Франция > Алкоголь > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243534 Анатолий Корнеев

Шампань, Бургундия, Эльзас. Винная карта мира с женщинами в главной роли

Анатолий Корнеев

Основатель и вице-президент группы компаний Simple

Основатель и вице-президент Simple убежден, что, когда виноделием занимаются женщины, напитки становятся еще прекраснее

Осмелюсь напомнить: вино – продукт крестьянский и делается, как нетрудно догадаться, из винограда. Работа по уходу за виноградником каторжная. Со мной согласятся все, кто хотя бы единожды собирал виноград, согбенно стоя на крутых склонах в позе буквы «Г» рано поутру, когда в морозном осеннем воздухе пальцы примерзают к секатору. А потом днем — все в той же позе, на том же склоне с нескончаемыми рядами лоз, когда обливаешься потом от нещадного солнца. Согласятся и те, кто понимает, что на сборе урожая тяжелая физическая работа на винограднике не прекращается. Подрезка, прививки, подвязка, зеленый сбор. Каждый божий день, в любой сезон, при любой погоде. А далее за этим всем стоит не менее тяжкий и ответственный труд по управлению предприятием, где и команду нужно собирать, и руководить процессами, а также сбыт, покупка у разных поставщиков комплектующих, договоренности с властями… Не каждому мужчине такое по плечу, да и по вкусу. Тем более вызывает оторопь и удивление, смешанное с восторгом и неподдельным уважением, знание того, что и женщинам не чуждо виноделие — это историческая реальность. Женщины, пьющие вино, профессионально оценивающие его свойства и продающие — это нисколько не странно, если принимать во внимание биологическую подоплеку, — женщины лучше различают ароматы, чем мужчины, а значит, в теории, часто подтвержденной практикой, вина, сделанные ими, могут быть тоньше, чище и изящнее, чем вина, сделанные мужчинами. Но вот руководить сельскохозяйственным предприятием и делать это часто эффективнее многих мужчин? Здесь какая-то тайна.

Но так ли просто пришлось женщинам виноделам в мире вина? Давайте посмотрим на винную карту мира и отметим флажками места, где женщины сказали свое действительное веское слово.

Шампань и Камилла Ольри-Рёдерер

Шампани пару веков на редкость не везло, во многом из-за расположения на карте Франции. Через регион прокатывались многочисленные войны, которые страна вела в разные времена. Мужчины часто покидали свои дома, уходя в армию, и… больше не возвращались. Немудрено, что впервые всерьез о женской роли в виноделии заговорили именно здесь. Мы помним про Николь-Барб Клико-Понсарден и прочих «вдовах», в середине XIX века вставших у руля пострадавшего от наполеоновских войн региона. Ясно, что неотвратимость судьбы, ее безразличие к горестям и лишениям семей, сделавшие женщин тверже камня, спасли Шампань, с завидной и пугающей регулярностью становившуюся полем битвы.

«Век вдов» не закончился с окончанием XIX столетия, XX век выдался еще более чудовищным, пожирающим десятки миллионов человеческих жизней. Ведение хозяйства снова легло на плечи женщин, например таких, как Камилла Ольри-Рёдерер, унаследовавшей дом Champagne Louis Roederer по смерти мужа. По окончании первой мировой их компания, процветавшая за счет поставок шампанского российскому императорскому двору, неожиданно лишилась своего главного рынка сбыта. 1917-й катком прошелся и по торговым связям, и по тем, кто ранее пил этот продукт, навсегда лишив тогдашних собственников марки малейшей надежды на возврат хотя бы мало-мальских объемов поставок. Кое-как перенеся центр тяжести продаж на новый рынок, перенявший моду на шампанское русских царей, и только начав поправлять свои дела, семейство столкнулось с новым поражением. Великая депрессия разрушила все планы на выход из кризиса. И снова поиски решения. В этот самый момент в 1932 году умирает глава семьи.

По смерти мужа Камилле удается поправить дела и вновь, словно раскаты грома…Вторая мировая. Стойкая вдова провела хозяйство через непростые военные годы, не продав ни одного гектара ценных земель. Более того, она расширила площади виноградников дома, поэтому сегодня Louis Roederer большую часть вин производит из собственного винограда — что редкость для Шампани, где основу производства составляют предприятия, покупающие чужое сырье у сторонник виноградарей. Кроме того, Камилла фактически вернула Cristal в мир больших шампанских игр.

