Евросоюз. Словения. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 июля 2017 > № 2258879

Back to Югославия?

В ЕС не готовы принять в свой состав страны Западных Балкан, поэтому активно поддерживают экономическую интеграцию на пространстве бывшей СФРЮ.

Югославия может вернуться в виде экономической интеграции балканских государств.

В последние дни в западной печати снова дебатируется вопрос о судьбе балканских стран — претенденток на вступление в Европейский Союз. Речь идет о бывших странах западной Югославии. Если Словения и Хорватия успели вскочить в вагон ЕС, то Черногория, Сербия и Албания — все еще кандидаты. Босния только подала заявку. Македония пытается разрешить спор с Грецией относительно своего названия, а после также намерена вступать в ЕС. Ну и Косово собирается туда же.

Однако в условиях кризиса Евросоюз не в состоянии их принять, сообщает, в частности, немецкая Die Welt. Это — с одной стороны. А с другой, как известно, западный политический класс, включая США, в сплошных переживаниях: если отказать этим странам в присоединении к ЕС, то они (за исключением Албании, Косово и, видимо, Черногории) станут еще больше глядеть в сторону России. И тогда, мол, Балканы выйдут из-под влияния и контроля Запада и его интересов. Непростая задача для тамошнего истэблишмента заключается в том, как найти такое паллиативное решение, чтобы и в Евросоюз эти страны не принимать (читай — не сажать их себе на шею), и чтобы они остались под надзором и влиянием ЕС и США.

Национализм на Балканах снова зашкаливает

Неожиданно (или наоборот — вполне ожидаемо?) в этой ситуации с громкой, геополитической по сути, инициативой некоторое время назад выступил сербский президент Александр Вучич. Он призвал оставшиеся вне ЕС балканские страны создать единый Балканский таможенный союз (БТС). Как пишет Die Welt, «Балканский таможенный союз может ослабить напряженность в регионе и объединить здешние государства в единое экономическое пространство на территории бывшей Югославии». К таможенному союзу может прибавиться также и пограничный. Эту инициативу многие западные и балканские политологи уже успели окрестить созданием «мини-Югославии».

Как сообщает западная печать, Евросоюз горячо приветствует создание такого регионального образования в надежде на то, что ему именно таким образом удастся отодвинуть на неопределенное время прием новых членов в свой состав и при этом — сохранить здесь свое влияние. Каким образом? Сейчас торговые отношения между различными балканскими странами и Европой регулируются более чем 30 двусторонними договорами. Таможенный союз мог бы значительно упростить этот диалог. Евросоюз в таком случае заключил бы с ним единое соглашение, привязав к себе западные Балканы, упростив торговлю, подстегнув экономический рост в новой «мини-Югославии».

В Евросоюзе обещают просителям, что со временем такая региональная экономическая интеграция может также упростить им и вожделенное вступление в ЕС, отмечает Die Welt. Правда, в неопределенном будущем.

В развитие этой идеи в мае 2017 года глава МИД Германии Зигмар Габриель впервые предложил проект так называемого «общего рынка на Балканах». В июле 2017-го она уже обсуждались на саммите ЕС — Западные Балканы, в котором приняли участие главы государств и правительств шести балканских государств и семи — из ЕС. Участники встречи (за исключением Боснии и Герцеговины) подписали соглашение о развитии и интеграции транспортной системы западнобалканского региона. Тогда Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, еще раз помахала «евроморковкой»: «Все шесть западнобалканских государств хотят вступить в Европейский Союз. Население этого региона поддерживает движение своих стран в ЕС. С нашей стороны мы настроены держать дверь открытой и гарантировать, что у каждой из этих стран есть будущее в нашем союзе. Как только будут проведены правильные реформы, мы сдержим обещание».

Движение в ЕС через Балканский таможенный союз политики уже окрестили «берлинским процессом» — именно в столице ФРГ в 2014 году впервые была принята программа интеграции западных Балкан в ЕС. Тогда Германия пообещала от щедрот своих некоторые инвестиции в экономики стран-соискателей. При этом главным лейтмотивом триестской встречи стал призыв ЕС к бывшим югославским республикам о более тесном сотрудничестве между собой.

