Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110307

Дальше — больше: МОК и ВАДА потратили $6,5 млн на расследование допинг-махинаций в российском спорте

Марина Крылова

Спортивный юрист объясняет Forbes, почему преследование России за допинг продолжается и к чему оно может привести

В начале марта Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) публично отчиталось о том, что на продолжающееся с 2015 года расследование допинг-нарушений в российском спорте потратило $3,7 млн. 16 марта директор по коммуникациям Международного олимпийского комитета (МОК) Марк Адамс сообщил журналистам, что на перепроверку сочинских допинг-проб российских спортсменов (в связи с данными, представленными в докладе независимой комиссии ВАДА под руководством Ричарда Макларена) уже истрачено $2,8 млн. Кроме того, исполком организации согласился выделить на эти цели дополнительно $1 млн. Допинг-преследование России активно продолжается. Forbes вспомнил все недавние заявления и решения борцов за чистоту спорта и попросил партнера юридической фирмы SILA International lawyers Михаила Прокопца, который неоднократно представлял интересы российских спортсменов в судах и в июле 2016-го через спортивный арбитраж (CAS) добился отмены запрета на участие в Олимпиаде спортсменов из России, отбывших допинговую дисквалификацию, дать им правовую оценку.

Нехватка доказательств

В конце февраля на официальном сайте МОК было опубликовано информационное письмо генерального директора организации Кристофа де Кеппера, посвященное первым итогам деятельности независимой комиссии Ричарда Макларена. В письме сообщается, что в некоторых случаях федерациям не хватает доказательств, чтобы применить санкции к спортсменам, и содержится рекомендация – обратиться за более детальными расшифровками к Макларену. Прекращать расследование при этом никто не планирует и от обвинений в адрес российского спорта не отказывается.

Что не так. Большинство российских СМИ интерпретировали послание Кристофа де Кеппера по-своему и радостно сообщили, что ВАДА признало недостаточными доказательства в докладе Макларена, опуская при этом важные замечания об отказе российской стороны предоставить независимой комиссии сведения на этапе сбора информации.

Правда, ошибки в докладе действительно находили. Так, например, адвокат отстраненных лыжников Александра Легкова и Евгения Белова обнаружил несоответствия между именами спортсменов и идентифицирующими их кодами.

Оценка эксперта. «Доклад независимой комиссии ВАДА сам по себе не может быть основанием для отстранения, дисквалификации или их отмены. И это не раз подчеркивал сам Макларен. Его задача – собрать информацию. Все решения принимаются только на уровне федераций. И единственное, что остается спортсменам сейчас, – ждать и общаться со своей федерацией. Именно ее нужно убеждать, что оснований для обвинительного приговора недостаточно, а не тратить силы на выпады в адрес Макларена».

Перепроверка сочинских проб

Сразу после публикации второй части доклада Ричарда Макларена МОК заявил о том, что планирует перепроверить допинг-пробы всех российских спортсменов, взятые во время Олимпийских игр в Сочи, — всего 254 пробы мочи. Проверкой занялась дисциплинарная комиссия во главе с Денисом Освальдом (отдельная комиссия МОК под руководством Самуэля Шмида проверяет факты вмешательства государства в российскую антидопинговую систему). Результаты работы должны быть опубликованы не позднее декабря 2017 года.

Что не так. Главный свидетель и информатор ВАДА Григорий Родченков уже не раз поведал публике историю о том, как в Сочи российские спортсмены употребляли разработанный им коктейль из стероидов. А чтобы его следы не обнаружились в анализах, грязные пробы подменяли чистыми. Зачем перепроверять то, в чем запрещенных веществ не может быть по определению?

Оценка эксперта. «Перепроверка проб – один из элементов расследования. Если какой-то процент окажется грязным или на контейнерах обнаружат следы вскрытия, это может стать косвенным доказательством вины. Отдельного внимания заслуживают пробы Б. В ситуации, когда спортсмену предъявляют конкретное обвинение в употреблении допинга, я советую о них забыть. Спортсмены ошибочно воспринимают их как второй шанс. Но это не так. В 99 % случаев проба Б оказывается положительной и серьезно усугубляет положение.

Если оригинальные пробы А уничтожены, как утверждает Родченков, забывать о пробах Б неправильно. И надо четко понимать: вскрывать пробу Б без ведома спортсмена нельзя. Это серьезное нарушение кодекса ВАДА. И если, например, Макларен или комиссия МОК пошли на это, их расследование автоматически выходит за пределы правового поля.

Но вообще говорить о каких-то последствиях таких проверок сложно. Мы не знаем всех подробностей дела. И это логично – в интересах следствия информация, которая попадает в открытый доступ, жестко дозирована».

Лишение Тюмени чемпионата мира по биатлону

Право на проведение чемпионата мира-2021 Тюмень получила 4 сентября 2016 года на очередном конгрессе IBU, когда спортивная общественность вовсю обсуждала доклад Ричарда Макларена, посвященный проблеме допинга в российском спорте. К тому моменту ВАДА и МОК уже выпустили свои рекомендации об отмене крупных соревнований на территории России. В IBU их проигнорировали.

