Украина > Финансы, банки > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243869

«Вооруженный до зубов нейтралитет» сорван: И вновь война в «Приватбанке»

Главные новости банковского сектора Украины в июне и первой половине июля 2017 года

Нацбанк Украины

НБУ в июле отказался от дальнейшего снижения учётной ставки. Напомним, после очередного снижения в мае на 0,5 п.п. она остановилась на 12,5% и держится на этом уровне второй месяц. «Это связано с необходимостью нивелировать риски для достижения целей по инфляции в 2017—2018 гг. Инфляционные процессы в целом оставались контролируемыми. Хотя в последние месяцы потребительская инфляция ожидаемо ускорялась», — говорится в сообщении пресс-службы банка от 6 июля. Оценка довольно лукавая: летом инфляция на Украине, наоборот, обычно замедляется. Впрочем, ожидания руководства НБУ могут быть связаны с кредитной политикой, скажем, с выпуском ОВГЗ на 38,5 млрд грн. под докапитализацию «Приватбанка» (см. ниже), что не было предусмотрено бюджетом. Тогда, конечно, ожидать ускорения инфляции вполне логично.

Нацбанк отреагировал на укрепление гривны официальным заявлением. Согласно ему, с начала года украинская валюта подорожала относительно доллара на 4% (в июне на 1%). «Положительное сальдо покупки Нацбанком валюты на межбанковском валютном рынке составило около 300 млн долл. США в июне и 1,4 млрд долл. — с начала года», — комментирует регулятор.

Хроника банкопада

Эффекты от украинского банкопада порой бывают неожиданными. Так, в Киеве сотрудники Генпрокуратуры и СБУ вскрыли банковские ячейки и изъяли хранившиеся там документы из вполне стабильно работающего банка — Райффайзен банка Аваль. Причиной этого стали сами документы — в них содержалась информация об операциях по взаимозачету между кредиторами и вкладчиками проблемных банков. Для вкладчиков, имевших депозиты свыше 200 тыс. грн., такие операции — один из способов уменьшения убытков: депозитами гасились кредиты, в результате чего владелец вклада получал свои деньги, хоть и с дисконтом, а должник — закрывал кредит с выгодой.

«Силовики заходят не часто. И заходят в упавшие банки. А так чтобы в «живые» — не припомню такого в 2017 году, только в 2016-ом было. В том же формате, что и сейчас. Но потом дела разваливались», — говорит управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex», адвокат Виктор Мороз в комментарии UBR.ua, советуя в таких случаях опротестовывать действия силовиков.

На банковском рынке Украины ждут очередной волны закрытий и слияний: 11 июля истёк срок, до которого банки должны были увеличить минимальный уставный капитал до 200 млн грн. Согласно информации «Деньги.ua», на середину мая не дотягивали до этой планки 32 банка, однако лишь половине из них действительно могут грозить проблемы. Впрочем, и это немало, учитывая, что на сегодня в банковской системе осталось около 80 учреждений.

Одним из тех, кто решил не выполнять условие по докапитализации, стал банк «Финансовый партнёр»: его акционеры ещё в начале июня приняли решение о прекращении банковской деятельности.

Следует отметить также, что в течение 4 ближайших лет требования к размеру уставного капитала будут расти (к 11 июля 2018-го — до 300 млн грн., 2019-го — до 400 млн грн., 2020-го — до 450 млн грн.), а значит, слово «банкопад» пока рано исключать из лексикона.

«Прямые фискальные расходы Украины на преодоление последствий кризиса банковского сектора уже достигли 14% ВВП, что превышает соответствующие расходы понесенные во время финансово-экономического кризиса 2008−2009 годов, тогда как общие потери экономики от кризиса пока составляют 38% ВВП», — такова официальная оценка Нацбанком банкопада 2014−2016 гг. И это в неё ещё не включили расходы на «Приватбанк», скандал вокруг которого начал разворачиваться в начале июля.

