США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111229

Реванш Хитрого Дика? Политика Д.Трампа сквозь призму президентства Р.Никсона

Евгений Сулима, Профессор кафедры геополитики МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор философских наук

Максимилиан Шепелев, Профессор кафедры международных отношений и государственного управления Юго-Западного государственного университета (г. Курск), доктор политических наук

Вступивший 20 января 2016 года в должность 45-й Президент США Дональд Джон Трамп был известен прежде всего как бизнесмен, не занимал никаких государственных должностей и изначально не стремился к посту президента. Но еще в 1990 году он сказал: «Я изменю свое мнение, только если увижу, что страна летит к чертям»1. Очевидно, это понимание у него сложилось к 2015 году, когда Трамп принял решение баллотироваться на выборах президента США за свой счет без привлечения спонсоров и лоббистов, заявив о намерении стать лучшим американским президентом.

Трамп одержал победу на выборах, ставших свидетельством глубокого политического кризиса и раскола американской элиты на условных сторонников либерального глобализма, намеревавшихся продолжать курс администраций Дж.Буша-мл. и Б.Обамы, и ставших опорой Трампа условных приверженцев «палеоконсервативного» американского национализма, для которых приоритетом являются национальные интересы США, а не «глобальная демократическая революция». Последним удалось одержать победу, опираясь на «молчаливое большинство» американцев, причем в значительной степени это белый рабочий класс. В этом смысле нынешняя ситуация весьма напоминает 1968 год, что и заставило обратиться к теме сравнения двух политических ситуаций и политических стилей, обеспечивших успех победителям выборов 1968 и2016 годов, в расчете на то, что такое сравнение поможет лучше понять, чего следует ожидать от нового президентства.

Но прежде - для понимания логики политического мышления Трампа - важно напомнить, что еще в марте 1990 года в интервью журналу «Playboy» Трамп предсказал развал СССР. Оценив тогдашнее состояние советской системы словами «просто катастрофа», он заявил, что «там скоро будет революция», четко обозначив: «Моя претензия к Горбачеву - он слишком слаб». И дальше: «Я думаю, его свергнут - он показывает просто невероятную слабость». Напротив, в силовом подавлении китайскими властями протестов на площади Тяньаньмынь он увидел «пример пользы силы». Считая, что США выглядят слабой страной, он призывал проявлять больше жесткости. В его понимании «жесткость - это внутренняя готовность победить противника, и сделать это с улыбкой. Жесткость - это систематическая победа».

Так, он предлагал тогда ввести «налог на каждый Mercedes-Benz, ввозимый в страну, на все японские товары» и обращал внимание на то, что «проблема еще и в том, что мы защищаем самые богатые страны Земли бесплатно»2. Эти мысли уже в наши дни нашли отражение в его предвыборной программе, ориентированной на возрождение американской экономики путем переноса производства обратно в США и защиты протекционистскими мерами прежде всего  от дешевого китайского импорта, а также на ликвидацию ситуации, когда США обеспечивают безопасность союзников в основном за собственный счет.

Будучи природным реалистом, Трамп, по собственному признанию, верит в силовое превосходство, исходит из презумпции недоверия и часто импровизирует. Во взаимоотношениях с конкурентами он исходит из необходимости «требовать всего, что только можно получить». По его словам, «в бизнесе нужно давить на людей почти до слома - но не ломая; нужно довести их до клинча - но не сломать. Это признак хорошего бизнесмена. Плохой будет давить людей и после слома»3.

Считая, что США слишком долго проводили безответственную интервенционистскую политику, не оправдавшую себя, Трамп исходит из того, что Америка должна «заниматься своей жизнью» и больше обращать внимания на собственные проблемы. Главным среди них является восстановление реального сектора американской экономики за счет возвращения в США производства из Китая и ликвидации неэквивалентного торгового обмена между США и КНР.  В связи с этим ожидается усиление напряженности в отношениях между ними. В ходе избирательной кампании Трамп говорил о необходимости занять в отношении Китая жесткую позицию: ввести 45-процентный тариф на китайские товары, увеличить группировку военно-морских сил США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и бороться с «авантюризмом КНР» по всему миру. После выборов он побеседовал с главой Тайваня, в затем публично поставил под вопрос  принцип «одного Китая». Впервые за последние годы Китай вошел в число оборонных приоритетов США в качестве одной из главных угроз. Допускается, что нарастание конфронтации с Китаем может привести не только к поддержке Тайваня, но и к тому, что США позволят Японии и Южной Корее владеть ядерным оружием.

