Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111186

Германия на постсоветском пространстве

Борис Зарицкий, Профессор Департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ, доктор исторических наук

За последние несколько лет резко ухудшились почти все показатели экономического взаимодействия между Германией и постсоветскими странами, включая Россию. Происходит это на фоне динамичного роста внешнеторгового оборота ФРГ с остальным миром.

На российском направлении

Российско-германские отношения переживают не лучшие времена. Политическая атмосфера отравлена. Имитация «стратегического партнерства» выдохлась и сошла на нет. Двусторонний товарооборот сокращается четвертый год подряд - с 80,9 млрд. евро в 2012 году до 51,5 млрд. евро в 2015-м. По оценке Восточного комитета немецкой экономики (ВКНЭ), в 2016 году спад двусторонней торговли составит 10%. Окончательных данных пока нет, но по итогам десяти месяцев 2016 года фактическая цифра сокращения товарообмена очень близка к прогнозной оценке - минус 10,58%1

Поскольку Россия экспортирует в Германию в основном энергоносители, то сокращение экспорта в денежном выражении объясняется прежде всего падением цен на нефть и газ. Сокращение поставок в Россию из ФРГ - это результат снижения физических объемов. В Россию идет сегодня менее 2% немецкого экспорта.

Многое из происходящего можно списать на счет «санкционной войны». Так, например, Германия была долгие годы главным поставщиком машин и оборудования на отечественный рынок. В свою очередь, для немецких производителей машиностроительной техники Россия к 2013 году превратилась в четвертый по значимости после Китая, США и Франции рынок сбыта с объемом продаж свыше 8 млрд. евро в год. Ситуация радикально изменилась после введения Евросоюзом секторальных санкций против России. Под запрет попали не только поставки в рамках военно-технического сотрудничества (первой «жертвой» этого решения стал концерн «Rheinmetall», который вынужден был приостановить оснащение центра обучения по подготовке военнослужащих в Мулине Нижегородской области), но и экспорт товаров двойного назначения, а также оборудования для нефтегазового сектора. Для ряда российских банков и компаний был перекрыт доступ на рынок капитала. В результате экспорт машиностроительной продукции из Германии в Россию в 2014 году сократился на 17%, в 2015-м - еще на 27%, за первое полугодие 2016 года - «только» на 5%. В списке наиболее значимых рынков сбыта Россия опустилась с четвертого на десятое место.

Однако санкции - это только одна сторона медали. Не менее значимую роль в сокращении двустороннего товарооборота сыграли экономический спад в России, волатильность валютного курса, ухудшение финансового положения российских компаний и, как следствие, снижение спроса на импортную продукцию как в корпоративном секторе, так и домашних хозяйствах. Именно эти факторы решающим образом повлияли на падение продаж на российском авторынке: в 2014 году оно составило 10,3%, в 2015-м - 35,7%, а за 11 месяцев 2016 года - еще 12%. Пострадали как экспортеры, так и иностранные компании, имеющие производственные мощности в России.

Обвальный спад затронул практически всех производителей, но по-разному сказался на продажах разных моделей. У немцев в наиболее сложном положении оказался концерн «Volkswagen Group»: объем продаж в России под брендом VW сократился в 2015 году на 39%, «Skoda» продала автомобилей на 35% меньше, «Audi» - на 25%. У BMW результаты немногим лучше: сокращение продаж составило 23%. Даже седанов «Mercedes-Benz» россияне купили на 15% меньше, хотя еще в 2014 году в премиальном сегменте рост продаж составил 3,4%2. В 2016 году спад продаж продолжился, хотя и не такими темпами.

