Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111182 Василий Лихачев

Как строить мир права: российская оферта

Василий Лихачев, Вице-президент Российской ассоциации международного права, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук

Новая (2016 г.) Концепция внешней политики Российской Федерации базируется на фундаментальных трендах международной системы XXI века. Этим, вне всякого сомнения, определяется аксиологичность и прикладная ориентация документа, утвержденного Президентом России В.В.Путиным. Его принятие - отражение геополитической ответственности РФ за прогрессивное развитие миропорядка. Составная часть такого интеллектуально-содержательного подхода, воплощающего гармонию, диалектику интернациональных и национально-суверенных интересов, - международно-правовая позиция Российской Федерации. Ее присутствие логично, объективно востребовано, исходя из того, что международная Повестка дня включает комплекс стратегических проблем, которые эффективно могут быть урегулированы лишь на основе принципов, институтов права и демократии.

Запрос объясняется и тем, что международное право для нашей страны, вопросы его эффективного развития всегда были и остаются в перспективе одним из важнейших внешнеполитических приоритетов. С этой точки зрения российский документ существенно позитивно отличается от аналогичных актов зарубежных государств, включая США и членов Европейского союза. Главный и отправной лейтмотив закреплен в п. 21 концепции: «Россия проводит самостоятельный и независимый внешнеполитический курс, который продиктован ее национальными интересами и основой которого является безусловное уважение международного права». Этот креативный и прагматичный тезис раскрывается в ней посредством разнообразного терминологического и нормативно-практического лексикона.

Глоссарий включает, в частности, такие конструкции, как общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, конвенции и соглашения, верховенство международного права, эффективная защита прав и законных интересов российских граждан и проживающих за рубежом соотечественников, Устав ООН, нормы и принципы Всемирной торговой организации, прочная правовая база международной антитеррористической коалиции, международная легитимность, международная законность, добросовестное соблюдение международно-правовых обязательств, правовые основы межгосударственных отношений, прогрессивное развитие международного права и его кодификация, единообразное толкование и применение международных договоров ООН, правовые основы режима нераспространения ядерного оружия, нормы международного морского права, общепризнанные стандарты в области прав человека, всеобъемлющее выполнение государствами - участниками СНГ обязательств в рамках региональных интеграционных структур, Устав Организации Черноморского экономического сотрудничества, законодательное обеспечение внешнеполитического курса страны и выполнения международных обязательств Российской Федерации.

Следующий значимый блок Концепции внешней политики 2016 года - представление в ней на деле контуров специфической Национальной программы совершенствования и эффективного применения международного права. Блок имеет исключительное значение. Он ориентирован на оптимизацию правового регулирования международных отношений, повышение качества международного нормотворчества, гармонизацию национальных и международных систем, преодоление накопившихся в последних «критической массы», в частности фактов юридического нигилизма. В специальном разделе «Верховенство права в международных отношениях» закреплены принципиальные подходы России в этой сфере, имеющие стратегическое для судеб международного сообщества призвание. Среди них - укрепление правовых основ международных отношений, добросовестное соблюдение международно-правовых обязательств, поддержание режима международной законности, содействие верховенству права в миропорядке.

Изложенные декларации и целевые установки, соответствующие духу и букве Конституции РФ, транспортируются в более конкретные положения Концепции внешней политики. Они охватывают весьма существенную часть намерений и объектов поведения России на международной арене как демократического и юридического объекта. Речь идет о:

1) поддержании коллективных усилий по укреплению правовых основ межгосударственных отношений;

2) противодействии попыткам отдельных государств или групп государств подвергать ревизии общепризнанные принципы международного права, закрепленные в Уставе ООН, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года, в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года; попыткам осуществляемого в угоду политической конъюнктуре и интересам отдельных государств произвольного толкования важнейших международно-правовых норм и принципов, таких как неприменение силы или угрозы силой, мирное разрешение международных споров, уважение суверенитета государств и их территориальной целостности, права народов на самоопределение; попыткам выдать нарушение международного права за его творческое применение; попыткам вмешательства во внутренние дела государств в целях осуществления неконституционной смены власти, в том числе посредством поддержки негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации;

