Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир

Газ, АЭС и санкции. Венгерский эксперт – о том, что стоит за встречей Путина и Орбана

28 августа президент России Владимир Путин посетил Венгрию с однодневным визитом и встретился с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном. Официальным поводом для визита стала церемония открытия 31-го Чемпионата мира по дзюдо. Однако эксперты строят версии о реальных мотивах российского лидера, посещающего Венгрию уже второй раз за полгода. Среди них есть и предположение о том, что Москва таким образом пытается наладить отношения с Брюсселем через Будапешт. Действительно ли это так? С чем российский президент приезжал в Венгрию? Об этом в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал венгерский политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики ведущей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, каковы итоги визита президента России Владимира Путина в Венгрию?

- В этом году в феврале Путин уже был в Будапеште. Тогда было мало нового. В этот раз был повод – Чемпионат мира по дзюдо. И Путин, как почетный президент Международной федерации дзюдо, использовал эту возможность, чтобы приехать.

Пресса мало знает о том, что обсуждали стороны. Но Путин, выступая перед журналистами, несколько раз повторил, что ничего нового в двусторонних отношениях нет. Стороны подвели итоги, отметили, что отношения развиваются, несмотря на санкции и контрсанкции.

После 2014 г. объем товарооборота снизился приблизительно на 50%, и Россия в венгерском списке [торговых партнеров] упала с третьего места на десятое. Поэтому нам есть, о чем говорить и что делать. В этом году (в январе-мае) уже на 30% вырос товарооборот, венгерский экспорт повысился на 34%. Конечно, это невысокий уровень, и надо развивать отношения дальше.

Главным проектом, безусловно, является строительство АЭС «Пакш», которое дает большие возможности в укреплении взаимоотношений во всех сферах. Кроме «Пакша» мало что делается. Проект потребует €12 млрд. Путин снова повторил прессе, что Россия готова предоставить Венгрии кредит на €10 млрд, но если потребуется, сможет дать кредит на все €12 млрд. Пока Венгрия не дала ответ, хватит ли €10 млрд или потребуется €12 млрд.

В энергетическом секторе обсуждались газовые контракты после 2021 г., отношение Венгрии к «Северному потоку», что будет после 2019 г., когда закончится транзит газа через Украину. Говорили также о строительстве «Турецкого потока» через Сербию в Венгрию. По нему в Венгрию будет прибывать 10 млрд куб. м газа в год, и далее через Венгрию он пойдет в Австрию.

Таковы основные итоги встречи, но я думаю, что важнее сам факт визита. Обе стороны использовали повод Чемпионата мира по дзюдо для своих целей. Россия показала, что санкционная политика Запада не работает, и в Европе есть разные мнения относительно сотрудничества с ней. Венгрия в данном случае – это хороший пример для того, чтобы продемонстрировать другое мышление в Европе.

Орбан тоже может показать встречами с Путиным, что он весомый политик в Евросоюзе. Это может быть как плюсом, так и минусом. К тем идеям, о которых Орбан в последнее время говорит, разное отношение: западные элиты относятся к ним негативно, западное общество – позитивно.

Как всегда в последнее время в связи с визитом Путина венгерская пресса и оппозиция кричала, что Венгрия потеряет суверенитет, спрашивала, почему так мало известно об их встрече и «Пакше».

Я думаю, что, как и в Соединенных Штатах, российская тематика станет сюжетом предвыборной кампании (весной следующего года в Венгрии будут парламентские выборы). Но я уверен, что Орбан выиграет.

Еще о «Пакше» очень важно то, что строительство опаздывает на 22 месяца – не было уверенности, что Евросоюз даст «зеленый свет». Весной дали, поэтому сейчас необходимо ускорить процесс. Идет подготовка к строительству, и с начала следующего года начнется стройка, прибудут российские эксперты.

- Весной Еврокомиссия одобрила схему финансирования строительства новых реакторов АЭС «Пакш». Могла ли она этому воспрепятствовать и почему этого не сделала?

- Еще полтора-два года назад многие боялись (или надеялись – в зависимости от отношения к строительству АЭС), что Еврокомиссия не даст согласия на этот проект. Я думаю, что она изменила свою позицию в отношении «Пакша» по нескольким причинам.

Во-первых, юридически сложно было бы препятствовать строительству, потому что русские с помощью немецких лоббистов очень грамотно подготовили и пролоббировали этот проект. Сам Гюнтер Эттингер, бывший европейский комиссар по энергетике, поддержал его. Во-вторых, Германия поняла, что тоже может получить прибыль с этого проекта – поставить турбины Siemens, например, или другое оборудование.

