Сирия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242713

Россия не сможет сыграть роль в решении проблемы Северной Кореи

Саркис Наум (Sarkis Naoum), An Nahar, Ливан

Представитель одного из виднейших американских исследовательских центров, базирующегося в Нью-Йорке, так прокомментировал мои слова о том, что Саудовская Аравия не выиграет в Йемене, и что никто не знает, что Америка предложит ей, и Йемен превратится в два государства: «Йемен вернется к тому, что было в прошлом, то есть расколется на две части — северную и южную, однако, возможно, будущее разделение не будет стопроцентно идентичным прошлому».

Я ответил: «Иран является важным и влиятельным региональным государством, и он сохранит свое влияние. Я не думаю, что вы и другие страны допустят, чтобы единственным государством в регионе стала "Аль-Каида", которая уже имеет прочные позиции в восточной части Средиземного моря. Есть два способа решения проблемы — победоносная война или диалог и взаимопонимание. Первое невозможно по той причине, что Трамп не хочет прямой войны с Ираном. О втором решении пока рано говорить, поскольку Иран решительно продолжает борьбу за реализацию своего регионального проекта. Поэтому то, что может сделать Трамп, это оказать давление на Иран, конечно же, косвенное, дав ему при этом возможность продолжить играть видную роль на Ближнем Востоке, но только вместе с другими региональными державами, соизмеримыми с ним по силе и влиянию».

Мне ответили: «Это верно. Возможно, это и произойдет в конце концов, но для этого нужно время, и, вероятно, оно еще не пришло. Скажите мне, о чем вы пишете в своих журналистских публикациях и статьях?»

Я ответил: «Я говорил вам ранее, что 10 или 20% моих ежедневных статей посвящены ливанским вопросам. В остальных я пишу о регионе со всеми его проблемами, о мире, региональных и мировых державах. Сейчас я сосредоточился на Сирии, Ираке, Персидском заливе и Йемене. Одной из причин является то, что я хочу знать, как происходящее там отразится на ситуации в Ливане».

Мой собеседник отметил: «Я счастлив, потому что то, что происходит в Сирии, не охватило Ливан. Странно, что люди по всему миру считали, что Ливан станет жертвой "сирийского огня". Однако этого не произошло, что удивило всех…» Я объяснил ему, что так произошло, прежде всего, по трем причинам. Первая причина — это то, что ливанцы не желают войны в Сирии и регионе, поскольку она может потенциально перетечь в гражданскую войну в их стране. Вторая причина заключается в том, что у Ливана нет врага, который бы мог вмешаться во внутренние дела страны, ее политику, и лидеры страны являются приверженцами умеренного ислама. И наконец, ливанцы не забыли все те войны, которые длились 15 лет, и связанные с ними разрушения и жертвы. «Что насчет будущего Сирии?», — спросил я.

Он ответил: «Сирия будет децентрализована после окончания войны или войн».

Я отметил: «Сирия и наша страна являются неотъемлемой частью отсталого "третьего мира", где федерализм означает разделение. Не думаете ли вы, что желание децентрализовать Сирию означает федерализм?»

Он сказал: «Вы правы. При федерализме слабое центральное правительство не имеет власти над всеми регионами государства». «А как насчет Северной Кореи?», — спросил я. Мой собеседник ответил: «это уже не вопрос, а серьезная и трудноразрешимая проблема». Я спросил у него: «Она не может достичь соглашения с Китаем?» Он ответил: «Это то, что Трамп пытается добиться от Китая, однако ответит ли последний на его просьбу или откажется, я не знаю, несмотря на то, что Китай точно не хочет, чтобы Северная Корея стала ядерным государством. Проблем очень много, мой друг…» Я задал вопрос: «Может ли Россия помочь в решении северокорейской проблемы?» Он ответил: «Однозначно нет».

Как повел себя один из видных представителей самого крупного объединения еврейских организаций Америки, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке?

Встреча началась с серии кратких вопросов по Ливану, которые продемонстрировали, насколько внимательно он следит за ситуацией в стране. Он спросил: «Является ли политическая ситуация в стране стабильной? Правда ли то, что президент Мишель Аун сделал министра иностранных дел Джебрана Басиля своим преемником? «До сих пор ли Аун его движение опирается на договоренности, достигнутые "Хезболлой" в 2006 году? Кто виновен в нынешних проблемах: Аун, Басиль, "Хезболла"? Как вы оцениваете здоровье Ауна? Что насчет детей Ауна, точнее его дочерей, какую роль играют они "во дворце" и за его пределами? Что насчет его зятей? Что вы скажете по поводу коррупции в стране?» Я со всей возможной серьезностью предпринял попытку объективно ответить на его вопросы и сказал следующее: «Генерал Аун любит власть и в основном стремился лишь к ней. Вначале эта любовь заставила его сотрудничать с основателем "Ливанских сил" (и президентом) Баширом Жмайелем, и его союзниками в стране и за рубежом. Он воевал в Сирии и пытался склонить всех на свою сторону, чтобы добиться власти».

Как еще я мог ответить на его вопросы?

Сирия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242713