Пляски вокруг Приватбанка

В конце июня глава правления «ПриватБанка» Александр Шлапак заявил, что собирается покинуть свой пост. «Благодаря успешной программе антикризисного менеджмента под руководством Александра Шлапака банк был стабилизирован и обеспечено его устойчивое развитие», — такое дежурное объяснение выдала пресс-служба. Однако учитывая, что буквально за день до этого правительство приняло решение влить в банк очередные 338 млрд грн., стало понятно: стабилизация весьма условна и в ближайшее время в банке станет неспокойно. Так оно и случилось.

6 июля СМИ сообщили об обыске в головном офисе банка. Позже стало известно, что обыск проводился Национальным антикоррупционным бюро с санкции Антикоррупционной прокуратуры. «…в рамках расследования уголовного производства по фактам возможного злоупотребления своим служебным положением должностными лицами Национального банка Украины, а также растраты средств ПАО КБ «ПриватБанк» в особо крупном размере, совершенной менеджментом и владельцами… вследствие чего государство понесло убытки в размере докапитализации Банка в сумме 116 800 000 000 грн.», — пояснили свои действия в НАБУ. Речь о миллиардах, которые правительство использовало для докапитализации «Приватбанка» после его выкупа у пула собственников во главе с Игорем Коломойским за символическую гривну. Вливать же государственные деньги в банк потребовалось, как утверждал тот же Шлапак, потому что свыше 133 млрд грн. банк выдал связанным лицам. Фактически, это и были деньги от его продажи. Обвинения звучали давно, однако до дела дошло только теперь.

116 млрд гривен, о которых говорится выше, лишь часть средств, потраченных на докапитализацию банка. Вместе с недавними 38 млрд общая сумма приблизилась уже к 160 млрд, что может соперничать с суммой, полученной Украиной от МВФ с 2015 года.

«Вооруженный до зубов нейтралитет. Так бы я охарактеризовал взаимоотношения двух олигархов: Игоря Коломойского и Петра Порошенко. И если первый пытается сохранить свой статус, второй — его наращивает. Внешне они приветливы друг с другом, общаются, улыбаются, и точат ножи под сукном… Время Ч» — первое июля, когда наступит дедлайн для бывших акционеров национализированного Приватбанка Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, которые должны решить вопрос с портфелем кредитов, который их структуры брали у банка (реструктуризировать, внести залоги, начать погашение и т.д.). Эта дата стоит, в том числе, на контроле и у Запада — соответствующий пункт внесен в меморандум с МВФ», — такую оценку изданию «Страна.ua» дал неназываемый источник ещё в первой половине июня. Час «Ч» наступил, нейтралитет кончился. Бывшие владельцы ничего не вернули (Коломойский вообще ещё с начала 2000-х известен коронной фразой «Долги и налоги платят трусы»), антикоррупционеры получили команду «фас». Пока в отношении банка.

Совладельцы не остались в долгу и доказывают, что если и должны, то гораздо меньше чем 100−150 млрд грн., которые с них требуют. По данным той же «Страны», олигарх готов признать лишь 30 млрд гривен. И готов к переговорам. Сколь угодно долгим.

Такие тяжбы Коломойский умеет и любит вести. Это можно понять хотя бы на примере «Укрнафты» (40% компании находится в собственности Коломойского и его партнёров), которая лишь в 2015 году выплатила государству дивиденды за 3 предыдущих года.

«…все обязательства бывших владельцев взяло на себя украинское государство, которое имеет один ресурс, недоступный ни одному частному владельцу, — эмиссию денег. Именно этим ресурсом оно и пользуется для того, чтобы покрыть убытки от национализации Приватбанка», — заявил экс-заместитель главы Национального банка Украины Александр Савченко в эфире NewsOne. Таким образом, пока государство будет пытаться вытянуть из Коломойского хоть что-нибудь, финансировать эту покупку будет каждый гражданин Украины: шутка ли — государство под докапитализацию банка наштамповало ОВГЗ почти на 200 млрд грн. сроком на 15−17 лет. По ним ведь проценты платить нужно.

В настоящее время битва в разгаре и стороны обмениваются очень резкими заявлениями. Так, замглавы НБУ Екатерина Рожкова, ссылаясь на данные аудита, назвала банк «финансовой пирамидой».

Фонд гарантирования вкладов

Активы Фонда на 1 июня (последняя доступная информация) составили 12,87 млрд грн., из которых 1,67 млрд — поступления в январе — мае 2017 года. Учитывая, что после банкопада в распоряжение Фонда перешли активы с оценочной стоимостью свыше 300 млрд грн., такими темпами он будет распродавать эти активы около сотни лет. «Те объемы активов, которые упали на Фонд, на управление, они оказались слишком велики. Честно говоря, Фонд был не готов к такому повороту событий. Поэтому Фонд пошел на значительную реорганизацию по структуре, по продажам активов и так далее», — сетует на пресс-конференции директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физлиц Константин Ворушилин.

Причиной такой ситуации, как уже сообщалось, является и практика ликвидируемых банков оспаривать ликвидацию в судах, что многим из них успешно удаётся. На сегодня таких банков насчитывается уже 13 из 90 попавших под ликвидацию. Поэтому покупатели весьма осторожно относятся к аукционам Фонда гарантирования вкладов.

Впрочем, сами чиновники Фонда неплохо научились пользоваться ситуацией. 8 июня СМИ сообщили одной из сотрудниц ФГВФЛ при получении взятки в размере 5 млн долл.: «5 млн долл — цена невмешательства ликвидаторов и других лиц Фонда в порядок погашения банковскими учреждениями обязательств перед кредиторами и реализацию высоколиквидных активов по заниженным ценам», — написал в Facebook генеральный прокурор Юрий Луценко. Позже в банковской ячейке чиновницы были обнаружены ещё 0,5 млн долл, т. е. взятка была совсем не первой.

Как это происходит, можно продемонстрировать на примере продажи прав требования по кредиту в 2,5 млрд грн., залогом под который выступал крупнейший ТРЦ Киева — недостроенный молл Respublika. ТРЦ с торговыми площадями в размере около 500 тыс. кв. м с удобными подъездами, линией метро и двумя спальными районами в округе продавали менее чем за 100 млн долл. — отличные условия. Однако конкурс не состоялся не из-за отсутствия интереса, а из-за «…ошибочно указанного номера договора кредитования», — цитата из сообщения пресс-службы ФГВФЛ. Т. е. неготовность Фонда к большому количеству активов, конечно, имеет место, однако в каждом случае нужно проверять и причины затягивания продаж. Пример Respublika показывает, что чиновники могут просто придерживать продажу активов. Скажем, до того момента, когда у бывшего собственника поправятся дела и он сможет оспорить в суде ликвидацию банка.

Ставки

По результатам мониторинга портала «ЛИГА.Новости», средняя доходность по депозитам (3−12 месяцев) в настоящий момент составляет: 12,83−13,27% (гривна), 2,78−3,59% (доллар), 1,81−2,58% (евро). Таким образом, за прошедший месяц снижение усреднённой ставки в гривне составило 0,12−0,12%, в долларе — 0,2%, в евро — 0,3%. Ставки в евро впервые упали ниже 2% годовых, к тому же валютные вклады за последний месяц снижались темпами, опережающими гривневые. Что вполне объяснимо: банки сами забиты валютой, которую банки не хотят или не могут инвестировать. Заместитель главы Национального банка Украины Олег Чурий, выступая в первой половине июня в Верховной раде, уточнил, что избыточная ликвидность банковской системы составляет сегодня 4 млрд долл.

