Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 16 июля 2017 > № 2244459

Как закалялась казахстанская сталь

День металлурга с 1957 года стал отмечаться в бывшем СССР в третье воскресение июля

Дмитрий Покидаев

В день металлурга, который в Казахстане отмечается, как и во многих странах постсоветского пространства 16 июля, агентство Sputnik Казахстан предлагает читателю вспомнить, как зарождалась отечественная металлургическая отрасль.

Сначала – рельсы, потом – металл

Путь современной казахстанской металлургии, которая в 1965 году давала четверть всего чугуна, производимого в бывшем Союзе, а к 2010 году формировала почти на четверть ВВП независимого Казахстана, начался не так давно, с начала прошлого века. И практически сразу был связан с иностранными инвесторами. Так, поселок Карсакпай в Улытауском районе Карагандинской области имеет исторические связи с Туманным Альбионом: инициаторами его возникновения в 1912 году были англичане, построившие в этой местности медеплавильный завод.

Окупились ли их инвестиции в производство и в узкоколейку, связывающей завод с магистральной железнодорожной линией до Октябрьской революции 1917 года – история умалчивает, но упомянуть британцев, вложившихся в рискованное предприятие в Великой степи, стоит по двум причинам. Во-первых, медеплавильный завод на базе их производства проработал аж до 1973 года, а на его базе был образован металлургический завод, входящий ныне в состав корпорации "Казахмыс". А, во-вторых, потратившись на узкоколейку, по которой с поселка вывозилась продукция, британские инвесторы показали всем, с какой "вешалки" должен начинаться металлургический "театр".

Дело в том, что к 20-30 годам прошлого столетия республика, на территории которой, как известно, "закопана" чуть ли не вся периодическая таблица Менделеева, на индустриальной карте бывшего Союза толком не была представлена по простой причине: выражаясь современным языком, "хромала" логистика.

Казахстан тогда не был окутан сетью железных дорог, которые в тридцатые годы прошлого столетия были основным способом перемещения грузов на длинные расстояния. На тысячу километров территории республики приходился всего один километр проложенных железных дорог. А потому и развертывать мощную индустриальную базу в давно известной своими минеральными богатствами республике без решения этой проблемы тогдашнее руководство СССР не торопилось.

Однако уроки английских инвесторов пошли для советской власти впрок – и еще в конце 1925 года в Казахстане параллельным курсом начались работы по восстановлению Карсакпайского медеплавильного завода и его узкоколейной железной дороги Байконур—Карсакпай—Джезказган. Строились и новые линии, самой важной из которых стала Туркестано-Сибирская железная дорога (Турксиб). Решая логистическую проблему, новые власти получили возможность перезапустить и доставшеися в наследство от "проклятого царского режима" (читай – тех же частных инвесторов) Риддерский полиметаллический комбинат и Иртышский медеплавильный завод.

Все для фронта, все для победы

Обвинять большевиков в том, что они лишь использовали построенное чужими руками, было бы несправедливо и глупо. Именно в 30-е годы прошлого столетия, наравне с реконструкцией имеющихся мощностей по переработке металлов в Казахстане было развернуто строительство Шымкентского свинцового завода, Балхашского медеплавильного и Ачисайского полиметаллического комбинатов, Текелийского полиметаллического и Джезказганского медеплавильного комбинатов, Усть-Каменогорского свинцовоцинкового завода.

А в 1941 году грянула Великая Отечественная Война – и, пожалуй, именно она стала переломным моментом с точки зрения выхода казахстанской металлургии на первые роли в бывшем Советском Союзе. Во-первых, в ходе войны металлургический потенциал республики был задействован как никогда: не было в те годы в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, как именовались советские вооруженные силы до окончания войны, такого вида вооружения, снаряжения и боеприпасов, в производстве которого не участвовали бы казахстанские металлурги.

А, во-вторых, Казахстан тогда стал площадкой для передислокации как многих советских металлургических производств, так и работавших на них кадров. Именно в годы войны в системе Наркомата (народных комиссаров, управленческое звено в военные годы) цветной металлургии Казахстана было открыто 25 рудников и шахт, 11 обогатительных фабрик. В годы войны вступили в строй Казахский металлургический (передельный) завод в Темиртау, Текелийский свинцово-цинковый комбинат, 23 новые шахты и четыре угольных разреза в Караганде, обеспечивающих работу металлургического производства.