Что не так. После публикации второй, более подробной части доклада в биатлоне появился «список 31» (упомянутых в отчете Макларена) и настойчивое желание отказаться от поездок в Россию. Сначала на этап Кубка мира в этом году – его перенесли в финский Контиолахти, а потом и на чемпионат мира. Соревнования в Тюмени вдруг стали противоречить кодексу ВАДА, и Международный союз биатлонистов предложил российскому (СБР) добровольно отказаться от чемпионата мира. В СБР эту идею не поддержали. В итоге чемпионат все же отобрали, а в Тюмени решили подготовить новую заявку для внеочередных выборов столицы чемпионата мира — 2021.

Оценка эксперта. «Ситуация с Тюменью очень странная. Это решение IBU, а не решение ВАДА – и апеллировать к кодексу антидопингового агентства в данном случае как минимум непрофессионально. Понятно, что нужно было как-то объяснить свои действия. Было оказано политическое давление, и тут попалось формальное обоснование.

Организаторам чемпионата мира в Тюмени надо идти до конца и судиться. У них неплохие перспективы если не вернуть чемпионат в Тюмень, то добиться финансовой компенсации. Достаточно предъявить документальное подтверждение произведенных затрат».

Отстранение лыжников и разрешение на выступления для скелетонистов

Быстрее всех на доклад Макларена отреагировали в Международной федерации бобслея и скелетона. Сочи остался без чемпионата мира, а олимпийский чемпион 2014 года Третьяков, бронзовая медалистка тех Игр Никитина и призер чемпионатов мира Орлова – без права выступать. Чуть позже свои претензии к российским спортсменам предъявила лыжная федерация и отстранила олимпийского чемпиона Легкова, трехкратного вице-чемпиона Вылегжанина и бронзового призера чемпионата мира Белова (а затем еще троих).

Что не так. Временное отстранение скелетонистов продлилось чуть больше двух недель. К соревнованиям их допустили с формулировкой «недостаточно доказательств». Лыжникам примерно в это же время разрешили тренироваться с командой, но на соревнования не допускают до сих пор.

Оценка эксперта. «Это иллюстрация того, как федерации могут отреагировать на данные, предоставленные Маклареном. Если федерация считает, что может принять на себя риски от обжалования в CAS (а в данном случае они неизбежны), она занимает жесткую позицию и настаивает на отстранении с последующей дисквалификацией. Если возникают сомнения в объективности данных или информации недостаточно, федерация, как в случае со скелетоном, может закончить расследование и разрешить спортсменам выступать. Для них история, в принципе, закончена. Можно, конечно, отправиться в суд с требованием возместить убытки, но расходы на разбирательства могут превысить компенсацию.

Во временном отстранении лыжников нет ничего удивительного. Как только возникает подозрение в употреблении допинга или нарушении антидопинговых правил, спортсмена отстраняют до окончания расследования. И, конечно, важно понимать, что у каждого спортсмена, который оказался в докладе Макларена, своя история. Есть какие-то общие черты, но нюансов много, а потому не может быть универсальных решений».

Исключение Олимпийского комитета России из международного олимпийского движения

Сообщения о том, что российских спортсменов нужно оставить без олимпийских Игр в Пхёнчхане, регулярно появляются в медиапространстве. Из последних – резкое заявление главы Британского антидопингового агентства Дэвида Кенворти (именно UKAD обрабатывает часть российских проб, пока РУСАДА пытается восстановить свой статус, ищет генерального директора на зарплату 140 000 рублей и ждет обещанного госбюджетом финансирования в 1,67 млрд рублей на три года. — Forbes).

Что не так. Вопрос о дисквалификации всей российской сборной поднимался еще перед Играми в Рио. Но тогда президент МОК Томас Бах отказался брать на себя такую ответственность и объяснил: столь серьезное решение можно принимать только при наличии неопровержимых доказательств вины. С тех пор в доказательной базе ВАДА мало что изменилось, но разговоры о коллективной дисквалификации не утихают.

Оценка эксперта. «Еще раз повторю: ни Макларен, ни Родченков никаких решений не принимают и не могут принимать. А вот Международный олимпийский комитет может. Чтобы оставить Россию без Игр в Пхёнчхане, например, не нужно придумывать никаких специальных процедур – достаточно приостановить или отменить членство Олимпийского комитета России в МОК. Механизм такой же, как и в ситуации с ИААФ и российской федерацией легкой атлетики. МОК выступит с заявлением: «Мы считаем, что вы нарушили основные принципы олимпийского движения» – и все. Но есть одна очень важная деталь: решение о дисквалификации должно быть мотивированным. Представители МОК обязаны объяснить, за что исключают национальный комитет и, самое главное, дать возможность представить свои аргументы и оправдания. Только так может быть соблюдено право на честное судопроизводство. Но хочется верить, что до этого не дойдет».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110307