Но здесь интересно вспомнить, что в начале 70-х годов ХХ века, когда США устроили «шок Никсона», пойдя на признание КНР и сделав ставку на партнерство с Пекином для сдерживания СССР, архитектор этого геополитического разворота Генри Киссинджер исходил из сугубо прагматических соображений, допуская, что при необходимости в будущем США придется сделать еще один разворот - в пользу России, но уже для сдерживания Пекина. Возможно, мы станем свидетелями того, как США (при жизни того же Киссинджера и, может быть, при его участии) предпримут попытку реализовать такой ход. Это один из многих моментов, которые заставляют обратить внимание на параллели между ситуацией, в которой находятся США сегодня, и «имперским президентством» Ричарда Никсона. 

Распространенное в декабре 2016 года СМИ мнение бывшего главного политического советника экс-президента США Дж. Буша-мл. Карла Роува о том, что Д.Трамп в течение большей части первого года президентского срока не сможет пользоваться Овальным кабинетом из-за необходимости обновления системы безопасности и поэтому, может быть, вынужден использовать бывший рабочий кабинет 37-го Президента США Ричарда Никсона в здании Административного офиса Эйзенхауэра, хотя пока и не подтвердилось, добавило новые штрихи к мысли о заметном сходстве между Д.Трампом и Р.Никсоном как в целом в контексте ситуаций, в которых оказались США и их руководство в соответствующие исторические периоды, так и в плане политического стиля и подходов к принятию политических решений. К этой мысли пришли и многие американские аналитики и журналисты, увидевшие в Трампе «политическую реинкарнацию Никсона».

Весьма примечательно, что сам Р.Никсон еще 30 лет назад разглядел в Д.Трампе потенциальные способности к политике. В новой книге «Не успокаиваться на достигнутом: Дональд Трамп и погоня за успехом» (Never Enough: Donald Trump and the Pursuit of Success) корреспондент «The Times» Риз Блейкли утверждает, что супруги Никсон были одними из первых фанатов Трампа. В книге сообщается, что 21 декабря 1987 года, после того как жена Никсона - Пэт посмотрела ток-шоу с участием Трампа, Р.Никсон написал ему письмо с такими словами: «Дорогой Дональд, я не видел передачу, но миссис Никсон сказала мне, что Вы были великолепны. Как Вы понимаете, в политике она спец, и она предсказывает: когда бы Вы ни решили баллотироваться, Вы победите!» В свою очередь, и Трамп не скрывал свое восхищение Никсоном. Когда-то он написал: «В отрасли, где я работаю, я видел настоящих убийц, но по сравнению с Ричардом Никсоном они - словно младенцы. Никсон - просто кремень, как бы вы к нему ни относились»4. А входящий в близкое окружение Трампа Роджер Стоун даже признавался, что у него имеется татуировка «Никсон» на верхней части спины.

Примечательно, что параллели между Никсоном и Трампом проводят достаточно давно. Так, в материалах, посвященных конвенту Республиканской партии в Кливленде, на котором Трамп был выдвинут кандидатом в президенты, мягко говоря, не симпатизировавшая ему газета «The New York Times» назвала Трампа «новым Никсоном». С учетом созданного экс-президенту имиджа внутри США это выглядело практически как ругательство.  Но помощник Трампа П.Манафорт (позднее пострадавший из-за «украинского компромата») тогда признался журналистам, что, готовясь к своим выступлениям, Трамп использовал положения из речи Никсона, произнесенной на аналогичном предвыборном конвенте. По его словам, «речь Никсона 1968 года - если вы возвращаетесь и читаете ту речь - находится в значительной степени на линии с большим количеством проблем, которые продолжаются сегодня. И это была поучительная речь».

Почему же Д.Трамп и его команда сочли, что речь Никсона на конвенте 1968 года и его кампания должны служить их моделью? Стоит вспомнить, что в 1965 году с новой силой разгорелся военный конфликт между Северным и Южным Вьетнамом, что привело к американскому вмешательству. К концу года численность войск США во Вьетнаме была увеличена до 200 тысяч, а в 1966 году - до 600 тыс. человек. Растущие военные расходы похоронили возможность реализации объявленной Президентом Л.Джонсоном амбициозной программы «Великого общества». Массовые антивоенные демонстрации и социальные протесты  в 1966-1967 годах привели к тому, что Л.Джонсон был подавлен и деморализован и в итоге отказался от выдвижения своей кандидатуры для избрания на пост президента на второй срок. Ожидания от президентства и его итоги в этом случае во многом сопоставимы с президентством Б.Обамы, которому в отличие от Джонсона, правда, удалось пробыть в Белом доме два полных срока.