На фоне общего роста экспорта германской электротехнической продукции в 2015 году поставки в Россию сократились в абсолютных цифрах на 1,3 млрд. евро. Динамика падения продаж выглядит так: в 2013 году - минус 6,5%, в 2014-м - минус 22,4%, в 2015-м - минус 37,6%, за первое полугодие 2016 года - еще раз минус 8,5%. За четыре года экспорт электротехники из Германии в Россию уменьшился более чем наполовину, констатируют эксперты немецкого Центрального союза предприятий электротехнической и электронной промышленности (ZVEI)3

Характерная деталь для понимания отношения немецких властей к происходящему: по информации ZVEI, в 2015 году Министерство экономики ФРГ отказало в финансовой поддержке всем немецким компаниям, планировавшим принять участие в тех или иных профильных выставочно-ярмарочных мероприятиях в Москве.

Таблица 1

Товарная торговля Россия - ФРГ (млрд. евро)

Показатель

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

2016 г. 
(янв.-окт.)

Товаро-
оборот

75,3

80,9

76,5

67,5

51,5

39,2

Экспорт из ФРГ в РФ

34,5

38,1

36,1

29,2

21,8

18,0

Импорт из РФ в ФРГ

0,9

42,8

40,4

38,3

29,7

21,2

Сальдо для ФРГ

-6,4

-4,7

-4,3

-9,1

-7,9

-3,2

Источник: Statistisches Bundesamt.

Немецкие компании по-разному реагируют на ухудшение экономической ситуации в России и усиление политической напряженности в ее отношениях с ЕС. У крупнейших немецких компаний, работающих на российском рынке, сокращается выручка и падает норма прибыли, но уходить из России они не собираются. Таковы выводы исследования, проведенного мюнхенской консалтинговой компанией «Euro Asia Consulting» (EAC) на основе анализа отчетности 21 из 30 компаний, входящих в ведущий немецкий биржевой индекс DAX. В 2013 году выручка этих концернов на российском рынке составила 22 млрд. евро, в 2014-м снизилась до 19 млрд. евро, а в 2015 году упала до 15 млрд. евро.

Потери ощутимые, но не критические, если учесть, что в годовом обороте 30 лидеров немецкого крупного бизнеса доля России в среднем составляет около 2%. Тем не менее зарабатывать прибыль в России становится все труднее. Если в 2012 году норма операционной прибыли (EBIT) концернов из индекса DAX достигала в России в среднем около 10%, год спустя снизилась до 7%, то в 2014 году она составляла уже только 4%, а в 2015-м упала до 2,8%. Правда, есть исключения. У некоторых немецких предприятий, которые сделали ставку на развитие производства в самой России, прибыльность бизнеса существенно выше.

Но даже те крупные компании, которые работают сейчас в России с убытками, не собираются сворачивать здесь свой бизнес. Все они разрабатывают различные антикризисные стратегии в надежде на лучшие времена. Одна из них - снижение издержек, в том числе путем сокращения штатов. Некоторые компании переходят на неполную рабочую неделю. Другие изучают возможности использования развернутых в России производственных мощностей для выпуска товаров не для внутреннего рынка, а на экспорт, чему способствует низкий курс рубля.

Однако не у всех компаний такой запас прочности, как у гигантов немецкой индустрии. По данным Российско-Германской внешнеторговой палаты (РГВТП), количество немецких фирм, представленных на российском рынке, сократилось с 6 тысяч до 5583. Руководители только 16% из них в 2015 году были довольны финансовыми результатами своего бизнеса в России4.

 Во второй половине 2016 года настроения заметно изменились. Похоже, немецкие предприниматели постепенно адаптируются к изменившимся условиям ведения бизнеса в России и вновь готовы вкладывать капиталы в российскую экономику. Согласно данным опроса, проведенного РГВТП осенью 2016 года, 22% топ-менеджеров немецких компаний планируют локализовать свое производство в России в течение ближайших 12 месяцев, а 72% намерены вложить дополнительные средства в уже действующие производства5.

