Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > camonitor.com, 21 апреля 2017 > № 2146467

Латинизация: сможем ли мы осуществить эту реформу?

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан, похоже, окончательно и бесповоротно взял курс на латинизацию. Если обобщить все дискуссии на эту тему, очистить их от эмоций и политической шелухи, то останутся большие сомнения: а сможем ли мы качественно и, главное, безболезненно осуществить этот переход? Не случится ли так, что мы, как обычно, отплывем от одного берега, но так и не пристанем к другому?

Итак, за восемь лет Казахстан должен сделать то, что многим не удавалось за десятилетия. Предстоит колоссальная работа, требующая серьезных финансовых затрат и крепких нервов. Еще в 2007 году рабочая группа Комитета науки МОН РК подсчитала, что только на обучение экономически активного населения потребуется сумма в 35 млрд тенге. Придется серьезно потратиться на замену всевозможных вывесок и уличных знаков, переоформление документов и т.д.

Заметим, что это был лишь предварительный анализ, который не отражает полную картину затрат. Например, рабочая группа не учитывала расходы на трансформацию системы образования (хотя, как нам кажется, латинизация прежде всего должна начинаться именно с этого), в том числе обу­чение преподавателей, перевод на новую графику учебников, книг и другой печатной продукции. Причем эти суммы с учетом трех девальваций, случившихся после 2007-го, и постоянной инфляции можно смело умножать на два, а то и на три, чтобы хотя бы примерно представить, в какую копеечку обойдется стране такая реформа.

Кроме того, эксперты опасаются, что Казахстан может повторить ошибки Узбекистана. «В этой стране переход на латиницу начался еще в 1993-м, – рассказывает аналитик Султанбек Султангалиев. – Конечной датой назывался сначала 2005-й, затем 2010-й. Сейчас уже 2017-й, а определенности в этом вопросе все еще нет». По его словам, дополнительным раздражающим фактором для многих противников реформы является то, что ее будут проводить на фоне сложной социально-экономической ситуации в стране, которая имеет конкретные тенденции в сторону ухудшения в силу колеблющихся цен на нефть, систематического дефицита государственного бюджета, шаткости банковского сектора и нерешенности многих социальных проблем.

Иначе говоря, многим гражданам сейчас не до латиницы, и вряд ли они по одной только команде сверху начнут заново учиться писать и читать, тратить на это свое время и деньги. Для этого нужна серьезная мотивация, которая пока отсутствует и вряд ли предвидится в ближайшей перспективе.

Похожая ситуация у нас сложилось вокруг казахского языка, сфера применения которого расширяется скорее естественным путем (вследствие демографических изменений), нежели в результате призывов, госпрограмм и планов правительства. Как известно, власти планировали довести долю владеющего им взрослого населения в 2017 году до 93%. Увы, но до такого показателя нам еще далеко. Хотя, как показывает опыт других стран, более успешно новая графика приживается именно там, где основная часть населения хорошо владеет государственным языком.

Любопытным в этой связи выглядит отстраненное поведение так называемой творческой интеллигенции, которая обычно проявляет особую активность в вопросах, касающихся казахского языка. Впрочем, как отмечает Султанбек Султангалиев, сегодня она крайне редко подает голос против инициатив президента, хотя еще четыре года назад (когда глава государства впервые объявил о необходимости перехода на латиницу) группа ее представителей обнародовала обращение с просьбой не менять письменность. В качестве основного аргумента приводился такой: «юное поколение окажется оторванным от истории предков, духовного разума и рассудительности, зафиксированных в напечатанных кириллицей изданиях». Более того, подписавшие обращение считают, что переход на латиницу может не только ослабить казахский язык, который и без того находится в достаточно затруднительном положении, но и расколоть казахстанское общества на две части: тех, кто станет пользоваться латиницей (в основном молодежь), и тех, кто останется с кириллицей...

Насколько оправданны эти опасения? Есть ли в Казахстане достаточный интеллектуальный, управленческий, финансовый потенциал для успешного перехода казахского языка на латинский алфавит? Успеем ли мы осуществить реформу в назначенные сроки? И какие потери понесем в случае неудачи?

