США. Черногория. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 августа 2017 > № 2270233

Черногория в НАТО: у России на Балканах «всё хорошо, прекрасная маркиза»?

Бесконечные украинские трудности российской дипломатии

Черногория

Заявление вице-президента США Майка Пенса на саммите Адриатической хартии в Черногории вызвало более чем странную реакцию российского МИДа. Более неадекватный ситуации ответ о «риторике холодной войны» трудно вообразить. И не только потому, что известно, чем для нелюбимого нынешней властью Советского Союза эта война закончилась. Но, главное, на что этот ответ рассчитан? Если потребовалось продемонстрировать балканским народам и странам НАТО отсутствие у России политической воли и внешнеполитическую стратегическую слабость — то задача выполнена на все сто. Хотя аналитикам отечественного внешнеполитического ведомства должно быть прекрасно известно, что малые нации, находящиеся между жерновами интересов крупных мировых игроков, воспринимают слабость как ненадёжную опору. Со всеми вытекающими.

В ответ на обвинение американским вице-президентом России в подрыве демократии на западных Балканах, подготовке госпереворота в Черногории, попытке убийства черногорского премьера и призывы противодействовать российской агрессии народы бывшей Югославии ждали услышать от Москвы что угодно, только не беззубые комментарии о политико-лингвистических аспектах американской риторики. Там, в отличие от наших мидовских экспертов, любой умеющий читать легко связывает эти заочные дебаты США и России со сделанным Пенсом накануне заявлением в Грузии о том, что он хотел бы видеть эту страну в НАТО.

Именно повестка балканского вектора расширения НАТО является одной из доминант глобальной политики — такой нелицеприятный сигнал ОБЯЗАН был сделать российский МИД российскому руководству. А балканской и мировой общественности — напомнить о том, что именно НАТО повинно в распаковке этнического и конфессионального конфликта в Югославии, варварском разрушении и расчленении страны, геноциде мирного населения и закладывании в регионе фугаса новой мировой войны. Отнюдь не «холодной». Российское внешнеполитическое ведомство предпочло ритуально повозмущаться и сыграть по навязанным за океаном правилам: лишь бы не обвинили во вмешательстве во внутренние дела. Так ведь обвинили же, даже несмотря на желание «не обострять» и «не ссориться». Где логика?

Ещё во время украинского евромайдана действия российской власти носили явный характер экстренной импровизации. Что недвусмысленно продемонстрировало нежелание или неспособность ответственных сотрудников отечественного внешнеполитического ведомства адекватно оценивать и докладывать руководству страны объективную оперативную и стратегическую обстановку. Можно, конечно, опять всё списать на козни вероломного Запада. Но нельзя не усмотреть следов аналитической деятельности бывшего посла на Украине Михаила Зурабова в решении российского руководства выделить сидящему на чемоданах де-факто свергнутому Януковичу трёхмиллиардный долларовый транш, а потом признать результаты заведомо нелегитимных выборов новой украинской власти. Именно объективная информация по каналам МИДа должна была избавить высшую российскую власть от импровизаций в ручном режиме. В итоге — мидовская некомпетентность привела к известным катастрофическим последствиям и ущербу. Некомпетентность ли? Почему при первых же признаках нацификации Украины и явном антироссийском векторе политики всех без исключения её президентов МИД, ещё в бытность послом на Украине незабвенного Виктора Черномырдина, не забил тревогу? Обязанность объективного анализа была вытеснена субъективными интересами — «досидеть» срок, не ссорясь со страной пребывания и тем же Западом. Мало ли как повернётся личная карьерная судьба! И здесь — дело компетентных органов разбираться в мотивации антигосударственной — по факту — деятельности: некомпетентность, трусость, боязнь испортить благостную картину отчётов руководству страны или прямая корысть. Насколько уместно последнее предположение? Необходимо задаться вопросом: на кем сформированную доктрину взаимоотношений с Украиной могли ссылаться системообразующие российские корпорации, оправдывая свою роль инвесторов проведения в Москве в сентябре 2012 года боя за звание чемпиона мира Виталия Кличко, заведомо понимая, что де-факто они выступают многомиллионными спонсорами его построенной на русофобии политической кампании? Которой был дан фактический старт с победы на Олимпийском стадионе в российской столице.

Спустя пять лет, не понеся никакой ответственности за украинский провал, МИД, похоже, сделал только один вывод: можно и дальше продолжать безнаказанно вводить руководство страны в заблуждение относительно угроз национальной безопасности и глобальных рисков, коренящихся в отдельных странах и регионах. В условиях охлаждения отношения администрации Трампа к НАТО, США тем не менее педалируют балканскую тему продвижения Североатлантического альянса. И это только на «замыленный» мидовский взгляд выглядит противоречивой прихотью подверженного непредсказуемым эмоциям американского президента и риторикой холодной войны.

