Марокко > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219861

Протесты в Марокко: пришло ли время вмешаться королю?

Хейсам Сулеймани (Heisam Suleimani), Sasapost, Египет

Вот уже девять месяцев в северном регионе Марокко Эр-Рифе не прекращаются протестные выступления: стороны не могут прийти к компромиссному решению внутреннего конфликта, который бы удовлетворил как протестующих, так и правительство. Акции протеста вспыхнули после трагической гибели молодого торговца Мохсена Фикри, который был раздавлен в баке мусоровоза, когда пытался спасти свой товар от полиции, конфисковавшей принадлежавшую ему рыбу. В одном из видео с места трагедии, быстро распространившемся в Марокко и по всему миру, запечатлено, с каким злорадством это было сделано, что в свою очередь продемонстрировало пределы демократических реформ, начатых властями королевства в связи с «арабской весной». Обнажился давний конфликт между центральной властью и провинциями, который является одним из главных провалов нынешнего руководства и предметом особого беспокойства, особенно в связи с последними событиями.

С чего все началось

Как и Мухаммад Буазизи, ставший символом революции в Тунисе, которая стала отправной точной событий «арабской весны», Мохсен Фикри вошел в историю своей страны. В тот день полиция города Аль-Хосейм приняла решение конфисковать товар, принадлежавший уличному торговцу рыбой тридцати лет, и уничтожить его, бросив в мусоровоз. В ответ на жестокость полицейских, лишивших его средств существования, в гневе молодой человек бросился внутрь мусоровоза. Возможно, он пытался спасти свой товар, но механизм уплотнителя продолжил работу, в результате чего тело торговца было раздавлено — смерть наступила мгновенно.

В свете показаний свидетелей произошедшего речь идет о преднамеренном убийстве торговца, а власти считают, что это было самоубийством. Так трагедия переросла в одно из самых крупных протестных движений в Марокко за последние годы. Все началось с того, что десятки людей устроили акцию протеста перед зданиями Комиссии по безопасности и местного суда первой инстанции в городе Аль-Хосейме. Одновременно по всему миру стали быстро распространяться фотографии и видеозаписи с места гибели Мохсена Фикри. На следующий день сотни людей из соседних городов приняли участие в похоронной процессии, которая в свою очередь превратилась в марш разъяренной толпы. Днем позже уже тысячи марокканцев вышли на улицы в более чем двадцати городах страны, чтобы выразить свой протест в связи со случившимся.

Волнений такого масштаба не наблюдалось в Марокко с 20 февраля 2011 года. Протестные выступления проходят под политическими и социальными лозунгами, такими как «Народ требует свержения правительства», «За революцию против диктаторского режима», «Свобода, достоинство и социальная справедливость», «Народ требует наказать убийц» и «мученик погиб — правительство несет ответственность».

Власти со своей стороны пытаются избежать столкновения с движением протеста, опасаясь, что это лишь ухудшит ситуацию, как следствие, в районе демонстраций присутствует лишь небольшое число сотрудников службы безопасности, из чего можно заключить, что органы безопасности получили приказ не вмешиваться в происходящее.

После нескольких месяцев по мере разрастания протестного движения стали появляться лидеры, которые возглавили его и сформулировали главные требования. Среди наиболее выдающихся лидеров, которые мобилизовали население Эр-Рифа, нужно выделить Нассера Зафзафи. Этот структурный сдвиг в протестном движении не сопровождался сдвигом на уровне взаимодействия между ними и марокканским правительством. Как свидетельствуют отчеты, власть не признает новых лидеров движения, что способствует его усилению. Примером тому является инцидент в мечети, где во время пятничной молитвы Зафзафи прервал речь имама, призывавшего к сотрудничеству с правительством и королем, после чего он и другие были арестованы полицией. Разумеется, это способствовало усугублению и без того сложной ситуации.

Почему властям трудно найти решение?

1. Дисбаланс в переговорном процессе

Власти Марокко ограничиваются ведением переговоров с лицами, занимающими официальные посты (на местном уровне) и некоторыми местными активистами, а также представителями гражданского общества. Эта наименее эффективная политика, поскольку она пренебрегает самим протестным движением региона Эр-Риф, которое выдвинуло своих лидеров, которые лучше других способны влиять на разъяренную толпу митингующих и контролировать ее.

Такой переговорный подход можно воспринимать как попытку властей изолировать новых лидеров движения. Однако они упускают из виду тот факт, что подобная политика способствует падению популярности местных чиновников, которое проявилось еще ранее, когда избиратели продемонстрировали слабое участие в выборах в 2015 и 2016 годах.