Как отмечают балканисты, нынешняя обеспокоенность Евросоюза и, в частности, Германии судьбой стран бывшей Югославии (с точки зрения собственных, разумеется, интересов) стала результатом не только страшилок о российском влиянии здесь, но также и китайской экономической экспансии в регион в рамках реализации проекта «Большого шелкового пути». За последнее время Китай приобрел в республиках бывшей Югославии несколько больших предприятий, среди которых и единственный в Сербии завод по производству стали. Демпинг китайцев в этой отрасли никак не устраивает европейских производителей.

Впрочем, если Евросоюзу все ясно с новым Балканским таможенным союзом, то для будущих членов этой организации, кроме Сербии, не так все очевидно. Сербия в новой «мини-Югославии», как экономически самая устойчивая среди этих беднейших стран, могла бы стать заметным — и не только региональным — игроком. Есть у Сербии также и объективные причины, чтобы стремиться к созданию, прежде всего, такого регионального союза, а не «продавливать» сразу вхождение в ЕС. Слишком свежи еще раны после варварских бомбардировок страны авиацией НАТО в 1999 году, все еще много евроскептиков среди населения, тяготеющего к России. Ну и Хорватия, ставшая членом Евросоюза, костьми ляжет, чтобы не пустить Белград дальше «предбанника» ЕС. Хотя, нет сомнения, если понадобится, то европейцы используют по отношению к Загребу не только пряник, но и кнут.

Однако сегодня внутри этого гипотетического Таможенного союза пока еще «в товарищах согласья нет». Например, в Черногории некоторые политики опасаются, что это образование может оказаться не на время, а навсегда. Что оно создается, возможно, именно для того, чтобы более плотно закрыть западнобалканским претендентам дверь в Евросоюз.

Особая история и с Косово и Албанией, власти которых разрываются между несколькими альтернативами. Как заявлял в апреле сего года премьер-министр Республики Албания Эди Рама, он не исключает объединения с Косово, если его страна не будет принята в состав Европейского Союза. «В случае если перспектива интеграции Западных Балкан в ЕС продолжит „бледнеть“, нельзя исключать объединения страны с Косово, — грозил он европейцам, выступая по македонскому телевидению. — Это не мое желание, но возможная опция на случай закрытых дверей ЕС». По мнению председателя правительства Албании, единственно возможным способом сохранения мира и сотрудничества на Балканах является ясная европейская перспектива.

Впрочем, начав за здравие, премьер-министр закончил менее жестко: «Никто не стремится к малым союзам, все заинтересованы в большом Союзе (Европейском). Но если нет надежды, нет перспективы и места, тогда малые союзы не исключаются». То есть Албания готова к такому развитию событий. При этом ее премьер все же на всякий случай предупредил: «Отказ от дальнейшего расширения ЕС может привести к дестабилизации всей Европы». Напомню: официальный статус страны — кандидата на вступление в Европейский Союз — Албания получила 24 июня 2014 года.

Ему вторят и в самом же Косово. «Все албанцы балканского региона будут жить в одной стране, если отторгнутому ими при помощи Запада от Сербии Косово откажут во вступлении в Евросоюз», — с такой угрозой выступил в интервью радио «Свободная Европа» «президент» Косово Хашим Тачи.

Так что пока «разброд и шатания» в еще только зарождающейся новой «мини-Югославии» — налицо. Вопрос образования и выживания в новом региональном Балканском таможенном союзе заключается в том, что причины, которые привели к распаду большой Югославии, по сути, никуда не делись. Одна из них — видимо, главная, — это национальная нетерпимость, перешедшая в открытую вражду между, прежде всего, сербами и хорватами, а также православными и мусульманами. А ведь в новом балканском союзе, как уже подсчитали политологи, также сохранятся две половинки одного и того же «яблока». С одной стороны, — восемь миллионов сербов, с другой, — пять миллионов албанцев — только в Албании, Косово и Македонии. Однако, как говорится, попытка — не пытка.

Алла Ярошинская

Евросоюз. Словения. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 июля 2017 > № 2258879