Россия. СЗФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 20 марта 2017 > № 2110069

Генбанк, которого нет.

Всероссийский институт растениеводства имени Н.И Вавилова в Санкт-Петербурге располагает четвертой в мире по размерам коллекцией семян, генетического материала и образцов растений. Многое удалось сберечь в лихолетье 1990-х, а потом приумножить. В хранилище института содержат 325 тысяч образцов. Собирать их начал еще выдающийся советский ученый Николай Иванович Вавилов и его сотрудники в 1923 году. В СССР «вавиловской коллекцией» гордились и берегли ее. Но в «рыночные» времена выяснилось: в юридическом смысле коллекции не существует. Нет соответствующих документов. А если бесценное сокровище зарегистрировать, то придется заплатить налог. Это институту не по карману, пишет газета «Правда».

Первый человек, с которым побеседовал в институте корреспондент «Красной Линии» Аркадий Медведев, — доктор биологических наук Игорь Лоскутов, заведующий отделом генетических ресурсов овса, ржи и ячменя:

— К нам приходили юристы, сказали: «Покажите вашу коллекцию». Мы показали, а они заявили: «Это не коллекция.

Нет документов, значит, в юридическом смысле она не существует». А ведь это — бесценное достояние, триллионы долларов…

Верить в подобный абсурд разум отказывается. Взимать налог с национального достояния — все равно что облагать сборами завтрашний рассвет. Но и это еще не все. Заведующая отделом генетического материала пшеницы Ольга Митрофанова рассказывает:

— Селекционное дело постепенно перестает быть государственным и переходит в частные руки.

— Чем это грозит? Можем потерять наши традиционные отечественные сорта?

— К сожалению, можем. С частными учреждениями такие контакты, как с государственными, не установишь. Они нам свои разработки не передадут.

Для них главное — бизнес. Когда экономика страны построена на приватизации прибыли и национализации убытков, то национальное достояние неизбежно попадает под контроль частного капитала. Это аксиома.

А между тем во многих сельскохозяйственных регионах нашей страны зарубежные компании давно используют российские сорта. Селекционеры добавляют к ним такие качества, как повышенная продуктивность, устойчивость к болезням, а потом выводят на поля. Но уже под своим брендом.

Доктор биологических наук Игорь Лоскутов уверен, что частные российские селекционные центры не смогут конкурировать с зарубежными корпорациями. В качестве примера он приводит процессы, связанные с экспансией в России западных пивоваренных компаний:

— В девяностые годы эти компании разливали в России солод по бутылкам, разбавляли и продавали. Затем стали привозить дешевое зерно под видом фуражного. А когда им законодательно запретили это делать, начали возделывать зерно здесь.

Действительно, количество пивного ячменя зарубежной селекции увеличивается в России год от года. В основном это немецкие сорта.

— Пивоваренных заводов с российским капиталом у нас в стране практически не осталось, — рассказывает Игорь Лоскутов. — А западные хозяева не берут ячмень нашей селекции. Поэтому российская селекция пивного ячменя прекратилась. …

Россия. СЗФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 20 марта 2017 > № 2110069