Данные Бундесбанка подтверждают, что речь идет не только о планах. После почти трехкратного падения инвестиций в 2014 году германские компании вложили в России 1,78 млрд. евро в 2015 году, а за девять месяцев 2016 года объем прямых инвестиций из Германии составил 2,02 млрд. евро6. Так, фирма «Claas» инвестировала 120 млн. евро в строительство завода по производству сельхозтехники в Краснодаре, фармацевтическая компания «Bionorica» создает собственное производство в Воронеже и вложила в проект 30 млн. евро, крупнейшее в Германии предприятие по производству сыров и молочных продуктов «Deutsches Milchkontor» (DMK) тоже будет производить в России под своим брендом. Автоконцерн «Mercedes-Benz» намерен построить завод по производству легковых автомобилей в индустриальном парке «Есипово» в Подмосковье. Фирма «Henkel» в июне 2016 году завершила строительство фабрики по производству моющих средств в Перми.

 К локализации производства иностранные компании подталкивают не только стремление тем или иным способом обойти санкции, но и низкий курс рубля, а также дополнительные льготы для определенных категорий инвесторов, предоставленные российским правительством.

Наивно было бы, однако, полагать, что маятник качнулся в обратную сторону и иностранные инвесторы теперь толпами ринутся в Россию. В том же осеннем опросе РГВТП немецкие предприниматели единодушно назвали пять главных причин, тормозящих развитие их бизнеса в России: непредсказуемость экономической ситуации в стране, бюрократические барьеры, инфляция, ограниченные возможности доступа к кредитным ресурсам, протекционистская политика российских властей. 58% руководителей действующих в России компаний признали, что «санкционная война» негативно влияет на их бизнес7.

Напомним, сказанное выше свидетельствует о позиции той части (относительно немногочисленной) немецкого бизнеса, которая уже представлена и работает на российском рынке. Если же говорить о настроениях основной массы предпринимательского сословия Германии, то полезно, думается, было бы обратить внимание на результаты исследования консалтинговой фирмы «Roland Berger» об отношении немецких топ-менеджеров к июньскому (2016 г.) решению ЕС о продлении антироссийских санкций. В отличие от опросов Восточного комитета немецкой экономики исследование «Roland Berger», проведенное на более широкой базе путем опроса предпринимателей как связанных, так и не связанных с бизнесом в России, показало, что 52,1% немецких топ-менеджеров поддерживают продление санкций и только 13% выступают однозначно против8. В целом же предпринимательское сословие в Германии отличается дисциплинированностью и признает «примат политики».

На фоне обострения проблем в сфере российско-германских отношений контрастом звучат бодрые рапорты «Газпрома» о росте физических объемов продаж природного газа в Европу. Вопрос только в том, стоит ли особенно радоваться росту продаж при падающих ценах? Средняя цена на газ в 2016 году на границе с Германией составила 150 долларов за 1 тыс. куб. м. При такой цене поставки вплотную приближаются к черте убыточности. К тому же нет гарантии, что тенденция увеличения спроса на российский газ окажется устойчивой. В 2011-2014 годах потребление газа в Европе неуклонно сокращалось. В Германии доля газа в электрогенерации из года в год падает и составляет сегодня 8,8%. В промышленности на фоне вялых темпов экономического роста в посткризисный период потребление тоже нестабильно. Более или менее устойчиво выглядит использование «голубого топлива» только в домашних хозяйствах.

В среднесрочной перспективе повода для оптимизма в оценке дальнейшего развития российско-германских отношений пока нет. Неопределенность экономической ситуации в России усугубляется серьезным ухудшением политической атмосферы в двусторонних отношениях. Руководство ФРГ стало одним из инициаторов жесткого давления на Россию. Пророссийское лобби в Германии даже в бизнес-сообществе не самое влиятельное. К тому же в Берлине появилось сегодня немало любителей поиграть в геополитические игры и использовать «украинскую карту», а в последнее время - и сирийскую, для дискредитации и ослабления России. Да и свобода маневра ФРГ в международных вопросах сильно ограничена. К голосу Вашингтона там прислушиваются более чем внимательно.