Р.Никсон начал кампанию 1968 года в обстановке высокой общественной напряженности и массовых уличных беспорядков и протестных настроений даже у среднего класса. В то время беспорядки вспыхнули больше чем в 100 городах, несмотря на попытки лидеров движения за гражданские права ввести его в русло ненасильственного сопротивления. Это движение дополнялось мощным антивоенным движением. Во время массовых беспорядков имели место как случаи расстрелов темнокожих мужчин полицией, так и случаи карательных нападений на полицию. В этой обстановке Р.Никсон выдвинул лозунг восстановления «законности и правопорядка». В ответ на обвинения в том, что «законность и правопорядок - кодовое слово для расизма», он заявил: «Наша цель - справедливость, справедливость для каждого американца. Если мы должны испытывать уважение к закону в Америке, у нас должны быть законы, которые заслуживают уважения. Так же, как у нас не может быть прогресса без закона, не может быть и закона без прогресса».

В 2016 году Трамп также назвал себя «кандидатом законности и правопорядка» и так же, как и Никсон, апеллировал к «молчаливому большинству», к голосу значительного большинства американцев, которые не выходят на демонстрации и о которых забывают. И тогда, и сейчас критики пытаются обнаружить в этом выражении расистский подтекст. Наконец, лозунг Трампа «Сделаем Америку снова великой» («Make America great again») тоже перекликается со словами Никсона: «Давайте никогда не забывать, что Америка - великая нация. И Америка великая, потому что ее люди великие». П.Родькин видит в Трампе «собирательный образ «старой доброй» Америки, который в современной эстетической политике США оказался выведен из политического обращения, но не потерял пока своей ликвидности»5.

Д.Трамп успешно использовал экономические и культурные разочарования белого рабочего класса, с которым в прошлом заигрывал Р.Никсон и которые еще больше усилились во времена Великой рецессии в фундаментально изменившейся Америке, возглавляемой темнокожим президентом. В лозунге Трампа звучит слово «again», то есть снова возродим, сделаем той, какой она была раньше. На основании этого в Трампе видят попытку стать новым Никсоном и Рейганом, вернуться в те времена, когда республиканцы были на коне и совершали «консервативную революцию»6.

В 1960-х годах, в президентство Л.Джонсона, Демократическая партия превратилась в поборницу гражданских прав чернокожих граждан, что привело к массовому исходу из нее белых южан, которые сочли, что партия, на которую они делали ставку со времен Гражданской войны, предала их интересы, и в конце концов вступили в ряды Республиканской партии. Именно при Никсоне утвердились нынешние принципы республиканцев, закрепленные позднее Рейганом. Апеллируя к давним настроениям враждебности в отношении движения за гражданские права, Никсон выступил за ослабление десегрегации, то есть фактическое снижение усилий по уравниванию прав черных и белых в южных штатах. Этим он привлек на сторону «великой старой партии» так называемых диксикратов. И это при том, что, будучи вице-президентом в администрации Д.Эйзенхауэра, Никсон выступал за соблюдение гражданских прав куда активнее, чем тогдашние сенаторы Джон Ф.Кеннеди и Линдон Б.Джонсон, а его роль в успешном принятии Сенатом Закона о гражданских правах в 1957 году была отмечена в поздравительном письме от Мартина Лютера Кинга, упоминавшего «неустанные труды» вице-президента Никсона и его «неустрашимость в достижении цели». В предвыборных баталиях 1968 года главная ставка была сделана на завоевание миллионов голосов обывателей, прежде всего из числа так называемого «среднего класса», испытывавшего растущий «страх перед черными жителями городов».

Наблюдая за процессом формирования администрации Трампа, мы видим привлечение в нее большого количества миллионеров и миллиардеров, выходцев из крупного бизнеса. В свое время Никсон тоже всемерно поддерживал крупный бизнес, продолжая в этом традицию Эйзенхауэра, чью администрацию журналисты именовали «правительством восьми миллионеров и одного водопроводчика», и сделав первые шаги в направлении будущей «рейганомики».

