Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242817

Культурный уровень: российские стартапы все чаще находят комфортных инвесторов

Евгений Тимко

инвестиционный директор Finstar, член совета директоров LiveTex

Позитивный тренд на российском инвестиционном рынке — повышение грамотности инвесторов. Особенно это касается стартап-рынка, где многие бизнес-ангелы предпочитают инвестировать в синдикатах, в которых часто лидируют более опытные инвесторы или клубы ангелов

В рейтингах по предпринимательству Россия обычно занимает не первые места, но стартап-активность в нашей стране остается на довольно высоком уровне. Понятно, что таких европейских лидеров, как Лондон или Берлин, нам, скорее всего, никогда не догнать. При этом в России всегда будет собственный большой локальный рынок, на который редко делают ставку западные стартапы, хотя и сюда доходят сильнейшие из них — Uber, Airbnb или Houzz. В России много культурных и инфраструктурных особенностей, но далеко не все бизнес-модели здесь работают так же хорошо, как на Западе. При этом на рынке есть довольно ощутимый локальный инвестиционный спрос на качественные проекты.

Кризис 2014 года временно снизил инвестиционную активность, но она стала быстро оживать в 2016-м и набирала обороты в 2017 году. Компаниям все еще сложно привлекать инвестиции, но оценки в рублях и снизившиеся ожидания основателей привели к тому, что инвесторы стали обращать внимание на проекты на локальном рынке. Еще пару лет назад многие бизнес-ангелы активно обсуждали возможность покинуть рынок следом за некоторыми венчурными фондами — если не физически, то с точки зрения фокуса. Нынешний же профиль риска-доходности позволяет инвесторам верить в перспективность вложений в России.

Одним из ключевых трендов для предпринимателей по всему миру сегодня является автоматизация и цифровая трансформация. Долгое время цифровые и онлайн-процессы находились в ведении сотрудников с названиями вроде CDO (Chief Digital Officer), к работе которых относились скорее как к экспериментам. В индустриях, где цифра добралась дальше всего, например в финансах, уже велико убеждение руководителей, что выживут только банки, которые пройдут технологическую трансформацию. Новая волна автоматизации будет идти поэтапно, по мере развития технологий, но постепенно автоматизируются даже самые сложные процессы. Так, например, Goldman Sachs определил 146 шагов в процессе IPO компании — священном Граале инвестбанкинга, многие из них могут быть в перспективе отданы компьютерам.

В той же финансовой индустрии за последние годы появилось множество проектов мобильных банков, не отягощенных тяжелой инфраструктурой, которые смогли переосмыслить бизнес-модель и адаптировать ее для современных пользователей. Одним из лучших примеров здесь является «Тинькофф» с его цифровыми платформами и технологиями автоматизации маркетинга. Ставка на технологии позволила банку показать рост чистой прибыли в 2016 году в шесть раз, до 11 млрд рублей.

По оценке McKinsey Global Institute, в таких огромных индустриях, как, например, строительство или добыча полезных ископаемых, более половины процессов может быть автоматизировано. За счет этого компании могут сэкономить $14 трлн, но цифровая трансформация может длиться не один год. При этом в IT-сфере, где сосредоточено основное внимание стартап-сообщества, уровень автоматизации и общая эффективность игроков довольно высоки. Тогда как в классических сферах — торговле, ресторанном бизнесе, производстве некоторых товаров — существует высокая фрагментация, а сами эти индустрии являются зачастую крайне неэффективными.

В последние годы в России мы видели, как в таких конкурентных нишах появились новые лидеры. Например, такие игроки, как «Додо Пицца» (последняя оценка $50 млн) или «Вкусвилл» (оценивается более чем в $100 млн, недавно привлекли инвестиции от Baring Vostok). Обе компании достигли высокой эффективности и смогли наладить контроль процессов, изначально закладывая стратегию масштабирования бизнеса и развивая максимальную автоматизацию. Результаты говорят сами за себя: в 2015 году выручка «Вкусвилла» выросла в четыре раза, а в 2016 году — еще почти в три раза, до 15 млрд рублей. Выручка «Додо Пиццы» в 2015 году едва превышала 1 млрд рублей, в 2016-м достигла почти 3 млрд рублей.

Такие примеры подтолкнули инвесторов обратить внимание на проекты, работающие не только в классических венчурных IT-сегментах. Если еще 10 лет назад бизнес по открытию собственных пунктов велопроката казался чисто офлайн-историей, то сейчас с цифровым обвесом (мобильные приложения, удобные варианты онлайн-оплаты) такие модели привлекают внимание инвесторов. Конечно, в России такие компании не могут привлекать раунды под полмиллиарда долларов, как в Китае. Но раунды на десятки миллионов рублей в похожие бизнес-модели, идущие от офлайна, уже не редкость.

Позитивный тренд на российском инвестиционном рынке — повышение грамотности инвесторов. Особенно это касается стартап-рынка, где многие бизнес-ангелы предпочитают инвестировать в синдикатах, в которых часто лидируют более опытные инвесторы или клубы ангелов. Если раньше условие доли 40–50% за инвестиции выдвигали даже опытные ангелы, то сейчас постепенно формируется культура инвестирования на ранних стадиях. Она более присуща развитым рынкам, где многие компании стараются последовательно привлекать инвестиции, постоянно повышая оценку от раунда к раунду. Отдав сразу большую долю в компании, основатель рискует не только преждевременно потерять контроль в созданном им бизнесе, но и снизить шансы на привлечение новых инвестиций. Новый инвестор захочет такие же условия, как старый, или откажется от инвестиций, мотивируя это низкой долей основателей.

Инвесторы стали понимать, что им выгоднее играть совместно с основателем на рыночных условиях и пытаться держать диверсифицированный портфель, не концентрируя риски в одной компании. Инвестиционный климат сейчас довольно благоприятен и для проектов на более поздних стадиях. Отсутствие большого количества качественных работающих бизнесов вынуждает локальные фонды прямых инвестиций инвестировать на не свойственной им, более венчурной, территории. Фонды, которые раньше проводили сделки на уровне от $20 млн, в последние годы стали чаще делать инвестиции по $5–10 млн, помогая компаниям, проходящим активную стадию роста.

В целом российский рынок предоставляет множество возможностей как для предпринимателей, так и для инвесторов. Ряд локальных проектов сможет выйти за рубеж и стать по-настоящему международными компаниями, но для значительной части с лихвой хватит и местного рынка. Многие российские начинающие компании учатся выживать в условиях низкой доступности ресурсов, в результате в естественном отборе выживают сильнейшие. И именно эти игроки уже стали или могут стать в дальнейшем законодателями моды в своих секторах — от такси и путешествий до продуктов питания и ресторанов.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242817