Как будет звучать голос нового Президента США Д.Трампа, пока не ясно, но именно канцлер ФРГ была на саммите ЕС в декабре 2016 года в числе самых активных лоббистов продления санкций против России.

Украина, Белоруссия, Казахстан и другие

С огромным отрывом от России вторым внешнеторговым партнером Германии на территории бывшего СССР, потеснив Казахстан, стала Украина. Это произошло главным образом потому, что объемы германо-украинской торговли сократились меньше, чем объемы германо-казахстанской торговли. В результате по объему товарооборота Украина в списке внешнеторговых партнеров ФРГ заняла 49-е место, а Казахстан переместился с 44-го на 52-е место.

Обвал в торговле с Казахстаном связан не только с падением цен на энергоносители и сырье, что привело к снижению стоимостных показателей казахстанского экспорта в Германию более чем на треть, но и с сокращением более чем на четверть закупок в Германии. Украина же, если оперировать данными немецкой статистики, сократила в 2015 году импорт из Германии «только» на 17,9%. К тому же, по данным из того же источника, украинские предприятия якобы на 2,2% увеличили экспорт в Германию9

Официальная украинская статистика, однако, не подтвердила появление позитивных изменений в двусторонних экономических отношениях с Германией. На официальном сайте Посольства Украины в ФРГ приводятся такие данные: торговый оборот в 2015 году сократился на 25,1%, импорт из Германии на 26,4%, экспортные поставки Украины в Германию уменьшились на 21,6%. Объем накопленных инвестиций ФРГ за три года сократился с 7,39 до 5,41 млрд. долларов10

В минувшем году на страницах немецкой прессы периодически публиковались победные реляции по поводу того, что Евросоюз, мол, вытесняет Россию на украинском рынке, поскольку товарооборот Украины с ЕС растет, а с Россией падает. В отношениях с Германией товарооборот действительно вырос, но главным образом за счет увеличения немецких экспортных поставок. В результате, если в 2015 году Украина имела в торговле с ФРГ отрицательное сальдо в размере 1 млрд. евро, то по итогам десяти месяцев 2016 года отрицательное сальдо увеличилось до 1,5 млрд. евро11.

Глава Восточного комитета немецкой экономики В.Бюхеле признал, что ориентация на евроинтеграцию мало что дает бывшим советским республикам, если они одновременно теряют свои позиции на евразийских рынках, в первую очередь - на российском. «Ни одна из трех стран, - заявил  В.Бюхеле, имея в виду Украину, Грузию и Молдавию, - с которыми ЕС заключил соглашение об ассоциации, не смогла увеличить свой экспорт на европейский рынок»12.

Пример Украины показателен. Еще в 2014 году она получила торговые преференции от ЕС, но ее экспорт в страны ЕС с тех пор не увеличился, а на 7% сократился. Общий же товарооборот Украины с ЕС уменьшился с 38 млрд. евро в 2013 году до 26 млрд. евро в 2015-м. Официальных данных по итогам 2016 года пока нет, но ситуация вряд ли изменится радикально. «Украина заблуждается, - разъяснил Бюхеле, - если думает обойтись только западноевропейским рынком. Для товаров, которые она производит, еще долгие годы будет нужен рынок России, поскольку в Западной Европе они не отвечают предъявляемым требованиям или просто-напросто не нужны, так как своих в избытке»13.

Действительно, за последние несколько лет разительно изменилась структура украинского экспорта: существенно снизилась доля металлургической и машиностроительной продукции, которая в основном шла на Восток, и почти до 40% выросла доля сельскохозяйственных товаров. Но возможности наращивания аграрного экспорта в страны ЕС жестко ограничены действующими в Евросоюзе правилами: несмотря на то что соглашение об ассоциации с ЕС провозглашает создание зоны свободной торговли, беспошлинный ввоз украинского зерна, мяса, молочных продуктов в Европу лимитирован квотами, которые, как показала практика, украинские экспортеры выбирают уже в течение первых двух-трех месяцев года. За пределами установленных квот ввоз аграрной продукции в ЕС теоретически возможен, но уже с уплатой соответствующих таможенных пошлин.