Канат Нуров,

президент научно-образовательного фонда «Аспандау»

«Определенные трудности возможны на протяжении 30-40 лет»

– Вопросы реализуемости и целесообразности тесно связаны между собой. Например, если что-то технически неосуществимо, то к этому даже приступать нецелесообразно. Но если какой-то шаг является целесообразным, то просто необходимо найти для этого технические средства и пути достижения цели. Лично я выступаю за спонтанную латинизацию казахского письменного языка в интернете в рамках его модернизации в литературном, научном и правовом аспектах посредством коллективного творчества масс. Ради этого фонд «Аспандау» запустил специальный проект – Intil.

Главная проблема на сегодняшний день – это не кириллица как таковая, а громоздкость созданного на ее основе казахского алфавита. Наличие 42-х символов (четверть которых практически не нужна) существенно осложняет как изучение казахского языка, так и его использование в компьютерах, телефонах, гаджетах и т.д. К примеру, дизайнеры постоянно сталкиваются с дефицитом шрифтов. Тексты на казахском языке вследствие использования специфических знаков зачастую не читаются без использования дополнительного программного обеспечения. Все это создает проблемы, которые и способна решить латиница.

Но я против насильственной латинизации государственного языка казахов как радикальной попытки «насолить» Москве. Это довольно резкое движение в геополитическом отношении. Пример Узбекистана показывает, что поссориться с Россией таким образом можно, но стать ближе к Западу – вряд ли. Кроме того, в отличие от узбеков, казахи намного теснее связаны с русскими политически, исторически и географически. Отсутствие естественных преград и буферных государств на протяжении 7500-километрой границы – это реальность. А потому нужно еще раз взвесить все «за» и «против» именно с точки зрения сохранения нашей государственной независимости. Время работает на ее упрочение и на развитие казахского языка как государственного – не стоит от этого времени отказываться.

Что касается технических проблем, то на бытовом уровне у латинизации казахского алфавита их вроде бы и нет. Она не потребует специального выделения больших денег и какой-либо новой компьютерной клавиатуры, помимо Qwerty, которая сегодня является даже более удобной для тех, кто пишет на казахском. Менять вывески на улицах и зданиях можно лишь по мере их физического износа, то есть это тоже не потребует специального выделения бюджетных средств. Переход государственного делопроизводства на латиницу, если его осуществлять в планомерном порядке, тоже не потребует масштабных расходов.

Так что реформа технически вполне осуществима, и в Казахстане для этого есть достаточный интеллектуальный и управленческий потенциал. То есть драматизировать техническую сторону этого вопроса нет оснований. Какое-то время параллельно будут существовать два алфавита. Для казахской интеллигенции переход окажется достаточно безболезненным, а вот остальная часть казахскоязычного населения будет испытывать определенные трудности на протяжении 30-40 лет. Да и часть казахскоязычной элиты, которая не сможет перестроиться, останется за бортом. Поэтому ряд писателей и выступил против реформы.

– Переход на латиницу коснется прежде всего детей, а, как известно, в школах и вузах и без того существует проблема с учебниками на казахском языке, особенно по техническим специальностям. Насколько реально за такие короткие сроки провести масштабную реорганизацию системы образования? Да и вообще, какие цели (образовательные, культурологические, экономические, политические) стоят за этой реформой, а главное – насколько они достижимы?

– Что касается образования, то здесь я соглашусь. Учителям и чиновникам от сферы образования, учащимся и их родителям переход на латиницу принесет очень большие трудности. Даже на кириллице нет качественных учебников вследствие постоянного обновления их содержания. Что уж тогда говорить о их выпуске на латинице в ближайшие 10 лет?

