Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 июля 2017 > № 2239813 Игорь Редькин

Люди хотят работать.

Сейчас основное внимание в отрасли приковано к новым проектам: каждая закладка судна, открытие нового предприятия по рыбопереработке – большое событие, в том числе и на волне интереса к инвестиционным квотам. Почему при этом важно не забывать о тех производственных программах, которые бизнес реализовал ранее, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал председатель наблюдательного совета ООО «Витязь-Авто» Игорь Редькин. У компании семь современных рыбоперерабатывающих предприятий на западном побережье Камчатки.

КАК ВСТРЕЧАЮТ ЛОСОСЬ

– Игорь Владимирович, начать нашу беседу хотелось бы с лососевой путины. Ежегодно на Дальневосточном научно-промысловом совете (ДВНПС) власти Камчатки отмечают, что бассейновый принцип организации лова оправдывает себя. Вы как считаете, действительно ли удобно, когда объем добычи выделяется на группу рыбопромысловых участков?

– Этот принцип используется уже давно. На мой взгляд, он достаточно удобен, в том числе с точки зрения оперативного регулирования промысла.

Хотелось бы отметить, что у нас в принципе хорошо работает рыбоохрана. Мы, рыбопромышленники, оказываем ей содействие – привлекаем общественных инспекторов, помогаем с техникой. Тяжело, конечно, приходится органам рыбоохраны, правоохранительным органам: браконьерство носит массовый характер. А законодательство таково, что трудно доказать причастность человека к нелегальному промыслу.

– Я так полагаю, рыбопромышленники уже определили принципы, на которых будут в этом году сотрудничать с Северо-Восточным территориальным управлением Росрыболовства?

– Да, конечно. Мы также взаимодействуем с Южно-Камчатским заказником, он помогает нам в рыбоохране. На трех реках – Кошегочек, Голыгина, Явина – промысел вообще производить не будем, так как запасы рыбы на этих водных объектах малы – это решение нашей ассоциации. Многие реки на Камчатке истощены, и им надо давать отдых. К сожалению, у науки сегодня нет средств на тот контроль за запасами, который осуществлялся ранее: облет нерестилищ в 500 часов, работа в море. Поэтому мы, рыбопромышленники, помогаем ученым, обеспечиваем возможность осуществлять авиационный учет для оценки ситуации на нерестилищах.

– Путина в ваших районах развернется в июле?

– У нас на Западной Камчатке – да. Основной же промысел в крае в этом году прогнозируется на восточном побережье, для него нынешний год – урожайный. Отмечу, что на Западной Камчатке вот уже 17 лет ежегодно стабильные показатели по добыче нерки. Мы – предприятия, которые осуществляют рыбохозяйственную деятельность на реке Озерная, – понимаем, что лосось должен пройти на нерестилища. Случалось, что рыбаки сознательно останавливали промысел, чтобы обеспечить пропуск. В нынешнем году Ассоциация рыбопромышленных предприятий Озерновского региона приобрела электронный счетчик – эхолокационный комплекс. Между временем, когда рыба заходит в реку и когда добирается до озера Курильское, минует несколько дней. Установка нового устройства позволит оперативнее регулировать прохождение лосося, чтобы специалисты понимали, когда нужно увеличить количество пропускных дней, когда – сократить. Мы стараемся поддерживать баланс между промыслом и естественным воспроизводством, поэтому у нас хорошие показатели по подходам рыбы.

В целом на тех реках, где рыбопромышленники обеспечивают охрану, есть возврат лосося. На водных объектах, где предприятия о сохранении ресурса не заботятся, существуют проблемы. На реках, которые проходят по территории населенных пунктов, тоже тяжело работать рыбинспекторам.

ОЦЕНИТЬ ВКУС РОССИЙСКОЙ РЫБЫ

– «Витязь-Авто» участвует в выставках за границей в рамках общенационального российского стенда. Такое представительство на площадках за рубежом – часть программы, которую Федеральное агентство по рыболовству воплощает по продвижению бренда «Русская рыба». Как вы оцениваете: важно проводить такую работу по позиционированию?

– Это нужная работа, и правильно, что Росрыболовство ее осуществляет. Нужно пропагандировать российскую рыбу, чтобы люди знали о ее полезных свойствах, достоинствах. Конечно, для успешного продвижения важно выпускать качественный продукт. Многие предприятия по части технологий продвинулись далеко вперед. Мы уже научились всему у наших западных партнеров, теперь им стоит поучиться у нас.

