США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 августа 2017 > № 2288528

Трамп и Афганистан: Америка уже не превыше всего

Война в Афганистане усугубит проблему, которую призвана решить

В понедельник, 21 августа, президент США Дональд Дж. Трамп озвучил ожидаемое решение, в котором излагаются цели Соединенных Штатов в отношении Афганистана, где после 16 лет войны продолжают находиться по меньшей мере 8 400 военнослужащих из контингента США, и где талибы и другие боевые группы продолжают захватывать территорию, контролируемую США и афганским правительством.

Трамп придерживался подготовленных тезисов, получаемых от телесуфлера. Согласно утечкам перед выступлением, предполагалось, что он объявит об отсылке туда довольно скромного количества: 3900−4000 человек, но Трамп не озвучил определенную цифру. Более того, он не обозначил и не уточнил стратегическую цель нахождения контингента в Афганистане, не считая «решающего поражения» террористов. В основном все свелось к терроризму и контртерроризму. И к не вполне четкому определению победы как «борьбы с терроризмом».

«Наши войска будут сражаться, чтобы победить». Отныне победа будет иметь четкое определение: уничтожение ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), уничтожение «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), предотвращение захвата талибами страны и прекращение массовых террористических атак против американцев. В речи говорилось о результатах вывода Соединенных Штатов из Ирака, которые, по словам Трампа, создали условия для подъема «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В результате Трамп добавил, что Соединенные Штаты не могут немедленно уйти из Афганистана, несмотря на то, что обычные американцы уже измучены войной. «Последствия быстрого выхода являются предсказуемыми и неприемлемыми», — сказал он, добавив, что «поспешный уход создаст вакуум» для провинции Хорасан (афганско-пакистанского сектор) и «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Вместо этого Трамп обещал, что американские войска в стране будут бороться за победу и будут сосредоточены в первую очередь на миссии по борьбе с терроризмом — против «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) как основного врага Соединенных Штатов.

«Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) получил поверхностное внимание в обращении — Трамп намекнул, что в какой-то момент в будущем он сможет стать частью политического решения в Афганистане. Важно здесь именно то, насколько решительно Трамп собрался одновременно выводить Соединенные Штаты из «национального строительства» в Афганистане.

Что касается вопроса о самом афганском правительстве, то здесь позиция Трампа оказалась в основном амбивалентной; он включил немного «сантиментов» о поддержке правительства, но также попросил разделить бремя с афганской национальной армией в борьбе с терроризмом в стране. Поддержка Трампом афганского правительства была безоговорочной, хотя Трамп и ссылался на «премьер-министра Афганистана», а такого поста не существуют.

Речь шла не только об Афганистане; неоднократно упоминалась и «Южная Азия», это означало не только Пакистан, но и Индию. Наряду с двумя соседними ядерными вооруженными силами и соперниками из Южной Азии ни одно другое региональное государство, включая Китай, Иран, Россию или страны Центральной Азии, не привлекли его пристального внимания.

О Пакистане Трамп изрек несколько слов, обвинив Исламабад в существовании неких скрывающихся организаций, которые «каждый день пытаются убить наших людей». Он решительно намекнул, что возмещение затрат Пакистану за поддержку коалиции будет подвергаться дополнительной проверке. В строке, которая должна была сорвать аплодисменты в Нью-Дели, Трамп акцентировал внимание на осуждении Пакистана, отметив, что «настало время для Пакистана продемонстрировать свою приверженность цивилизации, порядку и миру».

О чем не было сказано, это вопрос, который давно завис в умах чиновников из США: как США могут заставить Исламабад изменить политику и, что важнее, изменить ситуацию в бывшей столице Равалпинди, где сидит пакистанское военное руководство? Эти вопросы были оставлены без ответа. Речь Трампа предполагала, что лучший план борьбы с Пакистаном заключается в том, чтобы в ответ на угрозы приостановить выплаты военных компенсаций.

Для Индии, если осуждение Пакистана и было воспринято на «ура», то остальная речь Трампа заставила заерзать. Подчеркивая статус Индии как важного партнера для Соединенных Штатов, вторя языку, который уже все слышали в недавнем совместном заявлении с премьер-министром Индии Нарендрой Моди и Трампом, президент США расширил пространство для деятельности Индии в Афганистане. Трамп прямо связал результаты торговой политики с тем, что, по-видимому, считает Индию таким же безбилетником в Афганистане, как и европейские страны в НАТО. (Вклад Дели в дела Афганистана носит обширный характер, но в основном ограничивается экономическими вопросами, чтобы избежать прямого противодействия Исламабаду недавно Дели оказал помощь на 1 млрд долл. США). «Индия делает миллиарды долларов на торговле с Соединенными Штатами, и мы хотим, чтобы они помогли нам в Афганистане», — прямо отметил Трамп.