3) недопущении осуществления под предлогом реализации концепции «ответственность по защите» военных интервенций и прочих форм стороннего вмешательства, нарушающих нормы международного права, в частности принцип суверенного равенства государств;

4) содействии прогрессивному развитию международного права и его кодификации, прежде всего осуществляемым под эгидой ООН, их единообразному толкованию и применению;

5) продолжении усилий по совершенствованию механизма применения санкций, исключении из практики международного взаимодействия незаконных односторонних принудительных мер, принимаемых в нарушение Устава ООН и других норм международного права;

6) об активизации процесса международно-правового оформления государственной границы Российской Федерации, а также границ морских пространств, в пределах которых Россия осуществляет суверенные права и юрисдикцию, при безусловном обеспечении ее национальных интересов, прежде всего в сфере безопасности и экономики, исходя из важности укрепления доверия и сотрудничества с сопредельными государствами.

Модернизированная Концепция внешней политики России декларирует и другие, важные с политико-правовой, прикладной точки зрения позиции. В соответствии с ее целями, общими и специальными, РФ в сфере международной безопасности неукоснительно соблюдает свои международные обязательства в отношении контроля над вооружениями, добиваясь того же от своих партнеров; придает важное значение выполнению Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 года; придерживается курса на упрочение политических и правовых основ режима нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки; выступает за соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года, Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1971 года, Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 года, а также за их универсализацию; содействует скорейшему вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года; участвует на основе принципов равноправия и неделимости безопасности в разработке новых договоренностей в области контроля над вооружениями; ведет работу по заключению международного договора по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве; выступает за совершенствование международно-правовых механизмов укрепления технической и физической ядерной безопасности; добивается выработки под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в области обеспечения международной информационной безопасности; рассматривает статью 51 Устава ООН в качестве адекватной и не подлежащей ревизии правовой основы для применения силы в порядке самообороны; применяет в соответствии с международным правом и российским законодательством все необходимые меры по предупреждению терроризма и противодействию ему, защите государства и своих граждан от террористических актов, борьбе с распространением идеологии терроризма и экстремизма.

Аналогичный подход присутствует и в разделе «Международное экономическое и экологическое сотрудничество Российской Федерации» концепции 2016 года. В соответствии с ее установками, РФ принимает, основываясь на международных нормах и принципах, необходимые меры в области торговой политики, в сфере международного регулирования климатической политики (с акцентом на Парижское соглашение, принятое на базе Рамочной конвенции ООН 1992 г.), добивается соблюдения норм международного морского права, в том числе в части, касающейся борьбы с международным терроризмом и противодействия морскому пиратству. Россия намерена установить в соответствии с международным правом внешние границы своего континентального шельфа, расширяя тем самым возможности для разведки и добычи его минеральных ресурсов.

В разделе «Международное гуманитарное сотрудничество и права человека» ставятся иные, связанные с международным порядком, внешнеполитические задачи. Так, РФ будет обеспечивать защиту прав и законных интересов российских граждан за рубежом, соотечественников, проживающих за рубежом, на основе норм международного права и международных договоров Российской Федерации; наращивать взаимодействие с международными и неправительственными правозащитными организациями в целях укрепления общепризнанных норм в области прав человека.

Существенные установки по применению международного права, включая инициативы по его прогрессивному развитию, содержит раздел «Региональные приоритеты внешней политики Российской Федерации». Среди них - совершенствование международно-правовых инструментов защиты прав и законных интересов соотечественников, проживающих в государствах - участниках СНГ, в образовательной, языковой, социальной, трудовой, гуманитарной и иных сферах; перевод в юридически обязывающую форму политических деклараций о неделимости безопасности вне зависимости от членства государств в военно-политических союзах; совершенствование договорно-правовой базы взаимодействия с Евросоюзом; обеспечение соблюдения НАТО принципов и норм международного права, в частности в рамках Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора от 27 мая 1997 года, непризнание РФ экстерриториального осуществления США своей юрисдикции вне рамок международного права; достижение на международно-правовой основе всеобъемлющего, справедливого, долгосрочного урегулирования арабо-израильского конфликта во всех его аспектах; политическое решение ситуации в Сирийской Арабской Республике на основе резолюций Совета Безопасности ООН и другие приоритеты.

