Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 6 марта 2017 > № 2097637

 Почему рабочему необходимо высшее образование

Ответ на статью Т. Воеводиной «Системные неумехи»

Юрий Ожигов

Недавно я прочел статью Т.Воеводиной "Системные неумехи", основная мысль которой сводится к тому, что надо развивать среднее специальное образование, поскольку высшее, якобы, сильно раздуто. Я не стал бы вступать в полемику с этим утверждением, достойным министра образования в царском правительстве где-то в ХIХ веке, если бы это было частным мнением. К сожалению, такие мысли имеют хождение и потому реализация различных проектов «упорядочения» образования в смысле его сокращения способна принести серьезный вред.

Высшее образование необходимо любому профессионалу. В особенности оно нужно тем, кто имеет дело с физическими вещами и процессами — высшее техническое или естественно-научное образование. Возьмем водопроводчика. Ему не достаточно уметь сваривать пластиковые трубы и устанавливать сантехнику. Он должен уметь делать — и правильно делать! - целый ряд вспомогательных работ: сверлить отверстия, проводить земляные работы, разбираться в системе электроснабжения, знать свойства материалов и оборудования, а также учитывать природные условия, например, погоду, поведение водопровода при низких и высоких температурах и т.д. Для того, чтобы сделать свое дело хорошо, ему не достаточно простых навыков, он должен знать смежные области. Вот ты — электрик. Знаешь только свое ремесло. Установил прибор, но не учел влажности или сейсмичности или сопромат не знаешь. В результате после урагана проводку пробило и пошла искра — дом загорелся и сгорел дотла. «Умельцы» - незнайки хороши только до первой аварии. Так называемое среднее профессиональное образование — это хорошо, но это не достаточно для жизни в современных условиях, где ошибка «простого» исполнителя может обернуться катастрофой.

Американский шаттл был сделан по всем правилам. Но он стартовал в холодную погоду, при которой уплотнительные кольца на баках с горючим потеряли упругость и герметичность. Итог — гибель корабля и семи астронавтов. Эти кольца ставили простые исполнители и их нельзя ни в чем упрекнуть. А у тех, кто «думать должен» было столько работы, что они это просто упустили. Для выяснения причины вынуждены были пригласить знаменитого физика-теоретика Ричарда Фейнмана — он нашел причину аварии.

А вот другой пример. Сергей Королев запускал очередной спутник. Сроки поджимали, а документацию сделать не успели. Чертежей нет! А спутник надо сделать и запустить. Он пошел к рабочим. Так и так, говорит. Надо делать без чертежей. Я надеюсь на вашу рабочую совесть. И они сделали, и он полетел и сделал все, что должен был! Эти рабочие не были исполнителями, они были творцами.

В статье Воеводиной приводится распространенная мысль о том, что, якобы, «умелые» работники должны хорошо выполнять предписания, а вот творить должны «инженеры», то есть особо одаренные — вот для них то и нужно высшее образование.

Такое мнение противоречит практике. Творить должен любой профессионал. Бездумные исполнители нигде не нужны, их место уже заняли роботы. Бурлаки не нужны, баржи тянут буксиры. Вот человек окончил ПТУ, получил рабочую специальность. Поработал. А надо расти! Попробуй найди другую работу. Вот тут уже творчество нужно! Если загнать людей в уровень ПТУ — это будет как крепостное право до 1861 года, только прикрепление к стандартному набору операций.

Но и «творчество» в элитарном загоне — невозможно. Потому что мысль связана тысячами нитей с физической работой. Именно — с мышечным напряжением (каламбур здесь не случаен). Сама эволюция человека — антропогенез — шла параллельно для руки и для мозга, то есть мозг развивался под влиянием ручного труда и наоборот — оказывал на него непосредственное влияние. Если разорвать эту органическуя связь, не будет ни интеллектуального результата, ни физического. Необразованные «умельцы» - миф, выгодный олигархату — умников меньше, управлять легче! И верят в него только те, кто сам не занимался этим самым практическим трудом.