Фонетика казахского языка, я подозреваю, много сложнее и разнообразнее латинской транслитерации. Боюсь, она может быть лишь ограниченно выражена средствами латинского алфавита. Следовательно, существует серьезный риск того, что казахский язык без его должной модернизации не будет органично и гармонично использоваться в латинской транслитерации. А раз так, то он неизбежно и необратимо может утратить свою самобытность. К примеру, всеми любимая буква Q фонетически вряд ли достойно заменит наше исконное Қ. В исторически опробованном образце казахского алфавита на латинице написание «Қ» как «Q» было вынужденным шагом, чтобы самоназвание нашей нации не ассоциировалось с белоказачеством, «контреволюционной силой». Но сегодня из-за этой буквы мы лишаемся в глазах мирового сообщества своего исторического самоназвания и либерального бренда как «вольных» людей. Даже на английском фонетически будет правильнее писать нас Kazak, a не Qazaq, или Kazakstan, а не Qazaqstan.

Помимо этого лингвистического обстоятельства, есть еще одно «но». Огромный по объему и социально-историческому значению пласт письменной культуры выражен средствами кириллицы. Он может быть предан забвению последующими поколениями примерно так же, как в свое время была утрачена значительная часть того, что было написано на арабице. Например, огромное количество исторических источников и литературных произведений никто не станет специально перекладывать на латиницу – это будет происходить лишь по мере конкретных запросов и только посредством инфокомтехнологий, механической конвертации этих текстов с кириллицы на латиницу. Так что каких-либо образовательных, экономических, культурологических и иных целей я не вижу. Есть только геополитическая.

– Предполагается, что в результате такой реформы казахстанцам легче будет осваивать главные на сегодня мировые языки (прежде всего английский) и мы быстрее войдем в мировое информационное пространство. Вы разделяете эти ожидания?

– К сожалению, латинизация казахского языка не облегчит ни изучение английского, ни выход из русскоязычного информационного поля. Это просто разные вещи, напрямую друг с другом не соотносящиеся. Я поддерживаю переход национальной модели образования на трехъязычие, но обучение наших учителей английскому не будет иметь смысла без повышения им зарплаты до рыночного уровня оплаты труда людей, предметно знающих этот язык. Все переобученные учителя просто уйдут в другие отрасли экономики, снова оголив отечественную систему образования.

Нам нужно в течение ближайших пяти лет готовить хотя бы на родных языках как минимум по двадцать тысяч педагогов-предметников ежегодно. На этом фоне латинизация казахского языка – это даже не десятый вопрос. На мой взгляд, Министерству образования и науки нужно мягче воспринимать и более гибко реализовывать такие реформы, как переход к трехъязычному обучению, латинизация казахского – с учетом политической природы этих вопросов. За введением трехъязычия кроется необходимость согласия русскоязычного и казахскоязычного частей населения, а за латинизацией – геополитический торг многовекторностью нашей внешней политики. Если про это не забывать, то все такие реформы можно осуществить без применения «административного ресурса» и без единовременной огромной траты бюджетных средств.

Если политическое решение уже принято, то нужно полным ходом вести подготовительные работы. Возможно, следует внести в нормативные акты разрешение оформлять казахские названия улиц, государственных и частных организаций как на кириллице, так и на латинице, чтобы «глаз привыкал». Также необходимо, чтобы на латинице дублировалась официальная информация, размещались актуальные материалы и т.д.

К другому берегу, мы, вероятно, все-таки пристанем, но плавание будет тяжелым и долгим.

Тимур Козырев,

эксперт Международной Тюркской академии

«Перевод казахского алфавита на латиницу стратегически оправдан»

– Как показывает мировой опыт, реформы алфавита всегда и везде происходили в сложные, переходные периоды развития общества, когда с сугубо экономической точки зрения это было абсолютно «нецелесообразно». Тем не менее руководители соответствующих государств принимали волевое политическое решение, исходящее из долгосрочных стратегических соображений, и в итоге оно осуществлялось.

Помимо этого, весь мировой исторический опыт свидетельствует о том, что наиболее эффективной именно в долгосрочной перспективе оказывается та стратегия государственной политики, в основу которой положены не только прагматические интересы текущего момента, но и основополагающие ценности данного социума в качестве стратегического приоритета.