Подводя итоги своего исследования современного состояния и перспектив торгово-экономических отношений между ЕС и Украиной, эксперты Raiffeisen Bank International констатируют: «В краткосрочной и среднесрочной перспективе Украина больше проиграет от деградации торговых связей с Россией и странами СНГ, чем выиграет от переориентации на ЕС. О позитивных эффектах можно говорить только в долгосрочной перспективе при условии, что украинские власти проведут необходимые структурные реформы и добьются повышения конкурентоспособности национальной экономики»14.

В отношении Республики Беларусь в политических кругах Германии в последнее время появились новые акценты. После многолетних попыток «наказать режим Лукашенко» за нарушения прав человека, подавление оппозиции и прочие мнимые и реальные грехи в феврале 2016 года Евросоюз снял практически все санкции против Белоруссии. Официальные разъяснения о якобы постепенной либерализации политической системы Белоруссии, конструктивной роли Минска в мирном урегулировании конфликта на Украине оставляют ощущение недоговоренности. Более откровенно высказался по этому поводу эксперт берлинского фонда «Наука и политика» С.Ломан: «Санкции против Белоруссии оказались контрпродуктивными, поскольку вместо эволюции режима Лукашенко в желательном для Запада направлении они привели к усилению зависимости Белоруссии от России»15

Иными словами, главный побудительный мотив отмены санкций - не допустить чрезмерного сближения между Россией и Белоруссией, ослабить вовлеченность Белоруссии в интеграционные процессы в рамках ЕАЭС. «Стороны ищут новые форматы взаимодействия», - подчеркивалось в специальном заявлении Восточного комитета немецкой экономики, приуроченном к отмене санкций16. Судя по всему, каких-то радикальных прорывов в процессе этого поиска пока нет. В немецком политическом каталоге для Белоруссии - активизация ее участия в программе «Восточное партнерство» с прицелом на возможную реанимацию замороженных в свое время переговоров об ассоциации с ЕС.

На двусторонние торгово-экономические отношения между Белоруссией и Германией снятие санкций вряд ли окажет серьезное влияние, поскольку они лишь в минимальной степени затрагивали торговлю и сводились в основном к ограничениям на въезд в страны Евросоюза белорусских высокопоставленных чиновников. Более значимым фактором в этом контексте является сужение экспортно-импортных возможностей Белоруссии на фоне падения цен на сырье, экономического спада и роста инфляции.

В 2015 году двусторонний товарооборот между Республикой Беларусь и ФРГ, по официальным данным Белоруссии, сократился по сравнению с 2014 годом почти на 40% - с 4,1 до 2,47 млрд. долларов. При этом белорусский экспорт в Германию уменьшился на 34,3%, а импорт из Германии - на 43,8%17. Немецкая статистика зафиксировала менее значительный спад взаимной торговли - с 2,3 до 1,9 млрд. евро, но в списке внешнеторговых партнеров ФРГ Белоруссия переместилась с 64-го на 69-е место.

По итогам десяти месяцев 2016 года, спад в двусторонней торговле продолжился и составил 22,6%. При этом экспорт Белоруссии в Германию сократился на 36%, а импорт на 15%18.

Тем не менее Германия остается для Белоруссии вторым после России поставщиком товаров (в основном это машины, станки, оборудование, продукция химической промышленности) и четвертым импортером белорусской продукции (главным образом это минеральное сырье, недрагоценные металлы, продукты нефтехимии и деревообработки). Несмотря на весьма скромную сумму накопленных прямых инвестиций из Германии (367 млн. долл.), ФРГ с долей 3,6% входит в пятерку крупнейших иностранных инвесторов в Белоруссии19