Подчеркивая актуальность и содержательность новой Концепции внешней политики Российской Федерации, следует обратить внимание на такую, в принципе, новеллу документа, как отражение в нем ряда вопросов, относящихся к международно-правовой субъектности государств и международных организаций. Ее появление неслучайно. Ведь совершенно очевидно, что, с одной стороны, развитие международного права требует эффективной политической воли его основных субъектов, согласования их позиций, некоего правотворческого единства. С другой стороны, конфликты, коллизии, разломы, которые существуют в современном миропорядке и на которые четко указывает Концепция-2016, также связаны с проявлениями (субъективными, агрессивными, алогичными) воли отдельных государств или группы государств. Подтверждение тому - внешняя политика стран «золотого миллиарда», с присущими ей элементами эгоизма, юридического нигилизма, отказа от императивов Устава ООН, общепризнанных принципов международного права.

Естественно, российский документ не мог не отреагировать на эти тенденции. В итоге в нем появились реально важные положения. Среди них - определение существенных факторов влияния государств на международную политику (военная мощь, экономические, правовые, технологические, информационные и др.); указание на навязываемые извне идеологические ценности и рецепты модернизации политической системы государств, которые усиливают негативную реакцию общества на вызовы современности; констатация роли ООН, наделенной международной легитимностью, в качестве центра регулирования международных отношений и координации мировой политики в XXI веке; задача всемерного укрепления потенциала ООН в целях рациональной адаптации к новым мировым реалиям при сохранении ее межгосударственной природы; запрет на поддержку негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации; призыв противодействовать попыткам использования правозащитных концепций в качестве инструмента политического давления и вмешательства во внутренние дела государств, в том числе в целях их дестабилизации и смены законных правительств.

Практический интерес, вне всякого сомнения, вызывают и другие аспекты, относящиеся к области субъектности. В их числе - российское содействие: становлению Республики Абхазия и Республики Южная Осетия как современных демократических государств, укреплению их международных позиций; всеобъемлющему решению приднестровской проблемы на основе уважения суверенитета, территориальной целостности и нейтрального статуса Республики Молдова при определении особого статуса Приднестровья, урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта; разработке Устава ОБСЕ.

В этом же духе поддержания международной законности следует расценивать и российское ожидание (п. 74) о том, что США в своих действиях на мировой арене будут строго соблюдать нормы международного права, прежде всего закрепленные в Уставе ООН. Их глубокая осмысленность особенно актуальна на фоне прихода в Белый дом избранного Президента США Д.Трампа и выработки им внешнеполитической стратегии страны. Думается, вопрос о реформировании международного правопорядка, в рамках двусторонней и многосторонней дипломатии, должен стать одним из центральных в переговорах Москвы и Вашингтона. В этом заинтересовано все международное сообщество.

Таким образом, новая Концепция внешней политики Российской Федерации - свод актуальных и стратегически важных идей и предложений реформирования международных отношений XXI века в соответствии с критериями демократии и справедливости, требованиями общепризнанных принципов международного права и Устава ООН. Их реализация - зона ответственности властных структур РФ (Федеральное Собрание, Правительство, МИД, Минюст, Россотрудничество и др.). Совершенно очевидно, что в ближайшее время практически необходимо запустить процесс подготовки Национальной программы оптимизации и прогрессивного развития международного права. Один из важных ее элементов - мониторинг выполнения международно-правовых обязательств России. Другой - составление прогнозного перечня международно-правовых инициатив РФ (по вектору многосторонней и двусторонней дипломатии) и их реализация в международных отношениях, включая международные организации с участием Российской Федерации. Совершенно очевидно, что подобная продукция крайне важна, например, для СБ ООН, Комиссии международного права, Комитета по правовым вопросам (Шестого комитета) Генеральной Ассамблеи, других структур Организации Объединенных Наций.

В практических и имиджевых смыслах целесообразно проведение силами МИД РФ, российских загранучреждений, российских СМИ (RT, РИА «Новости», ИТАР-ТАСС, «Интерфакс», «Спутник» и др.), через структуры соотечественников, проживающих за рубежом, презентации Концепции внешней политики Российской Федерации, с акцентом в том числе на стратегию и практику России в сфере правового регулирования международных отношений.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111182 Василий Лихачев