«Совместное заявление Моди — Трампа об Афганистане предполагало более равноправное совместное партнерство. Индийская дипломатия в последние месяцы пыталась уладить любые проблемы с администрацией Трампа, повторяя, что Дели незаслуженно пользуется региональными гарантиями безопасности США в Афганистане. Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж, например, отметила в недавней встрече, что Индия «глубоко признательна за жертвы, принесенные США для сохранение мира, безопасности и демократии в Афганистане».

Многое остается неопределенным в том, как этот сдвиг в мышлении США в отношении Индии будет в итоге конкретно оформлен в Дели. Многое, без сомнения, будет зависеть от деталей и от того, где конкретно администрация Трампа видит роль для Индии.

Наконец, некоторые в Индии, несомненно, будут разочарованы тем, что «Южная Азия» в контексте речи Трампа стала означать только Индию и Пакистан, поставив двух соперников бок о бок с равной степенью ответственности, если не виновностью в сложившейся ситуации и за результаты в Афганистане.

Трамп разочаровал тех, кто приветствовал бы стратегическое переосмысление постоянного присутствия Соединенных Штатов в Афганистане. Отсутствие стратегической конечной цели в регионе стало традицией, и это только проложило путь к дальнейшим боевым действиям под эгидой борьбы с терроризмом, продлевая и без того долгую войну Соединенных Штатов на неопределенный срок.

Что бы ни случилось сейчас в Афганистане, теперь это война Трампа. Он становится третьим президентом, который унаследует войну, но преуспеет ли его администрация там, где его предшественники потерпели неудачу?

Примечательно, как изменилось отношение Трампа к войне в Афганистане. До того как стать президентом, он называл войну «ужасной ошибкой», «полной катастрофой» и «полным поражением». Еще в 2013 году он написал в Твиттере: «Мы должны немедленно покинуть Афганистан».

Сейчас, когда он стал президентом, это одно из его самых важных внешнеполитических решений. Признавая, что американцы «устали от войн без побед», Трамп обещал поднажать. «В конце концов, — настаивал он, — мы победим…» Обвинять Обаму в том, что происходит в Кабуле, Кандагаре или Гиндукуше, больше не получится. Афганистан — это теперь война Трампа.

Кроме того, учитывая явную нелюбовь президента признавать ошибки, все большее вовлечение в Афганский конфликт почти наверняка необратимо. По-видимому, он поддержит просьбу своего полевого командира отправить несколько тысяч дополнительных войск США в бой. Тем не менее мысль о том, что несколько подкреплений вдруг переломят ход войны и «победят», — на данный момент может прийти в голову только наивному или чересчур доверчивому человеку. Война Америки в Афганистане почти наверняка будет продолжаться на протяжении всего срока президентства Трампа. И он передаст своему преемнику конфликт, который и так уже является самым длинным в истории страны.

Сторонники Трампа, скорее всего, приветствуют такой ход. Так же как и внешнеполитический истеблишмент, который он когда-то высмеивал. Война будет иметь последствия, выходящие далеко за пределы конкретной страны.

Во-первых, по крайней мере косвенно Трамп теперь одобряет предположения о том, что с 11 сентября 2001 года сформировалась основа для более крупной войны с терроризмом, что устойчивые военные действия США являются наиболее эффективным средством победить терроризм. Во-вторых, что физическое присутствие сил США в странах с мусульманским большинством населения предоставит каким-то образом средства для борьбы с террористическими организациями. Короче говоря, если США продолжают убивать «плохих парней» и строить «правильное государство», то проблема в конечном итоге как-то решится сама.

Однако существует мало доказательств в поддержку этих предположений. Действительно, военный опыт США после 9/11 не только в Афганистане, но и в Ираке и в других местах, указывает на совершенно противоположный вывод: главный эффект продолжающейся войны с терроризмом заключался в том, что он усугубляет проблему, которую призван решить. Все предприятие буквально кричит об этом, и однажды, казалось, это понял и озвучил сам Трамп: «ужасная ошибка», «полная катастрофа» и «полное поражение». Теперь, по сути, он отрекается от своих слов.

Решение продолжить агрессивный курс в Афганистане ничего не говорит нам о том, что Трамп может сделать в ближайшее время с Китаем или с Северной Кореей, или с Россией. Он становится совершенно непредсказуем. Тем не менее его решение по Афганистану ярко иллюстрирует нам одно: Трамп отказался от того, что когда-то сформировало основу его кампании — приверженность идее «Америка прежде всего». И это очень расстраивает его бывших приверженцев. К тому же, кто бы ни остался в выигрыше от продолжения войны в Афганистане, это, конечно же, будут не Соединенные Штаты.

По материалам Los Angeles Times и The Diplomat.

Елена Ханенкова

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 августа 2017 > № 2288528