Значимость Азербайджана для ФРГ определяется прежде всего тем, что он является достаточно крупным поставщиком нефти в Германию (восьмое место). В свое время политическое руководство ФРГ активно поддержало строительство первого в СНГ нефтепровода (Баку - Тбилиси - Джейхан) и газопровода (Баку - Тбилиси - Эрзурум), проложенных в обход России. Ожидаемо поддерживает Германия и приоритетный сегодня в ЕС проект строительства Трансадриатического трубопровода (ТАР), предусматривающего транспортировку азербайджанского газа из Каспийского региона через Грузию и Турцию в Европу. Такой подход соответствует одному из главных постулатов энергетической стратегии ФРГ и ЕС: обеспечить диверсификацию источников и маршрутов поставки газа в Европу, снизить зависимость от России. Правда, ни одна из немецких энергетических компаний ни в одном из перечисленных выше проектов непосредственного участия не принимает.

Не отличается высокой инвестиционной активностью германский бизнес в Азербайджане и на других направлениях. За минувшие годы в ненефтяной сектор была вложена весьма скромная сумма - 405,4 млн. долларов. «Мы хотели бы видеть в Азербайджане больше германских компаний», - сказал Президент И.Алиев, выступая в Берлине на Азербайджано-германском экономическом форуме (июнь 2016 г.). В свою очередь, министр экономики и энергетики ФРГ З.Габриэль посетовал, что Азербайджан до сих пор отказывается присоединиться к ВТО и подписать стандартный договор об ассоциации с Евросоюзом20

В 2015 году товарооборот между Азербайджаном и ФРГ снизился на 10% и составил 2,8 млрд. евро. В 2016 году показатели, судя по результатам за январь-октябрь, будут значительно хуже - спад двусторонней торговли уже зафиксирован на уровне минус 38,5%.

Главная причина - снижение цен на нефть. Азербайджан переместился в списке внешнеторговых партнеров ФРГ на 61-е место. Однако стороны не потеряли интереса друг к другу. «Азербайджан обладает огромным потенциалом для экономического сотрудничества, хотя инвестиции немецких предприятий еще в недостаточной степени это отражают», - признал В.Бюхеле21

У Азербайджана есть свои претензии к Германии. Это прежде всего недостаточно активная, по мнению Баку, политическая поддержка со стороны Берлина Азербайджана в карабахском конфликте. С другой стороны, Германия остается для Азербайджана четвертым по величине поставщиком товаров после России, Турции и Великобритании. Азербайджан сохраняет положительные сальдо в торговле с ФРГ и рассчитывает на более активное участие немецких капиталов в модернизации и диверсификации экономики страны.

Грузия и Молдова - две страны, подписавшие в июне 2014 года соглашение с Евросоюзом об ассоциации и зоне свободной торговли. В сфере внешнеторговых связей у обеих стран за минувшие три года наблюдаются схожие тенденции: резкое сокращение совокупного товарооборота, прежде всего за счет обвального падения экспорта в страны СНГ и, в частности, в Россию. При этом молдавский экспорт в страны Евросоюза в 2015 году сократился на 2,3%, а в I квартале 2016 года - на 14,5%. «Молдова не готова конкурировать со странами Евросоюза в плане поставок агропродовольственной продукции на рынки ЕС», - признают молдавские эксперты22. По многим позициям молдавские производители не в состоянии полностью использовать даже те квоты, которые предоставляет ЕС на ввоз сельскохозяйственных товаров.

Похожая ситуация складывается и в отношениях Грузии с ЕС. В 2015 году грузинский экспорт в европейские страны после спада в 2014 году немного вырос (+4%), но уже в январе-апреле 2016 года рухнул на 28%. В торговле с Германией картина похожая: за десять месяцев 2016 года товарооборот в очередной раз «просел» на 9,6%, экспорт Грузии в ФРГ - на 12,6%, а импорт из Германии - на 8,9%23.

Для Германии обе страны представляют с экономической точки зрения ограниченный интерес - прежде всего в качестве рынков сбыта. Объемы импорта из Молдовы и особенно из Грузии крайне незначительны - 160 и 93 млн. евро соответственно. Отрицательное сальдо Молдовы и Грузии в торговле с ФРГ имеет тенденцию к росту, и, учитывая структуру экспорта обеих стран, положение вряд ли изменится в обозримом будущем.

Остальные государства - бывшие республики Советского Союза расположились в списке внешнеторговых партнеров ФРГ в таком порядке:

Таблица 2

Страна

Место

Торговый оборот с Германией (млн. евро)

Узбекистан

99

439,8

Туркменистан

108

315,1

Армения

111

288,9

Киргизия

151

63,8

Таджикистан

158

46,8

Источник: Aussenhandel 2015. Rangfolge der Handelspartner im Aussenhandel der Bundesrepublik Deutschland. Statistisches Bundesamt. Wiesbaden, 2016. S. 2-6.

Судя по данным немецкой статистики, за десять месяцев 2016 года двусторонний торговый оборот с ФРГ по сравнению с тем же периодом 2015 года увеличился только у Украины (главным образом за счет роста импорта), Туркменистана (за счет увеличения поставок газа) и Узбекистана. У России спад во взаимной торговле составил 10,56%, у Азербайджана - 38,5%, Белоруссии - 22,6%, Грузии - 9,64%, Казахстана - 7,17%. У Молдовы объем товарооборота с ФРГ остался практически на уровне предыдущего года24.

Значит ли все это, что Германия теряет интерес к постсоветскому пространству, как утверждают, например, эксперты Deutsche Bank? Разумеется, нет. Долгосрочная стратегия Берлина на «восточном направлении» не определяется сиюминутной выгодой. Объединенная и окрепшая Германия претендует сегодня на то, чтобы стать самостоятельным игроком на постсоветском пространстве. По мере превращения ФРГ в доминирующую силу в Евросоюзе эти претензии становятся все более амбициозными. Называя вещи своими именами, суть их заключается в том, чтобы расширить зону своего политического, экономического и идеологического влияния на республики бывшего СССР, ослабить геополитические позиции России путем отрыва от нее Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, создать в обход России альтернативные пути доставки энергоносителей из региона Каспия.

Пока Германия, даже вместе с Евросоюзом, не в состоянии навязывать России свои условия и по своим лекалам перекраивать постсоветское пространство. Другое дело, вместе с США. Планы Вашингтона и Берлина «дожать» Россию, поставить под свой политический и экономический контроль Украину и постсоветские государства вплоть до последнего времени во многом совпадали. Более того, в Берлине считали, что главным бенефициаром в случае реализации американских геополитических планов в отношении России будет именно Германия, поскольку США в ближайшем будущем окажутся связаны неизбежным противостоянием с Китаем и их участие в переформатировании постсоветского пространства будет носить ограниченный и выборочный характер.

Как будет Берлин корректировать свою линию по отношению к России после прихода в Белый дом Президента Д.Трампа, пока сказать трудно. Но наивно полагать, что взятая А.Меркель роль главного проводника антироссийской политики в Европе есть только результат американского влияния или тем более русофобских комплексов нынешнего руководства Польши и прибалтийских государств. Это добровольный и сознательный выбор.

Если восстановить всю цепочку событий последних 25 лет, в которых Германия либо играла «первую скрипку», либо принимала активнейшее участие (раскол Югославии и признание Косова, расширение ЕС и НАТО на Восток, продвижение программы «Восточное партнерство», формирование позиции ЕС по Украине и антироссийским санкциям и т. д.), то невольно создается впечатление, что пресловутый «Drang nach Osten» продолжается политическими и экономическими методами. Блестящий знаток Германии, видный советский дипломат Ю.Квицинский предупреждал, что «восточная политика» Германии была и остается функцией от силы или слабости России. Полезное напоминание, чтобы не предаваться иллюзиям и выстроить верную линию в отношениях с Берлином.

 1http://www.ostexperte.de/ost-handel-deutschlands-von-januar-bis-oktober-2016/ (дата обращения: 25.12.2016).

