США. Мексика > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 14 марта 2017 > № 2104933

Разве исследования подтверждают правильность политики Трампа, направленной против мексиканских иммигрантов?

Леонардо В. Вера (Leonardo V. Vera), Infolatam, Испания

В США в настоящее время предположительно проживают порядка 11,7 миллионов мексиканских иммигрантов, как на законном основании, так и без разрешения. Это 28% от общего числа иммигрантов, проживающих в стране (около 42 миллионов человек). Несомненно, мексиканцы представляют собой значительную часть общей массы иммигрантов.

Начиная с 2007 года, миграция из Мексики в США ежегодно составляла около 200 тысяч человек, что значительно ниже среднего показателя 90-х годов, который составлял 466 тысяч человек в год. В недавнем докладе исследовательского центра Pew Hispanic (2012) указывается, что с 2011 года количество мексиканцев, родившихся не в США, стало сокращаться. Это, в свою очередь, указывает на то, что за последние годы чистый приток иммигрантов мог стать отрицательным. То есть, сейчас больше мексиканцев могут перемещаться из США в Мексику, чем из Мексики в США.

По сути дела, мексиканцы уже не представляют собой главный миграционный поток, прибывающий сейчас в США. Начиная с 2013 года, Китай и Индия возглавляют список стран, чьи граждане находились в США в качестве иммигрантов в течение года или меньше.

И вот именно в такой атмосфере Дональд Трамп выступил со своими заявлениями и сделал первые шаги в направлении недружественной миграционной политики, в первую очередь затронувшей иммигрантов из Мексики. В мае 2015 года во время так называемого «Саммита во имя свободы», проходившего в Южной Каролине, Трамп раздраженно заявил: «Мексика больше не будет жить за наш счет. У нас с ними больше не будет открытой границы. Самый крупный строитель в мире — это я, и я построю самую большую стену, которую они когда-либо видели. И угадайте, кто оплатит строительство: Мексика». 25 января пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) сообщил, что Трамп подписал указ о начале строительства стены на границе с Мексикой.

Идеи или убеждения, на которых основывается агрессивная миграционная политика Трампа в отношении Мексики, просты и уже давно весьма распространены среди американской общественности. В первую очередь отмечается, что мексиканские иммигранты занимают рабочие места в США, увеличивая безработицу среди американских трудящихся, особенно в обрабатывающей промышленности.

Во-вторых, указывается, что трудящиеся мексиканского происхождения, обладая крайне низкой квалификацией, согласны на низкооплачиваемую работу, вызывая, таким образом, снижение зарплат у местных трудящихся. В-третьих, утверждается, что эти иммигранты создают дополнительную нагрузку для федерального правительства и американских налогоплательщиков, поскольку активно пользуются услугами системы здравоохранения США. В итоге, иммигрантов мексиканского происхождения обвиняют в причастности к преступной деятельности и в ухудшении криминогенной обстановки в стране.

В течение последних двух десятилетий экономисты проявляют все больший интерес к миграционной активности с США, и во многих научных работах рассматриваются последствия иммиграции на структуру заработной платы, занятость, преступность и правительственные социальные программы. Все и каждое из утверждений, на которые опираются позиция, взгляды и антииммиграционная политика Дональда Трампа и его советников, в конце концов, опровергаются этими исследованиями.

Например, исследования о воздействии мексиканских иммигрантов на структуру заработной платы низкоквалифицированных рабочих, родившихся в США, начались чуть более десятилетия назад с работ Карда (Card) и Льюиса (Lewis) (2005) и Туссена-Комо (Toussaint-Comeau) (2007). Используя данные переписей 1980, 1990 и 2000 годов, а также эконометрические модели, обе научные работы отвергают гипотезу о том, что приезд низкоквалифицированных мексиканских иммигрантов ведет к снижению зарплаты американских трудящихся. Еще более убедительные доказательства представили Чалфин (Chalfin) и Леви (Levy) (2013). В своем исследовании оба автора сумели стать выше эконометрических моделей, применяемых при оценке миграции из некоторых городов Мексики в некоторые города США. Чалфин и Леви не обнаружили какого-либо значительного влияния приезда иммигрантов (исследования проводились в 76 крупных городах) на уровень заработной платы местных трудящихся. Эти результаты подтвердились в различных возрастных, этнических и расовых группах, а также в группах с разным уровнем профессиональной квалификации.