Бургундия и Лалу Биз-Леруа

Не менее примечательна судьба другого культового винного хозяйства — Domaine Leroy. Его возглавляет мадам Лалу Биз-Леруа. Кто она — женщина со сложным характером или символ новой, перфекционистской Бургундии? И то и другое. Сегодня Лалу символизирует собой элиту Бургундии. Чего же ей это стоило?

Сама он делится такими воспоминаниями о событиях, оказавших неоспоримое влияние на формирование ее собственного характера и на поведение, как самой владелицы дома, так и ее вин: «В детстве я все время проводила в погребе, помогала работавшим там взрослым мужчинам. Мама иногда буквально вытаскивала меня за уши оттуда, чтобы я поиграла с друзьями, как нормальная девочка». В разгар второй мировой ее отец Анри Леруа, бургундский негоциант, купил половину акций легендарного и сегодня самого дорогого в мире хозяйства Domaine de la Romanee-Conti, владельцем второй половины стало семейство де Вилен. Собственную же фирму со штаб-квартирой в Мерсо он полностью передал в управление дочери. Случилось это в 1955 году, Лалу на тот момент исполнилось 23 года.

Годы шли, девушка становилась на ноги, крепла и совершенствовалась в непростом деле управления семейным предприятием не последней величины в регионе. В 1974 году она стала соуправляющей DRC, не забывая при этом о собственном видении идеальной Бургундии. С конца 80-х она собирала и складывала в мозаику личного владения даже самые крохотные кусочки знаменитых бургундских крю, выставлявшихся на продажу. Кропотливая работа завершилась созданием собственного хозяйства с высочайшей репутацией — Domaine Leroy. Правда, ради воплощения собственных амбиций ей пришлось покинуть DRC, с винами которого она уже оказалась в состоянии соперничать на равных.

Методы Leroy уникальны: вина могут выдерживаться в погребах крайне длительное время, и при этом, разумеется, они полны жизни и обоснованно претендуют на самые высокие рейтинги. Одна из причин их удивительного состояния — биодинамика. Лалу первой в Бургундии решила, что землю исторических виноградников пора спасать от засилья неорганических удобрений и химикатов. «Биодинамика — способ вернуть земле и лозе жизненные силы, витальность, энергию. Земля — живой организм. Например, собака любит, чтобы ее гладили. Земля тоже нуждается в таком теплом участии и с благодарностью каждый год дает все лучший урожай».

Бордо и Корин Менцелопулос

Одним из четырех самых дорогих и престижных замков, получивших высшую классификацию первого среди равных еще в 1855 году стал Chateau Margaux. Его сегодняшний владелец – Корин Менцелопулос. Ее отец, Андре Менцелопулос, французский бизнесмен греческого происхождения сколотил себе состояние на Ближнем Востоке в 40-х и 50-х годах прошлого века. Со своей женой Лаурой Андре познакомился в швейцарских Альпах, а затем перебрался в Париж. Когда в 70-х легендарнейшее Шато Марго было выставлено на продажу, никто не проявил к нему подобающего интереса. Кроме Андре. После своей смерти в 1980 году он оставил огромное состояние. Château Margaux, купленное в 1977 году за 72 млн франков (около 14 млн евро по сегодняшнему курсу), было лишь малой частицей империи. После того как Лаура, вдова Андре, вышла замуж в 1985 году, сама империя перешла в руки 35-летней Корин, поначалу решившей, что ей не справиться со всем этим в одиночку.

Корин объединила активы с семьей Аньелли (FIAT), но всегда мечтала вернуть Château Margaux в личную собственность. В 2003 году Аньелли решили продать свою долю, выставили шато на продажу, Корин оказалась первой в списке претендентов на покупку. Семья единодушно поддержала ее. Сегодня Натали (1982 года рождения) — старшая дочь Корин — живет в Лондоне и не связана с виноделием, сын от второго брака Алексис (1993) учится в Париже. Зато средняя дочь Александра Пти-Менцелопулос (1985) присоединилась к Château Margaux в возрасте 27 лет и тем самым положила основу семейной династии женщин-виноделов. Алекс стажировалась в Christie’s, работала в Berry Brothers & Rudd, старейшей британской виноторговой компании. Она тоже живет в Лондоне и представляет интересы Марго на британском рынке, кроме того, она работала над разработкой концепции и выводом на рынок «третьего вина» дома, Margaux de Château Margaux. «Мама никогда не настаивала на том, чтобы я выбрала вино своей профессией, но я просто не смогла устоять, ведь это лучшая работа в мире!» — часто повторяет Алекс Пти-Менцелопулос.

Франция > Алкоголь > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243534 Анатолий Корнеев