестиционный капитал», — говорит Хан об итогах сделки с «Роснефтью». По его словам, именно на эти средства создана возглавляемая им компания L1 Energy. Теперь компания собирается вложить около $5 млрд в нефтегазовую сферу. Конкретные сроки осуществления инвестпроектов Хан не назвал.

По его словам, компания планирует инвестировать в нефтегазовые активы на «двух платформах»: первая — это Европа, Северная Африка и Латинская Америка, вторая — США.

Проект в США связан с трудноизвлекаемыми запасами, однако L1 намерена получить синергетический эффект от двух платформ. «Почему мы не делаем это с одной платформы? Потому что наши немецкие коллеги не обладают технологическим опытом добычи нефти из сланцев, это чисто американское ноу-хау. Мы там пытаемся купить команду - компанию, которая обладает этой технологией, и на ее базе осуществить планы по построению платформы», - сказал Хан.

Инвестиции в России понятны, говорит Хан. На западных рынках работать сложнее. Возникает барьер в коммуникации с контрагентами, у бизнесменов разных стран разный менталитет.

«Самое главное — приходится менять себя. Мне, например, пришлось в 45 лет выучить английский. В советских школах этому уделяли мало времени», — сказал Хан.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093227