Считается, что Трамп позаимствовал у Никсона прагматизм крутого парня, стремление к победе и апелляцию к чувству страха. Никсон тоже в свое время полагал, что люди активнее голосуют из страха, а не из надежды. Проводится и такая параллель: в 1968 году, в разгар войны во Вьетнаме, Никсон заявлял о том, что у него имеется «секретный план по завершению войны», а ныне Трамп предлагает секретный план по завершению войны с «Исламским государством» (запрещенным в России).

В самом начале своей избирательной кампании он заявил в беседе с Гретой Ван Састерен из «Fox News»: «Я знаю, что надо сделать, и я знаю, как заставить ИГИЛ запросить пощады, и даже более того, как очень быстро разделаться с ИГИЛ… я не скажу вам, в чем состоит мой план… я не хочу, чтобы враги знали, что я собираюсь предпринять».

Правда, некоторые аналитики сравнивают избирательную кампанию 2016 года с кампанией 1960 года, в которой Никсон с небольшим отрывом уступил Джону Кеннеди, о котором недоброжелатели говорили тогда, что его отец Джозеф Кеннеди купил своему сыну президентство. В 1960 году телевидение впервые обеспечило преимущество телегеничному молодому ДФК, а в 2016 году социальные сети и различные альтернативные информационные ресурсы Интернета, вопреки антитрамповской кампании в традиционных СМИ, сделали реальностью его победу. В представлении П.Родькина, «Трамп - это Никсон, достигший той степени богатства и эмансипации, когда, не стесняясь потерять респектабельность, уже можно плюнуть в прямом эфире в условного Кеннеди. Сделай такой эстетически непозволительный для консерваторов старой школы жест реальный Никсон, и история США могла бы быть другой»7. Правда, в 2016 году травле в СМИ подвергался как раз «условный Никсон», и именно его оппоненты отнюдь не пытались изображать респектабельность. Но если отвлечься от эмоциональной и эстетической составляющих кампании, то Трамп действительно выступил против той Америки, которая как раз и ориентируется на те ценности и тот стиль, олицетворением которых был в свое время Кеннеди.

Примечательны звучавшие в ходе предвыборной кампании заявления Трампа о том, что он может не признать исход голосования. В 1960 году, когда  Кеннеди победил с минимальным перевесом голосов (за него проголосовали 49,7% избирателей, а за Никсона - 49,6%), Никсон тоже ставил под сомнение результаты голосования. Он даже разработал план по их оспариванию, полагая, что союзники Кеннеди обеспечили ему победу за счет систематических нарушений и мошенничества (в двух ключевых штатах - Иллинойсе и Техасе, которые помогли изменить ход выборов, победу Кеннеди многие республиканцы сочли нечестной). Правда, Никсон проявлял свое недовольство и обиды (которые, вполне возможно, были законными и обоснованными) только до определенного предела, он признал итоги выборов.

 Некоторые аналитики видят в Никсоне «плоть от плоти американской нации, с ее болезненным взрослением и упорным самосозиданием», человека «самодельного» (self-made man) и самодеятельного. И в этом тоже у Трампа с ним общие черты, несмотря на то, что Трамп - сын миллионера, а Никсон в полном смысле слова «сделал себя сам». По словам Д.Шкаева, «универсальный Никсон - олицетворение того, что движет страной, - пресловутой американской мечты». Он полагает, что в исторической перспективе шанс Трампа - это реванш Хитрого Дика в условиях, когда перед Америкой стоят те же вызовы, что и полвека назад8.

Еще более интересно выглядит ситуация, если вспомнить, что в разгар Уотергейского дела в аппарате Юридического комитета Палаты представителей Конгресса США работала не кто иная, как Хиллари Клинтон, активно участвуя в кампании против Президента Р.Никсона. Как известно, у комиссии, расследовавшей участие президента в организации «прослушки» Национального комитета Демократической партии, не было никаких доказательств его вины, кроме одной получасовой записи, пропавшей с магнитофонной ленты, на которую президент был обязан записывать все свои переговоры, а госсекретарь Хиллари Клинтон уничтожила 33 тысячи(!) своих электронных писем после получения повестки на передачу этих писем Конгрессу США. Тем не менее Президент Ричард Никсон в 1974 году ушел в отставку, а Хиллари Клинтон в 2016 году была оправдана ФБР.