«Неумение» происходит не от высшего образования как такового. Оно есть следствие его дефектов. Схоластика, оторванность от реальности и дошедшая до абсурда специализация — вот причины «неумения» образованных людей. Преодоление этого — большая общечеловеческая проблема. И решать ее нужно, не сокращая высшее образование, а наоборот — расширяя его.

Петр Капица как-то сказал, что в университете учится не только студент, но и — прежде всего — профессор. Высшее образование тысячами нитей связано с движением нашей цивилизации как таковой, и потому нуждается во внимании и поощрении общества, а не в угнетении и сокращении. Что произойдет, если сократить медицинский институт и вместо него создать пять медучилищ? Ничего, но только до того момента, когда вам лично понадобится врач — например, хирург, врач, а не медсестра! Врач может выполнять функции фельдшера или медбрата, но не наоборот!

Часто говорят, что вот мол, это не дело, когда человеку дали высшее образование, истратили на него кучу денег, а он пошел работать электриком, а там мол высшее образование не нужно и потому давайте сократим ВУЗы и наделаем ПТУ. Это — логика менеджеров, не знающих реальности, и пример тех самых «неумех» - но в сфере управления. Как бороться с этими «неумехами»? Метод прост: демократия. Общеизвестно, что подавляющее большинство родителей пытается дать своим детям именно высшее образование. Если у нас — демократия, надо считаться с этим желанием. Вы говорите, что не нужны юристы, экономисты, финансисты и прочие гуманитарии? А нет хороших сантехников? Вы ошибаетесь. Сантехники как раз есть. Но у нас нет настоящих финансистов, или есть, но очень мало, потому что вообще подлинные знания есть дефицит везде и всегда, из-за чего, в частности, возникает проблема «неумех» во многих областях.

Как бороться с дефицитом знаний — вот в чем проблема. Настоящее знание — это не то что ты прочел в книжке, или тебе это кто-то умный рассказал на лекции. Ты должен это сам понять на своем собственном опыте, руками к этому прикоснувшись. Кто-то великий, кажется, Леонард Эйлер, говорил, что когда тебе кто-то рассказывает, все просто и понятно; как начинаешь делать сам — ничего не понимаешь.

Высшее образование — необычайно гибкая сфера деятельности. В первые годы советской власти в ВУЗы набирали людей с очень слабой подготовкой, они и школьной программы не знали толком. Как принимали экзамен. Сдавал один человек, самый умный. А оценку, которую он получал, ставили в зачетки всей группе! Вот так. «Караул! Профанация!» - закричат блюстители «порядка» и «правил». Это была действительно, очень странная практика, с точки зрения нашего нынешнего положения вещей и вопиющее нарушение всего, что можно нарушить. Но эта удивительная практика создала человеческое общество, связанное особой солидарностью, и потому крепкое, как стена. И об эту стену разбилось во время великой войны нашествие объединенной Европы, которая была гораздо выше нас в техническом и научном отношении.

Система высшего образования есть бесценное наследство, полученное нами от предыдущих поколений, которое далось с огромными жертвами и кровью. Отказ от него, хотя бы и частичный, есть прямое предательство национальных интересов. Наши университеты открыты для диалога с обществом как никакая другая сфера деятельности. Они тесно связаны не только с наукой (эти две вещи нельзя даже разделить), но и с промышленностью, и с управлением, и с оборонной сферой. Развитая система высшего образования обеспечивает гибкость нашего общества и его способность к выживанию в быстро меняющемся современном мире. Насущной задачей является совершенствование этой системы и ее постепенное расширение введением как новых форм обучения, так и постоянным пересмотром учебных программ и практик в связи с меняющимися глобальными условиями.

Эта короткая заметка есть лишь ответ на упомянутую мной публикацию, и здесь я не намеревался затронуть все многообразие проблем высшего образования. Надеюсь, что обсуждение этих проблем будет продолжено, так как эта тема волнует огромное число граждан нашей страны.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 6 марта 2017 > № 2097637