Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 августа 2017 > № 2289150

Израиль не торгует мертвыми

Переговоры Израиля и Палестины по обмену телами погибших зашли в тупик

Александр Атасунцев

В Израиле разворачивается драма вокруг тел израильских солдат Адара Голдина и Орона Шауля, за которые ХАМАС требует несоразмерно большой выкуп. Тела военных удерживаются уже несколько лет. Переговоры окончательно зашли в тупик, и на этом фоне в Израиле вновь активизировалась дискуссия о будущем палестинской проблемы.

Точные условия исламистов пока неизвестны, однако есть информация о том, что они требуют выкуп, соразмерный с тем, что Израиль заплатил в 2011 году за освобождение Гилада Шалита — солдата Армии обороны Израиля, похищенного в 2006 году с территории Израиля. В 2011 году, после более чем пяти лет заключения, Шалит был освобожден и передан соотечественникам в обмен на освобождение 1027 палестинских заключенных, более 400 из которых осуждены израильским судом по обвинению в терроризме и убийстве около 600 израильтян.

Теперь Тель-Авив проявляет меньшую гибкость в переговорах с ХАМАС. 24 августа подал в отставку координатор по делам пленных и пропавших без вести Лиор Лотан — именно он был главным переговорщиком со стороны Израиля в данном вопросе. Последние три года (именно столько ХАМАС удерживает у себя тела израильтян) Лотан безуспешно пытался сдвинуть переговоры с мертвой точки.

После добровольной отставки Лотана закрепилась точка зрения, что тот ушел с поста, так как его работа потеряла смысл — израильское правительство не собирается выполнять условия ХАМАС.

Считается, что позиция действующего руководства Израиля во многом обусловлена взглядами министра обороны страны Авигдора Либермана, возглавившего ведомство в прошлом году. Либерман родился в Кишиневе и репатриировался в Израиль в конце 1970-х, будучи уже совершеннолетним. В 1990-е он пришел в политику и быстро сделал карьеру. До того как возглавить военное ведомство, Либерман несколько лет занимал пост министра иностранных дел.

Либерман занимает воинственную позицию по отношению к Палестине. Противники министра обвиняют его в «антиарабских» и даже «расистских» взглядах. В контексте же истории с телами Голдина и Шауля Либерман неоднократно заявлял, что Израиль «не может повторять ошибки сделки Шалита».

Тем не менее эксперты характеризуют его как человека твердой политической воли и яркую фигуру в нынешнем правительстве премьер-министра Биньямина Нетаньяху, которой под силу дать позитивное развитие палестинской проблемы. Так, по мнению профессора Университета Бар-Илан Зеэва Ханина, Либермана не следует называть «жестким» по отношению к палестинцам.

«Он, например, не сторонник полной аннексии Западного берега Иордана, а выступает за этническое перераспределение территорий. Это то, что мы называем новыми правыми. Его идея регионального мира подразумевает разумное решение палестинской проблемы», — рассказывает собеседник «Газеты.Ru».

«Победная акция для Палестины»

По словам Ханина, нынешние требования ХАМАС превышают условия сделки по обмену Шалита — при этом предложение палестинской стороны было сформулировано еще на предваряющей переговоры стадии. «ХАМАС нужен глоток победы. Ей нужна победная акция для своего населения. А также необходимо одержать однозначную моральную и материальную победу над Израилем. И это будет аргумент для ближневосточных и арабских спонсоров помочь Палестине», — добавляет эксперт.

Советник вице-спикера парламента Израиля Эли Нахт рассказывает, что ХАМАС уже несколько лет ставит Израиль в невыгодное положение во время торга о выкупе за живых израильтян, в связи с этим в стране растет недовольство «мягкостью» действующего руководства.

«В свое время были заключены несколько сделок, которые являются крайне невыгодными для Израиля. Палестинцы поняли, что могут вымогать», — рассказывает Нахт.

По словам эксперта, так было в 1983 году, когда Израиль освободил 4765 заключенных лагеря «Ансар» и еще 65 палестинцев, находившихся в израильских тюрьмах, в обмен на возвращение шести израильских солдат. Аналогичная сделка была подписана в 1985 году, когда правительство Шимона Переса заключило с руководством Народного фронта освобождения Палестины сделку, получившую название «сделки Джибриля», — за троих попавших в плен в Ливане израильских солдат Израиль освободил 1150 палестинских заключенных. Среди прочих на свободу вышел шейх Ахмед Ясин, который впоследствии возглавил ХАМАС, а также Джибриль Раджуб, один из лидеров ФАТХ.

Кроме того, в 2004 году за тела трех солдат, похищенных четырьмя годами ранее в ходе теракта на горе Дов, и похищенного «Хезболлой» бывшего полковника военной разведки Эльханана Танненбаума Израиль освободил 436 заключенных.

«Последняя такая сделка — это 2011 год — освобождение Гилада Шалита. Следствие показало, что за прошедшие шесть лет каждый пятый из освобожденных в 2011 году вернулся к террористической деятельности».

Действительно, по официальным данным, 202 обменянных на Шалита палестинца вернулись к террористической деятельности. Кроме того, 111 вновь оказались в израильских тюрьмах. В общей сложности освобожденные в 2011 году заключенные убили семь израильтян.

Диспропорция за гранью разумного

Эли Нахт рассказывает, что параллельно с ведением переговоров об освобождении Шалита в Израиле начала работу специальная комиссия по определению принципов переговоров об освобождении пленных. Ее возглавил тогдашний председатель Верховного суда Израиля Маир Шамгар. Главной задачей комиссии стала выработка правительственных рекомендаций по обменному и переговорному процессу с Палестиной.

Свои выводы комиссия предложила только в 2012 году — причем сделала это осторожно, чтобы не вызвать негодование израильтян предложенными ограничениями. Точное содержание рекомендации «комиссии Шамгара» остается неизвестным. В общих чертах понятно только, что они включают в себя вопросы о том, сколько стоит или не стоит выпускать палестинцев при обмене на израильтянина. И можно ли менять мертвых на живых.

«Когда за одного израильского гражданина выпускают сотню и даже тысячу террористов — эта диспропорция вызывает большое негодование у нас в обществе. Тем более что многие из освобожденных возвращаются к террористической деятельности, — говорит Нахт.

— Коэффициенты умножаются на сто, если речь идет об израильских войсках. Мы демократическое, гуманное государство и стараемся всячески успокоить, удовлетворить семьи погибших. Но это уже переходит рамки разумного».

По словам собеседника «Газеты.Ru», до сих пор еще не представлялось возможности принять рекомендации «комиссии Шамгара» на государственном уровне. Теперь же «есть сильный лидер Либерман, который неоднократно критиковал условия обмена Шалита». И он попытается использовать «окно возможностей», появившееся после отставки Лотана, чтобы принять рекомендации комиссии. «Чтобы палестинцы при переговорах учитывали наши ограничения», — добавляет Нахт.

По мнению Ханина, ХАМАС переживает сегодня не лучшее время, и следующий виток активного конфликта будет означать демонтаж режима исламистов. При этом они все равно ищут войны, так как надеются получить поддержку исламского мира. «И в этой ситуации Израиль моргнуть не может. Варианта два. Либо сломаться и полностью сдать все. Либо войти в Палестину и вернуть тела ребят — переломать там все вдребезги и пополам. А это тысячи жертв. В конечном счете и та, и другая альтернатива — это решения, которые не принесут положительные результаты. Есть только третий вариант — забег на долгую дистанцию, требующий терпения, которого участники этой драмы не имеют», — добавляет Ханин.

Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 августа 2017 > № 2289150