Исследования влияния, оказываемого въездом мексиканских иммигрантов на занятость местных трудящихся, опровергают еще один миф. В 2003 году Комиссия США по международной торговле (USITC)5/ разработала сложную модель общего равновесия, чтобы правильно оценить экономические последствия различных соглашений о свободной торговле, подписанных США. Среди прочего, эксперты USITC установили, что с 1994 по 2000 год США могли получить дополнительно 270 тысяч рабочих мест благодаря соглашению о свободной торговле с Мексикой и Канадой (NAFTA.

Десять лет спустя, в 2013 году, Чалфин и Леви установили, что присутствие трудовых иммигрантов мексиканского происхождения в целом не оказывает какого-либо влияния на уровень безработицы трудящихся уроженцев США. Более того, оно оказывает положительное влияние на занятость высококвалифицированных местных трудящихся. В недавнее исследование, проведенное Брайаном Каденой (Brian Cadena) из Университета Колорадо и Брайаном Ковачем из Университета Карнеги — Меллон (Cadena y Kovac 2013), приводятся еще более удивительные факты. Например, то, что трудящиеся низкоквалифицированные мексиканские трудовые иммигранты гораздо более склонны к смене мест работы, чем трудящиеся уроженцы США, благодаря чему в период спада производства у последних появляется больше возможностей для трудоустройства. Это может объясняться тем, что трудовые иммигранты обычно не защищены страховкой по безработице, вследствие чего их существование зависит исключительно от заработной платы. Таким образом, после недавнего спада производства мексиканские иммигранты в значительно большей степени готовы к перемещениям, чем остальные, способствуя тем самым выравниванию рынка труда.

Что касается утверждений о том, что мексиканские трудовые иммигранты отрицательно влияют на занятость в обрабатывающей промышленности (этот тезис периодически повторяют Трамп и его сторонники), то достаточно указать, что лишь мексиканские иммигранты составляют лишь 6% от общего числа занятых в американской обрабатывающей промышленности. Мексиканцы в основном заняты в сельском хозяйстве (27%) и строительной промышленности (15%).

Система здравоохранения также не испытывает какой-либо перегрузки со стороны мексиканских иммигрантов. Данные, собранные Товаром (Tovar) вместе с другими авторами (2014), указывают, что на каждую тысячу детей уроженцев Мексики моложе 18 лет приходится 120 человек, не имеющих в США страхового полиса, в то время как среди граждан США этот показатель составляет 10 человек на каждую тысячу. Несмотря на то, что выходцы из Мексики составляют лишь 4% населения страны, медицинских полисов не имеют 13%.

В США, действительно, проживают около 6,4 миллионов уроженцев Мексики, которые не имеют медицинской страховки. Это больше половины мексиканских трудовых иммигрантов. Отсутствие медицинского страхования особенно заметно среди иммигрантов, работающих в сельском хозяйстве (71%), строительстве (69%) и на низкооплачиваемых работах (63%), где особенно велико количество несчастных случаев и заболеваний. Согласно исследованию, проведенному недавно Калифорнийским университетом в Беркли совместно с министерством внутренних дел Мексики, мексиканцы в наименьшей степени пользуются системой здравоохранения США. Как же в таком случае мексиканские трудовые мигранты могли затруднить работу американского здравоохранения, если они крайне мало ей пользуются?

Особенно быстро рассеиваются мифы, если проанализировать проблемы преступности. Ни для кого не секрет, что уровень преступности в США в последние годы снижался. Более того, он в значительно большей степени снизился в штатах, где наблюдается рост иммиграционных потоков.

В соответствии с данными о преступности, предоставленными ФБР, среди городов с населением свыше 500 тысяч человек самый низкий уровень преступности отмечен в Сан-Диего, Финиксе, Эль-Пасо и Остине. Все они находятся на границе с Мексикой, и в них проживает значительное число мексиканских иммигрантов. Тут особо важно еще раз сослаться на исследование Аарона Чалфина (2014)9/, пересмотревшего эмпирические выводы о влиянии мексиканской иммиграции на уровень преступности. Чалфин делает вывод о том, что в своем подавляющем большинстве эмпирические исследования, проводившиеся с 1998 года, не выявляют какой-либо связи между мексиканскими иммигрантами и криминогенной обстановкой. Само исследование Чалфина подтверждает эти результаты, основываясь на ежегодных, а не усредненных данных за десятилетия.

Становится очевидным, что президент Трамп и его советники в области миграции эксплуатируют стереотипы, основывающиеся не только на расплывчатых и неадекватных воззрениях, но и на откровенно ложных посылах. Изменится ли государственная политика Трампа по отношению к мексиканским иммигрантам в случае разоблачения этих ложных посылов? По всей видимости, нет. Но в любом случае полезно знать истину.

США. Мексика > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 14 марта 2017 > № 2104933