Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 17 марта 2017 > № 2110320

Артем Ткаченко: Я не разведчик Ким Филби, но тоже умею хранить секреты

Наталья Боброва

Корреспондент «Труда» поговорил с актером о его роли в сериале «Охота на дьявола»

На этой неделе на НТВ начался показ сериала «Охота на дьявола». По словам генпродюсера канала Тимура Вайнштейна, это «первая ласточка, первый плод нового, эволюционного подхода к производству сериалов, в которых мы постарались сохранить то, что любит наш зритель, но сделать это качественно иным». Сформулировано витиевато. Интересно, насколько новый фильм про шпионов отличается от собратьев по жанру? Рабочее название его было иным — «Формула профессора Филиппова». Сюжет разворачивается вокруг секретного оружия, которое появилось в результате научного открытия российского физика Михаила Филиппова... Ну и что здесь сказка, а что лишь намек? О картине и ее героях мы поговорили с актером Артемом Ткаченко, сыгравшим сотрудника британской разведки Фила Килби.

Итак, интрига. В начале ХХ века ученый исследовал возможность передачи взрывной энергии на большое расстояние. А спустя 40 лет разработки Филиппова заинтересовали спецслужбы разных стран. Отважно противостоят сотрудникам иностранной разведки бывший русский офицер, а ныне кинорежиссер Макс Ливиус, которого сыграл Сергей Безруков, а также сотрудник британской разведки и его преданный друг Фил Килби (Артем Ткаченко). Такой вот микс «Гиперболоида инженера Гарина» и «Семнадцати мгновений весны»...

— Артем, этот сериал вы проанонсировали в социальных сетях так: «Скучно не будет!» Почему вы так уверены в этом? И чем вас так зацепил ваш герой — английский разведчик?

— Меня зацепил уже сценарий, который написал Денис Карышев, причем с самой первой страницы. У него довольно оригинальная структура. В начале каждой серии идет кусочек тогдашней хроники. И уже после хроники мы начинаем погружаться в мир своих героев, где подлинные факты перемешаны с художественным вымыслом. Это по-настоящему интересно и азартно. Когда же я встретился с режиссером Давидом Ткебучавой и сценаристом Денисом Карышевым и ближе познакомился с их видением этой невероятной шпионской истории, когда увидел, как они заряжены ею, то понял, что согласен играть здесь любую роль.

— Но вначале-то вы пробовались на роль Макса Ливиуса, которую, в конце концов, отдали Сергею Безрукову, не так ли?

— Абсолютная правда. В силу обстоятельств режиссер выбрал Сергея Витальевича и был прав — это абсолютно его роль! До такой степени, что ради нее Безруков отказался от своего принципа не сниматься в сериалах. А мне предложили сыграть его товарища, Фила Килби.

— За вашим героем явно маячит прообраз — знаменитый советский разведчик Ким Филби. Вам до съемок многое было о нем известно?

— Честно говоря, совсем ничего. Но насчет определения «прообраз» я бы с вами поспорил. Да, имена их созвучны, это так. Но дальше я не вижу явных исторических или биографических совпадений. Денис Карышев, когда писал этот сценарий, можно сказать, собирал пазл. И получился действительно собирательный образ из разных шпионских саг.

— Хорошо, что вы об этом предупредили, иначе можно было бы ждать упреков в исторической недостоверности от тех, кто знает про легендарного Кима Филби, читал про него что-то основанное на фактах и документах...

— Не уверен, что в фильме вообще что-то есть от этого реального исторического персонажа, звезды нашей внешней разведки. Это, повторю, не документальное кино.

— Да, с этим не поспоришь. Да и вы там выглядите почти как агент 007, что от Филби далеко... Накладывали сложный грим?

— Да нет, никакого особенного грима не понадобилось. Основная сложность заключалась в том, что пробы к фильму заняли у меня много времени. Сначала пять раз я выходил в образе Макса Ливиуса, играл с разными партнерами, пока режиссер искал подходящее решение. А на Фила меня, в общем-то, и не пробовали. Просто вдруг сказали: Макса будет играть Сергей, а тебя хотим видеть в роли Фила Килби. Согласен или нет? Я не медлил с ответом: с вашей командой готов играть хоть старушку на паперти!

— Понимаю, что вы в разведке не служили. Но что-то общее с вашим героем у вас есть?

— Так, дайте подумать... Я, конечно, не разведчик и тем более не Ким Филби, но я тоже умею хранить секреты. В этом смысле я — могила. Без такого качества в разведке никак нельзя. Вы согласны?

— Согласна. Тогда скажите (это ведь не военная тайна?), почему в моду вернулись фильмы о тайных агентах, шпионах, разведчиках? Одно время им на смену пришли менты и бандиты, а сейчас рыцари плаща и кинжала опять на волне популярности.

— Мне кажется, они никуда не уходили. Может, просто отошли на какое-то время в тень и жили под другой легендой? Но Джон ле Карре и «Семнадцать мгновений весны» никогда из моды не выходили и вряд ли выйдут. Людей всегда притягивает тайна, а на ней в разведке все держится. И потом, сыщик может быть простодушным, а разведчики — это всегда изощренно умные, коварные, тонкие люди, за такими наблюдать очень интересно. И тот патриотизм, та преданность делу, которому они служат, — не показные, а истинные. Это тоже выглядит очень привлекательно, особенно когда про патриотизм кричат на всех углах.

