Россия. Боливия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 августа 2017 > № 2287200

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Боливии Ф.Уанакуни Мамани, Москва, 16 августа 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим коллегой, Министром иностранных дел Боливии Ф.Уанакуни Мамани, были конструктивными и весьма насыщенными.

Министр многонационального государства Боливии передал послание Президента этой страны Э.Моралеса на имя Президента Российской Федерации В.В.Путина. Мы подтвердили нацеленность наших стран на всемерное углубление партнерства во всех областях.

Мы обсудили состояние наших двусторонних отношений. У нас насыщенная и многоплановая повестка дня. Отметили очень хорошую динамику политического диалога, успешную реализацию достигнутых в прошлом году договоренностей во время визита в Российскую Федерацию предшественника господина Ф.Уанакуни Мамани в качестве Министра иностранных дел Боливии. Все о чем говорили президенты, о чем мы договаривались по линии министерств иностранных дел, а также министерств экономического блока Российской Федерации и Боливии, социальных министерств и наших компаний, достаточно уверено выполняется.

Наши экономические связи имеют хороший потенциал. Все существующие здесь возможности, а также те, которые нам необходимо реализовать, рассматривались в мае этого года на очередном заседании Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Отмечались, и мы сегодня это подтвердили, очень хорошие перспективы в области энергетики. Российская компания ПАО «Газпром» в июле этого года подписала протокол о намерениях с национальной нефтегазовой компанией Боливии. ГК «Росатом» завершает согласование с боливийской стороной целого ряда контрактов и программу стратегического сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях, в том числе сооружения Центра ядерных исследований с использованием российских технологий. Наши энергетические компании заинтересованы в поставках оборудования для сооружаемых в Боливии теплоэлектростанций, гидроэлектростанций, а также в модернизации уже существующих. С учетом того, что планы развития Боливии предусматривают повышение доли новых источников энергии, включая геотермическую, солнечную и ветряную, ПАО «РусГидро» готова предоставить соответствующие технологии. Об этом сегодня мы тоже говорили. Считаем, что здесь нашим профильным ведомствам и компаниям есть над чем поработать в предметном плане.

Если упоминать энергетику, то мы говорили и о многосторонних измерениях нашего взаимодействия, прежде всего в рамках Форума стран-экспортеров газа, очередной саммит которого состоится в ноябре этого года в Боливии. Мы будем всячески помогать нашим боливийским друзьям сделать так, чтобы этот саммит был успешным, четко сформулировал дальнейшую программу действий, нацеленную на обеспечение справедливого баланса интересов производителей и потребителей газа.

У нас повышается взаимный интерес к инвестиционным проектам в сферах нефтехимии, сельского хозяйства, транспорта и других областях. Укрепляются контакты между регионами России и Боливии. Сегодня говорили о хороших перспективах для углубления военно-технического сотрудничества. В этой области также действует Межправительственная комиссия, заседание которой будет проводиться в этом месяце в Москве.

Есть обоюдный интерес в развитии контактов в гуманитарной и культурной сферах. Боливийские друзья заинтересованы готовить своих специалистов в российских вузах. Такое сотрудничество развивается. Идет подготовка специалистов как по гражданским, так и по правоохранительным специальностям, прежде всего в сфере борьбы с терроризмом и наркотрафиком. Отдельно упомяну, что будет расширяться подготовка кадров для атомной энергетики.

Мы рассмотрели международные проблемы. Констатировали совпадение подходов по подавляющему большинству актуальных вопросов международной повестки дня. Обе наши страны – последовательные сторонницы более справедливой и устойчивой полицентричной архитектуры на основе международного права, культурно-цивилизационного многообразия современного мира. Россия и Боливия едины в неприятии попыток подрывать объективный процесс формирования многополярного мироустройства, подрывать объективную тенденцию отказом от многостороннего сотрудничества, прибегать к односторонним и нелегитимным мерам, включая вмешательство во внутренние дела, в том числе и с применением военной силы. Этому мы противопоставляем нашу приверженность многостороннему сотрудничеству в полном соответствии с принципами Устава ООН и поиску общеприемлемых решений любых проблем на основе честного баланса интересов.

