Казахстан. США > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102820

Лучший коп Нью-Йорка – родом из Сарыагаша

Автор: Сара Садык

Впервые о семье Ниязовых казахстанцы услышали в прошлом году, когда в интернете появилась новость: парень из Шымкента признан лучшим полицейским Нью-Йорка. Тогда 26-летний Димаш Ниязов задержал главаря наркоторговой сети с крупной партией героина, заслужив тем самым, помимо признания и солидной премии, гарантированный служебный рост. Популярная ежедневная газета The Wall Street Journal назвала Димаша примером для всех эмигрантов. Телевидение же представило его как единственного американского полицейского, который еще и занимается профессио­нально боксом.

Крепкий орешек

А недавно бравый американский полицейский казахского происхождения Димаш Ниязов передал Казахстану добытые им сведения об американской фирме Aldamisa Enterntaiment. Той самой, которая, если верить режиссеру и продюсеру печально знаменитого кинопроекта «Феникс», была возмущена отказом казахстанского министра культуры и спорта финансировать этот фильм.

Частное расследование инициировал отец Димаша – Исмат Ниязов.

– Я всегда наблюдаю за развитием спорта в нашей стране, – говорит Исмат. – Сегодня весь мир знает о наших штангистах, хоккеистах, паралимпийцах... Но сам по себе спорт так просто развиваться не будет. Нужен грамотный менеджмент со стороны курирующего ведомства. Поэтому когда разгорелся скандал вокруг Министерства культуры и спорта, я не мог оставаться сторонним наблюдателем. Тем более что я знал, пусть и шапочно, его главу. С Арыстанбеком Мухамедиулы в один из приездов на родину меня познакомил мой покойный друг Болат Муханов. Посидели вместе буквально полчаса, и та встреча вроде бы уже и позабылась, но однажды на просторах интернета я наткнулся на статью, где некая девушка говорила о домогательствах со стороны министра.

Журналист спросил ее: «Почему же вы сразу не обратились с заявлением в полицию? Ведь прошло столько лет». «Я испугалась», – на голубом глазу ответила девица.

Странно, подумал я, почему же ты так боялась его, когда он был всего лишь ректором, но осмелела, когда он стал членом правительства?

В другой статье «потерпевшая» сообщила, что «наглый и агрессивный домогатель» на коленях просил у нее прощения. Это было похоже на плохо поставленный спектакль.

Когда следом появились «разоблачения» актера Тунгышпая Жаманкулова, пазл сложился мгновенно: против министра по всем фронтам идет грязная информационная «войнушка». Еще больше укрепил меня в этом мнении режиссер Талгад Жаныбеков. Он заявил, что российская фирма Aldamisa RUS (по его утверждению, «дочка» американской Aldamisa, выступившей партнером в съемках фильма «Феникс»), обещала ему дополнительное финансирование, но из-за «вымогающего взятку» министра съемки заморожены.

Я заинтересовался. Выяснил, что у этой фирмы в Америке несколько юридических адресов, в том числе и в жилых домах. А самое главное – задолжав банку, актерам и рабочим, Aldamisa погрязла в судебных разбирательствах. Добытые сведения я выслал в Казахстан, но – удивительно: даже после их публикации одураченная толпа продолжала, да и, кажется, продолжает оставаться на стороне оппонентов министра. Очень печально, что так называемое общественное мнение настолько слепо, что не желает видеть очевидного. Не вникая в суть дела, оно встало на сторону тех, кто громче всех кричит: «Наших бьют!». Для такой толпы (именно толпы, а не общества) человек во власти априори плохой, а его оппонент, особенно, если он ниже рангом, – априори хороший, даже если он совершил противоправный поступок. Но министр, к счастью, оказался крепким орешком: нашел в себе силы не сломаться и не поддаться мощнейшему давлению, защищая государственные интересы.

О, спорт! Ты – ключ в любую дверь!

Исмат Ниязов оказался в Нью-Йорке благодаря спорту.

– С шестого класса я учился в республиканской детской спортивной школе-интернате в Алма-Ате, – рассказывает он. – Делал успехи в боксе, но грезил не спортивной карьерой, а морем, которого никогда не видел. В 1985 году, отслужив в армии, я поступил в Архангельское мореходное училище и заочно – в Ленинградскую морскую академию. А дальше в моей жизни был Северный торговый флот. Спорт при этом никогда не забывал. Однажды мы привезли лес и зерно в нидерландский городок Заандам, там я познакомился со знаменитым кикбоксером Питером Артсом. Мы сразу подружились, и две недели, пока шла разгрузка нашего судна, Артс меня тренировал.

