США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 августа 2017 > № 2291916

Strategist: Стратегия Трампа чревата провалом. И не только в Афганистане

Новый подход администрации США к Афганистану может выпустить джинна дестабилизации, которого почти невозможно будет вернуть в бутылку

Новая стратегия президента США Дональда Трампа по отношению к Афганистану, высказанная им в речи в Форт-Майер, штат Вирджиния, обрекает страну на провал не только в этой центральноазиатской стране, но и в более обширном глобальном контексте, пишет Джавед Бурки в статье для The Strategist

Так, отмечает автор, Трамп, который избирался на платформе вывода США из иностранных конфликтов, повторил в своем выступлении, что он разделяет «разочарование американского народа» в отношении внешней политики, которая уже стоила слишком много времени, энергии и денег и привела к гибели слишком многих людей. Его новая стратегия, по его словам, является результатом глубокого размышления его и его команды национальной безопасности о том, как сделать так, чтобы Афганистан никогда больше не становился источником террористического нападения на США, как это было 11 сентября 2001 года.

Этой же цели добивалась президенты Барак Обама и Джордж Буш — младший. Более того, несмотря на то, что Трамп и попытался изобразить свою стратегию как суровый разрыв с курсом своих непосредственных предшественников, многое из того, что он предлагает, уже было опробовано. Тем не менее по ряду ключевых пунктов подход Трампа отличается от устремлений его предшественников, что может иметь серьезные долгосрочные последствия для Афганистана.

Во-первых, Трамп отказался от элемента «строительства нации» в афганской стратегии США. Критикуя своих предшественников за попытки «перестроить страны» по образу и подобию США вместо стремления поставить интересы собственной страны на первое место, Трамп заявил, что США больше не будут заниматься явным государственным строительством, направленным на то, чтобы помочь Афганистану стать относительно современным политическим и экономическим образованием. Вместе с тем Вашингтон будет требовать от афганского правительства более эффективных борьбы с коррупцией, государственного управления и использования ресурсов, которые оно получает от международного сообщества.

Во-вторых, Трамп придал гораздо большее, чем Буш-младший или Обама, значение Пакистану в своей афганской политике. По словам Трампа, страна столкнется с серьезным усилением давления США с тем, чтобы Исламабад активнее боролся с прибежищами террористов на своей территории, откуда боевики совершают нападения на силы Афганистана и НАТО. Если же Пакистан не сделает этого, по словам Трампа, страна «многое потеряет». Президент-республиканец уже принял решение о том, что Пакистан больше не будет получать финансирования за предоставление ценных услуг войскам США, НАТО и Афганистана, а также заблокировал выплату крупной суммы Исламабаду, перечисление которой уже планировалось.

Наконец, Трамп предложил Индии играть более значительную роль в Афганистане, несмотря на риски, с которыми сталкивается Индия в стране, считающейся в Пакистане втором фронтом в его исторической борьбе с Нью-Дели. Трамп высоко оценивает то, что на сегодняшний день сделала Индия, но призывает ее сделать еще больше, используя свои огромные доходы от экспорта в США для восстановления экономики Афганистана. Он также указал на возможность сотрудничества США и Индии для создания зоны безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. В любом случае, похоже, что потенциал сотрудничества США и Индии в области безопасности в регионе, о котором Трамп лишь намекнул, уже обсуждался двумя правительствами.

Трамп в своей речи затронул вопросы, выходящие за рамки политики США в Афганистане. В ней он с большей четкостью очертил контуры того, что можно называть «доктриной Трампа». Его первоначальные черты проступили во время визита главы Белого дома в Саудовскую Аравию в мае и в Польшу в июле. По всей видимости, Трамп видит мир расколотым между Западом и «остальными», при этом в этих условиях конфликт практически неизбежен. В Саудовской Аравии Трамп предложил странам мусульманского большинства присоединиться к Западу в ликвидации приверженцев исламского радикализма. В Польше же он призвал Запад продемонстрировать свою готовность противостоять влиянию — физическому и философскому — своих противников.

Целью нападок Трампа стал не только мусульманский мир. В своем выступлении по Афганистану он также указал на усилия США по сдерживанию Китая. Несмотря на то, что Трамп, казалось, был более заинтересован в том, чтобы заручиться поддержкой КНР в решении северокорейского вопроса, теперь же, когда ядерный кризис в Северной Корее, очевидно, вновь отошел на задний план, он стремится вновь сосредоточить работу его администрации на сдерживании азиатского гиганта.

Однако доктрина Трампа кажется способной сдержать Китай в не большей мере, чем положить конец террористической угрозе Западу. Фактически в долгосрочной перспективе стратегия Трампа, изложенная в Форт-Майере, скорее всего, будет иметь противоположный эффект. Если военным силам не удалось стабилизировать Афганистан за последние 16 лет, трудно представить, каким образом Трамп намерен добиваться этого сейчас.

Для выхода из афганского тупика, отмечает автор, нужно именно то, что отвергает Трамп: серьезная и постоянная работа по укреплению афганского государства и экономики. Только так молодое население Афганистана — средний возраст которого составляет только 18,6 года — сможет обрести надежду. Молодые люди сложат оружие только в том случае, если они будут уверены в завтрашнем дне.

Более того, давление на Пакистан подтолкнет его правительство к тому, чтобы более открыто выступать на стороне исламистских группировок, ведущих борьбу с НАТО и афганскими войсками. В результате усилится контроль над приграничными районами, что, по сути, создаст буферное государство между Афганистаном и Пакистаном. По мере же сокращения финансирования со стороны США Пакистан, вероятно, также начнет укреплять свои связи с Китаем. Исламабад уже отправил своего министра иностранных дел в Пекин для встречи с ее китайским коллегой. В заявлении, опубликованном после заседания, Китай пообещал полную и безоговорочную поддержку Пакистану.

Таким образом, если целью доктрины Трампа является создание условий глобальной стабильности, в которых США смогут преследовать собственные интересы, то она обречена на провал. Фактически это может привести к противоположному результату, выпустив джинна дестабилизации, которого почти невозможно будет вернуть в бутылку.

Александр Белов

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 августа 2017 > № 2291916