По региональной тематике мы высказали признательность нашим друзьям за неизменную поддержку развития контактов Российской Федерацией с Латинской Америкой и ее структурами, включая Сообщество латиноамериканских и карибских государств (CEЛAK), Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР), Союз Южноамериканских наций (УНАСУР) и Боливарианский альянс для народов Америки (АЛБА).

Нам показалось особенно важным подтвердить нашу позицию по ситуации в Венесуэле. Мы едины в необходимости скорейшего преодоления имеющихся разногласий в этой стране исключительно мирным путем, через общенациональный диалог, без какого-либо давления извне, не говоря уже о неприемлемости угроз военного вмешательства во внутренние дела этой страны, что уже было резко осуждено подавляющим большинством латиноамериканских государств.

В заключение подчеркну, что мы очень высоко ценим координацию наших действий на многосторонних площадках, прежде всего в Совете безопасности ООН. Боливия в этом и последующих годах является непостоянным членом СБ ООН. Мы тесно координируем шаги по всем проблемам, которые выносятся на повестку дня СБ ООН. Боливия поддерживает российские инициативы, которые рассматриваются ООН. Это вопросы международной информационный безопасности, укрепления доверия в космосе, вопросы, связанные с недопустимостью героизации нацизма, призывом ко всем государствам взять на себя обязательства не размещать первыми оружие в космосе, не прибегать к нелегитимным формам взаимодействия на международной арене, не вмешиваться во внутренние дела других государств, не предавать экстерриториального характера своим национальным действиям и не пытаться признавать государственные перевороты как легитимную форму смены власти. Ежегодно все эти положения и принципы выносятся на голосование ГА ООН. Мы с Боливией, как и подавляющее большинство других государств, неизменно выступаем в их поддержку.

Я считаю, что были очень полезные переговоры, которые подтвердили наш настрой на всемерное углубление нашего взаимодействия в интересах наших стран и народов. Признателен моему коллеге Министру иностранных дел Боливии Ф.Уанакуни Мамани за сегодняшнее взаимодействие.

Вопрос: Вчера в разговоре с Вашим китайским коллегой Ван И Вы вновь отметили неприемлемость применения силы для разрешения кризиса на Корейском полуострове и подчеркнули готовность Москвы усилить координацию действий с Пекином по урегулированию ситуации. Подразумевались ли под данной координацией определенные экономические меры, или речь все-таки шла о дипломатических шагах?

С.В.Лавров: Что касается воздействия на Пхеньян с тем, чтобы добиться выполнения известных резолюций СБ ООН, мы глубоко убеждены, что возможности экономического давления практически исчерпаны. Мы не можем поддерживать идеи, которые продолжают вынашивать некоторые наши партнеры, направленные буквально на экономическое удушение Северной Кореи со всеми негативными трагическими гуманитарными последствиями для граждан КНДР.

Мы исходим из того, что во всех без исключения резолюциях СБ ООН, в которых уже были введены очень серьезные меры экономического воздействия, содержались обязательства Совета Безопасности продолжать поддерживать процесс возвращения к политическим переговорам и добиваться мирного дипломатического урегулирования на Корейском полуострове. Все экономические меры воздействия, вводившиеся на протяжении нескольких лет Советом Безопасности, исполняются государствами-членами ООН, а обязательство и призыв СБ ООН к заинтересованным сторонам уделять и повышать внимание к политическому треку по сути дела игнорировался. Мы с КНР считаем, что это неправильно и даже вредно и опасно.

Поэтому мы сформулировали совместную инициативу, которая предполагает известный принцип «двойного замораживания»: Северная Корея не будет испытывать ядерное оружие и ракеты, а США и Республика Корея не будут проводить крупномасштабных учений в этом регионе. Я знаю реакцию США на этот принцип «двойного замораживания». Он заключается в том, что нельзя разменивать законное на незаконное. Но здесь речь идет не о том, чтобы непоправимо «упереться» в собственной правоте, а о том, чтобы все-таки думать не о неких ложнопонятых соображениях престижа, а о судьбах этого региона и сотен тысяч людей, которые, по подсчетам специалистов, могут пострадать, если начнутся военные действия, о чем постоянно угрожают то из Вашигнтона, то из Пхеньяна. В последнее время мы отмечаем, что эта риторика стала чуть-чуть поспокойнее.