В массмедиа уже прозвучали намеки на угрозу импичмента, что вновь заставляет вспомнить судьбу Никсона. Кстати, некоторые записи, относящиеся к Уотергейтскому скандалу, были сделаны именно в здании Административного офиса, куда предлагают переселиться Трампу. Однако между Трампом и Никсоном есть серьезные отличия. Трамп, хотя и не имеет профильного политического опыта, как человек большого бизнеса хорошо умеет зарабатывать, разбирается в людях и прекрасно контролирует подотчетные процессы, и как раз таких качеств давно не хватает американским лидерам. Никсон неприязненно оценивал роль телевидения в политической жизни США, а Трамп упивается возможностями масс-медиа, чувствует себя в медиапространстве как рыба в воде, что, очевидно, затруднит его демонизацию в том духе, в каком ее осуществили в отношении Никсона.

До сих пор вызывает противоречивые оценки экономическая политика администрации Никсона. С одной стороны, в условиях экономического и энергетического кризиса конца 1960-х - начала 1970-х годов она сделала ставку на  активное использование методов государственного регулирования экономики. В 1971 году Р.Никсон даже заявил журналистам: «Я теперь кейнсианец». В 1972-1973 годах темп инфляции удалось снизить с 6,1 до 2,7%, рост ВНП повысить с 3,4 до 6,3%, снизить подоходный налог на 20% и увеличить реальную заработную плату на 4% в год9. С другой стороны, в условиях международного валютного кризиса Р.Никсон дал указание о прекращении обмена долларов на золото, что означало окончательный отказ от золотого стандарта в США. Прекратился размен других валют на доллары по твердому курсу и был введен плавающий курс доллара. При Никсоне возник и феномен «нефтедоллара». Собственно, начались те процессы в финансовой сфере, которые привели к абсолютному отрыву финансового сектора от реальной экономики и к нынешнему 20-триллионному американскому долгу.

Очень важно и то, что именно при Никсоне были заложены основы того курса, который привел в итоге к сегодняшней деиндустриализации Америки.  Управление общественными процессами стало строиться на доктрине постиндустриального общества. С начала 1970-х годов явным стал упадок промышленного Севера, его города опустели, а население вместе с корпорациями стало перемещаться в «Солнечный пояс» в поисках дешевой рабочей силы. После расовых восстаний 1960-х годов администрация Никсона свернула программы восстановления и благоустройства городов, равно как и начатые в эпоху «нового курса» Рузвельта программы строительства железных дорог, дамб, других инфраструктурных объектов. С 1971 года начался свободный отток капиталов в офшорные зоны.

Все это привело к упадку промышленных и культурных центров Севера и возникновению «нового Юга» как основы постиндустриального общества «белых воротничков, брокеров и компьютерных программистов, клерков и разносчиков пиццы». Вопрос ответственности лично Никсона за эту политику является спорным, некоторые считают его как раз жертвой «заговора корпораций». Но так или иначе Трамп вынужден будет принимать меры по преодолению последствий финансово-экономической политики, проводившейся с начала 1970-х годов.

Политика разрядки, налаживание отношений с Китаем и СССР (по отдельности, при поддержании напряженности в отношениях между ними),  завершение войны во Вьетнаме, наконец, высадка астронавтов на Луну сделали Ричарда Никсона на выборах 1972 года президентом с самым большим числом голосов выборщиков со времен Дж.Вашингтона, получившего 100% голосов в силу своей безальтернативности. Победив в 49 штатах из 50, Никсон получил 520 голосов выборщиков против 17 голосов у его соперника Джорджа Макговерна. Ряд политических ошибок Никсона и развязанная против него кампания тотальной дискредитации и демонизации за короткий срок превратили этот триумф в прах, еще раз заставив вспомнить известные слова: «Так проходит мирская слава».

А.Шлезингер-мл. считал основной причиной «свержения» Никсона то, что, решительно действуя в борьбе с экономическим и социальным кризисом и преодолевая внешнеполитические провалы предшественников, ему удалось стать слишком сильным президентом (Шлезингер даже ввел термин «имперское президентство»), поднявшись над Конгрессом и нарушив тем самым традиционное соотношение исполнительной и законодательной власти в США. Вспоминая слова А. де Токвиля о том, что «президент Соединенных Штатов, обладающий почти королевскими полномочиями, практически ими не пользуется», Шлезингер справедливо полагает, что «в наши дни международные кризисы - реальные, гипотетические или потенциальные - обеспечили президенту возможность воспользоваться этими «почти королевскими правами». Здесь - истоки имперского президентства»10.?