Система ценностей казахстанского социума сегодня находится в процессе формирования, однако сам факт провозглашения независимости РК знаменует собой определенный исторический выбор народа Казахстана, а государственная независимость является безусловной ценностью для нашего гражданского сообщества. Данное утверждение по определению является аксиомой, непризнание которой автоматически обесценивает целый ряд других основополагающих принципов существования казахстанского социума, а также весь уже пройденный 25-летний отрезок пути.

Далее. Общепризнанным в социальных науках фактом является то, что любое человеческое сообщество объединяется вокруг определенной системы ценностей, которые, в свою очередь, в сжатой форме выражаются через символы. Такие символы играют значительную роль в эмоциональном сплочении общества, тем самым обеспечивая его целостность.

Наконец, графическая система (в подавляющем большинстве случаев – алфавит), которой пользуется национальный язык, играет одну из ключевых ролей в системе символов того или иного социума и оказывает сильнейшее воздействие на формирование национальных идентичностей.

В контексте всего вышесказанного становится очевидным, что переход казахского алфавита с кириллической графической основы на латинскую в случае успешного его осуществления сыграет позитивную роль в процессе укрепления независимости РК и формирования самостоятельной политической идентичности казахстанцев.

Оппоненты латинизации справедливо указывают на тот факт, что каждый алфавит является своего рода «визитной карточкой» той или иной цивилизации, и потому выбор алфавита становится в немалой степени также выбором цивилизационного вектора развития. Однако их восприятие идеи латинизации казахского алфавита как сугубо прозападного (и, как следствие, антироссийского) проекта является тем не менее ошибочным.

Положение латинского алфавита в современном мире можно назвать уникальным. В результате масштабной экспансии европейской цивилизации в период XV-XX веков он приобрел де-факто универсально-космополитический характер. Сегодня его применяют в большом количестве стран, которые далеко отстоят друг от друга в культурологичес­ком, географическом и прочих отношениях.

Следует особо отметить, что латинский алфавит используется в том числе и в ряде мусульманских стран дальнего зарубежья, причем занимающих лидирующие позиции в исламском мире (Турция, Индонезия, Малайзия).

В немусульманской части азиатского континента латиницей пользуются Вьетнам и Филиппины, а в Китае и Японии параллельно с иероглифической письменностью активно используются латинские транскрипции (в частности, именно таким путем в названных странах решена проблема компьютеризации). Наконец, латиницей пользуются все без исключения страны Латинской Америки, а также наиболее развитые языки народов Африки и Океании.

Иначе говоря, латиница на сегодняшний день является универсальным международным алфавитом, использование которого в символическом аспекте связано не с «прозападной» ориентацией, но лишь с вхождением Казахстана в мировое сообщество на правах полноправного его члена. Из этого следует, что перевод казахского алфавита на латиницу стратегически оправдан в долгосрочной перспективе.

В то же время следует четко осознавать наличие серьезнейших рисков, связанных с осуществлением данного проекта: в случае неудачи реформы алфавита (грубо говоря, если мы застрянем на полпути) последствия для развития казахского языка и для развития казахстанского общества в целом могут оказаться крайне негативными.

Реформа алфавита в процессе ее осуществления создаст наибольшее количество реальных трудностей именно для той части этнических казахов, которые грамотны на родном языке (на действующем кириллическом алфавите) и активно используют его в своей профессиональной и/или учебной деятельности.

Иначе говоря, в случае, если перевод казахского языка на латиницу не будет достаточно обеспечен материально и методически (и, как следствие, будет осуществляться непоследовательно), то возникнет серьезный риск деквалификации существующего социального слоя граждан, грамотных именно на казахском языке, с тяжелейшими дальнейшими последствиями для развития языка в целом.

Словом, реформа алфавита должна осуществляться с полной ответственностью, в достаточно сжатые сроки (как четко указано в программной статье президента страны) и под полным, пошаговым контролем со стороны высшего руководства РК. Примером здесь должна послужить успешная реализация проекта по строительству новой столицы РК – города Астаны. Помните, сколько было скептиков в свое время... И кто оказался прав.

Причем наиболее активно работа по обучению новому алфавиту должна проводиться в казахско­язычной среде.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > camonitor.com, 21 апреля 2017 > № 2146467