 2http://autonews.ru/automarket_news/news/1820333 (дата обращения: 16.11.2016).

 3http://www.zvei.org/MaerkteRecht/Aussenwirtschaft/Seiten/Russland-Importsubstitution-als-Gegenmassnahme-zu-Embargos.aspx (дата обращения: 16.11.2016).

 4http://www.russland.ahk.de/news/single-view/artikel/deutsche-unternehmen-erwarten-keine-abwendung-russlands-von-der-eu/ (дата обращения: 16.11.2016).

 5http://russland.ahk.de/fileadmin/ahk_russland/2016/10/28/2016_10-28_Geschaeftsklima-Umfrage_2016_Auswertung_ru.pdf (дата обращения: 25.12.2016).

 6http://deutsche-wirtschafts-nachrichten.de/2016/11/25/westliche-firmen-kehren-nach-russland-zurueck/ (дата обращения: 25.12.2016).

 7http://russland.ahk.de/fileadmin/ahk_russland/2016/10/28/2016_10-28_Geschaeftsklima-Umfrage_2016_Auswertung_ru.pdf (дата обращения: 25.12.2016).

 8Manager sind ploetzlich fuer Russland-Sanktionen // Die Welt. 26.06.2016.

 9Aussenhandel 2015. Rangfolge der Handelspartner im Aussenhandel der Bundesrrepublik Deutschland. Statistisches Bundesamt.Wiesbaden, 2016. S. 3.

10Botschaft der Ukraine in der Bundesrepublik Deutschland // Germany.mfa.gov.ua/de/Ukraine-de/trade (дата обращения: 16.11.2016).

11http://www.ostexperte.de/ost-handel-deutschlands-von-januar-bis-oktober-2016/ (дата обращения: 25.12.2016).

12http://www.dw.com/ru/восточный-комитет-стимулом-для-кремля-стала-бы-отмена-санкций/а-19319127 (дата обращения: 16.11.2016).

13Там же.

14Denber G., Schwabe A. Finanzsituation der Ukraine: Schwierige Aussenhandelsentwicklung und zoegerliche internationale Investoren/ Ukraine-Analysen. №166. 13.04.2016 // www.laender-analysen.de/ukraine/pdf/ Ukraine-Analysen 166.pdf (дата обращения: 16.11.2016).

15Lohman S. Symptom statt Gegenmittel: Unilaterale EU-Sanktionen gegen Belarus // www.leander-analysen.de/belarus/pdf/Belarus-Analysen26.pdf (дата обращения: 16.11.2016).

16Belarus. Februar 2016 // www.ost-ausschus.de/belarus (дата обращения: 16.11.2016).

17Botschaft der Republik Belarus in der Bundesrepublik Deutschland // germany.mfa.gov.by/de/bilateral-relations/trade-economic (дата обращения: 16.11.2016).

18http://www.ostexperte.de/ost-handel-deutschlands-von-januar-bis-oktober-2016/ (дата обращения: 25.12.2016).

19http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpolitik/Leanderinfos/Belarus/bilateral-node.html (дата обращения: 16.11.2016).

20Ильхам Алиев: «Мы хотели бы видеть в Азербайджане больше германских компаний» // moscow-baku.ru/news/politics/ilkham_aliev_my_by_khoteli_videt_v_azerbaydzhane_bolshe_germanskikh_kompaniy (дата обращения: 16.22.2016).

21Caspian Energy News Paper // caspianenergy.net/ru/ekonomika/32380-2016-03-15-12-43-04 (дата обращения: 16.11.2016).

22Рынок Евросоюза для Молдовы: ожидания и реальность // ru.sputnik.md /economics /20160518/6685270.html (дата обращения: 16.11.2016).

23http://www.ostexperte.de/ost-handel-deutschlands-von-januar-bis-oktober-2016/ (дата обращения: 25.12.2016).

24Там же.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111186