Пора открыто признать, что балканский вектор НАТО — это сокрушительный удар, которым «партия войны» США отвечает на бескровное, на основании волеизъявления граждан, воссоединение Крыма и России. При этом, вопреки настроениям подавляющего большинства жителей разгромленной НАТО Югославии, процедурно легитимизируется милитаризация полуострова. Асимметричность этого ответного шага понятна, если представить, что в результате под контроль и операционную возможность НАТО попадают три омываемых Средиземным морем континента и такие геостратегические узлы, как Ближний Восток, Турция, Кавказ, Суэцкий канал и всё побережье Северной Африки. На фоне очевидной угрозы превращения Балканского региона в очаг глобальной, отнюдь не холодной войны, подкреплённой соответствующей риторикой и санкционной практикой американского Конгресса, позиция российского МИДа в стиле «всё хорошо, прекрасная маркиза» выглядит слабо адекватной процессу. Итогом его титанических не предпринимаемых усилий станет неизбежное вхождение в НАТО Македонии и — более чем вероятное — Сербии.

Не ощущая опоры на российскую внешнеполитическую доктрину, ради вступления в НАТО Македония из-за конфликта с Грецией готова пойти на беспрецедентное национальное унижение и сменить название государства. И тот же фактор ведёт в НАТО «братскую» Сербию, несмотря на кажущуюся абсурдность этой перспективы. Нелишне напомнить господам со Смоленской площади, что ещё пять лет назад «кто бы мог подумать» о том, что произойдёт тектонический разрыв России и Украины. А также провести параллель между трёхмиллиардным кредитом майданной Украине и безвозмездной поставкой тяжёлых российских вооружений сербской армии. При том, что её официально инструктируют натовские специалисты, а количество совместных учений вооружённых сил Сербии и НАТО кратно превосходит количество российско-сербских военно-учебных мероприятий, превращая их в показуху для умиротворения отечественной дипломатии и собственного населения «братскими» уверениями в вечной дружбе. Прекрасно понимая, что МИД РФ охотно примет эту игру.

В этой связи показательна сценарная линия, которая разыгрывается в уже вступившей в НАТО бывшей югославской республике — Словении. С подачи российской дипломатии действующий словенский президент Борут Пахор продолжает считаться «искренним другом» России. При том, что с помпой, в присутствии президента России В. Путина открыв в Любляне памятник павшим российским воинам, он спустя лишь год воздвиг в центре словенской столицы монумент примирения с нацистскими пособниками. И категорически высказался за усиление антироссийских санкций в связи с присоединением Крыма. Большинству словенского общества очевидно, что он предпринимает эти шаги в угоду антироссийским внешнеполитическим силам. Эти силы не считаются с материальными потерями от катастрофического обвала внешнеторговой деятельности между Россией и Словенией и моральными издержками словенского общества, в котором антифашистские традиции и пророссийская позиция являются ключевыми факторами. В ноябре текущего года в Словении состоятся президентские выборы. На фоне глубочайшего разрыва политики действующего президента и ожиданий электората одним из основных факторов, способных обеспечить Пахору переизбрание, будет поддержка со стороны России. Остальные осколки бывшей Югославии, прежде всего Сербия, будут пристально наблюдать за тем, как будут развиваться отношения Североатлантического альянса и будущего руководства Словении как первой из республик уничтоженной СФРЮ, вступившей в НАТО. Это фактор требует как минимум постановки вопроса о корректировке курса в отношении нынешнего словенского руководства.

В год столетия российской революции отечественной дипломатии нелишне вспомнить, к каким неисчислимым потрясениям привела страну начатая на Балканах Первая мировая война как следствие провала внешней политики России. Не настало ли время пересмотреть подход к внешнеполитическим взаимоотношениям на принципах семейственности и братства, которые в итоге оборачиваются тем, что воспринимается циничным предательством «братушек»? Не пора ли, учитывая опыт украинского конфликта, сменить доктрину карьерных наследников Черномырдина и Зурабова на прагматичное отношение к собственным внешнеполитическим интересам и как минимум перестать поддерживать тех, кто эксплуатирует «побратимские рефлексы» российской дипломатии.

Мировая война продолжается. И если Россия не приступит к написанию истории по своему сценарию, это за неё сделают её враги.

Всеволод Романов

США. Черногория. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 августа 2017 > № 2270233