Наверное, надо приветствовать, по крайней мере, надеяться, что «горячие головы» немного остудились. Мы будем добиваться вместе с КНР выполнения обязательств СБ ООН, которые касаются необходимости возвращения к политическому процессу. Никогда экономические меры воздействия СБ ООН не принимались в отрыве от тезиса о необходимости мирного урегулирования. Наши совместные с Китаем предложения содержатся в совместном заявлении от 4 июля, в котором идет речь исключительно о политико-дипломатических шагах.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать заявление Президента Ирана Х.Роухани о том, что Тегеран может выйти из соглашения по ядерной программе, если Вашингтон продолжит оказывать давление? Как в Москве относятся к увеличению Тегераном бюджета своей ракетной программы?

С.В.Лавров: Бюджет ракетной программы – это, по большому счету, дело Ирана, которому не запрещено эту программу иметь. Никаких юридических запретов в резолюциях СБ ООН на этот счет не содержится.

Что касается заявления Президента ИРИ Х.Роухани о возможном выходе Тегерана из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который был заключен по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП), то, я надеюсь, что этого не произойдет. Также надеюсь, что и США не будут нарушать свои обязательства по СВПД.

Как известно, в предусмотренные сроки США, как и требуется по их законодательству, подтвердили выполнение Ираном его обязательств по Плану действий. Однако параллельно с этим Вашингтон ввел против ИРИ новые односторонние санкции, объяснив это тем, что санкции не относятся к теме ядерной программы и СВПД, а касаются вызывающего у Вашингтона недовольство действий Тегерана в других областях, включая права человека, поведение Ирана в регионе и т.д. На это можно сказать только одно – односторонние санкции в принципе нелегитимны, а когда они используются для того, чтобы разворачивать в свою пользу очень выверенный баланс по той или иной проблеме (а именно такой баланс был достигнут по иранской ядерной проблеме), то это безответственные действия, которые могут нарушить и подорвать этот баланс. Не надо выступать с такими провокациями, поскольку речь идет не о национальных интересах какой-то одной страны, а огромного региона, в котором мы заинтересованы обеспечить безъядерный статус.

Второе, что я хотел бы отметить в этой связи. Мы не раз предлагали по-честному договориться о том, что если в СБ ООН согласовывается пакет экономических мер воздействия на любую страну – будь то КНДР, Иран или кто-то еще, и принимается резолюция, то все должны взять на себя обязательства ограничиваться в своих действиях именно этим коллективно согласованным пакетом санкций, а также взять обязательство не выступать с односторонними рестрикциями, пытаясь через односторонние действия компенсировать то, что не удалось провести в коллективно согласованный пакет. Американцы выступают категорически против, но этот принцип очень трудно отвергать. Он будет сохранять актуальность. Во всех следующих дискуссиях мы обязательно будем его отстаивать и уже сделали соответствующие заявления на консультациях СБ ООН. Это наша принципиальная позиция, которую разделяют многие наши партнеры.

Вопрос (адресован обоим министрам): В Боливии строится Центр ядерных исследований при поддержке России. На каком этапе строительства находится этот проект? В Боливии есть большие ресурсы энергетического характера, и Россия заинтересована в том, чтобы помочь Боливии стать серьёзным государством по углеводородам. Как Россия может помочь в достижении этой цели?

С.В.Лавров (добавляет после Ф.Уанакуни Мамани): Что касается Центра ядерных исследований, то у нас уже есть подписанный между ГК «Росатом» и его партнерами в Боливии контракт на проведение предварительных работ, они сейчас реализуются. Мы говорили сегодня с г-ном Министром о том, что буквально в этом месяце продолжатся консультации уже по генеральному контракту. Есть все шансы подписать его в сентябре, что позволит уложиться с вводом в строй первых объектов Центра в 2019 г., как того и хочет боливийская сторона.

?

Россия. Боливия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 августа 2017 > № 2287200