Как и говорилось в предыдущем обзоре, на Украине вступил в силу новый закон о потребительском кредитовании. Основные новации таковы:

— Вводится понятие «паспорт кредита». Это своеобразный документ, в котором расписаны все платежи и комиссии по телу кредита. Такой паспорт банку следует иметь для каждого вида кредита и знакомить с ним клиента по его требованию:

— Реклама «кредитов под 0%» отныне под запретом;

— Заёмщик имеет право отказаться от взятого кредита в течение 14 дней;

— Максимальный размер штрафов и пени за просрочку платежей ограничен законом;

— Правда, эти «бублики» для заёмщиков законодатели уравновесили любопытными закладками в закон. Во-первых, под эти требования не подпадают кредиты размером до 3200 грн. и выданные на срок до 1 месяца. Кроме того, эксперты насчитали в законе до десятка разночтений, которые банкиры могут трактовать в свою пользу — например, требовать вознаграждения в случае досрочного возврата кредита. Потому что новый закон (внимание!) не содержит норм, регулирующих взыскание долгов по кредитам, а ст. 11 Закона Украины «О защите прав потребителей», где эти нормы были, потеряла силу, была отменена после принятия нового закона.

Впрочем, остаётся надежда на то, что закон будут доделывать уже после вступления в силу. По крайней мере, НБУ уже заявил о разработке своих поправок к отдельным статьям.

«В апреле 2017 г. все вместе банки выдали почти 900 автокредитов, в мае — около 1000. Для сравнения: в прошлом году этот показатель был в пределах 600−800 кредитов в месяц. Рост произошел благодаря повышению спроса на автомобили и увеличению доли кредитных продаж с прошлогодних 11 до 15% по итогам мая 2017 г.», — такую информацию предоставил для bin.ua руководитель направления автокредитования АО «ТАСкомбанк» Руслан Бокач. Автокредитование на Украине восстанавливается, хотя и не такими темпами, как рынок автопродаж.

Российские дочерние банки на Украине

В продаже украинской дочки «Сбербанка» в очередной раз всё переигралось — Саид Гуцериев больше не претендует на его покупку. Теперь проблемный актив пытается купить Виктор Прокопеня (белорусский бизнесмен, владелец инвесткомпании VP Capital). Необходимый пакет документов для покупки банка он передал в НБУ в конце июня, теперь у регулятора есть 3 месяца на то, чтобы его изучить.

Разное

Депутаты ВР озаботились банковскими комиссиями, которые приходится платить торговым точкам за обслуживание карточных операций. Они обнаружили, что плата за interchange и общая банковская комиссия на Украине значительно выше, чем в странах Европы и колеблется в диапазоне 1,7−3% от суммы операции. К 2020 году комиссии хотят снизить до 0,8−1%. Причину этой озабоченности понять нетрудно: высокие комиссии мотивируют торговцев предпочитать наличность. Что, в свою очередь, позволяет проще занижать реальные обороты компаний. «Вне банковской системы на сегодня находится наличность на сумму около 300 млрд грн.», — такую оценку привёл недавно в Верховной раде и.о. главы НБУ Яков Смолий. По его мнению, такое количество наличности на руках создаёт излишнюю нагрузку на Нацбанк и стимулирует теневую экономику, поэтому Яков Смолий попросил депутатов поддержать законопроекты, уменьшающие банковские комиссии при эквайринге.

Согласно данным НБУ, с начала 2016 года количество отделений банков на Украине сократилось на 1860 (-26%), до 10.011 штук. При этом в лидерах совсем не ликвидированные банки, а действующие (оптимизируют региональную структуру и сокращают издержки).

Иностранный бизнес отреагировал на упрощение репатриации дивидендов: в мае из Украины было выведено 180 млн долл., заявил Олег Чурий в Верховной раде. Одновременно он попытался успокоить депутатов: «…вывод шел за 2014, 2015 и 2016 годы. В ближайшее время ежемесячный объем вывода дивидендов вернется на уровень 100−120 млн долл.».

Украина > Финансы, банки > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243869