– Дальнему Востоку действительно есть чем гордиться в сфере рыбопереработки. Современные производства, модернизированные цеха.

– Мы уже давно отстроили процессы. Безусловно, положительно сказалось закрепление за пользователями РПУ на 20 лет. Для рыбаков очень важно, что у них появилась возможность планировать работу, получать кредиты, видеть завтрашний день. Впереди – перезакрепление долей квот на вылов. Хотелось бы, чтобы при распределении квот добычи белорыбицы власти все-таки обратил внимание на береговые предприятия, которые успешно работают.

– Несколько лет назад в интервью Fishnews вы отмечали, что в основном компания ориентирована на внутренний рынок и много продукции идет именно в Россию, этот курс сохранился?

– Около 90% нашей продукции реализуется в Российской Федерации. Икра, горбуша, кета, донно-пищевые виды рыб – все это внутренний рынок. Сейчас на нем в принципе хорошие цены. И нерка стала практически переориентироваться на продажу в РФ, мы прорекламировали эту рыбу, чтобы люди узнали, что это за продукт. Если бы не курс доллара к рублю, мы бы обеспечили внутренний рынок, но ситуация изменилась. Отечественным переработчикам в центральной части страны стало дорого покупать нерку. Хотя они все равно ее приобретают, работают с ней.

– На Камчатке, насколько я знаю, налажена торговля рыбными товарами от производителя, без посредников.

– Да, у нас очень много торговых точек в Петропавловске-Камчатском, открыты продажи в Москве. В Санкт-Петербурге сейчас ведем переговоры по аренде помещения, чтобы где-то к сентябрю открыть торговлю. Планируем работать и в Краснодарском крае, также сейчас обсуждаем аренду. Двигаемся вперед.

Рыбака подчас обвиняют, что он дорого продает свой товар. Но это не так. Например, минтай, который мы реализуем оптом по 60 рублей, в Москве в нашей торговой точке будет стоить порядка 100 рублей, б/г. Это не та цена, которую покупатель увидит в столичном супермаркете.

С сетями, кстати, тяжело договориться – вы знаете эту проблематику. А так мы открываем каждый год свои торговые точки, чтобы наши граждане могли приобретать качественный пищевой продукт. По этому пути идут и другие компании.

– На сайте краевого правительства в феврале прошла информация, что вы заинтересовались режимом территории опережающего развития и собираетесь реализовать проект по созданию современного рыбоперерабатывающего комплекса в Соболевском районе – зону ТОР предлагалось распространить на это муниципальное образование. Какие там планы?

– У нас давно назрел вопрос строительства нового завода в Соболевском районе. У компании есть рыбоперерабатывающее предприятие в районе Западно-Камчатской подзоны, а квоты на белорыбицу – в том числе и в Камчатско-Курильской подзоне. Поэтому через открытие нового завода мы планируем решить вопрос со скоростью доставки сырца. Почему бы при этом не воспользоваться теми льготами, которые предлагает государство?

СЫРЬЕ – ЗАВОДАМ

– В отрасли каждый день происходит множество событий. Вы, как руководитель рыбопромышленных предприятий, какие вопросы выделили бы как ключевые? Что сейчас больше всего интересует бизнес, в частности камчатский?

– Я могу сказать только по поводу береговых предприятий, потому что наша компания занимается прибрежным рыболовством. На всей практически территории Камчатки – и на западном, и на восточном побережье – созданы прекрасные заводы с современной переработкой, восстанавливался маломерный флот, но сегодня не хватает квот на добычу белорыбицы. Это насущная проблема. Ждем, каким будет перезакрепление долей на новый период в 2018 году.

Важно, чтобы государство обратило внимание на этот вопрос, если есть стремление сохранить береговые рыбацкие поселки. В этих населенных пунктах люди и работают либо в муниципальных учреждениях – школах, больницах, детских садиках, администрации, – либо на рыбоперерабатывающих предприятиях. Раньше, при Советском Союзе, предприятия оставляли сырец и постепенно производили продукцию, работа шла круглый год, теперь она носит сезонный характер, по несколько месяцев в году. Хотелось бы, чтобы власти проконтролировали этот вопрос, сделали реестр судов, мощностей и рассмотрели возможность добавить квоты именно береговым предприятиям.

Вторая проблема, которую я уже неоднократно поднимал, это использование жаберных сетей при добыче лосося. Дрифтерный лов мы закрыли, а этот промысел остался – он достаточно эффективный, но, к сожалению, и более губительный для рыбы. На одном РПУ шириной 300 метров и длиной 2 км устанавливают десятки разномастных сетей в самом разном порядке или хаотично. В результате полностью перекрываются миграционные пути лосося и страдает естественное воспроизводство рыбы.

