Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 10 марта 2017 > № 2104576

Любовь - это почти помешательство

Дмитрий Кузнецов

Режиссер Владимир Бортко объяснил, что именно он решил привнести в вечную тему

В марте на российские экраны выходит новая картина Владимира Бортко «О любви» — мелодрама, снятая режиссером по собственному сценарию, где в главных ролях заняты популярные актеры Анна Чиповская, Алексей Чадов и Дмитрий Певцов. Бортко — автор известных экранизаций русской классики: нестареющего «Собачьего сердца» с Евгением Евстигнеевым, «Тараса Бульбы» с Богданом Ступкой, телесериалов «Идиот», «Мастер и Маргарита»... Он же в былые времена снял и комедию «Блондинка за углом» (Татьяна Догилева, Андрей Миронов), и «Афганский излом» с Микеле Плачидо, и даже два первых фильма из сериала «Бандитский Петербург». Что же заставило режиссера взяться за тему любви, о которой, кажется, давно все сказано?

— Ваш фильм называется «О любви». У Чехова есть такой рассказ.

— Это уже 18-й фильм с таким названием, если считать со времен братьев Люмьер.

— О чем же ваша лента?

— Как бы мудрецы ни стремились к освобождению от страстей, любовь до сих пор управляет миром. Вот и я решил внести лепту в исследование этого чувства в условиях современной России. История действительно вечная: женщина живет со своим избранником и думает, что любит его, пока не познает совершенно другие чувства.

— Один из ваших героев почему-то китаист. Откуда он взялся?

— Мой сын — китаист по профессии, окончил Петербургский университет. И хотя это не его история, но антураж, сама профессия героя Алексея Чадова были хорошо мне знакомы.

— Может быть, для чистоты эксперимента надо было дать его сопернику не профессию банкира, а какую-нибудь другую, малодоходную? А то мы, зрители, начинаем думать, что героиня предпочла его из-за денег.

— Героиня любит в нашем банкире человека и мужчину, а не его деньги. И взамен требует такой же бескорыстной любви. В конце концов, может женщине понравиться такой мужчина, как Певцов? Его персонаж отличается от нашего расхожего представления о миллионерах. Что он, в конце концов, в жизни видел, кроме самолета, своих бумаг и продажной любви? Решил в кои-то веки парень погулять, и вот что из этого вышло.

— В чем, по-вашему, отличие современной женщины от представительниц прежних поколений?

— У нас раньше было более патриархальное общество. Женщине сейчас приходится бороться за свое существование, не надеясь практически ни на кого. Моя героиня — человек более цельный, чем ее мужчины. Она требует отдачи такой же мощной, как ее собственные чувства, но этой отдачи не находит.

— А что такое сильный мужчина?

— Тот, кто берет на себя ответственность. Муж главной героини вместо того, чтобы показать, что он действительно любит ее, пускается в бесконечные рассуждения...

— Вы считаете, что любовь оправдывает измену?

— Любовь оправдывает все. От человека в состоянии любви трудно ожидать логичных, обдуманных поступков. С точки зрения медицины это близко к состоянию помешательства. Ну и что — так человек устроен. Это естественно происходит в жизни почти каждого.

— Получается, ваш фильм — о временном помрачении рассудка?

— Если хотите — да. Так ведь и «Анна Каренина» о том же, разве нет?

— Почему в качестве композитора вы выбрали Максима Дунаевского?

— Я преклоняюсь перед этим человеком. Три раза переписать заново музыку, прислушиваясь к пожеланиям режиссера, — это высочайший класс.

— Эротические сцены в фильме были вдохновлены скульптурами Родена — это ваша идея?

— Это была общая идея. Ведь снимать надо красиво. Порнуху делать мы не хотели.

— Это ваш первый опыт съемки таких сцен?

— Ну почему же. В фильме «Единожды солгав» (1987 год) была очень откровенная сцена. В «Тарасе Бульбе» — в меньшей степени, но тоже было.

— Что вообще интересного для себя вы видели в последнее время в нашем кино?

— Дайте вспомнить... Пожалуй, «Горько» Жоры Крыжовникова — понравилось. Хотя в силу возраста я уже далек от среды, показанной в фильме, но — смеялся.

— Я читал, вы начали снимать фильм «Креститель» о князе Владимире?

— Эти съемки пришлось отложить, так как параллельно снимался «Викинг». Что будет дальше с моим фильмом, не знаю. «Викинга» я, к сожалению, не видел.

— Актер Александр Лыков, играющий в вашем фильме, назвал вас представителем старой школы великого советского кино. Вы с этим согласны?

— Ну разве что по возрасту. «О любви» мог бы снять и молодой режиссер.

— Вы начинали творческую биографию в Киеве. А как попали в Питер?

— Я попал на «Ленфильм» после того, как снял свой первый фильм — естественно, про рабочих — на студии Довженко. А украинцы тогда были куда как более советскими, чем москвичи. Я быстро понял, что мне очень трудно общаться с представителями киностудии Довженко — мы друг друга не понимаем. А самой прогрессивной студией в СССР тогда был «Ленфильм». Вот я приехал, прижился, тому уже 45 лет.

— В фильме «Единожды солгав» главный герой — художник, пишущий портреты передовиков на заказ. Здесь есть что-то из вашей собственной жизни?

— Да, отчасти из моей, отчасти из жизни моих тогдашних коллег-режиссеров.

— Кино для вас больше искусство, чем индустрия?

— Конечно, искусство. Индустрия — это что-то совсем другое, гораздо более денежное, чем мои фильмы.

— В конце 80-х вы были членом КПСС...

— Я симпатизировал идее, а про тех, кто тогда был у власти, думал, что они только все испортят и развалят, потому что сами ни во что не верят. Мой фильм «Собачье сердце» — это про них, тогдашних наших правителей.

— Вы и сейчас член КПРФ и сторонник социализма. Что вы в нем увидели?

— Самая большая заслуга советской власти — напишите это красными буквами — не строительство заводов и даже не запуск человека в космос. Это подъем уровня культуры населения от 82% неграмотных до того, что в метро читали толстые журналы и покупали книги — чего сейчас нет. Моя мама (она умерла в прошлом году) рассказывала, что в девятом классе играла Джульетту. Это в 1936-м. Она жила тогда в деревне Большая Александровка. И в школе они ставили Шекспира. Что сейчас, интересно, в этой Большой Александровке делается?

— Говорят, вы будете снимать фильм о событиях в Донбассе, где главный герой — писатель.

— Ну, буду или нет — неизвестно, поскольку неясно, будут ли деньги. Мне пока дали снять небольшой кусочек.

— А вообще как вы видите разрешение кризиса между Россией и Украиной?

— Думаю, ДНР и ЛНР постепенно признают и рано или поздно мы вернемся к границам 1939 года... У меня мать украинка, отец русский с белорусскими корнями. Это все один и тот же народ. То, что сейчас происходит, — временное помутнение, не без влияния наших «друзей» из-за границы.

— Вы трудолюбивый человек?

— Конечно. Мне 70, я мог бы спокойно почивать на лаврах. Это кино, я думаю, ничего, кроме убытка, мне не принесет. Надеюсь, конечно, что хотя бы расходы, которые мы понесли, окупятся, но не более того. Это же не блокбастер. Кстати, о слове «труд». Передайте большой привет читателям вашей газеты. Мне близко ее название!

Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 10 марта 2017 > № 2104576