Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 марта 2017 > № 2109077

Призыв Архиерейского синода Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ) «сокрушить» память о вожде Великой Октябрьской социалистической революции и первом главе Советского государства Владимире Ильиче Ленине не получил в России мало-мальски заметного положительного отклика. И это хорошо. Более того, развернуто ответили «зарубежникам» не только коммунисты, что было предсказуемо, но и представитель Московского патриархата. Тем не менее, считаю, что отпор, которого заслуживает этот очередной вредоносный политический демарш РПЦЗ, мог бы и должен был бы быть более мощным и дружным.

Позиция КПРФ в данном вопросе понятна, и мы на ней останавливаться не будем. А вот о сказанном первым заместителем председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александром Щипковым стоит поговорить в деталях.

Да, представитель Московского патриархата посчитал идею выноса тела В.И.Ленина из Мавзолея и с Красной площади «крайне несвоевременной». Да, он увязал эти и другие подобные лозунги декоммунизации и десоветизации с борьбой со всем русским, которую ведёт Запад через своих ставленников на пространстве бывшего СССР. Мы всё это отметили.

Но как понимать слово «мораторий», которое употребил Александр Щипков, когда говорил о важности отказа от «войны с политическими символами»? РПЦ совсем от неё отказывается или сейчас войну приостановит, а потом возобновит?

И второй вопрос. «Мы прекрасно понимаем, что его (тела В.И.Ленина — М.Д.) присутствие на Красной площади не имеет ничего общего с христианскими традициями», — заявил представитель РПЦ, добавив, что Церковь, ставя этот вопрос, обязана исходить «исключительно из религиозных, а не политических соображений». Но вот полностью ли, говоря это, Александр Щипков осознаёт тот факт, что Россия — это светское государство, а Мавзолей Ленина на Красной площади — это дань, конечно же, не религиозной, и даже не политической, аисторической традиции?

Надеюсь, что понимает, хотя большинству антиленинских активистов это различие между понятиями «политический» и «исторический» и в голову не приходит. А оно вот в чём: нетерпимо относящийся к коммунистам и Ленину Владимир Жириновский — это фигура политическая, а Владимир Ильич Ульянов (Ленин) существует в другом, историческом, измерении, ибо положил начало новой великой эпохе в жизни всей нашей страны.

Возвращаясь к позиции РПЦЗ, отмечу еще раз, что в ее именно политической ангажированности в этом, и многих других вопросах русской истории XX века сегодня уже мало кто сомневается. Другое дело, что есть в современной России такие реваншистские силы, которым подобная ангажированность как раз на руку.

Всякий, кто знаком с правилами отделения какой-то части от матери-церкви и одновременно изучал конкретные исторические обстоятельства 1920-х годов, в частности касающиеся собрания представителей русской эмиграции в городке Сремские Карловцы, удивился в 2007 году тому милосердию, которое было проявлено тогда Московским патриархатом к РПЦЗ. Канонически у РПЦ МП были все основания продолжать считать Русскую зарубежную церковь организацией раскольников. Проблема, однако, заключается в том, что те, кого приняли в РПЦ МП как братьев, закрыв глаза на очень и очень многое, сразу же встали в позу исторических, политических и идеологических менторов, причем не только внутри самой церкви, но и по отношению ко всем гражданам России.

Я уже писал недавно по поводу того, как архипастыри и подавляющее большинство рядовых иереев РПЦ того времени встретили февральский государственный переворот и отречение императора Николая II — повторяться не буду. Добавлю только, что те же люди, которые весной 1917 года пальцем о палец не ударили, чтобы спасти монархию и самого императора с семьей, на собрании в Сремских Карловцах сильно озаботились именно «восстановлением на российском престоле законного православного царя из дома Романовых». Они же обратились к иностранным державам, вчерашним интервентам, с просьбой вновь принять участие в деле вооруженного свержения Советской власти. То есть идти в Россию и вновь убивать русских людей. Или снабжать оружием тех, кто готов будет это делать.

Не удивительно поэтому, что Московский патриархат, узнав об этих решениях, в мае 1922 года отреагировал на них таким Указом патриарха Тихона: «Я признаю Карловацкий собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения (здесь и далее выделено мною — М.Д.) и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающим официального голоса Русской православной церкви».

Самое отвратительное в сегодняшних разрушительных призывах РПЦЗ заключается в том, что отношению к советской эпохе — величайшей эпохе в истории России — нас берутся учить духовные наследники тех, кто в самые роковые годы XX века объективно желал зла своему народу. Кто поддержал так называемый освободительный поход Гитлера против СССР. Кто призывал США не оказывать нашей стране никакой помощи в войне с гитлеровской Германией. Кто активно сотрудничал с гитлеровцами в Европе и благословлял власовцев.

В РПЦЗ ни разу не покаялись за эти страшные грехи. И мало того, что не покаялись, еще и продолжают пытаться насаждать в России «патриотизм» в духе нацистских оккупационных плакатов 1941—1944 годов: «Русский, помни: во всем виноваты большевики!»

Ленин и Сталин, Октябрьская революция, Гражданская война и власть Советов, — всё это логичный результат развития России в XVII—XIX веках. Того его вектора, который был задан российской элитой, включая церковную элиту. И пусть те, кто рассчитывает, что мы начнем делить историю советской эпохи на хорошую и плохую (индустриализация — это наше, а коллективизация — преступление; победа 1945 года это хорошо, а авторитарный режим, обеспечивший эту победу, — это для нас неприемлемо; лидерство в освоении космоса, триумфы советской науки и культуры нам льстят, а коммунистическая идея — это зло и так далее), успокоятся. Русский народ всё более трезвеет, «благо» оскал современного российского капитализма и вернувшееся в нашу страну чудовищное имущественное расслоение этому весьма и весьма способствуют. Он сумеет сохранить свою историю во всей ее полноте.

Михаил Демурин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 марта 2017 > № 2109077