2. Политическая поляризация

Подъем движения совпал по времени с так называемым «парламентским кризисом», выражающимся в неспособности сформировать правительство. Результаты выборов стали вызовом для партий и в стране назрел серьезный политический кризис. Сегодня руководство страны ищет способы заключить консенсус и создать коалиции, но пока не в состоянии разрешить ситуацию наравне с общественным кризисом. Оно опасается этого движения и не видит возможных политических последствий событий, что ведет к дальнейшему осложнению ситуации.

С другой стороны, лояльная по отношению к власти «Партия подлинности и современности», оказалась неспособна сыграть положительную роль в регионе несмотря на победу в Эр-Рифе на последних выборах. То же самое касается «Партии справедливости и развития», которая по результатам выборов получила больше всего мест в парламенте. Она не смогла сформировать коалицию, за что ее лидер Бенкиран был отправлен в отставку с поста главы правительства.

Недавно, резкая реакция со стороны Фуада Али аль-Химма, главного советника короля, на появление сообщений о том, что его визит в дом Бенкирана способствует координации между ним и советом при короле, говорит о крайне натянутых отношениях между королем и бывшим главой правительства, лидера «Партии справедливости и развития». Это может негативно повлиять на ситуацию в Эр-Рифе и управляемость в этом регионе.

3. Провал попыток изоляции

Тем временем правящая элита Марокко с помощью средств массовой информации и политических инструментов пытается изолировать протестное движение в Эр-Рифе от остальной части страны. В частности, власти выступают с заявлениями о том, что в этом регионе действуют сепаратисты и иностранные агенты, которые стремятся использовать ситуацию в своих интересах и управлять протестным движением, оказывая ему финансовую помощь. Кроме того, руководство страны использует в своих целях официальные СМИ, а также оказывает давление на лидеров движения, пытаясь добиться их молчания. Однако движение стремится укрепить свои позиции, выступая под лозунгами сопротивления коррупции и уважения к ценностям и достоинству народа Эр-Рифа. Жители региона требуют реформ и экономического развития, возрождая лозунги 2011 года, чтобы получить симпатии большинства марокканцев, чтобы нанести удар по властям.

На все попытки последних помешать этому, движение отвечает словами Зафзафи, который заявил: «Мы ни в коем случае не стремимся расколоть правительство. Наши требования совпадают с требования жителей всех марокканских городов, и солидарность с их стороны придает нам еще больше сил. Движение в Эр-Рифе выражает протест всего марокканского народа против унижения, маргинализации и нищеты».

4. Отсутствие посредника и провал новой демократической системы

Волна демонстраций в Аль-Хосейме, которая длится вот уже несколько месяцев, стала серьезным испытанием для «новорожденной» демократии в Марокко. Демократия, опирающаяся на деятельность партий и гражданского общества, механизмы которой выступают в качестве посредника между государством и народом, и служат избранию тех, кто руководит страной, не способствовала урегулированию настоящего кризиса.

Наиболее важный «сигнал», на который должна обратить внимание правящая элита, если она хочет решить возникшую проблему, заключается в том, что существующая система не может адекватно реагировать на действия граждан и «гасить» гнев протестующих, когда это необходимо. Как следствие, необходимо найти причины, по которым между партиями и движением появилась пропасть.

Пришло ли время вмешаться королю?

Протесты вступили в новую фазу в связи с арестом Нассера Зафзафи и десятков других граждан, согласно данным правозащитных организаций. Аресты побудили марокканское общественное движение представить властям требования об освобождении своих лидеров как приоритета. Эти требования восходят к самому королю, поскольку согласно Конституции Марокко именно он обладает необходимыми полномочиями, чтобы помиловать осужденных.

В дополнение ко всему вышесказанному стоит отметить, что несмотря на острый характер борьбы, участники протестного движения ни разу не выступили открыто против короля. Невзирая на кризис, король сохраняет свою легитимность в регионе Эр-Риф, население которого требует, чтобы король действовал непосредственно, а не через правительство, то есть, выступил в роли судьи, чтобы урегулировать ситуацию.

В свою очередь король может отреагировать на происходящее двумя путями. Первый предполагает уважение по отношению к существующей судебной системе, особенно после того, как правительство заявило о том же, а значит королю придется поддержать обвинения в адрес задержанных активистов, некоторые из которых достаточно тяжелые, поскольку классифицируют преступления оппозиционеров как террористические акты.

Второй подразумевает, что король продолжит действовать на дистанции, через правительство, используя его как своего рода щит. Такой подход является политической ошибкой, которая может привести к тому, что власти окончательно утратят способность к разрешению кризисных ситуаций.

Марокко > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219861