Третья причина – это негативное отношение к Венгрии в последнее время со стороны Евросоюза. Некоторые эксперты говорят, что если будет двухскоростная Европа, то Венгрия окажется во второй скорости, не в ядре. Многие в Евросоюзе думают, что не надо ссориться, пусть Венгрия делает, что хочет.

- Виктор Орбан не раз открыто выступал против санкций Запада в отношении России. Сталкивается ли Венгрия с давлением со стороны Евросоюза из-за этой позиции?

- Уже не сталкивается. Все уже привыкли, что Венгрия часто выступает против, не только в связи с санкциями. Орбан и венгерское правительство сильно критикует сегодняшнюю структуру Евросоюза, говорят, что санкции против России неэффективны и контрпродуктивны, что Евросоюз должен сотрудничать с Россией и таким образом усиливать свою конкурентоспособность. Так думает не только Венгрия. Италия, Греция, Австрия, Словакия говорят то же самое, продолжают держать эту тему живой. Но когда надо голосовать, все голосуют за продление санкций. Я думаю, что пока никто не будет голосовать против.

- Что должно произойти, чтобы проголосовали? Голосование будет зависеть от позиции Германии?

- Да. Для Венгрии было бы контрпродуктивно голосовать против, потому что венгерский ВВП растет, в этом году ожидается рост на 3%. Из них мультинациональные компании (в основном, немецкие) дают 1%, и еще 1% – это европейские деньги. Если экономика растет только на 1%, то это стагнация. Поэтому венгерская экономика почувствовала бы отсутствие европейских денег.

Мы критикуем Евросоюз, и эта критика обоснована, потому что он очень бюрократический и тяжело работает. Это недовольство есть почти во всех странах, не только в Венгрии.

Кроме того, антибрюсельская риторика Орбана важна и для внутреннего пользования. Венгерская политика построена так, что мы всегда ищем какого-то врага: Евросоюз, мигранты, [финансист Джордж] Сорос. В этом есть политическая технология, которая помогает сплотить ядро.

Однако, несмотря на то, что риторика Орбана антизападная, он никогда не говорил, что Венгрия не должна быть в евроатлантической коалиции. По многим вопросам у нас разные мнения, в том числе и в отношениях с Востоком. Но выходить из Евросоюза Венгрия не будет – для нас выгодно быть его членом. Большинство венгерского населения (около 60%) поддерживает членство в Евросоюзе.

- В июне этого года Венгрия и Беларусь заключили соглашение о сотрудничестве. Как Вы оцените венгерско-белорусские отношения? Как в целом развивается сотрудничество на восточном направлении?

- С Беларусью Венгрия поддерживает хорошие отношения, но в экономике этого не видно. Иногда министры иностранных дел встречаются друг с другом, но реальных результатов на практике нет. А с Китаем уже кое-что есть. Китай, например, дает кредит на то, чтобы между Белградом и Будапештом модернизировать железную дорогу. С китайцами много чего хотели делать, но они так просто деньги не дают. Но кредит для нас – это тоже хорошо. Я думаю, что Китай – это приоритетный партнер.

В двусторонних отношениях России и Венгрии тоже есть возможности. В феврале, например, Египетские железные дороги объявили тендер на закупку 700 вагонов. Российская компания вместе с венгерской идут на этот тендер. Пока неясно, что будет, но идея хорошая.

- Сотрудничество с Евразийским экономическим союзом пока тоже незначительное?

- Да. В целом о Евразийском союзе мало говорится. В основном говорим отдельно о России и Казахстане. Но и там тоже нет широкого сотрудничества. Казахстан – это стратегический партнер Венгрии, но из Вышеградских стран (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия – прим. «ЕЭ») наименьший товарооборот с Казахстаном именно у Венгрии. Риторика и стремление есть, но они медленно реализуются на практике. Об этом стоило бы думать вместе, но инициатива должна исходить и от этих стран тоже.

- Вернемся к встрече Владимира Путина и Виктора Орбана. Часть наблюдателей вновь предположили, что Москва пытается повлиять на Брюссель через Будапешт. Так ли это?

- Это серьезно? Не надо преувеличивать влияние Венгрии в Евросоюзе. У Будапешта и Брюсселя сейчас напряженные отношения. России в долгосрочной и среднесрочной перспективе это было бы выгодно, если бы у Венгрии была хорошая позиция внутри Евросоюза. Венгрия может поднять вопрос о санкциях, но не больше. Если эти идеи внутри Евросоюза когда-то будут сильнее, тогда это будет хорошее капиталовложение в Венгрию. Но сейчас между Будапештом и Брюсселем не такие хорошие отношения, и пока у Орбана, на мой взгляд, нет сил для этого.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир