Россия. Камбоджа > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2017 > № 2287216

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров со Старшим министром, Министром иностранных дел и международного сотрудничества Королевства Камбоджа П.Сокхоном, Москва, 24 августа 2017 года

Наши переговоры прошли очень хорошо, в традиционно дружественной атмосфере и были весьма содержательными.

Мы рассмотрели состояние насыщенного российско-камбоджийского сотрудничества, прежде всего, в духе договоренностей, которые были достигнуты на встрече Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Камбоджи Хун Сена «на полях» саммита Россия-АСЕАН в Сочи в мае прошлого года. Отметили, что на основе этих договоренностей интенсивно развивается наш политический диалог, отношения между парламентами и партиями, повышается эффективность взаимодействия по международным делам, укрепляются культурно-гуманитарные связи, в том числе в сфере туризма, образования и молодежных контактов.

Мы заинтересованы в том, чтобы в этих позитивных политических условиях выводить наше партнёрство на качественно новый уровень. В этом русле рассмотрели конкретные шаги, которые предстоит предпринять для того, чтобы усовершенствовать договорно-правовую базу, расширить торгово-экономическое сотрудничество, военное и военно-техническое взаимодействие, а также продолжить подготовку камбоджийских специалистов в самых разных областях в российских вузах.

Отметили положительную динамику экономических связей, поступательный рост взаимной торговли, налаживание практического взаимодействия в энергетике, транспорте, космической сфере. Во всех этих областях готовятся интересные двусторонние проекты, которые были предметно обсуждены вчера в Москве на десятом заседании Межправительственной российско-камбоджийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, сопредседателями которой являются Старший министр, Министр иностранных дел и международного сотрудничества Королевства Камбоджа П.Сокхон и Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Н.А.Никифоров. По их впечатлениям, встреча была весьма полезной и открыла хорошие перспективы для реализации совместных взаимовыгодных проектов.

Также отмечу, что в рамках развития нашего торгово-экономического диалога есть и многосторонняя дорожка. В прошлом году был подписан Меморандум о сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Камбоджей, создана двусторонняя рабочая группа, которая функционирует и рассматривает перспективы заключения соглашения о зоне свободной торговли. Эта работа между ЕАЭС и Камбоджей органично дополняет контакты, которые Евразийская экономическая комиссия (ЕАЭК) уже установила с АСЕАН, как Организацией.

Еще одним важным событием, которое состоялось вчера в рамках визита Старшего министра, Министра иностранных дел и международного сотрудничества Королевства Камбоджа П.Сокхона и его делегации, стало подписание Программы обменов в области туризма на 2018-2020 гг. Думаю, что и это направление будет пользоваться повышенным интересом наших граждан, учитывая прекрасные памятники и великолепную природу Камбоджи.

Мы констатировали совпадение или близость подходов по ключевым международным проблемам. Договорились усиливать координацию на многосторонних площадках. Только что подписали План консультаций между Министерством иностранных дел Российской Федерации и Министерством иностранных дел и международного сотрудничества Королевства Камбоджа на 2018-2020 гг.

Сопоставили наши оценки того, что происходит в различных регионах мира и что обсуждается в ООН. Мы признательны Камбодже за неизменную поддержку российских инициатив. Мы также отвечаем взаимностью, в том числе во взаимодействии при проведении выборов в различные органы ООН.

Приветствуем настрой наших камбоджийских друзей, чтобы играть все более активную роль в региональных делах. Усилия Камбоджи по продвижению интеграции в Юго-Восточной Азии и сопряжению с аналогичными процессами на евразийском пространстве заслуживают всяческой поддержки.

Мы говорили о наших отношениях с АСЕАН, которая в этом месяце отметила свой полувековой юбилей и утвердилась в качестве одного из центров формирующейся полицентричной системы мироустройства. В рамках договоренностей Сочинского саммита Россия-АСЕАН, который прошел в мае 2016 г., мы договорились продолжать взаимодействие с тем, чтобы выводить отношения между Россией и этой Организацией на стратегический уровень, продолжать практический диалог по самым разным направлениям. Эти вопросы подробно обсуждались в Маниле на Министерском совещании Россия-АСЕАН в начале этого месяца. Мы высказались за более тесное взаимодействие между Ассоциацией, ЕАЭС и ШОС в рамках формирования Большого Евразийского партнерства.

Признательны Камбодже, которая в контексте диалога между Россией и АСЕАН, курирует экономическую проблематику. У нас «дорожная карта» по взаимодействию в этой сфере. Ценим те усилия, которые камбоджийские друзья прилагают для реализации вопросов, согласованных в рамках этого документа.

Мы также вместе активно взаимодействуем не только по экономическим, но и по политическим проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона в рамках Восточноазиатских саммитов, активно участвуем в диалоге по выстраиванию архитектуры равной и неделимой безопасности в АТР. На эту тему уже состоялось пять раундов консультаций, которые отныне будут регулярными и будут проводиться на площадке штаб-квартиры АСЕАН в Джакарте.

В целом, еще раз хотел бы подчеркнуть, что мы весьма удовлетворены темпом и глубиной, которые характерны для развития нашего сотрудничества во всех без исключения областях. С г-ном Министром будем продолжать активно работать над реализацией договоренностей наших руководителей.

Вопрос: В ходе последних контактов между Москвой и Анкарой была достигнута договоренность об активизации усилий по согласованию четвертой зоны деэскалации в сирийской провинции Идлиб. Насколько реальна данная перспектива в свете того, что «Джабхат ан-Нусра» продолжает осуществлять контроль над данной провинцией? Сказывается ли последняя напряженность в отношениях США и России на координации эффективности усилий по данному направлению, а так же по не менее важному гуманитарному направлению в Сирии, тем более, что в ООН вновь выразили обеспокоенность массовой гибелью мирного населения вследствие авиаударов по Ракке?

