Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 7 апреля 2017 > № 2136629

Маленький человек на фоне больших потрясений

Татьяна Ковалева, Александр Панов

Литературный обзор

Каждому выпадает своя эпоха, свой путь. И какие бы вихри ни кружили, норовя смахнуть тебя песчинкой, они не оправдание всему, что с тобой случилось. Каждому на финише придется в одиночку разбираться со своими душой и телом.

Даниил Гранин «Она и все остальное»

В новом романе 98-летнего классика звучат те же излюбленные мотивы, что и в «Искателях», «Зубре» или «Иду на грозу»: наука, Вторая мировая и непростые человеческие отношения. Преуспевающий физик Антон Чагов (очевидный прототип автора) едет на симпозиум в Берлин, где влюбляется в Магду — переводчицу и осведомительницу. Ее мать в 1946-м изнасиловал советский лейтенант, и, зная историю своего появления на свет, та теперь ненавидит Россию. Но противостоять нахлынувшему чувству она не в силах. Петербургская встреча героев тоже закончилась расставанием. Тоскующий по любимой Антон, получив рождественскую открытку из Германии, отправляется в собор, где они были с Магдой, и перед иконой, у которой та со слезами молилась, обретает Бога в душе.

«Роман о любви и не только» вместил размышления про ядерную бомбу, «Ленинградское дело» и ветряки, а еще про нацизм с нюрнбергским финалом и отсутствие русского покаяния. К нему еще подверстан рассказ-притча «Возвращение» — о взятом в качестве «языка» немце, который на собственной шинели тащит к нашим пленившего его раненого красноармейца. Они попали под обстрел, но, если вернуться к своим, не избежать расстрела... Для 200-страничной книги слишком густо всего намешано, другому этого хватило бы и на собрание сочинений.

Дмитрий Епишин «Иосиф»

Роман о «вожде народов» начинается словами генерала де Голля: «Сталин не ушел в прошлое. Он растворился в будущем». Это ключ к позиции автора, ищущего для своего героя золотую середину между возвеличиванием и ниспровержением. Неблагодарная задача. Чтобы хоть как-то приблизиться к ее решению, писатель придумывает литературный ход: умерший Сталин в состоянии клинической смерти смотрит на свои деяния, признает ошибки и даже раскаивается. Причем кается во всем подряд. В большом терроре, осуждая себя за то, что превращался порою в зверя. И в том, что ради великой цели походя ломал людские судьбы. И даже в том, что не подготовился должным образом к отпору вероломному гадюке Гитлеру. Все это перемежается откровениями про личную жизнь, отношения с Троцким, церковью, с детьми... И апологетам, и оппонентам Сталина эта книга вряд ли придется по вкусу. И те и другие предпочитают иметь дело с идолом, а не с «человечным человеком».

Сергей Бадюк «Шанти практика»

«Кому ты нужен больной? Только врачам», — усмехается сыгравший в кино роль Соловья-разбойника мастер спорта по рукопашному бою и тхэквондо. Мысль, конечно, не новая, но автор с такой серьезностью внедряет ее в мозги читателю, что тот невольно подхватывает все эти банальности про то, что здоровье не купишь ни за какие деньги на свете. И тут выясняется, что у каждого человека должно быть принадлежащее лишь ему жизненное пространство, свободное от забот, семьи, друзей — иначе долго не протянешь. Для альпиниста — это горы, для рыбака — речка. Автор же выбрал территорию оздоровительных практик, овладев китайской системой тренировок высшего уровня. В мире, уверяют вас в книге, таких специалистов не больше 15. Наш организм подобен машине: можно ездить разумно и с удовольствием, можно форсажно лихачить, но гораздо страшнее просто покрываться гаражной пылью. «Встань с дивана!» — призывает мастер. Когда листаешь его подробный, с иллюстрациями самоучитель по поддержанию себя в хорошей форме, спина невольно выпрямляется. Возрастные отговорки не в счет. Старшей ученице Бадюка, перенесшей сложнейшую операцию на сердце, 86 лет. Его бесплатные практики можно наблюдать в московском парке 50-летия Октября. На свежем воздухе, в любую погоду. Шанти — это тишина, гармония, срединный умиротворяющий путь.

Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 7 апреля 2017 > № 2136629