"Холодная" война – питательная среда для металлургии

Парадоксально, но послевоенное противостояние двух систем – советского и западного лагерей, вылившееся в "холодную войну" и гонку вооружений для металлургической отрасли Казахстана имело как минимум менее губительные последствия, чем для многих других сфер экономики. "Оборонке" всегда будет нужен металл, "оборонка" всегда будет требовать как количественного увеличения его производства, так и качественных преобразований производимой отраслью продукции.

Послевоенный период в СССР и в Казахстане как части той страны исключением из этого правила не стал – многие открываемые в республике заводы, в первую очередь, предприятия машиностроительной отрасли, изначально являлись заводами двойного назначения. Под это производство требовалось расширение металлургической базы, как и под мирную продукцию – и именно на эти годы пришлось строительство многих флагманов казахстанской металлургии. В частности, Карметкомбината в Темиртау.

Первую свою продукцию один из самых крупнейших сталелитейных заводов в бывшем СССР выдал в 1960 году: 3 июля того года в 15 часов 7 минут доменная печь №1 выдала первый казахстанский чугун, и эта дата считается днем рождения Карагандинского металлургического завода. Напомним, что именно на этом комбинате начал свой трудовой путь в 1960 году рабочим стройуправления треста "Казметаллургстрой" президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который до 1969 года успел овладеть на этом предприятии целым рядом профессий — он работал чугунщиком разливочных машин, горновым доменной печи, диспетчером, газовщиком и старшим газовщиком доменного цеха.

Отметим, что история "Карметкомбината" советского периода – это калька развития практически всех металлургических предприятий республики. После создания предприятие модернизировалось и расширялось (22 июня 1973 года на комбинате введен в эксплуатацию цех холодной прокатки листа, 31 декабря 1983 года введена в эксплуатацию первая очередь цеха жести, 27 сентября 1985 года принята в эксплуатацию новая опытно-промышленная установка горизонтальной машины непрерывного литья заготовок в мартеновском цехе №2).

А потом наступили "перестроечные" времена, главным итогом которых стал развал СССР, развал плановой экономики и потеря гарантированного рынка сбыта.

Возвращение к инвесторским корням

В этой ситуации продажа государством своих крупнейших активов иностранным инвесторам, имеющим выходы на мировые рынки, было действительно единственным решением проблем отрасли. Без прихода на тот же "Карметкомбинат" в 1995 году "LNM Group" карагандинцы еще долго бы пробивали дорогу своей стали за рубеж, а потребности внутреннего рынка в те годы просто не позволили бы предприятию реализовать весь свой потенциал.

Равно как и построенный в 1960 году Павлодарский алюминиевый завод едва ли был конкурентоспособен без инвестированных в его реконструкцию в период с 1994-го по 2004 годы 125 миллионов долларов со стороны на тот момент Евразийской промышленной ассоциации, а ныне Eurasian Resources Group. При этом на металлургические предприятия заходили не только иностранные, но и отечественные инвесторы, как в случае с созданием корпорации "Казахмыс".

В итоге, передача отрасли в частные руки, неважно – казахстанские или нет, полностью себя оправдала: несмотря на волатильность цен на металлы на мировых рынках и падение спроса, в последние годы на долю двух приоритетных секторов экономики — горнодобывающего и металлургического, приходится в среднем до 30% всей экспортной выручки страны. А появление в Казахстане новых производств и расширение действующих мощностей, прежде всего, в области машиностроения увеличивают возможности металлургов и на внутреннем рынке.

И хотя в последние десятилетия те же автомобилестроители норовят удешевить стоимость своей продукции за счет большего использования пластика при изготовлении корпусов машин, металл еще долго будет оставаться "несущей" конструкцией при производстве продуктов множества других отраслей экономики. А это значит, количество людей, для которых день металлурга в третье воскресенье июля в Казахстане и в других постсоветских странах будет оставаться профессиональным праздником, вряд ли уменьшится.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 16 июля 2017 > № 2244459