— Российские агенты в голливудских картинах, как правило, представляются зрителю совершенными монстрами или полными дураками. Ваша версия — это реабилитация образа нашего разведчика?

— В сериале «Охота на дьявола» такое утверждение скорее может относиться к герою Безрукова. Это ведь Сергей Витальевич играет русского разведчика, а я, напомню на всякий случай, по роли не совсем наш. Мой Фил Килби — сотрудник английских спецслужб.

— Ну вот и с этим разобрались... Как вам работалось с Безруковым на площадке?

— Прекрасно. А как еще может работаться с таким большим профессионалом и при этом приятнейшим в общении человеком?

— Вы сами-то любите смотреть шпионские фильмы?

— Конечно! Я не знаю лучшего детектива, чем американский сериал «Родина» — умный и брутальный одновременно. Наш вариант «Родины» получился немного другим — скорее более развлекательным.

— А о профессии разведчика вы в детстве мечтали?

— Да как-то обошлось без этого. Разведчики — как правило, люди военные, а в моей семье военных не было. Разве что дедушка воевал в Великую Отечественную, но это совсем другое. Может, удивлю вас, но я никогда не хотел стать ни шпионом, ни сыщиком, ни летчиком, ни космонавтом, а мечтал быть только артистом. Раньше других это поняла моя мама и поддержала меня. До 9-го класса я учился в обычной 22-й калининградской школе, а потом вдруг мама предложила перейти в 49-й лицей, в класс с театральным уклоном. Изначально, кстати, она думала, что мне надо идти в цирковое училище, — разглядела во мне что-то эдакое, но я решил, что это все-таки перебор, и избежал цирковой арены.

— Артем, наш традиционный вопрос: вы телевизор смотрите?

— У меня дома его нет.

— Ну а свои работы? У вас же столько сериалов — неужто не тянет сесть на диван и посмотреть со стороны на себя любимого?

— Надо признаться, что видел далеко не все из тех лент, в которых снимался. Хотя, конечно, при случае стараюсь посмотреть. Вот снялся недавно в нескольких хороших фильмах, которые пока не вышли, и их я жду с нетерпением. Например, в «Игроке» Юрия Павловича Мороза. В «Спарте» Егора Баранова. Их бы я с удовольствием посмотрел. Но нет такой возможности — они лежат законсервированные где-то в недрах одного из телеканалов.

— Почему вас чаще можно увидеть в телесериалах, а не в большом кино?

— Просто потому, что больше зовут в сериалы. Сегодня, как я понимаю, это гораздо более выгодный для производства продукт, нежели кино. Сериалы легко продать и гораздо дешевле снять. Если один канал не купит, другой с руками оторвет. А вот кино может совсем не пойти в прокате или с треском провалиться. Сколько сейчас выходит фильмов, которые никто не видел!

— А стать телеведущим не хочется? Наверняка у вас были такие предложения?

— Да, были. Но на данный момент я не очень-то вижу себя в этой роли. К счастью, у меня есть работа драматического артиста, которой я обучен, к которой привык. А телеведущий — это все-таки ближе к артисту эстрады. Тут нужны другое образование, другой опыт.

— Чего все-таки не хватает сегодня нашему телевидению?

— Да всего ему хватает! Это зрителю надо определиться, чего он хочет. Образовываться? Пожалуйста, есть документальные каналы, «Культура». Развлекаться? Сопереживать? Ностальгировать? Одних только кабельных каналов такое сейчас неимоверное количество, что каждому можно угодить. Ну а если о том, о чем вы спрашиваете... Хотелось бы поменьше отупляющих передач, зомбирующих. Есть еще рейтинги, от них вот так, свысока, не отмахнуться, это деньги. В общем, я не очень понимаю, как примирить экономику и искусство на телевидении.

— Какие работы с вашим участием ждут зрителя?

— Только что снялся в сериале «Экспроприатор» у Валерия Ускова и Владимира Краснопольского по сценарию Андрея Константинова и Игоря Шушарина (литературная версия — тетралогия «Юность Барона»). Это, по сути, приквел телесериала «Бандитский Петербург». Играю там криминального авторитета Юрия Алексеева по кличке Барон. Это фильм, в основу которого положены жизнь и судьба известного вора-рецидивиста... Только не спрашивайте, почему про вора, а не про видного ученого — это не ко мне. Своего часа ждут еще два сериала, о которых я уже говорил. Может быть, дождутся они зрителя, а может, и нет. И это тоже не от меня зависит.

Штрихи

Артем Ткаченко родился в Калининграде, в апреле ему стукнет 35. Профессии учился в калининградском лицее и в знаменитом ВТУ имени Щепкина (примечательно, что и в лицее, и в театральном училище с ним вместе учились сестры Арнтгольц). Получил известность Артем уже после первой своей работы в фантастическом триллере Филиппа Янковского «Меченосец». С тех пор его фильмография выросла до полусотни проектов.

Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 17 марта 2017 > № 2110320