Тогда попытка Никсона утвердить такую модель обернулась провалом, хотя в дальнейшем, в особенности с 1990-х годов, баланс между президентской властью и представительными органами, предусмотренный Конституцией США, все равно смещался в пользу президента. Сегодня мы также видим попытки Трампа управлять с помощью «исполнительных указов», но ему приходится с самого начала гораздо сложнее, даже в сравнении с Никсоном 1969 года. Между тем кризисное состояние миросистемы в целом и США как «лидера глобализации» в частности могут подталкивать к новым попыткам осуществлять правление в стиле «имперского президентства».

Еще одной причиной «свержения» Никсона считают неприятие проводимой им политики разрядки, которую ее многочисленные противники считали выгодной лишь СССР. Неслучайно вскоре после отставки Никсона Конгресс принял знаменитую «поправку Джексона - Вэника»,  которая лишала СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле до тех пор, пока СССР не снимет ограничения на свободу эмиграции (прежде всего речь шла о советских евреях), но которая просуществовала до ноября 2012 года. Примечательно, что Г.Киссинджер, остававшийся на посту госсекретаря США, выступал решительно против принятия данной поправки, но это не повлияло на решение Конгресса, в котором неприятие нормализации советско-американских отношений было весьма сильным. Что же касается Д.Трампа, то две недели спустя его вступления в должность прозвучал весьма знаковый призыв нового президента в адрес наиболее радикальных русофобов в американском Сенате Дж.Маккейна и Л.Грэма «не разжигать третью мировую войну», свидетельствующий о том, что проблема, которая существовала для Никсона и Киссинджера, видимо, будет иметь место и для Трампа и его госсекретаря Тиллерсона.

Несколько лет назад, посмотрев фильм «Фрост против Никсона», Трамп задумался о детях Никсона. Тогда он написал: «Как бы ни относиться к Никсону, семья есть семья, и просто невероятно, что никто из родных не защитил его. Они что, исчезли? Почему они его не защитили? Я надеюсь, мои дети будут сражаться за меня - не в пример детям Никсона. Я уверен, что будут. И я думаю, что Никсон бы дрался за своих детей, как и я за своих. Молчание детей Никсона для меня загадка. Да, «уотергейт» был тяжелым временем и для них, но мне кажется, что Никсон заботился о своей семье и в горе, и в радости. <…> Никсон сказал, что самые яркие моменты жизни - те, что тускнеют быстрее других. И мне очень грустно, что он это предвидел»11.

В заключение следует отметить, что, несмотря на созданный в США негативный образ Р.Никсона, в нашей стране он как раз - один из немногих позитивно воспринимаемых американских президентов, хотя (как и Трампа) его, разумеется, никоим образом нельзя считать «просоветским» или «пророссийским». Понятно, что такое восприятие Никсона связано с заметным улучшением при нем отношений между СССР и США. И то, что Д.Трамп заявляет о намерении «договориться с Россией», несмотря на возникшее серьезное противодействие такому намерению, внушает в этом смысле осторожный оптимизм.

 1«Неизвестный Трамп» - сенсационное интервью 1990 г. с будущим Президентом США // http://rusvesna.su/news/1479074726 (дата обращения: 20.01.2017).

 2Там же.

 3Там же.

 4Avlon John. Donald Trump Is Running for Richard Nixon’s Third Term // http://www.thedailybeast.com/articles/2016/02/15/donald-trump-is-running-for-richard-nixon-s-third-term.html (дата обращения: 22.01.2017).

 5Родькин Павел. Дональд Трамп и эстетическая политика США // http://www.prdesign.ru/text/2016/tramp.html  (дата обращения: 22.01.2017).

 6Blakely Rhys. Nixon foresaw Trump White House win // http://www.thetimes.co.uk/tto/news/world/americas/article4552313.ece (дата обращения: 22.01.2017).

 7Родькин Павел. Указ. соч.

 8Шкаев Дмитрий. Эпоха «крепких яиц» // http://khazin.ru/articles/1-ekonomika-i-politika/28164-epoha-krepkih-jaits (дата обращения: 23.01.2017).

 9Ambrose  Stephen. Nixon.The Triumph of the Politician, 1962-1972. Vol. 2. N.Y.: Simon & Schuster, 1989. Р. 550.

10Шлезингер-младший А.М. Циклы американской истории / Пер. с англ. М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. С. 400.

11Трамп Дональд. Почему дети бросили Никсона. 20.01.2009 // https://snob.ru/selected/entry/1495?v=1460294062 (дата обращения: 21.01.2017).

США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111229