А вскоре настали столь тяжелые времена, что пришлось оставить и академию, и работу в торговом флоте. Я вернулся домой, в Казахстан. К тому времени в нашей семье уже подрастал сынок Димаш. В Алма-Ате я работал адвокатом в юридичес­кой фирме «Райт» своего друга, боевого офицера-«афганца» Болата Муханова. От прежней жизни остались только спорт, мечта повидать мир и дружба с Питером Артсом. Он к тому времени стал дважды чемпионом мира по кикбоксингу и тайскому боксу. В 1997 году по его приглашению я уехал вначале в Нидерланды, а оттуда – в Нью-Йорк. В 1998-м получил грин-карту, а через четыре года, когда американские детишки, которых я обучал кикбоксингу и тайскому боксу, стали показывать хорошие результаты, – гражданство США.

Жену и младшего сына я забрал с собой сразу в 1998 году. Димаш должен был отправиться в Америку в 2001-м, но после известного теракта американское посольство в Москве какое-то время не выдавало визы, и он приехал к нам только через год. К тому времени мы съехали со съемной квартиры в Бруклине и купили собственный дом. Мы с женой уже неплохо зарабатывали, к тому же на нас распространялась программа поддержки мигрантов. Благодаря этой программе моя супруга Салтанат бесплатно получила первое образование как психолог. Второе –высшее медсестринское – мы смогли оплатить сами.

В Америке ценят тех, кто серьезно занимается спортом. Понимая, что это стартовая площадка для успеха, я сам взялся учить обоих сыновей тому, что сам хорошо знаю, – боксу. Когда Димаш стал выигрывать серьезные бои (стал чемпионом Нью-Йорка, завоевал серебряную медаль в Буффало), я перевел его в профессио­налы.

Бизнес в Америке, а сердце – в Казахстане

Исмат признается: прожив 20 лет в Америке и став ее гражданином, он оставил сердце на малой родине – в ЮКО. Рассказывая о своей жизни, он иногда с трудом подбирает казахские слова.

– Казахи в моем доме бывают нечасто, – оправдывается наш человек в Нью-Йорке. – Последний раз это было два года назад, когда в Лас-Вегасе проходил чемпионат по боксу. Тогда мы приглашали погостить денек-другой тренеров казахской команды. Но постоянно на родном языке разговариваю только с женой. Все друзья – американцы, у меня с ними совместный бизнес. С сыновьями общаюсь тоже больше на английском. Им так легче, хотя оба родной язык не забыли.

По словам Исмата, первые годы жизни в Америке не обошлись без трудностей и огорчений:

– Новая страна, новые правила. Но раз поставил цель, к ней надо идти. Я хотел купить здесь дом, дать детям хорошее образование. Добился, чего хотел: по американским меркам вполне дотягиваю до среднего класса. Занимаюсь промоутерством, пять лет назад с двумя американскими партнерами открыл большой спортивный зал, где проходят тренировки по всем видам единоборств, входящим в олимпийскую программу: боксу, борьбе, таэквондо… Начинаем пускать здесь корни. В начале февраля прошла помолвка Димаша. Он женится на коренной американке. Мои родственники живут в Казахстане, занимаются земледелием и по большому счету не жалуются на жизнь. Возможно, и я лет через 5-10 вернусь домой. Но пока не могу, держит бизнес.

Старший сын, по словам отца, как и он сам когда-то, упорно идет к поставленной еще в юности цели – стать чемпионом мира по профессиональному боксу. Сегодня за плечами Димаша уже десять успешных боев. Про карьеру тоже не забывает. Хотел вначале пойти по стопам матери – стать медбратом. Поступил в Long Island University и параллельно (тайком от родителей) сдал экзамены в полицейскую академию. Результатов ждал два года. И его приняли.

– Это случилось тогда, когда до получения диплома медбрата оставалось буквально полгода, – говорит Исмат. – Дальше сын собирался выучиться на врача в Medical School. Но, получив приглашение из полицейской академии, без сожаления оставил Long Island University. Что ж, ему виднее. Да и мне, честно говоря, профессия полицейского больше нравится. У американских копов очень много привилегий. Часть их распространяется даже на родственников. Если меня иногда останавливают копы, то показываю им специальную карточку, где написано, что я отец полицейского: сразу отпускают. Младший сын, 23-летний Куаныш, по совету старшего брата тоже сдал экзамены в полицейскую академию. Пока не пришел вызов, он поступил в колледж, где учится на программиста.

Казахстан. США > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102820