– Вы упомянули распределение долей квот на новый период. Я так понимаю, речь идет о белорыбице, о ресурсах прибрежной зоны, вылов которых квотируется?

– Да. Когда мы в 2000 году вышли на промысел, за регионами закреплялись специальные квоты и при строительстве судна государство гарантировало выделение на него объемов ресурса. Сейчас тоже нужно каким-то образом решать проблему обеспечения сырьем береговых предприятий – смотреть мощности заводов, наличие флота (причем не просто тех судов, которые зарегистрированы, а тех, что действительно работают). Потому что сегодня, повторюсь, квот на белорыбицу просто не хватает.

У «Витязь-Авто» из семи заводов шесть работают на лососе, один – на белорыбице и на лососе. Хотя белорыбицы мы можем осваивать в два раза больше. На сегодня, я считаю, у нас самое современное предприятие – производим и филе, и фарш, и другие продукты, у нас достаточно большие холодильные мощности. То есть можно спокойно хранить рыбу и выпускать из нее продукцию, соответствующую мировым стандартам.

– А белорыбицу вы добываете в режиме прибрежного рыболовства?

– Да, и я считаю, что доля «прибрежки» должна быть несколько больше, чем океанического рыболовства. Или надо закрывать береговые поселки, честно сказав об этом людям. И пусть тогда большой флот осваивает ресурс в исключительной экономзоне.

Кроме того, нужно, чтобы уловы прибрежного рыболовства действительно шли на переработку на береговую базу. А то получается, что судно прибыло, коснулось стенки, продукцию выгрузили из трюма на холодильник и на следующем судне отправили в Китай. То есть требование о поступлении на российский берег выполняется только формально.

– Вы сказали о планах строительства новых заводов. Есть ли в связи с этим интерес к механизму инвестиционных квот? Правительство как раз выпустило подзаконные акты по их закреплению.

– Интерес есть, но, на мой взгляд, на Камчатке немного будет предприятий строиться. Знаю, что есть проекты в Петропавловске-Камчатском, по западном побережью – два-три предприятия. Надо понимать, каким будет объем инвестквот. У нас сейчас среди известных компаний промысловая нагрузка на МРС – от 1000 до 1200 тонн квоты, тогда как, по моему мнению, на единицу маломерного флота должно быть 2000 тонн.

– То есть сейчас пользователи будут просчитывать экономические показатели, смотреть, целесообразно ли им использовать механизм инвестквот?

– Да, конечно. Постановления только подписаны, еще много непонятного, много вопросов. Будем изучать эти правовые акты, консультироваться, в любом случае у нас назрела необходимость строительства завода в Соболевском районе.

Но зачем, например, компании создавать предприятие в поселке Озерновский, где мы и так выпускаем больше ста наименований продукции и весь улов перерабатываем на берегу? Современные заводы построили Озерновский РКЗ № 55, «Восточный берег», «Рыбхолкам», «Зюйд», «Народы Севера» и другие. Выходит, надо сносить производства и строить новые, чтобы получить дополнительные объемы?

Мощности по сравнению с тем, что было в 2008 году, когда проходило распределение долей, увеличились в два-четыре раза. Камчатский край даже по приемке лосося перешел по большей части на береговую переработку. И сегодня, я считаю, на берегу выпускается продукция из лосося более качественная, чем на судах.

Так что квоты на инвестиционные цели – это хорошее подспорье, но основной проблемы они не решают. Надо учитывать историю береговых заводов, их модернизацию. Ведь это рабочие места, это люди. Молодежь уезжает, потому что не видит перспектив роста, предприятия действуют сезонно. А люди хотят работать.

Справка: Сегодня у компании «Витязь-Авто» семь современных заводов на Западной Камчатке. Суммарно они выпускают 1200 тонн продукции в сутки. В распоряжении компании 16 единиц рыбопромыслового флота и 10 – вспомогательного. Холодильные мощности рассчитаны на хранение 10 тыс. тонн. В пик промысла на предприятиях работает до 3000 человек.

Около 90% продукции «Витязь-Авто» реализуется в Российской Федерации. Икра, горбуша, кета, донно-пищевые виды рыб – все это внутренний рынок. И даже нерка стала переориентироваться на продажу в России.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 июля 2017 > № 2239813 Игорь Редькин