С.В.Лавров: Действительно, мы рассчитываем, что ведущиеся сейчас интенсивные консультации между участниками астанинского формата позволят закрепить договоренности по четвертой зоне деэскалации в Идлибе вслед за зонами на юго-западе Сирии, в Восточной Гуте и в районе Хомса. Весь смысл инициативы о создании зон деэскалации заключался в том, чтобы как можно скорее создать устойчивые условия для прекращения кровопролития, для начала диалога между Правительством САР и местными властями, сотрудничающими с теми или иными вооруженными группировками. Абсолютно ясно, что такой диалог, такое перемирие не может охватывать террористов из ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и других группировок, включенных в соответствующие списки Совета Безопасности ООН. Одна из сложнейших задач на переговорах по реализации зон деэскалации заключалась в том, чтобы отмежевать нормальную вооруженную оппозицию от террористов, в т.ч. от «Джабхат ан-Нусры», сделать то, что обещала сделать администрация Б.Обамы, но провалила. Сейчас такие шансы реализуются достаточно эффективно. Вооруженные формирования, которые заключили соответствующие договоренности по трем действующим зонам деэскалации, взяли на себя обязательства отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры», которая вместе с ИГИЛ остается абсолютно легитимной целью для воздушных ударов.

Относительно вопроса об отношениях между Москвой и Вашингтоном и насколько это сказывается на работе в Сирии. Мы – прагматики и понимаем, что здесь не место для каких-то обид, ложнопонятого чувства престижа. Речь идет об угрозе для всех нас, не только о судьбах народов этого региона – Сирии и других стран, но и остальных государств. Террористы уже проявляют себя в Европе, за океаном, в Юго-Восточной и Центральной Азии. Так что здесь у нас задачи общие. Мы осознаем всю ответственность работы, которая сейчас ведется.

Насколько я слышал от официальных американских лиц, в том числе официального представителя Госдепартамента США Х.Нойерт, у них такой же подход. На днях из уст Х.Нойерт даже прозвучало желание расширять сферу взаимодействия. Мы к этому готовы. Говорим об этом постоянно. Не мы начали совершенно бессмысленную борьбу на международной арене, немыслимую санкционную спираль. Рассчитываем, что горячие головы остынут и все-таки разум возобладает.

Кстати, Вы упомянули и гуманитарное взаимодействие. После создания зон деэскалации существенно улучшилась доставка гуманитарных грузов в том числе и внутри этих зон. Причем по началу мы были вынуждены подстегивать наших коллег из международных организаций, которые немного медлили. Мы им напомнили, что когда были очень тревожные ситуации в Алеппо, других частях Сирии, они постоянно жаловались, что нужно остановить военные действия, чтобы доставить гуманитарную помощь. Теперь, когда боевые действия остановились, гуманитарные учреждения не очень активно стали направлять свои грузы на территории в зоны деэскалации. Надеюсь, теперь это все исправится. По крайней мере, статистика, которой располагает ООН, весьма позитивная, тенденция хорошая.

Вопрос: Вашингтон обвиняет Россию в якобы имеющих место поставках оружия Движению Талибан в Афганистане. Москва это не раз убедительно опровергала. Почему эта тема вновь возникла?

С.В.Лавров: Нас не впервые обвиняют в том, что мы поддерживаем и даже вооружаем талибов. Недавно это прозвучало из Госдепартамента США. На пресс-конференции в Госдепе журналисты в этой связи попросили официального представителя предоставить факты, но ни одного предоставлено не было, как не было и ни единого факта, подтверждающего утверждение о нашем вмешательстве в американские выборы, о взломе сайтов, хакерстве при государственной поддержке. Печально, что такая серьезная держава, как США, сейчас является местом, где разгорается основанная на вымыслах кампания. Повторю, это не делает чести тем, кто ее разворачивает.

Если говорить о талибах и вообще об Афганистане и США, то МИД России в своем комментарии выразил сожаление по поводу того, что основной упор в этой новой стратегии, которая была объявлена Вашингтоном, делается на силовые методы урегулирования. Мы убеждены, что это бесперспективный путь. Параллельно мы обратили внимание и на то, что в этой стратегии обозначена достаточно интересная позиция Белого Дома по отношениям с талибами. Напомню, что до сих пор мы объясняли наличие у нас контактов с талибами двумя вещами – во-первых, решением практических вопросов, от которых зависит безопасность наших граждан и учреждений в Афганистане, а во-вторых, побуждением талибов к диалогу с Правительством, официальными властями Афганистана на основе критериев (обращаю на это внимание), установленных Советом Безопасности ООН. СБ ООН с согласия афганского Правительства в свое время постановил, что если талибы выполнят три требования – порвут связи с террористами, прекратят вооруженную борьбу и подтвердят уважение конституции Афганистана, то будут иметь право сесть за стол переговоров. Ровно на основе этих критериев мы поддерживаем контакты с талибами, побуждая их согласиться с требованиями СБ ООН.

Если я правильно понял новую стратегию США, то они допускают контакты с талибами вообще без выполнения ими каких-либо условий. Не думаю, что это идет в русле нашей общей заинтересованности следовать согласованной и скоординированной линии, которая утверждается в СБ ООН, но надеюсь, что в рамках контактов по Афганистану, которые проводятся у нас на экспертном уровне с американскими коллегами, мы сумеем прояснить это кажущееся противоречие.

?

Россия. Камбоджа > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2017 > № 2287216